Белякова Евгения: другие произведения.

Третья часть. Глава 17

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Страсти накаляются... это ведь Юг!:)

  Глава 17
  
  
  По возвращении в Аджиру Тео предложила остановиться в местном постоялом дворе, хане. Но Гринер настаивал, что вернуться они должны именно к Рашиду. Тео вздохнула и согласилась. Но, если и были у нее какие-то опасения насчет того, как капитан отнесется к неожиданному появлению гостей, которых только проводил за порог, то широкая улыбка Рашида наверняка развеяла ее страхи.
  - Я так и знал, что перед огнеглотателями вы не устоите! - Обрадовался Рашид, лично встретив их у входа в дом.
  - Теперь что? - тихонько спросила магичка у Гринера, помогавшего Рику снимать дорожные мешки и седельные сумки с коней.
  - Не знаю... - между бровей юноши пролегла складка. - Правда...
  - Чудесно, - отозвался бард. - Доброте капитана когда-нибудь придет конец, и...
  Однако Рашид, если и удивлялся, или, тем паче, был недоволен предстоящими тратами - а он по-прежнему и слышать ничего не хотел о том, чтобы друзья хоть как-то возместили проживание, - никак этого не показал.
  А вечером он, сидя на террасе за чаем, обратился к Тео:
  - Тахиза, могу я попросить тебя об услуге?
  Магичка, обрадовавшись, что может помочь, охотно кивнула. Рашид помедлил, собираясь с мыслями. Гринер и Рик отправились в город на прогулку, в сопровождении двух охранников, и капитан явно ждал, пока разговор этот можно будет начать без них.
  - Мой друг, Ташар Абайль ар Нахиз, почтенный купец вот уже в пятом поколении, испытывает некие затруднения...
  - Все что угодно, мой дорогой друг, если это не нарушит законов султана и не касается магии. Ты знаешь, что в Араханде мои силы тают, как патока на языке у сластены. - Не прошло и двух дней, а Тео уже вспомнила южную манеру общения, витиеватую и пространную.
  - Касается, но не напрямую. Позволь мне начать издалека. Он очень достойный человек, ни разу не запятнавший честь своей семьи. Однако недавно произошел печальный случай - у него умер сын. И в горе Ташар при мне позволил словам гнева и сожаления сорваться с языка. Он поминал своего деда и какое-то проклятие.
  Тео не носила ониксового скорпиона на груди... но почувствовала - вот оно. То самое, из-за чего Гринер решил вернуться и то, что приведет их к хакаси. Она сочувствующе покачала головой, отпила из пиалы.
  - Я расспросил его, и узнал, что отец отца Ташара когда-то заключил сделку с демоном. И друг мой считает, что смерть сына - это плата за полученный когда-то дар. Почему он уверен в этом, я не знаю, мне он не открыл.
  - А хакаси разве не смогли ему помочь?
  - Ни один не откликнулся на его молитвы в храме Солнца. Ты ведь знаешь, их нельзя найти, они приходят сами, если есть в том нужда. Либо они посчитали нужду Ташара недостаточно важной, либо не могут ему помочь. Прорицатель, к которому ходил Ташар, сказал, что из живущих в стране солнца никто не может совладать с демоном, и исчадие тьмы не успокоится, пока не получит долг сполна. А у Ташара еще два сына. Я уже отчаялся помочь другу, но, встретив тебя, вспомнил о твоих знаниях и умениях...
  - Как погиб сын твоего друга?
  - Он спустился к реке в сумерках... - начал рассказывать Рашид, но тут, весело смеясь, на террасу вышли бард с Гринером, и он умолк. Тео шикнула на друзей и кивком указала на подушки.
  - Ты можешь продолжать рассказ при них, Рашид, - сказала она. И капитан продолжил.
  Юноша пятнадцати лет, средний сын купца Абайля, пошел к реке нарвать кувшинок для милой его сердцу Назимы, дочери торгового партнера отца. Его нашли уже утром, прочесав с факелами всю округу. Он был абсолютно черен, даже белки глаз, а, когда шашал, мастер погребения, вскрыл его, чтобы вынуть внутренности и забальзамировать тело, выяснилось, что у юноши не было сердца.
  - Тогда-то и услышал я стенания бедного Ташара, - сказал Рашид, - который воскликнул: 'О, горе мне! Бессердечная украла сердце моего сына в уплату долга моего деда! Наша семья проклята!'.
  Гринер подался вперед, сверля взглядом Тео. 'Вот оно!', - сказал он мысленно. Тео еле заметно кивнула: 'Поняла'.
  - Мы поговорим с Ташаром, - ответила она капитану, - завтра же. Но не буду ничего обещать...
  Рашид хлопнул себя по коленям и тут же заулыбался, не желая огорчать гостей сверх того, что есть.
  - Теперь я приглашаю вас за стол, чтобы насладиться чудесными яствами из Ашхары!
  Пока они шли в трапезную, Рик, поравнявшись с Тео, пробормотал:
  - Совершенно черный? Ужасно, но что могло такое сотворить?
  - Гринер? - Тут же вопросительно позвала Тео.
  - Альякка, - быстро отозвался юноша. - Умный, сильный и хитрый демон. Их еще называют 'суккубами'.
  - Но я думал... вы говорили, что в Араханде не бывает Проколов, - удивился бард.
  - Когда-то давно они были, до того, как местные маги каким-то образом смогли защитить страну от Тварей. А это значит, - Тео невесело усмехнулась, - что нам придется иметь дело с демоном, которому больше тысячи лет... и он как-то сумел выжить, что о многом говорит.
  - И как вы с ним сладите?
  - Альякки обладают высоким интеллектом... примерно как у профессоров университета Сорреля, - пошутила Тео. - С ними можно договориться. Если узнать, что за договор когда-то был заключен между дедом Ташара и этим демоном... Но нужно помнить, что альякка будет скрывать подробности - не в ее интересах говорить нам об условиях проклятия. Возможно, что и нападет... Гринер, ты сейчас какого Цвета?
  - Черный, - быстро подсчитал Гринер. - С полуночи до полудня завтрашнего дня буду Белым, потом двенадцать часов Серым, потом опять Черным...
  - Значит, нам надо тщательно рассчитать время и использовать твои небольшие силы по полной... нам повезло, что мы у моря, а не в глубине континента.
  - Опять магия 'повезло'? - улыбнулся Рик.
  - Мог бы уже и привыкнуть, - ласково проворчала Тео, входя в трапезную.
  Они и впрямь насладились угощением - стол ломился от пирожных с орехами, шербета, листьев чакки в меду, фруктов, вымоченных в вине и халвы с лукумом.
  Поднявшись в комнату, Рик, едва переставлявший ноги от сытости, спохватился и полез за пазуху.
  - У меня для тебя подарок, чуть не забыл... - он ощупывал себя так суматошно, словно потерял часть туловища. - Где же он? А, слава Теллю, вот.
  И бард протянул Тео цепочку, мерцающую в ярком свете луны, что заглядывала через занавески в комнату. На цепочке висел маленький дракончик, искусно вырезанный из граната.
  - Красиво... - заулыбалась Тео. - Специально искал?
  - Вообще-то нет, - признался бард, стаскивая рубаху. - Просто бродил по рядам, а тут торговец подскочил, купите, говорит, амулет для защиты от всего. - Рик забрался в постель, поднес кулон к шее Тео. Та отвела волосы в сторону, чтобы не мешали застегивать. - Так и сказал - 'от всего', представляешь?
  - Тут чтят драконов. - Тео опустила взгляд, любуясь багровыми искрами, вспыхивающими внутри камня.
  - То есть, если ты превратишься посреди базара, они начнут бить тебе поклоны? - бард поцеловал Тео в шею.
  - Не исключено.
  - А я увижу когда-нибудь твой... другой облик? - Рик повалил ее на постель и крепко поцеловал. Тео обняла его и шепнула на ухо:
  - Не исключено...
  
  Рано утром Тео с учеником и бард отправились к купцу Абайлю. На воротах его дома висели черные полотнища - знак скорби. Объяснив, что они от Рашида - капитана срочно вызвали на пристань и он очень переживал, что не сможет сопровождать их, но Тео его успокоила, - друзья прошли за рабом к дому. К ним вышел Ташар - одетый в черное, с иссохшим от горя лицом. Тео сказала положенные слова соболезнования и попросила позволения поговорить в уединенном месте - только купец, она и ее спутники. Хозяин дома проводил их в центр сада, где у больших серых камней журчал небольшой ручеек и стояли две скамьи. Как подумалось Рику, купец находился в таком отчаянии, что готов был принять помощь от кого угодно. Так и оказалось.
  - Я обращался к гадателям, мастерам Тени, Глотателям Пыли, звездочетам, даже прорицателю, - большие, темные глаза Ташара наполнились слезами, но в остальном он никак не показывал обуревавших его чувств; сидел прямо, сложив руки на коленях... однако запавшие щеки и боль в глазах не спрячешь. - И лишь прорицатель сказал мне хоть что-то... Лучше б не говорил, потому что теперь я знаю, что потеряю остальных своих сыновей.
  - Возможно, не потеряете, - пылко произнес Гринер.
  Тео подумала, что зря парень дает отцу ложную надежду, но, заметив, как прояснилось лицо Ташара, не стала ничего говорить Гринеру. Да и поздно уже было. Однако, попытку умерить радость купца сделала:
  - Мы ничего не можем обещать. Но сделаем все возможное. Расскажите все, что знаете о том, что именно произошло между вашим дедом и демоном.
  И сказала Гринеру мысленно: 'Проверяй каждое его слово, покуда сил хватит... Он может скрывать что-нибудь особенно скверное, порочащее его семью - или же умалчивать о подробностях, которые считает несущественными'.
  - Я слышал этот рассказ от отца, - начал Ташар, - а тот от своего отца. Восемьдесят лун назад наша семья была одной из самых богатых на побережье. Дела шли в гору, но потом вдруг все начало рушиться. Корабли тонули, товар пропадал. Мой дед, Азар, стойко сносил удары судьбы, и даже долги не подкосили его - он готов был работать, хоть убирая навоз за верблюдами в караван-сарае, и вернуть семье благосостояние. Тем более что его знали как человека честного, и часть кредиторов согласилась подождать либо взимать долги частями. Но потом заболела его младшая жена, самая любимая и красивая, что была матерью моего отца. Азар продал фамильный меч, чтобы купить снадобья Мастеров Тени и священные танцы Глотателей Пыли, но она затухала на глазах. В отчаянии он обратился в храм Солнца, но хакаси не пришли на зов...
  Рик с неприязнью подумал, что эти хакаси либо пренебрегают обязанностями, лентяйничая в свое удовольствие, либо же имеют на семью Абайль большой зуб.
  - Мой дед почти помешался от горя. Он отправился пешком на гору Фалеф, в надежде найти святого старца, что там, по слухам, обитал. Он стер ноги в кровь, и питался одними листьями, и, добравшись почти до вершины, где лился водопад, нашел лишь рассыпавшуюся хижину. Азар рухнул у озерца, словно мертвый - от горя и голода. А, когда очнулся, увидел прекрасную деву. Она напоила его росой из алого цветка, и спросила, что за горе его гложет. Когда он поведал ей свою печальную историю, она сказала, что может помочь, но взамен возьмет кое-что у его потомков. Несмотря на горе, дед мой догадался сначала спросить, что именно, перед тем как заключать сделку. Она ответила: 'Когда страсть завладеет их сердцем, я возьму ее, и все то, что будет с ней'.
  - О... - тихо сказал бард. - Ну, понятно...
   Тео посмотрела на Гринера. 'Недоговаривает', - коротко бросил тот мысль.
  - Многоуважаемый Ташар, - магичка накрыла руку купца своей. - Я понимаю, что вспоминать об этом тяжело, но вижу, что о чем-то вы умолчали.
  Купец отвел взгляд.
  - Отец не говорил этого напрямую... - тихо ответил он. - Но по тому, как он... и из-за того, что я слышал от бабушки. Если то, что я подозреваю, там произошло, было правдой - это недостойно и имени Абайлей, и благородной души моего деда... ведь умирала его любимая жена...
  - Ну конечно! - Не сдержался бард. - 'Напоила росой из алого цветка'! - И, смутившись, уже тише пробормотал: - Извините...
  - Цветка? - Переспросил Гринер и тут же покраснел. - О... понимаю...
  Тео краснеть не собиралась, потому назвала вещи своими именами:
  - Вы думаете, судя по оговоркам вашего отца, и рассказам бабушки - что ваш дед переспал с демоном?
  Ташар кивнул.
  - А суккуб назвала какие-нибудь условия? Сказала, скольких потомков она... лишит страсти в сердце?
  - Всех мужских потомков нашего рода... - впервые за разговор голос купца сорвался. Он замолчал, склонил голову, прося прощения за проявившиеся эмоции. - Десять поколений.
  - Плохо, - подытожила Тео и покосилась на Гринера. Тот слегка покачал головой, но как-то неуверенно.
  - Это все? - спросила магичка. - Точно?
  - Все, что я знаю. После того, что произошло у водопада, жена моего деда выздоровела в один день, в гавань вернулся корабль с товарами, потерявшийся в бурю, и дела моей семьи снова пошли в гору. До недавнего времени... Когда мой мальчик... Пожалуйста, солнцем и луной заклинаю, спасите моих сыновей! Я отдам все, что имею, лишь бы они жили.
  - Мы постараемся. - Тео деловито поднялась со скамьи. - Опишите нам место, где ваш дед встретил суккуба, и расскажите, как туда добраться.
  Получив от Ташара подробные указания, Тео со спутниками покинула дом купца, который вновь взял себя в руки, и даже нарисовал карту. Они вышли за ворота, Тео повертела в руках кожу.
  - Не понимаю, - признался бард. - Как помощь семье, на которую наплевали хакаси, может нас привести к этим самым хакаси?
  - Это Серая магия. Она всегда так действует. Гринер, что думаешь насчет проклятия?
  - Ну... - юноша нервно потеребил конец шарфа. - Понятно, что альякка помогла Азару, спасла его жену и дело, но ведь взамен она пообещала взять лишь 'страсть' из сердец его потомков.
  - 'И то, что будет с ней', - процитировал бард, - то есть сердце. Умно сформулировано, достаточно невинно на первый взгляд...
  - Да, - согласилась Тео. - Но не кажется ли вам, что в этой истории есть большая странность? Вернее, две странности...
  - О! - догадался Гринер. - Ведь отец Ташара и сам он выжили! А это второе и третье поколения... альякка их пощадила? Или были какие-то условия, которым они не отвечали?
  - Правильно, - похвалила ученика Тео. - Не догадываешься, какие? Подумай... Суккуб, заключая сделку, не имела права обмануть Азара, ведь тогда договор не состоялся бы, потому сказала именно столько, сколько было нужно. Не больше, но и не меньше. Значит, Ташар и его отец выжили не благодаря, а вопреки проклятию. И это приводит нас...
  - К страсти. - Закончил за Тео бард. - Молодой сын Ташара шел за цветами для любимой, когда его настигло проклятие. Они... они что, никогда не испытывали страсти?
  Тео задумалась.
  - Либо так, либо она по каким-то параметрам не подходила альякке, либо... мы упускаем что-то важное.
  Все трое замолчали, обдумывая услышанное. Затем Рик огляделся.
  - А чего мы торчим тут, у ворот?
  - И верно, - отозвалась Тео. - Нам же надо к задней двери...
  - Задней двери чего? - не понял Рик.
  Тео только прижала палец к губам и поманила их за собой. Они обошли дом Ташара вдоль высокой каменной ограды, и магичка остановила всех у небольшой дверцы синего цвета в заборе. Вокруг не было ни души - пыльная дорога, в рытвинах на месте выскочивших из мостовой камней, стены домов, повернутых на улицу, были без окон. Только где-то неподалеку лаяла собака. Крупная сикомора, росшая в саду купца, протягивала свои ветви на улицу, и троица устроилась в ее тени, прислонившись спинами к камню ограды. Наконец дверца скрипнула, и наружу вышла сухонькая старушка. Тео улыбнулась ей.
  Рик узнал старую служанку, вернее, рабыню - у нее на тонкой, морщинистой шее болтался обруч, что, как объяснила ранее Тео, указывало на ее статус. Она бродила с тазом, полным белья, во дворе - пока они прощались с Ташаром. 'И когда только Тео успела с ней пообщаться и вызвать для разговора без лишних ушей?' - изумился он.
  - Долгой жизни, маа-шеф, - поприветствовала Тео старушку уважительным эпитетом.
  - Куда уж дольше, - проворчала та. - Сто лун и две, а все никак не повстречаюсь со священным огнем. Ты хотела у меня что-то спросить, Тахиза? Увидела я, как ты зыркаешь на меня глазищами своими, сразу подумала - никак этой ка'мран надо, чтобы я вытряхнула свою память, словно старый ковер.
  Рик пообещал себе, что первое, о чем он спросит у Тео, когда они отъедут от дома купца - это почему рабыня назвала ее 'Ничьей Дочерью'. Нет, сначала он спросит у нее, как так вышло, что она, похоже, знает каждого второго в Аджире.
  - Надо, маа-шеф. Сама видишь, что творится.
  - Да уж... один молодой господин сгинул, да так страшно, что до сих пор ночью просыпаюсь вся в поту - хотя я за свою жизнь всякое видала. И два других под ятаганом ходят...
  - Ты видела тело юноши?
  - Да уж видела. Это зубы у меня все выпали, а глаза по-прежнему как в молодости. Почернел весь, что твой дайдах из страны за пустыней, только вообще весь, и глаза, и ногти, словно в смолу макнули. На шее и на груди вроде как поцелуи кровавые отпечатались.
  - А отверстие в груди у него было? Мне сказали, что шашал сердца у юноши не нашел. - Уточнила Тео.
  - Не было ничего, только поцелуи, как укусы. Я б заметила. Рядом была, когда его нашли. - Старуха приложила руки к впалой груди, качаясь взад-вперед. - Суккуба работа, не иначе. Мне моя бабка рассказывала, выпивают они жизнь через свои поцелуи. Поймала молодого господина у реки... Но больше об этих демонах моя бабка ничего не говорила, - предвосхищая вопрос Тео, добавила рабыня.
  - Понятно. - Тео задумчиво крутила в пальцах плетеную кисточку на конце пояса. - А расскажи мне о Ташаре и отце его.
  - Тимире? А что рассказать? Люди как люди.
  - Ты служила их семье всю свою жизнь. И видела больше, чем многие - скажи, Тимир любил кого-нибудь страстно в своей жизни?
  Старуха задумалась.
  - Любил ли... Наверное, только по-своему. В нем мало чувств было, все больше разума. Женился по расчету, богатую жену взял, из семьи со связями... пожалуй, что 'страстно' - не то слово, которое можно сказать про Тимира. А Ташар... он человек пылкий. Был, пока сына не потерял... сейчас все мысли о любви забросил, а всего месяц назад ходил в тайшан, с богатыми подарками и цветами.
  - Ого... - подал голос Рик. - Простите, бабуля, я не очень хорошо пока знаю язык, я не ослышался? В тайшан, дом терпимости? Где продают любовь?
  - Да, огнеголовый. - Рабыня окинула его заинтересованным взглядом. - И откуда ты такой без языка, но с языком?
  - С севера, - брякнул запутавшийся в старушкиных многословиях бард.
  - Берегись огня, он тебе не только голову расцветит пламенем, - загадочно прищурилась на него старуха и повернулась к приоткрывшей рот Тео. - Что стоишь, как статуя самой себе, да еще в момент, когда 'О' в голову пришло? Небось, хочешь спросить, в какой тайшан господин ходил?
  Вообще-то Тео хотела спросить, что имела в виду старушка, говоря Рику 'остерегаться огня', но, понимая, что объяснять та не станет - было наваждение-видение, да сплыло, - кивнула.
  - 'Цветок вечерней росы' называется, в восточном районе города, не пропустите. Большой дом, весь розами увитый. - Рабыня осмотрела всех трех, покачала головой. - Трудное дело затеяли... Ну да справитесь, думаю. Все я рассказала, пойду, белье само на веревку не запрыгнет.
  Щелкнул запор на калитке, и Тео повернулась к остальным:
  - Ну что... теперь в публичный дом.
  
  Пока они шли через город, Гринер и Рик поочередно забрасывали Тео вопросами. Та вертела головой из стороны сторону - вдруг попадется носильщик, и тогда можно будет хоть на время избавиться от этих любознательных парней, но, как назло, ни одного не было.
  - 'Цветок вечерней росы'! - воскликнул Гринер. - И эта, суккуб, тоже... цветок.
  К его чести, покраснел он совсем чуть-чуть.
  - Не, погоди... что за 'Ничья дочь'? - встрял Рик.
  - Ну прозвище такое у нее, какая разница, - перебил его Гринер. - Лучше объясни, кто такие Мастера Тени и Глотатели Пыли? Или наоборот?..
  - Бабулю откуда знаешь? - не отставал Рик.
  - Так, хватит, ятаган на ваши головы... огненноволосые и не очень, - не выдержала Тео.
  - Вот, кстати - про огонь!
  - Да погодите вы... Я так живой до тайшана не дойду, уморите меня вопросами... сейчас найдем чайхану, сядем спокойно, и я все объясню...
  Они как раз дошли до центра города, так что мест, где можно было сесть и выпить чая со сластями, было вокруг предостаточно. Тео указала спутникам на небольшой домик в два этажа, приземистый, с охряной черепицей. Чайхана называлась 'Верблюжья ступня'. Стены ее, возведенные из пористой глины, делали воздух внутри куда прохладнее, чем на улице. Троица устроилась на пышных подушках у низенького столика в дальнем углу заведения, и добротно одетый раб подошел принять заказ. Рик после вчерашнего на сладости смотреть не мог, да и Тео тоже - поэтому они заказали суп и рагу из мидий и осьминогов, а вот Гринер, похоже, на излишнюю сладость жизни не жаловался.
  - Давайте все, - сказал он, оглядев доску у стойки, где были написаны... вернее, с его точки зрения, нарисованы мелом названия блюд к чаю. Хотя Тео подозревала, что он сделал свой выбор скорее основываясь на плохом знании письменной речи.
  - Начну с последнего вопроса, - пока они ждали заказ, Тео, как и обещала, принялась рассказывать друзьям все, что знала. - Понятия не имею, что имела в виду Машти, говоря про огонь. У нее есть природные способности прорицателя... но очень слабые. Она болтает, а к чему - объяснить не в силах. Так что это может значить как то, что тебе, Рик, нельзя приближаться к любому огню, так и то, что ты язык ошпаришь о суп, который нам, надеюсь, уже несут.
  Но раба с глубокими тарелками видно не было, потому Тео продолжила:
  - Теперь то, о чем ты спрашивал, Гринер... Настоящие маги в Араханде зовутся хакаси, как вы знаете, и являются людям они крайне редко. Но, кроме них, существует множество людей, которые тем или иным способом касаются сокровенных форм магического знания. Прорицатели - понятно, тут вариант Машти, только посильнее. Звездочеты - несмотря на название, они не считают звезды, а наблюдают за ними, и по их расположению определяют... да многое. Начиная от того, когда лучше сеять и жениться, заканчивая судьбой человека. Они даже утверждают, что, зная число и месяц рождения человека, а, значит, созвездие, под которым он родился, могут расписать его характер... - она поморщилась. - Я в это не верю.
  - Почему? - спросил Гринер. Ему уже принесли его сласти и он уронил пару крошек изо рта, отчего смутился.
  - Ну, про меня один такой сказал, что я склонна все контролировать и влезать в чужие дела. Ну разве не бред?
  Бард с Гринером переглянулись, но смолчали.
  - Далее... Гадатели. Они бросают высушенные кости мелких животных - крыс, например, - и по расположению смотрят, отвечая на вопросы желающих. И еще вскрывают живьем птиц и смотрят на внутренности. Но они - почти все жулики. Я знала только двоих, кто чего-то стоил... И, наконец, самое интересное. Мастера Тени и Глотатели Пыли. Первые... наиболее похожи на магов. Они используют части тела человека, чтобы влиять на него...
  - Тоже живьем вскрывают? - ужаснулся Гринер.
  - Нет. Такие части... без которых можно обойтись. Или не заметить, как потерял. Слюна, капля крови, волосы, ногти. Некоторые делают кукол, похожих на того, кого надо заколдовать, помещают внутрь слюну или волос, и потом, как говорят, могут управлять этим человеком, даже убить. - Рик неосознанно погладил шевелюру. - Но я только слышала об этом, сама не видела... и скорее всего, это выдумки.
  Принесли суп, и Тео с бардом принялись за еду. Рик, пытаясь вспомнить, сколько раз он расчесывался со дня прибытия в Аджиру и где именно, отвлекся и действительно ошпарил язык. Магичка покачала головой, и уверила его, что про кукол - это лишь слухи.
  - Дыма беш огня не бывает, - прошепелявил в ответ мрачный бард.
  - Ты б лучше вместо кукол белой лихорадки опасался, - парировала Тео. - Кстати, вот будет Гринер в Белой стадии, научу его, как защитить организм, и он на тебе потренируется.
  Тео показалось, что мужчины оба испуганы перспективой... Гринер даже больше. И, утолив первый голод, продолжила:
  - Но самыми могущественными считаются те, кто может посылать свою тень к врагу. Эта тень может наложить руки на жертву и та заболеет...
  - А жена Азара не могла из-за этого... - предположил Гринер.
  - Для того, чтоб это оказалось правдой, нужно, чтобы она перешла дорогу кому-либо из влиятельных Ашай-Талах, Мастеров Тени, - пояснила Тео. - Но в этом случае об этом бы все знали. Ашай обычно всячески демонстрируют свою власть и заранее предупреждают жертву...чтобы та тряслась от страха. Думаю, большинство умерших от 'прикосновения тени' попросту банально скончались от страха, в ожидании мести ашай. Ну и Глотатели пыли... это жрецы Мертвого бога. Да, Гринер, одного из тех, кто, по легенде, ушел в Залив, в котором мы стояли, спасаясь от бури. Жрецы говорят, что он заснул, и видит сон о нас, людях. А называются они так, потому что молятся своему богу, кружась в танце. Ну, поднимают пыль и глотают ее, понятно?
  Юноша кивнул. Тео поскребла ложкой дно миски из-под супа - уж очень вкусный оказался, - и принялась за рагу.
  - Мммм... о чем мы? А... 'Ничья дочь'. Гринер прав, это прозвище - но не лично мое, как и шалеф-арза. И если второе обозначает определенную степень во владении мечом, то первое... хм. Как бы объяснить. Тут в Араханде у женщины есть три пути, вернее, четыре. Стать чьей-нибудь женой или наложницей. Служить господам как рабыня. Пойти в Жрицы Луны, культ небольшой, но сильный. Девушки дают обет непорочности и молятся Луне. Ну, и немного травничеством занимаются. Но очень редко, все-таки встречаются отличающиеся ото всех. Они становятся воительницами, проповедницами, Мастерами Тени, целительницами, очень редко, но бывает и такое - капитанами корабля либо бахарами на нем. Поскольку за девушку ее судьбу решает обычно отец, а эти уникальные женщины ее выбирают сами, их называют 'Ничьи дочери'. Ну, то что они 'ничьи жены' подразумевается само собой.
  - А если они найдут мужа, который разрешит им заниматься любимым делом? - поинтересовался бард.
  - Шутишь? Ни один арахандец не допустит, чтобы женщина была чем-то иным, кроме как женой и матерью его детей. У этих ка'мран бывают любовники, и внебрачные дети тоже, но... все втихую. Про меня все выяснили, или еще что?
  - Ты сказала, четыре, - напомнил бард. - У женщины есть четыре пути.
  - А, да. И это подводит нас к тому месту, куда мы собрались. К тайшану, публичному дому. И нет, Гринер, думаю, что 'Цветок' в его названии - просто совпадение. Каждую вторую девушку, мимо которой мы прошли сюда, зовут 'Какой-нибудь Цветок'. Мы закончили?
  Поскольку все и правда было съедено, Тео расплатилась и они вышли на улицу. В лицо тут же ударил сухой, жаркий ветер, и в глаза полетел песок.
  - Прикройте лица шарфами, - посоветовала Тео.
  
  
  'Цветок Вечерней Росы' они нашли там, где и сказала старушка - в восточном районе города, среди других домов терпимости. Хотя назвать так этот дом не поворачивался язык - Рик сказал бы, что он больше походит на Храм Любви. Высокое четырехэтажное белое здание с колоннами, широкой мраморной лестницей и множеством балкончиков и правда было увито розовыми побегами почти до самой крыши. Алые, багровые и белые цветки благоухали так, что друзья издали почуяли сладкий, дурманящий запах. Они поднялись по лестнице ко входу, Тео постучала в дверь специальным молоточком в виде... Рик присвистнул - а тут прямо с порога указывают, чем занимаются внутри. Дверь отворил высокий, мускулистый раб в набедренной повязке и тюрбане. Обруч у него на шее, как показалось Рику, был золотым. Не задавая вопросов, раб провел их во внутренний дворик, что начинался сразу за входом. Посредине дворика журчал фонтан, в кадках зеленели миниатюрные апельсиновые и персиковые деревца. Великан поклонился и ушел обратно к двери. А к друзьям направилась невесть откуда взявшаяся девушка в голубых одеждах. Бард присмотрелся к ней повнимательней. Вроде бы ее платье очень походило на обычные, что носили тут все женщины, однако же она в нем выглядела куда как соблазнительней. Рик увидел на просвет через ткань мягкие очертания бедер и груди, и понял, что материя очень тонкая, почти невесомая, полупрозрачная. Девушка была красива - точеное лицо, смоляные прямые волосы, уложенные в замысловатую прическу, глаза с поволокой, как у лани, высокая грудь... Бард не смог сдержать восхищенного возгласа, покосился на Тео и заметил, что та ухмыляется, глядя на него. Он бровями показал, что впечатлен, а Тео еще раз улыбнулась и покивала, мол, еще бы. Рик напомнил себе, что не след удивляться - его любимая и сама ценительница женской красоты.
  - Тахиза... - проворковала подошедшая девушка, дружелюбно обняла Тео и женщины чмокнули друг друга в щеки.
  'Э, я идиот, - подумал Рик, - совсем забыл спросить, каждого второго в Аджире она знает, или каждого первого...'.
  - Айлиль, - поприветствовала Тео девушку, как старую знакомую - тепло и душевно. Та перевела взгляд на мужчин.
  - Давно ты у нас не была... - Тео кашлянула, но Айлиль даже не обернулась, разглядывая Гринера и Рика. - И пришла не одна, а с двумя красивыми мужчинами.
  Девушка подошла к Рику, заворожено уставившись на его голову.
  - У тебя огненные волосы... это чудесно.
  - Такой уж уродился, - пожал печами бард и подумал, что, не будь в его жизни Тео, он бы непременно воспользовался своим небывалым успехом у женщин Аджиры.
  - Айлиль... - Тео настойчиво кашлянула еще раз. - Мы по важному делу.
  - Что может быть важнее любви? - проворковала девушка.
  - Смерть. - Ответила Тео.
  Айлиль повернулась к магичке и уже серьезно спросила:
  - Чем я могу помочь?
  - Ну, для начала, чтобы мне не дали прозвище 'Невежливая северянка', - это Гринер... а это Рик. Мой азаль.
  - Это еще кто чей азаль, - пробормотал Рик.
  - А насчет помощи... я слышала, ваш дом посещал Ташар Абайль ар Нахиз. С подарками и цветами. Нам надо поговорить с той, к которой он ходил. Она сейчас здесь?
  Айлиль странно посмотрела на Тео, но кивнула.
  - Проводишь нас к ней?
  - Прямо сейчас, да. Идите за мной.
  Друзья двинулись за девушкой, которая грациозно шла впереди, показывая дорогу. Пройдя через дворик, они пошли по крытой анфиладе, минуя двери, ведущие в обе стороны. Здесь, вместо занавесок были именно двери, Рик обратил внимание. 'Наверное, чтобы слышно не было... звуков любви', - усмехнулся он. Тео чуть оттеснила его в сторону и запинаясь, тихонько сказала:
  - Если из этих комнат внезапно выбежит толпа девушек с криками 'Тахиза, радость наша!', ты же правда не будешь... эм-м-м... сильно удивляться?
  - Совсем не удивлюсь, радость моя, - ответил бард. - Ты же самая неотразимая женщина на свете, я удивлен скорее тем, что они с балконов на нас не посыпались, еще когда мы подошли.
  Он ухмыльнулся, внутренне умиляясь тому, как очаровательно Тео пытается сделать вид, будто его чувствам могут помешать какие-то ее прошлые связи, и, чтобы подбодрить ее, легонько ущипнул за место пониже спины. Тео хихикнула.
  'Ну вот что за создания, женщины... - подумал Рик. - То руками и ногами упираются, лишь бы не влюбиться, то краснеют из-за ерунды...'
  Тем временем Гринер, следовавший за Айлиль чуть ли не след в след, обернулся и поторопил их, махнув рукой. Айлиль остановилась у одной из последних дверей в коридоре и легонько постучала.
  - Кьяшани, к тебе можно?
  Из-за двери раздался голос, и Айлиль поманила друзей внутрь, открыв створку. Гринер, поравнявшись с Тео и Риком, вполголоса сказал:
  - Мы спросим у нее, была ли у Ташара страсть? А что если он только с цветами пока ходил, и ничего больше не успел?
  Тео шикнула на него. Они прошли внутрь, в большую, светлую комнату. Стены и потолок были нежно-сиреневого цвета, в открытое окно ветер доносил запах роз. На большой кровати, среди россыпей маленьких подушек, возлежала девушка - еще совсем юная, тоненькая, как тростинка. Когда вошли посетители, она закрыла книгу, которую читала, и улыбнулась вошедшим. Глаза ее были густо подведены, тело укутано в розовую ткань, расшитую бисером. На руках и ногах зазвенели браслеты, когда она села на кровати, скрестив ноги.
  - Айлиль, - нежным голоском сказала она. - Что-то случилось?
  - Это моя подруга Тахиза, - Айлиль показала на Тео, - она спросит у тебя про Ташара-купца, расскажи ей все, что знаешь.
  - Хорошо, - согласилась девушка.
  - Я коротко, - дружелюбно улыбнулась магичка. - Я слышала, что Ташар ходил к тебе с подарками. Он получал твое внимание?
  - Да, и не раз, - томно улыбнулась девушка.
  - Тогда еще один вопрос. Скажи, а когда вы с ним были наедине... как бы ты сказала, про его... - Тео запнулась. - Была ли в нем... - произнесла она уже медленнее. - Ох, Древо...
  - Женщина, что за внезапная скромность на тебя напала, - хмыкнул Рик, подмигнув Кьяшани, и пояснил: - Малышка, не пугайся этой косноязычной северянки. Она просто хочет узнать, насколько страстен был господин Ташар в постели и вне ее.
  - Рик... - позвала Тео.
  - Что?
  - Посмотри как следует.
  - На что?
  Айлиль хихикнула. Магичка повернулась к барду и выразительно наморщила нос.
  - На Кьяшани.
  Рик перевел взгляд на юную особу, с шаловливой усмешкой восседавшую посреди шелков, а Тео сказала:
  - Это мальчик.
  
  
  - Итак, что мы имеем... - попыталась подвести итоги Тео, когда они вернулись в дом Рашида, но Рик ее перебил:
  - Одного дурака мы имеем. Это чтобы я, Иерарх Ордена, не разглядел...
  - Ты бы радовался, что в тебе от жреца все меньше.
  - Все равно! Как бард, я тем более должен был...
  - Хочешь заниматься самобичеванием - валяй, - отозвалась Тео. - А у нас есть двое из рода Айбалей, кто избежал проклятия, потому что один был бесстрастным, а второй.. кхм. Теперь все куда понятнее.
  - А не могут эти, другие сыновья Ташара, - спросил Гринер, - ну - постараться не испытывать сильную страсть?
  - Во-первых, сердцу не прикажешь, - Тео нежно-шутливо толкнула в бок барда, тот поймал ее ласковый взгляд и немного посветлел лицом. - А во-вторых, вот ты как носитель скорпиона и... да, Серый - скажи, надо нам ехать к водопаду, или так обойдется?
  - Надо, - тут же подтвердил Гринер. - Только тогда я не понимаю, зачем мы ходили расспрашивать девушку, то есть юношу. Могли бы сразу отправиться.
  Тео налила себе кофе из крохотной джезвы, и махнула рабыне, чтобы та поднесла еще. У себя дома магичка употребляла этот напиток совсем в иных количествах, и, когда рабыня подошла, Тео сказала, чтобы принесли тогда уж сразу три таких медных ковшика. Рашид все еще был в отлучке - справлялся с какими-то сложностями на пристани. Но, видимо, распоряжения на их счет отдал - их и в дом пустили, и обслуживали со всем уважением.
  - Могли бы, - подтвердила Тео. - Но полезно знать, как именно действует проклятие. Эти твари хитрые, а у нас нет возможности добиться своего силой. Хотя на всякий случай я бы подъехала к водопаду, когда ты, Гринни, будешь в Черной фазе. Хотя нам и Белая не помешала бы. И Серая...
  - А откуда мы знаем, что альякка будет именно там? - Рик безуспешно пытался выцедить из кофейного остатка пару капель в свою чашечку.
  - Не знаем. Но это наиболее вероятно, и... - Тео дождалась кивка Гринера и продолжила. - Ехать надо именно туда. Причем воспользоваться тем, что Гринер сейчас Серый. - Магичка повернулась к ученику. - Теперь все от тебя зависит, от твоего плетения. Скажешь, когда нам выезжать - да и вообще все. Как ехать, что с собой взять, и если почувствуешь, что для успеха в этом деле надо колесом пройтись по главной площади - сразу говори. Кстати, сейчас что чувствуешь?
  Юноша прислушался к ощущениям, потом виновато улыбнулся:
  - Есть хочется.
  - Молодежь! - Закатила глаза Тео. - И куда все девается, худющий же, как жердь. Сходи на кухню, попроси найти тебе чего-нибудь перекусить.
  Магичка с бардом остались на террасе и попивали кофе, перебрасываясь шуточками, пока из глубины дома не прибежал встревоженный Гринер, доедая что-то на ходу.
  - Пора! - оповестил он товарищей.
  Тео отправила мужчин седлать коней, сама поднялась в гостевые комнаты, собрала сумки. Написала Рашиду записку с извинениями, передала старшему рабу и прошла в конюшню.
  - Вовремя выезжаем? - Спросила она у Гринера. - Все в порядке? Что ощущаешь?
  - Удовлетворение от издевательств он ощущает, - перебил открывшего было рот Гринера бард, проверяя подпругу. - Я сейчас на руках ходил и стихи читал.
  - Гринер, - пожурила ученика Тео, - это серьезное дело. Разве ты не знаешь притчу о мальчике, который кричал 'Волки!'?
  История о том, что вредно шутить в опасной ситуации, потому что спасители могут и не прийти в нужную минуту, подумав, что это очередная шутка, как раз заняла дорогу до городских ворот. Дальше уже можно было ехать быстрее, и троица пришпорила коней.
  Часам к шести пополудни они подъехали к невысокой горе, кучерявой из-за леса, обвивавшего ее основание. Но серая гранитная вершина была голой, и гора напомнила Рику старого жреца с лысиной на макушке. Через час они проехали по тропинке примерно до середины подъема и Тео сказала, что коней следует привязать здесь, чтобы ноги себе не переломали - дальше тропинка становилась круче и сужалась. Так они и сделали. Гринер внимательно смотрел по сторонам, надеясь получить подсказку в 'плетении', но, помимо еще вчера купленной на базаре конопляной веревки, которую он захватил с собой, подсказок больше не было.
  Густой лес пах свежестью, непривычной после сухой, каменистой дороги. Шелковистые лианы свисали с ветвей, тянущихся поперек тропинки и временами щекотали шею. Вокруг пели невидимые глазу птицы. Воздух стал более влажным, и наконец Тео со спутниками вышли на большую поляну, со всех сторон окруженную деревьями. Впереди сверкал на солнце, пробивающемся сквозь листву, водоем в обрамлении скользких ото мха камней; в это небольшое озерцо с веселым звоном, который они расслышали еще на подходе, по небольшой скале лился водопад. Судя по тому, что вытекающих из озерца ручьев не было видно, вода просачивалась куда-то под землю. У самого водопада росли цветы - мясистые, ярко-красные; они слегка покачивались, когда капли падали на них.
  - Ну вот, - сказала Тео, - мы и прибыли.
  
  
  
  Последнюю неделю Дерек ночевал в Башне. Закончив дела, он чувствовал себя настолько обессиленным, что возвращаться через город домой уже не хотелось. Мальти нагружал его все больше - впрочем, как и других магов. Только остальных, за исключением Эфоля, Деодреда и Хелены, Белый гонял с поручениями для того, чтобы у тех не было времени разобраться, куда все катится.
  Дерек перенес часть вещей в комнатку, где гостила Шезара. Королеву, - то есть, короля, - он не видел с того дня, как Шезара надела на шею кристалл. И ладно бы еще из-за необходимости конспирироваться - у него банально не хватало времени. 'Надо бы увидеться с ними', - в который раз обещал себе Дерек.
  Когда он спросил у Рика совета насчет своего внедрения перед отъездом, бард предупредил, что за ним будут следить. Ненавязчиво, не напрямую. Самый простой способ это сделать - давать поручения одно за другим.
  Вот и сегодня - две лекции утром, одна вечером (количество студентов увеличилось вдвое), как минимум пара Проколов... Дерек, который всю свою жизнь просыпался в одно мгновение, бодрый и готовый к грядущему дню - понял вдруг, что отчаянно не желает вылезать из кровати. Но пришлось. Маг умылся, прополоскал рот водой с мятой, оделся и направился вниз, к завтраку. В первые дни на всех готовили Вилена либо Мая - и худшей стряпни Дерек не пробовал. Но потом им стали заказывать еду в 'Гузке', и все облегченно вздохнули.
  В круглой зале на третьем этаже было тихо. На столе, прикрытые крышками, стояли подносы. Дерек положил себе яичницы, пару куриных ножек, паштета и тушеной свеклы. И в одиночестве принялся за завтрак.
  Когда он вымазывал хлебом тарелку, появился Мальти. Как всегда, деятельно-сосредоточеннный, всепонимающий и успевающий всюду... Он уселся напротив Дерека, поднял крышку над яичницей, фыркнул.
  - Я хотел бы с тобой поговорить, - сказал Белый.
  - Лекции через пятнадцать минут, - меланхолично отозвался Дерек, - но я успею. О чем?
  - Башня в твоем лице приобрела сильного союзника. Мы рады. - И, как всегда, неожиданно перескочив на другую тему: - Давно ты видел Уэйна?
  Солгать в ответ на прямой ответ было нельзя, поэтому Черный прищурился, будто вспоминая:
  - М-м-м... пару недель назад.
  - А где?
  - Когда отвозил приказы. Он был в гостях у одного из королевских управляющих, Догайна.
  - Вот как? Что он там делал?
  Дерек пожал плечами:
  - Я так понял, что Билл - его сын. Вы знали об этом?
  Рик упоминал и о тяжелых решениях. 'Придет время, - сказал он, - и ты вынужден будешь сдать кого-то из своих. Тебе придется выбрать, кто важнее'.
  - Слышал. - Мальти поджал губы. - А почему ты мне не доложил?
  - Семейное дело. Он ведь имеет право навещать сына.
  И не придерешься. Если Мальти хотел, чтобы ему докладывали о появлении Уэйна в поле зрения, надо было заранее предупреждать. Да и о том, что Уэйн готовил что-то против Башни, старик тоже не сказал ни слова, так что... С Дерека взятки гладки.
  Мальти покачал головой, как бы сомневаясь, имеет ли право отщепенец-Белый хоть на что-нибудь. Внимательно посмотрел на Дерека, который набивал трубку, расслабленно устроившись в кресле.
  - Помнишь наш разговор тем вечером, когда ты ездил по баронствам?
  'Каждое слово', - подумал Дерек и вопросительно поднял брови.
  - Ты тогда сказал, что управляющие не выказали ни уважения, ни внимания к тому, что через некоторое время прибудут маги, чтобы их защитить. Прискорбно, но это до сих пор так. Я отправил Пакру проверить, как идет подготовка к встрече, и... похоже, они предпочли забыть о королевском приказе - так же как и о том, что их жизни вскоре подвергнутся опасности.
  - Угу, - кивнул Дерек. - А я тогда сказал, что для них надо бы нарисовать картинку. Дело за художником, как я понимаю? - нарочито неловко пошутил он.
  - Намалеванный монстр остается намалеванным, и ничуть не страшным, Дерек. Я думаю о другом. Твои слова натолкнули меня на мысль...
  'Ага, как же. Ты давно это планировал'.
  - ... о том, что нам могут пригодиться те твари, которых мы держим в Ордене. Если выпустить, скажем, парочку... не особо опасных, конечно. А потом 'прибыть', пока они не натворят бед, и уничтожить. Думаю, управляющие, да и бароны с графами, которые как раз вернулись по домам, наконец-то воспримут серьезно то, что мы пытаемся им втолковать. - Мальти склонил голову набок. - Тебя что-то смущает?
  - Смущает, - подтвердил Дерек. - Транспортировка, например. И как сделать так, чтобы тварь пошла в нужное место? Они ж тупые... либо слишком уж хитрые.
  Белый виртуозно скрыл удовольствие от слов Дерека, и сделал вид, будто раздумывает над ответом.
  - Можно попробовать... выпустить их прямо в замке. Открыть портал прямо в клетке.
  'Тебе будет казаться, - сказал Рик Дереку тогда, ночью у Тео, - что тебе доверяют. И это будет ложью. Они обязательно устроят последнюю проверку - испытание, для которого тебе понадобится вся твоя выдержка... и довольно гибкая совесть, друг мой'.
  Маг подумал пару секунд над предложением Белого. Затем кивнул.
  - Кто этим займется?
  - Ну, раз я завел этот разговор с тобой... - тепло улыбнулся Мальти. - Значит, только тебе я могу доверить это задание. Весьма опасно выпускать тварей к людям, не думай, что я этого не понимаю. А ты - тот, кому я не только доверяю, но и тот, кто сумеет с этим справиться в лучшем виде.
  Дерек был почти полностью уверен, что ровно такие же инструкции, вместе с отеческими похлопываниями по плечу и уверениями в доверии, получили и остальные трое магов, близких к Мальти.
  - Когда? - коротко спросил Черный.
  - Сегодня, - ответил Мальти. - Твои вечерние лекции возьмет на себя Мая. А я провожу тебя в подземелье, вместе выберем... 'образцы'. Думаю, трех появлений хватит, остальное доделают слухи.
  'Три, да на четверых, получается двенадцать... Двенадцать дворянских владений из тринадцати - минус Боклер, Толли и южные графы... Охрани Древо невинных людей...' - подумал Дерек.
  Было еще кое-что, о чем упомянул Рик - в самом конце их короткого разговора. 'Чтобы убедить их, - он грустно глядел на Дерека, то ли представляя, что ему предстоит, то ли вспоминая о чем-то своем, - тебе придется самому почти поверить... Стать тем, кем они хотят тебя видеть. И придет день... рано или поздно, а он придет - когда ты с ужасом поймешь, что перестал различать себя настоящего и притворного, когда маска начнет прирастать к твоему лицу...'
  Белым недостаточно было слов. Они могли видеть самую суть, те чувства, что лежат на поверхности - и Черному приходилось исправно взращивать в себе презрение к простым людям, обиду на Тео, веру в величие магов... Дерек знал, что время еще не пришло, и критическая точка не достигнута. Те эмоции, которые он испытывал в присутствии Мальти по отношению к своим 'бывшим' соратникам, пока еще не пустили корни. Ночами, засыпая, он вспоминал Тео и Гринера, Рика и Уэйна. Короткие, обрывочные из-за влияния арахандского материка, разговоры с Гринером помогали... Но этот день наступит.
  'И когда он наступит, - добавил тогда, помолчав, Рик, лучший шпион Ордена Близнецов, - беги'.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"