Белякова Евгения: другие произведения.

Баньши. Глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa

 []
     
Глава 6
  
Сушь
  
  
  Первую ночь вне дома Ши провела в раздумьях и планах, а поспала совсем немного. Она сама развела костер из веток, правда, пришлось их поискать - местность была плоская, каменистая, а растения если и встречались, то были тонкими и колючими. Пришлось собрать гору сушняка, чтобы хватило на ночь. Огонь Ши разожгла у большого камня, села, опершись на него спиной. Достала бутерброды.
  Самое сложное было именно в привычке. Ши впервые делала все сама. Нет, она не была белоручкой, многое умела и принимала вполне взрослые решения, особенно в последнее время. Но раньше Ши чувствовала некую невидимую поддержку, за её спиной всегда стояли родители, миссис О'Брайен, да просто жители города. Она понимала, пусть и смутно: что бы она не сделала, можно всё исправить. Взрослые помогут и научат.
  И вот впервые она осталась совсем одна.
  Это было очень страшно, но и увлекательно тоже.
  Всего днем раньше ('Подумать только, это было вчера!') миссис О'Брайен дала ей совет: если понадобится помощь, следует искать её у женщин, либо старых людей. Ши не очень поняла, почему так, но тогда послушно кивнула. А сидя у костра и любуясь крупными, подмигивающими звездами, она вдруг приняла решение полагаться только на себя.
  - Это моя миссия, - тихонько прошептала она. - Я как Галахад.
  Что-то подсказывало ей, что одиночество куда легче переносить, если оно - твой собственный выбор.
  
  Заснула девочка только под утро и, соответственно, встала поздно, когда солнце стало припекать достаточно сильно, чтобы нагреть камень, к которому Ши прислонилась щекой. Умыться было нечем, а тратить питьевую воду было глупо, так что Ши просто потерла глаза. Достала карту, нарисованную миссис О'Брайен, развернула её.
  - Ага, посмотрим. - Пробурчала она себе под нос. - Ага...
  На бумаге с краю виднелась надпись 'Низины', рядом вилась линия реки, далее шел излом, изображающий подъем на плато, а потом, после большого белого куска, было нацарапано 'Копоть'.
  - Не очень ты мне помогла, - укорила Ши карту, и, собравшись, двинулась по дороге на запад. Судя по рассказам Минервы, повозки из Копоти доезжали в Низины за два-три дня. 'Пешком такое расстояние можно пройти за неделю, наверное. - Подумала Ши. - Тяжело, но преодолимо'.
  Так ей казалось в начале пути.
  К вечеру она так устала, что не стала даже разжигать огонь - со слипающимися глазами сжевала кусок хлеба, выпила воды и заснула моментально, безо всяких мечтаний, сомнений и размышлений.
  А утром у нее ужасно гудели ноги. Ощущение было такое, что ночью кто-то их отрезал, набил ватой пополам с камнями, а потом пришил обратно. И голова болела, а губы потрескались и распухли. Ши посмотрела в сторону далеких гор на западе. Казалось, они ничуть не приблизились. Она отхлебнула воды и та, как ей показалось, испарилась во рту мгновенно.
  В каком-то смысле Ши даже была рада тому, что с ней происходило. Это было тяжело, но правильно - каждый герой должен пройти через испытания. Обычно первое как раз касалось физических трудностей и как бы пыталось заставить героя сдаться и повернуть назад.
  - Ну уж нет, - хрипло сказала Ши сама себе. - Это же ерунда, жара и усталость, только и всего.
  И Ши двинулась дальше.
  По пути ей почти не попадалась живность. То ли в этой полупустыне не было обитателей, то ли они, будучи куда умнее Ши, прятались днем и появлялись лишь ночью. Пару раз в отдалении она видела какое-то движение, но не могла поручиться, что это не был, скажем, мираж. Горячий воздух стоял над землей, слегка колеблясь и искажал все, на что смотрела девочка. Несколько раз она слышала крик орла, но никаких точек на небе не наблюдалось.
  Дорога, кстати, существенно облегчала ей путь. По ней давно не ездили, так что частично ее занесло пылью и песком, но по ней было идти все равно удобнее, чем по каменистой почве. Ши переставляла ноги, стараясь не думать о том, что в Низине весна, дожди, цветы, а миссис О'Брайен сейчас наверняка пьет послеполуденный джулеп... И, наверное, ужасно волнуется за неё, Ши.
  'У меня всё хорошо, миссис О'Брайен, - подумала Ши, надеясь, что не мысли её, но хотя бы сильное чувство, исходящее из сердца, каким-то образом дойдет до подруги. - Не беспокойтесь!'
  
  Ши увидела впереди, чуть в отдалении, темное пятно, но сначала не придала этому значения. Даже не замечала его какое-то время, и продолжала идти, тяжело переставляя ноги. Однако взгляд её то и дело возвращался к пятну. Потом она поняла, что пятно не похоже на скалу или лес, и даже на озеро (хотя это было бы прекрасно!). Что-то в его очертаниях говорило, что неподалеку от дороги расположился город.
  - Копоть! Наконец-то! - Ши воодушевилась было и пошла быстрее, почти побежала, но потом умерила шаг, сообразив, что так она скорее выдохнется, а до города еще минимум несколько часов пути.
  Нетерпение и ощущение предстоящего растянуло время - девочке казалось, что город ни капельки не приблизился, а идет она к нему весь день. Но потом дорога пошла под уклон, идти стало легче, а в темной кляксе впереди, над которой висело серое, мутное облако, стали проступать очертания домов. А следом Ши услыхала далекий лязг и хриплый свист, и еще тяжелый звук какого-то механизма, который стучал с равными промежутками: 'Бум! Бум!'.
  Копоть оказалась очень шумным, но на удивление маленьким городком. Ши разглядела его сверху, еще на подходе - всего две улицы! Правда, очень длинные; одна пересекала другую под почти прямым углом, так что с высоты полета птицы город выглядел, как огромная буква Х. Дорога, по которой шла девочка, вливалась в эту букву, и по обеим её сторонам начинали вырастать домишки. Ши поразилась, что ни один из них не был выше двух этажей, и, как ей показалось, все они были построены из дерева.
  'Даже наши Низины больше похожи на город, чем эта деревушка, - подумала Ши. Она шла по улице, вертя головой туда-сюда, рассматривая вывески. - Надо первым делом найти какое-нибудь место, где можно поесть и попить - там же и узнаю, куда идти дальше'.
  Людей на улицах вообще не было. У какой-то конторы с грязной вывеской 'Омби и сын' сидел в кресле-качалке старичок. Ши подошла и, вежливо присев в подобии реверанса, которому её обучила Минерва, спросила:
  - Здравствуйте, подскажите, пожалуйста, где я могу отдохнуть с дороги и поесть?
  Старик, у которого на дряблой, отвисшей коже шеи торчала на удивление белая и редкая щетина, пожевал губами и прошамкал:
  - Дальше по улице салун.
  - Простите, салон? - Не поняла Ши.
  - Салун. - Повторил старик и подозрительно окинул её взглядом белесых глаз.
  - Спасибо, - выдавила Ши. Желания продолжать разговор не возникло. Она пошла дальше по улице, как и было сказано, читая вывески.
  'Может, там раньше был салон, а потом кто-то напутал с названием и теперь все повторяют ошибку? - думала она, - Странное дело, людей так мало, а каждый второй дом - какая-нибудь контора, магазин, лавка или... о, даже банк есть! Но еще только середина дня. Может, они все работают на фабрике, где так громко бухает та машина?'. Наконец Ши увидела вывеску 'Салун Джо' и направилась было ко входу, но внезапно замерла и резко втянула воздух от удивления.
  Лошадь! У салуна стояла самая настоящая лошадь! Ши никогда прежде не видела их вживую, только на картинках. Она чуть было не прошла мимо, просто потому что ей и в голову не пришло, что тут такое можно встретить! Лошадь была огромная, она шумно, как показалось девочке, дышала, бока ее поднимались и опускались.
  'Как живая гора', - восхищенно подумала Ши. Глядя на размеры животного, она уверилась в том, что такие громадины и впрямь могли в древности носить на себе людей, закованных в железо.
  Она проторчала у входа минут десять, завороженно разглядывая лошадь, пока ее не толкнул какой-то человек, выходящий из салуна. Он слегка пошатывался и пахло от него не слишком приятно.
  - Извините, - машинально пробормотала Ши, хотя это мужчина налетел на нее, чуть не сбив. Он в ответ проворчал что-то неразборчивое и поплелся по улице. А девочка вошла в салун.
  Если он когда-то и был салоном, то точно не красоты. Пол был грязным, почти все пространство большого зала на первом этаже занимали столики со стульями, с потолка свисали какие-то тряпки, пахло спиртом и подгоревшим маслом. Отвращающее впечатление усиливалось тем, что окна были покрыты пылью и засижены мухами, и то небольшое количество света, что проникало сквозь них в помещение, только делало его более тоскливым. Впрочем, люстра поражала воображение - она была сделана из огромных оленьих рогов, на каждом отростке торчали свечи, но они не горели. Ши взглянула на пол под люстрой - похоже, свечи не зажигали очень давно. Мысль о том, что воск попросту убрали, после всего увиденного даже не пришла ей в голову. Посетителей было мало: кроме самой Ши, в углу сидел еще один старик, почти копия первого, и еще в глубине пара каких-то усталых мужчин. О том, что они устали, девочка догадалась по тому, что они спали прямо на столе.
  Собравшись с духом, Ши подошла к высокой стойке, за которой скучал толстяк, то ли хозяин, то ли бармен. Он лениво ковырял зубочисткой во рту. Ши опять сделала реверанс, но, поймав удивленный взгляд толстяка, решила, что этот обычай тут не принят, а значит, и она может обойтись без приседаний. Она хотела спросить про Копоть, но первым вопросом было:
  - Скажите, а чья это лошадь снаружи? Она настоящая? И как её зовут?
  Толстяк пожевал зубочистку и потом ответил:
  - Понятия не имею. Тебе чего, малютка?
  - Извините, я не представилась. И здравствуйте, кстати. Моё имя Шивон Данделайн и я путешествую. А как вас зовут?
  С каждой её фразой удивление толстяка всё росло. Его маленькие глазки округлились, он даже прекратил жевать свою щепку. Прочистив горло, он после паузы ответил:
  - Джо. Салун Джо, видела? Читать умеешь?
  - Умею, спасибо. Не могли бы вы мне подсказать, как добраться отсюда в Гранит?
  - Ну ты и даёшь, малютка. В сам Гранит, хэ? Сначала тебе надо добраться до Копоти...
  - Извините, а разве это не Копоть?
  Толстяк рассмеялся:
  - Аха-ха, нет конечно! Копоть - огромный город, а мы так, поселок. Сушь, не слыхала? Откуда ты вообще взялась то?
  - Из Низин. - Ши постаралась не подать виду, что огорчена. Надо же, а она думала, что половина или хотя бы треть пути уже пройдена... - Могу я заказать что-нибудь на завтрак?
  - Низины, Низины... слышал что-то, но точно не могу припомнить. Конечно, - хмыкнул хозяин, - бери на выбор яичницу с салом, вареную картошку или ящериный суп. Я бы посоветовал картошку. Ну, или суп. Или яичницу.
  - Картошку, пожалуйста. - Попросила Ши, посчитав, что эта еда безопаснее остальных и её желудок точно с ней справится.
  - Сейчас будет. Присядь пока, малютка из Низин.
  Толстяк Джо удалился куда-то в соседнее помещение, видимо, в кухню, а Ши принялась выискивать себе место. Не то чтобы салун был полон, как раз наоборот; просто кое-где было слишком темно, а на некоторые стулья она не села бы ни за какие коврижки, настолько они были грязные. То есть, Ши и сама не была эталоном чистоты после нескольких дней пути, но те стулья...
  'Такое ощущение, - подумала девочка, - что на сиденья годами проливали масло, на него липли мухи и засыхали, и так по новой'.
  Наконец она приметила более-менее чистые стол и табуретку у окна, что давало Ши дополнительную возможность рассмотреть лошадь, пока она будет есть. Девочка присела и уставилась на безучастно стоящую там же, около входа в салун, лошадь. Было что-то сказочное в этом животном. Минерва говорила, что все лошади вымерли, а вот гляди-ка, не все.
  'Может, я смогу купить её и дальше поеду верхом? Вот было бы здорово...' - размечталась Ши, но мысли её прервал Джо, поставив со стуком на стол большую миску, полную дымящейся картошки.
  - Деньги-то у тебя есть, малютка? - Подозрительно спросил он.
  - Есть, - ответила Ши и тут же осторожно добавила, - хоть и немного. Сколько это стоит?
  - Четыре медяка.
  - Столько точно есть. Спасибо. - Ши взялась за ложку.
  Хозяин салуна собрался было уходить, но задержался.
  - Низины... это не деревушка там, за востоке, за ядовитой рекой?
  'Деревушка! Кто бы говорил!' - хотела возмутиться Ши, но сдержалась и вместо этого вежливо ответила:
  - Да, на востоке. И река, кстати, не ядовитая. Не в том смысле, что питьевая, но... А что вы про нас слышали? Мне говорили, из Копоти раньше к нам ходили дилижансы.
  - Вот потому я про твои Низины и вспомнил. Когда я был пацаном, повозки и правда ходили, но потом у вас в шахтах кончился уголь, и смысла туда ездить больше не было.
  - Как кончился? - Удивилась Ши. - У нас полно угля.
  Толстяк Джо внезапно передумал уходить. Он поглядел по сторонам, подтянул к столику Ши стоящий неподалеку табурет и присел рядом.
  - Полно? - Приглушив голос, спросил он. Девочка удивилась, увидев на лице толстяка подобие какого-то расположения. До этого он смотрел на неё, как на сумасшедшую.
  - Ну да, - подтвердила она и бросила быстрый взгляд на еду.
  - Ты ешь, ешь, - масляным голосом сказал Джо. - Меня не стесняйся. Хочешь, я тебе подложу вареного мяса? За счет заведения.
  - Ящериное?
  - Обижаешь, куриное. Так что про уголь?
  Ши, которая, если честно, сильно проголодалась, уже набила рот картошкой и, извиняясь, только промычала что-то в ответ. Толстяк улыбнулся.
  И тут Ши услышала сначала низкий гул, похожий на урчание какого-то крупного животного, доносящийся с улицы. Он стих, но появилось странное бренчание и звякание. Оно приблизилось, скрипнула дверь, и в зал вошел мужчина. Затем остановился на пороге, осматриваясь. Это был самый странный человек, которого Ши когда-либо видела.
  Во-первых, роста он был гигантского, и сам крупный, но не как толстяк Джо, а как... шкаф. Или великан. И еще у него было загорелое, круглое лицо, и блестящие темные глаза. Во-вторых, одет он был удивительно - в широкие штаны, ярко-красную рубаху и черный кожаный жилет. С пояса свисали кобуры больших пистолетов. А на голове у него была забавная шляпа - тоже черная, с высокой тульей и огромными полями, на краю которых висели десятки бубенчиков. Они-то и издавали этот приятный перезвон, что услышала Ши.
  Девочка даже забыла жевать, а незнакомец, обведя глазами зал и заметив хозяина, радостно замахал рукой и широко улыбнулся. Во тьме ослепительно заблестели золотые зубы.
  - Джо! - Зычно закричал гигант и зашагал к ним. Тут Ши догадалась, что второй звук, что она слышала, а именно мерное бряцание, получалось во время ходьбы этого странного человека. Она скосила глаза вниз и увидела, что к высоким каблукам на сапогах незнакомца прикручены металлические колесики.
  Толстяк Джо, казалось, был не рад появлению нового посетителя, однако улыбку из себя выдавил.
  - Эрнандо! - Поприветствовал гиганта Джо и шепнул девочке: - Погоди, я сейчас его обслужу и вернусь.
  - Задай моему коню корма, а мне еды, да побольше, я в дороге три дня! - Великан подошел к ним широкими шагами, звякая при каждом движении. - О, маленькая сеньорита! Вы услада для усталых глаз!
  Эрнандо отвесил изящный (что было удивительно при его размерах) поклон. Ши, (наконец-то!) вскочила и присела в реверансе. Великан одобрительно блеснул зубами.
  - Позвольте представиться: Эрнандо Кесада, Покоритель Дорог, Освободитель угнетенных, Рыцарь Львов!
  'Рыцарь!' - обрадовалась Ши и заулыбалась в ответ:
  - Шивон Данделайн, можно просто Ши.
  - Скажите, отчего на вашем юном челе лежит тень забот? Не могу ли я развеять хотя бы одну из них?
  - Не можешь, - внезапно встрял хозяин, - её заботы не твоего ума дело. Иди, поешь, а я сам тут разберусь.
  Ши не решилась влезть со своим мнением в разговор взрослых, хотя если бы кто её спросил, она бы ответила, что компания веселого Эрнандо её бы порадовала. Тем более что говорил он очень похоже на героев её любимых книг. Но пока она сомневалась, Джо уже увел Эрнандо в сторону. Ши разглядывала новоприбывшего с плохо скрываемым интересом, жуя картошку, но кроме неё, похоже, никто в салуне внимания на шумного Эрнандо не обратил. Джо усадил его подальше ото всех, потом долго хлопал по спине, делано смеясь, и ушел на кухню. Сгрузив множество тарелок на стол Эрнандо, он с последней направился к Ши и поставил перед ней маленькую ножку курицы.
  - Вот, как и обещал. Кушай, малютка, а то ведь такая тощенькая... Ну что, продолжим про...
  - А почему бы нам не пригласить мистера Эрнандо к нам за стол? - Спросила вежливая Ши.
  Хозяин салуна поморщился.
  - Потому что он 'локо'. Ну, сумасшедший, понимаешь? Лучше с ним не связывайся. Так вот про...
  - Это вы из-за шляпы? Конечно, она довольно экстравагантна, - блеснула Ши словцом, - но у нас в Низинах живет тётушка Эмбер, так она любит шляпки с такими огромными...
  - Да причём тут шляпы! - Раздраженно перебил её Джо, но потом, взяв себя в руки, улыбнулся. - Нет, шляпа тут ни при чём. Он 'локо', потому что... ну, пристает ко всем, помощь предлагает, всякие сказки про себя выдумывает. И свой байк называет лошадью.
  - Свой что? - Не поняла Ши.
  - Байк. Чопер. - Джо перебирал названия, но, видимо, не видел на лице Ши ни тени понимания. - Мотоцикл. Э-э-э, повозка маленькая такая, на двух колесах. Да Бог ты мой, вон, глянь в окно, стоит рядом с настоящей лошадью!
  Ши вгляделась в грязное стекло. Джо, крякнув с досады, протёр его тряпкой, засунутой за пояс, и девочка наконец смогла разглядеть как следует то, о чём говорил толстяк. И правда, на улице стоял...
  - Велосипед с мотором! - Радостно воскликнула Ши.
  - Что-то типа того, - кисло согласился Джо.
  - А когда он попросил задать ему корма..?
  - Он имел в виду синтопливо. Кстати, о нём...
  - Син-что?
  Джо закатил глаза.
  - Малютка, я тебе что, Энциклопедия? Ты где росла вообще? Синтопливо, синтетическое топливо, делается из угля. Про который я, кстати, уже битый час пытаюсь у тебя выспросить.
  - Извините, - быстро проговорила Ши и схватила ножку курицы. - Я больше не буду. Спрашивайте, я пока пожую.
  - Про вашу шахту. Ты сказала, что там полно угля, так?
  Ши кивнула молча, потому что рот был набит курицей.
  - Ну... - Подбодрил девочку Джо. - Насколько его много? Тонн пять в день дает? И куда вы его продаете? Если в обход наших, значит, другую дорогу в Копоть нашли, больше скупать некому вроде.
  - Я не знаю про тонны, извините, - Ши дожевала и теперь облизывала кончик кости.
  - Ладно, спрошу по-другому. Сколько в день вывозят вагонеток?
  - Не знаю, но обычно мы с мамой за день собирали корзину или даже две. - Не заметив, как вытянулось лицо толстяка, Ши продолжила. - Там еще со старых времен что бросили, валяется. Если у кого хватало смелости и он шёл глубже, могли и пять корзин взять, но так много же никому и не нужно, почти у всех Машины есть, от которых всё питается. Уголь это для холодных дней, когда надо вторую печку затопить, или поменяться с бедняками, у кого Машин нет, или костер запалить, у нас с деревом не густо, или еще что.
  - Две корзины... - Тихо повторил Джо.
  На секунду Ши отчего-то показалось, что хозяин салуна сейчас выхватит у неё из рук куриную косточку и отшвырнет прочь, но тот лишь пожевал губами и выдавил:
  - Приятного аппетита. С тебя четыре монеты за картошку и еще пять за курицу.
  Он встал и грузно зашагал к стойке. Ши, слегка напуганная тем, как изменилось выражение его глаз, даже не спросила, почему вдруг бесплатная курица стала стоить пять монеток.
  'Наверное, я его чем-то обидела, - подумала Ши. - Подумаю над этим потом, перед сном. Сейчас на полный желудок думается не очень хорошо'.
  Она и впрямь чувствовала сытость и тепло, даже клонило в сон. Но еще была куча дел - надо было найти транспорт до Копоти (раз уж оказалось, что это не она), найти где переночевать, заполнить свежей водой бутылки. И раздобыть нормальную карту.
  Ши полезла в карман, не вынимая руки, отсчитала ровно девять медяков и выложила их на стол. Подобрала рюкзак и оглядела салун.
  К толстяку Джо она за помощью обращаться не будет, это точно. Он из-за своей стойки так на неё зыркнул! Пара спящих в углу мужчин тоже не в счет. Может, тот старичок? Миссис О'Брайен же говорила, что нужно подходить к пожилым людям. Прошлый старичок помог. Правда, с неохотой, так что...
  Ши покосилась на Эрнандо, но тот сидел к ней спиной, уставившись в окно. Девочка забросила за спину рюкзак и вышла на улицу.
  
  Лошадь, завидев её, фыркнула. Шивон подобралась поближе, робко протянула руку и коснулась лба лошади. Погладила его, но на большее не решилась. В конце концов, у лошадей тоже могут быть свои правила вежливости - может, ей не понравится, если Ши начнет её чесать за ухом.
  Мельком Ши взглянула и на 'мотоцикл' Эрнандо - он был огромный, под стать владельцу, весь из металла и кожи. На боках его висели сумки, и на каждой были вышиты звериные морды. Пах этот 'байк' резким и неприятным запахом, так что Ши задерживаться и рассматривать его не стала.
  'Пройду по улице вдоль до самого конца, - решила Ши и зашагала вперед, - поищу кого-нибудь, кто ответит на мои вопросы. А потом, если никого не найду, пройдусь по второй улице. Должны же здесь быть отзывчивые люди'. Девочка вспомнила то, как отзывался о великане хозяин салуна. Похоже, в этом городе человек открытый и добрый и впрямь мог прослыть сумасшедшим. Может, стоило подойти к нему? Но для Ши, которую миссис О'Брайен учила быть скромной и вежливой, почти немыслимо было бы напроситься к кому-то в компанию, если он сам не хотел.
  Ши подумала было о миссис О'Брайен, но, ощутив глухую боль в сердце, поспешно затолкала эти чувства и мысли подальше, вглубь.
  'Еще не хватало, чтобы я от грусти сорвалась и начала кричать. Тогда жители Суши точно меня отсюда погонят. Лучше дождусь удобного случая, когда буду одна, как тогда, в пустыне'.
  Днем ранее Ши уже Кричала. Как раз после того, как вспомнила Минерву и ей стало невыносимо печально. Но тогда вокруг не было ни души, и 'пострадали' лишь камни, которые её крик сдвинул с места. А тут - люди, и их имущество. Даже если она никого не поранит, может что-нибудь сломать.
  Слева и справа всё так же висели вывески: 'Брадобрей', 'Скобяная лавка' (Ши гадала, что там могут продавать, наверное, скобы?), 'Пивная Бэбби', 'Ткани'. Была даже 'Газета 'Сушь сегодня'. И все эти заведения были закрыты, а некоторые, судя по виду, давно заброшены.
  'Наверное, тут раньше жило много людей, часто ездили повозки, было с кем торговать. - Размышляла Ши, медленно бредя по тихой, пыльной улице. - Дома ведь тоже сначала связь с внешним миром поддерживалась, были и торговые караваны, и почту возили, и газеты. А затем всё прекратилось. Может, как раз потому, что в Низине кончился уголь. А не поэтому ли Джо сначала так обрадовался, а потом так расстроился, когда узнал, что угля нет? Он, наверное, рассчитывал, что в его салуне снова будет много клиентов... Теперь понятно, отчего он злился. Всё останется по старому, городок не оживет и все дилижансы будут обходить Сушь стороной...'.
  Эта мысль Ши не понравилась. А вдруг и сейчас дилижансы не ездят? Неужели ей придется идти в Копоть пешком? Ши, дойдя до конца первой улицы, вернулась к перекрестку и повернула налево. Не то чтобы она боялась трудностей, но они с Минервой ведь рассчитывали дорогу, исходя из того, что Ши уже сейчас будет в Копоти, а до неё еще неизвестно сколько ехать... или идти...
  Девочке стало неуютно и тоскливо. Вид домов вокруг настроение только ухудшал: старые, обшарпанные, некоторые были даже заколочены. Многие - обклеены объявлениями о продаже. Ши поежилась и ощутила первый укол поражения.
  И именно в этот момент она увидела станцию.
  Вернее, сначала она увидела открытую лавку с надписью 'Вода', и воспряла духом, а потом Ши подошла ближе, и за водяной лавкой увидела следующую большую надпись:
  
  'Станция Сушь. Отправление дилижанса в Копоть - каждый 2 чтв. месяца. Отправление в Сажу - каждый 3 пон. месяца'
  
  Ши застыла, судорожно зажмурившись и быстро подсчитывая в уме дни. Четверг уже завтра, но какой?
  
  - Второй! - Радостно воскликнула девочка. - Второй! Ура!
  Смеясь, она буквально влетела на станцию. Вот так удача! А, может, и 'перст судьбы', как писали в книгах. Ей не придется ни идти в Копоть пешком, ни ждать целый месяц нужного отправления. Подумать только, если бы она пришла на день позже!
  Станция почти ничем не отличалась от остальных домишек в Суши, разве что чистота тут была почти идеальная. Ну, учитывая то, что само помещение было старое и многое держалось еле-еле - например, ставни, или косо стоящие у стен скамьи. Но в целом, особенно по сравнению с салуном, тут было даже приятно.
  Окна тоже были вымыты, так что зал станции заливал теплый желтый свет. У дальней от входа стены располагалась, судя по всему, касса. Так там, по крайней мере, было написано. Окошко её было украшено кружевной почти белой занавесочкой. Ши подошла и, еле сдерживая радостное нетерпение, постучалась в стекло. Буквально через несколько секунд окошко открылось и Ши увидела, что касса представляет собой как бы маленькую комнатку, в которой стояло кресло, у стенки - небольшой диванчик, а на столике рядом цвели бегонии. Все это она заметила, пока в окошке не появилась сухонькая, опрятная старушка в белоснежном чепчике.
  - Чем могу помочь, юная леди?
  - Здравствуйте. Мне, пожалуйста, билет до Копоти. Один. Для меня только.
  Старушка прищурилась:
  - Да я уж вижу, что больше никого нет. Редко тут кто бывает, люди больше из Сажи в Копоть ездят, а от нас все кто хотел уехать, уже давно это сделали, так что тутошняя станция только для дозаправки... Ох, что это я разболталась. Один до Копоти?
  - Да, - подтвердила Ши.
  Старушка вернулась к креслу, покопавшись в шкатулочке, стоявшей на столике, достала пачку картонок.
  - Один, один... Детский? Тебе сколько лет, деточка?
  - Тринадцать.
  - Приливы уже начались?
  - Еще нет, - призналась Ши. По выражению лица старушки она поняла, что та испытывает облегчение.
  - Хорошо, а то знаешь, подростков не берут в поездку в канун Приливов, мало ли. А ты вообще почему одна едешь? Случилось что?
  - К родителям еду. Вот, тетя отправила. Она заболела, не может уже за мной присматривать. - В целом, Ши не очень-то и погрешила против правды. Миссис О'Брайен была ей почти как родная, и девочка действительно ехала к маме с папой. На всякий случай она добавила: - Я из Низин.
  - А-а-а, - протянула старушка. - Тогда понятно. А я смотрю, лицо незнакомое. Наших-то молодых, кто еще в город не сбежал, запирают. А у тебя, видно, выхода нет. Ну это и правильно, лучше успеть добраться до родителей до того, как начнется. Вот, нашла, один детский. С тебя двадцать монеток.
  Старушка встала, проковыляла к окошку и протянула Ши билет. На стойке кассы стояло старое блюдце с отколовшимся краешком. Девочка насыпала в него горстку мелочи. Она посмотрела на билет - он был из толстого, шершавого картона, с одного конца в нем была просверлена дырочка и внутрь вставлено металлическое кольцо, видимо, чтобы удобно было продеть веревочку и носить его на шее. Ши прочла: 'Сушь - Копоть. Дет. 1 место. Отправление 10 утра' и улыбнулась. Затем вспомнила, что ей еще нужно позаботиться о ночлеге. И ей в голову пришла замечательная мысль.
  - Извините, - обратилась она к старушке, которая подслеповато пересчитывала мелочь. - А можно у вас снять комнату до завтра? Или хотя бы спальное место.
  - Да что же, я тебя и так положу, если надо. Ты, вижу, девочка хорошая. Вот прямо тут на диванчике и ложись. Только обойди сзади, я тебе открою изнутри.
  - Спасибо! - Горячо поблагодарила ее Ши. - Только я в соседний магазин схожу, ладно? Мне воды надо купить.
  - Конечно! - Улыбнулась старушка.
  
  Ши вприпрыжку отправилась к лавке с водой. Зашла внутрь и почти и не удивилась, когда спустя минуту, шаркая, из задних помещений к прилавку вышла та же самая старушка-кассир со станции. Не удивилась, потому что тут тоже все было вымыто до блеска.
  'И ведь удивительное дело, - подумала Ши, прислушиваясь к шагам старой женщины, - мне кажется, что немного мое настроение улучшилось и от чистоты вокруг... Я и не подозревала, как меня угнетала та грязь в салуне, пока не пришла сюда'.
  - Сколько воды? - Поинтересовалась кассир-продавщица.
  Ши выгрузила пустые пластиковые бутыли из рюкзака. Потом, подумав, достала и полные.
  - Эти тоже освежите.
  Ей захотелось отблагодарить старушку за доброту, пусть и просто купив у нее побольше воды. Кассирша вылила застоявшуюся воду в ведро, стоящее неподалеку, прикрутила бутыль к крану большой бочки проволокой, чтобы освободить руки, и присела на стульчик, охая.
  - Она долго наливаться будет, успеем и поболтать, - сказала старушка. - Кстати, меня зовут миссис Лоу.
  - Шивон. - Представилась Ши.
  
  Они говорили со старушкой о том, о сём весь вечер - сначала, пока набиралась вода, потом за чаем, на который миссис Лоу любезно позвала Ши. Шивон рассказывала о Низинах, о том, как там живут люди, но придерживалась своей истории, потому мало говорила о родителях, Минерве и конечно, не упоминала тот случай с отцом Бирном. Девочка достала приготовленные Минервой печенье и миссис Лоу его высоко оценила. Говорили в основном об обычных вещах - старушка рассказывала о муже, который уже умер, о детях, которые уехали из Суши, как только торговля стала портиться. Когда они покинули поселок, младшему внуку миссис Лоу было два, старшему - пять. Старушка надеялась, что свидится с ними до своей смерти, но уезжать в Копоть не хотела.
  - Тут я родилась, тут и помру. - Твердо сказала она. - А своим я с каждым дилижансом письма отправляю. Зову сюда хотя бы раз приехать.
  - А что они? - спросила Ши.
  - Пишут, 'некогда'. И всё реже и реже пишут. Да оно и понятно, что им тут делать, вместе с такой старой ветошью, как я. Наверное, за наследством приедут. А может, даже тогда не станут суетиться ради старой полузабытой станции.
  Миссис Лоу вздохнула. Ши сглотнула невесть откуда появившийся в горле комок и вдруг сказала:
  - А хотите я их поищу в Копоти? Вы мне адрес скажите, я и письмо им сама отнесу, и расскажу им, как вы без них скучаете. Может и гостинец передам какой.
  - Ох ты ж моя лапушка! - Мисис Лоу вся аж засветилась. - Гостинец! Добрая ты душа! Я подумаю, соберу сумочку - маленькую, конечно, я же вижу, сколько ты на себе тащишь, обременять тебя не буду... Ну ты иди спать, а я пока посылочку придумаю. Вот спасибо!
  И старушка расцеловала Ши в две щеки.
  Ши еле сдержалась, чтобы не заплакать, и разревелась в голос уже тогда, когда улеглась на диванчик в кассе и дождалась, пока миссис Лоу уйдет. Она долго плакала, накрывшись одеялом с головой. Милая старушка напомнила своей добротой о миссис О'Брайен. И Ши так ярко представилось, что и Минерва вот так же ждет её, надеется, и стареет, стареет...
  Ши успокоилась не сразу, но когда выплакалась, заснула глубоким и спокойным сном.
  
  А утром она проснулась от ощущения чего-то волшебного. Долгое время девочка не могла понять, отчего ей так светло и радостно на душе. Она открыла глаза,оглядела комнатку... вроде все было, как и прежде. В дверь постучали тихонько:
  - Шивон, пора вставать, завтрак ждет!
  - Я уже не сплю! - Ответила девочка, потягиваясь.
  В комнату заглянула миссис Лоу. Она как-то особенно лукаво улыбалась.
  - Как настроение?
  - Удивительно хорошее! - Призналась Ши. И тут её поразила догадка. - Пахнет снегом! Морозным утром - как такое возможно? Это... Это ваш Дар?
  - Да, - засмеялась миссис Лоу, - глупый Дар, но иногда очень кстати. Чай готов, я достала ради такого случая кактусовое варенье.
  - А дилижанс? - Спохватилась Ши.
  - Времени еще полно! - успокоила её миссис Лоу.
  
  Без десяти десять Ши, притопывая от нетерпения, стояла на дощатой платформе у станции. Она тепло попрощалась с доброй старушкой, взяла у нее письмо и маленький сверток, и спрятала их в центр рюкзака, самое сохранное место. Миссис Лоу расцеловала девочку, но на платформу с ней не пошла - у неё были обязанности по приему и заправке дилижанса. Поэтому Ши ждала следующей главы своей книги одна.
  'Опять я - Галахад, - подумала Ши, но теперь почти без грусти, - и это правильно, наверное. Рыцари в романах тоже путешествовали, встречали на своем пути злодеев либо помощников, но всегда ехали дальше'.
  Большие круглые часы у платформы внезапно заскрипели и издали глухой звук 'бомммммм!'. Ши взглянула на стрелки. Уже десять. Где же дилижанс?
  
  Минуты, казалось, растянулись, как резина. Вот длинная стрелка прошла одно деление, вот второе... Ши уже было решила вернуться на станцию и расспросить миссис Лоу, как услышала дальше по улице свист и грохот.
  К станции приблизился паровой дилижанс. Огромный, черный от копоти, с большой трубой впереди. Машинист потянул какую-то веревку и свист повторился, громкий и протяжный. Затем он соскочил на землю и зычным голосом крикнул:
  - Сушь! Станция Сушь! Остановка пятнадцать минут! Кому пополнить запасы воды - направо! Кому, извините, леди, отлить - налево!
  И сам ушел налево, почесывая затылок. Двери дилижанса открылись и на платформу высыпала толпа, человек пятнадцать. Все они возбужденно галдели, потягивались. Тут были и мужчины, и женщины, даже двое детей. Которые, кстати, тут же стали бегать - видимо, засиделись в тесноте. Их мать, женщина в зеленой шляпке с петушиными перьями визгливо прикрикнула, но мальчишки не послушались, и продолжили носиться кругами и смеяться.
  Шивон еще вчера расспросила миссис Лоу о расстоянии до Копоти и купила карту, правда, устаревшую. Дилижансу нужно было два с половиной дня, чтобы доехать до Копоти. Приличное расстояние, Ши бы добиралась около двух недель. Но теперь-то все пойдёт гораздо легче - с билетом на шее и картой в кармане Ши чувствовала себя во всеоружии.
  Девочка пригляделась к билету. Номера на нем никакого не было, миссис Лоу пояснила, что можно сесть, где хочется, мест обычно полно. Ши огляделась: машинист шел от станции и нес в каждой руке по ведру с углем. Занес в кабину, закинул в какую-то ёмкость и направился обратно.
  - Извините... - начала Ши, но он её прервал:
  - Погоди.
  И только после того, как притащил и высыпал еще четыре ведра, вытер пот кепкой и спросил:
  - Чего тебе?
  - Вот, билет. - Ши протянула картонку. - Сушь - Копоть, один детский, отправление...
  - Сам вижу. Ну что стоишь, садись.
  Ши обернулась, взглянула на станцию. С миссис Лоу они уже попрощались, и та сейчас наверняка занята, наполняет фляжки и бутылки пассажиров водой. Девочка мысленно пожелала старушке всего самого хорошего и поднялась по железным ступенькам внутрь дилижанса.
  Тут было темновато и пахло дымом, сажей, потом и почему-то кашей. Оглядевшись, Ши догадалась, почему - к топке самого дилижанса была прикручена печурка, и недавно, судя по всему, кто-то на ней готовил. 'Удобно, - подумала Ши. - А спать где?'
  Спать, судя по всему, предполагалось сидя. По крайней мере, сиденья были так устроены, что лежать на них было бы неудобно. Тут и там стояли сумки, чемоданы, да и просто огромные тюки, свернутые из одеял.
  'Похоже, люди из Сажи тоже покидают город', - подумала Ши.
  Пассажиры стали возвращаться. Ши, присевшая на краешек первого сиденья, тут же вскочила - вдруг она заняла чье-то место? Мужчины и женщины, одетые кто бедно, кто побогаче, заходили в дилижанс и рассаживались. Ши всех пропускала, время от времени извиняясь. Последними зашли дети и их мать в зеленой шляпке.
  - По местам! - закричал машинист. - Отправление до Копоти!
  Все расселись и Ши тоже было шагнула вперед, но тут поняла, что сидячих мест не осталось. Было очень неловко - когда она только зашла в дилижанс, ей показалось, что мест полным-полно. Она стала оглядываться, ища, куда бы присесть. Машинист просунул голову в окошко между кабиной и пассажирским отделением:
  - Стоять нельзя! - Крикнул он. - Качает! Правила безопасности!
  Ши панически заметалась. Остановившись около одного из сидений, на которое были навалены чьи-то вещи, она попыталась подвинуть чей-то чемодан, но визгливая дама с перьями закричала:
  - Убери руки! Ты что себе позволяешь!
  - Но... - Робко начала Ши. - У меня билет...
  - У меня тоже билет! - Закричала дама. - У всех билет! Это не дает тебе права щупать чужие вещи!
  - Но... - Ши качнуло назад - дилижанс дернулся. - Тут же просто сумки... их же можно переложить на пол...
  - Сама переложись на пол! - Отрезала дама с перьями и прижала сумки к сиденью.
  - Пока стоит хотя бы один пассажир, никуда не поедем! - Закричал машинист и все вокруг забормотали и стали покрикивать на Шивон, чтобы она уже села куда-нибудь. При этом ни один из пассажиров даже не шевельнулся и не подвинул свои вещи. Ши протиснулась к выходу и села на более-менее свободный пятачок - на верхнюю ступеньку подножки. Машинист скрылся в кабине, дилижанс дернулся еще раз, запыхтел и, шатаясь пополз вперед.
  Ши сидела, глотая слезы. Больше всего было обидно из-за того, что все вокруг были злыми без причины. Она ничего им не сделала, она просто купила билет и хотела ехать вместе с этими людьми в Копоть. Ши, как носитель такого опасного Дара, зависящего от эмоций, прекрасно понимала, что значит злиться по какой-то причине. Кто-то делает тебе больно - ты злишься. Кто-то обижает твоего друга - ты злишься. Вот на отца Бирна Ши очень злилась - но то было за дело, он оскорбил Минерву, заставил людей в Низине ненавидеть Ши, обратил против неё лучшего друга. А что сделала она, Ши, этим людям? Они её впервые видят!
  Девочка постаралась справиться с эмоциями - не потому, что была готова закричать, а уже просто по привычке.
  Может, Минерва была права и добрых людей больше среди старых и среди женщин? Миссис Лоу была доказательством этого, но вот рядом с Ши едет женщина, причем сама мать, с двумя детьми, и у неё нет ни капельки сочувствия к другой девочке.
  'Может, как раз всё дело в том, что я 'другая', чужая? - подумала Ши, - Но миссис Лоу меня тоже впервые вчера увидела, и, тем не менее, сразу предложила помощь. Наверное, всё зависит от людей. Они просто разные, независимо от возраста, пола, города, в котором жили. И прежде чем кому-то доверяться, надо на человека посмотреть. И даже прежде чем просто ждать чего-то от человека - что угодно, добра ли, зла, нужно сначала чуть подождать, а потом делать выводы'.
  На этом Ши успокоилась и, хоть и остался у неё неприятный осадок, дальше ехала уже со спокойной душой.
  Да, было неудобно. Она думала, что поедет у окна, любуясь прерией и горами, может, познакомится с кем-то интересным. Вместо этого она тряслась на подножке дилижанса, зажатая между чемоданами, и смотреть могла только на покрытую копотью внутреннюю стенку дверцы. Следить за течением времени, не имея перед глазами меняющегося пейзажа, было невозможно и минуты для Ши тянулись, как часы. Мерное покачивание убаюкивало и вскоре она прикорнула, опёршись спиной на собственный рюкзак, который так и не сняла..
  
  Её разбудили крики. Кто-то визжал, дети плакали. Спросонья Ши не поняла, что происходит. Раздавались странные звуки, словно кто-то тюкал молоточком по железному дилижансу. 'Град? - Сперва подумала Ши, и тут же поправила себя: - Какой град, тут же пустыня. Может, дождь?'
  - Бандиты! - Заорала дама с перьями. - Помогите!
  Кто мог бы ей помочь, неизвестно, ведь остальные пассажиры были в той же ситуации.
  Ши догадалась, что в бока дилижанса тюкают не гигантские курицы, а пули. Люди вокруг вопили, кто-то пытался закопаться в тюки, один мужчина нервно перетряхивал сумки. Пожилой усатый господин, похоже, единственный из присутствующих не потерявший хладнокровия, достал из чехла карабин и прочищал его.
  - Всем закрыть заслонки окон! - Крикнул из кабины машинист. - И успокоиться! Паника не поможет! Мы идем на полном ходу, можем оторваться, но возможно, придется отстреливаться! Поэтому все, кто владеет оружием, пройдите в заднюю часть дилижанса и приготовьтесь!
  - Отстреливаться? - Завопила дама. - Я на такое не подписывалась! Я буду жаловаться!
  - Если выживете, - хмыкнул пожилой усач и дама обожгла его ненавидящим взглядом.
  - Может, выбросить что-нибудь ценное и они отстанут? - Закричал молодой человек в очках. - У меня, правда, ничего ценного нет... - и он покосился на даму в перьях.
  - А что вы на меня смотрите? Что вы смотрите? У меня тоже нет ничего ценного! - Она ухватила своих мальчишек за курточки. - Кроме моих детей! Вы что, предлагаете выкинуть бандитам моих детей? Да вы чудовище!
  Молодой человек от таких обвинений стушевался и быстро переполз подальше от дамы. Та все не унималась:
  - Машинист! Сделайте что-нибудь!
  - У нас перегруз! - Завопил машинист. - Парень прав, нужно что-то выкинуть, бандиты вряд ли отстанут, но дилижанс станет легче!
  Ши за время этих обсуждений как раз достала из рюкзака пистолет, подаренный Минервой, проверила, как та учила, патрон в обойме и в стволе, передернула затвор. Встала, шатаясь, чтобы пройти к усачу, уже устроившемуся позади всех. Ши была готова отстреливаться, хоть и боялась ужасно.
  - Вот! Вот что надо выкинуть! - Внезапно заорала дама с перьями.
  Она вскочила, ударила Ши в грудь и та попятилась, споткнувшись на ступеньке. Дама прыгнула вперед, дернула какую-то ручку - позади Ши засвистел ветер, её обдало жаром. Дама крикнула громко какое-то непонятное слово:
  - Баласт!
  И вытолкнула Ши из дилижанса.
  
  Шивон не успела ни удивиться, ни испугаться, ни даже разозлиться. Перед глазами у нее всё сделало кувырок, она пребольно ударилась спиной, хоть рюкзак и смягчил падение. Её завертело и она прокатилась по дороге, царапая колени и локти. Наконец мир перестал вращаться и Ши убрала руки от лица, которое инстинктивно прикрыла. Затем медленно поднялась на ноги и осмотрелась.
  Позади неё, не сбавляя скорости, мчался дилижанс. А перед ней по дороге приближались пять точек. Судя по шуму моторов, бандиты ехали на 'байках' - они урчали так же, как и 'лошадь' Эрнандо. Ши поискала глазами пистолет, который выронила во время падения. К счастью, он лежал совсем рядом. Она посмотрела налево, направо: всюду расстилалась ровная прерия, сухая, без единого кустика, за которым можно спрятаться, без единого камешка.
  Ши подобрала оружие, еще раз проверила патронник, шмыгнула носом и стала, широко расставив ноги, посреди дороги. Если придется драться, она будет драться.
  Главное - не Кричать.
  
  
  

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"