Белякова Евгения: другие произведения.

Глава 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Инспектор Олбрайт ждал в засаде. Он скучал по своей трубке, но знал, что дым может выдать его. Недвижно и невозмутимо, как индеец, готовый по малейшему шороху выскочить из своего укрытия, инспектор сидел в бочке из-под селедки". "Приключения инспектора Олбрайта"


Глава 8

"Инспектор Олбрайт ждал в засаде.

Он скучал по своей трубке, но знал, что дым может выдать его.

Недвижно и невозмутимо, как индеец,

готовый по малейшему шороху выскочить из своего укрытия,

инспектор сидел в бочке из-под селедки".

"Приключения инспектора Олбрайта"

   Нужный нам дом оказался трехэтажным, старым и жалким. Однако он еще не пал так низко, чтобы служить ночлежкой: на первом его этаже размещалась такелажная лавка "Поупс и сын", а в грязном окошке виднелась старая картонка с надписью "СДАЧА КОМНАТ". Я оглядел себя - падение на Бакли плачевно сказалось на моем костюме, но лишь на задней его части. Достаточно будет не поворачиваться к миссис Мильтон спиной. Не то чтобы воспитанные студенты не падают, они просто не заявляются в гости в таком виде, но времени, чтобы почиститься, у меня не было. Я толкнул дверь в лавку, и на дребезжание колокольчика из-за высокой бухты каната выскочил довольно прыщавый парень в цветастом шейном платке и мятом сюртуке.
   - Добро пожаловать! - Радостно поприветствовал он нас, то есть меня.
   Я мигом стер улыбку с его лица, спросив, не здесь ли проживает миссис Мильтон. Он, убедившись, что видит перед собой не клиента, а всего-навсего посетителя к постояльцу, указал мне на дверь сбоку.
   - Вверх по лестнице, и по коридору до конца.
   Я учтиво приподнял шляпу и попятился к двери боком, скрывая свое плачевное состояние.
   На мой стук из комнаты миссис Мильтон раздался приятный женский голос:
   - Проходите.
   Зайдя внутрь, я на некоторое время оказался дезориентирован. Вокруг моего лица болталось что-то белое, длинное - мне понадобилось несколько секунд, чтобы опознать в этих штуках кружева, сушащиеся на веревках. Осторожно отведя их в стороны, я прошел вперед и увидел миссис Мильтон. Она сидела в кресле у окна, перед ней стоял небольшой столик с распятым на подушечке кружевом. Лет ей было, должно быть, не меньше сорока, однако аккуратная прическа, осанка и очень живые, внимательные глаза молодили ее. И только черное платье портило картину, напомнив о печальной причине моего прибытия. Я снял шляпу, расшаркался и представился:
   - Эндрю Уильямс. Я пришел, чтобы засвидетельствовать свое почтение и выразить соболезнования... я знал вашего сына, мы учились вместе.
   Миссис Мильтон кивнула, взгляд ее чуть потух, но она ничем более не выдала свое горе. Сдержанно и учтиво она предложила мне чаю, я не стал отказываться. С подсказками Эдварда мне удалось создать у нее впечатление, что мы с ее сыном не то чтобы близко дружили (иначе она могла бы удивиться, почему Мильтон ничего обо мне не рассказывал), но были приятелями. Я внимательно слушал ее, то сочувственно кивая, то улыбаясь. И, наконец, получил зацепку.
   - Прошу великодушно меня простить, миссис Мильтон, за то, что не открыл вам сразу все цели моего визита. Я не был уверен, что... Дело в том... - я многозначительно потер переносицу. - Видите ли, Уилбер и моя сестра, она приезжала навестить меня несколько раз в Бычебродский университет. Между ними возникла некая привязанность...
   - Да? - миссис Мильтон вскинула голову и впервые за весь разговор оживилась. Совесть в этот момент как раз доедала мои внутренности, но я продолжил. - Понимаете, они переписывались... Сестра попросила меня принести ее письма. На память о Уилбере.
   Как только я заметил, что миссис Мильтон втайне сокрушается, что Уилбер умер, не оставив ей хотя бы внука, я понял, что позволит мне добраться до его вещей.
   - Но мой сын никогда...
   - Он был довольно скрытным, бедный добрый Уилби... - Я вздохнул. - Вскоре сестра выходит замуж. Я пытался отговорить ее от того, чтобы хранить письма такого рода, ведь отец ничего не знал, а ее будущий муж и подавно...
   Дэф всегда подчеркивал, что тем, кого пытаешься обвести вокруг пальца, обязательно надо рассказать историю. Нет, не так - Историю. Желательно трагичную. Как в романе. Миссис Мильтон достала платок, промокнула уголок глаза.
   - Да, да... он так скупо говорил обо всем, что происходило в университете. Словно там у него не было вообще никаких связей, вообще никого, кто бы заботился о нем. Кому он был бы небезразличен.
   Я покосился на Эдварда. Он стоял, скрестив руки на груди, губы его подергивались. А ведь ему это как ножом по сердцу, понял я. Наверняка чувствует себя сейчас жестоким и бессердечным. И я сказал миссис Мильтон, хотя слова мои предназначались больнее для мистера Вулворта:
   - Ну что вы... он занимался любимым делом, у него были друзья и мудрый наставник... Он очень прилежно учился. Учеба занимала почти все его время. Я знаю множество молодых студентов, повес и разгильдяев - у них десятки друзей, но разве для этого мы все поехали в Бычебродский университет? Получить образование, вот что главное. Друзья приложатся. То есть... приложились бы...
   Конец речи, признаюсь, я скомкал и потому поспешил вернуться к главной теме:
   - Так о письмах, миссис Мильтон. Вы не могли бы... Позволите взглянуть на его стол?
   - Конечно. - Она встала, спрятала платок за отворот рукава. - Раньше он жил в этой комнате. И когда приезжал, тоже. Я не трогала его вещи. Не могу с ними расстаться...
   Она провела меня вглубь гостиной, открыла дверь в небольшую каморку. Да уж, бедняга Мильтон, похоже, и тут вынужден был жить крайне стесненно. Скошенный потолок делал и без того небольшую комнатушку еще меньше. Одно единственное окно освещало стоящий у стены письменный стол, кровать и стопки книг. У входа теснились корзины с пряжей, миссис Мильтон суетливо замахала на них рукой.
   - Не обращайте внимания, это мое... письма, наверное, в одном из ящиков стола.
   - Мы могли бы вместе... - предложил я.
   - О, что вы. Это слишком... щепетильное дело. Я понимаю... Я оставлю вас тут, мистер Уильямс. К тому же, меня ждет работа.
   Она вернулась в гостиную, притворив за собой дверь. Я подошел к столу и отодвинул оба ящика. Чистая бумага, несколько счетов, какие-то каракули... похоже, стихи. Что-то о бледной луне и жимолости. Тщательно просмотрев все бумаги, конверты и записки, как в ящиках, так и на самом столе, и даже простучав тихонько стол снизу, чтобы выявить наличие секретных отделений, я убедился, что Мильтон, если и был замешан в авантюре с аппаратом Вулворта, то все документы хранил вне дома. А, учитывая, что и в его университетской комнате ничего не нашли, либо был чист, как младенец, либо все переговоры вел устно. В любом случае, никакой зацепки я здесь не нашел.
   - Печально... - шепотом сказал я, обращаясь к призраку. - Хороший был парень, судя по всему. Попал не в ту компанию... либо же вообще умер за то, чего не делал, просто как свидетель.
   - Хороший. - Подтвердил Эдвард. - Умный и добрый. Только очень уж нерешительный. А для ученого это недостаток... впрочем, он был очень молод, возможно, храбрость естествоиспытателя пришла бы к нему позже.
   - Теперь мы этого не узнаем. - Сказал я. И, помедлив, приоткрыл крышку чернильницы. Пожалуй, должно хватить, если написать коротко.
   - Скажите, мистер Вулворт... умеете ли вы создавать иллюзию не только видимую?
   - Что вы имеете в виду?
   - Сможете создать на время... запах?
  
   Я вышел из комнаты Уилбера, держа в руках письмо. Миссис Мильтон вскочила с кресла, с надеждой взглянула на меня и лицо ее осветилось.
   - Вы нашли...
   - Да, миссис Мильтон.
   - А можно мне... то есть, я никоим образом не хочу показаться невежливой...
   - Конечно. - Я развернул лист бумаги, на котором еще не просохли чернила, и в воздухе заструился легкий аромат женских духов. Сирень, кажется. Женщина подошла ближе и, взяв меня под руку, робко заглянула в письмо. По щекам ее катились слезы, но она не замечала этого. Я начал читать:
   - "Мой милый Уилбер! В последнюю нашу встречу Вы читали мне стихи о луне и жимолости, и мне они очень понравились. Я думаю, что Вы совершенно зря так нелестно отзываетесь о своих способностях, хотя, конечно, подобная скромность делает Вам честь. Как и все талантливые люди, Вы наделены множеством достоинств в самых разных областях. Пожалуйста, не вздумайте забросить сочинение стихов, хотя бы ради меня. С надеждой на скорую встречу, Преданная Вам, Элизабет".
   Я сложил письмо и легонько погладил миссис Мильтон по руке. Она выпрямилась и с благодарностью взглянула на меня.
   - Он был... необыкновенным молодым человеком. - Сказала она.
   - Да. Я не забуду его... и Элизабет, конечно, не забудет.
   - Передайте ей... - Миссис Мильтон бросилась к небольшому сундучку у окна и, открыв скрипящую крышку, достала красивое белое кружево. - Вот, от меня.
   Я с ужасом попятился. Это было слишком. Похоже, я попал в собственную ловушку - желая принести миссис Мильтон хоть какое-то успокоение, я, сам того не желая, напросился на подарок для мифической сестры.
   - Умоляю вас... Я не могу принять... с моей стороны было бы совершенно...
   - Я не приму отказа, мистер Уильямс. Возьмите, прошу. Я сделала его для своей будущей невестки, но теперь, когда Уилбер... Я собиралась покрасить их в черных цвет и носить в трауре, но молодой девушке они будут более к лицу. Пожалуйста, возьмите. - Она сунула кружево мне в руки. Я застыл, но тут раздался голос мистера Вулворта, который, естественно, слышал только я.
   - Возьмите, Томас. Вы же видите, ее это хоть немного, но утешит.
   Я с благодарностью поклонился, и спрятал кружево во внутренний карман сюртука, рядом с письмом. Затем поклонился еще раз, а миссис Мильтон расцеловала меня в обе щеки.
   - Будьте счастливы, мистер Уильямс.
  
   Домой мы с Эдвардом возвращались в полном молчании. Я спрятал письмо и кружево в ящик старого комода в комнате Дэфа, стараясь не разбудить его. Сменил сюртук, собрал кое-какие необходимые вещи, сложив их в саквояж, и на цыпочках вышел из квартирки. Призрак ждал меня на улице.
   - К Лэвлинну. - Сказал я.
   И подумал, что найду убийцу Уилбера Мильтона, чего бы мне это ни стоило.
  
   До Корнхилла мы добрались на паробусе довольно быстро. Ломбардовая улица, дом 13. По одной стороне улицы, прижавшись друг к другу, как кисейные барышни, стояли аккуратные белые домики, похожие один на другой. Напротив располагались конторы, несколько магазинов - дамские шляпки, галантерея и писчебумажная лавка, и чуть дальше - небольшой сквер, который я счел подходящим для своих целей. Он был почти пуст, лишь молодая нянечка прогуливала двух мальчишек лет пяти в матросских костюмчиках. По дороге от остановки я купил у лоточника пирог с рыбой и, дойдя до сквера, уселся на скамейку, разворачивая промасленную бумагу.
   - Проникнуть к миссис Мильтон было проще простого, - тихо сказал я Эдварду и откусил от пирога. Он оказался очень вкусным. - Тут будет задачка посложнее. Мне понадобится время - обойти соседей, поговорить со служанкой или кухаркой, чтобы выяснить, под каким предлогом попасть в кабинет Лэвлинна. Мне отчего-то кажется, что старый добрый взлом будет куда надежнее, уж простите, если вас это коробит.
   - Если вам нужна информация, Томас, я могу помочь. - Сказал Эдвард, вертя в руках трость.
   - Вы настолько хорошо знаете семью профессора Лэвлинна?
   - Нет, но я могу проникнуть в дом, осмотреть там все и сообщить вам.
   - Разумная идея. - Я объяснил призраку, на что обращать внимание, и он направился к дому по Ломбардовой. Я же остался сидеть на скамейке, доедая свой пирог. Нянечка с мальчишками скоро ушла, но ее место заняли две другие - с колясками. Эдварда не было около часа. Он вернулся и, присев рядом, принялся рассказывать:
   - Дом большой, четыре этажа, как видите. В нем проживает сестра профессора, мисс Эдит Лэвлинн...
   - Незамужняя? - Усмехнулся я. - Красивая? Я мог бы ее обаять... - Эдвард приподнял брови и я поспешил добавить: - Шучу. Я не Дон Жуан, к сожалению. Простите, продолжайте.
   - Я не назвал бы ее красивой, - Эдвард улыбнулся, - и к тому же, она крайне религиозна, как я понял. Также в доме живет брат профессора с женой и дочерью. Из прислуги - две горничных, кухарка, садовник. Он же кучер и лакей.
   - Где комната профессора?
   - Довольно высоко, видите? - Призрак указал на окно, располагающееся на третьем этаже и выходящее к боковой части соседнего дома. - Находится в конце коридора, и больше на этом этаже спален нет. Прислуга живет на четвертом.
   - Вы смогли узнать, покидают ли они дом и когда? Может, нам повезло и они собираются на ужин к друзьям? Я мог бы вскрыть замок на задней двери и положиться на то, что половицы у них не скрипучие...
   - К сожалению, нет. То есть, насколько я понял, сегодняшний вечер они намерены провести в семейном кругу.
   - Освещение?
   - Странно, но, несмотря на то, что Лэвлинн был ученым, и довольно прогрессивным, его семья пользуется керосиновыми лампами.
   - Значит, визит сотрудника Газовой Компании отпадает. Дома стоят довольно близко друг к другу, думаю, я смогу пробраться по крышам, если захвачу с собой широкую доску...
   Эдвард оглядел улицу.
   - Но, чтобы попасть к дому Лэвлинна, вам придется как-то проникнуть в соседний дом, придумать правдоподобную причину... Не проще ли то же самое проделать с нужным нам домом? В чем смысл?
   - Не в соседний. - Я указал на самый конец Ломбардной. - Я проберусь вон в то здание, поднимусь наверх и, перекладывая доску между крышами домов, дойду до дома Лэвлинна.
   - Вы хотите сказать, что попасть в банк легче, чем в жилой дом?
   Я усмехнулся. Это еще что, мистер Вулворт, дайте нам время, и мы сделаем из вас толкового афериста.
   - Конечно. В банке все время снуют люди, незнакомые друг другу. Давайте осмотримся и найдем подходящие кусты...
   Полчаса спустя я, потратив немало времени на подготовку, вышел на улицу в обличье степенного джентльмена. Пробки в ноздри, кусочки ткани за щеки, накладные бакенбарды и усы. А также большая бородавка на носу, который я разукрасил тоненькими красными прожилками, и очки. Походку я тоже изменил. Высокомерно вращая головой, я слегка поклонился, когда Эдвард беззвучно зааплодировал мне.
   - Пройдемте. - Я постучал по брусчатке складной тростью и размеренно направился к банку.
   Я, кивая направо и налево, прошелся по главной зале банка, придирчиво осмотрел столы клерков и, прихватив папку с одного из них, с чрезвычайно деловым видом направился к задней двери. Главное в таком деле - ощущать свое бесконечное право находиться сейчас в данном месте. Люди всегда чувствуют подобную уверенность, и не находят в себе решимости противостоять ей. Молодой банковский служащий и глазом не моргнул, когда я величественно проплыл мимо него к задней двери. Так же легко я преодолел два пролета лестницы, где мне уступали дорогу, но на подходе к последнему пролету я столкнулся с типом не менее напыщенным. Его усы были пышнее, а пуговицы на жилетке сверкали так, что глазам было больно.
   - Позвольте, - прогундосил мой толстый противник. - Вы по какому вопросу? К кому?
   Эдвард приблизился, оглядываясь по сторонам, с видом сосредоточенным и полным решимости. Что ж, пусть явление скелета в цилиндре будет нашим запасным планом.
   - Дело касаемо инспекции. Крайне щепетильное и не терпит отлагательств. - Заявил я, буравя взглядом усатого джентльмена. - Мы же не хотим привлекать лишнего внимания? Вам сообщат, если дело выгорит. Если же нет... вы меня не видели.
   Мы постояли несколько секунд, обмениваясь высокомерными взглядами. Он посмотрел на папку, которую я зажал под мышкой. По-видимому, мне повезло - что-то вроде страха мелькнуло в его глазах и он отступил.
   - Сэр... - склонив голову, он пропустил меня наверх. Я дождался, пока он скроется в коридоре и продолжил свой путь. Через минуту я уже ковырялся отмычкой в замке двери, ведущей на чердак. Пробравшись через старую мебель и кипы документов, перевязанных веревками, я выбрался на крышу.
   - Так легко... - покачал головой Эдвард.
   - Легко, если знать, как. - Ответил я. - И у меня нет доски... я странно бы с ней смотрелся. Придется подыскать подходящую на чердаке. Но в целом мы справились неплохо.
   Я подошел к краю плоской крыши и посмотрел вниз. Если упаду, выживу почти наверняка, только переломаю все кости. Спустившись обратно на чердак, я разыскал подходящий стол, сбросил с него бумаги и, достав из саквояжа клещи, вытащил гвозди из столешницы, обеспечив себя достаточно длинной доской. Тогда же я избавился от образа надутого джентльмена.
   Следующие две крыши были наклонными, и мне пришлось, прильнув к шиферу, держа в зубах ручку довольно-таки тяжелого саквояжа, ползти - очень медленно, надеясь, что способности Эдварда воздействовать на предметы хватит для того, чтобы удержать меня от падения. На третьей, плоской крыше, я присел у каминной трубы, прислонившись к ней спиной, и перевел дух.
   - Подождем, пока стемнеет, - сказал я. - Когда я доберусь до дома Лэвлинна, вы спуститесь внутрь и подадите мне сигнал, как только семья и прислуга улягутся спать. Затем выждем еще час для верности, и вы откроете мне окно из комнаты профессора.
   Этот день, безусловно, был одним из самых удачных моих дней. Никто не бегал внизу с криками "Полиция!", а, значит, визит странного джентльмена в банк прошел незамеченным. Когда наступил вечер, я перебрался по крышам к дому Лэвлинна - всего их было двенадцать. Считая банк, тринадцать - счастливое число. Еще немного ожидания - и прямо под ногами у меня наполовину высунулась фигура призрака, который сообщил:
   - Похоже, мистер Флендерс, все заснули. Я направлюсь в кабинет профессора, и попробую открыть окно.
   Я достал из саквояжа веревку, обвязал ею трубу, затем подергал, проверяя крепость узла. Подобрав подходящий шпагат, я сделал небольшую петлю, закрепив ее на ручке саквояжа и повесил его через плечо. Неизвестно, каким путем мне придется убегать из дома профессора, а оставлять на крыше свои вещи я не собирался. Осторожно перевесившись через край, я проверил местонахождение окна, на которое ранее указал Эдвард. Наискосок от трубы, что было не слишком-то хорошо - если я неверно рассчитаю свои движения, мне придется раскачиваться туда-сюда, пока я не смогу зацепиться за карниз нужного окна. Я обвязал веревкой талию и, помянув Будду, повис на вытянутых руках вдоль стены, лишь самыми кончиками башмаков касаясь рельефного карниза с завитушками над окном четвертого этажа. Кто здесь жил, я не знал. Возможно, одна из служанок... бедная девушка может перепугаться до полусмерти, завидев в окне мою приплющенную к стеклу рожу. Ну да ладно. Воображая себя мухой, я постарался прилипнуть к стенке и проскользить вниз, уцепившись за карниз. Одной ногой я нащупал подоконник, другой пару раз пошаркал по стене дома, и сердце забухало в груди; но я сумел выровняться и найти опору уже для обеих ног. Примерно таким же образом я спустился ниже на этаж и приник к окну в комнату Лэвлинна. Внутри маячило что-то светлое. Вернее, не что-то, а призрак - он дернул раму и половина ставни поехала вверх. Я тут же с облегчением засунул в окно обе ноги, потом протиснулся весь и, отвязав с пояса веревку, примотал ее к ручке окна.
   - Как по нотам, - довольно прошептал я. - Начнем поиски?
   - Мне пришло в голову, мистер Томас... Ведь я мог бы сам это проделать. Проникнуть внутрь, найти то, что нужно и спокойно выйти... - Признался Эдвард, направляясь к письменному столу утопленного профессора.
   - Так-то оно так, мистер Вулворт... Только я бы тогда остался не у дел, - пошутил я. - А если серьезно - две головы лучше, чем одна.
   А мысленно я дал себе грандиозного пинка. Почему я сам до этого не додумался? Ладно, мы не можем быть уверены в способности мистера Эдварда вынести улики из дома, разве что частыми подталкиваниями по полу; но он мог бы выбросить их в окно, а все, что потребовалось бы от меня - это стоять внизу, насвистывать и ловить бумажки в воздухе. Пометив на будущее, что я редкий подвид идиота, я принялся рыться в корреспонденции Лэвлинна. Вот еще одна закавыка - я ни черта не видел в темноте, и мне приходилось то и дело подходить к окну, чтобы в тусклом свете уличных фонарей разбирать, что написано на бумагах. А Эдвард между тем не испытывал ни малейшего неудобства при чтении. Я так разозлился на себя, что чуть не выругался, но вспомнил о присутствии призрака. По преданиям, матерщина либо изгоняла привидений, либо приводила их в ярость, так что я смолчал. Наконец, хорошенько отругав себя за тупость в мыслях, я задернул шторы, подхватил подушку с кресла и подоткнул щель под дверью, а затем зажег лампу на столе. Так дело пошло куда быстрее.
   - Не то, не то... Тут какая-то схема, посмотрите, мистер Вулворт.
   - Нет, даже близко не похоже на мое изобретение.
   Мы продолжили поиски. И тут я услышал внизу тихий скрип. Вскинув голову, я уставился на призрака, а он встревожено нахмурился. Я знаками попросил его спуститься и проверить, не проснулся ли кто. Он кивнул и удалился сквозь дверь. Я же с лихорадочной поспешностью принялся ворошить бумаги в ящике. На глаза мне попалось письмо, выделяющееся среди других. Сравнительно свежее - на нем не было обратного адреса, лишь имя и фамилия профессора. Я засунул его в карман, экономя время, и снова принялся перебирать бумаги. И тут почувствовал, как волоски на коже встали дыбом. В комнате кто-то был. Отскочив от стола, я заозирался, но тут неведомый враг набросился на меня сзади и обхватил сильными пальцами горло.
   "Вот весело, опять душат", - подумал я. И попятился назад, рассчитывая ударить покушавшегося на меня человека о стену. О том, сколько шума это произведет, я уже не беспокоился - на кону стояла моя жизнь. Вокруг было темно, поэтому черных точек в глазах я не заметил, но уверен - они присутствовали в полном объеме. Каково же было мое удивление, когда спиной я врезался в стену, а руки тем временем продолжали меня душить! Несомненно, если бы я получал достаточно кислорода, я бы мигом понял, в чем дело, но в тот момент я мог думать только об одном - дышать, дышать! Я попытался завести руки назад и ухватить врага, но пальцы мои только проскребли по штукатурке. Над ухом раздался тихий голос:
   - Живучий, мерзавец! Ну уж в этот раз...
   Краем глаза я заметил, что в комнате появился мистер Эдвард. Он застыл в дверях, во все глаза уставившись на меня.
   - Сэр... отпустите его! - воскликнул он.
   Некий "сэр" душить меня не прекратил, но хватка его немного ослабла, и я смог втянуть в себя достаточно воздуха, чтобы прохрипеть:
   -Эд...вард...
   - Прошу вас, он со мной!
   Меня отпустили так резко, что я, покачнувшись вперед, чуть не врезался лбом в стол, но успел упереться в него руками. Резко развернувшись, я всмотрелся в темноту... из стены медленно выплыл призрак. Пожилой полупрозрачный джентльмен выглядел ошарашенным не менее мистера Вулворта, а тот так просто потерял дар речи. Наконец Эдвард выдавил:
   - Сэр... я не ожидал вас здесь... но... как?!
   Я, хоть горло и саднило - до конца дней, я был уверен, мне придется носить платок на шее, - вмешался:
   - Сначала объясните мне, кто это, мистер Эдвард. Вы его знаете?
   - Это... - Словно не веря своим глазам, мистер Вулворт подошел ближе и протянул руку ко второму призраку, но вовремя вспомнил, что прикоснуться к нему не может. - Это... мистер Флендерс, позвольте вам представить сэра Оливера Д. Доджа, профессора физики Бычебродского университета, моего наставника и друга.
   - Что? - Я потер горло. - Ладно, я не буду удивляться тому, что, похоже, призрачность заразна и передается от одного ученого к другому, но ради всего святого - почему вы меня душили?
   - Я думал, что... - начал было призрак старика, но тут внизу кто-то затопал, раздались обеспокоенные крики. Похоже, мое сражение за жизнь наделало много шума.
   - Пожалуй, об этом мы поговорим чуть позже... - Сказал мистер Вулворт, отступив и щелкнув запором на двери. - Вы нашли что-нибудь, мистер Флендерс?
   - Нашел? Нет, пусть этот... сэр Додж объяснит, почему он пытался меня убить! - Зашипел я и наставил обвиняющий перст на призрака. - И вы сказали "живучий", я слышал... - Тут мне в голову пришла простая и крайне логичная мысль. - Так это вы пытались утопить меня в ванне! И остальных тоже!
   - Клянусь, - призрак выпятил грудь, - что не имею ни малейшего отношения к гибели профессора Лэвлинна и студента Мильтона, а что касается попытки утопить вас, то в тот момент я думал...
   - Потом, потом, прошу вас, - вмешался мистер Вулворт.
   - Нет, пока мне не расскажут, в чем тут дело, я с места не сойду! - Заявил я и тут же осознал всю глупость своих слов. Да, этот странный шантаж сработал бы, если бы мне удалось убедить ворвавшегося в комнату лакея с дубинкой, что во всем виноваты два привидения, а я так, мимо проходил. Мистер Вулворт мягко посмотрел мне в глаза и тихо сказал:
   - Томас, я обещаю, что мы во всем разберемся. А сейчас нам надо уходить. Ты нашел что-нибудь?
   - Нет, - я не доверял так внезапно возникшему призраку, тем более что он дважды пытался лишить меня жизни, - но кое-что могу забрать с собой.
   Я раскрыл саквояж и сгреб туда неразобранную кучу писем и бумаг. С трудом его защелкнув, ринулся к окну, раздвинул шторы и... не увидел веревки на ручке. Наверное, я недостаточно сильно ее затянул, она ослабла и... я выглянул в окно - да, все верно, болталась вдоль стены футах в десяти от меня.
   - Мистер Эдвард, веревка! - Я высунулся из окна наполовину. Сзади грохотала дверь под ударами то ли слуг, то ли полисменов. Вполне возможно, промелькнула у меня мысль, тот первый скрип издал кто-то из прислуги, когда выбегал за помощью из дома...
   - Некогда, - быстро сказал мистер Эдвард. - Прыгай, я поддержу.
   - Но...
   - Прыгай!
   Я свесил ноги наружу, на секунду задержался, сидя на подоконнике, а затем оттолкнулся и полетел в темноту. Буквально в тот же миг мягкая, обволакивающая сила подхватила меня и бережно опустила на землю. Я прижал к боку саквояж и ринулся между домами, как можно дальше от (а я верно догадался!) свистков полиции и криков жильцов дома номер 13 по Ломбардной. Справа от меня несся призрак мистера Вулворта, слева - сэра Доджа. "Дикая охота, - пронеслось у меня в голове, - натурально... Своры псов не хватает... хотя нет, лучше без псов".
   Вприпрыжку я пронесся несколько кварталов, петляя, как заяц. Завидев темный парк, я направился туда - перевести дух и наконец-то получить ответы на свои вопросы. Нырнув в беседку, с трех сторон увитую плющом, я плюхнулся на скамью и сложил руки на груди. Грозный мой вид несколько портило то, что я задыхался.
   - Теперь я хочу услышать объяснения. Желательно начать с того, почему вы покушались на меня и, возможно, убили еще двух людей.
   Сэр Додж покосился на мистера Эдварда и возмущенно фыркнул:
   - Как я уже сказал, я не имею ни малейшего отношения к тем смертям.
   - Но меня-то вы утопить пытались!
   - Пытался. Я не отрицаю. Но в тот момент я думал, что вы, молодой человек - убийца.
   Такая странная логика меня удивила и я кивнул, ожидая продолжения.
   - Тот самый убийца, что лишил жизни профессора Лэвлинна и бедного мальчика. По описанию вы подходили, и вертелись вокруг миссис Вулворт.
   - Я расследовал! - Возмутился я, но мистер Эдвард, все так же дружелюбно обратился ко мне:
   - Давайте послушаем, как это выглядело с точки зрения сэра Доджа, Томас.
   - Благодарю вас, Эдвард. Я следил издалека за всеми, кто так или иначе был причастен к созданию либо использованию моего аппарата. Один раз я сам видел убийцу - только в тот момент я не знал, что он опасен, и позволил ему проникнуть в дом мистера Шеппарда, кузена профессора Лэвлинна. Молодой, худощавый, примерно вашего роста, мистер Флендерс. Затем случилось второе убийство, на этот раз в университете, и, подслушав, как идет расследование, я обнаружил, что Шотландцы напали на след неизвестного, по описанию молодого, высокого человека. Под подозрение попал некий мистер Булль, вернее некто, представившийся им, поскольку никаких дяди и племянника Буллей не существует.
   Я досадливо прицокнул языком, но продолжил слушать. Жаль, что Дэф засветился.
   - Я направился к миссис Вулворт, и застал там вас. Вы задавали вопросы и выглядели очень подозрительно...
   Тут меня осенило. Я понял, что такого знакомого было в том странном чувстве, охватившем меня, когда мистер Эдвард пугал грабителей. Присутствие потусторонней силы, не желающей, чтобы вы находились там, где находитесь... только сильнее в десятки раз.
   - Вы там были, - торопливо сказал я. - Теперь я понял... это вы пытались свалить на меня аппаратуру.
   Призрак сэра Доджа кивнул. Я посмотрел на мистера Эдварда - он молчал, и лицо его было удивительно спокойным.
   - Значит, это вы посещали дом миссис Вулворт и издавали загадочные звуки. Что же, с этим понятно. А что потом? - Я почувствовал, что мое уважение к мистеру Эдварду возросло - он не нарушил обещания, данного себе, и не появлялся более в доме вдовы после нашего разговора на остановке паробуса. - Потом вы отправились вслед за мной, полагаю?
   - Да, мистер Флендерс. Я следил за вами до Ист-Энда, прошел в дом и, увидев, что вы собрались принять ванну...
   - Подумали, что будет очень символично и справедливо, если я умру так же, как "убивал" своих жертв, - закончил за него я. - Утопив меня, вы ушли как раз перед возвращением моих друзей.
   Вот что стоило этому поборнику справедливости начать меня топить десятью минутами позже? Тогда его застали бы Дэф с мистером Эдвардом и ситуация прояснилась бы гораздо раньше.
   - Будем считать, что с этим все разъяснилось. Но осталась еще куча вопросов. - Сказал я. - Их, думаю, мы можем обсудить, вернувшись домой. Мистер Эдвард?
   - Еще кое-что, перед тем, как мы пойдем, Томас. Сэр Додж забыл кое о чем.
   - Но что... - надулся достопочтенный призрак.
   - Извинитесь перед Томасом, сэр Додж. - Тихо попросил мистер Эдвард. Я застыл. Призрак старика приготовился фыркнуть, потом вгляделся в коллегу - тот был абсолютно серьезен.
   - Ну что... я думаю, это... я и сам собирался... - сэр Додж повернулся ко мне. - Мистер Флендерс, прошу меня простить, за то, что, будучи введенным в заблуждение, я пытался вас убить.
   - Я вас прощаю, - немного скованно ответил я. Честно признаться, такого от Эдварда я не ожидал. В этот момент он был похож на строгого судью с Янтарной улицы. Того, который, я уверен, обучался у лучших инквизиторов Средневековья. Я неловко продолжил: - А теперь мы можем идти, мистер Эдвард?
   - Конечно, Томас. И зови меня по имени. Мы же друзья.
   Я кивнул и, подхватив изрядно потолстевший саквояж, направился к выходу из парка.
  
   Оставшиеся два часа, что ушли у меня, чтобы добраться до Ист-Энда, прошли в молчании. Мне хотелось бы, чтобы при нашем будущем разбирательстве присутствовал Дэф - уж он то не даст себя обмануть. Не то чтобы я не верил в объяснение сэра Доджа: оно выглядело достаточно невероятным, чтобы оказаться правдой; просто я чувствовал в нем некую скрытность, или, если угодно, вину. О чем-то он умолчал определенно, и мне не терпелось выяснить, о чем. Мы вернулись в нашу с Дэфом квартирку около полуночи. Старикан встретил нас с обеспокоенным лицом, но, завидев обоих в добром здравии (насколько подобное может быть применимо к призраку), облегченно выдохнул и поставил чайник на огонь. Я подождал, когда Дэф усядется обратно в кресло, стащил с тарелки подсохшее печенье и буднично заявил:
   - Дэф, во время нашей эскапады мы встретили призрака сэра Доджа. - Старикан хмыкнул, а я продолжил: - Думаю, самое время всем нам сесть и обсудить те факты, что нам известны. Кстати, вы с Эдвардом были в Палате Патентов, ничего там не нашли?
   Дэф покачал головой, поднялся и сдержанно поклонился.
   - Дэф Мур, к вашим услугам.
   - Сэр Оливер Додж, к вашим.
   Покончив с церемониями, все расселись. Я забил для Дэфа трубку, протянул ему и задал первый вопрос, мучавший меня всю дорогу от Корнхилла:
   - Скажите, сэр Додж, как именно вы умерли?
   - В своей постели, - с достоинством ответил старый призрак. - От осложнений после воспаления легких.
   Вот и еще одно привидение, оставшееся на земле по неизвестной причине. Я попробовал зайти с другой стороны.
   - И все время после смерти вы следили за судьбой аппарата?
   - Можно сказать и так. - Призрак отчего-то смутился. - Я не сразу привык к своим новым возможностям и научился ими управлять. Поначалу не мог воздействовать на предметы, но со временем...
   Я сделал мысленно пометку, что у сэра Доджа в рукаве может быть припрятано бог знает что. Если уж Эдвард за такой краткий срок научился, как испугать банду головорезов появлением в виде скелета... трудно вообразить, на что способен старый сэр, который вот уже два года как пребывает в состоянии потусторонней субстанции.
   - Я пытался связаться... установить контакт с тобой, Эдвард. Ты не являешься медиумом, поэтому для меня оставался только один способ достучаться до тебя, попробовать показать, что я рядом... - Признался сэр Додж.
   - Контакт... со мной. Через устройство? - Внезапно Эдвард подался вперед.
   - Да. - Было видно невооруженным глазом, что сэр Оливер испытывает крайнюю неловкость, обсуждая дела столь деликатные в присутствии двух посторонних. Я почувствовал некую зацепку и мысленно прокричал, надеясь, что Эдвард меня услышит: "Давай, дави дальше!".
   Мистер Вулворт чуть сжал челюсти и рюмка, стоявшая неподалеку, задребезжала.
   - А в тот день, когда я... Вы тоже пытались установить со мной контакт? - Выдавил Эдвард, а я чуть не задохнулся, поняв, к чему он клонит.
   - Да, дорогой мой друг. Боюсь, я... послужил причиной того, что ты теперь находишься в этом состоянии. - Сэр Додж, признавшись, опустил голову. Я вскочил:
   - Состоянии? Находится? Да вы убили его!
   - Да. - Сказал старый призрак. - Я его убил.
  
  
  
  
  
  
  
  

17

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"