Бел Джулия: другие произведения.

Чёрная лилия, белый паук

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

  
  Воскресенье
  
  В огромном бумажном пакете, который я получил утром, лежала форма, предусмотрительно отправленная новым работодателем. Классические брюки, рубашка-оксфорд, ремень, ботинки, фуражка. И да, носки и нижнее бельё. А я ещё удивлялся, почему в анкете от меня требовалась столь доскональная информация, вплоть до размера трусов. Мне это показалось странным, но вакансия того стоила. Деньги были нужны позарез, а за три рабочих дня пообещали заплатить две мои месячные зарплаты - с того места, откуда меня недавно вежливо выставили. Не любят они вести дела со студентами.
  Я посмотрел на мелкие буковки, кольцом смыкающиеся на пуговицах. Серьёзный лейбл. От одного названия марки веяло дороговизной, граничащей с роскошью. Нехило для шофёра, но, по-видимому, карманы моего клиента были основательно набиты, и вовсе не соломой, а его банковские счета располагали железными цепочками нолей.
  Вакансия подвернулась как нельзя кстати. Я выпускался из института, Марийка училась на третьем курсе, а через пару месяцев мы ждали малыша. Расписались мы наспех, денег на свадьбу не было - родители особого участия не проявили, ссылаясь на наше легкомыслие - а вот на ребёнка в ближайшее время потребуется кругленькая сумма. Да и за съёмную однушку тоже платить. Деньги, деньги, деньги! И мне, как мужчине, следовало позаботиться о нашем молодом и пока беззащитном семействе.
  Жена плюнула на допотопный утюжок, который сердито зашипел в ответ, и забрала у меня пакет с обновками. Разложила на доске рубашку, расправляя складочки, касаясь своими безупречными тонкими пальцами драгоценных пуговиц.
  - Сев, только позвони, как приедешь на место, хорошо? - Марийка подняла на меня свои пленительные глазки с чуть опущенными уголками.
  Я стиснул зубы: совсем забыл сказать любимой об одном из пунктов договора!
  - Мобильник с собой брать нельзя, - произнёс я, ожидая сердитого бурчания.
  - Это ещё почему? - сложив руки на груди, спросила жена.
  Я лишь пожал плечами.
  - Такова воля работодателя. Но если получится, я позвоню тебе.
  - А куда ты хотя бы едешь? Где тебя искать потом? - на полном серьёзе проговорила Марийка.
  По позвоночнику пробежал электрический разряд. Мне её вопрос совершенно не понравился.
  - Всё будет хорошо, не переживай, - ответил я, испытывая непонятное напряжение.
  Марийка скривила губки - как же мне захотелось поцеловать её, крепко обнять и повалить на кровать, но жена предпочитала соблюдать полезную для ребёнка дистанцию. Пока я любовался своей молодой супругой, прокручивая в голове всевозможные сценарии наших утех, носа коснулся запах палёного. Марийка взвизгнула, хватая утюг, о котором совсем позабыла.
  - Рубашка!
  Чёрная метка на белой ткани. Прямо на спине, под левой лопаткой.
  - Прости, прости, - запричитала Марийка, но я молча мотнул головой.
  Другой приличной рубашки у меня не было - в институт и на прежнюю работу я ходил в спортивных вещах. На сердце зрело нехорошее предчувствие: как стартуешь, так и побежишь.
  - Брось всё это, - сказал я, выдёргивая шнур из розетки и поднимая рубашку. С обратной стороны след был не слишком ярким, но всё же заметным. Я привлёк жену к себе. - Ничего страшного, что-нибудь придумаю.
  Вечером мы валялись на кровати, переключая каналы и пытаясь найти, чем себя развлечь. Фильмы попадались один оптимистичнее другого: то ходячие мертвецы, то апокалипсис, то ещё какая муть. Не обнаружив ничего стоящего, я выключил телек. Жена закряхтела и перевернулась на бок. Ко мне сон не шёл. Я встал и перебрался на кухню, за кофе. Дурацкая привычка пить кофе на ночь, но только так я мог унять нервяк. Совсем как перед экзаменами.
  Сидя в обнимку с горячей чашкой, я вдруг вспомнил ещё об одном условии: никаких личных вещей или украшений. Отставив кофе в сторону, я повертел обручальное кольцо. Марийке лучше не говорить об этом, а то закидает вопросами, решил я. Потом снял кольцо, обводя кухоньку взглядом и думая, где его лучше спрятать. Выбор мой остановился на вазе с пыльными сухоцветами, притулившейся на подоконнике. Я бросил кольцо туда, а вместе с ним и серебряную цепочку с крестиком. Приеду, надену обратно, жена ничего и не заметит.
  Может, спать и не хотелось, но отдохнуть не помешало бы. Левой рукой, на которой теперь виднелась полоска от кольца, я поднял со стола чашку с недопитым кофе и подошёл к раковине, открывая кран второй рукой. На меня брызнул целый фонтан холодной воды, заставляя отпрыгнуть. Чашка выпала из ладони, а по линолеуму потекли кофейные грязевые потоки. Вода в кране выровнялась, я же стоял и глазел на расползающуюся под ногами кляксу, которая теперь напоминала огромного паука.
  
  Понедельник
  
  Вскочил я рано - Марийка, словно округлая сонная муха, встала сделать мне пару бутербродов. Поверх испорченной рубашки я накинул ветровку. Она отлично скрывала след от утюга и пуговицы, выдающие дорогой брэнд, к тому же, соответствовала питерской погоде. Начало сентября, облачность переменная, возможны грозы. Не расслабляйтесь. Фуражку я сунул подмышку, в ней я выглядел просто нелепо, как заказанный на девичник стриптизер. Надену в машине, при клиенте.
  Жена чмокнула меня на прощание в щёку и закрыла дверь, а в груди у меня заныло: я уже скучал по моей крошке.
  На остановке я никак не мог дождаться автобуса, чтобы добраться до станции метро, а потом ещё и застрял на двадцать минут в вагоне, который отказывался ехать дальше по понятным лишь машинистам причинам. Вися на поручне, я то и дело проваливался в темноту полудрёмы, потом резко вскидывал голову и озирался по сторонам, окружённый раздражёнными вздохами и чужеродным сопением. Глаза мои вновь сомкнулись, и я оказался в просторной светлой комнате, заполненной стиральными машинами с крутящимися барабанами. В руках я держал свою прожжённую рубашку. Отметина походила на дыру в этой стерильной вселенной, окно в космос, выход... или вход? Стоило этой мысли посетить моё дремлющее сознание, как из прорехи ко мне устремился длинный щуп, обвиваясь вокруг горла и утягивая прочь от света. К тьме.
  Вагон дёрнулся, спасая меня от сонного наваждения. Я вскрикнул, отпустил поручень, и тут же повалился на сидящих в рядок тёток с закрученными в кренделя причёсками.
  
  Поезд моего клиента прибывал с минуты на минуту. Я торопливо шёл по перрону, пытаясь предугадать, где остановится нужный вагон. Шестой, как значилось в письме госпожи Ады - ассистентки моего нового босса. Вдалеке ярко блеснули огни поезда Калининград-Санкт-Петербург, и я вытянулся в струнку, пытаясь сообразить, как общаться с клиентом - приветливо-дружелюбно или с чопорной серьёзностью. На голову я всё-таки водрузил фуражку, которая теперь тяготила меня, словно корона на правителе-самозванце. К сожалению, Ада ни строчки не написала о внешности моего работодателя. 'Он сам вас узнает', - говорила она. Может, дело как раз в фуражке.
  Когда из шестого вагона высыпал почти весь народ, обходя меня стороной, я уже отчаялся. А что, если это глупый развод, для таких лопухов, как я? Но увидев появившегося в дверях человека, я мигом перестал думать. Я просто знал, что это он - Роман Германович, мой босс. Кучерявые волосы доходили до плеч, на гладковыбритом мучнистом лице мелькала странная улыбка - то появлялась, то исчезала. Я вежливо отвёл взгляд от дрожащих губ: возможно, это что-то вроде нервного тика.
  Проводник помог мужчине спуститься, получив в ответ хриплое 'спасибо' и комок купюр. Багажа при нём не было, может быть, сумки остались в вагоне. Роман Германович приблизился ко мне, чуть волоча правую ногу и опираясь на деревянную трость с загнутым, как крюк, набалдашником.
  - Здравствуйте! - поприветствовал я босса.
  - Идёмте, Всеволод, - сквозь зубы проговорил он. Речь его была несколько скрипучей, острой. Скрежет когтей по металлу. Будто что-то мешало его челюсти, а может, всему виной необычный акцент.
  - А ваш багаж? - замялся я.
  Мужчина с хрустом запрокинул голову и вперился в меня пронзительным волчьим взглядом. Придавил им, опуская на колени и прижимая щекой к асфальту. Заставляя скулить от боли. Я тряхнул головой в попытке прогнать образ забитого щенка, каким чувствовал себя сейчас. Нет, я не щенок, крикнул я себе, мысленно поднимаясь с подкошенных лап. Я самец, альфа-самец.
  Расправив плечи, я улыбнулся Роману Германовичу и жестом пропустил его вперёд. На платной стоянке, под нависшими чёрными облаками, нас ждал белый 'мерс'. Я открыл заднюю дверцу боссу, подождал, пока он устроится, потом сел за руль и скинул ветровку. Провёл пальцами по панели. Красота! Автомобиль был совсем новеньким.
  В спине неприятно загудело. Под левой лопаткой. Роман Германович словно прожигал мне спину взглядом. Я с досадой вспомнил про отметину на рубашке, отчего жжение только усилилось. Воздух в салоне накалился и теперь потрескивал. Я знал, что должен что-то сказать, но не понимал, как это сделать. Мой клиент заполнял собой всё пространство.
  - Сперва прокатимся по городу, - наконец нарушил молчание Роман Германович. - Обо мне здесь уже позабыли, наверное, - загадочно проговорил он.
  Кто такой этот человек, я понятия не имел, да это и не важно. Главное, чтобы платил.
  - Как пожелаете, - ответил я, словно джин из лампы. Скованный по рукам и ногам.
  Почти весь день мы колесили по Питеру, пару раз заезжали на заправку, где я улучил момент, чтобы сходить в уборную и заполнить пустоту в желудке бутербродом с кофе. Босс из машины не выходил, и я подивился его выдержке. Интересно, сколько ему лет. Возраст обходил этого мужчину стороной: он был одновременно молодым и старым. В чём же его секрет? Длинные волосы падали ему на лицо, не давая толком разглядеть его.
  С наступлением сумерек мне приказали ехать в ресторан 'Пиковая дама', о котором я слышал впервые. Роман Германович давал короткие, сухие инструкции - он великолепно знал город, каждую улицу и переулок - и в итоге мы остановились возле переделанной усадьбы с дутыми башенками, статуями и колоннами. Над входом висела невзрачная вывеска с названием ресторана и двумя пиками с обеих сторон.
  - Поужинаем здесь, - бросил мне Роман Германович и потянулся к ручке.
  Я тут же выскочил из машины, открывая для него дверцу и подставляя руку, но в ответ услышал фыркание да ещё больно схлопотал по ладони тяжёлым набалдашником. Надрывно сопя и опираясь на трость, мужчина выкарабкался из тёмного салона на тротуар. Босс напоминал жука с пятью конечностями, который выбирался наружу из влажной земли. Лестницу усадьбы-ресторана освещали круглые фонари на железных изогнутых столбах, кленовые листья щедро усыпали подножие и ступеньки.
  Когда я собрался вернуться в машину, Роман Германович ухватился за моё плечо. Ростом он был почти с меня, только немного заваливался набок.
  - Ты идёшь со мной, - непоколебимо произнёс он. Я поёжился - должно быть, к вечеру похолодало.
  Внутри ресторана оказалось весьма уютно. Приветливо улыбались официанты, звонко смеялись посетители - мужчины в солидных костюмах и женщины в платьях и сверкающих украшениях. Свечи в старинных канделябрах рисовали узоры на лицах людей и нарядно накрытых столах. Ароматы кушаний, клацание столового серебра и трели бокалов заставили мой желудок протяжно заурчать.
  Разместились мы в углу зала. Я по-быстрому скинул ветровку и устроился спиной к стене, чтобы никто не заметил подпалину на моей рубашке. Хотя я немного успокоился из-за этой неурядицы, кожа под лёгкой тканью нестерпимо зудела. Но чесаться в таком месте, конечно же, было верхом неприличия.
  Роман Германович не скупился на угощения и заказал нам огромные порции самых дорогих и изощрённых блюд, всё от шеф-повара. Я слегка опьянел от такого разнообразия и изысканности лежавших перед нами яств - казалось, мы не осилим этот пир на двоих. Официант налил мне вина, я отставил бокал в сторону, мотнув головой. Всё же я за рулём.
  - Выпейте немного, Сева, - подал голос мой босс. - Вам это пойдёт на пользу.
  Я не знал, о какой пользе идёт речь, но сделал небольшой глоток. Может, мы переночуем в этом заведении - видимо, помимо ресторана здесь есть ещё и гостиница. Вино с восхитительным букетом только добавило тумана в мою голову. Я расслабился, наслаждаясь пищей и радуясь своей удачи - кроме высокой оплаты ещё такие бонусы. Не работа, а мечта. Даже назойливое покалывание в спине не так сильно докучало мне.
  Должен сказать, что ел в основном я, Роман Германович же потягивал вино и с любопытством осматривал зал, будто искал кого взглядом. Когда я ненароком рыгнул, босс сурово уставился на меня и подозвал официанта.
  - Будьте любезны, счёт, - тихо проговорил Роман Германович, отставив в сторону бокал. - И ещё, я бы хотел высказать личную благодарность за отменный ужин директору вашего заведения. Это можно устроить?
  - Конечно! - сверкнул улыбкой официант и скрылся за дверью 'Только для персонала'.
  Через несколько минут к нашему столику подошла пухленькая женщина в годах. Лицо её было аккуратно нарисовано: жирные брови, круглые щёки, губы сердечком. По чёрному бархатному платью с меховой горжеткой тянулась нитка белого жемчуга. Сквозь перчатки в мелкую плотную сетку просачивался металлический блеск ногтей.
  - Доброго вам вечера, - радушно произнесла владелица усадьбы. На меня она не обращала внимания, будто я служил здесь исключительно мебелью. - Маргарита Михайловна, - представилась она и протянула руку с массивным мельхиоровым кольцом в виде камелии на среднем пальце. Мне померещилось, будто металлом сверкали не только ногти, но и вся ладонь, но это, конечно же, взыгралось моё воображение.
  Роман Германович вцепился в эту ладонь с некой кровожадностью, как свирепый коршун. Я внутренне сжался, всё моё хорошее настроение мигом испарилось. В глазах мужчины горел странный огонь, рот приоткрылся, обнажая острые кончики клыков.
  - Мы могли бы поговорить наедине? - проскрипел Роман Германович.
  На лице женщины, словно трупные пятна, проступил страх. Её тревожное состояние передалось и мне. Сейчас я хотел оказаться далеко отсюда, рядом со своей тёплой женой. 'Что ты здесь делаешь?' - вопил внутренний голос.
  - Конечно. - Маргарита Михайловна грубо отдёрнула руку. - Следуйте за мной.
  - Возвращайтесь в машину, - кивнул мне Роман Германович и направился за женщиной в служебное помещение. Пол рассекла полоска света - дверь осталась слегка приоткрытой.
  Пару мгновений я не двигался с места. Значит, мы не станем ночевать здесь. А я уже выпил достаточно, чтобы садиться за руль. Тело моё сковало, будто я покрылся свинцовым панцирем. Зуд на спине вновь дал о себе знать, перекинувшись на плечи и пробравшись к ладоням. Я не выдержал и зачесался. Видимо, это нервное. Каждая клетка моего организма ожила, загудела, но я сам не понимал природы такой беспричинной паники. Я переживал за эту женщину, но ведь босс всего лишь хотел поблагодарить хозяйку заведения, так?
  Отодрав себя от стула, я накинул ветровку и двинулся прочь от столика. Никто из посетителей даже не дёрнул головы, не бросил на меня случайного взгляда. Словно я находился в зазеркальном мире и оттуда мог лишь наблюдать. Или же это окружающие были нереальными -фантомами фальшивой роскоши.
  Сам не знаю, как оказался возле той двери. Мною овладело навязчивое извращённое любопытство, которому я не мог противиться. Будто некто заставил меня прильнуть к проёму и заглянуть внутрь, с остервенением оттягивая ресницы и не давая глазам захлопнуться ни на секунду.
  Тело моё не сопротивлялось, застряв в невидимой паутине, но мозг ещё боролся, отказываясь воспринимать увиденное. Неестественно растянутый рот с размазанной губной помадой, впалые, точно сдутые щёки, сползшие на глаза брови. Отсечённая по плечо рука с распустившейся камелией на среднем пальце.
  И Роман Германович. Вытирает огромный поварской нож о меховую горжетку, только размазывая кровь по лезвию. Смеётся, не издавая ни звука. Тянется к отрубленной руке, видит меня. Чёрная тень скользит по белым векам.
  
  Вторник
  
  Очнулся я в машине. Утренний туман просачивался в салон, укутывая меня промозглым одеялом. Череп распирало изнутри, будто сознание пыталось взломать крепкую костяную пещеру, куда его запрятали. А потом сбежать, унося свои бестелесные ноги подальше отсюда в поиске спасения.
  Должно быть, вчера я много выпил. Голова трещала, глаза отказывались задерживаться на свету, то и дело ныряя в безликую темноту. Фух, ну и приснится! В мыслях промелькнули страшные образы. Я лежал скрючившись на передних сидениях, в бок впивался подлокотник. Неудивительно, что мне привиделись кошмары, надо же уснуть в такой неудобной позе.
  Сквозь громкую пульсацию пробивался и другой звук. Глухой, тошнотворный. Тихое, но непрекращающееся трение металлического инструмента о неровную поверхность.
  - Проснулись, Всеволод? - раздался надсадный голос Романа Германовича.
  Я встрепенулся, выпрямляясь на сидении. Спину невыносимо ломило, будто на плечи мне взвалили непосильную ношу. Сундук со всеми скорбями мира.
  - Простите, - пробормотал я. - Даже не помню, как уснул.
  Босс фыркнул, а может, так он смеялся. Омерзительный звук стал очевиднее, острее, выскабливая из желудка последние крупицы надежды. Я посмотрел в зеркало. Поймал взгляд Романа Германовича. Уставился на то, что он держал в руках. Железный чёрный напильник и белую кость.
  Бежать!
  Дёрнул за ручку, дверца не шелохнулась. С размаху врезал кулаком в боковое стекло, завопил. Развернулся на сидение, лишь бы не оставаться спиной к этому монстру.
  Роман Германович смотрел на меня с ухмылкой. Губы его опять плясали шаманские танцы.
  - Успокойтесь, Сева, - на удивление мягко проговорил он. - Я вас не трону.
  - А это? - Я мотнул головой в сторону кости. - Она?
  Мысли путались в голове. Я не хотел ничего знать, просто исчезнуть отсюда, но слова сами хлынули из меня, как кровь из покалеченного тела.
  - Вы убили её? Да? Зачем? Вы сумасшедший! Выпустите меня отсюда!
  - Вы славный мальчик, правда, - проговорил Роман Германович. - Но давайте каждый из нас будет заниматься своим делом. Повторюсь - успокойтесь и сядьте за руль.
  Я послушался, как безвольное чучело. Повернул ключ и завёл машину.
  - Хорошо, что мы поняли друг друга, - просипел босс. - Вам нужно освежиться, так что едем к моему старому приятелю.
  Мы покинули городскую черту, перебираясь на загруженное шоссе. Другие машины, другие нормальные люди были совсем рядом, я же сидел в запертом 'мерсе', как в тюрьме. Или в гробу. Душа моя, казалось, уже отошла в иной мир. С тоской я думал о Марийке и своём ещё не родившемся малыше. Отчаянно захотелось позвонить жене, услышать родной голос. А лучше - провести ладонью по гладкой щеке, прикоснуться к круглому животу, почувствовать биение новой жизни.
  У меня появилась безумная мысль - врезаться в кого-нибудь, устроить ДТП, тогда уж точно придётся остановиться, выйти из машины. Роман Германович, этот отвратительный маньяк, просто не отвертится. А может, он убьёт меня раньше.
  Когда автомобили на дороге немного рассеялись, на меня опустилось блаженное спокойствие. Я точно смирился с уготовленной мне участью. Принял свою неотвратимую гибель. Лишь Марийку было жалко. Я вспомнил, что кольцо осталось дома, как последняя ниточка, связывавшая меня с любимой. Здесь я был совершенно беззащитным, один на один с судьбой. 'И даже тела не найдут', - молнией сверкнуло в голове.
  Однако Роман Германович продолжал давать мне указания, и час спустя мы свернули в посёлок и подъехали к бревенчатому дому с ржавым сетчатым забором. По пыльному крыльцу к нам спустилась женщина, явившаяся из другой эпохи или сошедшая с полотна. Короткий атласный жакет беспощадно стягивал тонкую талию, а по полу стелилась длинная, расклешенная книзу юбка. Мой взгляд скользнул к декольте, излишне обнажавшему грудь.
  - Роман Германович! - распахнула объятия незнакомка и пошла нам навстречу. Я не мог поверить глазам - как столь утончённое создание оказалось в этом захолустье? - Безумно рада нашей встрече, - волшебной музыкой лился её голос, а по бетонной, покрытой трещинами дорожке молоточками стучали тонкие каблуки.
  - Ада, красавица моя, - ответил босс с нескрываемой нежностью. - Ты расцвела. Прелестно!
  - А вы, должно быть, Всеволод, - устремила на меня жгучие глаза незнакомка. - Мы вели с вами переписку.
  - А... да, - только и вымолвил я, нелепо складывая случайные слоги в её имя. - Приятно познакомиться, - добавил я в попытке выбраться из неловкой ситуации.
  Вид этой женщины, с её неприличной, пробирающей до мозга костей красотой, заставил меня на минуту позабыть о творившейся чертовщине.
  Из-за склонившегося к земле деревца с чёрными ягодами арники выбежала белая собака. Ада потрепала её по голове и прошла мимо, Роман Германович не обратил на зверя внимания, я же встретился с собакой взглядом. Она смотрела на меня доверчиво, огромными круглыми глазами выпрашивая какое-нибудь лакомство. Но стоило мне приблизиться, как животное словно подменили. Морда сморщилась, зубы обнажились, угрожающе сверкая. Псина приготовилась к прыжку.
  - Альба! - властным голосом произнесла Ада.
  Собака моментально застыла, как мраморное изваяние, а я опрометью помчался к дому. В прихожей моё самообладание и вовсе разбилось вдребезги: вдоль стен тянулись стеллажи с банками, в которых, сквозь мутное стекло, угадывалось безобразное, отталкивающее содержимое. Я положил ладонь на дверную ручку, но услышал за дверью рычание.
  - Вам не сюда, - проговорила Ада, касаясь моей ладони гладкими, как живот змеи, пальцами. - Сперва позавтракаем.
  Она втолкнула меня в другую комнату, завешанную плотными шторами. Здесь был накрыт длинный стол, заставленный едой и готовой к трапезе посудой. Ада и Роман Германович увлеклись светской беседой, сев с одной стороны, я же устроился подальше от них. Про аппетит не могло быть и речи, я с трудом затолкал в себя крошечное канапе. А когда повернул голову налево, то увидел мрачную картину с изображением препарируемого трупа.
  - Нравится? - подала голос Ада. - Это Рембрандт. 'Урок анатомии доктора Тульпа'. Есть в ней что-то, не находите?
  В горле у меня застряла оливка со склизкой начинкой, и я закашлялся.
  - Мальчик очень впечатлителен, - усмехнулся Роман Германович, - но, признаюсь, отлично справляется со своими обязанностями.
  - Нам пора, - резко сказала Ада и повела нас на выход. Я шёл следом, как молчаливый ягнёнок перед закланием.
  Когда 'мерседес' остановился возле трёхэтажного кирпичного дома на соседней улице, я крепче вцепился в руль, внутренне умоляя оставить меня в машине. Я не хотел знать, что за дела ждали за высоким забором моего босса с его неотразимой помощницей. Но услышав хриплое 'Идёмте, Сева', я утратил всякую надежду.
  Ада запустила нас за ворота и, чуть виляя бёдрами, пошла по узорчатой дорожке. Лишь цокали металлические каблучки, заставляя меня вздрагивать. Из дома, как дым, струилась музыка, с едкими, душераздирающими нотками.
  - Опять Полина музицирует, - с некоторым раздражением проговорила Ада, открывая ключом дверь.
  В просторной гостиной, за роялем сидела девочка-подросток с идеально закрученными локонами, увенчанными огромным бантом. Пальцы Полины панически бегали по клавишам, точно не могли остановиться. Даже заметив нас, девочка не оторвалась от занятия, лишь слегка повернула голову с круглым, словно у фарфоровой куклы, лицом.
  - Здравствуйте, мама, - пискнул её голосок на фоне бурлящей музыки.
  - Здравствуй, Полина, - отозвалась Ада. - А где папа?
  Не успела девочка ответить, как на широкой лестнице появился мужчина в старомодном цилиндре.
  - Ада, дорогая! - громко воскликнул хозяин дома. - У нас гости?
  - Да, Степан Сергеевич, - промурлыкала Ада. - Надеюсь, вы не против?
  - Как можно? - расхохотался мужчина. - Друзья моих друзей - мои...
  Едва он коснулся ногой нижней ступеньки, как Роман Германович прытко подскочил к нему и зацепил крючковатой тростью за ворот его рубашки. Ада выдернула из рукава тонкий, как спица, кинжал и одним махом сняла голову с плеч Степана Сергеевича. Та отлетела футбольным мячом и с неестественным звоном стукнулась о кафельный пол. Рядом приземлился цилиндр, опрокинутый и боле ненужный парашют. Я не верил своим глазам, не верил, что это происходит взаправду - что можно среди бела дня убить человека в собственном доме, к тому же обезглавить его такой иголкой.
  Вихрь музыки стих, ему на смену пришёл оглушительный вопль. Я с потрясением смотрел на металлическую челюсть, обосновавшуюся за детскими мягкими губками. Полина вскочила из-за рояля, но острый нож добрался и до её горла. Ещё одна голова покатилась по полу. В мыслях не укладывалось произошедшее зверство, а о том, как странно выглядели убитые, я даже не решался думать.
  Теперь кричал я. А может, и не кричал. Может, всё происходило лишь внутри моего сознания. Роман Германович подобрал обе головы и сложил в мешок.
  - Отнесите тела в багажник, Сева, - твёрдо сказал мне босс и встряхнул за руку. - Да очнитесь вы наконец! Не стойте как статуя!
  Я и впрямь пришёл в движение. Руки и ноги делали то, что им приказали, мозг же застыл. Опять это странное состояние. Спину нестерпимо зажгло, будто по ней растекалась горячая, тягучая масса. А сквозь меня кто-то смотрел на всё происходящее, не я, а другой человек. Другое существо.
  
  Среда
  
  Ночью я почти не спал. Не мог позволить себе сомкнуть глаз. И утратить бдительность. Ведь я всё ещё был жив. Может, мне удастся выбраться отсюда, из этого дома, сложенного из костей и законсервированных внутренностей. Одежда моя перепачкалась, под ногтями забилась грязь. Я прокручивал в мыслях всё, что произошло.
  Погрузив тела в машину, мы отправились в лес и закопали в овраге отрубленные головы. Пока я рыл яму, Ада и Роман Германович разбирали трупы на части, сортируя и аккуратно складывая в багажнике. Отбрасывая всё лишнее и оставляя 'цимус'.
  - Поверьте, Сева, мы не совершаем ничего плохого, - звучал в голове голос босса, - скорее, напротив. Мы спасли этих людей. Взгляните сюда. Смотрите же! - Я послушно повернулся. Роман Германович показывал мне отсечённую голову Степана Сергеевича. В отсутствии волос макушка его напоминала лунную поверхность - стальная лысина с глубокими кратерами. Но почему у него металлическая черепушка? Я зажмурился, не в силах переварить увиденное.
  - Откройте глаза! - И вновь я повиновался.
  Теперь я смотрел на голову Полины. С разинутым металлическим ртом. Железные зубы и дёсны у милой круглолицей девчушки.
  - Как такое возможно? - вымолвил я.
  - Они - твари, созданные Ткачом.
  Я замотал головой.
  - Перестаньте! Я не хочу слушать!
  - Слушайте! Вам придётся. Ткач очень хитёр. Он создаст себе целую армию таких существ. И вы даже не будете знать об этом. Скелеты, изуродованные металлом. Они уникальны, они ужасны. Ткачу бы только найти лазейку, изъян, и тогда не жди, что он отпустит тебя. Но мы уничтожим всех этих тварей, раньше, чем он наберёт силу!
  - Кто этот Ткач? - дрожащими губами спросил я, вспоминая короткий сон в метро - когда нечто схватило меня за шею, пытаясь утащить во мрак.
  - Он существо иного порядка. Тот, встреча с которым станет для тебя хуже любого кошмара. Он нигде и повсюду, ищет, как пробраться в нашу реальность, подкрадывается к нам, когда мы ни о чём не ведаем, желает сделать своими рабами. Но пока он по ту сторону, надежда есть. Надо вырезать его тварей, а потом...
  
  И вот теперь, перед рассветом, я сидел в тесной комнате, наедине с безумными откровениями. Какая же чушь! Мне бы только выбраться.
  Дверь распахнулась, и внутрь зашла Ада. Она была одета в длинное платье с низким, доходящим до пупка декольте. На солнечном сплетении я заметил татуировку - крошечную 'флёр-де-лис'.
  - Вы так утомились сегодня, - проворковала красавица.
  Я и впрямь устал, физически и морально, и отчаянно нуждался в глотке свежего воздуха. Чтобы набраться сил и сбежать. Вернуться к Марийке.
  - Я тоже многое пережила, - вновь подала голос Ада. - Всё же, Степан Сергеевич был мне мужем. Непросто было подобраться к этой твари и его чудовищной дочурке, совсем непросто. Что ж, теперь-то я вдова.
  Женщина приблизилась ко мне, зачаровывая своей походкой, гипнотизируя взглядом. Она обхватила меня за плечи и провела губами по моей щеке. Какая же она горячая, и так близко. Мысли мои забрели в неведомый лабиринт, из которого я не знал обратного пути. Она обхватила ртом мочку моего уха, ладони скользнули под рубашку. И застыли.
  - Нет! - надрывно прокричала Ада. - Не может быть!
  Соблазнительница круто развернула меня и содрала с моего тела тонкую ткань, как старую кожу.
  - Нет! - вновь раздался её голос. - Роман Германович! Скорее!
  Я попытался вырваться, но она держала меня слишком крепко для обычной женщины, прижимая лицом к кровати. Я повернул голову набок и увидел металлический блеск её обуви. Юбка задралась, и в тот момент я понял, что дело не в туфлях - ноги Ады были железными.
  - Тварь! - завопил я. В мыслях у меня помутнело. - Вы и сами тварь!
  В комнату ворвался Роман Германович.
  - Неужели? - зафырчал он. - И он тоже?
  Я орал дурняком. Надрывая связки, хотя это было бессмысленно. Меня перетащили в другую комнату, раздели и бросили. В чёрную ванную, заставленную по периметру белыми свечами. Я ощутил шевеление под собой и увидел сотни пиявок. Они закопошились в предвкушении скорого обеда, облепляя меня. Как бы я ни старался вырваться, меня заталкивали обратно. Роман Германович забрал длинные волосы в пучок, обнажая металлическое ухо и изувеченную шею с правой стороны.
  - Тише, Сева, прошу вас, успокойтесь. Вас ещё можно вытащить.
  Он скинул пиджак и рубашку. Я увидел идентичную татуировку в виде цветка и у него на груди. Но страшнее всего была его правая рука - плоть, нанизанная местами на стальной стержень.
  - Да, я тоже жертва Ткача. Как и Ада. Но мы - другие, поверьте, Всеволод. Мы сопротивляемся. Мы не стоим на месте. Мы действуем и искореняем зло.
  По моему лицу текли слёзы, тело стонало от боли, пронзаемое прожорливыми гадами.
  - Вы и есть зло! - завопил я.
  Ада сунула мне в зубы кость. 'Чья это кость?' - думал я. Может, кто-то будет так же стискивать челюстью и мою собственную кость? Сколько мне осталось жить? Я не сомневался, что скоро умру, что все слова Романа Германовича - лишь бред повёрнутого маньяка. Они все - уроды, твари.
  - К сожалению, Ткач добрался и до вас, - сочувственно проговорила Ада. - На спине жуткая отметина, под левой лопаткой. Но зараза расползлась не так далеко. Мы успеем, должны успеть. Благо, у нас есть свежий материал, чтобы поправить нанесенный ущерб. Сколько же раз мы проделывали это с собой! Не волнуйтесь, Сева, всё пройдёт отлично. Если только Ткач не коснулся вашего мозга...
  Я провалился в бездонную яму. Наконец-то меня отпустили, и я улетал далеко-далеко. Туда, где смогу отдохнуть, забыть о кошмаре, в который угодил.
  Однако в этой пропасти я был не один. От ощущения чужого присутствия моё сознание вывернулось наизнанку, страх полностью захватил меня в свою ловушку. Я увидел его. Ткача.
  В своей иллюзорной камере пыток я наблюдал, как меня разбирают на части, оголяют до костей и вновь покрывают их плотью, вплетая в полотно моего организма металлические струны. Как они кружевом расползаются по спине, крадутся по позвоночнику. И над всей этой искусной работой нависает человек со множеством конечностей. Ткач. Он тянется длинными пальцами к моему мозгу, желая вонзиться в него, но вдруг презрительно, недовольно рычит. Потому что я убегаю. Ускользаю от него.
  
   ***
  
  - Дорогой, открой дверь, - лениво сказала Марийка.
  Я подпрыгнул на кровати, обхватывая себя руками. Жена лежала рядом. Когда я успел вернуться домой? Как сбежал? Или же всё привиделось?
  Раздался звонок. Поднявшись с постели, я поплёлся к двери. Мои глаза отмечали каждую деталь окружающего пространства, столь обыденного и простого, успокаивая меня.
  На пороге я нашёл огромный бумажный пакет. Мне стало не по себе. Я схватил посылку, захлопнул дверь и глянул внутрь. Достал продолговатую коробку, источавшую сладковатый аромат. Открыл. На атласном лоскутке лежала чёрная лилия, которую медленно оплетал ажурной сетью белый паук. Рядом покоилась записка: 'Не стойте на месте. Ткач рядом. Ваш Р.Г.'.
  Коробка упала из моих рук. Я сорвал с себя майку, поворачиваясь спиной к зеркалу в прихожей. И облегченно выдохнул. Кожа была гладкой, ровной, без единого следа вмешательства. Я повернулся и замер.
  На солнечном сплетении появилась маленькая татуировка 'королевского цветка', а нижнее ребро, слева, выпирало, отсвечивая металлом.
  Шах и мат.
  
  
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"