Белякова Евгения: другие произведения.

Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Великий сыщик зашел в тупик. Следовало принять решение, от которого многое зависело, но он колебался. Наконец, покачав трубкой в воздухе, он ответил: - Два кусочка сахара, без молока". "Приключения инспектора Олбрайта"


Глава 5

"Великий сыщик зашел в тупик. Следовало принять решение,

от которого многое зависело, но он колебался.

Наконец, покачав трубкой в воздухе, он ответил:

- Два кусочка сахара, без молока".

"Приключения инспектора Олбрайта"

   Мы действительно долетели до Лондинума почти за час. Где-то в середине пути я привык к полету, перестал слышать гул двигателя и даже, признаюсь, немного заскучал. Вид сверху на землю не радовал глаз разнообразием - поля и поля, лоскутки, перечеркнутые дорогами и в кляксах редких рощиц. Однако общий настрой был радостным - все же, я стал первым пассажиром этого летательного аппарата. Правда, я намеревался устроить так, чтобы никто об этом не узнал.
   - Мистер Джонсон! - закричал я. - Пожалуйста, высадите нас все же, не долетая до города! Лучше у восточной его части!
   Изобретатель огорчился, но после того, как я сказал, что моему пожилому другу плохо, согласился сделать остановку. Я его понимал - ему хотелось с триумфом приземлиться на, скажем, Трафальгарской площади и прочитать лекцию о необходимости покорения неба изумленным жителям Лондинума. Но нам с Дэфом отнюдь не улыбалось при стольких свидетелях сойти с аппарата, вне всякого сомнения, привлекающего внимание. И так мы "засветились" слишком сильно, но тогда надо было решать - либо полет на аппарате, либо полисмены и вопросы.
   Экипаж опустился на землю, но двигатели Джонсон не выключил. Мы со стариком спрыгнули и поблагодарили ученого. Он вознесся в небо, оставляя за собой белый шлейф пара.
   - Это было... познавательно, мальчик мой. - Просипел Дэф. - Но у меня, кажется, разыгралась давешняя простуда, о которой я уже было подумал, что она оставила мое горло в покое. Ты не против, если на сегодня я сделаю перерыв в нашем расследовании и подлечусь?
   Я взял у него саквояж.
   - Конечно, не против. Хочешь, зайду к мамаше Тимси за ее микстурой?
   - Буду тебе очень благодарен.
   Джонсон высадил нас в самом начале Луковой улицы. Идти нам предстояло порядочно - через портовые склады, пересекая район Стэпни; так что я несказанно обрадовался, повозку с углем. Договорился, чтобы нас подвезли. Мы с Дэфом уселись около возницы, благо что облучок был длинный. После полета на небесном экипаже, поездка на старой повозке ощущалась так, будто я попал в позапрошлый век.
   Что призрака с нами нет, я заметил еще тогда, на выставке, когда залезал в аппарат. Но предположил, что Эдвард доберется до города и без нашей помощи - в конце концов, ноги у него не из плоти и крови, не заболят и не устанут. В крайнем случае, поедет на поезде, безбилетник.
   Мы добрались до дома, и я тут же поставил большой чайник на огонь - заварить Дэфу чаю. Сбегал к мамаше Тимси, что на нашей улице исполняла функции аптекаря, доктора и повитухи. Ее микстура, которая, я подозревал, на две трети состояла из джина с анисом, и мертвого могла поднять на ноги. Что там входило в оставшуюся треть, я спрашивать боялся - мамаша блюла рецепт почище своей надуманной девичьей чести.
   Мы с Дэфом, не договариваясь, избегали обсуждать расследование до прибытия Эдварда, да оно и к лучшему было. Поиграли в карты, причем старикан почти не жулил; помузицировали, колотя по табуреткам и нестройно распевая "Паренька Билли" и "Гренландских китобоев".
   Когда Дэф начал клевать носом, я накрыл его пледом, взял его трубку и табак, а затем забрался на крышу. Курить я не собирался - просто знал, что старик может проснуться и первым делом потянется к куреву, а с его горлом лучше было б сделать перерыв. Однако, потом заскучал и все-таки неумело зажег трубку и сидел так, давясь дымом и рассматривая Ист-Энд сверху.
   К Тамесис ползли трущобы, не поднимаясь выше двух этажей, и постепенно превращались в склады. Вдоль правого берега тянулись порты и пристани, и по ночам оттуда доносилось погромыхивание цепей и лебедок, гудки пароходов. Взглянув на восток, я увидел ряды труб, из которых валил черный дым. А внизу, подо мной, кипела нищенская, воровская и развеселая жизнь Ист-Энда.
   Как я и предполагал, Эдвард до города добрался самостоятельно. Он выплыл на крышу прямо через потолок и устроился рядом со мной на парапете.
   - Я послушал, что говорил сыщик и полицейские, - сообщил он, вежливо опуская тот факт, что мы смылись, не предупредив его. - Лэвлинн должен был встретиться с кем-то с утра, до приезда в Бычеброд. Была запись в ежедневнике.
   - Может, хотел продать украденное изобретение? А покупатель узнал подробности и убил профессора?
   - Не думаю. - Призрак чуть сморщил нос, когда через его голову пролетели клубы табачного дыма. Скорее, по привычке. - Ведь в этом случае ему пришлось бы мгновенно переместиться на факультет, чтобы устранить помощника Лэвлинна. Даже больше - мистер Мильтон был убит ночью, а Лэвлинн - под утро. Неужто убийца - прорицатель?
   - Или у него есть летательный аппарат, на котором он добрался в Бычеброд за час, - невесело хохотнул я. - Злодейский мистер Джонсон, не иначе.
   Я в полной мере ощутил, что такое "тупик", в который с завидной регулярностью заходило следствие в книжках об инспекторе Олбрайте. Вытряхнул пепел и остатки табака из трубки вниз, на улицу.
   - Томас, я хочу вам признаться... - вздохнул призрак.
   - Никакого клада нет, ведь так? - я тоже вздохнул.
   - Вы знали?
   - Мы с Дэфом поняли почти сразу, - кивнул я.
   Я умолчал о том, что сначала мы, как два идиота, наперебой рассказывали друг другу, что каждый сделает со своей долей. Пока не посмотрели на ситуацию трезво.
   - Но почему... - Эдвард находился в явном замешательстве. - Вы помогаете мне? Несмотря на...
   - Мистер Вулворт, вы в затруднительном положении. - Начал я и подумал, что эта фраза могла бы занять первое место на конкурсе преуменьшений. - Мы не звери какие-то. И, хоть церковь посещаем лишь по большим праздникам, все же христиане. Ведь только мы можем вам помочь...
   - Вы поступили очень благородно. Мне очень стыдно, что я обманывал вас с мистером Муром. Обещаю, если в моих силах будет хотя бы частично обратить мою нематериальную благодарность во что-то ценное для вас...
   - Клада, как вы сказали, нет...
   Эдвард расстроено посмотрел на горизонт.
   - Клад есть, - сказал он после паузы. - Только денег там не осталось. Я все потратил. Мне бы очень хотелось возместить вам хлопоты, и, возможно, что-то я смогу придумать.
   - Слушайте, мистер Вулворт. Есть такая штука - карма. Слыхали?
   - Да, когда был в Индии. Что-то сходное с воздаянием за грехи?
   Мы с Дэфом, как я уже упоминал в разговоре с призраком, особо набожными не были. И пользовались, честно говоря, многими религиозными принципами, если видели в них смысл и красоту. Старикан считал, что любая религия, пройдя через "горнило человеческих трактовок", как он выражался, изменяется почти до неузнаваемости. Так что разумному человеку приходится искать крупицы истины в разных религиях и философиях, складывая их потом вместе. Дэф постоянно приносил откуда-то тонкие книжицы - о Тибете, о буддизме, о каких-то алхимиках или йогах, и заставлял меня читать.
   - Нет, тут дело не в наказании или воздаянии, - ответил я Эдварду. - Скорее в ответственности. Плата и награда. Совершил что-то плохое - испортил карму, хорошее - поправил. Мы с Дэфом... Скажем так, не самые праведные люди. Надеюсь, бескорыстной помощью мы себе карму маленько почистим.
   Я умолчал о том, что само по себе расследование в компании с привидением являлось интересным приключением - мало ли, вдруг Эдвард почувствует себя неловко, словно занятный экспонат в зверинце.
   Призрак кивнул и задумался. Я собрался было уже покинуть крышу, но к нам присоединился Дэф. Он вылез из люка, замотанный в плед.
   - Так вот кто унес мою трубку, - недовольно сказал он.
   Я обреченно протянул ему курево.
   - Какие новости, мистер Эдвард?
   Призрак пересказал ему то, что слышал, и добавил к этому размышления по поводу неубедительной версии с покупателем-убийцей. Дэф одобрил наши логические построения и, сев рядом со мной, закурил.
   - Плоховато все выглядит, - сказал старикан, чуть помолчав. - Уже три трупа вокруг вашего изобретения. Что примечательно - двое из них убиты одинаково, и только вы... другим способом.
   - Может, убийца не имел доступа в мой дом.
   - Может быть, может быть... - Дэф выпустил пару колечек. - Скажите, мистер Вулворт, вы ведь мужчина крепкий - наверняка смогли бы отбиться от кого-то, кто попытался бы утопить вас в ванне?
   Призрак подтвердил, кивнув. Затем как-то странно замялся. Мы с Дэфом переглянулись.
   - Мистер Мур, - сказал Эдвард. - Я думаю предложить... Это потребует неких усилий, храбрости и, вне сомнения, нарушения закона...
   - Да говорите уже, - нетерпеливо перебил его я.
   - Необходимо составить точную картину того, как я был убит. А для этого придется извлечь мое... тело и провести вскрытие.
   - Вы даете разрешение на то, чтобы разрезать вас после смерти? - уточнил Дэф.
   - Именно.
   Я скривился. Мысль о том, что придется копаться в трупе, не радовала. Не люблю мертвяков.
   Дэф выбил трубку, почистил узловатым пальцем ложе от остатков табака и задумался.
   - У меня есть связи в Шотландском дворе. Знакомый медик, который мне кое-чем обязан. - Сказал, наконец, он. - Осталось только попасть на кладбище... где вы похоронены, мистер Вулворт?
   - Кладбище "Высокие Ворота".
   - Ясно. Поскольку мое самочувствие значительно улучшилось, думаю, я смогу пойти с вами.
   Я жалобно посмотрел на Дэфа, но он и бровью не повел.
   - Малыш, найди две лопаты, фонарь побольше, веревки, ломик. Мы должны договориться с моим знакомым, и потом быть на Лебединой улице засветло. Чтобы проникнуть на кладбище до закрытия ворот. Если, конечно, у тебя нет еще одного знакомого изобретателя, который нас через них перенесет.
   Он подмигнул мне и пошел вниз.
  
  
   Сейчас то я уже привык, а поначалу... Дело в том, что у Дэфа были знакомые во всех сословиях, профессиях и концах города. Он объяснял это тем, что заводил друзей, когда был аферистом повыше классом, но я сразу, помнится, подумал - какие друзья у обманщиков? Оскорбленные клиенты, облапошенные жертвы или подельники... Был бы он в прошлом каким-нибудь директором благотворительного общества, еще ладно... Я не раз замечал, что старикан ориентируется в богатых кварталах, как у себя дома. Впрочем, наш район он тоже хорошо знал. Бывало, он называл по имени чиновников из министерств и здоровался за руку с членами палаты Лордов. Правда, делал это незаметно, чтобы никто не видел, подкараулив эти личности на выходе из театра или оперы. С полисменами был на короткой ноге, и с главарями банд нашего района - тоже.
   Так что я нисколько не удивился, когда Дэф объявил, что у него есть знакомый судебный медик. Вернее, аптекарь, который привлекался по надобности к определению причины смерти, если полиция подозревала, что дело не обошлось без яда.
   Он увлекался "химией отравляющих веществ", как пояснил мне Дэф, когда я нагнал его, спустившись в нашу каморку.
   - А почему мы думаем, что Эдварда отравили? - спросил я, роясь в сундуке.
   - В него никто не стрелял. Не топил, - стал перечислять Дэф, выпутываясь из пледа, в котором был вылитый шотландский дядюшка, - не душил, не тыкал ножом... Достаточно?
   - Вот этот подойдет? - я, предпочтя не отвечать на очевидное, достал из сундука большой фонарь.
  
   Сложив инструменты в вездесущий саквояж Дэфа, я некоторое время потратил на спор со стариком, убеждая его, что лопаты нам лучше не брать. Упирал я на то, что мы будем выглядеть по меньшей мере странно и подозрительно, отправляясь средь бела дня на кладбище с лопатами. Последним и самым действенным аргументом стало мое уверение в том, что я сумею вскрыть домик сторожа, а там они наверняка найдутся.
   Старик все копался, подбирая сюртук, и я вышел на улицу. Хотелось бы мне сказать "подышать свежим воздухом", но, к сожалению, Сомерсет могла похвастать лишь относительной влажностью - тянуло от реки. А так, по большей части вдыхали мы смесь миазмов, наползающих с туманами от Тамесис, и дыма из фабричных труб, особенно когда дул восточный ветер.
   Я помахал рукой Нэн, прачке из соседнего дома. Она не заметила - торопясь, прошла мимо с корзиной мокрого белья, обхватив ее красными, распаренными руками. От нечего делать, я прошел чуть дальше по улице, к шарманщику Гиббсу.
   Однако его на месте не оказалось. Зато там сидела старая Магда, держа на руках облезлую кошку.
   - А где Гиббс? - спросил я у нее.
   - Убили его, - ответила Магда, причмокивая беззубым ртом. - Вот, макака от него и осталась.
   Я пригляделся. И впрямь, если взять эту стриженую кошку и одеть в костюмчик...
   - Когда?
   - Дня два назад. Случайно. Драка была, полез разнимать.
   Я засунул руки поглубже в карманы и сплюнул.
   - Понятно...
   Кому-то, незнакомому с жизнью у Белой Церкви, возможно, показалось бы, что я - черствая скотина. Хотя бы тому же Эдварду, если бы он присутствовал при разговоре с Магдой. Но на наших улицах и не такое бывало. Каждый знал - если парни с Полей достают ножи, лучше не вмешиваться.
   И все же на душе заскребли кошки. Я не строил иллюзий насчет того, что могу помочь всем этим людям. Нэн, которой приходилось работать по шестнадцать часов в день, стирая белье в лоханке со щелочью. Детям, которые за медяки продавали кресс-салат, нарвав его у реки; нищим и попрошайкам, уличным музыкантам и беспризорникам, которые, чтобы не попасть в работные дома, бегали от полиции и воровали кошельки. Я лишь надеялся, что смогу вытащить себя и Дэфа.
   Старик, легок на помине, подошел ко мне, приобняв тяжелый саквояж. Отдал мне его и вопросительно поднял брови.
   - Шарманщика зарезали позавчера, - объяснил я. - Магда заботится о кошке.
   - Это обезьяна! - брызгая слюнями, возмущенно сказала старуха.
   - Макаке, - уточнил я.
   Дэф порылся в карманах, достал шиллинг и протянул его Магде. Та, с лицом ребенка, внезапно получившего лакричный леденец, схватила монету и быстро засунула за щеку. А затем отвернулась, словно забыв о нас, и принялась что-то шептать на ухо кошке.
   Мы с Дэфом молча пошли по направлению к Общим воротам. Призрак следовал за нами, странно скривившись. Надеюсь, причиной его гримасы была жалость, а не презрение... Хотя, познакомившись с ним поближе, я уже не был так уверен в его высокомерии. То ли пребывание вне бренного тела постепенно подействовало на него, научив смирению и терпимости, то ли он просто стал чуть лучше понимать Ист-Энд, побродив здесь несколько дней - кто знает? Но я свое мнение о нем изменил - похоже, Эдвард вовсе не был узколобым снобом. Он просто понятия не имел, что где-то есть другая жизнь, с другими правилами и ценностями. И, получив пищу для размышлений, он сделал выводы.
   Мы направились на паробусе в южную часть города, к знакомому медику Дэфа. У него была аптека, большая, даже с витриной, что выходила на улицу короля Уильяма. Рабочий день еще не кончился, и Дэф, перед тем, как зайти, поглядел сквозь стекло внутрь, чтобы убедиться, что никто не помешает его разговору с хозяином.
   - Мой друг, помимо того, что владеет аптекой, увлекается химией. Если точнее, то токсикологией - как раз тем, что нам нужно. Иногда его приглашают в качестве судебного медика в Шотландский двор. - Пояснил Дэф.
   - А ему можно доверять? - Спросил я.
   Он кивнул мне и толкнул дверь, которая задела колокольчик, оповещающий продавца о посетителях. Треньканье, сопровождавшее наше появление в аптеке, было мелодичным и, как мне показалось, грустным.
   - Мистер Граффад, - позвал Дэф, видя, что за стойкой никого нет. - Мне нужен мистер Граффад!
   Я тем временем оглядывал помещение. Внутри, несмотря на большие окна витрины, стоял полумрак. Висящие под потолком лампы то ли потухли, то ли давно не зажигались. У дальней стены на полках выстроились ряды фарфоровых банок с надписями на латыни. На столиках, занимавших почти всю аптеку, лежали жестяные коробочки с пилюлями, обещающими избавление от всех хворей (особенно от самой страшной - поноса), с зубным порошком и мазями. На стойке лежали слуховые рожки, клизмы и ступки. Несмотря на то, что аптека была полна новейшими товарами, она производила впечатление средневековой алхимической лаборатории. Пахло лекарствами (что было вполне естественным), пылью и цветами. На почетном месте, в центре помещения, стояла подставка - а на ней, под стеклянным колпаком, красовалась бутылка с гомеопатическими пилюлями доктора Коффина*.
   - Не люблю докторов, - пробормотал я, придвигаясь поближе к Дэфу.
   Из-за двери, ведущей в заднюю комнату, судя по всему, кладовку, раздался надсадный кашель. Он все приближался, на пару с шарканием, и я уже приготовился было узреть разваливающегося на куски почтенного старца, который, возможно, обучался секрету накладывания припарок у самого Тутанхамона, но дверца открылась и тут же все эти противоестественные звуки прекратились, как их не было. К нам вышел высокий пожилой мужчина, худой, как жердь. Лицо находилось в полной гармонии с телом - то есть, было длинным. Особенно выдавался подбородок. Тускло блеснули очки у него на носу, он вытер платком рот и произнес чуть хрипловато:
   - Мистер Мур?
   - Я, Сайрус. И можешь говорить без опасений, этот молодой человек достоин доверия.
   - Томас Флендерс, - представился я. - А это...
   И тут же прикусил язык. Чтобы не выглядеть глупо (а в глазах Дэфа я уже выглядел глупо, потому что чуть было не представил по всем правилам стоящего рядом призрака), я продолжил фразу, надеясь, что паузу аптекарь не заметит:
   - ... наверное, волшебные пилюли Коффина? - и показал пальцем на подставку.
   Дэф чуть повернулся ко мне и красноречиво поджал губы.
   - Именно они, мистер Флендерс.
   Аптекарь, казалось, после не слишком впечатляющей демонстрации моих умственных способностей, решил, что перед ним - обычный молодой идиот. Что же, мне такое изобразить не сложно.
   - Мы по делу, Сайрус, - махнул в мою сторону рукой Дэф. - Нужна твоя консультация. И, возможно, кое-что еще...
   - Как всегда, темнишь, Элдж...
   - Дэф. - С нажимом произнес старикан, а аптекарь изумленно наморщил лоб**.
   Я навострил уши. Но мистер Граффад лишь кивнул, метнув на меня острый, как бритва, взгляд и жестом пригласил нас следовать за ним.
   В полной темноте мы прошли по узкому коридору по направлению к полоске света, видневшейся из-под двери впереди. Аптекарь пропустил нас в заднюю комнату, и тут-то я полностью уверился в том, что попал в средневековье.
   Потому что на огромном мраморном столе посередине комнаты лежал голый мертвый человек, и грудная клетка у него была распахнута, демонстрируя что-то красное и розовое.
   Я совсем не боялся привидений, но вот другая сторона смерти, а именно - трупы, заставляла меня нервно вздрагивать. Я поспешно отвел глаза в сторону и принялся преувеличенно внимательно осматривать странный аппарат, стоящий на столике поменьше, справа. Эдвард тоже заинтересовался. Тем временем Дэф начал излагать своему другу причину нашего прихода, причем выбрал для этого весьма странный способ.
   - Сайрус, у нас есть труп.
   - У меня тоже есть труп, - мягко сказал мистер Граффад.
   - Но наш лежит на кладбище "Высокие ворота", в земле. И нам надо узнать, от чего он умер. Я хотел попросить тебя об услуге... в память о прошлом. Если мы привезем его тебе часа на два, ты сможешь установить причину смерти? Я подозреваю, что он был отравлен, но...
   - А что известно о его... хм, скажем так, последних часах? - аптекарь накрыл тело простыней и я с облегчением подошел к Дэфу. - Возможно, похищать тело из гроба даже не понадобится, я смогу определить яд по симптомам. Были боли в животе? Тошнота, потеря ориентации, головокружения, рвота?
   Я покосился на призрака - тот покачал головой и ответил отрицательно.
   - Нет, - повторил Дэф.
   - То есть, он просто р-р-раз! - и умер?
   Мы со стариком переглянулись, будто бы советуясь или вспоминая, а Эдвард быстро ответил:
   - Обожгло все тело, затем сперло дыхание, все потемнело и...
   Я повторил за призраком эти слова. Аптекарь задумчиво поправил очки.
   - То есть, смерть наступила внезапно? - Мы кивнули. - И рядом никого не было?
   Дождавшись еще одного нашего кивка, мистер Граффад торжествующе воздел палец, перепачканный чем-то оранжевым.
   - Ага! Тогда как вы узнали, что он испытывал перед смертью?
   - Ты меня поймал, Сайрус. - Проворчал Дэф и я, уловив довольную нотку в его голосе, присмотрелся к старику внимательнее. Похоже, он с самого начала собирался описать другу нашу ситуацию, как есть, а туману вначале напустил, лишь чтобы польстить его необыкновенной догадливости.
   Особо вдаваться в детали Дэф не стал. Аптекарь, как человек науки, выразил стойкое сомнение в нашей правдивости, или, вернее, в умственном здоровье.
   - Ты головой ни обо что не бился, Эл... Дэф?
   - Только о стену твоего недоверия, Сайрус. Мистер Эдвард... - Старик повернулся лицом к тому углу, куда я перед этим косился. - Вы не могли бы опрокинуть что-нибудь?
   - Ему для этого нужно разозлиться, - пояснил я, глядя на то, как призрак, обойдя стол, остановился напротив пустой колбы, стоящей на краю. - Мистер Эдвард, я могу обозвать вас ослом или...
   Он махнул рукой. Колба дернулась и с грохотом разбилась о каменный пол.
   - О. - Сказал аптекарь. - В телекинез я верю еще меньше, чем в призраков, так что вы меня убедили.
   - Вы же валлиец, мистер Граффад, не так ли? Как вы можете не верить в призраков? - спросил я.
   На что аптекарь только сверкнул на меня очками и показал пальцем в угол:
   - Метла и совок там, мистер Флендерс.
   Тут я действительно поверил в то, что они с Дэфом - старые друзья.
   Пока я убирал осколки, аптекарь с Дэфом увлеченно обсуждали различные симптомы отравления. Призрак стоял рядом с Дэфом и, морщась от упоминаний "синюшного цвета лица", "кровавой рвоты" и "сильного вздутия", качал головой, отметая тем самым все их предположения. Мне показалось, что мистер Граффад испытывал к необъяснимой смерти Эдварда гораздо больший интерес, чем к тому факту, что после вышеозначенной смерти его дух присутствует рядом и рассказывает, как было дело.
   - Под описанные вами ощущения ничего не подходит, - задумчиво сказал аптекарь. - Возможно, это был простой сердечный приступ...
   - Помилуй тебя бог, Сайрус - как тогда дух мистера Вулворта мог бы вернуться? Это было убийство.
   - Но ни один из ядов, известных мне... - начал аптекарь, но я его перебил:
   - А если неизвестный? Скажем, из Индии?
   Сам не пойму, почему тогда мне пришла в голову эта мысль. Думаю, я должен благодарить за эту вспышку гениальности инспектора Олбрайта.
   - А ваш труп был в Индии?
   Я не стал поправлять мистера Граффада, и кивнул. Выкинул осколки колбы в ведро и отнес совок и метлу на место.
   - Так что же вы молчали? - Азартно замахал руками аптекарь. - Это крайне любопытно - в тех краях существует множество ядов... змеиные, например, или паучьи. У меня была книга... - аптекарь внезапно закашлялся, крупная дрожь прошла по его телу. Я понял, что кашлял и шаркал за дверью именно он, видимо, приступы случались нечасто. - Тогда без трупа никак не обойтись... Я приберу тут к вашему возвращению. Можно было бы обратиться к Шотландцам, подать официальный запрос на эксгумацию, но это долго...
   - Сколько? - спросил я, не слишком горя желанием выкапывать бренное и, наверняка не благоухающее тело покойного мистера Вулворта.
   - Надо будет связаться с его семейным врачом, написать заявление в участок, доказать, что смерть наступила не от естественных причин, дождаться, пока полиция получит разрешение в приходе мистера Вулворта... Месяц. Может, больше.
   Он ведь знал, что ждать мы не можем. Я обреченно вздохнул.
   - Ладно. Придется все же выкопать его.
  
  
   Когда на Лондинум опускаются сумерки, он преображается. Туман растекается по улицам, скрывая от взгляда мостовые; иногда настолько густой, что, кажется, будто горожане бредут по колено в молоке. Дети играют в "мигни фонариком", выскакивают в самый неожиданный момент под колеса паробусов и кэбов, испытывая свою храбрость. Днем играющей ребятни не много - в неблагополучных районах они работают так же, как и взрослые, а в богатых - ходят в школы или сидят дома. Сияющей в полумраке цепочкой зажигаются газовые фонари, и все вокруг начинает отбрасывать тень, даже не желая того. Это еще не ночь, влажная и спокойная. Но уже и не добродушно гудящий день. Останавливается большинство заводов, воздух становится чуть чище, тем более что к вечеру поднимается ветер, уносящий дым из города. Эхо копыт становится звонче, а звук шагов - глуше.
   Наша троица, в которой только двое были видимы человеческому глазу, а, значит, вполне могли попасть под обвинение в осквернении могил, приблизилась к кладбищу "Высокие ворота", находящемуся в одноименном районе города. Не знаю, что в честь чего назвали. Но ворота, около которых нас высадил кэбмен, вполне соответствовали. Они были вырублены в камне в стиле египетских гробниц, что веселости месту не прибавляло. Впрочем, о каком веселье могла идти речь, когда мы ступали на землю скорби или, в лучшем случае, элегической грусти?
   Дэф объяснил привратнику, что он может закрывать за нами ворота - мы выйдем через запасной выход в другой стороне кладбища. Тот попытался всучить нам брошюру о наиболее достопримечательных могилах, расположенных здесь, но мы отказались.
   Над головой шепталась листва, в сером свете кресты и надгробия казались размытыми, словно во сне. И всюду были ангелы, куда ни глянь - мраморные и гранитные, плачущие, смеющиеся, спящие, держащие в руках чаши с дождевой водой, в которой на дне покоилась темная прошлогодняя листва, играющие в салки. Белоснежные пухлые младенцы с растопыренными голубиными крылышками сменялись печальными девами, крылья которых были сложены за спиной. Это был город мертвых, город ангелов.
   Все вокруг шептало о бренности земного бытия. Будь я поэтом, я бы остался тут жить, и написал бы кучу плаксивых стихотворений об одиночестве и неразделенной любви. Душа художника тоже пришла бы в восторг от этих замшелых плит, деревьев, оплетенных плющом и величественных склепов, но, во-первых, для рисования мне нужно было приличное освещение, а во-вторых, я был стеснен мыслями о предстоящем преступлении. И еще - я немного боялся.
   Держась поближе к Дэфу, я вертел головой по сторонам, стараясь уследить за нашим призраком, который, отдаляясь, превращался в неясное светлое пятно. Он искал свою могилу. Проходя мимо, он бормотал себе под нос что-то о дурацкой планировке и запустении. Я сделал вывод, что, в отличие от меня, хоть и слегка напуганного, но все же способного оценить грустную красоту места, мистер Эдвард был далек от эстетического восприятия. Он, проворчав о том, что таблички и указатели следовало бы обновить, подошел к нам.
   - Я пока не нашел своей могилы, но видел одну свежую, подготовленную к захоронению, а рядом - пара лопат и заступ. Так что вам, Томас, не придется отягощать сегодняшнюю ночь еще и кражей.
   - Ну, спасибочки, - грубо отозвался я, но потом, заметив лукавый взгляд Эдварда, понял, что он подшучивает надо мной. - О, простите, - извинился я. - Чувство юмора у меня сильно зависит от наличия рядом могил и предстоящих выкапываний тел.
   - Все у вас с ним в порядке, - улыбнулся призрак, но тут же посерьезнел. - А вот свое надгробие я пока не нашел. Где-то рядом, я уверен. Пойдемте, покажу, где лопаты.
   Дэф отошел в сторонку, разглядывая странный склеп с высеченным над входом циркулем. "Наверное, там похоронен архитектор", - подумал я и пошел вслед за Эдвардом.
   Обнаружив с двадцати шагах от свежевырытой могилы свою, мистер Эдвард, довольный, вернулся к нам с Дэфом; мы сидели у того самого склепа с циркулем и попивали горячий чай с ромом из фляги, найденной мной в бездонном саквояже старикана. Теперь следовало дождаться, пока кладбище погрузится в темноту, и с двух сторон раздастся лязг запираемых ворот.
   У Дэфа нашлись также бутерброды с ветчиной, и мы утоляли голод, сидя на небольшой скамейке в специальной нише, сбоку от ажурной решетки, прикрывающей двери в склеп. Он был построен из белого мрамора с розовыми прожилками, это я успел заметить ранее, когда солнце еще не село.
   - Здесь похоронили строителя? - спросил я Дэфа, и, вывернув голову, прочел на портале: - Джейкоб Пэмфри Уилсон.
   - Масона. - Коротко ответил старик, чуть втянув голову в плечи. Эдвард, стоящий неподалеку с видом моряка, высматривающего маяк, посмотрел на нас.
   - Это ругательство? - уточнил я.
   Дэф вздохнул.
   - Давай потом, малыш?
   По своему опыту я знал, что, когда старикан откладывает объяснение на потом, с честным и полным ответом я могу распрощаться. Лучшее, на что я могу рассчитывать, это "Не забивай себе голову всякой ерундой, которая вряд ли тебе пригодится в жизни", и это еще самое мягкое из высказываний.
   Фонарь мы не зажигали, ужинали в темноте. Над головой засветились тускло звезды, стало прохладнее. "Ничего, - подумал я, - согреюсь, когда буду махать лопатой". Наконец, послышался металлический скрежет и скрип - один чуть громче, с той стороны, откуда мы пришли. Это закрывали ворота.
   - Ну, да простят нам души умерших это кощунство, - кряхтя, Дэф поднялся со скамьи и достал фонарь.
   - А если заметят? - обеспокоился я.
   - Обход только через час, - отмахнулся Дэф и я задался закономерным вопросом, откуда он это знает. Но промолчал. Взял лопату, прислоненную к стене склепа.
   Мы пошли вперед за Эдвардом, который шагал легко, будто не по скользким комьям земли и камням, а по тротуару. Нам же с Дэфом приходилось продвигаться почти на ощупь - створку фонаря я повернул так, чтобы осталась тонкая полоска света. Пока мы не спрячем фонарь так, чтобы его не было заметно с большой аллеи, придется спотыкаться.
   - Эдвард Кристофер Вулворт. - Как призраку удавалось читать надпись на надгробии в кромешной тьме, я не знал. Хотя, возможно, он помнил ее наизусть. - Здесь покоится любящий муж и выдающийся научный ум... Копайте, мистер Флендерс.
   Далее все происходило довольно прозаично. Никаких завываний, хватающих за руку мертвяков и прозрачных дев. Я просто копал, сетуя шепотом на то, что не догадался взять перчатки. Я не белоручка, но к лопате мои ладони не привыкли, вследствие чего уже через полчаса я обзавелся четырьмя внушительными волдырями.
   Сделав короткий перерыв, я присел на край ямы и попросил у Дэфа флягу.
   - Глубоко же вас закопали, - буркнул я.
   Призрак не ответил, напряженно всматриваясь в темноту.
   - Сюда кто-то идет. Сторож, похоже. Вижу фонарь.
   Я ойкнул и прыгнул в яму, расплескав чай.
   - Дэф, прячься.
   Я помог старику спуститься и стащил вниз наш фонарь.
   - Ну что там? - спросил я Эдварда.
   - Идет по аллее. Пока прямо... - Я затаил дыхание. - Думаю... мне очень жаль, джентльмены, но, думаю, он поворачивает в нашу сторону.
   - Жаль? - прошипел я. - Сделайте что-нибудь!
   Дальнейшее я знаю по рассказу самого мистера Эдварда.
   Он понесся к сторожу, стараясь заранее настроить себя на подобающий душевный лад. Приблизившись, он увидел, что пожилой человек, встречавший нас у ворот, судя по выражению лица, настроен решительно и одновременно опасливо. Эдвард, чувствуя себя полнейшим идиотом (он выразился мягче, сказав "не вполне разумным человеком"), завыл над ухом у сторожа и одновременно похлопал его по плечу.
   Старик заозирался, приподнял крепкую палку, служившую ему тростью, и выставив ее перед собой, дрожащим голосом сказал:
   - Что за игры? Кто здесь?
   Эдварду было жаль пугать сторожа, тем более он был в том почтенном возрасте, когда сильные потрясения могут плохо отразиться на здоровье. Но как ему, призраку, вытаскивать нас с Дэфом потом из тюрьмы, он не представлял. (Как я подозреваю, он наверняка подумал, что я из опасения угодить в кутузку могу и пристукнуть старичка лопатой, и посчитал испуг, вызванный потусторонними звуками меньшим злом). Эдвард завыл громче, подражая ведьмам из спектакля "Макбет", который несколько раз смотрел в Королевском Виктория-Холле, и опять хлопнул сторожа по плечу.
   Тот уронил фонарь, достал флягу с чем-то крепким, судя по тому, как сморщилось его лицо после небольшого глотка, поднял фонарь, уронил флягу, поднял флягу и стал медленно пятиться в сторону сторожки.
   Проводив старика до ворот, Эдвард убедился, что он заперся там и чем-то булькает, и вернулся к нам.
   Я к тому времени уже успел замерзнуть и обмотать руки порванным на две половинки шарфом. И принялся копать дальше, слушая рассказ Эдварда.
   И вот, лезвие лопаты стукнулось о дерево. Я издал, наверное, самый тихий победный клич в истории и принялся носком ботинка счищать землю с крышки гроба. Той же лопатой поддел ее, и рывком открыл гроб. Честно говоря, я ожидал какого-нибудь потустороннего разрешения ситуации - вдруг бы тела на месте не оказалось, или там лежал бы кто-то другой, или...
   Но в гробу, сложив руки на груди, в костюме с шелковым галстуком, лежал именно Эдвард.
   - А теперь, - весело прошептал Дэф, - нам надо придумать, как его вынести из кладбища.
   - Уверен, сторож не покажется до утра, - Эдвард, столкнувшись с тем, что он способен напугать, смутился. - Думаю, можно завернуть его... то есть, меня... то есть, тело...
   - Не во что заворачивать, - проворчал я. - И это доказывает, Дэф, что из нас получились до изумления никудышные грабители могил. И если нам еще удастся протащить тело мимо сторожки, и взломать замок на воротах... Как мы объясним присутствие трупа кэбмену?
  
  
   ___________________________
   * Коффин (Coffin) англ. - гроб.
   ** Дело в том, что имя (или кличка) Дэфа может произноситься как Death, т.е. "Смерть", либо как Deaf, т.е. "Глухой". Сам Дэф произносит свое имя ближе к шепелявой версии первого варианта, а пишет его как Def. Отсюда и удивление мистера Граффада.
  
  
  
  
  
  
  
  

17

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"