Белякова Евгения: другие произведения.

Глава 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Инспектор достал из кармана плаща большую лупу и принялся водить ею над поверхностью стола. "Хм", - подумал инспектор. Он знал, что отсутствие улик является самой главной уликой. Сыщик в задумчивости стиснул зубами чубук трубки" "Приключения инспектора Олбрайта"

  Глава 3
  'Инспектор достал из кармана плаща большую лупу и принялся водить ею над поверхностью стола. 'Хм', - подумал инспектор. Он знал, что отсутствие улик является самой главной уликой. Сыщик в задумчивости стиснул зубами чубук трубки'
  'Приключения инспектора Олбрайта'
  
  
  
  Остаток дня и вечер я провел за выполнением обещаний. Дэф напомнил - сказал, что раз уж мы временно отошли от дел как медиумы, пора мне заглянуть к Кори в мюзик-холл и нарисовать задник для сцены. Я уже с месяц увиливал от этого занятия, не потому, что разлюбил рисовать (как раз наоборот, очень скучал, если не удавалось хоть раз в три дня взять кисть в руки, потому часто ходил на берег реки, или на площадь, с мольбертом), а потому что Кори... ну, он очень специфический человек.
  Ему не угодишь. Он, пожалуй, и слыхом не слыхивал о творческом видении, и обычно мои попытки доделать задник заканчивались тем, что я в сердцах бросал кисти и уходил. Кори считал своим долгом вмешаться в каждую черточку, высказать мнение по каждому оттенку и вдобавок выразить сомнение в том, умею ли я вообще рисовать. Так что до этого вечера, прикрытые пыльными портьерами, на сцене у него стояли декорации, где одноногие пастушки пасли невидимых овец, а море было лишь намечено углем.
  Словом, я, после долгого и бесполезного спора с Дэфом, перекусил и отправился рисовать. Однако, мысли о расследовании меня не оставляли. Трудность состояла в том, что подозреваемых не было - а, значит, под подозрение попадали все. Оставалось надеяться, что завтрашняя поездка в Бычебродский Университет прояснит хоть что-то.
  Утром следующего дня я наскоро позавтракал парой вареных яиц и овсянкой, почистил костюм - я имею в виду, действительно почистил, а не просто сбрызнул водой, - и одел самый щеголеватый цилиндр. Я даже подобрал тросточку из своей коллекции (некоторые наши клиенты, впечатленные сеансом спиритизма, забывали трости и зонтики), и вышел в гостиную, она же библиотека, она же кухня, она же 'Комната, откуда проделано отверстие, через которое воют духи'. Призрак уже ждал меня, маяча у двери с многозначительным лицом, как тень отца Гамлета.
  - Поедем на вокзал, оттуда поездом, - объявил я, доставая с полки 'Ежемесячный железнодорожный справочник Брадшо'. - Кстати, еще вчера хотел спросить: вы, помимо домашней пищи, ничего не употребляли? Кафе, булочные, чайные...
  Эдвард покачал головой, странно задумчивый. Я пожал плечами, решив, что он вполне имеет право быть погруженным в себя, но бездействие его начинало меня понемногу раздражать. Мог бы хоть одну идейку подкинуть. Полистав страницы справочника, я нашел подходящий нам по времени поезд. Правда, я покупал шестисотстраничный томище довольно давно - нам с Дэфом не часто приходилось выезжать за пределы Лондона, - но надеялся, что расписание с тех пор не поменялось. А если поменялось, то подождем, не сахарные. Эдвард то уж точно.
  Жара спала, и я наслаждался тем фактом, что небо опять затянуло тучами. Мы с Эдвардом подходили к улице Трех Королей, как вдруг сзади раздалось поспешное шарканье.
  - Том, погоди! - Я обернулся и увидел Дэфа, нагоняющего нас. Он нацепил монокль, костюм и бакенбарды. Добежав, он оперся на мое плечо, переводя дух. - Я, пожалуй, поеду с вами.
  - Да ладно тебе, Дэф... - начал я.
  - Не спорь со старшими, - старик чуть сжал руку и у меня тут же отбило всякое желание не то что спорить, а вообще открывать рот. Закралось подозрение, что Дэф в молодости был... ну, не знаю, сгибателем подков. - Ты с какой историей туда пролезть собираешься? Вот-вот, - он наставительно поднял палец. - Ты теперь - мой племянник, которого я хочу направить учиться. Оболтус, каких мало.
  - Мистер Мур прав, - вмешался призрак, хоть его об этом никто не просил. - Достойному пожилому джентльмену расскажут больше, чем молодому студенту.
  - Да я и не против, - пробурчал я.
  Я пошагал рядом с напарником, припоминая, что в книгах о расследованиях, если они описывали 'высшее' общество, убийцей оказывался самый тихий и воспитанный персонаж, которого подозревать можно было, только если вы страдаете паранойей. Призрак между тем тоже задумался, но явно не над приключениями инспектора Олбрайта. Я шел по левую руку от Дэфа, Эдвард - по правую, но вдруг он торопливо отошел поближе ко мне.
  - Ветром отнесло? - язвительно поинтересовался я.
  Он поморщился.
  - Мне тут не нравится.
  - Понятное дело. - Я не удержался от хмыканья. - Отбросы общества...
  - Нет, Томас, именно здесь. Эта подворотня, мимо которой мы прошли, странного цвета.
  - А она должна быть малиновой? - удивился я, выворачивая шею назад. Улочка как улочка. Грязная, конечно же, на углу старая Магда, рядом вертится пара детишек, пытаются вырвать у нее клюку из рук.
  - Нет, я о другом... - вздохнул призрак. - Давайте забудем. Это неважно.
  Я пожал плечами. Мало ли какие странности бывают у призраков, а, может, мистер Вулворт и при жизни отличался сумбурностью. Он ведь ученый, у них у всех мозги набекрень.
  Мы сели в 'Эскалибур'. Он тронулся под громкую молитву истово крестящегося священника, сидящего рядом со мной. Видимо, святой отец впервые пользовался 'адской машиной'. Он тряс четками каждый раз, когда паробус подпрыгивал на ухабе или свистел гудок, спуская пар.
  Дэф сел вполоборота и сделал вид, что говорит со мной, но на самом деле он обращался к призраку.
  - Мистер Вулворт, Томас рассказал мне вчера о том, что вы узнали вместе. Я могу понять соображения, из-за которых вы отрицаете возможность того, что в деле замешан ваш брат... Но если отбросить эмоции, и оставить только здравый смысл...
  - Даже по здравому смыслу - нет. - Твердо ответил призрак. - После моей смерти он ничего не получает, а если б он был злодеем, не кажется ли вам, что ему сначала нужно было бы переделать завещание? Да и Элис досталось не так много. Большая часть средств ушла на ремонт дома, и мои опыты...
  Я неопределенно что-то замычал, изображая участие в разговоре.
  - А сундук? - спросил Дэф.
  - Сундук? - Удивился призрак. - А, сундук... верно, там же... довольно большая сумма. - Он хмыкнул, потом кашлянул. - Кроме меня про сундук никто не знает.
  - Тогда оставим на время родственников и обратим взор к коллегам.
  - М-м-г-м-г-м, - сказал я, подыгрывая Дэфу.
  - Профессора Университета? Убийцы? Мистер Мур... Зачем им...
  - Зависть в академических кругах - опасная штука, мистер Вулворт. Вы можете быть сколько угодно наивным и добросердечным, но, простите, отрицать возможность этого...
  - Я и не отрицаю. - Эдвард досадливо поморщился. - Но убийство... Наговорить на коллегу - да. Выставить его дураком на Ежегодном Совете - тоже да. Даже сорвать эксперимент. Но убить...
  - Посмотрим, посмотрим... - протянул Дэф и, достав трубку, закурил.
  Проехав по подъездной дороге почти к самым платформам, мы благополучно добрались до Паддингтона. Хотя священник, сидевший рядом со мной, так явно не считал. Он буквально скатился по винтовой лестнице, выпрыгнул из салона и, развернувшись, выудил из кармана склянку. Быстрым движением отвинтил крышку и брызнул святой водой (а ничего другого там быть не могло, не спиртом же святой отец так разбрасывался) на подножку паробуса. Я как раз спускался, за мной кряхтел Дэф, рядом с ним висел призрак.
  - На вас не попало, мистер Вулворт? - сладким голосом спросил я, но в ответ получил лишь молчание.
  - Томас... - укорил меня Дэф. - Я попрошу тебя сдерживать свои язвительные порывы.
  Вокзал шумел, как море. Я вырос в Кардиффе, и хорошо знал этот мерный шум. Но если морской прибой умиротворял, то вокзальный - заливающийся в уши и сдавливающий голову, - заставлял беспокойно озираться. Не сперли ли багаж? Не ушел ли поезд? Суета тут правила всем и затихала только ночью, когда поезда ходили реже.
  Дэф говорил, что во время его молодости паровоз был диковиной, мало кто решался вручить свою жизнь железному монстру. Наверное, люди относились к поездам так же, как давешний священник - к паробусу. Если провести параллель, то лет через пять-семь железные дороги пронижут всю Британию, вгрызутся в землю под городами и даже маленький ребенок сможет купить себе билет на поезд.
  Я размечтался и чуть не упустил воришку, который запустил руку мне в жилетный карман. Он не знал, что его, даже в случае удачи, ждало разочарование - цепочка от часов снаружи виднелась, а самих часов я не носил.
  - А ну-ка брысь отсюда! - состроив грозную рожу, я шикнул на паренька. Он показал мне язык и смылся.
  Я отыскал в толпе у касс Дэфа и двинулся к нему. Мечты хорошо, а целый 'бык'* в кармане - еще лучше.
  - Тр... Два билета в первый класс, - услышал я голос своего напарника. Он наклонился к окошку, похлопывая по карманам. - Э-э-э... курить там можно?
  Судя по всему, ответ его удовлетворил, потому что он выпрямился, нашел меня глазами и помахал в воздухе двумя билетами.
  Мы поспели вовремя - поезд отходил через десять минут. Но - вот незадача! - с дальней, третьей платформы. Я завертелся на месте, пытаясь понять, успеем ли мы обежать вокзал, но отказался от этой идеи. Старикан бы не потянул. Но, прежде чем я начал волноваться, Дэф поманил меня к себе и показал на служащего вокзала, который пробирался сквозь толпу к краю первой платформы.
  - Сейчас поднимут переходной мостик, не переживай. - Он, угадав причину моей тревоги, похлопал меня по плечу. - Ты отсюда никогда не ездил?
  - Не-а, - я зачарованно наблюдал за тем, как на цепи поднимают короткие мостки, связывающие первую платформу со второй, а ту - с третьей. Люди подхватили свои вещи и двинулись к поезду. Увлекшись, я чуть не забыл, что хотел выговорить Дэфу за расточительство. - А почему в первый класс, дырявая ты калоша?
  Чтобы не возникло неверного впечатления обо мне, как о скряге, отнимающем у старика радости комфортного путешествия, я поясню. Мы с Дэфом, еще в самом начале нашего сотрудничества, договорились, что, раз у каждого из нас есть мечта, выразимая в фунтах (у него домик на берегу моря, у меня - учеба в Академии), то стоит эти фунты поберечь. А также гинеи, кроны и даже фартинги. И я был, признаться, удивлен. Для кого он старается? Призраку все равно, может и на дубовых скамьях третьего класса посидеть.
  - Первый, потому что так по дороге мы сможем обсудить нашу легенду, - Дэф взял меня под локоть, чтобы его не оттерли.
  - А чего тут обсуждать, - проворчал я.
  - Мальчик мой, сколько раз повторять тебе, что подготовка к афере очень важна?
  Я зашипел на него, призывая к осторожности, но, похоже, на нас никто не обратил внимания. Все были заняты - кто-то спорил с кондуктором насчет птичьей клетки, не желая сдавать ее в багаж, капризная дама требовала от него присмотреть за малолетним сыном, бородач в помятом цилиндре пытался с билетом третьего класса пролезть в первый... Я покачал головой, но спорить с Дэфом не стал.
  Мы показали кондуктору билеты и он указал нам на ближайший вагон, блестящий, свежевыкрашенный - шоколадного цвета. Дэф кашлянул, привлекая внимание задерганного кондуктора:
  - А где купе для курящих?
  - Не советую, - раздался неподалеку голос Эдварда. - Если Вы хотите поговорить наедине, в отделениях для курящих этого не получится. Там всегда много пассажиров.
  Дэф сник. А я, нервно дергая веком, повел его к указанному вагону. Нервно - потому что зрелище висящего посреди толпы призрака, сквозь которого проходили люди, меня слегка потрясло.
  Наконец, мы поднялись в свое купе** и расположились. Действительно, мы с Дэфом были одни - оставшиеся четыре места заняты не были. Хотя, следовало подождать отправления - вдруг к нам кто-то подсядет. Я вертел головой, рассматривая красивые сидения телячьей кожи, газовые рожки в виде гиацинтов и жалюзи. Дэф уселся у дверей, я тоже, напротив него, и скорчил такую рожу, что, завидев ее в окошке двери, любой здравомыслящий человек предпочел бы выбрать другое купе.
  - А это что за штука? - Я протянул руку к ручке из слоновой кости, выступающей из стены рядом с окном.
  - Не трогайте, - тут же отозвался Эдвард. - Это сигнализация для связи с кондуктором и машинистом, на экстренный случай.
  - А, - только и сказал я, убрав руку.
  Чехарда на перроне почти утихла, раздалось несколько гудков. Послышались хлопки - это кондукторы проверяли неплотно закрытые двери купе и запирали их на ключ - чтобы никто случайно не вывалился. Мы с Дэфом молчали, ожидая, когда тронется поезд.
  - Билеты, - потянув за ремень, сборщик билетов открыл окно и с грозным видом нас оглядел. Мой напарник, приняв важный вид, отставил саквояж, который до этого нежно прижимал к груди, и протянул требуемое.
  Раздались еще свистки, поезд дернулся.
  - Поехали, - с облегчением сказал я.
  Дэф схватил свой саквояж и, заговорщически оглядываясь по сторонам, достал оттуда колоду карт. Положив саквояж себе на колени, он с тяжелым вздохом снял верхнюю карту с колоды и тоном, не предполагающим возражений, провозгласил:
  - Если мне нельзя курить, я буду раскладывать пасьянс. Никто не против? - и он воинственно посмотрел на нас с Эдвардом. Мы покачали головами.
  - Вот и ладненько... - Дэф опустил на импровизированный стол первую карту. Я, подозревая, что он собирается не просто занять руки, но и погадать, обратил внимание, что это был бубновый король. 'Видимо, это Эдвард', - подумал я. Дэф тем временем продолжил: - У нас имеется почтенный джентльмен и его сын, которого он хочет отправить учиться в Бычебродский университет на факультет... Естественных Наук. Так, мистер Вулворт, он называется?
  - Так. Но Вы должны еще выбрать колледж.
  - Я к этому подхожу. - Дэф выложил на саквояж второго короля, трефового, и на секунду нахмурился, затем быстро перевел взгляд на меня, уже улыбаясь. - В каком колледже хотел бы ты учиться, сын?
  - Одна поправка, - я снял цилиндр и взъерошил волосы. - Не сын, а племянник.
  Эдвард вопросительно поднял бровь.
  - Если я оболтус и все такое... то мой отец не стал бы пускать все на самотек, а вот дядюшка... к тому же, мои 'способности' в изучении физики он тоже бы не проглядел. А так - дядя, не близкий родственник, у него торговые дела за границей, приехал - а тут племянник от рук отбился.
  - Спорно, но принимается, - ответил Дэф. - Итак...?
  - Колледж Церкви Христа! - выпалил я.
  - Исключено, - тут же вмешался призрак. - Там члены аристократических семей.
  Дэф посмотрел на него долгим взглядом поверх пенсне, но кивнул и выложил третью карту. Я заинтересованно вытянул шею: опять король! Пиковый.
  Эдвард заметил мой взгляд и тоже взглянул на карты:
  - А как должен сойтись этот пасьянс?
  - Каждый раз по-разному, - туманно ответил Дэф. - Томас, давай лучше в Колледж Святой Магдалены?
  Похоже, он стал входить в роль моего дядюшки. Я в долгу не остался и в лучших традициях непутевого племянника прогнусавил:
  - Ла-а-адно, дядя.
  Дэф вынул четвертую карту... и почти сразу же сгреб их к остальным, но я успел заметить червового короля.
  - Хм... Ты обучался в...
  - Кардиффе, - подсказал я, приняв показательно равнодушный вид. - Я и правда там учился, если что, смогу ответить на любой заковыристый вопрос.
  Старикан кивнул и, перемешав колоду, принялся выкладывать карты на саквояж куда шустрее. По его рассеянному взгляду и ровным движениям я понял, что теперь он не гадает, а действительно занялся пасьянсом.
  - Но, несмотря на явный талант к науке, увлекся... неподходящими знакомствами, и я, когда приехал, то решил устроить тебя в Бычебродский университет, который славится своей дисциплиной. - Дэф причмокнул губами. - Но, поскольку я - въедливый и сквалыжный, хоть и очень, очень почтенный джентльмен, мне надо будет досконально узнать все про факультет, на который я отправляю обучаться своего племянника. Так? И я очень хочу знать, какие интересные открытия были сделаны там в последнее время. А пока я буду морочить голову кому-нибудь из старших преподавателей, вы с мистером Вулвортом посетите его кабинет-квартиру, лабораторию... и постараетесь вызнать все про тех, кто хоть как-то причастен к последнему проекту нашего клиента. А теперь... - Дэф посмотрел на Эдварда. - Мистер Вулворт, расскажите нам, в чем именно заключается Ваше изобретение?
  - Не уверен, сможете ли вы понять... - начал призрак но, завидев мою зверскую гримасу, торопливо поправился: - Но это правда сложно. Не все ученые способны были оценить важность наших с сэром Доджем экспериментов.
  - Что за сэр Додж? - встрял я, решив пока простить Эдварду его снобизм. - Так вы не сами изобрели... то, что изобрели?
  - Профессор, сэр Оливер Джозеф Додж, был моим наставником в университете, а я - его лучшим студентом. Позже, когда я также получил профессорскую степень, мы занялись разработкой его теории.
  - С ним нам удастся поговорить? - спросил Дэф.
  - К моему прискорбию, нет. Он скончался два года назад. Я продолжил изыскания. Если вкратце... - и призрак стал сыпать терминами так часто, будто лущил горох.
  Мимо уже мелькали предместья Лондинума. Поезд мчался быстро, я и не ожидал такой прыти. Ощутив, что желудок сводит, я пожалел, что мы не передали кондуктору свой заказ, чтобы он отправил телеграмму на ближайшую станцию. Но мы итак уже потратились прилично, и я надеялся, что на следующей остановке удастся купить хотя бы пирожков.
  - А попроще? - прервал я Эдварда. Он вздохнул:
  - Проще... я попытаюсь. Хорошо, начнем с того, что вокруг нас существуют невидимые волны.
  Он сделал паузу, ожидая удивления или споров, но мы с Дэфом лишь посмотрели на него с любопытством.
  - Они имеют разную длину... волны. Эти волны еще называются электромагнитными, потому что возникают при помощи... электричества. Есть аппараты, они состоят из 'трубки Бранли', источника тока, реле и гальванометра... В общем, с помощью этих аппаратов можно передавать информацию, от одного человека к другому, на расстоянии.
  - На каком? - спросил я.
  - Сэр Додж демонстрировал перед Британской ассоциацией передачу на расстояние пятидесяти ярдов.
  - Можно с таким же успехом крикнуть... - начал я, но Эдвард хмыкнул, и я замолк. Хотя и удивился тому, что Ее Величество кормит ученых, которые придумывают, как сделать простое сложным. Они бы еще изобрели специальное устройство для нарезки яиц.
  - Пятьдесят ярдов - только начало, - пояснил призрак. - И это было официальной демонстрацией, мы же с сэром Оливером передавали информацию и на сто ярдов, и даже на полмили.
  'Да, на четыре фарлонга поди крикни', - подумалось мне.
  - Однако сэр Оливер считал, что возможности радио куда больше, чем просто передача звука или речи. Он думал... - призрак запнулся с видом, как будто ему в голову пришла какая-то идея. - Он думал, что с помощью радио можно общаться с потусторонним миром.
  - А вы ему не верили, - проницательно заметил Дэф.
  - Вы правы, - подтвердил Эдвард с ошарашенным видом. - Я вообще не верил в духов. До тех пор, как сам... - Он забыл про объяснения и погрузился в свои мысли. И я его прекрасно понимал. Наконец он вздохнул и с трудом проговорил: - Трудно даже в мыслях соединить науку и мистику, но, похоже, сэр Оливер был прав. Я имею в виду, в том, что потусторонний мир существует.
  - Так этот аппарат помогает связаться с привидениями или нет? - спросил я.
  Честно признаюсь, меня бы такой поворот дел устроил. Эдвард нашел бы себе других помощников, и морочил бы с помощью радио голову кому-то другому.
  - Понятия не имею, - признался призрак. - У нас ни разу не получилось, хотя сэр Оливер считал, что мы просто недостаточно упорны в своих изысканиях. Но я склонен считать, что он ошибался. Даже учитывая... новые обстоятельства.
  - Кроме вас знал кто-либо о том назначении, которое сэр Додж предполагал для устройства? - поинтересовался Дэф. Я заметил, что в речи своей старикан все больше стал походить на образованного джентльмена старой закалки, и понял, что он входит в роль.
  - Сэр Додж боялся насмешек. И сказал только мне, впрочем... я тоже его высмеял - максимально тактично, естественно. Но по сути - да, мое высказывание, пожалуй, можно было принять за снисходительное неверие.
  - А что конкретно вы ему сказали?
  - 'Сэр Оливер, это смешно'.
  Дэф только хмыкнул.
  - А мог ли кто-нибудь, - озарило меня, - убить вас, чтобы украсть аппарат? И связаться с каким-нибудь призраком?
  - Но зачем? Что может дать разговор с духом умершего?
  - Да что угодно! - Я так разволновался, что даже забыл про голод, а это, надо сказать, для меня немало значило. Обычно я игнорировал отчаянные призывы моего желудка к наполнению его едой либо когда рисовал, либо когда любовался Лиззи. Или когда рисовал Лиззи - тогда, наверное, я не заметил бы и если б на меня потолочная балка упала. - Например, можно узнать у духа пирата про клады.
  Мои собеседники, проявляя удивительно единодушие, приподняли брови.
  - Или, - заторопился я, - вызнать чью-либо тайну и шантажировать его семью.
  - Второй вариант мне кажется более правдоподобным, - признал Дэф, - но ты, юноша, забываешь, что для этого надо не только иметь возможность говорить с духом. Надо еще заставить его тебе раскрыть какой-то секрет, а такой силой устройство, как я понял, не обладает. Я правильно понимаю, мистер Вулворт?
  - Абсолютно.
  - Но, с другой стороны, - улыбнулся Дэф, - если похититель, то есть гипотетический похититель существует, он ведь может и не знать об этом, не так ли?
  Призрак задумался. Я с некоторым напряжением смотрел на него, ожидая ответа.
  - А ведь вы правы. Сэр Оливер избегал освещать эту сторону нашего изобретения, а если и упоминал в узком кругу единомышленников, то очень туманно. Правда, аппарат у меня в саду никто не крал, даже не пытался. Еще позавчера он стоял там, в пристройке, накрытый полотном, и, судя по всему, никому не нужный.
  Я сник.
  - Однако есть второй аппарат.
  Я встрепенулся.
  - В моей лаборатории на факультете. Она досталась мне после смерти сэра Оливера, как и все оборудование. Аппарат слишком громоздкий, чтобы перевозить его, да и слишком хрупкий. Кроме того, он занесен в реестр научного оборудования университета, и я предпочел собрать дома аналог, нежели сражаться с крючкотворами.
  Я победно хлопнул себя по верху цилиндра, как это делали парни с улицы Руперта. Немного не рассчитав силу удара, и забыв, что цилиндр мне несколько великоват, тем самым я нахлобучил его до бровей. Дэф вздрогнул и сурово сказал:
  - Молодой человек, ведите себя прилично.
  Но глаза его смеялись.
  - Значит, решено. - Подытожил я, стягивая цилиндр с головы. - Мы расспрашиваем в университете о тех, кто мог знать о возможностях аппарата, ищем сам аппарат и вообще узнаем все, что можно.
  - И все же я считаю, что радио, если оно и являлось целью воровства и причиной убийства, захотели украсть ради его полезных свойств по передаче информации. И остается открытым вопрос: зачем для этого убивать меня?
  - Под руку попались. - Радостно фыркнул я. Теперь, когда у меня на руках имелся мотив (первейшее дело в расследовании, если верить инспектору Олбрайту), настроения мне не портила даже идеальная логика призрака. - Или не хотели, чтобы вы заявили в полицию. Или чтобы отстаивали свои права на аппарат. Или они хотели украсть ваше радио, убили вас, но оно оказалось сломанным. Или...
  - Томас, остановись, или твоя фантазия нарисует нам тысячу всеразличных причин, - прервал меня Дэф, - а между тем у нас слишком мало информации даже для одной. Сначала расспросим господ профессоров в университете, а потом уже будем думать.
  Я ухмыльнулся, но послушался старика. В конце концов, вариантов действительно было многовато. Но это уже было что-то. Я уставился в окно и любовался пейзажем до самого Каули, где поезд сделал короткую остановку и я купил нам с Дэфом перекусить. В целях экономии мы обошлись одним мясным пирогом на двоих, а между тем по станции ходили продавцы корзинок с ланчами, на которых я, признаюсь, поглядывал не без гастрономического интереса. Я имею в виду на корзинки, а не на продавцов. Еще бы, ведь в каждой из них лежало пол-цыпленка, мясо, салат, хлеб и масло, а также стаканы, ножи и вилки. И даже небольшая бутылочка с вином. Но три шиллинга... Дороговато.
  Мы съели пирог всухомятку, причем я заметил у призрака несколько тоскливый взгляд, направленный в нашу сторону. 'Ему, бедолаге, никогда уже не почувствовать вкус пищи, хоть за три шиллинга, хоть за шесть пенсов', - подумал я, но постарался ничем не показать жалость, проявившуюся во мне. Мы стряхнули крошки с колен, поезд тронулся.
  На конечную станцию мы прибыли около полудня. Я, признаюсь, немного волновался. Все-таки знаменитый на весь мир университет, альма матер и все такое. Я когда-то, еще живя в Кардиффе и посещая местные курсы в Академии искусств, мечтал поступить сюда. Но по прибытии был немного разочарован - станция показалась мне грязной и бедной. Не то чтобы я ожидал белоснежные колонны и дев, разбрасывающих розовые лепестки на перрон, но все же...
  - Погоди, это еще не Бычебродский университет, ты еще насмотришься красот, - успокоил меня Дэф, правильно истолковав мою вытянувшуюся физиономию.
  Мы взяли кэб, один из тех, что стоял около станции, поджидая пассажиров с дневного поезда. На способе прибытия экономить не стоило - вряд ли кто поверит нашей легенде, если 'богатый дядюшка с племянником' прибудут на своих двоих. Дэф извлек откуда-то дорого выглядящую булавку для галстука и прицепил себе, мне же повязал цветастый шарф на шею.
  - Он символизирует мою артистическую натуру или богатство? - спросил я, морщась.
  - Твое раздолбайство, - хмыкнул старик. - И вообще, в Лондинуме так сейчас молодежь носит. Ты вообще за модой следишь?
  Лошадь цокала копытами, кэб громыхал колесами по камням мостовой, свистел гудок паровоза, люди шумно переговаривались, кричали торговцы на станции... и под эти звуки, нисколько не похожие на приветственный марш, мы направились в сторону Бычебродского университета.
  
  'Святые угодники, это не университет, это целый город!' - восхищенно думал я. Мы съехали с брусчатки, и теперь кэб катил по куда более мягкой дороге. Справа от нас протекала река Чирвелл, на одном берегу раскинулся огромный парк - ботанический сад, которому было больше трехсот лет, а на другом - колледж Святой Магдалены, куда я, по легенде, должен был попасть. На минуту я представил, что и вправду еду учиться в Бычебродском университете, на факультете Искусств... я знал, что это фантазии, но было очень приятно представить это. 'Ничего, когда-нибудь я накоплю достаточно денег...' - подумал я, хотя прекрасно понимал, что вряд ли такое случится. У нас в Британии, если у тебя нет связей, никогда не бывает 'достаточно денег'. Именно поэтому я и выбрал для поступления Академию Живописи в Париже. Там обучали, даже если ты только-только выбрался из канавы, был бы тугой кошелек. И даже больше того - там верили, что из 'низкорожденных самородков' получаются куда лучшие живописцы, чем из аристократов. В этом я был склонен с ними согласиться.
  Однако путь свой, по опять начавшейся мостовой, мы держали не к колледжу, а к зданию факультета Естественных наук. Он располагался почти в центре университетского городка, так что я имел все возможности, для того чтобы, высунувшись из кэба и придерживая рукой цилиндр, восторженно цокать языком, охать и ахать.
  - Дядя, посмотри, какая громадина! То есть, - поправился я, получив увесистый пинок от Дэфа, который чуть не заставил меня вылететь на мостовую, - я хотел сказать - поглядите, дядя, какие мощные контрфорсы!
  Впечатляющая архитектура, одновременно старая и свежая. Стены буквально дышали древностью, однако назвать зданиями дряхлыми у меня не повернулся бы язык. Строгие, высокие дома одевались в зеленый плющ, как щеголи, подмигивали свежевымытыми разноцветными глазами витражей. Тут и там между исполинами из камня втискивались маленькие домики - кафе, ресторанчики, лавки портных, цветочные и книжные магазины. И, конечно, городок выглядел молодым еще и потому, что на улицах было полно студентов. Большая часть из них, как и положено, носила гауны - черные мантии; но были и такие, которые, рискуя нарваться на проктора, нарушали правила и ходили без мантий. Как я догадался, что они студенты? По лицам. Все они были веселы и полны энергии.
  Меня настолько захватила атмосфера радости и легкомыслия, что я снял свой цилиндр и стал размахивать им в воздухе, улюлюкая и одновременно уворачиваясь от ноги Дэфа, который все пытался дать мне пинка. Молодые люди, группками прогуливающиеся по улице, кто с книгами, кто с бутылкой, махали мне в ответ, свистели и кричали 'Добро пожаловать!'.
  - Сядь, наказание ты мое, - простонал Дэф, но в его голосе я уловил смешок. И, хотя мог позволить себе еще немного покуролесить, сел на свое место и надел цилиндр.
  Призрак, который устроился рядом с кэбменом сверху (знал бы тот, что за сосед у него!), но видел мое 'выступление', склонился к нам, появившись прямо в задней стенке кэба.
  - Я помню, как только пришел сюда учиться, - со смущенной полуулыбкой сказал он. - И, как вижу, почти ничего не изменилось.
  - И через сто лет не изменится, - радостно уверил его я.
  - А вы знаете, что если студент, сбегая от проктора с 'бульдогами', успеет скрыться в здании колледжа, то избежит наказания и даже обвинения, чего бы он не натворил? - Спросил нас Эдвард, и тут же, не дожидаясь ответа, ударился в воспоминания: - Как-то раз я успел проскочить в ворота, так через минуту уже вышел, и мы с помощниками проктора отправились пить чай в кафе...
  Я попытался представить веселого и склонного к шалостям мистера Вулворта. Мне удалось это только с третьей попытки, но все же удалось.
  Тем временем мы подъехали к воротам факультета. Кэбмен остановился, и, когда Дэф расплатился с ним, довольно ловко развернул кэб на узкой улочке и отправился обратно. К станции наверное, рассчитывал успеть забрать тех приезжих, кому не досталось средство передвижения сразу по прибытии.
  Мы вошли в арку ворот, которые были гостеприимно распахнуты. Тут, на территории факультета, было не так шумно. Посередине огромного двора стоял фонтан, была высажена трава и кусты. Здание, прямоугольником окружающее двор, было низким - всего три этажа, но, за счет высоких потолков, возвышалось над нами изрядно. В углу, направо, торчала старая башня с часами и колоколом.
  - Нам сюда, - призрак двинулся вперед, за ним поспешил Дэф, а я замыкал процессию, как послушный племянник, к тому же нашкодивший. Я старался стереть с лица глупую улыбку, но особого успеха не добился.
  К главному входу в здание факультета вели широкие ступени. На некоторых из них сидели студенты, склоняясь над книгами. Мимо пробежал юноша, держа в руках колбу, в которой опасно тряслась какая-то ядовито-зеленая жидкость. Я, пользуясь своим амплуа 'балды-племянника', вовсю вертел головой, поэтому заметил слева, у стены факультета, несколько помостов, на которых находились какие-то большие предметы, накрытые тканью.
  - Изобретения? - я ткнул пальцем в ту сторону, дернув Дэфа за рукав, но обращаясь к призраку.
  - Возможно, - ответил Эдвард. - А теперь тихо. Сейчас справа вы увидите стол, а за ним - секретаря. Доложить о цели прибытия надо ему. Я буду подсказывать, если понадобится.
  С помощью призрака Дэф объяснил секретарю, зачем мы прибыли. Тот попросил нас подождать и отправился за профессором Кьянти, который занимался приемом новых студентов.
  - И как ему живется с такой фамилией, - прыснул я.
  - Тш-ш-ш.
  - Хорошо, дядя. Уже молчу, дядя.
  Профессор оказался вполне ничего себе. Не напыщенный старикан, как я ожидал. Лет сорока, с залысинами и узким, нервным лицом. Выслушав нашу историю, он с готовностью вызвался показать 'мистеру Буллю' факультет и рассказать о самых выдающихся изобретателях, преподающих здесь.
  Надо сказать, что вот уже лет десять как в Британии был бум изобретательства. По большей части, конечно, это были глупости, вроде 'особо теплых подштанников', или табакерок-часов-компасов, или гудков на дверь. Но все, все изобретали, и 'низы', и 'верхи'. В медицине появлялись новые мази и порошки, в торговле - точные весы, в политике - новые налоги. Однако, слушая профессора Кьянти, я понял, что в Бычебродском университете чепухой не занимались.
  - Профессор Бэббидж изобрел вычислительную машину, которая позволяет считать гораздо быстрее, чем это делает человек, даже с логарифмической линейкой. - Восторженно размахивал руками профессор. - Он, правда, на какое-то время забросил ее, уехав в Африку, но там заболел и вернулся. Прискорбно, конечно, что его настиг недуг... - При этом Кьянти вовсе не выглядел печальным, - ... но какое приобретение для университета! Говорят, скоро такие машины будут стоять везде, практически везде!
  'Даже у нас на Сомерсет?', - хотел съязвить я, но сдержался.
  - Вот справа большая лекционная... А летающую паровую машину вы видели? - Профессор буквально брызгал энтузиазмом. - Она стоит во дворе... впрочем, конечно, не видели - она пока закрыта, и не собрана, но завтра у нас будет выставка, приходите!
  Дэф восхищенно закивал. Впрочем, как я понял, искренне. И постепенно перевел разговор на сэра Доджа и мистера Вулворта, а также их изобретение.
  - Уникальный аппарат! - Взвизгнул Кьянти и замахал руками, словно мельница. - Позволяет передавать речь на расстоянии, вы представляете?
  - Не может быть, - протянул я.
  Эдвард шел рядом с нами и пыжился от гордости.
  - А посмотреть можно? - с видом деревенского дурачка поинтересовался я.
  Профессор несколько поумерил свою прыть. Лоб его покрылся морщинами, словно рябью.
  - О, я не уверен... лаборатория сейчас почти все время закрыта, после трагической смерти профессора Вулворта...
  - 'Почти'? - не отставал я.
  - Мальчику интересно, - добродушно пророкотал Дэф. - Если он все же будет здесь учиться...
  - Хорошо, я попрошу Мильтона ее открыть. Ненадолго, - тут же сдался профессор Кьянти.
  'Государственные тайны я б ему не доверил', - сделал выводы я и радостно заулыбался. Пропустил вперед старикана с профессором и тихонько прошипел:
  - Мистер Вулворт, что еще за Мильтон?
  - Мой ассистент, - отозвался призрак. - Способный юноша, но несколько нерешительный. Странно, что ключи до сих пор у него... Да и вообще странно, что лабораторию не освободили. Конечно, здесь все делают медленно, со множеством проволочек и писанины, но за лаборатории тут бьются насмерть. Я полагал, мое тело еще не будет похоронено, как ее отхватит кто-нибудь... например, Томпсон...
  Я тут же представил себе толпу профессоров в мантиях, которые дубасят друг друга тростями и тяжелыми томами.
  Мы дошли до конца коридора и поднялись по лестнице на второй этаж. В отличие от первого, богато украшенного резными дубовыми панелями и коврами, здесь стены были просто побелены, а пол натерт. Пахло какими-то химикатами, но слабо. Кьянти подвел нас к высокой, темной двери, подергал ручку.
  - Заперто. Попробуем найти Мильтона.
  Он подошел к следующей двери, поменьше, и постучал. Изнутри послышался голос, почти сразу звякнула задвижка.
  'Зачем он запирается?', - мелькнула у меня мысль. Видимо, что-то подобное подумал и Эдвард, потому что брови его удивленно приподнялись.
  - Минутку, - раздалось из уже открывшейся двери. Нашему взору предстал парень в гауне, взъерошенный, словно со сна, - но глаза у него были не заспанные.
  - Извините, профессор, прикорнул...
  'Врет!'
  - Ничего, Мильтон, занятий у вас сейчас нет, так что... это мистер Булль и его племянник Ричард. Знакомьтесь, наш подающий большие надежды студент, Уилбер Мильтон.
  Парень поклонился, мы с Дэфом кивнули. Мы-то богатые промышленники и торговцы, а мальчишка - всего-то студент, иначе Кьянти его представил бы иначе, например: 'Третий сын лорда Эмсворта'. И тогда низко кланяться пришлось бы нам.
  - Мильтон, покажи господам лабораторию профессора Вулворта.
  Парень смертельно побледнел. Даже слепой понял бы, что он что-то скрывает - хотя бы по стуку его зубов, когда он стал мямлить оправдания:
  - Профессор, простите, но там такой беспорядок...
  - О, настоящая атмосфера изобретательства! - восхищенно воскликнул я, отрезая парню пути к отступлению Профессор при слове 'изобретательство' преисполнился отваги. Честное слово, будь у нас время, я бы полюбовался этими двумя в высшей степени нерешительными субъектами. А то и озадачил их чем-нибудь крайне неуместным, чтобы понаблюдать, до какой степени уступчивости они способны дойти. Хотя мне казалось, что студент все-таки был чуток понастойчивее.
  - Мильтон, покажи лабораторию, будь добр.
  Парень с большой неохотой вернулся в комнату, как я отметил, прикрыв дверь, чтобы мы не видели, чем он занимается, и вернулся с ключами. Мы отошли назад на пяток шагов, и Мильтон с кислой миной и бегающими глазками открыл нам большую дверь. Войдя, подкрутил газ в лампах, но так мало, что темнота лаборатории сменилась разве что на едва различимый полумрак.
  - А где же удивительный аппарат? - я перешел сразу к делу и, ничуть не смущаясь, отстранил Мильтона и задал освещению полную мощность. Нашим взорам предстало довольно большое помещение, с тремя окнами, выходившими во внутренний двор. Перед окнами располагались экраны, на стенах висели какие-то таблицы, и всюду стояли столы. На них что-то лежало, но было накрыто плотной материей, защищающей загадочные устройства как от пыли, так и от чужих глаз.
  Эдвард пришел мне на помощь, подойдя к самому большому столу, и показал на него. Я, не мешкая, направился к нему, но Мильтон поспешно схватил меня за рукав.
  - Мистер... Булль, аппарат нельзя трогать!
  - А я и не буду трогать, - с милейшей улыбкой сообщил я, вынимая свой рукав у него из пальцев. - Я только посмотрю.
  - Но он не работает!
  - У меня богатая фантазия.
  Я неуклонно продвигался к аппарату, раз за разом отметая все аргументы Мильтона. Готов поклясться, парень не раз успел пожалеть, что лаборатория не химическая - тогда можно было бы сослаться на то, что реактивы ядовитые и наша жизнь подвергается смертельной опасности. Профессор Кьянти что-то несмело бормотал за моей спиной, но его взял на себя Дэф, пустив в ход свой специальный рокочущий бас, способный унять даже прачку с похмелья.
  - Но, мистер Булль, это опас...
  Я сорвал ткань с аппарата... который оказался совсем не аппаратом.
  На столе лежал перевернутый вверх тормашками стул, какие-то трубы, стопки книг, и все было сдвинуто так, чтобы под материей создавать впечатление какого-то агрегата. Я, конечно, физике не обучался, но сразу понял, что мистер Вулворт вряд ли собрал радио из мебели, книг и нескольких кусков ржавого железа.
  Профессор Кьянти тоже это сразу понял.
  - Мильтон... - в голосе его (неужто?) послышались ледяные и даже, не побоюсь этого слова, твердые нотки. - Где аппарат?
  Мильтон стал белым, как снег. Он мог бы воскликнуть, процитировав поэму своего тезки:
   'О, горе! Страх, подобно грому, вновь
  Мою незащищенную разит
  Главу!' -
  но замер, приоткрыв рот.
  - Да, - грозно повторил я вслед за профессором, - где аппарат?
  Уилбер Мильтон, поразмыслив секунд пять и, придя ко вполне логичному выводу, что бесчувственным телам вопросов не задают, с грохотом свалился в обморок.
  
  
  * 'Бык' - простонародное название кроны. 1 крона равна 5 шиллингам.
  ** До изобретения вагонов с коридорами вдоль всей длины, в купе пассажиры заходили прямо с перрона. Двери располагались с обеих сторон, и купе занимало всю ширину вагона.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"