Белякова Евгения: другие произведения.

Третья часть. Глава 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Судьба разбросала героев далеко друг от друга, и со своими проблемами им приходится справляться в одиночку... ГЛАВА ПОЛНОСТЬЮ

  Глава 4
  
  Хрустальный шар Гринер вез от самой равнины, на которой произошло сражение, в своих седельных сумках. Никому не давал их в руки. Только в столице пришлось довериться Пьетро - но выглядело бы странно, если бы король тащил свою поклажу сам. В походе - да. Здесь - нет. Он немного волновался, но когда после Совета зашел к себе в покои и обнаружил, что кожаный небольшой мешок аккуратно уложен на столе вместе с другими личными вещами, расслабился. Подошел, достал из мешка сверток, и, размотав большой и толстый кусок материи, извлек шар.
  'Они испугались...' - подумал Гринер. - 'И наверняка подумали, что я безумен'.
  'Зато мы знаем часть плана Кендрика. Бароны теперь ненавидят графов, потому что те всегда поддерживали меня, наверняка думают, что я из-за этого решил, что мне все дозволено, и вот к чему это привело, по их мнению. Графы ненавидят баронов, потому что предатель был из них, и считают, что я зол из-за баронов. Все они ненавидят меня... то есть тебя. Нас... понятно, за что. Орден Древа - потому что от них я получил Розу, которой пригрозил им в случае неподчинения. И магов, потому что под предлогом их возвращения я отнял у них земли. Просто блестяще задумано'.
  'Ты действительно им восхищаешься?' - изумился Гринер, уловив в мысленном голосе Дориана нечто похожее на уважение.
  'Это не мешает мне желать ему смерти - но да, он достоин восхищения. Он сильный противник, опасно его недооценивать'.
  Гринер посмотрел на шар. Сейчас он должен связаться с Кендриком, как и было уговорено. 'Сразу после Совета', - сказал он. Но Гринер не мог себя заставить... не потому что боялся, что Кендрик прочтет его мысли. Каким-то образом Дориан защищал его от этого. Обычно, когда маги связывались через шар, они могли уловить отголоски мыслей, даже чувств, понять, если кто-то подслушивает... Но Кендрику приходилось слышать ровно то, что Гринер желал ему сказать - это Дориан обещал твердо. 'Я - словно стена, и отгораживаю его попытки пробиться к тебе', - пояснил он Гринеру после первого разговора с Кендриком через шар. Маг пытался проникнуть сквозь 'стену', но ему не удалось. Так что Гринер не боялся, что Кендрик узнает о его - и Дориана, - жгучем желании уничтожить того, кто заставляет их исполнять приказы, кто управляет ими, словно марионетками... Нет, дело было в другом. Гринер не хотел снова слышать этот голос, зная, что совсем недавно он подчинялся ему сам. Сам, не под давлением обстоятельств, не из опасения за жизнь любимых людей... С обожанием, ловя каждое слово. И зная, что Кендрик держит Тео в плену, а, возможно и убил.
  Но выхода не было.
  Гринер положил ладонь на шар. Кендрик откликнулся почти сразу.
  - Мальчик мой! Превосходно, все прошло так, как я планировал.
  - Ты уже знаешь? - удивился Гринер.
  - Конечно, знаю. Ты заставил их дрожать, король, молодец. Убедись, чтобы они не сбежали. Продержи их в замке с неделю под замком, - хм, да тут каламбур, - и обещаю, они поползут к тебе, как побитые псы, моля вернуть хоть часть той власти, что у них была. Теперь слушай внимательно...
  Кендрик сыпал указаниями, Гринер запоминал. Эти налоги поднять, те уменьшить. Поддержать Орден Древа в этих их 'баловствах с пророчеством', но и Ордену Близнецов выказать свою поддержку. По возможности - стравить их друг с другом.
  - Скажем, пообещай Садовникам построить новый храм в столице. О! Пусть это будет Храм Розы! Как тебе? - не дожидаясь ответа, Кендрик продолжил: - А Ордену Близнецов дай понять, что делаешь это, потому что Садовники надавили на тебя, мол, Розу получил - давай отрабатывай. Самим Стрелкам обещай... чтобы такое пообещать... как сам думаешь?
  Гринер был уверен, что Кендрик уже все решил, просто ему нравится издеваться. Но покорно предложил:
  - Земли?
  - Нет, мальчик мой, бери выше!
  - Я не знаю...
  - Обещай, что перейдешь в их веру. Славно придумано, а? И королевство тоже постепенно под них подведешь. От такого крупного куска у них слюнки потекут рекой!
  Кендрик перечислил еще несколько мелких законов и проектов. По мысленному голосу его было понятно, что он чрезвычайно доволен. Наконец, он закончил:
  - Пожалуй, пока все. Свяжись со мной через неделю, расскажешь, как идут дела. А дней через десять, возможно, мы увидимся лично. Сейчас я... несколько занят.
  Гринер проглотил вопрос о Тео - знал, что Кендрик все равно не расскажет, только посмеется.
  - Я все исполню, - пообещал он.
  - Вот и хорошо. Удачи, король... И, кстати. На трюк с королевой не рассчитывай. Я достану ее где угодно. Так что пусть едет в столицу, как и собиралась, ты понял?
  У Гринера холодок пробежал по спине. Как он узнал? Кто-то подслушивал? Некс либо Ферфакс втайне работают на Кендрика? Паника чуть не накрыла его с головой - но помог Дориан, мысленно его встряхнувший.
  - Понял, - сглотнув, ответил Гринер.
  - Пай-мальчик. Продолжай в том же духе.
  Шар потускнел. Разговор с Кендриком занял не более минуты. Гринер, двигаясь словно во сне, замотал шар в тряпку, опустил в мешок, затянул завязки. Положил на стол и замер, не решаясь двинуться - на коже выступил холодный пот, колени чуть подгибались.
  'Возьми себя в руки'
  'Но он... как он узнал? Неужели я теперь вообще никому не смогу доверять?'
  'Значит, никому. Мы можем доверять только друг другу. Пока не поймем его план... и тогда все это закончится, обещаю'.
  Гринер с минуту стоял, тяжело дыша, пока не успокоился. Все-таки, есть кое-что, способное его испугать. Вернее, кое-кто. Кендрик.
  Гринер снова напрягся, но уже потому, что из спальни донеслись посторонние звуки.
  Король взялся за рукоять меча и, подойдя к двери, толкнул ее носком сапога. Та без скрипа отворилась, и юноша увидел склоненную над кроватью спину старого слуги.
  - Подзаткнут спустя рукава, но не расправят, - послышалось ворчание.
  - Пьетро... - окликнул слугу король, отпуская оружие. - Оставь.
  - Ваше Величество... - тот согнулся в поклоне, а, распрямившись, внимательно оглядел короля. - Выглядите очень уставшим. Как Ваш бок? Я позвал лекаря на завтра, а с собой он мне дал успокаивающий отвар, он снимет боль. Снимайте-ка верхнюю одежду, целый день ходили небось, и не сказали никому...
  Пьетро продолжал болтать, охая и ахая при виде большого синяка на ребрах короля. Рассказал, что устроил любимого коня Его Величества как полагается, и хотел прислуживать королю на пиру, но Шольц отправил его к лекарю, как только узнал о ране Дориана. Беда была в том, что замковый врачеватель уехал к войску, помогать раненым в лазарете, разбитом на другом берегу, хороший лекарь, только суетливый, пришлось отправиться туда за ним, а он, наглец, отказался оставлять воинов...
  - Правильно сделал, - Гринер поморщился: Пьетро бинтовал ему бок, наложив примочку. - Там раны куда серьезнее. А я не помру от синяка.
  - Что Вы такое говорите, - со сдержанным ужасом ответил Пьетро. - Вы же король.
  - Потому и говорю.
  Слуга закончил перевязку, подхватил оставшиеся бинты и тазик.
  - Ваше Величество, Вас что-то гнетет, уж простите мой длинный язык. Я могу помочь? Вы сам не свой.
  Гринер вздрогнул.
  - Все нормально. Позови-ка ко мне Шольца. И приготовь писчий прибор в кабинете, я напишу письмо. Сначала прибор... И найди Некса с Ферфаксом, пусть зайдут.
  - За полночь уже, Ваше Величество, отдыхать-то когда будете... - покачал головой Пьетро, но покинул комнату.
  Гринер надел длинную рубаху поверх штанов, и теплую накидку - несмотря на натопленный камин, в покоях было холодновато. Отправился в кабинет. Сел в кресло и уставился на белоснежный лист бумаги.
  - Демоны дери, - выругался он, вскочил с кресла и пошел в приемную. Вернулся с мешком в руках, запихал его в ящик стола и снова принялся разглядывать бумагу.
  Он так и не написал ни слова, когда пришел Шольц. Коротко кивнул дворецкому, похвалил за прекрасно устроенное пиршество. Старик сдержанно улыбнулся.
  - Шольц, у меня к вам просьба. Но сначала вопрос. Скажите, корона ведь обеспечивает слуг, уходящих на покой?
  Дворецкий если и удивился, то виду не подал.
  - Конечно, Ваше Величество. Полная рента до конца дней.
  - А у Пьетро, кажется, есть домик под... - король прищелкнул пальцами и Шольц подсказал:
  - Верхним Тесом, сир. Там сейчас проживает его семья - дети и внуки.
  - Пьетро долго и верно служил короне. Позаботься о том, чтобы, когда он завтра отправится на заслуженный отдых, ему было выплачено жалованье до конца месяца, плюс надбавка лично от меня, в размере... двухсот золотых. Пусть уедет прямо с утра, не задерживаясь.
  Губы Шольца чуть дрогнули, словно он собирался что-то сказать, но он лишь склонил голову.
  - На завтра есть какие-то... события, на которых я должен присутствовать? - спросил король, устало потерев глаза.
  - Торжественная церемония в Храме Древа, - стал перечислять дворецкий. - Раздача хлеба бедным, объезд лагеря, совещание городского совета, праздничный обед. И маркиз Этье просил передать, что завтра состоится заседание Казначейства.
  - Что из этого я никак не могу пропустить?
  - Церемонию в храме... - начал Шольц и замялся. - И, пожалуй, Казначейство... в связи с недавними событиями.
  'Уже знают', - подумал Гринер. - 'Слухи разносятся быстро. Бароны с графами, наверное, были так напуганы, что не сумели сохранить в секрете то, что произошло на Совете'.
  - Хорошо. Передайте маркизу, что я буду. Во сколько церемония?
  - В десять утра, Ваше Величество.
  - Хорошо. Пусть меня разбудят в семь, если сам раньше не проснусь. Все, идите.
  Гринер просидел над письмом еще минут десять, но дальше строчки 'Возлюбленная моя королева!' не продвинулся. Сам он не знал, как короли пишут письма своим женам, а Дориан явно хотел бы сказать больше, чем было необходимо, и потому подсказывал с неохотой. Да и смысла отправлять послание уже не было. Зачем он попросил Пьетро приготовить бумагу, перо и чернила, Гринер не знал.
  'Возможно, это Пьетро донес Кендрику... а, может, и не он. Но совершенно точно - он один из немногих, кого очень сложно будет одурачить, слишком долго он меня знает, почувствует перемены, станет подозревать... мы правильно сделали, что его отослали'.
  'Угу', - только и ответил Гринер.
   В дверь постучали, и король с облегчением откликнулся:
  - Входите.
  Проблема была еще и в том, что у него из головы не шли перепуганные лица Совета. И он честно признался себе, что страшится оставаться наедине с собой. А уж что будет, когда он отправится спать...
  Вошли Некс и Ферфакс, один бледнее другого. Уселись в кресла, напряженно молчали, пока Томас не сказал осторожно:
  - Ваше Величество... это было неожиданно.
  - Я знаю. Что ты заметил, пока наблюдал из потайной комнаты?
  Томас глубоко вздохнул. И, судя по выражению лица, решился говорить прямо, несмотря на опасность попасть в немилость:
  - Страх. Вы нагнали на них страху, Ваше Величество. И если это было вашей конечной целью, то все замечательно, но смысла ваших действий я не понял.
  - А тебе и не надо. - Жестко ответил король. - Пока не надо. Потом... посмотрим. Что еще?
  Томас понял, что профессиональный и четкий ответ сейчас будет кстати и ровно стал перечислять:
  - Бароны, все кроме Уилсонсона, были ошеломлены. Он тоже удивился, но меньше, наверное, потому что не ждал никаких наград за служение.
  'Если это шпилька, Томас, то она прошла мимо', - раздался голос Дориана у Гринера в голове. Он ничего не ответил королю, кивнул Ферфаксу: 'Продолжай'.
  - Гордойс выглядел обозленным, но хорошо это скрывал. Морринт часто смотрел на Гордойса, словно в поисках поддержки. Ольдверг вообще мало что понял, а Смерриль и Падуа глубоко задумались. Лиц графов я не видел, они сидели спиной ко мне, но позы были настороженные.
  - У дверей их комнат уже стоит стража?
  - Конечно. Как только я услышал о вашем... решении, то сразу передал капитану соответствующие распоряжения.
  По выражению лица капитана легко было догадаться, что его это решение изумило до глубины души и выбило из колеи. Он кашлянул.
  - Кхм. Ваше Величество, что делать, если они попытаются покинуть замок и столицу?
  - Объяснить, что король запретил уезжать. Если попробуют прорваться силой, схватить, заковать и поместить в темницу. В хорошие условия... насколько это возможно. Гонцов от них, если таковые будут, перехватывать, все письма приносить мне. Войскам графов и баронов, что стоят сейчас на том берегу, объявить, что их сюзерены остаются погостить у короля. Ведите себя с баронами и графами вежливо, но твердо.
  - А если начнутся волнения? - спросил Некс.
  - Вот если начнутся... а, впрочем... Томас, это по твоей части - подпусти в лагерь людей, чтобы они успокаивали людей, расхваливали мое гостеприимство, и все такое. Ты знаешь.
  - И сколько... - капитан тщательно подбирал слова. - Сколько бароны и графы будут... гостить у Вас?
  - Сколько понадобится. Не меньше недели, потом посмотрим, что они запоют. Завтра, на заседании Казначейства, я назначу управляющих их землями. Воинов баронов и графов отправим их сопровождать. Таким образом войско, стоящее у столицы, исчезнет само собой. Графам Хотстоуну и Мейрхольду надо послать гонцов с приглашением явиться в столицу - и позаботьтесь, чтобы гонцы к ним прибыли раньше слухов.
  - А что с... королевой?
  Лицо короля словно одеревенело. Он посмотрел на лист бумаги, лежащий перед ним, ноздри его гневно расширились... но он быстро взял себя в руки.
  - Королева прибудет в столицу, как и собиралась.
  - Чем вызвано такое решение, Ваше Величество?
  'Троеклятым Кендриком', - подумал Гринер.
  - Требованиями разума. Неужели вы думаете, что я оставлю королеву на попечительство Хотстоуна, после того как вызову его сюда, чтобы отобрать его земли? Вдруг он все же узнает о том, что произошло на Совете? Ее Величеству будет куда безопаснее здесь.
  Капитан с помощником переглянулись. Гринер против воли принялся размышлять, кто из них может быть предателем. Некс - старый вояка, и вполне доволен службой в гвардии короля. В деньгах вроде недостатка не имеет. Томас в течение многих лет помогал Тео, она ему доверяла, вряд ли он мог бы ее обмануть... Но, возможно, их шантажируют, угрожают близким. Гринер едва удержался, чтобы не задать пару наводящих вопросов, поинтересоваться, все ли в порядке в их семьях... Незачем выдавать себя - вдруг страх перед Кендриком (или преданность ему) окажутся сильнее желания открыться королю? Проще не доверять им, скрывать часть информации, а разобраться в том, за кого они, можно будет потом. Когда все закончится.
  'Эта фраза скоро будет светиться у меня перед глазами', - горько подумал Гринер. - 'Когда все закончится... а когда?'
  - Вы свободны.
  
  Гринер, как и предполагал, долго ворочался, прежде чем заснул. Мысленно он спорил с Дорианом, убеждая того рассказать все Дереку.
  'Он единственный, кому я точно могу доверять!', - с горячностью подумал он. - 'И он куда лучше меня разбирается в... Кендрике'.
  'Я чувствую, ты преувеличиваешь. К тому же, и я уже не раз тебе это говорил - обращаться к Дереку опасно. Он согласится исполнять все приказы Кендрика до того времени, пока мы не разгадаем его намерения?'
  'Возможно, согласится'.
  'Ты сомневаешься. А он сможет защитить Шезару?'
  'Да!'
  'Опять сомнение. И еще я чувствую, что ты и сам... на самом деле ты не хочешь разговора с Дереком'.
  'Хочу... но боюсь'.
  'Почему?'
  Гринер с силой взбил подушку и ответил:
  'Спокойной ночи'.
  Дориан замолк. А Гринер натянул до подбородка меховое одеяло и уставился широко открытыми глазами в окно, где светила на черном небе яркая звезда, Глаз Дракона.
  Он боялся. Сначала, после всего, что произошло, он чуть не рассказал Дереку правду. Но тогда он был в панике. Не знал, что делать, ужас от содеянного накрыл его с головой, и поэтому он, как утопающий за соломинку, ухватился за спокойный, уравновешенный голос Дориана, который советовал не спешить. Он чувствовал себя, как ребенок, потерявшийся в бурю, и Дориан был для него маяком. Потом... Гринер раз за разом порывался сказать Дереку, но не находил слов. 'Дерек, слушай, я на самом деле Гринер, и Тео погибла из-за меня'? Дальше открыть истину становилось все труднее. Потому что, если б Дерек спросил: 'Почему же ты сразу мне не сказал?', Гринер не знал бы, что ответить. Значило бы это, что он больше не доверяет наставнику? Но самым большим страхом Гринера было то, что Дерек не смог бы его простить. Юноша даже почти убедил себя в том, что так и случится - то, что он совершил, не прощается. Он втихую от наставников общался с предателем и убийцей, учился у него, позволил ему убить короля и заманить Тео в ловушку... По глупости своей, самонадеянности. Гринер боялся, что Дерек плюнет ему в лицо и уйдет, не оборачиваясь, навсегда. И будет прав. И тогда останется только утопиться, а после смерти вечность висеть на Древе вниз головой, как и все предатели.
  Звезду закрыло легкое облачко. Гринер сглотнул, почувствовал, что во рту пересохло. Сел в кровати, чтобы дотянуться до кубка с водой, что стоял рядом на столике, и вдруг ощутил, что по щеке стекает капля. Он машинально слизнул ее. Соленая.
  
  
  
  Капитан Некс и Томас, выйдя из покоев короля, не сговариваясь, избегали обсуждения состоявшегося разговора до тех пор, пока Некс не закрыл за ними дверь в своем кабинете. Он перебрался в общие казармы, поближе к своим гвардейцам, сразу после того, как получил 'нагоняй' от Тео. И ни разу об этом не пожалел. Во-первых, сразу стало куда легче следить за подчиненными и быть в курсе всех дел. Гвардейцы, относившиеся к нему с опаской, а некоторые так и вовсе без уважения, уже через месяц души в нем не чаяли и перестали постоянно сравнивать с предыдущим префектом, капитаном Догайном. Частично заслуга такого 'вливания' в службу принадлежала Томасу. Он охотно помог Нексу разобраться, какие у того обязанности как у капитана, и как у префекта, разъяснил, почему одно следует отделять от другого и рассказал, как завоевать доверие гвардейцев. Они быстро подружились, хотя различались почти во всем, разве что оба были женаты на работе, и все свое свободное время отдавали ей. Джером научился у Томаса многому, и в первую очередь тому, что, как бы ни были преданны гвардейцы королю, некоторые вещи лучше обсуждать наедине.
  Теперь, усевшись в старое, 'догайновское' кресло, Некс тихо произнес, побарабанив пальцами по столу:
  - И как тебе... все это?
  Томас остался стоять, рассеянно рассматривая коллекцию оружия, висевшую на стене, также оставшуюся от прошлого префекта.
  - В целом я одобряю позицию короля. Давно следовало прижать баронов. Но не так резко. А теперь даже графы имеют полное право восстать, требуя возврата земель.
  - А как же закон? По которому Дориан...
  - Он существует, я даже могу его тебе процитировать. И под данный случай он попадает - правда, с натяжкой. Согласно этому закону, угроза должна быть явной и глобальной. А в данном случае мы имеем лишь пророчество. Согласись, это меньше, чем ничего.
  Томас наконец сел, подвигал бумаги на столе капитана. И неожиданно спросил:
  - У тебя еды не найдется?
  Некс с прищуром поглядел на своего помощника, поднялся и отошел к столу, на котором под крышкой на подносе лежал нетронутый ужин. Поставил его перед Томасом. Сам он аппетит потерял с той самой минуты, как к нему с час назад быстрым шагом вошел Ферфакс и сообщил, что Совет следует сопроводить по комнатам и поставить стражу. С приказом не выпускать дворян до распоряжения лично от короля.
  Томас принялся безо всякого удовольствия поглощать бутерброды с мясом, запивая их разбавленным вином. Ел он, как всегда, по необходимости. Некс с минуту наблюдал за ним молча, потом сказал:
  - Ладно, мы имеем то, что имеем. Как они там, тихо сидят?
  Он не сомневался, что Томас в курсе происходящего. Каким-то непостижимым образом он узнавал о самых разнообразных вещах, совершенно незаметно и очень быстро. И Ферфакс не подвел:
  - Как мыши. Переваривают услышанное. Силой прорываться, думаю, не будут. Они понимают, что это чревато обвинением в измене, а голова Боклэра покинула его шею совсем недавно, такое сразу не забудешь.
  - А их войска? - Некс снова опустился в скрипнувшее кресло. В голове не укладывалось, что король пошел на такие крутые меры. Какой бешеный пес его укусил? - С ними проблем не будет?
  Том вытер губы салфеткой, благодарно кивнул Нексу и ответил:
  - Не должно. Они наверняка уже сами собрались домой, ведь соглашение с сюзереном обязывает их предоставлять воинов для сражения, но после такового они торчать тут не обязаны. У них полно дел в своих землях. А вот личные отряды баронов... Я подумаю, как их убедить, что хозяева остались погостить, и в них нужды нет.
  - Правда ведь все равно просочится, стоит ли так прямо лгать...
  - А кто говорит о лжи? Они все знают о предателе Боклэре, и если намекнуть, что король просто зол и хочет постращать своих дворян... или, еще лучше, выявить оставшихся изменников... да, отличная идея. Пустим слух, что у Боклэра были сообщники и помимо Келмворта и Верендарта. Но, чтобы выявить их, Его Величеству нужно какое-то время подержать у себя Совет... Да, это сработает. К тому же, как очень правильно предложил Дориан, отрядам надо дать задание сопроводить управляющих до земель их хозяев. Это их отвлечет. Другое дело, что они будут недовольны отсутствием добычи...
  - Ты о чем?
  - Эта война, конечно, была в защиту королевства. Благое дело, славное, под покровительством Древа, но... воинам надо платить. Города на разграбление им не досталось, а всю добычу с поля боя - личные средства убитых лионских дворян, их оружие, доспехи и прочее, - забрали себе бароны и графы, кто сколько успел. Законное право, они потом бы рассчитались с вассалами, но, поскольку сейчас дворяне сидят взаперти, кто знает, достанется ли их отрядам хоть что-нибудь? Завтра с утра я спрошу у Его Величества дозволения самому распределить деньги и ценности между войсками. Возможно, воинам и от королевской казны достанется что-нибудь. При таком раскладе отряды баронов и графов уйдут почти беспрекословно.
  - А ты умный, - довольно улыбнулся Некс. - Мне и в голову не пришло.
  - Не прибедняйся. - Томас вернул улыбку другу. - Я думаю быстро, ты - медленно, но оба мы всегда приходим к правильным выводам. Кстати, о выводах... Король нам так и не сообщил всю подоплеку истории с тремя мятежными баронами, и это меня тревожит. И что он намерен делать с теми двумя, что в темнице? Где они, кстати? В королевской тюрьме или городской?
  - Королевской, - ответил Некс. - Со всеми полагающимися почестями. Они говорили что-то о том, что король обещал им всего лишь изгнание, но Дориан лично приказал, когда я встретил его на въезде в город, отправить их в тюрьму.
  - Он не показался тебе... - Томас сделал паузу, подбирая слова. - Странным?
  - Как снег летом, - признался капитан. - Только не пойму, в чем именно странность. Характер у него будь здоров, стальной, так что эта жесткость не сюрприз. Но... мне кажется, он ведет какую-то свою игру. А нам не говорит.
  - Возможно, не доверяет. - Томас помрачнел. - Это плохо. Мы не сможем помочь, если Дориан будет скрывать свои планы. Хотя, возможно, он пока не уверен в подозрениях, и не хочет раньше времени мутить воду.
  - Да он своим выступлением на Совете не то что намутил, он взбаламутил весь 'водоем'! - Некс был встревожен настолько, что позволил себе высказаться о короле крайне непочтительно. - Он ввязался во что-то опасное, Томас. Я хочу попросить тебя...
  - Понаблюдать за Его Величеством? - понимающе кивнул Ферфакс. - Конечно. Я и так бы это сделал.
  Некс поерзал. Ему не нравилось, что он вынужден шпионить за Дорианом, но другого выхода не было. В который раз уже он подумал о том, что маги исчезли очень не вовремя. Та же Тео наверняка бы придумала, как вызнать у короля правду, а, может, будь она в столице, до конфликта между Советом и королем вообще не дошло бы. Но маги отстранились, и ему приходится идти вразрез с собственным чувством долга, договариваясь с Томасом о слежке за Его Величеством.
  - 'Патриотичные заговорщики', - буркнул он. - Как бы наши головы не покатились вслед за боклэровской.
  - Будем надеяться, наши головы додумаются до ответов раньше, чем попадут под острие меча, - ответил на это Томас, печально улыбаясь. - Хотя я бы на обезглавливание не рассчитывал. Если что-то пойдет не так, нас повесят.
  
  
  
  Рик проснулся от ощущения чего-то теплого на лице. Приоткрыл глаза... Через минуту чувства сообщили ему, что из окна на щеку падает солнечный луч. А он лежит в мягкой, удобной постели. Рик посмотрел наверх и узнал паутину трещин на потолке - он находился в своей комнате, в Храме. Он не был здесь с... да, той ночи, когда они с Тео рыскали по библиотеке Храма.
  'Мне все это приснилось?'
  Он перевел взгляд вниз. Одеяло укрывало его до груди. Рик осторожно приподнял его... и уставился на свои руки, плотно забинтованные. Как ни странно, боли не было. Он вообще не чувствовал ничего ниже запястий. Он выпростал руки из-под одеяла и поднес к лицу. Витки бинта аккуратные, явно работал профессионал.
  - Мазь, снимающая боль, - раздался голос от изголовья кровати, и Рик быстро вывернулся, чтобы посмотреть на говорившего. На стуле у его ложа сидел Старший Аммет, толстенький, благообразный старичок с гладко выбритыми щеками и колючими, словно пурга, глазами цвета неба. Старший добавил: - Мы не хотим тебя заставлять страдать более, чем ты заслужил. Твое наказание окончено.
  На Рика нахлынули воспоминания прошлой ночи - его крики, мольбы, он просил пощады, не выдержал боли. Его никто не учил терпеть боль. Он вспомнил темноту, хихикание Крыса, соленый вкус крови на губах.
  - Я служу Близнецам смиренно, - хрипло произнес он.
  Аммет поднес к его губам простую глиняную кружку с водой. Рик попробовал взять ее сам, но неуклюжие руки, обмотанные бинтом в десятки слоев, отказывались слушаться. Он смирился и отпил воды, пока Аммет держал кружку. С искренней благодарностью в голосе Рик сказал:
  - Спасибо.
  'Спасибо, спасибо, за то, что я никогда больше не смогу играть, шпиону не нужны пальцы, мерзкая ты тварь, чтоб ты сдох'.
  - Расскажи мне о возвращении магов.
  Вода была ледяной, зубы от нее заныли. Рик облизал губы.
  - Маги возвращаются, по мнению Садовников, для того, чтобы предотвратить беды и горести, о которых говорится в пророчестве. Но...
  Мысли Рика путались. Наверняка его еще и отваром каким-то напоили - сонным или обезболивающим. Он никак не мог вспомнить, что собирался сказать Старшим, чтобы те заподозрили Кендрика...
  - Но они сами устроили это.
  - Что устроили? - мягко спросил Аммет.
  Рик ощутил, что память скачет туда-сюда, подсовывая совсем не то, что нужно. Он попытался сконцентрироваться, но чувство было такое, будто он потерялся в тумане.
  'Соберись, недобард безрукий!', - заорал он себе.
  - Пророчество. Кендрик хочет с их помощью править страной.
  Аммет заметно вздрогнул при упоминании этого имени. 'Интересно, я дурак и сейчас закапываю себя глубже, или я молодец?' - подумал Рик.
  - Ты встречался с ним?
  - Нет. Но чародейка, моя подопечная... это ее ученик.
  Барду показалось, что он нащупал верный путь. Жрецам вовсе не обязательно знать, что Тео пыталась убить Кендрика. А он, в конце концов, заполучил ее... Воодушевленный успехом, Рик продолжил:
  - Кендрик внедрился в Орден, помогал нам, где магией, где информацией. И потихоньку разваливал Орден изнутри. Многие из жрецов уже готовы последовать за ним. Он усыпил нашу бдительность подачками... Когда маги вернутся, он столкнет лбами Стрелков и Садовников, в расчете, что мы уничтожим друг друга, или основательно пошатнем... А маги довершат начатое. Единственные, кто способен им противостоять, это мы... и Кендрик это знает. У Садовников смелости не хватит, у короля ума. Маги не будут делить власть ни с кем.
  - Ты сказал, что многие жрецы готовы последовать за этим... Кендриком. Имена?
  - Не знаю. Имен не называли.
  - Откуда эта информация?
  - От... подопечной. Еще она сказала, что Кендрик силен... очень силен. И он может видеть ложь.
  Тут Аммет не просто вздрогнул. Он напрягся, сцепил руки на коленях. Но голос его оставался таким же ласковым и полным участия:
  - Видеть ложь?
  'Да, бойся, старый дурак. Вы же все пропитаны ложью насквозь, и то, что я сказал, заставит тебя попотеть... а также отдалить Кендрика как можно дальше, чтобы он вдруг не вызнал ваши секреты...'
  - Он видит, если человек врет. Что именно скрывает, не видит, но ложь чует.
  - Он один обладает такой способностью?
  - Да. Те... подопечная очень гордилась им.
  Если бы Рик признал, что все маги могут чувствовать вранье, встал бы вопрос о том, как он сам так долго сопровождал магичку и не был раскрыт.
  - Что еще ты можешь сказать о нем?
  Рик рассмеялся мысленно. Аммета теперь интересовал только Кендрик - ни маги, ни их возвращение, ни Тео с Дереком не волновали его. Только маг, просочившийся слишком глубоко в Орден. Рик чуть ли не видел, как Аммет обдумывает, какие именно секреты он мог, не зная того, открыть Кендрику.
  - Он стоял за Лионелем. И он нашел для него Копье Молний.
  - Зачем ему это было надо?
  - Чтобы Дориан получил Розу, что же еще. Это не дар Древа, это подарок магов. Они хотят возвысить Орден Древа, чтобы те решились на открытое столкновение с нами. А после добить 'выживших'... Ну и война, конечно же, часть пророчества. Одно из бедствий. Я не уверен, но думаю, что Кендрик и в Лионе пустил корни, если можно так выразиться...
  - Обойдитесь без бардовских аллегорий, брат Кано. Говорите по существу.
  Рик чуть не захохотал в голос. 'Аллегории, Старший Аммет? О, вы и не представляете себе, как много могут сделать аллегории... Вы уже у меня в кулаке, пусть и раздробленном, но сила моя в речах, язык надо было вырывать, язык!'.
  Рик чуть приподнялся в постели, посмотрел на кружку... Аммет, не отдавая себе отчет, сразу же схватился за нее, поднес барду...
  'В кулаке'.
  - Я слышал, что он будто бы обещал Шаррону что-то, в награду за то, что тот даст войско Лионелю. Обставили все, конечно, так, будто у Шаррона выбора не было. Но тут я мало что могу сказать.
  Рик и правда решил не влезать на незнакомую территорию. Из того, что знал, о чем догадывался, он итак уже наплел достаточно бреда. И Аммет, кажется, в него поверил.
  - Еще что-то?
  - Мои подопечные какое-то время будут заняты пророчеством. Оба они на время покинули Вердленд, куда отправились - не знаю. - Это Рик сказал, чтобы Аммету вдруг не пришло в голову послать его гоняться за магами. - Меня Тео... подопечная... отправила помогать Ордену Древа, с самыми лучшими рекомендациями. Сейчас я - ближайший помощник Винеса, жреца, который нашел пророчество и открыл его смысл. Он всецело мне доверяет. Я отпросился на пару дней, так что без вреда для легенды могу вернуться туда завтра.
  Аммет погладил в задумчивости щеку. Рик отвел от него взгляд, чтобы создалось впечатление, что он ничуть не обеспокоен своей дальнейшей судьбой - куда пошлют, туда и пойдет... И принялся рассматривать комнату, отмечая про себя, что изменилось. У стены напротив поставили вторую кровать. А он жил здесь один... И полки с книгами убрали, на столе только 'Откровения', святая книга Близнецов. Исчез ковер на стене, скромный, потертый, но Рик его любил. На нем были вытканы цветы и плоды. Стены недавно белили, а вот потолок оставили, как есть. Еще бы, ведь стены были им, Риком, исписаны. Вот тут, над головой, он записал начало стихотворения, которое начиналось словами 'От жажды умираю над ручьем...'. Дальше ему не придумывалось, хоть головой о камни бейся, он даже подумывал, не привлечь ли Талли, или даже устроить состязание, с условием, чтобы стихотворение начиналось именно с этой фразы... Выше располагалось довольно фривольное четверостишие. У стола он нарисовал голую красотку... А теперь, судя по всему, в его комнату поселили новых братьев. Его писанина наверняка бы смущала и растравляла их нежные души. Рик ухмыльнулся бы широко, но рядом сидел Аммет, поэтому он сохранял на лице расслабленно-послушное выражение. Хотя внутри...
  - Хорошо. Пока отдыхай. Вечером мы со Старшим Воргом еще зайдем, постарайся вспомнить больше подробностей об этом Кендрике. Важна может быть любая мелочь. Завтра вернешься к Садовникам. Связь будем держать не так, как раньше, через других лиц - твое новое назначение будет тайной для всех, о нем знаем только мы с Воргом.
  Аммет поднялся тяжело, накинул капюшон на голову, надвинул низко, скрывая лицо. Рик только сейчас заметил, что балахон на Старшем простой, как у младшего жреца. Значит, и правда, его держали тут втихую, никому ничего не объясняя...
  - А брат Амберли? - не сдержался Рик. Он был уверен - о его вражде с Крысом Старшие прекрасно знали.
  Аммет нахмурился - брат Кано позволял себе слишком многое, задавая вопросы... Но он оказался крайне полезен, а уж то, что он внедрился к Садовникам... Старший решил ответить:
  - Брат Амберли и будет тем, через кого ты будешь с нами связываться. Подробнее мы расскажем вечером. Сейчас отдыхай - впереди много работы во славу Близнецов.
  - Смиренно служу Близнецам, - повторил Рик заученную фразу. И ведь не соврал. Он действительно был на службе у Близнецов. Оставалось надеяться, что они не спросят с него за такую самодеятельность, когда все закончится.
  'Когда все закончится', - подумал Рик. - 'Пугающая фраза на самом деле. Туманная, неясная, но создающая иллюзию того, что все будет хорошо... Надо перестать так думать. Ничего никогда не закончится. Никогда'.
  
  
  Дерек, проведя в столичном доме беспокойную ночь, прошелся по комнатам. Собирать особо нечего было: личные вещи маги тут не хранили, все они были в доме Тео, и погибли вместе с ним. Черному осталось лишь проверить замОк на двери, да магическую защиту, отпугивающую воров. Ничего особенного, просто любой, кто собирался залезть в дом, так соблазнительно стоящий в богатом районе без высоких стен вокруг, охраны и решеток на окнах... вдруг испытывал сильное желание уйти. Маг подумал, что хорошо бы навестить перед отлучкой Дориана, но решил, что у короля сейчас своих забот хватает. А он, Дерек - лишнее напоминание о страшных и неприятных событиях. 'Если что - у него есть шар, а у Некса должны были остаться стрелы...' - подумал он, но вспомнил, что эти стрелы устроены так, чтобы прилетать к дому Тео, а там сейчас... Он прошелся до казарм гвардейцев. Несмотря на то, что было раннее утро, во 'внутреннем городе' наблюдалась кипучая деятельность. Дерек, не желая тратить время на объяснения, кто он такой и зачем ему к капитану, прикрылся невидимостью и влез в окно его покоев. Некса не было. Маг решил, что так даже лучше - почему-то ему показалось, что уйти тихо - самый лучший вариант. Если он разыщет Некса, тот не обойдется без расспросов, а там надо будет решать одну проблему, потом другую, и маг уже не сможет выбраться из круга обязательств, которые он, в общем-то, исполнять вовсе не должен был. 'Эти серые штучки', - подумал он с неприязнью и одновременно теплотой. Открыл шкатулку, запертую на хитроумный замок, что для него, естественно, преградой не было; изменил конечную цель стрел, заколдовав их так, чтобы они прилетали к дому на Широкой. И прямо из кабинета Некса открыл портал к дому Уэйна, предварительно из вежливости послав тому мысль о своем скором прибытии.
  
  Седые отроги, восточная их часть. Мороз тут же стал покусывать щеки и руки, и Дерек заспешил по едва заметной тропинке наверх, по склону горы, оставляя за собой цепочку следов, ведущую из ниоткуда. Пробравшись через груды валежника, он вышел на небольшую площадку. Впереди виднелись скалы, светло-серые, поросшие согнутыми сосенками. Тут уже мало что вырастало выше колена, основной массив леса виднелся внизу, за спиной.
  Хозяина дома не было, но Черного уже ждал Мальти. Он сидел на крыльце, вытянув ноги, и смотрел на облака. Он был одет не по погоде - всего лишь тонкая холщовая куртка поверх рубахи, зеленые штаны тоже были тонковаты для такого мороза, а обут маг был в простые туфли. Заметив прибывшего, старик скосил на него глаза и сдержанно улыбнулся.
  Дерек ощутил необъяснимое довольство при виде старого мага. Копаться в себе, выясняя, откуда взялось это чувство, времени не было, и он оставил анализ на потом. Подошел к Мальти.
  - Не холодно?
  Дом Уэйна почти целиком находился в скале. Снаружи заметен был лишь вход - хлипкая хижина, то ли охотника, то ли дровосека. Со стороны она смотрелась как бесполезная груда досок и хвороста. Дерек заглянул внутрь хижины через проем двери, которая висела на одной петле. Грубый лежак, запорошенный снегом. Полка с битыми кувшинами. Маг знал, что в скале, служившей дальней стеной домика, был скрытый проход в настоящее жилище Белого.
  Мальти вместо ответа взял свою трость, прислоненную к ступеньке, и поднялся.
  - Уэйн хотел дождаться тебя сам, но попросил меня. Ему срочно пришлось отлучиться. Отправимся ко мне, там я расскажу тебе, что мы успели сделать, пока ты... отсутствовал.
  Старик кивнул повелительно головой, и Дерек открыл второй за сегодня портал - и он перенес их на тысячу миль южнее, почти к самому нижнему окончанию Мокрых гор, на границе владений графа Огги. Тут было гораздо теплее - и Дерек с облегчением расправил плечи. Почему-то обогревать себя с помощью магии в присутствии Мальти показалось ему мелочным, хотя тот, похоже, не смущаясь это делал, когда дожидался его.
  Они словно переместились в осень - лес стоял бурый, мокрый. Снега не было. Дерек раньше не бывал у Мальти, хотя местоположение его дома знал - как и всех остальных магов. Впрочем, он не был уверен, что они и впрямь жили там, где указали в свое время Дереку, когда он заканчивал обучение. Чавкая по грязи, маги прошли вдоль ручья, у берегов которого скопилось немало павшей листвы, вяло трепыхавшейся от неторопливого течения воды. Повернули влево - и вышли к мосту, что был перекинут через ручей, разлившийся из-за запруды чуть дальше по течению.
   Небольшой городок Геддарт платил дань графу Огги железом и камнем. Поначалу здесь находился поселок рудокопов и небольшой карьер, затем появились кузнецы, литейщики, камнетесы... Поселение превратилось в деревню, обросло укреплениями, а лет семь назад стало городом и получило свой герб. Он красовался на воротах городской стены, которая возвышалась сразу за мостом: кирка и молот.
  Геддарт был небольшим, но богатым: здания все каменные, улицы вымощены, охрана на воротах при начищенном оружии и не дремлет. Но магов они пропустили, едва взглянув. Дереку показалось, что Мальти слегка отвел стражникам глаза. Белые умели воздействовать на разум лучше остальных.
  Мальти и Дерек пошли по улице, ведущей в гору; молодой маг попытался вспомнить, чем занимается Мальти в своей 'обычной жизни'. Что-то, связанное с одеждой? Или обувью... Пройдя пару десятков шагов, Дерек получил подсказку: дом, в дверь которого Мальти постучал крепкой тростью, был украшен вывеской. Художник очень талантливо изобразил руно и веретено. 'Шерсть', - вспомнил Дерек. Дальше, через закрытый ставнями оконный проем, виднелась дверь с колокольчиком, судя по всему - для покупателей.
  Тем временем дверь в дом открыла женщина средних лет, поприветствовала Мальти и с любопытством глянула из-за его плеча на второго мага. Старик отдал трость женщине:
  - Это Дерек, мой поставщик из Тэнниела, - представил старик своего спутника. Дерек торопливо, испытывая досаду оттого, что Мальти не предупредил его о 'легенде', прикрыл ладонью вышитый на куртке дубовый лист и сержантский значок. Вряд ли женщина разбирается в военных нашивках, но мало ли... Однако она ничуть не удивилась ни внешнему виду гостя, ни оружию у него на поясе. Безмятежно улыбнувшись, она кивнула и ушла вглубь прихожей.
  - Не беспокойся, - сказал старый маг. - Она под контролем.
  Дерек смолчал, и руку опустил. Прошел вслед за Мальти по коридору, приведшему их к внутренним помещениям - ближе к улице, судя по всему, находились комнаты, относящиеся к лавке 'торговца шерстью'. А вот в задней части большого дома, крепость и высота потолков которого говорили о достатке, судя по всему, располагались личные комнаты мага и его семьи.
  - Я живу здесь с двумя сыновьями, их женами и тремя внуками, - пояснил Мальти, показывая на лестницу, уходящую на второй этаж. - Они нам не помешают - сыновья в деловых поездках, а невестки с детьми у матерей.
  - А жена?
  - Умерла десять лет назад. - Мальти толкнул тяжелую дверь. Она вела в большую комнату, стены которой были обшиты дубовыми панелями, отчего внутри было тепло, уютно и сухо. 'Столовая', определил Дерек, глядя на огромный стол, шкаф с посудой и камин с барельефом. И это еще больше уверило его в том, что 'человеческая' семья Мальти не бедствует - обычно отдельные комнаты для принятия пищи были только у богатых купцов или аристократов. Простые люди ели прямо на кухне. Огонь в камине не горел, из него были выметены уголь и зола, а это значило, что в доме действительно некоторое время никто не живет... Или живет кто-то, кому без надобности огромная столовая.
  Воздух был теплым, но одновременно свежим, несмотря на то, что ставни трех высоких окон были закрыты, а в комнате горело множество свечей. Дерек сделал вывод, что тут тоже постаралась магия.
  'А они не смущаются использовать магию даже вместо таких бытовых вещей, как окна и камины', - подумал маг.
  За большим семейным столом сидели трое белых - Гвен, Вирена и Дирен, и Черный Жером. Они кивнули Дереку, на первый взгляд, никак не показав, что приветствуют отбившуюся от стада овцу - сдержанно, но дружелюбно. И, однако, маг заметил, что выражение их глаз изменилось. Мальти скинул куртку; ее тут же подхватил кто-то из магов и по воздуху отправил на спинку самого высокого стула. Его Мальти и занял, а затем приглашающе взмахнул рукой:
  - Садись.
  Дерек сел рядом с Жеромом.
  - Вирена, расскажи ему, что уже сделано. А потом я отдам указания, объясню, чем ты будешь заниматься.
  И тут Дерек вдруг понял, почему, увидев Мальти, почувствовал радость. Ему очень хотелось, чтобы появился кто-то, говорящий ему, что надо делать. Чтобы он мог снять с себя груз ответственности, обрел цель и снова стал просто выполнять приказы. Чувство, не посещающее его с той поры, когда он был учеником, а потом и подмастерьем. Исчезнувшее, когда он стал полноправным магом и партнером Тео.
  И Дереку то, что он понял, сильно не понравилось.
  - Мы уже подготовили почву для исполнения пророчества, - при этих словах Вирены все почему-то усмехнулись, - осталось только сотворить комету. Поскольку мы работали быстро, то сможем вернуться к людям раньше намеченного.
  - И это хорошо, - весомо добавил Мальти. Все кивнули.
  - У нас есть две группы. Одна взяла на себя Проколы и тварей, что появляются из них. Работать им приходится чаще, конечно, потому что другая группа занята подготовкой Возвращения, и дальше всецело будет отдавать свое время только этому. В какой из групп ты бы хотел состоять?
  Дерек задумался. Но не над тем вопросом, который задала ему Вирена. Не напрямую. Он стал размышлять над тем, что открылось в нем самом.
  'Неужели я настолько желаю подчиняться? Нет, иначе я либо не заметил бы за собой это качество, или не обеспокоился бы так из-за него... Тео... она ведь не просто вела меня, как положено Серому в паре. И чего я хочу сейчас? Плюнуть на все и заняться Проколами?'
  И именно в этот момент его магическое чутье, его суть мага, наконец-то дали о себе знать. Еще вчера он понятия не имел, чего хочет и куда теперь идти. После того, как Тео пропала в портале, ведущем неизвестно куда, он места себе не находил. Но здесь и сейчас, сидя в окружении магов гораздо старше себя, он вдруг ощутил, что их слова на самом деле для него ничего не значат. Белые, Серые, Черные... Он слушал магию внутри себя.
  - Я неплохо справляюсь с Проколами, - медленно проговорил он. Намеренно глухо и тихо, чтобы у окружающих создалось впечатление, что он испытывает неловкость от того, что присоединился к ним только сейчас. - После того, что случилось... с моим учеником, я, к сожалению, ни к одному не отправлялся...
  'Потому что никто из Белых мне о Проколах не сообщал'.
  - Даже не знаю. Пусть решит Мальти.
  И Дерек повернулся к старому магу. Тот сложил ладони домиком, и слишком театрально выдержал паузу, прежде чем сказать:
  - Будешь с вернувшимися магами. Ты ведь неплохо изучил обстановку в Тэнниеле, и сможешь подсказать, с кем и как говорить.
  Дерек был уверен - Белые и сами прекрасно разобрались бы в политической обстановке столицы и королевства. Но его упоминание потерянного ученика... Он глубоко, искренне скорбел о Гринере, но сейчас именно это могло повлиять на Мальти и остальных, и он без сомнений использовал этот факт. Ведь, вернувшись, маги рассчитывают заняться подготовкой множества учеников, а учительство благотворно повлияет на Дерека, перенесшего такой удар.
  Черный знал, что, заикнись он о потере своей напарницы, маги бы только фыркнули. Похоже, никто из них не был обеспокоен судьбой Тео.
  'Мне, оказывается, нравятся серые штучки', - удовлетворенно подумал Дерек. - 'И спасибо тебе, Ольсен. Ты старый хитрец... Вот то, чего я хочу. Быть в центре событий. Своими глазами убедиться, если это так, что Тео была права - и воспитание магов без указания Силы чревато страшными последствиями. И, если... когда я это обнаружу, мне нужно будет находиться среди обучающих магов. Чтобы вовремя остановить катастрофу'.
  Дерек благодарно улыбнулся Мальти:
  - Спасибо. Я правда ценю это.
  Тот величаво кивнул.
  - Вирена... расскажи ему подробности. Остальные - со мной, отойдем на время. Есть несколько вопросов, которые надо обсудить... Возвращение случится совсем скоро.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"