Белякова Евгения: другие произведения.

Глава 9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "В каждом расследовании бывают моменты, - сказал инспектор своему помощнику, констеблю Джону, - когда кажется, что все нити потеряны, и убийца сумел уйти от возмездия. - Инспектор назидательно поднял палец. - Но так только кажется". "Приключения инспектора Олбрайта"


Глава 9

"В каждом расследовании бывают моменты, - сказал инспектор своему помощнику, констеблю Джону, - когда кажется, что все нити потеряны,

и убийца сумел уйти от возмездия. - Инспектор назидательно поднял палец.

- Но так только кажется".

"Приключения инспектора Олбрайта"

   - Мой аппарат, - после долгой паузы продолжил сэр Додж, - хоть профессор Вулворт и относился критически к большинству его возможностей, может не только связывать людей на расстоянии. В конце концов, есть телеграф, и пресыщенному человечеству пока его должно быть довольно. Незачем бежать вперед, к прогрессу, с такой охотой и жадностью. Но способность говорить с умершими, с духами... Подумайте, как много бы отдал каждый из нас даже за один-единственный разговор с покинувшими нас родителями, друзьями, любимыми... Я потерял сына. Не скрою, что моя увлеченность, даже одержимость этим аппаратом всецело была вызвана желанием сказать ему то, что я не успел сказать при его жизни. Но смерть забрала меня раньше, чем я завершил свои разработки. Я надеялся, Эдвард, что вы продолжите работать в том же направлении, но...
   Мистер Вулворт смотрел на своего наставника с мрачностью, винить за которую его не стал бы даже Господь. Я неловко поерзал на диване; Дэф положил руку мне на колено, словно бы прося не вмешиваться. Но я всего только хотел сказать, что теперь, когда убийца мистера Вулворта найден, он ведь может покинуть наш мир, а, значит, миссия наша выполнена. Но, судя по тому, что Эдвард никуда исчезать не собирался, он остался среди живых не потому, что не был отомщен. Значит, подумалось мне, дело все же в аппарате.
   - Я пытался подтолкнуть вас в правильном направлении... - Старый призрак старался говорить со спокойным достоинством, но в речи его то и дело проскальзывали нотки вины и глаза умоляли о прощении. - Подсунуть формулу. Испортить часть прибора. Но это еще больше укрепляло вашу решимость двигаться по своему пути, что, конечно, достойно уважения. Мои силы как призрака все возрастали - вернее, росло умение. Но что толку? Вы не слышали меня. А затем Лэвлинн стал проявлять неуместный интерес к моему... - сэр Додж кашлянул, - к нашему изобретению. Меня это привело ко вполне естественному опасению, что ничего хорошего отсюда не следует. Еще когда я был жив, он писал мне, выспрашивая подробности о возможностях аппарата. Я старался отвечать ему уклончиво, но не слишком, чтобы чрезмерными тайнами не подстегнуть лишнее любопытство. Мол, аппарат еще далек от завершения и так далее... Необходимо было предупредить вас, потому я... кое-что перенастроил в аппарате, и когда вы пришли в лабораторию, попытался связаться с вами. Но что-то пошло не так. Вместо того, чтобы наладить подобие общения между нами, аппарат каким-то образом воздействовал на вас, и... я скрылся, в ужасе от содеянного. Простите ли вы меня?
   Мистер Вулворт, судя по тому, каким бледным стало его лицо - оказывается, призраки тоже выражают эмоции, - всеми силами пытался исполнить просьбу друга. Вернее, уже бывшего друга. Он тихо ответил:
   - Нет. Не могу, сэр Додж.
   - Но, Эдвард... - старый призрак отшатнулся, как от пощечины.
   - Я всего-то вел свои исследования не так, как вам хотелось, а вы все не оставляли меня в покое. И теперь я мертв, мои труды и аппарат украдены, а моя жена... - он покачал головой. - Полагаю, лицемерное согласие вас не устроит, а простить вас от всего сердца я не в силах.
   - Но, может... позже, когда боль утраты будет уже не так велика... - потерянно прошептал сэр Додж.
   - "Позже" - теперь для нас, сэр Оливер, понятие, почти приблизившееся к вечности. - Только и сказал Эдвард и отвернулся к окну.
   В комнате повисла гнетущая тишина. Я, как всегда в подобных ситуациях - то есть, не в присутствии кучи призраков, а при сцене личной и драматической, - принялся преувеличенно деловито разливать чай. Но надолго занять себя этим не получилось - чашки-то было всего две.
   - Господа... привидения. - Подал голос Дэф и я с трудом удержался, чтобы не испустить громкий вздох облегчения. Все же мой старый напарник, пожалуй, единственный человек, способный найти выход из любой ситуации. - Я, со всем уважением к вашим чувствам, конечно, все же хочу напомнить, что убийца, лишивший жизни двух людей, все еще на свободе, аппарат пропал и неизвестно кто и как его собирается использовать...
   - Может, последователи Лэвлинна пытают им психов, - пробурчал я.
   - А мы с моим юным другом все еще находимся в опасности из-за участия в этом деле.
   Я тут же догадался, что Дэф давит на чувство ответственности.
   - Да, мистер Мур... - Эдвард собрался и снова принял вид вежливый и спокойный. - Прошу прощения. Мистер Флендерс, будьте так любезны, достаньте письма, что вы захватили с собой, покидая дом профессора Лэвлинна.
   - "Томас, достаньте письма", - поправил я его, выдавливая из себя улыбку. - Мы же друзья, помните?
   Но Эдвард на меня даже не посмотрел. Я пожал плечами и вывалил на стол груду бумаг из саквояжа. Мы с Дэфом разбирали их, попивая горячий чай, который пришелся как нельзя кстати, учитывая двух сердитых призраков неподалеку. От них шел явственный холодок.
   - Ничего... - через некоторое время подытожил я. - Просто удивительно. Не может такого быть, чтобы не единого клочка, ни записки, ни упоминания... Хотя, постойте. - Я достал из кармана смятый конверт. - Это я подобрал со стола чуть раньше появления сэра Доджа, и решил, что письмо необычное.
   Расправив бумагу, я выложил конверт на стол. И впрямь, странно - обратного адреса нет, почтового штемпеля тоже - значит, письмо передали лично. Я вытащил из конверта листок бумаги и прочитал вслух:
   - "Многоуважаемый мистер Л. Наши общие друзья крайне недовольны задержками в деле, скорейшее решение которого выгодно вам в том числе. Наши друзья вынуждены напомнить, что, если вы не предоставите нам искомое устройство в указанные вами же сроки, они будут вынуждены разорвать с вами всякие отношения (и в дальнейшем отрицать даже намек на то, что они когда-либо существовали) и обратиться к альтернативным вариантам. Так же считаем своим долгом уточнить, что всякие попытки разорвать нашу договоренность с вашей стороны, равно как и попытки сообщить об этой договоренности третьим лицам, будут иметь очень неприятные последствия. Желаем Вам всего наилучшего". - Я сложил письмо. - Похоже на шантаж.
  
   - Канцелярным языком написанный шантаж, - проворчал Дэф, попыхивая трубкой.
   - Это для таинственности, - отмахнулся я. - Значит, профессор Лэвлинн не смог доставить требуемое - а я думаю, все тут согласятся, что речь идет о нашем аппарате, - либо же попытался сбежать, и был "наказан". Это все хорошо, в смысле, плохо - но нисколько не приблизило нас к раскрытию того, кто же эти самые таинственные "друзья".
   Что-то еще не давало мне покоя, и я, дабы обрести его в приятном аромате "Седого графа", заварил еще чаю. Спустя несколько минут, которые были потрачены мною на постукивание ложечкой по краю чашки, а моими подельниками - на вялые обсуждения загадок, я воскликнул:
   - Эврика! Я вспомнил! - Когда взгляды присутствующих обратились на меня, я торжествующе воздел ложку (сэр Додж, как мне показалось, облегченно прикрыл глаза, избавившись от раздражающего его постукивания) и заявил: - Я совершенно точно видел такое же письмо у мистера Эдварда дома! Ну, не такое же, оно было адресовано ему, а не Лэвлинну.
   Дэф оживился:
   - Замечательно! Два письма - это уже что-то!
   - Я не помню ничего подобного этому письму, - возразил мистер Вулворт. - Я бы не забыл...
   - Всякое бывает, мистер Эдвард. - Снисходительно произнес я. - Науке неизвестно, что происходит с памятью умершего после того, как он... ну, умрет. Вполне возможно, что вы даже не читали его, просто отложили конверт на потом. Я мог бы сбегать прямо сейчас... правда, вернусь уже под утро...
   - Я возьму на себя смелость предложить свою помощь, - пождав губы, сказал сэр Додж. - Призраки передвигаются быстрее живых, а в обращении с предметами я достиг, как мне кажется...
   - Хотя, - я прервал старого ученого без малейшего зазрения совести, - сейчас действительно уже поздно, письмо никуда не денется. Завтра я съезжу к миссис Вулворт, заодно проверю, как она там.
   Как я ни старался, а доверие мое к сэру Доджу ничем не напоминало крепкий раскидистый дуб, выражаясь языком поэтов. Скорее уж вялый росток. Мистер Вулворт, вон, запахи может создавать... а для сэра Доджа, наверное, подделать пару строчек вообще дело пустяковое. Я уж было даже подумал, а не сделал ли он это, пока письмо Лэвлинну лежало у меня в кармане, но решил, что впадаю в излишнюю мнительность. Будь у старого призрака такие возможности, он бы не стал являться нам и предлагать помощь. Или стал бы? Я запутался, но решил, что утро вечера и впрямь мудренее, как говорила моя бабушка. К тому же второй взлом за день - а представить, что миссис Вулворт, при всей ее доброте и ангельском терпении, пустит меня глубокой ночью в дом "проверить еще раз кое-какие улики", я никак не мог, - это было уже слишком. Пожелав всем спокойной ночи, я удалился наверх, в свою спаленку.
  
  
  
   Утро следующего дня выдалось хмурым - небо над Лондинумом заволокло тучами, но хоть не капало, и то хорошо. Я поджарил гренки на чугунной сковороде. Дверца печки совсем разболталась, и я обещал себе, что первым делом, когда мы закончим с этими потусторонними загадками, починю ее. Кстати, оба призрака куда-то пропали. Хотелось бы думать, что помирившись, они удалились под сень каких-нибудь струй и там обмениваются опытом. Но что-то мне подсказывало - Эдварду понадобится больше времени, чтобы простить учителя. Не вечность, конечно, но и не один день.
   На кровати затряслась груда одеял. Это Дэф проснулся и пытался из-под них выбраться. Наконец наружу высунулась рука и требовательно подвигала пальцами. Я, еще только завидев первые признаки "одеялотрясения", раскурил трубку, и теперь подал ее Дэфу. Гора в клеточку и полоску, как и положено вулкану, принялась выпускать дым из верхушки.
   - Как думаешь, Дэф... - Я выложил гренки на тарелку, выскреб остатки чуть прогоркшего масла и размазал по хрустящей, золотистой корочке. - Как скоро мистер Эдвард простит сэра Доджа?
   - Это зависит от того, - хрипло произнесла гора, и можно было бы подумать, что ответствует мне древний оракул из недр горы Парнас*, - как скоро сэр Додж попросит прощения.
   - Но он ведь уже просил, - мое удивление не помешало мне ловко и совершенно поровну раскидать чудом сохранившийся в горшочке джем. Да уж, с этой беготней я совершенно забыл о пополнении запасов.
   - Просил, но не так. Он оправдывал свой поступок, малыш. В каждом слове - тем, что вынужден был так поступить. И однако же, чувствовал свою вину, но не за то, что следовало бы. Он ведь случайно убил мистера Вулворта. Без злого умысла. Но жалеет он о другом... что так и не сумел достучаться до ученика, перетянуть его на свою сторону. И мистер Вулворт это чувствует, потому и простить не может.
   - Держи свой хлебец, мудрая гора. - Я подвинул тарелку ближе к Дэфу. Он высунул из одеял голову - волосы у него растрепались и торчали вокруг головы, как чудной седой венчик. - И скажи мне... Почему мистер Граффад назвал тебя "Элдж..."?
   Мысль ошарашить Дэфа этим вопросом с утра, когда он еще недостаточно проснулся, чтобы отбрить меня сходу, пришла ко мне внезапно. Старикан вздохнул и, выпростав из-под одеял вторую руку, ухватил гренок.
   - Не думаешь же ты, что меня действительно кличут "Смерть". - Он захрустел, как хлебом, так и костями. - Когда-то я носил другое имя. Имена вообще, как костюмы - изживают свое и их выбрасывают на помойку. Или прячут в сундуке.
   - Ты сделал что-то... ужасное? - Я справился со своим гренком гораздо быстрее, и уже допивал чай.
   - Почему сразу ужасное, Томас... - недовольно пробурчал Дэф. - Думаешь, я убил кого-то? Нет, просто совершил большую глупость... или поступил разумно, тут уж как посмотреть. Решил на какое-то время спрятаться... но я слишком люблю этот город, чтобы бежать в Галлию, или, скажем, покупать билет на дирижабль до Испанских Штатов. Так что выход был только один - сменить имя и прослойку общества. Последнее, уверяю тебя, куда действеннее, чем переезд в другую страну. Если мои старые знакомые встретят меня тут, на Сомерсет - хотя даже в сюрреалистическом романе какого-нибудь Свифта невозможно себе представить такое, - они всего-то подумают, что я "кого-то им напоминаю".
   Я подумал, что имен, начинающихся на "Элдж-" не так уж много, и все, какие я знал, давались детям в аристократических, родовитых семьях.
   - А глупость... или мудрость - это было из-за женщины? - Спросил я, немного погодя.
   Дэф вытер пальцы о плед и недовольно забурчал:
   - Тебе больше не к чему применить свои внезапно проснувшиеся способности сыщика? Прям покоя не даешь... Лучше помоги мне выпутаться. Где наши привидения?
   - Разбежались. Испугались моего дознавательского гения, - съязвил я. - Упражнения делать будешь?
   - А как же. - Дэф присел пару раз, согнулся-разогнулся а затем, заплетя ноги в какой-то невообразимый узел, плюхнулся на пол. Прикрыл глаза, положил кисти рук на колени и загудел. Я принялся мыть посуду, напевая про "Бетти и Петти". Старикан как-то пытался приучить меня к этим восточным "погружениям", но я либо тупо пялился в стенку, либо попросту терял сознание. Дэф говорил, что я ухожу слишком глубоко.
   - Бетти и Петти пошли на лужок, ай-да-ди-ду-да-да... - Тихонько пел я, стараясь попасть в тон мычанию Дэфа; так мне показалось, будет забавнее. - И взял с собой Петти свой верный рожок, ай-да-ди-ду-да-да...
   Внезапно мне почудилось, будто что-то мягко ухватило меня за солнечное сплетение и дернуло вверх. Несколько мгновений я изумленно лицезрел, если можно в данном случае употребить это слово, собственный затылок, а потом та же сила втолкнула меня обратно. Никаких неприятных ощущений не было, не то что во время утопления. Я заозирался, выискивая взглядом мистера Эдварда - насколько я помнил, подобные "толчки" были в его духе, но призрака не увидел. Помотав головой и решив, что лучше забыть об этом, я продолжил мыть посуду - ее накопилось предостаточно, перед этим я использовал последнюю чистую тарелку, - однако петь перестал.
   Дэф закончил свое "Подражание шмелю" и, распутав ноги, с кряхтением встал. Как по команде, к последней вычищенной кастрюле вернулись призраки - они пролетели сквозь стены с двух разных сторон, стараясь не смотреть друг на друга.
   Старикан собрал саквояж, оделся поприличнее; я чудом нашел одновременно чистый и целый костюм в шкафу и по знаку Дэфа направился на улицу.
  
   Примерно к тому времени, как обычные люди готовились к ланчу, мы столпились напротив дома миссис Вулворт. Хотя видимая "толпа" состояла из двух людей - меня и Дэфа, который, похоже, подправил свое здоровье гудением и снова стал бодр и свеж, как маргаритка.
   - Главное, не столкнуться с мистером Эдгаром, - меня передернуло. - А то еще снова отвезет за город, только вернусь я таким же прозрачным, как мистер Вулворт... Сэр Додж, не сочтите за труд...
   Я не договорил, а старый призрак, кинув на меня неодобрительный взгляд свысока, уже поплыл к дому. Как будто не он вчера предлагал на ночь глядя лететь через пол-Лондинума за письмом... И вообще, манера передвигаться мистера Эдварда мне нравилась больше. Он в основном шагал, как и мы, живые - это выглядело куда менее жутко. Уже через минуту сэр Додж вернулся и покачал головой.
   - Ну, я пошел. - Отряхнув цилиндр, я нахлобучил его на голову и широким, уверенным шагом направился через дорогу. Постучав, я принялся гадать, кто откроет мне дверь - миссис Шульц или мисс Шульц? Но судьба была благосклонна ко мне - меня приветствовала сама хозяйка дома. Она, казалось, изрядно удивилась моему визиту.
   - Дражайшая миссис Вулворт, - расшаркался я. - Не беспокойтесь, я отниму всего пару минут вашего драгоценного времени. Еще один короткий взгляд на корреспонденцию вашего мужа... похоже, у нас появилась зацепка.
   Бедная женщина была ошарашена как фактом моего появления, так и напором, с которым я стал протискиваться в дом, и могла только несмело щебетать что-то о том, что скоро вернется ее шурин, а в последнее время он не в духе. Я уверил ее, что ни в коем разе не намерен с ним встречаться (что было правдой), и что мне всего-то надо "одним глазком посмотреть на письма" (что было вопиющей ложью). Кабинет мистера Вулворта до сих пор содержался в полном порядке, видимо, миссис Вулворт оставила все, как было при ее муже. Но вскоре, перекладывая туда-сюда почту, я понял, что ошибался. Слишком много бумаг с размашистым почерком и кляксами, счета и тарелка с печеньем на краю стола... Миссис Вулворт подтвердила мои подозрения - кабинетом пользовался брат покойного. Я забеспокоился, ведь он мог выкинуть все письма, не имевшие для него цены либо непонятные... а, если послание для мистера Эдварда было написано так же мутно, как и для профессора Лэвлинна, ручаюсь, его брат ничего не понял. Но мне повезло во второй раз - искомый конверт я нашел в одном из ящиков. Я отвлек миссис Вулворт, провернул нехитрый трюк с подменой и преувеличенно аккуратно вернул в ящик совсем другое письмо. Нужное мне уже лежало в кармане. Я даже осмелился поцеловать миссис Вулворт руку, уходя, так был рад. Перебегая дорогу, я заулыбался, строя заговорщические рожи. Добравшись до старикана и двух призраков, не откладывая на потом, я вытащил из конверта, на котором значилось: "Мистеру Э. Вулворту" листок и тихо стал читать:
   - "Многоуважаемый мистер В. Нам стало известно, что вы имеете доступ к некоему аппарату, крайне важному для очень влиятельных лиц. Эти лица были бы бесконечно признательны, если бы вы согласились сотрудничать, разумеется, взаимовыгодно для обеих сторон. Мы уверяем вас, что вы никоим образом не пожалеете о данном сотрудничестве. В эту пятницу, 24 числа в семь часов вечера, будьте любезны посетить клуб "Карлтон", и вы получите ответы на все ваши вопросы, а также небольшую сумму денег, призванную возместить те неудобства, которые может доставить вам исполнение нашей просьбы. Не сомневайтесь, если вы примете наше предложение, сумма будет гораздо более чем скромная. Ваше имя будет внесено в списки посетителей. С наилучшими пожеланиями, Друзья".
   - Я не помню этого письма... - упрямо, и все же с некоторой ноткой отчаяния в голосе повторил вчерашние слова мистер Вулворт.
   - Все очень просто, мистер Эдвард... - я опустил руку с письмом. - Вы не помните, потому что не читали его.
   - Но оно вскрыто, значит...
   - Оно, скорее всего, предназначалось вам, но вскрыл и прочитал его другой мистер Э. Вулворт. Ваш брат. - Я досадливо хмыкнул. - Пятница, двадцать четвертое... м-м-м... это сегодня. Судя по состоянию бумаги и сгибам, я бы сказал, что пришло оно почти сразу после вашей смерти...
   - Малыш... - с тревогой произнес Дэф. Я почувствовал сверлящий взгляд между лопаток, обернулся и... на меня надвинулось красное лицо, а огромная ручища ухватила меня за воротник.
   - Какая удача, сразу оба прохвоста! - низко, угрожающе прорычал мистер Эдгар. - Не думал, что у тебя хватит наглости заявиться сюда после того, как ты так ловко обвел меня вокруг пальца. Не вздумай даже дернуться, старикашка, иначе я этому молодчику руку сломаю, и он больше не сможет мухлевать в карты.
   Дэф задрал подбородок и бакенбарды его грозно встопорщились.
   - Я и не думал сбегать, ибо в этом нет никакой нужды, сэр. - Сказал он. - А теперь, если вы отпустите моего помощника, мы сможем прогуляться до кофейни и спокойно поговорить...
   - Ну уж нет! - Хрипло заявил мистер Эдгар. - Я хочу, чтобы он прямо здесь и сейчас объяснил мне...
   С этими словами злющий как черт брат Эдварда потянул меня за шиворот вверх к своему лицу, словно хотел откусить мне нос. Я инстинктивно ухватился пальцами за его руку, надеясь ослабить его хватку, и понял, что письма нет. Неужели я уронил его? Пусть так, теперь главное - не смотреть вниз, чтобы Эдгар не заметил его...
   - Вы собираетесь трясти этого молодого джентльмена прямо посреди улицы? - Невозмутимо спросил Дэф. - На виду у полисмена... - Старик указал на стража порядка, прогуливавшегося неподалеку, затем на дом миссис Вулворт. - И на глазах вашей невестки?
   Взгляд мистера Эдгара полыхнул злобой, но он отпустил ворот моего сюртука и даже попытался пригладить его, щерясь в улыбке - полисмен как раз проходил мимо.
   - Хорошо. - Прошипел Эдгар. - Пройдем в кофейню... но одно лишнее движение - и просто сломанной рукой вам не отделаться.
   Я незаметно обернулся - призраков не было видно. Сказать по правде, я надеялся, что мистер Эдвард применит свое умение к брату, напугав его так, что тот унесется прочь, но отчего-то оба наших привидения решили исчезнуть. Скользнув взглядом по тротуару, я с облегчением заметил, что конверт тоже пропал и облегченно выдохнул. Я понял, куда делись сэр Додж с Эдвардом - кто-то из них выхватил письмо из моих пальцев и сейчас кладет его обратно в ящик стола. Это придало мне силы - неизвестно, как повернулось бы все, не найди мистер Эдгар своего "приглашения в театр". Мы с Дэфом, стараясь выглядеть не как две овечки, ведомые злым волкодавом на заклание, а как почтенные джентльмены, прогуливающиеся в компании не столь уж почтенного, двинулись к кофейне. Название мне показалось знакомым - уж не в ней ли вкушал свои булочки мистер Эдвард, когда был жив? Так или иначе, мы вошли, чинно расселись (правда, общую картину портил скрип зубов Эдгара) и заказали по чашечке кофе. Я, подумав, добавил еще и пару больших эклеров к заказу. Провалиться мне на этом месте, если мы вдвоем с Дэфом не сможем задурить Эдгару голову настолько, что через двадцать минут он будет сама доброта и покладистость... и оплатит все, что принесут.
   - Мистер Вулворт... - медовые речи Дэфа потекли из его уст, и никакой эклер не сравнился бы с ними в сладости. - Ума не приложу, почему вы решили, что наше дело не продвигается, или, тем паче, мы его забросили... Там, на улице, мы ждали именно вас. Мой помощник нанес визит миссис Вулворт, но, обнаружив, что вас нет дома, счел благопристойным дожидаться вас снаружи.
   - Хорошо, пусть так. Где устройство?
   Мистеру Эдгару, похоже, понятие "раскаяния" было неведомо. Дэф сделал вид, что и не ждал никаких извинений по поводу возведенной на нас напраслины и подвешенного в воздухе меня, и продолжил:
   - Мы вплотную приблизились к местонахождению устройства, мистер Вулворт. Пара дней...
   - Меня это не устраивает. И не говорите мне, что вам надо "лишь еще чуточку денег", чтобы завершить поиски. Устройство мне нужно сегодня! - И Эдгар стукнул кулаком по столу, так что чашки зазвенели. Я подумал, что передо мной сидит яркий образчик преимуществ джентльменского воспитания перед деревенским.
   - Не знаю, в курсе ли вы, мистер Вулворт... - Дэф задумчиво почесал подбородок. - Что двое людей, замешанных в этом деле, убиты?
   Это немного охладило пыл нашего краснолицего собеседника. Он даже умудрился выдавить из себя вежливую улыбку, когда на звон посуды прибежал официант. Уверен, никогда еще в этой кофейне заказ не приносили так быстро. Дождавшись, когда официант отойдет, Эдгар наклонился к нам и прошептал:
   - Убиты? - Меж бровей у него пролегла глубокая складка, означавшая, должно быть, тяжелую работу мысли. - Тогда мне тем более надо побыстрее... Я хочу сказать, - поправился он, - что вы должны приложить все усилия к тому, чтобы разыскать аппарат, понимаете?
   - Естественно, мистер Вулворт. Даже более чем вы думаете.
   - А зачем вы приходили? Какие новости?
   Я так и думал. Пять минут - и мистер Эдгар озадачен и почти спокоен. Оставь я его с Дэфом наедине еще на час, он, пожалуй, женится на старикане.
   - Обнадеживающие, - улыбнулся Дэф. - Самые что ни на есть. Мы вышли на след. - Самое интересное, мой напарник говорил чистую правду. - Но именно сейчас крайне необходимо, чтобы нам не мешали. А пришли мы затем, чтобы попросить вас, мистер Вулворт... Нет, нет, не о деньгах. Видите ли, со всеми этими убийствами... Я не хочу сказать, что имеется прямая угроза для жизни, но все же было бы лучше, если бы вы отправили миссис Вулворт, скажем, к себе домой, в имение. Деревенский воздух пойдет ей на пользу.
   Я восхищенно пнул под столом дэфов башмак. Ай-да старикан... так ловко и вместе с тем проницательно провернуть подобное... Краем глаза я заметил стоящего в углу мистера Эдварда, и взгляд его, направленный на Дэфа, был такой... такой, что, наверное, оба брата могли бы поспорить о чести пасть ниц перед Дэфом. Только призрачный мистер Вулворт имел куда более веские основания.
   Тем временем Эдгар закивал.
   - Да, вы правы, пойдет на пользу... да и Маргарет забросала меня письмами с просьбой вернуться, а так ей будет компания. Так и сделаю, сегодня же. - Тут мистер Эдгар вспомнил, что он злобное чудовище и, снова налившись кровью, прохрипел: - Я полагаюсь на ваше слово, и жду аппарат послезавтра. Не позже. И если вы меня обманете...
   - Вы упрячете нас за решетку до конца наших дней, да, мистер Вулворт, мы знаем, - проворковал Дэф. - Что же, нам пора откланяться... и, сэр, учитывая, что за нами - или за вами, - вполне могут следить, я бы посоветовал нам выйти из кофейни порознь. Мы с помощником... - я поспешно вскочил. - Пойдем первыми. Вы же, выйдя, сделайте вид, что гуляете, пройдитесь по улице, домой сразу не идите. Поглядывайте по сторонам... может, заметите кого.
   Раскланявшись, мы с Дэфом покинули кофейню. Эклеры там подавали вкусные - пальчики оближешь. Я в который раз подивился внушаемости некоторых людей. У мистера Эдгара, оставленного, как я и предполагал, оплачивать наш счет, не возникло ни единого вопроса. Например - так уж ли необходимо делать вид, что мы незнакомы, выходя из кофейни, если пол-улицы видело, как он нас туда втащил, да и сидели мы за столиком у застекленного окна.
   Нырнув между домами, мы выскочили на соседнюю улицу и почти сразу запрыгнули в так кстати подошедший к остановке паробус. На втором этаже почти никого не было, и мы уселись там. К нам присоединились оба призрака.
   - Конверт мы вернули на место, - сообщил сэр Додж. - Вернее, Эдвард вернул, я лишь подсказывал. Вы удивительно быстро учитесь удерживать на весу предметы, мой дорогой коллега.
   Удивительно, но Эдвард даже улыбнулся. Похоже, решил, что постоянной мрачностью он ситуации не улучшит, а вот испортить нам, живым, настроение... Похвальная забота, особенно учитывая, что она была проявлена в ущерб собственным чувствам.
   - Итак, джентльмены... - Дэф снял цилиндр, ухмыльнулся довольно, как кот, затем подставил лицо солнцу, а всклокоченную седую шевелюру - ветру. - На улицу Святого Джеймса!
  
   Галлы никогда не упускали возможности высказать колкость в адрес британцев, это общеизвестно. Однако же, в некоторых их насмешках можно найти зерно истины, а некоторые бьют не в бровь, а в глаз. Галльские писатели, братья Гонкур, как-то написали: "Если два британца окажутся на необитаемом острове, первым делом они учредят клуб". Верное замечание, должен признать. Даже у нас, в районе Белой Часовни, имелось несколько клубов. Частенько "Клуб любителей паштета" устраивал драки с "Эльскими Джентльменами", а в "Чистоте и Милосердии" обстряпывались такие темные дела, что даже у бывалых Добрых Парней стыла кровь.
   Попасть в клуб было не так-то просто. Я имею в виду, настоящий, а не "Грандиозное общество бифштексов", где достаточно было заплатить членский взнос и заявить, что любишь мясо с кровью. В иных членство нельзя было купить ни за какие деньги.
   Элитарность клуба "Карлтон", основанного самим Веллингтоном, в подтверждении не нуждалась. Мы вышли на улицу Святого Джеймса со стороны одноименного парка. Дэф купил "Лондинумские новости" у удивительно опрятного мальчишки-газетчика (не удивлюсь, если их пускают в этот район только при наличии башмаков) и, прислонившись к кованой ограде дома напротив клуба, сделал вид, что читает. Я, стоя рядом с ним, окинул взглядом зарешеченные окна клуба, зеркальные двери и швейцара на входе.
   - Пожалуй, внутрь нас не пустят, - с сожалением сказал я.
   - Конечно, не пустят, мальчик мой. - Ответил старикан.
   - Мы можем попросить помощи у мистера Вулворта, он проникнет туда незамеченным.
   - Как удобно, да? - проворчал Дэф.
   Мне, наверное, показалось, но было похоже, что Дэф недоволен легкостью решения проблемы. И действительно, призрачность Эдварда разом лишала нас всех сложностей. Помню, мы как-то пробрались с Дэфом в Королевский оперный театр, так для этого я ограбил восковой музей, утащив ордена с фигуры Наполеона, и с их помощью Дэф выдавал себя за галльского посла. Теперь же...
   - Тогда зачем мы здесь? - спросил я.
   - О чем будет идти разговор между братом мистера Вулворта и таинственными "друзьями", нам поможет узнать сам мистер Вулворт, - ответил Дэф, перелистывая газету. - А вот потом, когда эти "друзья" выйдут, мы проследим за ними...
   Я уже открыл было рот, чтобы указать на то, что и с этим может справиться Эдвард, но смолчал, не желая расстраивать Дэфа еще больше. Я прекрасно помнил свою досаду, когда понял, что письма Лэвлинна могли бы мне достаться куда проще, причем львиную ее часть составляло именно ощущение своей ненужности. Сказать по правде, мистер Эдвард и сам мог бы вести расследование. Единственное, что могли предоставить ему мы, так это общение с живыми людьми, однако, при распутывании преступления крайне редко случается так, что злодеи все выкладывают, как на духу.
   Чтобы не привлекать излишнего внимания, мы с Дэфом вернулись в парк Святого Джеймса, и до половины седьмого мучительно скучали, прогуливаясь по его идеально ровным дорожкам. Небольшое оживление произошло, когда мы завернули в проулок, чтобы изменить внешность; без десяти семь я и старикан, все с той же газетой под мышкой, снова стояли напротив клуба.
   Экипажи подъезжали один за другим, элегантно одетые джентльмены сходили с них и исчезали в дверях "Карлтона". Дэф толкнул меня локтем, когда из очередного кэба выскочил мистер Эдгар Вулворт и суетливо объяснив что-то суровому швейцару, вошел в здание.
   - Опять ждать... - пробурчал я.
   - Засада - дело такое, - философски пожал плечами Дэф. Мы пронаблюдали, как сквозь стену клуба проскользнули два призрака, которым мы изложили наш план еще в парке. Время растянулось, как это всегда бывает в ожидании. Я, чтобы умерить подозрительность клубного швейцара с пышной бородой, достал из саквояжа Дэфа блокнот с карандашом и принялся прогуливаться туда-сюда. Он сразу успокоился: журналисты, отирающиеся возле элитных клубов - обычное дело. Я и сам столкнулся с парочкой таких же, как я, молодых людей, прохаживающихся взад-вперед по улице, засунув карандаши за ухо. Здесь, помимо "Карлтона", располагались еще несколько вполне солидных клубов. Постепенно сумерки загустели; фонарщики начали свою работу по освещению улиц. Они не спеша переходили от столба к столбу, затем прислоняли лестницу, лезли наверх и что-то там подкручивали.
   Наконец, двери распахнулись и из клуба вышел мистер Эдгар с двумя джентльменами. Один из них был статный, седой джентльмен с тростью, другой же, молодой человек весьма приятной (как художник я бы даже сказал - красивой) наружности, которую портили узкие, искривленные словно бы в презрительной усмешке, губы.
   Около минуты, пока не подъехал экипаж, все трое стояли у входа в клуб. Мистер Эдгар Вулворт выглядел одновременно расстроенным и бодрым. Учитывая, что аппарата, которым так интересовались "друзья", у него на руках не было, я подозревал, что бодрость его напускная. Чем-то он смахивал на спаниеля, вьющегося у ног хозяина перед охотой, что при его габаритах смотрелось несколько комично. Призрачный мистер Вулворт вышел вслед за этими джентльменами и указал мне на них, но я и так все понял. Седой джентльмен сел в кэб, и в эту же секунду Дэф промчался мимо меня, бросив на бегу: "Твой - молодой". Он поспешил к одному из кэбов, что стояли выше по улице. Туда же направился призрак сэра Доджа. Тем временем мистер Эдгар и тот, приятный молодой человек раскланялись и разошлись в разные стороны. Следить за мистером Эдгаром смысла не было, поэтому я, с удовлетворением убедившись, что мой друг призрак движется в мою сторону, несомненно, чтобы присоединиться к погоне, с деланно-безразличным видом пошел по улице вслед за молодым джентльменом.
   Мистер Эдвард и впрямь нагнал меня. Шагая рядом, он хмуро сказал:
   - Я сейчас передам вам, Томас, содержание разговора между моим братом и тем господином...
   - Благодарю, мистер Эдвард, - тихонько ответил я, - но, если возможно, расскажите все в подробностях. Кто где стоял, что делал...
   - "Дьявол в деталях", так говорят... А мы, ученые, говорим "Истина в деталях". Ну что же...
   Молодой джентльмен шел впереди, на расстоянии десятка шагов. Неторопливо, но и не слишком медленно. А мистер Вулворт тем временем начал свой рассказ; я был почти уверен, что подобное изложение событий сейчас слушает Дэф в исполнении сэра Доджа.
   - Мой брат в клубе вел себя довольно неуверенно, что можно понять. Его провели в курительную, где джентльмены обычно обсуждают деловые вопросы - столики там расставлены на большом расстоянии друг от друга. Эдгар нервничал, и заказал виски... - В голосе мистера Эдварда я услышал неодобрение. - Вскоре зашел молодой джентльмен, подошел к Эдгару и представился как Джон Смит. Вручил ему конверт, я полагаю, с деньгами; и заказал себе кофе. Выглядел он довольно уверенно. Затем к ним присоединился пожилой господин, которого мистер Смит представил как лорда Магну**. - Я еле слышно фыркнул. Мы как раз пересекали парк Сент Джеймса. Мой "объект" не подавал никаких признаков беспокойства. - Этот пожилой господин, скажу я вам... Из очень высоких кругов. Об этом можно было понять по тому, как он себя вел, как говорил, держался... Моему брату дали понять, что искомый аппарат представляет из себя невероятную ценность. К чести Эдгара, он почти сразу признался, что устройства у него нет, на что мистер Смит ответил: "Мы знаем". Интересно, откуда... неужели они следят за домом? Но я продолжу. Они попросили моего брата приложить все усилия к тому, чтобы найти пропажу. Намекнули на интересы государства в этом деле.
   - Надеюсь, мистер Вулворт не стал им рассказывать, что подрядил на розыски двух аферистов? - буркнул я с мрачным юмором.
   - О, нет. На это у него хватило сообразительности.
   - А что с Лэвлинном? Были намеки на то, что они пытались заполучить аппарат, который хранился в университете?
   - Хм... теперь, когда вы спросили, я почти уверен, что были. Лорд Магна упомянул что-то о том, что им нужен именно аппарат из моего дома, что-то вроде "Идеальный образец".
   Мы шли по направлению к Темесис. Улицы заполнялись туманом, и силуэт мистера Смита постепенно стал таять в нем, истоньшаясь. Это заставило меня прибавить ходу. Внезапно таинственный молодой человек зашагал быстрее и резко свернул направо, в какой-то проулок.
   - Мистер Эдвард, он меня заметил. Я остановлюсь... сделаю вид, что зашел в этот дом, вы доведите его до того места, куда он направляется, и вернитесь.
   Призрак поспешил за Смитом, я же, как и сказал, повернул к скромному особняку и укрылся в тенях, подальше от фонаря.
   Прошло, наверное, не менее часа, прежде чем мистер Вулворт вернулся. Я вздрогнул, когда призрак выплыл из тумана.
   - Ну как? Выяснили, где он живет?
   - Да... - Задумчиво пробормотал мистер Эдвард. - Но он не сразу отправился домой. Какое-то время он стоял за углом, и всматривался в темноту, держа руку за отворотом сюртука... Как думаете, Томас, этот мистер Смит может быть тем самым убийцей?
   Я задумался, а призрак тем временем добавил:
   - Помните я у вас, на Сомерсет, сказал про красный свет в проулке? Что-то похожее я увидел вокруг этого джентльмена. А ведь там произошло убийство... Мне думается, он поджидал вас - хорошо, что вы задержались и не пошли дальше.
   - Вполне может быть, - запоздало ответил я, хотя после слов мистера Эдварда готов был полностью согласиться с его выводами. - Где он живет?
   - Яблоневая улица, дом восемь. Небольшой коттедж, вполне респектабельное место, судя по всему. Там горел свет и я позволил себе заглянуть в окно. Похоже, что мистер Смит снимает комнату у некой леди, которую он назвал "Мисс Сперроу". Кроме него там еще несколько постояльцев.
   - Завтра я наведаюсь туда. А сейчас... - Я освободил верхнюю губу от накладных усов. - Нам надо попасть домой, а паробусы уже не ходят, хотя... мы можем попробовать успеть на последний до Трех Королей. Не против пробежаться?
   Мы успели сесть в "Эскалибур", что избавило меня от длительной прогулки почти через весь Лондинум. Пользуясь тем, что я был единственным пассажиром на втором этаже (внизу ехал усталый клерк), я расспросил мистера Эдварда подробнее о встрече в клубе. Он постарался вспомнить все детали, причем я настаивал, чтобы свои ощущения он тоже изложил - с мистером Смитом он ведь почувствовал что-то. По всему выходило, что аппаратом заинтересовались большие шишки.
   - Правительство? - Чуть скривившись, высказал я догадку. - Но что мешало им обратиться к вам напрямую, предложить купить патент, или дать денег на разработку? Странно все это.
   - Вы правы, Томас. Какие-то удивительно грязные методы у этих "друзей"... Возможно, представители телеграфа или почты? Внедрение радио сильно повлияло бы на их благосостояние. Может, они хотят уничтожить прибор, а не использовать его?
   - Меня вот что еще интересует, - признался я, - ведь есть некая третья сила.
   - Да, те, кто украл прибор... - Согласился мистер Эдвард. - Ведь если бы это сделали "друзья", вряд ли бы они стали просить моего брата его найти. - Он помрачнел. - Боюсь, ему грозит опасность. Профессор Лэвлинн погиб, после того как "не оправдал надежд" этих самых "друзей". Они ведь намекали ему на сроки в письме, помните?
   - Значит, нам придется за два дня найти аппарат, - ответил я и тут меня посетила поистине гениальная мысль. - Или... скажите, мистер Вулворт... а могли бы вы собрать его заново?
   Призрак замер и лицо его осветилось надеждой, но затем он снова поник.
   - Хотелось бы мне ответить положительно, Томас. Но некоторые части я выписывал из-за границы.
   - Ну, хотя бы подобие прибора? Что-то, что может за него сойти при случае? Так мы получим отсрочку для мистера Вулворта, если не сумеем найти для него оригинал.
   - Это весьма... интересная идея, Томас. Но постройка потребует от нас всех сил, и, боюсь, времени на поиски настоящего аппарата у вас не будет...
   - Дэф поможет вам, а я займусь мистером Смитом и оригиналом. Я не настаиваю, чтобы вы принимали решение прямо сейчас, мы приедем домой, посоветуемся со старшими... - я усмехнулся, мистер Эдгар тоже. - Он... он ведь хороший человек. Не злой.
   Отчего-то я почувствовал потребность вступиться за сэра Доджа. Наверное, на ум пришло сравнение наших наставников, а Дэф, хоть я и любил его, как отца, был не сахар. Мистер Эдвард помолчал и, словно бы через силу, кивнул.
   - Хороший.
   - Ну вот... - Я смущенно натянул шляпу поглубже.
  
   К ночи прилично похолодало, и, сидя на втором этаже паробуса, я чертовски замерз. Дома меня уже ждал горячий чай и сюрприз в виде ветчины, свежего хлеба и пирога с вишней. Дэф выглядел весьма довольным - глаза лукаво сверкали, улыбка до ушей. Я, набросив на плечи одеяло, уселся за стол и откусил большой кусок сендвича.
   - Как обстоят дела с седым джентльменом? - Спросил я.
   - Лордом Магна? - Фыркнул Дэф. - Ни за что не догадаешься, куда нас с сэром Доджем привела слежка.
   - Надеюсь, не в Букингемский дворец?
   - Нет, но ты поразительно близок к разгадке, мой мальчик. Мы проследовали за таинственным любителем латыни по улице Святого Джеймса, свернули за угол и... прибыли на место.
   Я понимающе заулыбался, хотя основанием для этого служил скорее наш разговор с мистером Эдвардом, а не знание центра Лондинума - а Дэф выдержал театральную паузу и торжественно объявил:
   - Внешняя Контора***, мой мальчик! А джентльмен, так скромно величающий себя "лорд Магна", не кто иной как Торнтон!
   - Кто? - Наверное, стоило бы подыгрывать Дэфу и дальше, но в данный момент меня больше занимал пирог.
   - Сэр Эдвард Торнтон, Рыцарь Командор Почтеннейшего Ордена Бани****, в настоящее время посол Британии в Галлии!
  
  
  
  
  
  
  
  
   * Парнас - у подножия этой горы находился Дельфийский оракул. Согласно греческим мифам, у расщелины, откуда поднимались ядовитые испарения, сидела пифия на треноге и прорицала всем желающим.
   ** Magna - лат. "Великолепный".
   *** Внешняя Контора, она же Foreign Office - Министерство Иностранных дел, неофициальное название
   **** Почтеннейший Орден Бани - рыцарский орден, основанный Георгом I в 1725 году. "Рыцарь Командор" - второе по значению звание этого ордена.
  
  
  
  
  
  
  
  

20

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"