Белякова Евгения: другие произведения.

Баньши. Глава 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

  
  
 []
  
  
Глава 3
  
  
Шоу
  
  
  
  Ши исполнилось тринадцать лет и два месяца, когда судьба её резко переменилась.
   Стоял месяц май, в школе занятия давно кончились: ведь всё равно большинство учеников приходилось отпускать помогать родителям с посевами. Хотя вот у семьи Ши не было никакого поля, и она с радостью бы еще поучилась, но... увы.
  После того случая с тварью у Труб горожане стали относиться к Ши не то чтобы холоднее - в конце концов, она спасла Сару и, возможно, остальных детей, - но как-то с прохладой. С некой долей уважения, принимая во внимание её полезность; но чем спокойнее была их жизнь, тем меньше они вспоминали о Шивон Данделайн.
  В конце концов, вот вы же не думаете о громоотводе, пока не начнется гроза, правильно?
  Ши, со своей стороны, ничего не делала, чтобы изменить их мнение о себе. Это было и бессмысленно, и 'ниже её достоинства', как выражалась миссис О'Брайен. Впрочем, особое, отстранённое к ней отношение не помешало девочке найти работу в Посудомоечной Литти. Сначала на час после Школы, потом на два, а в летнее время Литти собиралась пользоваться её помощью почти весь день.
  
  Каменные дома были гордостью горожан. В них находились, по порядку от самого большого: Церковь Контроля Качества, Мэрия, дом отца Бирна, дом Доктора (и его приемная), Прачечная, Баня, Посудомоечная и Магазин. Только в них остался доступ к чистой воде без ограничений.
  Потому-то жители городка и пользовались услугами Прачечной, Бани и Посудомоечной. Во всех каменных домах, стоящих на площади, еще работала подача чистой воды: было удобнее и выгоднее собрать посуду и отнести её к Литти, заплатив цент за полную загрузку машины. Или отдать белье с утра в Прачечную, а вечером забрать, и беспокойства тоже на цент за две загрузки. Баня работала по тому же принципу, а в Магазине, помимо других товаров, продавали воду на разлив.
  Редкий дом за пределами центра мог похвастать относительно чистой водой, и один из них принадлежал миссис О'Брайен. Еще её прадед привёз из Копоти помпу и поставил на заднем дворе, подключив к вышедшему из строя комбайну. Миссис О'Брайен предпочитала пользоваться свечами, сберегая электричество для добычи воды.
  'Уж лучше я посижу в полумраке, чем буду пить чай на этой желтой пакости, что набирают в колодцах', - говорила она. У семьи Ши как раз был колодец во дворе, и девочка не понимала, чем она плоха - до тех пор, пока не попробовала воду миссис Минервы.
  Вода, добытая из глубины была... сладкой, чистой, свежей и пахла... ничем не пахла! Ни тиной, ни ржавчиной, ни болезненной сыростью - и Ши поняла, что имела в виду её старшая подруга.
  
  Кстати, Ши проводила довольно много времени с миссис О'Брайен. И неудивительно - с Минервой было интересно, она помогала Ши справляться с Даром, рассказывала чудесные истории, и всегда отвечала на вопросы честно. Если не знала или не хотела говорить, так и отвечала: 'Не сейчас, Шивон', или вообще 'Не спрашивай, потому что я не отвечу'.
  Ши помогала ей по хозяйству. Первое время она удивлялась - как могла миссис Минни поддерживать чистоту в доме, с её-то нелюбовью к любому, даже самому маленькому напряжению? А ведь в доме множество комнат, и каждая полна мебели, почти везде лежат салфетки и стоят маленькие фарфоровые фигурки, и при этом - нигде нету пыли!
  - У нас дома полно пыли, - честно призналась Ши, когда миссис О'Брайен устроила ей прогулку по дому в самом начале их дружбы. - И вообще вокруг её много, что странно. А у вас нету... Ох, неужели у вас есть пылесос?
  - Нет, - засмеялась миссис Минни, - если бы был, ты б его услышала, он очень шумный. Был когда-то, но сломался.
  И Ши узнала, что оказывается, миссис О'Брайен встает каждое утро засветло, пьет чай, а потом, так же как обычный человек идёт на работу или в поле, она начинает уборку. Протирает все поверхности, вытряхивает салфеточки, выбивает занавески, смахивает пыль со статуэток...
  - Но зачем? - спросила тогда Ши с детской прямотой. - Вы же богатая, вы не работаете, и могли бы нанять кого-то убирать за вас.
  - Во-первых, так хорошо, как я, этого никто не сделает, - поджала губы миссис Минни, - а, во-вторых, это дисциплинирует. Кстати, о дисциплине... Это как раз то, что нужно тебе для твоего Дара.
  Так и оказалось. И даже более того - понаблюдав за миссис Минни, Шивон заметила, как у той выравнивается настроение во время уборки. Казалось, размеренная перестановка вещей и избавление от пыли наводят порядок и в голове тоже. Поэтому Шивон предложила миссис О'Брайен помощь в наведении порядка.
  И еще потому, что видела - той всё труднее и труднее дается уборка: Миссис Минни было под шестьдесят, или около того. Так что они разделили обязанности - сначала Минерва вытирала пыль и отряхивала, Ши выбивала занавеси и тяжелые портьеры, а раз в неделю мыла полы.
  
  Да, городок Низины был довольно пыльным, хоть и окружали его топкие места, да и дожди случались регулярно. А виной тому были Пустоши - отвесными скалами, из которых торчали Трубы, они начинались за рекой и тянулись далеко-далеко, а поскольку ветер почти всегда дул с запада, то приносил оттуда множество песка и пыли.
  Если бы Ши попросили нарисовать родной город, она бы выбрала блекло-голубой, грязно-желтый, мрачно-коричневый и болезненно-зеленый: именно из этих цветов и состояли Низины. Наверное, поэтому она особенно любила рассматривать книги с картинками у миссис О'Брайен. Книги были очень, очень старыми - уголки тонких пластиковых страниц обтрепались, обложки поцарапались, но цвета внутри были яркие, сочные. Синее небо, изумрудная трава, золотое солнце... Ши хотела бы когда-нибудь оказаться в таком месте вживую...
  
  Как проходил обычный день Ши? Если время было учебное, она умывалась, чистила зубы, завтракала, а затем шла в Школу. После уроков - к мисс Литти, помогать с загрузкой и выгрузкой посуды, следить за машиной, вытирать тарелки (сушка работала через раз). А потом - к миссис О'Брайен. Шивон сидела у подруги до позднего вечера, и часто возвращалась домой, когда родители уже спали.
  Бет и Нут Данделайны, казалось, совсем не беспокоились за дочь. У других родителей это было бы признаком доверия, но не у них. Ши понимала (а больше чувствовала), что родители отдаляются от неё, и чем дальше, тем больше. Она знала, что начало было положено в тот день, когда у неё проявился Дар. Внешне никак не показывая ни страха, ни отвращения, Данделайны всё же как-то странно смотрели на дочь, будто опасались. А к тому, что она со временем всё чаще стала пропадать у миссис О'Брайен, они были даже рады.
  Нельзя сказать, что Ши не пыталась собрать семью воедино - как раз наоборот. Если мнение горожан ей было не особо важно, а её друзья будто бы забыли о случае с тварью, то постепенное отстранение родителей ранило Ши.
  Проблема была в том, что Нут и Бет, обычно очень крикливые и эмоциональные, в присутствии Ши как бы гасли. И если после первого случая с её фишкой они быстро вернулись к прежним громким ссорам и таким же громким примирениям, то после того, как в городке все узнали про тварь из леса, родители Ши изменились.
  Они все чаще сидели, уткнувшись в ти-ви, обсуждая между собой (но никогда - с дочерью) бесконечные шоу, идущие на единственном канале. За завтраком и ужином они тоже предпочитали говорить друг с другом, обсуждая работу или городские слухи.
  Часто, стоило ей зайти в комнату, они затихали и молчали. И провожали её глазами, пока она не уйдет, будто она - шаровая молния, которая может сорваться и сжечь того, кто первый издаст звук.
  Ши старалась разбить лёд. Приходя из Школы, она делилась новостями, показывала в лицах смешные случаи, пересказывала родителям то, что прочитала у миссис О'Брайен. Но всё без толку.
  И чем дальше, тем больше Ши начинала испытывать ярость и раздражение. Терпение терпением, но если твои родители превратились в каменную стенку, ты его рано или поздно потеряешь, так?
  Дошло до того, что Ши начинала злиться, только завидев лица родителей - замороженные, безучастные. И злилась так сильно, что боялась причинить им вред.
  И вот уже Ши стала избегать их.
  
  Она спросила совета у миссис О'Брайен.
  - Что поделать, девочка, - сказала та и вздохнула. - Тем, у кого сильный дар, тяжело приходится с семьей. Я помню себя в твоем возрасте... Понимаешь, ты не можешь их заставить себя не бояться. Но то, что они тебя боятся - их выбор, а не твой.
  - Но это же не я, а моя Фишка! Я-то их люблю! - Ши тихонько заплакала. Миссис Минни погладила её по руке.
  - Я знаю... А им, видимо, нужно время, чтобы это понять.
  
  Ши этого не знала, но миссис О'Брайен ходила к её родителям и беседовала с ними. Всего таких визитов она нанесла три - и с каждым последующим возвращалась домой всё мрачнее.
  'Идиоты. И их не переделать, - сказала она себе, вернувшись домой с последнего визита к соседям, - если бы они хоть чуть-чуть думали о ней, а не о себе, они бы отделяли свою дочь от того Дара, что внутри неё. В конце концов, человек с ружьём тоже может пристрелить бешеного волка, но его никто после этого не боится и не выживает из собственного дома. Человек просто ставит ружьё в уголок - до следующей напасти'.
  Миссис О'Брайен была зла на Данделайнов, и потому больше не ходила к ним.
  Всё, что она могла сделать - это говорить Шивон время от времени, что родители её на самом деле любят, просто им нужно больше времени.
  Так получилось, что это самое время показало, как она была неправа.
  
  День, когда родители Ши попали в шоу, начинался, как все остальные: с мрачного завтрака, во время которого едва были сказаны два слова. Шивон, как всегда, убрала со стола, сложив посуду в специальный короб. Проверила - он еще не наполнился, значит к Литти нести рановато. Но из дома хотелось сбежать побыстрее. Работа начиналась аж в полдень, не раньше - чем занять себя до этого?
  Всегда можно было пойти к миссис О'Брайен, но та вчера жаловалась на головную боль и Ши решила её не тревожить. Вместо этого она дождалась, пока родители уйдут на работу, накинула старую вязаную кофту поверх платья, так как было довольно прохладно, и пошла к Лидии.
  С того случая у Труб их дружба не стала ни крепче, ни слабее, только между собой они договорились - гулять вместе так, чтобы Ши не встречалась с Саймоном, и чтобы при этом ни один из них не чувствовал себя изгоем. Как ни хотелось Ши, чтобы время повернулось вспять и рядом снова был смешливый, умный Сай, она знала, что это невозможно. Отец Бирн всегда держал слово, а за проступки детей наказывал жестоко.
  Ши пробежалась по улице, вдыхая запахи пыли, прибитой к земле утренним дождем, травы. Настроение у нее было на редкость хорошее, и ей доставляло удовольствие любоваться даже знакомыми улочками. Подсыхающими лужами, покосившимися заборами, клёнами, машущими ей шестипалыми листьями.
  Подойдя к дому Хьюллетов, Шивон прислушалась. Было тихо, а значит, родители Лидии тоже ушли на работу. Ши откинула крючок калитки и проскользнула внутрь сухого, колючего садика с редкими, бледными цветами на единственном розовом кусте. Подобравшись к окну Лидии, Ши постучала - тихонько, самыми кончиками пальцев.
  Но Лидия не ответила. 'Может, ушла куда-то?' - огорченно подумала Шивон и тут услышала какой-то звук с заднего дворика. Продираясь через острую траву, росшую вокруг, она направилась туда - это явно был голос Лидии.
  Зайдя за угол, Ши остановилась. Она не раз бывала у Лидии в гостях и прекрасно помнила задний двор их дома. Он был плоский, поросший жухлой травой, а в центре рос 'Девкин дуб', как называли этот вид горожане: толстое дерево с низкими ветвями и порослью мха на ветвях, который висел, будто седые лохмы. На этом дубе висели качели, которые обе девочки очень любили.
  Теперь же Ши не увидела ни качелей, ни дуба. На их месте возвышался сарай из свежеоструганных, толстых досок. Двери сарая были заперты на тяжелый засов.
  Уже догадываясь, что она видит, Ши, тем не менее, всё равно пошла вперед, к сараю, и тоненьким от напряжения голосом позвала:
  - Лид? Лидия?
  Из сарая послышалось бормотание, а потом дверь стала трястись, будто в неё бился изнутри дикий зверь.
  - Выпусти меня! Выпусти меня! - Кричала Лидия не своим голосом.
  Шивон остановилась.
  Шёл Прилив Гнева. И так совпало, что он стал у Лидии первым. В книгах ничего об этом не говорилось, но между собой взрослые шептались, что тем, у кого первым был Гнев, было сложно потом общаться с людьми, они становились угрюмыми и раздражительными.
  Шивон приблизилась к сараю. У неё и в мыслях не было выпускать подругу - она хорошо помнила одноклассницу, которой брат выбил в драке глаз и та ходила, прикрывая дыру в глазнице длинной чёлкой. Ши всего лишь хотела попытаться как-то сгладить этот Прилив для Лидии. Если присутствие друзей помогает в Грусти, может же оно помочь и с Гневом? Ши присела у стены и стала тихонько говорить с подругой. Сначала рассказала о завтраке, потом вспомнила прочитанную недавно 'Книгу Сказок Изумрудного Острова' и стала её пересказывать. Лидия бесилась в сарае, стуча кулаками в стены. Она просила выпустить её, потом требовала, обзывала Ши грязными ругательствами, обвиняла в предательстве.
  - Ты мне не друг! - кричала она. - Друг бы открыл дверь! А ты трусливая, подлая тварь! Тебя убить надо! Пока ты сама никого не убила! Почему меня запирают, а ты разгуливаешь спокойно на свободе? Ты что, меня боишься? Ты же можешь крикнуть на меня, ну давай, открой дверь и крикни!
  И всё в таком духе. Ши дожидалась, пока Лидия выдохнется и продолжала свой рассказ так же спокойно и доброжелательно, как и в начале. Она знала, что подруга не имеет в виду ничего из того что говорит.
  Правда, на исходе третьего часа она уже не была в этом так уверена.
  Ведь Лидия явно не выдумывала свои обвинения, больше было похоже на то, что она просто выплескивает то, что думала про Шивон, но не решалась сказать.
  'Что обычно на уме, в Прилив - на языке', гласила пословица, и Ши становилось всё труднее выслушивать оскорбления Лидии. Тем более, что, как ей казалось, сказки никак на неё не подействовали. А теперь Лидия принялась и за Саймона.
  - Знаешь, что он сказал о тебе недавно? - Лидия ритмично била кулаком в дверь, что превращало её слова почти в песню. - Он сказал, что тебя надо и-зо-ли-ро-вать! Тебя! Не меня! Он спрашивал, зачем я с тобой вожусь, а я и не могла ничего ему сказать! Ты ведь скучная, и глупая, и ничего полезного или интересного не умеешь. Только подумать, на что ты мне? Ты тупая, трусливая, вонючая дрянь, КОТОРАЯ ДАЖЕ СУЧЬЮ ДВЕРЬ ОТКРЫТЬ НЕ МОЖЕТ!
  Лидия завопила под конец так, что Ши зажала уши. По её лицу текли слёзы - и от несправедливой обиды, и потому что она представляла себе, каково сейчас подруге. Что если Лидия вспомнит потом те слова, которые говорила в приливной злобе? Ей же будет ужасно стыдно!
  'А что, если не будет? - Вдруг пришла в голову Ши мысль, от которой по спине поползли мурашки. - Что, если Лидия и вправду выкрикивает сейчас вслух то, что думает? А после лишь пожмёт плечами, скажет: 'Ну, по крайней мере мне стало легче на душе, когда я высказала всё честно' и будет рада избавиться от меня?'
  Это стало последней каплей. Шивон поднялась на ноги и, по-прежнему зажимая уши, побежала прочь. Ноги сами привели её к единственному пристанищу - дому миссис О'Брайен.
  Та открыла дверь, в которую Ши тарабанила и девочка тут же уткнулась носом в оборки на платье Минервы.
  - Что случилось?
  - Лидия... Прилив... - выдавила Ши сквозь рыдания.
  Миссис О'Брайен мгновенно всё поняла и отвела девочку внутрь. Какое-то время она просто гладила её по волосам, усадив на софе рядом. Потом расспросила подробнее. Налила обеим чаю. Миссис Минни вообще считала чай самым лучшим средством почти ото всех болезней, в том числе и от расстройства.
  - Милое моё дитя, - сказала она, дождавшись, когда Ши успокоится. - Жаль, что ты столкнулась именно с Гневом, и твоя подруга тоже. Но ты должна понимать, что она собой не вполне владеет... Вот как ты во время применения Дара.
  - Но она говорила ужасные вещи, и всё было похоже на правду!
  - А это и есть правда, - спокойно сказала миссис О'Брайен. И, заметив что у Ши снова задрожала нижняя губа, быстро добавила: - Только преувеличенная в десятки раз.
  - Как так? - спросила Ши, передумав плакать.
  - Ну смотри, ты когда злишься на родителей... скажем, кто-то из них не обратил на тебя внимание, когда ты что-то сказала. Тебе ведь из-за обиды и злости хочется сказать им 'Вы меня вообще никогда не замечаете!', да?
  - Ну да. - Шмыгнула носом Шивон.
  - Вот и здесь. Слушай, вы в школе проходили деление?
  - Да... - неуверенно ответила девочка, не совсем понимая, к чему ведет старшая подруга.
  - Вот всё, что тебе друзья будут говорить в Приливы, дели на десять. А то, что сказано в Гневе или Обиде - на двадцать. К сожалению, сказанное в Любви и Игре тоже придется делить... но хотя бы напополам, уже хорошо.
  - То есть Лидия на самом деле... - Ши мысленно поделила. - Просто злилась что я не открываю ей дверь... и немножко стыдилась перед Саймоном того, что она со мной дружит?
  - Как-то так. Ты её лучше знаешь, смотри сама. Но способ действует. Помни - столкнешься с кем-то в Приливе, дели. Но и умножай тоже.
  - А это почему?
  - Если запертый в сарае друг говорит тебе злые вещи, надо делить. А если незнакомый человек приливного возраста смотрит на тебя с неприязнью... надо умножать и бежать как можно дальше и быстрее.
  - Вот уж не думала, что математика поможет мне справиться с Приливами. - Ши даже смогла улыбнуться.
  - Кстати, об этом. - Миссис О'Брайен чуть-чуть нахмурилась. - Сама ты ничего не чувствовала?
  - Нет. В смысле, чувствовала, я же не бревно - мне её было жалко и обидно ещё было. Я сказки ей читала. Чтобы успокоить...
  - Глупый ты цыплёнок, - миссис Минни потрепала Ши по голове. - Намерения благие, но в следующий раз просто оставь приливного в покое. Не зря их запирают. Пусть кричат, пока никто не слышит и их слова не нанесут вред.
  Миссис О'Брайен и впрямь замучила мигрень, так что она оставила Ши, разрешив ей быть в доме, сколько нужно будет, а сама удалилась в спальню, где задернула шторы и легла в кровать.
  А Шивон задумалась.
  'Как так, - размышляла она, - как вообще можно оставлять страдающих людей 'в покое'? Не важнее ли помочь им? Хотя - как... Лидия меня даже не слышала, как я ни пыталась... вопила и ругалась, и будто оглохла. Может и правы были предки, что установили такие правила и придумали Стих... Гнев - нужно переждать в одиночестве, а вот в Грусть звать всех друзей. Надеюсь, Лидия позовет меня, когда наступит следующий Прилив.'
  
   Ши допила чай. Потом, чтобы успокоиться и восстановить душевное равновесие, она взяла с полки самую любимую свою книгу, про доброго рыцаря Артура и его Круглый стол. Ей нравились подвиги рыцарей, вернее, сама идея того, что кто-то отправляется в путь, просто чтобы сделать Доброе Дело. В обычном мире все, кого она знала, ездили куда-то очень редко, да и то, только чтобы сделать что-то Полезное. Поработать на поле, прочистить канавы, срубить деревья, набрать угля в шахте неподалеку.
  И ещё ей нравилась Гвиневер, которая была одновременно и принцессой, и колдуньей. А из рыцарей Круглого стола ей нравились Персиваль, потому что он был верный, Гавейн, потому что он был веселый, и Гарет, потому что он был скромным.
  
  Чтение так увлекло Ши, что она очнулась, только когда уже начало темнеть. Буквы расплывались перед глазами. Она могла бы зажечь свечу, но решила не тратить её, всё равно скоро домой, десять минут ничего не решат... Хотя возвращаться так не хотелось!
  Ши поставила книгу на место, поправила пару салфеточек на полках - миссис О'Брайен любила порядок, - и тихонько вышла на улицу, закрыв за собой дверь. Сумерки в Низинах были коротки, темнота наступала быстро - как только солнце достигало края высокого берега Реки, свет будто выключался. Ши шла почти на ощупь. Зайдя домой, прислушалась. В столовой раздавался хохот толпы и выкрики ведущего очередного шоу.
  Шивон приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Горела лишь небольшая лампа на столике сбоку от дивана, на котором сидели родители, а в основном комнату заливал мертвенный свет телевизора. Когда кадр менялся, менялось и освещение, и от этих вспышек глаза у Ши заслезились.
  По телевизору всегда крутили только шоу - развлекательные, кулинарные, семейные, детские. Показывали людей в комнатах, на кухнях, в больших студиях и никогда снаружи, на природе. В основном показывали, как кто-то что-то делает, а над ним смеются.
  'Готовь вместе с мисс Паприкой', 'Сто вопросов', 'Счёт для детей', 'Выбери пару по сердцу', 'Побег от Прилива', 'Неожиданный визит врача', 'Строим вместе!' и наконец, самое популярное шоу - 'Парочки'.
  Шоу, в котором показывали различные пары - молодоженов, средних лет, стариков и старух, недавно влюбленных и недавно разведенных. И всё, чем они занимались - выясняли отношения на экране. Спорили, мирились, ссорились, плакали, смеялись, ругались.
  Ши ненавидела ти-ви.
  Если бы она могла, она бы выключила телевизор навсегда, а еще лучше - разломала на части и выкинула. Но как-то в детстве, когда ей еще казалось, что родителей можно отучить от этой коробки, она попыталась её выключить. Нажала на все кнопки, но результата не было - ти-ви всё равно работал, издевательски пялясь на неё зеленой лампочкой сбоку. Ши поискала провод, идущий от телевизора к заднему двору, где находился центр питания, но не нашла. Единственное, что можно было сделать с ти-ви - это уменьшить звук, да и то не насовсем: он продолжал тихо бубнить днём и ночью, словно завлекая усыпляющим обещанием развлечения.
  Отец застал её за попыткой отковырять ножом заднюю панель ти-ви. Отшлепал, а потом объяснил, что источник питания у телевизора свой, отдельный, кнопки выключения нет - да и зачем она нужна?
  Позже, уже от миссис О'Брайен Шивон узнала, что телевизоры завезли в последний раз, когда к ним приезжали люди из большого города. Минерва даже не помнила, какого - то ли Копоти, то ли Гранита. Привезли ти-ви ровно по количеству семей в городке и раздали бесплатно. Говорили, что они могут работать сто, двести лет, и не ломаться. Свой ти-ви Минерва, когда умер её отец и оставил дом и всё имущество ей, выкинула в болото.
  
  В тот вечер, вернувшись домой от миссис О'Брайен, Ши смотрела с ненавистью на телевизор, а на родителей - с чувством пустой надежды. Что-то у неё внутри сжалось, и она - может потому, что с Лидией ничего не вышло, - все же попыталась достучаться до родителей.
  - Зачем вам нужна эта дурацкая коробка! - Сказала она громко.
  Мать и отец обернулись. Лица их не предвещали ничего доброго.
  - Пришла, наконец! - Сказала мать и встала, чтобы уменьшить звук на телевизоре.
  - Тебя ждет серьезный разговор, - грозно сказал отец и тоже поднялся. - Где ты шлялась?
  - Ах, теперь вы внезапно решили заметить моё отсутствие. - Ядовито произнесла Ши. Ей стало немного противно от своего собственного тона, но она ничего не могла с собой поделать, слишком уж обидно было понимать, что, не подай она голос, родители и не вспомнили бы о ней. Так и сидели бы, вяло переругиваясь и обсуждая рецепты и наряды в ти-ви.
  - Что заметить? - Повысила голос Бет. - Что ты каждый день пропадаешь неизвестно где до глубокой ночи?
  - Кому неизвестно? - Тоже взвилась Ши. - Я вам сто раз говорила, что я у миссис О'Брайен!
  Телевизор помигивал лампочками.
  - Как у тебя вообще хватает наглости так разговаривать! - Вскричал отец. Он выглядел бы внушительно, если бы не держался от Ши подальше, так, чтобы диван был между ним и дочкой.
  - Мисс Литти так тебя и не дождалась! - Возмущенно сказала мать. - Ты же должна была с полудня у ней работать!
  Это было неожиданно. Шивон словно ведро холодной воды на голову вылили. Шивон напрочь забыла, что должна была пойти в Посудомоечную, а потом и забыла о том, что забыла. Ей стало стыдно.
  Пока мать визгливым тоном рассказывала о том, как ей было неудобно выслушивать от мисс Литти вопросы и упрёки, отец стоял рядом, скрестив руки на груди, а Ши всё не могла отделаться от неприятного чувства, будто всё вокруг ненастоящее.
  - Но я... мне жаль, но я пошла к Лидии Хьюллет, а у неё был Прилив, и я хотела ей помочь и да, я забыла! - Крикнула Ши, прервав бубнящую мать. - Я провела этот день с подругой, которая билась в сарае в истерике, и так получилось, что забыла про посуду и про мисс Литти, так бывает, неужели нельзя один единственный раз понять и просто промолчать?!
  В глубине души она хотела, конечно же, другого - чтобы родители наоборот, не молчали, просто чтобы говорили о другом: чтобы обняли её и пожалели, объяснили что происходит с Лидией, обещали помочь уладить дело с мисс Литти... Но она понимала, что этого не будет.
  - Промолчать? - Подал голос отец. - То есть ты, наплевав на работу...
  - А это самое важное в жизни, - поддакнула мать.
  - ... где-то целый день шлялась, полезла не в свое дело, общалась с приливным, хотя сейчас Гнев и они должны быть в одиночестве, потом сидела у миссис О'Брайен и в ус не дула, и после всего этого ожидаешь, что тебя по головке погладят?
  - Нет, но... - попыталась оправдаться Ши, но отец не слушал.
  - Я - не миссис О'Брайен! - Отец начал кричать. - Я не буду каждый раз, когда ты натворишь дел, кормить тебя печеньем! Уж не знаю, какие сказки она тебе там рассказывает, но она явно тебя портит! Всё, хватит! Я запрещаю тебе к ней ходить!
  - Чтобы ноги твоей не было в её доме! - добавила мать.
  Шивон заморгала, пытаясь справиться с чувствами. 'По крайней мере, им теперь до меня есть хоть какое-то дело', - мелькнула мысль, но тут же пропала. Потому что запретами родители не ограничились.
  - И вообще! - Отец, казалось, разошелся не на шутку. - Неделю просидишь дома на хлебе и воде! Будешь по часам ходить на работу и обратно!
  - По часам! - Подтвердила довольная Бет.
  - Мать за тобой будет следить, чтобы ни секундой позже домой возвращалась!
  Тут Бет, собравшаяся было опять поддакнуть мужу, запнулась.
  - Это почему я должна за ней следить?
  - У кого Фишка со временем, у меня что ли? Будешь её отводить на работу, замечай, сколько минут надо, чтобы дойти, а потом вечером...
  - Подожди, - перебила его Бет, - это что же, ты думаешь, что у меня куча свободного времени? Что мне делать нечего, как бегать за Шивон и следить, чтобы она ни на секунду не опаздывала? Тебе, между прочим, даже ближе, чем мне, Прачечная и Посудомоечная рядом находятся, а мне крюк делать?
  Ши переводила взгляд с отца на мать, не веря своим ушам.
  'Даже ругая меня, они каким-то образом умудряются перевести всё в ссору между собой!' - Возмущенно подумала она.
  Телевизор мигал всё сильнее, и ей показалось, что он сам увеличил громкость, видимо, подстраивался под накал страстей в комнате.
  - Ты что же, не можешь уделить немного времени собственной дочери? - Уничижительно бросил Нут, оттопырив губу.
  - Ах, теперь это моя дочь, а ты вообще к ней отношения не имеешь, так? - Уперла руки в бока Бет. - Все что угодно, лишь бы спихнуть на меня побольше забот, а ты в итоге будешь эдаким строгим правильным папой? А я, значит, за ней таскайся каждый день, потому что у меня работа...
  - Да-да-да, давай о твоей работе, которая якобы такая сложная! Прямо выматывает целый день сидеть, шить да чаи гонять! - Нут уже орал в полный голос, так, что Ши захотелось закрыть руками уши и убежать, как от Лидии.
  - Да что бы ты знал, я... - начала Бет.
  
  И тут вдруг перед глазами Ши вспыхнуло, так ярко, что она на секунду будто ослепла, послышался странный звук - то ли шипение, то ли треск. А когда она, протерев глаза, их открыла, то увидела, что комната пуста.
  Родителей нигде не было.
  Вот буквально секунду назад они стояли, ругаясь на чём свет стоит, а теперь только ти-ви подмигивает зеленым 'глазком' и бубнит что-то, а родители исчезли.
  
  Шивон еще раз протерла глаза. Потом закрыла лицо руками, стараясь успокоиться. Сейчас она снова взглянет - и всё вернется, как было, родители снова будут тут, а ей это все просто чудится... Она отняла руки от лица. Комната была пуста.
  Абсолютно определенно - она не кричала. Она бы запомнила, если бы кричала. Да и если бы забыла - от нервов или чего, как в книгах пишут, - обстановка комнаты никак не изменилась. Все было на своих местах, а значит, Ши не использовала фишку.
  Но что тогда произошло? Шивон старалась дышать ровно, чтобы не впасть в панику, дышала, как учила миссис О'Брайен. Точно! Миссис Минни!
  Ши сорвалась с места и во второй раз за день побежала к подруге за помощью.
  На этот раз она тарабанила в дверь долго. Миссис О'Брайен требовалось время, чтобы услышать стук, подняться с кровати, накинуть халат и дойти до входа.
  Ши стучала по гладкому дереву двери и повторяла про себя: 'Они просто исчезли, они просто исчезли'. Наконец, Ши услышала тяжелые, хоть и мягкие шаги Минервы. Та отперла.
  - Что случилось?
  - Они просто исчезли! - Выпалила Ши. - Я клянусь, я ничего не делала, а они стояли и спорили, а потом просто - вжух! - и исчезли!
  - Кто? - Не поняла спросонья миссис О'Брайен. - Откуда?
  - Мои родители! Из столовой! Я не кричала, правда! Была вспышка, а потом...
  
  На этот раз миссис Минерва не стала звонить отцу Бирну, да и вообще никому. Выслушала девочку, обула крепкие резиновые сапоги и пошла вместе с ней к пустому теперь дому Данделайнов.
  В столовой по-прежнему было темно, лишь мерцал экран ти-ви. Миссис О'Брайен попросила зажечь свет, потом тщательно исследовала комнату.
  - Где они стояли? А где ты стояла? Ага... - Ши могла только беспомощно покусывать губы и наблюдать за тем, как Минерва, покачиваясь, обходит столовую и внимательно её осматривает. Минут десять спустя, она, разочарованно вздохнув, опустилась на диван.
  - Ничего, никаких следов. - Сказала она.
  - А диван... не опасен? - С сомнением спросила Ши.
  - Не думаю. Тут явно какая-то аномалия, причём я вроде бы помню что-то подобное из детства... Кто-то рассказывал об исчезновении... но подробности уже стерлись. Точно помню, там тоже была вспышка, потому-то я и подумала... Ох, бедная Ши. Многовато на тебя свалилось...
  Шивон присела рядом с Минервой. Внутри было как-то пусто и гулко.
  Ши на самом деле чувствовала и ужас, и боль от пропажи родителей, и страх, но они были такими большими, что не вмещались внутри. Такими большими, что расползались по всему дому. Ши не чувствовала всё это - она была в этом.
  - А они... - тихо спросила девочка, - те, что исчезли... они потом вернулись?
  - Не помню, - не стала врать Минерва. - Может и вернулись, это рассказывал кто-то не из нашего города, а проезжий... Вот что, давай-ка ты заночуешь у меня, не стоит тебе сейчас одной быть. А с утра мы пойдём в Мэрию, поищем там в старых записях что-нибудь про эти вспышки и пропажи, договорились?
  Ши вяло кивнула и подумала: 'Для одного дня это уже слишком'.
  Единственное, что она по-настоящему сейчас чувствовала - это желание спать. Глубоко, долго, и желательно, без сновидений. Но все вышло иначе.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"