Беляков Владислав Владимирович: другие произведения.

Время Хухе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эксперт Афанасий М. из небольшого российского региона пытается спасти мир от зеленой чумы. Но получается далеко не все...

Время Хухе

Ноябрьский роман

1 глава.

Афанасий проснулся и, не открывая глаз, потянулся к стакану воды, который должен был стоять на прикроватной тумбочке. По крайней мере, не было сомнений, что вчера вечером Афанасий его туда ставил. Однако рука ничего похожего на стакан не обнаружила. Пальцы несколько раз ухватили воздух, сжались и разжались.

"День не задался", - подумал Афанасий и приоткрыл левый глаз.

Сегодня ему предстояло совершить очередной подвиг - дать интервью специализированному журналу "Наш выбор - йога". О чем намечался разговор, Афанасий не помнил. Он ежедневно давал интервью разным специализированным изданиям на всевозможные темы. Другого эксперта-специалиста такого широкого профиля в городе не было. Журналисты записывались к Афанасию в очередь за несколько месяцев вперед. Неудивительно, что эксперт не мог запомнить, на какую тему ему предстоит общаться на следующий день. Тем не менее, комментарии Афанасий всегда давал толковые. Порой даже немного сумасшедшие, но гениальные. Рейтинг местных газет и журналов напрямую зависел от того, кому больше комментариев даст эксперт-совершенство. Повторимся, что другого такого грамотного и всезнающего человека в городе не было. На него буквально молились издатели, владельцы телеканалов и радиокомпаний. Можно сказать, что именно он придавал всякой маломальской информации уникальную форму и смысл. Единственный и неповторимый ньюсмейкер этого города.

Но сегодня на тумбочке не оказалось стакана воды. А Афанасий привык начинать день со стакана воды. Так он пробуждал ото сна свой мозг. Сегодня что-то могло пойти не так. Или не совсем так, как обычно. Может, не так стабильно и привычно, как всегда.

"Куда же подевался этот стакан?" - Афанасий открыл оба глаза и уставился в потолок. Спустя две минуты перевел взгляд на часы - 7.30. Через час будут звонить первые журналисты. Самые ранние. Те, что из журнала для йогов. В прошлый раз мастер дал этому журналу комментарий в ответ на обвинения йогов в сектантстве. Он в пух и прах разнес утверждение некоего миссионерского отдела, который хотел причислить к сектантам не только йогов, но и других хороших людей: клоунов, жонглеров, дрессировщиков и даже карликов.

"Или это был специализированный журнал "Цирк и жизнь?" - Афанасий мучительно напрягся, но так и не вспомнил. Специализированных журналов в городе было великое множество. И всем им, и не по одному разу эксперт давал свои гениальные комментарии, рассуждая о политике и экономике, наводнениях и метеоритах, кролиководстве и биатлоне. Мозг всегда был готов выплеснуть очередную порцию гениальности по текущей проблеме.

Вот только вчера Афанасий жестко прошелся на тему взаимосвязи поэзии Серебряного века и дерматитов. Казалось бы, разные вещи. В кардинально разных плоскостях находятся. Несопоставимы. Ан нет. Настоящий эксперт всегда найдет взаимосвязь, и сумеет доказать зависимость одного от другого. Афанасий был очень убедителен. Как, впрочем, и всякий раз. Издатели и читатели в итоге получили удовольствие. Мастер - стандартный гонорар.

"Интересно, как бы существовали все эти многочисленные СМИ без меня? Наверное, никак. Их бы просто не было. А если бы и были, то кто бы их читал? Никто", - Афанасий сглотнул и вновь вспомнил про стакан воды.

Пришлось встать, дойти до кухни и вдоволь напиться из-под крана.

Затем эксперт снова прилег и напряг мозг. Тема утреннего интервью так и не проявлялась в голове, хотя время уже поджимало. Йоги скоро будут звонить.

Афанасий очень ценил свой Дар и боялся нечаянно его лишиться. Он принципиально не курил сигарет и не брал в рот спиртного. И, конечно же, никогда не прибегал к помощи прочих стимуляторов. Только водопроводная вода. Чистая, прозрачная вода. Это все, что нужно для мозга.

Честно говоря, кроме обширных и глубоких познаний в самых разных областях и умения давать экспертную оценку текущим событиям, Афанасий ничем более не обладал. Ничего не умел делать руками. Никогда и нигде официально не работал, хотя состоял членом нескольких десятков общественных организаций и даже являлся почетным председателем каких-то там региональных отделений всероссийских обществ. Званий у него было много. Но все это он заслужил лишь благодаря Дару.

Афанасия часто приглашали выступать с лекциями на форумах и семинарах, выступал он и перед студентами. Тему, как правило, узнавал накануне. Ему было все равно, о чем рассказывать. Говорил он всегда увлекательно, оживленно жестикулируя, передвигаясь по аудитории по хаотичной траектории. Зрелище завораживало. Люди могли слушать мастера часами. Раскрыв рты, они, казалось, ловили каждое его слово, некоторые пытались конспектировать, но у них плохо не получалось. Тут либо слушать, либо писать. И не важно, что большинство потом начисто забывало, о чем вещал Афанасий. Зато в памяти сохранялся образ гениального оратора, который говорил так убедительно и откровенно, что содержание не имело большого значения, главное - форма.

2 глава.

Афанасий вспомнил, как однажды давал комментарий специализированному журналу "Бюджетник" по поводу наполняемости регионального бюджета. Тогда он внес рациональное предложение - как безболезненно увеличить бюджет. Предложение было оценено властями, принято на сессии законодательной думы и теперь вовсю работает. Жить стало действительно лучше и веселее. Строятся школы и детские сады, аэропорт скоро приобретет международный статус, возводится гигантский Дворец правосудия. Много хорошего делается на вновь поступившие деньги. Все это стало возможным только благодаря удачному стечению обстоятельств: журналист "Бюджетника" спросил, как заткнуть дыры в региональной казне, а Афанасий ответил первое, что пришло на ум.

Зато регион стал первым в России, где ввели налог на выезд. Теперь каждый, кто хочет покинуть территорию субъекта хоть на один день, обязан заплатить в областную казну небольшую сумму - всего тысячу рублей. Кроме наполняемости бюджета неожиданно образовался еще один плюс - люди перестали уезжать из региона в массовом порядке. Раньше каждую неделю в Москву на заработки отправлялись тысячи человек. Многие из них уже не возвращались обратно. Демография падала. Никакая рождаемость была не способна покрыть массовую миграцию населения из региона в более крупные города. И тут - бац! - миграция приостановилась. Люди решили, что нечего кататься туда-сюда. Нужно обустраиваться на месте, создавать собственный бизнес, где-то работать по старинке, налаживать сельское хозяйство. Ведь по тысяче рублей каждый раз выкладывать - не наездишься!

Другая часть населения - так называемый средний класс - по-прежнему ездила много. Поэтому областная казна исправно пополнялась за счет поездок бизнесменов и чиновников. Да, да. Чиновников не освободили от уплаты "выездного" налога. Так что деваться им было некуда.

По прикидкам Афанасия, в текущем году от введения нового налога бюджет смог дополнительно получить свыше 25 процентов. И наш эксперт уже подумывал, а не предложить ли властям ввести еще один налог - на въезд? И получить еще 25 процентов в казну. Идей у Афанасия было много. И все они касались того, как сделать качество жизни земляков лучше. За это мастера и любил народ.

3 глава.

Афанасий, наконец, встал с постели, сделал зарядку по собственной методике - приседания, чередующиеся с подпрыгиваниями, принял освежающий душ, надел парадную футболку с изображением флага своего региона и устроился в кресло у телефонного аппарата.

Через пять минут раздался звонок. Оказалось, ошиблись номером.

Еще через минуту позвонили йоги из специализированного журнала. Вопрос был неожиданный. Афанасий даже не припомнил, чтобы что-то подобное когда-либо обсуждалось. На этот раз всю йоговскую братию пытались обвинить в порнографии. Инициатива исходила все от того же некоего миссионерского отдела, который прежде хотел "повесить" на йогов сектантство.

Журналист, который представился как Ебрахим, зачитал по телефону отрывок из обвинительной кляузы, которая поступила как в редакцию журнала, так и в управление МВД, прокуратуру и прочие правоохранительные и не очень правоохранительные органы.

"Делая свои якобы упражнения, йоги принимают самые неподобающие позы, неприемлемые к восприятию православными людьми, - зачитывал журналист. - Ноги у них порой выбрасываются выше головы, а то и вовсе заламываются за шею. И ладно бы это все делалось тайком. Иллюстрации к этим якобы упражнениям мы имеем неприятность видеть на страницах специализированных журналов, которые, как известно, свободно и в больших количествах продаются в магазинах и киосках, и которые могут случайно приобретаться несовершеннолетними людьми. Наш миссионерский отдел усматривает в этом явлении пропаганду порнографии. Нормальный, не порнографического характера человек никогда не будет заламывать ноги за шею и садится в позу якобы цветка лотоса. Стыд и позор! Требуем немедленно прекратить растление малолетних жителей нашего региона. А прокуратуру и иные правоохранительные органы просим возбудить уголовное или хотя бы какое-нибудь административное дело по факту распространения йогами порнографической продукции..."

- Вам надо подумать или сразу прокомментируете ситуацию? - спросил Афанасия журналист Ебрахим.

- Что тут думать, сразу отвечу.

Эксперт как-то сразу подтянулся, стал заметно выше ростом и солиднее. Его щеки при этом покрылись легким румянцем.

- Записывайте.

И Афанасия понесло. Это состояние он сам называл экспертным трансом.

- Люди издревле - еще с первобытных времен - используют позу лотоса. Она позволяет не только расслабиться всему организму, но и созерцать происходящее, как бы самоустранившись от окружающего мира. И многое при этом понимать. Прежде чем предъявлять подобные нелепые обвинения, миссионерскому отделу, я считаю, нужно заняться чисткой собственных рядов. Я знаю, что некоторые члены миссионерского отдела ходят на занятия йогов не только с целью сыскать в их поведении крамолу. Они принимают участие в медитациях, все больше втягиваясь в процесс. Хотя и говорят, что внедрились специально. Скоро все эти ваши внедренные сотрудники перейдут на сторону якобы Зла. По крайней мере, по-вашему, это будет звучать так. И что вы после этого запоете?

Афанасий говорил, не останавливаясь, около двух часов. Может, и сказал что-то лишнего, может, кого-то и обидел. Но зарубил идею о связи йоги и порнографии на корню, обвинив при этом миссионерский отдел в чрезмерной мнительности и увиливании от основной деятельности - воспитания достойного гражданина своей страны.

Редакторы в журнале потом подправят. Главное, о чем он думал во время экспертного транса, что завтра же ему позвонят из специализированного журнала "Мессия и жизнь" и тоже попросят что-нибудь прокомментировать. Так было всегда. Афанасий ссорил, а затем мирил противников на страницах специализированных журналов. Это была увлекательнейшая игра. Она завораживала не только самого эксперта, но и все читающее население региона. А согласно статистике таковыми являлись 92 процента жителей. Развивалась индустрия специализированных журналов, рос авторитет Афанасия, улучалось благосостояние трудящихся, процветал регион в целом.

Иногда эксперт ощущал себя этаким кукловодом, который дергает за нужные ниточки, чтобы в регионе бурлила жизнь. В принципе, так и было. Афанасий давно уже числился внештатным советником губернатора и мэра, состоял в общественных советах при большинстве региональных министерств и ведомств. Дар помогал управлять всем этим мирком ненавязчиво, играючи, с любовью...

Правда, в рамках одного отдельно взятого региона Афанасию было немного тесновато. Масштаба явно не хватало. Он не мог повлиять ни на курс евро, ни на результаты выборов президента, ни на внешнюю политику страны. А этого очень хотелось. Больно и странно ощущать, что тебе доступны далеко не все нужные ниточки.

Но Афанасий терпеливо ждал. Он умел ждать. Настанет день, и на регионального эксперта обратят внимание корреспонденты федеральных специализированных журналов. Один, другой, третий. Узелок завяжется, и тогда уж Афанасий развернется в полную силу. Он будет играть сначала на клавишах одной страны, потом всей Европы, затем займется жонглированием прочих государств, правительств и целых материков. Так обязательно и произойдет. В этом эксперт был уверен. А пока приходилось давать такие вот простые комментарии, как сегодня. Советовать всего лишь мэру и губернатору. Ссорить и мирить представителей различных конфессий, профессий, ассоциаций, федераций и профсоюзов.

Впрочем, случались у Афанасия и заказы со стороны. Как-то раз, например, с его помощью были переименованы часть улиц и площадей соседнего региона. Спор, не прекращающийся там несколько лет, утих. Новые названия, которые предложил эксперт, неожиданно всех устроили и помирили. Соседний регион теперь живет в дружбе и согласии, а Афанасий подсчитывает очередные гонорары...

Афанасий открыл свежий номер специализированного журнала "Электричество и жизнь". На второй полосе было опубликовано сенсационное заявление эксперта под заголовком "Гнилушки для экономии":

"Известный эксперт по вопросам экономии Афанасий М. предлагает вплотную заняться энергосбережением с помощью гнилушек, которые, как известно, светятся в темноте. Повсеместное использование гнилушек, по мнению эксперта, позволит сэкономить огромное количество электроэнергии, а, следовательно, и денег. Как денег рядовых потребителей, так и бюджетных средств. И - что самое главное - люди смогут уложиться в социальную норму потребления электричества. По мнению нашей редакции, это настоящая сенсация! Ведь гнилушек повсюду полно, а мы их не используем, хотя они действительно светятся!"

Далее шел материал из серии "Испытано на себе". В нем рассказывалось о том, как вся редакция специализированного журнала "Электричество и жизнь" избавилась от электрического освещения и перешла на использование гнилушек. Приводились расчеты, цифры, графики. В общем, за месяц редакция так сэкономила, что выдала двойную премию своим лучшим сотрудникам. А именно - главному редактору и журналисту, который брал у Афанасия интервью про гнилушки.

Афанасий посмотрел на стопку свежих специализированных журналов. Он знал, что каждый номер начинался примерно так же - с его собственного сенсационного заявления, разоблачения, обвинения или просто напутствия. И население к этому привыкло. Оно ради этого и покупает журналы.

"Как же все хорошо, но могло быть гораздо лучше", - подумал Афанасий, наскоро оделся и отправился перекусить в свое любимое местечко - арт-кафе "Бобры", где подавали вкуснейшую пасту с красной фасолью, сельдереем и шампиньонами - поистине царское блюдо, которое идеально подходило эксперту по его высокому статусу.

4 глава.

В арт-кафе было уютно и тепло. Афанасий занял привычный столик в правом углу. Меню смотреть не стал и сразу подозвал официанта. Попросил принести ему сначала стакан воды, а затем - по традиционной программе: пасту с красной фасолью и шампиньонами, салат "Сальвадор Дали" и клюквенный морс. Без хлеба. Хлеб Афанасий не ел, считая его исключительно пищей бедняков и закуской алкоголиков.

Когда салат уже подходил к концу, к эксперту подсела знакомая журналистка, заказав что-то там на ребрышках и бутылку сухого красного вина.

Афанасий не помнил, в каком специализированном журнале трудится девушка, зато знал, что ее зовут Марина. Или Наташа. Одно из двух.

Марина-Наташа с аппетитом уплетала мясо, жадно прихлебывала вино и не смотрела на мастера. Однако тот был уверен, что девушка здесь неспроста. "Сейчас доест, допьет, а потом будут вопросы", - Афанасий мучительно пытался вспомнить название журнала.

Девушка закончила обед, рассчиталась, но вопросов задавать не стала. Хотя и не ушла. Очевидно, ждала, когда пообедает мастер.

Афанасий ел медленно, тщательно пережевывая пищу. Он боялся внезапно подавиться и умереть нелепой смертью. Журналистка продолжала терпеливо ждать.

- Я вас слушаю, - сказал Афанасий, отставив бокал из-под морса. - Очевидно, вы хотите у меня что-то спросить?

- Скорее попросить. Меня, кстати, Лена зовут.

- Я так и думал, - без тени смущения ответил эксперт. - Елена - значит, избранная, светлая. И вы из журнала...

- "Четвероногие друзья".

- Да, точно. Вы про кошек и собак пишите. И про всякую другую домашнюю живность. Я, помнится, очень редко комментирую для вашей аудитории. Как-то я у вас мало востребован. Что, у кошатников и собачников все хорошо? Проблем нет? И у тех, кто держит рыбок и черепах, все в порядке?

- У всех все в порядке. Я к вам не за этим пришла.

- Вот как?

- Понимаете, нам надо кое-что прорекламировать. Да так, чтобы сработало наверняка. С одного раза. Тут вы и могли бы нам помочь.

- Предупреждаю сразу - "Вискас" есть не буду. У меня от консервов изжога.

- Да нет, что вы, ничего кушать вам не придется. Нам нужно лишь ваше умение убеждать. Понимаете, на рынке кормов для животных появился уникальный продукт. Я бы сказала, не просто уникальный, а универсальный. То есть раньше была отдельная еда для кошек, собак, рыбок и так далее. Новый продукт подходит всем животным. И в этом его преимущество. Понимаете? Допустим, у вас дома живут кошка, морская свинка и питон. Вы покупаете продукт одного наименования и кормите всех животных из одного пакета. Я понятно объясняю?

Афанасий задумался. Безусловно, ему все было понятно. За исключением того, как это вообще возможно? Ведь разным животным для поддержания здоровья требуются разные составляющие корма, разные витамины. Эксперт был в этом уверен. И сомневался, что еда для кошки подойдет, например, питону. Скорее питон съест кошку. И морскую свинку заодно.

- Ну что, вы согласны? - спросила Лена.

- Стоп. Я еще не полностью осознал происходящее. Давайте поступим так. Вы мне покажете этот уникальный продукт, мы с вами изучим этикетку и сертификат качества. Проверим, каждая ли тварь будет это потреблять. А затем уже обсудим условия сделки. Я не могу рекламировать то, о чем знаю только понаслышке. Не исключено, что я даже сам захочу попробовать этот корм. Ведь если он подходит всем животным, человек не исключение? Обезьяна, например, будет это есть? Значит, и человек будет.

- Людям тоже можно это кушать. Я пробовала. Вкус, кстати, прикольный. На орешки похоже. Но у нас нет задачи накормить людей. И журнал у нас специализированный, я бы даже сказала специфический - "Четвероногие друзья". Мы будем рекламировать этот продукт, как будто он только для животных. Задача-максимум, - чтобы после вашего комментария население перестало покупать другие корма и полностью перешло на наш универсальный продукт. Ясно? При этом ваш комментарий ни в коем случае не должен выглядеть как реклама. Будто вы случайно наткнулись на этот корм и прямо-таки прозрели! У вас есть домашние животные?

- Нет. Хотя... Мухи залетают, комары.

- Может, кошечку заведете? У нас в редакции четыре котенка, никак не пристроим.

- Исключено. Я, так и быть, скажу в комментарии, что у меня полон дом всякой живности. Убедительно скажу. Все поверят. Но заводить никого не буду. Я жену-то выгнал семь лет назад, потому что она ела и разговаривала много, а вы мне тут кошечек предлагаете! Некогда мне животными заниматься. Да и привяжусь, к ним, не дай Бог. А потом они помрут, я горевать буду. Исключено, короче. Показывайте ваш корм.

- У меня с собой нет. Может, доедем до моего дома? Я, если что, на машине. Прямо сейчас?

- Но вы выпили бутылку вина. Вам нельзя за руль. По крайней мере, я с вами в машину не сяду. А сам водить не умею. Давайте договоримся - завтра встретимся здесь же. В это же время. Сверим часы - 14 часов 30 минут. У вас? Тоже. Вот и замечательно. Не забудьте взять корм. Проверим его на местных рыбках - тут в комнате отдыха у официантов аквариум есть, я видел. И на кошках, что у них на кухне трутся. И сам попробую. Все, до завтра. У меня еще куча дел.

Афанасий не дождался ответа Елены, встал из-за стола, вышел из арт-кафе и, не оглядываясь, быстрым шагом пошел в сторону дома.

5 глава.

Не успел Афанасий переодеться в домашнее, как зазвонил телефон.

- Слушаю!

Звонил корреспондент, пожалуй, самого специализированного журнала в регионе - "Паводок и жизнь". Журнал выходил один раз в год - как правило, в апреле, в пик паводка. А если паводка в этот год не было, журнал не выходил вовсе. Других изданий с такой неопределенной периодичностью выхода Афанасий не встречал. Финансировало его МЧС. Тема была всегда одна. Понятно, какая. Но сейчас на дворе стоял ноябрь. До паводка еще полгода. Даже снег еще не выпал. Зачем Афанасий мог понадобиться спасателям МЧС, было непонятно.

Минуты две эксперт выслушивал разные лестные слова в свой адрес. Затем перебил журналиста и попросил перейти ближе к делу.

Человек на том конце провода замялся, принялся извиняться, а затем огорошил прямо в лоб:

- Вы сейчас с Леной из "Четвероногих" общались. Не поделитесь подробностями разговора? Вы его пробовали? Или хотя бы видели? Какой он из себя?

- Кто - он? - недоуменно спросил Афанасий.

- Корм. Универсальный продукт для животных. Мы хотели закупить к паводку, много разной живности спасаем. Удобно очень будет, если корм действительно всем подходит. Но нам сказали, что в открытой продаже его еще нет. А появится лишь после того, как вы его оцените. Ну как, оценили?

- Да вы обнаглели все! Ничего я еще не оценил. Не видел и не пробовал. Я даже не знаю, как он называется, корм этот. Может, вы меня просветите? Раз уж вы там в своем "Паводке" такие продвинутые. Может, вы в свободное от апреля время работаете в журнале "Разведчик"?

- Что вы, что вы! Мы совершенно случайно узнали! Вчера была совместная вечеринка двух редакций - нашей и "Четвероногих". У нас в "Паводке" - одни мужики. У них - сплошь дамы. Вот мы и решили объединиться и отметить этот, как его... Ну вчера же праздник был...

- День народного единства.

- Вот, вот. Мы, значит, за единение наше и собрались. Леночка так значительно приняла на грудь и выболтала нам про этот универсальный корм. Но о том, как он называется, Лена не сказала. Сказала лишь, что скоро всем остальным кормам настанет капец, потому как все перейдут на универсальный. Ну и добавила, что нужно лишь подождать, пока вы его оцените. Дадите комментарий и так далее. Леночка сообщила, что завтра, то есть уже сегодня, намерена с вами встретиться и пообщаться на эту тему. Вот я собственно, поэтому и звоню. А ни в каком "Разведчике" я не работаю. У нас не положено на двух работах работать. Иначе свой номер не сдадим. Дел-то полно!

- Да уж, вам сейчас тяжелее всех. Раз в год 32 страницы выпустить! - Афанасий едва сдерживал смех.

- А специфичность? Узкопрофильность наша? Очень сложно нам, знаете ли. Еще и Сам вычитывает тексты. В обязательном порядке.

Кто этот Сам, Афанасий уточнять не стал. Но предположение сделал.

- В общем, вопрос исчерпан, - сказал эксперт. - Как только в журнале "Четвероногие друзья" выйдет мой комментарий, сразу звоните. Раньше не звоните. Ничего сказать все равно не смогу. Профессиональная, знаете ли, этика не позволяет. Гуд бай!

Афанасий повесил трубку. Его всерьез заинтриговал этот корм. Но, что самое обидное, сложилось такое впечатление, что Афанасий стал последним человеком в регионе, которого ввели в курс дела. В "Паводке" об этом знали еще вчера. А Леночка, наверное, уже недели три с этим кормом носится. Словно сюрприз какой-то эксперту готовится!

Мастер вновь вспомнил, что утром не обнаружил на тумбочке привычного стакана воды. Вот и пошло что-то не так. Да все не так. Где это слыхано, чтобы Афанасий новости последним узнавал?

Эксперт включил телевизор, выбрал местный информационный "Новый канал", который почти круглосуточно показывал сплошные новости.

Просидев перед телевизором почти час, Афанасий сделал вывод, что ничего нового не случилось. Все, что показали в новостях, он уже знал. А кое-что предвидел. Трижды в новостях он увидел себя: в комментарии по вчерашнему празднику - о единстве народов, в качестве гостя в программе "Тема недели" и в качестве эксперта по перспективам замещения импортных продуктов отечественными. Про универсальный корм для животных нигде не сообщалось.

Еще почти час Афанасий слушал местные радиостанции, переключаясь с волны на волну. Опять ничего нового. Так, в общем-то, и должно было быть.

В 17.30 зазвонил телефон. Прежде чем взять трубку, Афанасий заглянул в настольный календарь. По плану это должен быть звонок из журнала "Юный биатлонист". А значит, и корреспондент будет юным.

- Здравствуйте, Афанасий Кимович, это Женя из "ЮБ"! - заверещал в трубке девичий голосок. - Мы договаривались, что сегодня я вам позвоню!

- Да, да. Здравствуйте, Женечка! Говорите, я вас внимательно слушаю.

Надо признаться, Афанасий не любил, когда его называют по отчеству. Впрочем, юному дарованию это простительно. Но еще больше Афанасий не любил свою фамилию. Она была столь неблагозвучной, что в своем повествовании мы о ней и вовсе умолчим. Тем более что подписывался эксперт всегда лишь первой буквой фамилии - М. Каждый мог додумать, что за этой буквой скрывается.

- Говорите, Женя. Чем обязан? Какое у тебя задание?

- У меня задание - рассказать о преимуществах теоретического биатлона над практическим. Но с этим я почти справилась сама. Дело в другом. Вообще не по работе.

Афанасий напрягся.

- Расскажите, пожалуйста, что вам известно об универсальном корме для животных?

Это было, пожалуй, уже слишком...

6 глава.

- А тебе это, собственно, зачем?

- Ребята говорят, что этот продукт подойдет юным спортсменам при подготовке к соревнованиям. Ведь в нем содержится полный комплекс всех нужных организму витаминов. Сбалансированный. И калорийный он. Наши биатлонисты постоянно находятся в поиске лучшего спортивного питания. Вот и хотела разузнать. А у кого еще спросить, как не у вас, Афанасий Кимович?

- Женечка, послушай меня. Когда будет придумано и появится в продаже специальное питание для юных биатлонистов, ты узнаешь это первой. Я тебе обещаю. Сам позвоню и доложу. А корм для животных - это корм для животных. Ничего более. До свидания.

Афанасий повесил трубку. Если сказать, что он был взбешен, значит, ничего не сказать. Он был вне себя. Эксперт непрерывно ходил из угла в угол, время от времени останавливался и вскидывал руки к небу.

Спустя полчаса он успокоился, выпил стакан воды и прилег на диван. В голове шумело, почему-то болела нижняя челюсть, и щемило в коленях. Так плохо Афанасий себя не чувствовал давно.

Пару лет назад что-то подобное уже было. На одном из телеканалов комментарий Афанасия "приклеили" к другому сюжету. То есть в новости говорилось об очередной сессии региональной законодательной думы, а эксперт рассказывал о пагубном влиянии алкоголя на неокрепший организм.

Получилось даже в некотором роде смешно. Вроде как Афанасий послушал принятые законы и обвинил депутатов в злоупотреблении спиртными напитками. Только самому Афанасию было не до смеха. Впрочем, как и тем, кто был причастен к созданию сюжета. Всех их уволили в тот же день, а перед экспертом лично извинился учредитель телеканала.

Тогда тоже болела челюсть, и щемило в коленях.

Афанасий хотел было завалиться спать. Но сегодня еще предстояли дела. Нужно было доделать пару проектов. Первый касался создания в регионе системы кладбищ шаговой доступности. Афанасий трудился над этим проектом уже несколько дней. Переделывал цели и задачи. Ему казалось, что проект по-прежнему не очень убедителен. Хотя саму идею Афанасий считал очень правильной.

"В свете последних событий данная тема особенно актуальна, - зачитал Афанасий свои собственные рассуждения, - У нас есть магазины шаговой доступности, аптеки и поликлиники. Недавно речь зашла о строительстве храмов шаговой доступности. А кладбища по-прежнему сосредоточены совсем не в тех местах, в которых бы нам хотелось. Зачастую они расположены далеко за городом. Жителям региона просто необходимы кладбища шаговой доступности. Таким образом, мы убиваем сразу двух зайцев: и к почившим родственникам далеко ходить не надо будет, и себе местечко можно заранее присмотреть. Кладбища должны появиться возле каждого дома - как сейчас детские площадки, парковки, ямы и турники. Это многим облегчит жизнь..."

- Так, теперь надо привести пример - кому это действительно может облегчить жизнь, - сказал вслух Афанасий и написал:

"К примеру, сейчас действуют штрафные санкции за курение в общественных местах. А кладбища к таковым не относятся. То есть людям будет, где покурить, не нарушая закон".

Афанасий подумал-подумал и зачеркнул про курильщиков. Не тот случай, чтобы приводить их в пример. Тем более что сам эксперт был противником курения.

- Тогда кто? Кому польза? - вновь спросил себя Афанасий.

"Появятся новые рабочие места для дворников и сторожей, управляющих кладбищами. Люди смогут сэкономить на проезде, а кладбища всегда будут находиться в чистоте. Уверен, что многие жители нашего региона согласятся на введение специального налога на смерть. Умер - плати. Так делается в большинстве развитых стран. А мы с вами разве живем в неразвитой стране? На эти налоги кладбища будут развиваться и хорошеть. При них откроются гостиницы и развлекательные центры. А это, в свою очередь, увеличит поток туристов в наш регион. Кладбища у каждого дома станут нашей главной достопримечательностью, может даже брендом. Все это улучшит благосостояние каждого из нас. А разве не к этому мы с вами стремимся?"

Получалось вроде убедительно. Завтра Афанасий отдаст описание проекта в специализированный журнал "Ритуальное дело". Редактор - Никита Кочергин - давно уже заказывал что-то подобное.

Теперь второй проект. О профильном технопарке. Его Афанасий условно называл "Шубу-дуба-технопарк".

"Не секрет, что всем уже порядком надоели традиционные выставки-продажи шуб и курток в учреждениях культуры нашего региона, - читал эксперт собственные мысли. - Пора это дело прекратить. А учреждения культуры использовать строго по назначению - для проведения концертов, спектаклей и прочих утренников. Я понимаю, что есть те, кто привык ходить на выставки шуб. Для этого и предлагается проект будущего профильного технопарка. В нем будут не только демонстрационные и торговые залы. Там можно разместить пошивочные цеха, мастерские, пуговичную и замочную комнаты, заклепочную и покрасочную и так далее. Проект уникальный не только для нашего региона, но и России в целом..."

Вроде убедительно. Афанасий написал еще три предложения, которые должны были убедить последних сомневающихся. Завтра проект шуба-дуба-технопарка ляжет на стол редактора журнала "Кожа и мех" Николая Кошкина.

Эксперт иногда задумывался - а не открыть ли какой-нибудь журнал самому? И тут же отбрасывал эту мысль. Проще было находиться на свободных хлебах. Да и солиднее управлять всеми, как сейчас, а не одним-единственным изданием.

Ближе к ночи Афанасий решил прогуляться. Ему нравился вечерний город. Нравилась яркая реклама на его улицах, нравились неспешно идущие по своим делам люди, нравился общественный транспорт - зеленые троллейбусы и желтые трамваи...

Эксперт шел по набережной главной реки областного центра. Река уже затянулась льдом. Несмотря на его хрупкость, появились первые любители зимней рыбалки - Афанасий заметил несколько свежих лунок и людей возле них. Город жил спокойной размеренной жизнью. Ничего не предвещало чрезвычайных ситуаций, митингов и катастроф. И в этом отчасти была его - Афанасия - заслуга.

На огромном плазменном экране, размещенном на фасаде гостиницы "Интурист", демонстрировался рекламный фильм о достопримечательностях региона. Сценарий к этому фильму Афанасий написал пару лет назад.

"Надо бы новый сделать, - отметил про себя эксперт. - За эти годы многое изменилось к еще более лучшему".

Над зданием Центрального регионального банка "Свой" висел рекламный баннер с жизнеутверждающим слоганом: "Кто к нам пришел хотя бы раз, не позабудет больше нас!" Кажется, это тоже когда-то сочинил Афанасий. Банк "Свой" был настолько древним, что эксперт уже и не помнил, сколько раз за его историю переделывались рекламные слоганы. Кстати, именно в этом банке Афанасий хранил свои рублевые сбережения. Долларовые сбережения он доверил одному малоизвестному африканскому банку, а евро хранил в Бельгии. Дома - на черный день, который, как был уверен Афанасий, не наступит никогда, эксперт держал несколько тысяч китайских юаней, курс которых на сегодняшний день был одним из самых стабильных.

Постояв рядом с банком на Абрикосовой улице, мастер свернул на Виноградную.

Здесь располагался самый крупный в городе, да и во всем регионе, культурно-развлекательный центр. Назывался он незатейливо - "Центр". Зато понятие "встретимся в центре" здесь принимало иной смысл. Стоит ли говорить, что это название предложил Афанасий? Ну и как после этого не любить город - собственное творение?

В "Центре" посетителям были доступны все возможные легальные развлечения. На любой вкус. Каждый мог найти в здании свой уголок. В этом была универсальность центра. Работал он круглосуточно. Афанасий хотел было зайти в корпус оперы и оперетты - посмотреть, что сегодня дают, но передумал. В любом случае, в программе вечера обязательно будет опера или оперетта по либретто, написанному мастером.

Дальше - на Жемчужной - возвышался 25-этажный литературный институт, в котором обучалось свыше 30 тысяч студентов. Чуть дальше стоял один из корпусов университета специализированной журналистики. Журналисты и литераторы были одними из самых востребованных специалистов в регионе. И Афанасий частенько читал лекции в этих вузах.

Улица Жемчужная упиралась в Янтарный тупик, в конце которого переливался разноцветными огнями Первый краеведческий музейный комплекс. Один из залов комплекса еще при жизни посвятили Афанасию. Периодически он передавал в дар музею свои рукописи, книги, кухонную утварь и другие личные вещи. Также иногда приходил на открытие новой экспозиции и выступал с речами по поводу и без.

В Янтарный тупик Афанасий не пошел, а повернул на Столичную. Раньше улица называлась Московской, но с подачи эксперта была переименована. Идею Афанасия поддержало все население города. Довод в пользу переименования был простым - улица Московская есть в каждом населенном пункте, Столичных - нет. Хотя, в принципе, это одно и тоже. Процедура смены названия прошла в три дня - быстро, безболезненно и даже - в прямом смысле - с огоньком: в честь столь радостного события власти организовали фейерверк.

На улице Столичной располагались в основном административные здания: дом правительства, Законодательная дума. Администрация города. Здесь же находилась центральная городская площадь - Фестивальная. Несколько раз законодатели выходили с инициативой присвоить Фестивальной площади имя Афанасия, но эксперт всегда находил убедительные доводы против этого. В итоге дело заканчивалось очередным орденом и званием, которые, соответственно, вручались и присваивались эксперту.

На Фестивальной площади стоял памятник Владимиру Ильичу Ленину. В начале 90-х его хотели снести, и сделать вместо него цветомузыкальный фонтан. Но Афанасий тут же опубликовал соответствующий комментарий в журнале "История и жизнь", и народ передумал сносить вообще какие-либо памятники. Таким образом, все, что было установлено в городе за его почти 500-летнюю историю, удалось сохранить. Причем, сохранить в лучшем виде, поскольку заботой о памятниках стало заниматься специально созданное по случаю комментария Афанасия Управление истории.

Столичная пересекалась с улицей Речной, где располагалось то самое арт-кафе "Бобры", в котором сегодня днем у Афанасия состоялась памятная беседа с Леночкой из "Четвероногих друзей". Эксперт несколько минут постоял у входа в кафе, раздумывая - войти или не войти. В конце концов, Афанасий решил, что сегодня уже ничего из ряда вон выходящего не случится, поэтому можно и зайти.
И зашел.

7 глава.

Свет в помещении был тусклым. Афанасий подождал, пока привыкнут глаза, а затем прошел к своему столику. Вечером он здесь впервые. Все вокруг казалось непривычным, даже музыка: если днем здесь обычно играет тихий ненавязчивый джаз, то сейчас из колонок доносилось что-то ужасное. Да еще и со словами на русском языке, чего Афанасий не принимал в принципе.

На русском языке надо писать, общаться, был уверен мастер. Но ни в коем случае не петь, поскольку он не мелодичный. Исключения, по мнению Афанасия, составляли лишь тексты, написанные им. Но при их рождении Афанасий учитывал многие факторы. В частности, мелодику. Избегал резких слов, звуков, скоплений звонких согласных. В результате тексты для оперетт и мюзиклов (для рока и попсы Афанасий не писал) получались очень легкими, прозрачными, где-то даже волшебными.

Мастер заказал молочный коктейль, приложился губами к трубочке и украдкой стал разглядывать посетителей.

За барной стойкой сидела молодая женщина лет сорока. Явно она никого не ждала, но столь же явно хотела кого-нибудь подцепить. Она делала вид, что разговаривает по мобильному телефону, но эксперт был уверен, что это обман - работа на публику. На самом деле ее телефон молчал. Женщина потягивала из бокала какую-то ядовито-зеленую жидкость.

В противоположном от Афанасия углу сидели три приятеля. Судя по всему, цель у них была единственная - напиться: на столе стояло несколько початых бутылок крепкого алкоголя, а закуски почти не было. При этом мужчины непрерывно наполняли стаканы, быстро что-то произносили (из-за громкой музыки Афанасий не мог разобрать слов, хотя и всеми силами прислушивался) и выпивали. При этом приятели все время глупо улыбались.

"Минут 20 им осталось, не больше, и свалятся под стол", - подумал мастер.

В центре зала, сдвинув несколько столов, заседала большая шумная компания. Люди были молодые, веселые. Пили немного, все больше общались и смеялись. Видно было, что жизнью молодежь довольна, ни в чем не нуждается, и ни в чем себе не отказывает. От этого Афанасию тоже сделалось немного весело и радостно.

Он перевел взгляд на столики слева. За одним из них чинно ужинали две немолодые пары. Скорее всего, пенсионеры. Тоже могут себе позволить, и это хорошо, подумал эксперт.

За другим столиком слева двое мужчин обсуждали какие-то важные дела. Один из них постоянно делал пометки в планшете и показывал другому. Тот одобрительно кивал. Бизнесмены - Афанасий решил, что это именно бизнесмены - пили чай и ничего не ели.

Справа один столик был занят компанией из трех веселых девиц, другой пустовал. Правда, на нем стояла табличка "Заказано".

Людей за другими, более отдаленными столиками, рассмотреть было трудно. Афанасий обратил внимание на бармена, отметив про себя, что тот был немного навеселе. Что, по мнению эксперта, было очень даже неплохо для подобного заведения. Две официантки, которые метались от столика к столику, тоже выглядели вполне счастливыми.

Афанасий насытился зрелищем, настроение у него улучшилось, и он уже собирался уходить, как в кафе заглянул еще один посетитель. Это был высокий брюнет лет 45-ти, и эксперт сразу узнал редактора информационного "Нового канала" Григория Шпажко. Григорий также заметил Афанасия и направился к его столику.

- Мое почтение главному эксперту всех времен и народов, - поприветствовал он Афанасия. - Никогда не видел вас здесь вечером.

- Когда-то же надо начинать выходить из дома по вечерам, - вместо приветствия ответил Афанасий. - А вы здесь, значится, по вечерам завсегдатай?

- Ну, не каждый день, но бываю. Если на работе допоздна не задерживаюсь, обязательно захожу.

Афанасий вспомнил, что здание телерадиокомпании "Новый канал" находится всего в двух кварталах от "Бобров", и спросил:

- Один заходите?

- Да, на работе так устаю от общения, что вечером хочу побыть среди незнакомцев.

- А направились к моему столику, хотя могли бы просто сесть у барной стойки...

- Вы не относитесь к тем, от кого можно было бы устать, и ваша компания всегда приятна. Не сочтите это за лесть, я серьезно.

- К тому же у вас ко мне, наверняка, специальное дело имеется? Иначе-то не бывает.

- А вот и не угадали. Нет у меня к вам никакого специального дела. Но если вы еще не уходите, мы могли бы пообщаться на одну очень деликатную тему.

- Что ж, давайте побеседуем.

Шпажко заказал триста граммов водки и нехитрую закуску - мясную нарезку. Причем, спиртное выпил сразу - тремя залпами. Затем понюхал и съел маленький кусочек колбасы.

Афанасий иногда подозревал, что Григорий Шпажко - алкоголик, но отгонял от себя эту мысль, будучи уверенным, что алкоголики не могут трудиться на столь ответственных должностях, коей, к примеру, является должность редактора информационного канала. Но триста граммов водки, выпитые в течение двух с половиной минут, вновь вернули Афанасия к мысли об алкоголизме Шпажко.

Григорий тем временем заказал еще триста граммов, объяснив эксперту, что закуска, дескать, осталась, не пропадать же ей?

Мастер дождался, когда в ненасытную пасть редактора отправится очередная порция спиртного и еще один кусок колбасы.

Григорий раскраснелся, вспотел. Зато из угрюмого типа превратился в улыбчивого добряка.

- Ну и в чем состоит ваша деликатная тема? - начал разговор Афанасий, опасаясь, что Шпажко закажет еще чего-нибудь.

- Вы бы, Афанасий, оказали содействие в пересмотре нашей информационной политики. Я имею в виду, нашего канала. Слишком уж приторно у нас все. И это хорошо, и это... Криминал мы уж лет пять не показываем, да его почти и нет в нашем городе. Забастовок нет, коррупции нет, роста цен тоже нет. Это же тоска смертельная! Работать невозможно, сопьюсь скоро от этой приторности. А, между прочим, это вы во всем виноваты. Довели город до такого состояния своими комментариями и проповедями. Раньше что за приятный был город - изнасилования, убийства, грабежи. А какие были пожары? Мечта! Каждый день было что показывать. Сейчас мы либо новый детский сад открываем, либо запускаем новый троллейбусный маршрут, либо делаем еще какую-нибудь оптимистическую хрень. Я так больше не могу. Что делать?

- Мой вам совет - увольняйтесь или смиритесь. Или на пенсию идите, вам, кстати, не пора еще? Вы же сами знаете, что с каждым днем жизнь в городе становится только лучше. О каких пожарах вы вспоминаете? Семь лет уже не было ни одного возгорания. Ни одного костерка в лесу не разожгли любители природы. И не будут жечь. Меняйте подачу новостей. Не делайте унылые сюжеты из радостных и долгожданных событий.

8 глава.

- И вообще, я думаю, вы можете на волне оптимизма стать лучшим телеканалом региона. Что сейчас говорят рейтинги, кстати, не в курсе?

- Рейтинги, благодаря вам, опять же полны оптимизма. Согласно последнему отчету департамента СМИ и информационной политики, в рейтинге региональных телеканалов мы делим первое место с тремя другими местными телерадиокомпаниями.

- Видите, как замечательно!

- Да ни фига это не замечательно, когда все четыре телеканала региона находятся на одном первом месте! Других каналов нет и мест нет! Все областные газеты делят первое место в рейтинге газет, а специализированные журналы делят первое место среди специализированных журналов. Абсурд! Театр абсурда!

- Не абсурд, а действительность. Хорошая, крепкая. Я бы сказал, многим завидная. Посмотрите, что творится в других регионах? Места в рейтингах покупаются и продаются. Люди боятся потерять работу из-за постоянно меняющихся показателей в разных топах и прихлопах. А у нас все чинно. Благостно. Разве вам от этого не хорошеет?

- Честно? Выть хочется! Рейтинг не может называться рейтингом, если в нем всего одно первое место, на которое взгромоздились все, кто мог.

- А как же ему, по-вашему, называться? Испокон веков случалось так, что противники вдруг оказывались равными по силам и вместе делили первые места. Так и у нас - нет отстающих среди телеканалов, газет и журналов. Все - лидеры. И это чудесно, на мой взгляд. Я думаю, вы должны сделать об этом сюжет. Жизнеутверждающий непременно. Я, кстати, могу дать комментарий.

- Знаете, многим уже надоел этот ваш Дар делать так, чтобы все вокруг было разложено по полочкам, чтобы было хорошо и правильно. Я намедни был в соседнем регионе и смотрел по телевизору местные новости. Сказать, что я там видел? В информационном выпуске сразу были притон наркоманов, грабеж и убийство! Представляете, убийство! Как я завидую соседям! Заклинаю вас, давайте придумаем убийство, а? Пусть его не будет на самом деле. Мы его сочиним, снимем что-нибудь и даже возьмем у вас комментарий.

- Убийство я комментировать не буду. Тем более придуманное.

- Ну хотите, ради такого случая я сам кого-нибудь убью? Вот закажу сейчас себе еще граммов семьсот и отправлюсь убивать.

- После семисот вы никого не убьете. Вы тут же впадете в кому, я думаю. И следующий сюжет в ваших новостях будет об алкогольном отравлении главного редактора канала. Если вам не хватает "жареного", а, зрителям, я уверен, этого уже не надо, снимайте сами для себя и смотрите сами - в удовольствие. Нашим благостным жителям криминальные хроники не нужны. Хотя, можете пересказать новость из соседнего региона и напомнить, что у нас такого никогда бы не случилось, потому что мы - мо-лод-цы!

9 глава.

Григорий продолжал рассуждать о том, как его все достало, что ему не хватает секса, денег и крови. Язык редактора все больше заплетался. Шпажко стал перескакивать с темы на тему, затем совсем загрустил, опустил голову и уставился в одну точку на полу. Афанасия он, казалось, уже не замечал.

Эксперт молча вышел из-за стола и отправился домой. По пути он решил сделать небольшой крюк, чтобы не возвращаться по той же дороге, по которой он шел до арт-кафе "Бобры".

Вот, например, улица Лермонтова. Серые трехэтажные дома постройки 30-х годов XX века. Мастер уверен, такая улица есть в каждом городе. Улицы, названные именами великих русских поэтов и писателей, обычно никогда больше не переименовывают. По подсчетам Афанасия, в его городе "литературных" улиц было около 30.

Правда, однажды случился казус и с именем писателя. Года четыре назад в городе сдавали новый микрорайон, состоящий из 8 улиц. Каждой из них дали название, предварительно обсудив с народом: сначала с помощью интернет-голосования, затем с помощью референдума.

В итоге получился еще один "писательский" райончик. Три улицы обрели имена местных творцов, умерших в прошлом веке: Вострикова, Ахромеева и Недопекина. Еще четырем присвоили имена известных российских мастеров: Солженицына, Довлатова, Фадеева (хотя какой он на фиг российский, скорее, советский) и Бродского. А вот с восьмой улицей-то и вышла неувязка. А все почему? Потому что Афанасия не было на тот момент в городе, и он не смог принять участие в предварительном обсуждении. В общем, назвали улицу именем Акунина. Уже и таблички на дома повесили. Потом кто-то особо умный написал письмо в Законодательную думу, что, дескать, настоящая фамилия Акунина - Чхартишвили. Депутаты дали отмашку, и таблички быстро заменили. А потом приехал Афанасий...

Мастер помнит этот день как сейчас. Он зашел в кабинет спикера думы, когда тот изучал план нового микрорайона. Сухо поздоровавшись, Афанасий заглянул в план и увидел улицу Чхартишвили.

- А ничего, что он вообще-то не умер? - спросил Афанасий спикера.

- Кто не умер? Все давно умерли, я проверял в Википедии. И наши умерли, и Довлатов с Бродским.

- Довлатов-то, может, и умер. А вот Чхартишвили жив, здоров, и, дай Бог, еще много лет проживет и много чего напишет. Как-то не очень правильно называть его именем улицу при жизни. Будто похоронили мы его. Что, совсем мертвых писателей не нашлось?

- Да мы все были уверены, что он умер. Честно говоря, я вообще не знаю такого писателя. Сам понимаешь, некогда мне читать со своей работой. Я сначала, когда Акуниным хотели назвать, спросил еще - точно умер? Мне сказали - да. А потом, когда выяснилось, что даже настоящую фамилию писателя почти никто не помнит, я совсем уверился, что это из XIX века писатель.

- Теперь поверь мне - живой Гриша Чхартишвили, он же Борис Акунин. Давай-ка опять переименуем. В кого-нибудь мертвого писателя. Есть предложения?

- Да мы вроде все резервы использовали. Вон даже нашего Эдуарда Ахромеева вспомнили, который лишь однажды сборник стихов издал. Да и тот за свой счет тиражом в 500 экземпляров. Может, сам подскажешь?

- Давай именем женщины назовем. Проще простого. Пусть будет улица Цветаевой, это поэтесса такая была, если ты не в курсе. Нормально?

- А с Цветочной улицей путать не будут? Не наши, а, туристы, например?

- Хорошо. Пусть будет улица Ахматовой. Тоже поэт. Все. Запиши и запомни. Сегодня же закажи новые таблички. И чтобы без меня больше никакой самодеятельности! Особенно, если дело касается имен и названий, договорились?

- Договорились. И это. Ты извини, мы больше так не будем.

...Улица Лермонтова перешла в Пушкина. Эти поэты всегда рядом. Даже географически.

С Пушкина Афанасий свернул на Тихую. Улица соответствовала своему названию только в ночное время. По обеим ее сторонам росли сосны, за которыми шел глухой зеленый забор. Это складские помещения. С раннего утра до позднего вечера здесь постоянно стоят очереди грузовиков. Идет непрерывная разгрузка и погрузка. Жилых домов на улице, к счастью нет.

Тихая перешла в Светлую. Тут не придерешься. С названием улицы связана целая история. Раньше она именовалась Синие Кирпичики. Откуда произошло такое название, не знают даже самые опытные и престарелые краеведы. А если не знают краеведы, то все. Это крайняя точка. Значит, концов уже не найдешь.

Так вот как-то раз Афанасий придумал Фестиваль Света. Он обрисовал свои идеи властям, те кинули клич, и в город съехались самые разные творческие люди, так или иначе связанные со светом: фонарных дел мастера, производители светильников, ламп, изготовители светового оборудования, производители фейерверков и даже стеклодувы. Все они целую неделю обменивались опытом, а попутно разбились на группы и мастерили фонарные столбы. Кто во что горазд. А после окончания фестиваля все эти разнообразные столбы украсили улицу Синие Кирпичики. Название "Светлая" появилось само собой. Не понадобилось ни голосования, ни референдума. Зато такой улицы с 88 разными фонарными столбами точно ни в одном городе нет. И светло здесь всегда. Поэтому многие выбирают улицу Светлую для вечерних и ночных прогулок. Здесь всегда многолюдно.

Афанасий дошел до набережной, вдалеке уже показался его многоэтажный дом. На тонком льду, как и два часа назад, сидели рыбаки.

"Ничего не изменилось. И это хорошо", - подумал Афанасий, улыбнулся Луне и вошел в дом.

10 глава.

Афанасий налил стакан воды и поставил на прикроватную тумбочку - на завтрашнее утро. Приняв душ, эксперт начал готовиться ко сну: сделал вечернюю зарядку по собственной методике, 15 минут поиграл на пианино и еще 10 минут покидал дротики в мишень. Афанасий уже собирался приступить к последнему мероприятию - полосканию ротовой полости, как зазвонил телефон. Эксперт взглянул на часы - 23.10. Поздновато для делового звонка. Тем не менее, решил ответить.

Звонил коллега из Оренбурга, можно сказать, ученик Афанасия, - Антон Буханкин. Когда-то власти Оренбурга, глядя на успех Афанасия и его родного города, тоже решили сделать ставку на специализированные журналы и взрастить собственного универсального эксперта. Выбрали вундеркинда, который в 13 лет окончил школу, в 15 - первый вуз, а в 23 года за его плечами было уже 7 высших образований. Парень хотел знать все, но не знал, куда бы ему применить все эти знания. Кандидатура идеально подходила для будущего оренбургского пророка.

Власти созвонились с властями, договорились о чем-то между собой, и Афанасий получил ученика. За три года он попытался передать ему все навыки и умения. Антон уехал, и, говорят, в Оренбурге дела пошли в гору. Конечно, не так хорошо и складно, что у Афанасия, но тоже с большой пользой для города и региона.

С тех пор Антон периодически обращался к Афанасию. Пару раз приезжал лично, несколько раз звонил. Всегда вот так - поздно и без предупреждения. Эксперт прикинул - в Оренбурге сейчас даже не 23.10, а далеко за полночь. Время для звонка было явно не подходящим.

- Здравствуйте, учитель! Извините, что так поздно, нужна консультация срочная.

- Рассказывай, давай. Только быстрее, а то я уже спать собрался.

- Перехожу сразу к делу. Ко мне тут ребята обратились с несколько необычной просьбой. В общем, я кое-что должен прорекламировать в одном специализированном журнале. Называется он "Братья наши меньшие". Это про домашних животных, уход за ними, лечение, выгул, питание...

Афанасий застыл. Сердце при этом бешено замолотило. Спать же расхотелось вовсе.

- А прорекламировать я должен...

- Универсальный корм для животных, - перебил Афанасий.

- Точно! А вы откуда знаете? Только корм этот я еще ни разу не видел. И кажется мне, что эти журналисты что-то скрывают. Как-то они на меня не традиционным образом вышли. Не звонили, не писали предварительно. На улице сегодня вечером случайно столкнулся лоб в лоб с их редактором, а он мне с ходу все и выложил. Надо, говорит, понимаете ли, быстро и столь убедительно все сделать, чтобы народ про другие виды питания для животных вообще напрочь забыл. Чтоб ни "Вискаса", ни "Чаппи", ни прочего "Китикета" даже не вспоминало население. Говорит, значит, а сам по сторонам оглядывается, словно шпион немецкий.

- Ты точно думаешь, будто немецкий?

- Точно. Рожа у него такая хитрая была, какая только у немцев бывает.

- Мне тоже так показалось у Леночки, что шпион она.

Антон из трубки куда-то пропал. Афанасий подул в нее, постучал пальцем, снова приложил телефон к уху. Ничего. Только повесил трубку, как телефон зазвонил вновь.

- Это я опять. Со связью что-то происходит, - раздался голос Буханкина.

- Слушай, а может, нашу линию подслушивают? И не со связью проблемы, а просто они подключались. Шпионы немецкие? Ты давай вот что делай. От вас к нам самолет летит в 2.30 по Москве, успеешь еще. Езжай в аэропорт и садись на самолет. Утром из аэропорта бери такси, и прямо ко мне. Часов в 6 будешь. Обсудим все толком с глазу на глаз без телефонных проводов. А в 9 можешь обратно улететь. Идет?

- Идет.

- В 6 утра завтра жду. Спокойной ночи.

Афанасий лег в постель, однако спать ни капельки не хотелось. Универсальный корм для животных не выходил из головы. Все это напоминало какой-то невероятный заговор. Только чей? Кому это было надо? Кроме Антона Буханкина из Оренбурга, у Афанасия было еще два ученика-последователя: Степан Кондратьев в Уфе и Анна Степанова в Мурманске делали успехи на экспертном поприще. Дела шли неплохо и в Уфе, и в Мурманске. Афанасий считал учеников своими агентами. И сам тоже звонил им, когда было необходимо. Сейчас как раз назрел такой момент.

Мастер встал и набрал номер мобильного телефона Анны.

- Алло, - Аня явно не спала.

- Привет, это Афанасий. У тебя в последние пару дней ничего странного не происходило?

- В городе все стабильно. С каждым днем все благостнее, как вы это называете. Но сегодня вечером ко мне обратились со странным предложением. Правда, слезно умоляли никому об этом не рассказывать.

- Мне - все можно рассказывать. И не просто можно, а нужно. Необходимо. Докладывай.

- Мне рассказали о чудесном изобретении - продукте, который вскоре заменит все известные сорта кормов для животных. И уникальность его заключается в том, что он...

- Подходит абсолютно всем, идеален и суперский вообще со все сторон, не так ли? - закончил за Анну Афанасий.

- Это вы его изобрели?

- К сожалению, не я. И это меня серьезно напрягает. И даже наталкивает на некие смутные подозрения. Либо это заговор, либо гораздо хуже. Срочно нужно что-то предпринять. У вас из Мурманска во сколько самолет к нам?

- Есть какой-то рейс ночью.

- Давай в аэропорт. Утром жду тебя у себя. Антон из Оренбурга уже летит. Сейчас позвоню Степану, пусть тоже летит. Утром будем держать совет. Устроим мозговой штурм по поводу ответной реакции. Действовать надо слаженно, сообща. Да, стоп. Как у вас в Мурманске журнал называется, из которого к тебе за помощью обратились?

- "Усы, лапы и хвост".

- Ага. Понятно, давай, до утра.

Афанасий позвонил Степану. Оказалось, в Уфе произошла подобная история. Степана якобы случайно чуть не сбила машина. Водитель извинялся, предлагал денег, затем "узнал" Кондратьева и тут же перешел к делу - предложил прорекламировать уникальный продукт. Мужик трудился в специализированном журнале "Четыре лапки". Договорились, что Степан тоже вылетит к Афанасию ближайшим рейсом.

"Теперь точно не уснуть", - подумал Афанасий. Он включил ноутбук, выпил заготовленный на утро стакан воды и стал "бродить" по сайтам вышеперечисленных специализированных журналов в поисках хоть какой-то информации об универсальном корме. Все впустую. Ни одного намека.

"Заговор или еще хуже, заговор или еще хуже", - твердил Афанасий и прибегнул к другой схеме поиска - стал искать то, чего больше всего боялся. А больше, чем потерять свой Дар, Афанасий боялся появления в России еще более могучего и гениального эксперта, чем он. И уже складывалось подозрение в его существовании. Начать с того, что поверить в такой универсальный корм, каким его описывают, Афанасий не мог. Это просто нереальный продукт. Значит, кто-то смог убедить редакции специализированных журналов про животных, что такой суперкорм существует. Причем, если верить Леночке из "Четвероногих", в редакциях продукт видели и даже пробовали. Не исключено, что это обычная соя. Тут же главное - убеждение. Этот кто-то (кто убедил), несомненно, обладает Даром эксперта. В какой степени - пока неясно. Однако уже тот факт, что Афанасий не знает о других посвященных, кроме себя и трех своих учеников, настораживал.

Есть еще кто-то. Только где он? В России? А почему "молчал"? Почему ни один регион больше не выделялся? Подпольный эксперт? Работает сразу на несколько регионов, а сам остается в тени? А вдруг, это где-то за рубежом эксперт появился. В той же Германии, или того хуже - в Соединенных Штатах Америки. И начал так неожиданно - с корма для животных, чтобы ввести всех в ступор. А сам тем временем плетет сети и вот-вот набросит. На все сразу. Столь же внезапно.

В общем, вопросов у Афанасия было очень много. И в одиночку ответы на них не найти.

- Завтра соберется совет. Вместе что-нибудь решим, - сказал вслух эксперт.

11 глава.

В эту ночь Афанасий так и не уснул. Просидел за ноутбуком, выискивая хоть какие-нибудь зацепки. Уже не про корм. Эксперт отмечал все самое необычное, произошедшее в мире за последние дни.

В Исландии небывалый урожай топинамбура.

В Аргентине запретили играть в футбол в ночное время.

Тувалу планирует открыть посольство в Антарктиде и на Северном полюсе.

Перелетные пчелы навсегда покинули Гондурас.

В Индийский океан упал осколок Луны.

Кочегар из Курска убил кувалдой помощника, который опоздал на работу.

"Пожалуй, про кочегара я зря выписал. Тут ничего необычного. Как раз наоборот - банальщина и бытовуха", - подумал Афанасий, вычеркнул строчку про кочегара с кувалдой и продолжил интернет-серфинг.

В итоге он выписал 156 новостей, которые несколько выбивались из традиционного информационного потока. Затем пробежался по ним глазами еще раз, и сократил список вдвое - до 78. Что дальше делать с этим списком, Афанасий не знал. Но решил, что ситуацию с новостями надо мониторить ежедневно. Иначе можно не заметить приближение врага. А это было бы глупо и непростительно.

Все выписанные события все равно можно объяснить, подумал Афанасий. Все они могли произойти и без вмешательства эксперта. Мастер, казалось, успокаивал сам себя. Мол, волноваться здесь не о чем.

"Вот пчелы улетели из Гондураса, - рассуждал Афанасий. - Почему бы и нет? Я бы на их месте давно уже покинул бы эту забытую Богом страну. Тем более что пчелы - перелетные. Почему бы им и не улететь? А то, что они улетели якобы навсегда, это же невозможно проверить? Журналисты для пущей сенсации добавили в информацию слово "навсегда". А пчелы эти, может, завтра же и вернутся?".

Примерно так он рассуждал по каждому заголовку. В результате заговора и присутствия эксперта хотя бы уровнем ниже, чем он, Афанасий не заметил. Оставалась одна-единственная информация, которая не поддавалась никакой логике.

Заметка в интернете была озаглавлена так: "В Сенегале теперь все будет хорошо".

"С чего бы это вдруг?", - спросил себя Афанасий, выписывая заголовок новости. А когда прочитал текст, понял, что действительно, в Сенегале теперь все будет очень замечательно. Эксперт прочитал текст еще раз, потом еще и еще. Содержание материала в памяти не откладывалось, но убеждение от него исходило и действовало. Причем, с каждым разом все лучше. В работе над текстом чувствовалась рука мастера.

Афанасий напряг мозг и попытался вспомнить, нет ли у него знакомых в Сенегале. Стоп! Кажется, есть такой человек. Абдабу Забад. Правда, сам он сейчас не в республике. Он является послом Сенегала во Франции. Но наверняка должен быть в курсе всего происходящего в его родной стране.

Афанасий познакомился с Абдабу менее года назад, на каком-то дипломатическом приеме в Париже. Эксперт прилетел во Францию, чтобы уладить кое-какие дела одного сотрудника российского посольства. А после того, как все вошло в норму, он вместе с сотрудником отправился на прием, где и случилось знакомство с послом Сенегала. "Шапочным" его назвать было сложно. В тот вечер Афанасий и Абдабу проговорили не менее двух часов. Даже выяснили, что имя Абдабу в Сенегале - это вариация российского Афанасия. То есть посол и эксперт по сути - тезки.

С тех пор Абдабу Забад раза три звонил Афанасию, а Афанасий раза три звонил послу. Счет по звонкам был равный. И эксперту ничего не мешало позвонить Забаду на этот раз. Сейчас 3 часа ночи. В Сенегале - полночь, во Франции - 1 час ночи. Звонить сейчас или после мозгового штурма с учениками?

Эксперт решил действовать незамедлительно.

Афанасий позвонил на стационарный телефон парижской служебной квартиры Абдабу. На том конце провода долго не отвечали. Наконец, раздался женский голос. То ли жена посла, то ли домработница, Афанасий не успел разобраться, поскольку трубку перехватил Абдабу Забад.

Мужчины поздоровались, обменялись дежурными любезностями, и Афанасий хотел было переходить к делу, но инициативу в свои руки взял Забад.

- Я как раз шел телефону, чтобы тебе позвонить, - сказал посол. - Ты, наверное, уже в курсе, что жизнь в Сенегале с каждым днем становится все лучше?

- Вот и я у тебя хотел спросить: с чего бы это? Вы там небывалое месторождение золота или алмазов нашли? Или просто в лотерею выиграли? У вас же 2 процента населения инфицированы ВИЧ. Как-то я без оптимизма на такие показатели смотрю.

- В Сенегале больше нет ВИЧ-инфицированных. Они все иммигрировали. Последний вирусоноситель две недели назад уехал.

- И какое же государство получило такое счастье - 300 тысяч человек, инфицированных ВИЧ? Или они, как тараканы, расползлись по всему миру? Что говорит статистика и миграционная служба?

- Вот тут и начинаются странности, мой русский друг. Согласно документам, все эти 300 с лишним тысяч человек поехали и полетели не в одну страну, а в разные - кто куда. Большая часть якобы растворилась на континенте - в Африке. Но что-то около 28 тысяч должны были переселиться во Францию. По данным пограничной службы и таможни, все 300 с лишним тысяч человек покинули Сенегал в течение последнего месяца. Однако на данный момент, в странах Европы - в том числе и во Франции - не появился ни один из них. НИ ОДИН! Представляешь. У властей возник вопрос: куда они все подевались?

12 глава.

- Надо признаться, это далеко не первый вопрос без ответа, появившийся в Сенегале за несколько последних месяцев, - продолжал посол. - Первая "ласточка" прилетела к нам летом, в июле. Внезапно остановила падение местная валюта - западно-африканский франк. Затем франк резко пошел в рост. При этом никаких предпосылок не было. Экономика оставляла желать лучшего, болезни и эпидемии по-прежнему задерживались у нас, туристический поток уменьшался. Казалось бы, хорошо ведь, что курс франка стабилизировался! Хорошо, но слишком похоже на вмешательство извне. Дальше - больше. В августе в страну повалили инвесторы. Буквально в очередь выстроились со своими миллионами. Начали строить сеть пятизвездочных отелей на побережье, занялись железными дорогами и промышленными предприятиями. Потом понаехали волонтеры со своими социальными программами. А в сентябре началось то, о чем ты уже слышал - начали уезжать инфицированные ВИЧ. Президент, который полгода назад собирался распустить правительство и уйти в отставку, сейчас имеет такой рейтинг, какого не было у Обамы с Путиным, вместе взятых. Ну и какой из этого сделать вывод?

- А сам-то ты что думаешь по этому поводу?

- Думаю, что над Сенегалом ставится какой-то чудовищный эксперимент планетарного масштаба. Подозреваю, что действуют либо США, либо инопланетяне. Точнее: пока не начали исчезать люди, я был уверен, что работают американские спецслужбы. Теперь больше склоняюсь к версии, что все это - происки инопланетной цивилизации.

- Абдабу, у меня на этот счет другая версия.

- И какая же?

- В Сенегале работает один человек - эксперт. Примерно такой же квалификации, как и я. На первый взгляд, цели он преследует те же - делает все для того, чтобы улучшить жизнь в стране. Однако, возможно, он и впрямь экспериментирует и способен на большее. Не обязательно позитивное. Даже наоборот, очевидно, что замышляется что-то нехорошее. Почему он начал с позитива? Чтобы меньше обращали внимания. Ведь, если в стране изменяется что-то к лучшему, это не очень заметно. Поскольку СМИ, как правило, об этом не пишут. А вот если бы он обрушил курс западно-африканского франка, увеличил количество носителей ВИЧ и выгнал из страны инвесторов, все бы стали пристально следить за происходящим. Вот сейчас, скажи, кого взволновали сенегальские дела? Только тебя и меня. Почти одновременно. Ну, может, еще кто-то в администрации вашего президента волнуется. Больше - никто. Да и ты, признайся, задумался только тогда, когда исчезли ваши инфицированные мигранты. Так ведь?

- Безусловно. Когда резко пошло все в лучшую сторону, я только глупо радовался, нисколько не задумываясь о причинах столь внезапно нахлынувшего благополучия. Меня вообще осенило только сегодня. Но я все-таки думаю, что эксперимент проводится извне.

- Я пока не буду исключать твою версию, мы все обязательно проверим. И я потом расскажу. Только ты мне еще на один вопрос ответь. Куда первыми пришли инвесторы? В какую сферу, отрасль?

- Это может показаться смешным, но первый инвестор появился в холдинге, который занимается производством кормов для животных. Заводы уже простаивали - слишком сильна конкуренция. И тут вдруг такое оживление: смена концепции и бренда выпускаемых продуктов, набор дополнительных сотрудников, увеличение заработной платы. Может, случайность?

- Если бы... Ладно, очень рад был слышать. Мне нужно обдумать все детали, которые прояснились. До скорой связи или встречи. Да, действительно, возможно вскоре нам придется встретиться лично.

Афанасий отключился. Разрозненные элементы потихоньку начали складываться в пазл. Но пока еще совсем неясно, чего следует ожидать от него в итоге.

Раздался телефонный звонок.

- Я в вашем аэропорту, через час буду, - доложил Степан Кондратьев. Очевидно, самолет из Уфы прилетел первым.

Степан был точен - появился через час, около 6 утра. Буквально через 15 минут после него на пороге квартиры Афанасия возник Антон из Оренбурга, а затем и Анна из Мурманска. К семи утра все участники предстоящего мозгового штурма были в сборе.

- Итак, вчера в каждом из наших регионов экспертам - мне и вам - поступило предложение прорекламировать некий универсальный корм, - начал Афанасий. - Во всех четырех случаях инициатива исходила от редакций специализированных журналов о домашних животных. Никто из нас до вчерашнего дня об этом корме не знал, и даже не догадывался. Тем более не видел и не пробовал. Теперь о том, что сегодня узнаю я.

Афанасий вкратце пересказал ученикам свой диалог с послом Сенегала во Франции, особенно подробно остановившись на неожиданных инвестициях в завод по производству кормов для животных.

- Кто-то нашего уровня, а может, и выше, засел в Сенегале и выстраивает масштабный эксперимент, - продолжил эксперт. - Эксперимент, как мы видим, касается не только отдельно взятой африканской страны, но и России. По крайней мере, наших регионов. Нам неизвестна конечная цель таинственного мастера. Но какие-то контрмеры мы должны предпринять уже сейчас. Для этого мы здесь и собрались. Думаю, что вступать со мной в спор никто не намерен.

Афанасию, разумеется, никто не возразил.

- А теперь предлагаю, чтобы каждый высказался по текущей ситуации, - сказал эксперт. - У кого какие мысли на этот счет? Предложения по контрмерам приветствуются.

- Что тут думать, надо лететь в Сенегал, и на месте смотреть, - сказал Антон Буханкин. - Я-то думал, что это немецкие происки. Очень уж напоминало. Но раз Сенегал, значит, Сенегал.

- Никто из вас никуда не полетит, - отрезал Афанасий. - Это сразу же вызовет определенные подозрения у вражеской стороны. Мы должны действовать на местах, работать конспиративно, но результативно. Если кто-то и полетит в Сенегал, то только я сам. У меня за плечами все-таки три школы контрразведки, в отличие от некоторых. А вместо себя оставлю одного из двойников.

К слову сказать, у Афанасия было припасено несколько двойников. Сходство было чисто внешним. Иногда эксперт незаметно отлучался из региона по своим делам, оставляя за себя одного из двойников. Тексты и комментарии заранее писал им сам, давал строгие инструкции: как говорить, что делать и что не делать ни в коем случае. Совсем в экстренных ситуациях "клонам" было приказано прикидываться тяжелобольными и никого не принимать. Завести двойников Афанасий решил после того памятного случая, когда в его отсутствие в городе чуть было не назвали улицу именем Акунина-Чхартишвили. Так что эксперт мог себе позволить исчезнуть из региона на несколько дней.

- Предлагаю запустить какой-нибудь отвлекающий процесс, - вступил в разговор Степан Кондратьев. - Сразу в четырех регионах. Это должна быть новость о каком-нибудь чудесном изобретении или открытии. А лучше о новом законе. И он должна касаться домашних животных. Давайте подумаем, какой это может быть закон? Я думаю, в нем нужна сенсация. Например, закон о том, что в России отныне запрещается иметь домашних животных, а? Что они в своем Сенегале тогда запоют?

- Может, все-таки подождем, пока своими глазами не увидим этот корм? - предложила рассудительная Анна Степанова.

- Я увижу универсальный продукт уже сегодня днем, - сказал Афанасий. - Поэтому предлагаю вам остаться у меня до вечера. Вернусь, расскажу. А затем продолжим наш разговор. Есть еще вариант - все вы пойдете сегодня со мной в арт-кафе "Бобры", где, собственно, у меня и назначена встреча с корреспондентом из "Четвероногих друзей". Я скажу, что вы - мои гости, я не мог оставить вас одних. Посмотрим, как будет вести себя Леночка в данном случае. Согласны?

Конечно, ученики мастера были согласны.

Эксперт выделил каждому гостю по комнате, благо, в его квартире их было семь. Приказал всем отдыхать, а сам занялся делами. У Афанасия до обеда было запланировано еще два телефонных разговора, которые нужно было совершить, даже несмотря на сложившуюся ситуацию с универсальным кормом.

Сначала он позвонил в редакцию специализированного журнала "Глобус" и дал пространный запутанный комментарий по поводу неочевидности границ региона. Идея сводилась к тому, что границы необходимо пересмотреть согласно каким-то там документам 30-х годов прошлого века, и согласно нынешней ситуации, сложившейся в любительских географических сообществах, которые не хочет брать под крыло центральная организация - Русское географическое общество.

- А все почему? - ораторствовал перед телефонной трубкой Афанасий. - Потому что географы на местах перестали проявлять инициативу! Стали не гибкими, и не любопытствующими. При этом налицо неочевидность наших территориальных границ. Это видит даже Москва, а мы помалкиваем!

На той же погранично-географической волне монолог эксперта продолжался еще около 15 минут, после чего Афанасий повесил трубку и устроил себе небольшой перерыв: выпил стакан воды и сделал гимнастику. Размявшись, мастер приступил к совершению второго обязательного телефонного звонка. На этот раз - в редакцию специализированного журнала "Женщина и инновации".

Афанасий долго рассказывал о необходимости внедрения чисто женских мобильных приложений для смартфонов.

- Например, в смартфоне обязательно должно быть мобильное приложение Зеркало", - говорил Афанасий. - Просто нажал человек иконку и смотрится в телефон, как в зеркало. Можно губы подкрасить, веки подвести. Просто и гениально. Можно сделать мобильное приложение для женщин-водителей, которое информирует о том, какой процент мужчин до 40 лет движется сейчас по дороге в том же направлении, что и обладательница смартфона. Да что я вам рассказываю? Это вы должны все придумывать, а не я!

Спустя 10 минут дела вроде бы закончились, но телефон зазвонил сам.

Звонил бизнесмен, а по совместительству депутат региональной Законодательной думы Иван Отверткин. Иван уже второй год собирается открыть в регионе сеть хлебных магазинов для социальной группы граждан. Здания под магазины он присмотрел. Частично купил их, частично оформил права аренды. Зарегистрировал очередное ООО, оформил его на дальнего родственника, проживающего в сельской местности. В общем, все уже было "на мази". Хоть сегодня завози хлеб и продавай. Но что-то у Отверткина не срасталось.

- Последний совет твой нужен, Афанасий, - сказал Иван. - Помоги название сети магазинов дать. Я вот тут думал-думал... Надо бы как-то попроще, подоступнее назвать. Может, "Булка и Хлеб"? Или же "Булка & Хлеб"? Как думаешь, по-русски назвать или по-американски?

- Нечего тут и думать, назови "Черный и Белый" - просто, оригинально и толерантно, - предложил Афанасий. - По-моему, лучше придумать просто невозможно.

Иван Отверткин тут же пустился в благодарности, обещая до конца дней своих бесплатно доставлять свежий хлеб в квартиру Афанасия.

- Хлеб я, к сожалению, не ем вовсе, - ответил эксперт. - Но обещаю подумать, зачем ты мне можешь пригодиться. Сразу позвоню, как что-нибудь надумаю. Готовься.

На том и попрощались. Не прошло и минуты, как телефон зазвонил снова.

- С вами будет говорить губернатор, - сказал женский голос.

"Этому-то что понадобилось с утра пораньше?" - подумал мастер.

- Приветствую тебя, благодетель земли нашей, как здоровье, как спалось? - издалека начал губернатор. - Что нового и хорошего приготовил ты для процветания края и жителей, его населяющих.

- Ближе к делу, - перебил губернатора Афанасий. - В чем причина столь раннего звонка?

Надо признаться, что если губернатор был нужен мастеру, то дозвониться до него удавалось редко. Хоть и вся жизнь в регионе целиком и полностью зависела от Афанасия, а уж никак не от официального первого лица, губернатор любил прятаться от эксперта. Он часто менял номер мобильного телефона, а на стационарные всегда отвечали секретарши. У Афанасия в телефонной линии была прямая "четверка" - дозвон губернатору с одной цифры. Однако последний год "четверка" не работала. Губернатор говорил - а, скорее всего, врал, - что на прямой линии повреждения, которые никак не починят.

- Ближе к делу, - еще раз сказал Афанасий.

- Перехожу сразу к делу. Только выслушай, не перебивая. И учти, что это не шутка. У меня с утра в кабинете сидят еще три главы регионов: из Оренбурга, Мурманска и Башкирии. И наше дело не терпит отлагательств...

13 глава.

- Дело в том, что одновременно мне и моим коллегам поступило весьма заманчивое предложение, - продолжил губернатор. - Причем одинаковое. Некий инвестор из Сенегала - корпорация "Feed LTD" - предложил взять у нас в аренду большие объемы неиспользованных земель сельскохозяйственного назначения. Выращивать на них инвестор собрался какую-то совсем уж экзотическую культуру Хухе, данные о которой пока не предоставил. Но сообщил, что все фито- и ветеринарные свидетельства будут получены нами по первому же требованию. В каждом регионе сенегальские бизнесмены намерены построить заводы по переработке этой культуры в корма для животных. Каких именно животных, инвестор также не сказал. Известно лишь, что предприятия будут оборудованы современными линиями с упаковкой и консервацией. То есть корма, сделанные из Хухе, пойдут сразу двух видов - сухой в пакетах и сжиженный - в консервах. Все бы ничего, если бы инвестор собирался прийти только в один регион. А тут сразу в четыре.

Губернатор рассказал, что первым заподозрил неладное глава Мурманской области. Там зима стоит с октября по апрель, а почва промерзает до полутора метров. Даже самые морозоустойчивые культуры в Мурманске выращиваются с большим трудом. Никакая африканская трава в таких суровых условиях даже не взойдет. У нас, в Уфе или Оренбурге - это еще можно понять! Но Мурманск? Об этом было сказано инвестору, на что представитель корпорации "Feed LTD" сообщил, что часть северного региона они намерены покрыть гигантским тепличным куполом, который уже разработан и проходит апробацию в Антарктиде. Якобы компания владеет там участком, на котором проводит всякого рода эксперименты. Хухе колосится круглый год, а ее урожай показывает все мыслимые и немыслимые результаты.

- Тут уж мне совсем подозрительно стало, - сказал губернатор. - Никто не может владеть участками в Антарктиде. Это же территория общего пользования, согласно многочисленным международным конвенциям. После чего инвестор заявил, что он неправильно выразился. Дескать, участок возле Южного полюса взят компанией в аренду на 499,9 лет, что с практической точки зрения можно расценивать, как вечное владение землей. И это обычное дело среди сенегальских бизнесменов. И что вообще у них в компании такой штат ученых, что если они захотят, Хухе будет расти прямо в снегу, не требуя земли и полива. Прирост, говорит, будет 5 сантиметров в день. Да, кстати, эта уникальная культура, по словам инвестора, вообще безотходная. Из семян и корней делают тот самый корм, а из остального - растительное масло, которое затем перерабатывается в дизельное топливо и во что-то еще. Фантастика какая-то! Что ты думаешь по этому поводу?

- И большие деньги намерен вложить инвестор? - спросил Афанасий.

- Миллионы евро!

- Да. Нехило они стартовать решили. Корпорация "Feed LTD". Хм. И что вы им на это предложение ответили?

- Попросили дать три дня на размышления. И вот коллеги сидят теперь у меня. Думаем, что ответить. Так-то оно вроде все хорошо получается, в каждом регионе обещают создать по 3 тысячи новых рабочих мест. Жилье для специалистов построят рядом с заводами. Инфраструктуру там разную. От нас вообще ничего, кроме земли, не требуют. Даже льгот по налогам и преференций не просят. Что еще больше вводит нас в сомнения. Афанасий, ты все знаешь. Расскажи нам про эту Хухе. Может, она пары ядовитые испускает? Или последствия какие необратимые после нее на почве возникают. Что за культура такая? Мы весь интернет пролазили - ничего. Никакой информации.

- Три дня говоришь? Отпускай пока губернаторов, пусть домой летят. Я как раз сейчас этим делом занимаюсь. Тоже работаю по сенегальскому направлению и по этому корму. Он, кстати, универсальный у них. Любой скотине годный, если тебе интересно. Сегодня днем я его увижу, оценю, узнаю подробности. Ты только мне новый номер своего мобильника оставь. Опять ведь сменил номер?

Губернатор продиктовал телефон, пожелал скорейшим образом разобраться в ситуации, отвесил пару комплиментов и отключился. Афанасий тут же подумал, что вот она - как на ладони - та самая горячая информация, которой так жаждал вчера главный редактор информационного "Нового канала" Григорий Шпажко. И тут же решил ему позвонить.

- Шпажко слушает.

- Здравствуйте, Григорий. Это Афанасий. Сами знаете какой. Вчера вечером с вами разговаривали в "Бобрах".

Похоже, Григорий еще не пришел в себя после вчерашнего, а может, уже похмелился и забылся, но голос эксперта он узнал не сразу.

- Да, я, кажется, понял, только я ничего не помню, - наконец, начал соображать Шпажко.

Афанасий пересказал ему вкратце суть вчерашней беседы.

- В общем, есть у меня информация инсайдерская, никому еще не рассказывал, - сказал эксперт. - Если интересно, берите оператора и приезжайте ко мне домой. Будет вам и горячо, и жарено, и подкопчено. Три в одном. Расскажу про уникальную траву, которая даже в сугробе дает рекордный урожай.

- Про наркотики что ли?

- Какие к черту наркотики? Полезная трава. Растительная культура, скажем, из которой делают вкусные питательные корма, авиационный керосин и веники вяжут. И очень скоро эту культуру начнут выращивать в нашем регионе. Инвесторы уже приезжали знакомиться с губернатором. Крупнейшая корпорация "Feed LTD" заинтересована в этом! Слышали про такую?

- Не слышал. Хотя, может, слышал, но запамятовал. А почему нас не позвали на эту знаковую встречу с инвесторами?

- Это вопрос не ко мне, а к губернатору. Может, он сглазить боялся? Но мне-то бояться нечего, поэтому готов поделиться, так сказать, эксклюзивной информацией. Давайте, решайтесь. Или вы мне сейчас утвердительно киваете и говорите, что будете у меня через 20 минут, или я звоню вашим прямым конкурентам - на один из трех других информационных каналов.

- Я говорю "да", буду через 20 минут.

- Вот и хорошо. До встречи.

Афанасий положил трубку.

"Это и будет наша первая контрмера, - подумал он. - Сейчас 8.30. Допустим, в 9 приедет Шпажко. За полчаса запишет со мной интервью. В 10 сюжет начнут монтировать, а, значит, успеют включить его в полуденный выпуск новостей. Соответственно, он выйдет до моей встречи с Леночкой. И в редакции "Четвероногих друзей" сюжет успеют посмотреть. Даже если сама Лена его не увидит, ей обязательно передадут и перескажут. И она поймет, что мы тут не лаптем щи хлебаем. Что мы подготовлены и вообще - во всеоружии".

Эксперт подумал, стоит ли что-нибудь приукрасить в информации о загадочном растении Хухе и сенегальском инвесторе или оставить все как есть? Вроде и так сюжет получается фантастический. Или же все-таки приврать немного для пущей сенсационности? Афанасий решил, что по ходу записи будет видно. Как уж пойдет. Вдохновение покажет. Врать без вдохновения Афанасий не умел.

В оставшееся до визита телевизионщиков время эксперт наскоро привел себя в порядок: принял душ, почистил зубы, причесался и переоделся. Только он уселся в кресло, собираясь отрепетировать убедительную позу, как в дверь позвонили.

Пока оператор (кажется, его звали Николай) выбирал, куда лучше встать самому, и куда посадить эксперта, Афанасий бегло пересказал Григорию свою беседу с губернатором, разумеется, умолчав про руководителей еще трех регионов и про то, что ему самому предложено продвигать продукт, сделанный из растения Хухе. Физиономия Шпажко выражала глубокую заинтересованность, хотя глаза шарили по полкам многочисленных книжных шкафов.

- Спиртного, кстати, не держу, потому как сам не употребляю, - сказал Афанасий.

- Да я и не планировал выпивать, - попытался оправдаться Григорий.

...На камеру Афанасий работал 15 минут. Это был шикарный убедительный монолог профессионала. Шпажко не задал ни одного вопроса - добавить к тому, что сказал мастер, было нечего. Григорий сидел ошеломленный. В таком же ступоре пребывал и оператор Николай. Он, правда, первым пришел в себя.

- Это что же получается, у нас в регионе будет экспериментальная площадка по выращиванию этой Хухе? - спросил Николай. - И мы, значит, будем находиться под пристальным вниманием всей страны?

- Всего мира, Николай, - ответил Афанасий. - Под пристальным вниманием всей сельскохозяйственной общественности планеты, включая самых успешных бизнесменов и министров. Скажу больше - сенегальцы не собираются останавливаться на достигнутом. Они намерены организовать плантации чудесного растения Хухе на... Марсе!

Тут Афанасия немного понесло. И он принялся рассказывать о перспективах сельского хозяйства в разрезе межпланетного тепличного комплекса по выращиванию Хухе. Повествование заняло еще 15 минут. Телевизионщики стояли, не закрывая ртов. Вдруг эксперт резко остановился и взглянул на часы.

- Вам пора, - сказал мастер, сотрудники "Нового канала" быстро зачехлили аппаратуру и поспешили убраться из помещения.

- В полдень в информационном блоке смотрите наш сюжет, - бросил на прощание Григорий.

Эксперт решил, что сегодня день начался хорошо. Не то, что вчера. Вроде бы все было под контролем. Афанасий уже сработал на опережение. И теперь оставалось лишь подождать до назначенной встречи с корреспондентом журнала "Четвероногие друзья" и оценить, как подготовились к ней оппоненты с учетом сегодняшнего сюжета об инвесторах из Сенегала. Мастер потирал руки в предвкушении предстоящего общения с Леночкой. Наверняка, она тоже придет в кафе не одна. Захватит группу поддержки. Может, даже возьмет с собой главного редактора. Как его там зовут? Кажется, Петр Рудаков. Ну и пусть берет. Будет весело. Ну, или хотя бы не скучно.

Мастер решил, что пора разбудить учеников и устроить им небольшой инструктаж.

Когда, наконец, все участники миссии собрались у него в кабинете, Афанасий стал держать речь:

- Вас я представлю журналистке как своих студентов. Думаю, что ей совсем не нужно знать, что вы приехали из разных регионов. То есть о Мурманске, Уфе и Оренбурге - вообще ни слова. Вы - местные студенты-заочники, последний курс. Сами, может, даже не из областного центра, а из сельской местности. Для маскировки скажем, что вы - будущие социологи, например. Универсальная специальность для нашего с вами случая, кстати. Они же чем угодно могут заниматься, эти социологи, правильно? Возьмете с собой блокноты или диктофоны и будете все записывать с умным видом. Лучше вообще не вступать в разговор. Только если я сам попрошу. Скажу, к примеру: "Не так ли, Анна?" Ты в ответ должна будешь кивнуть и поддержать беседу. И так каждый раз - только после моих вводных слов. Теперь дальше. Лена должна принести образцы этого уникально-универсального корма, о котором все мы слышали, но пока не имели честь видеть. Я буду его изучать долго и пристально. Дам и вам подержать. Если, конечно, не будет возражений с другой стороны. Думаю, что не будет. Пока ведь именно мы им нужны? Это они вышли с нами на связь. Так что будут играть по нашим правилам.

Афанасий предложил прийти в кафе пораньше, чтобы заодно и пообедать:

- Мне, увы, накормить вас нечем. Холодильник наполовину пуст. Или наполовину полон. Это кому как нравится. Но в холодильнике - исключительно специфические и диетические продукты - на любителя. А в "Бобрах" по крайней мере, всегда есть выбор. Предлагаю выйти из дома прямо сейчас. Прогуляемся. Погода вроде бы позволяет.

Компания экспертов вышла на улицу. Афанасий решил выступить в роли экскурсовода и повел коллег по вчерашнему маршруту - по улицам с фруктовыми названиями, попутно рассказывая о зданиях, скверах, фонтанах и т.д.

- Обратите внимание на два одинаковых кирпичных сарая, расположенных напротив друг друга, - рассказывал мастер. - Это сейчас они выглядят как сараи или гаражи. Не пройдет и недели, как их разукрасят под шахматные доски, и в них откроются социальные магазинчики новой торговой сети "Черный и Белый". Продавать в магазинах будут исключительно хлебобулочные изделия. Ничего более. А цены будут ниже, чем у всех остальных. Бизнес нашего торгового магната и депутата Ивана Отверткина. Кстати, название сети - "Черный и Белый" - я сегодня утром придумал, пока вы спали. Таких магазинов в городе будет 35. Иван Отверткин говорит, что это сделано специально - по одному на каждого депутата Законодательной думы. Или по количеству избирательных округов. И вот тут, на Виноградной улице, где магазины стоят напротив друг друга, как раз проходит граница между двумя округами. На той стороне от дороги живут избиратели Федичкина, а на этой - избиратели Вольникова. И всем от этого хорошо. А вскоре я расскажу специализированному журналу "Реклама и торговля" о том, что необходимо все торговые сети перестроить подобным образом: чтобы у каждой было 35 магазинов - по одному в каждом избирательном округе. Ради всеобщего равенства и прочей справедливости. И через месяц, а может быть, и раньше, так и будет. Потому что так лучше. И вам, кстати, советую продвинуть эту идею в своих регионах.

14 глава.

Эксперты остановились у гостиницы "Интурист". На огромном плазменном экране, размещенном на фасаде здания, как раз начинался полуденный выпуск новостей "Нового канала". Первым шел сюжет о сенегальских инвесторах и уникальном морозоустойчивом растении Хухе. Прохожие тоже в большинстве своем остановились и устремили взгляды в экран, с которого на них взирал вершитель судеб - Афанасий М.

Сам мастер одевался так, чтобы его не узнавали на улице. Не узнали его и сейчас. Он был одет в осеннее пальто с высоким воротником. Шапка-ушанка закрывала большую часть головы, а большие темные очки завершали дело. Конечно, внешность была несколько шпионской, но признать в этом долговязом человеке Афанасия не представлялось возможным.

- Очень убедительно, я бы так не смог, - высказался после окончания сюжета Антон Буханкин. - У вас нам еще учиться и учиться.

Анна и Степан одобрительно закивали, и даже чуть было не захлопали. Мастер вовремя их остановил.

- Не время и не место, - сказал он. - Главное, чтобы этот сюжет увидели все заинтересованные лица. Надеюсь, что новость будет немедленно выложена в интернет, и кое-кто в Сенегале тоже проникнется происходящим.

Тут у Афанасия затрещал мобильник. Эксперт достал телефон из внутреннего кармана пальто и посмотрел на экран - номер не определился.

- Кимыч, ну скажи мне, зачем ты это все рассказал телевизионщикам, - раздался в трубке голос губернатора. - Мы же с тобой секретничали, поделились, так сказать, сокровенным. А ты все выболтал, не прошло и часа. Да еще и приврал лишнего. Кто тебе сказал, например, что мы теперь кроме Хухе в регионе вообще ничего не будем выращивать? И вот цифры эти - то ли 100, то ли 200 миллионов евро - ты откуда взял? А посла Сенегала во Франции зачем приплел?

- Спокойно, шеф. Это часть тактической операции. Такой у меня план. Нужно, чтобы определенные лица услышали именно то, что я сказал телевидению.

- Да мне уже министр сельского хозяйства звонил, интересовался, ему все поля освобождать под Хухе или это ты так пошутил? Из комиссии по бюджету звонили. Спрашивали, инвестиции будут строго целевые, или на благоустройство региона что-нибудь останется. Что делать-то?

- Пока ничего не предпринимать. Я же говорил! Затаитесь и ждите. И министрам своим скажи. Пусть на три дня вообще забудут про это. Я позвоню. Или же дам сигнал через СМИ.

- Нет уж, давай без СМИ, ты лучше сразу звони! А то твой сегодняшний комментарий на телевидении уже некоторое восприняли, как сигнал к действию. Народ у нас нервный. Он может что-нибудь и предпринять с перепугу. А мне потом разгребай.

- Все, пока. Позвоню.

Афанасий отключил телефон, но он зазвонил снова. На этот раз беспокоилась Лена из "Четвероногих друзей".

- Вы не забыли про сегодня?

- Как я мог забыть, уважаемая. На что, на что, а на память я никогда не жаловался. Жду вас сегодня в "Бобрах", как и договаривались, в 14 часов 30 минут. Я, кстати, уже держу туда путь.

- Хочу вас предупредить, что приду не одна. Со мной навязался главный редактор, а с ним - его консультант.

- С каких это пор Петя Рудаков нуждается в консультациях? Он же у вас вообще без башни. Никогда не думает, что творит. Ему же даже дружеский совет дать нельзя, он, словно кошка, когти выпускает. И туда же - консультанта себе завел! Что за тип, консультант этот?

- Сами увидите. И познакомитесь. Скажу лишь, что Эдвард - иностранец. Сейчас модно в консультантах иностранца держать.

- Эдвард, говорите? Ну пускай его. Я, кстати, тоже не один буду. Со мной три студента еще. Заочники мои. Ходят за мной по пятам, мысли записывают. Такое впечатление, что собираются стать моими прижизненными биографами (Афанасий подмигнул ученикам). Ничего не могу с этим поделать. До встречи! И главное не забудьте взять - продукт свой универсальный.

Афанасий убрал телефон в карман.

- Это что-то вроде первого звонка перед спектаклем, - сказал эксперт. - А, значит, обязательно будет второй звонок и третий.

...У арт-кафе "Бобры", несмотря на вторник, стоял кортеж свадебных автомобилей. В областном центре в последнее время стали чаще играть свадьбы. Да так, что привычных субботы и пятницы старо попросту не хватать, чтобы все желающие смогли зарегистрировать брак в эти дни. Сначала люди начали жениться по четвергам и воскресеньям. Потом еще и по вторникам. У ЗАГСов осталось всего два выходных - понедельник и среда. Зато количество разводов в городе сначала резко сократилось, а потом и вовсе сошло на "нет". Согласно информации областного управления статистики, на каждую тысячу зарегистрированных в регионе браков приходилось всего 14 разводов. Это очень хороший показатель. Лучший в России.

Эксперты прошли внутрь. В "Бобрах" было шумно: половина зала была отгорожена под проведение свадьбы. Афанасий поискал глазами среди гостей знакомых - не нашел. А вот внешность невесты, точнее, уже жены, показалась ему знакомой.

"Где-то я ее определенно видел, - подумал он.

Подсказка пришла неожиданно.

- Афанасий, это ведь Ольга - ваша бывшая жена, - сказал Антон Буханкин. - Я ее хорошо запомнил. Надо же, как она похудела! Красавица прямо стала. А ведь была, признаться, склонна к полноте. Килограммов 20 скинула.

- Антон, замолчи. Я тебе сейчас так больно на ногу наступлю, что ты потом ходить не сможешь. Никогда. Чтобы больше ни слова об Ольге.

Афанасий еще глубже спрятался в пальто, и еще плотнее натянул шапку. Он надеялся, что в этой суете и за таким прикидом бывшая жена его не узнает. Это было бы явно лишним сегодня.

Эксперт показал жестом на самый дальний столик в углу. Перед ним стояла колонна, за которую Афанасий и планировал спрятаться подальше от глаз бывшей супруги. Коллеги уселись за столик, подозвали официанта и сделали заказ. Ели молча. Разговаривать во время еды в их среде не было принято. "Когда я ем, я глух и нем". Этому правилу они следовали всегда.

Когда с едой было покончено, Анна взглянула на часы.

- У нас еще целый час, - сказала она. - Что будем делать?

- Они придут раньше, я уверен, - ответил Афанасий. - Может, уже очень скоро. Соскучиться мы не успеем. А вот, кажется, и один из них.

В помещение вошел высокий молодой человек лет 35 с огненно-рыжей копной волос на голове. Это был Петр Рудаков собственной персоной - главный редактор специализированного журнала "Четвероногие друзья". Он остановился возле дверей и начал пристально изучать окружающее пространство.

Антон достал смартфон и включил его в режим диктофона. Анна и Степан положили на столик блокноты, вооружившись авторучками.

Петр заметил компанию экспертов и направился к ним.

- Салют, маэстро, - Рудаков протянул руку Афанасию, а остальным кивнул. - Как поживаете, наш благодетель и угнетатель?

- Оставьте ваш сарказм, Петя, - ответил мастер. - Уж кто-кто, но вы, как мне кажется, угнетенным себя ни в коей мере не ощущаете. Причем, никогда.

Рудаков мял пальцами толстую колумбийскую сигару, демонстрируя внушительных размеров перстень с рубином на среднем пальце правой руки.

- Курить в общественных местах у нас уже полтора года, как запрещено, - напомнил Афанасий. - Думаю, надо бы и выпивать запретить, как вы на это смотрите?

- А говорит, что не угнетатель! Да если бы не ваши законодательные инициативы, мы бы до сих пор курили в ресторанах и кафе!

- Чем раздражали бы окружающих - тех, кто не имеет такой дурной привычки.

Петр убрал сигару и подозвал официанта.

- Пока еще не запрещено законом, принесите мне, пожалуйста, бутылку вот этого вина, - Рудаков указал пальцем в меню. - К сожалению, я не умею читать по-английски вслух.

Официант удалился, а Афанасий поинтересовался:

- Принесли?

- Продукт у Елены. Точнее, у Эдварда дома. Это наш консультант. Она поехала к нему. Обещали быть вовремя и вместе. Кстати, маэстро, я выписал Эдварда аж из Сенегала! Очень талантливый молодой человек. Свободно владеет тремя языками - русским, французским и английским. Дает чудесные и правильные советы. И, знаете, что самое удивительное в его работе?

- Он не просит за нее денег, - тут же догадался Афанасий.

- Вы правы. А позвольте спросить, как вы об этом догадались?

- Не надо валять дурака. Вы же видели сегодня сюжет на "Новом канале" про инвесторов из Сенегала. Эти ребята пришли в Россию, чтобы вкладывать деньги, а не отбирать. Но это пока. Думаю, что конечная цель у них совсем иная. И вовсе необязательно, что она будет связана с финансами. А этот ваш консультант Эдвард, наверняка, из той же самой корпорации "Feed LTD", которая собирается засеять наши земли своей волшебной травой Хухе. Я думаю, вы уже в курсе, что как раз из этой травы сделан тот универсальный корм, который должен стать главным на сегодняшнем празднике жизни?

- Браво, маэстро! Я и не знал, что вы так глубоко осведомлены о наших делах. Позвольте мысленно пожать вашу мужественную руку.

- Не дурите, Петя. И перестаньте называть меня "маэстро".

- Хорошо, можно, я буду вас называть мистер М.? Кстати, умоляю, расскажите о тайне своей фамилии. Почему никто ее не знает? Что еще за "М"?

- Мою фамилию знает не так уж и мало человек. Она известна в УФМС, паспортном столе. Ее знает наш губернатор. Пожалуй, еще нескольким людям в УВД и ФСБ она известна. Видите жизнерадостную невесту в той половине зала? Даже она, я вас уверяю, знает мою фамилию. В отличие от вас. Так что особой тайны здесь нет, но вам я не скажу. Вы - журналист. Хотите - ищите, рыщите. Узнавайте, подкупайте кого-нибудь. Но не думаю, что это будет интересно читателя вашего специализированного журнала. Поскольку их кошечкам и собачкам до моей фамилии точно уж нет никакого дела.

Обострившийся диалог был прерван появлением в дверном проеме двух молодых людей. Леночка держала под руку типичного представителя Сенегала - лилового африканца. Он был строен, подтянут, хорош собой. Сколько ему лет, сказать было трудно. Может 25, а может и все 40. В руке, свободной от Леночкиных прикосновений, Эдвард держал такой же лилово-черный дипломат с наклейкой, которая читалась издалека. Надпись гласила - "Feed LTD". "Пока все сходится", - подумал Афанасий.

Лена и Эдвард подошли к столу. Все быстро перезнакомились.

- Знаете, Эдвард такой душка! - залепетала Леночка, заметно приложившись к фужеру Петра Рудакова. - Он мне по дороге столько всего рассказал об Африке! Петя, а когда ты организуешь мне командировку в Сенегал? Там столько много животных! Я должна о них написать!

- Приступим к делу, ради которого мы здесь сегодня собрались, - прервал щебетание корреспондентки Афанасий. - Доставайте свой уникальный продукт.

Эдвард открыл дипломат и извлек из него два пакета зеленого цвета и две консервные банки с такими же зелеными этикетками. Эксперты сразу обратили внимание, что название на продукте отсутствовало. Хотя на этикетках для его написания было оставлено не менее трети свободного пространства.

- Это опытные образцы, - пояснил консультант из "Feed LTD". - Точнее, сам корм уже стопроцентно готов. Никаких дополнительных изменений в рецептуру его приготовления вноситься не будет. А этикетка может еще измениться. К тому же, как вы успели заметить, у продукта пока нет названия. Есть хорошая русская пословица "Как корабль вы назовете, так он и поплывет". Поэтому, прежде чем дать название продукту, мы хотели бы посоветоваться с вами, Афанасий. Вас нам рекомендовали, как лучшего эксперта в современной России. Без вас мы не хотели бы называть этот продукт.

- Но у вас же наверняка заготовлено несколько вариантов? - спросил эксперт.

- Не несколько. Вариант один. И он требует вашего одобрения. Предлагаете начать с названия? Или все же вскроем пакеты и консервы, чтобы вы могли изучить продукцию?

- Давайте сначала вскроем. Не будем давать название "коту в мешке".

15 глава.

Эдвард аккуратно открыл пакеты и консервы. Афанасий был уверен, что сейчас ему в ноздри ударит привычный запах кошачьей или собачьей еды. А другие посетители непременно повернутся к их столику. Но ничего подобного не произошло. Продукт абсолютно не имел никакого запаха. На всякий случай эксперт понюхал корм поближе. Запаха нет.

Сухой корм был похож на "Китикет" - такие же гранулы разной формы и величины. Только слегка зеленоватые. Консервированный продукт напоминал морскую капусту.

- Можете попробовать на вкус, - сказал Эдвард и первым показал пример, отправив в свой белозубый рот несколько гранул.

Так же поступили Елена и Петр. Леночка при этом, пользуясь случаем, запила корм вином из фужера редактора.

Афанасий взял гранулу, похожую на маленькую морскую звездочку, повертел в руках и тоже положил в рот. Эксперт старательно жевал, пытаясь уловить хоть какой-то знакомый вкус. Его почти не было. Больше всего продукт напоминал сухарики, которые продавали к пиву. Но без соли. Или почти без нее.

Сенегальский консультант взял вилку и зачерпнул из консервной банки. Афанасий последовал его примеру.

"Морская капуста и есть", - подумал эксперт.

- Коллеги, вы тоже можете попробовать, не бойтесь, я же ем, - обратился Эдвард к спутникам Афанасия.

Степан и Анна съели по нескольку гранул, Антон воздержался.

- Что ж, отвращения не вызывает, - сказал Афанасий. - Впрочем, и ничего особенного в этом продукте нет.

- Не скажите, - парировал Эдвард. - Возьмем, например, среднюю в плане массы кошку. Для однократного приема пищи ей требуется 100 граммов привычного корма. Дали порцию на завтрак - и забыли про животное до обеда. Теперь рассказываю, в чем прелесть нашего продукта. Кошка насыщается 25 граммами корма на основе Хухе. И кормить ее достаточно один раз в день. В крайнем случае - два. Средней собаке 100-граммового пакета хватит на сутки. Экономия налицо. Плюс - скажу сразу - корм будет продаваться дешевле любых аналогов, которых у него к тому же и не существует. Сделать цену минимальной стало возможным после того, как наши ученые вывели подвид Хухе-18, который дает до 180 центнеров культуры с гектара при условии трех урожаев в год. И это не предел. Хухе-19, который пока растет лишь в лабораториях и опытных плантациях в Антарктиде, обойдется еще дешевле. По расчетам, его урожай мы будем снимать четырежды в год. Культура не подвержена заболеваниям. Сорняки не растут там, где растет Хухе. Естественный враг у растения один.

- И какой же? - не удержался Антон.

- Живые существа. От самых мелких насекомых вроде муравьев до крупных млекопитающих. Изначально ставилась задача - чтобы новый продукт охотно употребляли в пищу все виды животных. Ученые этого добились. Растение вывели действительно уникальное. Но теперь все животные хотят его есть. Не скрою, именно поэтому мы построили теплицы в Антарктиде. Там - в условиях вечной мерзлоты - нет естественных пожирателей нашего корма. В теплой климатической зоне пока спасают теплицы. Мы их обрабатываем специальным раствором и следим, чтобы к посевам не проникало ни одно живое существо. Кроме того, предполагается, что Хухе-19 будет прекрасно себя чувствовать в условиях открытого льда. Поэтому мы рассматриваем Мурманскую область как одно из основных направлений наших инвестиций.

Сказав последнюю фразу, Эдвард многозначительно посмотрел на Анну. Девушка опустила голову.

"Консультант догадался, что за "студентов" я с собой привел", - мелькнуло у Афанасия.

Эдвард шепнул что-то на ухо Петру Рудакову. Тот молча встал, кивнул и пошел к выходу.

- Лена, вы тоже можете идти, у вас, я знаю, работы много, - сказал консультант корреспондентке. - Я потом все детали нашей беседы с Афанасием доложу вам и вашему начальству в письменном виде.

Лена хотела что-то сказать, но передумала. Девушка пожала плечами, набросила плащ, и удалилась вслед за главным редактором.

- Раз уж мы остались одни, без свидетелей, будем называть вещи своими именами, - продолжил Эдвард. - На первых этапах нам не избежать конкуренции. Поэтому мы решили прибегнуть к помощи экспертов. К вашей помощи, Афанасий, и ваших коллег-учеников из Уфы, Мурманска и Оренбурга. В России убеждать умеете только вы. Самые мощные наши кадры, к сожалению, пасуют перед российской аудиторией. Раз уж мы раскрыли перед вами почти все карты, скажите, не забыли ли мы еще какой-нибудь регион?

- Ваша разведка сработала хорошо. Можете так и передать своим. Но не проще ли все плантации Хухе разместить за Полярным кругом? А в других регионах оставить лишь перерабатывающее производство.

- Это вызовет лишние подозрения у населения, которому много чего вообще знать не следует. На самом деле в Оренбуржье, Башкирии и у вас культуру будут возделывать больше для видимости - исключительно хороших результатов мы здесь все равно не получим. А основные плантации действительно планируется разместить за Полярным кругом. Тут вы правы.

- Мне кажется, вы что-то не договариваете, - сказал Афанасий. - Какова конечная цель вашей задумки? Не похоже, что с такими масштабными замашками вы хотите всего лишь накормить всех домашних животных. Все это больше напоминает начало какой-то секретной спецоперации.

- Давайте жить сегодняшним днем, уважаемый? И ставить реальные цели, а не на долгосрочные перспективы. В данном случае все, что нам от вас требуется, - ваше участие в продвижении нового продукта с помощью вашего Дара. Как говорят у нас в Дакаре, "Не заглядывай в послезавтрашнюю тарелку, пока не закончил сегодняшний ужин". Я понимаю, что некоторые детали дела противоречат вашим принципам. Вам же хочется, чтобы у всех все было хорошо. А в нашем случае придется пожертвовать производителями других кормов. Они останутся не у дел и вынуждены будут покинуть рынок. Хотя у нас к ним готовится встречное предложение. Мы готовы купить их заводы по хорошей цене.

- Почему Сенегал? - немного невпопад спросила Анна.

- Это совершенно непринципиально, - ответил консультант. - Случайно вышло. - Если уж быть совсем откровенным, мозговой центр операции "Хухе" находится вообще не в Африке. Штаб не принадлежит ни к какому государству.

- Вы мне тут еще про подводную лодку расскажите и про "Летучий голландец", на которых у вас организаторы передвигаются.

- Ну, допустим, подводные лодки у нас имеются. Только для других целей. А штаб находится на частном острове в Океании. Мы его купили.

Афанасий подумал, что теоретически не может быть, чтобы организация не принадлежала ни к одной стране. Ведь у каждого члена штаба должно быть гражданство. Эдвард словно угадал ход мыслей эксперта:

- Члены совета действительно являются гражданами определенных стран. И сегодняшний председатель - подданный Сенегала. Остальные - нет. Там много государств представлено. Я, кстати, уполномочен познакомить вас с членами штаба, если у вас возникнет такое желание. Но думаю, что пока еще в этом нет необходимости. Вы даже не сообщили, намерены ли вы нам помогать. Или же идея общего благополучия вам уже наскучила?

- А вы сами верите в то, что ваш корм улучшит благосостояние граждан?

- Разумеется. Мы уже говорили об этом. Доступность, универсальность, дешевизна. Все, что мы делаем, ведет только к лучшему.

- Хорошо, давайте продолжим эту увлекательную беседу в следующий раз. Что я должен сделать в первую очередь? Дать название продукту? Прорекламировать его? Выступить с официальным заявлением на телевидении и радио?

- Для начала, Афанасий, позвоните своему губернатору и скажите, чтобы дал "добро" нашим инвесторам. И пусть своим коллегам из других регионов объяснит, что все будет хорошо. А потом и продолжим беседу.

- Вы хотите, чтобы я прямо сейчас позвонил?

- Нет, зачем же? Я вас ни капельки не тороплю. Скажем, лучше этот вопрос закрыть ноябрем. Понимаете, в декабре, перед новогодними праздниками чиновники становятся забывчивыми и от этого неуправляемыми. Поэтому давайте ограничимся текущим месяцем. Кстати, корм можете захватить с собой. Думаю, у вас есть приятели в секретных лабораториях, чтобы вы проверили его на пригодность к употреблению. Вы же захотите это сделать?

Афанасий кивнул. Степан сгреб со стола пакеты и консервы в свой рюкзак.

- Я вам позвоню, скажем... завтра, в это же время, о-кей? - спросил сенегалец.

- Да, это будет удобно. Жду звонка.

Стороны обменялись прощальным рукопожатием. Эдвард покинул кафе первым. Афанасий предложил ученикам-экспертам прогуляться по набережной и обсудить текущую обстановку.

- Мне кажется, они идут впереди нас на несколько шагов, - сказал Антон. - Они знали про телевизионный сюжет еще до того, как вы решили позвонить этому Шпажко. Они знали про звонки губернатора. Может, они прослушивают телефонную линию?

- Это слишком примитивно, Антон. Думаю, они используют более современные технологии. Не исключаю, что у нас в России об их существовании еще и не догадываются. Возможно, что они предвидят наш следующий ход, который сами мы еще не продумали. Поэтому предлагаю сделать то, что от нас точно не ожидают.

- Что же? - спросила Анна.

- Хороший вопрос. Разберем по пунктам. Сейчас, по их мнению, я должен позвонить губернатору, успокоить его, рассказать, что инвестор мною проверен, сомнений в нем нет. Это все, что они от нас ждут на сегодняшний день. Так мы и поступим.

- Но вы же сами сказали, что надо совершить что-то неожиданное, - чуть ли не хором закричали Анна и Антон.

- Не неожиданное, а не ожидаемое. Это разные вещи. Я позвоню губернатору. Но сделаю и еще кое-что. Вы, кстати, можете ехать в аэропорт. На местах сообщите руководителям регионов, что в курсе инвестиционной политики Сенегала. Успокойте их по возможности. А с редакциями журналов, от которых поступили первые предложения о рекламе, пока не общайтесь. До моего сигнала. Может, общаться даже и не понадобится.

Афанасий резко развернулся и пошел в противоположную от коллег сторону. Затем остановился, оглянулся:

- Степан, только продукт оставь мне.

Кондратьев расстался с рюкзаком и пожал плечами.

- Всем пока, рюкзак верну при случае, - сказал Афанасий и растворился в начинающем смеркаться городе.

16 глава.

Дома Афанасий выпил сразу два пакета кефира и позвонил губернатору. Тот буркнул, что занят на совещании, и чуть позже перезвонит сам. Афанасий набрал номер одной секретной лаборатории.

- Иван, пришли ко мне кого-нибудь из сотрудников немедленно. Кое-что передам, надо провести полную проверку образцов на химический и биологический состав. Главное - выяснить, нет ли в них опасных для здоровья веществ. Ну и дай свое независимое экспертное заключение, что ты думаешь по поводу образца.

- А хоть что это вообще?

- Корм для животных. Более тебе знать не обязательно. Если заинтересуешься, при встрече как-нибудь расскажу подробности. Договорились?

- Через полчаса к вам заедет курьер. Сергеем зовут.

- Хорошо.

Через 10 минут губернатор, как и обещал, сам перезвонил на мобильный телефон Афанасия. Эксперт дал "добро" инвесторам, сообщив, что землю можно без сомнений передать им в аренду. И напомнил, что губернаторов других заинтересованных регионов также надо успокоить.

- Тебя это не должно особо заботить, занимайся текущими делами, - сказал мастер. - Пусть сенегальцы только выполнят условие - зарегистрируют свои предприятия в нашей области. Так мы неплохо заработаем в бюджет с налогов и аренды. И министру сельского хозяйства сообщи, чтобы лишний раз не паниковал. Я буду тебя держать в курсе событий. Конечный продукт, приготовленный из этого растения, я уже направил на проверку в лабораторию. О результатах тоже расскажу потом. Все. Пока.

Курьер Сергей появился на пороге квартиры Афанасия точно в срок. Эксперт передал ему вскрытые пакет и консервы. Нераспечатанные образцы на всякий случай оставил себе. По их судьбе у мастера были некоторые соображения. Он вновь надел пальто, шапку и темные очки, положил корм в рюкзак и отправился на улицу.

Во дворе Афанасий более получаса пытался отыскать хоть одну кошку или собаку. Тщетно. Лет семь назад бездомные животные были большой проблемой для города. То один микрорайон, то другой периодически объявлялись очагом бешенства. Собак и кошек травили, ловили, помещали в специальный приемник, стерилизовали. Однако ничего не помогало. Количество бездомных животных не уменьшалось. Они продолжали кусать людей и орать по ночам. Разрешить проблему власти попросили Афанасия.

Эксперт выступил по телевидению с идеей по организации в областном центре ветеринарной полиции (ВП). Вопрос с финансированием решился быстро - в квитанции по оплате услуг ЖКХ включили графу "На содержание ВП". В результате ветеринарная полиция появилась, а кошки и собаки исчезли. И никому не было никакого дела, куда они подевались. Главное, жизнь стала спокойнее. Конечно, нашлись оппозиционеры, которые выступили против новой графы в квитанциях. Но дело ограничилось парой-тройкой одиночных пикетов. Потом оппозиционеры пропали. Так же бесследно, как вышеупомянутые бездомные животные.

Был еще один забавный случай, связанный с ветеринарной полицией. Какой-то шутник, работавший в типографии, допечатал в графу "На содержание ВП" всего лишь одну фразу - "Президент тоже кушать хочет". После чего не стало и типографии. Кстати, это был самый последний пожар, случившийся в славном городе Афанасия. С тех пор больше ничего ни разу не горело.

Афанасий прислонился к березке, немного постоял и пошел в сторону ближайшего стационарного пункта ветеринарной полиции. Он слышал, что сотрудники ВП иногда оставляют животных себе и содержат их при помещениях.

Так и оказалось - возле пункта ВП стояла конура, в которой на привязи лежала небольшая собачка - спала. Рядом с конурой сидели два важных серых кота.

Афанасий открыл пакет и рассыпал корм прямо на землю. Коты понюхали и стали есть. Без особой жадности, даже почти что нехотя. Эксперт, разумеется, ожидал от них куда большей заинтересованности. Однако доели они все. Ни одной гранулы не оставили.

Афанасий толкнул ногой собаку. Та тявкнула, но не проснулась.

Афанасий толкнул ее еще раз. Пес приоткрыл один глаз и принюхался к воздуху. Эксперт высыпал перед ним остатки корма из пакета. В итоге собака также съела все, что ей дали.

"Едят так, будто их заставляют, - подумал Афанасий. - Но ведь едят же?"

Мастер решил пройти несколько кварталов в сторону центра города, а затем вернуться к пункту ВП, чтобы оценить самочувствие подопытных животных.

Он шел и размышлял. Еще два дня назад Афанасий даже не догадывался о существовании международной компании, которая ведет разработку универсального корма. А сегодня он практически посвящен во все ее дела. Хотя, во все ли? Пожалуй, нет. Ему дали лишь поверхностную информацию. Надо скорее сделать то, что его просят, и напроситься на экскурсию в штаб организации. Эдвард обещал ему такое удовольствие.

Афанасий решил прокатиться и на ближайшей остановке общественного транспорта заскочил в полупустой трамвай. В салоне, кроме него, водителя и кондуктора, было еще пять человек. Итого - восемь. Эксперт поплотнее укутался в пальто, стараясь остаться незамеченным. Однако женщина-кондуктор все равно его узнала.

- Видела вас сегодня в новостях, - сказала она. - В жизни вы гораздо лучше.

- Я вообще хороший, и меня каждый день показывают по телевизору, - буркнул в ответ Афанасий.

- Не хотите разговаривать, так и скажите.

- Отчего же? Давайте поговорим. На какую тему предлагаете? Вижу, что вам сегодня скучно. Кстати, что вы думаете о грядущих изменениях к лучшему? Слышали, что будет еще лучше, чем сейчас?

- Слышала и очень этому рада. Нам раньше зарплату задерживали по полгода, потом как-то наладилось все постепенно. А с этого года стали за месяц вперед выдавать! Как не радоваться, когда такое было? У меня подруга в Челябинске тоже кондуктором в трамвае работает. Так вот она мне не верит. Говорит, что вру я. А я ей говорю - приезжай, да сама посмотри. А лучше, говорю, переезжай к нам жить, все равно одна - ни мужа, ни детей. А у нас тут и работа всякая найдется, и зарплаты хорошие. Правильно ведь говорю?

- Правильно, барышня, правильно. Пусть приезжает, конечно. Мы как раз вскоре в городе еще одно трамвайное депо откроем и три дополнительные линии проложим - на три маршрута. Пусть и родственников берет - кто в кондукторы, кто в водители пойдет. Все и вам веселее будет, когда подруга ваша в одном с вами городе жить будет.

- Вот спасибо!

Кондукторша села на свое законное место и отчего-то пустила слезу.

"Надо же, какая впечатлительная натура", - подумал Афанасий.

Эксперт любил вот так, по-простому, побеседовать о жизни с простыми людьми. На улице, в транспорте, в парках, скверах. Иногда он специально подлавливал людей на выходах с заводских проходных. Чтобы расспросить, поразузнать, так сказать, о чем простой народ думает. Чтобы быть в курсе всех общественных настроений. После бесед с народом Афанасий испытывал необычайный прилив сил и придумывал столько всего хорошего, что порой и на другие регионы оставалось. Правда, как раз Челябинску, никогда доброты и щедрости афанасьевой не хватало.

17 глава.

Трамвай сделал кольцо и вернулся к тому месту, где в него запрыгнул эксперт. Афанасий вышел и отправился к конуре - смотреть результаты действия чудесного корма.

И коты, и собака чувствовали себя вроде бы неплохо. Выглядели бодрыми и свежими. Даже радостными какими-то. Животные играли друг с другом и Афанасия даже не замечали.

- С одной стороны - это очень хорошо, - сказал эксперт вслух. - По крайней мере, для животных. С другой стороны - ничего хорошего. Не будет повода что-либо возразить сенегальским инвесторам.

Афанасий погладил одного кота, потом второго. Засунул руку в рюкзак, нащупал банку консервов. Для полноты эксперимента, надо бы и консервов животным дать. А вдруг они наелись уже сухого корма, и сейчас к продукту не притронутся?

Эксперт еще немного постоял и подумал. Решил не давать.

"Ну не дураки же они там в своем штабе, - подумалось ему. - Знали же, что проверять буду. А консервы надо будет еще на ком-нибудь испытать. У Ивана в секретной лаборатории наверняка подопытные мыши или кролики имеются".

Афанасий позвонил в лабораторию. Иван ответил, что эксперт может к нему приехать прямо сейчас.

- Как раз к вашему появлению и результаты анализов будут готовы, - сказал Иван. - Скажу вам сразу - много любопытного в образцах для себя нашел. Очень интересный продукт. Я бы сказал - уникальный.

- Мне многие точно также говорят, - Афанасий невольно поморщился. - Только и слышу вокруг - уникальный, универсальный, чудесный, волшебный. За ним - будущее животного мира планеты и всего человечества в целом. Моими фразами выражаются. В общем, скоро буду у тебя в лаборатории.

Афанасий не был националистом, и тем более расистом. Но его так и подмывало назвать изобретателей этого корма неграми.

"По сути, сенегальцы - они же негры и есть, представители негроидной расы, - успокаивал он сам себя. - Явно ведь не евреи? Те еще хитрее бы комбинацию завернули".

Евреев мастер почему-то недолюбливал, хотя подозревал, что и сам на четверть или хотя бы на одну восьмую состоит из еврейской плоти. Ведь недаром он носит такую причудливую фамилию, которая к тому же начинается на букву "М"?

"А может, это чернокожие евреи? - проскользнула еще одна шальная мысль. - И они водят дружбу с инопланетянами. Может, посол Сенегала во Франции был прав, когда хотел свалить ответственность за происходящее на представителей чуждой нам цивилизации?"

Эксперт встряхнул головой, и заставил себя выбросить из нее нелепые фантастические мысли.

- Инопланетян не существует, - сказал вслух Афанасий. - Все создается руками человеческими и мозгами их же. Как не существует ада, рая, или какой-либо иной загробной жизни. Так ведь? Аминь, аминь и еще раз аминь.

Мастер опять пошел в сторону трамвайной остановке, дождался нужного маршрута и без происшествий добрался до секретной лаборатории. Здесь стоит упомянуть об одной вещице, которая имелась у Афанасия. Это был невзрачный кусочек пластика, называющийся не очень благозвучно - супер-универсальная карта Афанасия, а сокращенно - СУКА. С ее помощью открывались многие двери. И не только в городе. В том числе дверь секретной лаборатории.

Эксперт приложил карту к замку на воротах, они слегка приоткрылись, впустив в себя гостя, и сразу же жестко захлопнулись. За первым - внешним - забором было еще три поста: два автоматических, которые так же открывались с помощью карты, а на последнем посту сидел охранник. Афанасий припомнил, что во время посещений лаборатории охранники ему попадались в званиях не ниже подполковника. Настолько это государственное учреждение было секретным и серьезным. Иван, наверняка, был генерал-майором. Или даже генерал-лейтенантом. Мастер его об этом не спрашивал, а сам руководитель отдела лаборатории был человеком скромным и в военной форме в здании вообще никогда не появлялся. Только в белом одноразовом халате.

Афанасий прошел два автоматических поста и остановился перед столиком охранника. Тот, разумеется, знал эксперта в лицо, но, как и полагается, попросил предъявить супер-универсальную карту и еще не менее двух документов, удостоверяющих личность. Пока полковник - а сегодня был целый полковник - сверял данные с документов посетителя по базам в своем компьютере, Афанасий прошел через три рамки, которые были настроены на обнаружение оружия, наркотиков и алкоголя. По какому принципу они были устроены, и как, например, срабатывали на алкоголь, мастер понятия не имел. Но на уникальный корм, лежащий в рюкзаке, они не отреагировали и не просигналили. А запрещенных предметов у него не было.

Охранник вернул документы и выдал увесистую связку ключей. Дело в том, что Афанасию предстояло преодолеть еще несколько пролетов, лестниц, коридоров и дверей. По правилам, каждый, кто через них проходил, должен был самостоятельно отпирать и сразу же запирать двери за собой.

Наконец, Афанасий зашел в ярко-освещенную комнату размером не менее 200 квадратных метров. Потолки здесь были такими недосягаемыми, что эксперт в точности не мог определить их высоту. Она могла быть и 20 метров, и все 50.

В дальнем правом углу среди груды оборудования непонятного назначения копался Иван.

- Иван, привет! - поздоровался Афанасий. И приветствие гулким эхом несколько раз повторилось в разных углах огромного помещения.

Руководитель отдела лаборатории в ответ кивнул и жестом попросил подойти ближе.

Афанасий подошел.

- Где у тебя подопытные кролики и мыши обитают? - спросил эксперт. - Надо бы их покормить.

- Они уже ужинали сегодня, - ответил Иван.

- Ты не понял! Я должен их накормить консервами из Хухе. Кошки и собаки отнеслись к еде положительно. Стали даже радостными после приема пищи. А так как корм универсальный, я должен его испытать на других животных. Дай мне одного кролика и одну мышь, которую не жалко.

- Мне всех жалко, - то ли в шутку, то ли всерьез сказал Иван. А сам открыл какую-то маленькую дверцу в стене, которую Афанасий поначалу не заметил, и скрылся за ней.

Через минуту человек в белом одноразовом халате вновь возник перед мастером. В одной руке он держал черного-пречерного кролика, в другой - трех абсолютно белых мышек.

- Другие пожелания будут? - спросил он.

- А нет ли у тебя, любезный, питона? Или на худой конец ужа? Змеюки какой-нибудь? И неплохо было бы вообще всех показать, над кем вы тут опыты проводите.

- Афанасий Кимыч, ну, знаете ли, у нас тут много всякой самой разной живности. От комаров до приматов. Питона нет, правда, но есть другие змеи. Неядовитые только. Как раз типа ужей.

- Тащи всех! Для чистоты эксперимента все должны сегодня отведать наших консервов.

- Так вашей банки на всех не хватит!

- Тогда давай пока быстрее накормим кролика и мышей.

Иван поместил подопытных животных в посудину, напоминающую корыто. Ее края были загнуты немного внутрь. Сверху "корыто" застегивалось замком-молнией, вшитым в гибкую прозрачную пластиковую крышку. Кролику и мышам вывали четверть банки консервов.

- Есть у тебя еще такие посудины или клетки, как эта? - спросил Афанасий.

- Найдем.

- Неси. И зверей всяких тоже неси.

...Через полчаса помещение лаборатории напоминало зоопарк. Только "клетки" в нем были из прозрачного пластика и имели причудливые формы. И животные в них были собраны в весьма странные на первый взгляд компании. Дикобраз соседствовал с парой ужей, тритоном и морской свинкой. Попугаи - с колорадскими жуками и енотом. Кроты делили пространство с карликовыми мартышками и пингвином. Посреди этой вакханалии стоял большой шарообразный аквариум с рыбами всяких пород. Весь этот сумасшедший животный мир занимался сейчас исключительно важным для науки делом - старательно поглощал консервы из сенегальской травы Хухе. Если бы случайный путник оказался в лаборатории, его бы хватил приступ от такого невиданного зрелища. К счастью, вероятность попадания случайного путника на Великий Ужин Животного Мира был равен нулю.

Афанасий и Иван умиротворенно сидели на белых табуретках и слушали чавканье зверья.

- Да, а что там с результатами анализов? - прервал молчание эксперт. Ты говорил, что все будет готово к моему приезду?

- Все и готово. Анализы отличнейшие. Лучше не придумаешь. Во-первых, никакой синтетики и химии в продукте не содержится. Исключительно натуральные растительные компоненты. Свежие. Думаю, что составляющие образцов еще неделю назад росли в поле или же в теплице. Преимущественно - на 97 процентов - продукт состоит из одного вида культуры растительного происхождения, до сегодняшнего дня мне неизвестной.

- Она называется Хухе, - сообщил Афанасий. - Культура выведена одной мощной сенегальской сельскохозяйственной корпорацией "Feed LTD". И до вчерашнего дня, поверь мне, я так же абсолютно ничего не знал о Хухе. А остальные 3 процента? Ты говорил, что лишь 97 процентов - трава...

- 3 процента - это консерваторы, улучшители вкуса, пищевые добавки. Но все - безвредные для живых организмов. В том числе и для человека. То есть мы с вами, например, с голодухи вполне могли бы сейчас перекусить такой баночкой консервов.

- У меня больше нет. Впрочем, я пробовал на вкус. Пресно. Как соя или капуста.

- Так вот по питательности этот продукт в пять раз калорийнее любого существующего корма для животных.

- Это я тоже уже выяснил. Коты быстро наелись. Да и Эдвард об этом говорил - консультант из Сенегала.

- Говорю я это к тому, что основа - эта ваша Хухе - идеально подходит для создания универсального спортивного питания!

- А по витаминам как там и по полезным веществам?

- Я бы еще доработал. Но и на сегодняшний день состав безупречен. Не столь идеален, конечно. Но ведь это пока опытные образцы? Экспериментальные? Мне бы заполучить растение в свежем виде. Я бы провел еще один комплекс анализов.

- Думаю, у нас еще будет такая возможность. Я привезу тебе образцы. Скажем, не позднее, чем через неделю. Или дней через 10. Значит, говоришь, спортивное питание можно делать? А еще что?

- Еду для космонавтов, например. Для путешественников, которые отправляются на дальние расстояния, можно делать питание в концентрированном виде. Сфер применения масса! Если бы еще знать, сложно ли эту культуру выращивать? Ведь заниматься производством конечного продукта целесообразно лишь в одном случае - если растение Хухе неприхотливо, не требует особой заботы. Чем оно доступнее и проще в возделывании, тем ниже себестоимость товара.

- С этим, Иван, у них тоже все в порядке. Не поверишь - последние эксперименты ведутся в условиях вечной мерзлоты. Трава Хухе растет и плодоносит прямо на снегу. Да что там на снегу! Семена бросают на лед, и они дают всходы. А снимается до 4 урожаев в год. Причем, с выходом до 180 центнеров с гектара! Ты это можешь себе представить?

Иван раскрыл рот и долго не мог сомкнуть сведенные челюсти. Наконец, немного очухался:

- И как им удавалось до сих пор скрывать ЭТО открытие от мировой научной общественности? Я не понимаю.

- Я думаю, они бы и продолжали скрывать. Только настала пора выходить на другие объемы. Сотрудникам корпорации "Feed LTD" понадобились огромные площади под новую культуру. Тогда их взор устремился в сторону России, где до 70 процентов площадей сельскохозяйственного назначения не используется. В лучшем случае - зарастает бурьяном, а в худшем - превращается в камень. Каким-то образом сенегальская контора вышла на меня. Правда, весьма странным путем - через специализированный журнал про домашних животных. Сегодня я получил образцы. Ты их уже успел оценить. Губернатор принял решение пустить инвесторов в регион, предоставив в аренду все необходимые площади. Вчера еще не было ничего. Сегодня история Хухе завертелась с такой скоростью, что даже мне становится немного страшно. Чую какую-то недосказанность во всем этом деле чудовищную. Давай, кстати, посмотрим, как чувствуют себя наши едоки.

Как оказалось, весь корм животными благополучно был съеден. Признаков беспокойства никто из подопытных не проявлял. Выглядели все абсолютно здоровыми и даже чуточку счастливыми. И на всю эту ораву хватило одной банки консервов - 250 граммов натурального, как уже лабораторно доказано, продукта из сенегальской травы Хухе...

18 глава.

Когда Афанасий прощался с Иваном у внешнего забора секретной лаборатории, было уже около 21 часа. День пролетел практически незаметно. Вместе с тем, принес столько нового, сколько порой не случалось и за год. Все другие дела, не имеющие отношения к Сенегалу, траве Хухе и универсальному корму, отошли на второй план. Эксперт о них даже не вспоминал. Как ни странно, сегодня ему никто не позвонил по другим темам. Не поинтересовался мнением и не спросил комментарий ни один специализированный журнал. Даже случайно номером никто не ошибся. Что вновь наводило на мысли о гигантском вселенском заговоре.

Афанасию почему-то вдруг вспомнился Светлан Кремниев - единственный из его учеников, который так и не смог получить положительную оценку при выпуске и не нашел себе применения ни в одном из регионов России. Интересно, где он сейчас? И кто?

Начинал Светлан весьма успешно - быстро освоил технологии телевизионного и журнального убеждения. Писал и говорил грамотно, выглядел вообще очень уверенно и при этом доверительно. А потом внезапно что-то пошло не так. Все вложенные в ученика знания обернулись против здравого смысла. Когда мастер предложил Кремниеву придумать какой-нибудь проект по благоустройству города, тот прямо-таки огорошил - рассказал о своей детской мечте. А мечтал он... осушить главную реку города, залить асфальтом и сделать самую широкую улицу в мире.

- Какова же от этого всем будет польза? - спросил тогда Афанасий своего ученика.

- Мы прославимся на весь мир, потому что так никто и никогда еще не делал, - ответил Светлан. - Я подсчитал, мы сможем сформировать до 18 полос для движения в каждую сторону. Нашу улицу непременно впишут в Книгу рекордов Гиннеса. О нас действительно заговорят. А главное, весь мир узнает мое имя. Может, даже назовут в честь меня какой-нибудь населенный пункт.

Отметим, что Афанасий предпочитал реализовывать небольшие проекты, но приносящие пользу абсолютному большинству горожан. Тут же планы были наполеоновские, а насчет пользы для горожан возникали небезосновательные сомнения. Особенно, если учесть, что река - основной источник воды для питьевых и технических нужд всего города. Река - святое, до сего момента никто не посягал даже на малейшее изменение ее русла. Не говоря уж об осушении и асфальтировании.

Эксперт уже не помнил, какие доводы он привел, чтобы Светлан на корню "заморозил" свою идею. И забыл ее. Слава Богу, река осталась на месте и до сих пор радует глаз туристов и горожан. Тогда Афанасий предложил Кремниеву подумать над любым другим полезным проектом, и не обязательно в сфере благоустройства. Уже на следующий день ученик пришел к мастеру с очередной глобальной идеей. Он предложил возвести в центре города 100-метровую статую Джона Леннона.

- А почему именно Джона Леннона? - спросил эксперт. - Почему бы, например, не увековечить какого-нибудь русского или российского великого человека? Артиста, писателя, поэта, политического деятеля, в конце концов? Да хоть губернатора нашего!

Оказалось, что для Светлана вообще не принципиально, чья фигура будет стоять в центре города. Главное, чтобы она была не менее ста метров в высоту, и чтобы автором идеи был он - Светлан Кремниев.

- Тогда о нас узнает весь мир, нас занесут в Книгу рекордов Гиннеса, а мое имя не будет сходить со страниц специализированных журналов, - твердил Светлан. - И уж точно в честь меня назовут какой-нибудь город.

Затем учеником было высказано еще несколько столь же фундаментальных предложений. Заканчивались его доводы тем же: "весь мир", "узнаваемость", "мое имя", "город в честь меня".

Афанасий сделал вывод, что все светланово рвение к учебе объяснялось желанием стать самым известным человеком в мире. Не важно, каким путем. О повышении качества жизни населения, о пользе для других он никогда не думал. Только о себе. Такой вот получился Эгоист с большой буквы.

Было это четыре года назад. Афанасий признался тем, кто рекомендовал Светлана для обучения, что молодой человек не оправдал возложенных на него надежд. Эксперт расстался с учеником по-дружески. По поступившей затем информации, Кремниев покинул Россию, отправившись искать любви, счастья, понимания и признания в какую-то развивающуюся страну. Его потом видели то в Океании, то в Латинской Америке, то в Африке.

Мастер периодически просматривал новости в интернете, морально готовясь к тому, что несостоявшийся выпускник его курса вот-вот себя проявит. Однако реки нигде не осушались и гигантские статуи не возводились. Не было даже намека, что Светлан хоть где-то, хоть в чем-то достиг успеха. Афанасий решил, что его ученик "завязал" с гигантоманией и передумал становиться знаменитым таким варварским способом. На том и успокоился. Только вот непонятно, почему он вспомнил Светлана Кремниева сегодня? Может, из-за гигантских по масштабу планов сенегальской корпорации по выращиванию Хухе? Мог ли там быть след ученика Афанасия? Уж не он ли вывел этих африканских товарищей на мастера? Не с его ли подачи все происходит?

Эксперт отбросил нелепые мысли. Он все же был уверен, что на такое изобретение у Светлана не хватило бы воображения. Разве что кто-то более умный и продвинутый взял его в свою "обойму" для реализации собственных целей и задач.

До дома Афанасий решил пройтись пешком. Благо вечера в ноябре стояли теплые. "Температура воздуха слегка в минус будет стоять всю ближайшую неделю", - утверждали синоптики. Этого было достаточно, чтобы реку затянуло льдом, но в целом холода не ощущалось.

Эксперт брел по любимым улицам и улыбался свету фар автомобилей, движущихся на встречу.

У подъезда дома кто-то сидел на лавочке. И этот кто-то поздоровался с мастером.

- Не присядете на минутку, дело есть, - не спросил, а утвердительно заявил незнакомец.

Мужчине на первый взгляд можно было дать лет 30-35. Он был одет немного не по сезону - в легкую импортную ветровку. Головного убора не было. На груди куртки был обозначен яркий желто-зеленый логотип, похожий на замысловатый морской узел. Под ним - три буквы "L", "Т" и "D". Афанасий понял, что это уже не совпадение. За ним, даже не пытаясь конспирироваться, следят представители сенегальской компании.

- Ну что, всех животных накормили? - спросил молодой человек. - Понравился им корм? Могу еще пару банок консервов дать, у меня с собой. Да вы садитесь, садитесь.

Афанасий присел на краешек скамейки.

- Позвольте, с кем имею честь? - спросил он незнакомца.

- Федор Бугруа, - ответил тот. - Из спецсектора изучения менталитета российского экспертного сообщества.

- То есть вы - специалист по...

- Специалист по вам. Мой профиль - российские эксперты. А значит, вы и ваши ученики. Я посвятил этой науке около четырех лет. Столько же вы находитесь под наблюдением нашей корпорации. Эдвард сообщил сегодня, что теперь мы играем с открытыми картами, и нет смысла что-то от вас скрывать. Вот я и решил представиться, а заодно познакомиться лично. Можете звать меня просто Федей.

- Очень интересно. И какие выводы о нашем менталитете вы сделали за время, так сказать, негласного наблюдения?

- Первое, что к деньгам вы почти равнодушны. Принимаете их только как должное в качестве оплаты за то, что делаете с помощью Дара. Но фанатизма, как некоторые, при этом не испытываете. Изначально корпорация планировала купить вас. Заплатить такую сумму, чтобы вы безропотно следовали всем нашим рекомендациям. Потом стало ясно, что вы - человек не того сорта. Именно поэтому на прошлой неделе "наверху" было принято решение посвятить вас в часть наших планов. Оговорюсь: имея в виду "часть планов", я не смею утверждать, что знаю больше вас. Я сам ознакомлен пока лишь с тем, что знаете и вы. Ну, допустим, знаю немногим больше вас.

- И теперь вы, Федя, будете шпионить за мной в открытую?

- Нет. Теперь вы будете знать, что за вами наблюдают. Это знание, поверьте мне, убережет вас от совершения необдуманных поступков. Спрошу вас, как специалист эксперта: какое мнение о моей скромной персоне у вас сложилось в первые минуты нашей беседы?

- Федя - имя русское. Фамилия Бугруа - пожалуй, нет. Вы не негр. Скорее всего, француз. Ваша мама - русская, возможно, что бабушка - эмигрантка из России. Но папа - подданный Франции. Назвали Федором, чтобы сохранить память о деде или прадеде. Во Франции вы - молодой подающий надежды специалист, выпускник социологического или психологического факультета, устроились на работу в столь же молодую и перспективную компанию "Feed LTD", которая как раз набирала сотрудников. Учитывая ваше абсолютное знание русского языка, вас направили в сектор по изучению нашего, прежде всего, моего, менталитета. Пока все верно?

- Абсолютно. За исключением, что назвали меня в честь бабушкиного кота Федьки, после смерти которого и до самого рождения внука она пребывала в полном унынии. Так что продолжайте, я вас внимательно слушаю.

- Вас не сразу ввели в курс дела. Не рассказали, чем занимается корпорация "Feed LTD". Вам дали перспективное направление, объяснив, что когда-нибудь полученные сведения могут пригодиться фирме для выхода на российский рынок. Да вы и не пытались вникнуть, чем занимаются ваши хозяева. Вам это было не интересно. Главное - работа была захватывающей, давала свободу действий и хорошо оплачивалась. Плюс - вы постоянно летали в Россию - на родину ваших предков, которые в свое время тоже очень любили путешествовать.

- Да вы больший психолог, чем я. Будто биографию мою читали. А ведь она нигде не напечатана, даже в секретных формулярах ее нет.

- Могли бы более адекватно оценить мои возможности за те четыре года, что за мной наблюдаете.

- Поражен. Мысленно аплодирую. Это от того, что ни разу не имел честь общаться лично. Признаю, что недоработал.

- А теперь я иду к себе, а вы можете дальше заниматься, чем хотите. Приятно было познакомиться, уважаемый Федор Бугруа.

- И вы меня даже ни о чем не спросите?

- Пожалуй, нет. Хотя... Хотя, пожалуй, да. Спрошу. Известен ли вам человек по имени Светлан Кремниев? Не исключено, что сейчас у него другое имя.

- Человека с таким именем я не встречал. Но слово "Светлан" мне известно. Именно под таким брендом планируется выпускать один из наших универсальных кормов. И странно, что вам об этом еще никто не рассказал. Может, вы не знаете и про другой бренд? Ведь их будет два - отдельно для сухого корма, который "Светлан", и отдельно - для консервов. Я не знаю, можно ли вам об этом говорить...

Афанасий слегка возмутился:

- Вообще-то Эдвард сегодня сказал мне, что название для продукта мы будем придумывать вместе. И завтра днем мы должны созвониться по этому вопросу. Получается, он соврал?

- Не обязательно. Я же вам говорю - планируется назвать "Светлан". Это не значит, что вопрос решен. Просто заранее рассматривается несколько вариантов названия корма. Так вот, чтобы вам сегодня хорошо спалось, и меньше думалось, я сообщу вам, как планируется назвать консервы. "Афанасий", спокойной ночи.

- И вам доброй ночи. Так как хотели назвать?

- Я же сказал - "Афанасий". В честь вас... А общий бренд группы товаров будет "Афанасий и Светлан". Это как "Проктер энд Гембл", как "Дольче и Габбана", как "Белка и Стрелка"... По-моему, очень стильное и современное название.

- Ага, особенно для кошачье-собачьего корма. Увековечить, значит, решили, сволочи?

И тут Афанасий сделал то, чего сам от себя не ожидал. Он размахнулся и со всей силы зарядил с правой руки Федору Бугруа в левое ухо. Тот рухнул с лавочки лицом в землю и потерял сознание. Рядом с головой специалиста сектора по изучению менталитета российского экспертного сообщества начала образовываться лужица крови...

19 глава.

Афанасий еще не успел открыть дверь своей квартиры, но уже услышал, как в ней звонит телефон. Поздний звонок был сделан Эдвардом.

- Афанасий, извините нас за ЧП, он на нас больше не работает, - сообщил сенегальский консультант.

- Кто?

- Федор Бугруа. Уволен вчерашним днем за профессиональное несоответствие. С удержанием зарплаты за последние полгода и с дополнительным штрафом в пользу компании. Мы наблюдали ваш конфликт с помощью видеокамеры, установленный на дужке его очков.

- Но это правда - насчет Светлана Кремниева и этого нелепого бренда "Афанасий и Светлан"?

- Конечно, нет. Просто Бугруа давно наблюдает за вами. И он, разумеется, знал о несостоявшемся эксперте, которому вы искренне пытались помочь, передавая все важные знания. Федор хотел вас задеть за живое, упомянув о Кремниеве. Историю с названием универсального корма он выдумал от и до. Истиной является то, о чем мы с вами говорили сегодня. Название мы придумаем вместе. Хотите назвать "Афанасий", будет "Афанасий". Но не думаю, что вы столь же любите славу, как ее любил Светлан. Скорее, вы предложите что-то нейтральное и вечное.

- Почему вы говорите о моем ученике в прошедшем времени? Вы его тоже знали? Или знаете?

- Кремниев действительно некоторое время трудился на нашу корпорацию. Мы долго ждали хоть какого-то результата от его работы. Но он не оправдал наших надежд, впрочем, также, как и ваших. Оказалось, под прикрытием компании, он занимался своими личными делами, нисколько не думая о наших. До увольнения, правда, дело не дошло. Он скончался в чудовищных муках прямо на производстве.

- Вот как? Наверное, что-нибудь съел не то?

- Почти. В лаборатории его укусила подопытная крыса, зараженная экспериментальным вирусом "Ехух" - это Хухе наоборот, как вы понимаете. Если в двух словах, мы долгое время пытались создать вирус, который бы смертельно поражал всех животных, размерами меньше крысы, а на всех остальных - не действовал. Он был нужен нам для борьбы с вредителями на плантациях Хухе. Было создано несколько разных штаммов "Ехух". Где-то мы были очень близки к цели. В последствие мы все же отказались от использования вирусов для защиты культуры и вплотную занялись разработкой морозоустойчивого сорта Хухе для выращивания во льду и на снегу.

- И вы доверили Светлану работу с вирусами?

- Вот именно, что нет. Он работал с документами - бумагами, электронными файлами. Для нас до сих пор является загадкой, как он в тот злополучный вечер оказался в вирусной лаборатории. Мало того. Он еще зачем-то открыл клетку с зараженной крысой и взял ее в руки. Она укусила его прямо в нос.

- И не говорите мне, что все это вы не подстроили.

- Не будем говорить. Думайте, как считаете нужным. Дело прошлое. Но факт остается фактом - Кремниев уже два года как мертв. Его дружочек Федор Бугруа - а они действительно были приятелями - больше на нас не работает. Кстати, через полчаса у него самолет. Сначала в Домодедово, а потом на родину - во Францию. А там, в аэропорту Шарль-де-Голль его уже поджидает группа захвата местных спецслужб.

- Зачем так жестко вы с ним?

- Мы здесь не причем. Федора давно разыскивает Интерпол. На территории Франции он совершил несколько десятков махинаций в банковской сфере. Попросту говоря - украл у банков их честно заработанные деньги. Причем немало. Что-то около 80 миллионов евро.

- Но он же наверняка знает о том, что его разыскивает Интерпол, зачем же Федор летит в Париж?

- А он не знает, что летит в Париж. И не узнает до самого ареста. Мы все предусмотрели. При увольнении Бугруа потребовал билет в страну, которая не имеет дипломатических отношений с Францией и не выдает государственных преступников. Мы предложили Северную Корею или одно из карликовых государств Микронезии. Эти вообще никому не выдают преступников. Федор выбрал Острова Гилберта. И он думает, что летит туда. Мы не будем его в этом разубеждать. Чтобы у Бугруа не осталось никаких подозрений, пилот сделает значительный крюк, прежде чем приземлиться в аэропорту Шарль-де-Голль. Немного полетает над Атлантикой.

- Как-то у вас слишком быстро решаются проблемы. Когда вы все это успели предпринять? Со всеми договориться, купить билеты, объяснить пилоту и экипажу, что от них требуется, и так далее?

- Это детали, в которые вам вдаваться необязательно. У нас есть целый сектор по работе с чрезвычайными ситуациями внутри компании. Некое управление внутренней политики, по-вашему. Давайте забудем ваш сегодняшний разговор с Федором Бугруа. Мы готовы компенсировать моральный ущерб. Знаю, что в деньгах вы его не оцените. Предложите свой вариант компенсации.

- Я подумаю. Скажите, я его не сильно ударил? Мне кажется, он потерял сознание. И там была лужа крови.

- Ну какая уж лужа! Скорее, лужица. Мы как раз подъезжали к дому, когда вы отправили Федора в нокаут. Так что, уверяю вас, мы привели его в чувства еще до того, как вы зашли в лифт. У него ничего не сломано. Кровь пошла из уха, которое вы немного поцарапали своим перстнем. У Бугруа даже лицо не разбито. А сознание он потерял от неожиданности. Не предвидел он такого исхода дня. Ничего, теперь во французской тюрьме у него будет масса времени для того, чтобы подумать о своем поведении. Закончим на сегодня? Или у вас имеются ко мне еще какие-нибудь вопросы?

- Пожалуй, имеются. Вы же заранее - до приема Федора на работу - знали, что во Франции он объявлен государственным преступником? И, тем не менее, трудоустроили его. Причем, зачислили в секретный отдел по изучению менталитета российского экспертного сообщества. Международные организации могут предъявить вам серьезные обвинения в укрытии преступников. Вам не кажется?

- Знали. Но в тот момент у нас были причины для трудоустройства этого французского болвана с русскими корнями. Теперь же, после выдачи Бугруа, нам простят то небольшое недоразумение. По крайней мере, с Францией у нас теперь опять самые доверительные отношения. И уверяю вас, других сотрудников с криминальным прошлым у нас нет. Почти нет.

Афанасий заметил, что Эдвард очень часто употреблял слово "почти". К месту и не к месту. Сначала он что-то утверждал или отрицал, а затем добавлял свое "почти". То ли у него самого не было стопроцентной уверенности в том, что он говорил. То ли он таким образом общался с Афанасием. Чтобы эксперт допустил, что и консультант знает далеко не все о деятельности своей корпорации. Почти да. Почти нет. Почти уволен. Почти умер. Почти.

- Значит, все же есть? - спросил эксперт.

- Ну, может, один-два человека. Таких специалистов больше нигде не сыскать. А преступления они совершили какие-нибудь незначительные. Смею заверить, что убийств, насильников и террористов среди нас точно нет. Мы, между прочим, вообще входим в группу самых открытых и чистых компаний в рейтинге "Социальное предпринимательство", по версии специализированного журнала "Форпс".

Афанасий усмехнулся:

- Я то и не знаю, как составляются рейтинги в специализированных журналах? Уж мне-то не надо сказки рассказывать. Я вам завтра, если хотите, могу совсем другие рейтинги в наших местных журналах устроить.

- Вот этого нам как раз не надо. Мы с вами общаться начали неспроста, а учитываю вашу неограниченную власть над СМИ. И в этом плане искренне рассчитываем на вашу помощь, а не на "палки в колеса". Так что, будем компенсацию за моральный ущерб обозначать?

- Спасибо, обойдусь. Лучше пришлите мне по электронной почте историю вашей корпорации. В энциклопедиях я не нашел о ней ни слова. Но мне нужно знать как можно больше. Я бы на ночь с удовольствием почитал. Пусть это и будет компенсацией. Пришлете?

- Мы подготовим всю доступную информацию, и где-то через час она будет у вас.

- Надо же, как долго. С Бугруа вы вон в два счета управились.

- С информацией сложнее. Ее нужно подготовить, распечатать на специальной бумаге и привести к вам. Мы не можем пользоваться электронной почтой в виду ее неполной защищенности. Через полчаса приедет курьер и передаст вам документы.

- Понятно. А что за специальная бумага?

- Хватит ли вам 2-3 часа, чтобы все изучить?

- Думаю, будет достаточно. Я быстро читаю.

- Тогда мы ее настроим так, чтобы текст исчез, скажем, в 1 час ночи.

- Настроите бумагу???

- Настроим. Мы можем даже сделать так, чтобы текст в час ночи стал другим. Это одна из наших последних разработок. Ее планируется применять для специализированных журналов новой линейки индивидуального подхода к потребителю. В теории, потребитель будет читать то, что он хочет. Соответственно, текст в его персональном номере журнала будет "подстраиваться" под пожелания и настроения читателя. Думаю, мы еще побеседуем на эту тему, уверен, вам уже нравится наш замысел.

- Не скрою, любопытно. А если я перефотографирую вашу бумагу или сделаю сканированные копии?

- У вас не получится. Она защищена от всех видов копирования. Можете попробовать, если не верите. Но лучше не тратьте драгоценное время.

- Вы правы. Не будем терять времени. Жду курьера. Через полчаса, как договаривались. До свидания.

- До свидания. До завтра.

Афанасий положил трубку. Не много ли знаний на сегодня? Еще и историю компании запросил... Но, раз назвался груздем, полезай в кузовок. Жди Афанасий, читай!

За оставшиеся до прихода курьера полчаса эксперт успел принять душ, съесть овощное разу, выпить два пакета обезжиренного кефира и даже посмотреть вечерний выпуск новостей, в котором еще раз был продублирован сюжет о сенегальских инвесторах.

В дверь позвонили. Безликий курьер, похожий на моль, передал пакет и беззвучно удалился. Афанасий улегся в постель и развернул скрепленные листы специальной бумаги, настроенной на удаление текста ровно в час ночи. Сейчас часы показывали 22.30.

Первые две страницы никакой особо любопытной информации не дали. В справке говорилось о том, что компания была создана в 1984 году группой ученых из разных стран. Этих чудесных людей было 14. Не больше, не меньше. У них имелись немалые сбережения, которые они готовы были потратить на благо науки и развития всего человечества. Изначально целью корпорации было долгосрочное обеспечение продовольственной безопасности планеты. Гипотетически допускалось, что через 100-150 лет население мира перевалит за 17 миллиардов человек, и те ресурсы, которые есть, не смогут удовлетворить всех. В первую очередь это касается обеспечения продовольствием. Сначала ученые выбрали ложный путь развития (как они сами потом признались) - пытались улучшить урожайность имеющихся культур, производительность коров, кур и так далее. Потом решили ограничиться растительной пищей. Но все имеющиеся на данный момент культуры показали очень слабую способность к повышению урожайности. Ученых постигло разочарование в опытах с зерновыми, зернобобовыми, корнеплодами. Не дали утешительных результатов подающие было надежды рапс и рыжик. Показатели улучшались, но незначительно. И всему был предел.

До этого времени, описание которого уместилось на двух страницах справки от Эдварда, группа ученых именовались не иначе как "ПЗБ" (продовольствие за безопасность). И лишь в 1989 году ученые регистрируют корпорацию под названием "Feed LTD", что в переводе на русский примерно означает следующее - открытое акционерное общество "Корм". Слово "Feed" показалось ученым столь всеобъемлющим, что его вынесли в название компании. На самом деле открытым акционерное общество не было. Скорее, закрытым. В справке указывались факты, что часть акций корпорации на тот момент принадлежало правительствам семи государств: Франции, Сенегала, Германии, Италии, ЮАР, Колумбии и... Либерии. Последняя страна в этом списке, по мнению Афанасия, была явно лишней. Возникал вопрос - зачем одна из беднейших стран мира вложилась в столь долгосрочный и сомнительный, при всем уважении к ученым, проект? Впрочем, объяснение этому факту нашлось на четвертой странице. Первые испытания питательного корма должны были пройти именно в Либерии.

В 1991 году методом произвольных и случайных скрещиваний была выведена совершенно неприхотливая, быстрорастущая и высококалорийная трава Хухе. Афанасий вспомнил, что сегодня Эдвард рассказывал уже о 19-й ее модификации. Так вот после первого полученного урожая Хухе было принято решение прекратить эксперименты с другими культурами, и полностью переключиться на новинку. Тогда же при корпорации открылись отделы по изучению пустующих площадей сельскохозяйственного назначения, а при них сектора типа того, в котором трудился ныне уволенный Федор Бугруа. То есть параллельно корпорация "Feed LTD" стала заниматься разведывательной деятельностью, создавая секретные закрытые филиалы своей фирмы в других государствах. В 1992 году корпорация покупает атолл островов в Океании, куда перемещается Главный Штаб по Спасению Человечества (в документах все четыре слова были написаны именно так - с заглавных букв). В 1995 году был выведен первый штамм вируса Ехух для борьбы с вредителями новой культуры. Здесь же следовала пометка - "На сегодняшний день проект закрыт", даты закрытия проекта не было. Афанасию показалось, что здесь явно не хватает дополнительной информации - почему, например, был свернут проект? Уж не потому ли, что несостоявшуюся знаменитость Светлана Кремниева укусила подопытная инфицированная крыса?

В 1998 году из-за усугубившегося мирового экономического кризиса было закрыто несколько направлений деятельности. Правительство ЮАР продало свои акции Франции и Сенегалу. А правительство Либерии - Колумбии. Таким образом, к концу 1998 года акции оставались у пяти государств. Контрольный же пакет принадлежал тем самым 14-ти ученым, которые стояли у истоков корпорации. Кстати, многие из них уже не занимались научной деятельности, а выступали наблюдателями или же консультантами.

"Консультантами", - Афанасий подумал, не может ли быть Эдвард членом этой "первичной ячейки"? Хотя вряд ли. На 1984 он должен был быть уже ученым с мировым именем. А значит, сейчас ему было бы лет 60. Не меньше. А выглядел Эдвард максимум на 40.

"Хотя этих сенегальцев (хотел сказать - "негров") разве угадаешь, сколько им лет?"

19.1 глава.

2000 год для корпорации ознаменовался началом строительных работ в Антарктиде. За 9 месяцев там был возведен огромный тепличный комплекс по выращиванию Хухе - со всей сопутствующей инфраструктурой. Корпорация построила городок для обслуживающего персонала (на 2001 год там проживало 4 тысячи человек, на 2013 - 18 тысяч), а также международный аэропорт Хухе, способный принимать и отправлять до 10 рейсов в сутки. Правда, регулярными были лишь два рейса в неделю: по понедельникам - Хухе - Дакар - Хухе, по пятницам Хухе - Шарль де Голль - Хухе. В том же, 2000 году, в Колумбии (местное правительство - акционер) проходят испытания образцы Хухе-6 и Хухе-7. Результат - плантации оказываются полностью уничтоженными набегом саранчи.

В 2002 году компания прекращает эксперименты по выращиванию культуры в открытом грунте в виду неоднократной гибели урожая от естественных вредителей. Корпорация переключается на активное строительство тепличных комплексов, и все больше внимания уделяет экспериментам в условиях вечной мерзлоты. Арендуются участки в Гренландии, на острове Шпицберген. Отдельные лабораторные станции размещаются на дрейфующих льдах Северного Ледовитого океана.

В 2003 - 2004 годах предпринимаются первые попытки переработки культуры в съедобный и вкусный продукт. Изначально это был хлеб. В конце 2004 идею без сожаления похоронили - хлеб был продуктом достаточно быстро скоропортящимся, что не соответствовало глобальным планам корпорации - накормить в случае вселенского неурожая всех и вся в самых дальних уголках планеты.

В 2005 году в Сенегале построен первый перерабатывающий консервный завод корпорации. В это же время принимается решения - экспериментировать на кошках и собаках. Первый завод, кстати, носил имя Юрия Куклачева - великого советского и российского циркача, непревзойденного дрессировщика и любителя кошек. Несложно догадаться, что присвоить экспериментальному предприятию имя Куклачева предложил Светлан Кремниев.

"Значит, в 2005 году он был еще жив, раз дал имя заводу, хотя проект по вирусу "Ехух" свернули еще в 1995-м", - подумал Афанасий. Опять получалось несоответствие с датами. Либо проект был закрыт официально, а неофициально вирус продолжали тестировать? Эксперт так и не понял, когда именно Светлан скончался от укуса инфицированной крысы.

Первая партия консервов под нейтральным названием "Feed" (в количестве 2 тысяч тонн) была отправлена в качестве благотворительной помощи международной организации "Накормим кошек всей земли", штаб которой базировался в Аргентине. Как следует из отчета разведгруппы, партия корма до конечного адресата так и не дошла. Еще у берегов Западной Африки, на следующий день после выхода из порта, корабль с грузом подвергся атаке сомалийских пиратов. Всех членов команды удалось вернуть на родину, заплатив пиратам небольшой выкуп за счет корпорации. Что стало с партией корма "Feed", история умалчивает. Скорее всего, сомалийские пираты решили, что это обычное продовольствие и съели его сами. Трудно проследить результаты эксперимента, поскольку даже сейчас информация о пиратах крайне противоречива. Как неизвестны данные о смертности среди пиратов и их предрасположенности к разным видам заболеваний.

Через полгода была изготовлена вторая партия корма под маркой "Feed". Следуя своим предыдущим обещаниям, корпорация снова отправила свою продукцию в Аргентину - все той же благотворительной организации. Правда, на этот раз компания подстраховалась и разделила груз на три части. Две из них - по 500 тонн - были отправлены морем, еще небольшая часть - 100 тонн - самолетом. Авиарейс, кстати, совершала российская компания на модифицированном грузовом АН-124 ("Руслан"). В результате, самолет "потерялся" где-то над Атлантическим океаном. По данным разведывательных служб корпорации, русские намеренно "украли" партию продукта для своих экспериментов. Никаких других ниточек в ходе расследования по делу пропавшего самолета разведчикам нащупать так и не удалось (дело "положили на полку" в 2006 году).

Один из кораблей группы попал в шторм и сел на мель на острове в Атлантике. Данные о координатах и названии острова в справке не приводятся. Говорится лишь о том, что вся команда спасена, однако груз на момент обнаружения судна отсутствовал. Никто из членов команды не смог сообщить ничего вразумительного о его исчезновении. Якобы в трюм никто не спускался, и вообще никто не знал, что именно везет корабль. Версию о том, что моряки сами съели 500 тонн корма, пока ждали спасения, сняли в самой корпорации "Feed LTD". Съесть такое количество консервов за месяц (именно столько корабль числился пропавшим без вести) команда не могла.

Второй корабль был задержан таможней Монтевидео (Уругвай). При проверке накладных груза так же не обнаружили.

Несмотря на загадочное исчезновение первых партий корма, корпорация продолжает работу в этом направлении. В 2006 году предприятие по переработке Хухе, расположенное в Сенегале, разбирается до основания и разными путями составными частями переправляется в дружественную Колумбию. Там завод возводится вновь (имя Юрия Куклачева при этом предприятию больше не присваивается - цирка в этом деле оказалось и без того предостаточно). Руководство "Feed LTD" рассчитывало, что чем ближе предприятие будет находиться к испытуемой группе животных, тем меньше вероятность потери продукта при транспортировке. И уже в декабре 2006 года 100 тонн корма отправляются из Боготы в Буэнос-Айрес по железной дороге. Все 100 тонн благополучно доходят до столицы Аргентины, а потом и до штаба благотворительной организации "Накормим кошек всей земли". С января по апрель 2007 года четвероногие питомцы организации питаются исключительно консервами из Хухе. В апреле неожиданно и в массовом порядке они отказались принимать этот продукт в пищу. Эксперимент над животными временно приостанавливается. Образцы корма за полгода подвергаются еще нескольким лабораторным исследованиям. Из продукта выделяется некая составляющая (ученые называют ее компонент "Z"), которая как бы "позволяет" животным употреблять продукт в пищу ровно 3 месяца, а затем блокирует прием.

В ноябре 2007 года в корпорации создается лабораторный отдел, который занимается высвобождением компонента "Z" из конечного продукта. Одновременно создается другой отдел, который занимается поиском областей применения для этой удивительной составляющей. В частности, компонент "Z" экспериментально применяют для лечения алкоголизма и наркомании на территории наркологических лечебниц Колумбии. Его добавляют в водку и дают пить алкоголикам. Те пьют ровно три месяца, а затем на водку даже смотреть не могут. Поначалу это открытие вызвало бурный восторг у медицинской общественности всего мира. В отчете за 2008 год присутствует несколько статей из популярных медицинских и научных журналов. Заголовки радуют: "Найден способ излечения алкоголизма", "Z поможет не пить", "Панацея из сенегальской травы" и т.д.

Афанасий вспомнил, что неоднократно читал что-то подобное в интернете. Но тогда, разумеется, он не подозревал о том, что выделенный из какого-то растения компонент является побочным продуктом эксперимента, который проводится совсем с иными целями.

Чуть позже обнаруживается, что "вылеченные" добровольцы с прежним успехом подсаживаются на употребление других спиртных напитков - рома, виски и текилы, избегая лишь водки. А если таким же образом испытывать компонент на всех видах алкоголя, подопытный гражданин скорее сопьется, чем излечится. Исследования в данном направлении консервируются (хотя Афанасий в этом опять не уверен).

...Эксперт решил прервать чтение и сделать несколько дыхательных упражнений. После чего немного пометал дротики, сделал сто приседаний и попрыгал через скакалку. Взбодрившись, он снова залег в постель и углубился в увлекательное чтение, которое все больше казалось ему псевдонаучным.

В 2008 году ученые корпорации выводят сорта Хухе-9 и Хухе-10 - первые сорта, в которых изначально отсутствует компонент "Z". В конце года колумбийский перерабатывающий завод выпускает 100 тонн нового корма и вновь отправляет его железной дорогой в Аргентину. В эксперименте не могли участвовать те же подопытные кошки, что и в прошлый раз, потому что интерес к продукции из травы Хухе у них был отбит раз и навсегда. Сотрудники благотворительной организации переправляют партию консервов в свой филиал, расположенный в Уругвае. Уругвайские кошки благополучно питаются кормом несколько месяцев. При этом ветеринарная группа отмечает начинающуюся у них зависимость: многие подопытные животные перестают реагировать на любую другую еду, требуя исключительно продукцию корпорации "Feed LTD".

В результате из продукции выделяется компонент "Y", который, как оказалось, и вызывает привыкание. Все повторяется по кругу. Одна группа ученых занимается тем, что пытается исключить компонент на первой стадии - в процессе выращивания культуры. Вторая группа думает, как извлечь пользу из открытия нового компонента. В итоге, пользы никакой так и не придумывается, зато выводится Хухе-11, в котором отсутствуют вышеназванные компоненты "Х" и "Y".

2009 год выдался трагичным для корпорации. Сначала погибли от голода несколько кошек в Уругвае, которые так и не смогли перейти на другой корм после привыкания к "Feed" из Хухе-10. Из-за этого благотворительная организация "Накормим кошек всего мира" отказалась от сотрудничества с сенегальской корпорацией. Более того, стала распространять информацию о незаконных экспериментах над животными, которые та якобы проводит. На столь неблагоприятном фоне акции корпорации стали падать. Правительство Колумбии вышло из состава акционеров, за бесценок продав свой пакет акций Либерии, которая решила вновь включиться в дело. Кошек и собак для эксперимента Либерия не предлагала. Вопрос там стоял более остро - чем накормить население.

В конце 2009 года корпорация демонтирует перерабатывающий завод в Колумбии и пытается вывести его по частям в Сенегал. Однако в порту утраивается забастовка (в отчете предполагается, что не без поощрения со стороны местных властей). В общей неразберихе, бесследно исчезает значительная часть заводских конструкций. Остатки колумбийцы топят в океане. Кое-что, в том числе две линии по консервированию продукта, все же удается вывезти из страны. Но во время прохода корабля с грузом через Панамский канал, оборудование без объяснения причин конфискуется таможенной службой.

Корпорация вынуждена строить перерабатывающий завод с нуля. Либерия охотно предлагает для этого свою территорию. Стройка идет ударными темпами, и уже в феврале 2010 года предприятие открывается и выпускает сразу две партии корма - на основе Хухе-11 и на основе Хухе-12. Германия и Италия предлагают протестировать корм на их территории - в лечебницах для безнадежно больных животных, Либерия стоит на своем, утверждая, что стране нечем кормить народ. В марте в Германию и Италию отправляют небольшое количество корма - всего по 3 тонны. В этом же месяце на завод нападает вооруженная группа людей в количестве не менее 4 тысяч человек. Всех сотрудников обездвиживают и связывают (судя по данным отчета, погибает лишь охранник - от инфаркта, остальные остаются живы), а готовый продукт вывозится с предприятия в неизвестном направлении. Руководство корпорации строит двухуровневый забор вокруг завода и устанавливает дополнительное заграждение по периметру в виде противотанковых ежей.

Тем временем из Европы сообщают, что продукт отличный - все виды животных ели его с удовольствием. Никаких отклонений в их здоровье замечено не было. Умерли они исключительно от тех заболеваний, от которых и планировалось, поскольку еще до начала эксперимента все были безнадежно больны.

В корпорации понимают, что такие итоги эксперимента все же нельзя предъявить широкой общественности и научным кругам. Летом 2010 года принимается решение об открытии собственной экспериментальной площадки, куда свозятся бездомные животные со всего мира. Первоначально корпорация даже платила за каждую кошку и собаку.

Афанасий припомнил о том, что время введения в его городе ветеринарной полиции (ВП) абсолютно точно совпадает со временем акции по скупке бездомных животных, объявленной корпорацией. Одновременное исчезновение бродячих кошек и собак в городе теперь можно легко объяснить. Он и предположить не мог, что его деятельность уже каким-то образом ранее пересекалась с корпорацией "Feed LTD". Однако факт остается фактом.

К сентябрю 2010 года в питомнике на территории Сенегала было уже около 3000 кошек и собак. Правительство Либерии умоляло построить питомник на их территории, но корпорация посчитала это делом рискованным: либо опять все закончится вооруженным набегом или еще чем похуже. Всех этих животных могли попросту съесть.

В ноябре 2010 года на заводе в Либерии выпускается очередная партия кошачье-собачьих консервов и успешно переправляется кораблем из Монровии в Дакар.

19.2 глава.

Последние 150 страниц истории корпорации "Feed LTD" Афанасий прочитал залпом - за какие-то полчаса. Оставался последний документ, но текст на странице внезапно исчез. Не постепенно растворился, а именно исчез - пропал в один момент. Эксперт бегло взглянул на часы - оказалось, время "настройки" бумаги вышло. Жаль, но что-то опять явно осталось недосказанным.

Если вкратце, все остальные испытания сенегальского корма прошли без инцидентов. Никто из животных не умер и не заболел. Более того, все подопечные чувствовали себя прекрасно. Завод в Либерии исправно работал, а продукт под маркой "Feed" совершенно официально продавался сразу в трех странах: в Сенегале, Франции и Германии. Правда, пока он продавался как корм для кошек (с зеленой этикеткой) и собак (с желтой этикеткой). Корпорация считала, что мировое сообщество еще не созрело для того, чтобы принять универсальный продукт, одинаково хорошо подходящий любому животному.

Как раз для последнего этапа внедрения продукта корпорации и понадобились эксперты вроде Афанасия. Без их Дара убеждения процесс мог затянуться еще на долгие и долгие годы, а корпорация и без того уже потеряла немало времени. Собственно, отчет, присланный Эдвардом через курьера, и заканчивался планами о привлечении к работе Афанасия. Кстати, эксперт с большим удивлением обнаружил в представленных бумагах не только свое имя, но и фамилию. Причем полную фамилию, о не традиционную букву "М". Благо, что текст на документах уже исчез.

Афанасий приготовил стакан воды на утро, выключил свет и тут же "провалился" в сон. А приснилось ему совсем уж неправдоподобное.

Сон Афанасия М. (ночное отступление)

Афанасий шел по незнакомому городу. Он не мог припомнить, как здесь оказался. По туристической путевке точно не выезжал, в командировку власти тоже не отправляли. Такое впечатление, будто вчера его таинственным образом лишили сознания (может, стукнули чем-нибудь по голове?), а сегодня разбудили посреди чужого и чуждого пространства.

Эксперт шел по тротуару вдоль широкого шоссе. Пожалуй, даже слишком широкого. Пожалуй, не менее трехсот метров от тротуара до тротуара. Раньше таких масштабных дорог он не видел даже в фантастических кинофильмах. Как назло, ни справа, ни слева не попадалось ничего такого, что бы указывало на название города или страны. Ни единой вывески, ни одного рекламного щита. Даже хулиганские надписи на стенах домов Афанасию не встречались.

Странным был еще и тот факт, что по шоссе не двигалось ни единого транспортного средства. В воздухе тоже витало что-то странное. Афанасий принюхался, а затем слегка пошевелил ушами. Эксперт понял - в этом городе отсутствует ветер. Из-за этого все кажется не живым, а каким-то нарисованным.

- Все равно, что голограмма, - сказал эксперт вслух.

Звонкое слово тут же многократно было усилено эхом: "Голограмма! Голограмма! Голограмма, грамма, рама, ма..."

Афанасий не на шутку испугался и убедил себя (а это он мог) больше вслух не разговаривать.

Эксперт все шел, а пейзаж не менялся. Однотипные серые многоэтажные здания повторяли друг друга как клоны. Шоссе уходило в незримую бесконечность. Асфальт на всем протяжении не имел ни единого изъяна.

Вдруг вдалеке он увидел точку и тут же искренне ей обрадовался. Афанасий ускорил шаг, а затем перешел на бег. Точка приближалась и постепенно увеличивалась в размерах, приобретая осмысленные очертания. Вскоре стало понятно, что это статуя. Скорее всего, памятник кому-то, кто построил этот бесконечный серый город вдоль неоправданно широкого шоссе.

Эксперт бежал все быстрее. До статуи оставалось всего метров двести, когда Афанасий внезапно узнал человека, с которого ее ваяли. Афанасий остановился как вкопанный. Перед ним, держа в одной руке серую кисть, а в другой - глобус земного шара, стоял десятиметровый Светлан Кремниев. На лице несостоявшегося эксперта застыло выражение задумчивости, соединенное с решительностью. Задумчиво-решительный Светлан припадал на одно колено. Он словно хотел положить глобус и кисть на землю, но что-то ему мешало. То ли в спину вступило, то ли в ногу.

"Ну, здравствуй, ученик, - молча подумал про себя Афанасий. - И что же ты такое натворил? Что это за место, тебя спрашивают?!"

Статуя скрипнула суставами, потянулась и вытянулась по стойке "смирно", вздев руки с глобусом и кистью к небу. Каменные глазницы заморгали, а губы зашевелились.

- Это твой город, чувак, - произнесла статуя. - Просто я осуществил все свои мечты. Ты стоишь не на шоссе. Это река, которую я все-таки осушил и заасфальтировал. Теперь это самая широкая улица в мире. Она занесена во все книги рекордов. А в книге рекордов Гиннеса нашему городу посвящено целых 14 страниц! Ты догадался, почему? Вижу, что нет! По числу ученых, которые открыли корпорацию по Спасению Человечества! И в нашем городе теперь 14 чудес света, одно из которых - я!

- Единственная в мире говорящая статуя? - шепотом спросил Афанасий.

- Дурак! Я - единственный в мире человек, который стал камнем!

- И какие тут еще чудеса имеются, кроме погубленной реки и куска говорящего гранита? - Афанасий не испугался, его почему-то все больше разбирал смех.

- Ты видел эти дома? В нашем городе ровно 100 тысяч абсолютно одинаковых серых 9-этажных домов. Мы рекордсмены по этому показателю. Тебе мало? Наш город - единственный в мире, где нет ветра! Единственный, где нет транспорта! Единственный...

- Стоп, стоп, - перебил Светлана-стутую эксперт. - Чтобы сделать широкую дорогу и понастроить вдоль нее 100 тысяч серых коробок, - много ума не надо. Я даже допускаю, что теперь в нашем городе самая длинная улица в мире, и что в эту дорогу вбухано рекордное количество асфальта. Наверняка, здесь найдется и еще какое-нибудь подобное "чудо света". Но скажи-ка мне, милейший, - мне очень любопытно, - как тебе удалось победить ветер?

- Ха-ха-ха, - глупо засмеялась статуя. - Это секрет! Неужели не догадался? Я воспользовался технологией возведения гигантских теплиц, которая была разработана в нашей сенегальской корпорации. Теперь весь город накрыт огромным колпаком, поэтому всякий ветер и даже малый сквознячок отсутствуют. А транспорта, кстати, нет, потому что некому ездить! Ведь людей в нашем городе тоже не осталось! Входа и выхода в город также нет. Зато про меня написали во всех учебниках истории и литературы, мне посвятили стихи и песни...

- Например?

- Как? Ты разве не слышал?

И тут каменный Светлан запел, заорал совсем страшным голосом:

- Этот город - самый лучший город на Земле,

Он как будто нарисован мелом на стене!

Нарисованы бульвары, реки и мосты,

Разноцветные веснушки, белые банты!

На "белых бантах" Афанасий поперхнулся, закашлялся и проснулся...

***

Эксперт вынул изо рта кусок наволочки, которую, как оказалось, он методично жевал во сне, сел на кровати и выпил стакан воды.

"Приснится же такое", - подумал он. Опять погружаться в сон не хотелось. Афанасий боялся, что ему вновь приснится та же самая история с каменным учеником и опустевшим городом под стеклянным колпаком. К тому же время уже приближалось к семи утра. "Все равно скоро вставать, да и дел полно накопилось, пойду лучше погуляю на рассвете", - решил он.

Утро выдалось морозным. Выйдя во двор, Афанасий, как и ожидалось, не обнаружил вокруг ни одной бездомной кошки или собаки. "А ведь это и есть первый шаг к безмолвному застеколью", - подумал он, вспомнив сон.

Эксперт пошел по направлению к набережной. Город, вопреки мрачным предчувствиям Афанасия, неспешно оживал и наливался привычными красками. Слегка позванивая на поворотах, простучал по рельсам первый желтый трамвай. Девушка, одиноко стоявшая на остановке, заскочила в него и неожиданно помахала эксперту рукой.

На троллейбусных проводах сидела стайка воробьев. Ветер тоже имелся. Порывистый и холодный, он щекотал уши и пытался залезть в рукава. Все было обычно. Традиционно и без изменений. От этого Афанасию сделалось спокойно. И на душе, и в теле.

Эксперт решил позавтракать в "Бобрах". Арт-кафе работало круглосуточно - для удобства туристов, которых в городе всегда было много. Учитывая, что рядом с "Бобрами" находились сразу три гостиницы, владелец кафе решил не прекращать обслуживание населения ни на минуту. Афанасий также не припоминал случая, чтобы кафе закрывалось на санитарный день или спецобслуживание. Даже если в заведении праздновали свадьбу или поминали усопшего, в зале всегда оставалось несколько свободных столов для постоянных посетителей.

Сейчас в кафе было почти совсем пусто. Девушка за стойкой читала один из многих специализированных журналов, которые можно было приобрести здесь же. В уголке молодая пара завтракала чем-то вроде омлета. Посреди зала сидел какой-то скучный старикан в шляпе и старомодных очках. А еще на нем было кожаное пальто, какие, на памяти Афанасия, последний раз носили лет двадцать назад.

Старикан обернулся в сторону эксперта, снял шляпу и приветственно помахал рукой.

Афанасий насторожился. С утра уже два человека машут ему руками. Что это с ними? Люди перестали его НЕ узнавать? Но он по-прежнему замаскирован. С тем удивительным провидцем Афанасием, которого показывают по телевизору и печатают в журналах, фигура в длинном осеннем пальто и шапке-ушанке не имеет ничего общего. Однако факт оставался фактом - взмахнул рукой и бармен.

Эксперт заказал две чашки молока и творожную запеканку "Лес". Пока оформлялся заказ, Афанасий размышлял о том, чем могли руководствоваться люди, которые дали такое название творожной запеканке. Разумного и логического объяснения этому мастер не находил. Он даже испугался, что Дар отказывается ему подсказать. Афанасий не выдержал и обратился к подошедшему официанту:

- Скажите, а кто у вас придумывает названия блюд?

- Хозяин, Вениамин Максович, - сказал парень. - Он у нас главный по креативу. Вы меню повнимательнее почитайте, там много чему удивиться можно.

Афанасий подумал, что в обед он все время заказывает в "Бобрах" салат "Сальвадор Дали". Не далее как вчера и позавчера тоже заказывал. И ни разу не задумывался, почему салат назвали именно так. А сегодня? Зачем ему взбрело в голову размышлять о названии творожной запеканки? Ну, "Лес". Да. Подумаешь! Как хотят, так и называют. Тем более, что там, где есть бобры, поблизости непременно должен быть лес. Афанасий был в этом уверен. Наверное, точно так же рассуждал гений креатива Вениамин Максович.

Эксперт ел запеканку, мысленно успокаивал сам себя, однако где-то возле большинства успокоительных мыслей витала одна тревожная: уж не сошел ли он часом с ума?

Вдруг старикан из середины зала встал со своего места, подошел к столику Афанасия и без разрешения уселся напротив.

- Здравствуйте, а вот и я! Кстати, угадайте, кто я?

- Вениамин Максович?

- Что вы, я даже не знаю, кто это такой - Вениамин Максович.

- Тогда вы родственник Светлана Кремниева и пришли поинтересоваться его судьбой.

- Насколько мне известно, у Светлана не было родных. К тому же он умер. Я - Тот, кого вы хотели видеть. Один из Тех.

Афанасий еще раз внимательно рассмотрел старикана. Угадать возраст было трудно. Но явно больше 70 лет. Последние 20 из них он носит это дурацкое кожаное пальто. Очки, что на носу, пожалуй, будут еще лет на 10 постарше. А шляпа могла и вовсе оказаться родом из прошлого века.

Мозг эксперта неожиданно прояснился. Казалось, все, что ранее вертелось в голове, встало на свои места и заработало в привычном режиме. Это включился Дар, который куда-то в последнее время исчезал. Афанасий несколько раз моргнул и с удовлетворением отметил про себя, что все в порядке. Он снова в курсе всего, что происходит вокруг. И человек, сидящий перед ним, конечно же, ему известен. Как же он сразу его не разглядел! Может, тому виной раннее утро и мороз? Или же слишком кратковременный сон, сдобренный видениями каменной говорящей статуи?

- Конечно же, я вас знаю, - уверенно сказал Афанасий. - Да, я хотел с вами встретиться. Не думал, что вы прибудете в нашу страну сами. Зачем так перетруждаться, я бы легко прилетел к вам сам. Хоть сегодня! Итак, перейдем сразу к делу. Вы - один из тех 14 ученых, что стояли у истоков создания корпорации "Feed LTD"...

20 глава.

- Он самый. Сергей Фрайман. Год рождения 1936-й, место рождения - Ленинград. Из Советского Союза сначала уехал в США, потом некоторое время жил в Австралии, Канаде, Германии, Франции, Сенегале, снова во Франции. С 1983 года живу в Израиле. Там же в 1984-м мы впервые собрались с коллегами из разных стран, чтобы обсудить будущее планеты и приняли решение о создании организации "ПЗБ", которая позже переименовалась в корпорацию "Feed LTD".

- Вы знаете, Сергей, мне на ближайшее время истории хватит. Я полночи изучал деятельность вашей организации. И, думается, мне вовсе необязательно знать подробности вашей миграции по странам мира. Тем более что к нашему разговору непосредственного отношения это не имеет. Не так ли?

- Я прожил достаточно насыщенную роль. И то, что я вам говорю, очень важно. Я перечислил страны, в которых жил и работал, чтобы у вас не сложилось обо мне ложного представления. Вы думаете - сидит какой-то старый еврей, строит из себя спасителя человечества. Так ведь? Начнем с того, что миру в ближайшие сто лет продовольственный кризис не грозит. Это мы точно знаем. Но когда он начнется, будет уже поздно...

- Не вижу связи между вашими скитаниями по свету и спасением человечества.

- По одному из образований я историк. По другому образованию - экономист. Во многих странах я изучал возможные причины возникновения предпосылок продовольственного дисбаланса. В результате чего мною был разработан рейтинг государств, наиболее подверженных риску. Понимаете, продовольственный кризис сначала застанет врасплох одну страну, потом другую, потом сразу накроет еще десяток стран, а затем все будет развиваться в геометрической прогрессии. Сейчас вы скажете, что все это сплошная теория, не подтвержденная фактами. Да, я теоретик. Но еще ни разу мои предсказания не оказывались неточными. При планировании любых долгосрочных программ я всегда попадал в "яблочко". Разница лишь в том, что до создания корпорации мои планирования ограничивались обозримыми сроками - 5 лет, 10, 15, четверть века. Но здесь - сто - сто пятьдесят лет. А то и больше. Критическую человеческую массу вы знаете - 17 миллиардов человек.

- Как вы, кстати, вычислили этот предел человеческой концентрации? Почему именно 17 миллиардов, а не 15, скажем, или 19?

- Долго объяснять. Вычислили по формуле Гауса - Фраймана. Эту формулу пока не преподают на экономических дисциплинах. Так вот Фрайман - это я, Гаус - мой товарищ, коллега и соратник. Тоже член 14-ти.

- А, ну тогда, все ясно. Конечно, 17! Что я, в самом деле, разве сомневаюсь? Верю, продолжайте.

- Когда вы были один-единственный влиятельный и убедительный эксперт на всю Россию, вы не боялись, что в определенный момент вы покинете этот бренный мир, а продолжить ваше дело будет некому?

- У меня как-то сразу появились ученики. Сейчас - и вы это знаете - их трое. Они уже действующие эксперты в своих регионах. У меня был один неудачный проект - Светлан Кремниев, вы тоже его знаете. Сейчас у меня десяток двойников, которых я также обучаю. По прикидкам, четверо из них лет через пять-семь смогут меня заменить. А учитывая наше внешнее сходство, населению не обязательно будет знать, что Афанасий умер. Афанасий будет жить в моем последователе - двойнике.

- Вы совершенно правильно рассуждаете. А теперь перенесите эти рассуждения в плоскость деятельности корпорации "Feed LTD" и нашего ученого совета 14-ти. Прибавьте сюда наш возраст... Помните, с чего я начал свое представление? Я сказал, что родился в 1936 году. Мне уже много лет.

Афанасия осенило.

- Вам нужны преемники. Те, кто продолжит ваше дело, потому как оно у вас запланировано на 100-150 лет вперед, а все основатели корпорации уже превратились в дряхлых стариков.

- Да, Афанасий. Вы все же более догадливы, чем я подумал поначалу. Я больше не буду ходить вокруг да около. Вы станете первым из новой группы 14-ти, которому мы доверим руководить корпорацией ради спасения будущих поколений. Ваша кандидатура прошла все предварительные согласования. Предлагаю сегодня вечером отправиться в Штаб, где я представлю вас остальным членам совета.

- У меня здесь сегодня встреча с Эдвардом назначена - с консультантом от ваших.

- Мы уже все переиграли. У нас с вами билеты на 20.30. Летим в Стамбул, оттуда - в Буэнос-Айрес, потом в Монтевидео, а уже оттуда на нашем частном самолете - к себе на атолл.

- К чему все эти пересадки? Ради конспирации? Или же у столь влиятельной корпорации нет своего самолета, который бы доставил нас из Шереметьево на ваши острова?

- Есть такой самолет. Более того - я на нем сегодня ночью прилетел прямо с атолла. Но мир, мой юный друг, пока еще весьма и весьма не совершенен. В Шереметьево в мой самолет въехал какой-то урод на заправщике. Представляете? И самолет - бах! Сломался. Хорошо, что не пополам! Немцы строили, крепкий оказался. Даже перед вашим "КамАЗом". Обещали отремонтировать, конечно, но не раньше, чем через неделю. Увы и ах. Поэтому мы с вами быстренько слетаем туда-сюда, воспользовавшись регулярными рейсами, а потом я опять на своем самолете отправлюсь из Москвы домой. А экипаж пусть пока у вас в квартире поживет. Ведь вы же не против? Зачем квартире пустовать? За цветами пусть поухаживают ребята. Эдвард их проконтролирует.

Афанасий сглотнул, но ничего не сказал. Он гостей-то терпеть не мог, а тут - целый экипаж, да еще в его отсутствие!

- Да, и еще, - продолжил Фрайман. - Никакая конспирация нам не требуется. Но я же не виноват, что из вашей Москвы нет прямых рейсов даже до Буэнос-Айреса, не говоря уж о нашем атолле с малоизвестной столицей-аэропортом? Поэтому я выбрал самый быстрый маршрут. Всего три пересадки. И время ожидания в транзитных аэропортах не более часа. Так что через два дня вы вернетесь.

- Как-то вы не учли, что нам еще и до Москвы добраться надо. Если самолет в 20.30, то в 18 часов мы уже должны быть в Шереметьево. А от нас до столицы минимум часов 6 ехать, если быстро и на машине.

- Вот вы сейчас не спеша докушаете свой завтрак и пойдете собираться. Я за вами заеду на такси, скажем, в полдень. Очень замечательно мы везде успеем. Двойника вместо себя оставлять не надо. Ничего сверхсрочного за время вашего отсутствия в городе не произойдет. Я обещаю. Эдвард проследит - он у нас тут на подхвате. Еще вопросы?

- Пожалуй, да. Вы говорили про рейтинг государств, подверженных риску. И кто в этом списке первым по уязвимости?

- Россия, Афанасий, Россия. Поэтому наш выбор пал на вас. Вы первый, кто заменит одного из нас. Произойдет это, как только кто-нибудь умрет из группы 14-ти. Вы сразу подхватите эстафетную палочку. А вот про дряхлых стариков вы зря сказали. Мы еще вовсе не дряхлые. Я-то вообще - один из самых молодых. Всеволоду Гордону - 102 года. И он еще хоть куда. Так что не думайте, что мы завтра помирать начнем. У нас питание сбалансированное и вообще много разных действенных способов имеется, чтобы продлить себе существование на этом свете.

- Всеволод тоже родом из России?

- И тоже из Ленинграда. Нас двое в группе российского происхождения. Точнее, он один. Я все же - дитя СССР.

- И оба евреи...

- Мы все евреи. Все 14 человек. Вот только не надо пытаться мне объяснять, что вы сами не наш человек будете. Нам известна ваша фамилия, и ваши корни. Мы все проверили. Спасти человечество могут только евреи.

- Пусть будет так. Тогда еще один вопрос. А что, если я откажусь?

- Откажитесь лететь в Штаб?

- Нет. Вообще пошлю вас всех сейчас с вашей продуктовой корпорацией к чертям собачьим, и буду жить дальше, как раньше жил. Сеять разумное, доброе, вечное ради одного небольшого города и не забивать себе голову вселенскими проблемами спасения человечества.

- Я уверен, что вы так не поступите. Вам тесно в вашем городе. Вы хотите управлять гораздо большим. Дергать за ниточки. И чтобы их было не несколько сотен тысяч, а несколько миллиардов. Вы же сами об этом мечтали? Вот мы и пришли. У вас появилась прекрасная возможность попасть на самую вершину карьерной лестницы, перепрыгнув сразу через несколько ступенек. Признайтесь, вы ждали этого момента! Я не спрашиваю, я утверждаю. Вы не знали, как быть дальше. И тогда мы протянули вам руку.

- Ладно, вы правы. Но лишь отчасти. Я хотел всего достичь самостоятельно. Не ища руки помощи. И не перепрыгивая сразу через несколько ступенек. Но спасибо, раз уж пришли.

- До полудня, - сказал Сергей Фрайман Афанасию, встал и протянул руку.

Вершители судеб обменялись рукопожатиями, и гость из Штаба свернулся за свой столик. Афанасий без аппетита доел остатки завтрака, расплатился и вышел из кафе. Уже на пороге обернулся и посмотрел на старикана. Тот что-то увлеченно рассказывал девушке за стойкой. Девушка смеялась. Все было хорошо.

Дома Афанасий наскоро собрал небольшую дорожную сумку, взяв лишь предметы первой необходимости. До полудня оставался еще час. Эксперт раздумывал, стоит ли предупредить о своей краткосрочной командировке (для себя он обозначил поездку именно так) коллег из Уфы, Мурманска и Оренбурга? Пожалуй, не надо их беспокоить. Если что, сами справятся. А в родном городе, как заверил Фрайман, ничего страшного за время его отсутствия не случится.

Афанасий взглянул на себя в зеркало. Похож ли он на еврея? Наверное, похож. Нос с горбинкой. Не важно, что это результат неудачно сросшейся носовой перегородки после юношеского перелома. Волосы черные, немного волнистые. Глаза большие, черные. Волевой, как принято говорить, подбородок. Вылитый еврей. Вот и трехдневная щетина. Хотя... Это, кажется, - лишний элемент.

Эксперт пошел в ванную комнату и побрился. Обычно он делал это каждое утро. Но три последних дня нарушили размеренность обычного бытия мастера, выбили из привычной колеи. Да так, что о бритье он вспомнил только сейчас.

Бритву и крем Афанасий тоже положил в сумку. Прошел на кухню и посмотрел на цветы. Может, написать Эдварду записку? Чтобы не забыли поливать? Хотя Фрайман предупредил, что экипаж будет ухаживать за растениями. Даже тот факт, что у Афанасия в доме есть цветы, им был известен. А есть ли что-то, что им неизвестно? Скорее всего, нет. Ни одного козыря против комбинации старикана в рукаве у эксперта не было.

До приезда Фраймана оставалось 20 минут. Афанасий включил телевизор и посмотрел последний выпуск местных новостей. Судя по сюжетам, в городе действительно наступило абсолютное затишье. Все шло по плану. Работникам системы ЖКХ с сегодняшнего дня на 1 процент подняли зарплаты. В микрорайоне Солнечный будет построен очередной цветомузыкальный фонтан. Сотрудники внутренних органов отметили профессиональный праздник игрой в бадминтон...

Афанасий посмотрел на настольный календарь. Сегодня - 10 ноября. Как же он мог забыть? День сотрудников органов внутренних дел. День милиции, как называли его раньше. Не забыл ли он кого-нибудь поздравить? Вряд ли. Все поздравления нужным и не очень нужным людям давно уже генерировались автоматически и точно по датам рассылались по электронным адресам с главного поздравительного сервера, который находился в личной собственности Афанасия.

Но ощущение, что он что-то забыл, эксперта не покидало. "Уходя, гасите свет" - крутилось у него в голове. Что еще надо делать, уходя? Выключить газ? Его попросту нет. Плита, как и все остальное в доме, работает на электричестве, которое, в свою очередь, вырабатывают солнечные батареи, установленные на крыше. Дом Афанасия в целом, и его семикомнатная квартира, в частности, относится к жилью повышенного комфорта и высшей степени безопасности. Даже если бы эксперт был рассеянным и оставил включенными воду и свет, умные приборы среагировали бы и отключали лишнее.

- Надуманное волнение, лишнее, - сказал Афанасий, выпил стакан воды и, кажется, успокоился. За окном просигналили. Наступил полдень. Время отправляться в путь.

21 глава.

Сергей Фрайман сидел рядом с водителем. Афанасий уселся на заднем сидении.

Такси популярной в последнее время отечественной марки "Лада Калина" домчало мужчин до Шереметьево за пять с половиной часов - даже быстрее, чем рассчитывал эксперт. За весь путь Фрайман ничего не рассказывал о своей корпорации, а Афанасий и не спрашивал. Так в абсолютном молчании и доехали.

Шереметьево встретило моросящим дождем. Спутники без приключений прошли регистрацию, таможенный и паспортный контроль, и очутились в терминале Е.

Афанасий не очень часто пользовался самолетами, да и в аэропортах бывал редко. Обычно он не спешил, поэтому по делам ездил на поезде, чуть реже - на автомобиле. Если, конечно, машину выделяла принимающая сторона - та, которой требовалась помощь эксперта.

До начала посадки оставалось около часа. Фрайман сообщил, что ему надо на некоторое время отлучиться - якобы назначена встреча по неотложному делу, но на самолет он успеет. "Странная у него встреча - на транзитной территории аэропорта", - подумал Афанасий, но вслух ничего не сказал и решил пока прогуляться по территории терминала.

Первым делом зашел в "Дьюти фри" - поглазеть на алкогольные напитки. Сам эксперт спиртного не употреблял, но рассматривать яркие бутылки разнообразной формы любил. А такого ассортимента, как в подобных "аэропортовских" магазинах беспошлинной торговли, больше нигде не было. Поэтому Афанасия не покидало ощущение, что он на выставке. Экспонаты были самых разных размеров - емкостью от 0,04 до 5 литров. На кассе стояли две большие корзины с сувенирными бутылочками. Люди копошились в них, выискивая самые яркие. Эксперт еще подумал - не купить ли кому-нибудь в подарок пару флаконов беспошлинного виски? Купить, конечно, можно. Только кому их дарить? Друзей - в полном понимании этого слова - у него не было. Так - приятели. И он никогда им ничего не дарил. Губернатору? Смешно. Он через день по международным направлениям летает. Насмотрелся, поди, таких бутылок, что ничем не удивишь. Может, ученикам захватить в качестве сувенира? Скажут - совсем сдвинулся на старости лет, сентиментальным стал. Эксперт выбрал пять самых, как ему показалось, ярких бутылочек, заплатил по 1,5 доллара за каждую, и засунул их во внутренний карман пиджака.

- Главное - купить, а кому подарить - можно и потом придумать, - сказал себе Афанасий и отправился дальше гулять по терминалу.

На одной из стен были размещены фотоработы какого-то художника. Эксперт подошел поближе. На табличке, прикрепленной к стене, значилось: "Авторская фотовыставка Лисицына Б.Г, начальника багажного отделения аэропорта Шереметьево, терминал Е",

"Вот они как тут развлекаются, - подумал Афанасий. - Пиарят себя, как могут. Казалось бы, работай себе начальником багажного отделения, гражданин Лисицын Б.Г. Ан нет! Все туда же - в фотохудожники ему надо!"

- Нравится? - спросил голос откуда-то сзади.

Афанасий обернулся и увидел высокого грузного мужчину лет 45.

- Вы, наверное, и есть Лисицын Б.Г., - скорее утвердительно, чем вопросительно сказал эксперт.

- Да. Борис Геннадьевич Лисицын, сотрудник аэропорта, а это мои фотографии. Я как вас здесь увидел, сразу узнал. А потом смотрю - вы фотографии мои разглядываете. Вот и решил подойти, познакомиться, так сказать. Знаете, у меня тут мысль появилась - сделать звездную аллею. Ну, повесить портреты тех знаменитостей, которые пользовались нашим аэропортом. Я уже сделал несколько снимков. Можно, я вас тоже сфотографирую для коллекции?

Афанасий пожалел, что упаковал и сдал в багаж пальто, шляпу и даже очки. Он сразу же стал всеми узнаваемый.

- У вас стен не хватит на всех известных людей, что бывали в Шереметьево, - сказал эксперт. - Сами посудите - каждый день какая-нибудь звезда летит.

- Ну да. Я Киркорова раз 20 видел, до и остальных тоже, всех даже не упомнишь.

- Давайте, вы меня не будете фотографировать. А за это я дам вам мудрый и в вашем случае очень полезный совет. Причем бесплатно! Только для вас. Согласны?

- Согласен, конечно, слушаю.

- Вы для своих фотографий знаменитостей выберите какую-нибудь одну узкую номинацию, чтобы места на стене хватило. Определитесь с конкретикой, понятно?

- Если честно, не очень.

- Ну, пусть будет аллея звезд. Но, например, исключительно артисты балета! Оригинально? Неожиданно?

- Я не знаю ни одного артиста балета.

- Хорошо, пусть будут футболисты, оперные певцы, дрессировщики, клоуны, в конце концов. Только что-нибудь одно. Решите для себя этот вопрос, и все у вас будет хорошо.

Афанасий посмотрел по сторонам (у него неожиданно созрел план-провокация) и заговорщически добавил:

- А лучше всего фотографируйте великих ученых. Их очень мало в мире осталось - поистине великих. Да и те уже дряхлые старики, скоро отдадут Богу душу. Чтобы вам в этом деле помочь, я вам сейчас одного из таких покажу. Он должен появиться вон из-за той двери с надписью "Служебный проход". Зовут его Сергей Фрайман. Кажется, подданный Израиля. Ему уже за 70 лет. Преуспел в экономике, психологии, истории, географии и других науках. Только, знаете, что я вас попрошу сделать? Фотографируйте его так, чтобы он не заметил. А то скандал может случиться. Международный, сами понимаете. И вот еще что - вы когда собираетесь свою экспозицию обновить?

- Может, через недельку...

- Давайте поступим так. Через два дня вы уберете все эти пейзажи, оформите стенд "Великие ученые мира" и прикрепите на него пока всего лишь одну фотографию - Сергея Фраймана. И подпись сделайте такую: "Один из 14-ти".

- Почему именно 14?

- Потому что великих ученых осталось 14. И у вас будет 14 портретов.

- Так эта выставка может затянуться на неизвестное количество лет. Никто же не знает, когда вздумается побывать в Шереметьево остальным 13-ти ученым.

- А это уже моя забота. Я их вам привезу...

Афанасий подмигнул ошарашенному начальнику багажного отделения и растворился среди многочисленных мини-магазинчиков. Борис Геннадьевич Лисицын, словно загипнотизированный, спрятался с фотоаппаратом за цветочным прилавком, откуда хорошо просматривалась дверь служебного прохода, и стал поджидать появления одного из 14-ти великих ученых - Сергея Фраймана - будущего героя новой персональной выставки работника аэропорта.

Фрайман, как показалось, не заметил, что является участником импровизированной фотосессии. Несмотря на свои внушительные габариты, прятаться Лисицын Б.Г. умел мастерски, а фотографировал бесшумно, почти не дыша.

Ученый подошел к эксперту, и извинился, что его так долго не было.

- Сказали, две недели наш самолет на ремонте пробудет, и это минимум, - сказал он. - И дело даже не во вмятине. Какая-то электроника от удара полетела ко всем ангелам. Я в этом, не разбираюсь. Боюсь, что экипажу придется все это время пожить у вас.

- Э, нет! Мы так не договаривались! Пару дней - на время моего отсутствия - еще куда не шло. А чтобы при живом мне вокруг ходили какие-то пилоты со стюардами? Увольте! Или вы прямо сейчас решаете, что делать с экипажем, или я разворачиваюсь к входу и никуда не лечу.

- Успокойтесь, сейчас мы с вами все равно ничего не решим. Вы вот купили зачем-то пять флакончиков спиртного, а кому подарить - не придумали. Отложили на потом. Вот и мы сейчас займемся своими делами, а с людьми в вашей квартире разберемся сразу после вашего возвращения. Всему свое время.

Объявили посадку на рейс Москва - Стамбул. Мужчины еще раз предъявили посадочные талоны и по телескопическому трапу прошли в салон самолета.

Спустя два с половиной часа Сергей с Афанасием уже пили зеленый чай в транзитной зоне турецкого столичного аэропорта Ататюрк. В Турции ноябрь был относительно теплым. В окно Афанасий увидел, что люди одеты максимум в легкие куртки, но в основном - в свитера. Электронный градусник показывал, что за территорией здания аэропорта температура воздуха 21 градус.

- Вообще, теплынь, у нас бы в России сейчас в футболках ходили, а тут закутались, - сказал эксперт.

- Все же прохладно, вот в Аргентине, Уругвае и на нашем атолле сейчас действительно жарко, - отметил ученый. - Когда я улетал, в столице было 32 градуса в тени. Так что теплые вещи, которые вы сдали в багаж, вам не придется распаковывать до возвращения в Москву.

Интересно, что даже в транзитной зоне аэропорта то и дело возникали местные персонажи, предлагающие Афанасию что-нибудь у них купить - сувениры, побрякушки, чай, кофе, зубную пасту и какие-то другие вещи непонятного назначения. Казалось, что базар в столице Турции начинался сразу с аэропорта.

Сергей купил турецкую газету и вдумчиво читал. Эксперт по-турецки читать не умел, поэтому тупо разглядывал все вокруг, отметив про себя, что ничего интересного и полезного для работы здесь не имеется.

Наконец, объявили нужный рейс. Предстоял долгий перелет до Буэнос-Айреса. В самолете Сергей предложил поспать, сказав, что в следующие сутки сделать это вряд ли удастся.

- Надо воспользоваться предоставленной возможностью, - сказал он. - Отдохните, а то я боюсь, что прибыв на место, вы упадете в обморок от увиденного, наложенного на недосыпание и события последних трех дней.

Афанасий с предложением согласился и тут же провалился в глубокий сон.

21.1 глава.

Сон Афанасия-2

Афанасий шел по тропинке вдоль бесконечных полей сенегальской травы Хухе. Он был уверен, что это именно Хухе - такое знакомое и неповторимое светло-зеленое, почти салатового цвета растение со светло-коричневыми зернами-плодами. Высотой культура кое-где достигала полутора метров, была немного липкой, зацепляясь усиками за штаны и куртку эксперта.

Справа работала уборочная машина фантастического вида - она не касалась земли, а буквально парила в воздухе над плантацией. Хватала щупальцами растения, вырывала их с корнем и отправляла в свой гудящий контейнер, в котором, судя по всему, происходил процесс разделения культуры на составляющие. Из задней части агрегата вело несколько шлангов, по которым составные части Хухе перетекали в подъезжающие время от времени грузовики. Ни в кабине уборочной машины, ни в грузовиках людей не было. Процесс был полностью автоматизирован.

- А еще эту траву можно курить! - раздался голос из-за плеча эксперта.

Афанасий обернулся.

Прямо на него смотрел китаец небольшого роста. Он дымил папиросой и улыбался.

- Все, что остается после переработки Хухе, можно курить, - еще раз как бы уточнил незнакомец. - В случае, если население планеты будет испытывать проблемы с табаком, трава решит и эту проблему.

- Думаю, что через 100-150 лет человечество полностью откажется от курения - как от вредной привычки, да и вообще все подобные стимуляторы будут запрещены, - сказал Афанасий китайцу.

- Ну, не скажите. Человечество курит не первую тысячу лет. А вы хотите, чтобы оно вот так внезапно полностью отказалось бы от этого в течение столетия? Ни за что не поверю. Скажу больше, мы и самогон из Хухе гнать пытаемся. Пока он, конечно, слегка слабоватым и чертовки вонючим получается, но это дело со временем поправится. Мы еще не пробовали гнать из последних сортов - Хухе-18 и Хухе-19. В итоге культура должна нам заменить все. Газированные напитки из Хухе уже выпускаются - на это идут сладкие коренья. Из них же делается варенье и гонится спирт. Пыльца, что возле плодов, идет на курево. Из стеблей, думаю, можно будет веревки вить. За сто ближайших лет мы все научимся делать из Хухе.

- Признаюсь, не разделяю вашего оптимизма, - сказал Афанасий. - А как же традиционные культуры? Муку и хлеб вы тоже из Хухе собираетесь делать?

Китаец потушил окурок, сплюнул и подмигнул:

- А то вы не в курсе, что половина всех хлебобулочных изделий в мире уже идет с добавками из нашей культуры. Мы постепенно народ к Хухе приучаем. Население не заметит, когда полностью перейдет на него.

- Хорошо. Но ведь изначально мы собирались кормить этим растением животных. Так? То есть свиньи, коровы, овцы и другие полезные животные будут есть Хухе, а мы, в свою очередь, будем есть мясо и колбасу от этих свиней, коров и овец. Так?

- А зачем нам животные, если прекрасное, вкусное и калорийное мясо получается из растения? Животные через сто лет нам будут не нужны, как источник пищи. Они останутся только в естественной среде обитания - как природная составляющая. А разводить тех же кур или кроликов населению будет без надобности.

- Не думал, что зашло так далеко.

- Это еще что! А про портативное питание слышали?

- Нет еще, просветите.

- По идее, в будущем из Хухе даже ничего готовить не придется. У каждого человека будет маленький горшочек с растением приделан за спиной. Ты живешь, занимаешься своими делами, а времени на еду не тратишь. В горшочке растет себе субстанция и питает твой организм через трубочку. Красота. Следить за субстанцией особо не придется. Всю необходимую энергию для роста и насыщения витаминами она будет получать от солнечного света.

- Утопия получится. Но вам, в Китае, наверное, придется испытать это первыми?

- Уже испытываем. Взяли небольшую опытную группу в одной из провинций - 14 миллионов человек, как старейшины завещали. Все эти люди занимаются исключительно умственным трудом - пишут и издают специализированные журналы. А все необходимое для поддержки жизнедеятельности получают из горшочков за спиной.

Афанасию в очередной раз за последние три дня показалось, что он сошел с ума. Он зажмурился, досчитал до десяти и вновь открыл глаза. Китаец по-прежнему глупо улыбался и смотрел эксперту прямо в глаза.

- А еще мы научились делать из сока Хухе биотопливо, - сказал таинственный собеседник. - Весь транспорт вскоре на нем работать будет. И много еще чего. Человечество больше не будет нуждаться в нефти и газе. Следовательно, курс вашего рубля и нашего доллара уже никак не привязан к этим некогда полезным ископаемым. А вскоре товарно-денежные отношения и вовсе исчезнут из нашего обихода. Скажете, чем-то смахивает на коммунизм? Коммунизм и есть. Только не в отдельно взятой стране, как завещали некоторые, а сразу везде и благодаря единственному изобретению ученых - чудесному растению Хухе. Вы подумайте как-нибудь, что еще полезного можно выжать из этого растения. А я пойду. Мне еще помолиться надо в церковь зайти. К тому же (китаец посмотрел на часы), через тридцать минут вы прибываете в Буэнос-Айрес, и вам пора просыпаться. Вон, спутник ваш - Сергей - не спит уже. В общем, счастливо оставаться.

В этот момент китаец отвесил Афанасию подзатыльник, и тот сразу же проснулся...

21.2 глава.

- Через полчаса садимся в Буэнос-Айресе, - повторил слова китайца из сна Афанасия ученый Фрайман. - Пока все идет строго по графику. Что-то вы такой бледный, Афанасий? Тяжело переносите авиаперелеты?

- Да так. Не в перелете дело. Сон, знаете ли, слишком уж реалистичный приснился. Будто трава Хухе поглотила и затмила собой все прочее в мире.

- Погодите, на островах вы еще не то увидите!

- Вот заранее уже и начал побаиваться возможных масштабов бедствия.

- Нет никакого бедствия. Все только к лучшему идет, как, кстати, вы и любите. Ничего для себя, все для людей. Каждый наш шаг приближает население планеты к коммунизму.

- И вы туда же. Марксисты недоделанные.

Афанасий попросил у бортпроводника стакан воды без газа. Выпил залпом и постарался выбросить из головы удручающие мысли о будущем планеты под гнетом сенегальской травы. Не получалось. Все воображение эксперта плотно занимала культура Хухе и бесчисленные ее производные - начиная от универсального корма для животных, заканчивая биотопливом, на котором работают чудовищные беспилотные агрегаты по уборке урожая.

Приземление в международном аэропорту имени министра Пистарини прошло без происшествий. Пассажиров автокаром доставили до транзитного терминала, где Афанасию и Сергею предстояло еще полтора часа переждать до рейса в Монтевидео.

У Афанасия зазвонил мобильник. Это был губернатор.

- Слышь, Кимыч, они уже к разметке территории приступили и завезли модульные блоки для монтажа производства, - протараторил губернатор. - Такое впечатление складывается, что у них гонка какая-то, спешка происходит. Ты ничего такого не подозреваешь? Мы еще документы толком подписать не успели, а они уж тут как тут. И это, знаешь, рабочие у них - явно не африканцы. Узкоглазые все, низкого роста.

- Успокойся, шэф! Все нормально. Это дешевая рабочая сила из Китая. Потом они местных устроят на производство. Обещали же создать рабочие места. Китайцы наших работников обучат, а сами переедут в другой регион.

Афанасий успокаивал губернатора, а сам, тем не менее, сомневался в том, что говорил. Будто даже не сам говорил, а кто-то ему диктовал. Эксперт посмотрел на Фраймана. Тот молча кивнул - мол, все в порядке, продолжайте в том же духе.

- И из Мурманска звонили, - продолжил губернатор. - Там теплицы на кораблях морем пришли. Знаешь, какой площади? Все арендованные земли хватит закрыть. Это, по-твоему, нормально?

- Это, на мой взгляд, еще раз доказывает серьезность намерений инвестора, - невозмутимо ответил эксперт. - Говорит о состоятельности сенегальской корпорации и далеко идущих перспективных планах. Я тут в командировке по случаю нахожусь. Вернусь, расскажу кое-что. А пока, давай, отключайся и ступай руководить регионом. Не суетись только.

Губернатор отключился.

В международном аэропорту имени министра Пистарини было очень многолюдно. Гораздо более многолюдно, чем вчера в Шереметьево, и тем более, чем в Ататюрке. При этом поток пассажиров был столь разношерстным, что картинка, рассматриваемая Афанасием, походила на приготовление к всеобщей эвакуации всех народов мира. Только багажа ни у кого не было. Двигались все налегке. Вот на посадку ушла толпа китайцев - как же без них. Тут же прибыла группа африканцев. Люди заняли пустующие кресла в одном из залов ожидания, разбавив черными точками белолицую основную массу транзитных пассажиров. Мимо эксперта прошла делегация каких-то индейцев в национальных одеждах. Затем арабы - мужчины в тюрбанах, женщины - закутанные с головы до ног. Потом - снова европейцы, американцы, китайцы и так далее без конца.

Сергей Фрайман сидел безучастно к происходящему и читал местную газету. Испанский язык, в отличие от турецкого, Афанасий немного знал. Он пробежался глазами по заголовкам, из которых следовало, что в эти ноябрьские дни в Аргентине проходит какой-то важный всемирный конгресс ученых на тему энергосбережения. "Альтернативные источники энергии - будущее уже сегодня!" - гласил один из заголовков аргентинской прессы. Ну и как тут не вспомнить о важнейшей в истории человечества траве Хухе?

Афанасий развернулся в другую сторону и стал наблюдать за электронным табло терминала. Одновременно осуществлялись три посадки - на рейсы в Панаму, Мадрид и Лиму. Ожидались посадки на рейсы в Сан-Пауло, Нью-Йорк и Монтевидео. Эксперт изучил все табло и убедился, что прямые рейсы из Буэнос-Айреса в Россию отсутствуют. Что показалось Афанасию несколько странным. Аргентина - вроде дружественная нам страна. Виза, если ты прибываешь в страну сроком до 90 дней, не требуется. Президент Владимир Путин сюда летает периодически и общается со здешним президентом Кристиной Фернандес. Неужели направление не пользуется спросом у россиян?

Впрочем, и Уругвай, как вспомнил Афанасий, является для нас безвизовой страной. А прямых рейсов из Москвы в Монтевидео тоже нет. Чтобы добраться до Уругвая, Афанасию и Сергею пришлось воспользоваться тремя разными авиакомпаниями: до Стамбула они летели "Аэрофлотом", до Буэнос-Айреса - "Аргентинскими авиалиниями", сейчас отправятся на борту "Air France".

Эксперт подумал, что надо бы подробно разобраться в этом деле и выяснить, что сдерживает авиакомпании в развитии прямого направления из Москвы. Может, это как раз тот самый обратный случай - когда созданное на рынке авиаперевозок предложение сможет увеличить спрос?

Так, размышляя о причудах авиаперевозок и нюансах, из них выходящих, Афанасий дождался объявления рейса в Монтевидео.

- Минут 40 - 50 всего лететь, - сказал Сергей. - Не успеем в небо подняться, как уж и приземляться надо будет.

Так и вышло. Спустя 50 минут самолет компании "Air France" сел в Монтевидео. Спутники прошли пограничный и таможенный контроль, получили багаж, и вышли из аэровокзала на улицу. Погода для ноября стояла прекрасная. По ощущениям, было не более 22 градусов тепла. Легкий ветерок ободряюще подействовал на уставшего Афанасия.

- Я бы прогулялся немного и магнитик купил, - сказал он Сергею. - А то у меня на холодильнике ни одного магнитика из Уругвая нет.

- Вы это серьезно? - спросил Фрайман. - Что ж, можем себе позволить. Кстати, здесь, прямо в Монтевидео, сувенирную лавку держат выходцы из России. Я не уверен, говорят ли они по-русски, но позиционируют себя именно россиянами. И место под лавку они себе выбрали тематическое - на площади имени Льва Толстого. Там еще и бюст стоит писателю. Тоже ваш скульптор постарался - Зураб Церетели. Он много где всего понаставил. Только здесь, в Монтевидео, кроме Толстого, еще и Юрий Гагарин имеется - на площади, носящей его имя. В общем, Россию здесь знают.

Афанасий подумал, что это еще один повод для налаживания прямого авиасообщения между Монтевидео и Москвой.

Перед спутниками остановился автомобиль потрепанного вида. Эксперту показалось, что машина сошла с конвейера не позже, чем в середине прошлого века. Со стороны водительского сиденья выглянула голова китайца, который был подозрительно похож на того самого собеседника - из сна Афанасия. В уголке рта китайца имелась дымящаяся самокрутка, что добавляло сходства с приснившимся эксперту персонажем.

- Хелло, мистер Сергей и мистер Афанасий! - весело закричал китаец по-русски. - Ну что, сначала за магнитиками на площадь Толстого, потом к памятнику Гагарину и едем на наш аэродром, как договаривались?

22 глава.

Афанасий перестал чему-либо удивляться. Он молча сел в машину, то же самое сделал и Сергей.

- Савва, - представился китаец эксперту.

- Подходящее имя для китайца, - съязвил Афанасий.

- Я, вообще-то родом из Вьетнама. И зовут меня Со. Но, по-вашему, это и будет Савва. Хотя я не настаиваю. Можете звать меня Со.

Несмотря на свою далеко не первую свежесть, автомобиль проворно пристроился в поток машин и помчал их по теплому солнечному Монтевидео. Афанасий всматривался в лица прохожих. Столичное население было столь же много многонационально, как и сегодняшний поток пассажиров в аэропорту Буэнос-Айреса. Магазины, продуктовые лавки, киоски быстрого питания непрерывно мелькали с обеих сторон. "Скоро всем вам придет кирдык, - думал Афанасий. - Будете торговать сплошной Хухе в разных ее ипостасях. А то и вовсе закроетесь, поскольку Хухе этой будет завались".

Площадь имени Льва Толстого оказалась где-то на отшибе столицы, почти что в пригороде. На ней действительно возвышался бюст Льва Николаевича, выполненный в узнаваемой манере Зураба Церетели.

Вьетнамец остановил машину прямо посреди площади, вышел из нее и направился к павильону с надписью "Recuerdos", что в переводе с испанского могло означать как "Сувениры", так и просто "Магазин". Афанасий пошел следом.

В лавке на месте продавца-кассира восседал бородатый старик в русской рубахе. Увидев посетителей, он громко закричал:

- Привет, hola hola, buenas tardes, здрасьте, покупка, русский, дешево!

Афанасий выбрал несколько магнитов с видами Монтевидео и сунул старику купюру в 5 американских долларов. Тот, как показалось эксперту, остался доволен. Более того, жестами он попросил немного подождать его и скрылся в подсобном помещении. Через минуту продавец вернулся со свертком и передал его вьетнамцу. Савва молча засунул сверток в карман и отсчитал старику какую-то сумму в местной валюте - уругвайских песо.

После того, как машина тронулась дальше, эксперт обратился к вьетнамцу:

- Что в том свертке, который вам передал продавец?

- Не волнуйтесь, не наркотики. Или что вы там еще подумали? Корнелий работает на корпорацию и ежемесячно передает определенные сведения, за что получает небольшое жалование. Монтевидео - ближайший крупный город от атолла Хухе, расположенный на материке. Поэтому вся информация о любопытствующих гражданах передается нам. Спецслужбы многих стран подозревают, что наша корпорация ведет какие-то секретные разработки, но о масштабах пока никто не догадывается. Хотя ситуация становится все напряженнее...

- В течение последнего месяца нами задержано несколько катеров, которые хотели высадить своих пассажиров у берегов атолла, - перебил вьетнамца Фрайман. - Также вынесены предупреждения нескольким иностранным самолетам, вторгшимся в наше воздушное пространство. В общем, спецслужбы активизировались. А Корнелий докладывает, если очередной "турист" что-нибудь спрашивает у него о нашей деятельности.

- Мне показалось или атолл действительно носит название Хухе? - спросил Афанасий.

- Вам не послышалось. Группа островов действительно называется Хухе. И столица называется точно также. Мы прибегли к этому сознательно, чтобы избежать путаницы. Атолл - юридически частная территория. Пока в мировой практике, к сожалению, нет понятия "частное государство", поэтому официально мы сохраняем принадлежность к Франции. Хотя на самом деле правительство Франции является лишь одним из акционеров корпорации. То есть у нее такие же права на атолл, как и у других участников многостороннего договора о сотрудничестве и взаимопомощи. Кстати, ни одно из государств Южной Америки, впрочем, как и Северной, не является нашим акционером. Исключение составляла Колумбия, но вы, Афанасий, знакомились с нашей историей, и помните, что Колумбия продала свой пакет акций Либерии. Поэтому мы внимательно следим за ситуацией и пресекаем любые попытки шпионажа, предпринимаемые с материка.

- А почему бы вам не рассекретить проект? Ведь вы же готовите его ради благополучия всего человечества. Проводили бы исследования под эгидой ООН, например. И проблем со шпионажем, наверняка, было бы меньше.

- Человечество еще не созрело, чтобы полностью принять и понять наши идеи, - задумчиво произнес Сергей. - Но после того, как на наших постах окажутся приемники - то есть вы и люди вашего, Афанасий, поколения, можете приступать к процедуре всеобщего рассекречивания. Хотя я бы не спешил с этим в ближайшие, скажем, лет еще 50.

Судя по указателю на проволочном заборе, автомобиль въехал на территорию частного аэродрома, принадлежащего корпорации "Feed LTD". У единственного находящегося на площадке небольшого самолета американского производства "Сессна" уже работал двигатель.

Вьетнамец Савва помог Афанасию и Сергею подняться в салон и перенес их багаж. Затем козырнул, сел в машину и уехал. Пилоты-китайцы (или опять вьетнамцы?) - а их было двое - молча стали готовить машину к взлету. В салоне было всего девять пассажирских мест. Причем, других пассажиров, кроме Афанасия и Сергея, не предвиделось. Эксперту это напомнило маршрутную "Газель". Точнее, ее усеченный вариант. Небесная "маршрутка" прочихалась, встрепенулась и понеслась по взлетно-посадочной полосе. На скорости около 200 километров в час она оторвалась от земли и взмыла под облака.

Сложно было определить, в какую сторону летит "Сессна". У эксперта сложилось впечатление, что пилоты намеренно усложнили маршрут, запутывая возможного наблюдателя. Через час с небольшим машина начала снижать высоту и приземлилась на природной взлетно-посадочной полосе - длинной косе, с обеих сторон омываемой водами океана.

Аэропорт Хухе состоял из нескольких блочных домиков, находящихся под усиленной охраной военных с автоматами, которые взирали на территорию с вышек. Из самолета Афанасий с Сергеем пересели во что-то вроде БТР и помчались дальше. Окон в машине не было, так что об окружающем пейзаже эксперт мог только догадываться. Еще через полчаса БТР остановился. В сопровождении военных спутники прошли к одинокой кабинке, стоявшей среди пустынной и унылой местности. Кабинка была похожа на телефонную будку. Когда-то подобные конструкции можно было встретить в любом российском городке. Правда, затем выяснилось, что никакая это не будка, а... лифт.

- Сейчас мы спустимся на несколько уровней вниз, - сказал Фрайман. - Возможно, будет немного тошнить. Все-таки 4 километра ниже уровня мирового океана. Много тысяч лет назад здесь был действующий подводный вулкан, который и образовал кольцеобразную группу островов. Сейчас мы спускаемся внутрь его кратера. А такие лифты расположены сразу на нескольких островах. Все это обустроено также исключительно для того, чтобы избежать лишней шумихи и огласки. Шпионские спутники, к счастью, не видят, что у нас происходит под землей. А кабинки на поверхности подозрения не вызывают. Могут же быть у стариков, какими мы, собственно, и являемся, свои причуды?

Лифт двигался бесшумно. Спуск в кратер пусть и потухшего, но все-таки вулкана, показался Афанасию бесконечным. Наконец, кабинка остановилась, что-то пропищала и раскрыла двери. Афанасий увидел перед собой широкий ярко освещенный коридор с многочисленными дверями по обе его стороны.

- Сейчас наши сопровождающие покажут вам вашу комнату, а я за вами зайду через час, - сказал Сергей. - Пока располагайтесь там, изучайте обстановку. В комнате есть все, что вам может понадобиться, включая телефонную связь с материком. Ваш сотовый телефон, к сожалению, здесь, как вы понимаете, бесполезен.

23 глава.

Временное убежище Афанасия, расположенное в подземном кратере много лет назад потухшего вулкана, занимало площадь не менее 20 квадратных метров. Из мебели здесь были журнальный столик и два стула, двухъярусная кровать, два шкафа, два кресла, две прикроватные тумбочки, напольный светильник. Имелся любопытной формы моноблок, Афанасий даже не сразу понял его предназначение - то ли телевизор, то ли компьютер. На стенах были прикреплены несколько полочек, на которых стояли горшки с, увы, искусственными цветами. Полочки, отметил про себя мастер, были приделаны не очень надежно.

Освещалась комната лампами дневного света, расположенными по всему периметру потолка. Душевая кабина с унитазом от остальной территории комнаты были отгорожены пластиковой полупрозрачной стеной-ширмой. Судя по парным предметам, комната предназначалась для двоих. Афанасия же поселили одного. "Возможно, что пока одного", - подумал он.

Эксперт прилег на первый "этаж" кровати и обнаружил на тумбочке пульт с тремя кнопками разного цвета. Под каждой из них были надписи на трех языках: английском, французском и русском, что не могло не радовать. "Еще при строительстве знали, что без русских не обойтись!" - удовлетворенно отметил Афанасий. Надпись под зеленой кнопкой гласила "Связь с коридорным дежурным", под желтой - "Связь с седьмым распределительным пунктом", под красной - "Центр". Очевидно, нажав на одну из кнопок, можно было разговаривать с выбранным собеседником. Судя по цветам, если что-то понадобиться, надо начинать с зеленого. Желтая - по более серьезным делам. А уж красная, та, что "Центр" - на самый крайний случай. Больше никаких признаков связи с внешним миром Афанасий не приметил.

Эксперт встал, прошелся из угла в угол, и заглянул за полупрозрачную ширму. Надо же - над унитазом висел диковинный аппарат с трубкой - что-то вроде телефона. Афанасий снял трубку и приложил к уху.

- Чего изволите? - сказал в трубке женский голос.

Мастер секунду помедлил, а потом спросил:

- Можно ли совершить звонок, например, в Мурманскую область?

- Сообщите телефонный номер абонента или скайп и ожидайте.

- Спасибо, я пока передумал. Чуть позже позвоню.

Афанасий повесил трубку на место.

"Наверное, это и есть обещанная телефонная связь с материком, - решил он. - По крайней мере, не буду себя ощущать отрезанным от цивилизации".

Повозившись с компьютером-телевизором, Афанасий, наконец, его включил. На экране стала загружаться операционная система неизвестного эксперту происхождения. Но в том, что агрегат был компьютером, мастер больше не сомневался. Правда, ни мыши, ни клавиатуры под рукой не было. Чтобы вы сделали в этом случае на месте Афанасия? Правильно. Нажали бы зеленую кнопку на тумбочке. Так он и поступил.

- Вахта седьмого коридора минус третьего уровня, - ответили откуда-то с потолка.

- Где тут у вас клавиатура и мышь? - крикнул он в потолок.

- Вахта седьмого коридора минус третьего уровня, - повторил голос. - Откройте тумбочку, потом говорите.

Афанасий открыл тумбочку и увидел то, что искал - мышь и клавиатуру, а с ними много других разных вещей: наушники, зарядник, фотоаппарат, фонарик, блокноты и карандаши.

- Спасибо, больше ничего не надо, конец связи, - сказал он тумбочке.

Мастер немного засмущался. А что, если за ним прямо сейчас наблюдают старейшины корпорации? Все 14 дряхлых стариканов? Он же ведет себя, как любознательный мальчишка лет 12-ти! Хотя, с другой стороны, любознательность - не порок. Стоит ли переживать по этому поводу? Наверное, нет.

Афанасий принялся изучать потолок на предмет вмонтированных в него видоискателей. То ли их не было, то ли они искусно и безупречно спрятаны.

Между тем, обещанный Сергеем Фрайманом час ожидания, точно уже прошел. Однако за Афанасием никто не шел, никто не говорил голосом с потолка, и вообще никто не принимал в его судьбе никакого участия. Эксперту стало по-настоящему скучно. Он попытался что-нибудь выудить из компьютера, попеременно щелкая на разные иконки на мониторе. Открывающиеся программы были абсолютно незнакомы, и Афанасий тут же их закрывал.

Вдруг, дверь приоткрылась, и Афанасий сразу же поспешил навстречу входящему. Однако тут же осекся, и понял, что тот - такой же "внезапный" гость, как и он сам. Очевидно, это и есть тот самый "сожитель", для которого в комнате предусмотрели второй комплект мебели.

Незнакомец стоял в дверях и переминался с ноги на ногу. Афанасий на правах аборигена (шутка ли - он торчал здесь больше часа) представился первым. Гостя звали Базиль Рено. Прибыл он из Франции. И, как оказалось, его также доставил на атолл один из ученых-старейшин. Поговорив десять минут, собеседники пришли к выводу, что их истории, как и причины, по которым они оказались на островах, практически одинаковые. Про Хухе, универсальный корм и корпорацию и тот, и другой знают в объеме предоставленной накануне справки-отчета, плюс отдельные знания они получили от своих кураторов из группы 14-ти.

Правда, в ходе беседы удалось выяснить и еще кое-что. Если Афанасию было сказано, что первым государством, которое через 100-150 лет окажется в критической ситуации, близкой к всеобщему голоду, будет Россия, то Базилю, разумеется, указали на Францию. Поэтому он так быстро собрался и, не раздумывая, полетел вместе со своим "спасителем человечества".

- Не исключено, что сегодня здесь соберутся все 14 преемников увядающих душой и телом старцев, - предположил Афанасий, а Базиль с ним охотно согласился. - И мы станем свидетелями и непосредственными участниками событий, о которых нам придется потом забыть до конца дней своих. Или до того времени, как не наступит уже наш черед выбирать себе преемников.

Базиль рассказал, что, в отличие от Афанасия, он не является экспертом в таком широком понимании. Да, он - очень известный ученый у себя на родине. Биолог с целой кучей дополнительных узких специализаций, в каждой из которых - как минимум кандидат наук. На его счету - множество открытий. В том числе Базиль Рено проводил эксперименты по выращиванию зерновых и масличных культур в условиях вечной мерзлоты.

- В конце 80-х годов прошлого века был такой перспективный проект - "Марс-2100", - рассказал Базиль. - Предполагалось, что к 2100 году земляне начнут колонизировать красную планету. Я заведовал группой ученых, которая занималась экспериментами с растениями. В 1992 году проект "заморозили" на неопределенный срок, но каких-то результатов - и весьма неплохих - мы тогда все же достигли. Очевидно, мое участие в проекте "Марс-2100" стало одним из критериев, по которым меня отбирали в преемники.

Афанасий предположил, что в новой группе 14-ти должны быть, по крайней мере, итальянец и немец - как представители стран-соучредителей корпорации. Россия как государство в акционерах не состояла. И эксперт решил, что выбор его кандидатуры обусловлен историческим происхождением Сергея Фраймана - тот ведь был родом из Ленинграда, а также некоторыми еврейскими корнями, которые имелись у Афанасия.

Одна из ламп на потолке внезапно замигала, сверху раздался голос. Трижды он повторил по-русски, по-английски и по-французски одну и ту же фразу: "Уважаемые участники встречи! Встреча состоится ровно через полчала. Просьба, быть готовыми к приему советом старейшин".

- Интересно, надолго это у них затянется? - спросил Рено.

- Вообще-то, мне обещали, что максимум через двое суток я буду дома, - ответил Афанасий. - Хотя я уже начинаю в этом сомневаться. Играют тут, понимаешь, в шпионов.

Эксперт передразнил потолочные голоса:

- Вахта седьмого коридора минус третьего уровня! Откройте тумбочку, а теперь говорите!

Базиль попросил разрешения принять душ.

- Ни в чем себе не отказывайте, все оплачено! - пошутил Афанасий.

Пока француз копошился в душевой, мастер все же решил полностью удовлетворить свое любопытство. Первым делом он встал на стул и внимательно изучил потолок. Возле ламп дневного света обнаружились мини-отверствия - скорее всего, это были динамики, откуда звучал голос. Афанасий открыл тумбочку и заглянул внутрь. Еще раз окинув взглядом лежавшие там предметы, он взял фонарик и фотоаппарат и положил их к себе в карман.

Затем нажал желтую кнопку на тумбочке.

- Распределительный пункт! Для оформления заказа дождитесь курьера! - сообщил голос.

Афанасий подумал, что бы такое ему ответить? Или и вправду дождаться курьера? Впрочем, никакого ответа от него не ждали, так как дверь в помещение немедленно открылась и проем явил взору девушку в форменной белой одежде. Она была похожа на санитарку. Только колпака либо чепчика на голове не было. Зато на груди красовалась ярко-зеленая цифра "14".

- Здравствуйте, я вас слушаю! - девушка держала в руке планшетный компьютер и, наверное, собиралась принять заказ.

- Скажите, можно у вас кое-что спросить? - поинтересовался Афанасий. - Или разговаривать со случайными гостями не входит в круг ваших обязанностей?

- Отчего же? Во-первых, вы - вовсе не случайные гости. До вас в комнатах седьмого коридора минус третьего уровня вообще ни разу никого не было. Помещения оборудованы специально для вашего приема. Во-вторых, нам изначально поручено отвечать на все ваши вопросы. Разумеется, кроме тех, на которые мы сами не знаем ответов. Никаких секретов от вас у нас нет. К тому же, я уверена, что вы и так уже знаете больше, чем весь наш обслуживающий персонал, вместе взятый. Ведь вы - приемники старейшин, а не мы.

- Хорошо. Тогда вопрос будет такой: все 14 преемников уже прибыли?

- Нет. Двое еще в пути. Причем, с куратором одного из них потеряна связь. Мы не знаем, где они находятся сейчас.

- Тем не менее, через полчаса, точнее, уже через 20 минут, прием все же состоится?

- Состоится, раз запланировано. 12 старейшин и 12 преемников здесь. Все живы и здоровы. Кворум для принятия решения есть. Ничто не помешает начать встречу.

- Скажите же, кто у вас потерялся?

- Потерялся единственный американец - Джон Пирс, который должен участвовать в проекте. За ним вылетел старейшина Чарльз Марклой, англичанин по происхождению, подданный Израиля. Ни с тем, ни с другим нет связи. Вот уже пять часов.

- Может, они в полете? Мобильники ведь там не работают?

- У нас много других способов связи. Однако ни одним из них воспользоваться не удалось. Совет старейшин надеется, что произошла какая-то непредвиденная заминка, и что вот-вот все наладится. Но не будем о грустном. Ваш коллега, кажется, хочет вам что-то сказать.

Афанасий напрочь забыл про Базиля, который в абсолютно голом виде мылся за полупрозрачной ширмой. Как оказалось, он давно уже подавал оттуда эксперту знаки, призывая проводить девушку-курьера за дверь. Однако девушка ни капли не смущалась голого француза и уходить не думала.

- Извините, эти европейцы такие стеснительные, - сказал Афанасий. - Видите, даже одеться при вас не может.

С этими словами эксперт выпихнул девушку из комнаты, а Базиль Рено принялся одеваться со скоростью солдата во время объявления боевой тревоги. Только он приступил к причесыванию своей густой черной шевелюры, как с потолка опять раздался голос:

- Объявляется пятиминутная готовность к приему. Выходите в коридор и ждите сопровождающих. Ждите сопровождающих.

Фраза, разумеется, снова прозвучала на трех языках. Тут же распахнулась дверь, любезно приглашая Афанасия М. и Базиля Рено пройти в седьмой коридор минус третьего уровня. Афанасий непроизвольно вцепился всей пятерней в фонарик, лежащий в кармане. Будущие коллеги, не сговариваясь, одновременно перешагнули порог.

24 глава.

Афанасий и Базиль встали возле своей двери. Прямо по коридору распахнулись еще 5 подобных дверей, из которых парами вышли люди. Эксперт с удивлением отметил, что среди преемников - сразу две женщины, они вышли из одного проема. До сего момента мастер был убежден, что такую ответственную миссию как спасение человечества можно доверять исключительно сильной его половине.

Двое из гостей-мужчин по природе своей являлись темнокожими. Остальные, включая женщин, были представителями европеоидной расы. Ни одного даже отдаленно похожего на китайца или японца среди присутствующих не было. В этом плане предчувствие вновь подвело Афанасия. Впрочем, как уже говорилось ранее, к "званому" приему явились не все. Про одного - американца Джона Пирса - эксперт слышал буквально несколько минут назад. Не исключено, что второй задерживающийся персонаж окажется представителем монголоидной расы.

Словно из ниоткуда внезапно появились две девушки, облаченные в белые спецодежды с цифрами "14" на груди. Афанасий отметил еще одно свое заблуждение: когда к нему в комнату вошла девушка-курьер, цифру на ее груди он принял за порядковый номер сотрудника. Но оказывается, ей отмечен здесь каждый, что, скорее всего, попросту указывает на принадлежность всех сотрудников к группе-14.

Девушки прошли в начало импровизированной колонны преемников, а затем попросили следовать за ними. Похоже, большинство гостей были ошеломлены происходящим. Афанасию даже показалось, что из всех присутствующих только он адекватно реагирует на ситуацию и свалившееся на него бремя новых обязанностей. В глазах других читались непонимание, растерянность, удивление, страх и даже ужас.

Эксперт слегка хлопнул Базиля ладонью по плечу, чтобы вывести того из оцепенения:

- Приободритесь, месье Рено, чай, не на гильотину ведут! Смотрите сколько вокруг любопытного!

Базиль сделал попытку улыбнуться и зашагал увереннее.

Судя по табличкам, закрепленным на стенах, колонна преемников спустилась по винтовой лестнице еще на два уровня - до минус пятого. Затем преодолела два больших и просторных зала или холла, два раза свернула направо и один раз налево, остановившись перед тяжелыми деревянными дверьми, похожими на древние крепостные ворота.

Ворота сразу же приоткрылись, впустив гостей.

- Пожалуйста, садитесь по левую сторону стола, согласно сведениям, указанным на табличках, - сказала одна из сопровождающих.

Афанасий не успел понять, на каком языке была сказана фраза. Но что точно: она была сказана лишь единожды, и эксперт ее понял. Так же, как и остальные.

- Перед нами Зал Понимания, - сказала другая девушка. - Здесь старейшины устраивают совет, а также проводят самые важные встречи и переговоры. Сегодня у вас именно такая встреча. Кстати, название помещения не придумано ради торжественности или же красного словца. Любой язык, на котором бы вы не говорили, здесь преобразуется прямо в воздухе и становится понятен каждому. Поэтому в этом зале нет нужды в переводчиках. Мы все говорим на разных языках, прекрасно друг друга понимая. Возможно, даже лучше, чем, если бы мы говорили на одном языке. Прошу не стараться понять, как это устроено. Главное, что Оно работает. Это как дар, посланный некоторым из вас свыше. Непонятно откуда и кем. Смиритесь с этим.

Афанасий подумал, что для своей должности сопроводителя-курьера девушка говорит слишком уж складно. Хотя, с другой стороны, наверняка, сюда берут на работу исключительно высокоинтеллектуальных способных людей с парой-тройкой кандидатских степеней. А может и вовсе оказаться так, что девушка пробормотала что-то не очень внятное на каком-нибудь албанском языке, а чудодейственный воздух Зала Понимания вложил в уши гостям уже обработанную и красиво упакованную информацию.

"Смирились, как не смириться", - прошептал эксперт и уверенно зашагал вдоль длинного стола к табличке с надписью "Афанасий М., Россия". То, что фамилия была дано не целиком, вселило в него дополнительный оптимизм. Примеру россиянина последовали остальные участники намечающейся встречи. Справа от Афанасия разместился его сосед по комнате - француз Базиль Рено, слева - одна из женщин. Мастер прочитал табличку: "Джулия Алонсо, Италия". На вид ей было не больше сорока. Хотя, как знать, какие сейчас в Италии практикуются методы восстановления кожи. Безупречная внешность все чаще в последнее время абсолютно ничего не сообщает о реальном возрасте ее обладателя.

Напротив Афанасия стояла табличка с именем Сергея Фраймана. Надо полагать, что места за столом распределены также попарно - наставник напротив преемника.

Наконец, все преемники уселись. Лишь на ближнем к двери крае стола сиротели две оставшиеся таблички: "Джон Пирс, США" и "Пучек Верешкеу, Румыния".

Раздался звонок, открылась столь же массивная дверь с другой стороны зала, и в нее вошли старейшины, среди которых, к очередному удивлению Афанасия, также оказались две женщины. Почему-то в исторической справке, представленной ему два дня назад в городе, ни слова о присутствии женщин в совете старейшин корпорации не было.

Одеты вошедшие были столь же разношерстно, как и преемники, - кто во что горазд. Девушки-курьеры из зала незаметно удалились.

Первым к присутствующим обратился Фрайман:

- Я, Сергей Фрайман, на данный момент председательствующий в совете старейшин, прошу почтить минутой молчания память погибших коллег. Как только что стало известно, самолет, на котором следовали на атолл Хухе из Соединенных Штатов Америки Чарльз Марклой и Джон Пирс, потерпел крушение над водами Атлантического океана. Прошу всех встать.

Когда снова все шумно присели, Фрайман продолжил:

- О местонахождении коллег Сикеру Сатоку и Пучека Верешкеу нам по-прежнему ничего не известно. Будем надеяться, что у них все в порядке, и что они присоединятся к нам в течение сегодняшнего дня. Кворум есть, предлагаю считать собрание открытым.

Фрайман в течение десяти минут изложил историю корпорации, подробно остановившись на необходимости продолжать исследования. Чем, собственно, в ближайшие годы, придется заниматься уже им - преемникам.

- Процедура смены состава старейшин будет происходить постепенно. Ни один из вас не заступит на пост, пока не иссякнут силы у его куратора. Это может быть смерть, помешательство или тяжелое неизлечимое заболевание. Пока еще все мы бодры, поэтому предлагаю работать в тандемах. Но уже сейчас следует решить, кем заменить погибшего Чарльза. Им станет кто-то из вас и уже с сегодняшнего дня этот человек приступит к обязанностям полноправного члена совета старейшин корпорации. Число "14" ни в коем случае не должно сократиться. На правах председателя вношу кандидатуру Афанасия М. - нашего российского коллеги, ученого, эксперта высшего класса, известного, не побоюсь этих слов, на всю страну. За последние дни и часы я его достаточно хорошо изучил. Соответственно, я снимаю с себя кураторство над ним и отправляюсь за новым преемником по заготовленному плану - в Китайскую Народную Республику. Возражения?

За столом никто не произнес ни слова. У Афанасия застрял в горле ком. Он очень хотел взять самоотвод - если это вообще было возможно, но не мог ни говорить, ни шевелиться. Даже руки, казалось, намертво приросли к телу.

- Афанасий, не молчите, вам предоставляется слово, - заявил Сергей.

Эксперт приоткрыл рот и его внезапно "понесло" в привычном русле. Говорил он 15 минут, убедительно и безапелляционно. О том, что "готов, всю сознательную жизнь ждал этого дня, счастлив и ни в коем случае не подведет" и так далее. При этом он традиционно оживленно жестикулировал и вертел головой. После пламенной речи все присутствующие встали и долго ему аплодировали. В советские времена этот процесс назвали бы "бурные аплодисменты, переходящие в овации".

Афанасий поклонился и сел. Теперь он сам, наверняка, выглядел ошеломленным. Ведь он же хотел всего лишь посмотреть, как тут все устроено и спокойно улететь домой - в Россию, в свой самый лучший на свете провинциальный городок. По крайней мере, оставаться здесь, в его планы точно не входило. Тогда почему он произнес эту речь? Сработало подсознание? Что он вообще сейчас нес? Дар включился на полную мощность и взял огонь на себя?

"Как бы то ни было, не это ли тот самый случай, когда тебе будет позволено дергать сразу за все ниточки? Не об этом ли ты мечтал днями и ночами напролет?" - говорил Афанасию внутренний голос.

Эксперт зажмурился, сглотнул и выдавил из себя "спасибо".

О чем дальше говорили во время встречи, Афанасий почти не слышал. Он погрузился в себя и воспринимал лишь отдельные обрывки фраз.

"Каждые 14 дней председатель совета старейшин должен меняться. Завтра последний день Фраймана, после чего он улетит в Китай, а эстафета перейдет к Уокеру".

"Не забыть продезинфицировать новую партию рабочих. Они, надеюсь, из Сенегала?".

"Либерия будет выставлять акции на торги. Количество ВИЧ-инфицированных жителей там снова выросло. Надо уменьшать его, или позволить купить акции Китаю. Они давно этого добиваются".

"Хухе-22 должен быть апробирован уже в следующем году. В России, конечно, где же еще".

"Афанасий знает, как с этим быть, оставьте это направление работы ему".

"Еще до весны будут введены сразу три линии интеллектуального прикрытия. Прежние отключим".

"У нас много надежных источников и специализированных журналов".

"Параллельные запасы концентрированной культуры заготовлены на всех доступных территориях".

"Капсулы движутся по заданным траекториям".

"Марс нас поддержит".

"Слив намечен на январь"

"Шутить не будем".

"Афанасий"...

- Афанасий!

Эксперт встрепенулся, поняв, что почетное собрание снова обращается к нему.

- Я внимательно слушаю, - соврал он.

- Сколько вам нужно времени, чтобы уладить основные дела в России? - к Афанасию обращалась женщина, сидевшая напротив итальянки Джулии Алонсо. Он прочитал табличку: "Агата Флетчер, Шотландия".

- Что значит - "основные"? У меня вообще нет второстепенных дел, - ответил он.

- Это значит - те, которые нужно уладить срочно, которые не могут подождать. Вы можете хоть с завтрашнего дня взять у нас месяц или даже два в счет будущего отпуска и спокойно уладить все дела в России. А потом вернетесь на атолл и в полную силу приступите к работе. Кстати, вас нисколько не ограничивают в делах, связанных с вашей страной. Вы и потом сможете летать туда, сколько заблагорассудится. Не думайте, что мы здесь в затворничестве живем!

- Пока мне и недели хватит. Просто надо кое-что забрать и дать парочку рекомендаций своим ученикам. Я так же, как и вы, готовил себе замену. Так что особо волноваться не о чем. Спасибо.

- Вот и прекрасно, - успокоилась шотландка.

Заседание как-то неожиданно свернулось. Сергей Фрайман сообщил присутствующим, что пока все могут проследовать к себе в номера на минус третий уровень, куда можно будет заказать обед, для чего следует воспользоваться зеленой кнопкой на тумбочке и вызвать курьера по доставке. Через полтора часа начнется программа по интересам. Правда, в качестве развлечения старейшины предлагают лишь один вариант - ознакомительную экскурсию с атоллом Хухе и его достопримечательностями.

- Это тоже по желанию, - добавил Фрайман. - Если не хотите, можете не ехать. Оставайтесь в номерах и отдыхайте. Вечером, сразу после экскурсии, в честь вас будет дан торжественный ужин в этом же Зале Понимания. Напомню, до ужина у вас еще есть время подумать и взять самоотвод, чтобы мы успели запустить схему резервных претендентов. После ужина все ночуем здесь, а завтра с утра разлетаемся по домам до персональных вызовов. Кому-то вызов может прийти через два-три дня, а кому-то может не прийти вовсе. Поскольку кое-кто из нас умирать совсем не собирается, знаете ли!

После этих слов все присутствующие как-то неискренне и очень уж одновременно стали смеяться. Причем Афанасий смеялся громче всех, хотя и чувствовал всю неловкость и нелепость происходящего.

...Обратно до своих комнат преемники возвращались без сопровождения. Афанасий шел уверенно. Ему казалось, что он знает здесь все уровни и коридоры, как свои пять пальцев. То ли это им внушили в Зале Понимания, то ли это очередная загадка данного места.

- Мне кажется, я бывал здесь раньше, - сказал идущий рядом Базиль Рено. - Или же мне это когда-то снилось.

- Вам и сейчас снится, - "успокоил" его эксперт. - На самом деле, все вокруг - ложь и провокация. Или же массовый розыгрыш, подстроенный весьма опытным и небедным шизофреником. Вам так не кажется?

- Не исключаю, что вскоре проснусь. Но пока не очень-то хочется. Мне нравится это сон.

Базиль выглядел восторженным и вместе с тем слегка придурковатым, как, впрочем, и все французы, которых знал Афанасий.

25 глава.

На "обед", если его можно так назвать, Афанасий заказал творожную запеканку и зеленый чай, Базиль - что-то из французской кухни. Эксперту показалось, что в пиале соседа по комнате плавали морепродукты и прочие малосъедобные, на взгляд убежденного аскета, вещи.

- Ну так вы остаетесь в преемниках этих милых старейшин, или уже передумали? - спросил Афанасий.

- Сейчас на экскурсию съездим, потом решу. У нас же есть еще время до ужина. А вы?

- Слетаю на неделю на родину и вернусь сюда. Мне кажется, здесь есть, над чем поработать. Взять, к примеру, этих стариканов, сидящих на атолле практически взаперти. Они же света белого не видят в своих лабораториях! Надо бы вправить им мозги! Кстати, с этого думаю и начать. Проведу душещипательную беседу. Так что не пугайтесь, если ваш вызов придет очень скоро. Значит, моя беседа прошла успешно, и ваш наставник собирает вещи для собственного перевода в психиатрическую лечебницу.

- Зачем вы так? Мне эти старики показались очень милыми.

- Они фильмов про Джеймса Бонда обсмотрелись, вот что я вам скажу. Вместо того, чтобы тратить деньги на строительство многоуровневых бункеров в кратерах подводных вулканов, надо было давно уже довести все научные эксперименты до конца. Давно бы уже наполнили полки магазинов этой чудодейственной Хухе. Накормили бы голодающих в слаборазвитых странах. Да много чего можно было бы сделать на эти сумасшедшие деньжищи! Так нет же! У них 90 процентов бюджета "съедают" мероприятия по засекречиванию информации! В том, чтобы реально прокормить человечество, старейшины всего на два шага продвинулись. Зато они умеют настраивать бумагу на исчезновение текста! Зато у них свой остров-бункер и мания величия, которой несет за тысячу миль. Ничего, я им тут устрою сладкую жизнь. Они у меня попляшут!

Базиль закашлялся, а затем виновато попросил:

- Может, не стоит? Пусть уж все идет, как есть.

- Нет! Знаете, я вообще домой не поеду, пока во всем здесь не разберусь. Раз мне старейшины предложили завтра же стать одним из них, завтра же и начну работать! Пощады не будет!

Афанасий не на шутку разбушевался. Ему казалось, что работа корпорации "Feed LTD" изначально строилась неправильно - сразу после того, как они переименовались из "ПЗБ". Нужно было действовать полностью в открытую. Проводить эксперименты, рассказывать о них, популяризировать научную деятельность. Писать об этом в специализированных журналах. А не закрывать исследования под грифами "секретно". Истории известны немало экспериментов, которые были загублены только по причине повышенной секретности.

- Вот скажите мне, Базиль, что хорошего в том, что о сегодняшних результатах исследования знает лишь группа дряхлых стариканов и еще несколько человек обслуживающего персонала, которые знают не все? А вдруг завтра этот вулкан, в котором мы сейчас сидим, возьмет и проснется? Так ведь бывает, я слышал. И все. Нет стариканов, нет Хухе, нет спасения человечества. Вся работа будет похоронена под километровым слоем пепла. Поэтому я за максимальную прозрачность научных исследований. Тем более, не военную же операцию разрабатывают! Вроде как ради спасения человечества все затевалось! Нет, ну что вы думаете по этому поводу? Не уроды ли?

- Может, они боятся, что разработки случайно окажутся в руках террористов?

- И что они с ними сделают? Подорвут метро с помощью травы Хухе?

- Это я неудачный пример привел.

- Хорошо. Попробуйте придумать еще что-нибудь в защиту старейшин. Я понимаю еще, если бы они старались на благо одного отдельно взятого государства. Если бы они нацистами были - хотели бы накормить только одних французов. Или немцев. Или евреев. Но они же все живое спасти хотят! И начали то с кошек и собак! Какие тут могут быть тайны, Базиль?

На Рено, наконец, подействовали чары убедительных речей эксперта. Он превратился в китайского болванчика, который на протяжении остального монолога Афанасия только одобрительно кивал, во всем и полностью соглашаясь с мастером.

"Этот готов, - подумал Афанасий. - Стопроцентный мой фанат и подражатель теперь будет. Сколько времени понадобилось? Минут семь-восемь? На старейшин, конечно, придется побольше потратиться, дня два, а то и три, но ничего. Как шелковые будут, вот развернусь!"

- Нам пора на экскурсию, вы идете? - Афанасий хлопнул Базиля по плечу.

Тот кивнул.

Коллеги вышли в коридор, где уже столпились остальные участники группы. Эксперт пересчитал их. Все на месте. От экскурсии никто не отказался. А значит, надо полагать, что брать самоотвод также никто не собирается. Кто-то из этих людей хочет славы, кто-то денег, а кто-то просто готов отдать жизнь ради науки. Афанасий не относил себя ни к одной из перечисленных категорий. Он хотел полного самоудовлетворения от неотвратимости бесконечной власти. Именно так. Только и всего.

К группе вышел Сергей Фрайман собственной персоной.

- Экскурсию буду вести я, так как на сегодняшний момент являюсь председателем совета старейшин, - сказал по-французски Сергей. - Прошу следовать за мной. Если никто не возражает, будем вести разговор на французском языке.

Никто не возражал.

Афанасий ожидал, что "туристам" покажут внутренние катакомбы бункера - лаборатории, напичканные секретной аппаратурой, тренажерное и тестовое оборудование, но Фрайман повел группу к лифту - тому самому, что соединял подземные уровни с внешним миром.

На солнце экскурсанты с непривычки зажмурились. У лифта их ждал сдвоенный БТР - как и в тот раз, без окон.

- Что это за экскурсия, как мы любоваться природой-то будем? - не без издевки спросил Афанасий Сергея на правах старого знакомого.

- На этом транспортном средстве мы лишь доедем до отправной точки экскурсии. Не волнуйтесь. Все делается только для того, чтобы ускорить начало нашего путешествия!

Туристы забрались внутрь БТР. Ехал он минут двадцать, не больше.

Вновь вышедшие на улицу люди никаких изменений в ландшафте не заметили. Казалось, что адская машина возила их по кругу и остановилась опять у той же самой телефонной будки, которая на данном острове являлась лифтом.

- Специально для Афанасия - это другой лифт! - гордо заявил Фрайман. - И сейчас он нас отправит в удивительный мир торжества современной науки!

В "удивительном мире" группа остановилась возле агрегата, который напомнил Афанасию пепелац из некогда популярного отечественного кинофильма "Кин-Дза-Дза!".

- Это установка по выработке фермента "А", который используется для наполнения воздуха в Зале Понимания, - рассказал Сергей. - Теоретически, фермент можно применять в любом замкнутом пространстве. Эффект будет тем же - люди будут разговаривать на разных языках и при этом прекрасно понимать друг друга.

- А можно ли заполнить им всю атмосферу, чтобы в мире вовсе исчезло понятие "языковой барьер"? - спросил кто-то из публики.

- Опять же только теоретически. Для этого понадобится около миллиона таких установок. Они должны будут работать круглосуточно. Даже если перевести их на автоматику, все равно потребуется не меньше миллиона сотрудников обслуживающего персонала, поскольку территориально установки должны будут находиться на приличных расстояниях друг от друга. Плюс нужен будет центральный штаб по координации. А это еще человек пятьсот. К тому же проект слишком ресурсозатратный. Фермент изготавливается из масла Хухе-11. Чтобы в достаточном количестве снабдить сырьем весь миллион установок, нужно иметь плантацию культуры на площади не менее четырех таких материков как Антарктида. Ну и где взять такую площадь? На Марсе?

Фрайман подмигнул Базилю Рено и добавил, что ученые думали над этим. Предлагали даже сеять Хухе ярусами друг над другом. Но все это опять осталось, увы, в теории.

Туристы прошли к следующему экспонату - стеклянному кубу, из которого выходили и заходили обратно многочисленные шланги.

- Это небольшой ядерный реактор, - сказал Сергей. - Здесь мы расщепляем атомы радиоактивного Хухе-777. - Пока это скорее модель, чем полноценный реактор. Для полноценного исследования нам надо задействовать Большой адронный коллайдер. Но БАК закрыт на модернизацию, которая, как нам сообщили, может затянуться до 2020 года. Можно, конечно, построить аналог где-нибудь в той же Антарктиде. Была также задумка воспользоваться помощью нашего уважаемого коллеги Афанасия, который мог бы убедить Россию разместить коллайдер там. Площадь нам нужна небольшая - чуть больше Кольского полуострова, где, как раз, живет и работает ученица эксперта - Анна Степанова. Есть еще вариант - установить БАК на территории сразу двух субъектов РФ - Башкирии и Оренбургской области. Преимущество территории в том, что субъекты граничат друг с другом. К тому же в Оренбурге, и в Уфе у Афанасия также трудятся верные помощники.

- Я начинаю догадываться, почему вы выбрали меня, - вставил слово эксперт.

- Далеко не поэтому. Проект выработки атомной энергии из Хухе - не первостепенный в наших планах. А вспомогательный. Все же изначальная цель - избежать на планете всеобщего голода. Но раз уж так совпало, и вы столь территориально удобно расположили своих учеников, глупо было бы не воспользоваться этим преимуществом. Кстати, радиоактивный Хухе-777 гораздо эффективнее урана или плутония. И в миллион раз дешевле. Беда в другом - принцип работы существующих на планете атомных станций отличается от того принципа, который нужен нам. То есть мы не можем воспользоваться теми реакторами, которые работают на уране. Их даже модернизировать не получится. Для получения неиссякаемого источника энергии из Хухе-777 нам придется строить совсем иные объекты.

Фрайман повел экскурсантов дальше. Группа остановилась перед гигантским аквариумом. Впрочем, воды и рыбок в нем не было. На дне его лежал снег, а на нем колосилось Хухе. Точно такое же, каким его видел во сне Афанасий - высокое и грациозное.

- Это экспериментальный вид агрессивной культуры Хухе-72, - продолжил рассказ старейшина. - Он был выведен путем скрещивания предыдущих выведенных образцов с несколькими плотоядными растениями. Другими словами - мы учим растение обороняться от естественных врагов. Пока оно справляется лишь с насекомыми и мелкими грызунами. Однако если оставить один на один, допустим, кролика и стебель Хухе-72, скорее всего, победит кролик. Поэтому продолжаем развивать в культуре агрессию.

- Как бы культура потом сама нас не съела, - заметил кто-то из группы.

- Самые агрессивные особи у нас находятся не просто под стеклянным колпаком, но еще и на привязи, - отметил Сергей. - Я понял, к чему вы клоните. Но это совсем не те страшные триффиды из фантастического романа Джона Уиндема. Самостоятельно перемещаться, выкапывая корни из грунта, наше растение не умеет. И ни в одной своей части не содержит яда - оно целиком съедобное. Вообще не уместно сравнивать фантастику с реальностью. Это всего лишь трава. Да, значительно модифицированная, адаптированная, уникальная, в конце концов. Но вреда человеку она никогда не принесет. Только пользу.

- А как же это Оно убивает насекомых и мелких грызунов, раз не содержит яда, - спросил тот же голос из толпы.

- Проводит удушающий прием своими листьями, - просто ответил Фрайман.

- А покажите!

Старый еврей открыл клетку, стоявшую рядом с аквариумом, вынул из нее двух крыс и через специальную дверцу отправил их внутрь сосуда. Крысы забегали между растениями, пытаясь ухватить их зубами, то за лист, то за стебель. Сначала умные, но недостаточно злобные растения вежливо и нехотя уклонялись, но минут через пять эта суета им, очевидно, надоела. Один стебель неожиданно расправил лист и словно теннисной ракеткой отправил зверька своему соседу по грядке. Тот поймал крысу сразу четырьмя листьями и плотно скрутил их, как в кокон. Через минуту та же судьба ждала вторую испытуемую.

- Вот и все, - сказал Фрайман. - Игра закончена со счетом 2:0 в пользу Хухе.

- И Оно сейчас их съест? - не унимались туристы.

- Ни в коем случае. Если мы скрестили Хухе с плотоядными растениями, это вовсе не означает, что наша культура начала пожирать плоть. Она стала агрессивной к вредителям. Что вы сейчас увидели? Докучливых крыс попросту задушили. Через пять минут наши особи раскроют листья, и трупики бедных зверьков упадут им под корни... Мило, не правда ли?

26 глава.

Все это было, конечно, мило. Но страшно. Афанасий видел этот реальный страх в глазах экскурсантов.

Потом им показали КПСС - Капсулу Персонального Спасения Старейшин. Оказывается, есть и такая. В случае чрезвычайной ситуации, например, внезапного извержения потухшего вулкана, землетрясения или, не дай Бог, ядерной войны, в ней могут разместиться 14 человек - все члены совета. К слову, КПСС имела размер небольшого... небоскреба. И, по мнению эксперта, вполне могла бы принять более тысячи пассажиров. Такой вопрос он и задал Фрайману - почему лишь 14 человек?

- Капсула рассчитана на полное обеспечение жизнедеятельности в течение пяти лет, - ответил Сергей. - Мало ли какой категории сложности может случиться ЧП? Мы сделали так, чтобы обеспечить безопасность совета старейшин на максимально возможный период времени. Если в КПСС случайно забьется нелегальный пассажир, все наши расчеты пойдут насмарку.

- И куда полетит или полетит капсула в случае катастрофы, - поинтересовался кто-то из группы.

- Никуда. У нее нет двигателей. Она будет плавать в океане, а ученые в это время спокойно продолжат свою работу. По сути КПСС - уменьшенная копия всего атолла Хухе. У нее те же самые возможности, только в меньших масштабах. Там даже плантации нашего вечнозеленого растения имеются и мини-завод по производству всех возможных конечных продуктов.

- Скажите, а внутри КПСС, наверное, есть еще одна КПСС, только маленькая, да? - съехидничал Афанасий. - А в маленькой капсуле - еще один макет и так до бесконечности? Это вы предусмотрели? А то вдруг старейшины будут неуютно себя чувствовать без этого эффекта матрешки? У вас же на все случаи жизни предусмотрен запасной вариант. Ну-ка, как вы теперь выкрутитесь?

Фрайман посмотрел на Афанасия как на полного идиота:

- "Эффект матрешки", как вы изволили выразиться, мы действительно используем. Но далеко не везде и не во всем. Впрочем, запасные варианты спасения совета старейшин у нас также имеется. Помимо КПСС у нас есть две моторные лодки, катер на воздушной подушке, вертолет и дирижабль. Но все эти средства спасения находятся на поверхности острова - они весьма примитивны и традиционны в своем устройстве, поэтому мы не хотели их вам показывать. Но если вы настаиваете...

- Не надо, вы верим, - сказал Афанасий. - Продолжайте, я потом сам все внимательно осмотрю.

Экскурсия продолжалась еще два часа. Среди прочего будущие преемники увидели, например, синхронизатор ощущений.

- С его помощью человек может компенсировать недостаток одних ощущений другими, - рассказал Сергей. - Допустим, человек испытывает огромную радость от только что прочитанной книги, но при этом очень хочет есть - банально проголодался. Надевает на голову синхронизатор, нажимает нужную комбинацию кнопок - бац! Есть уже совсем не хочется, но и особая радость улетучилась. Занавес, все довольны.

Принцип работы синхронизатора ощущений Фрайманом рассказан не был. Но цель его создания была ясна без объяснений - все та же борьба с последствиями голода и мора.

Экскурсия завершилась в ранее знакомом Зале Понимания, где был готов праздничный ужин. Старейшины уже сидели за столом, вместе с преемниками к ним присоединился и Фрайман. Он же предложил наполнить бокалы для первого тоста.

Афанасий, как известно, не употреблял алкоголь. Однако любопытство сделало свое дело - на столах в литровых бутылках переливался манящий напиток ранее невиданного экспертом изумрудного оттенка, и Афанасий решил его попробовать.

- Предлагаю выпить за преемственность поколений, и, как следствие, за бессмертие великих идей совета старейшин корпорации "Feed LTD", - произнес тост Фрайман и до дна осушил свой бокал.

Афанасий сделал два больших глотка. Вкуса не понял, но алкоголь в напитке явно присутствовал. Он хотел было поинтересоваться происхождением напитка, однако Сергей его опередил:

- Господа! Все, что вы видите перед собой на столе, все, чем угощаетесь, приготовлено из одного-единственного продукта - из уникальной культуры Хухе, которая призвана обеспечить человечеству сытое будущее. Не скрою, в производстве использовались самые разные сорта этого растения. Порой очень сложные. Для напитка мы взяли за основу спиртосодержащий Хухе-40, для создания иллюзии красной рыбы - Хухе-икромет-81, превосходные сыры сделаны из пареного корневища многолетнего Хухе-66 и так далее. Используя лишь культуру Хухе и накопленные знания, можно приготовить любой продукт! И он по своим вкусовым качествам будет ничуть не хуже оригинала. А по некоторым показателям - например, по калорийности и содержанию полезных витаминов и веществ, - даже многократно превосходить его! Так выпьем же за безбедное и сытое будущее всего человечества!

Все выпили еще по бокалу, Афанасий вновь предусмотрительно сделал лишь два глотка. Есть как-то особо не хотелось. К тому же творожная запеканка, которую он заказывал себе на обед, вызвала в мозгу неприятные ассоциации. А уж если быть очень честным - не творог это был, а очередной полуфабрикат из Хухе. И эксперт осознал это только сейчас. Неугомонный Фрайман же продолжал:

- Друзья, очень рекомендую натуральное растительное мясо в горшочках! Уверен, такого нежного вкуса вы никогда не ощущали! Угощайтесь также маринованными бутонами и копчеными стеблями! А выпить предлагаю за величие и процветание корпорации "Feed LTD"!

Снова все выпили. Дальше тостов особо не произносили. И старейшины, и преемники начали методично напиваться, заливаясь хухейной водкой и объедаясь хухейной закусью.

"Сейчас им курить захочется, и старый еврей Сергей Фрайман заведет рассказ о натуральном табаке из листьев Хухе", - подумал Афанасий.

Еще эксперт пожалел, что нельзя вот так запросто взять и очутиться году этак в 1984-м. Чтобы убить в зародыше саму идею Хухе. Или же махнуть в еще более далекое прошлое, надавать там конкретных тумаков будущим старейшинам, да так, чтобы сделать их инвалидами. Пусть всю оставшуюся жизнь думают о своем здоровье, а не лезут с планами о спасении человечества. В принципе, Афанасий был не злой. Добрее человека на всем белом свете не сыскать. Просто сегодня был тот самый редкий момент, когда ему очень хотелось сделать кое-кого инвалидом. Но, похоже, было уже поздно.

Мастер разглядывал стариков и их преемников, и ему становилось все больнее за судьбу мира, которая якобы находится в их руках. Прикрываясь спасением человечества, они создали рай для отдельной группы людей, предусмотрев абсолютно все - полностью автономное электричество, водоснабжение, питание и даже бункер-копию этого рая на случай ядерной воды или какого-нибудь другого катаклизма. Где здесь реальная забота о человечестве? В теории? Они экспериментируют на животных. Начали, наверное, и на людях тренироваться, а ведь стараются, выпендриваются, прежде всего, для себя. Ничего нового. Организация, подобных которой в мире уже были тысячи.

Разве о такой власти мечтал Афанасий? Конечно, нет!

Эксперт обратил внимание на Базиля. Тот, как ни странно, в отличие от остальных, почти не пил и ничего не ел. Зато посматривал в сторону Афанасия. Похоже, его тоже терзали сомнения. Эксперт вспомнил, что во время обеда в номере "обработал" коллегу - перевел его из категории противников в категорию союзников. Афанасий кивнул Базилю, чтобы тот пересел поближе.

- Ну и как, нравится вам это сборище птеродактилей? - спросил он француза.

- Весьма отталкивающе.

- Это еще что. Я вот все жду, когда они курить начнут. А потом пойдут песни с танцами. Интересно, почему у них всего две женщины на 12 мужчин? А как же секс, семья, дети? И среди нас - преемников - тоже лишь две женщины.

- Да, но вы забыли, что среди обслуживающего персонала практически нет мужчин. Сплошь представительницы слабого пола. Это ли не ответ на ваш вопрос?

- Может быть, вы и правы. Подчиненных легче иметь. В разных смыслах, мой друг. В разных.

Афанасий задумался - не устроить ли ему тут завтра для старейшин праздник с переполохом, чтобы всю дурь из них вышибить? А что? Хорошенькое дело. В союзники кроме Базиля, взять, например, девушек-курьеров. С чего начать? С испуга страшного. Метод срабатывает так, что начисто человека меняет. Допустим, встанут завтра старейшины, а все их Хухе завяло на корню. Сотрудники разбежались, агрегат по выработке фермента понимания сломался, а КПСС вообще кто-то угнал. Вот будет реакция! Это же сразу несколько инфарктов и инсультов как минимум!

Афанасий всю свою жизнь делал людям только хорошее. От этого и жизнь человечества становилась все лучше и лучше. Но нельзя бесконечно совершенствовать мир столь однобоко! Нельзя создавая хорошее, не замечать плохое. Его надо уничтожать. И когда-то надо начинать это делать. Например, прямо сейчас. Эксперт был уверен, что за 30 лет корпорация "Feed LTD" промотала столько денег ради удовольствия группки людей, что их и убить мало. Нет, он не жесток, он справедлив! Тем более что старейшины этого заслуживают.

Мастер решил, что никто не обратит внимания, если он незаметно покинет праздничный ужин. А если что - всегда можно сослаться на усталость или плохое самочувствие.

- Идемте, - сказал он Базилю и встал из-за стола.

Рено не задал ни слова. Он тоже встал и последовал вслед за Учителем...

26.1 глава.

В комнате Афанасий с помощью Базиля разобрался с компьютером. Помощник, как оказалось, в отличие от эксперта, был очень силен в современной технике, что пришлось как нельзя кстати.

Афанасий зашел на свою страничку в Фейсбуке и увидел, что человек, который ему нужен, находится в сети. А потребовался ему Максим Шаров - пресс-секретарь губернатора региона. Эксперт написал ему, чтобы тот через час собрал всех самых толковых журналистов лучших специализированных журналов области в правительстве - а именно в ситуационном центре (так по научному называлась комната для проведения видеоконференций). Афанасий заявил, что с помощью скайпа он проведет сенсационную пресс-конференцию. Кроме того, у каждого журналиста будет возможность задать ему один личный вопрос. Нет, пусть два вопроса. Или даже три.

Макс тут же ответил, что сообщение принято и уже реализуется. Через час, максимум через час и десять минут пул будет готов к сеансу видеосвязи.

Афанасий поддел в душ, снял трубку диковинного аппарата и продиктовал номер мобильного телефона посла Сенегала во Франции Абдабу Забада. Через пять минут произошло соединение. Слышимость была такая, как будто собеседники находились в одной комнате и говорили с глазу на глаз. Эксперт очень надеялся, что от всеобщего ликования и экстаза у совета старейших притупилась бдительность, и в настоящий момент никто не занят прослушиванием его разговоров.

- Абдабу, привет! Я выяснил судьбу пропавших 300 тысяч ВИЧ-инфицированных граждан твоей страны.

- Да ну? Так скоро? И где они сейчас находятся?

- На дне океана. Кормят рыб и чудищ морских.

- Что случилось, Афанасий, ты где?

- Далеко. На одном секретном атолле под названием Хухе, комплекс которого был построен и обустроен твоими бедными инфицированными согражданами. Накануне массового исчезновения людей во всех газетах и журналах Сенегала было опубликовано объявление, содержание которого сводилось к тому, что некая корпорация трудоустроит на большие зарплаты рабочих разных специальностей. Условия контракта были такими - человек должен был быть обязательно ВИЧ-инфицированным (якобы корпорация действовала от имени Фонда помощи таким людям) и должен был покинуть страну лишь на транспорте, предоставленном работодателем. Здесь корпорация прикрывалась своей скромностью, вроде как не хотела афишировать свои благие дела. Объявление о найме прочитали все. Их в несколько партий, словно рабов, вывезли в трюмах грузовых кораблей на атолл, где я сейчас нахожусь. Так корпорация убила двух зайцев: приобрела бесплатную рабочую силу, искать которую никто не планировал - исчезли, и слава Богу; и сработала на имидж Сенегала, который в одночасье стал благоприятной страной. Сечешь? Люди здесь работали круглосуточно и тихо умирали. Могилы копать не требовалось. Воды мирового океана примут всех.

- Да что ты такое говоришь! Это же преступление века! Есть доказательства?

- Ты слушай дальше. Я когда-нибудь тебя обманывал? Кстати, помнишь, что вся эта катавасия в Сенегале началась с того, что вдруг укрепился западно-африканский франк? Так вот. Все деньги, вложенные в его укрепление, корпорация вернула себе с помощью тех же инфицированных сенегальцев. Все их имущество и сбережения при составлении договоров на трудоустройство было переписано на благотворительный Фонд помощи, который фактически являлся дочерним предприятием корпорации. Поверь мне, деньги немалые. К тому франк к тому времени здорово окреп, и сбережения прибавили в весе.

- Допустим, все это правда. Скажи только, чьих это рук дело? Американцы?

- В том-то и дело, что нет. Все это провернула ваша же сенегальская корпорация "Feed LTD", которая позиционирует себя, как группа компаний по производству экспериментального корма для животных. Они же - совместно с вашим президентом, что влачил полунищее существование с болтающимся рейтингом, - придумали иностранных инвесторов, которые якобы к вам повалили. Практически все проекты остались лишь на бумаге. Реальных денег в экономику Сенегала не было вложено ни франка! Зато президент у вас теперь опять на коне!

- Я подозревал, что моя Западная Африка коррумпирована, но не знал, как далеко это может зайти! Мне осталось только застрелиться.

- Ты мне веришь, дружище?

- Верю.

- Тогда все, что я тебе рассказал, оформляй в виде письма президенту Франции. Напиши еще в пару крупных международных правозащитных организаций, в ООН, ЮНЕСКО, ну и еще куда-нибудь, где тебя знают, как честного и порядочного негра. Письма и обращения закончишь тем, что не можешь более представлять государство, которое столь низко пало. Сегодня ближе к утру бери билет до Москвы. А оттуда с утра дай пресс-конференцию телевизионщикам. Да пошире - Первый канал пусть будет и другие федералы, которых за рубежом смотрят. Все расскажи и попроси у России политического убежища.

- А вдруг в России меня арестуют и выдадут властям Сенегала как изменника родины?

- Ничего такого не случится. Я тут, думаешь, развлекаться этой ночью буду? У меня через полчаса пресс-конференция с нашими СМИ. Это значит, что обо всем тут же узнает мой губернатор, а вслед за ним вся Россия. Не бойся, у нас надежный тыл, прикроем! Ну все, давай! Делай все в точности, как я рассказал!

Афанасий повесил трубку и отдышался. Затем выпил стакан воды из-под крана. Вода, к счастью, была всего лишь водой. Вкусной и ободряющей. Никаким Хухе ее никогда не заменить.

26.2 глава.

Эксперт продиктовал оператору номер мобильного телефона губернатора своего региона.

- Ты там еще не все бумаги с сенегальскими инвесторами подписал? - спросил Афанасий главу региона.

- Нет, конечно! Ты с ума сошел? У нас же, сам знаешь, сплошная волокита и бюрократия. Пока прокуратура проверит, законно ли мы хотим предоставить участок в аренду... Пока наш Роспотребнадзор разберется, что именно иностранцы собираются тут выращивать... Годы могут пройти! Но ты не волнуйся! Я разрешил им пока собирать свои конструкции под честное слово, пообещав, что документальная часть сделки постепенно сама собой уладится.

- Это очень хорошо, что у нас сплошная бюрократия и волокита! А честное слово свое ты обратно забери. Нечего им разбрасываться. И пусть проваливают с нашей земли!

- Ты там это, что несешь-то? Не выпил случайно, Кимыч? Ты же сам сказал - брать инвесторов, пока тепленькие.

- Был не прав. Изменилась ситуация. Объяснять долго, тем более, некогда мне с тобой разговаривать. Ты завтра любой канал на телевизоре включи, и все сам поймешь. Но лучше не жди. Прямо сейчас - категоричным железным тоном - дай отмашку своим бульдогам - пусть помогут иностранцам убраться. Я в тебя верю, ты можешь. Лучше успеть это сделать до завтрашней пресс-конференции посла Сенегала во Франции и до выхода в свет наших специализированных журналов. Ты через полчасика своему пресс-секретарю позвони, он тоже в курсе будет уже к тому времени. А лучше, вообще не думай ни о чем. Просто делай, как я говорю. Всегда же делал, и все было хорошо. Продолжай в том же духе. И вот еще что. Позвони своим коллегам в Мурманск, Уфу и Оренбург. Скажи, что инвесторы отменяются. Как хочешь, объясняй. Скажи, что по своим каналам выяснил, что они под видом новой культуры наркотики собираются выращивать. Кстати, это не будет большой ложью. Давай, дорогой, работай! Ты мне еще пригодишься!

Афанасий опять выдохнул. Приближалось время пресс-конференции. Эксперт запустил в компьютере скайп и вышел на связь с ситуационным центром правительства своего региона. В небольшом помещении центра собралось около двадцати журналистов. Афанасий вгляделся в лица и остался удовлетворен. Почти все - известные, матерые журналисты, жадные до сенсаций из первых уст. А первые уста в регионе, слава Богу, одни. Это его уста - Афанасия М.

Пресс-конференция прошла гладко. Афанасий извинился, что был не прав, когда одобрил приход в регион сенегальских инвесторов. Рассказал, что был вынужден посетить их штаб-квартиру на секретных островах, откуда он сейчас и держит связь. Другими словами - добрые и пушистые спасители региональной экономики на поверку оказались совсем не теми, за кого они себя выдают. Возможно, что они даже террористы. Или даже хуже.

Эксперт сегодня был явно в ударе. Он говорил еще более убедительно, чем обычно. Журналисты сидели как мумии. За время монолога Афанасия его никто ни разу не перебил. А после того как мастер повторил историю с пропавшими 300 тысячами ВИЧ-инфицированных сенегальцев, рассказанную час назад послу Сенегала во Франции, на лицах репортеров застыл непередаваемый ужас. После окончания видеосеанса никто не задал Афанасию ни единого вопроса. Все были шокированы, а значит, дело можно было считать наполовину сделанным.

Базиль все это время выполнял задание Афанасия. Точнее, целую цепочку разных поручений. В частности, он выяснил, что у Капсулы Персонального Спасения Старейшин на самом деле есть двигатель. И далеко не в единственном экземпляре. Летать и ездить КПСС не может. А плавать - очень даже да! Она оборудована для этого целой системой винтов. Более того, для того чтобы привести Капсулу в действие, необязательно дожидаться извержения вулкана или другого чрезвычайного происшествия. Вполне приличное землетрясение можно устроить самостоятельно, находясь при этом внутри КПСС. В нижних уровнях бункера при этом образуется небольшой разлом, в который естественным образом и "нырнет" капсула. А дальше, по словам Рено, дело техники. Он сможет "вырулить" из-под развалин атолла и отвести КПСС на безопасное по океанским меркам расстояние.

Афанасий был рад, что Базиль оказался таким смышленым специалистом не только в ботанике, но и в сложной технике. Помощник ему все больше нравился.

А еще ему очень нравилась собственная идея взорвать здесь все к чертовой матери вместе с пьяными старейшинами и их так и несостоявшимися преемниками. Нет, конечно, человекоубийство эксперт осуждал. Но ради сохранения человечества в нормальном виде (а Афанасий считал текущее его состояние вполне приличным, по крайней мере, признаков злокачественных заболеваний не было), можно пожертвовать несколькими жизнями тех, кто хотел подсадить это человечество на новый вид самого страшного наркотика - Хухе. К тому же Афанасий не собирался никого убивать лично. У людей будет шанс выбраться с атолла. Ведь Сергей Фрайман говорил, что в распоряжении старейшин имеются катера, вертолет и даже, кажется, дирижабль... В принципе, спасшиеся затем могут заново начать отстраивать свою империю. Но, во-первых, все их замыслы будут уже известны широкой общественности. А во-вторых, для восстановления прежних масштабах им понадобятся десятки лет. К тому же, истинный спаситель человечества Афанасий вряд ли позволит им спать спокойно.

Во время пресс-конференции эксперта Базиль Рено также успел выяснить, что, кроме старейшин и преемников, в настоящий момент на атолле находятся лишь 12 женщин - курьеры, операторы связи и технические работники. Все остальные сотрудники мега-станции и их семьи - а их здесь в обычное время трудится несколько тысяч человек - на время знаковой "встречи поколений" отправлены в трехдневный отпуск на материк. Это известие еще больше укрепило Афанасия в мыслях о необходимости уничтожения атолла вместе со всем его содержимым. Теперь случайных жертв удастся избежать. А тех 12 женщин необходимо взять с собой на борт КПСС.

- Созданное нами землетрясение вызовет цепную реакцию, - доложил Базиль. - Я уже все рассчитал, желаете ознакомиться с формулами и графиками?

- Доверяю вашей устной речи. Вы мне лучше расскажите буквально на пальцах, как все будет происходить.

- Сначала мы на капсуле уйдем на приличную глубину под гряду островов - под воду. Вынырнем, точнее всплывем, через 15-20 минут, по моим расчетам, где-то в двух-трех милях восточнее атолла. Восток я выбрал, потому что в эту сторону выбраться быстрее всего - КПСС закреплена практически вплотную с крайней восточной защитной оболочкой атолла. Разумеется, старейшины услышат грохот и шум. И если у них хватит ума, они успеют эвакуироваться до начала уничтожения всего бункера. Сейчас старики находятся на минус втором уровне. Кто-то из преемников уже спустился к себе в комнаты на наш уровень - минус третий. Мы же с помощью землетрясения проломим лишь два нижних - минус четырнадцатый и минус пятнадцатый. На минус четырнадцатом как раз закреплена КПСС. Герметизация будет нарушена, вода начнет затоплять снизу уровень за уровнем. А начиная с минус девятого начнутся взрывы. Судя по технике, которая там расположена, вода ей категорически противопоказана. Это будет пострашнее извержения вулкана. Потом рванет ядерный реактор и склад радиоактивного Хухе-999. В итоге здесь даже обломков никаких не останется.

- А мы в двух-трех милях отсюда выдержим такое светопреставление?

- Оболочка Капсулы точно выдержит. Но трудно предсказать высоту цунами, которое может случиться после взрыва атолла. То есть нас несколько раз может накрыть с "головой" и отнести чуть ли не на тысячу миль к востоку - по ходу движения Капсулы. Предупрежу сразу, что после этого двигатели КПСС, скорее всего, выйдут из строя. И если мы ничего не придумаем, придется дрейфовать по ветру, дожидаясь, пока нас не прибьет к берегу или же пока нас кто-нибудь не спасет. Но раз запасы продовольствия рассчитаны на пять лет, нам это не страшно.

- Базиль, вы забыли о том, что капсула - точная копия атолла. Помните, я рассуждал про эффект матрешки? Подумайте хорошенько. Зачем я так подробно про это расспрашивал Фраймана? Кстати, между нами говоря, его мне будет жаль, если не выживет. Ну так что?

- Понятия не имею.

- На самом верхнем уровне КПСС должны быть в наличии катера, вертолет и дирижабль, мой друг! Пусть и меньших размеров, но в рабочем состоянии! После того, как утихнет стихия, которую мы вызвали, воспользуемся одним из этих транспортных средств. А вам придется выполнить новое поручение.

- Какое же?

- Уничтожить КПСС. Глупо оставлять в "живых" макет империи. Даже для исследовательских и музейных целей.

Афанасий посмотрел на часы. Приближалась полночь.

- Торопиться не будем. Судя по всему, гулянка по поводу встречи поколений еще продолжается. Предлагаю сходить на разведку - проведать напоследок этих "милых" стариканов! Может, даже выпить пару глотков хухейного напитка за их спасение от человечества и за спасение человечества от них.

26.3 глава.

Афанасий нажал желтую кнопку на тумбочке.

- Распределительный пункт, для оформления заказа дождитесь курьера, - проговорил с потолка металлический голос.

Через пару минут на пороге комнаты стояла та же девушка, что и в обед. Афанасию еще тогда показалась, что она достаточно умна. Не исключено даже, что старейшины распределили к его комнате своего лучшего сотрудника.

- Я вас слушаю, - сказала девушка.

- Для начала скажите нам, пожалуйста, как вас зовут?

- Алиса.

- Афанасий и Базиль, если вы вдруг не в курсе. В прошлый раз мне показалось, что вы любите прямоту в общении и, напротив, ненавидите наигранность положений. Поэтому будем начистоту. Я вам доверяю, а вы мне?

- По уставу корпорации я обязана полностью доверять вам, так как вы с сегодняшнего дня стали членом совета старейшин. Равно как доверять всем остальным членам 14-ти. Однако вы мне при этом имеете полное право не доверять. И в любой момент можете отстранить меня от исполнения обязанностей.

"Воспользоваться Даром будет сложно, - подумал Афанасий. - Крепка девица, крепка".

- Я не намерен сразу после своего назначения проводить здесь чистку кадров, - сказал эксперт. - Я прошу сопроводить нас к столу, если там еще продолжается ужин. Мы отдохнули и готовы опять на пирушку.

- Почти всех преемников мы уже проводили в их комнаты. А старейшины в компании еще с двумя людьми из новеньких все сидят.

- Ну так пойдемте. И скажите еще вот что. Среди вас - сотрудников - есть кто-то старший, которого слушаются все остальные? Так же, как старейшин?

За те пять минут, которые разделяли спутников от комнаты отдыха до Зала Понимания, Афанасий разузнал от Алисы практически все, что ему было нужно. В частности, выяснилось, что система руководства на атолле очень сложная, многоуровневая, как и сам атолл. В обычные будние дни старейшины не общаются с обслуживающим персоналом ранга Алисы. Если им что-то надо, распоряжения доводятся до "низа" через целый ряд руководящих лиц. Но сегодня в корпорации редкое исключение - массовый выходной день. Работает лишь одна специализированная праздничная смена - 12 представительниц слабого пола. Главная по смене, как и думал Афанасий, действительно она - Алиса. Но что самое удивительное - в смене должно было быть 14 девушек! Этой цифре на атолле чуть ли не молятся. Но очевидно, с самого утра что-то пошло не так, раз сразу две сотрудницы не появились к назначенному времени в аэропорту Монтевидео. Подыскивать еще двух девушек из резерва было некогда, и старейшины решили оставить все, как есть.

- А потом появилось это внезапное известие, когда двое старейшин, отбывшие за своими преемниками, не вышли на связь, - добавила Алиса. - Вы уже об этом знаете. Первые погибли. А вторая пара, кстати, сбежала. Об этом стало известно буквально десять минут назад. Говорю же, с самого утра что-то не заладилось - сплошная череда совпадений. Мне кажется, что старейшины здорово напуганы. Поэтому они сегодня столь много и пьют.

- Что значит сбежала? - вмешался в разговор Базиль.

- Я не совсем правильно выразилась. Мы получили закодированное сообщение от старейшины Сикеру Сатоку. Он и его преемник Пучек Верешкеу решили остаться в Румынии. Навсегда. Сатоку попросил у властей политическое убежище. А Верешкеу оказался чуть ли не главным руководителем румынских спецслужб. Старейшины изначально были против, что Сатоку выбрал преемника в такой дремучей стране - с ней у корпорации нет никаких отношений. Несмотря на все имеющиеся связи, думаю, у старейшин не получится их достать. Теперь очевидно, что хитрый японец Сатоку заранее рассчитал свое бегство.

"Молодец, японец! Значит, один нормальный человек спасся сам, а заодно и спас товарища", - сказал про себя Афанасий.

Алиса приоткрыла двери в Зал Понимания.

- Останьтесь, пожалуйста, возле нас, - попросил ее Афанасий. - Вдруг нам что-то еще понадобится...

27 глава.

Возвращения Афанасия и Базиля в Зале Понимания особо никто не заметил. Старейшины продолжали методично наедаться и напиваться производными культурного растения Хухе. Двое старцев уже спали на столе, раскинув руки.

Эксперт оценил обстановку: никто из окружающих трезвым взглядом не обладал. И это было на руку заговорщикам. Афанасий достал пузырек и подмешал какой-то порошок в бутылку с зеленым напитком.

- Это для надежности, - сказал он Базилю. - Легкое снотворное, которое поможет нашим дедушкам и бабушкам покрепче заснуть, когда начнется все самое интересное. Базиль, вы, может, и не поверите, но я его сделал вовсе не из Хухе, а привез с собой из России. Его изготовил один знакомый фармацевт. Порошок очень надежный, действует щадящим образом и не вызывает негативных последствий. Помнится, когда собирал вещи, машинально сунул пузырек в карман. Вот и пригодилось снадобье.

Затем Афанасий обратился к Алисе:

- Как вы наверняка уже успели заметить, компания старейшин пребывает в некотором анабиозе, однако нам необходимо срочно предпринять ряд мер. Соберите, пожалуйста, весь состав сегодняшней смены у нас в комнате. Мы тут с Базилем доделаем кое-какие дела, потом спустимся и все подробно расскажем. Все ясно? Выполняйте.

Алиса бесшумно покинула Зал Понимания.

Афанасий ловко пододвигал к себе остальные бутылки, подмешивая в их содержимое снотворный порошок. Манипуляции эксперта остались не замеченными. Люди продолжали пить, произносить тосты за процветание великой корпорации и преемственность поколений. Постепенно начали засыпать даже самые разговорчивые. Коллеги дождались, пока не затихнет "последний старикан" - седовласый высокий мужик, настоящий богатырь, судя по внешнему виду, из Скандинавии.

В какой-то момент Базиль даже чуть не испугался, что их затее может прийти конец. Старец, заметив, что все остальные участники вечеринки спят, принялся их будить. Однако, поворачивая вокруг стола, не рассчитал силы. Мужика занесло на повороте, он упал на пол, и вырубился.

- Вот и все, - сказал Афанасий. - Теперь ищем то, что нам может пригодиться.

- А что именно ищем? - спросил Рено.

- Не знаю пока. Пошарьте у всех по карманам, а я обыщу сам Зал Понимания. Забирайте все, что считаете нужным.

Начался тотальный обыск. Афанасий, кстати, ничего интересного не нашел. Зато Базиль обнаружил в кармане одного из старейшин какую-то карту, точнее план южной части атолла, насколько он понял. У Афанасия сразу же возник вопрос - зачем член совета носил этот план с собой? Уж не собирался ли он тоже бежать отсюда от греха подальше? Изучать схему южной части времени не было. Эксперт запихал карту за пазуху и сказал, что пора отсюда убираться. Тем более, что в их комнате, наверное, уже собрался полный состав воскресной смены сотрудниц.

Алиса, как и было велено, собрала всех женщин. Они стояли полукругом, ожидая распоряжений.

Афанасий не придумал ничего лучше, чем еще раз пересказать в подробностях все реалии происходящего, отдельно остановившись на личных интересах старейшин и на использовании рабского труда нигерийских ВИЧ-инфицированных с последующим их уничтожением.

- Наш план прост - мы загружаемся в Капсулу Персонального Спасения Старейшин, устраиваем здесь небольшое искусственное землетрясение, отходим по воде на безопасное расстояние и взрываем атолл, - сказал эксперт. - Так как вы ко всей этой чудовищной истории имеете весьма посредственное отношение, мы предлагаем вам отправиться с нами. Скажу сразу - мы никого и ни в чем не обязываем. Поступайте, как хотите. У нас демократия. Вместе с тем, на всякий случай, предупреждаю, что поднять тревогу у вас не получится. Старейшин мы "заправили" дополнительным стимулятором здорового сна. Они в ближайшие часы не дееспособны. А шевелиться начнут лишь после того, как произойдет разлом нижних уровней атолла. Я предусмотрел и вариант, что вы, по доброте душевной или же по глупости своей, можете позвать на помощь людей с материка. Тут тоже хочется сделать пару замечаний. Во-первых, даже в случае максимально быстрого реагирования на ваше сообщение на материке, из Монтевидео до атолла Хухе группе спасателей придется лететь около двух часов. А во-вторых, увы, я повредил абсолютно все приборы связи с внешним миром, испортив заодно и внутренние линии. Сотовая же связь здесь изначально не работает. А теперь прошу задавать вопросы. У нас достаточно времени, чтобы на них ответить.

- Нам порядком поднадоела эта работа, - ответила за всех Алиса. - И не думаю, что кто-то будет горевать об исчезнувшем в морской пучине "рае", который построили старейшины. Тем более что в последнее время у нас стали пропадать девушки. Никакого разумного объяснения их исчезновению мы не нашли. Но разные предположения были. Говорили даже о том, что нескольких провинившихся сотрудниц отдали на съедение этой страшной траве!

- Алиса, мы видели "эту страшную траву" в действии, - перебил девушку эксперт. - Она справляется лишь с насекомыми и мелкими грызунами. Притом не ест их, а проводит удушающий прием. Только и всего.

- Вам показали далеко не все. Вы же не видели, какая работа ведется на закрытых уровнях. Так вот одна из сотрудниц накануне своего исчезновения рассказывала, что из любопытства проникла на один из закрытых уровней. Там в лабораториях могли работать исключительно старейшины, допуск сотрудникам корпорации был запрещен. И Анна - так ее звали - рассказала, что видела, как ЭТО ело плоть! На следующий день нам сообщили, что Анна уволена за профессиональное несоответствие. А потом ее подруга узнала, что к себе на родину - на Украину - девушка не вернулась. Какой бы вывод сделали вы? В общем, я согласна плыть с вами хоть на край света, и очень хочу, чтобы этот кошмар в виде атолла закончился. А еще больше хочу навсегда забыть о проведенных здесь годах.

- Что скажут остальные? - спросил Афанасий.

Девушки молчали.

- Поступим так. Поднимите руки те, кто хочет остаться. Может, кому-то дорог кто-то из старейшин и вы хотели бы остаться с ним. У вас будет шанс выбраться отсюда на катерах и вертолете. Весьма реальный шанс. Но спасти какое-либо оборудование или документы никому не удастся.

Ни одной руки не поднялось.

- Объявляю полчаса на сборы, - сказал эксперт. - Через 30 минут все встречаемся здесь же.

- Зачем чего-то ждать? - обратилась к эксперту Алиса. - Мы все в сборе и можем прямо сейчас загружаться в капсулу. Да и собирать нам нечего - личных вещей мы на атолле держать не принято. Вся имеющаяся одежда - на нас.

- Хорошо, тогда дайте нам с Базилем полчаса, а сами ждите нас в комнате. Мы должны еще кое-что проверить. Какие уровни были закрыты для посещения сотрудниками?

- Минус седьмой и минус девятый.

- Вот туда нам и надо.

Коллеги добрались до минус седьмого уровня. Дверь, разумеется, была намертво закрыта. Судя по имеющимся на стене приборам, вход в отсек осуществлялся по сетчатке глаза.

- Если отныне я являюсь полноправным членом совета старейшин, значит, могу войти? - спросил Афанасий у Базиля.

- Не могу знать. Может, они еще не успели настроить оборудование на распознавание сетчатки вашего глаза?

- Мне кажется, они заранее предвидели, что я буду включен в совет. Допустим, о том, что случится катастрофа с парой Чарльз Марклой и Джон Пирс, они не знали. Но старейшины не могли не догадываться о предстоящем предательстве и бегстве другой пары - Сикеру Сатоку и Пучека Верешкеу. А значит, из ключей к минус седьмому уровню заранее была убрана сетчатка Сатоку и добавлена чья-то еще. Вы же помните их священный ужас, когда нарушается их любимое число "14"? Надеюсь, что 14-м ключом стала сетчатка моего глаза. Так что надо рискнуть. В худшем случае дверь просто не откроется. Не думаю, что испытание повредит мне органы зрения.

Афанасий приблизил правый глаз к зрачку сканера на стене. Что-то щелкнуло, и дверь послушна открылась. Заговорщики вошли внутрь и застыли от ужаса.

28 глава.

Весь отсек, насколько хватало глаз, занимал гигантский самогонный аппарат, который неустанно производил, разливал, закупоривал и складировал в ящики бутылки со спиртосодержащей зеленой жидкостью - это было то самое пойло, которым сегодня в Зале Понимания угощали во время "Встречи поколений". Только на столе была посуда без опознавательных знаков. Здесь же аппарат приклеивал на бутылки этикетки известного французского производителя абсента "Oxygenee". Да, как не банально, старейшины не гнушались подделкой этой популярной марки. И давным-давно уже испытывали свой "абсент" на людях во всем мире. Афанасий знал, что сорт "Oxygenee" считается дорогим, чуть ли не элитным. По крайней мере, в России он стоил около 5 тысяч рублей за бутылку объемом 0,7 литра. Стало понятно, откуда у старейшин появились столь бешеные деньги, которые можно было без сожаления вкладывать в сомнительные проекты. Ведь производство этого алкоголя обходится в копейки. Никаких налогов и акцизных сборов корпорация точно не платит. Бизнес даже успешнее, чем торговля оружием и наркотиками.

Ящиков с бутылками здесь было, пожалуй, несколько тысяч. А если и на минус девятом уровне производилось то же самое, то можно сделать вывод, что продажа левого алкоголя - один из основных источников доходов корпорации "Feed LTD", если не самый главный. "Корм", - вспомнил Афанасий. - "Feed" переводится как "корм", и больше никак".

- Базиль, мне кажется, мы кое-что не учли при планировании цепочки взрывов на атолле, - сказал эксперт. - Бабахнет гораздо серьезнее, чем мы предполагали. Судя по этикеткам, в этом их "Oxygenee" не менее 70 процентов спирта. Так что рванет самым серьезным образом.

- Моя любимая марка абсента, - с дрожью в голосе произнес Базиль.

- Боюсь, что в ближайшее время вам придется подыскать себе что-нибудь на замену. С учетом скорого исчезновения левого канала поставок натуральный "Oxygenee", если он еще остался, подорожает раза в три. Беда в том, что у нас нет времени на изучение всего производства. Здесь столько уровней, отсеков и коридоров... Неизвестно, что еще такого хухейного давно уже употребляют в пищу жители мира под видом обычных продуктов. У меня, кстати, недавно закрались сомнения насчет сыра с плесенью. Что-то он стал подозрительно зелен.

- Не шутите так, Афанасий.

- Ничего, мы изучим все на капсуле. Думаю, там тоже имеется самогонный аппарат, который так же успешно и непрерывно разливает напиток в качестве сувенирной мини-продукции для "дьюти фри". Там же мы узнаем про все остальное. А сейчас - пора возвращаться к дамам.

***

Через 15 минут все 14 человек были внутри КПСС. Девушки сидели в кают-компании. По просьбе Афанасия, они пристегнулись ремнями к креслам, и надели кислородные маски.

- Бояться ничего не надо, - обратился к ним эксперт. - Ремни безопасности и маски - просто меры предосторожности. Мы с Базилем уверены (сам Базиль давно уже был ни в чем не уверен), что ничего внештатного не произойдет. Случится небольшой "бум!" Вы почувствуете, что КПСС начало трясти. Потом мы плавно провалимся вниз через два уровня и опустимся под воду. Возможно, будет немного темно. Потерпите минут 15-20. К тому времени два первых уровня капсулы должны оказаться над поверхностью океана.

Афанасий и Базиль прошли в центр управления капсулы и тоже пристегнулись к креслам. Базиль покрутил рычажки, понажимал кнопки, а затем дернул красную штангу, висевшую над пультом управления.

- Сейчас начнется, - сказал француз.

- Ну, с Богом, - дал "добро" эксперт.

Все вокруг задрожало и заскрипело. КПСС начала раскачиваться из стороны в сторону, затем медленно вращаться вокруг собственной оси по часовой стрелке, будто пытаясь пробурить отверстие в уровне, на котором крепилась.

Раздался хлопок. По ощущениям это было похоже на звук, как если бы одновременно лопнули тысячи воздушных шариков.

Капсула поползла вниз.

- Начинаем погружение, - отчитался по ситуации Базиль.

КССС полностью ушла под воду и с достаточно приличной скоростью начала движение в юго-восточную сторону.

- Точно мы успеем отойти от атолла на достаточное расстояние, прежде чем начнется непоправимое? - спросил эксперт.

- Непоправимое уже началось. Остановить процесс невозможно. Вода начала заполнять уровни бункера. Не знаю, насколько мы отплывем, но, думаю, что взрывы на атолле начнутся не позже, через десять минут, - ответил Рено.

- Надеюсь, старейшины проснулись и зашевелились.

- Я тоже на это надеюсь, поскольку времени для спасения у них чертовски мало.

Капсула набирала скорость. За бортом, несмотря на мощные прожекторы, практически ничего не было видно. Непроглядная океаническая тьма, и больше ничего. Судя по показаниям приборов, КПСС находилась на глубине более 4 тысяч метров.

- Теперь скажу точно - мы успеем отойти на достаточное расстояние от атолла, но всплыть на поверхность до начала серии взрывов не сможем, - сказал Базиль. - Слишком глубоко строители засадили нашу подводную лодку. Если мы сейчас пойдем резко вверх, кессонной болезни нам не миновать. Не исключено, что нас вообще всех сплющит под давлением. К сожалению, я не все рассчитал. К тому же я не знаю, сколько времени после последнего взрыва будет бушевать стихия на поверхности океана. Думаю, горящие обломки бункера разлетятся в радиусе тысячи миль от эпицентра. Зрелище будет не для слабонервных.

- Рисковать с преждевременным всплытием не будем, отойдем подальше на восток. А барышням в кают-компании лучше пока ничего не говорить. Пусть остаются в неведении во избежание лишней паники.

Тем временем беглецы скорее не услышали, а почувствовали первый серьезный взрыв. Капсулу качнуло, подбросило и резко оттолкнуло по направлению движения. Затем раздался еще один взрыв, потом еще и еще... КПСС подпрыгивала, трещала, но без существенных потерь для корпуса все дальше удалялась на восток от эпицентра катастрофы.

Так продолжалось около 20 минут, после чего стихия начала успокаиваться. Капсулу еще несколько раз подбросило и с силой швырнуло из стороны в сторону. Наконец, Рено настроил приборы на очень медленное всплытие капсулы, отстегнул ремни безопасности, и сообщил, что можно пройти к пассажиркам в кают-компанию.

Афанасий стал держать речь.

- Уважаемые дамы, - сказал он. - Мы вынуждены признать, что могущественной корпорации "Feed LTD" более не существует. По крайней мере, в том виде, в каком мы ее знали. Все основные лаборатории и экспериментальные участки корпорации находились на атолле. Там же был налажен ряд сомнительных в части соблюдения законов производств. Ничего этого больше нет. Если природа смилостивилась, то большинство старейшин спаслись. И сейчас, по нашим предположениям, они на вертолете двигаются в сторону Монтевидео - ближайшего аэропорта на материке, и ближайшей базы, где у них есть отделение и сотрудники. У них может хватить сил и средств, чтобы пуститься за нами в погоню. Не с целью, чтобы отомстить. Они захотят вернуть КПСС - макет бункера, в котором в небольшом количестве собрано то, с чего можно начать постройку корпорации заново. У старейшин есть два часа на то, чтобы отправиться на наши поиски. У нас - те же два часа, чтобы подняться на поверхность, перебраться в вертолет и уничтожить капсулу.

- Если капсула устроена точно так же, как и бункер, мы могли бы вам быть полезными в ее изучении, - предложила Алиса.

- Боюсь, что за два часа особо ничего не изучишь, но все равно спасибо, - ответил эксперт. - Раз уж вы все здесь знаете, можете пока поискать себе какую-нибудь еду. Ну а мы с Базилем, пожалуй, сыты по горло всей этой Хухе и ее производными. Так что потерпим с перекусом.

Алиса пошла с Афанасием и Базилем осматривать неизученные уровни капсулы, а остальные девушки разбрелись, кто куда.

Как и ожидалось, уровни в точности пропорционально повторяли те, что были на атолле. Эксперт постоял у агрегата, который производил фермент понимания. Ему казалось, что это единственное наследство корпорации, которое следовало бы сохранить. Аппарат был объемом около половины кубического метра - достаточно небольшой, чтобы взять его с собой на поверхность. Посоветовавшись с Базилем, Афанасий решил, что так тому и быть. Прибор они возьмут с собой.

На минус седьмом уровне с помощью собственного глаза он открыл двери самогонного отделения. Там, как ни в чем не бывало, пыхтела конструкция, которая гнала, разливала и упаковывала маленькие бутылочки "абсента". Афанасий без сожаления захлопнул дверь в отсек. Как и ожидалось, такой же мини-цех работал на минус девятом уровне.

Угонщики поднялись на минус второй уровень и прошли в Зал Понимания, размерами с небольшую прихожую. Все так же, как на атолле. Только стол не на 24 персоны, а на четыре. И потолок в три раза ниже, Афанасию даже нагибаться пришлось.

На минус первом уровне среди разнообразной аппаратуры непонятного назначения Базиль обнаружил мощный радиоприемник.

- Можно попробовать настроить и послушать вести с Большой земли, - предложил француз.

В приемнике шипело, шумело, наконец, стали появляться обрывки речи. Диктор (а это несомненно был выпуск новостей) вещал на испанском языке.

- Пока не удалось выяснить причины серии взрывов в Южной Атлантике и последовавшего затем гигантского цунами, которое обрушилось на побережье архипелагов Южная Георгия и Южные Сандвиничевы острова в Атлантическом океане. К счастью, никто из находившихся на территории поселений в это время ученых, не пострадал. Однако непоправимый урон стихия нанесла популяции пингвинов. В это же время у берегов Аргентины потерпел крушение вертолет, принадлежащий известной корпорации "Feed LTD". Известно, что на борту находилось 12 человек. Все они объявлены пропавшими без вести. Предположительно, эти люди - члены совета старейшин корпорации. Исходя из того, что перечисленные события произошли одновременно, эксперты полагают, что взрывами была уничтожена океанская база корпорации, которая располагалась чуть восточнее архипелага Южная Георгия. Сейчас видимость в районе Южной Атлантики затруднена вследствие распыления неизвестного вещества. Оно словно пленкой заволокло небо на несколько тысяч миль. Очевидно, плохая видимость и стала причиной аварии вертолета. Все авиарейсы через Южную Атлантику отменены на неопределенный срок. Мы будем следить за развитием событий, оставайтесь с нами на Радио Ньюс из Буэнос-Айреса.

Афанасий и Базиль переглянулись.

- Значит, все погибли, - сказал эксперт. - Но мы этого не хотели, в чем Бог нам судья. Зато никакой погони точно не будет. И о воскрешении корпорации из пепла можно забыть. Со взрывами и цунами мне все понятно. Пингвинов жалко, честно говоря. А что за вещество, которое распылилось так, что закрыло видимость? Господин Рено, что вы думаете по этому поводу? Мы не рассчитывали на появление тумана, в котором гибнут вертолеты. Нам ведь еще и с капсулы надо уносить ноги.

- Не могу знать. Скоро поднимемся на поверхность и сами увидим, что это. Кстати, судя по приборам, мы уже у поверхности.

Капсула действительно была у поверхности воды. Причем два верхних уровня уже находились над водой. Плохая видимость помешала заметить это раньше. Афанасий сказал Алисе, чтобы та собрала всех на верхней палубе КПСС, закрытой прозрачным откидным куполом.

Беглецы собрались у вертолета. Он был рассчитан ровно на 14 мест, что позволяло спастись всем. В багажный отсек с трудом засунули единственный аппарат с капсулы, который решил оставить Афанасий. Саму КПСС настроили на самоуничтожение, которое должно было произойти через полчаса.

Базиль с помощью каких-то рычагов открыл купол над палубой. Было безветренно. Океан успокоился. Прямо над палубой висело темно зеленое облако. Такие же облака были на небе повсюду.

Афанасия осенила жуткая мысль. Он поежился, непроизвольно засунул руку в карман и достал план юго-восточного отсека бункера, который Базиль конфисковал у одного из старейшин во время того самого "прощального ужина". В углу схемы стоял жирный красный крест. Эксперт перевернул лист бумаги. На обратной стороне его значилось: "Расположение неприкосновенного запаса семян суперагрессивной версии Хухе-1000. Количество - 100 миллионов штук".

На плечо Афанасия опустился микроскопического размера зеленый зонтик. Он плотно вцепился в ткань пиджака, решив прямо здесь пустить свои корни.

- Семена агрессивного Хухе-1000 начали бороться за свою жизнь, - устало произнес мастер. - Думается, что в ближайшее время у нас и без корпорации появится очень много работы по спасению человечества...


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) А.Вар "Фрактал. Четыре демона. Том 1."(Боевая фантастика) Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) Э.Никитина "Браслет. Навстречу своей судьбе."(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 2. Джульетта"(Антиутопия) С.Суббота "Самец. Альфа-самец"(Любовное фэнтези) О.Рыбаченко "Императорская битва - Крах империи"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru ��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаНедостойная. Анна ШнайдерНочь Излома. Ируна БеликКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаВ дни Бородина. Александр Михайловский✨Мое бесполое создание . Ева Финова
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"