Белякова Евгения: другие произведения.

Альбатрос

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ о Тео, Сером маге. События, описываемые в рассказе, происходят незадолго до того, как она встретилась с Гринером.

  Альбатрос
  
  
  Тео проехала перевал Ондер за час до рассвета. Два дня почти безостановочной скачки; но позади шла погоня, а впереди ждала работа.
  - Привал, - объявила сама себе Тео, сползая с седла. - Двадцать минут.
  Затекшие ноги закололо, стоило ей коснуться земли. Она вынула флягу с горьким травяным чаем и отхлебнула. Воздух, свежий и звенящий, был полон пением птиц - казалось, звуки стекают в долину, видневшуюся внизу, вместе с туманом. На горизонте виднелась сверкающая ниточка моря.
  - Можем успеть, а можем и не успеть, - она погладила коня. - Как думаешь?
  Тот в ответ фыркнул. Когда-то он был демоном, заключенным в камне, потом Тео освободила его и носила в кольце. Затем подвернулся случай поместить его в тело новорожденного жеребенка с равнин Тая. Он всегда бежал быстрее ветра, дрался ожесточенно и вот уже восемь лет, нисколько не дряхлея, всюду сопровождал магичку.
  В большой дубраве двумя часами позже Тео обнаружила источник. Гримнир жадно ловил губами тугие струи воды, пока она, сидя на корточках у берега и погрузив руки в поток, рассеянно смотрела на резвящихся серебристых рыбок неподалеку.
  - Если бы не угроза там, впереди, я бы осталась... - сказала магичка. Она развела костер, и, насадив на тонкие прутики мелкую рыбешку (пустой желудок радостно заурчал), подвесила их над огнем. У нее была старая привычка - разговаривать со своим конем, когда рядом больше никого не было. Впрочем, иногда она обращалась к нему и при свидетелях. Все равно никто не смог бы представить, что этот черный жеребец умнее многих людей.
  - И прирезала этого... Братоубийцу. Прилюдно или ночью, в постели, все равно. Но теперь, - она философски пожала плечами, - скорее он меня прирежет. Или его солдаты.
  Гримнир переступил с ноги на ногу, поднял морду.
  - Думаешь, надо прятаться? К сожалению, сложно одновременно прятаться и искать что-то. А нам надо найти Прокол "где-то у моря". Иначе, как сказали Белые, случится что похуже Мальвильского землетрясения. Ну, ты наверняка там был, ты ведь куда старше меня. Страшно было?
  Жеребец топнул ногой.
  - Вот и я про то же.
  Конь снова топнул, а потом помотал головой. Тео хотела было ответить, но резко замолчала и прислушалась.
  - Так тут кто-то есть, вот в чем дело...
  Трещали ветки в костре, шелестели листья. Бархатная, махровая зелень, темным сводом нависавшая над ручьем, превращала солнечный свет в изумрудный туман.
  - Эй, выходи, не трону!
  Из кустов на противоположном берегу показался мальчишка лет шести-семи. Одетый только в штаны, загорелый и темноволосый.
  - Я знаю, что не тронешь. Я приглядывался.
  Тео улыбнулась и приглашающе махнула рукой.
  - Подходи, рыбкой угощу.
  Малец скривился с омерзением и поспешно отступил назад.
  - Нет, спасибо.
  - Ну как хочешь. Ты тут что делаешь? Не рыбачишь, удочки нет. Ягоды собираешь? Орехи? Для того, чтобы просто гулять - слишком далеко от рыбацких поселков на берегу, а других поселений тут нет.
  - Я тут живу. - Мальчик перепрыгнул одним махом узкую полоску воды и, обняв колени, присел на камень неподалеку от магички.
  - Самостоятельный...
  Тео не стала настаивать на более близком знакомстве, перевернула рыбу, уже начавшую подгорать с одного бока, и стала копаться в сумке, нащупывая трубку и кисет. Мальчик молчал, ловил глазами солнечные блики, отражавшиеся от поверхности воды, а затем неожиданно заявил:
  - Тебя впереди ждет опасность.
  Тео поперхнулась дымом, закашлялась... с минуту приходила в себя.
  - А ты местный... ясновидящий?
  - Нет. Я просто тут живу.
  - А что еще скажешь мне про опасность?
  Мальчик перепрыгнул на другой камень, поближе. Зачерпнул горсть сверкающих капель, перелил воду в подставленную ладонь.
  - Если не поторопишься, можешь не успеть. Если успеешь, можешь не суметь. Если сумеешь, можешь не выжить.
  - Туманное пророчество.
  - Я вижу так... я слишком далеко от моря, и я слишком мал.
  - Сплошные загадки. Я тебе что-нибудь должна за совет, маленький предсказатель? Ну там, еду, монетку, сказку или то, чего я не знаю у себя дома? - Тео говорила абсолютно серьезно. Такие вот сумасшедшие, "говорящие с Богами", как их называли, были тихими, но обижать их не следовало.
  - Просто вдохни глубоко, когда надо будет, - улыбнулся мальчонка, и словно яркий отсвет лег на его лицо вместе с этой улыбкой, до того она была веселой, игривой и в то же время очень... всеобъемлющей, словно заполняла его всего, без остатка. Он ловко прыгнул обратно на тот берег и скрылся в кустах - и все это за несколько секунд.
  Тео задумчиво выдохнула носом дым, покачала головой и принялась есть рыбу. Только выплюнув последнюю косточку, она вдруг вспомнила - когда мальчишка переливал воду из ладони в ладонь, вода словно бы не кончалась...
  - Сплошные загадки... - повторила она, и, устало поднявшись на ноги, стала собираться в дорогу.
  
  Полдень напекал затылок, облака, полные дождя, оседали северных склонах гор и не добирались до побережья... И, хотя скоро летние бури должны были принести прохладу с моря, Тео не имела ни малейшего желания дожидаться их.
  Ручей, у истока которого она завтракала несколько часов назад, превратился в полноводную реку - не такую пока широкую, чтобы ее нельзя было переплыть на коне. Дальше, насколько помнила Тео, река обретет имя и пересечь ее станет возможно только на пароме. Все больше было рощ у берегов. И появились селения.
  Маленькая деревушка Рог-на-переправе, или просто Рог, с населением не больше полутора сотен людей. На пыльной площади то тут, то там валялись доски, обозначавшие места, где в сезон дождей наполнялись лужи. Даже была таверна "Рог героя". Какого конкретно героя, не уточнялось, но магичка была бы рада любому месту, где ее накормят и уложат в кровать, пускай даже жесткую.
  Тихие, сонные улочки слегка покачивались в вечернем нагретом воздухе, двоились и пахли сеном, скотом и рыбой. Тео отворила скрипнувшую дверь таверны и заглянула внутрь. После яркого солнца снаружи, разобрать что либо в комнате не представлялось возможным. Когда глаза привыкли к темноте, Тео поняла, что кричать нужно громко - зала была пуста.
  - Хозяин!
  Никого. Она вошла внутрь, оставив коня на улице - не дурак, не убежит. Трещал огонь в камине и откуда-то слышался звук льющейся воды, значит - кто-то все же есть. Немного погодя из двери в глубине залы вышел мужчина лет сорока; он, как показалось сначала Тео, прижимал к груди ветку, но потом, вглядевшись, она поняла - левая рука у него усохла и скрючилась.
  - Чего надо? - не слишком любезно поприветствовал он ее.
  - Еду и комнату. - Кратко ответила она, тоже не желая разводить излишние реверансы. Сейчас самое главное - отоспаться после двухсуточной гонки и нормально поесть.
  - Деньги покажите... - мужчина пожевал губу и добавил. - У меня только рыба и каша.
  - Пойдет, - согласилась Тео, даже не раздумывая, и звякнула о столешницу монеткой. Не стоило привередничать, тем более что, как она подозревала, тут все так питались. Вообще наличие в такой бедной деревушки таверны было для нее сюрпризом, хотя она лично и предпочла бы остановиться на постой у какой-нибудь доброй селянки. Домашняя еда, соленья, варенья, глоток-другой наливки... Но домА тут смотрели недобро, словно прищурясь, и никто не вышел полюбопытствовать, что за путешественник приехал, да еще на таком породистом жеребце, да еще с мечом за спиной. Хозяина ее меч будто не тревожил, ну и ладно. Тео села за стол, положила рядом мешок и сказала в спину хозяину:
  - Там лошадь стоит... у входа.
  - Задам овса, поставлю на заднем дворе, конюшни нет, - меланхолично отозвался сухорукий мужчина уже из-за двери.
  Поев каши вперемешку с кусками жирной рыбы, Тео проверила, как устроили Гримнира. Вода в ведре, что поставили около коня, была свежей, овес без жучков, и расседлали его... вот и славно. Она поднялась на второй этаж в малюсенькую комнату, рухнула на постель, пахнущую дегтярным мылом и буквально провалилась в сон.
  Но в полночь проснулась. Последнее время приходилось спать чутко - она еле сбежала из замка барона Ньедде, срезала дорогу до переправы через Хлипку, продираясь через лес, и, стоя на пароме, в сумерках видела всадников на удаляющемся берегу. Стоило ли обвинять баронета в убийстве брата, да еще при его семье, челяди и солдатах? Да еще в язвительно-песенном варианте, чуть изменив старинную поэму о братьях Выдре и Чайке? Лютню сломали - хорошо, что не об ее голову, хотя инструмент жалко...
  Тео прислушалась - снизу доносились голоса. Вроде всего двое говорят, но тихо - толком не разберешь. Выскользнув из нагретой постели, она, поежившись, на цыпочках подкралась к двери.
  - ... так поздно...
  - ...ужинать? - судя по интонации, ровной и безэмоциональной, это был хозяин.
  - ... только вина.
  Магичка проверила окно, что выходило на улицу - тишь да благодать. Ни солдат, ни убийц, крадущихся в тени. Она рискнула одеться и спуститься вниз - все равно, ей уже не заснуть.
  У камина сушились сапоги, видимо, приезжего; сам он сидел на скамье рядом, спиной к лестнице, ведущей на второй этаж, сгорбившись, закутавшись в плащ. Больше никого в зале не было. Пахло шкварками. Тео остановилась, не дойдя пары ступенек вниз, оставаясь в тени - и стала ждать. Вошел хозяин - он нес яичницу и поджаренное сало, кусок хлеба, лежавший опасно к краю тарелки и кружку.
  - Вот, поешьте... - Тео могло показаться, но в его голосе вроде как прорезались заботливые нотки. - Ночь холодная... вам постелить наверху? Там уже есть... одна, но ее я могу переселить в сарайчик...
  Магичка чуть не фыркнула от возмущения, но сдержалась.
  - Нет, спасибо, - сказал незнакомец, откидывая полы плаща назад, чтобы удобнее было есть. - Я лучше досижу до утра.
  - Ну и ладушки, - обрадовался хозяин таверны и даже улыбнулся, криво, стесняясь сколотого зуба, который поспешно прикрыл рукой. - Я тогда спать, под бочок к жене?
  С каждой минутой, проведенной перед этим путником, хозяин, казалось, становился все слаще и приторнее - еще чуть-чуть, подумалось Тео, и он начнет сюсюкать с ним, как с младенцем.
  - Да, да, спать - к жене, - похвалил хозяина незнакомец, и тот быстро удалился.
  Тео рискнула выйти на свет и даже немного пошуметь, скрипнув половицей. К ее удивлению, мужчина, сидящий на скамье, не обернулся. Придвинул к себе кружку, отхлебнул.
  - И кто же вы такой, что ради вас этот сморчок готов был вышвырнуть меня из комнаты?
  Мужчина обернулся, и Тео поняла, что ошиблась, определяя его возраст. Судя по голосу - бархатистому, звучному и гулкому, словно морская волна перекатывает камешки где-то в глубине, - ему было далеко за тридцать. Но его лицо оказалось неожиданно молодым. Гладкая кожа, высокий лоб, мягкие волосы. И очень синие глаза - их так кстати высветил огонь камина, когда юноша повернул голову к магичке.
  - Не сердись на него, - попросил он, - меня здесь знают. А тебя - нет. Присядь со мной. Хочешь яичницы?
  - А ты? - Тео не собиралась переходить на "ты" с человеком, который даже не представился, но это получилось само собой.
  - Я сыт. И вино я заказал только чтобы не обижать нашего доброго, отзывчивого хозяина.
  "Легкая язвительность придает его голосу восхитительный оттенок", - подумала Тео и присела на скамью напротив. Придвинула к себе тарелку, и, без лишних церемоний, принялась за еду. Потому что, честно говоря, вечерней каши было маловато, да и вина ей не предложили. Юноша сидел, подперев подбородок кулаком, и молча наблюдал за тем, как она ест. Когда магичка вымазала остатки яйца хлебом и отодвинула тарелку, он достал из внутреннего кармана плаща трубку и кисет. Положил на стол перед ней.
  - Вот, - сказал он, - я сам не курю, но прихватил с собой... вдруг попадется в пути какая-нибудь красивая женщина, любящая... подымить.
  Тео мгновенно напряглась. Слишком спокойно он выглядел... ночью, в этом захолустье - еще один путешественник? Неужели его подослал баронет? Быстро он - всего за несколько дней найти квалифицированного убийцу (а в том, что этот был убийцей высокого уровня, Тео не сомневалась, уж слишком невинно он выглядел) и направить его по следу... Юноша, судя по всему, заметил, как она подалась назад, совсем немного - но этого хватило. Он улыбнулся и подвинул к ней кисет.
  - Не бойся. Разве я кажусь тебе опасным?
  - Полагаться на то, что тебе кажется - большая ошибка, - ровно ответила Тео, не притрагиваясь к угощению. - Ты сам скажи, опасен ты для меня или нет.
  - Конечно, - просто ответил юноша. - Только не тем, что ты думаешь, - добавил он и, с быстротой ласки перегнувшись через стол, ухватил ее за руку, как раз в тот момент, когда она была готова отпрыгнуть в сторону, опрокинув на него стол.
  "А меч я оставила наверху", - тоскливо подумала Тео, совершенно не желая устраивать в этом тихом местечке что-либо, подобное бою в Главной Зале замка барона Ньедде. Там вылетели все стекла, гобелены сгорели дотла, а мебель превратилась в труху - вперемешку с серебряной посудой. И, как ни печально - несколькими солдатами.
  Но юноша не стал приставлять ей к горлу отравленный кинжал, да и обычный тоже - он поднес палец к губам и сказал "Т-с-с-с", и от этого его жеста Тео вдруг успокоилась, расслабилась и даже улыбнулась. Робко... как девушка улыбается молодому мужу в первую брачную ночь.
  "Что я делаю, что я делаю, надо бежать", - пронеслось у нее в голове, - "Это магия? Тогда почему я ее не чувствую?!"
  - Не надо никуда бежать... - прошептал он. - До утра ты здесь в безопасности, но с рассветом надо отправляться. Они тебя ищут, я слышал стук их копыт и видел блеск их мечей.
  Юноша улыбнулся уголком рта.
  - Ты можешь спокойно покурить и допить вино.
  Тео медленно, как во сне, согласно кивнула и раскрыла кисет. Дорогой табак, отметила она и, набрав щепотку, стала уминать его в ложе трубки.
  - От кого бежишь? - юноша отпустил ее руку еще тогда, когда сказал про безопасность, и теперь сидел напротив нее, снова упершись подбородком в кулак.
  - Какая разница...
  - Есть разница... для меня. Исполни мою просьбу - расскажи, кто гонится за тобой и почему.
  Магичка, забыв про осторожность, закурила. Если этого странного убийцу заинтересовала история жертвы, почему бы не утолить его любопытство? Тем более что сейчас она была способна только на то, чтобы пить маленькими глоточками вино из кружки, курить и говорить... или нет? Собственная безопасность казалась ей незначительной мелочью. Тео еще раз кивнула, удивляясь самой себе, и рассказала. О том, как гостила у старого своего друга барона Ньедде, о его скорби по недавно умершей жене, о двух его сыновьях. Старшем, добром и сильном, настоящем сыне своего отца, и о младшем, завистливом и подлом, но успешно притворяющимся благородным. О том, как младший сын завлек брата на Мост Призрачных Всадников, мыс неподалеку от замка, как брат убил брата, отворил путь его крови там, на утесе... Сама не заметила, как перешла на высокий слог бардов - и закончила свое повествование старой поэмой, речитативом, рифмованным слогом.
  - Он будет проклят за это, проклят, - она покачала головой, вино, хоть его было мало, до странности сильно ударило ей в голову. - Барон, мой друг, старый друг... Он умер, сердце... не выдержало. А эта гнида... стоял рядом с телом отца и лил фальшивые слезы. Как я могла?... смолчать. Такую малость, как песню - я ему подарила... да.
  - Кажется, ты устала, - юноша неожиданно улыбнулся лучезарно и мягко. - У тебя еще есть несколько часов сна, но утром - рано утром, - ты должна уехать отсюда.
  - Угу, - буркнула Тео, поднимаясь со скамьи. - Только не надо мне горло перерезать... во сне, договорились?
  - Не буду.
  Магичка, с трудом переставляя ноги, направилась к лестнице, но он остановил ее, сказав:
  - Моя трубка... оставь ее, пожалуйста.
  - Хорошо... конечно.
  Тео положила трубку на стол перед убийцей и шутливо поклонилась.
  - Было приятно провести с тобой... ночку.
  - Взаимно, - ответил юноша.
  
  Утром, едва только солнце показало край над горизонтом, Тео проснулась.
  - Что за черт? - проворчала она, тряся головой. Одеяло сбилось в комок у ног, простыня свернулась жгутом - словно она всю ночь вертелась, отбиваясь от кошмаров.
  - Что-то... совсем неправильно... где мои сапоги... - она свесилась с кровати, заглядывая под кровать, и, только через минуту поняла, что сапоги на ней. Посмотрела на них хмуро, как на предателей, а потом потерла лоб. - Яичница... Убийцы... какой дурацкий сон.
  Спустившись вниз, она застала хозяина таверны подметающим пол - вернее, поднимающим кучи пыли сухой и редкой метлой. Поскольку подробности сна цветными картинками все же крутились у нее в голове, она решила осторожно расспросить хозяина.
  - Э-э-э... доброе утро.
  - Завтрак на столе.
  - А-а-а. А скажите, куда делся тот молодой человек, что останавливался тут ночью?
  - Какой молодой человек? - сварливо спросил хозяин, швыряя метлой в ее сторону какие-то листья и старые кости.
  - Простите... обозналась.
  Все-таки сон... Тео уселась на скамью, покосившись подозрительно на камин и хозяина, и на тарелку с яичницей, стоящую посреди стола. Яичница была со шкварками, и на краю тарелки лежал кусок хлеба.
  - Схожу с ума, - объяснив все странности одной фразой, она взялась за вилку, но тут услышала голоса на улице. Голоса и стук копыт.
  - Демон побери этих сыновей шлюх и подзаборных псов! - выругалась она и, схватив краюху, ринулась к двери, ведущей на задний двор. Какой покровитель магов нашептал ей с утра на ушко прихватить вниз, в залу, меч и мешок, она не знала, но была благодарна ему от всей души. Выскочив наружу, она сощурилась от солнца, прикрывая глаза рукой, выругалась еще грязнее... Гримнир стоял там же, где и вчера - как ни странно, оседланный. Даже чересседельные сумки были на месте.
  - Боги благослови хозяина, - прошептала она уже в морду коню, обнимая его крепко, - Гримушка, надо бежать, так быстро, насколько сумеешь!
  Конь переступил копытами, как бы подгоняя ее: что обниматься лезешь, прыгай в седло! Так она и сделала - и, перемахнув через пару-другую заборов, они помчались со скоростью ветра. Гримнир и впрямь бежал быстро, насколько мог - или близко к тому -грива коня хлестала по лицу прижавшейся к его шее магичке. Постепенно утренняя сонливость и дурман выветрились из головы, и она стала мыслить ясно.
  "Этот убийца почему-то отказался выполнить заказ. Может, посчитал меня слишком легкой для себя задачей? Тогда баронет сильно ошибся, выставляя напоказ свое богатство. Хотел самого лучшего - и получил самого лучшего. Но убийцы высокого ранга - они привередливые... Хорошо, что я не стала рассказывать ему, что я маг... да, хорошо".
  
  До побережья оставалось не больше часа езды, когда Тео, похлопав по шее Гримнира, прокричала:
  - Стой, медленней!
  Конь, у которого все же были пределы выносливости, шумно дыша и поводя взмыленными боками, пошел шагом.
  - Давай к реке, я тебя оботру, чтобы не запалился, и попьешь заодно.
  Они пробрались через густой камыш к широкой уже реке. Тео спрыгнула с седла.
  - Только много не пей.
  Гримнир фыркнул. Магичка, зайдя в воду по колени, ополоснула лицо, достала из кармана кусок хлеба, утащенный со стола "Рога героя" и впилась в него зубами. Над головой гудела мошкара, Гримнир устало отгонял ее взмахами хвоста, а Тео - руганью и беспорядочными движениями рук.
  - Тебе интересно, почему эту реку назвали Найниль? - с набитым ртом спросила она у коня. Тот помотал мордой, обрызгав ее. - Ты свинья, у меня теперь все лицо мокрое... Так почему эту реку назвали Найниль, что на старом наречии означает "Альбатрос"? Ведь альбатрос - морская птица... - магичка честно поделилась половинкой краюхи с Гримниром, с улыбкой наблюдая, как тот подбирает крошки с ладони своими мягкими губами. - Конечно, ты скажешь, что она впадает в море, но не все так просто...
  Жеребец развернулся и вышел на берег. Тео сняла седло, сумки, попону, достала кусок сухой ткани и стала обтирать его.
  - Существует легенда о том, что эта река возникла не так, как все. Что она будто бы родилась в море... И только потом устремилась вглубь, к горам. Что-то там про несчастную любовь девушки-реки и парня-облака, или как-то так. И что будто бы они там встретились, и она от счастья стала пресной. Или не встретились, и пресной она стала от горя. Лично я - за хорошую концовку.
  Гримнир повернул голову и посмотрел на магичку красивым карим глазом.
  - А, прости, при чем тут Альбатрос? Ну, он летел в вышине, показывая влюбленной речке путь в горы, залетел слишком далеко от моря и погиб.
  Тео склонила голову набок, прислушиваясь к странным, нечеловечески путаным, звенящим мыслям демона в своей голове.
  - Да, ты прав, как ни крути, конец печален. И почему в народных преданиях обязательно кто-то умирает?
  "Кто-то-долженобязан-можетумеретьчтобыдругим-людям-приятно-было хорошоиспокойно-и-освященосмертьюжизнь"
  - Ты пессимист. Хотя, зная твою историю, я не удивлена.
  Несколько тысяч лет в камне... какой великий маг заточил его туда, и зачем - Тео не знала. Знала только, что пятнадцать лет назад, когда она только-только стала ученицей у Ольсена, Серого мага, она нашла в пещерах обломок скалы, который пел песни. Язык был нечеловеческий, но она почему-то поняла, о чем говорилось в этой песне - о тоске, мучительной и неизбывной. О тяжелых сводах, что окружают со всех сторон, и давящей на сердце тьме. О тьме и сводах она и сама могла бы спеть в тот момент, потому что вход в пещеру завалило - она никогда не смогла бы с уверенностью сказать, что это было не делом рук Ольсена, - и ей пришлось пробираться запутанными узкими ходами куда-то, где, вполне возможно, и выхода-то не было. И когда в небольшой пещере она услышала, что кто-то поет - ученица мага расплакалась от радости. Такая сильная эмоция, как радость, разбудила демона, и он попытался заговорить с ней. Несколько часов ушло на то, чтобы убедить Тео, что она не сошла с ума... потом они вместе придумывали, как выбраться, и Тео, совершив почти невозможное для ученицы магическое деяние, переместила демона в крохотный аметист в кольце, что носила на пальце. Только на следующий день она нашла выход. Только через два года она научилась понимать своего странного спутника - видимо, то единение, что они оба, столь разные и непохожие, испытали в пещере, было обусловлено отчаянием и некоего рода влюбленностью. Влюбленностью, не имевшей ничего общего со страстью или физической любовью, а скорее неимоверной силой притяжения. Его к ней - как к жизни, впервые за долгие годы мерцающей где-то там, за пределом; ее к нему - как к чему-то чуждому, непостижимому, но прекрасному. Спустя три года она предложила ему имя - Гримнир, что означает "Многоликий". И только после семи лет со дня их первой встречи он сказал ей, что хотел бы находиться в теле живого, двигающегося и дышащего существа. Почему он не пожелал просто покинуть ее и улететь, ведь она бы выпустила его из кольца при первой же просьбе - он не говорил.
  - Как же я устала... - пробормотала Тео, обнимая Гримнира за шею. - Ты тоже, я знаю. Но я, как ни стараюсь, не чувствую, где будет Прокол, откуда полезет эта Темная Мразь. Быть может, там, - она махнула рукой на север, - и нам придется возвращаться в ту деревушку, а я так устала...
  Помолчав минуту, она встряхнулась.
  - Ладно, что это я сопли распустила. По коням.
  "лететьбежать-опять-быстрочтобы-успеть-во-времениипространстве-и-ты-опять-спасешьмир?"
  - Думаю, теперь можно помедленней ехать. Белые сказали, что будет где-то тут... на побережье. Будем надеяться, они не ошиблись.
  
  К середине дня они достигли побережья, по которому были разбросаны маленькие рыбацкие деревушки, как ракушки на пляже. Тео не стала задерживаться ни в одной из них; купив овса для Гримнира и вяленой рыбы для себя, она повернула коня к морю. До заката, озолотившего волны, они просто медленно брели по берегу, оставляя заполнявшиеся водой следы на песке. Рука ее лежала на его шее, и она пела песни о сокровищах на дне океана, о заморских странах и о несчастной любви. Гримнир почему-то любил человеческую поэзию - он говорил, что иногда в ней проскальзывают, как рыбешка в бурном потоке, тройные смыслы, схожие с его мышлением.
  Высокие песчаные барханы, поросшие серебристой высокой травой скрывали многое; скрыли они и стрелков, подкравшихся незаметно и тихо, укрытых шумом моря, как плащом. Тео успела только услышать свист стрел над самым ухом, и отскочить в сторону. Гримнир же сделал всего несколько шагов, а потом упал в пенящиеся волны, тут же окрасившиеся кровью. Три стрелы попали в шею, две - в бок.
  - Грим! - закричала Тео и, повинуясь привычке всадника, присела, укрываясь за его телом от стрелков. Но потом, прикусив от стыда губу до крови, поднялась во весь рост, ища глазами тех, кто прятался за барханами. Но они не показывались. Она подняла руку, чтобы в ярости и беспощадном гневе расплавить песок и сжечь нападающих дотла, не разбираясь, кто они: преследуют ли они ее по приказу баронета, либо это местные разбойники, позарившиеся на одинокого путника - но ее остановил голос внутри, он звенел одиноким алым ветром и горчил, как утренняя роса и блеск звезд, зажигающихся на небосклоне.
  "мневволнахлежать-а-тебебежатьнестой-а-то-умрешь-прислушайсяприслушайся-разве-тынечувствуешькак-оно-приближается?"
  Тео, хоть злые, жестокие слезы и жгли глаза, сумела остановить уже готовое сорваться с пальцев пламя и прислушалась... далеко, далеко в море гулко грохотало - шла буря. Солнце почти мгновенно утонуло во мгле, клубящейся на горизонте, поверхность воды подернулась болезненной рябью. Но главное - там же, где зарождалась буря и уже вставали из воды серые смерчи, там открывался Прокол. Разрыв в ткани реальности, дверь в другой мир, мир хаоса и разрушения, и оттуда темным потоком изливалось то, что люди называли Злом, или Чудовищем, а маги - Темнотой. И долгом каждого мага было - успеть к Проколу, закрыть его, и уничтожить Темноту, пока она не обрела форму здесь, в этом упорядоченном мире, и не стала причиной ужасных разрушений и сотен смертей.
  "тыпочувствоваланестойбегитыдолжна"
  Тео, стоя у лежащего в волнах Гримнира, оцепенело посмотрела на розовую пену, плескавшуюся у ее ног. В последних лучах закатного солнца, съедаемого темнотой, мокрая шкура жеребца блестела, как обсидиан, и острые кромки прибоя, казалось, терзали его, выпуская все больше и больше крови в море.
  "беги!"
  И Тео побежала. Сейчас же, как только она сдвинулась с места, у ее ног воткнулись стрелы, но она не обратила на них внимания. Бежать по мокрому песку было тяжело, и каждую минуту она ждала, что ее подстрелят, что она сумеет отвести порывом ветра несколько стрел, но какая-нибудь все равно ее настигнет; раздался клич, и с бархана ринулись люди, сверкая мечами.
  Дальше по берегу высилась скала, черная, изъеденная ветрами и морской солью - на ее вершину и стала взбираться магичка, глотая брызги. Сейчас главное было - точно определить, где Прокол. И закрыть его. И, конечно, уничтожить то, что успело из него выползти.
  Тео встала на остром гребне скалы, чуть пошатываясь под порывами ветра. Вгляделась в горизонт. Там была только тьма - а надо было найти темноту среди тьмы, самое сердце разрыва. Сзади послышались крики. Ветер мешал им - но солдаты упорно продвигались вперед. Тео заставила себя не оборачиваться, хотя грохот камней, катившихся из-под сапог преследователей и их шумное дыхание говорили ей, что они близко. Очень близко.
  - Прыгай.
  На секунду ей показалось, что с ней заговорил Гримнир - голос был такой же бездонный, гулкий и нечеловеческий, но потом она поняла, что это говорил не демон. Слишком чистым, резким, как отблеск солнца на воде, был каждый звук. И еще голос показался ей знакомым. Он шуршал галькой на берегу, звенел плеском рыбы на порогах и мягко шелестел илом на дне.
  - Прыгай.
  И она прыгнула - прямо в ворчащее внизу море, матовое и фиолетовое, поняв, что успела в последнюю секунду. Над головой ее просвистел меч, и солдат, уже предвкушавший награду за проклятую ведьму, посмевшую поднять руку на барона, не сумев удержать равновесие, с диким воплем упал вслед за Тео. Крик его прервал большой черный камень, торчащий из воды, словно больной зуб. Тео же секундой раньше погрузилась в бушующую воду, и на мгновение будто ослепла и оглохла.
  Но потом вокруг настала тишина. Удивительно мягкая и обволакивающая тишина.
  - Вот мы и встретились снова, маг-женщина.
  - Снова?
  Дышалось легко, а о словах Тео не думала. Они, возникая в голове, сразу уплывали куда-то в синеву.
  - Ты уже видела меня. Два раза.
  - Ты... тот юноша...
  - Да, и меня рассмешила твоя подозрительность, но мне так хотелось на тебя еще раз взглянуть... Извини, что напугал тебя.
  - И... мальчик?
  - Да. У истока я мал и ребячлив, в середине пути я молод и спокоен, но, когда снега тают, я вспыльчив и быстр. Здесь же...
  - Так ты... река?!
  - Да.
  - Но... по легенде река - девушка.
  Он рассмеялся. Синим и сиреневым, и зеленым, и брызгами на лице. Смех его накатил волной, шипя и даря прохладу подводных гротов, заполненных мерцанием жемчуга.
  - Ты веришь людским преданиям? Они верно сохранили лишь имя - альбатрос, это моя птица, но эти истории о несчастной любви... какие же сентиментальные вы, люди...
  - Гримнир сказал примерно то же самое... - она охнула. - Гримнир! Прокол! Мне надо...
  Впереди, в мерцающей зыби, появилась фигура. Высокий, широкоплечий, с длинными темными волосами и синими глазами. На вид - лет тридцати с небольшим. Он подошел и протянул к ней руку, приглашая сесть на камень, торчащий из песка на дне. Она послушно приблизилась, чувствуя, как водоросли обвивают ноги, и села к нему на колени. Он крепко обнял ее за плечи, удерживая.
  - Сейчас над нами пройдет первый удар бури, а потом я отнесу тебя к Проколу.
  - Но... надо спешить...
  - Если послушаешь меня, будешь там куда быстрее, чем если бы добиралась сама, вплавь.
  - Ты прав. - Тео пошевелила пальцами, разглядывая руку, очертания которой были расплывчаты. - Скажи, почему ты так мной заинтересовался?
  - К моему истоку приехала женщина-маг, и над ее головой висели, словно черное облако, две смерти. Мог ли я не заинтересоваться?
  - Я не хотела их убивать... - немного погодя ответила Тео. Наверху грохотало, гул ветра все нарастал. - Я создала вокруг себя смерч, чтобы они не приближались, но двое... все-таки полезли. Я сожалею об этом.
  - Это я уже понял.
  Словно сотни больших колоколов ударили разом - Тео покачнулась, но мужчина с синими глазами удержал ее.
  - Все... теперь - пора.
  Он прижал магичку к груди, встал... и вода закружилась маленькими водоворотами, обнимая и лаская: они понеслись глубже, в море. Тео видела его лицо: оно менялось. У глаз появлялись морщинки, временами оно подсвечивалось изнутри, складки у рта становились глубже. Она понимала, что он не стареет в человеческом понимании, просто так все выглядело для нее. А что при этом чувствовал он - ей никогда не понять.
  Долго они плыли под водой, или нет - она не знала. Только через какое-то время впереди черным пятном, провалом в реальности встал Прокол.
  Тео ощутила, что ее отпустили. Оглянулась на секунду - величественный старик смотрел на нее ободряюще, его борода развевалась, как на ветру. Она посмотрела на прокол и, сконцентрировавшись на нем, стала сводить края вместе, используя чистую энергию. Время тянулось, казалось, бесконечно, буря наверху ярилась все больше, вода давила на уши. Еще немного...еще...
  - Готово... - не в силах стоять, она опустилась на колени, мягко ткнувшись ими в песок. - Закрыто. Теперь надо поймать то, что успело проникнуть в наш мир.
  - Оно ушло глубже и дальше в океан, - сказал старик. - Ты сейчас не сможешь настигнуть его, да и сил у тебя почти не осталось.
  - Но ведь оно... Темнота...
  - Будет всего лишь одним чудовищем больше в океане. Если оно приблизится к берегу, его буду ждать я. А тебе пора возвращаться. Буря успокаивается.
  
  Когда Тео выбралась на берег, волоча ноги, буря, хоть и хлестала дождем по лицу, все же не так ярилась. Дух реки, или ее сущность, или бог - шел за ней, снова средних лет, но такой же синеглазый.
  Магичка побрела по песку к месту, где упал конь, но трупа не было. Может, волны утащили его на дно, а, может, солдаты баронета, подумав, что ведьма убилась о камни внизу и надо притащить хозяину хоть какое-то доказательство, забрали его.
  - Как же так...
  Тео вытерла мокрое лицо, сморгнула капли. На душе было тоскливо.
  - Может, он в море? Ты видишь его? - спросила она у синеглазого. Тот покачал головой.
  "посмотрикиньвзгляд-вниз-прямо у тебяподногами"
  Тео, задержав дыхание от неожиданности, посмотрела. На сыром, темном песке лежал гладкий, обкатанный камень размером с кулак ребенка.
  - Грим? - не веря, переспросила Тео.
  "да-этоимякоторое-ты-даламнекогда-то"
  - Но ты же... как ты смог сам освободиться? А ритуал? Я же была...
  "странноститвоегомозга-почемутыподумалачтонуженритуал-наверное-какой-то-могущественныйволшебник-но-чтобыудержатьменянужнонечто-большее-япереместился-в-камень-тыведьподыщешьмнепотомновоетело?"
  - Но тогда в пещере... ты сказал, что я освободила тебя.
  "сказал-яспалтыпришла-разбудила-новое-ты-забавнаяинтересная-изабавнаямне-нравитсяпутешествоватьвместестобойтынайдешьмненовое-тело?"
  Тео рассмеялась, подняла гальку и крепко сжала ее в ладони.
  - Найду. - Она обернулась и посмотрела на синеглазого духа реки. - Спасибо, Найниль.
  - Главное, ты глубоко вздохнула и прыгнула. - Он засмеялся, и сквозь разрывы туч проглянуло солнце. - Возвращайся как-нибудь.
  - Я постараюсь, - серьезно пообещала Тео и, спрятав камень в карман, пошла по направлению к барханам. Оглянулась. Найниль стоял в лучах солнца, сверкая каплями воды в волосах, на коже, в глазах. Море шумно выдохнуло в ее сторону запахом соли, водорослей; синей водой и шорохом. Она помахала рукой и пошла дальше. Когда она оглянулась во второй раз, Альбатроса уже не было.
  
  Через два месяца Тео посетила племя У-на, что на равнинах Тая, и купила жеребую кобылу за три шкурки куницы и медную брошь. В августе родился жеребенок, которого она снова назвала Гримниром.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"