Белякова Евгения: другие произведения.

Третья часть. Глава 16

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Араханд

  Глава 16
  
  
  Гринер сидел на носу корабля, свесив ноги за борт. Для надежности он ухватился за веревку, привязанную к отверстию в борту. Привычка ругать себя за любой промах попробовала было восстать из пепла, но он только поморщился и продолжил спокойно любоваться синей морской водой с белыми барашками.
  Как он и предполагал, к нему подошла Тео. Правда, не сразу, как он покинул каюту, а через час. Она села рядом, кашлянула:
  - Кхм. Неловко вышло. Извини.
  - Это я сглупил, - натянуто ответил Гринер, покосился на магичку... и, заметив, что в глазах у нее пляшут веселые искорки, сам не выдержал и рассмеялся. - Не сглупил, на самом деле... не ожидал просто. Может, вы с Риком платок будете красный вешать на ручку двери?
  - Договорились, - Тео прыснула, прикрыла рот рукой, стараясь заглушить смех. - Но ты тоже имей в виду... и стучись.
  - А 'азаль' - что значит? Так Рашид про Рика сказал, я думал, это означает 'бард'.
  - Азаль - 'Возлюбленный'. Кстати, о языке... надо бы позаниматься. Пойдем-ка в каюту, солнце высоко, начало припекать...
  Тео была права. Раньше, утром, надев тонкие шаровары и рубаху, Гринер немного подмерз. Затем, во время тренировки, разогрелся, но довольно быстро остыл. А вот сейчас, днем, уже стало жарковато.
  - Последний вопрос, и пойдем...
  Юноша пересказал их разговор с капитаном и спросил насчет 'коварства'.
  - Ох... в чем-то он прав. Но тут надо учитывать, что Рашид это слово применил только по отношению к бою на мечах. Ты слишком открытый, тебя легко просчитать. По тому, как ты ставишь ногу, поворачиваешь корпус... а надо обманывать противника.
  Гринер, подумав, кивнул.
  Они вернулись в каюту, где их ждал бард. Волосы, отросшие до плеч, он собрал в хвост на затылке, и сидел, скрестив ноги и выпрямив спину, ни дать ни взять, прилежный ученик.
  Дальнейшие несколько часов показали, что так оно и есть... и даже больше. У Рика была то ли врожденная, то ли натренированная, блестящая память, и он слету запоминал слова и даже целые предложения. А уникальный слух позволял ему схватывать произношение очень точно. С Гринером же Тео изрядно намучилась.
  - Арраи'с даштхи те нагариди, - повторила она. - 'Чрезвычайно рад вас видеть'. А то, что у тебя получилось - 'Через какое-то время я упаду'. Давай еще раз. Только запомни, 'арраи'с', а не 'аррис', и 'даштхи', а не 'дашхи', и с придыханием...
  Сначала они выучили расхожие фразы, вроде 'спасибо', 'пожалуйста' и тому подобные. Тео поясняла отдельные слова, проговаривала каждое в отдельности, глаголы старалась представить в разных сочетаниях. Наконец, к облегчению натурально вспотевшего от усердия Гринера, она объявила перерыв.
  - Поздороваться и купить на рынке еды вы сможете. Вот еще - постарайтесь больше общаться с командой. Спрашивайте о значениях слов, сами не стесняйтесь их употреблять. Народ тут веселый, будут смеяться над вами - но не со зла, так что спрашивайте снова и снова. Вечером потренируемся с мечами.
  Так и повелось. Дважды в день они махали деревяшками на крыше каюты, после утренней тренировки разбредались каждый по своим делам. Гринер помогал матросам - вернее, как он выучил, бахарам, с уборкой судна, проверкой снастей, штопкой паруса. Даже немного освоился с командами, и вскоре, когда Рашид, стоящий у руля, кричал 'Аннэх ирти!', юноша со всеми бросался к вантам и лез наверх, чтобы поднять парус. Капитан часто звал его к себе, рассказывал, как называются созвездия; что такое галсы, что делать в бурю.
  Рик же, лишенный возможности влиться в компанию матросов наравне с ним, с лихвой восполнял этот недостаток - он пел и играл на виэле. И если раньше некоторые из бахаров косились на него неодобрительно, то, как только он достал музыкальный инструмент, покивали друг другу: такие руки нельзя портить грубой работой и жесткими канатами. В первый же вечер Рик исполнил несколько песен, южанам они понравились, особенно 'Вниз по матушке Тегерре'. Они научили барда своим песням... и вскоре на корабле установилось что-то вроде традиции: перед отходом ко сну все собирались на палубе, Рик устраивал представление. Читал стихи, музицировал, быстро подхватывая арахандские ритмы. Под палящим южным солнцем, которое с каждым днем словно становилось все ближе, бард обгорел, и первые несколько дней ходил красный, как вареный рак. Но потом, обретя легкий золотистый загар, больше от палящих лучей не страдал.
  Тео, помимо обучения Гринера и Рика языку, тренировок утром и вечером, да посиделок с музыкой, ничем особенно не занималась... Однако Гринер заметил, что периоды активности, энергичности, сменялись у нее апатией и даже головокружением. Пару раз она упала в обморок: сначала ее успел подхватить Рик, когда они сражались на деревянных мечах, потом принесли матросы - она чуть не свалилась за борт. На все попытки Гринера уговорить ее лежать в каюте, Тео добродушно огрызалась, и юноша всерьез обеспокоился бы ее самочувствием, если б не заметил, что с каждым днем она становится все крепче. На пятый день она уже скакала по кораблю, предлагая свою помощь то Рашиду, то Гринеру. Наконец, найдя компромисс между жаждой деятельности и своим положением на судне, заставила всю команду раздеться, искупаться в море, а одежду отобрала и постирала. И даже заштопала. Потом она прицепилась к повару, да так и не отстала, а команда с этого дня ела резко повкусневшую пищу и нахваливала северянку.
  Насколько Гринер мог заметить, из всего корабля, с Тео раньше были знакомы только капитан Рашид, да его помощник, тот самый одноухий Нарзун. Причем помощник держался от женщины как можно дальше.
  - Чего это он? - спросил Гринер у Рашида, когда Нарзун в очередной раз, завидев приближающуюся Тео, скрестил пальцы и поспешно убрался к другому борту.
  - Боится колдуний, - ответил Рашид. - Хотя при нем Тео в одном из плаваний на 'Звезде' спасла и корабль, и команду от бури. Но в тех местах, откуда он родом, не доверяют женщинам с волшебной силой.
  Плавание проходило спокойно. Капитан не раз говорил, что им невероятно везет. Обычно зимой корабль основательно трепали ветра, прежде чем он возвращался в гавань. А в этот раз - ни облачка на небе, и ровный, сильный ветер в корму. И вроде бы он радовался, но Гринер чувствовал, что за внешним довольством стоит опасение того, что после 'слишком хорошо' обязательно бывает что-то нехорошее. Он решил поговорить с Тео.
  - Я знаю, ты вроде как пока без магической силы... а я просто не умею справляться с погодой. Неужели нам и правда просто везет?
  - Не бывает простого везения, Гринер, - ответила магичка. - Это магия и есть. Но она сама по себе, я тут ни при чем. Просто мы... плывем в нужное место в нужное время. И, кстати, о серой магии...
  Когда Тео рассказала ему о том, что понятия не имеет, где находятся арахандские маги, и искать их придется Гринеру, юноша засомневался, что справится.
  - Тебе не нужно ничего делать специально, - объяснила Тео. - Ты просто должен... настроиться на то, что твоя задача - найти их. И тогда решение придет само. Но для того, чтобы настроиться... - Она сняла с шеи висящую на крепкой цепочке фигурку скорпиона из агата и протянула ученику. Гринер сначала отпрянул, поскольку, по вполне понятным причинам, испытывал глубочайшее недоверие к любым штукам, одеваемым на шею. Тео успокаивающе похлопала его по плечу:
  - В ней ничего магического нет, клянусь.
  - Тогда зачем она мне?
  - Для фокусировки твоего желания найти магов. Со временем ты сам сделаешь ее магической, за счет своего намерения, и она приведет нас к ним.
  Гринер позволил надеть на себя цепочку и потребовал подробных объяснений, но Тео лишь головой покачала:
  - Не могу, Гринер. Магия в Араханде совсем другая... а какая именно - тебе смогут ответить только хакаси, сами маги. Ты, главное, твердо и непоколебимо будь уверен в том, что мы их разыщем, желай этого всем сердцем - и дорога сама приведет нас к Скорпиону.
  - Но ты же их видела, общалась с ними, значит знаешь, где...
  - Просто поверь мне на слово. Если я приведу вас в оазис Шеккеле, там мы найдем лишь занесенные песком колодцы. А если поедем через Красные и Черные пески на юг от Араханда, - и это при условии, что выживем в них, что очень маловероятно, - то нас встретят неприступные горы, без малейшего признака ущелья. Я дважды находила хакаси, и оба раза случайно. И оба раза меня предупреждали, что вернувшись, я их не найду. 'К нам каждый новый раз ведет новый путь', мне сказали. Это вроде... испытания, что ли. Ты должен не просто приехать на знакомое место и постучать в дверь - а доказать, что они действительно тебе очень, очень нужны.
  Гринер смирился с необходимостью 'идти туда, не знаю куда', но один вопрос не давал ему покоя:
  - А если мы будем искать их год? Или два, или три? Весь мир может погибнуть за это время!
  - Вот и держи это в голове, думая о хакаси, - Тео потрепала юношу по отросшим волосам, стоящим торчком от соленой воды. - Если будешь думать о них так же настойчиво, как мучаешь вопросами меня, они встретят нас с поклонами уже в гавани Аджиры.
  День шел за днем. Гринер пару раз связывался с Дереком, но в ответ на свои расспросы получал только короткое: 'Все нормально. Все идет по плану'. Каждый раз, как он пытался спросить, как там Шезара и Дориан, Дерек прерывал связь. Да и была она тонкой, непрочной - Гринер словно касался лишь самого края сознания Дерека. Тео, услышав об этом, отдала ему свой кристалл, уверив юношу, что, когда его добыли из пещеры, Кендрик даже не родился. 'Мне он все равно пока особо не нужен, а тебе поможет связываться с Дереком', - сказала она.
  Гринер согласился, прибавив кристалл на цепочке к висевшему на шее скорпиону.
  Плавание было мирным, размеренным... вокруг, когда ни посмотри, увидишь лишь бескрайнее море. А под ногами одна и та же палуба. И это успокаивало. И тяжелая физическая работа Гринеру нравилась - знай себе драй доски, или размазывай смолу. Не надо ни интриговать, ни вычислять, как отзовется на окружающих тот или иной твой поступок; какие будут последствия каждого твоего шага или слова. Вернее, Гринер прекрасно знал последствия - если вымыть палубу от сих до сих, она будет чистой. И все. Эти две недели были временем, которое они тратили на то, чтобы восстановиться, прийти в себя, расслабиться. 'Заслуженный отдых, - думал Гринер, - для меня, Тео и Рика'. И тут же возникала другая мысль: 'А у Дерека такого отдыха нет'.
  
  
  Черный маг чуть высунулся из-за обледеневшего валуна и тут же на него полетела каменная крошка вперемешку со льдом. Краем глаза он успел увидеть разъяренную женщину - вернее, тварь, которая приняла женский облик, вкупе с длинными, заканчивающимися роговыми шипами отростками, торчащими из тела. Синюшная кожа, безумный взгляд.
  - Лупит поверху, - скривился Дерек. - Что ей мешает обойти нас сбоку и попытаться убить?
  - На наше счастье, она непроходимо тупа, - откликнулась Хелена, скрючившаяся рядом. - Но я пока не видела ее слабое место... а если она не даст нам высунуться, то и не увижу.
  - Я отвлеку, - сказал маг и ринулся от валуна к ближайшему толстому дереву.
  Тварь имела шесть отростков - двумя из них, растущими из верхней части плеча, она цеплялась за ветку, на которой висела. Остальными четырьмя она слепо размахивала во все стороны. Завидев мага, она завыла и хлестнула щупальцами. Одно 'лезвие' просвистело у лица Дерека, другое мазнуло по дереву, за которым он успел спрятаться, и в воздух полетели щепки.
  - Ну что, видела? - крикнул Черный Хелене.
  - Нет... Давай еще раз!
  Дерек тихонько выругался и припустил к следующему дереву. Впрочем, 'припустил' - не совсем верно сказано: глубокий снег мешал развить скорость, позволяющую не особо беспокоиться за свою жизнь. Дерек экономил силы для боя и потому пользовался тем, что ему дала природа - ногами. Можно было, конечно, полетать вокруг твари, насмешливо улюлюкая, но тогда - кто знает, хватило бы у него энергии расправиться с ней? Прямой удар он уже пробовал - в самом начале, когда они с Хеленой натолкнулись на тварь-женщину в лесу неподалеку от места Прокола. Правда, она тогда не походила на порождение Ничто - да, страшно худая, иссиня-бледная, будто пережила смертельную болезнь, но... человек. Дерек сначала подумал, что женщина - жертва твари, которая каким-то образом выпила жизненную силу из первой подвернувшейся крестьянки, но осторожность заставила засунуть благородный порыв куда подальше и сначала проверить, - и не зря. Стоило им приблизиться, как стон женщины превратился в визг, а она сама - в чудовище.
  - Есть! - Радостно крикнула Хелена.
  'Зачем орать...' - подумал Дерек, и, тут же, будто услышав его, Хелена перешла на мысленную речь, поясняя, куда бить и как.
  Несмотря на то, что Серая все подробно разъяснила, пришлось туго. Тварь, словно догадавшись, что маги перешли к активным действиям, сделалась раза в три проворнее. Видимо, понимала, что время запугивания прошло и теперь надо бороться за собственную жизнь. Она удирала от Дерека, цепляясь за ветки своими отростками - быстро-быстро, а ему пришлось бежать следом и палить по ней, промахиваясь. Деревьев он поломал кучу, но, наконец, тварь лежала на снегу, спеленутая заклинанием.
  В этом-то и заключалась сложность - тварь необходимо было не убить, а захватить.
  - Не слишком ли она опасна для того, чтобы демонстрировать ее студентам? - Спросил Дерек. - Может, сразу в подвалы?
  За эту неделю с небольшим он существенно продвинулся в своем внедрении. В частности, узнал от Мальти, что большинство тварей необходимо обездвиживать и переправлять в подземелье Ордена Близнецов. Зачем - старик не говорил, только ухмылялся так, что Дерека дрожь брала.
  - Мальти сам решит, - отозвалась Хелена, открывая портал. Дерек для этого был слишком вымотан. Вторая тварь за день - похоже, Мальти все же был прав насчет увеличения Проколов... либо же занял чем-то посторонним остальных магов, и отдуваться за них заставил Дерека с Хеленой. Первая тварь оказалась сильной и ловкой - и чуть не снесла Черному голову, когда тот зазевался. Если б не Хелена, швырнувшая в нее огонь, эта змеевидная гадость осиротила бы Башню на одного Черного мага.
  Две за день и шесть за полторы недели... Дерек чувствовал, что такой темп скоро аукнется.
  Они переместились в Башню. Тварь беспомощно висела в воздухе позади Хелены, вращая глазами в бессильной животной ярости. Дерек мысленно сообщил Мальти о прибытии, и Глава появился в зале, где они оказались, довольно быстро. Осмотрел тварь, расспросил Хелену.
  - Сначала студентам показать, потом в Подземелья, - решил он. - Дерек, займись, у тебя как раз лекция через полчаса.
  Черный уже привык к тому, что Мальти выжимает из него все соки. Словно Белый старался показать - хочешь стать моей правой рукой, работай в три смены. Дерек попробовал бы отказаться от учительства, тем более что всегда старался от него увильнуть, но тогда потерял бы возможность вызнать, как именно готовят будущих магов. Поэтому, дождавшись, пока Мальти предложит ему обучать новичков, только кивнул.
  Первые студенты появились дней пять назад. Четырнадцать человек, из них больше половины прислали Стрелки, в этом Дерек был уверен. Достаточно было посмотреть на юношей и девушек, которые, в отличие от товарищей, не раскрывали в восторге рты, оказавшись внутри Башни, а хладнокровно все подмечали. Впрочем, Дерек предполагал, что и среди тех, кто вел себя, будто деревенщина, впервые попавшая в столицу, могли быть посланцы от Ордена. Что проще - пусть пристально следят за теми, кто ходит с важным видом, в то время как остальные будут исправно тыкать в диковины пальцами, а потом докладывать старшим Стрелкам по всей форме. Так что вполне могло быть и так, что все неофиты были присланы Стрелками.
  Четырнадцать человек... капля воды в море, если учесть, сколько из них смогут стать полноправными даже не магами, а подмастерьями. Статистику Дерек знал. В Вердленде (и Лионе, если уж на то пошло) каждый двадцатый обладал маломальскими магическими способностями, которые называли как угодно, но не волшебством - удачливостью, лидерскими качествами, интуицией, обаянием, талантом ремесленника либо музыканта. Они использовали данные от рождения силы неосознанно. Одному из тысячи удавалось направить свои способности в нужное русло, и под контролем - их считали колдунами, травниками, ведьмами... если они выживали, когда магия, созрев, рвалась наружу. Чаще их силы дремали, и их обладатели проживали всю жизнь, так и не узнав, чем владеют. И лишь одного из десятков тысяч Судьба приводила к магу либо магичке, и указывала: вот этот.
  Мальти говорил, что до них пока не добрались те из будущих учеников, что живут в провинции, слишком далеко от столицы. И что пока надо учить тех, что пришли, потом будет множество новых... Дерек преподавал 'Борьбу с Темными', хотя по сути (то есть по настоянию Белого Главы) зачитывал главы из 'Монстрятника' и демонстрировал тварей, пойманных у Проколов. В свой первый урок он приволок в аудиторию 'Кукса', маленького зверька, охочего до пальцев на ногах. Студенты полезли на столы.
  Университет выделил магам один из своих корпусов, переместив студентов-естественников. В распоряжении Башни оказались четыре аудитории (из которых сейчас использовалась только одна, хорошо если на треть), две лаборатории и подвал с клетками для животных. Эти клетки нужны были только для того, чтобы поместить туда тварь, выволочь ее пред очи студентов, и закинуть обратно, чтобы вскоре перевезти к Стрелкам. Спали студенты в том же корпусе - в Башне они были только раз, в день, когда прибыли.
  Дерек подхватил висящую в воздухе тварь и направился к новоиспеченному Факультету Магии. Заперев клетку - естественно, не только на висячий замок, но и энергетически, он поднялся на этаж выше, к лаборатории. Оглядев себя, он понял, что на приведение одежды и рук в порядок уйдет куда больше получаса и, решив, что его вид как раз придаст ему выразительности и наглядно проиллюстрирует сложность борьбы с Темными, он всего лишь вымыл лицо и руки. Затем вернулся за тварью.
  Студенты - одиннадцать юношей и три девушки, - уже ждали его в аудитории, светлой и уютной. Поверх обычной одежды на них были накинуты мантии с изображением Башни на спине. Дерек задумался - каково им общаться с остальными молодыми людьми тут, в Университете? Не стали ли они изгоями? Впрочем, он не был уверен, что студенты пытаются сдружиться с кем-нибудь, кроме своих. Насколько он знал, студенты-маги с самого начала то ли сами отделили себя от остальных, то ли позволили этому случиться. 'Элита, - подумал Дерек, - вот кого из них хочет сделать Мальти'.
  Черный прикрепил энергетическую веревку к массивному столу, который с трудом сдвигали с места четверо сильных парней, уложил на него тварь и для надежности обмотал ее несколько раз. Изо рта женщины текла слюна пополам с какой-то черной жидкостью. Послышались шепотки с переднего ряда... впрочем, другие-то пустовали. Вначале студенты пытались отсесть как можно дальше от стола и преподавательской кафедры, но Дерек пригрозил, что тех, кто усядется далее первого ряда, он заставит ассистировать ему, и теперь все четырнадцать студентов сидели близко.
  - Воющая Хнанка, - объявил Дерек. - Очень редкий тип, причем необычная его разновидность. Обычно хнанки не гуляют по лесу, как эта, а прячутся - и, к тому же, куда менее похожи на людей. А эта, обратите внимание, еще и может скрывать свои отростки, чтобы выглядеть похожей на человека.
  Он всегда так начинал лекцию - сразу к делу.
  - Откройте ваши книги на букве 'В', найдите эту тварь.
  Студенты зашелестели страницами, косясь на учителя. Еще бы, внутренне усмехнулся Дерек, - он похож на пугало. Грязный, в каменной пыли и опилках, морда расцарапана. Прямо с военных действий, так сказать.
  - А... вот у меня вопрос... - поднял руку один из студентов, Марли.
  Пожалуй, его менее всего можно было подозревать в шпионаже - ну не похож был парень на Стрелка, хоть убей. И вопросы задавал правильные... если клещами вытащить. И глаза честные... Дерек решил, что если и этого подослали жрецы, парню лучше б не в маги податься, а в актеры. Всевердлендская слава ему обеспечена.
  - Задавай, - разрешил маг.
  - Ну, вот тут много Тварей описано. И еще добавляются. Они ведь непохожи друг на друга - какой смысл вносить их в книгу?
  - 'Монстрятник' начали составлять очень давно, - пояснил Черный. - Когда еще Проколы появлялись редко, почти в одних и тех же местах, и твари мало чем различались. Только в последние лет триста они приобрели какое-то разнообразие... Плюс к тому, все их отличия - мелкие. Но, в любом случае, книга эта - лишь подсказка, да и пример того, как много видов тварей может быть. Всецело полагаться на нее я вам не советую. Те из вас, кто станет Черными, должны будут в первую очередь слушать свою Серую пару. То есть, разбираться на месте.
  Мальти сказал, что студентов уже через две недели ждет принудительное обретение Цвета. Их накачают энергией, и... Сколько при этом погибнет, он умолчал. Дерек, в редкие часы одиночества, в своей комнате в доме на Широкой, когда мог позволить себе немного расслабиться, нередко задумывался - а не были ли те сумасшедшие люди, о которых говорили Тео и Рик, результатом таких вот 'обретений'? Не превратятся ли эти милые юноши и девушки, что сейчас сидят перед ним, в безумцев, ползающих в темницах Ордена?
  От осознания того, насколько страшные дела тут творятся - и какие еще предстоят, по спине Дерека пробежал холодок.
  - Понятно... а... когда нас возьмут с собой, ловить вот таких тварей? - спросил другой студент, тоже отличающийся от остальных умом... или не особо, судя по вопросу.
  - Ловить? - Переспросил насмешливо Дерек. - Я не ослышался?
  - То есть, уничтожать...
  Студентам, естественно, не докладывали о подземельях Ордена. Да и, насколько мог судить Дерек, многим магам тоже. Кто их знает, до чего они там самостоятельно додумались, но официально тварей по-прежнему убивали, развеивая в пыль. Лишь доверенные пары Черно-Серых - Дерек с Хеленой, да Деодред с Эфолем, занимались 'отловом'. Из Серых при Башне осталось только шестеро - Рисса погибла в прошлом году, Ольсен Ушел, Тео в Араханде... Дерек постарался не думать о Тео, а то еще, чего доброго, студенты заметят мученическую гримасу на его лице.
  Он скучал по Тео. Очень... даже больше, чем тогда, когда она была в плену у Кендрика. Тогда он, естественно, метался, страдал, бессильно злился - но знал, что не может с ней увидеться, даже понятия не имеет, где она и что с ней... лишь то, что она жива. Куда тяжелее было обходиться без нее, когда вроде вот оно - открыть портал, 'уцепившись' за Гринера, чтобы не промахнуться и не упасть в море, и всего через минуту обнять ее и рассказать обо всем, что заботит... Но нельзя. Тео плыла в Араханд, с Гринером и Риком, и... Дерек мысленно пожелал магичке и барду счастья и долгих ночей, полных любви - хоть кому-то из них повезло и он получил пусть короткую, но передышку...
  - Учитель... вас ранили? - обеспокоенно спросил Марли.
  'Вот демон', - выругался про себя Дерек. Все-таки позволил эмоциям проступить на лице... только сведенные брови и кривящиеся губы студенты приняли за гримасу боли.
  - Слегка. Царапина. - Коротко ответил Дерек, кляня себя за слабость. - Кто-нибудь зачитает описание Воющей Хнанки, или продолжите разглядывать мое лицо?
  
  
  - Аннэх алаи! - крикнул Рашид и команда бросилась к вантам. Гринер вместе с остальными быстро полез наверх, на рей. Ухватился за хайту и стал тянуть, подбирая парус. Закрепив свою часть, он, крепко обхватывая ногами рей, или, по-арахандски, 'гшут', завертелся, оглядел горизонт. Так и есть - справа, у самой воды - казалось, что далеко-далеко, - чернела зловещая полоса, пока еще тонкая.
  'Неужели буря?' - подумал Гринер и, дождавшись команды, спустился вниз. Подбежал к Рашиду.
  - Барах, - он обратился к южанину 'капитан', как и полагалось, а не по имени, и продолжил уже на своем языке, так как особых успехов в арахандском не делал. - На нас идет буря?
  Рашид, который стоял всего в двух шагах от него, словно и не слышал вопроса Гринера - даже голову не повернул. Юноша досадливо вздохнул, попомнил Тео, взявшую с команды обещание игнорировать северный язык, и переспросил на ломаном арахандском: - К нам идет, приближается сильный ветер, который рвет паруса?
  Рашид тут же оглянулся на него, улыбнулся ободряюще. Но затем посуровел:
  - Да, бахар. Приближается.
  Гринер спросил у Тео, в чем отличие 'матроса' и 'капитана' в южном языке, и она объяснила, что корень 'ба' означает море, и, соответственно, матрос дословно - 'младший моряк'. А 'капитан' - старший. Вообще-то, по правилам хорошего тона, Рашида следовало именовать Барах-Ан'лази, что значило 'Большой капитан', и каждому, хоть отдаленно знающему морское дело, становилось понятно, что он - владелец судов от пяти и выше, причем ходящий под парусом, а не просто купец. Но то на суше, на море разрешалось укорачивать звание. А вот когда они сойдут на берег... Придется обращаться к капитану Барах-Ан'лази Рашид Фархи ар Тайям, и Гринер не был уверен, что сможет все это произнести правильно.
  Юноша еще немного потоптался около капитана, потом попросился отойти, чтоб найти Тео. Рашид разрешил.
  Гринер нашел Тео в каюте. Перед тем, как зайти, проверил, не висит ли на ручке двери красная тряпка - магичка отнеслась к предложению Гринера серьезно. Знака не было, поэтому он смело вошел. Тео сидела на подушках, рассматривая карту арахандского побережья.
  - Похоже, буря идет, - сказал Гринер.
  - Я знаю... - отозвалась Тео.
  - И это... это значит, что мы уже не в нужном месте?
  - Гринер. - Тео отложила выделанную кожу, на которой ярко синело море, в сторону. - Вовсе нет. Мы итак проделали это путешествие гладко, как по шелку. Но мир не вокруг нас вертится... - и чуть тише добавила: - По крайней мере, не всегда...
  - И что делать?
  - Правильный вопрос. Надо решить - либо отходить в море, либо попробовать доплыть до берега.
  - Берега? Мы уже близко?
  - Полдня пути, - подтвердила Тео. - Сложность в том, что, если продолжить его, то мы рискуем оказаться во время бури у прибрежных рифов, и корабль, вернее всего, разнесет в щепки. Проще переждать бурю в открытом море, и Рашид это знает... Но есть еще один вариант, и ты можешь помочь.
  Гринер почти сразу понял, что от него потребуется, и неуверенно протянул:
  - Ну-у-у, я никогда раньше не имел дела с ветрами...
  - Все случается когда-то в первый раз, - отрезала Тео. - И в море нас тоже может потрепать... Лучше укрыться в Заливе Мертвых Богов, переждать бурю, а потом вдоль берега двинуться к Аджире. Прибудем не вечером, как собирались, а завтра утром, но зато целые. Попробуешь? Только надо решить прямо сейчас.
  Гринер, - а куда деваться? - кивнул. Они вместе с Тео вышли на палубу, магичка отозвала в сторону капитана и долго ему что-то втолковывала. Тот с сомнением посмотрел на юношу, затем кивнул и крикнул, чтоб паруса опять подняли. Тео вернулась к ученику.
  - Ну что, Гринни... Пора за работу. Я буду подсказывать. Для начала, посмотри магическим зрением и скажи, что ты видишь...
  Последующие несколько часов Гринер запомнил на всю, непродолжительную, как он решил тогда, жизнь. Ветер поднялся резко, над головой захлопали паруса; команда, напряженно переговариваясь, собралась на палубе. Гринер с сожалением заметил, что Нарзун неодобрительно на него посматривает.
  А потом началось страшное. Порывы ветра трепали одежду, хлестали по щекам и обдавали с ног до головы мелкой водяной пылью. Тео, стоя рядом с учеником, поясняла, как направлять ветер точно в паруса и одновременно сдерживать громады облаков на западе. Причем, Гринеру было довольно сложно понять, получается ли у него хоть что-то - но Тео все время повторяла: 'Молодец', и он поверил, что ему удается отдалить бурю. Хотя по внешним признакам догадаться было невозможно - грозовые тучи все наползали, волны становились все выше. Все вокруг стало серым и сизым, снасти скрипели, корабль швыряло из стороны в сторону... Время будто растянулось. Откуда ни возьмись, появился Рик, прокричал что-то и полез на мачту.
  - Куда он? - заорал Гринер.
  - Бахар боится лезть в 'гнездо'! - Тео стояла рядом с Гринером, вцепившись в поручни. - А нам нельзя промахнуться мимо бухты!
  - Я не смогу и его удержать тоже!
  - Сконцентрируйся на буре, за него не волнуйся!
  Гринер старался изо всех сил, радуясь, что буря застала их тогда, когда он в Черной стадии, пусть и в самом ее конце - и он подозревал, что, будь он Белым или Серым, Тео не предложила бы такой способ проскочить мимо шторма. Наконец сверху послышался голос барда, и Тео прокричала Гринеру на ухо, что уже виден залив, а затем махнула рукой куда-то вперед. Юноша направил поток силы - и ветра, - в паруса, которые натужно затрещали, но не порвались, слава всем Богам - и 'Звезда' на огромной скорости буквально влетела в укромную бухту, ловко проскочив между скалами с обеих сторон. Гринер отпустил потоки, паруса тут же обвисли, а он, обессиленный, сел на палубу и охнул.
  - Ты молодец, - повторила Тео. - Справился даже лучше меня. До каюты сам дойдешь? Тебе бы сейчас лучше поспать.
  Тео направилась к капитану, а Гринер вяло кивнул и, шаркая, отправился на вторую палубу. Добравшись до их с капитаном каюты, он рухнул в груду подушек и почти сразу заснул.
  Проснувшись, он встал и вышел наружу, чувствуя себя как-то странно. Шторм улегся, но тучи все еще обволакивали небо. Команда куда-то подевалась, и Гринер уже начал волноваться, но увидел Рика и Тео - они стояли на палубе и смотрели ввысь. Гринер подошел к ним. Не отрывая взгляда от чего-то наверху, Тео сказала:
  - Лучше не торопись. Здесь можно умереть куда быстрее, чем в любом другом месте.
  Гринер тоже запрокинул голову, а когда увидел, на что уставились друзья, у него перехватило дыхание. Прямо над ними возвышались две огромные человекоподобные фигуры - колоссы, высеченные из камня. У одного была голова орла, у другого - льва. Они стояли по двум сторонам залива, словно охраняя вход в бухту.
  - Имел я их обоих, - внезапно хрипло сказал бард. - Но ничего не попишешь, придется...
  Тут фигура с головой орла шевельнулась. Наклонилась, протянула громадную руку и каменными пальцами, каждый из которых был размером с мачту 'Звезды', ухватила барда поперек туловища. И унесла ввысь.
  - Рик! - закричал Гринер и... проснулся.
  Он лежал в своей каюте, мокрый от пота. Голову нещадно ломило, боль была такая, словно в мозг впивается раскаленная игла. Гринер застонал, и, несмотря на то, что еле стоял на ногах, подковылял к двери, распахнул ее...
  Снаружи светило солнце. Мокрая палуба блестела в его лучах, дерево парило, издавая приятный запах. Бахары ходили по кораблю, занимаясь делами. Справа, на перилах борта, сидел Рик, а Тео стояла рядом с ним - они о чем-то тихо беседовали. Гринер вышел на вторую палубу, развернулся, прикрывая ладонью глаза - он ожидал увидеть огромные статуи у входа в бухту, но там возвышались только скалы. Сжав виски, он спустился к наставнице.
  Когда он рассказал Тео о своем сне, магичка нахмурилась.
  - У тебя и раньше были пророческие видения. В этот раз тоже была комната?
  - Нет. Все, как настоящее - корабль, бухта, вы с Риком... - Юноша помолчал, потом неуверенно добавил: - Я думал, Белые так видят будущие Проколы, пока ты не передала рассказ Уэйна. Ну, про единение с миром.
  - А ты, когда видишь такие сны... - Тео прищурилась. - Ты уже Белый. Можешь припомнить, вещие сны тебе являлись в Белой фазе?
  Гринер и рад был бы напрячь память, но голова болела так, что даже простые мысли вызывали тошноту, о чем он тут же и доложил. Тео попросила его потерпеть, сбегала в каюту и вернулась со склянкой.
  - Выпей. Это шакка. Уже через минуту станет легче.
  Так и оказалось. Гринер постарался припомнить все подробности своих снов в той комнате и...
  - Похоже, я всегда был Белым.
  - Понятно, почему Кендрик не гонялся за тобой для коллекции... - Тео и Рик переглянулись. - Но... если честно, Гринер, я о таких сновидениях, как у тебя, впервые слышу. Либо ты уникум вообще во всем, не только в Цвете, либо...
  - Что?
  - Либо Кендрик, сам того не желая, вытянул тебя на новый уровень. Если он нашел записи Сельфа и использовал одну из его придумок, не понимая до конца, для чего она... Я не говорю, что так и есть - но так вполне может быть. Кен использовал твои сны, чтобы общаться, вытащил тебя в эту комнату, а ты интуитивно - когда был Белым, - воспользовался ею.
  - Но сейчас же не было комнаты...
  - Возможно, ты приспосабливаешься. А, возможно, это влияние места... оно необычное, это правда. Арахандцы верят, что боги, чье время на этой земле подошло к концу, уходят сюда. Если б не шторм, Рашид ни за что не повел бы корабль в Залив Мертвых Богов. И если бы у него не было двух магов на борту...
  - А он... разве не знает, что твоя магия...? - Спросил Гринер. Он с удовольствием ощутил, что шакка помогла и голова ясная, а боль пропала.
  - Нет. Не стала его волновать. Так что, если спросит... Да и раньше она действовала только в море, а как на сушу попадем, это станет уже неважно.
  Рик прицокнул языком и поинтересовался:
  - А этот... каменный гигант из твоего сна - он просто унес меня вверх, или убил?
  - Понятия не имею, - ответил Гринер и честно добавил: - Но пальцы у него были огромные. Мог и сплющить.
  Бард поморщился. 'Час от часу не легче', - пробормотал он и отправился в каюту.
  - Паруса почти высохли, скоро на веслах выйдем в море, а потом пойдем вдоль берега. - Тео улыбнулась ученику: - Вечером, до заката, будем в Аджире.
  
  
  - Аджира! - закричал впередсмотрящий, видимо, громкостью голоса стараясь компенсировать свою трусость во время бури. - Барах, Аджира!
  Гринер подбежал к правому борту. Ломаная линия скал, вдоль которых они плыли, постепенно снижалась, уходила дальше в залив - а там, сияя на солнце белизной, как устрица в раковине, лежала Аджира - самый большой портовый город на северном побережье Араханда. О том, что они уже недалеко от города, Гринер догадался и раньше - им стали встречаться небольшие рыбацкие шхуны. Юноша жадно всматривался в город, гостеприимно раскинувший объятия, но пока что ничего особенного не заметил - Аджира напоминала Даккер... или, скорее, наоборот. В попытке высмотреть что-нибудь экзотическое, он перевесился через перила, прищурился...
  - Не упади, - засмеялась Тео, подходя. - Кого-то увидел?
  - А это что там растет? - Гринер показал на группу странных деревьев с голыми, толстыми стволами и пучком больших листьев наверху.
  - Пальмы. В Даккере тоже есть, но маленькие.
  К ним подошел Рашид, разодетый, как... 'Как Барах-Ан'лази', - напомнил себе Гринер. Белые шаровары, рубаха с широкими рукавами цвета молочной пенки на кофе, шелковый алый кушак обернут вокруг талии несколько раз, поверху надет кожаный, к которому крепился ятаган. Расшитая жемчугом красная жилетка, и, конечно, борода. Капитан церемонно поклонился Тео и пробасил:
  - Для меня будет счастьем принять вас в моем доме, в Аджире.
  - А как же 'дела, дела'? - хихикнула Тео.
  - Подождут, - царственным жестом рубанул воздух Рашид, отсекая несущественное. - Дорогие гости - вот что главное.
  - Да, нам неплохо было б отмыться от соли, прикупить одежды, лошадей, - начала перечислять Тео, но тут капитан возмутился:
  - Прикупить? Ни одного льва вы не потратите, пока гостите у меня. Я достану вам все необходимое, даже не спорь.
  - Я и не собиралась... - Тео оглядела Гринера, - Ну что, чувствуешь ветер приключений?
  - А то, - согласился Гринер.
  'Морская звезда' вошла в Аджирский залив. Матросы суетились, складывая паруса, устраиваясь на веслах. Гринер подумал, что, родись он в другое время и в другом месте, с радостью бы пошел служить к Рашиду.
  Аджира вблизи оказалась совсем непохожа на Даккер. То есть, тут тоже все дома были белыми, но на этом сходство исчерпывалось. Прямых линий в городе, казалось, не было совсем - домишки были круглыми, либо со скругленными углами. Повсюду витал аромат специй, который в Даккере можно было унюхать только в харчевнях, было гораздо жарче. И люди вокруг были другими - все смуглые, черноволосые. Вокруг бурлила арахандская речь, такая быстрая, что Гринер, несмотря на двухнедельные занятия с Тео, ничего не понимал.
  Рашид отдал последние приказания и спустился по сходням на пристань, зазывно махая рукой. Тео, Рик и Гринер последовали за ним. Им пришлось буквально протискиваться через толпу моряков, носильщиков, грузчиков и оборванных мальчишек. Поскольку для сапог было жарковато, Гринер - впрочем, как и Тео с бардом, - шел босиком, и то и дело наступал, ойкая, то на ракушки, то на рыбьи потроха, валявшиеся на каменной брусчатке набережной. Солнце напекало голову, у воды воздух был влажный, тяжелый, пропитанный запахами соли, рыбы и пота. Помня наставления Тео, мешочек с монетами Гринер спрятал в мешок, оставив лишь пару в поясе, и еще пару - во внутреннем кармашке жилетки. Рик вертел головой, стараясь все увидеть, все запомнить, и то и дело толкал Гринера в бок локтем, указывая на ту или иную диковину.
  - Смотри, смотри, какой тюрбан! О, а это что за звери?
  - Верблюды, - подсказала Тео.
  Животные напоминали лошадей только тем, что у них тоже было четыре ноги и голова. В остальном больше были похожи на фигурки, которые мог бы вылепить из глины ребенок, ради баловства - какие-то наросты на спине, выпяченные губы, раздвоенные лапы.
  Они вырвались из толчеи пристаней и Рашид махнул рукой, подзывая носильщиков. Те подбежали и принесли с собой носилки - небольшие, крытые пальмовыми листьями.
  - О, а я знаю, это паланкины, - похвастался Гринер приобретенными от Дориана знаниями.
  Рашид расхохотался.
  - Это? Паланкины, мой юный друг, из розового и черного дерева, с шелком и золотом, а это так...
  Поскольку носилки были на одного, разговор пришлось прекратить. Гринер уселся на подушку, запыленные ноги опустил на специальную подставку, и его понесли. Вокруг было слишком много всего: звуков, запахов, ярких цветов - так что, спроси у него кто, что нового он увидел, прибыв в Аджиру, он бы вспомнил только верблюдов, да и то, благодаря барду. Их пронесли по узким улочкам, по обеим сторонам которых возвышались либо беленые каменные заборы, за которыми виднелись зеленые сады, либо беленые же стены домов, а затем протрясли через площадь, в центре которой стоял небольшой фонтан. Впрочем, ничего особенного в нем не было - он тут находился не для красоты: несколько женщин в просторных, многослойных платьях стирали в нем одежду, тут же вертелись дети и брызгались друг на друга водой. У женщин на головах были длинные цветные шарфы, концами которых они прикрывали лицо. Гринер вспомнил предостережения Тео насчет арахандских женщин и торопливо отвернулся.
  Наконец, они прибыли к дому Рашида. Гринеру сложно было определить степень богатства капитана, ведь сравнить было не с чем, но и без этого он был поражен увиденным. Огромные дубовые ворота, которые открыли перед ними, привели их в сад, свежий и благоухающий. Он зеленым поясом охватывал дом, узкий у входа, и расширяющийся к торцу здания. Где-то впереди журчала вода и пели птицы. Сам дом был трехэтажный, белоснежный, с синей крышей. Рашид отпустил носильщиков, кинув им по монетке, и сказал на арахандском:
  - Добро пожаловать, мой дом - ваш дом.
  Два суровых воина, что открыли им ворота, даже не шелохнулись. Зато со стороны дома прибежали две женщины - Гринер сначала подумал, что это жены капитана, но когда они, вместо того, чтобы с визгами радости броситься Рашиду на шею, низко поклонились и поднесли ему и гостям серебряные тазики воды, чтобы омыть руки и ноги, юноша догадался, что это скорее всего, служанки. Или, как тут их принято называть в Араханде - рабыни.
  - А настоящей ванны нам не видать? - шепотом поинтересовался бард. Тео шикнула на него:
  - Тш-ш. Будет, все будет. Но это - часть церемонии.
  Также им предложили откусить от лепешки, что гости с удовольствием и проделали. Покончив с формальностями, Рашид спросил:
  - Что сначала - омовение или обед?
  - Мыться! - дружно выдохнула троица.
  А Рик добавил вполголоса: 'И не меньше пяти раз', но, по счастью, Рашид его не услышал. Капитан извинился, обещал присоединиться к ним чуть позже и ушел с одной из рабынь - видимо, распорядиться насчет обеда.
  Другая, молодая девушка, замотанная в ткань так, что видно было только глаза, попросила их следовать за ней. Рик попытался понять, боится она их, или просто из вежливости все время смотрит в пол, но рассматривать ее пристально не рискнул. Кто знает, может, Рашид ему отрубит голову своим огромным ятаганом, даже несмотря на то, что бард вкушал его пищу. Девушка провела их к восточному крылу дома, затем по коридору, вымощенному охряного цвета плиткой, и откинула занавески, скрывающие вход в какое-то большое помещение. Рик заметил, что окна в доме были большими - но все либо занавешены, либо прикрыты ставнями. Деревянных дверей, если, конечно, таковыми не считать ворота, он не увидел. Внутри было прохладно, что его очень обрадовало - от уличной жары и пыли начинала гудеть голова. 'И это - в январе месяце', - покачал головой Рик, заходя в большой зал. Огляделся... и восхищенно замер. Стены, пол и даже потолок были отделаны разукрашенной плиткой, за огромными окнами виднелся сквозь полупрозрачные занавески из тончайшего хлопка красивый сад, а посреди залы была самая огромная ванна, которую он когда-либо видел. Хотя, скорее Рик назвал бы ее 'рукотворным квадратным прудом'. Неподалеку он увидел деревянные лежаки, у стен на низких комодах лежали белые простыни.
  - Это бассейн, - пояснил Гринер барду. - Шезара приказала сделать такой же во дворце... только раз в десять... нет, в двадцать меньше.
  Рабыня скромно стала в уголочке, сложив руки на животе. Рик покосился на нее, но решив - чего стесняться-то, раз стоит, значит, так надо, - разделся и полез в воду.
  - Прохладная, - довольным голосом сообщил он Гринеру. - Присоединяйся.
  Гринер с брызгами прыгнул в воду.
  Девушка-рабыня поднесла гостям керамические плошки в виде створок раковин. В одной из них была уже известная Рику синяя глина, в другой что-то жидкое, пахнущее цветами.
  - Мыло. Глина. Наслаждайтесь, - сказала Тео.
  Она зашла за ширму, которой был отделен другой бассейн, поменьше; раздался всплеск.
  Они отмылись до скрипа. В процессе к мужчинам присоединился Рашид, уже без накладной бороды. Он скинул одежду, приказал служанке собрать все и постирать, и подплыл к краю искусственного водоема, чтобы Тео тоже его слышала.
  - Обед будет из пяти блюд, да такой, что вы проглотите языки, - пообещал капитан. - Потом мы посмотрим, как мои жены танцуют, затем выпьем вина - я пригласил флейтиста и заклинателя змей, а потом...
  - Рашид, опомнись, ты не султана у себя принимаешь, - остудила его пыл Тео, выглядывая из-за ширмы. - Мы тут по делу, и я намеревалась отправиться в путь уже сегодня...
  - Это ты опомнись, женщина! - Грозно потряс кулаком Рашид и плюхнул себе на голову жидкого мыла, благоухающего розами. - Ты мой гость, и твой азаль, и ученик, как я могу отпустить вас так скоро? Мой дом будет покрыт позором!
  - Хорошо, хорошо... уедем завтра, - сдалась Тео. - Но никаких заклинателей, нам надо будет хорошенько отдохнуть.
  Рашид грустно надул губы, и стал похож на обиженного ребенка.
  - Я надеялся, что уж раз в год я могу принять тебя, как подобает... да хоть раз в десять лет. А ты вечно - 'ох, Рашидик, спешу', - он запищал, изображая Тео, - 'ай, Рашидик, засунь своих флейтистов туда, где солнце не светит...'
  Рик засмеялся, обернулся к Тео:
  - Сердце мое, ну а правда - чего такого страшного случится за один день? Можем же мы...
  - Не можем. - Тео улыбнулась и развела руками. - Ты тут впервые, Рыжий, а я этого фанфарона хорошо знаю. Сначала заклинатели, потом кебаб, потом танцы, потом песни, потом глотатели огня...
  - Ой, это интересно! - вставил Гринер, но Тео проигнорировала восклицание ученика.
  - ... потом редкие лакомства, потом охлажденное кокосовое молоко, потом музыканты с цитрами...
  - Ай, замолчи, - преувеличенно горестно вздохнул бард. - Ты специально перечисляешь все эти чудесные вещи, чтобы я зеленым стал от зависти?
  - Я их перечисляю, чтобы ты понял - мы отсюда хорошо если к марту выедем, если согласимся задержаться 'на денек'.
  - Она права, - внезапно подтвердил Рашид. - Хоть мое сердце и обливается кровью от попрания законов гостеприимства, но, раз вкусив удовольствий в моем доме, очень сложно вспомнить, зачем сюда вообще приехал... Я сам потому и сбегаю на корабль, что уже через месяц такой жизни наедаю брюшко. - И он похлопал себя по поджарому животу, расчерченному белесыми шрамами.
  - Поступим так... - предложила Тео. - Сегодня, ладно уж, пусть будет заклинатель змей и флейтист, который, я уверена, будет счастлив избежать засовывания туда, где темно... Как и яства, и танцы. Но завтра мы купим все необходимое и отправимся в путь.
  - Наимудрейшее решение, Тахиза, - обрадовался Рашид и приказал вернувшейся рабыне: - Айлани! Разомни усталые тела моих гостей, а потом проводи в трапезную.
  В последующий час Рик узнал, что такое массаж, выучил пятнадцать новых слов у хохочущей над его шутками девушки, причем пару из них - не совсем приличных. Обед и вправду был сказочный - невероятно вкусный и сытный. Жен Рашида бард, правда, так и не увидел - но, как объяснила Тео, их никому из гостей не демонстрируют. Рик подивился здешним обычаям - на Севере, объяснил он Рашиду, женой хвастают наравне со всем остальным богатством. Капитан разумно заметил, что тогда есть опасность того, что самых красивых из них украдут, на что Рик не нашелся, что ответить. Он наелся так, что даже смотреть на яства не мог, и все равно, уходя спать, засунул за щеку два орешка в меду. Они с Тео легли в одной из гостевых комнат. Магичка сразу заснула, бард же сначала сделал над собой усилие и прожевал орешки.
  Утром, как Рашид и обещал, они отправились на базар. У Рика уши чуть не отпали от шума, гама и звона, который там стоял. Торговались тут так, будто не монетку выгадывали, а боролись за жизнь. Капитан провел их сначала к стойлам.
  - Не лучше ли взять верблюдов? - спросил он. - И вообще, вам куда?
  - Э-э-э... - замялась Тео. - На юг, в столицу. Сначала я думала подняться по Аззре до Ашхары, но передумала. На реке сейчас полчища москитов и большой риск заболеть кучей всякой гадости... - она покосилась на Рика.
  Они-то с Гринером защищены от практически любых болезней, а вот бард... Тео не хотела бы, чтоб он свалился с какой-нибудь лихорадкой. Впрочем, подцепить 'гадость' можно и тут, и надо что-то придумать...
  - Ты права, - кивнул Рашид. - Но тогда почему не верблюды?
  - С ними надо уметь управляться, да и в пустыню мы пока не собираемся. Лучше лошади.
  Они купили - вернее, за них заплатил Рашид, - троих скакунов, горячих, красивых и стройных, хоть и малорослых, по сравнению с северными сородичами. Капитан придирчиво осмотрел каждого из них. Если б они покупали лошадей сами, шепнула Рику Тео, им обязательно попытались бы втюхать старых, либо охромевших; но с ними был Рашид Фархи, которого знал весь базар - да что там, вся Аджира! - и продавец даже скинул цену, услужливо улыбаясь. Они набрали кучу вещей - одежду, удобные сандалии, туфли из мягкой кожи, новые мешки, провизию, упряжь, овес для лошадей, бурдюки, пару котелков, веревку... Завидев арахандскую разновидность лютни, которую тут называли 'аль-удом', бард заголосил так жалобно, что Тео махнула рукой, мол, покупай... Рашид радостно раскошелился еще раз. Наконец они подошли к самому важному - лавке оружия. Тут уж Тео начала бегать от одного конца прилавка к другому. К удивлению Рика, у торговца были и прямые мечи. Тео пояснила, что, хотя кривые ятаганы и являются традиционными и самыми распространенными мечами в Араханде, узкие прямые клинки тоже в ходу, более того, есть специальная школа боя для таких мечей.
  - Шалеф-арза, э-э-э? - лукаво протянул бард, вспомнив их первую тренировку на 'Звезде'. Продавец, услышав это, тут же вскинулся:
  - Шалеф-арза? Досточтимая госпожа, пусть этот недостойный металл не марает ваш взор, для такого искусного мечника у меня есть кое-что получше... - и стремительно скрылся за занавеской, отделявшей заднюю часть лавки.
  - Вот всегда бы так, - проворчала Тео.
  Торговец принес три меча, и, на искушенный взгляд Рика, они выглядели куда лучше первых. Довольный тем, что так удачно вставил в разговор пару слов, Рик принялся рассматривать метательные ножи в перевязи.
  - Эти - сколько? - спросил он у торговца.
  - Отдам бесплатно к этим трем клинкам, все для госпожи, - тут же отозвался южанин.
  Рик, насмотревшийся на то, как продавцы чуть ли не зубами выдирают лишний медяк из кошелька покупателя, присвистнул и задумался, не лишнего ли он сболтнул про 'пустынную кошку'. Если это настолько значимо... Но Тео вроде бы не волновалась, так что бард только подложил перевязь с ножами к остальному оружию и отошел, обнимая новенький 'аль-уд'.
  Они купили три кинжала, ножны и пояса. Обвешавшись оружием, вышли из лавки, погрузили провизию и вещи на лошадей. Тео крепко обняла Рашида, и суровый капитан почти что пустил слезу. Потом он помял в своих медвежьих объятиях сначала Гринера, затем Рика и, цветасто напутствовав их в долгую дорогу, отправился домой.
  Они выехали из Аджиры около полудня, - впереди ехала Тео, за ней Рик, замыкал шествие Гринер. Солнце припекало, но в накидках - белых платках, прихваченных на лбу повязками, - было не так жарко. Вокруг раскинулись невысокие, старые горы, будто политые сверху темно-зеленой растительностью, тут и там виднелись апельсиновые сады, далеко слева серебрился один из рукавов впадавшей в море Аззры. Они отъехали от города на пару часов, сделали привал под тенью раскидистой оливы и перекусили, поскольку Тео погнала всех на рынок до завтрака. Затем снова продолжили путь. Тео рассказывала спутникам о дороге, которая им предстоит:
  - Будем двигаться вдоль реки на юг, но не слишком близко к ней. Вода и тут найдется, а из реки лучше не пить. Да и крокодилов там полно... Четыре дня пути, по Аззре вышло б на день меньше, но, думаю, это не страшно. Когда прибудем в столицу, покажу вам храм Солнца - поразительное зрелище... да и где начинать наши поиски, как не в...
  - Стойте! - вдруг крикнул Гринер, ехавший в хвосте. - Остановитесь!
  Тео обеспокоенно повернула коня, подъехала к ученику.
  - Что такое?
  - Нам... - Гринер чуть побледнел, но в остальном, кажется, выглядел нормально. - Нам нельзя туда ехать. Нужно вернуться.
  - Куда? - поразился бард. - В Вердленд?!
  - Нет. К Рашиду.
  Тео подняла руку, и бард тут же заткнулся, хотя на языке у него вертелись пара нелестных эпитетов.
  - Это Скорпион, да? - Тихо спросила магичка и, дождавшись кивка Гринера, повернулась к Рику. - Поворачиваем обратно, в Аджиру.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"