Белякова Евгения: другие произведения.

Глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Инспектор проницательно посмотрел на свидетелей. Тридцать шесть пар глаз потупились. "Невиновных нет, - подумал инспектор. - Каждому в этом доме есть что скрывать". Он задумчиво пожевал чубук своей верной трубки и поправил кепи" "Приключения инспектора Олбрайта"

  Глава 2
  
  'Инспектор проницательно посмотрел на свидетелей. Тридцать шесть пар глаз потупились. 'Невиновных нет, - подумал инспектор. - Каждому в этом доме есть что скрывать'. Он задумчиво пожевал чубук своей верной трубки и поправил кепи'
  'Приключения инспектора Олбрайта'
  
  
  Через час мы сошли на конечной остановке в Вест-Энде. Тут, конечно, все разительно отличалось от восточной части города. Чисто, тихо, спокойно - и множество деревьев вдоль улиц, сами улицы широкие, не в пример нашим. Кованые оградки, чинные леди и джентльмены, из торговцев только миловидные девушки с корзинками роз.
  Я тут же почувствовал себя неловко - если по меркам Ист-Энда я выглядел в 'рабочем' костюме чуть ли не франтом, то тут... как бы меня не приняли за бродягу и не вышвырнули взашей с применением грубой силы местного 'бобби'.
  Призрак тем временем, наоборот, выпрямился, явно чувствуя себя здесь, как рыба в воде. Он опять обзавелся тростью (как он это делал, я ума не приложу), и, размахивая ею во время ходьбы, наставительно начал:
  - Томас, рекомендую вам отнестись почтительно к моему дому и супруге. Дверь вам откроет экономка, скажете, что пришли выразить соболезнования. Когда пройдете в гостиную, вытрите ноги о половичок. Ни в коем случае не целуйте руку моей жене, у вас слишком разное положение - только поклон и все. Ах, да, снимите шляпу, когда она войдет. И даже если она присядет, вы стойте...
  Я закатил глаза.
  - Мистер Эдвард, держите свое мнение при себе, пожалуйста. Даже если Вам кажется, что я неотесанный болван и ничего не понимаю в приличиях.
  Он чуть приподнял брови и с видом 'Так уж и быть', пошел дальше по улице. Я пощупал верхнюю губу и выругался. Черт задери жару - из-за пота клей держал плохо. Я посмотрел по сторонам и, содрав усы, сунул их в карман. Но очки оставил, и саквояж.
  - Лучше вы меня послушайте, - продолжил я, стараясь сдержать раздражение. - Поскольку я буду в гостях как медиум, надо бы произвести впечатление. Я зайду, представлюсь, опишу цель своего визита. Потом помашу руками, изображу транс. И коснусь нескольких предметов, а вы расскажете мне что-нибудь о них.
  - Например?
  - Ну, какую-нибудь историю, связанную с ними. Что-то, что знаете только вы и ваша жена, понимаете? Чтобы она мне поверила.
  Эдвард сдержанно кивнул и через пару шагов указал тростью вперед:
  - Вот мой дом.
  Я остановился. Домик был приятный - не слишком большой, но за стеной виднелся сад. Опрятный, чистенький. Уютное гнездышко, одним словом.
  Я подергал сюртук за полы, чтобы он сидел ровнее и, поднявшись по ступенькам на крыльцо, дернул шнурок звонка. Внутри затренькал колокольчик, спустя минуту послышались шаги, четкие, как у генерала - разве что шпоры не звякали. Дверь открылась, и моему взору предстала женщина головы на две меня выше, куда шире в плечах и с таким профилем, что его смело можно было бы чеканить на монетах. Ворот скромного платья был украшен небольшой брошью, а на голове строго возвышался чепец, так что я догадался - экономка.
  - Добрый день, мэм, - поздоровался я. - Прошу прощения, что явился без предупреждения, я в городе недавно, но почел своим долгом навестить миссис Вулворт и выразить ей свои соболезнования по поводу безвременной кончины ее мужа.
  Экономка смерила меня взглядом, который, казалось, определил не только мой вес в обществе (никакого), но и родословную до тринадцатого колена (ужасная). В прошлой жизни она была Юлием Цезарем, не иначе.
  Чуть приподняв верхнюю губу, она спросила:
  - Вы приходились родственником покойному мистеру Вулворту?
  - Дальним, - скромно потупился я. И не без злорадства в душе добавил: - Но горячо любимым.
  Призрак рядом сдавленно кашлянул. 'Так тебе', - подумал я.
  - Сомневаюсь, - отчеканила экономка, но посторонилась, пропуская меня. - Я сообщу миссис Вулворт. Она примет вас в гостиной. Я провожу.
  Я послушно потопал за громадной спиной 'Цезаря', размышляя о том, что сия дама вполне могла бы уложить в могилу кого угодно, только сделав грозный вид. Может, мистер Вулворт лишил ее прибавки и она наорала на него, а у бедняги сердце не выдержало?
  Меня провели в гостиную и с большой подозрительностью там оставили, причем она явно пересчитала ценные вещи в комнате, прежде чем выйти. Я, в ожидании миссис Вулворт, рассматривал старинные часы на камине, заложив руки за спину. Призрак стал у окна и с выражением сильной муки на лице вперился взглядом в портрет на стене. Я покосился на картину - на ней был изображен сам призрак, то есть мистер Вулворт, когда он еще был во плоти, и маленькая женщина, похожая на птичку. У нее были большие лучистые глаза, и, если художник не польстил заказчикам, она была весьма миленькая.
  Посчитав, что пялиться на миссис Вулворт, пусть и нарисованную, в присутствии ее мужа, пускай даже и покойного, не очень-то вежливо, я принялся рассматривать комнату. Вообще, за редким исключением, комнаты много могут рассказать о людях, живущих в них. Наша вот с Дэфом была экзотической свалкой по сути: множество костюмов, сундуки, вешалки, шляпы с перьями, маски на стенах. И книги грудами. Еще в углу стоял клавесин, а на нем - барабан, но в теорию о 'говорящих помещениях' они не вписывались. Ни Дэф, ни я музыкой не увлекались. Но везде есть исключения из правил.
  Гостиная Вулвортов представляла собой смесь из женской аккуратности и понятия об уюте - милые оборочки, салфетки и фарфоровые фигурки, - и мужского тщеславия. Одна стена была увешана фотографиями мистера Эдварда: в горах, у моря, рядом с дервишем в каком-то восточном городе. Там же висели две странной формы сабли с кистями на рукоятях и опахало. 'Наверняка привез из Индии', - подумал я. - 'Что делает мифический сундук с сокровищами несколько более реальным'.
  Тем временем раздались шаги - легкие, быстрые - и в гостиную вошла миссис Вулворт. Вернее, ее почти внесло, как пушинку.
  Я поспешно отвернулся от стены и поклонился. Вдова кивнула.
  - Миссис Вулворт, меня зовут Томас Флендерс, - представился я.
  А художник-то даже преуменьшил ее красоту, понял я. Когда вчера она пришла к нам, в полутьме приемной и под вдовьей вуалью я ее не особо разглядел. Оказалось, мистер Эдвард при жизни был счастливчиком.
  Молодая женщина со смирением ждала от меня продолжения прочувствованной речи о соболезнованиях. Но я преподнес ей сюрприз.
  - Я помощник сеньора Скараноса.
  Она оживилась, тут же предложила мне сесть и сама порхнула на софу, стремительно, как птичка. Видимо, даже траур не смог заставить ее вести себя степенно. Миссис Вулворт сложила руки на коленях, потом прижала к груди:
  - О, мистер Флендерс, неужели...
  Я принял вид загадочный и важный, но садиться не стал - мне надо было стоять для представления, которое я собирался устроить.
  - Да, мэм. После того, как все разошлись... Должен сказать, что не только сеньор Скаранос имеет мистические способности, я тоже кое-что могу... Спустя час после вашего ухода я почувствовал присутствие духа вашего мужа.
  Она раскрыла глаза чуть шире, а я счел это за поощрение и продолжил:
  - А затем я увидел его. И он был... Ростом шесть футов, плюс минус два дюйма, с небольшими усиками, на лицо джентльмен и в манерах тоже. Нос прямой, лоб высокий... В светло-коричневом сюртуке, темно-красном жилете и... - тут я повернулся к призраку, чтобы удостовериться в правильности описания, и заметил, что он избегает смотреть на жену.
  - Позвольте, - миссис Вулворт прервала меня тихо, но решительно. - Но ведь именно так я описывала его вчера вашему хозяину. К тому же, - между бровей ее легла маленькая складочка. - Здесь висит портрет моего покойного мужа. Почему я должна вам верить? Скорее, я склонна считать, что вы - обыкновенный шарлатан, который каким-то образом узнал, что вчера я присутствовала на спиритическом сеансе мистера Скараноса.
  - Она у меня умница, - голосом, полным сдерживаемой гордости, тихо сказал призрак.
  Мне оставалось только мысленно с ним согласиться. Но я еще во время первой встречи с миссис Вулворт углядел, что она вовсе не легковерная простушка, а просто убитая горем женщина, готовая даже на такие не приличествующие ее положению глупости, как поход к медиуму. И именно поэтому я подготовил свое коронное выступление.
  Медленно улыбнувшись, я покачал головой:
  - Миссис Вулворт, отдавая дань вашему уму, я все же прошу позволить мне доказать, что я говорю правду.
  - И как же вы намерены это сделать?
  - Выберите любой предмет в комнате.
  Она явно не ожидала такого, но, подумав, показала на те самые старые часы, которые я рассматривал. Я с достоинством подошел, возложил на них руку и прикрыл глаза.
  - Сейчас, миссис Вулворт, я могу, используя свой дар, рассказать вам о прошлом этих часов, что связывало их с вашим мужем...
  Я хочу пояснить кое-что. То, как на самом деле происходит 'считывание прошлого' какого-либо предмета, и то, как его показывают на сеансах - небо и земля. Я, по долгу профессии, так сказать, вынужден был разобраться во всяких медиумических штучках, на этом настоял Дэф. Будь я настоящим ясновидцем, с меня бы семь потов сошло, прежде чем я хоть что-нибудь выудил из часов: в комнате находилось слишком много предметов, да и обстановку далека была от умиротворенной. Но у меня, как я уже упоминал, имелся козырь - призрак.
  - Эти часы... да, я вижу... м-м-м... что-то такое... - я все ждал и ждал подсказки, а когда терпение закончилось, приоткрыл глаза. Эдвард стоял напротив, облокотившись о каминную полку. И смотрел на меня с любопытством.
  - Эти часы... - с нажимом повторил я, буравя его взглядом.
  - А... да, часы, - с невозмутимым лицом сказал он. - Не могу про них припомнить. Ничего на ум не приходит.
  И он чуть улыбнулся, давая понять, что это была маленькая месть за мои слова о 'любимчике'. Я покосился на миссис Вулворт - она явно была готова выставить меня за дверь. Тут я ощутил что-то вроде приступа паники. Не то чтобы меня сильно волновал исход этого дела... хотя, признаюсь - меня увлекла игра в 'сыщика'. Да и миссис Вулворт мне понравилась.
  Но Эдвард все же вспомнил, что от моего успеха сейчас зависит, сумеем ли мы раскрыть убийство и отправить его на небеса, да и безопасность его жены тоже. Поэтому он смилостивился:
  - Но фарфоровая собачка рядом...
  Я встрепенулся и подвинул руку к фигурке.
  - О, нет... - замогильным голосом возвестил я. - Флюиды идут не от часов... эта собачка, да. - И я повторил вслед за призраком: - Вы купили эту безделушку, потому что она напомнила вам собаку, что была у вас в детстве. Хотя муж вас и отговаривал, убеждая, что это безвкусица.
  - Элис, при всем ее уме и тонком восприятии прекрасного, иногда уступает ностальгии, - с любовью смотря на жену, добавил Эдвард, но это я вслух произносить не стал. - Один раз она уговаривала меня взять сюда, в город, ее старую лошадь - лишь бы ее не отдали на скотобойню.
  Тем временем миссис Вулворт успела переменить свое мнение, хотя бы отчасти - она встала с дивана и подошла, комкая в руках платочек.
  - А его трубка... вот его трубка рядом, про нее скажите.
  Я перечислил сорта табака, что курил ее покойный муж, а также мелочи, которые мог знать только он. И она. С глазами, полными слез, она схватила меня за запястье, словно силясь разглядеть то же, что и я; или хотя бы почувствовать присутствие мужа.
  - Я вам верю, мистер Флендерс, - Элис взяла себя в руки и отошла на пару шагов, так как ее порыв сократил расстояние между нами до совершенно неприличного. - Но... зачем вы пришли? Вы что-то хотите?
  'Наконец-то мы приблизились к сути', - с облегчением подумал я. - 'А то я уж стал опасаться, что она заставит меня перетрогать все вещи в гостиной, и мне придется узнать кучу бесполезной информации из жизни четы Вулворт'.
  - Дух покойного взывает к упокоению, - возвестил я со всей возможной серьезностью. - И я пришел, чтобы узнать подробнее обстоятельства его смерти... и найти убийцу.
  - Так это правда... - Миссис Вулворт застыла, опустив плечи. Живость ее, не исчезнувшая под гнетом траура и горя, теперь пропала. Мне показалось, что обычная, случайная смерть любимого человека поразила ее менее, чем известие о том, что он расстался с жизнью вследствие чьего-то злого умысла. И я мог ее понять. - И что вы хотите узнать?
  - Для начала, надо проверить версию об отравлении. Я могу поговорить с вашей кухаркой?
  - Что? А, да, конечно. Вообще-то она приходящая, но в последние дни меня навещает множество людей, родственники, друзья мужа... Я попросила ее остаться на неделю пожить. Я могу проводить вас к ней прямо сейчас.
  Я вежливо поклонился и сделал жест рукой, приглашая ее идти вперед. Мы покинули гостиную и темным коридором прошли к двери под лестницей, за которой, в полуподвале, располагалась кухня. По пути я предупредил миссис Вулворт:
  - Мэм, пожалуй, было бы глупо раскрывать кухарке - как, кстати, ее имя? - истинную цель моего визита.
  - Да, согласна. Ее зовут миссис Шульц.
  - Тогда представьте меня... - я задумался. - Членом 'Общества Здоровой Пищи'.
  Я не шутил и не сочинял. В последнее время Лондинум, да и всю Британию, наводнили разного рода Общества, Комитеты и Союзы. Среди них были и вполне понятные мне, вроде 'Комитета по борьбе за права женщин и детей, работающих в шахтах' - я несколько раз сталкивался с теми, кого нелегкая судьба заставила взяться за эту черную, тяжелую работу, что губила жизни десятками. Несчастные создания, черные от угольной пыли, у всех - болезни легких. Или вот почтенное 'Общество попечителей парков'. Но были и совсем идиотские, типа 'Союза борьбы за права стоящих в очередях в Министерства'.
  Так что прикрытие у меня было будь здоров.
  Мы зашли в кухню. Она сияла чистотой, каждая кастрюлька и корзина были на своем месте. В центре довольно большого, по меркам городского дома, помещения стояла... я даже замер от удивления. И решил, что это экономка ради смеха переоделась в кухарку, одев огромный фартук и повязав другой чепец. Но потом я понял, что ошибся - она была куда выше и шире. Просто уму непостижимо, насколько. Я, парень рослый, почувствовал себя карликом рядом с ней.
  - Мисс Шульц, сестра миссис Шульц, моей экономки, - Элис раскрыла тайну 'двойника', и представила меня громадной женщине. Та посмотрела на меня, как на клопа, силясь раздавить взглядом.
  - 'Здоровой Пищи', ja? - Она уперла руки в боки. - Это что, кто-то говорийт, что моя пища не очень здоровая?
  - Мисс Шульц недавно приехала из Швейцарии, - пояснила миссис Вулворт. - И еще не очень хорошо говорит по-английски, но делает большие успехи.
  Я, завидев столь грозную особу, поначалу предпочел спрятаться за худенькой хозяйкой дома, но теперь мне пришлось найти в себе смелость выступить вперед.
  - Мисс Шульц, никто этого не утверждает, - вежливо, но твердо сказал я. - Однако, мой долг - проверять все дома, вверенные моему попечению в вашем квартале. У меня всего несколько вопросов...
  - Задавайт.
  - Вы сами покупаете продукты для готовки?
  - Natürlich. На рынке, что на улице Karl... Чарльза. Самое свежее.
  - И готовите все одна?
  - Ja.
  Тут я запнулся. Потому что понятия не имел, как бы поизящнее у нее выведать, не подсыпала ли она или еще кто-то яда мистеру Вулворту. Но вдруг мне на помощь пришел сам Эдвард, про которого я успел позабыть, а он, меж тем, неотступно следовал за нами.
  - Скажи, что за день до того, как я умер, на рынке кто-то продавал молоко, в нем оказался мышьяк, и уже несколько семей пострадало. Спроси подробнее о том завтраке.
  Эдвард снял призрачный цилиндр и держал его под мышкой. Смотрелся мистер Вулворт довольно странно, поскольку одновременно на нем был одет вполне себе домашний халат поверх брюк. Я уже догадался, что он свой внешний вид то ли меняет по желанию, то ли неосознанно, сообразно обстоятельствам. И из такого безумного сочетания, как халат в восточном стиле, манишка и цилиндр, я сделал вывод, что он, скорее всего, пытается относиться к нашему визиту официально, но память все равно напоминает, что он дома.
  Я задал вопрос кухарке, и она ответила, что она, ее Schwester* и миссис Вулворт питались теми же продуктами, что и хозяин, и чувствуют себя замечательно.
  - А могло что-то... ну, случайно упасть в чай, например? Опрокинутая баночка...
  - Я бы заметить, - отрезала кухарка. - И я, In die selbe Minute, как приготовила, отнесла поднос мистеру Вулфхорту. Вы намекайт, что он отравился?
  - Врач сделал подобную догадку, не найдя никаких других причин... смерти мистера Вулворта, - я пожал плечами, изо всех сил скрывая свою заинтересованность. - А я всего лишь выполняю свою работу - проверяю, связано ли это с другими случаями в этом квартале. А не могли бы вы подробнее...
  Разговор с кухаркой ничего не дал. Вряд ли она врала, и если так, то получалось, что у предполагаемых отравителей не было возможности подсыпать яд в пищу мистера Вулворта. Мисс Шульц никогда не оставляла пищу без присмотра - 'мухи налетайт', - и, по окончанию готовки, сразу же подавала ее на стол. И так в течение полугода, что она прислуживала семье. Так что злодеи могли бы получить доступ к блюдам, только если бы самолично отбили их у мисс Шульц, что представлялось мне абсолютно невозможным.
  Правда, был еще вариант - ведь Эдвард мог перекусить где-нибудь в городе, у друзей, или в кафе. Но эту информацию я мог узнать и у него самого, а мне предстояло еще расспросить миссис Вулворт.
  Мы с ней вернулись в гостиную, она присела на диван, а я - на софу напротив. Призрак, наконец-то, принял определенный вид - тот самый, в котором явился мне вчера.
  Я чуть подвигал подушку на софе, готовясь приступить к разговору. У меня было две версии - убийство ради наследства или ради научного открытия. Но начать следовало с самого простого.
  - Мэм, скажите мне, у мистера Вулворта были враги?
  Я спросил это с видом 'решительным и неумолимым', в точности как 'инспектор Олбрайт'.
  - Нет, - жена Эдварда ни на секунду не задумалась. Вот и говори о простоте... Я счел это плохим признаком - значит, она не была в курсе дел мужа и мало чем может помочь. Миссис Вулворт продолжила: - Он очень дружелюбный... он был очень дружелюбным, милым человеком. Да и откуда? Это странный вопрос.
  - Но кто-то все же... - подсказал я.
  - Мне неприятно об этом думать. - Женщина явно была смущена разговором.
  Тут раздался звук дверного колокольчика. Миссис Вулворт тут же вскочила и скороговоркой произнесла:
  - Думаю, я ответила на все ваши вопросы?
  - Но позвольте хотя бы посмотреть лабораторию мистера Вулворта! Возможно, загадка его смерти кроется там!
  Тем временем в коридоре раздались тяжелые шаги экономки.
  - Ко мне пришли, - начала миссис Вулворт, - я думаю, вам стоит покинуть...
  В прихожей зазвучали голоса, причем второй явно мужской. 'Еще один соболезнующий... как не вовремя', - подумал я и привстал с софы.
  Пока вдова раздумывала, как бы потактичнее меня выставить, а я - как бы мне уговорить ее встретиться еще раз, в гостиную зашел мужчина. Одет он был простовато и несколько старомодно, а фигурой напоминал слегка приплюснутый шкаф. Мне сразу почудилось в нем нечто фермерское - и спустя секунду я понял, что не ошибся. У мужчины был характерный загар и разворот плеч, покрасневший нос выдавал в нем человека, склонного к выпивке, однако в лице его чувствовалась порода. И еще он чем-то неуловимо был мне знаком.
  Вошедший первым делом остановил на мне взгляд, такой тяжелый, что я предпочел бы провиниться перед миссис Шульц. Похоже, в этом доме, кроме миссис Вулворт, все были слеплены старым евреем из Праги**. Я растерялся, поскольку не знал, в каких отношениях жена Эдварда, то есть вдова, состоит с этим джентльменом - приятельских, дружеских или родственных, и, следовательно, как мне себя вести. Но представиться нужно было в любом случае.
  - Добрый день, - я протянул руку мужчине. - Флендерс, я...
  - Мистер Флендерс сейчас уходит, - перебила меня миссис Вулворт с поспешностью, которая граничила с невежливостью.
  'А лаборатория?', - с тоской подумал я, понимая, что вряд ли попаду сюда во второй раз - по крайней мере, законным способом. Я сделал последнюю попытку:
  - Я зашел выразить свои соболезнования вдове. Миссис Вулворт хотела показать мне лабораторию мистера Вулворта, но раз сейчас это не представляется возможным, может быть, завтра будет удобнее?
  Глыбовидный мужчина, так и не представившийся, просто переводил взгляд с меня на миссис Вулворт и выглядел, как тюремщик, решающий, кто из заключенных заслужил большее наказание. Но внезапно улыбка возникла у него на лице, как будто трещина в камне; он пожал мою руку, все еще протянутую вперед.
  - Мистер Эдгар Уэсли Вулворт, брат покойного. - Когда он улыбался, он выглядел куда симпатичнее... и не так устрашающе. - Спасибо, что нанесли визит и выразили уважение моему брату.
  'Ну конечно, брат', - пронеслось у меня в голове. - 'Вот почему экономка впустила его сразу, без сообщения хозяйке. И вот почему он показался мне знакомым, у него лицо Эдварда, только будто высеченное пьяным скульптором и по памяти... кстати, а где Эдвард?'
  Я как мог незаметно оглядел комнату. Призрак стоял у камина и с большим изумлением, я бы даже сказал - шоком смотрел на брата. Так, будто ожидал скорее увидеть у себя в доме индийского раджу с гаремом и слонами.
  - Что Вы, что Вы, - я с трудом вырвал ладонь из тисков рукопожатия мистера Эдгара и состроил скорбную мину. - Замечательный был человек, золотая голова...
  - Позвольте поинтересоваться, а каков род Ваших занятий? Откуда Вы знаете моего брата? - мистер Эдгар перестал улыбаться и снова засверлил меня взглядом. Наверное, у него лимит на улыбки. Раз в неделю, не чаще.
  Вмешалась миссис Вулворт. Она умоляюще заглянула в глаза брату мужа и положила руку ему на локоть:
  - Мистер Флендерс - медиум. Он поможет мне связаться с Эдвардом.
  - Ме-е-едиум? - протянул здоровяк, и тон его мне не понравился. - Что за глупость, дорогая Элис? Это один из тех шарлатанов, к которым ты ходила вчера? - Он все повышал голос, но потом опомнился. Скрестил руки на груди и непререкаемо произнес: - Это совершенно неприемлемо. Я запрещаю тебе иметь дело с такого рода людьми.
  - Но, Эдгар...
  Я сделал пару шагов к двери. Кто его знает, мистер Эдгар - деревенский джентльмен, а у них свои понятия о том, как выдворять неугодных гостей. Однажды мы с Дэфом разозлили одного такого, бежали потом до Лондинума, стирая подошвы башмаков, обогнали по пути три дилижанса. Краснеющая шея - верный признак, что надо давать деру. А по хозяйскому тону брата Эдварда мне стало понятно, что он примеривает на себя роль опекуна миссис Вулворт, и относится к ней довольно собственнически. Забота его была из разряда 'Я даже думать за тебя буду, а ты молчи'.
  - Медиум! - фыркнул он. - Вздор! Сказки для детишек! А вы, Флендерс, даже дорогу забудьте в этот дом. Здесь вам никого не обмануть и денег не вытянуть.
  - Ах, - только и сказала Элис, в изнеможении опускаясь на софу. Видимо, ее храбрости не хватило, чтобы противостоять авторитету мистера Эдгара.
  - Я всего лишь хочу помочь, - тихо произнес я, прекрасно понимая, что решающий голос здесь имеет Эдгар, как ближайший родственник-мужчина.
  - Мистер Флендерс, - в его голосе прорезалась сталь. - Ваше присутствие в этом доме более непозволительно, даже оскорбительно. Я позову миссис Шульц, она вас проводит.
  В голове вспыхнула картинка экономки, выкидывающей меня из дома, раскрутив за ногу - и это решило дело.
  - Я, пожалуй, справлюсь сам, - откланявшись (причем Эдгар на поклон не ответил, проводив меня сумрачным взглядом) и подхватив саквояж, я ретировался на улицу. Это было похоже не на стратегическое отступление, а на бегство. Быстрым шагом я прошел пол-квартала, не оглядываясь, и лишь завернув за угол, перевел дух.
  - Ну и семейка у вас, - пробурчал я, оглядываясь в поисках своего призрачного компаньона. Он, как ни странно, обнаружился сразу же.
  - Я надеюсь, вы сказали это не в уничижительном смысле, Томас, - сдержанно произнес он.
  Я пожал плечами. Сказать по правде, чувствовал я себя отвратительно - сбежал с 'поля боя', да еще и информации никакой не добыл. Хотя, если поразмыслить...
  Я двинулся к остановке паробуса, раскладывая в голове все то, что увидел в гостях у Вулвортов. Улица, по которой мы шли, напоминала тихую заводь, в тине и ряске, никакого движения, только разогретый воздух подрагивал.
  Одно точно мне покоя не давало.
  - Скажите, мистер Эдвард, вы разве не хотели бы попытаться пообщаться с женой? Сразу видно, вы ее очень любите, однако большую часть времени почти не смотрели на нее.
  - Я уже пытался с ней общаться, и ничего хорошего из этого не вышло. - Призрак нахмурился. - Она только больше плакала... Хотя, вообще-то, - опомнился он, - это вас не касается. Вам следует знать только то, что я испробовал все возможные способы достучаться до нее и вдоволь испил из чаши горя, обнаружив себя в таком положении. Сейчас мне важнее сделать так, чтобы Элис не угрожала опасность.
  - Ладно, - я смущенно нащупал в кармане усы, повертел их в руках и спрятал обратно. - А почему вы были так удивлены, увидев брата?
  - У нас с ним... не самые лучшие отношения. После смерти отца он перестал со мной общаться. На мои похороны не приехал... Я не ожидал, что он все же... появится. - Призрак задумчиво покачал головой. - Может, он узнал слишком поздно и прибыл только сегодня?
  - То есть, можно сказать, что он вас не сильно любит? - оживился я. - И мог бы отравить? Или дело в наследстве?
  - Томас, у вас больные фантазии, взращенные, видимо, на дешевых детективах, - призрак высокомерно улыбнулся, но как-то слишком уж показательно. Однако его слова меня задели, и еще как.
  - Знаете что, мистер Вулворт! - я забыл о том, что собеседник мой виден только мне, и заговорил в полный голос, остановившись посреди тротуара. Мы шагов десять не дошли до остановки, где на скамеечке сидела пожилая леди с двумя юными подопечными женского пола. Девочки завертели головами в соломенных шляпках и прыснули, увидев, как я ору в пустоту.
  - Что?
  - Это вы пришли к нам за помощью, и я делаю что могу, и уж всяко больше, чем мне самому хочется, но мы с Дэфом обещали. Если б не это, я б уже давно плюнул и на вас, и на расследование. Вам не нравятся мои версии? Обращайтесь к Шотландцам!
  Я развернулся и, глубоко засунув руки в карманы, пошел к остановке. Девчонки сделали круглые глаза, а леди так и вовсе отгородилась от меня кружевным зонтиком, словно щитом. Со всего маху я плюхнулся на скамью.
  'Сноб чертов'.
  Но я все же не удержался, скосил глаза вбок. Призрак уселся рядом со мной.
  - Я прошу прощения, Томас. Вы ведь и впрямь единственные, кто может мне помочь, а для расследования важны все детали. Что же... У нас с братом не самые лучшие отношения, это правда. Дело в том, что несколько лет назад умер наш отец, а я не смог приехать на похороны. Он заболел, написал мне, а я все откладывал и откладывал приезд - у нас с моим старшим коллегой тогда был очень сложный эксперимент... Последние два дня я вообще не выходил из лаборатории, а потом узнал, что отец... не дождался. Я приехал слишком поздно, брат вышел из себя, говорил очень неприятные вещи.
  Я вопросительно посмотрел на него, молча, чтобы не давать повода для еще большего количества смешков двум юным особам рядом. Они и так уже установили мировой рекорд по парному хихиканью. Эдвард понял меня правильно.
  - Говорил, что... я не заслуживаю того, что мне досталось. Мы с братом очень разные. Томас, у вас есть брат или сестра?
  Я покачал головой.
  - Между братьями всегда существует соперничество. Но я думал, что у нас с Эдгаром все по-другому. В основном, из-за того, что у нас слишком разные интересы. Он получил все, что хотел от жизни - поместье, небольшое, но приносящее доход, жену, хозяйство, детей. Я - научную карьеру, дом в Лондинуме и... Элис. Но все равно почему-то он таил злобу до того дня, как я приехал на похороны отца. И высказал все, отрекся от нашего родства и обещал, что больше общаться со мной не будет. И тут я вижу, что он приехал поддержать Элис после моей смерти. Это меня и удивило.
  Подъехал паробус, пыхтя и звякая. Свободных мест было мало, наверху обосновалась группа молодых джентльменов, весьма шумных, так что мне пришлось втиснуться между уже упомянутой дамой с зонтиком и сухощавым стариком, судя по величественному виду, дворецким. Всю дорогу я был вынужден молчать, обдумывая услышанное.
  Когда мы оказались на улице Трех Королей, я отошел в сторонку от чужих ушей и пробурчал:
  - Значит, не в наследстве дело. И брат ваш оказался благороднее, чем вы думали. Хорошая новость, но теперь я даже не знаю, кого подозревать.
  - Понимаю, - сдержанно ответил призрак.
  - Знаете что? На сегодня хватит, пожалуй. Я пойду в 'Свинью', промочу горло.
  - А 'Свинья' - это...?
  - Паб. Вряд ли вам там понравится - совсем не вашего круга общество.
  - В моем положении не выбирают.
  Я досадливо поморщился. Вот счастье подвалило - призрак, всюду за мной таскающийся. А когда я спать лягу, он над кроватью висеть будет? Но делать нечего, я поплелся по направлению к докам Святой Катрин, стараясь забыть, что за мной шаг в шаг следует привидение.
  Скажи мне кто вчера, в какую историю я попаду, я рассмеялся бы. Наверное, мой ангел-хранитель, если таковой имелся, завалился в небесный паб и упился там вдрызг, вследствие чего я оказался там, где оказался. А, может, наоборот, его совесть замучила и он решил сделать хоть что-то хорошее - ведь в конце этого расследования я получу кругленькую сумму. По крайней мере, я сильно на это надеялся.
  Мы шли по улице, полной народа. Если в богатых районах в это время стояла тишина и людей было мало, то здесь жизнь просто кипела. Торговки зеленью, попрошайки, дети-карманники, лоточники с самым различным товаром - от книг и вееров до свиных хвостиков и сомнительного вида рыбы. Честно говоря, не припомню, когда на Полях Добрых Парней было затишье. Вечером улицы были полны рабочими с доков, грузчиками и девицами легкого поведения, а ночью на промысел выходили грабители. Хотя кого тут грабить... Один раз мне приставили нож к боку, пообещав вырезать на нем стих из Священного Писания, если я не отдам кошелек. Я поделился с парнями, чем мог, а утром они все вернули. Положили под дверь, с запиской, адресованной Дэфу, в которой с кучей орфографических ошибок извинялись за причиненное неудобство. Я попытался разузнать у старика, откуда такое уважение, он ведь не 'папаша Тень' или что-то в этом роде, но он отшутился. Однако меня больше не трогали.
  Мы дошли до 'Свиньи'. Я толкнул тяжелую дверь и спустился - пять ступенек, паб находился ниже уровня земли, и как везде в подвалах, тут было сыро и прохладно. Сейчас, по такой жаре - самое то. Как выяснилось, не только я искал свободы от горячего воздуха и палящего солнца: в 'Свинье' все столики были заняты. Но я не против был посидеть и у стойки, тем более что это позволяло мне любоваться Лиззи без подозрительных вопросов ее отца.
  Элизабет Браун, единственная дочь владельца паба, была хороша собой, как майское деревце - стройная, невысокая, вся в лентах. А улыбка ее освещала подвал, превращая его в дворец - по крайней мере, для меня. Хотя, думаю, многие были слегка влюблены в Лиззи - невозможно устоять перед сочетанием 'милые глаза и вкусный эль', но я свято верил, что лишь мое чувство к ней было серьезным и глубоким. По крайней мере, настолько серьезным, чтобы понимать, что мне ничего не светит.
  - Томас! - завидев меня, девушка подскочила к стойке и, облокотившись на нее, помахала мне рукой. При этом вырез на платье открыл довольно соблазнительную картину. - Тебе как всегда?
  Я кивнул, расплывшись в самой идиотской улыбке из своего арсенала. Ну ничего не мог с собой поделать, голову словно окунали в горячий кисель, когда я ее видел. Она затараторила, делясь последними новостями, но я просто наслаждался звуком ее голоса, не вникая в суть.
  К сожалению, я был не единственным клиентом, жаждущим промочить горло, и она упорхнула, держа в руке поднос с тремя кувшинами. А я остался с элем и мечтами.
  И да, с призраком. Он напомнил о себе выразительным покашливанием:
  - Кхм... она вам нравится, Томас?
  - Кто? - очнулся я от грез. - Лиззи?
  - Я мертв, но не слеп. Вы смотрите на нее, как... как я на Элис. Вы ведь в нее влюблены, не так ли?
  Я вздохнул. Отсел на самый край стойки, чтобы не привлекать лишнего внимания, и покачал головой.
  - Да, но это ничего не значит. Жениться на ней я все равно не смогу.
  - Почему? - Искренне удивился Эдвард. - Вы же одного... круга.
  - Ограниченный вы чело... призрак, Эдвард. По-вашему, так все, кто ниже Вас, просто однородная масса? Здесь тоже есть свои группы и сословия. Ее отец - владелец этого паба, и еще одного - 'Жестяной короны'. Из детей только Лиззи, наследника нет. А это значит, что дела он передаст, когда придет время, своему зятю. И это должен быть парень небедный, кто умеет управлять, делами заниматься. Надежный, словом. А я... я что - балаганный шулер, в его понимании. Не партия для дочери. - Я поболтал остатки эля, который незаметно для меня закончился. - К тому же, она-то меня не любит. Были б наши чувства взаимны, мы бы сбежали, как Ромео и Джульетта. Хотя нет, те плохо кончили. Лучше как... Да и Тристан с Изольдой... Черт, в нашей литературе, похоже, нету ни одного случая счастливой любви. Наверное, у французов есть, сейчас вспомню...
  Эдвард слушал мои признания со странным выражением на призрачном лице, впрочем, я не был уверен, что удивление и сочувствие не есть игра моего воображения. Он ведь почти прозрачен.
  - А вы не так-то просты, Томас, - медленно произнес он. - Вы не похожи на этих парней, что сидят тут. Я думал, вы - обычный...
  - Мошенник с Белой Часовни? Так и есть. Только вы всех под один гребень определили. А нельзя так.
  - Тогда откуда вот это - 'однородная масса', 'Ромео и Джульетта'?
  Я сделал вид, что в кружке у меня что-то осталось и отгородился ею от призрака.
  - Шекспира каждый житель Лондинума знает, и вся Британия, - я опустил кружку. - Да, я не со дна Ист-Энда, почти закончил образование... в искусстве. Вам не ровня, но, наверное, вполне мог бы вращаться где повыше, случись все гладко. Но вы на внешнее смотрите. А тут скоропалительно нельзя. Дик вон, - я кивнул в сторону здоровенного детины, подпирающего косяк двери у входа, - вечерами на скрипке играет в мюзик-холле, что на Северной. Так, что заслушаетесь.
  Я помахал Лиззи, но она не заметила. Вместо нее вторую кружку эля мне принес Лестер, паренек на подхвате. Я сделал большой глоток. Первая порция только охладила разгоряченную голову, и я рассчитывал добраться сегодня до пятой самое меньшее.
  - Или вот Лестер, - я подождал, когда мальчишка отойдет и показал на него кружкой. - Он копит деньги, чтобы купить собственную лодку. Режет из дерева красивые фигурки.
  - Похоже, я ошибался, - смущенно признал Эдвард.
  - Да в общем-то нет, - я поспешил развеять его иллюзии. А то, чего доброго, решит, что можно ночью на Малой Сомерсет разговориться с Соней Пикетом о Теннисоне. Хотя ему-то что, он же призрак. И ни с кем, кроме меня, поговорить не может. - Есть и те, кто убивает ради монет, крадет, продает дочерей для развлечений всяким джентльменам, чтобы купить еды. Всякое бывает. Бедность, знаете ли, не за особые грехи дается, а вслепую, случайно, иногда тем, кто заслуживает куда лучшего. Я их не обвиняю, но и не оправдываю. Вы, главное, уясните, что нельзя судить всех, будто они не люди, а строчка в газете, где про всякие ужасы Ист-Энда рассказывают.
  Настроение у меня, подпрыгнувшее было при виде Лиззи, опять упало. Тем более что девушка куда-то исчезла, а вторая кружка пошла уже не так лихо. Я кинул Лестеру пару монеток.
  - Я сейчас к Дэфу, - тихо сказал я призраку. - И хотел бы поговорить с ним наедине. Полагаюсь на вашу честность, - вы ведь не станете невидимкой подкрадываться и слушать наш разговор?
  - В порядке исключения сделаем вид, что вы этого не говорили, Томас, - улыбнулся Эдвард. - Вам достаточно просто упомянуть, что вы хотели бы пока распрощаться, и продолжить расследование завтра, например.
  - Вот-вот, завтра, - закивал я. - Самое то.
  Призрак поклонился, приподняв шляпу, и ушел в стену. А я направился, как и сказал, поговорить с Дэфом.
  На душе у меня было препогано. К тому же снаружи, на жаре, эль стукнул в голову, и домой я почти приполз, еле ворочая языком.
  
  
  _____________________________
  * Schwester (нем.) - сестра.
  ** '...были слеплены старым евреем из Праги' - Томас имеет в виду Голема, созданного пражским евреем, рабби Лёвом.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"