Белякова Евгения: другие произведения.

Книга вторая. "Гринер и Тео. Роза для короля"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:

    Роза для короля
    кликнув по картинке, вы попадете на страницу книги

    Аннотация: Ученики уходят, но всегда возвращаются. Другое дело - какими? Старые ошибки, новые испытания. Тео придется приложить все свои силы к тому, чтобы война не захлестнула Вердленд, а Гринеру - понять себя. И обоим им предстоит пройти долгий путь. Потеряют ли они друг друга в приключениях, странствиях и опасностях? Или, наоборот, найдут новых друзей? ... И можно только надеяться, что ты жертвуешь близкими людьми ради чего-то по-настоящему важного. Но уверенности нет, и совета ждать неоткуда. Что в конечном итоге окажется важнее - мир в королевстве или понимание души того, кто рядом? Время покажет... Фрагмент Книгу можно приобрести в магазине Литрес


  ГРИНЕР И ТЕО:
  РОЗА ДЛЯ КОРОЛЯ
  
  
  Пролог
  
  Гринер, хвала Богам и доброму мельнику, подсказавшему расположение охотничьего домика в лесу, сегодня ночевал под крышей. И даже поел днем - тут уж благодарить следовало милую дочку мельника, которая, улыбаясь, покормила его. Он подозревал, что такое расположение случилось из-за заколдованного пояса старушки из Кривых Сосен, потому что объяснить его своим обаянием ему не позволяла совесть. Выглядел он не ахти как привлекательно. Прошло всего семь дней, но Гринер, стараясь держаться подальше от крупных селений и широких трактов, всего дважды рискнул остановиться на ночь не в лесу: и оба раза это не слишком ему понравилось. Впрочем, сам был виноват. Решил уйти, но еды взял чуть, денег немного, будто опасаясь обвинений в краже. Словом, опять, как и до начала ученичества у Тео, оказался на дороге, весьма смутно представляя, куда идет. И чувствовал себя куда глупее, чем, скажем, в той истории с черепом. Тогда он, по крайней мере, искренне верил в то, что идет спасать мир. А теперь? Но признать, что ошибся, поспешил - не мог.
  Зато он был почти уверен, что не учудит какую-нибудь глупость, о которой после будет горько сожалеть. Вспомнив, как бросился к принцессе тогда, на свадьбе, он досадливо поморщился. Знать бы, что сможет и дальше быть учеником мага, не претендуя ни на что, не боясь собственного честолюбия... А так, если уйти как можно дальше, забыть про возможности... стать опять простым слугой в трактире, например.
  Новость о своем происхождении он воспринял двояко. Ну, если бы как ему сказали, что та часть горизонта, откуда обычно восходит солнце, называется не востоком, а, скажем, югом. Название поменялось, но солнце продолжило вставать каждое утро из того же самого места. Слова Тео, когда она говорила ему, что его жизнь вовсе не перечеркнута из-за того, что он узнал, нашли отклик в его душе. С другой стороны, не покидало ощущение какой-то несправедливости. И грыз его иногда червячок сомнения... голос его был поразительно похож на скрипучий голос черепа. 'Ты король...' - звучало в голове, - 'король по праву рождения... а это значит, что она должна принадлежать тебе...'. Гринер, как мог, глушил в себе эти мысли, но они упорно возвращались.
  Гринер чуть ли не с вожделением сел на тонкий, набитый слежавшейся соломой матрас. Искушение улечься спать прямо сейчас, в середине дня, было велико, но следовало еще заготовить дров, найти посуду и натаскать воды... Поэтому он вздохнул, выбрался из лямок заплечного мешка и вышел из домика.
  'Красиво', - подумалось ему. И впрямь, охотничий домик располагался в очень живописном месте - залитая солнцем лужайка на возвышенности, вид на долину, кучерявую от лесов. А выше хмуро, но с затаенной доброжелательностью высились Ворчуны - горы, знаменитые своими лугами и множеством потаенных троп, где, по слухам, скрывались толпы разбойников.
  'Насчет разбойников что скажу', - посетовал мельник, - 'не знаю, есть они или нет, ни одного не видел, но из-за слухов к нам мало кто ездит... а кто приезжает, выглядит так, словно сейчас в штаны наложит... торговать далеко приходится ездить'.
  'А-а-а, плохая репутация', - понимающе закивал Гринер. Мельник покосился на странного юнца в дорогой, но изношенной одежде, хмыкнул и предпочел побыстрее отделаться от него, передав на руки дочери. А та расстаралась на славу - приготовила кадку с водой, чтобы незнакомец смог помыться, накормила от пуза и с собой дала...
  Гринер приметил тонкий ручеек, еще когда поднимался сюда по извилистой тропке. Подхватил ведро, валяющееся у двери и, насвистывая, пошел вниз.
  Сказать по правде, когда Гринер сбежал от магички, о будущем особо не думал. Но теперь он мог похвастаться 'замечательным' планом, состоящим из трех пунктов. Первое: уйти как можно дальше от Тео. Второе: найти работу. Ну, и третье - постараться забыть о прошлой жизни, такой веселой, интересной, увлекательной, неожиданной, полной...полной...
  'Хватит', - сказал он себе и с досадой стукнул ведром о камни на дне - ручей был слишком мелким, чтобы погрузить в него ведро полностью. Просиди он тут хоть полдня, больше чем донышко покрыть, не наберется. Посмотрев по сторонам (хотя кто тут мог прогуливаться, кроме диких зверей?) он взмахнул рукой и загнал в ведро воду. Осторожничать с магией ему пришло в голову после того, как он попытался подзаработать денег в одной деревушке, дня три назад. Ничего особенного, просто фокусы, или то, что выглядело как фокусы. Но, стоило ему заикнуться об этом, веселые лесорубы, угощавшие его пивом и вяленой олениной, враз помрачнели, отодвинулись, а у хозяина трактира сделалось такое лицо, словно он всерьез раздумывал, а не выкинуть ли странного гостя за дверь. Тогда-то Гринер и решил, что будет молчать насчет своих умений. Всем, кто встречался ему после того случая, он говорил, что рос и прислуживал в замке (правда), а потом в него влюбилась дочка барона и пришлось дать деру (естественно, выдумка). Когда спрашивали, куда он направляется, пожимал плечами и отвечал, что идет к дяде, который живет в Даккере, работает в порту и обещал пристроить племянника, буде тот объявится в их краях. Даккер был единственным городом южного графства Хотстоун, о котором Гринеру было хоть что-то известно. Самое главное, он отвечал первому пункту плана.
  Топора в домике юноша не нашел, а из дома с собой захватить как-то не догадался. Поэтому пришлось собирать хворост, а это заняло чуть больше времени, чем он рассчитывал вначале. Когда он наконец-то упал, уставший и голодный, в кровать, уже было темно. Сначала он хотел сварить суп, но единственное, на что его хватило -пожевать хлеба и сыра, из узелка, что дала ему мельникова дочка. Он свернул плащ, положил его под голову, но сон не шел, несмотря на трудный и долгий день.
  - Спать пора... - пробурчал он себе под нос, перевернулся на другой бок и попытался заснуть, прокручивая мысленно главы из энциклопедии монстров.
  Когда он дошел мысленно до 'Шарапота вислоусого', ему послышалось, что где-то недалеко хрустнула ветка. Вроде ничего особенного, зверей в округе много, но почему-то ему стало не по себе... Все ветки в округе он собрал, и просто свалил хворост у двери, снаружи. А звук был громкий, будто раздался над самым ухом. Так что, либо какой-то зверь наступил на ветку в лесу, а обманчивая лесная тишина донесла его до домика, либо... Гринер напрягся. Было еще кое-что, заставившее его тревожно распахнуть глаза. Со времени ухода ему казалось, что за ним следят. В 'колпаке' черепа он был уверен - если уж Тео не заявилась за ним, ругаясь на чем свет стоит, значит - работал. Да и ощущение слежки было не магическое... Находясь в деревнях, он списывал этот буравящий затылок взгляд на недоверие и подозрительность местных к незнакомцу, а в дикой местности - на усталость, выматывающую ходьбу и недостаток сна. Но теперь мигом вспомнил неприятное ощущение, и весь подобрался, готовый, в случае чего, метнуть в дверь что-нибудь магическое.
  Звук повторился, на этот раз, совершенно точно - под окном. Ставни были закрыты изнутри. 'Разбойники?', - подумал Гринер, но почему-то в это слабо верилось.
  Шаги (а это были определенно они) вернулись к двери. Тихо зазвенел меч, вытаскиваемый из ножен. Гринер затаил дыхание, - а некто просунул лезвие в щель между дверью и косяком, подцепил деревянную щеколду и откинул ее. Так, по крайней мере, решил Гринер, потому что никаким другим способом сделать этого было нельзя. Обычным способом.
  В проеме, слабо светящемся лунным светом, появилась фигура. Гринер, уже несколько минут держащий руку вытянутой в сторону двери, приготовился швырнуть в незваного гостя огнем, едва он проявит хоть минимум враждебности, но фигура не двигалась.
  Гринер облизнул губы, чтобы произнести традиционную фразу при встрече с незнакомцем - 'Назови себя и, коли ты друг, будь моим гостем', но тут раздался голос, обладатель которого спокойно стоял в проходе, не подозревая, что его могут сжечь в мгновение ока.
  - Привет, парень. Вот я тебя и нашел.
  
  
  Глава 1.
  Двумя днями ранее.
  Тео страдальчески поморщилась, когда Сенешаль лорд Бауфур объявил третий по счету перерыв в заседании. А все потому, что бароны, не в силах договориться, кричали друг на друга. Предметом спора была война. Нет, они были единодушны в том, что она должна быть - ссора вспыхнула, когда речь зашла о том, кто первым соберет людей и двинет их к границе с Лионом, а также о размере налога на армию. Естественно, все хотели получить как можно больше денег при меньшей ответственности. Графы стояли твердо - выдвигаться следует прежде всего тем, чьи владения лежат вблизи границы.
  - Хорошо говорить тому, кто сидит в глуши, как граф Майоль! - взрыкивал барон Верендарт. - Его войску, если конечно, так можно назвать кучку оборванных бездельников, понадобятся месяцы, чтобы добраться до Лиона!
  - Наверное, вы сможете выставить более моих двухсот лучников и пятисот пеших, почтеннейший барон, - ядовито ввернул Майоль. - Ваш род ведь куда славнее моего...
  - Лучники! Пешие! Обычные крестьяне, которым дали луки и топоры! Моя конница...
  - От нее будет очень много толку в горах, и правда, - Майоль уже откровенно веселился, и это бесило Верендарта еще больше.
  Тео взгрустнулось. Если уж графы, основная опора короля, всерьез обсуждают военные действия... Хотя, их винить не за что - Дориан буквально час назад величественно подписал документ, в коем черным по белому было написано: 'Начать военные действия против Лиона'. Сейчас он со скучающим лицом сидел во главе стола, глядя в окно. Это нервировало его противников даже больше, чем насмешливость Майоля или угрюмое молчание графа Недвига. Или легкомысленная улыбка баронессы Дурстхен. Тео тоже подписала бумаги, как они с Дорианом и договаривались - а Боклэр, Верендарт и Келмворт облегченно вздохнули. Никому не хотелось связываться с баронессой, и не только из-за ее острого языка. Они вообще считали, что женщине не место на Совете, и уж тем более, когда на носу - война.
  Правда, единогласия не вышло. Совершенно неожиданно, - и для баронов, и для короля с его тайной советчицей, - заартачился старый Уилсонсон, который все же добрался до столицы. Сначала он вообще не понимал, о чем идет речь, а когда толпящиеся за спинкой его кресла сыновья (которых он настрогал ни много ни мало восемь штук) наперебой объяснили ему, в чем дело, обозвал короля и всех присутствующих дураками. 'Дальше Кордоша не продвинетешь!' - прошамкал он, скрестив узловатые руки на груди. Все, как один, посмотрели на Мервульфа, ведь это он владел Кордосом, являющимся идеальным проходом на земли соседа, в остальном отгороженном от Вердленда Седыми отрогами. Правда, чисто теоретически, можно было повести армию в обход гор, но... тамошние леса славились непроходимостью, севернее находились болота. Хорошо, когда не хочешь, чтобы соседние страны на тебя напали, но плохо, когда сам хочешь напасть на них.
  Уилсонсона общими усилиями (в которых не принимали участия только король и Тео) уговорили подписаться. После чего устроили второй перерыв. Перекусили, выпили, утомленные упрямством 'сумасшедшего пня', как в сердцах назвал старика Верендарт, и снова стали обсуждать, как, когда и зачем.
  И вот, третий перерыв. Сенешаль постучал посохом об пол, призывая к спокойствию, но его то ли не услышали, то ли не приняли в расчет. Настучавшись вдоволь, он, с искаженным лицом, со всей силы ударил деревянным молоточком в гонг.
  - Перерыв! Час! - объявил он.
  Король вышел первым, так и не сказав ни слова, лишь кивнув, принимая поклоны знати. Дворяне сначала недовольно загудели, но потом сообразили, что за это время можно размять ноги и - самое главное! - пообщаться с единомышленниками наедине; быстро раскланялись и покинули зал Совета.
  Тео подобрала юбки, выбравшись из-за стола, но выходить вслед за баронами не спешила. Во-первых, подойти ей все равно не дадут, а во-вторых, она знала все, о чем они будут говорить. Вместо этого она прошлась по залу и остановилась напротив портрета бабушки Дориана, королевы Эвелин. Подмигнула брошке на груди пышной дамы в пышном же платье. За портретом находилась тесная комнатушка, в которую вел тайный ход из кабинета короля. Сейчас там находился Том Ферфакс - стоял, разглядывая происходящее в отверстие, слушал и мотал на ус. Капитан Некс хотел сам подслушивать, но, померявшись габаритами с Томом, уныло признал, что в комнатке не поместится.
  В зал тем временем вошли слуги, чтобы убрать объедки со стола, грязную посуду, и поставить свечи - если и дальше пойдет так же, Совет затянется до глубокой ночи.
  Вслед за слугами вернулся и граф Тьерри. Он подошел к Тео, отвесил галантный поклон и произнес:
  - Забыл перчатку. Мое почтение, миледи.
  - Правда же, в это время года розы очаровательны?
  - Абсолютно верное замечание, миледи.
  И, забрав богато украшенную перчатку со стола, он ушел. Но главное было сделано - Тео указала место, где сможет переговорить с ним наедине.
  
  В розарии прогуливались какие-то дамы, но, едва завидев баронессу, поспешили удалиться. Тео присела на краешек скамейки и проверила магическим зрением, не шляется ли неподалеку кто-нибудь еще. Удостоверившись, что она одна, понюхала большую красную розу и принялась ждать.
  Тьерри явился не один - пришли также Майоль и Недвиг.
  - Мне показалось, или король все же переменил свое мнение в пользу войны? - спросил Тьерри. Перед Советом он успел поговорить с Тео и объяснить, почему подписал петицию баронов. Какое-то темное дело, шантаж - признавшись, что смалодушничал, граф выразил горячее желание загладить вину, поддержав короля во всем. И теперь был в недоумении, ведь он ожидал, что Дориан, как всегда, воспротивится решению баронов.
  Графы окружили Тео, словно легкомысленные ухажеры, добивающиеся благосклонности красавицы. Хотя красавицей баронессу назвать было сложно - Тео специально подобрала для нее личину хоть и милой, но совсем не выдающейся дамы средних лет. Так что единственное, что волновало графов - информация. Они привыкли, что баронесса иногда передает им неофициальное мнение короля. С точки зрения знатности положение их было шатким - любой барон, даже самый захудалый, мог ткнуть им в нос родословную, насчитывающую несколько десятков почетных предков, тогда как каждый из них был дворянином в четвертом, максимум в пятом поколении. Да и в Совете их было вдвое меньше, чем баронов. Конечно, функцию противовеса они выполняли - как и рассчитывал пра-пра-прадед нынешнего короля, наградивший свежеиспеченными титулами своих ближайших сподвижников, вкупе с правом заселять окружающие Вердленд ничейные земли. И вдобавок к политической силе на Совете, графы представляли собой и силу военную: группа баронств, опасным кольцом охватывающая королевские земли в центре Вердленда, сама оказалась в кольце из графств. В случае гражданской войны бароны очутились бы 'между молотом и наковальней'. Учитывая все это, скрытая информация была для них весьма важна.
  - Король не меняет свое мнение, словно капризная дама - перчатки, - бросила Тео. - Но... положение сложное, как вы и сами уже догадались.
  - Король... - насупленный Недвиг кашлянул, - король подписал указ...
  Более склонный к пессимизму Тьерри тревожно взглянул на Тео.
  - Да, он ведь подписал...
  - Ну и что? - парировала она. - Все сразу же обсудили свои действия, договорились, и во всеобщем единодушии уехали собирать людей?
  - Я, кажется, понимаю, что хочет сказать баронесса, - Майоль успокаивающе положил руку на плечо Тьерри, который уже был готов повысить тон. - Несмотря на то, что документ подписан всеми единогласно, тем не менее, договориться мы никак не можем... что удивительно, больше всех тянут с решением бароны, которые-то и были инициаторами.
  'Этот - самый умный из трех', - подумала Тео. Хорошо... и опасно. А что, если он себе на уме?
  - К тому же, король не мог не подписать указ - ведь Лион первый прислал объявление войны, - продолжил Майоль.
  - С этим объявлением не все гладко, - пробурчала Тео, продолжая нюхать розу. - Еще неделю назад Его Величеству Шарону и в голову такое не приходило. Три месяца назад - да, погонял войска у границы, но потом... Словом, я очень-очень-очень удивилась, когда стало известно о том, что Лион готовится напасть.
  Графы жадно слушали.
  - А самое ужасное знаете что? - спросила Тео.
  Мужчины покачали головами. Хотя Майоль, Тео была почти уверена, саркастически усмехнулся, что давало повод думать, будто он на самом деле знает, о чем пойдет речь, просто дает возможность даме высказаться. Тео еще раз мысленно отвесила ему поклон.
  - Никто не хочет начинать войну первым - застрять на перевале, попасть под удар войск Лиона... Бароны хотят, чтобы королевские войска были в Кордосе первыми, а сам король выступил впереди войска... и, возможно, даже рассчитывают, что короля...
  Дальше она говорить не стала - итак было понятно.
  - Возможно ли... - медленно начал Майоль, - что барон Боклэр... на время забыл о своей неприязни к троюродному брату, королю Шарону?
  Что означало: 'А не Боклэр ли договорился с Шароном о войне'? Тео рассматривала и этот вариант, но пока Дерек, которого она отправила с утра за информацией в Лион, не привезет хотя бы что-то, говорить о измене пока рано. Поэтому она не ответила на вопрос графа, только улыбнулась и сказала:
  - Перерыв скоро закончится, а мне, господа, хотелось бы еще погулять.
  Они поняли ее правильно и, рассыпавшись в любезностях, удалились.
  На самом же деле Тео было необходимо поговорить с Дереком.
  Но ближайший шар для связи - в кабинете короля, а до него добираться минут двадцать - по коридорам и лестницам... Придется напрямую - а после этого будет болеть голова. Но что такое личные неудобства, когда от неопределенности положения хочется что-нибудь сломать? Тео расслабилась, погрузилась в транс... И вот, на самом краешке сознания она нащупала что-то - ниточку, связывающую ее с Черным магом. Она пошла по ней, все глубже погружаясь в состояние, близкое ко сну.
  'Дерек... есть хоть что-нибудь?'
  Ответ был слишком размыт, словно они старались докричаться друг до друга в бурю, или под водой. Но, безусловно, положительным. Он нашел... это что-то.
  Тео очнулась, потерла лоб, ожидая вспышки боли, но связь прошла более гладко, чем она думала - вот и славно. Она поспешила обратно в Залу, потому что было у нее подозрение, что она провела в забытьи на скамейке куда дольше положенного. И интуиция ее не обманула, даже больше того. Слуги уже убирали ставшие ненужными подсвечники, а на входе она столкнулась с группой графов, покидающими Залу с вытянутыми лицами. Магичка зашла внутрь, горя негодованием - все решили без нее. Но, увидев короля и переминающегося рядом с ноги на ногу Тьерри, поняла, что наступила та часть их плана, в которой для баронов создавалась видимость закулисной интриги, какого-то таинственного 'задания' для графа, и остановилась. Сами бароны задержались у выхода, - они явно заметили, что Его Величество что-то тихо объясняет Тьерри, а тот кивает с верноподданническим выражением на лице.
  - Совет окончен, уважаемая баронесса. - Заметил Боклэр, усмехаясь, - Вы, видимо, увлеклись прогулкой по саду и успели только к концу... что ж, я могу рассказать вам, к какому решению пришел Совет.
  - Будьте так любезны.
  - Хотя... что это я, - оскалился барон, - вы вряд ли поймете в полной мере особенности тактики, избранной Советом. Для Вас лучше будет вернуться к себе, в Дурстхен. Зачем забивать эту прелестную голову всякими мужскими делами?
  - Я примерно так и подумала, - заулыбалась Тео, словно не замечая его грубости, - вы наверняка приняли наилучшее решение. Господа... - она присела в реверансе и, уверившись напоследок, что все взгляды снова прикованы к королю, вышла.
  Направившись сначала в то крыло замка, где располагались ее покои, она сделала полукруг и вернулась почти к самому залу Совета, только свернула раньше, поднялась на этаж выше - и оказалась у кабинета Дориана. Остановилась на секунду в раздумье - постучать или нет? Но, фыркнув, вошла без стука.
  Картину она застала безрадостную. За столом сидел Дориан, подперев подбородок, напротив него - Капитан Некс и Том Ферфакс. Когда магичка вошла, на нее устремились полные надежды взгляды присутствующих.
  - Я знаю, что надо делать! - нарочито радостно объявила Тео, усаживаясь в последнее свободное кресло напротив королевского стола. Только Дориан не сменил меланхоличного выражения лица, все же они были давно знакомы; а вот капитан с помощником легковерно подались вперед.
  - Что?
  - Казнить всех баронов, вот что. - Буркнула Тео, и добавила: - И нечего было на меня так смотреть, как будто у меня решение за пазухой. Вот прибудет Дерек с новостями из Лиона, и вместе подумаем. А пока ждем...
  - Пока ждем, - улыбнулся, извиняясь, Томас, - я мог бы доложить Его Величеству, какие выводы сделал, присутствуя, хоть и тайно, на Совете...
  Открылась дверь - 'Не только я врываюсь без стука', - отметила Тео, - и в кабинет вошла королева Шезара. Капитан и Томас почтительно поднялись со своих мест, король моргнул.
  - А, Дориан, я так и думала... - улыбнулась Шезара мужу. - У тебя тут военный совет. Значит, я должна на нем присутствовать.
  - Ваше Величество! - поперхнулся Некс, бросая выразительные взгляды на короля. Сказать что-нибудь вроде 'бабам тут не место' он не мог - опасался реакции Тео. В курс того, кем она является на самом деле, его вводили постепенно - от таинственным образом исчезающих писем, положенных в специальную шкатулку, до открытой демонстрации малой толики возможностей. Узнав, что она маг, он стал куда как осторожнее относиться к сказанному в ее адрес.
  - Я воспитывалась во дворце султана Араханда, если Вам это о чем-то говорит, капитан, - напомнила Шезара, хотя в таком напоминании не было нужды, достаточно было посмотреть на нее. Глаза сверкают, губы поджаты, осанка королевская. - Что такое интриги - я знаю с детства.
  Дориан кивнул Томасу, и тот уступил королеве свое кресло, сам встал за спиной у капитана.
  - Я что... я просто... - смутился тот, почесал бороду и смирился.
  - Вернемся к докладу Тома? - предложила Тео.
  - Ах, да... - Томас, снова дождавшись кивка короля, продолжил. - Насколько я понял, мы имеем четыре группы, в разной степени готовые начать войну - и участвовать в ней. То есть, бароны и графы, и среди тех, и среди этих есть как сторонники, так и... сомневающиеся. - Он прикрыл глаза, вспоминая, лицо его расслабилось. - Верендарт, Боклэр, Келмворт - костяк, с ними Мервульф, Падуа и Смерриль, а вот Гордойс, Ольдверг, баронесса Дурстхен, - тут он открыл глаза и чуть поклонился Тео, - Уилсонсон и Морринт не так уж уверены в необходимости войны.
  - Какая вообще война, зима на носу, - проворчал Некс.
  - Вы назвали одиннадцать имен, а я знаю, что баронов в Совете двенадцать... - Шезара посмотрела на короля.
  - Эм-м, двенадцатый... был... барон Толли, он... умер. - Пояснил Дориан, к его чести, ни разу не взглянувший на Тео во время своего объяснения. - Наследника не оставил, поэтому его земли перешли короне.
  - О... - только и сказала Шезара, но стало ясно, что она отметила для себя еще одну причину, по которой бароны точили зуб на королевскую власть.
  - Таким образом, - подхватила Тео, - мы имеем три группы среди баронов: назовем их 'уверенные', 'следующие за уверенными' и 'сомневающиеся'. Ну, а графы - все против войны.
  Чувствуя себя неловко из-за того, что он перечит советнице короля, Том, тем не менее, возразил:
  - Не совсем... Среди графов есть те, кого убедили слова баронов, но еще более - то, что король подписал объявление войны.
  - У короля не было выбора, - вмешалась Тео, - а до сведения графов мы уж как-нибудь доведем, чего на самом деле хочет Его Величество...
  Раздался хлопок, и посреди комнаты замерцало синее пятно. Тео запоздало вскочила - Дерек являлся напрямую, а ведь они не предполагали, что в кабинете будет присутствовать королева, - но было поздно. Из портала шагнул Черный маг. Некс с Томом переглянулись, магичка обернулась к Шезаре... И чуть было не фыркнула - королева отнеслась к явлению со спокойствием, которому мог бы позавидовать и ее папа, которого Тео знала лично. А ведь Рашид Семьдесят Второй, обнаружив как-то убийц у себя в спальне, завел с ними вежливый разговор, чем отвлек их и дождался подмоги. Шезара только чуть шире открыла глаза, и, видимо, внесла еще один пункт в другой свой список - возможности, которые ее муж может использовать для блага королевства. 'Кровь решает многое', - подумала Тео и повернулась к Дереку.
  Тот, кстати, выглядел так, будто продирался сюда через парк, розовые кусты и пыльные ходы на четвереньках, а не прыгнул через портал. Однако в глазах его светился неизбывный оптимизм, что успокаивало. Дерек поклонился королевской чете и со вздохом, полным довольства, уселся на кресло, освобожденное Нексом. Тот стал поодаль, хмурясь - магические штучки он не любил, хоть и познакомился с ними вплотную лишь недавно.
  - Новости есть! - объявил Дерек. - Если их Величества позволят, я бы промочил горло.
  Томас налил ему вина. Маг выпил его залпом, как воду, утер подбородок рукавом и еле заметно подмигнул Тео.
  - Я прямиком из Лиона. Сначала прогулялся по дворцу...
  Тео просто слушала, мотала на ус и наблюдала за реакцией присутствующих. Нексу явно не терпелось услышать все и сразу, но он молчал, стараясь не выдавать чувств; Король разве что сменил руку, на которую опирался, и бровь приподнял, Шезара рассматривала Дерека, словно пыталась проникнуть в его суть, руководствуясь только лишь внешним видом и манерой говорить. Том Ферфакс казался расслабленнее всех - он, поскольку уже стемнело, ходил по кабинету и зажигал свечи, но Тео знала, что его внешнее спокойствие означает работу мысли.
  - Никакой видимой подготовки к войне я не увидел - что странно, поскольку все вроде как о ней уже знают. О причинах ее ходит множество слухов, и вот самые популярные: королю Шарону приснился его покойный отец и потребовал, чтобы тот завоевал Вердленд. Также существует версия, что примерно то же самое королю нашептала его любовница, мадам Керуаль. Ну, и последняя - что Вердленд первый напал на Лион. Поскольку последний слух показался мне самым правдоподобным, я...
  Короля, наконец, оставило меланхолическое выражение лица - столь вопиющая несправедливость вынудила его повысить голос, он оживился:
  - Как это напал? Я ни на кого не нападал, это ложь!
  - Если Ваше Величество позволит мне договорить... - красноречиво сделав паузу, Дерек дождался царственного кивка и продолжил: - Все сходились на том, что напали с юга. И я отправился на юг, к Мокрому лесу. Чем ближе я находился, тем больше информации получал от местных жителей. Сначала я узнал, что нападение было, потом - что напали на одну из трех деревень, находящихся у границы с Вердлендом... ну, на самом то деле, у границы леса, поскольку он является ничьей землей, на него ни одно из королевств не заявило свои права... так вот, - я побывал во всех трех поселениях. Одного из них - Валье, - действительно уже не существует. Только остовы домов, кости и пепел.
  - Ох, - прошептала Шезара.
  - Это война, моя дорогая, - поспешил успокоить ее король, но замолчал, осознав, насколько далеки от правды его слова - как таковой войны не было, а все происходящее попахивало бредом. Но, как оказалось, Шезара охала совсем по другому поводу.
  - Вы проделали такой путь... за сколько дней? - спросила она у Дерека. Тот, покосившись на Тео, честно ответил:
  - За одиннадцать часов, Ваше Величество.
  Шезара кивнула. Пол суток от столицы Лиона, располагающейся на севере королевства, до южной его границы - было ясно, что маг путешествовал не на своих двоих и даже не на коне. Дориан покосился на супругу, только сейчас заметив, что она не выказывает удивления. 'Надо будет объяснить ему, что в Араханде маги - явление если не повседневное, то вполне известное', - подумала Тео и стала слушать дальше.
  Дерек подлил себе вина, осушил еще кубок, и продолжил:
  - Жители деревни Жалье, что неподалеку от Валье, рассказали мне, как было дело. Большой отряд людей, хорошо вооруженных и одетых в красное с золотом, напал на деревню. Ее подпалили со всех сторон и всех, кто пытался убежать, убили. Потом уехали. Местный охотник показал мне место, где находился их лагерь в последний раз - судя по стоянке, этот отряд насчитывает около трехсот человек.
  - Это много, - мрачно сказал Некс.
  - Много, - не стал спорить маг, - но это не самое главное. Каюсь, я чуть было не допустил ошибку - представился вербовщиком в армию Лиона, которую собирает Шарон для похода на Вердленд. Тут на меня стали косо смотреть...
  - Почему? - впервые за время его рассказа заговорила Тео.
  - А жители вовсе не хотят идти на Вердленд. Они послали всех молодых и крепких парней в этот отряд.
  Повисла напряженная пауза.
  - Почему? - повторила свой вопрос магичка. - Они уничтожили целое поселение, убили их соседей.
  - Ага. Сейчас будет главный сюрприз. По их словам, эта армия не собирается идти на Вердленд. Э-э-э, не так. Сначала они захватят Лион, а потом уже - Вердленд. Уничтожение деревни они восприняли как демонстрацию силы - те не захотели присоединиться к силам красно-золотых.
  - Бред! - Некс даже закашлялся от избытка чувств.
  - А во главе этой армии стоит некто, - Дерек чуть потянул паузу, наслаждаясь неверием на лицах слушателей, - называющий себя Лионелем, сыном Тристэна.
  - Бред!
  - Невозможно!
  - Он же умер!
  - Шарон знает?
  - Кто такой Лионель?
  Предпоследний вопрос задала Тео, последний - королева. Поскольку на вопрос магички можно было ответить коротко, Дерек, поглядев на подругу, ограничился отрицательным покачиванием головы - а вот ответ для Шезары требовал большего.
  - Передохни, Дер, - едва только маг вдохнул поглубже, Тео остановила его взмахом руки. - Я объясню. У нынешнего короля Шарона пятнадцать лет тому назад был брат, Тристэн. Старший, но незаконный.
  - Законность его рождения обсуждалась, но никто не объявлял его бастардом, - поправил ее Дориан.
  - Пусть так. Но Шарон то был убежден в этом. И тут умирает их отец, король Ноэль. И назначает старшего сына преемником. Спустя несколько дней после похорон и за пару часов до коронации Шарон с верными людьми проникает в королевский замок и убивает брата. Говорили, что Тристэн успел отослать жену и маленького сына, но говорили также и то, что Шарон изрубил их на глазах у брата. Говорили, конечно, шепотом - за такие речи новоиспеченный король Шарон приказывал лишить болтуна языка.
  - Но ты-то знаешь, что с ними стало на самом деле? - спросил король у Тео.
  - Понятия не имею. Но теперь мне ясно, кто заварил эту кашу... Или, по крайней мере, из какой она крупы. Лионель, значит...
  - А он настоящий? Или нет? - спросила Шезара.
  - Теперь без разницы, моя дорогая... - король подал знак Томасу, чтобы тот налил вина и ему. - Кто сейчас сможет что-либо доказать... да и, как мы узнали, он собирает - собрал! - армию, пусть сейчас небольшую, но если народ поверит ему, то трон Шарона покачнется. А уж если этому Лионелю удастся столкнуть нас с Лионом лбами...
  Тео поморщилась и посмотрела на Дерека. Взгляд ее означал - ну, и где хорошие новости? Он пожал плечами и подмигнул. Тео нахмурилась. Он подмигнул снова.
  - Говори уже, - буркнула она.
  - Также жители Жалье рассказали мне любопытную вещь. - Он дождался, пока внимание снова будет приковано к нему. - Лионелю, сказали они, благоволят сами Боги. У Лионеля, сказали они, есть дар от них. Волшебное копье, разящее небесными молниями каждого, кто выступит против сына законного короля Лиона.
  Тут уж, не сдержавшись, охнула только Тео. Но остальных можно было понять - они слыхом не слыхивали ни о каких волшебных копьях до нынешнего дня. А Тео слышала.
  - Думаю, я навещу эту... армию. - Тео поднялась, сделав вид, что не заметила вопросительного взгляда короля. - Дереку надо бы отдохнуть, а всем остальным...
  - Заняться насущными проблемами. Я жду вас здесь завтра, капитан Некс, и вас, Ферфакс, тоже. - Дориан не стал настаивать на мгновенном раскрытии секрета волшебных копий и внезапно объявившихся наследников, понимал: знай Тео что-то (что можно было бы ему сказать), молчать не стала бы. Дерек с этим поспорил бы, но мысли короля он не читал.
  Первыми откланялись капитан с Томом. Дерек, бросив Тео мысленное 'Я домой. Отсыпаться', вышел следом.
  - Я немного задержусь, милая, почитаю кое-что... ты иди. Я поднимусь через час. - Услышала Тео, выходя из кабинета. Прикрыв дверь, она отошла на пару шагов и, сняв туфлю, принялась трясти ногой. Учитывая, что королева все не выходила, а Тео все прыгала, смотрелось это странно. Наконец Тео надоело, она одела туфлю и стала просто ждать.
  Минут через пять терпение магички было вознаграждено. Шезара, надо сказать, весьма удивилась тому, что баронесса торчит в коридоре. Тео, завидев ее взгляд, невозмутимо сказала:
  - Камушек в туфлю попал.
  'Объяснение не хуже других', подумала магичка.
  - Здесь?
  - Враги повсюду, - туманно пояснила Тео и, взяв королеву под руку, повела в сторону королевской опочивальни. Та от удивления и возмущения даже не сопротивлялась.
  - Ваше Величество очень мудро поступили, придя на это собрание.
  - Почему вы считаете, что мне нужно Ваше одобрение? - сухо спросила Шезара.
  - Также, - не обращая внимания, продолжала Тео. - Я хотела бы обратить Ваше внимание, что Вы являетесь чужой здесь, и чтобы завоевать сердца жителей Вердленда, Вам придется вести образ жизни, несколько...э-м-м... отличный от того, который ведут жены султана в Араханде.
  - Баронесса, Вы забываетесь...
  - Просто общайтесь больше с народом. К каждому свой подход, естественно... Придворным, бардам, слугам - улыбка и красота. Купцам - им лучше рассказать о прибылях, которые они получат от торговли с Югом, а простым людям достаточно будет Вашего участия в ежегодных праздниках, ну, и раздача хлеба...
  - Я знаю, что делать с простыми людьми, - Шезара сверкнула глазами. Выглядело бы впечатляюще, если бы при этом она не семенила, переставляя ноги насколько возможно быстро - Тео буквально тащила ее за собой. - Надо раздать им золота и...
  - А у Вас есть золото? - поинтересовалась Тео, оглядываясь. Похоже, убийца отстал, или понял, что при свидетелях нападать на королеву глупо. Магичка заметила его, провожая Шезару, когда он, как он полагал, искусно прятался в тени дальше по коридору. Хотя кому могло понадобиться нападать на королеву? Вполне возможно, его настоящей целью был король. Даже наверняка - Тео накинула на себя его личину еще когда только выходила из кабинета, и результат ее не удивил - человек с кинжалом последовал за приманкой послушно, как привязанный. Услышать, о чем они говорят - он не мог. 'Пеленой молчания' Тео окуталась одновременно с 'Маской'. Полезно быть магом.
  Королева, удрученная тем, что золота у нее, естественно, не было, искала слова порезче, чтобы унять обнаглевшую придворную даму. Не найдя, таковых, она сникла и тихо ответила:
  - Нет... пока нет. Мое приданное прибудет сюда только через... О! Я знаю! Я пошлю за ним этого волшебного слугу моего мужа и он доставит мне его уже в...
  - Ваше Величество, - укоризненно посмотрела на нее Тео. - Дерек - не слуга Вашему мужу, да он вообще никому не слуга. Он, можно сказать, оказал большую любезность тем, что отправился в Лион за информацией.
  'Слава всем богам, почти добрались', - подумала Тео, наблюдая, как Шезара обдумывает сказанное. Конечно, этот разговор, призванный приобщить королеву к обычаям северного королевства, должен был проходить в другой обстановке, да и времени занять чуть больше, но сейчас Тео не терпелось засунуть девушку в спальню и заняться убийцей. Шутка ли - в королевском замке, под носом у стражи! Правда, Дориан сам отпустил солдат, стоявших в коридоре, ведущем к его кабинету - не хотел, чтобы они видели всех входящих и выходящих, но все же...
  - О... не слуга, но союзник. - Сделала вывод Шезара. - Это тоже неплохо.
  - Неплохо, еще как. - Согласилась магичка. Остановившись, она кивнула охраняющим дверь королевской спальни солдатам. Те отдали честь. Королева этого не заметила, потому что Тео, быстрым движением распахнув створку двери, втолкнула ее внутрь.
  Оглядев комнату, она удовлетворенно кивнула самой себе - заклинания, которые она разместила тут несколько лет назад, работали, значит, в спальне безопасно. Магичка присела в реверансе перед слегка ошарашенной происходящим королевой, и, оставив ту поразмыслить над сказанным, выскочила в коридор. Правда, там уже пришлось принять величественный вид - на ней все еще была личина короля, которую не видела только Шезара.
  - Кхм, пойду-ка прогуляюсь на Башню. - Старательно копируя интонации короля, сообщила Тео стене напротив дверей. Не хватало еще отчитываться перед охранниками - но дать им знать, где шатается Его Величество, не мешало бы. Тео развернулась и направилась обратно по коридору, туда, откуда они минуту назад пришли с королевой. Сегодня по казармам наверняка будет гулять слух о том, что Шезара отправила мужа восвояси. Впрочем, нет, не будет - Дориан ведь вернется и все у них будет хорошо.
  Пока Тео размышляла о том, что будут обсуждать охранники у дверей королевской опочивальни, она прошла уже довольно большой отрезок коридора - скоро он повернет и упрется в лестничный пролет, - как заметила нечто странное. На нее до сих пор никто не бросился. Остановившись, якобы для того, чтобы почесать нос, она из полуопущенных век внимательно оглядела коридор. Никого.
  Скверно.
  Либо убийцу спугнула стража у дверей и он ушел - так и не увидев, что добыча возвращается в его сети, - и теперь его никак не найдешь, либо... Он услышал про Башню и решил подкараулить короля там. Но дорога назад только одна, и проходит она мимо кабинета Дориана. Ругнувшись для экономии времени заковыристым словцом, означающим всех демонов сразу, магичка рванула вперед.
  - Я, похоже, до конца жизни так и буду бегать по замку, провожая нашу молодую чету туда-сюда, - пробурчала она себе под нос, прыгая вниз через четыре ступеньки сразу. Добежав до двери кабинета и не успев вовремя притормозить, она ухватилась за ручку в форме головы льва, и только благодаря ей снизила скорость. Распахнула дверь, ввалилась внутрь... Короля не было.
  Совсем скверно.
  Если король вышел из кабинета, но она его не встретила, значит, он пошел не в спальню. Или первым его встретил убийца, и за те две минуты, что у него были до появления мчащейся со свистом по коридору Тео, заколол Дориана, спрятал труп да и сам успел раствориться в воздухе, не говоря уж о том, что амулет, который магичка выдала своему подопечному, об опасности даже не пикнул. Хотя 'пикнул' - неверное определение: коснись убийца своим кинжалом хотя бы края одежды Его Величества, у Тео в голове уже звонили бы сотни колоколов.
  Значит, правильно первое ее предположение.
  Куда короли ходят поразмыслить о насущных проблемах? Нет, не так - куда именно этот конкретный король ходит поразмыслить? Правильно, на Башню. Об этом знала не только Тео, но и замковые слуги, стражники и некоторые придворные. Мог знать и убийца, и наверняка он пришел к такому же выводу, тем более что до Башни тут совсем недалеко, по коридору налево, а там - наверх. Все это Тео обдумывала, мчась к пресловутой Башне.
  Названия у нее не было. Вообще-то в королевском замке почти все его комнаты, коридоры, башенки, переходы и оранжереи как-то назывались. Красная комната. Коридор Дряхлой Тетушки, по которому гуляло соответствующее названию привидение. Ажурная башня. Комната Смеха - по слухам, там пра-пра-прадеду нынешнего короля пытались подуснуть кубок с каким-то очень сложным ядом, но вино по ошибке выпил его слуга, и хохотал, умирая - таков был побочный эффект отравы. А Башня была просто башней, правда, с большой буквы. Поговаривали, ее возвели маги, собственно весь королевский замок был выстроен вокруг нее. И в лестнице, ведущей на ее вершину, было ровно девяносто две ступени.
  Считать их Тео не стала, решив, что займется этим как-нибудь потом, на досуге. Проскакивая по нескольку за раз, она молилась всем богам, даже Близнецам, чтобы в ушах не раздался тревожный звук, возвещающий опасность. Она, идиотка, может, сама подставила короля под удар... Ближе к третьему этажу она снизила скорость, потому что, хоть и жгло ее желание оказаться наверху как можно скорее, она опасалась, что спугнет убийцу.
  Преодолев последние ступеньки, она толкнула деревянную дверцу, и вышла на верхушку Башни. И облегченно перевела дух.
  Дориан стоял у парапета, смотрел на звезды и выглядел совершенно здоровым, разве что уставшим. Он повернулся на скрип дверцы, и глаза его удивленно расширились, а челюсть отвисла.
  'Личина', - подумала Тео, и в этот момент в спину ей вонзился кинжал.
  - А-а-а! - сказала магичка, коря себя за то, что не заметила убийцу, видимо, притаившегося на лестнице, ведущей сюда, наверх.
  - А-а-а! - сказал король, которого зрелище его самого, протыкаемого кинжалом, наверное, поразило в самое сердце.
  - О-о-о! - выбиваясь из общего ряда, вскричал убийца, потому что Тео, чуть изогнувшись, схватила его за самую уязвимую часть мужского организма. Дернув то, что было у нее в руке, Тео попыталась заехать ему локтем в солнечное сплетение, но запуталась в юбках (ведь на самом-то деле, королевские штаны, как и его лицо, были иллюзией) и упала, увлекая убийцу за собой. Он охнул - ухватил кинжал и дернул рукой. Тео почувствовала боль под лопаткой и услышала чмокающий звук. По спине тут же заструилось что-то теплое.
  Покатавшись на каменных плитах вдосталь и выпутав ноги из трех нижних и одной верхней юбки, Тео уселась верхом на мужчине, лицо которого скрывала черная повязка, и хорошенько двинула ему в челюсть.
  Мужчина, дернув на себя магичку, с триумфом прохрипел ей в ухо:
  - Кинжал отравлен!
  И перерезал себе горло.
  Когда в лицо Тео брызнула горячая кровь, она отшатнулась, отплевываясь, и поспешно слезла с убийцы. Не слишком-то приятно сидеть верхом на конвульсивно дергающемся умирающем мужике. 'Может, кого-то это и заводит...' - подумала Тео. Впрочем, дергался он недолго.
  - Охренеть. - Высказалась Тео. Сделала она это по двум причинам - чтобы выразить окружающему миру все, что думает о сегодняшнем вечере, а еще для того, чтобы король ее узнал.
  - Т-т-тео? - робко поинтересовался Дориан у точной копии самого себя, только забрызганной кровью.
  - Я самая, - подтвердила Тео, вытирая глаз рукавом.
  - Даже боюсь спрашивать тебя, что ты здесь делаешь, - признался король, подходя ближе. - Это убийца?
  - Труп убийцы, если точнее.
  - А убить он хотел... меня?
  - Нет, только твоего двойника.
  Дориан виновато покосился на Тео, которая, чтобы не смущать друга, личину все-таки сняла. Ну, и, в случае, если стражники прибегут на шум (что, конечно, вряд ли, разве что кто из них обладает слухом летучей мыши), не удивлялись. В смысле - не удивлялись больше положенного. Все-таки сцена 'Два короля у трупа с кинжалом в горле' на порядок более впечатляюща, чем 'Король и его верноподданная, своим телом прикрывшая Его величество', хотя вторая сцена могла бы быть осложнена дополнением: 'А что это король и верноподданная делали в это время на Башне наедине?'.
  - Ты злишься на меня? - спросил Дориан, присаживаясь на корточки рядом с магичкой.
  - Только на себя.
  Дориан помолчал, рассматривая труп.
  - Он сказал, что кинжал отравлен?
  - Угу.
  - Но ты... надеюсь, ты...
  - Не умру. Я как раз сейчас вывожу яд из крови. Подожди минутку.
  Король внимательно оглядел Тео, расслабленно смотрящую в одну точку, вздохнул и потянулся к повязке убийцы. Стащив ее, он вгляделся в лицо мужчины, несколько минут назад засадившего в спину почти что ему самому кинжал. Абсолютно незнакомое лицо.
  - Я его не знаю.
  - Ну, если бы ты знал всех убийц Тэнниела, я б удивилась. Дори...
  - Ты в порядке?
  - Если не считать дырки в спине, которая заживет уже завтра - да. Дори... - Ей надо будет уехать, а служить эдакой экстравагантной подушечкой для отравленных кинжалов, кроме нее, некому. Дерек не согласится - не любит вида крови. Тео вздохнула. - Утрой охрану.
  - О... обязательно. Шезара! - внезапно вспомнил король, но Тео успокаивающе придержала его за плечо.
  - С ней все в порядке. И вот еще что. Я сейчас уйду ('Слава Богам!'), а ты, пожалуйста, запри дверь на Башню и завтра с утра пришли сюда Тома. Пусть заберет труп и попробует узнать, кто это. Но чтобы никто, кроме него, и, естественно, Некса, в расследовании не участвовал. Хотя... Нет, Нексу пусть ничего не говорит, а сделает все сам и доложит непосредственно тебе.
  - Ты... подозреваешь Капитана? - удивился Дориан.
  - Никого я не подозреваю. Но об этом трупе итак уже известно слишком многим, а должно было быть известно только ему и мне. В смысле - теперь уже только мне.
  - Я - нежелательный свидетель? - хмыкнул король.
  - Именно. Если бы ты сразу пошел под бочок к красавице жене...
  - В следующий раз так и сделаю, - согласился король, поднимаясь.
  - И утрой охрану.
  
  ***
  Тео добралась до домика на Широкой улице пешком, чтобы успеть подумать, потому что знала - придет и завалится спать. Думалось в основном о Гринере.
  Всю неделю она пыталась найти ученика - сначала по карте, а потом и лично, Дверями. Побывала в трактире у Ветелки, у старушки в Кривых Соснах, искала даже в замке где он вырос, и все напрасно. Дошло до того, что Тео стала подумывать о том, чтобы обратиться за помощью к Белым - у них находить кого бы то ни было получалось лучше. Но... признаваться, что сама не справилась, не хотелось. Решила - ждет еще пару дней, а потом уже идет к Белым с повинной головой.
  Приняв ванну и переодевшись, она легла на пыльную (слуг они в доме не держали, итак уже про этот дом ходили всякие слухи) кровать и приказала телу проснуться через три часа отдохнувшим и бодрым. Идти на ночь глядя на поиски компромата на баронов представлялось ей неразумным. Вариантов источника этой информации у нее было всего три, два из них наверняка спали, а третий, наоборот, нет. Но она уже получила сегодня полосу стали в спину, и перспектива обзавестись еще одной дырой в теле ей не улыбалась - а именно это и произойдет, если она ночью пойдет в Гнилой квартал, где промышляли воры и грабители. Так что... сладкий, оздоравливающий сон показался ей наилучшим выходом.
  
  Глава 2
  
  В Тэнниеле постоянно проживало около ста двадцати тысяч жителей. Многие из них периодически испытывали потребность в общении - в том числе и письменном. И тут к ним на помощь приходило 'Лучшее агентство по доставке писем и посылок', в простонародье называемое просто 'Доставкой'. На службе у ее владельца, мастера Горна Дерри, состояли две дюжины вестовых, сложноопределимое количество мальчишек-посыльных, также имелась своя конюшня и голубятня. 'Наш девиз -'Быстрее всех!', - хвастал мастер Дерри, и почти не преувеличивал. Они доставляли практически все - от письма до щенка, перевязанного ленточкой. А еще хозяин 'Доставки' продавал слухи. Умный человек сможет сделать соответствующие выводы и из того факта, что неким N была отправлена фамильная брошь некоему X, который слыл коллекционером. Не гнушался Дерри и вскрывать корреспонденцию, если подозревал, что найдет в письме что-либо горяченькое.
  К нему Тео, переодевшись в привычный мужской костюм, и направилась в первую очередь.
  В скромно обставленной, и на удивление чистой приемной ее встретил помощник мастера Дерри, и проводил к стойке, за которой заполняли бумаги. Молодой человек выглядел так, словно вставал на два часа раньше, чем нужно, и специально умасливал лицо, добиваясь максимального блеска, завивал волосы и чистил одежду, сдувая пылинки. Он, и это было видно сразу, гордился своей работой.
  - Вы хотите отправить письмо, или... что-то более весомое?
  - Я хочу видеть Дерри.
  - С ленточкой или... мастера Дерри?
  Тео с грустью посмотрела на нос молодого человека. На солнце он бы просто слепил бликами.
  - Мастера Дерри. Можно без ленточки.
  И, хоть вид ее не подразумевал большие деньги, видимо, что-то в голосе заставило помощника встрепенуться. Ее провели в кабинет мастера Дерри, своим аскетизмом напоминающий тюремную камеру. Хозяин писал что-то, сидя за большим столом, звякая металлическим кончиком пера о чернильницу. Увидев, что у него посетители, улыбнулся широко и гостеприимно. Тео дождалась, пока помощник уйдет, представилась представителем Гильдии Купцов и рубанула с плеча.
  Уже через десять минут она знала - тут ловить нечего. Никаких грязных или странных фактов из жизни баронов. Напугав Дерри карательными мерами в случае, если тот проболтается, она покинула 'Доставку' через задний двор, где толклось с десяток мальцов. Они в лицах изображали дракона, который, по слухам, летал недавно над городом. Поймав одного за ухо, сунула ему медяк и велела отправиться в Офицерские гвардейские казармы, и передать Томасу Ферфаксу, чтобы был на месте вечером, перед закатом.
  
  
  В это время...
  Тэнниел, Храм Близнецов, Внутренние Палаты
  Мастера, построившие внутренний дворик в Палатах, постарались на славу. Зимой тут было тихо и безветренно, снег мягко облеплял колонны и статуи, рассыпчатой крупой лежал на вечнозеленых кустах, придавая дворику умиротворенный вид. Весной здесь цвели всевозможные цветы, летом сверкали фонтаны, искря на воздухе водяной пылью, и зрели на ветках налитые плоды. Но, несмотря на эту красоту, служки храма и монахи избегали заходить в этот прекрасный сад в самом сердце главного храма. Неровен час, услышишь случайно что-нибудь запретное, и пошлют тебя в отдаленное селение, просвещать дуболомов-пастухов или воняющих морем рыбаков, кто есть истинные хозяева и создатели этого мира. И это в самом лучшем случае. Про пыточные подвалы Храма ходили такие слухи, что братья, даже если необходимо было срочно попасть в противоположное крыло здания, не срезали дорогу через сад, а бежали, спотыкаясь, по длинным коридорам.
  В этот внутренний двор приходили отдохнуть телом и душой Старшие Братья, верховные иерархи. Что привлекало их - красота этого места, или уединенность - неизвестно. Вряд ли первое, потому что, как было известно всем монахам, Старшие настолько преуспели в искусстве убиения в себе всех эмоций, что их не трогало ничто, ни прекрасное, ни ужасное. Второе - тоже маловероятно, поскольку, выбери Иерархи для своих бесед самое людное место храма - прачечную, уже на следующий день она напоминала бы пустыню.
  Осенние дожди не испортили красоту сада, они лишь придали ей печальный оттенок. Фонтаны отключили с месяц назад, но любоваться было чем - ветер то и дело срывал с молодых кленов алую листву. Накрапывал мелкий дождик, и на мраморной скамье около центрального фонтана вскипали пузыри. Двое мужчин, судя по одеяниям, монахи, прогуливались в саду. Старший остановился у скамьи.
  - Мне все же хотелось бы иметь больше информации, - сухо сказал тот, что помладше. Лица под капюшоном видно не было, только упрямый подбородок.
  - Все мы задаем вопросы, но не все получаем ответы. - Слова старшего были туманны, и, видимо, вызвали у младшего раздражение, потому что он переступил с ноги на ногу.
  - Я не задаю пустых вопросов. Насколько я знаю, ситуация с этим появившимся из ниоткуда войском достаточно серьезна...
  - Брат Кано, - прервал его старший, - Вам дано не менее важное задание - следить за магичкой и ее сворой. А то, что Вам не предназначено...
  Кано откинул капюшон с лица.
  - Вы разве имеете право указывать, что мне можно знать, а что нет?
  - Имею, брат Кано, имею... сами Близнецы дали мне его. А Вам я еще раз скажу - если Вы не понимаете простых слов, скажу в стиле песенки, - 'не суй свой нос куда не надо'. Мы, Старшие, знаем все, что нужно нам, а Вы...
  Ни один мускул не дрогнул на лице Кано.
  - Значит, следить и доносить?
  - Следить внимательно и доносить вовремя. Вы правильно меня поняли. Вы прекрасно это делаете. - Стороннему наблюдателю могло бы показаться, что голос старшего смягчился, но Кано это не обмануло. Старший продолжил: - Мы не уверены пока, что можем использовать информацию о баронессе Дурстхен, но мы не спешим. Терпение - одна из наших добродетелей. То, что Вы нам рассказали, несомненно, когда-нибудь послужит интересам Храма.
  Кано сморгнул капли дождя с ресниц и слегка поклонился.
  - Мне пора.
  - Да пребудет с Вами благословение Близнецов.
  
  
  В Тэнниеле, как уже было сказано, постоянно проживало около ста двадцати тысяч жителей. Многие из них имели ценности, которые другая часть жителей была бы не прочь позаимствовать различными способами, не исключающими запугивание, воровство и нанесение телесных повреждений. Эта самая часть обитала в Гнилом квартале - несмотря на свое название, в действительности он не являлся частью столицы, а был, скорее, пригородом. Несколько заброшенных улиц и пара пустырей отделяли его от города. Обычно любой разумный человек избегал соваться сюда, - если в любом другом квартале он рисковал в худшем случае, кошельком (если, конечно, не отказывался его отдать добровольно, тогда можно было смело заказывать место на кладбище), то здесь, на окраине, можно было пропасть не только без вести, но и без следа. Гнилой квартал - обиталище бедноты, воров, грабителей и мошенников, Тео знала, как свои пять пальцев - ей не раз приходилось прибегать к помощи короля преступного мира. Тем более что они были давними знакомыми.
  Кривой Тод часто менял 'берлоги' - завершить его земное существование хотели многие, и не только блюстители порядка. Ему стукнуло недавно почти семь десятков лет, и пятьдесят пять из них он был тесно связан с грабежом.
  Тео заявилась в 'Пегги' к полудню, оглядела пустой зал и свистнула, привлекая внимание Цыка. Тот клевал носом у стойки, но, заслышав свист, тут же проснулся.
  - Ц'ео! Сколько зим, сколько лец!
  - Мы виделись совсем недавно, Цык. Горло бы промочить...
  - Ну, ц'ак говорят, когда рады всц'рече, знаешь ведь, - обиженно шмыгнув, Цык открыл краник на бочке со своим лучшим пивом, и в подставленную кружку полилась пена. Он подмигнул магичке и поделился новостью:
  - Слыхал, в баронcц'ве Ц'алли мертвяки ходили - жуц'ь! Жрали людей сырыми, пока жрецы Древа не успокоили...
  - А в городе что было? - спросила Тео, не желая потакать слухам о бароне Талли и его зомби.
  - Городская сц'ража поймала Маленького Пера. А Пер возьми и убеги. Да еще и шлем прихвац'ил со сц'ража, просц'о взял и сдернул.
  - Ему, наверное, было больно? - рассеянно поинтересовалась Тео. Первое правило вежливости - если хочешь что-то узнать, дай сначала собеседнику высказаться, и все пройдет как по маслу.
  - Кому? Перу?
  - Стражу.
  - Да не, им даже нравиц'ся.
  - Страже? - Тео отхлебнула теплого пива и поморщилась. - Хватит заливать, Цык. Я вообще-то ищу Тода.
  - Ц'ак он же... сидиц'...
  - Знаю, сидит денежки считает. Вопрос - где именно он сидит?
  Цык посмотрел по сторонам. Он не заметил в кабаке, кроме них двоих, ни одной живой души, и все равно понизил голос:
  - У Мэри он. Прядильщицы. Сказал, никому не говориц'ь, но вы с ним вроде как друзья.
  Тео положила на стойку золотой. Цык несколько секунд оторопело смотрел на него, а потом сдвинул брови, и в голосе у него прорезались угрожающие нотки.
  - Я Цо'да не продаю, а по дружбе и уважению к ц'ебе сказал. - Он набычился. - Убери.
  - А я не за сведения о Тоде плачу, я не какая-нибудь гвардейская крыса, - ухмыльнулась Тео, постепенно подхватывая здешнюю манеру говорить. - Это тебе от меня, если увидишь кое-кого и дашь мне знать.
  Маловероятно, что ее бестолковый ученик забредет в самое сердце воровского квартала столицы, но Цык расскажет о нем остальным, и, значит, появись Гринер в городе, Цыку о нем скажут. Тео описала ученика во всех подробностях, упомянув, что он может таскаться за бардом по имени Талли. Такое тоже могло быть. Самого барда она тоже предупредит, но мало ли что. Лучше расставить сети заранее.
  Добавив пару медяков за пиво и пожелав Цыку удачи, она направилась к Мэри-Прядильщице, местной гадалке. Тод на старости лет стал суеверен, так что ничего удивительного, что он обосновался у нее.
  Гнилой квартал в светлое время суток затихал - утомленные ночным разбоем, воры и грабители отсыпались, и только редкие нищие разгуливали по улочкам. Гильдия нищих заботилась о своих членах - хоть они и изображали умирающих от голода и болячек перед богачами и приезжими, пугая их до полусмерти, когда выпрыгивали из-за угла с воплями 'Подайте!', на деле жили неплохо. Вот и сейчас, как заметила Тео, один из них шел, насвистывая, неся свои костыли на плече. Магичка спросила у него дорогу к Мэри, и уже через полчаса, вдоволь потоптавшись по отбросам, стучала в дверь гадалки.
  Ждать пришлось долго. Наконец-то в двери открылось окошко, показалась сморщенная мордочка старухи. Та подслеповато щурилась на солнце.
  - Чаво?
  - Я к Мэри. Плачу двойную.
  Говорить, что она к Тоду, было бы неразумно, ее бы в лучшем случае послали к демонам, захлопнув дверь перед носом. Старуха пошамкала и твердо назвала цену. Тео вопросительно подняла бровь - либо Мэри была великой предсказательницей, либо старуха обнаглела. Но кивнула. Окошко закрылось.
  - Она спит, - донеслось из-за двери одновременно со звуком отпираемого засова. - Но я разбужу.
  Уговаривать Мэри пропустить ее к Тоду не пришлось - она слышала о Тео, и, едва та представилась, просто посмотрела на магичку с прищуром, и махнула рукой, призывая следовать за собой. Она была молода - не старше двадцати пяти, но с таким проницательным взглядом, что Тео заподозрила, что женщина и вправду кое-что знает о магии, и к тому же всерьез забеспокоилась о надежности заклинания, скрывающего от 'видящих' ее магическую сущность. Такие самородки, хоть и редко, но все же встречались - например, бабка-колдунья из Кривых Сосен, или вот эта гадалка. Само заклинание особого интереса вызвать не могло - выглядело как простой амулет, которые встречались частенько. Так что Тео запомнила этот взгляд на будущее и пообещала себе прояснить, насколько хорошо Мэри знает свое дело.
  В комнате, куда Мэри привела магичку, было жарко. Вовсю полыхал камин, и, тем не менее, старик, что сидел на кровати, был укутан в меха так, что виднелся только кончик носа и хитрые синие глаза.
  - Давно не виделись, Тео, - поприветствовал он магичку. И, в отличие от Цыка, он не повторял вежливую формулу, а говорил чистую правду: последний раз они общались лет пять назад.
  - Здравствуй, Тод. - Тео присела в кресло, отодвинув в сторону ворох платьев. Тод, как всегда, заваливал свою комнату всяким барахлом, которое в большинстве своем являлось частью добычи. - У меня мало времени, поэтому я начну с главного, опуская то, что я очень рада тебя видеть и ты по прежнему выглядишь молодцом.
  На этой фразе Тод криво усмехнулся и слабо махнул рукой, мол, продолжай.
  - Меня интересует любая информация о баронах, которую можно использовать в... не слишком благовидных целях.
  - Детка, ты опять вернулась на скользкий путь шантажа? Поздравляю.
  - Тод, шутки в сторону. Ты что-нибудь слышал?
  Старик пожевал губу.
  - Что-нибудь мрачное, грязное и очень секретное? - протянул он. - Даже не знаю... Разве вот что. Барон Боклэр заплатил Шушеру немалую сумму золотом. Причем за что - Шушер не говорит, а он мне рассказал даже о том, как, будучи в тюрьме Навеи...
  - Кто такой Шушер? - подняла ладонь Тео.
  - Он в Навее, столице баронства, руководит нашей братией. Мой ставленник... я, знаешь ли, тоже в каком-то смысле король, и у меня есть свои 'бароны'.
  - Надеюсь, у тебя с ними гораздо меньше проблем, чем у Дориана со своими, - буркнула Тео, не сдержавшись.
  - Да уж, - засмеялся старик. Потом закашлялся в платок, утер рот и подмигнул магичке. - Но я могу приказать убить каждого из них, а твой король не может, насколько я знаю. Может, и ему...
  - Когда настанет это счастливое время, мы с тобой напьемся, - пообещала Тео. - И вот еще что. Последняя на сегодня просьба. К ночи получишь мешок, там будет голова. Если это окажется... знакомая тебе голова, я в накладе не останусь.
  Она попрощалась с Тодом и направилась обратно к центру города - к безопасным улицам и приличной еде. В животе урчало - после вчерашнего перекуса на Совете она ничего не ела.
  'И здесь ничего', - мрачно подумала Тео, поворачивая к 'Гузке'. Идти за помощью к Кано не хотелось. Поэтому магичка решила - сядет в заведении мадам Келеен, и призовет на помощь магию 'повезло', или, как говорил ее учитель, Ольсен, 'заплетет нити вероятности так, чтобы ответ пришел сам'.
  Надо сказать, с выбором места, где можно посидеть, подумать и вкусно поесть, одновременно закручивая вероятность, она не прогадала. И раньше 'Гузка' выгодно отличалась кухней и приятной обстановкой, а уж теперь, когда Келеен заполучила лучшего кондитера столицы... впрочем, были и свои недостатки - свободных мест почти не случалось.
  Однако в этот раз ей повезло, - она расценила это как начинающую действовать магию, - и в уголке нашелся свободный столик. Заказав кучу вкусностей и разбавленного вина, Тео расслабилась и стала ждать.
  Одновременно с поглощением сладких шедевров она слушала, о чем говорят за соседними столиками. Сплетники столицы пока не прознали о том, что король подписал объявление войны, но о том, что бароны настаивают на этом, уже слышали. Отношение простых горожан к войне было отрицательным, но магичка сомневалась, что сможет заявиться на Совет и победно провозгласить, что войны не будет, потому что завсегдатаи 'Гузки' ее не одобряют. Тео пожалела о том, что заклинание 'допросил и он забыл' требует слишком много энергии, как и всякое, относящееся к воздействию на разум, да и оставляет следы - иначе она бы просто поговорила с приближенными баронов, и знала бы все, что нужно, не рыская по городу в поисках информации о темных делишках своих оппонентов.
  Тео расслабилась, прикрыла глаза, убаюкиваемая гулом разговоров... И даже начала засыпать, но тут раздался веселый голос:
  - Тей! я ее ищу, а она тут...
  Магичка открыла глаза - за столик уселся Талли, хищным взглядом окидывая многообразие сладостей.
  - А я тут...?
  - Спишь. Я съем вот это?
  Тео широким жестом показала, что он может брать все, что пожелает.
  - Я с ног сбился, тебя искал. Поговаривают, будет война?
  - Если ты таким прозрачным способом пытаешься выудить из меня сведения, Талли - не выйдет. Лучше расскажи, как ты сам.
  - Все никак подмастерья не могу найти, - бард на секунду взгрустнул, но потом завидел новое пирожное и расплылся в улыбке. - Тот твой парнишка... Может, одолжишь мне его еще на пару часиков?
  - Нет.
  - Хм... ну и ладно. Слышала новость?
  - Нет.
  - Тей... ты же знаешь, я - бард. Я не люблю коротких предложений, и не люблю хандры. Если б я каждый раз, когда у меня что-то не ладится, начинал общаться в твоей сегодняшней манере, меня бы выгнали из братства... И не говори, что у меня не бывает настоящих проблем. Вот, вчера, например, меня позвали выступать на свадьбе двух знатных отпрысков, а я не смогу пойти, потому что у меня нет помощника.
  - Сочувствую твоему горю, Талли. Если бы я могла взмахнуть рукой и предоставить тебе своего ученика, я бы так и сделала. Но... я не могу - и тебе остается только топить свою горечь в... - Тео оглядела стол и ткнула пальцем в хрустящее пирожное. - ... в абрикосовом креме. А, поскольку он сегодня восхитительно сладкий, горечь умрет в муках.
  - Фу. Ты непоправима. Ну, раз ты такая бука сегодня, я знаю, чем тебя развеселить. На кафедре поэзии и музыки сегодня выступают барды, годовщина со дня смерти Баллистера. Пойдем, развеешься.
  На последней фразе барда Тео обнаружила, что пирожных на столе не осталось. Тот невинно промокнул губы платочком. Она вздохнула - похоже, магия привела к ней Талли, тот тащит ее в Университет, а, значит, встречи с монахом ордена Близнецов не избежать. Все еще лелея хрупкую надежду, она спросила:
  - А Риомболь будет там?
  - Еще бы, - ухмыльнулся ее друг. - Я потому и зову тебя, знаю, как ты его не любишь. А, судя по моему опыту, лучшее средство согнать с тебя хандру - это дать возможность уничтожить кого-нибудь в словесном поединке. Ну, пошли.
  Магичка подчинилась обстоятельствам, понимая, что даже откажись она - неизбежно, выйдя за дверь, через пару шагов наткнется на Рика.
  
  - Так что за новость? - спросила Тео, шагая рядом с бардом по широкому проспекту, украшенному корзинами с цветами. Горожане тоже отмечали годовщину смерти великого поэта. Большинство из них не читало его стихи, но - так было принято. И модно к тому же.
  - А-а-а... - Талли наклонился к ней и зашептал: - Я про свадьбу. Наследник баронства Келмворт женится на дочке графа Огги. Говорят, что молодые люди любят друг друга без памяти... И мне, поскольку я бард, и вообще - певец любви, полагается в это верить, но... Я сомневаюсь. Скорее всего, опять политика, будь она неладна.
  - Почему ты так не любишь политику?
  - Она делает простые вещи сложными, Тей. И не знает слова 'совесть'. Ну, мне к тому же по статусу положено, я ведь человек искусства. А ты знаешь, что я вполне мог бы сейчас сидеть в Городском совете и взимать налоги за, скажем, постройки выше пяти этажей или пользование водопроводом?
  - Впервые слышу. Ты скрывал от меня свое темное прошлое, признайся?
  Надо сказать, общение с веселым и открытым всему миру бардом потихоньку оказывало на Тео свое действие. Нет, она не забыла вмиг о своих проблемах, просто стала относиться к ним... проще. Как говаривал тот же Талли: 'Если можешь изменить что-то, делай это, а не можешь - не переживай'.
  - О, папочка прочил мне блестящую карьеру в магистрате. Она мне иногда снится...
  - Кто? - не поняла Тео.
  - Да карьера эта. Как начинаю забывать, что я поэт и музыкант, как начинают ручонки тянуться к деньгам, а мысли - к бесталанным стишкам на заказ - так и снится. Будто я сижу за столом и цифры складываю. Бр-р-р.
  Барда передернуло.
  - Лучше давай о тебе. Что тебя гнетет?
  - Уже не гнетет, - улыбнулась магичка.
  - Ну, тогда гнело. Гне... тьфу. Ты меня до припадка доведешь. Ну так?
  - Я тебе опишу только пару эпизодов из моей жизни. Вчера я сидела в компании полных придурков, пытаясь понять, как работают их заскорузлые мозги. Потом мне в спину всадили кинжал. Сегодня я ходила в Гнилой квартал, а вечером мне еще раз придется туда сходить - на этот раз с отпиленной головой в мешке. Весело?
  - Обхохочешься. - Подтвердил Талли, косясь на подругу. - Я вижу, для поднятия настроения тебе маловато будет пошутить над Риком. Придется по меньшей мере его зарезать и закопать, а потом еще и сплясать на его могиле.
  Тео расхохоталась.
  - Талли, ты слишком преувеличиваешь мою к нему нелюбовь.
  
  Студенческий квартал, окружающий Университет Сореля, оглушал шумом, запахами и многоцветьем торговых рядов. Тут можно было найти практически все - и даже то, чего нельзя. Например, пару лет назад Тео купила на рынке у какого-то старьевщика подлинник рукописи мага Эльвада, и, буквально через десять минут, у его соседа - артефакт двухсотлетней давности. Талли, однако, не дал ей засмотреться на лавки со старьем, потащил за собой, напевая что-то о том, что они опаздывают. На менял, зазывал и носильщиков он фыркал, правда, зачем-то нырнул в ничем не примечательную лавку, пробормотав 'я на минуточку'; Тео для развлечения поторговалась с продавцом посуды, но покупать ничего не стала. Талли вернулся и впрямь быстро, загадочно улыбаясь.
  - Слабительный порошок. Предвосхищая твой вопрос - нет, это не для конкурентов, а для наших старичков, чтобы не мешали нам веселиться после официальной части. А теперь - поспешим.
  Архитектор, разрабатывающий планировку университетского городка, был, вероятно, сторонником хаотической теории вселенной. Человек, попавший сюда впервые, мог бы и заблудиться. Здания факультетов были разбросаны вперемешку с служебными помещениями, многие дорожки заканчивались тупиками, а фонтанов было слишком много, даже если предположить, что все учащиеся и профессура -члены секты, практикующей уличное омовение. Впечатление городок производил неизгладимо величественное и сумбурное, но уж никак не бедное. Тут и там были разбиты цветники, дорожки посыпаны гравием, росли фруктовые деревья - словом, главы Университета постарались, чтобы единственное в стране высшее учебное заведение поражало своим красотой и богатством. Откуда появились средства на постройку Университета (и поддержание этого великолепия) - никто толком не знал, хотя слухи ходили самые противоречивые.
  По дорожкам гуляли студенты, и по их внешнему виду можно было легко определить, с какого они факультета. Аккуратные медики шагали, не глядя вперед, уткнувшись носами в трактаты; инженеры махали руками, объясняя товарищам принцип действия своего нового изобретения, а поэты и музыканты, в основном, лежали на скамейках, в тенечке - отдыхали после возлияний прошедшего дня. Учащиеся остальных факультетов смотрели на них с привычной завистью - только тем, кто станет бардами и поэтами, разрешалось пить во время учебы, чтобы привыкнуть заранее к возлияниям на пирах, что устраивает знать.
  
  Тео подмигнула статуе Сореля, основателя Университета. Его увековечили в мраморе и установили посреди центральной площади, от которой в разные стороны разбегались дорожки. В жизни профессор был куда менее величествен и куда более ироничен, чем его изобразили в камне.
  Здание факультета Искусств можно было опознать по изображению арфы на фронтоне здания. На ступенях у входа расположилась компания подвыпивших молодых людей. Завидев Талли, они приветственно закричали, а один заколотил в пару барабанчиков, висевших на шее.
  - Маэстро!
  Талли дружелюбно улыбнулся, помахал им рукой, но задерживаться не стал.
  Они зашли внутрь. Там творилось настоящее безумие. Откуда-то сверху, словно перекрикивая друг друга, донеслись звуки труб. В нос ударил запах свечей, что жгли ночь напролет, цветов и разлитого вина. Мрачные служанки, подготавливающие факультет к отмечанию годовщины, терли тряпками пол, ругаясь на чем свет стоит - но жизнерадостные студенты только хихикали. Завидев Таллирена, они, все как один, старались протиснуться к нему, не обращая внимания на то, что опрокидывают ведра с грязной водой и задевают метлы. Тео мысленно поблагодарила Талли за то, что он отмахивался ото всех, желающих пообщаться с ним, не то они и до завтра не добрались бы до зала для выступлений, останавливаясь поговорить с каждым. Итак бард оставлял за собой мешанину из возбужденно галдящей молодежи и готовых проклясть все на свете служанок.
  - Я не была на 'годовщине' лет пять, и за это время все успели сойти с ума? Где скорбные лица? - возмутилась Тео, но неискренне, она и сама считала, что постные и чинные чтения стихов Баллистера надо бы заменить чем-нибудь посвежее.
  - Нет, просто руководство факультета решило приурочить к годовщине смерти конкурс бардов и учредило новый титул - 'Певец преданий'... Или 'Венец песнопений'? Не помню, они, по-моему, так и не решили еще, что выбрать. Словом, вот уже второй год чествование поэта проходит в... оживленной обстановке.
  - А ты участвуешь в конкурсе?
  - Конечно, участвую! Кстати... я могу показаться тебе занудой, но, все же жаль, что ты мне Гринера не можешь...
  - Э, Талли, я как раз хотела тебя попросить.
  - О чем?
  Мимо по коридору пронеслась ватага смеющихся юнцов, они размахивали лентами и то и дело зажигали 'Изумительные хлопушки Багарта', которые, вообще то подлежали немедленной конфискации стражами порядка, потому что их признали опасными для барабанных перепонок окружающих.
  - Бах! Бах! - оглушительно взорвалось прямо над головой у Тео. Она поморщилась.
  - Я как раз хотела тебя попросить...
  - Бах!
  - Чтобы ты, если увидишь его, тут же сообщил мне, ладно?
  - Что? - искренне удивился бард. - Неужели он пропал?
  - Не то чтобы пропал... - скривилась Тео, незаметным движением руки потушив уже готовую разорваться над ухом хлопушку. Раздался разочарованный возглас одного из студентов: 'Наверное, отсырела', и веселая компания достала из карманов еще не меньше десятка таких же. Но магичка с бардом уже поднимались по лестнице, оставив позади неуемных мальчишек.
  - Расскажи мне, что случилось, - попросил Талли.
  - Как-нибудь потом, - обещала Тео. - Мы пришли?
  Бард торжественно махнул рукой в сторону позолоченных дверей.
  - Зал песен!
  Внутри собрались барды постарше, но и среди них не было ни одного, кому исполнилось бы больше тридцати. 'Старые развалины' подойдут позже, когда молодежь утихомирится и можно будет, потрясая бородами, рассказать о великой силе искусства. Талли, сочувственно потрепав Тео по плечу, стал протискиваться сквозь толпу к деревянному помосту, установленному посреди большой залы. Он был украшен по бокам лентами и цветами, а в углу стоял стол и несколько стульев - видимо, для членов жюри. Однако сейчас на стульях расселись музыканты, а на столе отплясывали двое юношей, уставив руки в бока и стуча каблуками сапог. Казалось, они соревнуются, только Тео не поняла, в чем. В том, кто проломит ногой стол?
  Талли поманил ее за собой, но она лишь ухмыльнулась и осталась стоять в проходе, прислонившись плечом к косяку.
  Танцоры тем временем все убыстряли и убыстряли темп, и Тео поняла, что проиграет тот, кто собьется первым. Ритм задавал мальчишка, лупящий по большому барабану палочкой. Магичка пригляделась и узнала танец - 'Медовый танец пчел', который исполняли на Летнем празднике, в Равноденствие. Только вот в оригинале он был гораздо медленнее. Она догадалась, что юноши начали танцевать его как обычно, потом, видимо, посадили одного из учеников стучать в барабан. Для разнообразия Тео стала болеть за темненького, потому что на втором, блондине, был нелепых расцветок камзол; да и устал он больше. И, как выяснилось, не прогадала - светленький замедлил ритм и спрыгнул со стола; победитель, тряхнув черными кудрями, сделал еще несколько торжествующих па.
  - Арэль! - завопили барды. Видимо, на танцоров делались ставки, потому что некоторое время зрители были заняты тем, что передавали из рук в руки монетки. Черноволосый танцор спустился со стола, чтобы выпить воды, и туда тут же забрался тот, ради кого Тео и потащилась сюда, хотя с большим удовольствием спала бы сейчас дома.
  - Арэль, дружище, ты танцевал, как бог... - Крикнул Рикардо, ухмыляясь, - и, хотя ты увел у меня из-под носа ту пташку, я это забуду, потому что сегодня я выиграл благодаря тебе немало деньжат.
  Одет он был так роскошно, словно на него трудилось полчище 'Арэлей', танцующих дни и ночи без продыху, а выигрыши бард клал себе в карман. Богато расшитый, надо сказать, карман.
  Рик коротко поклонился, пригладил свои рыжие кудри... и наткнулся взглядом на Тео. Она уже было собралась, изобразив на лице многозначительность, показать глазами на окно, намекая на встречу в садике внизу, за факультетом, как он улыбнулся и объявил:
  - А сейчас, коли мои драгоценнейшие друзья и собутыльники не будут против, я исполню свою новую балладу!
  'Издевается, гад', - подумалось Тео, - 'сейчас начнет петь что-нибудь длинное, ожидая, что у меня закончится терпение и я буду его просить...'
  Барды одобрительно захлопали. Рыжий объявил название песни, и Тео подумала, что уж лучше бы он спел что-нибудь длинное.
  - Эта баллада посвящается одной леди... - Рик прикрыл глаза и лицо его приняло мечтательное выражение.
  Толпа вокруг понимающе загудела:
  - У-у-у-у-у!
  - Которая запала мне в душу, и мое истерзанное сердце, не смея надеяться на взаимность, слезами любви исторгло из себя слова этой баллады!
  Тео прикусила губу. Рыжий, похоже, исполнил свою давнюю угрозу.
  Рик, приняв лютню из рук стоящего внизу барда, провел рукой по струнам, и те издали мелодичный звук. И начал петь. Голос его, звучный, высокий, лился по воздуху, а пальцы порхали по струнам.
  О дева, чьи очи темней янтаря!
  Скажи мне, прекрасная леди - скажи
  Как можешь ты, и не ошибся ли я
  Полбочки вина можешь выпить, и - жить?
  
  О дева, чей стан вызывает мой стон!
  Ответь мне, прекрасная леди, ответь!
  Как можешь ты сделать вот эту ладонь
  Такою, что бьет меня будто медведь?
  
  О дева, чьи волосы как шоколад!
  Открой мне, прекрасная леди, открой!
  С чего тот, кто время проводит с тобой
  С утра в синяках, поцарапан, помят?
  
  Тео скрестила руки на груди и впилась взглядом в барда - но тот петь не перестал, только сверкнул в ее сторону глазами.
  О дева, чей голос тягуч, словно мед!
  С чего же, прекрасная леди, с чего
  Средь кружева тонкого фраз твоего
  Слов, леди достойных, мой слух не найдет?
  
  О дева, чьи плечи нежнее шелков
  Зачем же, я снова вопросом томим,
  На талии вашей не робкий муслин,
  А пояс мужицких из кожи штанов?
  
  О дева, на вас бы смотреть и смотреть!
  Прекрасная леди, попал я впросак!
  Как можно назвать ту, что курит табак?
  И спит в сапогах? Умоляю, ответь!
  
  Барды, озадаченные не соответствующей канону песней, в начале еще хлопающие в ладоши, к концу только переглядывались. Рыжий, завершив балладу витиеватым музыкальным пассажем, поклонился в полном молчании и спрыгнул со стола, направившись к магичке.
  Тео захотелось расхохотаться, но она только хихикнула, и, развернувшись, вышла в коридор.
  Шла она быстро, не оборачиваясь, - знала, что Рик идет за ней, и была уверена, что улыбка у него до ушей. Она спустилась по узкой лестнице к черному ходу, а бард шел сзади расхлябанной походкой, и насвистывал что-то игривое.
  Выйдя к палисаднику за факультетом, она развернулась к Рику, вопросительно подняв бровь.
  - Ну? - спросила она. - И как это понимать?
  - Я же обещал тебе балладу посвятить, алмаз моего сердца, - сладким голосом сообщил бард, поглаживая лютню. - По-моему, это мое лучшее произведение.
  - Ты вряд ли выиграешь с ней конкурс, - хмыкнула Тео.
  - А я и не стремлюсь. Надо иногда и проиграть - для разнообразия. Совершенством во всех отношениях быть скучно, знаешь ли.
  Тео огляделась - неподалеку стайка мальчишек пыталась запустить змея, исписанного неприличными словами. Услышать их они не могли, - слишком были заняты.
  - Пожалуй, - задумчиво протянул Рик, - я исполню ее через неделю, на празднике Урожая, перед королем и придворными...
  - Если он будет, этот праздник, - пробормотала Тео.
  Рик внимательно следил за выражением лица Тео, надеясь уловить на нем хоть малейший признак раздражения или гнева. Но был разочарован - магичка была спокойна, как скала. Наверное, она поняла, что он чувствует, потому что подошла и похлопала по плечу.
  - Не расстраивайся. Можешь считать, что я очень разозлилась. Видимо, тебе просто не везет - у меня сейчас куча забот, и мне не до песен.
  - Жаль... - бард поморщил нос, - не люблю, когда столь тонкая ирония пропадает втуне... Присядем? - за неимением вблизи скамеек он показал на статую арфиста, валяющуюся в траве лицом вниз.
  - Присядем. И, если тебе будет легче, то... притворимся, что я ее не слышала, и ты споешь ее мне снова, недели, скажем, через три.
  Рик уступил даме более удобную для сидения спину музыканта, а сам пристроился на его голове. Но, поскольку та была увенчана копной мраморных кучеряшек, что сидения не облегчало, сдался и переместился на мокрую траву у ног Тео.
  - Простудишься... - предупредила Тео и предвкушающе добавила: - Охрипнешь...
  Бард легкомысленно махнул рукой.
  - Чему или кому обязан я счастью лицезреть Вас, сударыня?
  - Войне, чему же еще.
  Рик заиграл походный марш времен короля Беореля. Запев первые строки ('Мы идем через холмы и дальше'), он пожал плечами, мол, мне это ни о чем не говорит. Со стороны могло показаться, что они - просто влюбленная парочка, а для усиления эффекта Рик время от времени кидал на Тео пылающий взор. Та с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться - бард откровенно дурачился, таращил глаза и испускал вздохи, что в сочетании со словами военной песни выглядело забавно. Дойдя до второго куплета (Тео все-таки прыснула, не удержавшись, пару раз) он резко оборвал песню, прижал ладонью струны и сказал:
  - Ладно, хватит веселья, поговорим серьезно.
  - А мне только начало нравиться общаться с тобой, - усмехнулась Тео, но кивнула. - Давай... Ты ведь знаешь о том, что...
  - Король подписал пакт?
  Тео оценивающе посмотрела на Рика. Надо же, когда-то она считала его просто мотыльком, шалопаем и выпивохой, обычным заносчивым бардом. А он - один из лучших шпионов могущественного Ордена Близнецов, распространяющего свое влияние все дальше и дальше. Да еще и Иерарх этого самого ордена к тому же.
  - У тебя хорошие осведомители, Рик.
  - Ха! Ты мне скажи то, чего я не знаю.
  - Хорошо. Войны не будет, - ответила Тео.
  Рик посмотрел на магичку. Надо же, а он когда то думал, будто Тео - просто шпионка короля, вынюхивающая чужие секреты. А она оказалась магом, одним из немногих уцелевших после бойни двести лет назад, и вот сейчас эта женщина с легкостью бросается такими заявлениями... Он не знал, можно ли ей верить, действительно ли она решает, быть или не быть войне. Осторожничая, он предпочел смолчать в ответ на ее слова, ожидая, что она продолжит говорить и даст ему больше информации. Но Тео просто молча смотрела на него, и бард не утерпел:
  - Откуда тебе это известно?
  Магичка достала трубку, не торопясь, набила ее табаком из кисета на поясе. И пожаловалась:
  - Я не курила два дня.
  Посмотрев по сторонам, она проверила, не смотрит ли на них кто - и, убедившись, что ватага мальчишек со змеем уже на другой стороне садика, прикрыла ложе трубки рукой, зажигая на кончике указательного пальца огонек.
  Увидев, как она использует магию средь бела дня, почти что у всех на виду, Рик испытал смешанные чувства. Раздражение - оттого, что она так уверена в себе, так высокомерна - и почти детское восхищение. Он впервые видел волшебство в действии. Бард мотнул головой, стараясь отогнать непрошенные мысли - 'Вот бы и мне так уметь...'
  - Я повторю свой вопрос, если ты не расслышала...
  - Я прекрасно тебя поняла, погоди... - раскурив трубку, Тео с довольным лицом выпустила струю ароматного дыма. - Вот, так-то лучше. Ты спрашиваешь, откуда мне это известно? Да потому что ты поможешь мне ее предотвратить.
  - Я сражен наповал твоей искренностью... и наглостью, - признался Рик. Говорил он чистую правду - не ожидал, что Тео будет говорить напрямик, без околичностей. - С чего ты взяла, что я тебе помогу?
  - Ну не станешь же ты утверждать, что вашему Ордену выгодно поддерживать войну?
  Рик хорошенько подумал, прежде чем ответить. С одной стороны, ему не слишком-то хотелось открывать ей отношение Братьев к сложившейся ситуации, но, с другой - может, ему удастся вызнать у нее что-нибудь важное, а сделать это можно было, только предложив ей что-то взамен. Просто так выдавать свои секреты она не станет, а вот обменяться информацией было бы неплохо. Тем более что он был уверен - ничего существенного он ей не откроет. Тонкое искусство сказать многое, не сказав по сути ничего, он знал в совершенстве.
  - Нам выгодно поддерживать баронов... - после долгой паузы ответил Рик. - Которые сейчас поддерживают идею войны.
  - То есть сама война вам не нужна? - уточнила Тео.
  - Можно и так сказать...
  Тео улыбнулась и улеглась на статую, заложив руки за голову. Рассматривая небо в белых кучевых облаках, степенно плывущих на запад, она сказала:
  - Мне нужна информация о баронах Верендарте, Боклэре, Келмворте, Мервульфе, Падуа и Смерриле.
  Рик задумчиво заиграл мелодию популярной песни о любви. Тряхнул головой.
  - Это очень много.
  - Ладно, тогда только о первой тройке.
  - Ты не поняла... Этой займет много времени.
  - Так ты согласен мне помочь?
  Хотя Тео не захохотала, не вскочила с радостным возгласом, она вообще не пошевелилась - Рик почувствовал в ее голосе едва сдерживаемое возбуждение и очень удивился. Неужели это для нее так важно? Интересно, чем она расплатится за эту услугу...
  - Мне нужно знать, какого рода информация тебе нужна.
  - Чтобы не отнимать у тебя драгоценное время, скажу прямо - что-то, чем можно припугнуть.
  - Шантаж - это большой грех, - состроив кислую рожу, занудным тоном произнес Рик. Тео искоса на него глянула.
  - Интересно, брат Кано, вы эту фразу каждое утро себе перед зеркалом повторяете? По-видимому, нет, потому что не помогает.
  - Нет нужды бросаться именами, я и так в курсе, что ты знаешь мою тайну. Я тоже про тебя кое-что знаю, и не будем больше об этом, потому что...
  Тео резко села, зло уставившись на Рика.
  - Не будем больше лекции читать, Рыжий. Скажи прямо, поможешь? Нет?
  На мгновение в глазах барда мелькнула ярость, но тут же сменилась обычным его дурашливым выражением, лукавым, с прищуром.
  - Все зависит от цены, которую ты заплатишь. И, как ты понимаешь, котятами и пирожными я не беру, только полезной информацией. 'Баш на баш', как говорят в Гнилом квартале. - Он почесал затылок. - Хотя ты это выражение наверняка слышала... сегодня утром, хотя бы.
  Тео уже корила себя за то, что сорвалась. Надо было продолжать разговор в том же духе - открыто, слегка подтрунивая друг над другом, с улыбкой... Но она сильно разозлилась, в первую очередь, на себя. Потому что в какой-то момент... она совершила ошибку - забыла, что перед ней враг, которому нельзя доверять; враг, который при малейшем удобном случае заложит ее с потрохами. Поддалась обаянию барда и стала говорить с ним, как с... нет, не другом, но союзником. А такая ошибка значила, что магичка ступила на очень зыбкую почву. Испугавшись, что она слишком открылась, Тео предпочла резко оборвать разговор, рискуя тем, что бард после такого просто уйдет. Но он не ушел. 'Жадность', - подумала Тео, - 'Им движет жадность и желание выслужиться, да, именно так'.
  - Если ты хочешь дать мне понять, что твои люди следят за мной, я и так это знаю. - Холодно ответила магичка.
  - Совсем нет. Это я назвал цену... скажем, за барона Верендарта. Что ты делала в Гнилом квартале? Зачем туда пошла?
  Тео снова улеглась на статую, прикусила чубук.
  - Я говорила кое с кем. Попросила опознать убийцу, что вчера ночью напал на меня.
  Рик чувствовал, что она что-то не договаривает, но настаивать не стал. Спросил только:
  - Опознали?
  - Сегодня вечером я отнесу им голову этого профана, - она повернула голову и, вынув трубку изо рта, улыбнулась Рику. - Он мертв, как ты уже понял.
  - Понял, понял, ты страшна в гневе и убийц к тебе посылать я не буду - зачем переводить ценных людей...
  - Твоя очередь. Верендарт.
  - Хм... - Рик задумался. - Знаешь, так вот сразу я не могу припомнить... - Тео в упор на него посмотрела, и он улыбнулся. - Да ладно, я же не держу в памяти все грязное бельишко господ баронов... Мне надо кое с кем поболтать, порыться в записях... Встретимся сегодня вечером в... да хотя бы в 'Пегги'.
  - До того, как я отнесу голову, или после? - невозмутимо поинтересовалась Тео.
  - Лучше до. Может, ее узнаю я.
  Очаровательно улыбнувшись Тео, уставившейся на него в немом удивлении, Рик поднялся с травы и поклонился:
  - А сейчас у меня есть только одно желание - высушить зад и вернуться в зал, чтобы спеть что-нибудь более приличествующее конкурсу.
  - А как же 'быть совершенным скучно'? - спросила магичка, вставая с импровизированного мраморного ложа.
  Рик, уже отойдя, повернулся и ответил:
  - Как бы это ни было скучно, я, к сожалению, не могу перестать быть совершенным... Удачи тебе, 'о, дева', и до вечера.
  Бард думал, что последнее слово осталось за ним, но Тео все-таки сумела закончить эту беседу так, что он только восхищенно покачал головой.
  'Послала мне воздушный поцелуй, вот зараза', - рассмеялся про себя он.
  
  Чутье подсказывало Тео, что ей нужно поскорее побеседовать с Томом. Талли, конечно, обидится, что она не осталась послушать его выступление, но что поделаешь... На пути ко дворцу Тео завернула в 'Гузку' набрала еды в мешочек с надписью 'Лучшие яства от мадам Келеен!' и направила стопы в казармы.
  Том жил и работал на втором этаже офицерского крыла здания, предпочитая находиться ближе к начальству - не из угодничества, а потому что искренне считал, что без него оплот законности и порядка если не рухнет, то ощутимо покосится. И, надо сказать, он имел все основания так думать. 'Такую голову поискать', - признался Тео капитан Некс, познакомившись с Томом поближе. Они сдружились, несмотря на разность характеров, и Некс намекал даже, что Том увлекся его племянницей. Они познакомились на семейном обеде в доме у капитана. Тео сомневалась, что Томас способен влюбиться во что-то, кроме работы, но от всей души желала юноше счастья. Войдя в его кабинет, она решила сразу выяснить, как обстоят дела на личном фронте у помощника капитана королевских гвардейцев.
  - Том! - приветственно помахав рукой, магичка водрузила мешок со снедью на стол, заваленный бумагами. - Как дела у красавицы Эли?
  - Кого? - удивился Том, откладывая перо.
  - Эли... - повторила Тео, судорожно роясь в памяти - уж не перепутала ли она имя?
  - Не знаю никакую Эли, - твердо ответил юноша, потом ткнул пальцем в мешок. - Это что?
  - Еда, Томас, еда... помнишь еще, что это такое, или объяснить? Обед. Или... - она с сомнением оглядела его, подметив круги под глазами и общую худобу. - Или это будет завтрак?
  - Ужин, - проворчал Том. -Вчерашний.
  - Ты дуралей. - Тео, как заботливая мамаша, принялась выкладывать пакетики с едой на стол, безжалостно сметая бумаги на пол. - Будешь плохо есть, придет демон Раарх и утащит тебя под землю.
  - Кто придет?
  - Арахандский демон. Заведует врунами, лентяями и теми, кто слишком много работает.
  - Нет, чтобы ругаться нашими, местными демонами... - Том послушно подвинул к себе пакет, проводив слетающие со стола важные письма тоскливым взглядом. - Ты не патриотка. О... жареные грудки в соусе.
  - Наши демоны скучные - уже пару тысячелетий сидят на Луне, заброшенные туда героем Вильей, и умы не будоражат. А южные до сих пор, говорят, являются, иногда даже в городах. - Пояснила Тео, усаживаясь на подоконник.
  - А тебе разве не интересно про труп убийцы узнать?
  - Ты сначала поешь, а то сам на труп похож.
  - Нет, скажи, интересно? - не отставал Том, умудряясь говорить и жевать одновременно.
  - Интересно.
  - Тогда сама ищи отчет в тех бумагах, что смахнула. - Он скорчил рожицу и развернул еще один пакетик, с пирожками.
  Если Том рассчитывал, что у магички проснется совесть и она пообещает никогда-никогда даже пальцем не притрагиваться к его вещам, он сильно ошибся. Тео посмотрела на кучу документов на полу, что-то пробормотала... потом нагнулась и, подцепив лист бумаги, вытащила его, победно пропев:
  - Та-дам!
  Том достал из мешка бутылку с яблочным соком.
  - А остальное мне собирать...
  - Пусть помощники соберут, - рассеянно отозвалась Тео, уткнувшись в отчет. Прочла она его довольно быстро, что было неудивительно, поскольку было в нем всего три строчки:
  'Неизвестный мужчина, 30-35 лет. Происхождение - обедневший дворянин или среднего класса. Приметы - никаких. Одежда обычная, недавно купленная. Умер в результате потери крови (перерезано горло). Орудие убийства - кинжал, отличительных особенностей нет, цена средняя. Личных вещей и денег у трупа не обнаружено'.
  - Всего-то? - возмутилась Тео.
  - Я сам удивился. Король рассказал мне, как было дело, и я в смятении.
  - Уж я думаю...
  - Случай крайне нетипичный - убийца проник в замок, не оставив никаких следов, проник незамеченным... кстати, охрана замка утроена, как ты и просила, я подбирал их лично. - После сытного 'ужина' румянец вернулся на щеки Тома, а вместе с ним и словоохотливость. Тео, однако, не имела ничего против его объяснений. - И, что меня удивило больше всего - Его Величество говорил о яде, а Хоррас не нашел ничего ни на ране, ни на лезвии. А вообще-то... - увидев, что Тео собирается что-то сказать, он поднял руку, показывая, что прерывать его не надо, - я бы сначала выслушал твое описание событий. То, что мне поведал Его Величество, попахивает... бредом.
  - От моего рассказа тебе легче не станет, Том. Ладно.
  Тео поведала о событиях вчерашней ночи, стараясь не упустить ничего, даже на первый взгляд маловажного. Том слушал молча, сосредоточенно пережевывая пирог с ежевикой. Когда магичка закончила рассказ и достала трубку с кисетом, он отпил сока и спросил, склонив голову набок:
  - Тебе ничего странным не кажется?
  - Например?
  - Он не достиг своей цели.
  - То есть, ты хочешь сказать, то, что он не убил короля - странно? А то, что он мне спину продырявил?
  Тео фыркнула, затянулась... а потом, нахмурившись, застыла, постукивая чубуком трубки по зубам. Том просто ждал.
  - Ты прав. Он не профессионал. Ха... а я, оказывается, не ошиблась, обозвав его для красного словца профаном.
  - Профан - слишком мягкое определение для него, - довольно улыбнулся Том, то ли оттого, что Тео одного с ним мнения, то ли просто вкусно и сытно перекусив. - Судя по тому, что ты рассказала, ему либо катастрофически не повезло, либо он идиот.
  - А что с ядом?
  - Я же сказал, ничего.
  - Хорошо... - Тео еще раз бегло пробежала глазами отчет. - Почему ты думаешь, что он дворянин или из среднего сословия?
  - Тяжелый труд низших сословий оставляет свои следы на теле. Он жил в достатке, но не работал или работал, скажем, торговцем, или...
  - Я поняла. Одежда?
  - Новая - это все, что я могу сказать. Такую можно купить в семи-восьми лавках в столице и уж даже не знаю, в скольких - во всем Вердленде.
  - И никто из твоих людей его не узнал?
  Том покачал головой.
  - В таком случае, - Тео выбила пепел за окно и хищно улыбнулась. - Мне нужна его голова.
  
  
  Глава 3
  
  Солнце подкатило алый бок к горизонту. Умолкли птицы. Разошлись и торговцы на четырех рынках Тэнниела. На главной улице зажгли цветные фонарики, и молодежь высыпала погулять. В порту грузчики, получив плату за день, отправились по кабакам. Стало так тихо, что было слышно, как Тегерра плещет волной, пытаясь слизнуть рыбьи потроха с Верхней набережной, где днем сидели торговки. Чаек и голубей сменили летучие мыши, и жители города закрыли ставни вторых этажей. Вышла в обход ночная стража.
  А Гнилой квартал, потягиваясь, проснулся.
  Если утром Тео вполне спокойно прошлась по нему туда-сюда, то сейчас, после заката, прогулка представляла собой определенную проблему. Сначала к ней подошли двое парней, и спросили дорогу к Магистрату. Им Тео просто продемонстрировала меч, вынув его из ножен до половины, и они тут же испарились. Но затем из переулка вышли пятеро, и пришлось снять ножны со спины, достать меч и треснуть нескольких из них клинком плашмя. Банда ретировалась. Но, стоило ей пройти еще пару десятков шагов, как из тьмы вылезли трое, и по их расслабленной, текучей походке магичка поняла: либо ее путь к 'Пегги' будет усыпан трупами, либо нужно срочно придумать альтернативный способ расчистить себе дорогу.
  - Парни, я тут по делу.
  - Ну и что? - спросил тот, что огибал ее справа.
  - А то, что я расстроюсь.
  - Ну и что? - повторил вопрос уже другой, слева от нее. А тот, что стоял перед ней, сплюнул и сказал:
  - Отдавай барахло.
  Тео вздохнула. Поставила на землю мешок с надписью 'Лучшие яства от мадам Келеен!' и распустила завязки. Засунула руку в мешок, и вытащила отпиленную исполнительным Хоррасом голову.
  - Мать всех демонов! - троица отскочила подальше. Главарь спросил: - Это что, голова?
  - Голова. Вам вряд ли понравится - она несвежая. Но, если очень хочется, могу предложить целых три, причем они будут свежеотрубленные. - Тео ослабила ремни ножен и сдвинула их к боку.
  - Не надо, мы уходим, - примирительно подняв руки, грабители попятились.
  Но Тео, цокнув языком, сказала:
  - Нет, никуда вы не уходите. - Спрятала голову обратно, затянула шнурок. - Вы, идиоты, идете впереди меня и предупреждаете следующих идиотов, чтобы не совались.
  И так вот, в сопровождении трех грабителей, Тео добралась до заведения Цыка. Радости от такого эскорта она не испытывала - лишняя известность в таких местах только вредит, - оставалось надеяться, что в темноте ее не особо хорошо разглядели. Доведя магичку до дверей 'Пегги', главарь неумело расшаркался и пригласил 'заходить в гости'.
  - Загляну, - пообещала Тео и зашла в таверну.
  Она обвела взглядом зал - Рика не было видно. Ладно, можно подождать - к Тоду идти раньше полуночи все равно смысла не было. Помахав Цыку, она растолкала каких-то матросов и, продравшись к стойке, бухнула на нее свой мешок.
  - Цык, это какой-то кошмар, такое ощущение, что весь квартал сегодня вылез, чтобы путаться у меня под ногами.
  - Ц'ак ведь Соревнование, - прогудел Цык, ставя перед ней кружку с пивом, на этот раз, как ни странно, вполне приличным.
  - Какое? - спросила Тео, и лягнула кривозубого детину, наваливающегося на нее справа.
  - Кц'о принесец' больше добычи в эц'у ночь, ц'оц' получиц' награду и звание мастера ножа. Ц'ы чц'о, забыла? Сегодня ночь Ножа. Ц'радиция.
  - О, древо... - простонала Тео. - Все сговорились именно сегодня всякие конкурсы проводить?
  - А где еще? - Цык с любопытством навис над ней, попутно схватил за шиворот кривозубого и оттащил его по стойке подальше от магички.
  На место пьяного вусмерть громилы, что падал на нее, тут же уселся какой-то щуплый человечек с редкой бороденкой, ухватил поданную Цыком кружку и буквально опустил туда лицо.
  - В городе. - Ответила Тео.
  - А кто?
  - Барды.
   Цык мечтательно - что при его внешности медведя-убийцы выглядело странно, - подвел глаза к небу. Сложил руки на груди, выставил большие пальцы наружу и пошевелил ими, в упор глядя на Тео. Она оглянулась, потом осмотрела себя. Вроде все на месте, одета она как обычно, ничего не забыла - рубаха, куртка, штаны, сапоги. Пощупала лицо, не выросло ли там чего экзотичного, и только затем до нее дошло, что Цык так стесняется.
  - Цык, ты хочешь меня о чем-то попросить?
  - Я никогда не видел насц'оящих бардов. Ну, если не счиц'ать ц'ого, коц'орого прибило к берегу позапрошлой весной... Ц'олько менесц'реля видел, издали, но он и не пел даже...
  - А штобы не... - щуплый, даже не пытаясь стряхнуть пену с лица, ввязался в разговор, многозначительно подняв палец. - Менестрель - это ого-го!
  Тео улыбнулась Цыку:
  - Так в чем же дело? Тебя сводить на выступление бардов?
  - Не... - хозяин трактира смутился еще больше. - Ну куда мне ц'уда. Я ж не их круга. Воц' если б ц'ы одного из них по голове - ц'юк! и сюда, я б послушал... а поц'ом домой бы оц'правил, чесц'но, ц'уц' его никц'о и пальцем не ц'ронул бы.
  - А потом бы его прибило к берегу, как того... - захихикал щуплый.
  - Цык, отсади-ка этого... говоруна, - попросила Тео, неприязненно глядя на соседа. Но тот скорчил жалобную рожу и замахал руками:
  - Не надо, не надо! Я буду молчать! - и в подтверждение своих слов снова спрятался в кружке.
  Магичка перегнулась через стойку и похлопала Цыка по твердокаменному плечу.
  - Я подумаю над твоим предложением, дружище. А сейчас, будь добр... - она подала ему мешок. - Развяжи, только не вынимай, и глянь - знакомый профиль?
  Цык взял мешок, согнулся, засунул его под стойку и, судя по шевелению мускулов на спине, развязал его. Потом поднялся.
  - Нец'. Жаль, не знаю. Может, Сц'арик знаец'.
  - Ему я тоже покажу. Ничего, не страшно. - Тео взяла мешок и, прихватив свою кружку, показала Цыку в дальний угол, где как раз освободился столик. Сидящие за ним просто упали, явно перебрав, и помощник Цыка сейчас оттаскивал их к двери. - Я сяду там, ко мне должен прийти человек... покажешь. И, пожалуй, еще одно пиво туда, хорошее оно у тебя сегодня.
  - Ну ц'ак... - расплылся в довольной улыбке Цык, - взяли хорошую парц'ию.
  Это означало, что ребята Тода, работающие в порту, увели несколько бочек с пивом. Обычное дело. Тео направилась вглубь заведения, работая локтями, чтобы пробиться к нужному столику. Уселась, чуть задернула засаленную занавеску, и призадумалась; впрочем, мысли ее текли свободно... и притекли, естественно, к Гринеру, которого она - который раз за день! - мысленно приложила всеми известными ей ругательствами. Спрашивать Цыка об ученике не было нужды, если б он что узнал, уже сказал бы. Что он забудет о ее просьбе, Тео не боялась - в этом городе памятью Цык уступал только лишь Тому Ферфаксу. Тео припомнила разговор с Томом. Когда они шли к Хоррасу, чтобы отпилить голову у неудавшегося убийцы, Том ненавязчиво, очень деликатно поинтересовался, чем вызвана ее просьба скрыть дело о нападении на короля от капитана. Тео так и не смогла внятно ответить на этот вопрос, потому что сама не знала, отчего ей вдруг понадобилось разводить тайны среди самых преданных королю людей. Однако интуиция подсказывала, что именно этот случай нужно сохранить в секрете от Некса. Том спорить не стал, хотя просьба магички шла вразрез с его убеждениями и положениями о субординации. Но, во-первых, Тео знала его довольно долго, чтобы доверять, а, во-вторых, секретность дела подтвердил сам король, и совесть Тома особой опасности не подвергалась.
  Занавеска, закрывающая часть зала от Тео, а ее саму - от излишне любопытных глаз, дернулась, и из-за нее показалось жалкое лицо щупленького мужика.
  - Мадам... - начал он, но Тео его оборвала:
  - Я не мадам. 'Мадамами' кличут вдов, имеющих свое дело.
  - А разве вы не мадам Келеен? - мужичок указал на мешок, на котором красовалась надпись и стилизованное изображение куриной гузки.
  - Нет.
  - Дочка? - с надеждой спросил незваный гость. Тео чуть привстала, чтобы махнуть Цыку. Тот мигом утихомирит нахала. Но тут нахал повел себя вообще по-свински - уселся напротив Тео, улыбаясь, будто встретил давнюю любовь.
  - Дайте золотой, - попросил он, - на зубы.
  Тео глубоко вдохнула, чтобы послать его куда подальше, как вдруг он запел тоненьким, надтреснутым голоском:
  О дева, на вас бы смотреть и смотреть!
  Прекрасная леди, попал я впросак!
  
  И замолчал, лукаво улыбаясь.
  Тео, не веря своим глазам, незамедлительно проверила собеседника магическим зрением... и расплылась в восхищенной улыбке.
  - Рикардо...
  - Я придумал еще один куплет, - похвастался бард, вытирая пену с лица. - Любовь к тебе вдохновляет меня творить, не ведая сна, дражайшая моя. Спеть?
  - Пожалуй, не надо, - усмехнулась Тео.
  Цык принес вторую кружку и вопросительно посмотрел на магичку, потом на 'мужичка'. Тео покачала головой.
  - Все нормально.
  Когда Цык, пожав плечами, ушел, Тео принялась разглядывать Рика. Если бы тот не запел, она бы нипочем не заподозрила его... и, следовательно, не стала бы проверять магическим способом. Это его умение перевоплощаться и восхищало и тревожило - что ж ей теперь, проверять всех и каждого?
  - Я узнал все, что тебе было нужно, а попутно - еще и то, что нужно мне, так что, учитывая, что я узнал много интересного благодаря тебе, цена за информацию существенно снизилась, - сообщил бард, прихлебывая пиво.
  - Это отчего мы вдруг такие добрые? - запретив себе восторгаться им хотя бы следующие три дня, Тео постаралась придать голосу больше подозрительности.
  - А я, когда влюблен, такой покладистый, - продолжил ерничать бард. - Из меня можно веревки вить.
  - Рассказывай.
  - По баронам - не густо. Обычные дела - утаивают налоги от королевской казны, торгуют втихаря лучшим товаром, крестьяне от них бегут... О! Келмворт и Огги решили поженить детей.
  - Это даже Талли знает. Продолжай.
  Рик скривился, будто проглотил прогорклое сало.
  - Я тут стараюсь, ночами не сплю... - Тео вдруг показалось, что он действительно обижен. Странно... - За последние полгода барон Боклэр четырежды ездил в гости к Мервульфу.
  'Ага, значит, самый ярый наш недоброжелатель ездил к ущелью Кордос. И вполне может быть, передавал там послания для короля Лиона. Интересно...'
  - ... а Уилсонсон опять переписал завещание, на этот раз, указав третьего сына.
  Тео фыркнула:
  - А ведь ты мне голову морочишь, Рик. Хитрят с налогами? Да это практически традиция! Этим я их не то что прижать не смогу, они просто рассмеются мне в лицо. Мне кажется, самое главное ты от меня скрываешь. Что такого ты узнал 'для себя'?
  Рикардо почесал приклеенную бородку и прищурился.
  - Это зависит от того, знаешь ли ты о... событиях на юге Лиона.
  - Положим, знаю.
  - Не хочу я ничего класть. Да или нет. Желательно, с доказательствами.
  Тео досадливо пнула мешок с головой, сиротливо лежащий под столом.
  - Знаю. Большой военный отряд.
  Рик довольно вытянулся на стуле, заведя руки за голову.
  - А Боклэр месяц или около того назад отправил в том направлении аж трех капитанов своей личной гвардии. Конечно, вполне может быть, что они уехали поудить рыбу в бурных речках на отрогах Ворчунов... - наблюдая за тем, как светлеет лицо собеседницы, он лукаво улыбнулся. - А теперь скажи ты мне - что за армия там?
  - Не вердлендская, это и кроту понятно, - пробурчала она. - Да и 'армия' - это пока что слишком сильно сказано.
  - Пока?
  - Больше ни слова. Сама не знаю.
  Бард понял, что разговор не клеится, и переменил тему:
  - Что в мешке?
  - А ты погляди. Может, покажется тебе знакомым...
  Рик вытащил мешок из-под стола, развязал шнурок на горловине. Заглянул.
  - Не-а. Первый раз вижу. Он критиковал твое чувство юмора?
  Тео подготовилась к этому моменту - использовала сложное для себя заклинание видения правды. В совершенстве им владели лишь Белые, но и Серый маг мог его сотворить, при желании и избытке личной энергии.
  Рикардо не врал.
  Хотя это еще не значило, что убийца не имеет отношения к Ордену. Другое дело, что они не стали бы посылать такого простофилю... Сплошные загадки.
  Магичка отобрала мешок у барда, который совершенно не вовремя стал восхищаться чистотой и аккуратностью среза шеи, и кивнула на дверь.
  - Уходи первым. У меня еще дела.
  Рик снова нацепил на себя роль пьянчужки - мутные глаза, приоткрытый рот; поклонился, чуть не упав, и шатаясь, проследовал к выходу. Тео еще некоторое время посидела, цедя пиво, потом встала, расплатилась с Цыком, хоть тот и отказывался, как всегда, и вышла в ночь.
  И тут же шустро вернулась, захлопнула за собой дверь, и прислонилась к ней спиной.
  Цык, который провожал ее взглядом отеческой нежности, не успел отвернуться к начинающейся в углу драке, поэтому не пропустил столь странного поведения женщины. Поняв, что произошло что-то из ряда вон, он, не мешкая, вытащил большую сучковатую дубину из-под стойки и направился к магичке.
  - Чц'о случилось?
  - Цык, - укоризненно сказала Тео. - Ты мне не говорил, что я выиграла конкурс красоты Гнилого квартала.
  - Чц'о?
  - Там толпа поклонников, и все жаждут меня проводить.
  Предоставив драке развиваться по всемирным законам развития драк, а именно - шириться, производя все больше и больше шума, магичка и Цык вышли на крыльцо таверны.
  - Ну вот, что я говорила...
  Снаружи стояла толпа человек в двадцать. Тео с ностальгией вспомнила старые добрые времена, случившиеся час назад, когда вокруг топталось всего три обитателя квартала, предлагая помощь и защиту.
  - Чц'о за проблемы? - взревел Цык, который, как уже было сказано, испытывал самые трепетные чувства к Тео, вызволившей его как-то из одного щекотливого дельца. Сейчас он готов был драться хоть с четырьмя десятками врагов. Хотя, учитывая длину его дубины, махнуть ею пришлось бы всего ничего - раза три.
  - Никаких проблем, Цык, - вперед вышел уже знакомый Тео главарь маленькой шайки, пытающейся 'взять ее на нож' этим вечером. - Ждем... чтобы проводить.
  - Не надо... - прошипела Тео, уже жалея, что затеяла то представление с вытаскиванием головы из мешка. Лучше бы шарахнула оглушающим заклинанием и ушла по крышам.
  
  - Я сам ее провожу, - подозрительно глянув из-под густых бровей на соискателей внимания дамы, сказал Цык. - Ц'ебе куда? - спросил он уже у Тео.
  - К Старику, куда ж еще, - тихонько ответила магичка.
  Бормоча что-то вполголоса, толпа стала рассасываться. Цыка боялись не зря - в свое время он носил прозвище 'Бешеный' и полностью ему соответствовал. Каждый из растворяющихся сейчас в проулках не раз бывал им выброшен из таверны - и по сломанным внутрь доскам противоположного, заброшенного дома можно было судить, с какой обстоятельностью и силой было проделано это действие. Дождавшись, когда последний 'поклонник' исчезнет из поля зрения, Цык подхватил магичку под руку и потащил за собой вверх по улице - к логову Тода, по пути распекая, как нашалившую дочурку.
  
  На этот раз с Мэри магичка не встретилась - к Тоду ее проводила уже знакомая по утреннему визиту старуха. Король Воров все так же кутался в шубу, однако в комнате был не один.
  Худого, лысого человека с незапоминающимся лицом Тео сразу определила, как опасного. И на всякий случай, пусть и коря себя за нездоровую подозрительность, проверила магическим зрением. 'Не Рик', - успокоено подумала она.
  - А вот и дочурка моей подруги, - задребезжал Тод, выставляя из шубы корявый палец, чтобы указать им на Тео. - А это Огги.
  - Здрасте, - не очень вежливо отозвалась Тео, усаживаясь в свободное кресло. Правда, лысый повел себя еще недружелюбнее - промолчал. - Тод, башку я принесла сама, как видишь. Посмотри.
  Она вынула из мешка голову убийцы и положила на стол, лицом к старику. Тот вгляделся.
  - Похож на моего троюродного племянника по линии второй жены. Но тот давно помер. - Тод покачал головой. - Нет, не узнаю.
  - А я узнаю. - Подал голос лысый.
  Тео повернулась к этому непонятному Огги и вгляделась в него пристальнее. На первый взгляд - ничего особенного. Но посадка, движения, а самое главное - взгляд - выдавали его как человека, не понаслышке знакомого с убийствами. Да и кто еще мог вот так запросто сидеть у Тода в гостях и выпивать, как почетный гость? Перед ним даже салфетки настелили.
  - И кто это? - спросила Тео, но, увидев равнодушный взгляд лысого, поняла, что придется его заинтересовать в ответе. - Десять золотых.
  - Двадцать, - лениво отозвался тот, и, даже не потрудившись дождаться согласия, будто был уверен в нем, ответил: - Как зовут, не знаю, только видел я его дня три назад. Подсел ко мне в 'Пегги'. Спросил Огги 'Колено'. Для дела.
  Тео непонимающе посмотрела на Тода, а тот, дернув себя за ухо, легонько чиркнул ногтем по шее. Это значило, что присутствующий здесь Огги был не просто вором или щипачом, а наемным убийцей.
  - И?
  - Хотел заказать мне какого-то придворного хмыря. Его нужно было укокошить в замке, но этот, - лысый кивнул на вывалившую язык голову, - сказал, что охрана будет удалена и меня внутрь пустят 'доверенные люди'.
  - Он описал... 'заказ'?
  - А как же. Высокий, темноволосый, лицо длинное, добродушное, одежду даже указал.
  Тео прищурилась. Магия 'повезло' продолжала действовать.
  - Еще кто с заказчиком был?
  - Были двое. Подробно не разглядел.
  - А почему ты отказался?
  - Мало предложили. - Огги отпил из кубка и поковырялся в зубах. - Да и не люблю я, чтоб как крыса в ловушке - там на какой-то башне надо было грохнуть, а потом спускаться. В лапы стражникам, ага, знаем мы эти подставы, чтоб от исполнителя избавиться. Потому и отказал. А он, значит, пошел сам.
  - Пошел, - подтвердила довольная магичка. - И ему там голову откусили, так что правильно сделал, что отказался.
  Она выложила на стол двадцать монет, почти все, что было у нее в кошельке, и еще три отложила в сторону.
  - А эти тебе, Тод.
  Старик спрашивать 'за что' не стал. В конце концов, это у него дома Тео нашла ответ, а такое ценилось, какой бы случайной встреча не казалась. Воры были суеверны. Кривой Тод сгреб со стола монеты, спрятав их где-то под шубой, и спросил:
  - В Соревновании не хочешь поучаствовать?
  - Нет. Скучно.
  - Потому что выиграешь? - хихикнул старик, косясь на лысого. Тот, проявив наконец заинтересованность, взглянул на Тео не из-под полуопущенных век.
  - Угу, - буркнула она. - Да и времени нет.
  - А я б с тобой потягался, - сказал Огги, облизав губы. - Что скажешь?
  - Как-нибудь потом. Этой старой выдре, - Тео кивнула на Тода, который мелко трясся под горой меха, - развлечений не хватает, вот он и брякнул... а у меня дела.
  - А если Вызов? - не унимался лысый.
  Тод уже хихикал открыто.
  - А я не по вашей части. У меня никакого Кодекса нет, хоть обвызывайся. Сказала - занята.
  Тео холодно посмотрела на Огги. Поддаваться на уговоры она не собиралась, тем более что это как раз таки принизило бы ее в его глазах. Взять ее 'на слабо' у лысого не получится - больше уважать будет.
  Через несколько секунд наемный убийца отвел глаза.
  - Ох, и занятые девки пошли...- сказал он добродушно, хотя в его исполнении это смотрелось жутковато, учитывая четыре кинжала только под рукой. Тео обратила на них внимание, еще когда зашла. Два за пазухой, один в сапоге и один в рукаве. Но спорить Огги не стал, улыбнулся тонкими губами. Тод разочарованно махнул рукой.
  - Ну, раз спешишь, не задерживаем.
  Тео подскочила, смела голову обратно в мешок и, тепло улыбнувшись, вдруг радостно объявила:
  - До свиданьица, дедушка Тод!
  И полезла целовать старика в щеки. Приблизив губы к его уху, прошептала:
  - Найди мне этих заказчиков.
  И, помахав ручкой убийце, вышла.
  
  Поскольку дел в столице, вроде бы, не оставалось, Тео решила остаток этой ночи доспать в своей кровати. Мысленно поблагодарив мага Айоля, в незапамятные времена придумавшего, как создавать устойчивые порталы, она из домика на Широкой перенеслась в свое имение в северной части Шепчущего леса. Прозвали его так на основании пугающих слухов о том, что с ним что-то неладно. Причем это 'что-то' творилось там задолго до того, как в этих краях поселилась магичка (а произошло это лет пятьдесят назад), но ее никакие духи и мороки не беспокоили, она их - тоже, так что все было спокойно. Ну а что местные опасаются шляться по чаще - так это даже и хорошо.
  Тео, наскоро перекусив бутербродом, поднялась в спальню. На кровати, раскинув руки и ноги в стороны, мирно почивал Дерек. Магичка стянула сапоги и примостилась с краю, натянув на себя часть шерстяного одеяла. Но беспокойные мысли не оставляли ее, поэтому она вертелась так и эдак, пока не разбудила друга.
  - Чткое? - пробурчал спросонья Дерек.
  - Я сегодня столько всего сделала, - поделилась наболевшим Тео, - и хоть бы кто меня похвалил.
  - Ну, молодец, - отозвался Дерек, подвигаясь вбок, чтобы Тео легла удобнее.
  - Мало.
  - Ты лучше всех, самая умная, красивая, быстрая, сильная...
  - Мало.
  - Славим, славим великую Тео, - хрюкнув от смеха, запел маг, - несравненную Тео...
  - Пожалуй, хватит.
  Магичка поерзала, потянула руку Дерека себе под голову.
  - А если серьезно, Тей, что случилось то?
  Тео рассказала вкратце о событиях последних двух дней, которые черный маг то ли проспал, то ли прогулял. Дерек слушал, не перебивая, только в конце хмыкнул:
  - Так, значит, в Тэнниеле появилось 'Общество нелюбителей короля'? А можно вступить?
  - Во-первых, мы любим короля.
  - Да я к нему как-то ровно отношусь...
  - Любим. И не спорь. Во-вторых, члены этого общества кончают плохо.
  - Это да. Я вставать буду - тебе чаю сделать?
  Тео тут же завернулась в одеяло целиком.
  - Нет. Спасибо. Я лучше посплю.
  Дерек погладил ее по кудряшкам, покачал головой и, прихватив книгу, спустился на кухню - пить травяной чай и читать трактат 'О бытие небытия'.
  
  
  Утром следующего дня Тео и Дерек сидели на кухне и пили чай. Доспехи трагически завывали и погромыхивали где-то на втором этаже, но спуститься так и не решились.
  - Скажи, Дерек, - спросила Тео, подув на горячее. - Ты успел сообщить Белым, что Гринер обрел их цвет?
  - Конечно. - Маг перевернул последнюю страницу книги, закрыл ее и положил на стол, всем своим видом выражая готовность к разговору. - Обычная процедура.
  - Меня удивляет то, что они молчат, не требуя выдать им ученика как можно скорее.
  - А меня нет, - пожал плечами Дерек и принялся нарезать ветчину крупными кусками.
  В воздухе неподалеку от камина появилась синяя точка, разрослась, и из портала вышли двое.
  - Деодред! - Обрадовалась Тео. - Рисса! Обожаю, когда вы заходите без приглашения!
  Отношения между парами магов были не всегда полны дружелюбия. Родни был частым гостем у Тео с Дереком, хотя его пару, Эфоля, Дерек переносил с трудом. В свою очередь, с Деодредом Тео была скорее дружна, а вот Рису недолюбливала за въедливость в разговорах и некую апатичность. Рисса, хоть и была Серой, в делах королевства участвовала мало, предпочитая отсиживаться в деревушке на южном побережье, руководя разве что собственным мужем, старостой этой самой деревни. В свете последних событий Тео не отказалась бы от помощи Серого мага, но знала, что просьбы ее останутся без ответа. Еще она подозревала, что у Риссы такой несносный характер оттого, что она редко общается с напарником.
  - Мы на самом деле не к тебе, - сообщил Деодред. - Но перекусить не откажемся.
  Рисса чмокнула в щеку Дерека, и уселась за стол, хитро улыбаясь.
  - Мы к проколу в этом лесу, твой дом неподалеку... а Белые просили передать, что очень, очень ждут тебя у себя, - пышнотелая магичка, и теперь не изменившая своему крестьянскому наряду, казалось, испытывала удовольствие от того, что Тео ждет серьезная головомойка.
  - Спасибо, что передали. - Отозвалась Тео и выразительно глянула на Дерека, мол, стоит только упомянуть о том, что Белые что-то не делают, как они тут же это сделают. - Деодред, угощайся. Что за прокол?
  - Понятия не имею. Вроде не большой, а там посмотрим... На обратном пути я загляну, ты обещала вернуть мне второй том 'Сказаний'.
  - Обещала - верну.
  - А где же твой ученик, Тео? - не унималась Рисса, обшаривая взглядом кухню.
  - По грибы пошел. - Буркнула Тео.
  - Такой милый мальчик.
  Деодред, обладающий мягким характером и не любящий склок, особенно женских, умоляюще посмотрел на Тео. Та пожала плечами, но не стала развивать тему.
  Черный маг доел бутерброд, которым с ним поделился Дерек, вытер руки о штаны и поднялся.
  - Ну, мы пойдем, пожалуй.
  - Помощь нужна? - спросила Тео.
  - Справимся. Отсюда пешком около часа, там парочку и обратно... ждите часа через четыре. Про книгу не забудь.
  - А почему послали вас, если этот прокол будет неподалеку от меня?
  - Ты у нас занятая. - Проворковала Рисса, вставая и оглаживая платье на груди. - К тому же, тебе надо готовиться ко встрече с Белыми. Морально.
  Поймав взгляд Деодреда, Тео снова промолчала.
  - Вот черт, - прошипела магичка, когда пара магов ушла. - Белые наверняка будут спрашивать про Гринера. Может, попробуем наудачу еще раз его поискать?
  - Можно... - согласился Дерек, проводя рукой над столом. Когда на нем появилась карта Вердленда, маги склонили над нею головы, концентрируясь на мыслях о непослушном ученике.
  Так уж повелось с давних пор, что Белые маги предсказывали появление проколов, а Серые и Черные отправлялись туда лично, чтобы запечатать их, и уничтожить то, что успело оттуда вылезть. И если Черные были главной ударной силой, то на долю Серых выпадала задача куда более трудная - определить тип 'вылезшего', его структуру и слабые места, чтобы Черные знали, куда бить и чем. Именно из-за этой разницы Тео не торопилась обучать Гринера чему-то конкретному, так, по мелочи; да и просто жизни. Стань он Серым или Черным, его можно было оставить у себя, но штучкам Белых могли научить только Белые. И, похоже, Тео предстояло найти ученика только затем, чтобы потом отдать.
  А найти его было просто необходимо. Обретение цвета и под присмотром учителя было делом непростым и требовало постоянного наблюдения, а уж в одиночку ученику справиться с изменениями в организме очень сложно.
  Через час Тео с Дереком разочарованно развеяли карту.
  - Он, кажется, пытался мне сказать, что дело не в камушке на черепе, да я не послушал, - повинился Дерек. - Эта костяшка научила Гринера, на его голову. Как думаешь, он выживет?
  - Понятия не имею, - проворчала Тео. - Как вспомню свой период изменения, так вздрогну. Надеюсь, он догадался забиться в какую-нибудь дыру и не вылезать оттуда недельки три... А вообще...
  Но тут ее прервали.
  Сначала в голове возник крик. Тео застонала, зажимая руками уши, хотя это помочь не могло, ведь вопль звучал внутри. Дерек коснулся ее предплечья.
  - Деодред, - прошептала она, когда крик затих. - Что-то случилось.
  Дерек кивнул и бросился за оружием, а Тео с минуту стояла, опершись о стол, и пыталась вновь связаться с толстяком-магом. Ничего. Тогда она попробовала мысленно найти Риссу. И только после минуты невероятного напряжения она пробилась в мысли магички, которые путались и мешали сосредоточиться. Это было похоже на то, как будто пытаешься удержать в руках мокрую, скользкую рыбину, которая бьется всем телом и пытается вырваться.
  'Что случилось?' - возопила Тео мысленно.
  'Деодред. Упал. Может, оно его убило'
  'Мы идем!' - пообещала Тео.
  'Я его вижу!'
  Магичка поняла, что Рисса увидела вовсе не Деодреда.
  'Убирайся оттуда!'
  'Это вне классификации. Я определю...'
  Тео попыталась убедить Риссу сбежать оттуда, чтобы дождаться помощи. Но та ответила:
  'Он близко. Подохнуть я намерена с пользой. Запоминай!'
  На Тео обрушились эмоции и образы - Рисса полностью слила свое восприятие с восприятием магички. Теперь Тео видела ее глазами, слышала ее ушами и... готовилась получить всю информацию о неведомой твари напрямую. Перед глазами покачивался осенний лес - Рисса бежала. Тео сжала в руке хрустальный кулон, висящий на шее, надеясь, что это поможет ей, заставит Риссу свернуть, но та словно не слышала ее. Остановившись у большого валуна, она обернулась. Внешне все было спокойно - перед глазами мирно плясали пятнистые тени листвы, сквозь стволы деревьев просвечивало солнце, золотя траву и одинокие пока желтые листья на ней, но... Обе магички чувствовали приближение чего-то опасного. Рисса коснулась рукой камня, облегчая наведение портала, и развернулась лицом к приближающейся угрозе.
  Тео хотела бы хотя бы на секунду вырваться из пут мыслей и эмоций Риссы, но та не пускала ее - возможно, неосознанно. Но, скорее всего, специально. Тео (а, может, сама Рисса?) уловила краем глаза движение в чаще леса.
  'Позволь нам прийти!' - предприняла она последнюю попытку, но Рисса ответила:
  'Не вслепую, нет. Деодред умер в считанные секунды. Позови остальных. И запоминай'. Темная тень, очертания которой постоянно менялись, бросилась в сторону Риссы, и та, попытавшись отбросить ее в сторону магией, все же большую часть сил потратила на то, чтобы проникнуть в самое нутро твари, понять, что она собой представляет и как ее можно убить...
  Тень была быстра. Уже через пару секунд Тео ощутила боль. А потом - только темноту.
  Она выдохнула. Почувствовала боль в руке, опустила взгляд и поняла, что вцепилась в край стола так, что костяшки пальцев побелели. Другой рукой она по прежнему сжимала кулон - и, не тратя времени даром, устремила мысль к другой паре магов.
  Первым отозвался Родни. Вопросов задавать он не стал. Тео услышала только 'Идем' и позволила себе расслабиться на минуту. В бой надо идти уже совсем скоро, а у нее ноги подкашиваются от пережитой смерти, хоть и чужой.
  Магичка присела на краешек стула.
  В дверях появился Дерек с двумя мечами под мышкой и парой плащей, вопросительно взглянул на Тео. Та сказала без эмоций:
  - Не классифицированный. Оба мертвы. По крайней мере Рисса - точно.
  Дерек поджал губы, что могло выражать как неудовольствие, так и решимость, а Тео только сейчас поняла, что увиденное и прочувствованное ею длилось всего несколько секунд.
  - Она успела, - тихо сказала Тео, протягивая руку за перевязью с мечом. - Успела перед смертью передать мне все, что знала о твари. Пожертвовала собой, чтобы мы не попались в ту же ловушку, что и они.
  - Когда отправимся? - только и спросил Дерек.
  - Как только здесь будут Родни с Эфолем.
  Вторая пара магов прибыла совсем скоро. Оба мрачны, как грозовые тучи. Тео повторила свои слова о Риссе. Родни пробормотал:
  - Вот не подумал бы, что она способна на такое.
  Остальные кивнули.
  - Пора, - сказал немногословный Эфоль.
  Тео, пользуясь магическим следом, оставленным Риссой, передала Дереку координаты, и тот открыл портал.
  - Очень осторожно, - напомнила магичка, пропуская Черных вперед.
  Лес вокруг был именно таким, какой запомнился Тео из видения Риссы. За одним исключением - сама магичка лежала у камня без движения, и тело ее, похоже, было сломано в нескольких местах, а шея неестественно вывернута.
  Тео с Дереком вынули мечи из ножен, Эфоль наложил стрелу на тетиву, а Родни склонился над Риссой.
  - Ты права. Мертва.
  - Я сейчас охрененно хотела бы оказаться неправой, Род.
  - Ты его видишь?
  Тео 'прощупала' окружающее пространство. Если не знать о случившейся тут всего несколько минут назад трагедии, можно было подумать, что краше и умиротвореннее места не найти. Было тепло, земля пахла влажной травой и листьями, на верхушках деревьев весело перекликались птицы, словно ничего не произошло.
  - Она бежала оттуда, - сказала Тео, указав на небольшую прогалину в гуще кустов. - Наверное, где-то там и Деодред.
  Маги стали спускаться по склону, внимательно смотря по сторонам. Черные окружили Тео, прикрывая ее. Случись что, они - единственная преграда между Серой и опасностью, и погибнут тоже первыми. Но задержат нападающих на сколько возможно.
  - Рисса сказала, что Деодред погиб быстро. Значит, если оно, чем бы ни было, появится - не бейте сразу. Удержите его на месте, насколько сможете, чтобы я могла определить слабые места.
  - Нас двое Черных, неужели... - начал Род, но Тео прервала его:
  - Деодред был очень силен. И, однако, ему это не помогло. Сделаете, как я сказала.
  - Разве Рисса не сообщила тебе...
  - Не все. Мне не дает покоя какая-то мелочь, которую она почти увидела в... последнюю секунду. Так что...
  Она замолчала и прислушалась. Птицы замолкли.
  Впереди виднелся небольшой ручей, промывший в земле крутые берега. Весной, вероятно, он разливался, и весьма сильно - поперек русла лежали вырванные с корнем деревья. Ручей брал свое начало на возвышенности в лесу, бежал мимо дома Тео к речушке под названием Совиная, а она впадала в Ветлу, несущую свои воды к Западному морю. Тео вспомнила про это, потому что Рисса почувствовала какую-то связь темной твари с водой. Она то ли выпрыгнула на них прямо из воды, то ли... Если вода была естественной средой обитания монстра, да при его скорости - вполне возможно, совсем скоро он будет у переправы через Ветлу.
  Тео была погружена в поиск твари, поэтому первым заметил тело Род.
  - Это Деодред! - крикнул он, направляясь к краю высокого берега.
  Магичке хотелось броситься туда же, но она осталась на месте, как и Эфоль - проверять пространство вокруг, пока Черные осматривали тело.
  - Жив! - обрадованный возглас Дерека заставил магичку облегченно вздохнуть, словно ослабил какой-то узел внутри Тео.
  - Обожжен, но жив, - подтвердил Родни. - Надо доставить его к Белым как можно скорее.
  - Отправляйся ты, - сказала Тео. - И возвращайся сразу же. Мы подождем.
  - Но...
  - Чем дольше будешь спорить, Род...
  Маг скривился, снял плащ и завернув в него Деодреда, с кряхтением поднял тело на руки.
  - И как ты ее терпишь, - улыбнувшись Дереку, он открыл портал и шагнул в него.
  Тео могла понять внезапное хорошее настроение Родни. Маги гибли очень редко, в основном в случаях, когда только-только 'оперившиеся' попадали на прокол с сильной тварью. Но Рисса с Деодредом были одни из лучших, и известие о их смерти оказалось тяжелой ношей... И вот теперь, хотя бы один из них оказался жив, и была надежда, что он выкарабкается. Тео и сама почувствовала прилив оптимизма. Однако это не отвлекло ее от просматривания окрестностей магическим взором.
  - По 'закону подлости' именно сейчас может напасть эта тварь. Меня удивило то, что Деодред пострадал от огня.
  - Что в этом удивительного? - спросил Дерек.
  - Эта гадость связана с водой. С ее стороны весьма странно и нелогично использовать огонь для нападения.
  - Может, вернемся к Риссе? - предложил Дерек. - Перекинем ее к нам домой... хотя бы так.
  - Нет. Род вернется сюда, отходить нельзя.
  Маги ждали. Вокруг не происходило ничего из того, что можно было бы назвать необычным. Шумели деревья под порывами ветра, журчал ручей. Спустя десять минут в воздухе замерцал портал - появился Род.
  - Боялся найти здесь только ваши трупы, - жизнерадостно пошутил он.
  - Не дождешься. - Хором откликнулись Тео с Дереком. Эфоль, как всегда, промолчал.
  - Что будем делать?
  - Пройдемся немного вниз по течению, - предложила Тео. - Если ничего не найдем, отправимся ко мне и будем ждать сообщений об убитых жителях деревень вдоль Ветлы.
  Маги пошли по лесу, держась неподалеку от ручья.
  - У Тео с Родом похожее чувство юмора, - подал голос Эфоль, - им надо было бы быть парой.
  - Нет, - сказал Дерек, двигаясь впереди, - ты не понимаешь. Я выгодно ее оттеняю.
  - Тихо! - воскликнула Тео, останавливаясь. - Я что-то чувствую.
  Черные насторожились. Тео посмотрела на Эфоля, и тот кивнул.
  - Похоже, оно.
  - Где?
  - Впереди. Ярдов триста.
  Маги продолжили двигаться по направлению к засевшей где-то твари. Через минуту Тео сказала:
  - Приготовились. Похоже, оно нас почуяло, и теперь несется к нам. Помните про то, что надо держать, а не бить?
  Ответить Черные не успели. Впереди затрещало что-то в пролеске. Когда тварь бросилась на Риссу, вспомнила Тео, она сделала это бесшумно. Какой смысл ей ломать ветви сейчас? Заподозрив ловушку, она развернула Рода лицом назад, ткнув пальцем вглубь леса и передала короткую мысль - 'С любой стороны'. И постаралась, насколько это возможно было, раскрыться для восприятия - почувствовать, откуда тварь будет нападать.
  Она беспокоилась не зря.
  Стоило ей отпустить плечо Черного мага и повернуться лицом к источнику шума, как острое чувство опасности перехватило горло; Род приглушенно охнул. Резко развернувшись, Тео чуть не упала на спину от неожиданности - прямо над ними висело в воздухе что-то, напоминающее шестилапую ящерицу, черную, как смола. Род успел в последнюю секунду подхватить ее в полете - еще немного, и она обрушилась на головы магам, вне сомнения, свернув шеи по меньшей мере, двоим из них. Судя по размерам, это было бы похоже на рушащегося сверху быка. В Тео еще никто не кидал ни быками, ни коровами, но она хорошо представляла себе, насколько неприятными могли бы быть последствия.
  Тварь царапала лапами воздух, молча, не издавая ни звука. Дерек присоединился к Роду в ее удержании, но это привело лишь к тому, что она отдалилась на пару ярдов, не более.
  - Уберите ее подальше, - прошипел Эфоль.
  - Не могу, - ответил Дерек и в голосе его Тео услышала удивление. Да она и сама не понимала, что происходит. Если бы дело было только в массе... Дерек, да и Род - каждый по отдельности мог бы, чуть поднапрягшись, поднять в воздух средних размеров дом, и держать его на весу в течение нескольких минут.
  - Никаких следов использования огня, - сказал Эфоль, прищурившись. - Проверим, есть ли у нее мозг.
  Он наложил стрелу на тетиву и спокойно прицелился, ожидая, пока вертевшая головой тварь застынет хоть на мгновение. Тео же прищурившись, рассматривала ее, пытаясь понять структуру этой гадости.
  'Тен-н-нь', пропела тетива и стрела вонзилась точно в глаз черной ящерицы. Она забилась, но не в конвульсиях, как хотелось бы магам, а в ярости. Род крикнул:
  - Сейчас вырвется! Я ударю!
  Когтистые лапы мелькали всего в нескольких дюймах от его лица. На лбу у него выступил пот, да и Дерек, судя по его тяжелому дыханию, держался из последних сил.
  - Утекают, - прошептал он и в этот момент Тео вдруг поняла.
  Сложив вместе то, что получила от Риссы в последние мгновения ее жизни и то, что успела заметить сейчас, она крикнула:
  - Нет! Не трогайте ее! Качайте из нее энергию!
  - Что?
  Эфоль, вздрогнув, вгляделся в черное тело извивающейся твари. Теперь, зная, что нужно искать, увидел и он.
  - Как вы обычно собираете энергию вокруг себя, только из нее, - быстро повторила Тео. - Ударите - и магия отразится.
  Но объяснения были уже лишними. Черные маги выкачивали энергию из порождения темноты и полного ничто, да и Тео с Эфолем, хоть и не обладали такой мощью, как черные, старались ослабить 'ящерицу'. Та дергалась, крутилась в воздухе, и наконец-то подала голос. Охотилась она молча, но умирала, издавая странные, клокочущие звуки, резавшие слух.
  И еще тварь уменьшалась прямо на глазах.
  А сила, которую Тео тянула из нее, казалась... испорченной, протухшей, словно покрытой плесенью. 'Надо будет сразу же от нее избавиться', - решила магичка.
  Достигнув размера небольшой собачки, тварь испустила визг и обмякла.
  - Сдохла? - поинтересовался Дерек. Судя по всему, они с Родом чем дальше, тем легче удерживали существо.
  Тео проверила.
  - Да.
  - А прокол?
  - Насколько я успела понять... пока была связана с Риссой, прокол они запечатали. Но проверить надо.
  Черные маги опустили тельце твари за землю. Дерек опасливо потыкал в него мечом.
  - Ее надо к Белым, - сказал Родни, вытирая испарину. Заодно я могу отнести туда и Риссу.
  - Действуй, - решила Тео. - Мы с Дереком осмотрим тут все.
  Эфоль прицепил лук к колчану, морщась, как от зубной боли. Но спорить не стал. Спросил только:
  - Есть у тебя что добавить к моему докладу?
  Он чуть приоткрылся перед Тео, чтобы она увидела, что именно он увидел и понял. Добавить было нечего, кроме того, что она прибудет к Белым позже, как они и требовали; но говорить об этом было излишне. Когда Белые зовут, отказать можно лишь по причине вроде той, что сыграла свою роль сейчас.
  Один из Серых умер. Тео передернуло от этой мысли. И чуть не умер Черный, а это вообще редкость... Хотя, довольно странно то, что они сами выжили - впервые маги столкнулись с тварью, которой магия была нипочем, даже наоборот - она питалась ею, а слишком большой удар, судя по ранам Деодреда, могла просто отразить в нападавшего.
  Тео скрестила руки на груди.
  - Мы прошерстим эту часть леса, идите. Но...
  - Если что понадобится, вы позовете, - закончил фразу за нее Родни. Он с сомнением смотрел на труп твари. Стало понятно, что дотрагиваться до него ему не хочется.
  - Возьми мой плащ, - сказала Тео. - Если пойдет дождь, я не растаю.
  
  Тео с Дереком потратили несколько часов, проверяя, не осталось ли незакрытых проколов поблизости. И все это время молчали, думая каждый о своем. Только под конец, когда стало понятно, что они ничего не найдут, Дерек предложил:
  - Может, сначала выспишься, отдохнешь... прежде чем к Белым идти.
  - А какая разница. Если захотят, по пояс в землю вгонят, в независимости от того, бодрая я или усталая.
  
  Маги сбросили темную, чуждую энергию твари в один из больших валунов неподалеку от ручья. 'Надеюсь, от этого он не станет притягивать несчастья', - без малейшего проблеска улыбки на лице сказала Тео. Вернулись домой они хмурые и вялые.
  На столе, пользуясь отсутствием хозяев и наличием оставленной ими еды, устроилась большая зеленая мышь. Возникшему в воздухе порталу она не удивилась, продолжая увлеченно жевать кусок хлеба.
  Тео, сняв перевязь с мечом, села на стул и откинулась на спинку, да так, что та жалобно скрипнула. Дерек, получив от Подвальника бутылку, достал две кружки, больше подходящие для пива, откупорил вино и разлил на двоих.
  Магичка окунула палец в вино и оставила на столе рядом с мышью большую каплю.
  - Выпей с нами за Риссу, мышка.
  Маги чокнулись. Выпили. Тео закурила трубку, и они некоторое время сидели молча, задумчиво наблюдая, как в воздухе клубится дым. Докурив и выбив трубку в камин на угли, Тео вздохнула:
  - Ну, я пошла.
  Дерек тепло посмотрел на напарницу.
  - Удачи.
  
  Глава 4
  
  Ворчуны, пологие, старые горы, были прозваны так за постоянный гул камнепадов на голых каменных вершинах. В лучах солнца нижние склоны казались облитыми медом - это цвела горчица. На скалах выше преобладали голубые и сиреневые оттенки - вереск и бессмертник. Густыми лесами у подножья Ворчуны похвастаться не могли - зато обширных травяных лугов было хоть отбавляй, и люди, селившиеся тут, занимались овцеводством. От нагретых солнцем трав поднимался густой, дурманящий аромат; вдохнув его, Тео захотела тут же улечься на землю. Так приятно было бы заплестись вьюнком и больше ни о чем не думать, только впитывать солнце, радоваться жизни и пить дожди. Но надо было подняться выше, к каменному гребню.
  Откуда-то доносился звон колокольчика и лай собаки - видно, пастух собирал отару. Магичка хотела уж было пойти в ту сторону, спросить дорогу к старой овчарне, но увидела впереди строение, прижавшееся боком к скалам, и передумала. Вместо этого она прибавила шагу.
  Парило так, что куртку пришлось снять, перекинуть через руку; но когда Тео вошла в тень от вершины, название которой не помнила, оделась обратно. Коварные горы. То жарко, то холодно... К овчарне вела дорожка, присыпанная мелко дробленым камнем, который так и норовил выскользнуть из-под подошвы. Тео постучалась в покосившуюся дверь, хотя с тем же успехом могла войти в любую щель между досками, из которых были сколочены стены, настолько они были широкие.
  - Входите, - внутри что-то грохнуло, и, судя по всему, разбилось.
  Пригнув голову, чтобы не задеть низкую притолоку, магичка сунула нос в пахнущее овцами помещение и подождала, пока глаза привыкнут к темноте. Посреди маленькой комнаты горел очаг; над огнем булькала вода в котелке, а рядом сидел парнишка, бедно одетый, в овчинном тулупе, накинутом на плечи.
  - Тебя не ждали так... нескоро, - покачал он головой и высыпал в воду корешки из мешочка на поясе. - Так что придется поскучать. Они скоро будут.
  Магичка только кивнула и присела на табурет, разглядывая помещение. Еще одна дверь вела, видимо, в собственно овчарню, здесь же, судя по лежакам на полу у стен, отдыхали пастухи.
  - Почему тут? - спросила Тео у мальчишки.
  Тот пожал плечами и полез в мешок. Достал что-то, завернутое в мокрую тряпку, и вывалил содержимое в котелок. Тео успела заметить много хвостов и плавников. И пару вытаращенных глаз.
  - Уха?
  - Угу. - Ответил паренек.
  'Ладно, если он такой молчаливый...' - подумала Тео, но мальчика тут же, словно опровергая ее суждение, стрельнул хитро глазом и сказал:
  - Я тут давеча борозду увидел в земле. Длинная. Спросил себя - что бы это могло такой след оставить?
  Тео сделала заинтересованное лицо, из вежливости.
  - А потом понял - это ж твой ученик так драпал, что землю взрыхлил.
  Тео сморгнула, достала трубку и кисет из-за пазухи.
  - А... - ответила она после недолгого размышления. - Ты, получается, новый Белый.
  - Новый. Появись твой, был бы уже старым, а твой был бы новым вместо меня. И, наверное, он варил бы уху. Он умеет варить уху?
  Тео затянулась и ответила вопросом на вопрос:
  - Как там Деодред?
  - Выживет, - снова пожал плечами парень. Проверив его магическим зрением, Тео убедилась, что возраста он ровно такого, на сколько выглядит. Гляди-ка, такой молодой, а ухватки уже типично Белые.
  - Так что насчет ухи? - не отставал маг. - Умеет?
  - Понятия не имею. Скорее всего, нет.
  - Значит, сидели бы голодные.
  - Наверняка.
  Тео молча курила, пока дверь со скрипом не отворилась, и не появились трое Белых. Тогда она погасила трубку и, спрятав ее, поднялась с табурета.
  Вошедшие, в отличие от паренька, возраста были почтенного, что подтверждали седые бороды и морщины на лице. Один из них поднял руку. Но приветствием и не пахло.
  - Погоди вскакивать, рано еще. Не все пришли.
  - Вы решили собрать всех Белых? В честь чего? - спросила Тео, послушно усаживаясь.
  - В честь тебя, разумеется. Это что, уха?
  Маги расселись на лежаках. Тот, который обратился к Тео, подошел к очагу и втянул носом воздух.
  - Пахнет вкусно.
  - Мальти, - обратилась к нему Тео. - Ухи на всех не хватит, может, обойдемся так?
  - Не мельтеши. Имей терпение.
  Магичка скривилась, но достала снова трубку и начала медленно укладывать табак в ложе. Заставить ее ждать - это, конечно, то еще наказание. Ну да ничего.
  Минут через десять к ним присоединились еще двое - старик, на сей раз безбородый, и пожилая женщина в скромном платье, с узелком в руках. Звали ее Вирена. Присев на оставшийся табурет, она достала из узелка вязание и принялась шевелить спицами, то и дело сбиваясь со счета петель и забавно хмуря лоб.
  Белые жили среди людей. Они не прятались специально, более того, даже любили общество, предпочитая, правда, селиться в деревнях. Когда их долгожительство начинало казаться уже не благословением Богов, а чем-то из ряда вон, инсценировали свою смерть и перебирались в другое селение, помолодев и сменив имя. Только двое из Белых, насколько знала Тео, вели образ жизни, хоть чуточку похожий на тот, который предполагал их род действий - Мая слыла ведуньей без возраста, обитала на болоте, помогала путникам, попавшим в трясину. А Дирен был известен жителям баронства Падуа как мудрый, вечный старец, уже ставший легендой. Остальные же с виду были людьми вполне обычными - кузнецы, мельники, пастухи, хотя это в прошлом, сейчас они - почтенные главы семейств. У многих дети, и куча внуков.
  Тео пересчитала присутствующих. Еще четверо должны подойти. И среди них - один из Белых, с кем у нее было какое-то подобие дружбы. С Белыми отношения строились очень просто - они руководят. Потому что знают неизмеримо больше. А если учесть их специфическое чувство юмора (куда уж самой Тео, хотя Гринер бы в это все равно не поверил), и то, что они были старше всех магов, завязывать близкие отношения казалось... не кощунственным, но просто нелепым. Если маги не были людьми, то Белые не были ими в самой большой степени.
  Вот наконец и остальная четверка. Единственный из Белых, кто поздоровался с Тео, был как раз он, Уэйн. Он вообще во многом отличался от остальных. Начать с того, что, хоть и прожил на этом свете дольше всех, внешность носил самую юную - на вид около двадцати. И был... живее, что ли. Способным на неожиданные поступки.
  - Ну что же... - поднялся с лежака Мальти. Он прошел к хлипким полкам, висящим на стене, достал деревянные миски и ложки. По количеству присутствующих - исключая Тео. Та в отместку закурила еще одну трубку, но кто-то из Белых шевельнул рукой, и весь дым унес внезапно появившийся сквозняк, хотя огонь в очаге даже не дрогнул.
  Мальти раздал посуду и кивнул парню, варившему уху. Тот, подхватив тряпицу, обернул ею котелок, чтоб не обжечься, и разлил наваристую жидкость. Все радостно принялись стучать ложками. Кроме Тео.
  Мая, та самая, и болот, окончила трапезу первой и спросила у паренька, хлопотавшего теперь уже над котелком с чаем.
  - Пак, ты с теми корешками варил, что я советовала?
  - Да, - радостно отозвался он и собрался было что-то спросить, но Мая уже отвернулась, выяснив все, что хотела. Пак начал было обиженно надувать губы, но вспомнил о статусе и занялся заваркой.
  - А мне больше понравился прошлый раз, когда вы собирались в лесу у древних каменных столбов, - подала голос Тео. При этом на парня она не смотрела, хотя слова адресовала именно ему. Он то себе, наверное, все так и представлял - благообразные старцы у волшебного круга, чтение заклинаний или что там... О том что он, как и ее ученик, обрел цвет недавно и поспешно, она поняла еще тогда, когда вошла сюда. Его энергетические слои были неустойчивы, да и оттенки говорили о том же... - А еще лучше было, - мстительным тоном добавила Тео, - в большом зале с колоннами.
  Услышав вздох со стороны очага, она удовлетворенно прикусила чубук и уставилась на Мальти, который, похоже, был сегодня определен в распорядители. Тот слегка покачал головой, глядя на Тео. Одобрительно двинул бровью, отмечая то, что она сразу разобралась с недовольством мальчика недостаточной пышностью обстановки. И по его виду Тео поняла, что Пака ждет разговор. Не завидовала она ему. Впрочем, себе она завидовала еще меньше.
  - Пакра, пойди, погуляй, - Уэйн улыбнулся пареньку, чтобы тот не слишком расстраивался.
  - Но чай... - начал тот.
  - Я пригляжу.
  'Пакра? Где они откопали этого юнца? Имечко, как будто губошлепый великан чихнул' - подумала Тео. Уэйн, усевшись неподалеку от нее, добавил в чай что-то прямо из кармана.
  Когда паренек вышел, Мальти вздохнул и тяжело глянул на Тео.
  - Ну? - спросил он.
  - Смотря что вы хотите услышать, - пробурчала Тео. - У меня столько всего... случилось.
  - У всех случилось, - возразила старушка, до этого мирно вязавшая что-то бесформенное. Поев, она снова взялась за спицы, и сейчас одна из них указывала на Тео. - Не у тебя одной. Рисса и Деодред.
  - Я думала, Эфоль все рассказал.
  - Да, он рассказал. - Подтвердил Мальти. - Мы о другом.
  - Да о чем другом-то? - взмолилась магичка.
  - Армия Лионеля на юге Лиона.
  Вот тут Тео выдохнула и взяла себя в руки. Всегда приятно докладывать о том, о чем почти ничего не знаешь. По крайней мере, получается коротко.
  - Про саму армию беспокоиться нет нужды, - пояснила Тео. - Проблема в том, что армия верит, что у их предводителя Копье Молний.
  Белые переглянулись.
  - Но это, скорее всего, неправда, - добавила Тео, снова набивая трубку. Если ее еще и без чая оставят, она озвереет. - Потому что оно...
  - Копье у него. - Подтвердил Уэйн. - Мы в этом уверены, потому что в пещере, где оно хранилось, его нет.
  - Но... - Тео в волнении вскочила. - Пещера же была запечатана? Была, конечно... Вы решили вскрыть пророчество раньше, потому что понадобилось копье? Вы же Белые...
  - Да, в пророчества и глобальные события не лезем, - иронично улыбнулся Мальти. - Это не мы.
  - Тогда кто?
  Тео снова уселась на табурет.
  - Я чего-то не понимаю. Если это не вы, и никто из Серых - вы ведь не давали никому такого задания, нет? - тогда кто? Не сам Лионель, он бы не смог, легенда о копье не для него предназначалась, это вообще слишком сильный артефакт, чтобы давать его в руки простому наследнику трона, борющемуся за свои права...
  Маги молча смотрели на то, как Тео, уперев локоть в колено, а подбородок в кулак, хмуря брови, беседует сама с собой. Видимо, ждали, что чрезвычайно внушительная поза наконец-то, на нее подействует, и она придет к нужному выводу.
  - Значит, если не Лионель... ему кто-то помогает. Вот кто... один из наших? Маг? Почти что невероятно, чтобы кто-то втихую начал что-то мутить, и не предупредил остальных Серых, - продолжала магичка, морща лоб. - Или все же...
  Заметив, что остальные переглядываются и смотрят на нее выжидающе, а Уэйн так и вовсе ухмыляется, Тео вскинула голову:
  - Так вы знаете, кто это? И молчите?
  - Знаем, - ответил Мальти.
  - И... кто?
  - Твой ученик.
  Тео поперхнулась табачным дымом.
  - Что? Гринер? Да он же пока просто дитя неразумно...
  - Нет, не Гринер, - вздохнул Уэйн. - Другой твой ученик. Предыдущий.
  - Преды... - начала Тео. Хлопнула себя по коленке. - Это вообще ни в какие ворота. То есть... он же мертв. Я сама... - обводя глазами присутствующих и видя на их лицах лишь спокойствие и сочувствие, она говорила все медленнее, и все менее уверенно. - Сама уничтожила его. В бою... Да что вы так на меня смотрите? - не выдержала она.
  - Мы хотели бы попросить тебя показать нам, как это было, - подал голос Мальти.
  - Вы подозреваете меня в том, что я лгала насчет его смерти? - спросила Тео, а потом сама же себя поправила: - Хотя вам солгать все равно невозможно, так что... Почему бы нет? Может, вы увидите что-то, что я проглядела.
  Она пожала плечами с деланным безразличием, хотя было видно, что происходящее задело ее... или какие-то очень старые, давно забытые воспоминания в душе. Уэйн взял ее за руку.
  - Расслабься и вспоминай... как будто оказалась там.
  - Я знаю, как показывать память, - огрызнулась Тео, но потом глубоко вдохнула и попыталась расслабиться, как сказал Уэйн. Первые несколько минут получалось плохо, но потом...
  
  Тео открыла глаза и обнаружила, что стоит в высоком естественном коридоре в скале. Впереди располагалась большая пещера. Белых она не видела, но ощущала их присутствие. Подсвечивая себе путь огоньком в руке, она двинулась к концу коридора, бормоча:
  - Вот тут мы с ним встретились...
  В голове раздался голос:
  - Не надо комментариев, говори только то, что говорила тогда, делай то...
  - Я поняла.
  Магичка, зацепившись ногой за камень, чуть ли не выпала из коридора, врезавшись в сталагмит.
  - В тот раз ты тоже споткнулась на ровном месте?
  - А вот теперь вы заткнитесь.
  Пещера поражала в первую очередь, своей величиной. Она походила на храм, который природа возвела сама себе - с колоннами, светом, падающим из расщелины в потолке и отражающимся в бесчисленных кристаллах на стенах, известковой 'лепниной' и ручьями, в которых блестели крупинки слюды, как диковинные зеркала. 'Одновременно величественное, умиротворяющее и подавляющее место', - подумала Тео. - 'Белым надо бы проводить свои встречи здесь'. На это замечание они никак не отреагировали, наверное, потому, что магичка именно так и подумала в то самое посещение, которое вспоминала, а, значит, наконец-то выполнила, что от нее требовалось.
  Тео вышла на середину пещеры, обошла небольшое озерцо. И громко сказала:
  - Я подумала, что ты рано или поздно заявишься сюда за кристаллами.
  Эхо разнесло ее голос по пещере, вернулось обратно и затихло. Она ждала ответа, начиная уже сомневаться, что пришла туда, куда нужно. Но терпение ее было вознаграждено.
  - А я подумал, что ты рано или поздно заявишься сюда за мной, - раздалось из неосвещенной части пещеры со стороны коридора, из которого она только что вышла. Перекрыл единственный выход. Теперь остается только...
  - Ты мне без надобности, - пожала плечами Тео, - а вот ответы на кое-какие вопросы я хотела бы получить. И выйди на свет, пожалуйста.
  - Ну на-адо же, - с ленцой протянул молодой светловолосый мужчина, не спеша направляясь к противоположному берегу озерца. Остановившись, он криво улыбнулся. Красивое, открытое лицо, вызывающее симпатию у всех людей, независимо от пола и возраста, немного портило презрительное выражение. Он продолжил: - Однако, несмотря на то, что я тебе, якобы, безразличен, ты примчалась сюда, чтобы меня... что? Остановить? Уговорить одуматься?
  - Ты позволил себе вмешаться в судьбы королевств, не предупредив никого. Более того, твои действия необратимы и губительны. Сделанного уже не поправить, но ты можешь хотя бы остановиться...
  - Значит, я угадал. - Мужчина принялся ходить вдоль кромки воды, заложив руки за спину, демонстрируя расслабленность. Хотя Тео была уверена, что он собран и готов действовать. Тени на его белом плаще завораживающе сменялись пятнами света, когда он перемещался. - А ты начала говорить, как Белые.
  - Похоже, да? - притворно обрадовалась Тео. - Всю ночь тренировалась. Не хотелось бы, чтобы напрасно, поэтому - давай-ка ты извинишься за все и отправишься со мной.
  - Нет, - отрезал он, останавливаясь. - Неужели ты не поняла - то, что я сделал, это не ребячество, не ошибка и не глупость...
  - Насчет последнего я бы поспорила... - тихо сказала Тео. Но ученик все равно услышал.
  - Все, что я делаю - не просто так. И сворачивать с пути я не намерен. И, если надо, готов тебя убить.
  - Как патетично, - скривилась Тео. - Ты вынуждаешь меня вмешаться напрямую.
  - Попытаешься скрутить меня? - засмеялся мужчина.
  - А что тут пытаться... - начала отвечать Тео, и внезапно напала.
  Или думала, что внезапно.
  Пещера вздрогнула, и со стен посыпалась крошка. Мужчина в белом плаще отшатнулся назад, и его золотистые волосы затрепетали, будто в лицо ему подул сильный ветер. Но остался на ногах, развел широко руки и крикнул:
  - Тебе со мной не тягаться! Я сильнее те...
  'Болтать надо меньше', - подумала Тео и ударила волной силы еще раз. И снова он устоял. Но, словно прочтя ее мысли, злобно ощерился, потеряв бОльшую долю обаяния, и в усилил ответный поток энергии.
  'Почему я не могу его свалить?' - с трудом удерживая направленные на нее бешеные завихрения силы, думала Тео. По всему выходило так, что откуда-то он раздобыл источник дополнительной энергии... или очень тщательно приготовился. Биться с противником на его территории было не самой лучшей идеей, но выбора уже не было.
  Когда сражаются два Серых мага, основной упор идет не на чистую Силу, но Тео рискнула, рассчитывая, что сможет свалить ученика первым же ударом. Но тот оказался и впрямь сильнее. По энергетической структуре он был ближе к Черным, и изначально имел больше чистой Силы в распоряжении, но что он умел ею пользоваться, стало для Тео сюрпризом.
  Почти смертельным, надо сказать. Он мог бы не отвечать ударом на удар, сэкономить силы и... Следует дать себе зарок не быть слишком самонадеянной. Однако теперь, когда противники использовали большую часть энергии, набранной извне, в дело вступил опыт. И тут у Тео было куда больше шансов.
  Не убирая щита, ведь ученик продолжал попытки его расколоть грубой силой, Тео сплела тонкую 'сеть', и накинула ее на стены пещеры, чтобы никакой сталактит не упал 'неожиданно' ей на голову. Проверила магическим зрением камень под ногами ученика - и с сожалением отметила, что он крепкий и трещин нет. А что насчет потолка?
  - Ты можешь обрушить его мне на голову, но тогда засыплет обоих, - злорадно крикнул мужчина.
  'Вот демоны дери... он заметил'.
  Воздух дрожал, нагреваясь. Вода в озерце уже начала закипать, и, хотя внешне двое магов просто стояли, глядя друг на друга, на деле вокруг них клубились энергии, как множество нитей, каждая из которых пыталась найти слабое место в обороне противника. Они свивались вместе, переплетались и исчезали, на их месте тут же возникали другие. Бой мог затянуться - и тогда вопрос будет только в том, у кого окажется больше энергии и выдержки.
  - Я... не... буду тебя... убивать, - мужчина тяжело дышал, на лбу выступили капли пота. Еще немного, и магическое напряжение сил в пещере заставит плавиться камни. - Я... просто обездвижу тебя, чтобы ты видела, как я...
  Тео заметила брешь в обороне ученика, но воспользоваться ею не спешила. Если ошибется, другого шанса не будет. Магичка постаралась отвлечь его.
  - Да я лучше умру, чем буду... смотреть на твои жалкие потуги стать... кем ты там хотел стать? Властителем мира?
  Ученик зарычал и Тео буквально ощутила, как трещит ее защита. Сейчас или никогда.
  - Тогда умри! - Крикнул он.
  За его спиной огромный валун, раскаленный докрасна, сдвинулся с места... И стремительно понесся к магу. Одновременно с этим Тео ударила изо всех сил - в ту часть защитного кокона, что прикрывала его сзади. Камень, приближаясь, плавился, разбрасывая в стороны брызги - и через секунду тело мага погрузилось в него целиком.
  Тео остановила валун. Он взрыхлил камень пола, как плуг - землю, и теперь, остывая, оседал вниз. И к лучшему... Магичка уперлась руками в колени и устало опустила голову.
  - Да, это был удар в спину. Но стояли мы лицом к лицу, - прошептала она.
  Тео оглядела пещеру. Красивее она в жизни ничего не видела. В трепещущем воздухе кристаллы с легким треском рассыпАлись на кусочки, и сверкая, словно рубины, падали на каменный пол вишневого цвета, а пар, в который превратилась вода из озерца, рассеивал свет, льющийся сверху, отчего пещера казалась погруженной в волшебную, золотисто-розовую дымку. Если бы не защита, грозившая 'лопнуть' в любую минуту, магичка бы уже изжарилась. Собрав остаток сил, она двинулась к выходу как можно быстрее. Достигнув прохладного коридора, она, с облегчением отпустив струны энергии, упала на колени...
  ... и тут же ее за плечи подхватил Уэйн. Бережно усадил на табурет, провел рукой вдоль тела, перед лицом. Мая тоже подошла, и протянула грязноватый платок, чтобы Тео вытерла пот со лба.
  Белые молчали, пока Тео сидела, нахохлясь, и отхлебывала чай маленькими глотками. Что бы туда не добавил Уэйн, оно помогло ей прийти в себя.
  - Вот... - сказала она чуть погодя. - Вы видели его смерть.
  - Это почти невозможно... - прошептал Мальти. - Но как-то... он сумел защитить себя от плавящегося камня. Сохранить огонек жизни. И несколько лет провел в камне. Собирая Силу по крупицам.
  - Откуда вы знаете? - глухо спросила Тео.
  - Когда копье украли, мы ощутили всплеск Сил. Я отправился туда, думая, что это непрошенный гость случайно забрел в заброшенный склеп, но нашел там только разбитый саркофаг, имя, начертанное на нем кровью и отголоски энергии... в которой признал отпечаток твоего ученика.
  - Возможно ли, что кто-то... - начала Тео, но Уэйн не дал ей закончить, твердо сказав:
  - Нет. Подделать отпечаток невозможно. Это он. В пещере кристаллов сейчас лежат лишь осколки того валуна.
  - А что за имя было в склепе? - спросила Тео, уже зная ответ.
  - Кендрик.
  - Значит... - она отдала кружку Уэйну и встала. - Лионель получил настоящее Копье. А... мой бывший ученик ему помогает, из каких-то своих побуждений. Я собиралась отправиться к армии как можно скорее - это я и сделаю. Надеюсь, вы для этого меня позвали? Чтобы направить туда?
  Белые переглянулись. Нельзя было понять, довольны они ее желанием действовать тут же, или нет. Уэйн потер подбородок и, бросив взгляд на Мальти, ответил:
  - Для этого, в основном. Но еще нас очень беспокоит пропажа твоего нынешнего ученика. Нам передали, что мальчик - Белый.
  - Он не пропал, а сбежал, - поправила его Тео, скрестив руки на груди. - И найти своими силами я его не могу. Уэйн, прошу тебя это сделать. Белые лучше умеют искать, возможно, я сглупила, что сразу не обратилась к вам.
  Уэйн кивнул, то ли подтверждая факт ее глупости, то ли соглашаясь исполнить просьбу. Тео поклонилась всем сразу.
  - Я отбуду на юг Лиона и буду держать вас в курсе.
  - Сейчас многое поставлено на карту, - добавил молчавший до сих пор Дирен. - И от того, насколько своевременно ты будешь сообщать нам информацию, зависит многое. Не подведи.
  Тео кивнула и вышла. Проходя мимо Пака, сидящего дальше по тропинке, ведущей от овчарни, через луг к Двери, она помахала рукой пареньку и ускорила шаг. На обратном пути, казалось, она не замечала ни запахи трав, ни разноцветье или величественный вид гор, пылающих в закатных лучах. Дойдя до края молодого леса, она прислонилась спиной к стволу и закрыла глаза. Тело сотрясла мелкая дрожь. Резко вдохнув через нос, магичка задержала дыхание, а потом медленно выдохнула. Разжала кулаки, рассеянно лизнула царапины на ладони.
  Тео рисковала не просто репутацией или даже доверием Белых. За обман, раскройся он, ее полностью отстранили бы от всех дел, заперли в надежном месте и выжимали ее сущность до последней капли, пытаясь понять, зачем она солгала, и главное - как. Потому что до сих пор, насколько ей было известно, Белые обнаруживали ложь так легко, словно она клубами цветного дыма летала вокруг, неважно, обычного человека или мага.
  А она смогла. Причем не как-нибудь, а раскрыв им собственное воспоминание. То, что они догадались о ее обмане, но смолчали, было еще более невероятно, чем сам обман. Значит - не поняли. Поверили.
  А ведь на самом деле тогда, пятнадцать лет назад, все было по-другому.
  
  
  
  Тео шла по узкому коридору, освещая себе путь огоньком в руке. Подойдя к пещере, она погасила его - света хватало, а силу надо было экономить. Она споткнулась о камень, чуть было не рухнула, но схватилась рукой за сталагмит. Ругнулась, но тихо. Высокие своды пещеры улавливали малейший шум, даже ее шаги, хотя она и старалась двигаться тихо, звучали подобно грому. Неожиданно к нему тут не подберешься. Но он все равно знал, что она явится за ним.
  - Кен... я чувствую, что ты здесь. - Тео ступала осторожно, внимательно глядя по сторонам. Она и впрямь чувствовала присутствие ученика, а еще его страх. Ненависть. И решимость. Последнее могло восхитить, если бы не было решимостью убить ее.
  - Я и не прятался.
  Он стоял на коленях у озерца, с мокрым лицом. В грязной, рваной одежде и загнанным взглядом - она преследовала его, не давая передохнуть, несколько дней. Бок он перевязал какой-то тряпицей, но это не помогло - кровь пропитала ее, и капала в воду, превращаясь сначала в розовую взвесь, а потом и вовсе растворяясь.
  Он зачерпнул ладонью воду и плеснул себе в лицо. Поднялся, неловко прижимая левую руку к телу.
  Тео вздохнула. Увиденное вызвало не жалость, но грусть. Она остановилась напротив него, на другом берегу, не подходя ближе.
  - Ты и не смог бы. Рано или поздно, но я нашла бы тебя.
  - Для чего? Вразумить нерадивого ученика? Помахать перед носом пальцем, отшлепать, чтобы понял, что неправ. Одеть ошейник с бубенчиком и отвести к отаре. Ведь так говорят Белые - что мы, Серые, пастухи...
  Тео выслушала этот поток язвительности спокойно. И ровным голосом ответила:
  - Чтобы понять - зачем. Погибли люди, разрушено все то, что... даже не я строила - а многие до меня. А ты ведь мог сказать мне, попробовать объяснить.
  - Мы уже говорили на эту тему, много раз. - В голосе ученика слышалась горечь, но Тео заставила себя воспринимать только слова. Не тон. - И про предназначение служить, и про жертвы на пути. Ты тоже управляешь, манипулируешь, советуешь и направляешь судьбы людей в нужное тебе русло. Если ты мне объяснишь существенную разницу между мной и тобой, тогда, может, я и изменю свое мнение.
  - Для тебя жертвы - это способ. Для меня - необратимые последствия, которых не всегда удается избежать. Ты рвешься к власти ради самой власти - я использую ее для того, чтобы мир оставался цельным. Ты пытаешься подтвердить свою значимость, а мне нет нужды что-то доказывать, даже самой себе. Достаточно, или еще?
  - Это я слышал. - Рот его исказился от боли... или в презрительной гримасе.
  - 'Ученик, отрекшийся от учителя, называет свои заблуждения свободой', помнишь?
  Кендрик заговорил с жаром, так пылко, как только мог:
  - Может, свобода стоит заблуждений? Свобода отойти от того, во что заставляют верить, взглянуть со стороны, послушать своего сердца! И если мы пастухи, то почему последняя из овец стоит нашей жизни, нашей крови? Мы вправе не только оберегать их от опасностей, таящихся в темном лесу, но и объяснить им, кто мы. Получить с них шкуры, молоко и мясо!
  Он, несомненно, верил в то, о чем говорил. Но обаяние, которым наградила его природа, не могло скрыть сузившиеся от ярости глаза, а красноречие то ли не действовало на Тео, то ли...
  - Нет, Кен, не вправе. Не зря маги ушли тогда... люди не способны терпеть рядом с собой могущественных чужаков. Они всегда будут подозревать, что те хотят извести их под корень. Поэтому и сжигали ведьм и колдунов по всей стране, из страха и зависти.
  - Но у страха не было причин! А если бы маги тогда проявили силу, окоротили людей, и заняли положенное им место...
  - Нет. Ты не понимаешь... Сила предназначила нам защищать, беречь и ничто не может быть важнее...
  Кен в ярости ударил кулаком по бедру, тут же пожалев об этом - от боли он скривился. И, потеряв, видимо, терпение, оборвал Тео на полуслове:
  - Меня этот пустой треп не убедил тогда, и сейчас тоже не впечатляет... Я думаю, что ты точно такая же, как и я. Только умеешь складно врать про свои благородные побуждения. Ты говоришь про тех, кто умер во имя моих целей, но теперь я и сам - жертва, и стою у тебя на пути. Что ты сделаешь? Во имя этой своей гармонии, милосердия и крепких основ мира - отпустишь разве?
  - Все зависит от твоего ответа. Если отпущу - ты остановишься?
  - Нет. Ни за что.
  Тео увидела, что он начал заплетать энергию вокруг себя, создавая защищающий кокон, собирать энергию для нападения; но потратила несколько драгоценных секунд, чтобы сказать:
  - Тогда... прости.
  У Кендрика были хорошие учителя. Воздух мгновенно раскалился, вода в озерце превратилась в пар, скрывая учителя и ученика, но зрение в битве магов ни к чему. По крайней мере, обычное. Кусочки слюды на дне бывшего уже озера, потрескивая, затанцевали на горячем камне. Тео пыталась нащупать брешь, хоть маленькую щелку в защите Кена, хоть одну лазейку... Но тот, выиграв время в самом начале, сумел этим воспользоваться, создав почти идеальную защиту. Чего нельзя было сказать о Тео.
  'Я просто не имею права умирать', - подумала она. - 'Иначе его не остановить...'
   Пожалуй, не будь Кен измотан и взволнован, исход боя предугадать было бы сложно. Но он решил покончить с наставницей быстро и жестоко. За ее спиной огромный валун, раскаленный докрасна, сдвинулся с места... И стремительно понесся к магичке, но в последнюю секунду она, почуяв опасность, увернулась, и камень пронесся мимо. Он завис между магами. Кен пытался направить его на Тео, та не пускала. С минуту продолжалась эта молчаливая борьба, а с потолка уже начали рушиться осколки, сначала мелкие, но потом все крупнее.
  - Остановись, Кен, прошу! Мы еще можем... - крикнула Тео, но ученик взревел в ответ:
  - Ты никогда не сможешь понять!
  И бросил все силы на то, чтобы разорвать окружавшую наставницу сеть, сплетенную из магической энергии.
  И в его защите появилась трещина. Маленькая, почти незаметная, но Тео хватило.
  Она не закрыла глаза, не отвернулась. И видела, как расплавленный камень, сохраняющий округлые очертания только лишь силой воли двух магов, объял ее ученика со всех сторон.
  Тео опустила валун. Он погрузился в озеро, теперь уже слюдяное. Остывая, он сполз чуть вперед и застыл.
  Магичка оглядела пещеру. Прекраснее, наверное, сложно было что-либо найти. В трепещущем воздухе кристаллы с легким треском рассыпАлись на кусочки, и сверкая, словно рубины, падали на каменный пол вишневого цвета, а пар, в который превратилась вода из озерца, рассеивал свет, льющийся сверху, отчего пещера казалась погруженной в волшебную, золотисто-розовую дымку. Но мысли Тео занимала не красота этого места. Она посмотрела на камень, который возвышался теперь в центре пещеры. И сказала тихо:
  - Я... возможно... - слова было найти трудно, несмотря на то, что тот, к кому они были обращены, уже был мертв. - Я буду молить Богов, чтобы оказалось, что ты неправ. Потому что... если все же разницы нет...
  Она не договорила. И поспешила покинуть пещеру, пока защита еще держалась.
  
  Тео добралась до Двери быстро. Та перенесла ее на северный край Шепчущего леса, а оттуда она уже сама открыла портал до дома. Дерека не было, по дому одиноко бродили доспехи и жаловались на жизнь зеленым мышам. Тео спустилась на кухню, постояла, задумчиво глядя в окно...
  Так было устроено, что Белые чувствовали появление Проколов, где бы те не находились. Возможно, когда-то давно все маги собрались и решили, что Белых надо поставить во главе. А, может, это произошло само собой. До того дня, который ей сегодня пришлось вспомнить дважды, Тео не задумывалась, правильно ли это. Но ученик, которого ее послали убить, заронил в ней зерно сомнения. Она восстановила в памяти разговор с Белыми, тогда, пятнадцать лет назад, - они, конечно, имели в виду 'просто поговорить', так ведь? Но со всей жесткостью, и если будет необходимо, то... Как они сумели убедить ее поднять руку на собственного ученика? Неужели тогда она верила им настолько беспредельно?
  Ведь если подумать, всех учеников к магам приводит Сила. И она не может ошибиться. Люди - да, могут, даже маги могут, даже Белые... но не она. Значит, Кен был нужен. Должен был сделать нечто важное...
  У Белых не было лидеров. Все равны перед Силой, говорили они. Но с Диреном и Мальти считались, они чаще говорили за всех и принимали решения. Именно они убедили Тео, что Кена необходимо остановить. Нет, Тео не перекладывала на них вину. В конце концов, смертельный удар нанесла она... а теперь открылось, что Кен жив. Магичка испытывала одновременно разные чувства - злость, облегчение, опасение, что в этот раз все будет неизмеримо хуже, бессилие...
   ...но главным среди них было сильное желание напиться.
  Причем, не просто слегка захмелеть, как обычно делали маги, а именно надраться. Снять защиту от ядов и опьянения, и принять на грудь столько, чтобы в глазах двоилось... Недолго думая, она откинула крышку подвала и крикнула в темноту:
  - Сыра и две бутылки вина! - И добавила: - Сегодня больше пяти мне не давай, слышишь? Даже если буду угрожать полдома разнести... - И, уже сама себе, - Я свою норму знаю.
  Через час, в прекрасном настроении, она сидела с ногами на столе и пела песни. Закусывала сыром и кислой капустой, бочонок с которой выпросила у Подвальника. Еще через час, отчаявшись получить от него вина сверх указанного, Тео, разозлившись, выкинула в подвал пустые бутылки, и села с остатками хмельного напитка обратно на стол, засыпанный капустой.
  - Я, между прочим, имею право. У меня душевная травма. - Возмущенно сказала она камину. Тот молчал, видимо, из сочувствия. - Раз в пятнадцать лет можно и надраться. А надраться с пяти бутылок - просто невозможно! И вот некоторые, между прочим, - ткнула она пальцем вниз, - не понимают...
  В коридоре раздались шаги, Тео радостно и предвкушающе оскалилась:
  - Ага, вот и Дерек! Уж он тебе покажет! Я ему пожалуюсь, что ты мне выпить как следует не даешь, узнаешь тогда...
  Но в кухню вошел вовсе не Черный маг.
  - Гринер? - Тео качнулась вперед и чуть не выронила бутылку. - Какого демона ты тут делаешь?!
  Юноша попятился к двери и промямлил:
  - А доспех сказал, что никого дома нет...
  - А ты верь больше, - Тео икнула. - И все же - что ты тут делаешь?
  - Я... я еду пришел взять. Немного. И письмо - вот...
  Гринер достал из-под куртки мятый листок.
  - Письмо? Мне? - Умилилась Тео. - Что-то вроде 'Здравствуй, Тео, у меня все хорошо, а у тебя как. Целую, Гринер'?
  - Нет...
  Магичка оглядела ученика критическим взглядом. Исхудал, одежда обтрепалась, вид хоть и уставший, но не сломленный. То есть - действительно пришел перекусить и весточку оставить, а не с повинной домой прибежал, поголодав чуток...
  - Ну, - сказала Тео, махнув рукой в сторону единственного стоящего стула. - Садись. Раз уж я тут, расскажи, что хотел, так.
  - Расскажу, и могу уйти? Вы не будете меня удерживать?
  Магичка только фыркнула в ответ и показала на подвальный люк:
  - Да как хочешь... только попроси у Подвальника еще пару бутылок, он мне не дает... Ну и себе еды, сколько унесешь.
  Когда Гринер забил свой мешок доверху, Тео откупорила еще бутылку и величественно повела вбок рукой, мол, говори. Отпивать, правда, не стала, только вид сделала и тут же вино отставила. Колдовать на пьяную голову было опасно, но защиту она уже вернула, и надеялась, что к тому времени, как Ученик закончит свой рассказ, она протрезвеет настолько, чтобы отрезать ему все пути отхода. А то с него станется опять сбежать, не выслушав аргументы за и против.
  - Я тебя внимательно слушаю.
  - Ну... - Гринер сел, обнял мешок с провиантом покрепче, поставив его на колени, будто он мог защитить его от гнева наставницы. - Я когда ушел, подумал, что... в общем, неважно. Главное, что вчера в домике... мне туда мельник подсказал пойти...
  - Так, погоди. - Тео замахала на него руками. - Если ты в таком же стиле изъяснялся и в письме, я точно не стала бы его читать. Успокойся, соберись и попытайся рассказать так, будто... э-э-э... ты на празднике чтецов древних поэм. Ну?
  Гринер наморщил лоб. Помолчал с минуту, а потом кивнул.
  - Я остановился на ночь в домике лесника. Весь день готовил дрова, таскал воду, да и вообще в эти дни часто уставал - так что под вечер буквально свалился. Но заснуть не мог. А потом услышал, как кто-то ходит вокруг домика. Мне почему-то стало страшновато, и я замер. Даже приготовился огнем спалить, если этот 'кто-то' с недобрыми намерениями пришел. Он открыл дверь снаружи, хотя она была на щеколде, и, войдя, сказал: 'Вот я тебя и нашел'...
  
  - Привет, парень. Вот я тебя и нашел.
  Гринер молчал, опасаясь, что голос выдаст его страх. Но незнакомец стоял мирно, с мечом на него не кидался - видимо, ждал, пока Гринер подаст признаки жизни. Юноша, решившись, прокашлялся и ответил:
  - Заходите. Только учтите, я вооружен.
  - Я знаю. - Просто сказал незнакомец и вежливо поинтересовался: - Не в темноте же нам говорить... позволишь, я зажгу свет?
  - По... позволю.
  Мужчина отошел от входа, направляясь к грубо сколоченному табурету у стола, и одновременно с этим в углах домика зажглись огоньки, освещая все внутри так ярко, словно люстра в сто свечей. Потом, правда, чуть поутихли. А Гринер окончательно уверился в том, что его визитер - маг.
  Тот уселся, откинул капюшон плаща и осмотрелся. Впрочем, Гринер подозревал, что на самом деле он дал возможность рассмотреть себя, потому что любоваться в хижине было нечем. Разве что сидящим на постели, взъерошенным Гринером, но незнакомец как раз на него и избегал смотреть.
  - Ну что же, - наконец сказал маг, - местечко неплохое, хотя, думаю, ты тут надолго не рассчитывал поселиться.
  Он открыто улыбнулся, спокойно и располагающе. 'Внушающее доверие лицо', - подумал Гринер, - 'Но пока не будет понятно, что ему от меня надо, я с места не сдвинусь'. Юноша в последнее время вообще стал проверять всех и вся на своем пути. Было ли это подозрительностью, перенятой у черепа, или осторожностью, полученной от уроков Тео, Гринер и сам не знал. А посетитель, наконец, взглянул на Гринера, который успел убрать с лица выражение крайней недоверчивости. И даже сумел улыбнуться в ответ, - достаточно гостеприимно, как он надеялся.
  - Вы сказали, когда вошли, - уточнил Гринер, - что 'нашли меня'. То есть, не случайно сюда забрели... Вас кто-то послал?
  - Вовсе нет. - Незнакомец, казалось, догадывался о том, что Гринер не хочет возвращаться туда, откуда сбежал. - Я сам по себе. Да... наверное, невежливо, что я знаю твое имя, а ты мое - нет...
  - А Вы знаете? - удивился юноша, решив все-таки слезть с постели (невежливо как-то принимать гостей в таком виде) и натянуть сапоги.
  - Ты - Гринер, верно? Ну, а мое имя - Кен.
  - Очень приятно. Ну а если вы и искали меня, то зачем?
  - Молодец, сразу к делу, - засмеялся мужчина. - И можешь говорить мне 'ты', я не обидчивый. Не намного тебя старше, и титула у меня нет. А насчет 'зачем'... - Он посерьезнел. - Понимаешь, мне нужна твоя помощь. В одном очень серьезном деле, от которого зависят судьбы многих, многих людей...
  Гринер согласно кивал в конце каждой фразы, и думал, что был уже один такой, потащивший его с собой спасать мир. И чем это закончилось? Нет уж, его теперь на мякине не проведешь.
  Надо отдать должное Гринеру - мыслил он вполне здраво, решив не полагаться пока на туманные призывы и смутные обещания. А вот скрывать свои чувства он умел плохо, потому что мужчина, назвавшийся Кеном, замолчал и в упор посмотрел на юношу, как бы соображая что-то на ходу.
  - Ты мне не веришь? - мягко поинтересовался он.
  - Почему же, верю. - Гринер поерзал на кровати. - Только понять не могу, при чем тут я. Какой из меня спаситель...
  - Вечный вопрос: 'Почему я?'. Да... Я тоже когда-то отринул авторитеты... В этом мы с тобой похожи - стремлением к свободе. Ты ведь задумывался о том, что будешь делать, когда уйдешь от учителя? Назад тебе дороги нет, а я смогу помочь. Можешь считать, что я предлагаю тебе работу. Но не в качестве ученика, который 'подай-принеси', а полноправное партнерство. Скажу больше - со мной тебе откроются перспективы, куда более обширные. Я наблюдал за тобой. Ты сильный. Умный. И многого можешь добиться.
  - Например? - сощурился юноша.
  - А что тебя привлекает? Власть? Что скажешь насчет близкого соратника правителя этих земель? И это так, навскидку. Просто для примера.
  'Сказать ему или нет, что я как бы... сам правитель?' - подумал Гринер, но просто покачал головой.
  - Я хочу, чтобы меня оставили в покое.
  - Деньги? Женщины?
  'Хлеба бы буханку предложил, кусок сыра и мяса прожаренного', - досадливо подумал Гринер.
  Маг пристально смотрел на юношу, выискивая на его лице намек на заинтересованность. Глубоко вздохнул.
  - Когда тебя недооценивают, это обидно, правда? - Дождавшись кивка Гринера, продолжил. - Я прекрасно помню, как проходит обучение. Информации мало, требуют многого, и в итоге ты все равно оказываешься дураком. Да еще и виноватым.
  Гринер вспомнил, что говорил череп насчет нежелания Тео открывать ему секреты магии, и осторожно кивнул еще раз.
  - А ты не так то прост, как кажется, - прищурившись, предположил маг. - И ушел не потому, что магия тебе не нравится. Как раз наоборот... Я могу многому тебя научить. Не принижая твоего достоинства, не скрывая ничего, из того, что знаю.
  - Не уверен, что можно перейти от... Одного учителя к другому вот так, просто.
  - А я тебя и не тороплю.
  Маг поднялся.
  - Если передумаешь... я навещу тебя через неделю. Семи дней должно хватить, чтобы поразмыслить и решить, что ты хочешь от жизни. Безвестного прозябания с мечтами о том, что ты мог бы совершить, или великих тайн и открытий, свободы делать то, что хочешь ты, а не навязывают другие, объясняя это Судьбой и Долгом. До встречи.
   Маг накинул капюшон и пошел к выходу. Огоньки в углах домика погасли, как только он скрылся за дверью.
  Гринер не сразу решил навестить Тео и оставить ей письмо с описанием ночного гостя. Но потом, поразмыслив, решил, что если действовать осторожно, все пройдет как нельзя лучше. Почему-то ему показалось, что этот маг опасен, а, поскольку, что бы Гринер ему, Тео или самому себе не говорил про то, что 'ему все равно', в глубине души он очень обеспокоился вопросами: зачем вдруг кому-то понадобилось переманивать простого недоучку на свою сторону и как долго за ним следили...
  
  - Я просто подумал, - добавил Гринер после паузы, - что надо Вас предупредить.
  - Правильно подумал, - одобряюще кивнула Тео и сделала еще один 'глоток' из бутыли. - Очень вовремя, надо сказать. Еще днем я тебе бы не поверила. То есть, поверила, но не так, как сейчас... то есть...
  - А теперь Вы путано говорите, - обвиняюще сказал Гринер.
  - Если б ты выпил, сколько я, ты б вообще... - буркнула Тео. Она немного покривила душой, поскольку пьяна уже не была. И как раз сейчас готовилась проверить Гринера на предмет магической 'метки', которую вполне мог прицепить к нему тот загадочный (но не для нее) маг. А заодно и свою навесить, чтобы, если ученику все же удастся ускользнуть, найти его быстро и без хлопот. Настроила магическое зрение и... уставилась на Гринера в упор.
  - Что? - забеспокоился тот.
  - Э-э-э... думаю, не выпить ли мне еще, - на ходу стала сочинять магичка, стараясь не выдать, что подозревает себя в полном и окончательном сумасшествии. - Что скажешь насчет наливки? Вишневой...
  - Зря Вы так... Нет, конечно, не мое дело, но... - Гринер поднялся. - Это, собственно, все, что я хотел сказать. Ах, да. Когда этот Кен снова явится, я не собираюсь никуда с ним отправляться. Хватит с меня.
  - Да погоди ты. - Тео пощупала карманы и извлекла трубку с кисетом. - Еще хотела у тебя спросить... демоны дери. Сейчас.
  За дверью в коридор послышались шаги. На этот раз в кухню вошел Дерек, и, увидев Гринера, застыл. Послал Тео мысленный вопрос: 'Хватать?', на что она едва заметно отрицательно покачала головой.
  - Дер! - радостно заорала она, все еще изображая 'наставницу во хмелю'. - Ты посмотри! Кто пришел... А? Ученик мой любимый пришел. Правда, здорово?
  Гринер, прекрасно понимая, что с появлением Черного мага шансы удрать резко сократились, невесело улыбнулся и развел руками. Вот, мол, я, делайте, что хотите.
  - Вижу. - Сказал Дерек. - Здравствуй, Гринер. Все нормально?
  - Спасибо, что спросили, - ответил юноша, косясь на Тео. - Хоть кому-то интересно... Да, в общем - все в порядке.
  - Нет, Дер, ты глянь, кто пришел!- повторила Тео, вскакивая на стол. - Это же Гринер!
  - Я вижу, - принюхавшись, маг посмотрел на две бутылки, стоящие в опасной близости от сапога Тео. Недовольно поморщился.
  - Нет, ты посмотри, кто к нам пришел! - уже сквозь зубы повторила магичка.
  Дерек скосил глаза на хоть и потрепанного жизнью, но свободолюбивого ученика. И охнул.
  Гринер нервно заозирался. Да что с ними такое? Стоит оставить учителей одних, начинают пьянствовать беспробудно и в безумие впадать. Поразмыслив, он пришел к выводу, что на Тео надеяться нельзя, и задал напрашивающийся вопрос Дереку:
  - Что со мной не так?
  - Ну, как тебе сказать... - маг замялся, посматривая на напарницу. - Дело в том, что ты, как бы... в общем, ты не Белый.
  - Не Белый? - Гринер перестал понимать вообще все. - А какой?
  - Черный, - ответила Тео, подняла бутылку со стола и протянула ученику: - Давайте выпьем за это?
  
  Глава 5
  
  Гринер принял бутылку из рук наставницы и, поставив ее подальше от Тео, покосился на Дерека.
  - Может, ее надо... ну...
  - Да трезвая она, - отмахнулся Черный маг и присел на краешек стола. - Придуривается.
  - С самого начала?
  - Нет, - ответила Тео, - когда ты вошел, я была пьяна, как сапожник.
  Гринер облегченно выдохнул, что не укрылось от взгляда магички. 'Объяснение только одно', - подумала она. - 'Мальчику до смерти надоели обман и тайны'.
  - Сапожников давайте обсудим как-нибудь в другой раз, - попросил Дерек. - Сейчас я бы хотел понять, как так случилось, что ученик наш поменял Цвет.
  - Да все просто. - Тео ухмыльнулась и спрыгнула со стола. Критически его осмотрев, она подняла двумя пальцами длинные куски кислой капусты. - Ты ошибся тогда, в ущелье.
  Пока Дерек собирался с мыслями, чтобы опровергнуть столь вопиющую ложь, Тео взмахом руки убрала все лишнее со стола и пола. Кроме раскиданных по кухне стульев, ничто не указывало на то, что здесь происходило что-то неблагопристойное.
  - Я не мог ошибиться. А ты вообще-то...
  - Т-ш-ш-ш. Потом обсудим твой прискорбный непрофессионализм. - Тео подняла палец вверх. - Сейчас я хочу кое о чем попросить своего ученика. Гринер?
  Юноша оторвался от раздумий и посмотрел на наставницу.
  - Гринни... Я тебя очень, очень прошу... я сейчас позову Уэйна, это Белый. Он отведет тебя к остальным, там тебя занесут в список, зададут пару вопросов... И отпустят обратно. Так вот. Можешь рассказать обо всем, кроме того, что произошло вчера ночью.
  - Я не понимаю, что происходит, - Дерек скрестил руки на груди. - Но Белым соврать нельзя, если ты не забыла.
  Тео подвела глаза к небу и цокнула языком.
  - Если Уэйн заметит, что ты что-то умалчиваешь, скажи, что пока не хочешь об этом говорить. Что потом обязательно расскажешь, но не сейчас, хорошо? Я его знаю, настаивать он не станет... И еще...
  Тео подошла к мрачно смотрящему на нее исподлобья Гринеру, коротко обняла его. Он не сопротивлялся, но и не обнял в ответ - просто стоял с опущенными вдоль тела руками. Потом, держа за плечи и глядя ему в глаза, Тео раздельно сказала:
  - Верь мне. Ты получишь объяснение. Когда вернешься от Белых. Обещаю.
  - Хорошо. - Сдался Гринер.
  - Вот и чудно. Дер, вызови Уэйна.
  Черный маг, с видом 'я-когда-нибудь-с-ней-свихнусь' нащупал под рубашкой кристалл на шнурке и на секунду прикрыл глаза. Посмотрел на Тео.
  - Он идет.
  В течение пяти минут маги и ученик сидели молча на столе, думая каждый о своем. 'Глядя на нас, можно решить, что кого-то хоронят', - подумалось Тео и тут же вспомнилось, - 'Рисса... Наверное, Белые увезли ее на юг, к мужу. Придумали более-менее правдоподобную версию случившегося... или оставили неподалеку от деревни, жители сами домыслят, какой зверь ее убил... Зачем им лишний раз демонстрировать свое существование...'.
  От этих мыслей стало тошно. Умом она понимала, что так будет правильнее, но... опять захотелось напиться.
  Воздух перед камином поплыл, будто нагреваясь, хотя на самом деле это открывался портал. Замерцал синими искрами. Гринер знал - синий цвет - признак того, что портал не природный, естественные Двери выглядели, как движение теплого воздуха. Эта мысль прыгнула ему в голову, хотя необходимости в ней сейчас не было. Он как-то спросил у Тео, почему у нее порталы получаются разные, и она объяснила, что природные обычным зрением почти не заметить, постоянные, но сотворенные магами мерцают синим, ну а 'пробитые' сразу, по необходимости - выглядят как синие прямоугольники либо овалы.
  Гринер впервые видел Белого мага и был удивлен, что тот выглядит так обыденно и молодо. Стало даже немного обидно. Ну хоть кто-то из магов носит длинную седую бороду и широкий балахон, расшитый звездами? Или все предпочитают ходить в юных личинах? Хотя, если отбросить предубеждение об обязательной дряхлости мудрых (и наоборот), Белый Гринеру понравился.
  Уэйн, появившись, сразу заметил Гринера и улыбнулся:
   - Это тот, кто я думаю?
  Тео оживилась и ободряюще хлопнула по спине ученика. Если б Гринер плохо ее знал, то подумал бы, что она хочет как можно быстрее сбыть его с рук.
  - Он вернулся сам! - Еще и по голове потрепала. Гринер вынес эту неожиданную любвеобильность стоически... хоть и с мукой во взгляде. - И ты только глянь на него! Жутко смешно!
  Белый маг нахмурился, вгляделся в юношу и брови его поползли вверх.
  - Скажи, молодой человек... Как тебя зовут?
  - Гринер. - Честно ответил Гринер. Это, видимо, удовлетворило мага, потому что он повернулся к Тео. Однако она угадала, какой будет следующий вопрос, и ткнула пальцем в Дерека:
  - Вот он напортачил, я ни при чем, - и показала напарнику язык. - Я бы и спросонья не ошиблась, а он... Дер, тебе должно быть стыдно.
  - Мне не стыдно, мне... Я не знаю, как так вышло, что я ошибся. Может, из-за того, что рядом был дракон... то есть - Тео. И его магическое поле каким-то образом исказило... - отчаявшись объяснить то, в чем сам толком не разобрался, Дерек развел руками. - Словом, он Черный. Как закончите с ним, я заберу. Думаю, других кандидатур на место его учителя нет? А то я бы с удовольствием отказался.
  Уэйн брови уже вернул на место, но задумчиво прикусил губу. Когда Дерек упомянул свое желание отвертеться от наставничества, Уэйн, как показалось Гринеру, даже возмутился.
  - Вот еще. Три раза отказался, в этот раз не выйдет.
  Он еще раз посмотрел с сомнением на Гринера, и у того от взгляда Белого мурашки по спине побежали.
  - Верну через пару часов. Хорошо, что я не успел отправиться на его поиски.
  - А что со мной там будут делать? - Гринер посчитал свой вопрос уместным в данной ситуации. Уэйн, видимо, тоже, потому что не рассердился, а ответил:
  - Запишу твое имя в большую книгу, а также твой возраст и Цвет. Потом познакомлю с Гвеном, он лучший врачеватель среди нас. Он поможет твоему телу справиться с изменениями...
  - Какими изменениями? - удивился Гринер. А, оказывается, эти Белые не такие уж гордецы и зануды, как говорила его наставница... вернее, бывшая наставница, поскольку теперь, кажется, он перейдет в ученики к Дереку. Если решит остаться, конечно, а это вряд ли.
  - Твое тело реагирует на магию, укрепляя себя и продлевая срок своего существования, - Уэйн, объясняя, открыл портал и показал на него Гринеру. - Многие яды, болезни и старение не будут способны повлиять на тебя...
  Не прерывая рассказа, он вошел за Гринером в портал, даже не обернувшись на магов. Тео, дождавшись, пока маленькая синяя точка схлопнется окончательно, громко выдохнула:
  - Ф-у-у-у-ух.
  И покосилась на Дерека. Тот потянул себя за нижнюю губу. Приподнял руку, открыв рот, но передумал. Потом снова собрался что-то сказать, но смолчал. Словом, весьма красноречиво с помощью жестов показал, что очень хочет оторвать кому-нибудь голову, хотя бы изустно, но никак не может начать. Тео, не в силах вынести его мучения, разрешающе махнула рукой:
  - Можешь не сдерживаться и крыть, как хочется.
  - Какого... трахнутого демона... моя дорогая, сумасшедшая, безответственная напарница, тут происходит?
  Тео демонстративно поковыряла пальцем стол.
  - История долгая, - предупредила она.
  - Ничего. Переживу.
  - И начну я издалека...
  - Обожаю жанр мемуаров.
  - Хорошо... я пока приготовлю кофе, не против?
  Тео присела у камина, разжигая дрова. Поначалу голос ее звучал глухо, и Дереку приходилось напрягать слух. Можно было, конечно, передать все события сегодняшнего дня мысленно, за несколько секунд - но Черный понимал, что его подруге необходимо выговориться. Обсудить, что произошло, возможно, узнать что-то новое о себе.
  - Помнишь, что со мной было пятнадцать лет назад, когда мы только стали напарниками?
  Дерек пересел в кресло, подняв его с пола. 'Набедокурила тут', - подумал он. 'Прошлый раз, когда она набрала охапку бутылок и убрала защиту от опьянения, был как раз тогда. Пятнадцать лет... Кто бы мог подумать, мы вместе уже давненько'.
  - Помню, что ты как опущенная в воду ходила. Родни сказал, что у тебя проблемы с самооценкой.
  - Мы с ним никогда особо близки не были, даже в паре, так что он крупно промахнулся со своим предположением. И, кстати, ушел к Эфолю потому, что не знал, что со мной делать. Расспросить, предложить помощь или просто поддержать молча ему в голову не пришло. Род и по сию пору не отличается душевной теплотой и умением выслушать друга, и тогда тоже... но я не о том. У меня был ученик, Кендрик...
  Тео рассказала Дереку о том, как Белые, напуганные перспективой появления вышедшего из-под контроля сильного мага, уговорили ее остановить ученика - любой ценой. Строго говоря, учеником он уже не был. Получил незадолго до этого звание подмастерья, хоть считал, что вполне способен самостоятельно, без учителя, направлять события в нужное русло.
  - В своей самонадеянности он допустил смещение законного короля, убийство его семьи...
  - Погоди, - остановил Дерек подругу. - Ты о ком сейчас?
  - О Шароне. Да, не удивляйся, Шарон не сам додумался до этой 'блестящей' идеи - свергнуть законного монарха и, во избежание его возвращения, покончить с ним раз и навсегда. Это Кендрик подсказал. Он же и помог совершить переворот. Тебе с корицей или кардамоном?
  - Корицу... Я не знал.
  - Я подозреваю, что и покушение на Беореля организовал тоже Кен. То, после которого король отдал мне на воспитание сына. Оно провалилось, по счастью. Но через пять лет Беореля все-таки убили.
  - Тоже твой... Кендрик?
  - Нет... к тому времени он уже был...
  Тео поставила на стол две кружки ароматного кофе.
  - Может, выйдем на веранду? Там легче дышится.
  - Пошли.
  Ночь выдалась теплая. На небе помигивали крохотные звезды. Тео, усевшись на перилах, достала трубку.
  - Да, это в твоем стиле - предложить подышать свежим воздухом и закурить.
  Тео улыбнулась, оценив попытку ее развеселить. Говорить не хотелось. Но, раз уж решила быть честной... Она рассказала, что произошло в пещере на острове Кристаллов, куда маги наведывались иногда за хрустальными друзами, которые помогали связываться друг с другом. Старалась говорить ровно, без эмоций - но Дерек все равно почувствовал, что воспоминания нелегко ей даются. Он накрыл ее руку своей и легонько сжал. Она благодарно улыбнулась.
  - Сегодня днем, когда я пошла к Белым, они сообщили мне, что Кен жив. И даже каким-то образом сумел выбраться из камня.
  - У меня ощущение, что я в пугающем сне. Когда он... освободился?
  - Несколько лет назад. Точнее не скажу.
  - И ты не заметила? Ты же была в пещерах недавно!
  - Я... не заходила в тот зал. Проход был завален. Да и не хотела...
  - Понимаю. И что Белые?
  - А вот сейчас, Дер, - Тео отпила из кружки. Кофе получился такой, как надо. - Я скажу тебе то, от чего ты 'проснешься'.
  Рассказ магички о том, как она изменила свои воспоминания для Белых, Дерек слушал молча. Но лицо его красноречиво говорило о том, что он изумлен.
  - Солгала? Белым? Но... как?
  - Сама не знаю, как. Пришлось импровизировать. Я вспоминала все так, как было, до того момента, когда споткнулась у входа в пещеру. А потом постаралась ярко представить себе несуществующий разговор. Сочиняла на ходу. Ты слышал настоящую версию и должен понимать, почему мне больше всего на свете не хотелось, чтобы они ее узнали. Вот, как-то так. - Она уставилась в темноту.
  - А... то есть. Подожди, я сформулирую. Хотя нет, рано, в голове еще ничего не улеглось. Давай про Гринера. Что там произошло ночью, что ты не велела ему рассказывать?
  - К нему приходил Кен. Да, собственной персоной, я сама удивилась. Прощупывал, проверял, будет ли Гринер ему помогать. В чем - трудно предположить. Хотя в чем Кен почти точно участвует, так это в этом деле с армией на юге Лиона. Это он достал для Лионеля Копье... ну, да я упоминала. Гринер ему не поверил. Молодец, конечно, но его подозрительность может и нам выйти боком... а, в конечном счете, и ему.
  - Я бы подумал, что ты врешь... или фантазируешь. - Дерек почесал бороду. - Но это все звучит настолько неправдоподобно, что не может быть неправдой. Хотя что я понимаю, вон, даже Цвет не определил, как надо...
  - Ты не ошибся.
  Тео постаралась спрятаться за кружкой с кофе, но у нее это плохо получилось. В основном из-за того, что ей ужас как хотелось посмотреть на озадаченное лицо друга, и она, не удержавшись, снова улыбнулась.
  - А помедленнее, для полных идиотов, можно?
  - Гринер действительно сменил Цвет. Я смотрела на него еще раз, уже когда приняла привычный облик - Белый был, как пена морская.
  - Тогда зачем ты... а, понятно. Ты не хотела, чтобы Уэйн узнал.
  - Именно. - Тео кивнула. - Если бы Уэйн понял, что Гринер был Белым, а стал Черным, он бы забрал его с собой не на час или два. Его бы на кусочки разобрали... И не вернули бы никогда, а мне почему-то кажется, что он еще пригодится в будущем.
  - А мне почему-то кажется, что ты кривишь душой, - заметил Дерек. - И что ты прикрываешься полезностью Гринера, хотя на самом деле ты к нему просто привязалась.
  - Может и так. - Не стала спорить магичка. - Но и нельзя отрицать, что одно только внимание к нему Кена уже делает его важной фигурой.
  - Эти ваши серые игры, - недовольно пробурчал Дерек.- Все беды от них.
  - Не надо делать обобщений, - укорила его Тео. - А то обижусь. Все зависит от людей, что играют в эти игры.
  - Ну, немного побрюзжать я могу... после всего, что ты на меня свалила. Хотя одному я рад - что, оказывается, с Цветом Гринера не ошибся. Значит, все же не полный идиот. Да, вот что еще меня беспокоит. Хотя нет, слово не то, скорее - интересует. Ты и впрямь расскажешь Гринеру про смену Цвета и прочее?
  - Я? Нет. Ты расскажешь.
  - Я знал, что тут какой-то подвох, - простонал Дерек. - А ты где в это время будешь?
  - Буду играть в 'свои серые игры', как ты выразился. Мне надо как можно скорее поехать к той армии, и перед этим еще успеть кое-что сделать в столице. Так что... я отправлюсь туда прямо сейчас. Вот только докурю.
  - Может, все же отдохнешь сначала? Поспишь, искупаешься, а утром...
  - Поспать я могу и в домике на Широкой.
  Магичка отдала свою кружку Дереку, спрыгнула с перил и потянулась.
  - Тей... - Дерек помедлил, подбирая слова. - Мне почему-то кажется, что ты просто... боишься встречи с Гринером. В свете того, что тебе сегодня пришлось вспомнить, я тебя понимаю, но нельзя же...
  - Ты Черный, Гринер Черный, так что вполне логично будет, если ты расскажешь ему, что происходит.
  Дерек отметил, что Тео уже дважды резко его прервала, и начала говорить короткими фразами. Сделав выводы, он сменил тему:
  - А почему это ты решила его просветить? - Допустив в голосе некоторую ироничность, он засомневался, правильно ли сделал. - Может, он обойдется маленьким кусочком информации, как всегда?
  Задавая такой вопрос, Дерек, конечно, лукавил. А еще он был уверен, что ей не так уж безразлично, как она пытается показать. Взять хотя бы тот факт, что Тео продолжала распоряжаться насчет ученика, хотя вроде как заявила, что больше не имеет к нему отношения. Сложив все это, нетрудно было понять, что она обеспокоена судьбой Гринера, он много для нее значит... Но почему-то Тео предпочитает, чтобы доверительный разговор с ним провел Дерек. Почему? Маг почти понял, в чем дело...
  - Эй, ты меня не слушаешь.
  - Прости, что ты сказала?
  - Сказала, что у парня сейчас острая нехватка доверия. Он ко всем вокруг подходит с меркой: 'много рассказывают', 'что-то скрывают', 'держат за дурака'... С этим нужно что-то делать. И самый лучший способ - напихать в него столько информации, чтобы он понял - не всегда приятно знать много. И даже не всегда полезно. Ну и ко всему прочему, смена Цвета и история с Кеном напрямую его касаются. Так что...
  - Понял. Значит, мне не избежать этого наказания.
  - В учениках нет ничего страшного, Дер, - улыбнулась Тео.
  - Да что ты? После того, что ты мне рассказала...
  - Гринер не такой, ты же знаешь. Кен был... есть - исключение. Я надеюсь. И вообще, мне пора. Поддерживай со мной связь, сообщай о Гринере, ладно?
  - Хорошо...
  Дерек, задумавшийся о перспективе обучать кого-то, выглядел обескураженным. Тео задержалась на пороге:
  - Можно начать с того, как забирать энергию из окружающего пространства. А потом показать, как взаимодействовать со стихиями.
  Дерек благодарно, хоть и рассеянно кивнул. Тео со смешком покачала головой и ушла в дом.
  
  И как это он обещал самому себе пару часов назад? 'Быстро написать письмо, взять продуктов и вернуться, так, чтобы никто не заметил'? Ну, реализация планов - точно не его конек. Гринер уже жалел, что не дал деру сразу же, как увидел наставницу с расфокусированным взглядом и бутылкой в руке. Надо было притвориться, что он - что-то вроде зеленых чертей, которые являются пьяным, набрать еды в мешок и сбежать.
  Зато теперь хоть узнает, что из себя представляют Белые. Судя по тому, как охотно тот, кого Тео назвала Уэйном, рассказывал о магах, цвете и прочем, надежда эта была вовсе не призрачной. Может быть, они даже сделают так, чтобы головные боли, преследующие его почти что с самого его побега от Тео, прекратились.
  Белый, кстати, продолжал говорить и после того, как они переместились в какое-то помещение. Единственное, что пока Гринер мог о нем сказать - темное и большое. И пол каменный.
  - Таким образом, - Уэйн хитро посмотрел на юношу. - Твое тело изменится настолько, что человеком ты себя уже считать не сможешь. Но изменения эти болезненны и должны проходить под присмотром, иначе могут быть... последствия.
  - Какие последствия?
  - Тебе не кажется, что тут света маловато?
  Маг прищелкнул пальцами, и Гринер, ойкнув, закрыл глаза.
  Привыкнув к свету, он оглядел дом Белого. Каменные стены, крепкие дубовые балки. Комната, посередине которой они стояли, хоть и была большой, но свободного пространства почти не было - как и в кабинете у Тео, здесь было засилье книжных шкафов, комодов и столов, загруженных всякой всячиной. Ничего особенного, на первый взгляд, но этот бардак производил домашнее, уютное впечатление. Гринер, знай он такие слова, назвал бы ощущение от комнаты 'гармоничным хаосом'.
  Из помещения вели две двери. Судя по основательности постройки, не на улицу - как минимум еще три-пять комнат, решил Гринер, не считая кухни и чего-нибудь еще. Хотя... с магами никогда нельзя быть уверенным.
  - И что мне теперь делать? - спросил юноша.
  - Для начала - сесть. Хочешь чаю?
  - Ага.
  Гринер присел на краешек стула, чинно положил на колени мешок и принялся вежливо рассматривать склянки и книги на соседнем столе. Словом, вел себя как человек, впервые пришедший к кому-то в гости. Да так оно и было, к тому же существовала опасность разбить что-нибудь стеклянное, а Гринер по опыту знал, что эффект может быть очень неожиданным. И почти наверняка - неприятным.
  - Тогда я схожу, подвешу чайник и достану нам что-нибудь похрустеть, - предупредил Уэйн и вышел в левую дверь. Гринер из чистого любопытства отклонился на стуле - посмотреть, и понял, что оказался прав: за проемом находилась кухня, меньше, правда, чем у Тео.
  Гринер подумал - а не вытащить ли немного еды из мешка, вроде как угостить, но потом передумал. Завязал потуже тесемки на горловине и принялся размышлять, сразу Белый начнет его 'окучивать', или же сначала постарается расположить к себе. Юноша хотел бы быть готовым к каждому варианту, но вынужден был признать, что врожденное обаяние Уэйна, мягкость, с которой он общался и уютный дом существенно подорвали решимость противиться уговорам. Гринер дал себе обещание - не подаваться, оценивать ситуацию трезво и ничего не обещать.
  Белый вернулся быстро, неся угощение и дымящиеся чашки на подносе. Радушно улыбнулся и скосил глаза на чай, мол, сейчас мы с тобой, наконец-то, спокойно поговорим. Хотя, может, Гринер неправильно истолковал его взгляд - в конце концов, они и до этого общались ровно и дружелюбно. Вообще от мага исходило такое странное ощущение... 'Будто наконец вернулся домой', - подумал юноша, и еще раз дал себе слово не поддаваться излишне этому обаянию, потому что Кендрик вон, тоже был обаятельным, однако от него мурашки по спине бегали.
  - Жаль, что ты не Белый, - сказал Уэйн, сдвигая в сторону свитки и баночки, чтобы поставить поднос на стол. - Мы бы устроили тебе церемонию принятия, в красивом мраморном зале... Кстати.
  Уэйн посмотрел на Гринера, взгляд его потяжелел, и юноша подумал, что сейчас его начнут потрошить, медленно и со вкусом. А печенье - так, бдительность усыпить.
  - Мне не дает покоя один вопрос, - медленно протянул Белый, проницательно глядя Гринеру в глаза, которые тот не отводил, боясь, что это послужит признаком вранья. - Почему ты сбежал?
  - Ну я... э-э-э...
  - Я сомневаюсь, что причина была в том, что ты испугался.
  - Я не испугался!
  - Ну, я же и говорю - сомневаюсь. Но если нет - тогда почему?
  Гринер задумался. Уэйн ему нравился, а Тео просила не говорить о том, почему Гринер вернулся, но не о том, почему ушел.
  - Я просто подумал, - начал Гринер, раздумывая на ходу, как бы попонятнее объяснить. - Что это все... ну, слишком для меня.
  'Знает ли Уэйн о том, кто я по рождению? Не выдам ли я какой тайны, рассказав об этом? Надо говорить как можно более расплывчато'.
  - Мне нравилось быть учеником, но это тяжело. Я совсем не подхожу для этого. Понимаете, я был простым мальчишкой, а тут...
  - Король по праву рождения? Маг?
  Гринер с облегчением выдохнул. Он знает.
  - Да! Я не готов. Может, буду когда-нибудь, но не сейчас.
  - Знаешь... - Белый так и не притронулся к чаю, сидел напротив Гринера в кресле, сложив руки на колене. - Одна из самых больших ошибок, которые человек может совершить - это отказать самому себе в своей же судьбе. Поставить себе предел - и не пытаться достигнуть того, на что способен. Другим словом...
  - Испугаться? - прошептал Гринер.
  - Я этого не говорил. Ты сказал... но - да.
  На Гринера нахлынуло полузабытое воспоминание. Точно такое же чувство он испытывал, общаясь с замковым жрецом Древа, когда тот корил его за какие-то шалости. Ощущение, будто ты обязан быть лучше, чем есть на самом деле. Будто мир ждет от тебя только правильных поступков. И не сказать, что это было так уж приятно - знать, что ты никчемный человек, неудачник, причем, только потому, что ты остаешься самим собой. Кто придумал такие правила, что все должны быть совершенны?
  - Я не трус, - только и сказал Гринер, мрачно сверля чашку взглядом.
  Уэйн тихо вздохнул.
  - Пей свой чай, остынет. Его надо употреблять обязательно горячим, такой сорт. Оставим пока в стороне вопрос о том, почему ты ушел от наставницы... Мне хотелось бы знать, почему ты вернулся. Это, пожалуй, важнее будет.
  'Вот оно', - подумал Гринер. - 'Сейчас начнет выпытывать'. И, в полном соответствии с наказом Тео, промямлил:
  - Я сейчас не хотел бы... говорить об этом. Еще не до конца разобрался в себе.
  - Хорошо, - не стал настаивать Белый. - Как тебе чай? Я добавляю в него некоторые травы, что растут тут, в предгорьях, получается приятно и полезно. Лучше всего собирать их весной, когда они еще полны жизненных сил, но ни в коем случае не срывать много, иначе растение может обидеться... что ты так смотришь, оно тоже - живое существо...
  Гринер расслабился. То ли напиток, который он все-таки пригубил, подействовал, то ли плавная речь Уэйна - юноша стал клевать носом. Чтобы не разбить чашку, выскальзывающую из рук, он отставил ее в сторону - и тут с удивлением, правда, весьма вялым, заметил, что в комнату вошел еще один человек и уселся на стуле в углу. Или он находился там с самого начала, а Гринер его просто до этой поры не замечал? Во всяком случае, Уэйн на визитера не обращал ни малейшего внимания, продолжая описывать горные склоны, травы и настойки. Гринеру же этот мужчина с гривой седых волос, высоким лбом и добрыми глазами показался знакомым. Когда юноша уже хотел спросить Уэйна, видит ли он кого-нибудь в углу, чтобы тем самым развеять свои сомнения, знакомый незнакомец приставил палец к губам.
  А потом Гринер заснул. И видел сон. Или, скорее, видение, яркое, похожее на реальность; но вместе с тем неуловимо сказочное, потустороннее и такое умиротворяющее, что ничуть не испугался, оказавшись внезапно вместо комнаты в доме Белого в лесу, на цветущем, залитом солнцем лугу. Деревья вокруг, как живые, дышали золотистым светом. Повинуясь непонятному, но непреодолимому желанию, юноша двинулся сквозь лес, туда, куда звало его что-то очень важное. Он вышел на небольшой холм - и увидел перед собой реку, темно-синюю, с белыми барашками - бурная ее вода пенилась у камней, торчащих то тут, то там.
  Гринер понял, что ему надо на тот берег. Но боязнь утонуть заставила его сначала замедлить радостный шаг, а потом и вовсе остановиться; улыбка предвкушения чего-то чудесного пропала с его лица.
  - Когда-нибудь ты наберешься смелости и попадешь на ту сторону, - услышал Гринер голос рядом с собой, и, обернувшись, увидел того самого седовласого мужчину, что сидел у Белого мага. Только тут он, если это было вообще возможно, выглядел еще мудрее и добрее. От него исходила некая притягательная, и вместе с тем пугающая сила.
  - А когда? - спросил Гринер... и проснулся.
  - Что когда? - спросил Уэйн, легонько хлопая Гринера по щекам. Тот понял, что лежит на чем-то твердом, высоко над полом.
  - Не спрашивай, лишнее. - Раздался второй голос, в котором юноша с изумлением узнал того самого... из сна-видения. Так, значит, он настоящий...
  - Это Гвен. Он уже закончил изменять тебя, а, следовательно... тебе пора возвращаться. Вот твои вещи.
  Если в начале знакомства Уэйн показался Гринеру дружелюбным, то сейчас, определенно, он изменил манеру общения - она стала куда суше, и говорил он так, будто не мог дождаться, когда же избавится от хлопот с неоперившимся учеником. А, может, просто устал - выглядел он точно подавленно.
  Второй маг, как понял Гринер - главный целитель, спорить с коллегой не стал. Помог слезть со стола, на котором Гринер лежал. Поправил на нем куртку.
  - Иди, мальчик. Запомни только вот что, это касается твоего самочувствия в ближайшие несколько дней...
  
  
  Дерек, дождавшись, пока синий портал, в котором скрылась Тео, уменьшится до размера светлячка и исчезнет, потянулся и помотал головой. Либо все это ему снится, либо он слишком устал, чтобы воспринимать окружающее остро, с приличествующим ситуации вниманием. Пожалуй, ему не помешала бы горячая ванна...
  А она ему, видят Боги, просто необходима - пока Тео виртуозно врала Белым, Дерек успел вместе с Родни и Эфолем закрыть еще один прокол. И заодно уничтожить с десяток неприятных тварей. Неприятными они были, потому что омерзительно пахли и пытались откусить магам выступающие части тела; Дерек порядком изгваздался, пытаясь увернуться от быстрых тварюшек, пролетающих над головой с чмоканьем, от которого становилось не по себе. Вообще странно, что Проколы стали случаться так часто... надо бы не забыть спросить у Белых, почему: вроде бы до 'пика' лет десять, не меньше. Обычно порождения Ничто появлялись из Проколов раз в месяц, иногда дважды. У них был свой цикл - раз в двадцать лет магам приходилось несладко, потому что ткань реальности, как объясняли Белые, становилась особенно тонка; но предыдущий 'наплыв' был около десяти лет назад, и такие частые Проколы были точно из ряда вон. Но, раз Белые не бьют тревогу, значит, это случайность... Значит, можно расслабиться и позволить себе поплескаться вдоволь, вместо того, чтобы куда-то бежать, ставить всех на уши...
  Дерек зажег масляную лампу, прихватил в кладовке пару полотенец и направился в купальню. Тео прожила в Араханде в общей сложности лет восемь, и лучшее, что она переняла от южан - это страсть к частому омовению. Посему, вернувшись как-то, она затеяла перестройку дома - в результате чего, с помощью Дерека, естественно, под фундамент были подведены горячие источники и после маги часто спускались под землю, понежиться в теплой водичке. Гринер бывал там редко: оно и понятно, в Вердленде только жители самых старых городов, построенных магами, знали, что такое водопровод и отопление. А в замках люди мылись, только когда блохи заедят. Или если работа грязная - и то, с наступлением холодов предпочитали не рисковать - в сырых, плохо отапливаемых комнатах легко было подхватить воспаление легких.
  Дерек, открыв дверцу в конце коридора, ведшего из кухни к лестнице на второй этаж, стал спускаться, держа лампу повыше. Там, под землей, в небольшой пещерке, она будет не нужна, но на крутых ступеньках в темноте можно было упасть и что-нибудь сломать. Нет, маги, конечно, не падают, но привыкать всюду подстраховывать себя магией не хотелось. Опасная это привычка...
  Пока спускался, Дерек вспомнил, как он впервые познакомился с Тео... Как раз лет пятнадцать назад, и, как сегодня выяснилось - почти сразу же после истории с Кендриком. Тогда он этого не знал, только удивился мрачности и подавленности новой напарницы.
  Со своим предыдущим Серым Дерек не ладил. Да и глядя на Тео, тоже сомневался в том, что у них получится стать настоящей командой, парой магов... Ведь для того, чтобы работать вместе, недостаточно просто общаться, убивать монстров или любить один и тот же сорт пирожных. Должна присутствовать некая связь - возможно, не видная невооруженным взглядом, скрытая, но сильная. Как у братьев. Или у любящих супругов, что прожили вместе тридцать лет.
  А в первый же вечер их знакомства Тео напилась. Вообще-то, сейчас, после стольких лет это казалось смешным - но тогда Дерек, кляня все на свете, подставлял тазик, придерживал волосы и терпел поток ругательств на трех языках. Причем один из них он слышал в первый раз.
  Утром он спросил, что такое 'Шррраггахдфсса' и с чем его едят, и получил ответ:
  - Это на драконьем.
  Пещера, а точнее, каменный зал, стены которого были сглажены магией, озарилась светом. Это сработали волшебные светильники под потолком, реагирующие на присутствие человека. Посередине зала, над небольшим бассейном, висел парок. Дерек потушил лампу, разделся и с наслаждением плюхнулся в горячую воду. Отмокнуть чуток, и можно будет намазаться специальной голубой глиной, которая прекрасно отмывала как грязь с тела, так и волосы.
  Времени полно - Уэйн продержит у себя Гринера не менее двух часов. Дерек, раз уж выдался вечер воспоминаний, покопался в памяти - а как происходила его инициация у Белых? Ему морочили голову вопросами, объясняли основы магии, те, о которых он еще не знал, спрашивали о планах на будущее - а потом под шумок усыпили и изменили тело. Более внутри, чем снаружи, так что многочисленные дамы, с коими Дерек имел удовольствие проводить время, не выпрыгивали из окон в ужасе: внешне он выглядел как простой человек. А вот попадись он тому же Хоррасу для вскрытия (если представить себе такой почти невозможный поворот событий), тот от возбуждения, наверное, с ума бы сошел.
  Интересно, о чем Уэйн говорит с Гринером... Дерек бы и попробовал подслушать с помощью магии, но знал - тут же получит 'по ушам' от Белого, да еще и вызовет ненужный интерес к ученику, а там Уэйну останется только надавить на парня, и тот выложит всю правду. Хотя нет никакой гарантии, что он уже этого не сделал. Белые, все как один, отличаются потрясающим обаянием, которое по силе уступает только их въедливости. И если ученик оказался не так стоек, как думают Дерек с Тео, то минут через десять сюда заявятся все Белые... с кучей вопросов. Может, поэтому Тео так быстро сбежала из дома?
  Хотя нет. Это было бы предательством, а она в принципе на такое не способна. Значит, причина в другом.
  Гринер.
  Почему Тео избегает встречи и объяснения с Гринером? 'Ну-ка, Дерек', сказал сам себе Черный маг, 'пошевели мозгами, не только Серые ведь это умеют. Сложи вместе все, что знаешь...' Похоже, новости о Кендрике основательно подорвали ее веру в себя, как в учителя. Нахлынули воспоминания... нет сомнений, она винит себя в том, что не уследила, не остановила вовремя - и теперь старается отдалиться от Гринера. Чтобы не допустить с ним той же ошибки. Причем какой точно - сама не знает, иначе все же попыталась бы. А она сбежала от проблемы. Правда, по своему обыкновению - к проблеме большей.
   Дерек знал, что ей сейчас очень трудно, и хотел бы быть рядом - поддержать, поговорить, но... У него теперь есть ученик. И определенные обязательства.
  Закончив купание, Дерек насухо вытерся, оделся и поднялся в кухню. Камин почти потух, поэтому маг разогрел воздух, чтобы не простудиться, подбросил дров в огонь и сел ждать Гринера.
  
  Гринер так до конца и не понял, что произошло. Вот только что он беседовал с Уэйном и Гвеном, еще одним Белым магом; и уже стоит, чуть покачиваясь, посреди знакомой кухни в доме Тео. Голова кружилась, зрение фокусировались с трудом - но в остальном он чувствовал себя лучше, чем когда-либо. Все тело, казалось, бурлило соками, как наливающееся жизнью молодое растение, хотелось прыгать, петь, танцевать и зажигать звезды. Правда Уэйн, перед тем как хлопнуть его по плечу и подтолкнуть к порталу, предупредил, что это ощущение вскоре пропадет, сменившись усталостью: телу нужно привыкнуть к изменениям. Так что лучше сразу лечь в кровать и перетерпеть приступ деятельности, чем потом до нее, кровати, ползти. Гринер так и собрался поступить, но увидел Дерека, сидящего за столом с книгой, и подумал, что хотя бы из вежливости нужно сказать пару слов, прежде чем рысью нестись к себе наверх.
  - Вот и я. - Сказал юноша. Слов получилось три, но не беда.
  - Вижу.
  Дерек отложил раскрытую книгу страницами вниз, и Гринер машинально отметил про себя, что его Тео за такое отругала бы.
  - Как себя чувствуешь? - спросил Черный, оглядывая Гринера с головы до ног, явно магически.
  - Бодро. Но собираюсь лечь спать, потому что Уэйн сказал...
  - Да, я знаю, сам через такое проходил. Уэйн прав. Ну что же, тогда, я думаю, обучение мы начнем с завтрашнего утра.
  Гринер чуть было не взвыл. Все пытаются указывать, что ему делать!
  Приподнятое состояние после 'переделки' тела влияло не только на физические и магические возможности, но также и на настроение. И на способность им управлять. Крохотное, привычное возмущение вдруг раздулось до настоящей эмоциональной бури. На волне энергии, чувствуя, что захоти он - сможет разрушить город или построить дворец, юноша не стал вежливо отнекиваться. Он возмущенно упер руки в бока и, не замечая, что голос его звенит истеричными нотками, громко и, как ему казалось, твердо, ответил:
  - С чего вы все вообще взяли, что я продолжу учиться? И не собираюсь! Я ухожу завтра же, и не пытайся меня удержать! С утра уйду, рано!
  - Понятно, - ухмыльнулся маг, сплел пальцы рук и хрустнул костяшками, будто разминая кисти. - Ты сядь.
  - Что? Я не бу...
  - Сядь. Я собирался сказать тебе завтра, но раз ты так решительно настроен и готов убежать с рассветом, а я, с другой стороны, не намерен караулить тебя под дверью - ты узнаешь все сейчас.
  - Что - все? - спросил Гринер, присаживаясь. Ему стало немного стыдно за свой крик, и он решил хотя бы выслушать Дерека. Но потом все равно уйти. 'Это же мое, правильное решение...' - подумал он. - 'Оно идет из глубины души, а значит - верное'.
  - Все - значит все, - тем временем Дерек заложил руки за голову и откинулся на стуле, являя собой картину под названием 'Расслабленный маг'. - Ты, помнится, сетовал на то, что от тебя все скрывают. Так вот, сейчас ты узнаешь все-все-все, до последней мелочи - о событиях последних нескольких дней и том, что им предшествовало. Не уверен, что тебе станет сильно легче от этого, но... мы обещали тебе правду. Вот она.
  И маг рассказал Гринеру о войне, Кендрике, Тео, Белых; о событиях вчерашних и пятнадцатилетней давности, опуская лишь мелкие детали, ненужные подробности - и еще он умолчал разве что о своих догадках по поводу того, почему все это рассказывает ученику не Тео. Говорил он долго, и Гринер уже успел подрастерять львиную долю своего подъема и наглости, а если совсем честно, то он сейчас с большим удовольствием заснул бы без задних ног. Но слушал, потому что открывались ему вещи странные, в чем-то даже пугающие... и несущие с собой такой груз ответственности, что, когда Дерек закончил, Гринер еще некоторое время не мог сказать ни слова.
  - Ну вот, теперь ты все знаешь - подытожил маг. - Не уверен, что тебе удастся теперь заснуть, ну да это твои проблемы. Что хотел, то и получил. И, может, это научит тебя не желать слишком многого. Впрочем, возможно, я несправедлив к тебе и ты только рад, что секретов больше нет, не знаю. Иди спать, а утром решишь, хочешь ты теперь уходить или нет.
  - Да. Я, пожалуй, пойду лягу, - неуверенно проговорил Гринер и попытался встать. Но ноги стали подкашиваться. Дерек вскочил и подхватил ученика.
  - Я отнесу, не дергайся. - Он взял его на руки. - И отпусти ты наконец этот дурацкий мешок, никуда он от тебя не убежит. Вцепился, понимаешь, будто там не жратва, а спасение вселенной...
  Дерек с иронией заметил про себя, что, приняв мальчика в качестве ученика, стал говорить почти как Тео...
  А Гринер заснул еще до того, как его голова коснулась подушки.
  Сны его были неспокойные.
  
  Утром, и вовсе не на рассвете, как предполагал Гринер, а ближе к полудню, он спустился на кухню и застал там читающего Дерека. Гринера до сих пор удивляло, что оба его наставника то и дело хватаются за книгу. В обычных домах книги были редкостью, а в замках, хоть те и могли похвастаться библиотеками, тем не менее, почти никто не читал. Тяжелые тома в позолоченных переплетах служили чаще признаком богатства и значимости. До того, как попасть к Тео, Гринер держал в руках разве что сборник сказок, потрепанный и с выцветшими картинками - его подарил ему старьевщик, остановившийся на одну ночь в замке, в награду за помощь. По этому сборнику Гринер учился читать, и он же сформировал его представление о мире, как о месте, полном удивительных вещей, таких как добро и справедливость. И пробудил в нем жажду приключений... В общем, такого книголюбства, как у магов, Гринер до сих пор ни за кем не замечал. Они, казалось, использовали каждую свободную минуту, чтобы пошелестеть страницами.
  Что читает Тео в часы досуга Гринер, благодаря знакомству с 'Необычайными любовными приключениями Агнесс', уже знал. Он покосился на книгу, что держал в руках Дерек.
  'Трехмесячная осада замка Бландшпиль'. Интересно. В свете надвигающейся войны... или одно с другим не связано?
  - Ну ты и спишь... я уже успел потренироваться с мечом, нарубить дров и воды принести, - сказал маг, не поднимая головы от книги. - Как, подумал?
  - Не успел, - признался Гринер. - Сейчас поем и...
  - А, ну, давай...
  Юноша и правда не раздумывал еще над своим положением и последующими действиями. Сказать, что полученные вчера сведения ввергли его в состояние полного ошеломления - ничего не сказать. Но он так устал, что уснул, а с утра бурчащий живот занимал все его мысли.
  После двух бутербродов с ветчиной и одного с вареньем Гринер был уже куда как более расположен ворочать мозгами. Чем и занялся. Дерек, казалось, забыл о его существовании, с головой уйдя в осадные перипетии. Так даже лучше.
  Пытаясь на основании всего, что узнал, сделать выводы и принять решение, Гринер столкнулся с проблемой. Вернее, с двумя.
  Во-первых, проснулась совесть. Она, в общем-то, и не засыпала, царапая его своими коготками все то время, пока он разгуливал в гордом одиночестве по лесам. Но если раньше совесть лишь бессильно вопрошала, как он мог бросить свою наставницу, которая 'и стол, и кров и вообще', и выглядела при этом неубедительно, то сейчас она получила на руки столько козырей, что могла себе позволить победно молчать, выразительно похмыкивая.
  Во-вторых, Кендрик с его предложением 'заглянуть через недельку и получить ответ' никуда не делся. Зная теперь, кто он такой, этот странный ночной визитер, Гринер совсем не был уверен, что хочет его видеть. Скорее, даже наоборот.
  Судя по всему, выходило, что придется остаться. И, хотя еще вчера он был почти уверен в том, что уйдет, сейчас Гринер испытывал странное чувство недоверия к себе. Как понять, когда твой внутренний голос говорит правду, подсказывая единственно верный путь, а когда испытывает тебя на прочность, предлагая сбежать от проблемы? Хорошо говорить 'Слушай свою интуицию', а если она сегодня говорит одно, а завтра другое?
  В итоге, помучавшись, Гринер вернулся к старому испытанному методу - решил положиться на собственную порядочность и разум. А шестое чувство, или внутренний голос, или как его там, пускай остается запасным вариантом.
  - Кхм, - кашлянул Гринер, привлекая внимание Дерека. Тот поднял голову. - Я решил остаться. И учиться.
  - Тогда твой первый урок...
  - Что?
  Дерек глубоко вздохнул.
  - Твой первый урок у меня. Хм, а это забавно. Начнем, пожалуй, со стихий, а именно - с Воздуха. - Дерек потянулся, разминая затекшие от долгого сидения в одной позе плечи и отложил книгу. - Воздух... Воздух... Даже не знаю, с чего начать. Он, определенно, невидим глазу. Но состоит из мельчайших частиц, из них все состоит, в общем то. Но еще в воздухе находятся пыль, влага... И когда маг устраивает, скажем, иллюзию чего-то в воздухе, он просто концентрирует эту влагу определенным образом и... Слушай, а давай теоретическую часть с оптикой, отражениями, радугой и прочей скучной ерундой ты почитаешь сам, а?
  Гринер, сидя с куском хлеба в руке и старательно наморщенным лбом в попытке усвоить всю эту информацию, очнулся и радостно закивал.
  - Я тебе просто покажу. Только смотри магически.
  Перед Дереком засияла семицветная радуга. Затем она замерцала и превратилась в сияющий цветок - с крупными алыми лепестками и ярко-зеленым стеблем.
  - Видел, что я сделал?
  - Видел. - Гринер прищурился. - Но если вы спросите меня, как именно вы это сделали, я не смогу объяснить.
  - А повторить сможешь?
  Юноша вытер руки о штаны.
  - Попробую.
  Первая в его жизни иллюзия вышла коряво - вместо прекрасной девы взору предстало нечто весьма отдаленно напоминающее человека, без носа, но с тремя глазами.
  - Ты выбрал слишком трудную иллюзию для начала, сделай что-нибудь простое. Зеленый шар, к примеру... А потом...
  Гринер попробовал, и у него даже получилось.
  Дерек с затаенной гордостью посмотрел на ученика. А это оказалось не так страшно, как он думал - учить. Всего лишь вспомнить, что ему говорил Морган... ну, и от себя добавить.
  - Потом я научу тебя работать с огнем, землей и водой. И собирать энергию. И...
  'Кажется, он вошел во вкус', - подумал Гринер.
  
  
  К вечеру голова у Гринера гудела, как улей - и от количества знаний, которые Дерек с помощью стопки толстенных фолиантов умудрился к нему впихнуть, и от... да, собственно и одного этого хватало, чтобы начать бросаться на книги, пытаясь их покусать. Черный маг, судя по всему, заметил настрой Гринера и, опасаясь за библиотеку, с таким тщанием собираемую им и Тео на протяжении нескольких десятилетий, дал ученику передышку. Которая заключалась в том, что Гринер мог просто посидеть, ничего не делая и попивая кофе, сваренный для него Дереком.
  Но полностью отстраниться от усвоенного у юноши все равно не получилось - как он ни старался. Минут десять он смотрел в окно, на сад, в который заползала темнота, а перед глазами то и дело мелькали рисунки из книг, строчки, буквы... Чтобы отвлечься, Гринер попробовал завести с Дереком разговор, причем достаточно откровенный, предполагающий доверие - раз уж новый наставник заявил, что теперь ничего скрывать не будет... вот он и проверит.
  - А этот Кендрик... он опасен? - спросил Гринер.
  Дерек, вопреки ожиданиям Гринера, не фыркнул, как обычно делала Тео, и не посмотрел жалостливо, как обычно делал сам, а сказал:
  - Да.
  Этот короткий ответ заставил Гринера призадуматься.
  - А что мне делать, если он вернется, как обещал?
  - Что нам делать, хотел ты сказать. Во-первых, сюда он не сунется. А во-вторых, скорее всего, он и не собирается появляться.
  - Как так?
  - Ну сам посуди. - Дерек поднялся со стула и принялся зажигать свечи в канделябрах, стоящих у стола. - Он знает, что ты учился магии. И то, что ушел... Наверняка в курсе, от кого. - Маг умолчал о том, что, возможно, Кендрик усмотрел в Гринере то, что заметила вчера Тео, а именно - смену Цвета, и захотел использовать это в своих интересах. Умолчал не потому, что решил скрыть это от Гринера; пусть парень сам догадается, если сможет. Честность честностью, а готовые ответы подносить ему на блюдечке никто не обещал. - Смысл ему являться за тобой, учитывая, что ты - так называемая 'темная лошадка'?
  Гринер метафоры не понял, потому что никогда не видел ежегодных скачек, что проводились в столице, но общий смысл уловил.
  - Так, значит, он не придет? Зачем же он пришел в первый раз?
  - А ты подумай.
  - Ну... возможно, он хотел понять, сможет ли привлечь меня на свою сторону... но тем самым он как бы открылся, ведь я почти наверняка бы побежал... пошел рассказать обо всем своему наставнику, кем бы он ни был. А если он знал, у кого я учился... Выходит, он хотел дать знать Тео, что вернулся?
  - Почти наверняка.
  Гринер подумал, что до таких сложных подковерных интриг ему еще расти и расти... но, имея таких учителей, как Тео и Дерек, у него есть шанс. Вот только нужно ли это?
  
  
  Глава 6
  
  После разговора с Дереком Тео поднялась к себе - пополнить запасы наличности. Кошелек стал слишком тощим, а ей предстоял долгий и непредсказуемый путь.
  Тео не знала, да и особо не интересовалась, как другие маги зарабатывают себе на жизнь. Сама она, когда средства заканчивались, отправлялась в горы - к залежам драгоценных камней, золота или серебра. Основная часть вырученных денег уходила на поддержание баронства Дурстхен - к тому времени, как магичка 'получила его в наследство', замок пришел в упадок, а те несколько деревень вокруг, откуда еще не сбежали крестьяне, находились на самом краю нищеты. Тео вложила все золото, что у нее было, и еще несколько месяцев бегала по горам, ковыряя месторождения, чтобы возродить баронство. У нее получилось, и сейчас оно в основном находилось на самообеспечении, но время от времени нужно было помочь то тут, то там. Еще часть денег она отправляла в Араханд - там у нее был большой дом, который тоже нужно было содержать. Ей же хватало сотни золотых в месяц, учитывая дом в лесу и привычку вкусно и дорого поесть. Но сейчас, перед тем, как отправиться на юг Лиона, Тео решила обезопасить себя хотя бы с денежной стороны, раз уж она отправляется в полную неизвестность.
  Распотрошив свой заветный сундучок, она набила два кошеля тяжелыми золотыми монетами. Около полутора сотен - должно хватить... Забрав из шкафа запасную одежду, она шагнула в портал, ведущий на Широкую.
  Вопросы, вопросы... их слишком много. Как Кендрик сумел освободиться - да что там, как ему удалось просто выжить? Когда именно он сбежал из плена камня? Какое отношение он имеет к армии на юге Лиона, и имеет ли? Зачем он приходил к Гринеру, и самое главное - как сумел его обнаружить, хотя Тео с Дереком даже близко не подошли к этому?
  Самое неприятное было то, что почти все вопросы относились к невероятным, необъяснимым или неизвестным умениям врага. В том, что Кендрик - враг, Тео не сомневалась. Будь это не так, первым делом он пришел бы к магам... да и глаза его она забыть не могла - в тот самый, последний момент, когда ее ученик понял, что через секунду умрет. В них была ненависть.
  Дом на Широкой улице был пуст, никто не таился по углам, но Тео чувствовала себя не в своей тарелке. 'Чтобы успокоиться, надо разобраться в том, что я уже знаю, - подумала она. - И обдумать свои действия'.
  Ясно как день, что Кендрик жаждет мести. И цель его - Тео. Магичка попыталась представить, как поступила бы на месте своего бывшего ученика, но довольно быстро поняла, что, даже задействовав все свои способности Серого мага, не сможет вжиться в 'шкуру' человека, проведшего Боги знают сколько лет в камне, кипя злобой и ненавистью. Тогда она, присев в кресло, одиноко стоящее посреди пыльной гостиной, прикрыла глаза и постаралась вспомнить того Кендрика, которого знала... У его ярости должны быть корни. У мести - причины. А, значит, он не будет действовать хаотично.
  Допустим, его цель - отомстить своей бывшей наставнице. Являться лично и пытаться убить ее в поединке он не станет: слишком непредсказуем результат. В прошлый раз она победила. Значит, удар будет совершен не напрямую, через то, что наиболее ей дорого. Будь на месте Кендрика кто-то другой, он разрезал бы Гринера на кусочки в том домике, а потом подбросил бы его останки Тео с язвительной запиской. И нанес бы, кстати, самый сильный, безжалостный удар. Но Кендрик... у него было одно большое заблуждение (и Тео подозревала, что оно сыграло не последнюю роль в его отчуждении и обиде): он искренне верил, что наставнице плевать на учеников. Что она всецело захвачена своей деятельностью в королевстве. Сейчас, заставив память напрячься, она вспомнила, что Кендрик иногда говорил о Вердленде с ревностью... а, значит, все свои силы приложит к тому, чтобы развалить то, что она так долго и с таким усердием строила.
  'Ну, по крайней мере', - подумала Тео, - 'уничтожить целое королевство будет сложнее, чем распотрошить неопытного парня'.
  Эта версия выглядела логичной, и от нее Тео решила отталкиваться в будущем, если не появятся противоречащие ей факты.
  Приведя в порядок мысли, она покинула дом на Широкой, и направилась в Гнилой квартал. Следовало предупредить Цыка, что ученик нашелся... и узнать у Тода, что там с наемным убийцей.
  Цык только кивнул, узнав, что высматривать беглого паренька больше не надо. Да другого и не ожидалось. А вот Тод, когда Тео заявилась к нему с решительным выражением лица, проявил эмоций куда больше. Тео удивилась - он даже выглядел смущенным, что раньше за ним не водилось.
  Тод, пока Тео его не видела, уже успел переехать в новое 'логово'. Все его укромные местечки, где он прятался то ли от завистников-врагов, то ли от облавы, можно было охарактеризовать именно этим словом: 'логово'. Всегда узкий вход, несколько запасных для побега, впечатляющий своим богатством и одновременно ветхостью бардак внутри. 'Нора старой росомахи...', - подумала Тео, протискиваясь по коридорчику, заставленному старой мебелью.
  - Лапочка, никаких новостей для тебя нет... Разве что сказочки про большого дракона, но то, как я себе думаю, сочинили бароны, чтобы втюхать таки королю какую-то заморскую девицу, - просипел старик, когда Тео, устроившись в кресле с драной обивкой, выжидающе уставилась на него. - Так что ничего интересного про убийцу, помимо того, что ты уже знаешь... Похоже, действовал один единственный идиот, и за свою глупость он уже поплатился - головой. Может кто и остался, но они затаились.
  - Я уезжаю из столицы, - сообщила Тео, немного подумав. - Ты все же продолжай искать, вдруг что-то выплывет. А о том, что узнаешь, сообщай Томасу Ферфаксу.
  - Ты с ума сошла? - искренне удивился Тод. - Он же законник, да еще из стражи. Меня заживо съедят, даже если просто заподозрят, что я с ним дело имею!
  Тео побарабанила пальцами по столу. Тод был прав. Подставлять старого союзника ей не хотелось, да и не согласился бы он, сколько бы ни был ей обязан.
  - А общение с бардом не ляжет грязным пятном на твоей репутации?
  Тод хитро прищурился:
  - Нет.
  - Тогда передавай сведения барду Таллирену. Знаешь?
  - Слышал. Найду.
  Такие короткие фразы Тео понравились. Значит, Тод и впрямь не видит для себя опасности в связях с представителем музыкальной богемы. И, значит, все сделает.
  - Я с ним договорюсь, чтобы он их приносил Томасу. Очень осторожно, тут ты можешь не беспокоиться.
  - Бард и осторожность - слова несовместимые, - проворчал Тод, но спорить не стал.
  - Зато ты и осторожность просто одно целое, - улыбнулась Тео, желая подмаслить старика. - У меня к тебе просьба еще будет. Серьезная.
  - Ну давай свою просьбу...
  - Мне нужно от тебя письмо к Шушеру. Или кольцо, что-нибудь в этом роде - словом, знак, что ты меня прислал и доверяешь, как... самому себе.
  Такая просьба, и Тео это отлично знала, была хорошей проверкой для Тода, вернее, его лояльности. Просто так подобными знаками не разбрасываются.
  - А зачем? - подозрительно спросил старик.
  - Сама еще толком не знаю, - ответила Тео, - только этот Боклэр у меня в печенках сидит, а Шушер в его городе орудует. И золотом барон ему неизвестно за что платит...
  На самом-то деле у Тео были подозрения, но озвучивать их этому хитрому пройдохе она не собиралась.
  - Если ты пообещаешь мне, что не будешь глупить и от моего имени всякое... не такое делать... - Тод полез под драный полушубок и извлек из-за пазухи остро наточенный нож. Взял со стола монетку.
  - Нет, не буду, обещаю. Скажу ему, что я наемница, которую ты послал, а знак - на самый крайний случай. Если он не поверит, что я на слухи приехала.
  - Какие слухи? - прищурился глава воров, доцарапывая на монетке какую-то закорючку.
  - Неважно, - подмигнула ему Тео. - Просто я 'слышала', что у него есть работенка и попросила тебя дать мне рекомендацию. Это я объясняю на случай, если кто-нибудь из людей Шушера или он сам решат проверить...
  - Да понял я, - раздражительно прервал ее старик, вертя в узловатых пальцах фернинг, но не собираясь пока его отдавать. - От Навеи, между прочим, где то неделя верхом.
  - Вот ты сейчас на что-то намекаешь, намекаешь... - Устало вздохнула Тео, - а попроще можешь? У меня были тяжелые дни.
  - Простота тебя погубит, - проворчал Тод, и мелко затрясся в смехе под грудой накидок.
  На секунду у Тео возникло впечатление, что старик держит подле себя какую-то живую тварь, для защиты - уж очень странно выпячивались на нем шкуры и одеяла. Или у нее от переутомления что-то с глазами произошло, или... Тод вполне способен на такой сюрприз. Пара хорьков, специально натренированных - тоже мощное оружие, особенно когда противник о нем не знает.
  - Ну-у-у... - протянула магичка, действительно чувствуя, как усталость давит на плечи. Тод, видимо, решил не испытывать ее терпение:
  - Тебе для твоего дела понадобится больше, чем неделя? Потому что ты вполне могла бы провернуть все до того, как люди от Шушера приедут ко мне задавать вопросы. Так было бы гораздо проще, а гримироваться ты можешь лучше всех, кого я знаю... Приехала, сделала что хотела, сказала, что от меня, безо всяких знаков... а когда - и если - они приедут, я скажу что первый раз про тебя слышу. Как тебе?
  - Или ты сейчас пытаешься вытянуть у меня цель моей поездки, или почему-то очень не хочешь выдавать мне свое 'благословение' для Шушера.
  - Я ему не доверяю.
  - Вот как? И почему? - будь Тео чуть бодрее, она бы выпрямилась в кресле, почуяв подвох. Но она только прикрыла рукой глаза, наблюдая за Тодом между пальцами.
  - Сложно сказать... - Тод пожевал губу. - Он зачем-то потянул в Навею нескольких очень хороших убийц и наемников. С месяц назад. И когда ты упомянула... Это как-то связано?
  - С моим выбором 'легенды'? Пожалуй, да.
  - Ах вот как... ты, значит, в курсе, что он там что-то крутит против меня, людей собирает, а мне ни словечка? - надулся старик.
  - Ты тут ни при чем, - отрезала Тео. - Как бы тебе не хотелось, ты не являешься центром мироздания. Дело в другом. Он... - магичка осеклась, раздумывая, стоит ли говорить Кривому Тоду о том, в чем еще сама не уверена. - Думаю, он передал этих людей барону Боклэру. А уж куда тот их направил... точно не к тебе под бок.
  - Хорошо. - Тод принял решение: кинул Тео монетку. - Не в первый раз я доверяюсь твоим туманным объяснениям, и, к сожалению, не в последний.
  Тео посмотрела на фернинг. На нем криво была нацарапана женская туфля.
  - Спасибо, - улыбнулась она Тоду.
  - Надеюсь не видеть тебя еще очень долго, - невежливо выплюнул слова прощания тот и закашлялся.
  - И тебе удачи, Тод.
  
  Пройдя до половины коридорчика, что уводил к выходу, Тео остановилась и тронула ручку двери боковой комнаты. Та была не заперта - и, хоть с трудом, но открылась. Оглядевшись, магичка поняла, почему: вся комнатушка была завалена старой мебелью. Дверь уперлась в какой-то комод и дальше открываться не желала, так что пришлось протискиваться в узкую щель. Окно в наличии имелось, а именно это и нужно было магичке. Она, стараясь не дышать пылью, которую потревожила, пробралась к окну и приоткрыла створки. То, что надо.
  Она вылезла на крышу и, пригибаясь, отбежала к другому ее краю, откуда перепрыгнула на крышу соседнего дома. Почему ей вдруг пришло в голову уходить именно таким путем, она не знала, но интуиции доверяла. И, пробираясь по ночному Гнилому кварталу, она вертела в уме их разговор с Тодом. Вспомнив об упомянутом 'умении гримироваться', магичка усмехнулась. Естественно, это была магия, а не краска и грим. У Тео имелось две личины, которыми она пользовалась в столице - невзрачная, хоть и не без приятности, внешность баронессы Дурстхен и бандитски-залихватская 'физиономия' близкой подруги Тода. Во всех остальных случаях она предпочитала умение Серых быть незаметными. Невидимкой она не становилась, нет, просто на нее не обращали внимания. А если она заводила с кем-нибудь разговоры, то собеседник позже мог вспомнить разве что пол говорящего, да и то, с большим сомнением.
  Выбравшись в безопасный район, она направилась к Талли. Сейчас она торопилась покинуть столицу, и ей было неважно, что барда придется будить или даже отрывать от девицы.
  К слову сказать, так и произошло.
  Талли снимал комнату в квартале, примыкающем к Университету Сореля. второй этаж, довольно скромные апартаменты для популярного барда - но они находились неподалеку от Ассамблеи и Университета, стоили недорого и хозяйка закрывала глаза на частые пьянки, гуляния и бренчание на лютне посреди ночи. У Тео даже была теория, согласно которой барды, даже востребованные, зарабатывают не так уж много, и при том тратят значительные суммы на свою внешность - одеваются у лучших портных, носят дорогие украшения и осыпают любовниц золотом. Ничего не попишешь - имидж обязывает. Вот и экономят на жилье и еде.
  Чтобы не объяснять хозяйке, за каким демоном она заявилась глубокой ночью к барду, Тео решила проникнуть к другу так же, как ушла от Тода - через окно. Правда, это осложнялось тем, что здание, в котором жил бард, не имело таких выступов. Оно относилось к более поздним постройкам, в то время мода на барельефы и завитушки уже прошла... Конечно, Тео могла сразу запрыгнуть в окно предполагаемой комнаты Талли, но точно, какое из них его, она не помнила. Хорошо бы она выглядела, влетая в комнату какого-нибудь художника, разбив ставни и дорогостоящее стекло с вопросом 'Талли, ты спишь?'. Тео усмехнулась и присела на корточки на краю крыши противоположного дома. Обострила слух, чуть изменив форму внутреннего уха...
  За тем окном храпят... там тишина... опять никого... а вот прямо напротив кто-то сладострастно сопит, и женский голос стонет как раз то имя, которое нужно.
  Магичка дождалась, пока любовники закончат свое занятие и одним прыжком преодолела несколько метров до крыши напротив. Уцепилась за черепицу, попутно порадовавшись, что она новая и не выскальзывает из пальцев. Постучала носком сапога в ставню. Внутри зашуршало.
  - Кто там?
  - Дух Баллистера, - съязвила Тео. - Сейчас начну завывать, если не впустишь.
  Окно открылось и Тео наконец-то смогла опереться ногами о подоконник. Замотавшийся в простыню Талли выглядел удивленным, но не слишком.
  - Что-то случилось? - спросил он.
  - Ага. Один мой друг начисто утратил чувство гостеприимства и заставляет свою подругу висеть на краю крыши только потому, что у него в постели...
  - Ох, заходи, конечно.
  Бард посторонился, бросив взгляд на кровать. Лежащая там девушка то ли уже заснула, то ли не была особенно любопытной. Тео запрыгнула внутрь комнаты.
  - Поклонница? - шепотом спросила она, кивая в сторону девушки.
  - Коллега. Так что случилось?
  - Гринера я нашла, так что можешь больше не бегать обеспокоенно дни и ночи напролет по городу.
  Бард смутился.
  - Хотя ты, наверное, и не бегал. Но правильно. Тут другое дело. - Магичка еще понизила голос. - К тебе может прийти человек. Из Гнилого квартала. Не удивляйся, просто возьми то, что он передаст, или запомни наизусть, если мой друг не решится доверить сведения бумаге. И в тот же день постарайся передать все Томасу Ферфаксу, ты его знаешь, я как-то вас знакомила. Справишься?
  - Легко. А ты уезжаешь?
  - Да, и надолго. Удачи.. - Тео помедлила у окна. - Если твоя пассия спросит, кто я и зачем приходила, можешь сказать, что я шпионю на тебя и принесла ноты новой песни твоего соперника.
  - Не учи меня врать, подруга, - усмехнулся Талли. - Фантазия у меня все равно богаче, придумаю что получше твоего объяснения.
  Тео крепко сжала его плечо:
  - Еще раз удачи тебе... и мне.
  Она забралась на крышу. Внизу тихо хлопнули ставни - Талли закрыл окно. 'Ну, раз уж эта ночь выдалась такой 'крышескачущей', продолжим в том же духе', - подумала Тео.- 'Теперь к Тому и прочь из города'.
  
  Проникнуть к Ферфаксу через окно оказалось куда сложнее - учитывая то, что на ставнях у него стояла сложная ловушка, могущая оставить неудачливого грабителя либо же шпиона без пальцев. Но Тео достаточно хорошо знала своего друга - сначала она, спустившись, набрала с тротуара пяток камушков, и все они улетели в окно Тома с определенной очередностью. Три, потом один и еще один. И, только дождавшись, когда окно откроется, Тео прыгнула.
  Привыкший к такому ее появлению Том предусмотрительно отошел в сторону. На столе его горела лампа, да и сам он был полностью одет, из чего Тео сделала вывод, что заботы королевства преследуют его даже дома.
  Разговор вышел короткий - Тому нечего было ей сообщить по поводу загадочного убийцы, а ей пришлось рассказать только о Талли и том, что он может прийти с информацией. Том был не в восторге, что она покидает Тэнниел в такое время, но, как всегда, выразил это лишь поднятием бровей.
  - Свяжешься с Дереком, - успокоила его Тео. - К тому же я отправляюсь на юг Лиона, пока не спрашивай, ничего точно сказать не могу... но надеюсь, узнаю много нового.
  Тео подозревала, что последняя фраза окажется пророческой. Как бы даже не слишком.
  
  
  Присоединиться к армии можно было разными способами. Но самые легкие из них - в качестве маркитантки, или, например, женщины из разоренной ими деревни, находящейся в достаточном отчаянии, чтобы прибиться к армии, имели один большой минус. Тео нужно будет находиться как можно ближе к командному составу, а кто же пустит войсковую девку близко к палатке начальства? Доставать сведения через постель ей не хотелось, да и глупо было бы. Это с высокородными изящными любовницами холеные сэры во дворцах делятся секретами своей службы в минуты страсти. А воины в такие моменты могут сказать разве что 'тряси быстрее задницей, шлюха'. Так что вариант только один - наемник. Но и с этим могли возникнуть сложности.
  Можно было бы обвешаться орденами, выбежать из леса, стуча себя кулаком в грудь и заявить, что пришла помогать правому делу, но... Скорее всего ее нашпигуют арбалетными болтами, а потом уже станут выяснять, шпион она или сумасшедшая. И, поскольку спрашивать будет уже поздно, а вскрытие на эти вопросы не ответит, прикопают где-нибудь там же, в лесочке.
  Потому-то она и попросила Тода дать ей какой-нибудь знак. Если ей повезет, Шушер и впрямь окажется увязнувшим в этой истории по уши, а если ее интуиция так же хороша, как и раньше, то он действительно отправил (через барона) нескольких опытных воинов и убийц к этой армии. Скорее всего, либо в качестве телохранителей Лионеля, либо как учителей для лопухов крестьян, из которых, в сущности, и состоит армия наследника лионского трона. Оба варианта ее устраивали.
  Тео отправилась в 'Доставку' почтенного Дерри, где купила быстрого, выносливого коня каурой масти. Правда, для этого пришлось долго стучаться в дверь, время-то было ранним даже для вестовых мастера Дерри. Да и то, на стук вышел лишь заспанный мальчишка, который пытался объяснить, что не имеет права продавать лошадей без хозяина. Магичка накинула сверху серебряный и сделка состоялась. Также она приобрела упряжь и мешок с отрубями.
  Небо едва успело окраситься в бледно-розовый цвет, как Тео покинула столицу, направляясь к ближайшей Двери. Жаль, в Навее она была слишком давно. Если пробивать портал по памяти, велик риск впечататься в стену дома или оказаться под землей; мало ли что там настроили за семь лет? Так что придется делать крюк - сначала в сторону, абсолютно противоположную цели ее путешествия, в земли барона Ольдверга, потом на север, в гости к барону Гордойсу, и уж затем в Навею. Дорога займет два с половиной дня... что, конечно, куда лучше первоначальных десяти.
  
  
  
  - А вот, скажем, дом ты можешь поднять? - спросил Гринер.
  - Смотря какой.
  Дерек бил рекорды терпения и уже был готов выписывать себе по этому поводу похвальные грамоты, как делают в канцелярии Его Величества. С ленточками и золотым шнуром. Но он дал себе обещание учить Гринера всему, что знает, не прибегая к убийству либо... самоубийству. И как Тео с этим справлялась?
  Умом он понимал, что Гринер задает вполне нормальные вопросы для ученика. Память подсказывала, что он и сам был таким же. Значит, все дело в отсутствии привычки, а раз так, главное - дождаться, пока она возникнет.
  'Недели две - и я смогу невозмутимо отвечать на любые, даже самые дурацкие вопросы', - убеждал он себя. И был готов приколотить себя к стулу, чтоб не сбежать до окончания этих самых двух недель.
  - Ну... Наш, например. - После недолгого раздумья уточнил Гринер.
  - Смогу.
  - А гору?
  - Только если она размером с этот дом, - буркнул Дерек.
  - Ага, - Гринер задумался.
  - А зачем ты спрашиваешь?
  - Хочу знать, что сам смогу, а что нет. Интересно просто...
  - Неправильный подход. - Дерек вытер рукавом лоб. Они с Гринером занимались обучением, чистя конюшню, чтоб не терять времени, да и пора было уже прибраться. Вечером они собирались пойти в деревню и забрать своих коней. - Сейчас ты ничего не можешь - ну, почти; так же как не знаешь, что сможешь в будущем, пока оно не наступит. Я имею в виду - не стоит сразу определять для себя границы. Может, ты станешь первым Черным, которому удастся поднять гору.
  Гринеру эта идея явно понравилась, поэтому Дерек поспешил осадить фантазии ученика:
  - Но мы, Черные, не занимаемся показательным поднятием гор.
  - А чем занимаемся?
  - Уничтожаем тварей, появляющихся из Проколов, закрываем сами Проколы. Помогаем Серым. Тео же рассказывала тебе?
  - О Проколах? Да.
  Гринер снял рубашку, промокшую насквозь от пота. Этот осенний денек выдался очень жарким, словно солнце забыло о близящейся зиме.
  - Только вот я не понимаю. Разве ни разу никто не ускользнул?
  - Почему же... Бывало такое, раньше - очень часто. Когда магов было меньше и они не всегда знали, где образуется разрыв между мирами. Многие из монстров, ночных тварей и магических злобных сущностей, что сейчас прячутся по темным уголкам повсюду - в городах и лесах, на болотах, в реках, - появились не просто так, а именно из Проколов.
  - Как вьялла?
  - Да. Но Прокола тогда не было. В городах они почему-то случаются реже. Она пробралась в наш мир давно, просто заснула на какое-то время, а тогда проснулась. Бывает, и сейчас мы не всех отыскиваем. Иногда они слишком мелкие, чтобы Белые их засекли, а иногда мы не успеваем к самому открытию и нам остается лишь надеяться, что оттуда не вылезло что-нибудь совсем уж ужасное и кровожадное.
  - А вы не знаете, что вылезет?
  Дерек на минуту отставил лопату, чтобы хлебнуть воды из фляги, подвешенной рядом, на вбитом в столб гвозде. Гринер с завистью посмотрел на него - старший маг, похоже, совсем не потел.
  - Нет, не знаем. Никто не знает, даже Белые. Это может быть что-то известное - для этого ты учишь 'Монстрятник', а может быть что-то совсем новое, и для этого-то... ну, не только для этого, конечно, нам нужны Серые. Они помогают определить слабые места твари, и, убив либо поймав ее, мы относим ее к Белым. Они записывают про нее все, что известно, и вносят в 'Монстрятник'. Записи, кстати, появляются одновременно во всех экземплярах. Тех, что у команд магов.
  - И это все, что делают Белые? Подсказывают, где проколы и описывают потом тварей?
  - Это уже немало, но нет. - Маг снова взялся за работу. - Белые хранят знания. Они лучшие лекари. Они изменяют тело мага, когда он обретает Цвет. Без их помощи мы жили бы столько же, сколько обычные люди... И погибали бы при столкновениях с тварями из Проколов в девяти случаях из десяти. Ты думаешь, маги сильнее, выносливее, быстрее других лишь для того, чтобы было чем похвалиться перед девушками в деревне?
  - Нет, конечно, - покраснел Гринер. Не потому, что такая мысль пришла ему в голову... ну, почти такая. А потому что он понял, что Дерек заметил, как он заулыбался при словах 'сильнее'. Юноше стало стыдно.
  Дерек внимательно посмотрел на Гринера. Паренек еще очень неуверен в себе. Это почти так же плохо, как если бы он думал, что является воплощенным совершенством. Почти, потому что из второго варианта получился такой, как Кендрик. Уж лучше первый...
  - Мы такие, чтобы как можно лучше защищать людей, живущих в этих краях. Не будь мое тело изменено, я бы погиб при первом же столкновении с тварью из Прокола.
  - А какое оно было? - с любопытством, скрывающим его радость от изменения темы, спросил Гринер.
  - Расскажу как-нибудь... Еще о чем-то хочешь спросить?
  - Конечно! Проколы появляются везде? И в море, и в Лионе? Или только у нас?
  Дерек мысленно извинился перед учеником. Вопросы он задавал отнюдь не тупые, а самые что ни на есть важные.
  - В Лионе тоже. Там работают три пары магов. В море... тоже есть кому присмотреть, да и не часто они там возникают. А в Араханде...
  - О, да, про Араханд забыл...
  - Ничего. Так вот в Араханде они не появляются вообще. Уже много сотен лет.
  Гринер даже вилы, которыми раскидывал солому по стойлу, уронил и, выпрямившись, уставился на Дерека.
  - Да, да. Арахандские маги давным-давно нашли какой-то способ. Теперешние, к сожалению, не помнят, какой именно - и Проколов там не было уже... чуть больше тысячи лет. Следующий вопрос?
   - Э-э-э... Я понял, что Черные - это ударная сила, Белые ищут и лечат, а Серые распознают тварей, так? - Гринер взялся за вилы. Хорошо, что он одел перчатки, а то отвыкшие от грубой работы руки покрылись бы волдырями.
  - С Серыми все не так просто, - ухмыльнулся Дерек. - Не знаю, их такими сотворил Создатель или они сами придумали это развлечение - но они очень... как бы сказать... склонны к тому, чтобы... вершить судьбы.
  - Угу, - помрачнел Гринер, ощутив внезапную злость. Он стал резкими движениями разбрасывать солому, да так, что большую ее часть умудрился насыпать себе на голову. - Например, красть королевских младенцев и подбрасывать их чужим людям.
  Дерек сделал вид, что не заметил реакции ученика, и продолжил объяснение спокойным тоном:
  - Причем не всегда они вмешиваются напрямую. У них есть особая магия - они чувствуют линии судеб и идут по ним... Иногда они действуют вполне конкретно - слово тут, поездка туда, убеждение, советы, расспросы. Иногда - даже не зная, к чему именно приведет их поступок, они просто чувствуют, что так надо - роняют на мостовую монетку или же красят проходящую мимо девицу в рыжий цвет. И только потом выясняют, а могут, кстати, так никогда и не узнать, что оброненную ими монетку подобрал нищий... смог накормить семью, и не опустился до грабежа. Не убил в темном переулке того, кто сыграет потом значительную роль в будущем. Или некий купец встретил рыжую девицу, влюбился и женился на ней. И у них родился сын, вырос и принес много добра людям. Разве ты никогда не замечал за Тео странных, нелогичных поступков?
  Гринер задумался.
  Один раз Тео спустила по реке лодки рыбаков, отвязав их от шестов на пляже. Другой раз, когда они ездили за покупками в Дагорею, столицу графства, на территории которого жила Тео, она зачем-то рассыпала на улице леденцы. И в той же Дагорее, тем же днем, только чуть позже, столкнула с моста в воду абсолютно постороннего человека. Свесившись с моста, она извинилась перед жертвой, посетовав на свою неловкость, но Гринер видел, что она проделала это нарочно. А тот случай, когда она нахлобучила на голову стражнику ведро помоев, предварительно украв его в замызганной таверне? А он-то считал эти поступки частью ее эксцентричной натуры...
  'Какое счастье, что я не Серый', - с облегчением подумал юноша.
  Дерек дожидался, пока ученик выйдет из задумчивости, прислонясь к столбу.
  - Еще вопросы? - улыбаясь, спросил маг.
  - Да, в общем, все, - махнул рукой Гринер.
  - Тогда залезь наверх и побросай оттуда вниз соломы побольше - про запас.
  Ученик послушно поднялся по деревянной лестнице на сеновал. Дерек, сложив лопату в последнюю тачку с грязной соломой и навозом; развернул ее и покатил к выходу из конюшни. Уже поворачивая за угол, добавил:
  - Закончишь - будет твое первое практическое занятие. Выйти из конюшни.
   Гринер, все еще обдумывая странности жизни Серых, рассеянно кивнул.
  Надо же... интересно, как это у них бывает? Они просто чувствуют что-то вроде зуда? Или им шепчет на ухо неведомый голос - кинь монетку, кинь!
  С работой он закончил быстро, благо основную ее часть уже сделал. Сено приятно пахло - юношу так и тянуло улечься в него, зарыться с головой и поспать... Но, раз Дерек обещал ему задание, разлеживаться он не имеет права. Нет, маг не станет его ругать, просто пожмет плечами, и неизвестно еще, когда устроит следующее испытание... Гринер оставил вилы наверху и спустился по скрипящей лестнице. Если...
  Не дойдя до своей рубашки, перекинутой через дверцу стойла, Гринер почувствовал, как что-то тянет его за ногу. Рывок - он резко вдохнул, - и вот он уже висит кверху ногами.
  От неожиданности Гринер запаниковал. Правда, быстро справился с этим чувством, но ясности ситуации это не прибавило.
  - Что за... - он посмотрел вниз... то есть вверх, где сейчас была его нога. Он определенно висел в воздухе, будто кто-то привязал его к стропилу невидимой веревкой. - Я идиот... - простонал юноша. - Дерек сказал не 'выйди из конюшни', а 'выйти из конюшни'. Это и есть задание!
  Он расслабился и осмотрелся магическим зрением. Так и есть. Тусклая красноватая веревка охватывала его икру, а другим концом обвивала балку. И узлов на ней было...
  - Спокойно... - в критические минуты Гринер начинал разговаривать сам с собой... ну, и когда не было никого поблизости, могущего принять его за сумасшедшего. - Я просто ее развяжу...
  В стойле неподалеку раздался шорох.
  - Хорошо бы это была крыса, - сказал Гринер своему сапогу, пытаясь магически зацепить кончик 'веревки'.
  Шорох усилился. Юноша вскинул голову и увидел, что солома, та самая, которая еще десять минут вела себя вполне мирно - когда он раскидывал ее по полу, - собирается в кучу, одновременно скручиваясь в жгуты.
  - Ну да, ну да, как я мог подумать, что Дерек предложит мне всего лишь повисеть вниз головой часок...
  Веревка все никак не хотела развязываться, и Гринер понял, почему. Узел был не простой, а с закавыкой - по сути, она врастала в саму себя. Значит, пытаться справиться с ней обычным способом, как с любой простой веревкой, не стоит. Юноша покосился на стойло. 'Монстрятник' бы тут не помог, потому что ни на одной его странице Гринер не встречал таких созданий. Оба крупные, похожие на собак, но свитые из соломы - как куклы на Майский день.
  'Если вокруг них надо будет всего лишь потанцевать с ленточками, я справлюсь', - внутренне усмехаясь, подумал Гринер. Раздалось рычание - вполне себе натуральное.
  - Соломенные псы, прекрасно... - зашипел Гринер. - Ну-ка...
  Он вспомнил уроки Дерека - как вызывать огонь и направлять его. Что же, хороший способ проверить его память... он сконцентрировался и запустил в ближайшего пса струю пламени. Тот вспыхнул мгновенно, не успев даже рыкнуть. Второй сгорел так же быстро, и Гринер вернулся к веревке.
  Спустя пять минут пыхтения он справился... и даже не забыл подхватить себя в воздухе, чтобы не сломать шею при падении. Встал на ноги, пригладил волосы и взглядом победителя оглядел конюшню. Потянулся было за рубашкой...
  - Э-э-э... не так все просто.
  Он снова прибег к магическому зрению. И со свистом втянул воздух.
  Вся конюшня была словно оплетена красными мерцающими нитями. Гринер подозревал, что Дерек специально не стал их скрывать, чтобы не угробить ученика в первый же день практики. Или даже подсветил их для наглядности. Однако, проблемы это не решало - кругом светились ловушки, не меньше десятка. Каждая нить, знал Гринер, задень он ее, активирует какое-либо заклинание. А они были всюду - на полу, прямо перед ним, на потолке... Словом, опутывали всю дорогу к выходу. Да он же просидит тут весь день, распутывая их!
  Должно быть простое решение... Дерек явно не хотел, чтобы ученик проторчал в конюшне до ночи. Разве что решил в тиши залезть в ванну и почитать, отдыхая от вопросов...
  С полчаса Гринер изучал хитросплетения нитей. И в конце, обреченно вздохнув, решил, что в пару заклинаний придется все-таки вляпаться - и то, если пойдет по стеночке, высоко задирая ноги. Юноша вспомнил пару самых заковыристых выражений Тео и с наслаждением произнес их вслух. Стало легче.
  Он двинулся вперед, аккуратно, стараясь ступать так, чтобы не задеть нити. На миг замер перед первой ловушкой. И когда только Дерек успел их расставить? Гринер сделал шаг вперед.
  Сначала ничего не происходило. А потом Гринер ощутил, как ноги стремительно погружаются в какую-то жижу. Оказалось, что хорошо утрамбованная земля под ногами вдруг превратилась в зыбучий песок. Гринер дернулся в сторону - поздно. Уже по колено... Он провел рукой над землей, и песок застыл. Беда была в том, что его ноги по прежнему были там же, в песке. И двигать он ими, судя по всему, не мог.
  - Да что ж это такое! - Гринер стукнул бы от злости лбом в доски стены, но там была еще одна ловушка. Как нарочно. Как будто Дерек знал... - Стоп. Ничего он не знал. Я сам сюда вляпался.
  Из этой неприятной ситуации Гринер выбрался - подтягивая себя вверх воздушной петлей, похожей на ту, в которую он попался в самом начале, и разжижая постепенно песок. Пролетев немного, он опустился на пол - дальше лететь было нельзя, сплошные нити заклинаний, - и дал себе минуту на отдых.
  Следующую ловушку он прошел, использовав все четыре стихии. Когда он вышел на яркий солнечный свет, заставивший его зажмуриться, юноша был похож на чучело. Которое валяли по земле, окунали в грязь, воду, солому, снова грязь - словом, видок был не ахти. Волоча ноги, ученик мага поплелся в дом.
  
  Дерек хрустел сушками над 'Артефактами большими и малыми', когда Гринер вошел в кухню. Учеником можно было бы пугать девиц... и особо впечатлительных оборотней. Чтобы не запачкать полы, парень снял ботинки и поставил их у двери. Затем плюхнулся на стул напротив Дерека.
  - Я приберу. Когда помоюсь. - Сообщил Гринер. - Я прошел.
  - О, да. - Дерек с трудом сдерживал смех. Удержаться и не заржать в голос ему стоило больших усилий. - Ну... сейчас я закрою книгу, и ты мне расскажешь, как ты делал и что.
  Гринер рассказал что.
  Дерек приподнял одну бровь.
  Гринер рассказал как.
  Дерек приподнял другую.
  - Что не так? - не выдержал движений лица наставника Гринер.
  - Ну, я вижу два способа, которыми ты мог выбраться оттуда с меньшими потерями.
  - И какие же?
  Дерек почесал за ухом.
  - Ты назад смотрел? - спросил он. Увидев, как Гринер округлил глаза, сам же и ответил. - Понял, не смотрел. Сзади тебя ловушек не было. Мог бы вернуться на сеновал, оторвать дощечку от задней стенки и спрыгнуть вниз.
  - А второй? - убитым голосом спросил Гринер.
  - Если бы внимательнее посмотрел, то заметил бы, что я оставил концы заклинаний висеть... ты мог ты просто втянуть в себя энергию ловушек и пройти безо всяких приключений. Да не расстраивайся ты так... - Дерек, перегнувшись через стол, похлопал ученика по плечу. - Задание было не в том, чтобы ты применил стихии - то, что ты это умеешь, я и так знаю, не зря же тебя гонял... а в том, чтобы ты умел видеть ситуацию в целом. Понимаешь?
  - Угу. И я не справился.
  - Это говорит лишь о том, что раньше ты с таким не сталкивался. Теперь - столкнулся и сделаешь, надеюсь, выводы. Так?
  - Так. Не всегда нужно идти напролом. Почти всегда есть куда более простой путь.
  - Молодец. Ладно, пошли вниз, к бассейну... отмоем тебя и - в деревню, за лошадьми.
  
  Когда они возвращались верхом, третьего коня ведя в поводу, Гринер хмыкнул - достаточно громко, чтобы Дерек заметил.
  - Да?
  - А там сзади, ну, у задней стенки конюшни - правда не было ловушек?
  - В этот раз - не было.
  - То есть как? - переспросил Гринер.
  Дерек, который менее часа назад выдержал нападение четырех деревенских красавиц (и это после утомительной уборки навоза и грязи), тем не менее, выглядел бодрым и веселым. Настолько, что Гринер ему даже позавидовал. Дерек покосился на ученика, чуть улыбаясь.
  - Сам ответь...
  Юноша задумался. Он уже привык к тому, что просто так маги ничего не делают - и уж тем более в обучении.
  - Ну... думаю, существуют и такие ситуации, когда мне может показаться, что есть более простой путь, а на самом деле он будет даже опаснее.
  - Так, - кивнул Дерек.
  - Но как тогда узнать? Что правильно?
  - Ну ты вопросы задаешь... - засмеялся Дерек. - Попробовать, конечно! Ты ведь не можешь видеть будущее, как Белые... хм. Теперь не можешь, - добавил он и слегка тронул каблуками бока коня. Тот пошел резвее.
  Гринер тоже поторопил своего серого в яблоках конька, которого прозвал 'Булкой' в честь самого любимого его лакомства. Пару минут он ехал молча, переваривая слова наставника, а потом, поравнявшись с Дереком, заметил тихо, словно бы в никуда:
  - Спасибо... Вы учите лучше, чем Тео.
  Дерек как-то странно посмотрел на него, но смолчал.
  Они подъехали к дому, верхняя часть которого сияла охрой в закатном свете, а нижняя уже пряталась в тени. Виноград на стенах, частью желтый, частью красный, еще не осыпался. Дерек отправил ученика в дом, растопить камин, а сам направился в конюшню, ведя в поводу лошадей. Налил им воды, накрыл попонами, но корма сыпать не стал - в деревне их раскормили, стараясь угодить 'колдунье'. Бурча под нос ругательства по поводу того, что лошадей хоть иногда выводить надо, чтобы не застоялись, он закрыл двери в конюшню, но запирать не стал. Он остановился перед черным ходом, ведущим на кухню. Хотя можно ли было называть его черным, когда через парадный ходили раз в году? Дверь вела из маленького садика прямо на кухню, через веранду. Маг, повернувшись к дому спиной, осмотрел краешек леса, словно объятый огнем. Рука его потянулась к кристаллу на шее - но отдернулась. Не время сейчас. Незачем отвлекать ее... Потом.
  Дерек вошел на кухню. Гринер, подняв голову, посмотрел на него отчего то испуганно.
  - Ужинать будешь? - спросил маг.
  - Еще бы, - ответил юноша, похлопав себя по животу.
  Дерек взялся разогревать пшеничную кашу с кусочками мяса, которую приготовил утром. Оба, маг и его ученик, молчали. В камине уютно потрескивали дрова. Так же, ни говоря ни слова, Дерек с Гринером поели, юноша вымыл глубокие глиняные тарелки и пошел к двери, видимо, собираясь лечь спать. Но остановился.
  - Дерек...
  - Да?
  - Я... зря так сказал про Тео. Я тут подумал... вспомнил вреднометр. Я ведь выбрал самый простой путь - прятаться от ее плохого настроения, но в итоге получилось еще хуже. Та же самая ситуация... просто я тогда не понял. - Гринер улыбнулся. - Она - хороший учитель.
  Юноша удивился реакции Дерека на эти, казалось бы, простые слова. Маг поднял голову от книги и широко улыбнулся. На лице его явственно читалась гордость.
  - Спокойной ночи, Гринер.
  - Спокойной.
  
  
  Тео прибыла в Навею утром тридцать первого октября.
  Столица баронства уступала Тэнниелу величиной и древностью, но искупала это богатством и насыщенностью жизни. Обширные пшеничные поля, овцеводство и два торговых тракта - один с юга, из графства Хотстоун, другой - с запада. По южному тракту путешествовали редко, все же торговля с Арахандом еще только начинала зарождаться; но тех редких купцов, что отваживались ездить через Шепчущий лес, ждало богатство. Коробочка размером с ладонь, полная специй, стоила в королевских землях, как табун отменных лошадей. За локоть шелка давали золотой. Само графство Хотстоун могло торговать только рыбой и жемчугом - ну а этого добра хватало и в западном Недвиге, чтобы везти так далеко, еще и подвергаясь нападениям разбойников, которых на Южном тракте было в избытке. Но более всего путешественники опасались неведомых тварей и лесных злобных духов, что населяли Шепчущий лес.
  С запада шли другие товары - скот, вина, масло и стекло. В Навее все это продавалось - и уже перекупщики везли товары в королевские земли. Почему так сложилось, почему купцы продавали все, не доезжая до Тэнниела всего две недели (пустяк по сравнению с уже проделанным путем) знали только боги и... наверное, Тео.
  Шушер, судя по тому, что сказал ей Тод, жил на широкую ногу - не прятался по трущобам, а купил себе дом чуть ли не в центре Навеи, выдавая себя за купца. Впрочем, Тео не удивилась бы, узнав, что и легальный бизнес у него имеется, и еще приносит доход - живя в Навее, грех было не поторговать чем-нибудь.
  Тео проехалась по одной из главных улиц города - Портняжьей. Лавки уже начали открывать. Подмастерья, зевая, выставляли на улицу столы с товаром, открывали опускные ставни, подпирая их шестами. Зазывать посмотреть ткани даже не пытались - если едет человек торговый, сам спросит.
  'Разбаловались...', - подумала Тео, - 'Тут даже на благородных смотрят свысока, если у них кошель худой...'.
  В Навее правили деньги и деловая хватка.
  Дом Шушера обнаружился в конце Портняжьей, если ехать от северных ворот, а, значит, и впрямь почти в центре города. Приземистый, с решетками на окнах (дома без окон на первом этаже строили только в Тэнниеле и Эбенессе). Магичка спешилась и, поразмыслив чуток, постучала в деревянную дверь носком тяжелого сапога. Ждать пришлось долго.
  Скрипнула дверца маленького окошка на уровне лица и из темноты дома на Тео уставились два больших слезящихся глаза. Судя по виду, она оторвала их от сладкого сна.
  - Чё надо? - невежливо спросили из-за двери.
  - Шушера, - коротко отозвалась Тео.
  - Чё? Это дом купца Бронстока...
  Тео пощупала челюсть, закатив глаза. Потом сделала губами несколько вращательных движений. Потом высунула язык. Это заставило стоящего внутри дома заткнуться. На время.
  - Эй... что это ты делаешь?
  - Проверяю, все ли у меня в порядке со ртом. Я вроде изъясняюсь достаточно четко... и не жую при этом. Может, с твоими ушами что не так?
  - Ну все, сейчас я протащу тебя по улице... - пообещали из-за двери и послышался звук открываемого засова.
  Тео отошла на пару шагов назад, чтобы ее не стукнуло дверью по носу. А могло бы - появившийся в проеме мужик с такой силой толкнул ее, что ручкой она наверняка проделала в стене дома вмятину.
  - Очень глупо со стороны Шушера ставить на дверях не посвященного человека... - пробормотала Тео и добавила уже громче: - К тому же идиота.
  Будь на ее месте кто-нибудь другой, он бы испугался. Детина, что вышел на мостовую, ростом и телосложением напоминал северного великана из сказки. Разве что, в отличие от народа Оллама, на лице его не было не то что признака интеллекта, там не было даже намека на мысли сложнее 'Убить и съесть' или 'Стукнуть и прикопать'. Типичный вышибала. Он снял с пояса дубинку и показательно взмахнул ею в воздухе пару раз, а в конце шлепнул ею о ладонь. На языке преступного мира это означало: 'Сейчас твои мозги растекутся по земле'.
  Впрочем, на языке любого человеческого существа это означало то же самое.
  Тео могла бы показать ему пару универсальных жестов, понятных людям всюду от Седых отрогов до Южного моря. Или продемонстрировать свой меч, - но тот был приторочен к седлу коня, что меланхолично стоял неподалеку. Поэтому она подняла руки ладонями от себя и миролюбиво повторила:
  - Шу-шер... Шу-шер...
  'Неужели Тод ошибся с адресом?' - промелькнуло у нее в голове, когда она уворачивалась от дубинки. Здоровяк на переговоры не пошел, предпочитая старый добрый метод размозжения голов.
  Тео 'протанцевала' до своего коня, стараясь, чтобы дубинка свистела подальше от жизненно важных частей тела. Каурый, хоть мерином не был, отнесся к мельтешению вокруг совершенно спокойно, что позволило магичке добраться до меча. А, добравшись, она повернулась и усмехнулась в лицо здоровяку.
  Теперь она могла бы, не напрягаясь, вырезать на конце его палки птичку, или, скажем, рыбку, но ограничилась простым похлопыванием мечом плашмя по ягодицам громилы. А когда он в ярости развернулся, поднырнула под дубинку и стукнула его яблоком меча по затылку.
  - Первый этап пройден, - сказала себе Тео, глядя как оседает туша охранника. - Вот будет весело, если дом все-таки не тот...
  Но Тод не попутал.
  На вопли Тео, которая, зайдя внутрь дома, стала голосить и бренчать колокольчиком, мирно лежащим до этого на буфете, прибежал второй охранник, ростом поменьше и мозгами побольше. Он то и проводил магичку внутрь дома, только услышав имена Шушера и Тода. На слова Тео что, мол, там на улице стоит ее конь, которого следует разместить со всеми удобствами и валяется здоровяк с шишкой на голове, которого следует привести в чувство, охранник только рукой махнул:
  - Сделаем. А с этим ничего не будет.
  - Вот и хорошо, - ответила Тео. - А 'этот' что, не знает имени своего хозяина?
  - Да он ночью охраняет. Слабоват на голову, да, но силен. Ну и вообще, наши люди другим ходом ходят.
  Они прошли пару комнат непонятного назначения, причем Тео на всякий случай старалась наступать туда же, куда и ее проводник. Затем поднялись по лестнице, миновали коридор, спустились по другой лестнице и оказались в большом зале, откуда было три двери - две в помещения дома, и одна, застекленная - во внутренний садик.
  - А ежели приедут ваши издалека, которые не знают про другой ход?
  - Ну все же обошлось, правда? - хитро взглянув на Тео, ответил охранник. - Вот. Ждите здесь.
  И вышел в одну из внутренних дверей. Тео не осталось ничего другого, кроме как рассматривать зал и сад. А тут было на что посмотреть... Судя по всему, решила Тео, Шушер не бедствует и дела торговые вести умеет. По крайней мере, пол выложен дорогим мрамором. И гобелены на стенах мастерски сотканы. Никаких тебе расплывчатых пятен с узелками вместо лиц - каждую черточку видно. И стекло в двери, которая, между прочим, от пола до потолка, и весьма широкая. И...
  Тео прекратила подсчитывать в уме стоимость отделки, подумав, что Шушер вполне мог убить или разорить предыдущего владельца дома, и подделать документы на владение. И это тоже, хоть и по-другому, говорило о его умении вести дела. Магичка поправила пояс, проверила, удобно ли висят на нем ножны и принялась рассматривать обстановку с другой точки зрения - нет ли щелей, где можно спрятать арбалет, и не выступает ли одна из плит пола чуть выше остальных. Оглядев все еще раз при помощи магического зрения, она решила, что раз никаких ловушек в зале не присутствует, Шушер наверняка выйдет с охраной.
  И она не ошиблась.
  Двери, за которыми виднелся еще один зал (не те, за которыми полчаса назад скрылся охранник) открылись и вошли двое. У одного рука лежала на рукояти меча, другой целился из арбалета Тео в живот. Она мило им улыбнулась, прекрасно понимая, что дернись она неожиданно - ее пристрелят. Ну, то есть попытаются. А она совсем не мечтала о том, чтобы на ее надгробном камне (который, по договоренности, Дерек, буде он переживет ее, обязан был омочить слезами) была выбита надпись: 'Убита по-дурацки во время посещения преступного элемента среднего звена в грязном торговом городе'. Только что-нибудь благородное, про спасение мира... На худой конец - 'Умерла от экстаза в объятиях пяти красоток'.
  Пока Тео предавалась фантазиям на тему собственной гипотетической смерти, в зале появился еще один человек. Если совсем честно, Тео сначала решила, уловив движение краем глаза, что вошло сразу трое, но потом поняла свою ошибку.
  Хотя из Шушера можно было бы сделать трех... или даже четырех человек, если они будут худосочными.
  Он был чудовищно толст, однако двигался со странной для его комплекции грацией, а глаза его... о, давненько Тео не видела таких опасных глаз.
  - Приветствую, - улыбнулся Шушер, и щеки его колыхнулись. При этом он слегка шевельнул двумя пальцами, на что Тео ответила тем же. Преступный мир пользовался тайным языком, чтобы распознавать своих и чужих, либо передавать во время сделок информацию, сказать вслух которую было бы глупо или опасно.
  - Вы, как понимаю, ко мне от...
  - Тода. - Тео полезла за пазуху, стараясь не делать резких движений, ведь арбалет не опустился ни на дюйм. А ей очень не хотелось бы, чтобы у стрелка сдали нервы, и ей пришлось бы демонстрировать полет, или, скажем, ловлю болта в воздухе. Притвориться, что он просто промазал, она в такой ситуации не смогла бы - он стоял шагах в семи, не больше.
  Магичка достала фернинг и кинула его Шушеру. Тот ловко поймал монетку и внимательно ее изучил.
  'Ну, Тод, если ты меня со знаком наколол, я тебе устрою... ночь Пургена...'
  Пургеном прозвали королевского префекта, железной рукой наводящего порядок в столице лет тридцать назад. Как-то он решил вычистить Гнилой квартал от 'преступных и низких элементов', и только вмешательство Тео спасло Тода и его подручных, о чем сам Тод вынужденно помнил по сей день.
  Но все обошлось: Шушер улыбнулся, прищелкнул пальцами - молодчик с арбалетом расслабился, опустил оружие, - и поманил Тео за собой.
  - Пойдем... побеседуем.
  Они прошли в маленькую комнату, обставленную не без изящества - постарался ли прежний хозяин дома, или это Шушер обнаружил такой вкус, Тео так и не поняла, - и глава преступности Навеи уселся в огромное, под стать ему, кресло, сложив пухлые руки на животе.
  - Ну... о чем речь?
  - Слышала я, - начала Тео, стараясь ухмыляться как можно более злобно, - что тут неподалеку работенка появилась для тех, кто разбирается в воинском деле... а мне позарез надо убраться из крупных городов, но при этом и деньжат подзаработать...
  - Ага... - сказал Шушер.
  
  
  
  Глава 7
  
  Добраться до той деревни, о которой говорил Дерек, оказалось не так-то просто. Тео никогда там не бывала, а, значит, открыть собственную Дверь не могла. Пришлось опять делать крюк через владения Келмворта. Но эта неудача с лихвой окупалась тем, как гладко все прошло у Шушера.
  Правда, подробнее расспрашивать его о том, насколько в этой истории с армией увяз барон, Тео не решилась. Обычному, пусть и опытному наемнику ни к чему такие сведения - ему бы знать, кто, сколько и когда заплатит, да степень риска. Единственное, что она выяснила точно - что Боклэр таки отправил несколько своих людей на Юг Лиона. Знала, потому что шла именно к ним в подчинение - Шушер особо указал, что неких господ Марна и Фишера слушать беспрекословно, и еженедельную оплату получать тоже у них. Расспросив об умениях 'наемницы', толстый бандит пожевал губу и отметил, что именно такие люди нужны 'кое-где'.
  - А что делать-то? - спросила Тео.
  - Землепашцев меч держать учить, - скривился Шушер, и, дождавшись, когда Тео скроит изумленное лицо, добавил: - И я не шучу. Но платят хорошо. И еще, как я понял, охранять одну персону. Главного, наверное. Только вот по времени не уверен - туда месяц добираться, если не больше, нужен ли еще кто-то им...
  - Ничего, - подмигнула Тео. - То самое, что мне надо. Тихо, не пыльно.
  - Только потому, что Тод прислал, - предупредил Шушер, макая перо в чернильницу. Он начеркал записку, запечатал ее сургучом и протянул Тео. - Если приедешь, а там уже никого, или обратно пошлют - на меня не пеняй.
  - Само собой.
  Магичка спрятала записку под рубаху. И напоследок пристально посмотрела в глаза главарю бандитов Навеи - чтобы чем дальше, тем больше у него стерлось из памяти, когда именно он отправлял очередного наемника в Лион. Вряд ли господа Марн и Фишер станут посылать вестового с расспросами, но если вдруг барон поинтересуется, Шушер скажет, что поехала одна, то ли неделю, то ли две назад... а то и три. На такое малое воздействие в стиле Белых ее хватило.
  Дверь на земли барона Келмворта находилась всего в нескольких часах езды от Навеи - по хорошей, наезженной дороге. И оттуда в горы - тоже. Зато потом пришлось помучиться.
  Следующая Дверь вела на склон горы. В лицо Тео ударил снег, завыл ветер.
  'И почему эти горы называются Мокрыми?' - риторически спросила она себя, натягивая на подбородок шарф. Конь, который ранее проявлял завидное самообладание, при такой резкой смене погоды удивленно всхрапнул и попятился. Магичка потрепала его по шее, приговаривая, какой он хороший мальчик.
  С трудом Тео удалось уговорить коня двигаться вперед. Снег, летящий прямо в глаза, заставлял жмуриться. Она и так плохо помнила, где находится следующий проход, а найти его в бурю представлялось и вовсе невозможным. Всего через несколько шагов пришлось спешиться и вести коня в поводу. Магичка высматривала пещеру, расщелину, да просто большой камень, за которым можно было бы укрыться от пронизывающего до костей, леденящего ветра. Но, как назло, магия везения отказалась срабатывать.
  'Может, оно и к лучшему', - подумала Тео. - 'Неизвестно, сколько пришлось бы ждать прекращения бури, может, она окончилась бы только через неделю... придется искать Дверь'.
  Идти приходилось по колено в снегу, но, по счастью, не рискуя свалиться в пропасть - этот склон был покатым, никаких тебе опасных и коварных ущелий по обе стороны тропинки, или нависающих над головой снежных наносов, готовых вот-вот сорваться и расплющить в лепешку. Но Тео все равно внимательно смотрела под ноги магическим зрением - под слоем снега вполне могли быть ямы. Но обошлось - они с конем никуда не провалились, только замерзли оба, пока добрались до очередной Двери. С глубоким вздохом облегчения Тео открыла ее и пошла в голубое сияние, таща за собой упирающегося коня. Тот, видимо, решил, что дальше будет еще хуже - и был приятно удивлен, когда оказался в осеннем лесу, безветренном и теплом.
  Тео критически осмотрела себя и коня. Дрожащие от холода, облепленные снегом... Ну ничего, до деревни еще день пути, успеют обсохнуть. И даже выспаться - ехать в ночь по незнакомому лесу было немногим умнее, чем сидеть в горах, ожидая, пока буря утихнет. Вообще-то, она уже знала, в каком направлении располагается лагерь, но для поддержки легенды стоило заехать в близлежащее поселение и спросить у благоговеющих жителей с грозным видом, где тут армия истинного короля Лионеля.
  Но встреча с местными произошла иначе, нежели себе ее представляла Тео.
  Когда она за час до полудня следующего дня выехала по заросшей травой дороге к небольшому селению, встретили ее не фанфары, или даже трещотки с бубнами, а угрюмое молчание пустых улиц. Их и было то всего две, но определенное настроение - пустоты, заброшенности и неприветливости, - они все равно создавали.
  Вообще-то деревенька была вполне чистая, опрятная и, судя по сложенным под навесом в конце главной дороги бревнам, промышляла лесом. Но между домов не бегали дети, женщины не переговаривались, вешая мужнины портки, старики не судачили на лавочках, как оно бывает в обычных селениях. Тео не заметила ни храма Древа, ни, если уж на то пошло, часовни Близнецов. Деревня будто вымерла. Если бы не чистота и отсутствие трупов на улицах, магичка бы подумала, что здесь недавно прошлась армия врага или болезнь.
  Оставалось только выехать к традиционному колодцу посереди небольшой площади и дернуть за веревку колокола, подвешенного там же на шесте.
  На трезвон, поднятый магичкой, все же вышли - двое мужиков, сжимающих в крепких, жилистых руках по мотыге. Взгляды их теплотой не отличались.
  - Откуда едете? - спросил тот, что постарше, с проседью в бороде.
  - И куда... - добавил второй.
  Тео решила ответить честно, пусть даже в нее кинут чем-нибудь увесистым... вроде мотыги.
  - Ищу лагерь. Мне сказали, где-то в этих местах спросить.
  - Повезло вам, - протянул младший, с опаской оглядывая явно не пахотную лошадку под незнакомкой и меч на боку. - Два дня назад были тут от них, забрали наших парней.
  Старший сплюнул.
  - И что же вы, отдали? - не смогла удержаться от вопроса Тео.
  - А что делать. Они сами пошли. Правое дело, законный король. - Медленно, не сводя с нее взгляда, ответил старший.
  Несмотря на сказанные слова, воодушевления на лицах селян не было. Они явно осторожничали, вполне справедливо подозревая, что приехавшая направляется к лагерю не просто так, и за выказанное недовольство (или же наоборот, излишний энтузиазм) может вернуться во главе небольшого отряда. С факелами и оружием. Тео прикинула, насколько велика неприязнь местных - рискнут ли они закопать ее в огороде, вымещая злобу на вояк, что увели из деревни большинство молодых парней? И на всякий случай положила ладонь на рукоять меча, подумав, что, оказывается, население местное не так уж и радостно приняло возвращение законного наследника.
  Селяне отступили на шаг. Тео коротко поблагодарила их кивком головы и направила коня в сторону, указанную селянами.
  Похоже, выдался 'день не-гостеприимства' - на подъезде к лагерю, который, к счастью, никуда не делся, магичку остановил патруль. Она ехала не таясь, по тропинке, и не очень удивилась, когда из кустов раздался повелительный окрик, призывающий остановиться. Но имена Марна и Фишера сделали свое дело - ее пропустили.
  Тео видела немало военных лагерей на своем веку. Этот располагался посреди большой поляны; крайние палатки, как и полагается, в пятидесяти шагах от леса, чтобы не стать жертвами внезапного нападения, повозки вокруг, часовые на местах, чисто и никаких признаков шатающихся без дела людей. Похоже, присланные бароном люди хорошо знали свое дело - они сумели организовать отнюдь не воинственных крестьян, привить им что-то вроде дисциплины. Охранники посмотрели на нее не без интереса, но и вскакивать и орать о нападении не стали. Занятно...
  Тео направилась к палатке, над которой развевалось знамя - золотой бык на алом, - и, спешившись, передала поводья подскочившему пареньку, судя по повязке на плече, кому-то вроде адъютанта. Хотя пока о наличии и распространении военных должностей в этой уже не маленькой армии (магичка насчитала около трех десятков палаток) размышлять было рано. Даст Древо - ей все расскажут, когда будут вводить в курс дела.
  Солдат, несущий стражу у палатки, прошел внутрь, а вернувшись, кивнул Тео - 'можно входить'. Ее охватило волнение - от предстоящего разговора зависело многое.
  Командирская палатка вмещала в себя многое - большой стол был завален бумагами, у стенок стояли сундуки, а ширма слева наверняка отгораживала спальное место. Здесь обычно жил Лионель, но сейчас (Тео расспросила патруль) он был в отъезде, и намеревался вернуться только через неделю. Для того, чтобы узнать все, или почти все, об армии, этого времени должно было хватить ... Тео надеялась на это.
  За столом сидел грузный мужчина лет сорока, может, и располневший за годы безделья, но навыков хорошего бойца не потерявший. Это стало понятно, как только он встал с табурета. И плавно двинулся к магичке, протягивая руку. Глаза его оценивающе прошлись по ее фигуре, задержавшись на лице. Рукопожатие его было крепким.
  - Пополнение? - ухмыльнулся он, и не было понятно, рад он новоприбывшей или нет.
  - От господина Бронстока, - утвердительно кивнула Тео. И протянула письмо от Шушера.
  - А... - лицо мужчины поскучнело. Наверняка он, услышав о приезжем, ожидал кого-то полезного. Во взгляде его нетрудно было прочитать презрение к людям преступного дна. - Как зовут?
  - Марга.
  - И что ты умеешь?
  - Сражаться. И учить других.
  - Наемница? - оживился мужчина. И вдруг широко улыбнулся, еще раз протягивая руку. - Я Марн. Нейджел Марн. Где работала?
  - В Инкаре, в охране Шестого купца Гильдии, затем у него же - начальником охраны, тренировала себе замену. Затем у... - Тео называла имена с легкостью, лишь иногда чуть запинаясь, будто бы вспоминала. Она хорошо продумала свою легенду: история наемницы, из-за пары неудач скатившейся до сомнительных дел. Естественно, не лучшая жизнь заставила ее обратиться к Шушеру. И да, вполне ожидаемый штрих - она все время должна доказывать, что женщина в военном деле может понимать не меньше мужчины. Марн тем временем поглядывал в письмо.
  - В военных действиях участвовала? - вот он и подошел к этой теме.
  Тео усмехнулась:
  - Сколько, по-вашему, мне лет? Разве что считать за войну подавление мятежа крестьян в баронстве Падуа. - Она позволила себе улыбнуться, легонько, будто бы с сожалением. - Во время последней войны с Лионом мне было пять. Не подходящий возраст, чтобы махать мечом.
  - А с чего вдруг вообще... такой выбор? - Марн присел за стол и приглашающее повел рукой. Тео осталась стоять. Напряглась, сжала челюсти.
  - Мой отец был стражником. Братьев у меня не было, только сестры.
  - Понятно. - Военачальник потер щеку. Спрятал письмо в карман. - Ну что же, сейчас пойдем на плац, где парни тренируются. А там решим, чем тебе заниматься. И, да... Придется тебе подучить военные ранги, как к кому обращаться, и тому подобное. Здесь с дисциплиной строго.
  - Я заметила, - уважительно признала Тео, склоняя голову. - Как мне Вас называть?
  - Капитан Марн или просто капитан.
  Он встал и повесил на пояс ножны с коротким мечом.
  - Пойдем.
  Они прошлись по лагерю, и Марн показал, где хранятся припасы, где находятся кухня, стойла и намекнул, что от ее исполнительности будет зависеть, кем ее назначат и, соответственно, условия проживания. Сказал, что поначалу служить ей младшим инструктором, а потом видно будет. Тео, внимательно его выслушав, решила, что эта должность ей вполне подойдет - она предполагала отдельную палатку, хоть и небольшую, и стакан вина в день. На вопросы о том, какие цели у 'Предводителя', когда армия выдвинется в путь и что, собственно, будет делать, Марн не ответил. Сказал только: 'Твое дело научить крестьян оружие в руках держать и обороняться', и посоветовал заботы о целях и задачах оставить командованию. Тео спорить не стала.
  На плацу вовсю кипела деятельность. Двое наемников обучали селян - Тео тут же заметила распространенную ошибку: парням дали в руки боевое оружие, и, судя по тому, как они им размахивали, получили они его совсем недавно. Все это навевало определенные мысли, но Тео решила пока оставить их при себе.
  - Это Дронк и Гилмор, - представил наемников капитан, кивнув в их сторону.
  - А господин Фишер?
  - Капитан Фишер. Он сейчас на вербовке, вернется через пару дней. Эй! Дронк!
  Тео выпрямила спину и вид приняла независимо-расслабленный.
  Один из наемников, отвлекшись от увлекательного, но утомительного процесса выдачи подзатыльников деревенскому увальню с пикой, подошел вразвалку. Низкорослый, кривоногий, с побитой жизнью физиономией, он легко представлялся в узких улочках Навеи с ножом... 'Верно, еще один, присланный Шушером', - подумала Тео, - 'Да и легкое недовольство Марна это подтверждает'.
  - Вот, знакомьтесь, Марга, наемница. Будет тут инструктором, как и ты. Это Дронк.
  - Мы вроде справляемся и безо... всяких там, - довольно неприятно усмехнулся мужчина. Марн кашлянул, и тот поспешил сгладить грубость: - Но, с другой стороны, больше инструкторов - лучше армия.
  - Вот именно. - Капитан Марн повернулся к Тео. - Сразу приступишь или сначала отдохнешь с дороги?
  - От чего мне отдыхать? - вполне резонно заметила магичка. - Я итак несколько недель в седле задницу отсиживала.
  - Вот и славно. - Капитан еще раз оглядел плац. - Как закончишь, зайдешь ко мне, мой помощник покажет твою палатку и выдаст все необходимое.
  Он ушел, а Тео осталась стоять напротив слишком уж сально улыбающегося Дронка. С одной стороны, портить отношения с 'коллегами' ей не хотелось, но и давать себя в обиду она тоже не собиралась. Хоть и не на своем опыте, но она знала, как несладко приходится женщине в армии, тем более если та не повариха или маркитантка, а посягает на исконно мужское занятие - войну.
  - Откуда приехала? - спросил Дронк.
  - Из Навеи.
  - А. Понятно. - Неожиданно для Тео он решил сменить тактику и вполне уважительно предложил посмотреть на имеющееся в наличии оружие для тренировок. Наверняка заподозрил что-то: например, что так внезапно свалившаяся на голову наемница заслана к ним специально, чтобы проверить, как они исполняют свои обязанности. Тео решила - что бы он себе там ни думал, она в любом случае доложит Марну о нарушениях, которых насчитала уже три. А сколько их наберется до вечера - и подумать страшно. Странное дело, подумалось ей, эти господа наемники словно бы специально учат селян так, чтобы при первом же столкновении с врагом от них, селян, места мокрого не осталось. Пока что эта 'армия', состоящая из неумелых пахарей и лесорубов, судя по увиденному, могла напугать разве что таких же крестьян, как они. Даже городская стража Турена с ними справится без особых усилий.
  К закату Тео насмотрелась на угрюмых, избитых своими же партнерами по тренировке селян и пришла к выводу, что ее или наградят десятком медалей сразу за инициативу, или же выгонят за то, что лезет не в свое дело. Но, придя в командирскую палатку, открыто высказала Марну все, что думала.
  - Совершенно не учитываются ни телосложение, ни умения солдат при выборе оружия для них. Им сразу дают боевое оружие - они больше калечат друг друга, чем учатся. В пары их ставят всегда одни и те же - нет возможности отработать, скажем, бой пешего с мечом против копьеносца или конного. Да и вообще, начинать нужно с деревянного оружия и манекенов.
   Марн слушал ее с каменным лицом.
  - Не хочу показаться занудой или того хуже, доносчиком, но старшины Дронк и Гилмор не вполне... э-э-э... справляются с задачей.
  - До сих пор мне приходилось работать с тем, что есть, - медленно ответил капитан, будто раздумывая, не слишком ли откровенен с подчиненной. - Но, думаю, я рад, что у нас появился человек, понимающий толк в подготовке бойцов.
  Тео хотела было расспросить его подробнее о 'Предводителе' и его планах, но капитан, отговорившись занятостью, отослал ее со своим помощником - устраиваться.
  Палатка, что ей выделили, была на удивление чистой, даже почти новой. Вообще это ополчение было обеспечено всем необходимым, и даже сверх того - и все будто только месяц назад куплено у торговцев в той же Навее. Правда, приобретение такого количества оружия незамеченным не прошло бы, значит, доставали другим путем.
  Тео распределила содержимое своего тощего мешка в прикроватном сундучке, порадовалась, что ее палатка стоит почти на краю поляны, что позволит ей отлучаться (буде возникнет такая потребность, ведь забот по закрытию Проколов никто не отменял) незаметно. Умылась и, едва успев стащить сапоги, провалилась в сон - за день она вымоталась, как... как инструктор по бою в ополчении.
  Следующие три дня Тео уставала не меньше.
  Старшина Гилмор оказался неожиданно приятным молодым человеком, в отличие от Дронка. Его даже можно было бы назвать красавчиком - если б не легкая хромота и ранние залысины. Но у него была обаятельная улыбка и, что самое главное - мозги, и последнее весьма раздражало недалекого Дронка. Понаблюдав за этой парой, Тео пришла к выводу, что Гилмор и сам бы мог навести порядок в этой странной армии - все-таки, три поколения стражников в роду, как выяснилось, - но парень страдал от излишней неуверенности в себе. В войне главное - опыт, и, соответственно, возраст, считал он, и посему не давал себе никаких шансов. Тео же, с одной стороны, плевать хотела на это утверждение, и высказывалась независимо от того, есть кто рядом старше ее, по званию либо по возрасту, чем заслуживала восхищенные взгляды молодого человека; с другой стороны, во многом он был прав, уж насчет возраста точно, только говорить об этом она ему не собиралась. Что за случай в его карьере заставил Гилмора бросить семью и, судя по его скудным рассказам о себе, теплое место городского стражника в Эбенессе - оставалось тайной. Но бежать ему пришлось быстро и, главное - далеко.
  Капитан Марн за это время появлялся на плацу раз или два в день, хмуро кивал, но явно был удовлетворен. Или не явно - понять было сложно. По крайней мере, выговоров и эпитета 'выскочка' по отношению к Тео не звучало. Но и похвал тоже. Скорее - молчаливое одобрение. Дронк пытался было подколоть ее, что, мол, благосклонность капитана она получила сначала через постель, а остальное - лишь следствие ее мастерства в ней, но магичка игнорировала его со скучающим лицом, и он скоро отстал.
  Пытаясь выяснить, что творится в этих лесах, Тео постаралась сблизиться с солдатами. Прекрасно понимая, что, по крайней мере сначала, такое поведение будет воспринято офицерами как слабость, а бывшими крестьянами - как неуместное панибратство. Но на сбор информации была всего неделя, а допытываться у того же Дронка или Гилмора - вызывать ненужные подозрения.
  Во второй вечер Тео, прихватив с собой миску с кашей, в которой лежали недурственные куски мяса, подсела к костру, вокруг которого расположились солдаты. Они удивились, но подвинулись освобождая ей место.
  - Что-то не так, старшина? - спросил Бенк, бывший до рекрутизации мельником. Он неплохо показал себя днем. Да вообще все себя неплохо показали, стоило Тео отобрать у них боевое оружие и вручить тренировочные мечи и пики. По их посветлевшим лицам и медленно зарождающемуся интересу она поняла, что действует правильно не только с точки зрения военного мастерства, но и в более важном смысле. Они поверили в себя.
  - Все нормально, боец. - Успокоила его магичка. - Просто хочу обсудить кое-какие сегодняшние успехи. Вы молодцы.
  Самые молодые заулыбались, но те, кто постарше, недоверчиво хмыкнули. Хотя и им было приятно, только они стеснялись это показывать.
  - Джон меня чуть не продырявил своей пикой, - гордый за товарища не менее, чем за себя, сказал Нед. Подмигнул товарищу и потер бок, куда пришелся удар.
  - Да, еще чуть-чуть, и ты б как на вертеле оказался, - засмеялись остальные. Ледок исчез.
  Тео, бодро двигая челюстями, заявила:
  - Думаю, к тому времени, как надо будет выступать, вы будете вполне готовы к тому, чтобы надрать врагам задницы. Кстати, как я понимаю, мы снимаемся с места после того, как вернется Предводитель?
  По оброненным капитаном Марном намекам и разговорам Дронка она поняла, что планы если не точно такие, то приближаются к ним. Интересно было выяснить, что знают простые солдаты и, что важнее - что держит их здесь. Страх за семьи, которым не поздоровится, если они дезертируют? Или искренняя вера в правое дело?
  И кстати, она заметила, что Лионеля здесь по имени стараются не называть, предпочитая безликое 'Предводитель'.
  - Да вроде, - сказал Бенк. - Точно пока не известно. Но что-то изменится, когда он приедет, это точно.
  - А какой он? - спросила Тео.
  - Предводитель?
  На лицах крестьян возникло сложное выражение, смесь чувств, в котором преобладало восхищение и даже... некоторая влюбленность, что изрядно удивило Тео. Создавалось впечатление, что вся армия держится вместе только на преклонении перед ее лидером, действующем даже в его отсутствие.
  - Он молод, - подал голос Бенк, вздрогнув, словно очнулся от мечтаний, - но храбр и тверд.
  - Настоящий король, - добавил Джон и остальные закивали головами, поддакивая.
  - И у него есть копье Богов, - добавил кто-то, чье лицо было в тени. Скорее всего, Шон, стеснительный паренек, у него в деревне в двух днях пути осталась девушка.
  - Богов? - переспросила Тео, внутренне напрягаясь, как гончая, взявшая след.
  - Да, сами Боги осенили его своей дланью. И благословили вернуть себе законный трон.
  Тео задумчиво заскребла деревянной ложкой по дну миски. В Лионе верили в триаду: Нарию, богиню процветания, роста, плодородия, но также ночи и колдовства, Утера, бога железа, гор, рек, грома и молний, и Хелста, врачевателя, покровителя лесов и животных. Получить дар сразу от трех - это было... 'беспрецедентно', как выразился бы Ферфакс.
  Солдаты тем временем перечислили всевозможные доблести и добродетели Лионеля, но ни словом не обмолвились о его планах. Нет, то что он собирает ополчение, чтобы вернуть себе корону, знали все, и ни малейшего сомнения не наблюдалось в их глазах. Но подробности - когда, куда и каким путем он намеревается двинуть свои войска, не знал никто. Но все были уверены, что, когда Предводитель появится, стоит ему только указать цель - и они пойдут безоглядно. О Копье они также не могли ничего сказать, кроме того что оно существует и совершенно точно имеет божественное происхождение. Тео все больше уверялась в том, что Лионелю достался настоящий артефакт. Вот только как? Его спрятал маг Сельф около ста лет назад, незадолго до своей смерти. И запечатал, как полагается, до лучших времен. Так что либо кто-то из магов втихую вскрыл тайник Сельфа, либо Лионель - настоящий избранник, которому Копье отдалось само. Второй вариант, хоть и был маловероятен, все же имел место быть - маги старались держать крупные артефакты под контролем, чтобы использовать их в своей 'игре в легенды', но не смели брать на себя обязанности Судьбы, не настолько были самонадеянны. Всегда оставляли возможность для истинного, а не подстроенного ими предназначения.
  Тео еще порасспросила солдат о семьях, кто чем занимался до тех пор, пока к ним не приехал капитан Фишер (к слову сказать, солдаты выказывали немалое уважение, говоря о нем), пока костер, жарко полыхавший, не превратился в груду мерцающих углей. А затем, пожелав всем спокойной ночи, пошла к себе в палатку.
  Еще два дня прошли за теми же заботами - чистка и кормежка лошадей, тренировки, уборка лагеря, проверка патрулей (хотя зачем их расставляли? наверное, чтобы выработалась привычка), снова тренировки. Ничего более существенного, чем во второй вечер, Тео не узнала, хотя солдаты считали ее уже за свою и охотно общались. Дронк молчал, как она подозревала, потому что знал примерно столько же, сколько его подчиненные, Гилмор - потому что по натуре своей не был болтуном... Магичка собралась в ближайшие дни подобраться к Марну с расспросами.
  Третий день ее пребывания в лагере выдался сложный - Нед все-таки умудрился подставить голову под пику Джона. От серьезного, угрожающего жизни ранения его спасло только то, что она была без острия, но и так крови хватало. А лекаря в ополчении, как оказалось, не было - пришлось тащить парня через весь лагерь к коновалу, Пину. Тот поохал над Недом, точно так же, как над вверенными его заботам лошадьми, но зашил рану быстро и чисто. Залепил поверх пережеванной травой, в которой Тео определила 'королевскую травку' (и успокоилась, поскольку в сложившихся обстоятельствах трудно было бы найти что-либо более заживляющее и полезное) и, ворча, отправил их восвояси. Джон, на которого Тео пришлось прикрикнуть, чтобы он не тащился за другом, стеная и мучаясь угрызениями совести, остался без пары на тренировке, и Тео взяла на себя эту тяжелую обязанность - Гилмор тренировал мечников, а Дронк наотрез отказался. И Тео этому не удивилась - здоровяк Джон от природы был одарен длинными руками, а, взяв в них пику, становился довольно опасен, особенно учитывая, что наставления Тео он схватывал на лету. Магичке пришлось демонстрировать почти нечеловеческую ловкость, уворачиваясь от его ударов. Пару все-таки пришлось пропустить, показывая, как пикинер может достать мечника, даже очень ловкого; результатом стали два здоровущих синяка, но главный урок солдаты усвоили: нельзя подпускать мечника близко. И научились избегать ситуаций, когда мечник, подныривая под пику, старается войти в ближний бой.
  Выложившись как следует, Тео посчитала, что лучшей наградой за труд послужит ванна, или же ее подобие и повела свой отряд к ближайшему ручью, купаться. Благо, погода располагала - все эти дни осень, казалось, считала себя ранней, несмотря на то, что по календарю было начало ноября; хоть они находились и на юге Лиона, следовало бы уже запасаться теплыми одеялами. Но упускать возможность искупаться, пусть и в холодной воде ручья, критикуя вместо этого природу, Тео не стала. Велев своим парням захватить полотно для растирания после водных процедур, пошла первой, и в ручей прыгала вместе с парнями, ничуть не смутив их подштанниками и тонкой нижней рубахой, тут же облепившей тело. То ли они уже относились к ней как к такому же солдату, как они сами, только рангом повыше, то ли нравы здесь в деревнях были проще, чем в больших городах и водные забавы с девушками были тут обычным делом. Как бы то ни было, Тео только порадовалась тому, что купание не было испорчено покраснением лиц присутствующих мужчин.
  Они вдоволь наплескались, самых прытких притопили всей ватагой и, вопя, вылезли на берег, обтираться. Вода бодрила, солнышко припекало... Даже замкнутый Бенк и тихоня Шон весело смеялись во все горло.
  Затем вернулись к тренировкам, и так до самого ужина, пока натруженные мышцы не стали дрожать. Тео наложила себе миску с горкой, пользуясь положением старшины, - на этот раз давали горох опять же с мясом, Тео горох не любила, но сейчас была готова съесть его хоть бочку, - и направилась от костра к костру, перекидываясь шутками с солдатами. Эти душевные, открытые люди нравились магичке, и, если бы не нависшая над ней необходимость любыми способами вытягивать из них информацию, она бы искренне наслаждалась лагерной жизнью, такой простой и понятной... Свежий воздух, много физической нагрузки, и никаких забот... Но приходилось помнить о деле. Не странно ли учить воинской науке солдат возможного противника? Но так они хотя бы смогут защитить себя, не погибнут в первые же минуты сражения, буде им придется столкнуться с армией Шарона. Да, их жизнь означала чью-то смерть... но война штука вообще несправедливая.
  Она чуть задержалась у отряда Гилмора - похвалила одного из мечников. Гилмор, похоже, осмелев от ее инициативы, стал применять многие из ее способов обучения, и это приносило свои плоды. Лучники Дронка, набранные теперь из опытных охотников, взяли с Тео обещание, что она зайдет завтра посмотреть, как они будут стрелять на сто шагов. Раньше состав отряда был смешанным, но ей удалось вытащить оттуда пахарей и лесорубов, взамен отдав знающих стрелков. 'Если дождя не будет', - ответила Тео, и мужики засмеялись - уже который день на небе ни облачка, сухо и тепло. Только вот ночами холодает. Магичка двинулась дальше, держа в одной руке ополовиненную миску, а в другой - кружку с разбавленным вином, и тут услышала музыку.
  'Странствующий менестрель? И как это его сюда занесло?', - удивилась она. - 'Или вернулся Фишер с партией новобранцев и, по пути встретив бродягу музыканта, взял его с собой повеселить солдат?'. Заинтригованная, она пошла по направлению к звукам лютни.
  Костер у палатки Дронка горел ярче обычного, и вокруг сидело куда больше народу, чем полагается - всем хотелось песен, и новые слушатели стягивались со всего лагеря, заслышав перебор струн. Певца не было видно - заслоняла толпа, и Тео пришлось поработать локтями, чтобы выбраться к внутреннему кругу у костра.
  Чуть сморщившись от жара, пыхнувшего в лицо, она разглядела музыканта... и уронила кружку с вином прямо в огонь, от чего тот вспыхнул с удвоенной силой. Отвлекшись от вступления к песне, менестрель поднял голову.
  'Рик!' - молнией пронеслось в голове у Тео. - 'Как он тут... два месяца пути! Еще неделю назад мы говорили в Тэнниеле! Как? Дверями? Но это... Значит, Дверь, других вариантов нет. Но кто? Надо узнать, и быстрее!'
  Пары секунд Тео хватило, чтобы принять решение - Рыжего барда надо схватить и не отставать до тех пор, пока не скажет, как сюда попал. А, чтобы такое внимание не выглядело подозрительным, можно сделать только одно...
  Видимо, Рику в голову пришла примерно та же мысль, потому что действовали бард и магичка так, словно сговорились о подобной ситуации заранее.
  - Любимый! - воскликнула Тео, роняя вслед кружке миску и раскрывая объятия.
  - Звезда моя! - заорал бард томно.
  Как у него получилось томно заорать, Тео решила спросить чуть позже.
  Рик за малым не сиганул прямо через костер, но вовремя опомнился и, обогнув его, рухнул на грудь Тео, крепко обнимая магичку. Она постаралась сделать романтическое лицо и прижала к себе барда так, что он чуть слышно ойкнул ей в ухо:
  - Больно же...
  - Терпи, любовь моя.
  Ошарашенные этим представлением, солдаты стояли, открыв рты. Пожалуй, больше всех вытаращил глаза Дронк, хотя Тео было плохо видно из-за пышной копны рыжих волос барда, загораживающих обзор.
  - Что ты здесь делаешь? - притворно грозно спросила она, отстраняя от себя Рика. - Я же сказала, что между нами все кончено!
  'Зрители' понимающе заковали головами и стали смотреть, во что выльется этот разговор - в синяк под глазом или смачный поцелуй примирившихся влюбленных. Учитывая, что Рик ей был нужен для того, чтобы как следует его потрясти, выбивая ответы на некоторые очень щекотливые вопросы, Тео подозревала, что, скорее всего, это будет поцелуй.
  - Я не мог забыть тебя, милая! - воскликнул Рик, 'любовно' всматриваясь в лицо Тео, освещенное всполохами костра. - Я знаю, говорили, что мы не пара, но мне все равно!
  Он изображал влюбленность на удивление похоже, как отметила Тео. Не переигрывая, не фальшивя - а то, что изъяснялся высокопарно, так все барды и менестрели так говорят. Бросив быстрый взгляд на окруживших их солдат, Тео поняла, что они поверили в эту странную, но душещипательную историю любви. В конце концов, почему бы музыканту не полюбить наемницу? Противоположности притягиваются. Убедившись, что спектакль удался, она 'вдруг' заметила, что на них все смотрят. Старательно покраснев, она поджала губы.
  - Музыка будет в другой раз, а сейчас.. разойтись каждый к своему костру! - Скомандовала она и увидела понимающие ухмылки на лицах своих подчиненных.
  'Естественно, бой-баба командир хочет утащить парня в палатку, знамо дело, любовь' - читалось на их лицах.
  - Он сыграет вам завтра, - добавила Тео.
  - Так точно! - раздался в ответ нестройный хор голосов.
  Рик, подхватив лютню и свой дорожный мешок, уже стоял рядом, обхватив магичку за талию и сияя, как начищенный сапог. Тео тоже обняла его, для верности поддев пальцем пояс сзади, чтоб не сбежал, и поволокла к своей палатке. По пути Рик, прижавшись к ней сильнее, повернул голову (они были примерно одного роста) и прошептал:
  - Тебя хоть как звать-то? Тут, я имею в виду.
  - Марга, - буркнула Тео в ответ. - А тебя?
  - Рональд.
  - Очень приятно. - В голос Тео попыталась вложить как можно больше сарказма. Но получилось плохо - потому что бард откровенно ухмылялся, даже когда она его довольно грубо затолкнула в палатку. Плотно запахнув полог входа, она повернулась к Рику:
  - И будет еще более приятно, если ты...
  - Обычно женщины начинают кричать минут через двадцать, но, учитывая то, что мы вроде как давно не виделись и пылаем страстью, могу дать тебе минут пять.
  - Что? - запнулась Тео.
  - Ну, по мнению находящихся снаружи, мы тут займемся любовью, как только войдем, и мне не хотелось бы нарушать нашу легенду.
  Тео ощутила противоречивые желания: стукнуть его, чтобы перестал острить, и расхохотаться.
  - Пять говоришь? - переспросила она, сощурив глаза. - А тебе пяти минут хватит, чтобы объяснить, как ты сюда попал?
  - Верхом, - не сморгнув глазом, соврал бард. Опустил на землю мешок и лютню, и принялся греть руки у жаровни - кто-то из ее ребят, отметила Тео, позаботился: расставил жаровни вкруг постели, и даже развесил сушиться рубашку с подштанниками, что она бросила днем, едва переодевшись после купания. Кто бы это мог быть? Шон?
  'Не о том думаешь', - одернула себя магичка и оценивающе посмотрела на барда.
  - Я знаю, что ты врешь. И ты знаешь, что я знаю.
  - Угу, - не стал спорить Рыжий. - И что дальше?
  Тео зажгла лампу, подтащила табурет и, поставив светильник на него, так, чтобы видеть лицо Рика, но самой оставаться в тени, присела на сундук. Бард осматривал палатку, будто это было страсть как интересно. Но это не комната в замке, вход-выход только один, что он ищет взглядом? Тео улыбнулась:
  - Одна Дверь, как я понимаю, в Храме Близнецов в Тэнниеле, так?
  - Может быть, - подмигнул Рик, и уселся напротив нее на кровати, скрестив ноги. Сама расслабленность и несерьезность, однако Тео это обмануть не могло. Неужели храмовые братья участвуют в этой авантюре с возвратом трона? А он, получается, связной?
  Бард тем временем, ознакомившись с обстановкой, потянулся, как кот. Словно бы в предвкушении. И предложил:
  - Может, обменяемся тем, что знаем? По одному ответу за раз.
  - Хорошо. Спрашивай, - быстро согласилась Тео. Рыжий скривился - он то рассчитывал, что отвечать будет сначала он. В таких делах вопросом можно выдать больше, чем ответом, особенно если есть возможность его, ответ, обдумать. Но, видимо, не решившись спорить, все же спросил, - правда, после некоторого размышления:
  - И какой резон магам устраивать замену короля Лиона?
  Тео чуть не поперхнулась. Так он, выходит, думает, что это она тут... связной?
  - Да ровно никакого. Я тут меньше недели - смотрю, что к чему. Не люблю полагаться на слухи, решила проверить, - честно ответила Тео. И внимательно присмотрелась к реакции барда. Он явно был удивлен.
  - Я думал, что это ваших рук дело... Теперь твоя очередь.
  - Скажешь, и не ваших? - в лоб спросила Тео. Откровенность за откровенность, вряд ли он солжет, ему ведь невдомек, какие возможности у магов - может, она его насквозь видит.
  Рик поерзал на месте:
  - Нет. Я тут... самостоятельно. Тоже не люблю полагаться на слухи.
  - Вот как... - задумчиво пробормотала Тео и внезапно закричала пронзительно: - А-а-а!
  - Ты чего? - переполошился бард.
  - Пять минут прошли, - невозмутимо пояснила магичка и крикнула еще громче, с довольной миной изображая страстный выкрик: - О-о-о-о!
  Рик покачал головой, как бы не одобряя ее ребячливость, и с усмешкой заметил:
  - Сам я, если позволишь, от воплей воздержусь. Я мужчина, мне не пристало. - И добавил: - Можешь крикнуть еще что-нибудь вроде 'Да, мой жеребец!'.
  - Обойдешься, - отрезала Тео и завершила обещанные крики страсти долгим, протяжным воем на выдохе. Получилось так чувственно и проникновенно, что она даже сама удивилась, и по спине мурашки побежали. А у Рика, как она с удовольствием отметила, чуть покраснели кончики ушей. Но, как оказалось, не от смущения, как хотелось бы думать магичке, а от смеха - он схватил одеяло с постели и закрыл себе рот, трясясь в приступе хохота. Теперь настал черед Тео качать головой, глядя, как он хрюкает, уткнувшись лицом в пропахшее дымом одеяло.
  - Значит, мы тут по схожим причинам, - подвела итог Тео. - Если ты сказал правду, конечно.
  На самом-то деле она и сама склонялась к такому выводу. Не могло такого быть, чтобы тогда, на встрече в 'Пегги', у него были лишь кое-какие слухи и подозрения, а потом, в течение нескольких дней, его тут же посвятили во все, да еще и гонцом отправили. Насколько Тео помнила, у храмовников Близнецов так дела не делались. Если тебе чего-то не положено знать - ты и не узнаешь. Она даже слишком хорошо это уяснила - доводилось допрашивать некоторых из близнецовских жрецов, не самого низкого положения, кстати. В присутствии Уэйна, естественно - и потом он же стер им воспоминания о встрече. Собственно, то, что хотела, она тогда узнала - подтвердила свои догадки насчет Рикардо-Кано.
  Или он имеет совершенно невообразимые привилегии в Ордене, что практически нереально, или говорит правду и прибытие сюда - его собственная инициатива, возможно, грозящая немалой выволочкой в будущем. Надеялся раздобыть такие сведения, чтобы они своей важностью и ценностью покрыли его самовольный уход? Возможно. Однако, факт того, что он оказался здесь так быстро, никуда не делся. И требовал пристального изучения.
  - Мой черед спрашивать. - Напомнил бард. - Конечно, мы договаривались об одной паре вопросов, но они, как бы выразиться... пролетели мимо цели. Что ты тут делала эти... меньше недели?
  Если бы кто-либо из учеников Рикардо Риомболя - кои у него все же имелись, хоть он и уделял им в лучшем случае несколько дней в месяц, - позволил себе так заикаться, медлить и подбирать слова, он бы высмеял его, а потом и вовсе посоветовал бросить почтенную профессию барда. Но самого себя не выгонишь, да и ситуация была... мягко говоря, нестандартна. Рик постоянно ловил себя на желании рассказать магичке куда больше, чем следует, а еще лучше - выложить все, что ему известно об этой армии и тех связях ее предводителей с Орденом, о которых он догадывался, и вместе попытаться решить эту головоломку. А в том, что дело нечисто - он был абсолютно уверен.
  Он постарался взять себя в руки. Маги тут, скорее всего, ни при чем - одна конкретная магичка уж точно. Рик неплохо разбирался в людях и их эмоциях - единственное, что сейчас успокаивало его самомнение, так это то, что Тео, похоже, так же растеряна, как и он.
  - Новобранцев обучала все это время, - проворчала Тео в ответ. Встала с сундука, откинула крышку и принялась рыться в содержимом, пытаясь отыскать флягу с вином. Не тем, что тут выдавали, а куда крепче и старше, тем, что привезла с собой и припрятала.
  - Ага! А говорила, что отношения не имеешь! О женщины, имя вам - коварство! - изрек бард с довольной миной, скрывая за острословием свою неуверенность. - Мне, смею надеяться, тоже нальешь?
  - Не прикидывайся глупее, чем ты есть, - Тео достала флягу, поболтала в воздухе, проверяя, не добрался ли кто посторонний до ее заначки. Слава Богам, нет. Выставила на табурет два кожаных стаканчика все из того же сундука. Там вообще-то валялось много вещей, и не все из них предназначены были для походной военной жизни, например, ступка, измазанная чем-то черным, несколько крюков непонятного происхождения, набор игральных костей. Кто бы ни был хозяин этого сундучка до того, как он попал к Тео, у него явно водились тайны или же странные увлечения. Но стаканчики вот, глядишь, пригодились.
  Бард, убедившись, что магичка жадничать не собирается, потер руки и довольно крякнул.
  - Сам понимаешь, что лучшего прикрытия не придумать - наемник, обучающий ополчение.
  - Притвориться крестьянкой, увязаться за армией в качестве...
  - Ох, не смеши.
  Бард и магичка выпили первую порцию вина залпом. Тео тут же налила еще.
  - А теперь ты мне скажи, дружок...
  - Нет, погоди, ты что, уже ответила? Я имею в виду - только обучала этих лопухов и все?
  - Ну да.
  Насладившись произведенным эффектом - а именно, выражением досады и разочарования на лице Рика, Тео отпила вина, теперь уже медленно, смакуя. Вечер даже начал ей нравиться - тепло, удобно, выпивка есть, собеседник интересный... 'Ох какой интересный, что аж мурашки, уже второй раз за час, не к добру', - отметила про себя Тео и спросила:
  - Когда сюда добирался, где проходил?
  Бард чуть сжал пальцы, забыв, что стаканчики не металлические и даже не глиняные, и часть напитка вылилась на руку. Хмуро глянул на магичку. И все молчал и молчал, подыскивая способ ответить на вопрос, но сказать как можно меньше. Тео не торопила его. Сидела, цедила вино. Снаружи, судя по звуку шагов, прошли несколько солдат, разговора не было слышно; приглушенный смех и фырканье говорили о том, что они просто весело бредут, заплетая ноги, к своим палаткам. Но Тео на всякий случай проверила магически - не вертится ли кто вокруг, подслушивая. Было чисто.
  Бард наконец решился.
  - Из Тэнниела в Турен, оттуда еще в какой-то город южнее, не знаю, как называется - и потом уже сюда. Не слишком близко, день я потратил на то, чтоб доехать уже верхом. - Он кисло улыбнулся. - Ну что, еще один раунд честности?
  - А почему бы нет. Спрашивай.
  - Кто руководит этим ополчением? Кто главный?
  - Лионель. Ну, или тот, кто называет себя Лионелем, сыном Тристэна, я его пока не имела чести лицезреть, - ответила Тео.
  - Да ладно. Я хочу знать, кто на самом деле тут главный.
  - Говорю же - Лионель. Завтра солдат спросишь, если не веришь, они подтвердят.
  Тео отвечала честно. Насчет того, что за 'законным королем' стоит ее бывший ученик, она и сама не была уверена, и раскрывать свои сомнения Рику не собиралась. Да и объяснять пришлось бы долго - ученик, а что за ученик, а откуда и почему...
  - Теперь я. - Тео улыбнулась барду и тот приглашающе повел рукой. Глаза у него блестели, но магичка не обманывалась - если он и захмелел, то лишь самую малость. Уж как барды пьют, она знала - чтобы усыпить в нем осторожность, и десятка фляг не хватит. - Давно у вас в библиотеке стоит магическая дверь с защитой от посторонних?
  - Что? - Рик не ожидал такого вопроса.
  - Повторить?
  - Нет, я понял... просто... а, ладно. Сейчас постараюсь вспомнить. - Он прикрыл глаза. - Лет пять.
  - А Дверями в пространстве пользуешься давно?
  Рик погрозил пальцем, мол, два вопроса подряд нечестно - но ответил:
  - Четвертый раз. С... прошлого года.
  - Ага. - Тео призадумалась. В принципе, могло быть и так. Выводы делать только на основе этих двух ответов было рано, но они не противоречили тому, что знала она. Теоретически Кендрик мог связаться с верхушкой Ордена, мог и защиту поставить, и Двери установить... Интересно, в обмен на что... альтруизмом он никогда не страдал, а уж после пребывания в камне...
  - Я хочу спать, - заявила магичка, вытряхивая капли вина со дна стаканчика на язык.
  - За мной еще один вопрос, - пробурчал Рик.
  - И я даже знаю, как он звучит.
  - Как?
  - 'Где я буду спать?'
  Бард покосился на одноместную низенькую кровать, на которой так по-хозяйски расположился.
  - И каков ответ?
  - На полу.
  - Ты смеешься? Он ледяной! И сыро на нем. Жалости в тебе нет ни на...
  - Ладно, - смилостивилась Тео. - Только не вздумай толкаться ночью, или храпеть, или по малой нужде ходить каждый час - кстати, вон горшок в углу палатки, - а если надумаешь вдруг претворить в жизнь нашу легенду о влюбленных, так не то что на полу очутишься... как бы не в лесу. - Она состроила грозную физиономию, и та, кажется, впечатлила барда. По крайней мере, он закивал часто, и ладонь к груди приложил.
  - Никто не покусится на твою... э-э-э, красоту, обещаю. Одеяло у меня свое есть, а подушки не надо - на локте посплю.
  Не ожидая дополнительного приглашения, бард стал устраиваться на ночлег.
  - Вот и ладненько, - ответила магичка.
  Скажи кто ей неделю назад, что она будет бок о бок сладко спать с этим прохвостом... Хотя еще неизвестно, сладко ли, вдруг он и впрямь храпит. Если б так и оказалось, она вряд ли стала бы его прогонять на пол - насчет его сырости Рик был абсолютно прав, и про холод верно заметил, а про то, что пол был еще и твердый, а внизу дуло, умолчал из скромности, не иначе.
  'Тьфу на него', - устало подумала Тео, - 'Пусть спит... Ножом не ткнет - и то хлеб'.
  Она задула масляную лампу, скинула сапоги, куртку. И легла на кровать боком, чтобы и барду места хватало. Накрылась одеялом и буркнула:
  - Спокойной ночи.
  Рик не ответил - то ли не придумал сразу остроумного ответа, то ли уже заснул.
  
  
  Примерно в это же время за тысячи миль от того места, где засыпала Тео, Гринер тоже добрался до кровати и устало ткнулся головой в подушку. Сегодня обучение приятно разнообразила уборка дома - вместе с Дереком они мыли окна, скребли пол жесткими щетками и смахивали паутину. Эти хлопоты напомнили юноше жизнь в замке - но было и отличие. Даже с тряпкой, метлой или ведром воды в руках Дерек продолжал проверять знания ученика, а тому куда было деваться... Гринер чистил камин и рассказывал об оптических иллюзиях. Ему на голову сыпалась пыль с потолка - а он отвечал на вопрос 'Чем отличается твердое состояние жидкости от жидкого состояния твердого материала, например, металла?'. И все в таком духе.
  Это было весело, но устал он смертельно - закончив осеннюю уборку чисткой конюшни, Гринер даже в бассейн под домом не пошел, хоть и полюбилось ему нежиться в теплой воде в последнее время, особенно после того, как Дерек рассказал, какие болезни можно подхватить, если долго не мыться. Гринер сомневался, что после изменения его тела у Белых его подкосит какая-нибудь хворь от грязи, но предпочел не рисковать. А потом ему даже понравилось. Но сегодня он слишком устал, поэтому просто подогрел магически воду в бочке и вывернул себе на голову, скинув изгвазданную одежду на землю. И, волоча ноги, побрел на второй этаж, спать, даже не пожелав Дереку спокойной ночи - маг куда-то делся и сил искать его не было. Между сном и вежливостью Гринер выбрал первое, и совесть его нисколько не мучила.
  Однако, как часто это бывает, едва голова его коснулась подушки, сон тут же улетучился. Юноша поворочался в постели - стоило закрыть глаза, как перед внутренним взором возникали странные фигуры: то слишком большие, то неправдоподобно маленькие. Наконец он забылся сном...
  В этом сне все было очень ярко и реалистично. Он оказался в странной многоугольной комнате, с окнами на каждой стене. Какие-то из них были закрыты ставнями, за другими, открытыми, висел туман. Посреди комнаты, освещенной непонятно чем - ни светильника, ни даже магических шаров, как в купальне, Гринер не заметил, - стояло старое кресло, обитое потрескавшейся кое-где темно-красной кожей. Он подошел к одному из окон - и заметил, что по приближении туман рассеивается и становится видно, что находится там, снаружи. А там... тот самый лес, в котором он побывал в своем видении у Белых. Но от него не веяло спокойствием и теплом - он был похож... просто на картину, безжизненную, хоть сочную и глубокую. Он собрался вылезти в окно туда, пойти в лес, как услышал голос позади:
  - Не советую.
  Гринер оглянулся. В кресле, нога на ногу, расслабленно сидел маг, что приходил к нему в лесной домик у Ворчунов. Кендрик.
  На нем был светло-серый балахон поверх обычных штанов и куртки, что делало его похожим на жреца Древа, только те носили белые и зеленые цвета. Он спокойно улыбнулся и повторил:
  - Не советую. Все равно не получится, сейчас ты отсюда можешь только смотреть. Присаживайся.
  Гринер заметил, что в комнате появилось еще одно кресло, точное подобие первого, стоящее к нему лицом. Он сел, скрестил руки на груди. 'Пусть этот... говорит', - подумал Гринер. Тот, словно услышав его мысли, усмехнулся.
  - Я же обещал, что свяжусь с тобой через какое-то время.
  Гринер молча кивнул.
  - Интересно тебе, что это за место?
  Юноша кивнул снова. Страха почему-то не было.
  - О, это особенное место. Иногда в этих окнах можно увидеть свое прошлое... и будущее.
  - А за теми, что закрыты?
  - Неужели ты думаешь, что они закрыты просто так?
  Гринер отрицательно покачал головой. Обучение у Тео и Дерека не прошло даром - он знал, в магии никогда не бывает ничего просто так. А что его сон магический, любому дураку было б ясно.
  - Посмотри направо. Узнаешь?
  В окне справа от Гринера рассеялся туман и он увидел... замок, где вырос. Судя по пышным зеленым кронам деревьев, стояло лето. Воздух в окне подернулся рябью, как это бывает, когда снаружи помещения холодно, а внутри тепло, и картинку сменил туман. Не дожидаясь приглашения, Гринер посмотрел налево. В окне с противоположной стороны, словно повинуясь желанию Гринера, стало проясняться: он увидел пустыню.
  И, хотя никогда не бывал южнее все тех же Ворчунов, сразу понял, что это пустыня. И находится она в Араханде. Холмы из желтовато-белого песка дрогнули и за ними показался город, сверкающий на солнце, как груда драгоценных камней. И снова картинка исчезла, стоило Гринеру по-настоящему начать вглядываться в нее.
  - Не так быстро, - засмеялся маг. - И не все сразу. Позволь поинтересоваться - как у тебя дела?
  - И все? - вырвалось у Гринера. Он сел удобнее, опершись на подлокотники, вспомнив, что говорил Дерек о скрещенных на груди руках. Ему не хотелось выглядеть перед Кендриком защищающимся, а, значит, слабым.
  - Для начала. Беседу принято так начинать, разве не знал?
  - Нормально. - Гринер знал со всей определенностью, что происходящее - сон, и, тем не менее, ощущал кожу кресла под своими ладонями, а перед этим из окна, выходящего на пустыню, на него пахнуло жаром... - Я надеялся, что больше Вас не увижу. - Добавил он.
  - Понимаю. Но я, видишь ли, не нарушаю своих обещаний. Как твоя наставница отнеслась к твоему возвращению?
  - Нормально.
  - А к известию обо мне? Ты же наверняка ей рассказал о ночном госте.
  - Сказала, чтобы я с Вами не общался.
  Маг громко рассмеялся, запрокинув голову. Гринер покосился на окна - но они или не захотели ему ничего показывать, или не могли без приказа более опытного мага. В том, что тут ситуацией управляет Кендрик, Гринер не сомневался. Он лишь надеялся, что, если захочет, тут же проснется.
  - Ну-ну, - отсмеявшись, маг утер слезы. Похоже, настоящие. - И ничего не объяснила? Плохо же тебя обучает твоя наставница...
  - А она мне больше не наставница, - огрызнулся Гринер.
  - Вот как? - голос Кендрика стал вкрадчивым, оставаясь в то же время дружелюбным. - Так ты теперь без учителя?
  А Гринер чуть не стукнул себя за оплошность. Сидел бы лучше, молчал, изображая идиота. И как теперь выкручиваться? Сказать, что обучается у Дерека - придется рассказать о том, что он поменял Цвет. Или... неужели Кендрик знает об этом? Поэтому и решил навестить простого подмастерья? 'Да отвечай же быстрее', - поторопил себя Гринер, - Чем дольше молчишь, тем больше будет у него подозрений...'. Юноша опустил голову, опасаясь встречаться взглядом с магом, и выдавил:
  - Ну... вроде как... то есть...
  'Пусть думает, что я получил выволочку и меня... решили оставить пока в учениках'.
  - Узнаю старую добрую Тео, - хмыкнул Кендрик. - Отгораживать от знаний, вместо того чтобы делиться ими, да еще и за малый проступок наказывать низким положением...
  'Получилось', - подумал Гринер и рискнул поднять голову. Маг смотрел на него сочувственно.
  - Да, она... никогда не отвечает на мои вопросы, говорит что я сам должен догадаться. И относится ко мне, будто я деревенский дурачок... - жаловаться на бывшую наставницу оказалось до странного легко. - А я стараюсь, как могу, но как я могу знать что-то, если она не говорит?
  - А хочешь... - Кендрик наклонился к нему. - Хочешь я буду учить тебя?
  - Это как? Разве так можно?
  - Я ведь тоже Серый, - маг снова откинулся на спинку. - Значит, можно.
  Внутренне Гринер возликовал, но не подал виду.
  - Нет, я имею в виду... как? Мне снова надо сбежать?
  - Зачем же 'сбежать'... - медленно протянул маг, улыбаясь. Голубые глаза его на миг приобрели хищное выражение. - Я буду учить тебя здесь, во сне. Удобно, правда? Никто не узнает, а ты со временем сможешь удивить ее своими умениями. И она не станет больше относиться к тебе, как к простачку.
  Гринеру показалось, что в окне слева что-то мелькнуло, но он сдержался, не стал поворачиваться. Спросил:
  - Каждую ночь?
  - Нет. У меня есть... да и трудно будет тебе. Скажем, несколько раз в неделю. Основы ведь ты уже знаешь... - Гринер кивнул, а маг продолжил: - Только не говори никому, ладно? Пусть это будет сюрприз. Ну, и еще, буду с тобой честен, мне не хотелось бы раскрывать свое умение являться тебе во сне, понимаешь? Это уже моя тайна, сохрани ее, пожалуйста.
  - А когда начнем? Сейчас?
  Несмотря на то, что он, если начистоту, побаивался этого мага, Гринер все же ощутил укол любопытства. Дерек ведь учит его как Черного, но и кое-какие умения Серых ему понадобятся, он сам так говорил, только откладывал обучение до тех пор, пока не вернется Тео. А когда она еще приедет... Ну и, наконец - он уже согласился на предложение Кендрика, изображая из себя брошенного всеми ученика, странно было бы было передумать. Придется играть эту роль до конца.
  - Нет, не сейчас. В следующий раз. А пока... хочу сделать тебе подарок. Выбери одно из окон - открытых.
  Гринер встал и направился к тому окну, что находилось между 'лесом' и 'пустыней'. Оно чем-то влекло его, смутно, но с силой, противиться которой не хотелось.
  - Вот это. - Сказал он.
  - Хорошо. Сейчас туман рассеется, и ты увидишь кое-что. И даже сможешь туда войти.
  Гринер не смотрел на мага, только слышал его голос позади... все его внимание было приковано к проему окна. Там, постепенно проявляясь в тающих прядях тумана, возникала... улица города. Юноше показалось, что он узнал ее. Да, это столица... и там ночь - улица, узкая и не слишком чистая, освещена лишь тусклым светом луны, да лучиками, пробивающимися из прикрытых ставен домов по обе стороны.
  'Интересно, это прошлое или будущее?' - подумал Гринер и шагнул вперед.
  Он оказался внутри картинки - и тут же ощутил запах, услышал чьи-то пьяные крики неподалеку. Сон перенес его в другое место - но был по-прежнему очень ярок...
  Сбоку послышались шаги. Заметив краем глаза какое-то движение, Гринер резко повернулся.
  Невысокая фигура в плаще приблизилась вплотную к юноше, маленькие руки оплели его талию. 'Женщина', - догадался Гринер, почуяв слабый запах духов.
  - Любимый, я так беспокоилась, вдруг с тобой что-нибудь случится... - зашептала та, что прижималась к груди юноши, и он в необъяснимом порыве обнял ее в ответ.
  - Все хорошо, - сказал он, хоть и понятия не имел, что происходит, и действительно ли все хорошо.
  - У меня чуть сердце не выскочило из груди... - дрожа, женщина приникла к нему всем телом. - Если с тобой что-нибудь случится, я не переживу, любовь моя.
  Она подняла голову, и капюшон упал, открывая взору ее лицо.
  - Шезара? - воскликнул Гринер и проснулся.
  Он был весь в поту, а над ним склонился Дерек со свечой в руке.
  - Что случилось? - обеспокоенно спросил маг. - Ты метался, будто видел самый страшный кошмар в жизни, а проснуться не мог.
  - Я... - Гринер все никак не мог прийти в себя и окончательно понять, где находится. Сон был слишком живой... и... она была там.
  Дерек посмотрел на ученика внимательнее и вдруг чуть дернулся, словно увидел что-то неожиданное. Но Гринер не заметил этого - он тер лоб, пытаясь успокоить сумбур в мыслях.
  - Парень, что случилось? - требовательно, с тревогой в голосе спросил Дерек.
  - Ничего... - Гринер поднял на учителя глаза и твердо повторил: - Ничего, просто дурной сон, Вы правы.
  - Сделать тебе отвар?
  - Нет. Все нормально... Засну и так.
  Гринер перевернул подушку - та сторона, на которой он спал, была мокрая от пота и измята, будто он еще и жевал ее. Улегся и, когда его разгоряченная щека коснулась прохладного льна, прикрыл глаза.
  Дерек неодобрительно сощурился, но молча вышел, прикрыв за собой дверь.
  
  
  
  Глава 8
  
  'Надо будет добавить вторую кровать', - подумала Тео утром, сразу как проснулась. Бард спал тихо, не пинался, но провести ночь на боку - не такое уж удовольствие, особенно если кровать можно расширить. Хотя 'кровать' - громко сказано: всего лишь кругляши бревен, подпертые клиньями, доски и матрас; так спали в ополчении все, включая и немногочисленных офицеров.
  Рик, словно почувствовав, что магичка открыла глаза, поприветствовал ее бодро:
  - С добрым утром, милая!
  - Угу. - Ответила Тео. - Умываться у бочки снаружи. Завтрак через час. Если ночью вставал - выноси горшок сам.
  - Спал, как младенец, - возразил бард. - Что делать будем?
  - Да то же самое, зачем приехали. Смотреть, слушать, думать.
  - А вечером расскажем друг другу, что узнали?
  - А это как получится.
  Тео потерла лицо, встала с кровати и спрятала флягу обратно в сундук - с вечера не озаботилась, она так и провалялась всю ночь рядом со стаканчиками, являя собой доказательство 'разгула'.
  Бард, умывшись и причесавшись, стал послушно шататься по лагерю, развлекая солдат шутками и неприличными куплетами. Те подмигивали ему, ухмыляясь и перешептываясь, а он играл свою роль дальше - раздувался от гордости, изображая мужчину, которому перепало ночью, да еще как, судя по ширине его улыбки.
  Капитан Марн ничего не сказал Тео по поводу любовных шашней с приблудившимся бардом. С ним самим успел поговорить еще вчера - выяснил, что музыкант путешествовал налегке, направляясь в Ордно, городок сильно к югу, намереваясь искать там свою возлюбленную, а, может, и подзаработать: Ордно был торговым городом-портом, а, значит, вполне мог прокормить человека искусства. Магичку это устраивало. Все подозрения, что могли возникнуть у Марна, должны были б сначала оформиться и вызреть, а к тому времени она будет уже далеко от лагеря - как она надеялась.
  Солдаты взяли с барда обещание сыграть им вечером, тот отказываться не стал. За тренировкой понаблюдал со скучающим лицом и отошел, выказывая равнодушие к военному делу. Но Тео была уверена: все, что хотел, он увидел, и только после этого ушел.
  Она раздавала указания и замечания, следя за тем, чтобы ополченцы не нанесли друг другу особо тяжелых повреждений, но мысли ее были заняты Риком. Неужто он сказал правду вчера - о том, что прибыл в эту глушь лишь из любопытства? Сразу проверить его правдивость, используя методы Белых, она не могла, требовалась подготовка; но уж следующим вечером, обещала она себе, обязательно спросит еще раз. И посмотрит... 'А что станешь делать, если и впрямь не соврал?', - спросила она себя. Делиться с бардом информацией? Даже если сейчас он кристально честен, это не значит, что он перестал быть противником, шпионом. Ордена, с которым Тео долго уже вела борьбу за контроль над королевством.
  В одном она была уверена - Рик не уедет, пока не увидит Предводителя.
  Во время обеда они сели вместе, поодаль от солдат. Кто-то из молодчиков Гилмора съездил в деревню за свежим хлебом. Тео невзначай спросила, легко ли отдают селяне провизию - вчера утром офицеры пили молоко, и мясо в блюдах было свежее, а не сушеное. Парень, исполняющий обязанности повара, недоумевая: 'А как же может быть иначе?' рассказал, что за все продукты платят капитаны Марн или Фишер. Серебром, железом хорошего качества, тканями. Тео кивнула, взяла двойную порцию хлеба, пару мисок, ложки и пошла к барду.
  - У здешних главарей, похоже, где-то припрятан золотой гусь, - не удержалась она от комментария, хотя еще утром решила, что обсуждать свои выводы с бардом будет только после проверки его искренности.
  - М-м-м? - переспросил Рик, уже набивший теплым еще мякишем рот. Откусил за раз столько, будто расхаживание по лагерю и исполнение похабных песенок отнимало уйму сил.
  Тео пояснила.
  - А... - Рик отправил вслед за хлебом ложку каши и задумчиво глянул на магичку. - Я тоже это заметил. Доспехи, хоть и простые, но новые, упряжь, палатки, оружие... да все. Кто-то сильно потратился, чтобы всадить королю Шарону большущую шпильку в задницу.
  'Надо будет спросить у Дерека, не стали ли в последние несколько месяцев в столице Лиона слишком часто появляться жрецы Близнецов', - напомнила себе Тео. У нее, кстати, к другу накопились кое-какие вопросы: утром она попыталась связаться с ним, но, услышав в ответ короткое 'Я занят', отложила разговор на потом.
   - А он то об этом знает? - пробормотала она.
  - Без малейшего понятия, - ответил бард. - Я в Турене проездом был. А хочешь интересную штуку услышать, так, в качестве жеста дружбы?
  - То есть задаром? - уточнила Тео. - Конечно хочу.
  - Флаг Предводителя видела? - Бард покосился на штандарт, гордо реющий над палаткой Лионеля. Дождавшись кивка Тео, продолжил: - Цвета ничего не напоминают?
  Тео проследила за взглядом барда. Золотой бык на алом. Бык - геральдическое животное королевской семьи Лиона... Только вот Лионель его изменил - в течение многих десятилетий черный бык Лиона стоял на зеленом поле, опустив голову, а у него - еще и рыл копытом землю. Готов к нападению... Но что имеет в виду Рик?
  - Ну пораскинь мозгами, - зашептал бард. - Если увидеть его издалека...
  - То легко можно попутать со знаменем Вердленда, - закончила Тео. - Лионель чуть изменил позу быка, а цвета велел изобразить свои, семейные, даром что у его предков на гербе было руно... Но куда он дел темно-синий фон?
  - А если подумать? - Рик явно насмехался, за что получил от Тео удар сапогом под столом. Не сильно, но ощутимо.
  - Я не знаток геральдики Лиона. Я и в вердлендской-то путаюсь иногда. - Магичка нахмурилась. - Говори уж...
  - Оставив два цвета, он как бы подчеркивает, что добивается законного наследия. Вот захватит Турен, тогда и знамя поменяет, уверен.
  Как и что нарисует Лионель после взятия Турена, если таковое случится, Тео мало волновало. В том, что сказал бард, куда важнее было другое - схожесть знамен Вердленда и Лионеля.
  - Значит, грядущая война - результат глупого недоразумения, - она пожала плечами, стараясь не выдать, как взволновала ее эта новость. И как она сама до этого не додумалась?
  - Ты говоришь так, будто это пустяк. - Обиделся бард и, забрав миску с остатками каши, поднялся. - Пойду погуляю, раз уж ты не ценишь мои наблюдения.
  Отойдя на достаточное расстояние, чтобы магичка уж точно не увидела его лица, он усмехнулся уголком рта. Прекрасный денек! Что может быть лучше, чем дать немного пищи для размышлений ищущему истину?
  А Тео, провожая взглядом Рика, закурила и подумала: 'А ты, птичка певчая, не так-то прост. И откуда прознал о причине начала войны, когда ее и на Совете то не обсуждали, не говоря уж об официальном документе, который привез барон Ольдверг?'
  
  К концу обеда поднялся ветер. Лучники, готовые уже выступить к тому краю поляны, где были выставлены щиты для стрельб, разочарованно разбрелись кто куда; через час тучами затянуло все небо, пошел дождь и уже всем стало понятно, что пострелять не удастся. Тео, проверив, как идут дела у ее ребят, отрабатывающих удары на манекенах - бревнах и мешках с песком, - пошла к конюшне. Сама взялась чистить своего коня, хоть конюх и протестовал. Этот мужичок средних лет и в деревне, до того как его забрали в ополчение, занимался лошадьми, и воспринял ее желание побыть наедине с бессловесным существом и подумать как прямое недовольство его работой. Пришлось магичке его уверить, что лошади ее успокаивают. Да так и было - стоило заняться простой физической работой, потрепать животное по холке и ощутить, как оно дружелюбно тычется мягкими губами в руку, выпрашивая вкусненькое, как тревоги отступили на задний план. А они были - как без них. И, для разнообразия, мысли Тео были не о барде. Ее грызло что-то неопределенное - беспочвенная тревога, возникнув из ничего, не давала покоя. Но в руки не давалась - Тео так и не поняла, почему ей неуютно. Но, повозившись с конем, почувствовала, что ей стало легче.
  Когда она, закончив, умывалась у одной из бочек, расставленных по всему лагерю, со стороны дороги на деревню послышался шум. Приближался отряд из тридцати пеших и двух конных. Один из всадников выделялся не только ярким камзолом с красно-золотыми нашивками, но и посадкой в седле.
  Тео пошла подъезжающим навстречу. Поймав за плечо пробегающего мимо солдата, она спросила, кто приехал.
  - Капитан Фишер, - ответил тот и умчался. Вообще, как заметила магичка, с прибытием новой группы и второго капитана в лагере наметилось оживление. Буквально только что все ползали, как сонные мухи - из-за дождя, навевающего грусть и медлительность. Сейчас же все приободрились.
  Тео, решив, что ей лучше было б находиться на плацу, тренируя солдат, когда капитан Фишер захочет поинтересоваться, что произошло за его отсутствие, пошла к своим ребятам. Надо отдать им должное, никто никого не убил, пока она была у навесов с лошадьми.
  Она не ошиблась - Фишер, заглянув в командирскую палатку минут на десять, вышел оттуда с Марном и тут же направился к тренирующимся отрядам. Подошел сперва к Гилмору - и Тео смогла понаблюдать, как он оценивает новшества.
  Если про Марна можно было сказать 'старый рубака', то Фишер выглядел куда как более высокородно. И даже еще более сдержанно, чем Марн, хотя, казалось, куда уж... Он ничем не показал недовольства или, наоборот, одобрения. Кивнув, он двинулся к отряду Тео.
  Парни приосанились, подтянулись и, видно было - старались вовсю.
  Когда Фишер подошел ближе, Тео смогла рассмотреть капитана. И удивилась, поняв, что знает его. Они встречались как-то в столице: он сопровождал барона Боклэра. Нет, она не боялась, что он, в свою очередь узнает ее - тогда она была в личине баронессы Дурстхен, а к ополчению она отправилась в облике 'наемницы'.
  'Интересно', - отметила она, - 'Вот и прямое доказательство того, что Боклэр завязан в этой афере...'
  - Старшина Марга Дейн, - представил ее Марн. - Капитан Фишер...
  Тео приложила кулак к груди - нейтральный военный жест приветствия: никакого раболепия перед благородным. А Фишер, правда, в их прошлую встречу он назвался другим именем, был владельцем пары деревень, и, следовательно, имел право именовать себя 'шевалье'. Но не место и не время было сейчас тыкать в нос пусть и самым мелким, но титулом. Фишер оглядел отряд. Парни выстроились сравнительно прямой линией, глядя перед собой; только изредка смаргивали мелкие капли дождя.
  - Марн рассказал мне, что Вы, старшина, ввели тут некие новшества. Полезные. - Громко, чтобы услышали все, начал свою речь Фишер. - Это похвально. Я наблюдал за вашими людьми - их мастерство владения оружием существенно повысилось. Предводитель будет рад.
  Тео изобразила готовность и дальше служить так же образцово.
  - Зайдите в командирскую палатку, когда я закончу осмотр.
  И Фишер пошел дальше, к отряду Дронка и лучникам.
  Тео подмигнула Шону, который принял слишком серьезный вид и, оглядев размокшую от дождя землю, скомандовала:
  - Р-разбиться на пары! Пока совсем не развезло, будете тренироваться. Как уйду - Шон, Берн, Майк, - проверить канавы вокруг палаток, чтобы внутрь не затекало. Бенк, Джон, назначаю вас старшими. Пошлите кого-нибудь сменить патрульных, проверьте, не намокнут ли дрова. Бенк, выбери из новоприбывших тех, кто пополнит наш отряд, объясни, что к чему, проследи, чтобы их удобно разместили. Если остальные старшины не будут согласны с разбивкой, отложи на потом, вернусь, поговорю с ними. Нед, сходи смени повязку. И до вечера свободны.
  Получасом позже, в командирской палатке, Тео подверглась детальным расспросам Фишера. Кто, откуда - она повторила то, что уже рассказала Марну, - и что за бард таскается за ней. Хоть второй капитан и был предельно дотошен, однако же, судя по всему, ответами остался доволен.
  Выйдя наружу, Тео заметила, что дождь усилился. Теперь не мелкая морось в воздухе висела - с неба падали крупные, тяжелые капли. Если это - начало осенних дождей, то лагерь скоро по уши будет в грязи. Недаром этот лес, на картах именуемый Хельским, в народе называли Мокрым - набухшие водой тучи, что шли с юго-востока, скапливались обычно у гор, не в силах их преодолеть, и выливались тут до последней капли. О чем думает предводитель? Лагерь надо снимать и уходить на север, к равнине.
  Бард, пока шел осмотр лагеря, словно под землю провалился. Выйдя после командирского допроса, Тео прошлась по лагерю, и, не заметив нигде приметной риковой шевелюры, пошла к себе. Перед тем, как зайти в палатку, сполоснула сапоги в ближайшей луже - не хотелось наносить внутрь комья грязи, что уже успели налипнуть к подошвам.
  Но и внутри Рика тоже не было. Тео зажгла светильник, все жаровни - с приходом дождя существенно похолодало, - и повесила куртку сушиться. Делать было абсолютно нечего, и она решила попробовать связаться с Дереком. Тот опять ответил коротко: 'Ночью', и закрылся от ее мыслей.
  'Да что там у них происходит', - досадливо подумала магичка и услышала снаружи чавканье грязи.
  - Марга? - послышался голос Гилмора. - Можно зайти?
  - Входи.
  Старшина, как оказалось, пришел успокоить ее относительно Фишера. Усевшись на табурет, долго собирался с мыслями, потом сказал:
  - Капитан, может, и строг иногда сверх меры, но он доверенное лицо Предводителя... Если отругал за что...
  - Да нет, он был даже доволен. А что говорили долго - так он расспрашивал о военном опыте, о том, кто прислал, это нормально. И даже больше - он обязан был так сделать. А... - Тео помедлила. С Гилмором следовало быть осторожной - не вследствие его проницательности, а потому, что он мог уйти в себя просто от смущения. С другой стороны, его могла смутить даже мелочь, так что особой разницы не было. - Предводитель... У него есть какие-то планы? Неужели просто мокнуть здесь, в лесу?
  - Нет, конечно. - Старшина придвинулся к теплой жаровне. - Мы собрали всех, кого можно, из близлежащих деревень, теперь, наверное, двинемся к Дентону. Не к самому городу, конечно, а по направлению. И там уже... В Дентоне есть военный отряд, небольшой правда. - Гилмор, что было для него несвойственно, разговорился. То ли тепло подействовало, то ли у Тео получилось доверительно улыбаться. - Возможно, это будет первый наш бой.
  - Боишься за своих парней? - спросила магичка.
  - Теперь куда меньше, - Гилмор тепло посмотрел на нее. - Благодаря тебе. Я, собственно, зашел сказать именно об этом. Как-то раньше времени не было, то одно, то другое...
  Внезапно полог откинулся и в палатку заглянул бард. Мгновенно оценив ситуацию, он хотел было скрыться снаружи, но Гилмор заметил его.
  - А, менестрель. Я... - старшина замялся, смущаясь, будто находился не в палатке военного лагеря с таким же инструктором по бою, как он, а в спальне у девицы. Причем без штанов.
  Рик тут же сменил выражение лица и зашел внутрь.
  - Возревную, - убитым голосом оповестил присутствующих он.
  - Я уже ухожу, - заторопился Гилмор и, коротко поклонившись Тео и ее 'возлюбленному', вышел, неловко задев головой полог.
  - Прости, - пожал плечами бард, и устремился к жаровне - погреть руки. - Я хотел дать тебе время вытащить из него побольше, но он меня заметил.
  - Ты как раз вовремя, - возразила Тео, сняла сапоги и забралась на кровать с ногами. Солдаты (и когда только успели?) расширили ее, и магичка уже предвкушала нормальный сон. - Он начал бормотать благодарности, а оттуда недалеко было и до признаний, так что полезность дальнейшего разговора с ним была под вопросом.
  Говорила она куда циничнее, чем чувствовала на самом деле. Гилмор ей нравился - своей прямотой и настоящим, неподдельным благородством. Ему куда больше, чем Фишеру, подошло бы зваться шевалье.
  - Узнала что интересное? - спросил бард.
  - Только то, что людей набрано достаточно, чтобы двигаться на север. Приедет Лионель - и снимемся. А ты где болтался?
  - Как где? Подслушивал, что ты там Фишеру плела. Надо же мне быть в курсе того, кто моя любимая и где мы познакомились. А ты, кстати, - ухмыльнулся бард, - могла бы и раньше меня просветить. В конце концов, это и в твоих интересах - чтобы наши версии совпадали.
  - Прости, забыла.
  - Прощу, если поцелуешь.
  Тео поморщилась:
  - Уж наедине мог бы и прекращать эту игру.
  - А кто сказал, что я играю? - возмутился Рик. - Я давно в тебя влюблен, вон, даже оду сочинил...
  Тео, оценив и его широкую ухмылку, и руки, упертые в бока, склонила голову набок. И сменила тему:
  - Твой вечерний концерт, похоже, отменяется?
  - Если лить будет так же, - погрустнел бард, - то конечно, да. А я как раз хотел исполнить посвященную тебе песню... Ну да ладно. Займемся делом.
  Он подвинул к жаровне табурет и уселся, потирая руки.
  - Мне многое в этой армии кажется странным. Начиная с того, что ее полностью обеспечили. А еще я поспрашивал: похоже, до твоего приезда тут мало кого волновало воинское умение местных. Как будто совершенно неважно, с вилами они в бой пойдут или вообще голыми. Хотя оружие - добротное, и доспехи есть. Напоминает спектакль, не правда ли?
  Тео угрюмо кивнула.
  - И что, никаких предположений? - настаивал бард.
  - Одно другого хуже, - отрезала магичка.
  - Я думал, ты поделишься со мной в ответ.
  - А мы договаривались докладывать друг другу?
  Бард поерзал на табурете. Веселость слетела с него, и на миг Тео показалось, что за маской рыжего балагура промелькнул... Кано? Но вот Рик снова скривился, преувеличенно обижаясь:
  - Так нечестно...
  - Привыкай. - Тео села в постели, натягивая сапоги. - И уж кому-кому, а тебе ждать честности от других просто смешно. - Она накинула куртку. Та все еще была мокрой, но Тео не заметила. - Пойду, проверю лагерь. Ты пока можешь поспать.
  
  Выйдя в непогоду, она поежилась. Не слишком ли поспешила с прогулкой? Стенки палатки выгибались под порывами ветра, дождь еще не стоял стеной, но уже ощутимо хлестал в лицо. Тео с удивлением поняла, что разозлилась - не на барда, на себя. За то, что, чувствуя какой-то подвох в происходящем, все никак не могла догадаться, в чем дело. Нет, бард не сказал ей ничего, что она не знала бы сама. А кое о чем магичка догадалась и сверх того, но вот что означали эти факты... картинка никак не складывалась.
  Она получила у сержанта, заведующего обмундированием, плащ с капюшоном. На плаще была грубо вышит разъяренный бык - как и на повязке, что ей выдали в первый день, чтобы она носила ее поверх куртки на плече. Проверила, как Бенк с Джоном выполнили ее поручения. Лагерь будто вымер - и понятно, почему: только сумасшедший станет гулять под таким ливнем... или тот, кому мысли покоя не дают. Промочив ноги, магичка решила, что уж теперь-то ей и вовсе терять нечего и отправилась посмотреть, как там патрули. В обоих были 'ее' парни, и она ничуть не удивилась, обнаружив, что те засели под густыми деревьями, где лило чуть меньше. Правда, и поругать их было не за что - примерно раз в двадцать минут они отсылали одного из своих пройтись по периметру, так что правила блюлись. Она покурила трубку с первым патрулем и отправилась дальше. У второго дела обстояли примерно так же. Шатаясь по мокрому лесу, она пропустила время ужина, но так устала, что, вернувшись, решила пойти сразу к себе в палатку.
  Там ее ждал бард. Он вскочил с табурета, когда она, разбрызгивая капли, вошла внутрь.
  - Вот и ты. Я сходил, взял две порции еды и твою поставил на жаровню, так что она теплая.
  Рик взял одно из одеял и, расправив его на вытянутых руках, встал перед Тео.
  - Переоденься в сухое и завернись. Ты продрогла. Если хочешь, я отвернусь.
  - И с чего ты такой добрый? - огрызнулась Тео, скидывая плащ.
  - Да уж, - отозвался бард, чуть приподняв бровь. - Ты пришла мокрая, грязная и голодная, но ведь я бесчувственный шпион - и наверняка, проявляя заботу, хочу что-то вызнать... Я уж тут извелся весь, разговор наш проанализировал - и недоумеваю, чем же мог тебя так разозлить?
  - Прости, - стуча зубами, Тео призналась: - Я не на тебя зла, просто давит что-то.
  - Что?
  - Если б я знала, я б не говорила 'что-то'. - Тео, раздевшись, завернулась в колючее одеяло и, присев на кровать, вытянула ноги к теплу углей в жаровне. Бард подал ей ужин, собрал мокрую одежду и стал раскладывать на столике, табурете и сундуке. Тео провожала его взглядом. - Чувствую, что-то случится. Важное.
  - Плохое?
  - Нет, просто важное.
  - А почему злишься? - Рик присел рядом и жестом предложил ей второе одеяло. Она покачала головой.
  - Потому что не понимаю, о чем мое предчувствие. Ладно... не важно.
  - Я обычно стараюсь доверять своей интуиции.
  - Знаешь, что? - Тео прикусила губу. Глупо было делиться с противником информацией, но ее влекла к откровенности та самая сила, что заставляла иногда совершать странные, кажущиеся глупыми и непоследовательными поступки. - Есть еще загадка. Если Предводитель хотел ввести в заблуждение Шарона, выставив флаги, похожие на вердлендские, и тем самым оттянуть его войска к Кордосу - а такое предположение возникло у меня первым, - а потом занять столицу почти без боя... Не сходится.
  - Почему?
  - Не знаю, насколько ты сведущ в военной стратегии, но только сумасшедший поведет армию в горы в конце осени. Там сейчас, насколько я помню Кордос, дикие ураганы и снежные бури, да еще и камнепады. А если нападать все же нужно, то лучше дождаться лета - и зачем при этом посылать ноту о войне за полгода? Чтобы враг подготовился?
  - Или чтобы посеять разлад внутри сил противника, - подхватил Рик, - но этот план уж слишком неопределенный, надо признать.
  - Зато действенный, - буркнула Тео. - Он уже действует - если таков он был, конечно. Напряженность между королем и баронами все нарастает, и не нужно быть шпионом или магом, чтобы это заметить.
  Последнюю фразу она сказала беззлобно, и бард только невесело усмехнулся. Затем, подсев ближе, спросил:
  - А что за странности со здешней подготовкой?
  Тео помедлила, отставила пустую миску. Прислушалась к себе - но нет, ощущение необходимости этого разговора не исчезло.
  - У меня есть одна идея... но, чтобы ее проверить, нужно дождаться Предводителя. А посему - нам остается только хорошенько выспаться. - Магичка натянула смену белья, не скидывая одеяло - не из соображений скромности, а из-за холода. - Возможно, он приедет уже завтра.
  - А, может, через неделю, - проворчал бард, но без споров разулся и перебрался на свою половину кровати. Натянул одеяло. - И все это время ты будешь тут торчать и терять драгоценные дни, обучая деревенских лопухов?
  - Придется. Отлучиться надолго я не смогу, заметят. А бросить все - значит пойдут под хвост кобыле те дни, которые я уже тут провела... Спокойной ночи.
  - И тебе.
  Бард почти сразу захрапел, тонко, с присвистом. А Тео некоторое время лежала, глядя в темноту. Затем решила связаться с Дереком и твердо пообещала себе - на этот раз он отговорками не отделается. И только успела мысленно потянуться к другу, как тот откликнулся - быстро, будто ждал ее.
  'Тео'
  'Что там у вас?'
  'Я хотел связаться с тобой еще вчера вечером, но подумал, что надо сначала все проверить'
  'Что проверить?'
  От тревожности его мысленного голоса у Тео засосало под ложечкой.
  'Гринер... он стал Белым'
  - Что?! - от неожиданности Тео произнесла это вслух, да еще и подскочила в кровати. Рядом заворочался бард, бормоча о том, что спокойно поспать не дают всякие жестокие люди. Тео шикнула на него, и мысленно снова устремилась к Дереку, для ясности связи зажав в кулаке хрустальный кулон на шее.
  'Что?!'
  'И даже интереснее. Вчера ночью он был Серым. Днем - Черный, а сегодня ночью стал Белым'
  'Но... как?'
  'Похоже, это цикл. Я и сам толком не понимаю, но он меняется каждые двенадцать часов. Я расспросил его - поначалу, судя из его рассказа, он переносил эти изменения тяжело - болела голова, накатывала слабость... Сейчас он почти не замечает изменений в самочувствии. Я... Тей, демоны дери, я весь день провел, пялясь на него, и ощущал себя идиотом ровно до того момента, как увидел его трансформацию. Это похоже на... его энергетические слои сдвигаются, медленно. Полностью он изменяется минут за десять'
  'О-о-о-о...' - мысленно простонала Тео. Покосилась в сторону барда - тот, приподнявшись на локте, вглядывался в ее лицо. Его рыжие кудри отливали алым в свете жаровни. Тео поняла, что у нее сейчас на лице написано слишком много, и постаралась взять себя в руки.
  'Дер... у меня сейчас мысли путаются... посчитай, какого Цвета он был...' - она ощущала себя странно, говоря такое. Никогда и нигде не встречалось даже туманных упоминаний о таком в истории магов. - 'Когда встретил Кендрика'
  'Сейчас... Белый. Но Кендрик мог посмотреть на него и раньше, когда выслеживал. А мог и вообще не проверять. Точно узнать нельзя'
  'Какая последовательность?'
  'Белый, Серый, Черный... и опять, по кругу... так я думаю. Я же наблюдал за ним всего сутки'
  'Дер... это куда серьезнее...' - Тео потерла виски. Да, Рик точно заинтересуется, почему она скачет по постели, как дикая коза. Сдержаться не получалось, слишком уж все было... - 'Дер, это куда серьезнее, чем одноразовая смена, ты понимаешь? Если Белые узнают...'
  'Тей, я вообще-то предпочел бы - ты прости уж, - отдать им Гринера. Ты права - это слишком серьезно. Мало ли, какие последствия у этих изменений, может, ему грозит что-то... они помогут, в случае сбоя или резкого ухудшения. Не про нас такая ответственность'
  'Я слишком хорошо чувствую твою искреннюю озабоченность его здоровьем, чтобы подозревать в тебе трусость, Дер, но прошу - ни слова им. У меня предчувствие...'
  'Опять?' - в мыслях Дерека Тео уловила дружеский сарказм, и ей стало чуточку легче. - 'Ты меня замучаешь своими интуитивными заскоками. Ты представляешь, что с нами сделают, если узнают? Хотя что это я, ничего не сделают, мы нужны, чтобы закрывать Проколы; но на многие десятилетия мы потеряем доверие, уважение... Это позор'
  'С каких пор ты беспокоишься об их уважении? Дер, я не могу привести факты, или разумные доводы - но нутром чую, нельзя им говорить. И прошу тебя лично, как друга'
  Дерек надолго замолчал. Тео использовала эту паузу, чтобы начать дышать. Рик вопросительно поднял брови с обеспокоенным видом, но Тео пробормотала:
  - Дурной сон.
  И легла обратно, пытаясь заставить себя успокоиться.
  'Дер?'
  'Если парень через неделю упадет с пеной у рта и примется трястись в конвульсиях - ты первая, в кого я ткну пальцем' - отозвался Дерек и Тео почувствовала за его язвительностью усталость, а еще глубже - спокойную уверенность. И облегченно выдохнула. Маг принял решение - и не сомневался более, а, значит, не передумает ни завтра, ни через год. Не побежит к Белым, и будет охранять этот секрет, пока...
  'Я постараюсь вернуться как можно скорее', - ответила Тео, - 'А пока... вы с Гринером должны уйти из поместья. Возьмите самое необходимое и направляйтесь...'
  'Простой поиск нас выдаст', - возразил Дерек, но умолк... И, уловив не мысль Тео, а лишь намек на нее, рассмеялся. - 'Ну конечно, уникальный щит Гринера от наблюдений... Я так и не спросил у него, как он это делал. Ты наверняка хочешь сказать, что сейчас самое время?'
  'Именно. А направитесь вы... Гринер говорил, что, когда сбежал, 'прыгнул' один раз, далеко, а потом прикрылся и дальше путешествовал пешком. Знаешь, где мой замок в баронстве Дурстхен?'
  'Там нас будут искать в третью очередь - после твоего дома и столицы'
  'Погоди... так знаешь или нет?'
  'Припоминаю'
  'Если, не доезжая до него день пути, свернуть на запад по дороге в Алай, это селение, небольшое... а, знаешь, направляйтесь в Алай, я там вас нагоню'
  'Самая дальняя Дверь ведет отсюда... к верховьям Ветелки. А оттуда до Дурстхена ехать и ехать'
  'Тогда так. Если я освобожусь раньше, то место встречи - Органт. Там вы будете через три дня. А если застряну тут, тогда уж в Алай подъеду, это, получается, через неделю с хвостиком'
  'Что ты задумала? И что там у тебя вообще происходит?'
  'Все не настолько живенько и интересно как у тебя, Дер', - Тео внутренне усмехнулась, но Дерек почувствовал ее смешок и мысленно 'шлепнул' ее. - 'Но я просто обязана кое-что узнать. А если мои подозрения подтвердятся, то наша дорога будет лежать к ущелью Кон-Глайс'
  'Ущелье Псов Гласа? Ты с ума сошла? Там же...'
  'Дерек, ясность моего разума обсудим потом. Вам пора собираться'
  'Хорошо'
  Дерек мысленно обнял ее и... пропал.
  Стальной человек. Верный, преданный - но не слепо, нет. Просто у него хватало меланхоличности воспринимать ее выходки как данность окружающего мира, вроде урагана или землетрясения. У Тео потеплело в груди от чувств, и, чтобы не расклеиться, она глубоко вздохнула и потерла глаза.
  - Занятное было представление, нечего сказать, - раздался голос барда у нее над ухом.
  - Говорю же, дурной сон, - прошипела Тео в ответ. Не особо надеясь, что бард оставит ее в покое.
  Рик, приподнявшись на локте, склонился над ней, усмехаясь:
  - Первый раз вижу, чтобы после кошмара подскакивали с воплем 'Что?', потом падали обратно на подушку, чуть не проломив головой доски под ней, а потом лежали, сжимая амулет, шевелили губами, хмурились и корчили рожи.
  Тео обреченно вздохнула и села в кровати спиной к назойливому барду. Достала трубку, закурила. Не поворачиваясь к Рику, ответила:
  - А у меня приступы бывают... время от времени. И, поверь, конкретно этот не имел отношения ни к тебе, ни к лионелевой армии. Спи лучше. Я покурю, подумаю.
  - Ложиться собираешься?
  - Чуть позже.
  Бард устроился поудобнее, судя по звукам, поворочался немного и делано возмущенным тоном спросил:
  - Брыкаться больше не будешь?
  - Нет.
  Тео сидела, грея ноги на теплой решетке нижней жаровни около получаса. Но умных мыслей не появлялось - только тревожные. Единственное, в чем она твердо была уверена - в том, что правильно поступила, уговорив Дерека забрать Гринера и уйти, спрятаться. В конце концов, убедившись в бесполезности сидения и смотрения в одну точку, она легла спать. В народе говорили 'Утро мудрее вечера', и не было никаких оснований этой пословице не верить.
  Но на этот раз ей не представилось возможности ощутить на себе ее правдивость. Потому что, только она сомкнула глаза и стала дремать, как в голове раздался голос:
  'Серый маг Теома Эльдерс, Совет просит тебя прибыть в течение часа к Камням'
  Тео узнала передающего мага. Виммельд, молодой Черный.
  'Вим, что случилось?' - спросила она.
  'Совет велел собрать всех. А по какому поводу - не знаю', - ответил маг и пропал.
  Магичка села в кровати, расчесала пальцами волосы. Потянулась мысленно к Дереку, но он не ответил.
  'Ну вот ты и попалась', - сказала она самой себе, - 'Думай теперь, как выкручиваться... Дерек может попытаться прикрыть - скажет, что проверял, не желая беспокоить Белых - и это будет отчасти правда, так что они могут и поверить. А вот если им вздумается тебя расспросить, используя свои способности, вряд ли удастся отвертеться, как в тот раз. А Дерек молчит... Или они с Гринером уже прикрылись куполом от слежения, и к ним сейчас никому не пробиться, или он у Камней, а там не принято использовать мысленную связь. Сразу заметят'.
  Тео ткнула барда в плечо:
  - Рик... Рик!
  Тот лишь чуть всхрапнул. Тео, грязно ругаясь на барда, который то просыпается от слабого шума, то спит, как убитый, принялась трясти его, ухватив уже за оба плеча.
  - Вставай! Проснись! Умер, что ли?
  - А? - Рик, наконец, очнулся и мутным взглядом обвел вокруг. - Горим?
  - Мне надо отойти, - сообщила Тео.
  - Ну а я тебе чем в этом могу помочь?
  - Мне надо отойти далеко... и надолго. Нужно, чтобы ты прикрыл мое отсутствие.
  - Сумасшедшая женщина, - проворчал бард. - В такую-то погоду... Да кому может в голову прийти обходить палатки по такому ливню, ночью, и проверять там наличие тебя, несравненной?
  Похоже, спросонья бард позабыл о том, чтобы притворяться влюбленным - голос его звучал раздраженно. Тео улыбнулась, хоть жаровни погасли и увидеть выражения ее лица он не мог. И прошептала:
  - Рик... Мне надо отойти от лагеря как можно дальше... и не будет меня около часа, если не больше... Может, до утра, когда побудка.
  Бард хмыкнул.
  - На всякий случай я тебя хочу предупредить - выдумывай что хочешь, только чтобы это не выглядело подозрительным. Скажи, что я патрули пошла проверить.
  - Как раз такая исполнительность и выглядит подозрительно, - проворчал бард. - Я лучше скажу, что тебя в ночь суккуб позвал, я хотел тебя удержать, но ты пригрозила сломать мне нос...
  Магичка искренне понадеялась, что он шутит, и начала одеваться. Рик тут же натянул на себя ее одеяло и пояснил, состроив рожицу:
  - Согрею его для тебя...
  Тео накинула плащ, потом, вспомнив про вышивку, передумала. Не успевшая высохнуть куртка неприятно холодила тело, и магичка подумала, что сегодняшний день наверняка зовется 'Днем неприятностей Тео', и именно так и записан где-то там, на Звездных Скрижалях.
  - Если я не вернусь до полудня... - она замолчала, подыскивая слова. - А, впрочем, делай что хочешь.
  - Я всегда делаю, что хочу, - самоуверенно заявил бард, укладываясь поудобнее.
  
  В который раз Тео вышла под дождь, и, оставшись в одиночестве, отвела душу длинным и заковыристым ругательством - но тихо, чтобы Рик не услышал; с него станется потом припомнить это как еще одно доказательство отсутствия у нее воспитания, присущего леди... И написать еще один куплет для песни. Хотя один такой у него уже есть, вроде. И почему ее вдруг так озаботило, что подумает о ней бард? Да потому, что ни о чем другом и думать не хочется, призналась себе Тео, пробираясь к краю лагеря. Скользя сапогами по грязи, она огляделась - не носит ли кого в такую непогоду, мало ли, бард прав, конечно, что только безумец сунется под такой ветер и ливень, но в жизни часто случается маловероятное и даже совсем невозможное. Глаза в такой кромешной тьме были бесполезны, и она осматривалась магически. Не заметив никого, двинулась дальше, полагаясь только на магию и интуицию. Когда магичка вошла в лес, с одной стороны, стало легче - тут росла трава и земля не норовила поглотить сапоги в своей мокрой, черной утробе. С другой стороны, на пути возникли корни деревьев - скользкие и твердые. Тео пару раз ушибла ноги о них, но, по счастью, не упала и ничего себе не сломала. А было бы смешно... Утром все в беспокойстве, Рик поражает воображение слушателей рассказами о суккубах (и где он только о них вычитал, это же редкость почище драконов?), и тут ее находят - грязную и матерящуюся...
  Хватит о барде и увечьях, надо подумать, что говорить Белым, прикрикнула на себя Тео. Их жалким видом не разжалобишь... кстати, надо будет почистить одежду и высушить перед тем, как подходить к Камням: во-первых, будет слишком много вопросов, если она явится грязная с головы до ног; во-вторых, этого требуют правила вежливости. И, хоть Совет - не жесткая иерархическая верхушка, а всего лишь те маги, кто согласился выполнять роль центра в их магическом сообществе, причудливо соединяющем в себе индивидуализм и альтруизм, а Камни - не официальная резиденция, но всего лишь круг старых гранитных глыб в Шепчущем лесу - некоторые традиции вокруг них сложились.
  И одна из них, а именно запрет на мысленные беседы, сейчас ох как мешала Тео. Даже если предположить, что Дерек сокрыт под магическим куполом и скачет по направлению к Органту, можно было бы связаться с Ольсеном, ее учителем - уж он не стал бы отделываться общими фразами, рассказал бы, в чем дело.
  'Думай о деле!'
  Тео, продвигаясь вперед, послушалась саму себя - стала размышлять.
  Обсуждение чего бы то ни было не начнется вне круга Камней. Это еще одна традиция, но играющая в ее пользу... Самое важное - найти там Дерека до Совета. А уж потом постараться сделать так, чтобы у Белых и мысли не возникло ее проверять. У Дерека куда больше козырей на руках, и он сумеет повернуть дело так, чтобы ее фраза 'Хватай Гринера и беги' не прозвучала вслух.
   Начать разговор о Гринере первой? Возможно. Если ее не опередят. А кто может завести разговор о юном ученике? Уэйн - он с ним общался, участвовал в его инициации и изменении, и он, можно сказать, вынужден был наблюдать за тем, как Белый ученик 'уплыл' из рук, оказавшись Черным. Только то, что Уэйн даже предположить не мог смены Цвета у Гринера, спасло Тео от проверки 'на правдивость'. Но интерес-то к ученику остался...
  Если Совет посвящен укрывательству необычайных способностей юноши от него, Совета, то, скорее всего - именно Уэйн и рассказал о смене Цвета. Заявившись, например, к Дереку в гости - через пять минут после ее разговора с напарником. Другим там делать нечего. Или... или был Прокол и Дерека позвали в группу, кто-нибудь из Серых или Черных из другой пары возник у них на кухне и наткнулся на Гринера? Маловероятно...
  Это уже было из области домыслов и особой роли не играло - как именно Совет узнал о Гринере, догадаться вряд ли получится. Сейчас важно - узнал ли он о нем вообще.
  И, придумать, как 'злонамеренное сокрытие фактов' превратить в 'желание проверить все окончательно перед докладом'.
  Отойдя от лагеря на порядочное расстояние (хотя Тео подозревала, что ей это только кажется, времени на дорогу она потратила много, но скорость-то была улиточья), магичка сконцентрировалась, одновременно сохраняя образ места, где стояла - для возвращения. Затем вспомнила ту опушку, около которой находятся Камни.
  В воздухе замерцала синяя искра. Тео еще раз проверила, нет ли кого поблизости из разряда нежелательных свидетелей, и шагнула в открывшийся портал.
  
  Теплый ветер, пахнущий поздними цветами и прелой листвой, подул в лицо. На небе не было ни облачка, сияли звезды - дожди, идущие с востока, выливались сейчас за Мокрыми горами.
  Тео очистила одежду и себя заодно, ощутив щекотку; подсушила влажные волосы. Получилось наверняка демоны знают что, но внешний вид ее сейчас мало волновал. Впереди сияли мягким желтым светом магические шары. К ним она и направилась, внимательно осматриваясь - искала Дерека.
  Громадные камни, что сейчас напомнили ей тот кровавый круг Лиогарда, у которого всего несколько недель назад она превращалась в дракона, чтобы добраться до Гринера и черепа, стояли здесь, как принято говорить, 'испокон веков'. Но от них, в отличие от тех, что сейчас покоились под землей, веяло спокойной силой, а не мрачным колдовством. Само место это внушало уважение, трепет, но и чувство защищенности.
  Во внешнем круге стояло несколько магов. Тео нацепила на лицо сонную улыбку, однако сердце в груди прыгало.
  Дерек был здесь, беседовал с группой магов.
  Магичка нарочно наступила на сучок - тот сухо хрустнул под ногой, и Дерек обернулся. Тео чуть приподняла подбородок. Он широко, успокаивающе улыбнулся и еле заметно покачал головой.
  Тео почувствовала, будто с души свалился огромный камень. Совет не знает... но все еще существовала опасность того, что тот же Уэйн подойдет с расспросами о Гринере - и Тео быстро глянула по сторонам. Хоть Белого не было видно, расслабляться не стоило.
  - Доброй ночи, - Дерек шагнул к ней и обнял. Коротко, приветственно - но ей сразу стало легче.
  - Дер... - магичка чмокнула его в подставленную щеку. - Эфоль, Тьерри, Жером, - поздоровалась она с остальными. - А в чем, собственно, дело?
  Она постаралась, чтобы вопрос прозвучал без особых эмоций - естественный интерес человека, которого выдернули из постели. Обычно о таких собраниях объявляли за несколько дней, так что ее легкое удивление было вполне оправдано.
  - Не знаем, - улыбнулся магичке Тьерри. - Но нам все скоро скажут, не так ли?
  - Белые? - хохотнул Жером, Черный маг чуть постарше ее. - Они так скажут, что мы еще неделю голову ломать будем, что они имели в виду.
  Дерек стоял рядом с Тео, обняв ее за плечи. Улыбнувшись шутке Жерома, он, похлопав себя по карманам, извлек из одного трубку, а из другого - кисет. Протянул их Тео.
  - Вот, - маг довольно сощурился. - Ты свою наверняка забыла. Возьми.
  - Я сейчас... не хочу курить, спасибо... - начала Тео, но Дерек все так же стоял, не двигаясь, и улыбался. - Ладно... надеюсь, это поможет мне проснуться.
  - Оставь трубку у себя, - сказал Дерек, прижав магичку к себе крепче. - Я же знаю, ты их теряешь все время. Да и табак хороший. Как у тебя дела?
  На самом-то деле, Тео никогда не отличалась частой потерей имущества, и в особенности - своей любимой трубки, оставшейся в лагере Лионеля. Но приняла подарок, поняв, что Дереку это зачем-то нужно.
  - Ничего нового, - ответила она. - Вот разве что барда встретила.
  Она утвердительно кивнула, когда бровь Дерека чуть приподнялась, выдавая его удивление.
  Закуривая, она осматривала внутренний круг. Там стояли Белые - магичка поняла, что они почти в полном составе. Тео увидела среди Белых Ольсена, своего учителя. Серый маг был непривычно мрачен. Они встретились взглядами, и на секунду Тео показалось, что Ольсен не очень-то хочет видеть ее здесь. Но ощущение быстро пропало, и она решила, что ей показалось.
  Уэйн был там же. Он о чем-то говорил с Маей, а потом отошел от группы, осматривая поляну. На всякий случай Тео нашла взглядом Дарни - Черного мага, которого Уэйн терпеть не мог. Если Белый захочет с ней пообщаться, можно будто невзначай заранее затеять разговор с Дарни и тогда уж не волноваться о щекотливых темах - в присутствии неприятного ему мага Уэйн терял часть своей сдержанности и каждое второе слово могло стать причиной споров на повышенных тонах.
  Дерек спрашивал Эфоля о какой-то книге, посвященной охоте, Жером шутил, как всегда - Тео не вслушивалась, ее внимание было обращено на Уэйна. Но прямо на Белого она не смотрела - почувствует. Заметив, что он вертит головой, осматривая магов, собравшихся на поляне, она решительно высвободилась из под руки Дерека и зашагала к Дарни.
  Маг, одетый небрежно, но богато (среди людей он жил как купец, кажется, припомнила Тео, в Эбенессе) стоял в гордом одиночестве, усмехаясь в усы, словно считал Совет сборищем неразумных детишек. По возрасту он приближался к старейшим из них, но склочный характер не позволял ему занять место лидера - впрочем, он к нему и не стремился. Однако, у Тео с ним были хорошие отношения: Дерни нравились выскочки, острые на язык. Подойдя, Тео отсалютовала трубкой.
  - Если ты хочешь меня спросить, зачем нас позвали сюда, не трать силы зря, - неприязненно косясь на Белых, маг встретил ее крепким рукопожатием. - Ты будешь восьмая, кто спросил, и я отвечу тебе то же, что и остальным - не знаю.
  - Да я уж и не надеюсь, что причина прояснится до собственно Совета, - ответила Тео. Она заметила, что Уэйн направляется к ним в компании Гвена. - Судя по тому, что Серые и Черные не в курсе, речь пойдет о том, что известно только Белым.
  Белые, подойдя, сдержанно поздоровались. Тео кивнула обоим и приготовилась уже выдать какую-нибудь внешне невинную фразу, которая отвлечет Уэйна, но тут в разговор, только еще собиравшийся начаться, вмешался Дерек.
  - О, Уэйн, приветствую. И Гвен... Кстати, Гвен, ты наверняка, как маг, проводящий изменение Гринера, хочешь узнать, как он себя чувствует.
  Гвен, замешкавшись на секунду, неуверенно кивнул.
  'Правильно, Дер', - подумала Тео, - 'Сразу очертил границы любопытства - лекарь вправе интересоваться состоянием больного, но больше никто...'
  - Замечательно чувствует, - продолжил Дерек. - Перенес все настолько легко, что я диву даюсь. Так что спасибо, что проделал все правильно. Думаю, будь мой ученик здесь, он бы тоже отблагодарил тебя.
  'И напомнил, что ученик его, а у нас не принято лезть в дела наставников и их взаимоотношения с подопечными...'
  - Я вот тут спрашивала Дерни, что за причина собрания, но он, похоже, ничего не знает. А ты, Уэйн? Раскроешь тайну?
  - Пара минут роли не сыграют, - поспешил отговориться Уэйн, уже высматривающий пути отхода. - О, я вижу Горна... извините.
  - Сбежал, - шепнул Дерни на ухо магичке. - Трусость или тактическое отступление?
  Тео рассмеялась. Удача на ее стороне. Взглядом она поблагодарила Дерека, а потом, заметив, что Ольсен отошел от Белых, стоящих в центре круга, решила, что побеседовать с ним было б не лишним.
  Учитель был непривычно серьезен и встретил бывшую ученицу без намека на улыбку. Если кто и знал о том, что все-таки случилось, так это он.
  - Я слышал, ты собиралась в Лион, - не дав ей и рта раскрыть, вместо приветствия сказал Ольсен.
  - Я уже там. Но пока...
  - Понятно. А я тут расспрашивал Мальти насчет его находки, вернее, отсутствия таковой.
  Тео приняла правила игры безропотно - когда ее наставник начинал разговаривать, перескакивая с пятого на десятое, за этим всегда что-то крылось.
  - А ты помнишь, сколько Мальти лет? У меня из головы выскочило... ну да ладно. Главное, что я хотел тебе сказать... Вот он рассказывал мне, как обнаружил пропажу некоего артефакта. Скудно, скудно... всего-то и следов, что имя, написанное на саркофаге.
  Тео слушала, кивала, а сама мотала на ус. Значит, Белый соврал... ну, или приукрасил - не важно. Они так строго следят за истиной в речах других магов - но кто будет проверять их самих?
  - Хотя, может, он просто несколько подсократил свой рассказ, памятуя о том, что в скором времени будут обсуждаться какие-то более важные вопросы, - Ольсен впервые улыбнулся, коротко. - Но ты же знаешь мой характер - я люблю все знать точно.
  - Я поняла, - коротко ответила Тео. Она и сама подозревала, что в истории с Копьем не так все гладко. Желание увидеть Лионеля с его чудесным оружием только окрепло.
  Ночная тишина нарушалась только разговорами магов, разбившихся на группы. Кое-кто из них был раздражен, но большинство просто терпеливо ждали, когда же Белые позовут их на Совет.
  Наконец Мальти кивнул Дирену и тот сказал:
  - Прошу всех магов подойти.
  Его тихий голос был слышен всем и каждому. Маги прекратили разговоры и, зайдя во внутренний круг, расселись на небольших камнях, наполовину утопленных в земле. Их установили довольно давно; до этого маги сидели прямо на земле, насколько знала Тео. Здесь, внутри кольца из древних глыб, казалось, исчезли все звуки, кроме тихого шелеста листвы, доносящейся будто издалека. Тео заметила Деодреда - он выглядел осунувшимся, но идущим на поправку, и это порадовало ее. Сев по левую руку от Дерека, она заново набила трубку и приготовилась слушать.
  
  
  Глава 9
  
  - Вы уже заметили, что в последнее время Проколы стали появляться чаще, чем обычно. Шесть раз за последний месяц. - Начал Белый маг.
  Тео не удержалась - покосилась на Дерека. Тот, словно ждал ее безмолвного вопроса, показал глазами на Эфоля и Родни. Амулета для мысленной связи не требовалось, чтобы понять - в ее отсутствие, пока она носилась по делам королевства, Дерек с другой парой закрывал проколы. Возмутиться она не успела - нужно было слушать Мальти.
  - Однако это не все. Следующий пик, как вы все знаете, должен был случиться лет через девять. Но мы выяснили, что это не так.
  Маги встревожено переглянулись еще на фразе 'должен был'. Мальти явно завладел их вниманием целиком.
  - Я буду краток. Пик случится раньше, и мы с ним не справимся.
  Белый поднял руку, чтобы пресечь вопросы, и устало повторил:
  - Не справимся. Слишком много, слишком часто. По нашему прогнозу - не менее пяти раз в день, возможно, больше. При такой загрузке никто из вас... из нас не выдержит. Давайте смотреть на ситуацию здраво.
  - Но... вы точно знаете?
  Это Жером.
  - Мы всегда предсказывали Проколы точно, не так ли? Мы, Белые, все вместе можем подтвердить то, что я сказал.
  Тео посмотрела на Ольсена. Он сидел расслабленно, касаясь пальцами бороды. Будто почувствовав ее взгляд, спросил:
  - Насколько раньше случится пик?
  - По нашим расчетам... через пятнадцать месяцев.
  Повисло ошеломленное молчание. Тео показалось, что она может потрогать изумление товарищей - оно было почти материальным, окружая каждого мага, как кокон. Неужели Белые узнали только сейчас? Они не стали бы скрывать такую информацию, а, значит, и впрямь не подозревали до последнего момента.
  - И... что делать? - спросил Деодред хрипло. Он стойко переносил сочувственные взгляды перед Советом, но сейчас на него посмотрели с благодарностью: за то, что он сумел прервать молчание.
  - Можно обратиться к драконам, - подала голос Тео. Нестерпимо хотелось вскочить и, по старой привычке, походить взад-вперед, сбрасывая напряжение. Но следовало держать себя в руках.
  - Нет, - ответил Мальти. - Они не согласятся. Они вообще крайне неохотно общаются с людьми... даже не с людьми - с нами, про тех они и думать не хотят.
  - Но в тот раз... - Тео посмотрела на Уэйна. Именно он вытаскивал ее с того света, когда она на пару с молодым драконом ринулась закрывать Прокол.
  - Тот раз был особенным. Прокол был один, хоть и большой, и он находился на их территории. Они не могли справиться и позвали нас.
  - Но мы же можем потребо... попросить их отплатить нам тем же - помочь? - уточнил Жером.
  - Один раз? Да. А остальные? К тому же, по нашим подсчетам, даже если драконы согласятся - что практически невозможно, - мы не справимся и в этом случае.
  - Маги Араханда нашли когда-то способ... - пробормотала Тео себе под нос. Она не рассчитывала, что кто-то услышит ее, мысль и впрямь была чуждой, но Вирена, сидевшая рядом с Дереком, сухо отрезала:
  - Этот способ утерян. Нам придется справляться самим.
  - Можно назначить дежурства. Две пары работают, две отсыпаются... Еще одна на подхвате... - Жером взволнованно посмотрел на Белых - Мальти и Дирена. Потом взгляд его упал на Деодреда - он явно вспомнил про Риссу, хотел что-то сказать, но только махнул рукой. Деодред же, скривившись, сказал тихо:
  - Учеников можно натаскать быстрее.
  Черный прекрасно понимал, что не до конца обученный подмастерье подвержен опасности гораздо больше, чем маг; он сам недавно выкарабкался из лап смерти, и, видимо, подумал, что кто-то должен произнести эту фразу. Но мало кто решился бы - и он взял на себя это тяжелое предложение.
  - Вы не понимаете. - Глаза Мальти на миг потемнели - от гнева? Раздражения? Страха? - Нас слишком мало. Вы, надеюсь, не разучились считать. Двадцать восемь магов... Даже если все ученики внезапно станут полноправными магами, и все драконы прилетят на помощь, мы все равно не справимся.
  - Тогда... как? - задал Тьерри волновавший всех вопрос.
  - Мы посовещались. - Сообщил Мальти. - Наилучший... единственный вариант - старая легенда о 'Возвращении магов'.
  По меньшей мере половина магов выдохнула отрывисто, остальные недоуменно поморщились. Не все разбирались в тех специально подготовленных легендах, с помощью которых маги устраивали любые чрезвычайные события. Черные подобным не интересовались, да и не все Серые тоже... Хотя о такой практике знали, естественно, все.
  - Времени в обрез. Мы уже запустили некие события - скоро пойдут слухи. Нужно подогнать несколько легенд под наши нужды - Уэйн и Мая занимаются этим. По нашим подсчетам...
  Тео была почти готова возненавидеть эту фразу.
  - В конце зимы мы сможем создать в столице Школу Магии и начать набор учащихся. Первая волна Проколов будет слабее - мы справимся своими силами, некоторые даже смогут почти все свое время отдавать обучению молодых юношей и девушек. К учащению Проколов у нас уже будет несколько групп подмастерьев. Потом - посмотрим. Сейчас главное - просчитать все вплоть до каждого дня - этим займемся мы, Белые. Серые помогут нам в 'оживлении' и распространении подходящих легенд. Черные... вам будет поручено подтягивать подмастерьев и учеников, в общих вопросах. Это - единственный возможный план, и мы уже, как я сказал, начали кое-что делать для его выполнения. Но традиция требует, чтобы мы все проголосовали. Начнем, от меня налево. - Мальти вздохнул, чуть приподняв левую руку. - За.
  - За. - Кивнула Урсула, Черная.
  - За. - Спокойно сказал Уэйн.
  Вирена, с лицом неподвижным, словно высеченным из скалы, тоже кивнула:
  - За.
  Дерек ответил без колебаний:
  - Да. Я за.
  - Против, - сказала Тео и присутствующие тут же уставились на нее.
  - Почему? - Дерек положил руку ей на плечо, тихонько сжал.
  - Те, кто выскажется против, смогут объяснить и после голосования, - торопливо сказал Мальти, впервые за этот вечер выдав свое волнение.
  - Думаю, если вы могли объяснить свою точку зрения, - вмешался Деодред, - то и ее противникам тоже нужно дать слово.
  - Я... - начала Тео и запнулась. Ни на кого не глядя, она выбила трубку о каблук. - Я не буду объяснять.
  Момент перетащить кого-нибудь на свою сторону, если такое желание у Тео и возникло, был упущен. Ее слова выглядели капризом. Маги в критических ситуациях слушали разум... почти все.
  - За. - Твердо сказал Жиль, сидевший слева от Тео.
  - За.
  Все маги, кроме Тео, проголосовали за вариант Белых. Ольсен тоже, говорил он чуть рассеянно, словно обсуждался вопрос, включать ли в ежегодные встречи магов обмазывание глиной и пляски вокруг костра. Деодред посмотрел на Тео, перед тем как ответить, но, видимо, не увидев того, что искал в ее взгляде, тоже сказал 'За'.
  - Голосование окончено, - подвел итог Мальти, когда Дирен, находящийся по правую руку от него, кивнул. - Сейчас я попрошу Серых отправиться с нами - мы распределим задания. Черные - завтра в это же время встретимся у меня дома.
  Он помедлил. Заставлять так внезапно заартачившуюся Серую помогать в деле, против которого она голосовала, было бы странно и неуместно. Но вопрос был серьезным - на кону будущее магов и всего мира. Он вопросительно посмотрел на Тео, и ей показалось, что она уловила в его взгляде что-то, похожее на просьбу. Пополам с неприязнью. 'Измени голос', - говорили его глаза. - 'Не иди поперек всех, не будь дурой...'
  Тео поджала губы и он отвернулся.
  Магов так и подмывало подойти к Тео и расспросить ее о странном поведении, но Совет еще не распускали. Мальти что-то шепнул Дирену, махнул рукой:
  - Совет окончен. Серые, подойдите.
  Тео встала и быстрым шагом направилась к внешнему кругу камней, набивая трубку. Сразу за ней пошел Дерек, приблизился, подхватил под локоть.
  - Ты что? - прошептал он ей на ухо. - Даже не объяснила.
  - Сейчас на меня набросятся с тем же вопросом остальные Черные... - задумчиво проговорила Тео, затягиваясь ароматным, терпким дымом.
  - Не хочешь повторять несколько раз?
  - Вообще не хочу говорить.
  - Никому? - Дерек сузил глаза. Тео ни разу не видела его в ярости, но подозревала, что у нее есть все шансы приобрести этот опыт. - Даже мне?
  - Никому, - подтвердила Тео и, наклонившись к нему ближе, ведь Черные, свободные пока от заданий, спешили к ним. - Только тебе. Но не здесь.
  - А где?
  Тео коснулась рукой груди Черного мага, он накрыл ее своей. Заискрился портал. Магичка оглянулась - к ним подходил Деодред, с лицом недоуменным, как у ребенка, которого обманули. С ним более всех она не хотела сейчас обсуждать свое решение - именно потому, что он так этого жаждал. Они с Дереком шагнули в портал.
  'Никто из них не рискнет при всех идти за нами следом', - подумала Тео.
  - Боги, что тут творится? - зашипел Дерек, пытаясь удержать равновесие. Он ухватился за Тео, она вслед за ним споткнулась, нога поехала по жидкой грязи и они упали.
  Дождь по-прежнему колотил в листву так, словно мечтал добраться до земли и превратить ее в озеро грязи. Тьма стояла кромешная.
  - Тей, если я сейчас тебя убью, меня все поймут, - простонал Дерек не слишком членораздельно. Земля набилась ему в рот. - Мало того что... тьфу! Сваляла дурака, так еще и затащила меня в это... это...
  - Я бы сказала, что валяю дурака сейчас, и он еще пытается отбрыкиваться, но ты, к сожалению, вел себя безупречно, так что обвинить тебя не в чем, - ответила Тео, становясь на четвереньки. В самую последнюю секунду, перед тем как шагнуть в портал, она вспомнила, куда он ведет, и торопливо засунула трубку в карман. И сейчас ее очень беспокоило, не прожгут ли угольки дырку в ее драгоценном теле. Она нащупала трубку, на пару секунд вынула ее, подставляя потокам воды, льющимся сверху. Дерек терпеливо ждал, пока она закончит копошиться и поможет ему встать. Вместе они, цепляясь друг за друга, поднялись на ноги - и у обоих мелькнула мысль, что, с точки зрения равновесия, оставаться лежать на земле было бы разумнее.
  - Какой слепень тебя укусил? - спросил Дерек.
  - Сложно объяснить, - вздохнула магичка.
  - Конечно, сложно... а ты попробуй.
  Тео шагнула к ближайшему дереву и, облокотившись спиной о ствол, постаралась найти устойчивое положение. Дерек для тех же целей крепко ее обнял. Расставил ноги, нащупал корни, торчащие из-под земли, и уперся в них каблуками.
  - Понимаешь... - сказала Тео и замолчала. Ее губы находились почти вплотную к уху мага и она чувствовала себя ребенком, доверяющим другу важную тайну. Хотя на самом деле не вполне понимала, с чего начать. Трудно объяснить то, что сам ощущаешь весьма смутно. - Я подумала... решение было... нет, не так.
  Вправе ли она требовать от Дерека, чтобы он принял ее сторону? Это в самом легком варианте игра на две стороны, в худшем - его поступок назовут предательством. Дерек согласился с решением Белых, и если его преданность подруге окажется сильнее веры в Белых, он, не колеблясь, будет прикрывать ее, помогать... Забыв про себя. А ему нужно заботиться о Гринере, учить его...
  - Ну, что ты мнешься? Я продрог. - Резко сказал Дерек, но она догадалась, что он просто растерян. И не понимал, что она сейчас размышляет о том, затаскивать ли его в ту круговерть событий, какую вызовет ее решение на Совете.
  - Хорошо.
  Тео решилась. Честно признавшись себе, что просто боится начинать сложную игру без поддержки. 'Трусиха', - сказала она себе. - 'Прячешься за спину друга. Распоследняя трусиха'.
  - Я не верю в 'Возвращение магов'. Что угодно, только не это. Надо искать... пытаться. Есть варианты - а Белые отмели их сразу, я даже не уверена, что они говорили с драконами.
  - Почему не веришь? Это выглядит здраво.
  - Только выглядит. Дер... - Тео прижалась к его щеке своей. - Кендрик... Когда я его встретила...
  - Он тут при чем? - недоуменно спросил маг.
  - Не перебивай. Мне сложно. Когда я его встретила, я очень хотела ученика. - Тео говорила тихо, но, несмотря на то, что дождь шумел вовсю, была уверена, что Дерек ее слышит. - Ты знаешь - с прежними мне не везло... Это, наверное, было похоже на помешательство, какое бывает у женщин, когда они хотят ребенка. Не знаю, ребенка мне не хотелось, а вот ученика... Я только об этом и думала. И знала, что торопить события бессмысленно - Сила все решит сама. И я убедила себя, что... Словом, я взяла его самостоятельно.
  - Что? - Дерек отстранился, но разглядеть в темноте лицо магички не мог. Словно помогая ему, сверкнула молния, и Черный маг поразился тому, сколько боли увидел в глазах Тео. Он снова ее обнял. - Я не понимаю... разве такое возможно?
  - Было не совсем ясно... Знаки. Их можно было истолковать по-разному. И я убедила себя, что все верно - он назначенный мне ученик. Только много позже... когда он стал вести себя странно, пытался управлять людьми в своих интересах - пробовал, сможет ли он влиять на них. Один раз он забавлялся тем, что... впрочем, не о нем речь сейчас - вернее, не о его моральных качествах. Я вспомнила, как нашла его. И призналась самой себе, что тогда просто придумала себе эти знаки. Их не было.
  - То есть... - Дерек начал понимать, к чему клонит Тео, но осекся, ожидая, что она подтвердит его мысли.
  - Учеников должна приводить Сила. Это постулат, на котором основывается наше обучение. А Кендрика я взяла самовольно. И что из него получилось?
  Тео замолчала. Дерек прижал ее крепче.
  - Может... - начал маг. - Может, это совпадение?
  - Я чувствую, что нет. Есть прямая связь между тем, что я взяла его в ученики без указания Силы и тем, что не смогла его удержать от дурного пути. Ты представляешь себе, что будет, если через год из Школы Магии выйдет целая армия таких вот кендриков?
  - Ты преувеличиваешь. - Сказал Дерек. Однако, склонен был ей поверить. У него не было учеников. Но попытки найти их были. Люди с магическими способностями встречались не так уж редко - и вовсе не все из них становились магами. Много лет назад, встретив милую девушку, дочь мелкого дворянина, которая взглядом гнула подковы, он попробовал заговорить с ее отцом... Естественно, про магов не было сказано ни слова - Дерек просил ее руки, чтобы был повод держать ее при себе. С парнем было бы проще, определил в слуги, и все, но девушку шататься с взрослым мужиком не отпустил бы ни один отец. Шевалье... как же его звали? Дерек не помнил. Маг как раз начал вращаться при дворе Шарона, деньги у него имелись, словом, партией он был выгодной. Отец дал согласие. Дерек пошел сообщить девушке радостную новость - она уже была в него влюблена, - и натолкнулся на... стену. Чувство неправильности происходящего заставило его замедлить шаг. А, подойдя к ней, он ощутил некое отторжение.
  Не говоря ни слова, поклонился девушке, сидевшей в саду за пяльцами, и ушел.
  Так что он понимал, о чем говорила Тео.
  Верить не хотелось, но внутри что-то шептало - есть в ее словах если не Истина с большой буквы, то нечто очень похожее на то, с чем он сталкивался и сам.
  - Или нет, - пробормотал он, - не преувеличиваешь... Я не знаю. Нужно подумать. Но почему ты не сказала этого там, на Совете? - И, не дождавшись ответа, выдохнул, - О... Кендрик. Понимаю.
  - Угу, - буркнула Тео ему в грудь.
  - А зачем ты вообще проголосовала против? Могла бы согласиться, а потом попробовать переубедить... или втихую как-нибудь выкрутиться.
  - Во-первых, я не хочу вести двойную игру...
  'А Дерека об этом попросишь', - презирая саму себя, подумала магичка.
  - Во-вторых, мне пришлось бы бросить все дела с Вердлендом, Лионом, войной, учеником... этого я тоже не могу. Не сейчас. Это слишком важно... Ну и в-третьих... - Тео попробовала улыбнуться. - После того, что я вытворила, кто сейчас будет расспрашивать меня про какого-то Гринера?
  Дерек хмыкнул, и у магички на душе потеплело. Да, даже умному и въедливому Уэйну не придет такое в голову. Черный подул ей в ухо, цокнул языком, как бы говоря: 'Вот хитрюга', потом спросил:
  - Что будешь делать?
  - Я еще не видела ни Лионеля, ни Копья. - Сказала Тео. - Я не могу сейчас уйти. А вам с Гринером надо наоборот, побыстрее исчезнуть.
  - Мы как раз собирались, когда мне сообщили о Совете. Гринер наверняка уже сидит на дорожных сумках и кусает ногти в нетерпении.
  - Как он отнесся к идее попутешествовать?
  - Замечательно. Ему, я заметил, в доме как-то неуютно. Кошмары снятся. Планы не изменились? Замок Органт?
  - Да. - Тео заметила, что дождь чуть поутих. Отстранилась от Дерека, чуть помедлив. - Тебе пора.
  Дерек хотел было сказать, что узнал у Гринера в общих чертах, как прикрываться от слежения 'куполом', но понял, что, сообщив об этом, неминуемо затронет и другую тему. Он понимал, что уходя от своих обязанностей, навязанных Советом, вызовет подозрения. Понимал, что Тео хочет попросить его о помощи, означавшей почти прямой отказ участвовать в общем плане магов - вопреки тому, как он проголосовал. Ему не хотелось заставлять Тео произносить просьбу вслух - слишком хорошо он знал это выражение ее лица (опять молния, блеснув, высветила ее губы, упрямо сжатые, и глаза...) и потому он твердо сказал:
  - Да, мне пора. Удачи. Свяжемся позже.
  Махнул рукой в сторону, балансируя, и отошел в сторону, открывая портал.
  Тео долго смотрела в точку, где только что исчез ее друг.
  - Удачи, - шепнула она и направилась обратно к лагерю.
  
  'Удачно, что дождь все еще идет', - подумалось ей. - 'Не будет вопросов, откуда я вернулась сухая и в чистой одежде...'
  Магичка чувствовала усталость, пронизывающую все тело, словно некую тяжесть, заставляющую медленнее передвигать ноги и мешающую думать. Надо выспаться, а завтра... 'Посмотрим'.
  Она без труда добралась до своей палатки - никому не пришло в голову прогуливаться по лагерю в начале второго часа после полуночи. Аккуратно застегнула за собой полог и по памяти (жаровни потухли) двинулась к кровати, надеясь, что бард спит мертвым сном - а то не оберешься вопросов. Можно было бы использовать ночное зрение, но до цели назначения - мягкой постели, - было-то всего несколько шагов. По пути магичка зацепила что-то ногой и чуть не выругалась. Вытянув вперед руки, она нащупала вожделенную кровать... барда на ней не было.
  'Вот зараза, небось решил воспользоваться моим отсутствием, чтобы провернуть какие-то свои делишки... Интересно, какие? Связаться со Старшими?'
  Тео, подумав, что, пока Рика нет, можно позволить себе покопаться в его мешке, проигнорировала вялость и настойчивое желание рухнуть в сон: засиял у пальца огонек, им она разожгла жаровни. Вряд ли она найдет что-то действительно стоящее, бард не так глуп, чтобы возить с собой секретные бумаги или, скажем, яды - но хоть что-то же должно обнаружиться! Пора бы закончиться полосе неудач.
  Тео присела на корточки рядом с дорожным мешком Рика. Самым обыкновенным, с кожаными лямками, расширенными у середины, чтобы не натирали плечи. Внутренний кожаный же клапан был застегнут на пряжку, которую она проверила на предмет магии (чем демоны не шутят) и средств распознания 'взлома', вроде тонкой ниточки или капли воска. Ничего подобного не обнаружив, она заглянула в мешок.
  Набор для письма, пачка чистых листков, заботливо упрятанных в тубус, какие-то обычные дорожные мелочи, книга стихов, запасные струны. Смена подштанников, шерстяные носки... Тео вынимала вещи, запоминая их расположение, чтобы сложить их обратно в таком же порядке. Ничего, вызывающего интерес - менестрель как менестрель, и ни одной магической вещи.
  Несколько разочаровавшись, она привела мешок в первоначальный вид и распрямилась, хрустнув суставами. Теперь точно - спать...
  И заметила, что оба табурета валяются на полу, как и одеяла. Закрытая бутыль у кровати, взбитая солома на полу. Развернувшись, она внимательно оглядела палатку. И поняла, что зацепила при входе - куртку барда, скомканную так, будто ее с него содрали и бросили где попало, перед тем, как увести неизвестно куда. И вообще, теперь она не могла отрицать явного бардака в палатке.
  - Вот так штука... - прошептала магичка. Подобрала куртку, осмотрела. Следов крови не было. - Мне должно быть стыдно, если его заломали из-за меня... - пробормотала она.
  Пальцы нащупали что-то, зашитое в подкладке куртки. Судя по ощущениям - отмычки, и еще нечто острое, завернутое в ткань, чтобы не прорезать подкладку. Неужели к ним в палатку заявился... ну, скажем, Фишер - и, не найдя в ней Тео, поволок допрашивать барда с пристрастием? И он сидит где-то, связанный и избитый?
  Если так, куртка Рику ой как не помешает.
  'Что за глупости в голову лезут', - подумала Тео, злясь на себя. - 'После плохих вестей от Белых перед глазами что хочешь нарисуется, не только запытанный бард. И вообще, мы с ним договорились о том, что говорить, если спросят...'
  Но ощущение надвигающейся беды не отступало. Что, если ее раскрыли и Рика утащили как единственного, кто близко ее знал? Сможет ли он складно соврать? А...
  Тут ее размышления прервались - снаружи послышались шаги. Тео одним движением руки погасила жаровни и плавно шагнула вбок, так, чтобы оказаться у вошедшего за спиной, когда он окажется внутри.
  Некто закопошился, просунув руку в прореху полога, повозился с завязками и вошел. Тео с запозданием подумала про ночное зрение, досадливо отметив, что от усталости перестала соображать и воспользовалась им только тогда, когда обхватила незнакомца сзади за шею.
  Тот охнул, а Тео, выругавшись, отпустила его.
  - Рик!
  - Я чуть не обоссался, бешеная... - бард выдохнул. - Чего кидаешься?
  - Какого демона тут произошло?
  - Да ничего! - Он повернулся к ней лицом, и магичка увидела, что он щурится, пытаясь разглядеть ее во тьме. Она зажгла жаровни снова, да еще и добавила огню силы со злости. Пусть этот рыжий нахал полюбуется на это 'ничего'.
  - Тут бардак такой, словно ты сопротивлялся при аресте.
  - Ну я дурак что ли, зажигать свет, а потом выходить наружу - чтобы в проеме светило? Споткнулся, зацепился...
  Тео торопливо обратилась к видению правды. Надолго не хватит, так что она сразу перешла к делу - потрясла курткой перед носом у невинно хлопающего глазами шпиона. 'Он еще имеет наглость делать удивленно-оскорбленное лицо!'.
  - А это что? Сам об себя споткнулся и куртка слетела?
  - А, вот она где! А я ее искал... задубел весь, пока там под дождем подслушивал.
  Мысли Тео тут же приняли иное направление, тем более что она видела - бард не врет.
  - Подслушивал что?
  - Так Лионель приехал. Минут тридцать назад, я даже подумал - а не его встречать ты вышла? Чем-нибудь смертоносным... Да ладно, шучу, - заулыбался он, увидев изменившееся лицо магички. - Я не думаю, что ты приехала сюда, чтобы убить его. Но совпадение забавное...
  Тео сунула ему в руки куртку и прищурилась.
  - Лионель вез с собой что-нибудь... такое длинное? Копье? Оно может быть замотано чем-нибудь...
  - Особо не разглядел, что-то в ящичке у седла было, локтя два длиной. Вряд ли копье...
  - А что подслушал?
  Бард попробовал было переместиться к одеялам, но Тео остановила его, схватив на предплечье. Рубашка прилипла к его телу, с потемневших рыжих кудрей, превратившихся в сосульки, стекала вода - но жалости это особой не вызывало. Или Тео просто не давала себе отвлечься. Погреться он сможет и после.
  - Разговор Лионеля с капитанами. - Рик вытер мокрое лицо о плечо, вывернув шею, но суше оно от этого не стало. - Слушай, или отпусти меня к огню, или выдумывай их разговор себе сама, я и слова не скажу.
  Тео разжала пальцы и тихо выругалась. Пропустила прибытие Лионеля... но не могла же она игнорировать призыв Совета...
  - С Предводителем был еще кто-то? Кроме охраны, разумеется.
  - Еще двое. И никакой охраны. Или они сами ею и были.
   Бард со стоном стянул рубашку и чуть ли не обниматься полез к жаровне на треноге. Кожа его покрылась пупырышками, губы посинели. Тео, то ли сжалившись, то ли желая побыстрее выудить из него информацию (она и сама не поняла, почему), высушила его магически. Рик охнул, когда волна горячего сухого воздуха прошлась по телу, добираясь до костей, унимая дрожь.
  - Благодарствую... - он покосился на магичку, она сделала вид, что ни при чем. - Я все же завернусь в одеяло, сквозит все-таки. Может, полог завяжешь поплотнее?
  Тео сделала, как он просил, подняла с пола табурет, уселась, скрестив руки.
  'Я сама сейчас выгляжу, как дознаватель... хлыста в руках не хватает', - подумалось ей и она постаралась придать лицу менее зверское выражение. Бард оценил ее старания и подбадривая, мол, продолжай в том же духе - улыбнулся.
  - Так вот... Они подъехали, и навстречу им вышли Марн, Фишер и этот... на 'Д'...
  - Дронк?
  - Ага. Ну и еще несколько солдат вылезли, а на шум уже я. Всем, кроме капитанов и Дронка приказали спрятать рожи в палатки и не рыпаться до утра - меня они не заметили, - и пошли в командирскую палатку. А я нащупал сапоги и наружу, прокрался поближе. Но слышал только часть разговора, потом Дронк вышел и стал шляться вокруг. Я подумал - объяснить, что я делаю, скрючившись у стенки палатки Предводителя, толком не сумею, и вернулся.
  - А о чем они говорили?
  Бард посмотрел на нее долгим взглядом, который она интерпретировала как сомнение - доверять ей содержание услышанного или отговориться мелочами? Внутренней силы, которая в основном и использовалась для 'видения правды', оставалось маловато - она наиболее из двух зависела от спокойствия, состояния нервов и душевного равновесия. А с ними-то у Тео как раз были проблемы.
  Рик попробовал пригладить рукой волосы - высушенные в один миг, они распушились так, что он, наверное, стал похож на одуванчик. С интересом глянул на магичку: та, сидя напротив, хмурилась. Потом, спохватываясь, усилием воли заставляла себя улыбнуться, и снова, не удержавшись, кусала губы, ожидая его ответа. Что же, в такого рода власти были приятные стороны. Помучить еще или рассказать? Хотя... она его согрела - факт. Бард с наслаждением пошевелил пальцами ног - там, сидя у палатки Лионеля, ему казалось, что замерзшие ноги потеряли чувствительность навсегда, а то и вовсе отвалились. Ладно... пора рассказывать, а то он и сам понял хорошо если половину из услышанного - может, Тео выдаст что-нибудь важное, хотя бы и просто реакцией. Вон как веко дергается. Ну и жаль ее... такое впечатление, что эти два часа она провела в яме со змеями.
  Тео отметила нарочитую паузу барда, но удержалась от комментариев. Давить на него - только начинать ненужный и неуместный сейчас спор. Бард вздохнул и вдруг не своим голосом произнес:
  - Льет как из ведра весь день. Добрались без приключений, Ваше Высочество?
  Тео узнала характерный бас Марна. Похоже бард, со своим идеальным слухом, отточенной памятью и, как оказалось, умением воспроизводить голоса, решил не просто пересказать ей содержание разговора, но передать его дословно.
  - Все в порядке. Затопите больше жаровен и прикажите принести поужинать - мы в седле с утра.
  Лионель, судя по голосу, безмерно устал. Но чувствовалось также, что в нем словно натянута напряженная струна, не дающая расслабиться ни на минуту.
  - Стол накрыт - я как раз собирался поесть. Присаживайтесь, сам я позже перекушу. Доклад перенесем на завтра, когда вы отдохнете?
  - Зачем? Уши у меня свободны. Говорите. Сначала вы, Марн.
  - Беспорядков нет, вчера прибыли еще ополченцы, тех, что есть, тренируем. Бронсток прислал еще наемника, дело пошло быстрее. Она умеет обучать, успехи налицо.
  - Она?
  - Была телохранителем, из семьи военного. Дело знает.
  - Хорошо. Сколько людей сейчас?
  - Сто шестьдесят четыре солдата, девять сержантов, три старшины, я, капитан Фишер, еще три человека в сопровождении - конюх, повар и интендант. Итого сто восемьдесят один человек.
  Тео нетерпеливо поерзала, но прерывать барда не решилась. Да и в обыденных разговорах о фураже и оружии могла проскочить ценная информация... Интересно, как Рик так быстро меняет голос? Говорит почти без пауз.
  - Завтра выдвинемся, - голосом Лионеля поведал бард, глазами показав, что следует обратить на это внимание. - В сторону Дентона, пересечем равнину вдоль реки Олба. Верхом сколько сможет поехать?
  - Лошадей хватит и для всех офицеров, и для фургонов. Туда же положим раненого.
  - Уже есть раненый? Как?
  - Получил по голове на тренировке. Ничего опасного, но я бы его на лошадь пока не сажал, уж пешком тем более. Сотрясение. Через пару дней оклемается.
  - Хорошо. Капитан Фишер?
  - Вербовка проходила хорошо, слухи уже пошли - крестьяне о нас слышали, про Валье - тоже, так что никто не препятствовал. Но Вам нужно... Я попросил бы Вас показаться им завтра, воодушевить, произнести речь...
  - Хорошо. Завтра я посмотрю на солдат и... произнесу. Вам, господа, наверное, хочется знать, что мы будем делать, дойдя до Дентона? - Тут Рик сделал паузу и добавил уже своим голосом: - Тут они помолчали, видимо, кивали, или переглядывались.
  - И?
  Бард облизнул губы и, словно собираясь с духом, плотнее завернулся в одеяло. Продолжил голосом Лионеля:
  - Мы займем город. Стража нам не помеха. Потерь не будет вовсе.
  - Даже если нам откроют ворота, без потерь не обойдемся, - в голосе Марна, а бард изображал даже тон капитана, слышалось сомнение. - Зачем нам небольшой провинциальный город?
  - Затем, капитан, что он стоит на Олбе, и по реке удобно подвозить фураж, оружие... И там мы пополним ряды вашей армии.
  Тео вздрогнула, когда услышала этот голос. И чуть не выругалась, сжав кулаки. Быстро взглянула на барда - заметил ли? По его лицу понять было сложно - чуть отстраненный взгляд, расслабленные плечи. Похоже, он был в некоем подобии транса, вспоминая разговор во всех деталях.
  Теоретически Тео предполагала, что Кендрик самолично будет наставлять молодого принца, если уж он - вдохновитель этой военной авантюры. Значит, он... безо всяких сомнений. Еще и сопровождает Лионеля к его армии. Ночь сюрпризов, воистину. Неужели этот готовящийся вскоре переворот настолько для него важен, что он решил лично следить за развитием событий? На него не похоже. Обычно он оставался в тени, используя других.
  - Значит, Дентон. - Категорическим голосом Фишера произнес бард. Тео послышалось недовольство. Интересно, кем - Марном, задающим слишком много вопросов? - Есть какие-либо указания?
  - До завтра? - спросил принц. - Нет. Утром после смотра собираемся и двигаемся. Вы свободны.
  - А что делать с менестрелем? Возьмем с собой или оставим?
  - Менестрелем? - голос Лионеля удивленно-усталый.
  - Приехал пару дней назад, оказалось, следовал за своей бабой, этой новой наемницей.
  - Капитан Фишер, этот вопрос может подождать до завтра. - Отрезал Лионель. Пауза. Словно он встретился с кем-то взглядом. С кем-то очень недовольным. В тоне принца прорезались капризные нотки. - Я сказал, до завтра. У меня нет настроения слушать песенки сейчас. Все свободны. Гарон, проверьте, как там мой конь, кажется, он прихрамывал. Господин Эльм, вы заночуете здесь?
  - Нет. Воспользуюсь гостеприимством капитана Фишера, если он не против, - ответил 'господин Эльм', он же Кендрик. - Вам надо выспаться в тишине, а у меня к нему еще кое-какие вопросы остались.
  Рик прикрыл глаза, провел по лбу ладонью. Тео к этому времени умудрилась не только разжать кулаки, но и принять более менее расслабленную позу.
  - Потом все, кроме... Эльма, вышли, и Дронк стал рыскать вокруг, словно ливень ему не помеха. И я смылся. - Он устало покрутил головой, разминая шею. - Все.
  Тео выудила из кармана трубку, осмотрела ее - та все еще была мокрой. Сплюнув, спрятала в свой мешок, достала свою, старую. И медленно принялась набивать ее, стараясь не встречаться глазами с Риком. Ни к чему ему знать, насколько она устала, а если он, с присущей ему проницательностью, прочтет в ее глазах желание дать себе табуреткой по лбу, плакала ее репутация сильной и расчетливой волшебницы.
  События наскакивали одно на другое, словно торопясь случиться всем скопом до утра. И это при том, что никаких предчувствий, кроме ощущения беды, Тео не испытывала. Ни указания, что делать, ни желания учудить какую-нибудь странность - а такая полезная магия, как 'Везение' и вовсе пропала куда-то... Не то чтобы магичка привыкла опираться только на чутье или указания Силы, но ситуация-то из ряда вон - а где, спрашивается, присущая ей, Серой, магия?
  - Мне надо подумать, - объявила она барду. Тот просто кивнул и продолжил сидеть, пялясь на нее, как на коробочку с сюрпризом на пружинке.
  Тео думала долго - около десяти минут. Потом призналась самой себе, что мысли ее, вязкие и тяжелые, все равно крутятся вокруг одного решения, и другое в голову не приходит... Вздохнув, она посмотрела на Рика. Сказала коротко:
  - Я собираюсь уехать как можно скорее.
  Еще не хватало, чтобы завтра на смотре Кендрик встретил ее лицом к лицу. Что может произойти в этом случае - Тео даже не хотела представлять. Скорее всего, он навяжет бой (ну не сбежит же!)- а она сейчас не в лучшей форме, да и жаль ей было ребят своего отряда, успела уже привязаться. Не говоря уж о Лионеле, который, как ни крути - наследник трона, а, значит фигура важная и рисковать ею нельзя.
  Когда два мага начинают бой на смерть, окружающим опасно находиться рядом.
  - То есть? - переспросил Рик. Пожалуй, он был даже удивлен. И, не дав Тео ответить, возмущенно воскликнул: - Я с тобой!
  - Это еще почему? Скажешь, что...
  - Внезапно разлюбил свою несравненную наемницу? Проглядел, когда она ушла от меня, не попрощавшись? Любому ясно, что это бред. Уходить, так вдвоем.
  - Кто тебя вообще за язык с этой 'любовью' тянул?
  - Позлить тебя хотел. - Огрызнулся бард. - И разузнать что-нибудь.
  Тео уже готова была забыть о том, что нужно вести себя прилично хотя бы в целях конспирации, и врезать барду по уху, но тут он внезапно широко улыбнулся. Она не выдержала и засмеялась, прикрывая рот рукой, чтобы не шуметь.
  - Сама-то... - прыснул бард. - 'Любимый!' Эх... тоже позлить хотела?
  - Нет. Второе... - Тео обнаружила, что, отсмеявшись, она почувствовала себя легче. 'Нервы, нервы...' - Разузнать.
  - И как? Получилось? - Рик внезапно посерьезнел.
  Тео глубоко вздохнула.
  - Маловато. А у тебя?
  - Тоже. Но по-другому у нас почему-то не получается. - Бард провел рукой по волосам, будто ему непривычно было ощущать себя таким... сухим? Голым? Открытым? Тео, глядя на него, подумала, что у каждого из них есть двойное, тройное дно - и каждый видит в своем противнике эту многослойность, а какие они на самом деле, внутри - не покажут другому никогда. Интересно, что было бы, встреть она Рика раньше? И не служи он шпионом в Ордене, который своими сетями опутал весь Вердленд?
  - Словом, - продолжил рыжий бард как ни в чем не бывало, - я уйду с тобой. Только вот... пошлют за нами погоню, тут и думать нечего. А до того... места, откуда я сюда приехал, прилично топать. Разве что мы лошадей украдем.
  - Прилично - это сколько? - уточнила Тео. Она тоже решила делать вид, что этой кратковременной и неожиданной истерики не было.
  - М-м-м... Восемь часов верхом. Не по такой погоде, естественно - тогда было сухо.
  'Вот это да... А до 'моей' Двери больше суток...'
  'Пробивать' собственный портал неподалеку от лагеря ей не хотелось. Если б Кендрик не приехал с Лионелем, и вопроса бы не возникло - напрямую домой, пусть потом она свалится от измождения. А барду скрутить фигу - пусть сам выпутывается. Но демонстрировать бывшему ученику, что она тут торчала несколько дней и более менее в курсе, что за армия и куда она движется, Тео не хотела: а Кендрику понадобится всего лишь сделать проверку местности, чтобы почуять свежий портал. Дать себе труд пройтись к нему ножками - и считать информацию: кто его сотворил, когда и куда им прошел. Нет уж... похоже, она от барда тоже зависит. Уйти нужно максимально тихо и быстро. А лучше так, чтобы их пропажа вообще не выглядела бегством - если они просто уйдут, у Предводителя тут же возникнет вопрос: 'Куда подевалась наемница? Откуда она вообще? Как выглядит? Ага-а-а...'
  Что за демоны принесли сюда Кендрика? Он спутал все планы...
  Снаружи прогремел гром; дождь, до этого тихо шуршащий о ткань палатки, стал барабанить в нее с новой силой. Тео раздраженно скривилась. Опять... Но тут у нее появилась идея.
  - Готов еще раз вымокнуть? - спросила она у барда, с интересом наблюдавшего за ее раздумьями.
  - Будто у меня есть выбор... - проворчал тот. - Что надо делать?
  
  Идея была бредовой, идиотской, безумной, глупой, сумасшедшей, самоубийственной, провальной и скоропалительной. Такое количество эпитетов придумал Рик, не посрамив свое звание барда - и Тео могла его понять. Правда, он знал только часть плана - если б она рассказала его целиком, он бы сразу удавился, чтобы не мучиться. Но ей надоело ждать указаний от судьбы, и, вовремя вспомнив что она, в общем-то, всегда славилась среди магов своей бесшабашностью - решила выкинуть что-нибудь эдакое. К тому же, как только она приняла решение послушать свою магическую интуицию, та тут же, как по заказу, к ней вернулась.
  Рика она отослала в лес. Когда он заикнулся о лошадях, ответила, что тогда пропадет весь эффект внезапности - несложно связать пропажу двух человек и двух же лошадей. К тому же, по такой слякоти ехать верхом было бы уж точно идиотизмом, проще пойти через лес, напрямую: и, срезав путь, выиграть то же время, которое у них отнял дождь. Ну, или почти то же.
  Тео аккуратно подобралась к палатке Гилмора. Она стояла так, как надо - примерно на равном расстоянии и от ее палатки, и от командирской. Ни разу не споткнувшись о натянутые веревки или колышки, что магичка сочла удачным признаком, она присела на корточки и принялась ждать. Гроза подходила все ближе, молнии сверкали чаще, выбеливая лагерь мгновенными вспышками, от чего он приобретал вид таинственный и жутковатый.
  Когда промежуток между молнией и раскатом сократился до нескольких секунд, Тео направила в небо тонкий, едва различимый даже для нее самой поток магии. Хотя сил вложила много - именно для того, чтобы сделать его незаметным.
  Громадная молния, вспыхнув так ярко, что даже зажмурившись, Тео не спаслась от мгновений слепоты и ветвистого 'отпечатка' в глазах, ударила с оглушительным шумом прямо в ее палатку.
  Следом за первой в землю вонзились еще молнии... и еще... набожный человек решил бы, что это Боги в гневе раздирают небо в клочки, лишь бы достать крошечного человека, спрятавшегося среди других.
  На грохот из палаток выбежали все. Крича что-то, размахивая руками. Одни задирали головы к небу, другие в ужасе жались к земле, прикрываясь руками. Из командирской палатки вышел один человек и медленно направился в сторону творящегося беспорядка; из палатки Фишера показались двое. Напуганы они не были, но желали узнать, что происходит.
  Теперь счет шел на секунды.
  Тео ринулась к палатке Лионеля, благо входом она была повернута чуть в сторону. Скользнула внутрь... Стол с остатками трапезы, ширма, отгораживающая 'покои' Предводителя. Там же еще одна, поменьше - за ней находилась разобранная постель. Где же пресловутый 'ящичек'? Вот... не на виду, но и не спрятан... Мало кому в голову пришло бы рыться в личных вещах командира. Тео, не тратя время на взламывание тонкой магической защиты, просто сожгла ее, прикоснувшись рукой - ощутив 'отдачу', до крови закусила губу... В воздухе запахло озоном, снаружи громыхнуло еще раз, да так, что заложило уши.
  Откинув крышку, Тео уставилась на пустой ящик, дно которого было выложено дорогим алым бархатом.
  - Ну же... давай... - прошептала она, проводя рукой вдоль ящика. Внутри что-то замерцало, искры с треском пробежали за ее рукой. И на бархате появилось короткое копье - словно игрушечное, в два локтя длиной. По нему бежали миниатюрные молнии, близнецы тех, что лупили по земле сейчас там, снаружи. Копье было украшено по всей длине выпуклыми узорами, цвета оно было матово-серебряного, а у основания листовидного острия мерцал алый камень.
  - Оно... Вот же зараза...
  Магичка протянула руку, чтобы взять копье, но оно, словно издеваясь, растаяло. Потом с сухим треском и искрами, появилось вновь.
  Шаги у входа в палатку заставили Тео похолодеть.
  Она прикрыла почерневшую крышку ящика, метнулась за вторую ширму. Если это вернулся Лионель, ей удастся проскользнуть мимо. Она присела за кроватью и затаила дыхание.
  - ... его контролировать, и много раз! - послышался голос Кендрика.
  'Вот же...'
  - Я его и пальцем не трогал, я вообще спал! - Лионель раздраженно втянул воздух. - И ты обещал, что оно не будет...
  - Учись держать его, даже когда спишь. Особенно когда спишь - я не затем вручил его тебе, чтобы оно уничтожало твоих же людей. Сгорел ящик... не удивительно. Положи на него руку и отгони грозу подальше.
  Тео, не шелохнувшись, ждала, пока Лионель что-то сделает с копьем. И хотелось ей только одного - чтобы полоса везения продолжалась и она смогла бы незамеченной выбраться из палатки. Но Кендрик все не уходил - судя по его коротким советам Лионелю, у принца совладать с артефактом получалось плохо. За стенками палатки громыхало меньше, в землю молнии уже не били, но Кендрик не отставал - Лионель, видимо, устал и держал силу копья, сколько мог. Не сидеть же ему всю ночь с рукой на ящике... Кендрик сменил тон на мягкий, успокаивающий - кажется, помогло.
  - Теперь все? - услышала Тео голос Лионеля. Такой, словно он месяц без перерыва работал в каменоломнях.
  - Все... Ты молодец. Это было трудно, признаю, и ты справился. Пойми, если ты не заставишь его подчиняться, то о захвате столицы и думать нечего. Ладно... опробуем его на Дентоне. Хотя собирался уехать сегодня же, останусь. И помогу. Вот так... закрепи. И ложись спать.
  - Но люди...
  - Завтра, все завтра. Я распоряжусь, чтобы Фишер и Марн навели порядок, а тебе надо отдохнуть.
  - Я уже не засну.
  - Тогда я позову их, отдашь распоряжения сам. Не желательно, чтобы они считали меня кем-то большим, чем твой незначительный спутник...
  Тео чуть не взвыла с досады. Чем дольше она тут торчит, практически под носом у Кендрика, тем больше вероятность того, что ее заметят. Выйти, элегантно поклонившись, со словами: 'Здравствуйте, молодые люди, я, пожалуй, вас оставлю'? Смешно... Она скосила глаза вбок и вниз. К сожалению, палатку поставили на совесть, попытаться вылезти, приподняв стенку - она зашатается, и ее все равно заметят.
  'Сама себя заперла', - с тоской подумала магичка. - 'Вполне в моем духе...'
  Но тут снаружи послышался шум - ржание лошадей, крики: 'Ловите, ловите!'. Судя по не сдержавшему ругательства Лионелю и звукам шагов, Предводитель с Кендриком вышли из палатки. Тео, не медля, но стараясь двигаться как можно тише, подобралась к выходу... Похоже, никого рядом нет. Она рискнула отвернуть полог - дорога к бегству была открыта.
  Выбраться из лагеря, по сравнению с тем, что ей уже пришлось проделать, оказалось легче легкого. Правда, в один момент она вынуждена была плашмя лечь в лужу - мимо промчался испуганно ржущий конь, а за ним кто-то из ополченцев, как ей показалось - Бенк. Спустя некоторое время она уже шла, поскальзываясь, по лесу, к месту встречи с бардом.
  Впору было обкусывать локти... но кто же знал, что Кендрик и так собирался покинуть лагерь, еще до рассвета? К тому же ей удалось посмотреть на Копье Молний, самое настоящее - во всей красе. Факт его подлинности многое менял.
  Добравшись до места, Тео огляделась. Трудность состояла в том, что бард должен был ждать ее в лесу, а там каждый куст похож на другой: это не город, где можно назначить встречу 'у фонтана Пяти Рыб'. Перекрученное дерево, напоминающее букву 'у', служило слабым ориентиром - в темноте, под дождем... Магичка надеялась лишь на то, что бард выполнил все ее указания - около сотни шагов на северо-восток, затем вдоль небольшого овражка и у больших корней - наверх до поляны. В начале побега ему должны были помочь молнии, бьющие в землю, потом пришлось полагаться на удачу. Неужели он заплутал?
  Невдалеке хрустнула ветка. Тео не решилась использовать магию, поэтому спряталась за куст, пригнулась и вперилась взглядом в темноту. Некто старался двигаться тихо - он вышел на полянку, согнувшись в три погибели. Редкие всполохи в небе позволили разглядеть, что на плече у него два мешка.
  - Рик.
  - Тео... - он распрямился.
  - Почему так долго? Заблудился?
  - Не совсем.
  Он подошел, протянул ее мешок.
  - Задержался, чтобы полюбоваться... не каждый день такое увидишь. Что это было? Магия?
  - Немного. Зря ты там торчал, могли заметить. За тобой никто не шел?
  - Обижаешь... к тому же, они были слишком заняты ловлей лошадей. Я заметил, что некоторые из них почти отвязались, и сломал дрын, к которому они были примотаны, забыл, как называется...
  Тео поняла, кому она обязана тем, что сумела выбраться из палатки Лионеля. Но кидаться с благодарностями на шею не собиралась, во всяком случае пока - надо было двигаться. Чем быстрее они окажутся как можно дальше от лагеря, тем лучше. Никто не может предсказать, почует Кендрик вмешательство извне в события этой ночи или поверит в то, что его подопечный просто не удержал силу артефакта. Тео вообще сказочно повезло, что все совпало именно так: неожиданный выброс силы копья, гроза, ее маленькое колдовство... хотя именно на это она и рассчитывала. Если бы Лионель владел копьем по праву, он бы не возил его с собой в ящике. И не приходилось бы ему его 'контролировать' - копье служило бы истинному хозяину с радостью.
  - Пошли, - она потянула барда за собой, взяв под локоть. - Перевалим через холм, потом часть пути придется пройти по дороге, чтобы не пропустить поворота до твоего... места.
  Рик послушно пошел рядом, то ли держась за нее, то ли наоборот, поддерживая, чтобы она не упала. Дальше они двигались молча, все свое внимание уделяя тому, чтобы не поскользнуться. И Тео, и бард понимали, что отрезок дороги надо пройти как можно раньше, засветло - основной путь лежал дальше, в лесу. Благодаря информации, которой весьма скудно поделился бард, Тео представляла себе место портала Ордена: какая-то приметная горка, и у ее подножия развалины. Чем объяснялся такой выбор, спрашивать у барда она не стала - мало ли, может, Ордену нравится окружать себя таинственным ореолом. С другой стороны - найти легче.
  Они успели убраться дороги, ведущей в сторону северной равнины, как и предполагали, но едва-едва: солнце уже вставало, тьма разошлась и стало понятно, что тучи ушли, унося с собой дожди.
  Будь воля Тео, они вообще на дорогу не вышли бы. Она пролегала между двумя возвышенностями, и ливнем нанесло сверху листья, ветки, грязь... Удобно оставлять преследователям - если они все-таки будут, - следы, ясно показывающие, куда магичка с бардом направились. Но Рик отказался идти напрямую - сказал, что помнит поворот к развалинам, но только от дороги. Если это была хитрость, чтобы затащить Тео в грязь, такую глубокую, что она норовила затечь в сапоги, то она не удалась: Тео шла не по самой дороге, а вдоль нее. Бард держался неподалеку, и, судя по его осторожности, тоже избегал ступать на мокрую землю. Он, как и Тео, двигался скачками, но на дорогу поглядывал, чтобы не пропустить приметного камня.
  Наконец они свернули в лес. Солнце, словно стремясь наверстать упущенное, светило мягко, но сильно; парило так, что Тео сняла куртку. Пели птицы, и бард, видимо, переняв их хорошее настроение, тоже принялся насвистывать какую-то песенку.
  Магичка не знала, что и думать. Шестое чувство говорило ей, что Рик зачем-то нужен. Но осторожность, пришедшая с опытом интриг и подковерной борьбы с Орденом последний десяток лет, заставляли ее рассматривать каждый поступок, каждый жест барда, как несущий какой-то смысл. Почему он увязался за ней? Неужели не смог бы придумать, что сказать о ее пропаже Лионелю и Фишеру? Что-то было не так, но Тео слишком устала, чтобы думать сейчас - совет, 'прыжки' туда-сюда, молния... Она не уверена была даже в том, что сможет 'пробить' портал домой.
  Они все шли и шли. Рик попытался было завести разговор о красотах природы, но Тео отвечала односложно, и он оставил намерение то ли сдружиться, то ли развеселить ее. Часа через три небо снова потемнело, но погода смилостивилась над ними - тучи нависали над головой, но дождь идти пока не собирался. Тео поблагодарила Древо, а заодно и местного бога Утера - ведь они шли под гору, и, если бы снова начался ливень, пришлось бы останавливаться.
  Они сделали небольшой привал, перекусили куском хлеба, который запасливый бард припрятал еще с обеда, выпили по глотку вина и продолжили путь. Стемнело, учитывая затянутое тучами небо, рано. По словам Рика, идти осталось совсем немного.
  - Помню эту лощину, - сообщил он, пыхтя. Взобравшись на толстый ствол перегородившего путь дерева, он вцепился в ветку - мокрая кора была довольно скользкой. - Нам по ней вперед до упора, потом подъем. Потом... часа два ходу, и мы на месте. Слушай, а какого-нибудь факела ты не взяла случаем?
  - Нет. - Тео воспользовалась остановкой, чтобы закурить и оглядеться. Бард был похож на заморыша - грязный, лохматый. Да и сама она наверняка не лучше выглядит. К холоду, пробирающему до костей, она уже привыкла...
  Лютню бард завернул в запасную одежду, потом в одеяло и только потом положил в мешок - и всю дорогу трясся над ней, тщательно следя, чтобы внутрь мешка не попала влага. Сейчас он соскользнул с дерева и в который раз полез проверять, не намокло ли его сокровище.
  - И я не взял, - сокрушенно вздохнул Рик, щупая лютню. - А, может, ты магически сможешь осветить нам дорогу?
  Тео прикинула - они отошли уже довольно далеко, и простой проверкой ее не засечь, хоть иллюзорную весну устраивай, развешивая на деревьях мерцающие цветы и фонарики. А то, что Рик узнает об этой ее способности... пусть узнает. Ломать ноги она не намерена.
  - Смогу, - коротко ответила она. - Пошли.
  Она ждала до последнего, ловя взглядом алое закатное солнце в прорехах облаков на западе. Когда бард, выругавшись, споткнулся в третий раз, она пожалела инструмент, который мог пострадать, упади Рик неловко - и зажгла над ладонью светящийся голубым светом шарик. Тусклым светом, но этого хватало, чтобы видеть, куда ставишь ноги.
  Однако бард был впечатлен.
  - Ух ты! - сказал он, подобравшись поближе. - А если я в него палец засуну, обожгусь?
  - Нет, - Тео не выдержала и улыбнулась. Лицо у Рика было как у ребенка. Бард с опаской провел ладонью вдоль шарика.
  - Холодный... ярче можешь?
  - Могу, но пока это без надобности. - Тео двинулась вперед, поудобнее сдвинув лямки мешка. - И так дойдем... если, конечно, ты сказал правду и тво... твое место перемещения недалеко.
  - Честное слово... - Рик пошел следом. - А почему ты второй раз уже запинаешься, когда говоришь про это место?
  - От тебя ничего не скроется, - проворчала Тео. Может, ей вообще лучше молчать рядом с этим прохвостом, запоминающим каждую фразу? - Просто мы называем эти места по-своему. Дверьми. Или порталами.
  - Портал ведь арахандское слово, да?
  - Тьфу ты, - только и сказала Тео, напоминая себе, что Рик все же противник, умный и опасный, а не ученик какой-нибудь. Теперь иди и думай, какие выводы он сделал на основе всего пары слов.
  Они шли, Тео корила себя за излишнюю доверчивость и жалела, что после Совета уже так просто не попросишь Уэйна почистить память назойливому шпиону. Внезапно Рик, пыхтевший сзади, фыркнул:
  - Это побочные явления твоей магии?
  - Что? - Тео остановилась и оглянулась.
  - Вон, - показал рукой назад бард. - Наши следы светятся.
  С минуту Тео стояла, нахмурясь, а потом грязно выругалась.
  - Вперед, быстрее. Если сможешь - бегом!
  - Да что такое-то? - повысил голос бард, ускоряя шаг.
  - Я знаю только одно существо, от которого следы светятся. И поверь, встречаться ты с ним не захочешь. Одно только меня волнует. - Она говорила отрывисто, берегла дыхание для бега. - Оно само на нас случайно вышло или его направили?
  - А кто бы мог? Неужели Лионель? Ты не говорила, что он маг.
  - Он и не маг.
  За ту минуту, что она смотрела назад, она убедилась - бард не фантазировал, их следы и впрямь приглушенно сияли - зеленым, гнилушечным светом. Пока едва, но как только свет станет сильнее, можно будет останавливаться и готовиться к обороне.
  Они прошли почти всю лощину. Тео обернулась и приглушенно застонала. Следы сияли ярко, и она приняла решение:
  - Собери хворост для костра, разложи... тут довольно ровная поверхность. Ничего, что мокрые, неважно. - Магичка скинула мешок на землю и принялась собирать ветки вокруг, швыряя их на землю неподалеку от барда. - Костер нам понадобится, возможно, сидеть придется долго.
  Рик, не тратя время на препирания, последовал ее примеру.
  - А что за дрянь за нами идет?
  - Охотник. - Тео произнесла это, как имя. И явно с большой буквы. - Старый, очень старый дух. Вообще-то я слышала, что он бродит куда севернее и восточнее, но мог зайти и сюда. Так что, может, это и случайность. Хотелось бы, чтобы было так.
  Если Кендрик способен приказывать таким сильным духам, плохи их дела. Тео не была уверена, что сможет сейчас противостоять Охотнику. Она не спала двое суток, почти не ела и магической энергии оставалось разве что на подсвечивание дороги. Или на защитный круг - который она и намеревалась нарисовать вокруг костра. Но - ирония судьбы - не на портал. Еще утром она могла бы рискнуть создать его, хотя бы до той Двери, с помощью которой попала в Мокрый лес, но тогда она опасалась, что ее действия заметит Кендрик.
  - Мы не успеем добраться до... Двери, да? - догадался бард. - И что, будем просто сидеть и ждать, когда эта... этот Охотник придет?
  - Нет, не успеем. Но если у меня получится защитить пространство у костра...
  - То утром он исчезнет?
  - Ха.
  Бард никак не показал, что испуган. А, может, не видя прямой угрозы, действительно не испугался. Или вовсе решил, что Тео его пытается надурить - вон как подозрительно поглядывает.
  - Слушай, Рик. Я не шучу. Дух этот очень опасный. Очень... даже не знаю, с чем сравнить.
  Тео закончила с хворостом - стараниями ее и барда выросла довольно большая куча мокрых веток, от которой она отмерила пять шагов. Подобрала с земли одну из веток, оброненных Риком, ободрала с нее кору, чтобы получился гибкий прут. И пошла по кругу, ведя концом прута по земле. За ней вспыхивал и гас, мерцая, алый след. Рик уселся возле кучи веток, прижав к груди мешок с лютней.
  Ступив внутрь круга, Тео сомкнула его и отбросила прут.
  - Теперь будем ждать. Давай отделим немного веток, мы ведь не хотим спалить сразу все, верно?
  На то, как она магически воспламеняет мокрую древесину, Рик смотрел с интересом.
  - Давай обсудим самый неприятный вариант, - предложил он. - Что будет, если этот Охотник доберется до нас?
  - Убьет. - Тео достала одеяло, сложила его вдвое и, постелив, уселась. Закурила... Бард терпеливо ждал продолжения. - Его недаром так зовут. Он Охотник... и он охотится. Идет по следу. Никогда не останавливается...
  Рик перевел взгляд на светящиеся зеленым следы. Его чуть передернуло, и он придвинулся к костру.
  - Его нельзя подкупить, разжалобить, обмануть. Раз выйдя на след, он не теряет его. Никогда. Сведения о нем до нас донес человек, сумевший на время уйти от Охотника. Он отправился по реке, на судне, и думал, что большое расстояние спасет ему жизнь. - Тео закусила чубук и обе руки протянула к огню. - Но Охотник настиг его.
  - Б-р-р-р, - высказался бард. - А что ты говорила насчет того, что его могли послать? Кто?
  - Очень нехороший человек, - объяснила Тео и исподлобья глянула на Рика, давая понять, что расспросы на эту тему останутся без ответа.
  Причины появления Охотника так далеко от его исконного места обитания Тео видела две. Первая, самая нежелательная - его науськал Кендрик. Это значило, что он сильнее, чем думала Тео и что он в курсе ее пребывания в лагере. Вторая - что духа привлек артефакт, достаточно сильный, чтобы Охотник почуял его за многие мили. Вот только почему он последовал за ними... Нет, как ни неприятно признавать, первый вариант выглядит логичнее.
  - Будем ждать? - спросил, ежась, бард.
  - Да.
  Рик не мог бы сказать, сколько времени прошло до того момента, как их следы вспыхнули и погасли. Может, час, может, больше. Он обрадовано вскинулся, но Тео остановила его взмахом руки:
  - Он не ушел. Это значит, что мы в прямой видимости - ему нет нужды высвечивать след.
  Он внимательно посмотрел на магичку. 'Краше в гроб кладут', - вспомнил он старую поговорку. Она, казалось, выгорела изнутри, и, хоть лицо было спокойным, он буквально чувствовал ее усталость... и еще какое-то... отсутствие надежды. Но в его интересах было верить в то, что Тео справится - иначе впору было б и самому начать поскуливать от страха. Он отвернулся от магички, не желая отвлекать ее прямым взглядом, который она, похоже, чувствовала, но предпочитала игнорировать.
  Рик попытался увидеть во тьме хоть что-нибудь, но ярко горящий костер лишил его такой возможности. Огонь освещал землю шагах в семи, дальше были видны очертания кустов, и все. Непроглядная темнота.
  Тео сидела, скрестив ноги, спокойно сложив руки на коленях и пыталась восполнить энергию если не сном, то хотя бы расслабленностью. Вспоминала, что читала об Охотнике. Информации было мало - записанная со слов перепуганного человека, она скорее могла заставить дрожать коленки, чем помочь чем-то существенным. По описанию, противопоставить Охотнику было нечего... но Тео на своем опыте знала, что непобедимых врагов не бывает. У каждого есть слабина - невидимая на первый взгляд трещинка в броне. Другое дело, что она не была уверена в защитном круге - видимый только ее глазу, он дергался из стороны в сторону, словно пламя свечи под сквозняком. На сколько его хватит? Успеет ли она выспаться и восстановить силы? Позвать на помощь она попыталась - еще когда увидела замеченные Риком зеленые отсветы на их следе. Но к Дереку пробиться не смогла, видимо, он уже успел накрыться 'куполом'. И, что самое паршивое, никто из других магов не отвечал тоже.
  Она попробовала связаться со всеми - сначала с Родни и Эфолем, потом с Урсулой, потом с Уэйном - хотя чем мог бы помочь Белый в такой ситуации, не знала. Даже Деодред не отвечал. Затем, хотя просить помощи учителя было против ее правил, постаралась пообщаться с Ольсеном - но тот даже не отгородился, его словно не было вообще - точно так же, как не чувствовала она Дерека с Гринером.
  После нескольких минут бесплодных попыток она поняла, что, похоже, ее выходка на Совете стоила ей помощи друзей-магов. Белые ли запретили общение с ней, или остальные сами решили не связываться с отщепенцем - она не знала.
  В любом случае, этот факт, скорее всего, будет стоить ей жизни.
  Ей - и Рику. Она посмотрела на барда сквозь полуприкрытые веки. Сидит, пялится в темноту. Что напуган, не показывает. На лице - засохшая корка из грязи, как маска - и на ней горят отблесками костра глаза.
  - Эй... - Позвала она. Бард вскинул голову. - Все будет хорошо.
  - Ты и сама не веришь, - буркнул он.
  - Дело не в вере. Просто если сдаться и начать рисовать в воображении худшее, сил может не хватить даже на самую малость, которая имеет шанс оказаться решающей.
  - Она еще лекции читает, - фыркнул бард.
  Призрак приблизился совершенно бесшумно - в конце концов, он был бесплотен, у него не было ног, которыми можно наступить на сучок. Он просто вышел из темноты и остановился перед костром.
  Рик до этого видел призрака всего раз в жизни. Гостил у барона, имя которого сейчас не смог бы вспомнить и под страхом смерти - и пару раз замечал в коридоре светлое пятно, ночью, когда выбирался на свидание с дочкой барона. Тогда он почему-то сразу понял, что перед ним не игра воображения, а призрак. Вот и сейчас тоже. Хотя на сей раз обмануться было бы сложно - Охотник предстал перед ними, так сказать, во всей красе.
  Росту он был высокого, одет просто и практично. На голове - остроконечная шапочка с пером, за спиной лук, колчан, на бедре - большой нож. Высокие, удобные сапоги. Длинные волосы, рассыпавшиеся по плечам, короткая бородка... и абсолютно пустые глаза.
  И еще он сиял зеленым светом.
  По обе стороны от него к костру вышли две собаки. Гончие, судя по форме. Они были не такие яркие, как он, будто подернутые дымком, но глаза их светились, как гнилушки.
  - Здравствуйте, - больше из истеричной веселости, чем из вежливости, сказал бард.
  Призрак опустил голову, приветствуя его в ответ, и Рик почувствовал, как это бывает - когда сердце уходит в пятки. Но затем в нем проснулась надежда - если этот тип понимает, о чем он ему говорит, может, удастся убедить его уйти по-хорошему?
  Покосившись на Тео, которая сидела молча и просто разглядывала Охотника, Рик спросил, стараясь, чтобы голос не дрожал:
  - Вы пришли за двумя или кем-то одним?
  Охотник наклонил голову набок и внимательно осмотрел обоих, словно бы размышляя. Его псы подошли ближе, он положил руки им на головы и принялся поглаживать их, медленно, то ли успокаивая, то ли обещая вскорости вкусный ужин из плоти двух перепуганных человечков. 'Интересно, едят ли призраки людей?' - спросил себя бард, поняв, что ответа на предыдущий вопрос от призрака он не дождется.
  - Может, мы можем как-то договориться? - снова попытался наладить отношения Рик.
  Призрак не шелохнулся. Зато заговорила Тео:
  - Я же сказала, с ним нельзя договориться. Он не человек. Ему не нужны деньги, власть, женщины, еда, сон... ничего не нужно. Кроме добычи.
  - А обменяться с ним... то есть, предложить кого-нибудь вместо нас?
  - Попробуй, - пожала плечами Тео и снова принялась сверлить взглядом тьму, так, словно рядом не ошивался жуткий и древний дух. Рик надеялся, что защита, обещанная Тео, все же работает.
  - Э-э-э... любезный. То есть - Охотник. А можем ли мы предложить Вам кого-либо на замену? Мы... - Рик хотел сказать 'невкусные', но не решился. Вдруг призрак на этом слове облизнется? Бард не был уверен, что после этого ему удастся сдержать вопль ужаса - а позориться перед Тео не хотелось, как бы абсурдно это желание не выглядело. Живое воображение нарисовало перед ним картину трапезничающего духа, обгладывающего его, Рика, голову, и беднягу барда чуть не вывернуло. Он проклял свою неуемную фантазию и продолжил: - Мы... э-э-э... ведь ничем Вас не прогневили? Вы вообще живете... то есть охотитесь... совсем в другом месте.
  Охотник плавным движением присел напротив костра, почти полностью копируя позу Тео. Когда он начал двигаться, бард отполз назад. Он понимал, что фут другой роли не играют, но все же. Призрак, похоже, не реагировал на его лепет, и Рик убедился, что Тео говорила правду. Этого... ничем не запугаешь, и уговоры тут бессильны.
  - Я не знаю, чем его еще можно пронять, - прошептал Рик магичке.
  Та шевельнулась, покосилась на барда и коротко ответила:
  - Тогда - молчи.
  Тео думала о том, что есть все-таки непреложные истины в жизни. И одна из них - что выбор делать приходится всегда. Конкретно сейчас она размышляла - хватит ли ее защиты на целую ночь или она растает раньше, чем выйдет солнце? Последнее было важно не потому, что призрак, как думал Рик, исчезнет утром. Просто ей нужна была целая ночь сна, чтобы восстановить свои силы. Или хотя бы половинка ночи - она сможет если не победить призрака, то хотя бы удрать. Магичка понимала, что, чем дольше она раздумывает, тем слабее становится защита, но решиться никак не могла. Сражаться спросонья - а ей было ясно, что Охотник кинется ни них, как только почувствует брешь, - не самый лучший вариант. Ударить сейчас? Хватит ли сил?
  Время шло, и она стала склоняться к тому, чтобы поспать, хотя бы чуть-чуть.
  - Эй, - позвала она Рика, который сидел, нахохлясь и обнимая мешок. - Я посплю, посторожи. Если заметишь, что он - она ткнула пальцем в Охотника, - двинулся, разбуди.
  - Ты с ума сошла? - дернулся Рик. - Спать? Сейчас?
  - Да. Сейчас. Мне надо восстановить силы, и тогда я попробую его уничтожить... или хотя бы прогнать.
  - Т-с-с! - зашипел на нее бард. - Тише, он же услышит!
  - Он услышит, даже если ты мне в ухо залезешь, чтобы поговорить. У него ведь нет ушей, и слушает он всем своим существом. Так что...
  - Послушай, - бард, хоть и поверил в слова Тео о том, что при духе можно хоть шепотом, хоть в полный голос орать, придвинулся к магичке ближе. Охотник проводил его взглядом. - Может, мы разбежимся в разные стороны? Он не сможет решить, за кем гнаться, и...
  - Готов рискнуть? Вдруг он все же идет за кем-то одним?
  Тео покосилась на призрака. Самое смешное, что предложение Рика имело некий смысл... Охотник шел за обоими, она была в этом уверена - следы то светились не только у нее. Насколько она помнила описание таких вот древних духов, с интеллектом у них были проблемы. Возможно, если заставить его выбирать между целями, он на несколько секунд утратит сосредоточенность, откроется та самая брешь... И если она успеет ударить...
  - Так что и не думай рыпаться. Мы будем сидеть спокойно до утра, а там я что-нибудь придумаю, - сказала Тео, потягивая себя за мочку уха.
  В этот момент она надеялась, что образование Рика включало в себя не только музыку, стихосложение, танцы и шпионаж. Надеялась, что он знает воровской язык жестов, на котором помять мочку означало действовать ровно противоположным образом тому, что говорится.
  Рик потер шею - подтверждая, что понял. Тео едва заметно улыбнулась ему, он прикрыл глаза.... и бросился за защитный круг.
  'Куда, балбес?!' чуть не закричала Тео, но поняла, что времени на ругательства у нее просто нет.
  Она не думала, что бард начнет действовать тут же. Рассчитывала на некую отсрочку, чтобы рассмотреть призрака, определить его слабые стороны - до сих пор ей этого не удалось, - и только затем ударить, но теперь... Не медля, не раздумывая, она ринулась в противоположную барду сторону, перекатилась, привстала на одно колено - и, закусив губу, вгляделась в призрака...
  А тот и впрямь словно замедлился. Переводя взгляд с барда на Тео, он не спеша поднялся на ноги... собаки его тоже стояли, не шелохнувшись - приказа от хозяина не было... Или они были его частью, как рука или нога - как бы то ни было, призрак сомневался...
  Тео показалось, что она сама себя выворачивает наизнанку, выцарапывая крохи магической силы с самого нутра, из глубин души - чтобы бросить в призрака, взломав... взломав... да, в этом самом месте, где в его структуре наблюдался изъян, с годами становящийся шире.
  От того момента, когда бард ринулся в сторону от костра, прошло не более двух секунд. Еще одна понадобилась Тео, чтобы встать, одновременно выкачивая силу из защитного круга - ей сейчас нужна была каждая кроха. Еще две - чтобы понять, куда ударить...
  Ей не хватило всего одной.
  Призрак оказался быстрее. Молниеносным движением он, превратившись в зеленый сгусток тумана, метнулся к Рику и ударил барда в грудь. И тут же рассыпался на сотни изумрудных искорок, оседая на землю, пожухлую траву, мятые опавшие листья...
  Тео огромным усилием воли заставила себя не провалиться в обморок; как во сне, в котором двигаешься, словно увяз в сиропе, она поползла к барду на четвереньках. Рик лежал на спине, широко открыв глаза, и не шевелился.
  Магичка ощупала лицо барда, наклонилась над ним. Он дышал - сердце ее радостно бухнуло в груди, - но очень слабо и редко. Там, где его лицо не покрывала грязь, была видна мертвенно-белая кожа.
  Собрав последние силы, Тео подтащила Рика к костру и сама рухнула рядом, заснув мгновенно и глубоко.
  

Популярное на LitNet.com Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"