Белобородов Владимир Михайлович: другие произведения.

Локотство. Империя рабства 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Оценка: 6.79*86  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Северные земли.... Пьянящая свобода.... Только вот что такое свобода? Анархия? И кто будет кормить? И кому хочется работать? Казалось бы простые, но такие сложные вопросы, на которые приходится искать ответы.


Белобородов Владимир Михайлович.

Локотство. Империя рабства.

  

Глава 1

  
   Зима была страшной. Не суровой - как оказалось, местные преувеличили здешние холода. Ну, минус пятнадцать, возможно, один раз - двадцать было. В среднем минус пять - десять мороза. И длилась всего два месяца, дальше снова в плюс пошло - ну какая это зима? Если только не учитывать, что мы добрались до Северных земель поздней осенью. Неподготовленными. Без жилья. Без тёплой одежды. Практически без продуктов.
   Зима была страшной. Зима была голодной. Зима была холодной.... Мы потеряли более шести десятков человек. То есть почти каждый день похороны. Львиная доля умерла не совсем естественной смертью. Мы просто крошили друг друга по самым разнообразным поводам: от ревности, до желания забрать плошку каши. Более десятка из-за этого казнили. Двое пропали на охоте. Неизвестно что с ними, ушли и не вернулись. Особо переживали за арбалет утерянный вместе с ними. Одна вообще вышла в метель из землянки и не дошла до другой. Нашла блин время погулять. Обнаружили нечаянно через два дня, замёрзшей, километрах в пяти от селения. Пятеро умерли от болезней. Причём один из них - пятилетний ребёнок. Алия после этого прямо грызла книги и практиковалась, практиковалась, практиковалась.... Она уже несколько часов могла ходить без сдерживающего магию амулета. Значительно проредила наши ряды и живая природа - девятерых - задрали звери.
   Звери. Северные земли совсем не напоминали родной Урал. Звери здесь были жуткими. Кошачьих, типа тигра, но побольше размером, было только с десяток видов. Земляные драконы - медведь в чешуе. Трёхметровые ящерицы доисторического периода! Вкусные-е-е. Ну и мы для них тоже. Пару охотников съели именно они, пока в спячку не впали. Ряд местных хищников можно продолжать очень долго, но и травоядных хватало. Косули, полулоси-полузубры, называются топуны. Хрумзы! Ну не совсем они, но очень похожи, только без клыков. Опять же зайцы, белки, глухари. Очень вкусными были шоты - такая огромная желеобразная крыса размером с небольшого поросёнка. Только надо найти место их спячки, а там прямо брали и в мешки складывали - почти безобидные создания, пока спят.
   Голод. Мы съели почти всю живность, что сняли с корабля. Остались гусь, две гусыни, аналогично с курами и утками, (и то съели бы, если не яйца), племя говяжьих извели полностью, Кроме птичьих, остались лишь жеребец и четыре кобылы. Без гужевого транспорта тут никак.
   Жили мы в ямах - двух десятках землянок, которые мы успели выкопать, пока земля не стала замерзать. Выкопали бы больше - только инструмента не хватало. Огарик, ну или теперь уже Алия, осенью приготовила укрепляющую основу, и мы попытались сделать деревянные лопаты, только она что-то перемудрила и лопаты через пару дней напряжённого труда ломались. Мы за месяц совершили огромный объём работы. Косили траву для скота, рубили дрова. Я, кстати, тогда был против заготовки дров - времени мало, однако Клоп настоял - сырые, потом не разожжешь. Сейчас те дрова использовались лишь на растопку. Встретил наш Север в общем, по полной программе....
  
   - Хромой, ты идёшь? - Рваный приоткрыв дверь, впустил свежий воздух. - Или мы без тебя?
   - Да. Иду уже! Корабельные подошли?
   - Идут. Уже видно.
   - Алия, - напутствовал я. - От Ларка и Торика не на шаг.
   - Угу.
   У девчонки переходный возраст - тринадцать исполнилось. У нас опять конфликт - обиделась, что не беру с собой. Сложно с ней. Я уже даже не помню, когда у меня последний раз секс был. Не с ней в смысле, а вообще. Я тут пытался к одной рабыне подкатить, так в ответ знаете, что услышал? "Хромой, ты конечно представительный человек, да и парень симпатичный, только вот я не хочу неделю по кустам потом бегать". Алия была ещё та заноза. Последних моих две пассии получили вдруг расстройство желудка. Причём не на день или два, а на неделю. После того как она не смогла найти ко мне подход, а разговор между нами был, она зашла с другой стороны. Пришла открыто в женскую яму, и заявила: "Это мой мужчина - только попробуйте"! При этом поиграла молниями меж рук. И как только узнавала.... С Арушей у нас даже до поцелуев не дошло, так переглянулись, да поговорили разок. Еле потом уговорил Алию дать лекарство девушке.
   - Хромой!
   - Да иду я! Ладно, не грусти. В следующий раз возьму. Ну, холодно в лесу ночевать. О тебе же забочусь.
   - Ага. Или зверья боишься?
   - И это тоже.
   Алия была просто магнитом для части живности Севера. Девчонка, встав с топчана, подошла ко мне. Мы обнялись и обменялись поцелуями... в щёчку. Я даже обрадовался, что не как обычно: чмок в губы. Детский. Ну, правда, ребёнок. Миленький наивный ребёнок. Я вышел из ямы....
   Около выхода перетаптывался Шумный, которого держал за узду Ларк.
   - Тебя пока дождёшься. Мёрзнут же люди..., - проворчал он.
   Парень за зиму изменился. Он несколько раз уже поучаствовал в драках - отбивал своё счастье - Нирку. Драки, ну пусть не так - бои, были нормой в нашем "государстве". Это были санкционированные дуэли на кулаках. Во-первых, как сказал Наин, дух закаляет, во-вторых - веселье, и, в-третьих - убивать исподтишка меньше будут. Обстановочка у нас была ещё та. Выживает сильнейший, как говорится. А что вы хотели?
   Я вскочил при помощи Ларка в седло. Передо мной стояли полторы сотни рабов. Нет, не так, полторы сотни воинов. Пусть худых от голода, пусть кутающихся в тряпьё, потому как мёрзли, не смотря на установившуюся плюсовую температуру, но это были воины, идущие за жизнью.
   Я подъехал к кучкам. Строем это было не назвать.
   - Штобот! - Крикнул Оруз.
   Пацан, к которому обращался бывший гребец, хотел спрятаться, но рабы вытолкнули его.
   - В яму.
   - Все же идут!
   - В яму я сказал! - Перепираться Оруз не стал и продолжил осмотр нашей маленькой армии.
   Штобота Оруз выгнал не просто так. Этот четырнадцатилетний паренёк, отдавал почти всю свою пайку восьмилетней сестре. На прошлой неделе его откачивали от голодного обморока. Я кивнул Нумону. Он жестом поздоровался со мной. Гигант решил жить с корабельными на суднах, то есть командой Прикованного. Он даже Шарлу ради этого оставил. На кораблях, насколько я знаю, был вообще дубак, в ямах - несколько теплее.
   - Ну! Пошли! - Хмуро скомандовал Рваный.
   Пафосными речами этих парней не завести. Все и так понимали, что надо идти. Идти грабить. Решение это назревало уже давно, но окончательно сформировалось десятину назад, когда этот самый Штобот упал в обморок. Почти шесть сотен человек, не смотря на всю экономию, голодали. И мы шли, чтобы разнести соседнюю деревню. Я не без оснований надеялся на то, что они сами отдадут нам продукты, когда мы подъедем, но... далеко не факт.
   Староста деревни был твердолобым. Имели с ним беседу руки назад. По сути, он послал нас. Устоять деревне в пару сотен населения перед нами не было шансов. Мы не собирались гробить людей, штурмуя частокол, мы собирались поджечь её.
  
   Эту зиму я не забуду никогда. Голод, порождал безумие. Одному я лично отрубил голову. Изнасиловал девчонку за поленницей. Хотел убить после этого. Ладно, кто-то из рабов пошёл в туалет и увидел.
   За поленницей вообще, кстати, было общественное место - туалета как такового у нас не было - не удосужились. Так вот излюбленным местом для срамных дел стал именно склад дров. Причём действа, происходившие там, были непристойны, но святы. В порядке вещей было, забежав "за угол", увидеть там кого-либо из женского пола. Правила этикета в этом случае позволяли отвернуться и сделать свои дела как можно тише. Если же рабынь было больше двух и сравнительно молодого возраста, что, кстати, обычно и происходило, то по правилам надо было вежливо ответить на их подколы, что, мол, там ничего не "стручок", но показывать не буду.
  
   Снег уже почти сошёл. Шумный нет, нет, пофыркивал. Белоснежный жеребец с тёмными ногами был характерным. Последнее время он всё жался к Чёрненькой - кобыле Наина. Тот уже ухмыляться стал - лошадиную свадьбу сыграть предлагал.
   - Что скажешь? - догнал моего жеребца Оруз.
   Бывший гребец оказался хозяйственным и дальновидным мужиком. Смутно подозреваю, да что подозреваю - почти знаю, что он всю жизнь мечтал о своём доме и последний месяц донимал меня о месте нового размещения поселения. Старое место было признано нерациональным - до реки далеко, а деревья, признанные изначальным критерием к расположению, как оказалось, имеют свойство исчезать под топорами.
   - Да что думать. Предлагаю ещё раз посмотреть твою обитель.
   - Хромой.... Прекрати. Не девка ведь. Ездили уже!
   Разговор шёл о крепости. Полуразрушенной, но находившейся в стратегически выгодном местоположении - в конце горной долины. С военной точки зрения мы рассматривали новое поселение не просто так. Мы прекрасно понимали что Империя так просто не оставит нас в покое. Нет, в мечтах немножко витали... но, хочешь мира, готовься к войне. Да и... так уж вышло... местные на нас несколько ополчились. Только в эту деревню мы едем уже второй раз. Со слов Бороды - одного из рабов нашедших неземную любовь среди местных девиц и теперь проживавшего в той самой деревне, куда мы ехали, местные ведут переговоры о том, чтобы собраться несколькими деревнями и отвесить нам люлей. Только баловство это всё. Больно будет, но не думаю что смертельно. Вооружены мы были гораздо лучше.
   - Просто предлагаешь всем сорваться с обжитого места?
   - Зачем сразу всем? Отправимся сотней в Шахматную. Через луну остальные подъедут.
   Шахматной, Оруз назвал крепость не просто так. Дело в том, что сразу за ней стояли две скалы и.... Нет, начать надо не с этого. Зима в ямах была скудной на развлечения, и я как мог, постарался разнообразить досуг рабов. Ну, и наряду с культивацией литературных вечеров - то есть декламирования легенд, сказок и историй, разумеется, рассказал о картах, шашках и шахматах. А вот последнее.... Последнее я вырезал сам. То есть, как получилось. И так уж совпало, что бочонок "ладьи" очень напоминал одну из скал за крепостью, а неказистый короткорылый "конь" - вторую. Первым сходство заметил Оруз и после этого крепость не иначе как Шахматной, называть перестали.
   - А корабли? - Продолжил я сопротивление скорее из вредности, чем из своих соображений.
   - Это да.... Далековато будет. Чего менжуешься? Легенд местных испугался? Ты один против.
   Вот.... Заманчиво. Правда, заманчиво. Крепость стояла на возвышенности и, не смотря на разрушенную почти до основания часть стены, была действительно неплохим, в случае принятия боя, укрытием. Только.... местные говорили, что это бывшая крепость магического клана и со всеми кто входит в неё, приключаются разные несчастья. Кто от болезней умирает, кто с ума сходит. Чхал бы я на эти сказки, но была парочка странностей в этой крепости. Первая, это нежелание магического зверья входить туда. Магического зверья, значит магического. Довольно строгая классификация была произведена Алиёй. Она рассматривала в определённых представителях местной флоры и фауны какие-то внутренние свечения. Откуда знаю, про нежелание зверья? Да просто в первый наш визит туда, нас по дороге стала преследовать пара огромных волков. И не факт, что мы бы выжили, только когда мы пересекли границу крепости, волки словно упёрлись в невидимую стену. Они кружили метрах в пятидесяти от крепости и не решались ни на шаг больше приблизиться. Мне даже показалось, что они напуганы. Покрутившись минут двадцать, они развернулись и затрусили в обратную сторону.
   Вторая странность, это поведение самой Алии, в подземельях крепости, уходивших вглубь горы, на склоне которой раскинулось сооружение. Я еле вытащил её оттуда. Она чуть не растаяла от наслаждения получаемого, как только спускалась вниз. С её слов, там было огромное количество магии. Приятной магии. Я тоже ощущал некоторый подъём сил в этих катакомбах.
   - Ладно. Уговорил. В крепость так в крепость, - сдался я.
   Хотя как сдался.... Толку то, от того что я за или против.... Всё равно переселимся если большинство решило. - Давай лошадей сменим, - перевёл я тему.
   Верхом дозволялось ехать только мне - берегли копытных. Лошади нужны были для тяговой силы - тащили по очереди две волокуши, на которых лежало оружие. Обратно волокуш должно быть больше. В прошлый раз две на своём горбу тащили.
   Если честно, то можно было бы и без меня обойтись в этом походе - не велика птица. Только местные довольно уважительно относились к "мужу магички", что в переговорах имело определённое значение. Переубеждать деревенских в отсутствии супружеских отношений оказалось просто бессмысленным. Наши-то не все мне верили....
   Деревня находилась недалеко - день пути. Но день туда и в ночь обратно не получалось. Во-первых, темно, а во-вторых, зверьё. Боязно в темноте идти.
   На ночёвку встали демонстративно перед частоколом деревни.
  
   - Глянь, едет, - кивнул в сторону деревни Долт.
   Староста деревни мужик спокойный и разумный. Но сейчас наверняка материться начнёт. Ехал он не один. За его спиной ехали трое всадников. Одного из них я уже видел раньше, а вот двоих нет.
   - Оруз! Аликсий! Вы чего ж творите? Я же сказал, что самим не хватает! - Смело проехав между рабами прямо в центр лагеря, остановил он своего жеребца.
   Местные бессовестно исковеркали моё имя в угоду произношению. Мне было всё равно. После "Хромого" даже приятно.
   - Акон, у нас голод, - Оруз бросил топор, которым вырубал колья для шатра.
   - И что? Голод должен быть у меня?
   - Мы вернём потом, - поддержал я Оруза.
   Была призрачная надежда, что разойдёмся миром.
   - Та что ж вы за люди?! Я же тебе говорю: нет продуктов!
   - Акон. Я знаю что есть.
   - Не дам!
   - Сожжём.
   - Не осмелитесь. Люд потом вас на кол поднимет.
   - Зато сытыми.
   - Аликсий, - спрыгнул с гнедого жеребца один из незнакомцев. - Дай представлюсь. Протит. Я староста Загорной, - протянул он руку.
   Крепкий мужик. Одет по местной моде. Совсем даже ничего. Шуба из голубого меха. Клинок опять же на поясе. Для деревенских - шик. У них тут основное оружие - топор. И то, дай бог если железный, а то бывает из магически укреплённого дерева. Ненадёжная вещь.
   - Моё имя ты знаешь, - ответил я на рукопожатие. - А Загорная это где?
   - Далеко. Две луны если лошадьми. Слышал, у тебя жена магичка.
   - Допустим, - не стал я оспаривать надуманный факт.
   Собственно, свои магические услуги Алия уже предоставляла некоторым местным. И лечила нескольких. И зерно улучшала в одной из деревень. Так что наличие девчонки как таковой, не было секретом.
   - Пошептаемся в сторонке?
   - Пойдём, - удивился я.
  
   - Дело у меня к тебе Аликсий, - как только отошли, начал он. - Жена твоя... может... другому магу помочь?
   - Хм... в чём?
   - Сын у меня. Младший. Шестую зиму живёт. Проснулась в нём сила гор, и теперь лежмя лежит. Умирает. Боюсь, до мытарей не дотянет.
   - Сила чего?
   - Магия эта.... У нас она так зовётся. Да и не хочется мне отдавать его имперцам. Ежели поможешь, то в долгу не останусь. И продуктов привезу и зерна на посев.
   - Точно не знаю, но есть у меня амулет один.... Да и Алия посмотреть может. Привози.
   - Он у меня здесь.
   - Тогда вывози из деревни. А то мы её завтра жечь будем.
   - Не по-людски....
   - Знаю. Но и на охоте прожить не можем. У меня там дети, женщины.
   - Наслышан, наслышан.... Так вот я и предлагаю выход. Коли здоровым сына увезу, я у Акона возьму зерна в долг.
   - Тут видишь как.... Дело то это не быстрое. Если действительно маг, то сдержать силу из него можно. Только это может и год длиться. А то и больше. Так что бери в долг сразу.
   - А амулет тот?
   - Я не могу отдать его. Самому нужен.
   В действительности Алия уже вполне обходилась без этого украшения, но вдруг рецидив?
   - Жечь у вас тоже не получится.
   - Чё ито?
   - У вас конечно много люду. Токмо и у меня в селении Акона три десятка дружины. Крепкие ребята. Да и в соседние деревни посыльных отправили. Прав Акон. На кол вас посадят. Даже ежели сожжёте, до подземелий своих не доберётесь. Зол на вас люд. Сильно зол.
   - Я тебя Протос сейчас не совсем понимаю. Только что ты о помощи просил и тут же угрожаешь? Если надо сына лечить - выезжай.
   - А то что? Откажешь? Грабежом то оно проще жить.
   Я пристально разглядывал мужика. И ведь не шутит!
   - Ты, Аликсий пойми, - продолжил староста, - в дружбе оно всяко лучше, чем так.
   Была в местных какая-то наивная простота. Нет, глупцами они не были, но спокойная и по сути безбедная, хотя и опасная, жизнь, оставляла свой отпечаток.
   - Если я не доеду, то и тебе помогать некому будет. А мне сейчас не до духовности. Сейчас людей накормить надо.
   - Так народ ежели заведётся, то на тебе не остановится. Он ведь далее крови захотит. К твоим двинется. Коли есть амулет, что может сыну помочь, то мне так даже лучшее будет. А твоих потом мытарям за награду отдадут, - спокойно ответил Протос.
   - Второй раз упоминаешь. Каким мытарям?
   - Так через три луны имперцы за налогом приедут.
   - Три луны говоришь.... А сколько их приезжает?
   - Две - три сотни. Обычно. В этот раз более будет. По ваши души приедут.
   - Ладно, Протит. Спасибо. Если наутро жив буду - поговорим.
   Староста покачал головой мне вслед. Я не видел, но почему-то знал.
  
   - Рупос! Рваный! Долт! Поднимай людей! Сегодня жечь будем! - Прокричал Оруз, после того, как я объяснил диспозицию деревенских.
   - Акон, а ты приготовил налог для Империи? - Спросил Оруз у старосты деревни, теоретически уже превратившейся в пепелище.
   - Тебе-то чего? - Хмуро ответил староста.
   - Предлагаю сделку. Ты нам продукты, а мы тебе защиту от имперцев.
   - Вы завтра уплывёте, а мне потом ответ перед ними держать?
   - А какой тебе ответ? Имперцы не дойдут до тебя. Скажешь, если что, налог приготовил, а они не приехали. В крайнем случае, сошлёшься на нас. Мол, отобрали. А насчёт уплыву.... Некуда нам плыть. Здесь теперь наш дом. Да и куда в море без продуктов?
   - Имперцы убьют вас, - хмуро произнёс староста, разворачивая лошадь.
   - Не перегибаем? - Подошёл Рупос.
   - Они в соседние деревни гонцов послали. Утром нас сомнут, - объяснил я. - Надо сегодня обратно уходить.
  
   Продукты мы получили. Мало, это да, но получили. Транспорт тоже. В том смысле, что воины Протоса (просто дружинниками, этих здоровенных ребят язык не поворачивался назвать), все были на лошадях. А сам Протос был очень заинтересован в нашем скорейшем прибытии домой - его сын прямо горел. В связи с этим часть лошадей дружины перевели в тягловых.
   Любопытной была конструкция повозки на которой лежал сын Протоса. Этакие сани, но с осями, на которые в данный момент были надеты колёса. Очень изобретательно.
  
   - Протос, - мы ехали рядом, - а почему ты решил, что твой сын маг? Возможно, просто болеет? - Кивнул я на повозку, где под грудой меха лежал мальчонка. Внешне он выглядел просто как обычный ребёнок, которого лихорадило.
   - Корень маг травы, - ответил староста.
   - Что за трава?
   Протос слегка повернувшись в седле, достал что-то из сумки и подкинул в сани-телегу. То, что он кинул, засветилось голубоватым оттенком. Переспрашивать что это такое, я не стал и так понятно - корень маг-травы.
   - Расскажи про налог имперцам.
   - Подать.... Какой тама налог.... Налог за что-то. А тута подать за силу. Каждый год приезжают и берут. Некоторые, кто далеко, не платят. Только рано или поздно Империя приходит и так же как ты, на день.
   - В смысле как я?
   - В том и смысле. Завтра вас имперцы перережут словно скот, а спрос будет с нас. Вы беда для Севера. Так и так, вас выжгут, словно лес под поле.
   - Ты тоже платишь налог?
   - Плачу....
   - А если.... А если имперцы не будут доходить до вас?
   - Не сдержать вам их, - поняв, куда я клоню, ответил староста.
   - Ну, а вдруг?
   - Сначала поле выжги, а потом уж паши, - ответил Протос поговоркой.
   - Для того чтобы выжечь, надо цель представлять. А так, ради фантазий....
   - Не будут тебе налог платить, - откровенно ответил собеседник. - Только силой брать придётся. А сил у вас мало. Это здесь деревни малочисленны. Пришёл бы ты к моей Загорной - народ бы камнями закидал.
   - Большая деревня?
   - Большая.
   - А сколько семей? Если не секрет?
   - Незачем тебе знать.
   - Побаиваешься, значит.... Это хорошо.
   - Две сотни, - вспылил Протос. - Ты больших мыслей о себе. Сначала дойди.
   - Не кипятись. Хорошо. Допустим, налог я взять не смогу. Но.... Были на моей родине.... Не спрашивай где, не отвечу. ...такие народности, которые живя на определённой территории сдерживали врагов на границе. А Император за это их поддерживал. Назовём это платой за спокойствие.
   - Три зимы сдержишь, поговорим, - осторожно произнёс староста.
   - Три зимы долго. Нам сейчас сложно.
   - Иначе никак. Продай корабль, - неожиданно предложил Протос.
   - Который?
   - Малый, - проявил недюжинную осведомлённость староста.
   Я задумался.
   - Тебе два незачем, а я тебе скот нагоню, зерна дам, шкур... - продолжил он.
   - Шкур у нас у самих масса. А почему не большой? - Просто из любопытства спросил я, хотя ответ предполагал.
   Да и... не дал бы мне никто продать имперский галеон. Там столько лиц в него влюблённых. Один только Нумон чего стоит.
   - Он имперский. Его ежели что, заберут, - подтвердил мои догадки староста.
   Местные ничего имперского не покупали - боялись.
   - Заманчиво. Давай у нас отвечу. Возможно, и договоримся.
  
   Вопрос о продаже корабля мы решили ещё по дороге, благо все влиятельные лица нашего торба находились рядом. Собственно, при словах: скот, зерно, пища, все остальные аргументы расплывались в разуме. Главная заковырка как оказалось, в цене. Задарма (мы же не лохи) все отказывались продавать. А дорого (Протос тот ещё жук) староста не хотел. Если коротко, то стоимость корабля измерялась в лошадях (плевали в данном случае на империалы) и представляла, со слов Древа, чуть менее тысячи голов. Староста же давал изначально полсотни в условных единицах, то есть пять процентов от рыночной. Сошлись на ста пятидесяти. Вернее на пятидесяти голов табуна, пятидесяти - крупнорогатого и остальное зерном и птицей. Так себе сделочка, но для нашей ситуации - шик.
   Наверное, сам бог, увидев бедствия, послал нам Протоса.... Кстати, о богах.... Тут у нас была такая анархия.... Думаю, что сами всевышние на небесах и под землёй разобраться не могли, кому же из них молятся. Изобилие конфессий среди торба просто сводило с ума. Благо конфликтов на этой почве не происходило.

Глава 2

  
   У ям, ну или посёлка, как я его называл, нас ждал сюрприз. Оставшиеся на хозяйстве рабы поймали целый караван контрабандистов, в момент нашего прибытия находившихся в связанном виде. Ну, за исключением парочки - тех закопали по причине неожиданного летального исхода.
  
   - Наши пострадали? - Спросил я Толикама, доковыляв до хмуро поглядывающих мужиков, сидящих прямо на земле.
   У ближнего запёкшаяся кровь покрыла половину лица. Остальные были в похожем состоянии.
   - Нет, - ответил голубопечатный.
   - Что везли?
   - Шкуры, коренья, пару "рыжиков".... Ничего путного.
   "Рыжики", ну или рахты, это некая помесь белки и обезьяны. Мелкие, пронырливые и очень шкодные зверьки. Очень популярны, по рассказам нашего всезнающего Толикама, среди знати, как домашние питомцы. По-моему личному мнению, так на фиг бы такие дома. В любую дырку без мыла залезут.
   - Предлагаю развязать их, - кивнул я на пленных.
   - Почему? - Заинтересовался Долт.
   - Корни обморозят. Мне как мужику их жалко.
   - Шутник. Зачем?
   - Бежать им всё равно некуда. Кто из них старший?! - Посмотрел я на Толикама.
   - Бородатый.
   Я подошёл к тому, на кого указали, и присел на корточки. То есть, как присел.... Сложно, когда ты инвалид. Со стороны напоминало стойку "дикой обезьяны" из старых фильмов про кунг-фу. Одна нога в сторону, вторая - согнута.
   - Ты же понимаешь, что бежать без оружия, значит умереть?
   Бородатый, молча, буровил меня взглядом.
   - Толикам! Развяжи их. Вы, мужики не обижайтесь. Понимаю, не совсем с вами праведно обошлись, но если потерпите, то уедите в целости и сохранности. Нам ваши жизни ни к чему. Если, конечно, сами набедокурите, то тут разговор короткий. Потерпите осьмушку. Ларк! - увидел я праздно шатающегося парня. - Поставьте людям походный шатёр и помогите костёр развести.
  
   - Это, с какого ветру?! - Возмутился Ухо - левая рука Рваного, когда я предложил отпустить контробандистов.
   - Тебе то что?
   - Не твои разутые.
   - Так и не твои. Поборник справедливости?
   Закус с наказанными происходил регулярно. Причём, как я понимал, неспроста. Установка у них такая - провоцировать меня. Я недолюбливал их, и они это знали. Нет, не всех. Были у них и нормальные парни. Даже большинство. Но верховодили отморозки. И вот именно это (учитывая пару опытов стычек с такими), бесило. Про справедливость тоже не так всё просто. Это не наши уголовники, имеющие своё, довольно своеобразное представление об этом понятии. Местные же бандюки чурались всеми фибрами разговоров о справедливости. Оно здесь.... Нет, не искажено. Наоборот. Справедливость, это форма владения ценностями. То есть если ты заработал своим горбом - то это твоё. А если нет - то несправедливо. Путано объясняю.... Короче, справедливость, это не для наказанных.
   - На кулаки выйти хочешь? - Сузил глаза Ухо.
   - Я хочу! - Возник из ниоткуда Клоп. - Предлагаешь?
   Наказанный заткнулся и, развернувшись, зашагал в сторону своих.
   - Хромой, прекращай, - подошёл Клоп.
   - Суки они. Собери наших. Надо серьёзно поговорить.
  
   Первым делом, по прибытии, занялись сыном Протоса - всё-таки денежный мешок, как оказалось. Пусть и в переносном смысле. Сын старосты действительно оказался магом - только надели на него амулет Алии, как буквально через минуту жар стал спадать. Староста прямо засветился. Предложил даже выпить, в честь такого события.
   - Не могу пока, Протос, - мысленно сглотил я слюну - выпить очень хотелось - сто зим не обжигал горло этим напитком. - Сегодня есть ещё дела. Вечером давай?
   - Вечером, так вечером, - ухмыльнулся собеседник.
   - Что смешного?
   - Да ничего. Дела.... Словно у вас скота уйма или к посеву готовитесь.
   Я, вздохнув, развернулся и пошёл к себе. Как вот объяснишь мужику, привыкшему работать, что в нашей клоаке зачастую выжить, это самое главное дело.
   Для окончательного решения по контрабандистам и судьбе Свободы, было принято собрать Совет.
  
   Совет.... Да, пахнет союзом советских.... Но ведь иного способа удержать столь разносторонних людей способа не было. Наказанные, кормы, гладиаторы, гребцы - тут у нас партийность, словно в семнадцатом.
   Наверное, стоит перечислить лиц входящих в этот самый Совет.... Наин (однорукий гладиатор), Древ (корабледел), Оруз (от гребцов), Сухой (от корабельных официально, поскольку и Древ и Оруз отказались жить на кораблях), Санит (от воёвых), Рупос (вот же блин заноза в.... Идейный борец за свободу рабов), Рваный (от наказанных) и Долт (от бывших кормов). Ещё входили (хотя и, по сути, без права голоса) Толикам, Гогох (местный дед-лекарь) и... на удивление Клоп. Отдельной категорией числилась Алия. Она не входила официально (женщина) в круг принимавших решения, но... кто бы посмел сказать против. Правда, на сегодняшнее совещание, я убедительно попросил её не приходить. Все вместе мы собирались не часто - не было сколь либо существенных событий, но тут, раз уж так совпали звёзды....
  
   - Чего собрались... - начал Наин. - Есть несколько вопросов. Самый главный, он жестом указал Сухому пока не возникать, - продажа Свободы. Понимаю, жалко. Но все уже знают цену судна. Других предложений нам не получить, а тут хоть что-то.
   - И чего? Если придут имперские, я буду на одном корабле? - Возмутился Сухой - приемник на морском поприще Оруза.
   - А ты реально собрался с ними тягаться? - Спросил Рваный.
   Они были самыми яркими противоборствующими сторонами. Только корабельные появись в посёлке - жди распри с наказанными.
   - А то ты будешь? - Ответил вопросом на вопрос Сухой.
   - Успокойся, - попытался я утихомирить корабельного. - Если и пришлют к нам, то не менее двух кораблей. Свобода отнюдь не военное судно. Тогда нам только в море бежать.
   - А если нам всем надо будет уплыть? - Парировал Сухой.
   - Все влезем на "Императора", - ответил я. - Нас не так уж много осталось. Да и не с чем плыть.
   Последняя фраза относилась к нашему продуктовому запасу.
   - Так и через луну начнём ловлю! - Взвился Сухой. - Там сами поблагодарите!
   Идея корабельных заключалась в укреплённой Алиёй за зимний период сети, которую мы теоретически предполагали растянуть между двумя кораблями.
   - Ещё не факт что получится. Да и на одной рыбе мы не протянем, - подключился Санит. - Нужны и на земле люди. А на два корабля надо почти всех отправить.
   - Да почему не протянем?!
   - Да потому что завтра местные придут и вырежут тех, кто остался на берегу! - Перешёл на повышенные Санит.
   - Прекратите, - властно произнёс Наин.
   Вот уж кто имел уважение практически у всех.
   - ... о Свободе принятое решение. Живот сейчас дороже. Давай Оруз дальше.
   - Второй вопрос о Шахматной крепости. Предлагаю переехать. Чтобы исключить споры предлагаю проголосовать.
   Поднятие рук, на удивление, было очень прогрессивным нововведением в среде местного социума. Не смейтесь. Тут реально никто даже предположить не мог о таком способе решения вопроса. Есть локот, грандзон, балзон, хозяин, в общем, они и порешают.
   - Едем в Шахматную, - констатировал Гогох из угла.
   В его непредвзятости не сомневался никто, даже Рупос, хотя и искал в каждом слове подвох.
   - Третий вопрос. Предлагаю отпустить купцов и отдать им все вещи.
   - Это чего ито? - С издёвкой скопировал меня Рваный, понимая, откуда растут ноги.
   - А за тем... - вступился Санит. - Ты дослушай!
   Разумеется, это было не просто так, и перед Советом я переговорил с теми, кого считал разумным. Но вот такого явного высказывания не ожидал. В чём тут подвох.... В том, что единогласия среди нашего торба не стало, только мы вышли на берег. Все понимали, что основные силы за нами, то есть теми к кому я прибился, но... оппозиция тоже существовала. Причём всё это происходило в лучших традициях политических игр - все хотели власти.
   - Ну, вот смотрите... - начал я монолог. - Допустим, мы сейчас отпустим купцов, забрав всё. Что получим? Шкуры? Которых у нас и так с лихвой. Десяток клинков? Так у нас разве что новорожденные не ходят с ними. Какая польза?
   - Семь лошадей, - ухмыльнулся Рупос.
   Редкий случай, когда наказанные с Рупосом сходились во мнении. Лошади.... Лошади, это не только тягловая сила. Лошади, это мясо. И вот тут была главная слабость моего предложения.
   - У нас не самые простые отношения с местными,- начал я. - Все это прекрасно понимают. Перекроем дорогу купцов Империи к селянам, только усугубим злобу местных. Будем выглядеть как бандиты, а не....
   - А не кто? - Скабрезно ухмыльнулся Рваный.
   - А не люди! Резать безнаказанно проезжих? Ты этого в смысле добиваешься?
   Рваный не снимая полуулыбки с лица, неопределённо пожал плечами - мол, а почему бы и нет? Но вслух своего мнения не высказал.
   - Я тут переговорил со старостами, - решил я приукрасить разговор с Протосом, - и они подумают над тем, чтобы платить нам налог вместо имперцев....
   - Чушь, - возразил Рваный. - Купцы поржут над нами и всё. Местные? Да вы вообще говорили с этим Протосом? Он же в людей нас не ставит. Он же нас за дерьмо держит! Я предлагаю и его лошадей забрать. Считай безо всяких хлопот, до весны дотянули. И корабль при нас останется!
   - Тут уж как покажем себя, тем и будем являться, - ответил вместо меня Наин. - Хромой говорит о том, что и с местными надо как-то отношения налаживать, и с купцами из Империи, а не превращаться в придорожную мразь.
  
   - Мы взяли, сколько-то с деревни, - продолжил я убеждать, - но следующий поход на них обернётся бунтом. Все понимают, что если деревни объединятся, то мы не выстоим. А они уже начинают договариваться. Допустим, мы сейчас займёмся посевом. Много ли народу среди наших согласны горбатиться на полях? Которые, к тому же, ещё надо вырубить и выжечь. Рваный! Твои люди первыми пойдут грабить и местные их урезонят. И нас заодно. Давайте посмотрим на вещи без прикрас. Имперцы придут так и так. За налогом ли к местным или по наши души, но придут. И в любом случае, будь то по приказу Империи, либо по собственным мотивам, так как за каждого из нас на рабском рынке башки отсыплют, они попытаются нас вернуть обратно. К тому же и корабль нам не простят. Вот я и предлагаю встретить имперцев клинками, а не задом. Этого-то они от нас точно не будут ожидать. В общем.... Можем и с местными наладить отношения, и наших занять.
   - Под мечи имперцев положить! - Зло выплюнул Рваный.
   - Ага, - неожиданно произнёс Клоп. - А ты хотел просто грабить? Селянок иметь?
   - А почему бы и нет?! - На повышенном тоне, неожиданно раскрылся наказанный. - Кто-то видел что ли?
   А вот тут-то и было самое интересное. Дело в том, что деревенские не просто так взвились на нас. Нет, понятно, что приходим и забираем нажитое. Но, это происходило глядя в глаза и с обещаниями вернуть. Только все присутствующие уже давно знали, что "рваные" вместо охоты зачастую нападают на деревенских, отбирая вещи, продукты, насилуя баб. Супротив них, сказать никто не мог: во-первых, не пойман - не вор - Рваный всё отрицал, а потерпевших больше никто не видел - списывалось на зверьё. А во-вторых - как бы каждый сам себе хозяин. Только вот... деревенские далеко не дураки, и "инициатива" шайки Рваного, ложилась на всех нас, тёмным пятном.
   - А потому что жить нам тогда не долго, - вступился за Клопа Санит. - Тебе же объяснили. Так и так имперцы придут! А из-за тебя и местные им помогут! Руку даю на отсечение, и к нам приведут, и пики в руки возьмут чтобы помочь!
   - Мои люди не пойдут на такое. Мы не собираемся ложиться под клинки имперцев. Мы тогда отделяемся.
   - Ну да, - хмуро произнёс Долт, - зиму пережил, можно и сбежать. А мы тут разгребайся и получай от местных вилы в бок за твои похождения.
   - Рваный, - встал Санит, - пора разъяснить происходящее, - воин направился к наказанному.
   - Попробуй, - ухмыльнулся наказанный вставая.
   Как-то повелось, что на Совет мы не брали оружия. Были причины, вызванные некой вспыльчивостью почувствовавших волю людей....
   Санит, подойдя, отбил руку Рваного и просто свернул сухощавому мужичку шею буквально в одно движение. Воин, что тут сказать.
   Часть присутствующих встала.
   - Хай! - Крикнул Наин.
   В двери вошли трое его парней и трое орузовских. Молча подняв Рваного, двое вынесли его из землянки. Четверо держа в руках клинки замерли у входа. Наин посмотрел несколько секунд на Рупоса, решая что-то для себя. Наконец повернулся к своим:
   - Только "рваных".
   Один из парней кивнул и вышел из ямы.
   - Теперь продолжим слушать Хромого, - беспрекословно произнёс Оруз.
   В этот день у нас кончилась демократия. Совсем. То есть полностью. Пока мы совещались, люди Оруза, Санита, Наина и Долта, проредили количество наказанных в лагере. Не то что бы я не знал.... Ну... достали уже!
   Только это была всего лишь часть воспитательной акции. Как оказалось на предварительном тайном совещании, никто не хотел брать на себя всю ответственность. Тут-то, я и предложил, видимо обсмотревшись когда-то фильмов о мафии, каждой группе казнить по одному наказанному - как бы разделить ответственность. Ну а Наину понравилась эта идея. Только с поправкой на то, что каждый из совета лично обезглавит одного наказанного. Ну, правда - анархия задолбала: женщины опасались лишний раз выйти из ямы - как бы не стать причиной очередного конфликта и поножовщины.
   - Итак, - продолжил я. - Предлагаю отпустить купцов.
   - И к нам придёт новый поток рабов, - хмуро прокомментировал Сухой, косясь на Оруза. - Все же это прекрасно понимают.
   - Повторюсь, - ответил я, - мы не сможем заставить почти половину людей горбатиться на полях. Тут же многие возомнили себя воинами или моряками! - Глядя в глаза Сухому, ответил я. - Кто их кормить будет?
   Его парни устроили по осени, чуть ли не бунт, не желая копать ямы. Когда залив прихватило, они осознали всё. Ещё бы - минус пятнадцать. Только остальным от этого не легче было.
   - К тому же шкур у нас уйма, а продавать их некому. Напугаем этих - остальные просто будут обходить нас. Торговлю нужно развивать- продолжил я. - Опять же... раз твои так хотят воевать - нужен враг и доходы,- И то и другое есть у имперцев. Так и так встречаться с ними придётся. Плюс налог с местных и купцов уже легально брать будем. Немного, но, тем не менее, регулярно. А если к нам будут приходить новые рабы.... Так это даже лучше - сильнее будем. Людям поможем. Или все уже забыли, как живётся в рабах?
   - Всех не освободишь....
   - Насколько я понял, моё слово теперь не особо-то имеет значение, - выдавил из себя Рупос, - но цель благородна. Хотя и не достигаема.
   - Если всё так, то нужен вышестоящий, - поднял больную тему Наин.
   Тема действительно больная. Как бы одно дело Совет.... Суть в том, что местные, то есть не только селяне, а жители всей Империи вкупе, не воспринимали какой либо выборный или собравшийся орган. В связи с особенностями местного менталитета, необходим был конкретный человек, отвечающий за то или иное событие. В частности за обещания. И тут даже дело не в рабах.... Дело в том, как преподнести всё купцам. То есть общественности Империи.
   - Предлагаю Толикама, - постарался опередить я взгляды, скрестившиеся на мне.
   То, что одной из кандидатур на эту должность был я, я прекрасно знал. Нет, я не был столь уж важной птицей, которую бы все слушались. Отнюдь. Отчасти тут дело в Алие. Вот её боялись. Даже не столько боялись, сколько не хотели потерять расположение девчонки. Ещё бы! Одного из охотников порвала местная дичь. А он как назло был не в особых ладах с девчонкой. Видите ли, ненависть у него к магам. Так Алию упрашивать пришлось. Но... в мои планы не входило верховодить среди нашего сброда. Отсутствие тщеславия тут не причём. Зная истинное положение вещей, я был полностью уверен в номинальности должности. Тут каждый за себя, а чтобы удержать власть, нужна реальная сила. Вот у Оруза или Наина были шансы подмять под себя главенство. Но, не у меня.
   - А я предлагаю Хромого, - продолжил Наин. - Кто за это поднимите руки.
   - Я против, - возмутился я. - Такой человек должен иметь представительный вид. То есть не хромать и с зубами (а мне тут недавно вынесли вновь передний зуб - парочка проводила семейные разборки на виду у всех, и раб довольно сурово разъяснил кулаком права рабыне - а у меня разум слегка помутнел). Всё-таки Толикам....
   - Единогласно, - констатировал голос Гогоха из угла. - Локотом будет Хромой. А о виде, так ты единственный, кто ходит в благородном одеянии и мехах.
   А вот тут Гогох был прав. Впрочем, как обычно. Так уж получилось, что я всё ещё рассекал в одеянии некоего либалзона. Благо пара костюмов позволяла, не смотря на стирку, щеголять в них. Сдуру как-то раз переодевшись в рабское рубище, я оказался неузнаваем. Короче... встречаем по одёжке, это форевер во все времена и миры.
   Для рабов я был ещё, чем был хорош - за мной кроме Алии, не было реальных сил. И каждый... точно знаю... намеревался иметь на меня влияние. Причём небезосновательно намеревался. Политика, мать её. Казалось бы рабы.... Ан нет.... Как быстро всё осознали.
   - Тогда предлагаю назвать его для купцов Шахматным локотом, - ухмыльнулся Оруз, хлопнув меня по плечу.
   Ну и силища же у него!
   - А зубы тебе Алия вставит. А коли хорошо попросишь, так и корень нарастит, - развеял напряжённость внутри ямы Оруз.
   - Локот Аликсий... - переиначил Наин мой новый титул. - Более звучит. Кстати, половина торба до сих пор не верит что ты не из титулованных.
  
   На выходе нас ждали семь наказанных стоящих у чурбанов с опёртыми на них мечами. Жестокий мир.... Жестокие нравы.... Рупос, было дело, отказался. Только он не понимал, что данное действо направлено и на урезонивание его самомнения.
   - Тогда клади свою голову, - равнодушно произнёс Наин.
   Близость смерти ломает все принципы....
  

Глава 3

  
   - Локот Аликсий освобождает вас, - я из-за поленницы слушал, как выступал на следующий день перед контрабандистами Наин. - Вещи ваши вернут. Продукты - нет. Это сегодняшний налог на вывоз товара из локотства. В следующий раз едете сначала в Шахматную крепость. Там мы гарантируем вам защиту от зверья и разбоя. Селяне приедут туда сами....
  
   Рынок.... Вчера было принято много различных решений, в результате которых поселение сегодня походило на разворошенный муравейник, и одним из таких решений была организация упорядоченной торговли на Севере. Понятно, что всё это вилами по воде писано, но... появилась цель и, пусть и призрачное, но видение нашего будущего.
  
   - ... Ослушаетесь, окажетесь на месте обезглавленных сегодня...
   Тут как назло на поляну вышла Алия с Лолом - сыном старосты. Мальчишка за полдня оклемался под действием амулета, и Алия вывела его из ямы, чтобы тот выпустил остатки магии из себя. Представление с ребёнком, который выпускает тонюсенькие молнии из рук, собрало определённое количество народа.
   - Наин! - Крикнул Оруз на весь двор. - Вопый снова проворовался! Если смогут, то пусть заберут его с собой. Ну не голову же ему рубить за зерно?
   - Заберёте с собой мужичка в Империю, - ровно продолжил инструктировать купцов однорукий гладиатор. - Продавать оркам не советую. Узнаю о таком - лучше здесь не появляйтесь. Доведёте до границы - отпустите. В благодарность вам полагается шкура земляного дракона. Понимаете, что это достойная награда за мою просьбу о рассказах?
   Двое из пяти контрабандистов кивнули. Ох... Вряд ли Вопый живым достигнет Империи. Ну, да его проблемы. Раз пятый попадается.
  
   - А своих сжечь дадите? - Спросил бородатый купец.
   Наин задумался на пару секунд.
   - Выкапывать будете сами?
   - Да уж выкопаем.
   Вот же ж, что значит предубеждения навеянные верой. Наши сжигали умерших не часто - что орки, что хозяева-люди, не заморачивались такими тонкостями жизни наших душ после смерти, и это в определённой мере откладывалось на восприятии данного действа рабами. Эти же имели представление о смерти, вольных людей, то есть надо обязательно сжечь погибших.
   - Значит сожжёте. С костром поможем.
  
   Поможем.... Пришлось ещё поискать желающих рубить деревья. Сырые деревья. А с учётом весны, очень сырые деревья. Только как оказалось, это даже к лучшему. Поскольку сложенная из брёвен пирамида, не смотря на некоторое количество выделенных полусухих дров, не очень-то хотела гореть, пришлось прибегнуть к помощи Алии. И это несколько смягчило мнение хмурых мужиков о нас. Алия встав около пирамиды, около получаса магией поддерживала слабые язычки пламени. То ещё занятие. Тела, не смотря на выделенную драгоценную ткань для обёртывания - смердели. Когда она отошла, на девчонке лица не было.
   - Извини Аль, - обнял я её.
   - Противно. Это, наверное, плохо? - Пробурчала она, уткнувшись в грудь.
   - Почему?
   - Неуважение к духам.
   - Перестань. Они уже не здесь. Им всё равно. Тело всего лишь оболочка.
   - Хромой, мы на каком... - подскочивший Клоп тут же получил толчок в плечо тупым концом копья от Толикама.
   - Локот Аликсий... - поправился друг.
   Тут дело в чём, разговор происходил неподалёку от контробандистов и они вполне могли услышать Клопа. А по принятому положению, ко мне до отбытия посторонних, все должны были обращаться уважительно. В идеале, через "локот". Меня даже, для придания пущей достоверности, сопровождали двое воинов и Толикам.
   - ... Вас на какой обоз готовить? - Склонил голову Клоп.
   - Готовь на второй.
   Разумеется, лучше было не распылять силы и ехать до Шахматной единым табором. Только тут дело в тягловой силе. Можно конечно посмеяться, только за зиму мы умудрились обрасти некоторым количеством скарба. Что-то принесли с кораблей, что-то выменяли у местных, что-то изготовили руками мастеровых. И теперь жаба душила всё оставлять. А лошадей было мало.
   - Дозоры уже выехали?
   - Да. Три пятёрки в сторону селян и десяток в имперскую сторону. Ещё два сопроводят купцов и там останутся.
   - По сколько получается? - Вопрос был скорее риторическим, поскольку высчитать количество людей едущих в Шахматную и разделить их на три обоза (за исключением корабельных и разосланных дозоров) не составляло труда.
   - По многу.
   Всё забываю, что для Клопа всё, что больше сотни - много. До ста и то задумывается. А вот деньги, на удивление, может считать. Загадка....
  
   - Аликсий, - окликнул, по пути от места сожжения отошедших в мир иной, до ям, Протос. - Эт... - как-то замялся он, подойдя и озираясь на двух крепких ребят рядом. - Мне бы поговорить....
   - Я думал, у вас Оруз, али Наин за старшего, - как только отошли от парней, начал староста.
   - Так уж вышло что я, - не стал я переубеждать его.
   - Воно как.... Ну коли так, то може договоримся о корабле?
   - Вроде решили?
   - Да я чего предлагаю. Твои помогут его к моей деревне отогнать, а оттуда уже с платой выйдут сюда.
   - Боишься, что имперцы раньше нагрянут? - Улыбнулся я.
   - Не-е. Это вряд ли. Токмо есть у меня задумки насчёт корабля. Да и вы быстрее так плату получите. Я бы своим письмо отправил. Они уж разберутся.
   - Лёд еще не сошёл.
   - Там льда... несколько сотен шагов до глади осталось. Да и тонок уже. Собъём.
   - Подумаю. Возможно, так и сделаем. А твоя деревня недалеко от моря?
   - Чуток боле тыщи.
   Местные измеряли расстояние либо неким подобием вёрст, что я для себя именно так и переводил, либо шагами. Разумеется, в данном случае, имелась ввиду наименьшая единица системы.
  
   - Оруз! - Махнул я рукой кособокому гребцу, несущему на плече три жердины.
   Ну, вот как не крути, а выделялось его несоответствие. Может, внешне и не понятно было, что одна рука более накачана, но по причине искривления позвоночника плечи были на разном уровне. А когда груз нёс, так вообще бросалось в глаза.
   - Что?
   - Ну-у!... - С укором посмотрел я на него.
   - Что изволите, локот Аликсий? - Растянулся в улыбке тот.
   - Приятно, - протянул я. - Повтори ещё?
   - Говори, давай. Мне ещё волокуши проверить надо.
   - Староста предлагает ему корабль сейчас отдать. На Императоре сможем обратно скот переправить? Хотя бы лошадей?
   - Да для него не груз и с коровами вместе.... На палубу поднимать долго придётся. Это ж всё на лодках, по одной, без причала... - задумался Оруз.
   - А гнать через лес? Половину можно потерять.
   - Это старосты проблема. Его сын долго у нас будет?
   - Если надо, то до прибытия задержим, - понял я мысль Оруза о заложнике.
   Доверие доверием, только.... Да какое собственно доверие - первый раз человека видим!
   - Обдумать надо.... А так.... Дельная мысль. И голод быстрее пройдёт.... До переезда жаль не успеем. Сейчас соберу всех - обсудим, - бросил он жердины. - Малой! - Окликнул он Штобота. - Бери по одной и к волокушам волоки!
   - Упадёт ведь, - покачал я головой, глядя на тощего мальца.
   - Пусть ходит. Чтобы жить, надо работать. Я на ужине их с сестрой поближе к себе сажу - чтобы не скармливал боле свою кашу.
  
   День прошёл не совсем обыденно. Ну, не привыкли мы к такому оживлению вялотекущего устоя, хотя вернее безделья. Как бы объяснить внутреннее состояние бывших рабов после того как ноги коснулись этой не самой гостеприимной земли.... Свобода! Ты не должен ничего и никому! То есть работать тоже не должен! И вот такое оживление....
   - Там рупосовские клинки готовят, - прошипел Жук, подскочив ко мне.
   Жук, мальчишка лет четырнадцати, по какой-то, ведомой только ему причине, был предрасположен именно ко мне. Хотя нет, не так. Предпосылки к сближению с этим хитроватым парнем я сделал сам. Ну, очень уж он мне напоминал меня, в тот не самый лёгкий момент попадания в этот мир. Жук был сиротой. Совсем сиротой. Круглой. Отец и мать погибли. Как? Жук и сам толком не знал. В меру своего воспитания, то есть отсутствия оного, он привык выживать, как собственно и я когда-то. На этом сходства заканчивались. Жук, был Жуком. Хитрый, как ему казалось. Беспринципный, как казалось окружающим. Он был мелким воришкой в торбе. Я знал. Да что я... все знали, только... не понятно, каким уж он богам молится, ему всегда удавалось улизнуть от ответственности.
   Была ещё одна причина, по которой я привечал этого парня. Алия. Девушка, не смотря на кажущуюся весёлость, довольно скрытная и серьёзная. И близко к себе никого не подпускала. Да, именно девушка. Не буду скрывать, временами задумывался о ней, как особе женского пола. Останавливало одно: она.... Ну не пара она мне. Секс, как таковой, мог бы произойти, только я привык к ней как отец, а не как... любовник. И если только хоть один раз.... Хоть одним пальцем.... Я прекрасно осознавал, что всё время с ней всё равно не буду. То есть в будущем придётся кинуть. То есть обидеть. Человека, к которому относишься по семейному! Зло это.... А девчушка и вправду симпатичная растёт. Было и ещё кое-что....
   Был страх. Реальный страх. Сильный. И именно об этом страхе знал только я, поскольку прочёл это в одной из книг, прилагаемых дедом магички вместе с ней. Эту книгу я выбросил за борт ещё по пути к северным землям.
   Магичка.... Это очень сильно и серьёзно. Во-первых, не каждый человек переживёт секс с ней. А во-вторых... это могло кончиться рабством. Реальным рабством. В старые времена магички создавали кланы с собой во главе. И каждый клан был ей послушен, так как каждый член клана имел секс с ней. Секс с магичкой, это рабство. Потом уже не будет хотеться ни одной другой. Не всегда. Это уж как захочет она. В связи с данным фактом сотни лет назад... а может и тысячи, была война "против ведьм". Я для себя так охарактеризовал это. Магичек убивали. Убивали все кланы, боясь их влияния.
   Так вот.... Алия. Каким-то неизвестным мне способом Жук смог добиться её расположения. И хотя меня иногда коробило от похотливых взглядов мальчишки в сторону Алии, я был даже совсем не против их общения, но... тщательно следил за ними.
   - В смысле клинки?
   - Они кинжалы под рубахами прячут. И поближе мечи к топчанам положили.
   - Саниту сказал?
   - Неа. Он во прошлый раз мне ноги отбил.
   - Дурак ты. Он из тебя воина пытался сделать. А ты в сопливые обиды.
   - Сам дурак!
   И тут же по головёнке Жука съездила такая оплеуха от Толикама!
   - Извините, - насупился парень.
   - Потом поблагодаришь, - хмуро ответил Толикам. - Быстро на круг!
   Круг.... Круг, это охранение нашего посёлка от зверья. Весна довольно страшное время в этом смысле. Те твари, что впадали в спячку (а таких было много) начинали оттаивать и хотели жрать. Недавно гнездовье змей рядом с нами проснулось. Страшное зрелище! Сотня метровых канатов шевеля сухую траву, изредка выползая на куцые клочки снега, двигалась в нашу сторону. Не знаю как насчёт разума у них.... Вряд ли конечно. Но выглядело как слаженная организованная атака. Семерых из нас укусили. Одна рабыня умерла. Хорошая, кстати, старушка была. Только забитая. Боялась всего и этот страх её и погубил. После укуса не сразу созналась. Кто уж знает, какие тараканы посетили её голову.... Только даже до сорока не дожила. Страшно это.... Осознавать, что в сорок женщина может выглядеть так!
   - Орузу сообщите, - кивнул я стражнику.
   А приятно, духи побери, раздавать указания!
   - Нумона надо с кораблей выводить, - пока никто не слышал, произнёс Толикам.
   Вот уж кто был на моей стороне, так это Толикам. А ещё Большой, он же Нумон.... Он.... Словно собака. Это не низменное сравнение. Это наоборот, дань честности и преданности. Нумон - немой, большой и ребёнок. Было в нём что-то отдающее детской непосредственностью. Хотя опять как ребёнок.... Может он, а не мы правы в сущности отношений....
   - Попробуй его уговорить....
   - Не надо недооценивать. Он умнее многих будет. Зовём?
   - Зачем?
   - Не знал бы тебя, тоже задался бы таким вопросом. Ты до сих пор не понимаешь, что довёл котёл до кипения? Сейчас свары начнутся.
   - Было бы ради чего. Всё равно сдохнем.
   - Ты ещё расскажи это кому! Локот, духи тебя.... Сам надежду посеял!
   - Так, а что было делать?
   - Да всё правильно. Совсем слизнями стали. Видел, как воёвые взялись?
   - Видел.
   Люди, прибившиеся к Саниту действительно воспряли. Несмотря на усмешки окружающих, они вышли на тренировки. Мне даже показалось, что многие им завидуют, и рады бы даже присоединиться, только.... Не в чести воёвые среди рабов. Очень не в чести....
   - Думаешь, Нумон пойдёт?
   - Пойдёт. Завтра пошлю за ним.
   - "Пошлю".... Я словно и вправду локот.
   - Не убили бы за клинок власти, - осадил мою радость Толикам.
   Клинок власти.... Ну нет в этом мире корон. Хотя может оно и верно.... Символ владения выражал именно клинок, а не украшение на черепной коробке. Хотя и та нужна очень.... Философом я стал в последнее время.
   - Да какой клинок.... Прекрати. Так палка деревянная.
   - Хромой.... Я, конечно, рад, что ты так веришь в людей, только на это место полно желающих. Да и наказанные понимают почему "рваньё" головы потеряло.
  
   Землянка была почти пуста. Редкий случай для вечера. Пройдя между рядов топчанов, я добрался до своего закутка, бережно увешанного шкурами зверья вместо занавесок. Алия умела создавать уют.
   - Садись, - улыбнулась хозяйка "дома", расположившись на широченной кровати, свернув ноги калачиком и положив на них книгу.
   Вот уж кто свет в оконце....
   - Отошла? - присел я, рядом дотронувшись до светильника, чтобы сделать свет поярче.
   Надо отметить, что обстановка именно нашего угла блистала, по рабским меркам, роскошью. Это был скорее шатёр какого-то хана, чем жилище беглых рабов. Мало того что всё в шкурах, так ещё и личный магический светильник, экспроприированный из кают "Императора". На полках, свисавших с потолка (у стены сыро), лежали книги, а по периметру нашего жилища - разнообразные склянки и бутылочки. Единственный минус - это размер "шатра" - всего два на два. Но, Алие нравилось.
   - Да, - отложила она книгу.
   - Амулет не забирала?
   - Неа.
   - Надо сходить, - стягивая сапоги, произнёс я.
   Поскольку селяне остановились в своих шатрах, то на всякий случай, амулет выданный ребёнку Протоса, на ночь мы забирали.
   - Я позже сбегаю.
   Справившись, наконец, с упрямой обувью, я выдвинул из-под топчана корыто и опустил в холодную воду ступни. Как ни крути, а совместное проживание с девушкой дисциплинирует. Вот хрен бы я, если бы жил один, стал бы сейчас мыть ноги.
   - Аля! - Раздалось из-за занавески, только я опустил её.
   - Чё? - Перегнувшись через меня, Алия отодвинула шкуру, впуская рожу Жука внутрь.
   Я толкнул девчонку в бок.
   - Что? - Сердито посмотрев на меня, поправилась она.
   - Открой, я кашу принёс. Руки заняты.
   Алия бесцеремонно протоптавшись коленями по мне, приподняла занавесь, закрепив верёвкой, и приняла от Жука две плошки:
   - Ухаживаешь что ли?
   - Да щас. Оруз сказал, что локоту вместе со всеми есть негоже.
   - Ты смотрю и себя не забыл, - прокомментировал я третью посудину в его руках.
   - Ага, - расплылся тот в улыбке, присаживаясь на край нашего топчана свесив ноги. - Когда ещё с локотом поужинать удастся.
   - Поужинать.... Хм.... Какие изречения! Раньше ты "пожрать" говорил. А отвар где?
   - Позже принесу.
   - Что там рупосовские? - Понизив тон, поинтересовался я.
   - Оруз сказал, что переговорит с ними.
   - Аликсий! - Раздался крик Слепого от входа в яму. - Дома?!
   - Дома он, дома, - пробурчал кто-то ему в ответ.
   - Я не вовремя, - протиснувшись между топчанами, Торик, он же Слепой, откинул побольше занавесь и присел на топчан напротив.
   - Да ладно. Поел уже?
   - Я бы да не успел, - ухмыльнулся он.
   Торик был ответственным за кухню, вернее выдачу продуктов для кухонь - готовить приходилось на такое количество народу в нескольких котлах, снятых с кораблей.
   - Жук ты бы сгонял за отваром? - предложил Торик, слегка толкнув ногой по меховому сапогу парня.
   - Да чего вы затеяли! Отвар, отвар, - насупился парень. - Дай поесть!
   - Жук! Четвёртый раз за день! Не лопнешь?
   - Ладно, ладно. Пошёл уже....
  
   - В смысле четвёртый? - поинтересовался я, когда мальчишка ушёл.
   По заведённым традициям - голод всё-таки - готовили всего два раза.
   - Да-а.... Жук ведь, - отмахнулся Торик. - Я просто раз ловил его... дважды. Внушение, конечно, сделал, но думаю, не помогло. Я чего зашёл, - пересел на наш топчан Слепой. - Санит с Долтом нервничают.
   - То есть?
   - Боятся, что их как наказанных....
   - Санит то чего? - слегка слукавил я.
   И та и другая группы не пользовались особым уважением. И те и другие из касты надзирателей. И та и другая всего человек по двадцать. Но если санитовских всё равно побаивались, то на долтовских зуб точили многие и совсем нешуточно. Всё-таки бывшие надзиратели. Я и сам.... Не важно.
   Вообще такого уж чёткого разделения не было. Но приверженцы определённых направлений были. Самыми серьёзными считались орузовские, поскольку на их стороне были корабельные, то есть Сухой.
   - Хромой!..
   - Ладно, не кричи на всю яму. Рассказывай дальше.
   - Просили узнать, не примешь ли ты?
   Я чуть плошку не выронил:
   - А вот сейчас я не совсем понял.
   - Ну.... К тебе хотят, - зашептал Слепой.
   - Торик, ты объясни толком. Это куда ко мне? - так же шепотом попытался я прояснить ситуацию.
   - Ну... не к Орузу или Наину, а к тебе.
   - Это...- дошла до меня подоплёка происходящего. - Это вот у кого такие мысли?
   - Ну... у Санита и Долта.
   - Я не об этом. Я о том, что есть Наин, есть Оруз, а есть я.
   - Так у всех.
   - То есть?
   - Ну.... Хромой! Ты вот чего словно комар до бабы. Все так говорят.
   - Да что говорят то?!
   - Что.... Да ну говорят и всё.
   - Торик, вот!... Не зря тебя в честь топора прозвали. Ты толком объясни!
   - Ну, раз ты сейчас локот, то Наин и Оруз захотят тоже стать.
   - Так они же меня и поставили!
   - Они, не они, а захотят. Кому ж локотом неохота быть?
   - Хрень какая-то.... Мне как-то надо подумать.
   - У меня там котлы надо проследить, чтобы вычистили. Ты мне толком скажи, что Саниту и Долту передать.
   - Передай, что сам переговорю с ними.
  
   - Ведьма ты у меня, - произнёс я присевшей в позе йоги за моей спиной девчонке, когда ушёл Торик - волны магии от её рук растекались по спине, даря расслабление и спокойствие.
   - Кто такая ведьма?
   - Волшебница. Магичка.
   - Пф.... Это я и так знаю.
   Вообще жизнь с Алиёй была в бытовом плане мёдом. Собственно именно из-за неё, наше скромное жилище было всю зиму отгорожено от остальных шкурами и тяжёлыми занавесками (с императорского утащили). Все пытались впустить к себе тепло от трёх раскиданных по яме печек, мы же грелись исключительно магией, которую Алия выпускала почти постоянно.
   - А почему Оруз и Наин захотят стать локотами? - Острый подбородок Алии упёрся в ямочку у ключицы.
   - Прекрати. - Убрал я плечо.
   Она переложила голову чтобы не давить.
   - Не знаю, - ответил я. - Ещё не факт что захотят. Хотя могут....
   - И что? Они убьют нас?
   Сложность общения с Алиёй заключалась в том, что ей нельзя соврать. Алия по природе своей определяла, когда её обманывают.
   А самое интересное, что я постепенно тоже начал ощущать, если мне лгут. Не уверен на все сто... Да и не всегда это действует... Но иногда... Нет, лампочки перед глазами нет. Только вот словно обухом по голове: "врёт собеседник". Просто возникает некая... неприязнь что ли... к человеку, который не совсем хорошо к тебе относится или обманывает. Обычно такое состояние у меня было с утра до обеда. Видимо за ночь магия Алии накапливалась во мне. По крайней мере, для себя я обосновал так.
   Думаете, чудесное приобретение? Я имею в виду "детектор лжи". Безусловно, плюсы есть. Огромные. Как и минусы. А ведь люди врут! Причём регулярно. Знаете ли, слышать: "доброго утра, Хромой" и понимать, что человек то готов плюнуть тебе в спину, не самое приятное. И при этом тот же человек, скажем в полдень, мог предложить тебе вполне естественно отвару.
   Тяжело. Правда, тяжело. Я вообще не сразу понял причину постоянной раздражённости. Потом уже, как-то разговорились с Алиёй и до меня допёрло: её магия потихоньку впитывается в меня!
   - Зачем им это? Нет.
   Алия слегка толкнула меня в спину.
   - Не знаю Аль, - исправился я.
   - Давай поговорим с ними.
   - Я думаю, что и они сейчас не знают.
   - Это как?
   - Мысли людей меняются со временем. Сейчас они не хотят быть локотами, а завтра захотят.
   - Ну чего снова закрылись?! - раздался голос Жука за меховым пологом. - Я отвар принёс!
  
   - Амм! Хо! - Проснулся я уже почти ночью от рыка Нумона.
   Вот ещё одна выбешивающая привычка Алии. Она могла в любой момент усыпить меня. Буквально одним движением. Причём пользовалась этим регулярно, когда считала, что я устал. Бесило! Жуть как! Но она только улыбалась.
   - Что там?! - выглянул я из-за занавеси, уткнувшись в нелицеприятное зрелище задницы Нумона.
   - Аэ! Э! - повернулся ко мне гигант, указывая на топчан располагавшийся напротив.
   - Это Жук. Я разрешил ему, пока тебя нет.
   - Э-э-э! - потряс рукой Нумон, указывая на топчан.
   - Да уйдёт сейчас. Жук! Чего тебя заносит?!
   - А я то куда?
   - Так я тебя предупреждал! Это топчан Нумона!
   - Медведь, - проворчал парень.
   - Э-э-э?!
   Вопрос Нумона адресовался уже мне.
   - Я её сегодня в женскую отправил, - прокомментировал я вопрос, подразумевающий судьбу подруги Нумона.
   Тут дело в чём.... Ямы делились на три категории: женские... Если быть совсем точным: женская, поскольку именно таковой была всего одна. В простонародье - старушечья. Как-то вот с организацией пар в нашем обществе не было проблем. Там жили два десятка женщин, по тем либо иным причинам не желавших общества мужской половины. В основном действительно старухи, допускавшие до своего тела очень изголодавшихся. Но.... были и иные категории. К примеру, Руита, жена Михота - мужика отправившегося за своей дочерью. Женская незамужняя половина.... То есть те, кто ещё считал себя репродуктивными, очень кстати была против семьи Михота, ввиду подраставшего парня - Лайла. А у Лайла.... А у Лайла уже стоял, и я так понял, он очень интересуется прелестями женщин. Особенно Статы.
   Стата - стерва. Но, сногсшибательная, по рабским меркам, стерва. Нет, мне её прелести не особо нравились, но.... Пусть не фотомодель, только достойная взгляда девушка. Достойная, если бы не опять же одно но.... Нет, не лесбиянка. Хуже. Насилованная. Она прямо ширшевела от мужиков. И ведь... получала уже по сусалу из-за своей стервозности и недоступности. Понимаю: мы не сахар.... Но не настолько. Как уж ей досталось от мужского сообщества, что она просто ненавидела нас - не знаю.
   Алия, кстати, относилась к Стате так же, как Стата к мужикам - прямо волосы на загривке вставали.
   Так, о категориях.... Наша яма относилась к семейным. Таких было шесть на всю округу. Остальные были мужскими, с вкраплениями пар. Там.... Всё жёстко. Так как в основном это кастированные жилища. Не кастрированные, а именно кастированные. Как пример - орузовская. Понятно там не только гребцы, но мужик оказался инициативным и деятельным, приблизив к себе многих.
   Короче.... Я выселил подругу Нумона в женскую яму. Выселил не просто так, а под надзор Руиты. И это было тоже не просто так. Сама Шарла не виновата, но вот постоянно встревать из-за неё надоело. Вроде и поводов она не давала....
   Суть общества рабов, хотя я подозреваю и не только рабов, в том, что каждый собственно сам за себя. До определённого уровня, разумеется. Шарла не была моей женщиной. А значит.... Чисто в теории.... Я не имел права отгонять ухажёров от неё. А ухажёры встречались: мужской "токсикоз" превалировал зачастую над разумом. Дважды дойдя до разборок на грани клинка, я решил что так и Шарле, и мне будет проще - женская яма была под защитой общества.
   - Э-э! - потряс руками в негодовании Нумон.
   - Прекрати. Жук, сгоняй в женскую.
   - Они не пускают.
   - Жук!
   - Ушёл уже.
   - Привет, - протянул я руку Нумону.
   Тот хмуро сжал мне её, заставив скривиться. После чего улыбнулся и огрел своей "оглоблей" по плечу.
   - Сейчас проснусь, - ответил я ему. - Моя опять зверствует.
   Алия тут же показалась из-за спины гиганта, хмуро поглядывая на меня.
   - Просил же... - прокомментировал я её взгляд.
   Она, слегка толкнув меня плечом, влезла в нашу "берлогу".
   - Сам уснул.
   - Поври мне ещё! Где была?
   - По делам ходила.
   - Это, по каким это?
   - Не расскажу.
   - Не смей больше!
   - Хорошо, - пробурчала она.
  
   Второй раз заснуть было сложно. События последних дней вертелись в голове. Тот совет, на котором решили судьбу Рваного, предполагал собой сплочение рабского коллектива. Вот уж действительно благими намерениями... И людей убили, и только хуже сделали. Каждый теперь тянет в свою сторону.
   - Наин не хочет быть локотом, - прозвучал в темноте голос Алии - словно мысли подслушала. - а Оруз хочет.
   - Ты что, спросила их? - переварив услышанное, задал я вопрос.
   - Нет. Просто... Поговорила. И несколько раз произнесла, что ты локот.
   - И что?
   Алия перебралась поближе и прижалась ко мне. Я обнял клубок в который она свернулась. Худоба. Рёбра даже через плотную ткань платья прощупываются.
   - Наин рад. А Оруз злится.
   - Сама додумалась?
   Головёнка, уткнувшаяся в грудь, отрицательно помоталась.
   - Толикам?
   В этот раз кивок головы обозначил положительный ответ.
   - Ты меня любишь? - прошептала она.
   Частый вопрос. А шёпот... так тут все так разговаривали - яма то общая.
   - Да, - потрепал я её волосы, пахнущие сухой травой. - Как дочь.
   Мода у женского пола тут такая организовалась - натирать волосы, для запаха, травой. Моя, даже хвоёй раз пыталась - еле отмыли потом.
   - А...
   - Не надо, - перебил я её. - Сама знаешь.
   - Я уже взрослая.
   - Да знаю я. Потерпи. Придёт ещё твоё время.
   - Назови срок!
   - Вот когда на лесной траве распустятся....
   - Прекрати! Я не маленькая! - толкнула она меня головой в грудь.
   - Ну, раз не маленькая, тогда откуда вопросы? Мы же договорились?
   Мы действительно договорились. Алию, некоторое время назад, стали беспокоить пересуды женской части торба о том, что мы не спим вместе. Собственно я тогда дал слабину - ну, правда, исходя из местных, то бишь рабских, нравов, это... как не удивительно... не очень достойно для девушки. А Алия уже считалась таковой. Если говорить по простому, то, вроде как мужик, которого она хочет - есть, а затащить... в смысле, приласкать, она его не может. Тогда мы с ней и договорились - притворяемся. Это была наша тайна. Очень глупая тайна: как бы, я её любовник. Спали мы так и так вместе. Очень неудобно, кстати: она толкается по ночам. И наутро голова может болеть. Это если магия, истекающая из девчонки, переполнит меня. Решалось это буквально несколькими прикосновениями юной магички, только для этого приходилось будить её. В общем... официальные любовники. И лишь небольшая горстка людей знала истинное положение вещей.
  
   Проснулся я от приглушённых криков на улице. Кто-то включил магический светильник, осветивший суматошно соскакивающих рабов. Очень, кстати, вовремя включил. Я как раз успел рассмотреть фигурку Нирки - подруги Ларка, накидывающей на себя платьице.
  
   - Что случилось? - Поймал я, когда вышел из ямы, пробегавшего мимо, Штобота.
   - На деревенских волки напали. Отбились уже.
   - Твою ж... Все живы?
   - Не знаю. Вроде да. Из наших кого-то подрали немного.
   - Понятно. - Я отпустил парня, и хотел было развернуться.
   - Здесь я, - раздался сбоку голос Алии, державшей здоровенную сумку.
   - Я же тебе говорил в таких случаях не выходить!
   По заведённым правилам, в случае нападения зверья и наличии раненых, за Алиёй посылали только после того, как убедятся в полном отсутствии опасности. И дело даже не в сохранности единственного мага, хотя и в этом тоже, дело в том, что при виде её магическое зверьё существенно активизировалось. И в этом случае могли пострадать все. Был просто случай. Причём вот так же: ночью. Вроде отбились. Вроде всё хорошо. Алия пошла лечить. А нападали в тот раз некие подобия лис. Разве что покрупнее, и не с таким пушистым хвостом. Животные эти были стайными. В общем, только Алия подошла к раненому, как штук семь-восемь этих "лис", почувствовав её, ринулись в целенаправленную атаку. В итоге вместо одного раненого - восемь.
   - Ага. Они в прошлый раз забыли послать, - хмуро ответила Алия.
   - В прошлый раз сами раненого принесли.
   - Готовы уже?! - Подбежал Санит.
   - Ушли? - поинтересовался я.
   - Кто?
   - Белочки, - съязвил я.
   - А-а-а. Ты вон про что... Да, ушли. Всё та же стая. Как бы их перебить то... Ну что пошли?
   Четверо воинов встали вокруг Алии, держа щиты на внешние стороны. Мы с Санитом вышагивали сзади.
  
   В этот раз раненых оказалось семеро. Но почти все несущественно. В смысле кости целы - уже хорошо. Помощь требовалась всего троим. Гогох уже зашивал наиболее серьёзную рану на руке одного из воинов Протоса. Среди пострадавших оказался и наш Рупос.
   - В полном боевом. - Толкнул меня в бок Толикам, кивнув на него.
   И, правда. Одеяние Рупоса было странным для ночного боя. Если все вокруг были в наспех накинутых доспехах, из-под которых торчали рубахи, то броня Рупоса была аккуратно завязана на все положенные верёвочки. На поясе висели ножны, что тоже не совсем укладывалось в спешность сборов: большинство и пояс то не надели, а у него даже брюки были аккуратно заправлены в сапоги. Тоже не обычно. Такую обувь берегли. Обычно рабы ходили в меховых чулках. Когда Алия подошла к Рупосу, я не смотря на расстояние отделявшее нас, почувствовал волну страха.
   Мужики помогли развязать амуницию Рупоса и снять доспех. Рана оказалось пустяшной - деревянная имперская броня всё же хорошая штука. Алия остановила кровотечение буквально минут за десять, после чего перебежала к Гогоху, так как тот окликнул её - нужна была помощь.
  
   - Санит, - пока мы созерцали работу моей подопечной, решил я прояснить вечерние новости. - Что там Торик говорил про наших-ваших?
   - Так... разлад полный получается. Все же свободными себя ощутили. Раньше был Рваный, ненавидели его. Теперь наша очередь настала, после Рупоса, конечно. Перемрём все если вместе не держаться
   - Дружить против кого-то... - задумчиво произнёс я.
   - Это как?
   - Мысли вслух. Была на моей родине такая поговорка.
   - Правильная поговорка. Сейчас либо нас начнут, а вернее всего долтовских. Сам знаешь. У него там Лип и Тивор.
   - Это да...
   Лип и Тивор... я вообще удивлён, что они до сих пор живы. Дело в том, что эти два парня были кормами торба, который практически целиком плыл на тонущем корабле. Вообще кормов с того торба было четверо. Двоих уже нет в живых.
   - Вот и я о том. Как только Оруз окрепнет, сначала вырежут долтовских, а потом нас.
   - Не перегибай лук.
   - Да какой не перегибай. Куда делись рваные? Я не о тех, кого казнили. Я об остальных. Не задумывайся. Чудесным образом они оказались у Оруза, - в голосе Санита прозвучали нотки ехидства. - Как думаешь, что дальше? А дальше мешаем я, Долт и ты. Причём если мы как жертвы на закланье, то ты больше всех. Локот! Толикам правильно говорит, - сдал ненароком своего вдохновителя воин. - Ты ведь сейчас на положении корма. Просто не слышишь, как народ начинает злобу копить. А Оруз окажется на правах освободителя.
   - Копить или подначивает кто?
   - Да не знаю... так чтобы от орузовских... не слышал.
   - Санит, а ты откуда? Просто интересно. Ты ведь не из селян.
   - Давай, это останется при мне.
   - А что Долт?
   - Долт уходить собирается. И возможно правильно сделает.
   - Вкупе полста, - резюмировал я количество возможных сторонников.
   - Хромой... а ведь за тобой идут люди. И ты это знаешь. Утихомирь только Алию.
   - А что она опять сотворила? - пока говорили, я забыл про девчонку и теперь искал глазами.
   - Сзади, - направил меня один из санитовских.
   А за спиной разворачивалась интересная картина. Рупос с охапкой вещей стоял напротив Алии. Издалека было не слышно, о чём они говорят. Да и видно было не очень - месяц в тот день был уж очень молодым, но магичка стояла с протянутой рукой. За спиной Рупоса, как бы невзначай, появился Торик. Постояв, глядя на девчонку, секунд пять, Рупос наклонился и достал что-то из-за голенища, отдав Алие.
   - С Рупосом говорил? - спросил я Санита.
   - Пытался. Он сейчас на взводе. Боится что его тоже.
   - Это я знаю.
  
   До утра оставалось уже совсем чуть-чуть, когда суматоха, вызванная ночным нападением, стала стихать. Уснуть я так и не смог. Алия тоже ворочалась.
   - Не спится?
   - Угу, - прозвучал ответ.
   - Расскажешь?
   - Пообещай, что не будешь злиться.
   - Постараюсь.
   - И никому больше. Пообещай.
   - Обещаю.
   - И на Рупоса не будешь злиться.
   - Не могу. Откуда я знаю, что произошло.
   - Ну, тогда что не убьешь его.
   - Я зверь что ли?
   - Нет, - Алия вздохнула. - У него амулет был.
   - Какой амулет?
   - Сдерживающий.
   Картинка то вырисовывалась забавная... Получается Рупос то... не иначе как бежать собирался. Вместе с Протосом. Интересно то как...
   - Ты хочешь, чтобы я скрыл воровство? У нас?
   - Нет. Он не воровал. Я забыла его забрать вчера.
   - А я говорил!
   - Знаю. Ну, забыла. Я нечаянно.
   - А к нему он как попал?
   Алия не ответила, но, судя по шороху шкур, пожала плечом в знак того, что не знает.
   Я уже привык угадывать в таких вот ночных беседах, её жесты. Она то видела в темноте как кошка, но забывала, что остальные так не могут. С её слов, для неё ночью мир превращался в нити света.
  
   Утро в торбе начиналось, как и все предыдущие. Словно ничего не произошло. Сначала "жаворонки" начинали возится одеваясь, и без конца хлопая полулюком-полудверью в яму. "Совы" соответственно шёпотом бурчали на них. Кто-то обязательно включал магический светильник, чем вызывал тираду на непереводимом диалекте. Хотя нет, тирадой назвать то трёх-четырёхэтажное высокохудожественное и глубоко эмоцианальное... Короче, огребался этот "кто-то" включивший свет, по полной. Нас с Алиёй данное традиционное утреннее представление особо не касалось, поскольку мы находились в дальнем углу ямы. Потом, в какой-то момент, начинался массовый подъём - это значит скоро завтрак. Поскольку нам должны теперь приносить его в постель, я сначала хотел было ещё понежиться, но...
   Бывает вот так. Спонтанно. Придёт какая-нибудь дурная мысль в голову, и ты спешишь воплотить задуманное в жизнь. Это потом уже осознаёшь, что глупость сделал. В это утро был как раз такой случай...
   - Ты куда? - отскочив от двери, задал вопрос Жук.
   Просто интересно, как он собирался открывать дверь - он умудрился поместить в руках три довольно увесистых плошки с кашей.
   - Да надо, - ответил я, придерживая дверь. - Входи.
   - Так я вам несу.
   - Я понял. Поставишь там. Я ненадолго.
   - Жук! Отойди! - Чуть не снесла парня Алия, проскользнув между нами.
   - Куда?!
   - Проспала! Лол же! - Побежала она в сторону шатра селян, размахивая сдерживающим амулетом.
   Я показал Жуку на вход. Тот сначала вошёл, а потом вопросительно повернулся ко мне лицом.
   - Жук ну такое сегодня сумбурное утро. Извини и спасибо. Поставь на полку у нас.
  
   Поскольку ужин проходил более растянуто по времени, то есть в несколько заходов, завтрак являлся единственным временем, когда можно застать почти всех.
   - Торик! Соберёшь после каши всех у ветлы, - крикнул я нашему главному по делам кухонным.
   - Зачем?
   - Там узнают.
   Один из санитовских, оставив чашку сидевшему рядом с ним воёвому и вытерев губы рукавом, встал рядом со мной.
   - Ты чего, Ритум?
   - Купцы вон, - кивнул он в сторону разглядывающих нас контрабандистов. - Санит сказал, я сегодня в охрану к тебе.
   - Понятно. - Я совсем забыл про мой "антураж" для глаз гостей. - Чего они не уезжают? Отпустили же?
   - Оруз сказал им сопровождение выделить. А наши не евши, отказываются ехать. Так что ждут.
  
   К пригорку, на котором стояло раскидистое дерево, подтянулась добрая половина людей нашего торба. Обилием развлечений наша жизнь тут не отличалась, но, тем не менее, всех собрать было сложно. Да собственно и не нужно - присутствующие расскажут остальным.
   - Чего задумал? - Подошёл Толикам.
   - Да это не я, а ты задумал, - разглядывая лица людей, ответил я ему. - Разводишь тут коалиции.
   - Они и без меня развелись. Ты то чего хочешь?
   - Мира хочу. Неба светлого. Жизни спокойной.
   - Эк, - ухмыльнулся собеседник. - Тебе в лесные маги надо. Те такими же словами вещают.
   - Может я из них и есть? Ладно, не отсвечивай. Дай вниманием толпы насладиться.
   - Рабы! - Крикнул я и подождал несколько секунд, пока гомон стихнет. - Да, да! Рабы! Как были ими, так и остались! Живём как жуки в горшке! Кинут пожрать и ладно! Не кинут, сходим, выпросим! Если кто попытался исправить такое положение, то он корм! Так считаем?! Кто хочет на место локота нашего торба?! Поднимайте руку! Хотя какой локот?! Корм ведь! И так, кто хочет на место корма?!
   Тишина стала такой, что я слышал шелест листвы над головой.
   - Мы вырвались из дерьма рабства, - продолжил я. - Мы пережили первую зиму. Да, голодно и не понятно, что будет дальше. Но и так как сейчас живём тоже нельзя. И так! Спрашиваю ещё раз! Кто хочет встать на моё место?! Толикам, может ты? Нет? Может, Наин?! Оруз, ты?!
   Ни один из тех, кому задавались вопросы, не ответил.
   - Так какого хрена бузим?! Что за косые взгляды?
   - Да кто бузит то?! - раздался голос из толпы.
   - Так ты и бузишь, Солом. Ты же из торба, где кормом были Лип и Тивор?
   - Оттуда.
   - Лип! Тивор! Выйдите сюда! Выходите, выходите!
   Мужики, поглядывая на толпу, вышли ко мне. Не знаю, что там у них на уме было, но лица, казалось, стали серого оттенка.
   - Снимайте рубахи. Снимайте, говорю! Толикам, неси палку.
   Пока происходила подготовка экзекуции, толпа начала перешёптываться, создавая гул.
   - Солом, ну пойдём.
   - Зачем?
   - Как зачем? Ты же не так давно предлагал всех кормов вырезать?
   - Не предлагал.
   - Предлагал, предлагал, - раздался голос из толпы.
   - Выходи! - крикнул я.
   Толпа просто вытолкнула мужика.
   - Бери палку, бей.
   - Хромой, не перегибай, - попытался возразить Наин.
   Я жестом остановил его дальнейшие поползновения возразить.
   - Бери палку, - повторил я требование, протянув оную Солому.
   Тот нехотя взял.
   - Бей!
   Надо отдать должное бывшим кормам. Я бы на их месте не оголил спины.
   - Бей давай!
   - Не буду, - потупил взгляд Солом.
   - Тогда ты снимай рубаху.
   - Это почему?
   - Я же корм! Так ведь обо мне шепчетесь?! - Смотрел я на толпу. - А значит, ты нарушил моё слово! Значит, бит будешь! Этого хотим?! Может уже кто и на меня злобу затаил?! Так вот сейчас я могу под палки встать! - Я стал расстёгивать пояс.
   Бывшие рабы, молча дождались, пока я оголю свой "богатырский" торс. Весенний ветерок заставил поёжиться.
   - Ну! - встал я спустился с пригорка и встал рядом с Липом и Тивором. - Давайте! Только учтите, - повернулся я к толпе, - каждый, кто поднимет палку, сам становится кормом. Все об этом помнят?!
   Толикам, подойдя, накинул мне на плечи камзол.
   - Итак... - Повернулся я лицом к толпе. - Так чего мы хотим?! Так же грызть друг друга, вспоминая старые обиды? Или жить как свободные люди?! Строить дома! Растить детей! Земли море! Свобода есть! Что ещё надо?!
   Толикам жестом показал бывшим кормам, что они тоже могут одеться.
   - Люди! Люди мы или всё те же рабы?! - Вернулся я на пригорок. - Вы поймите, ведь нам хоть как сейчас только вместе. Только так мы сможем выжить. Если мы сейчас расползёмся по селеньям местных, то когда придут имперцы... А они придут. Нас просто отдадут за вознаграждение.
   - Борода же живёт, - возразил кто-то.
   - Протос! - обратился я к старосте, стоявшему в сторонке и внимательно слушающему нас. - Вот если у тебя в селе будут беглые рабы, ты их выдашь? Только честно!
   - Не знаю, - задумчиво ответил староста. - Если мытари знать не будут, то возможно спрячу. А так...
   - Вот вам и ответ! Нет, разумеется, кто хочет, может уйти. Насильно мил не будешь.
   - Ага, давайте, - поддержал голос из толпы. - Там местные с вас шкуру и спустят.
   Смешки слегка разрядили обстановку.
   - Так что предлагаешь, Хромой?! - осмелев, спросил кто-то из бывших рабов.
   - Для начала, давайте всё-таки определимся с локотом. А то, как то не совсем хорошо вышло. Здесь ведь сейчас большинство? Я с удовольствием отдам клинок власти нашего торба... то есть локотства, тому, кого сейчас назовёте.
   Даже приглядываться не надо было, чтобы заметить взгляды, направленные в сторону, где находился Оруз.
   - А раньше и так обходились! - Крикнул кто-то.
   - И чего достигли?! Того что всё ещё в ямах живём? Я за Хромого! - ответил оратору голос.
   - Я тоже, - поддержал кто-то.
   - Так и Оруза можно! - раздалось возражение.
   - Орузу только что предлагали, он отказался.
   - Хромой справедливей.
   - Камнями давай решим.
   - Пущай на мечах бьются.
   - Ага, Хромому меч не давать, он так загрызёт...
   - Тихо! - Крикнул Наин, выйдя ко мне. - Камнями, так камнями. Оруз, выйди!
   - Ну да! - крикнул кто-то. - Сейчас кинешь камень тому, кто не станет локотом, а другой потом на тебе отыграется.
   - Кидай Орузу, - прозвучал ответ из толпы. - Хромой точно мстить не будет.
   - Ставь их спинами! - прозвучало предложение.
   - Вообще пусть уйдут! - крикнул кто-то. - Клинки воткнут и уйдут!
  
   Голосование камнями мы уже применяли, когда принимали решение: остаться здесь или уйди подальше от залива. Суть голосования, бросить камень в ту кучку, которую считаешь правильной. Ну, то есть вопрос, или человека, в данном случае, стоявшего за кучкой. Роль нас, сегодня, выполняло наше оружие - чтобы мы не знали кто за кого проголосовал. Чем хорош данный способ, так это тем, что не обязательно уметь считать, чтобы понять какое решение принято. А данный факт, учитывая наш контингент, очень важен.
  
   - Зачем, Хромой? - спросил Оруз, когда мы отошли в сторону.
   - Разъяснить всё полностью. Сейчас я не совсем понимаю, что происходит. Кормы жмутся. Рупос, вообще сбежать подумывает. Нужно единство, а его у нас нет. Все боятся друг друга.
   - Слова ребёнка, а не воина. Единство... Чем это поможет?
   - Народ сам решит, сам и подчинится.
   - Ты уверен?
   - Нет. Но попытаться стоит.
   - Решили же на совете. Никто не возмущался. Чего сейчас добиваешься?
   - Да толку то, что решили... Я просто удобен. Решили, чтобы резни не было. Если бы предложили тебя, то большинство бы было против, потому что боятся.
   - Правильно боятся. Когда то гнулись под хозяевами, а теперь себя сильными ощутили.
   - В этом и вопрос. Ты... беспощаден. Я всё понимаю, только так тоже нельзя. Нас мало.
   - При всём уважении, Хромой, только это...
   - ...рабы, - подсказал я.
   - Да. - осторожно выдохнул Оруз. - И они привыкли бояться. Нет страха - нет уважения - нет порядка.
   - Ты говоришь как корм.
   Оруз скривился:
   - По мне так ты уж точно не лучший выход?
   - Может и так. Не нам с тобой решать. Да я, собственно, и не напрашивался. Вы же сами так постановили, не слыша меня.
   - Так для купцов же!
   - То есть, кто в действительности отвечает за принятые решения, не решили?!
   - А ты хочешь отвечать?!
   - Я хочу, чтобы мы выжили! А если мы будем резать друг друга, то никого не останется.
   - То есть ты предлагаешь им дальше жить?! Сначала по нашим спинам в смерть палками ходили, а теперь всё забыто? Скольких они убили? - вдруг раскрыл истинные мысли бывший гребец.
   - По твоей, эти, не топтались.
   - Если бы по моей, то уже бы рыб кормили.
   - Если следовать твоей логике, то половину можно под меч класть.
   - А может и нужно?!
   - Разумеется! И оставить в живых только калек вроде меня?! То есть тех, кто просто не мог никому навредить?
   - Насколько знаю, - сузил глаза Оруз, - ты для развлечения зеленомордых тоже человека убил.
   - Да ты смотрю, уже и перечень будущих жертв нарисовал?! А чего себе глотку не перережешь, - мой разум начинал мутнеть, - или невинен?
   - Те, кого я убивал...
   Договорить Оруз не успел. Мой удар основанием ладони под нос прервал его речь. Дальше не помню. Говорят, я, выхватив кинжал, ринулся на него и даже успел распластать ему щеку, прежде чем он вырубил меня. Разнял нас Большой, то есть Нумон. Ну как разнял... Просто превратил с одного удара лицо Оруза в месиво. Ну а потом и одному из орузовских перепало.
   Я вновь стоял у ветлы буквально через полчаса. Благо, было кому на ноги поднять. Рядом стояла Алия с гневным видом. Если представить, что это обычная девочка - смешно было бы. А вот понимая, что это магичка с взрывным характером, причём, знавшая на вкус смерть - не до смеха. Даже Толикам и Нумон держались слегка в стороне. Разумеется, все уже знали о нашей с Орузом "схватке". А если кто и не знал, то сейчас получал информацию от сведущих. В связи с данным фактом толпа слегка гудела. Не знаю, насколько хорошо, но... мой срыв, возможно, повлиял на исход голосования. Толикам позже рассказал, что почти все после нашего с Орузом, мягко говоря, недопонимания в политических убеждениях, бросили камни в мою кучу. То ли, никто не верил, что я напал первым, то ли ... А вернее всего, люди просто перебороли страх перед Орузом. Я даже представить не мог, насколько, оказывается, на рабов подействовали события последних дней. Словно дети, право слово.
   Для чистоты эксперимента послали гонца к корабельным, только... даже если они все встанут на сторону Оруза, это не исправит ситуацию - моя куча была гораздо больше. Гораздо больше!
   Окинув взглядом людей, стоявших передо мной, я вдруг понял, что мне нечего им сказать. Усталые взгляды. Хмурые лица. А что они видели в своей жизни? А ведь многие из них, даже сейчас не понимали, что они свободны. На вкус свобода окатила их голодом.
   - Знаете... - начал я, - трудно будет. Очень трудно. Но если мы перестанем убивать друг друга, то сможем достичь чего хотим. Понимаю, что сейчас, это всего лишь слова... - Я замолчал на секундочку, оглядывая собравшийся народ. - Липон! Вот ты чего хочешь?
   - Стату! - ответил молоденький белобрысый паренёк, за что тут же получил подзатыльник от его отца.
   - А что предложишь? - переспросил отец Липона.
   К стыду своему, я не помнил, как его зовут.
   - Землю могу. Меч, кому по душе. Дом, если сами построите. Жизнь... Обычную жизнь.
   - Скот что за корабль вымениваем, кому достанется?
   - Не совсем понял тебя.
   - Народ говорит, что кто скот будет принадлежать тому, кто корабль отбил.
   Гробовая тишина повисла над поляной у ветлы.
   - А ты как бы хотел? - ответил я отцу Липона вопросом на вопрос, чтобы выиграть время на обдумывание.
   - На всех хотел.
   - Если на всех, то съедим за пару лун, - выручил меня Толикам. - У скотины должен быть хозяин. И правильно народ говорит: кто отбил корабль, того он и есть. "Императора" отбивали вместе. У каждого есть право на него. А "Свободу", прыгая под клинками и молниями магов, рискуя головой, ты не отбивал. Поэтому и скот за неё не может быть твоим.
   Толикам вот сейчас был, на мой взгляд, не совсем прав. Нет, говорил всё правильно. Только с такими разговорами, можно просто клинок в живот схлопотать. И тогда "шкура неубитого медведя" будет поделена на всех.
   - Не жирно будет? - раздался выкрик из толпы.
   - Не будет, - поддержал Толикама Санит. - Или так и будем жить? Всё на всех? Так и баб тогда давай на всех. А то как-то не по справедливости выходит. Кто-то корень в кулаке зажимает, а кто-то пыльцу цветка собирает.
   - Часть коров и птицы забьём, чтобы не сдохнуть, - слегка смягчил я тему развитую Толикамом и Санитом, жестом остановив перебранку. - Остальных раздадим тем, кто захочет на землю встать. Взамен надо будет отдавать часть урожая тем, кто не может работать и тем, кто на страже. С лошадьми сложнее. Будем как-то делить. Сейчас не могу сказать как, хотя бы потому, что их нет. Пока не обживёмся, будет так. А потом и посмотрим.
   - Эт значит, не хотишь работать - не работай - всё равно сыт будешь? - раздался выкрик.
   Вопрос был далеко не праздным. Действительно, среди нас хватало людей, которые в отсутствие хлыста, не хотели делать что-то. Нет, разумеется, они не говорили об этом. Просто делали всё, что им поручат, по рабски. То есть, спустя рукава.
   - Это сейчас мы с общего котла питаемся, - ответил я. - Все же понимают, что иначе многие просто вымрут. Придёт время и у каждого будет свой дом, своя кухня. Тот, кто не будет работать, будет голодать. Но и тех, кто просто не может, например, старуху Харту, бросать нельзя.
   Харта. Не знаю уж как удавалось выжить этой слегка полоумной старухе... Старая. Очень старая женщина с высохшими костлявыми руками и сморщенным лицом, каждое утро, наперекор всей логике (ещё в начале зимы должна была умереть) выходила из ямы, и с улыбкой протянув руки перед собой ладонями вверх, стояла статуей, впитывая лучи восходящего солнца. Затем трясущейся походкой, опираясь на палку, шла к котлам на завтрак.
   - Это почему?! - крикнул Липон.
   Пока я обдумывал ответ, буквально в трёх шагах от Липона, из толпы, растолкав впередистоящих, вышла сама Харта, и направилась к Липону. Подойдя, встала напротив, глядя в глаза парню. Уж не знаю, что он там видел, но в лице изменился. Харта переложила свою палку-посох в левую руку и начала что-то искать в складках потрёпанной накидки. Секунд через десять она извлекла на свет искомое: небольшой блестящий нож. Взяв его за лезвие, старуха попыталась толкнуть рукоять в ладонь Липону. Тот, убирая руку за спину, стал пятиться.
  
  

Глава 4

  
   - Хромой! - Раздался крик Клопа.
   Мы всё-таки переехали в Шахматную. А поскольку место это было уже давным-давно покинутое прежними хозяевами, работы хватало всем. Даже самозваному локоту. Но в меру физической ограниченности и пусть картонного, но статуса, я прибился к работам на общей кухне. Ну а что? Камни таскать я не могу. Брёвна ворочать тоже. А на кухне.... Из мешка крупу половником сыпать? Тут ведь изысков не было. Разделал тушку какого-нибудь зверька, кинул в котёл, и через полчаса крупой засыпал. Комплексы это, если уж совсем честно. За годы, проведённые в рабстве, выработался стойкий инстинкт - кухня - главное. Да и русское - поближе к кухне, подальше от начальства сказывалось.
   - Чего орёшь? - Выглянул я из окна первого этажа хозпостроек.
   И таки да, они двухэтажные! Шикарная крепость!
   - "Император" похоже, вернулся!
   - Почему, похоже?
   - А я Большого с башни вижу. Только они без скота.
   - Они?
   - Кажись, они всей командой!
   Пока выбегал с кухни, в голове вертелись всякие гадости. Корабль отправили в Загорную ещё две луны назад, и по срокам вроде как совпадало их возвращение. Только вот вся команда... Если они со скотом, то должны были прислать гонцов от залива, а не идти сюда. А если без скота... То не совсем понятно... Да и всё равно корабль не могли бросить.
  
   - Не наши, - прошептал Санит.
   Выбегать на встречу прибывшим, словно соскучившиеся девицы, мы не стали. Просто стояли у полуразрушенной части крепостной стены, возвышавшейся над землёй метра на полтора, разглядывая идущих к воротам крепости. Ну как к воротам... К арке с одной покосившейся воротиной. Вторая, виднелась на дне прикрепостного рва.
   - Да вон, Нумон и Сухой.
   - Это они. Ещё троих вижу. А остальные не наши.
   - Но и не селяне.
   - Рабы, - констатировал Наин.
   К другому сословию, идущих, причислить сложно было. Потрепанные рубища. Хмурые исхудавшие лица. Большая часть босиком. Сотни две, не меньше.
   - Стоять! - раздался от ворот голос Ритума - одного из немногих воёвых, оставшихся в крепости.
   Большую часть санитовских пришлось отправить, во избежание эксцессов, на "Императора", потому как Сухому, капитану судна, после моего конфликта с Орузом, полного доверия не было.
   - Свои! - Крикнул Сухой.
   - Да я вижу, что вы свои! Остальные кто?!
   - Рабы беглые. Позови Хромого!
   - Здесь я! - выглянул я выглядывая. - Что с кораблём?!
   - Привели! Всё хорошо!- Расплылся в улыбке Сухой, повернув голову в мою сторону.
   - Ритум, запусти.
   Рабы входили в крепость, озираясь по сторонам, с настороженными лицами. Оно и понятно: шагали в неизвестность. Причём вид двух сотен вооружённых людей, стоявших с обеих сторон от ворот и пары десятков арбалетов, нацеленных на них с башен, не вселяли уверенности, что они снова не в рабстве. Да и остальное население крепости, собравшись поглазеть на пришельцев, в руках что-нибудь, да держало. И это "что-нибудь" совсем даже не букеты цветов.
   - С кем говорить? - подошёл я почти вплотную к сбившимся в кучу мужикам.
   Чуть сзади меня шли Санит, Толикам и Торик.
   - Со мной можно, - несколько настороженно ответил один из них.
   - Аликсий, - протянул я руку.
   - Яр, - ответил он на рукопожатие.
   - Откуда вы?
   - Из Сапожных каменоломен.
   Я оглядел рабов. У некоторых из них, были мечи. У кого-то заострённые палки. По сути, без какого-либо оружия, не было ни одного.
   - Добро пожаловать в Шахматную крепость! - так чтобы слышали все, произнёс я. - Зла никто вам не причинит. Сейчас вам покажут место, где можно отдохнуть. Накормят, хотя и скудно. А потом мы встретимся с Яром. Проводите в казармы, - кивнул я Ритуму.
   - Корзины тут ставьте, - указал Сухой место рядом с собой.
  
   - Осторожные. Откуда вы их взяли? - спросил Толикам Сухого, когда пришлые скрылись в зеве огромных дверей казармы, оставив у ворот четверых на страже.
   Я в это время приподнял листву, прикрывавшую содержимое одной из пары десятков увесистых корзин. Рыба! Много рыбы!
   - Не поверите. В наших старых ямах жили. Говорят руки уже там. А осторожные... так их местные уже к духам пытались отправить. Видели бы вы, как мы пытались их уговорить пойти с нами...
   - В наших ямах... - задумчиво произнёс Санит. - Более двух сотен... Интересно, а зачем мы тогда дозоры в той стороне держим? Они ведь однозначно со стороны орочьего перешейка пришли.
   - Это потом разберётесь. У меня новосте-е-ей!
   - Да? - риторически произнёс я. - Ну пошли в дальнюю кухню.
   Как бы так уж повелось, что дальнее помещение кухонь (а их было несколько) было облюбовано нами для всякого рода сборищ узким кругом. В основном встречались вечером для обсуждения планов на следующий день, ну и... тупо языком почесать.
   - Ларк, - пока шли, Толикам окликнул парня, глазевшего на стражу прибывших рабов. - Алия где?
   - Наверху. Старостинского учит.
   - Сбегай. Скажи мы в дальней.
   - Хорошо, - Ларк выпустил из рук пилу, которой они с напарником пытались распилить доски для новых ворот крепости.
   Пока шли, к нам присоединились Древ, Рупос и Клоп.
  
   - Рассказывай, - не вытерпел Клоп, когда все расселись в комнате кто, где смог. - Как сходили?
   - Ну... - начал Сухой, - Нормально. Нура потеряли только.
   - Это как?
   - Потом объясню. Сначала главное. Свободу отдал. Скот и крупы привёз. Мои сейчас разгрузят всё и в ямы перевезут. Надо будет помочь перегнать.
   - У тебя вроде полторы сотни на корабле? - спросил Толикам.
   - Э-э-э, не-е-е. Если не доведу, спрос-то с меня будет. Да и... меньше чем парой сотен перегонять такое стадо я бы не стал. Зверьё кружит вокруг. Трижды отбивались. А снять всех с корабля я не могу. Мне потом "Императора" ни развернуть толком, ни паруса поставить. Да и селяне охренели... Предлагаю утихомирить их.
   - С ними позже разберёмся, - отложил данный вопрос на второй план Санит. - ты про много новостей говорил.
   - Это да, - ухмыльнулся Сухой. - Загорная, это скорее городок, чем село. Точно не знаю, сколько там человек, но учитывая соседние, довольно крупные сёла, раза в два больше чем нас. И ребята там серьёзные. Топорами так крутят... Знаете, зачем им корабль? Торговлю хотят с купцами организовать. Встречать их до орочьего перешейка и перекупать товары. А потом по Северу продавать.
   - Ты откуда знаешь? - не поинтересоваться я не мог.
   - А мы пока плыли, я записку старосты, что он с посыльными передавал, видел.
   - Как? - с любопытством поинтересовался Клоп.
   - Так я и сказал, - ухмыльнулся Сухой, но видя, что всем не до шуток, продолжил. - Да ближе к Загорной пришлось пожертвовать последней настойкой. Ну и обшарить их. Там довольно длинное письмецо. Распоряжение послать в Халайское человек десять, чтобы значит, рассказали купцам о месте встречи. Если по морскому... Увёл он твой улов, Хромой...
   - Печально, но не смертельно. Что ещё?
   - Ещё... Ну, про то что творится в Империи, у тех беглых узнаете. Рыба пошла. У меня полтрюма бочек чищеной. Хотел в Загорной продать, только у них такого добра... Я всю соль ухнул на это дело. У парней мозоли от ножей. Так что с голоду не умрёте. Только вот соли почти нет.
   Сухой не просто так повторился про соль. Перед их отбытием слегка переиначили условия продажи Свободы. Часть платы решили взять солью. И сейчас наш капитан явно нервничал, боясь порицания.
   - Да поняли уже мы, - успокоил Сухого Древ. Ты ж её в дело пустил, а не в сторону продал. Думаю, никто против не будет. Дальше говори.
   - Что ещё поведать... Местные воды говорят опасны. Лафоты, здесь на правах морских локотов. Селяне, менее пяти сотен на нашем судне держать, не советуют. Даже на стоянке. Кстати! А ты Хромой, не единственный локот на Севере! Знаешь, как Протоса за глаза зовут?.. Северный локот. Серьёзный мужик. Я нескольких своих на берег отпускал. Они настойки там попили... Поговорили с загорными по душам... В общем... не совсем они нас любят. И наши селяне к Протосу на поклон ходили. Просили, чтобы нам к духам повозки выдал. Тот вроде как даже согласился... А тут беда с сыном. Разведывает он нас. Как только сына вылечим....
   - Понятно. Ещё что расскажешь? - пытаясь уложить все новости в голове, спросил я.
   - Да всё вроде... Просьба есть.
   - Говори.
   - Я ведь... Как бы сказать то... Не орузовский я. В море хочу. Рыбу ловить... Брызги в лицо ловить... Не держите в заливе. И вам хорошо, и я при деле. Если надо, воёвых к нам... Даже лучше будет.
   Алия, державшая руку на моём плече, пустила тёплую... хотя вернее жгучую, волну по моему телу. Значит, Сухой не врал. Условный сигнал у нас такой.
   - Подумаем, - ответил я.
   - Ну... Тоды я пошёл?
   - С Нуром что? - напомнил Санит.
   - С берега не вернулся.
   - То есть?
   - Ушли в Загорную втроём, а там потерялись. Обратно двое вернулись, а он нет. Местные только плечами пожимали. Мы боле суток ждали. Потом не выдержали. Нас вроде как много, тока боязно всё равно. Они ежели скопом навалились бы на лодках - мы могли бы и не уйти.
   - Понятно. Спасибо, Сухой. И за рыбу, и за новости, - кивнул я капитану.
   - Да не за что! - расплылся он в улыбке.
  
   Далее мы бессмысленно помусолили новости принесённые корабельным. Толикам мягко намекнул, что пора бы и делами заняться, и мы как бы разошлись. Как бы, потому что все кого касалось, знали, что соберёмся вечером в моей комнате. В моей! Комнате! Я не могу объяснить весь восторг, испытываемый от этой фразы. После стольких лет даже не общаги, а барака... Своя комната. Не наша с Алиёй, хотя её была смежной, а моей!
   На выходе из хозстроек, примыкавших к основному зданию, меня ожидал Протос.
   - Аликсий. Вроде как договорённость выполнена?
   - Пока не знаю. В крепость то ничего не прибыло.
   - Аликсий, - с укором произнёс староста.
   Последнее время между нами установились довольно тёплые отношения. Причём, во многом благодаря старосте Загорной. И вот в свете того что я только что узнал, несколько изменилось мировоззрение на нашу почти дружбу. Довольно сложно в таком состоянии было сохранить хладнокровие и улыбку. Не так чтобы уж совсем... Но какой-то оттенок злобы я ощущал. Впервые я понял, что вот то, сделанное с моим умственным равновесием орочьим зельем, не так уж хорошо. Протос явно почувствовал моё настроение.
   - Ладно. Подождём прибытия платы.
   - Извини. Несколько не в духе. Похоже, пара сотен лишних ртов нарисовалась, - попытался я взять себя в руки.
   - Понимаю, - очень неискренне, по крайней мере, мне так показалось, ответил староста. - Хотел поговорить о моём отъезде.
   - А ты уже собрался? А как же сын?
   - Оставлю с ним двоих воинов. Сын... Это сын. Родная кровь... Но... я нужен своим людям.
   Нужен он... Как же... Чужие идеи красть... Волна злобы снова накатила.
   - Давай завтра поговорим?
   - Да как скажешь, - улыбнулся староста.
   Однозначно сволочь. Опять же... кто не сволочь в этом мире, - стал слегка успокаиваться я после того как староста отошёл.
  
   - Я могу поговорить с вами, - несколько неожиданно произнёс Яр.
   Неожиданно, это не потому, что я не видел его. Не заметить троих рабов в рваных одеждах посередине крепостного двора было сложно. Тем более, что они целенаправленно шли в мою сторону. Неожиданно оказалось само обращение: вы.
   - Конечно, - "соблаговолил" я.
   - Вы... тут только рабы? - довольно сухо произнёс собеседник.
   - Нет, - ответил я. - Есть и без печатей. Только очень мало.
   - Мой вопрос может показаться странным... Только и не спросить я не могу. Они работают... для вас?
   Я пристально посмотрел на него. Глаза бывшего раба, встретившись с моим взглядом, резко опускались вниз. Затем снова начинали подниматься. Сути вопроса я не понимал. Но постепенно стало доходить. Я приподнял край обтягивающей шапочки, оголяя рабскую печать.
   - Они работают для себя. Чем быстрее восстановим стену, тем лучше будем защищены. Тебе в смысле никто ничего не объяснил?
   - Сухой говорил, что вы тоже бежали... А здесь все ссылаются на вас. Никто ничего не рассказывает.
   - Разумеется. Вы же чужие. Или тебе все тайны рассказать надо?
   - Нет. И мы тоже... если захотим... можем присоединиться.
   - Давай вернемся к этому вопросу завтра, когда вы осмотритесь и определитесь хотите ли вы этого. У нас тут тоже не мёд. А сегодня... Отдыхайте. Очень хочется услышать вашу историю, но... подозреваю, что не мне одному. Поэтому... Давай завтра. После завтрака. Вы расскажете о себе. Люд послушает. А там уж и решим.
   Яр не ответил. Он просто склонил голову! Жуть! Это за кого они меня принимают! Но внешне удивления я не показал.
  
   - Санит, а какого духа они без наблюдения шастают? - когда отошли, спросил я у воина, ставшего незримо моей правой рукой за последние месяца.
   - Да почему без наблюдения. Приставлены. Орузовские пытались к ним притереться. Поняв, что мои рядом, смылись, как ты выражаешься.
   Орузовские... Как бы... после "выборов" они очень поредели. Сам Оруз, больше ни слова не произнёс мне с того дня. В его глазах прямо плескалась ярость. Ещё не известно, кто из нас более сумасшедший, он или я. Тем не менее, данная "организация" продолжала существовать. Хотя и представляла собой теперь только человек тридцать. Все остальные поспешили откреститься. Тоже не самый лучший показатель морального духа людей. За корку хлеба продадут. Но вот в глаза я не спешил им такого говорить.
  
   - Я могу дольше лечить Лола, - произнесла Алия, когда мы остались наедине - чтобы из Загорной не напали.
   Я приобнял девчонку за плечо, прижав к себе.
   - Не устала?
   - От чего?
   - От гадости взрослого мира.
   - Я тоже взрослая!
   - Знаю, - я потрепал её волосы.
   - Прекрати, - отпрянула она. - Стата чуть не осьмушку чесала.
   - Это с каких вы пор общаетесь?
   - С тех!
   - Не груби.
   - Буду.
   - Выпорю.
   - Замаешься.
   - И всё-таки?
   - Ну... она не такая плохая.
   - Пригласи к нам.
   - Нет. А вдруг тебе понравится?
   - Может быть.
   Тут же удар локотка в почки вернул меня в действительность, поскольку думал я сейчас не о нашем разговоре.
   - Она считает, что тебе нравятся мальчики! - вызывающе произнесла моя пигалица.
   Я, взяв её за талию, посадил на разрушенную стену, рядом с которой мы находились.
   - А если и так?
   - Врёт, - потупилась она.
   - Конечно врёт, - провёл я ладонью по её щеке. Но и у...
   - У нас разный возраст, - перебила девчонка ёрническим голосом. - Знаю. Но ты один не врёшь.
   - Не один.
   - Один. Даже Толикам иногда врёт.
   - Просто не нашла того единственного.
   - На всякий случай... Вдруг не найду. Ты будешь им!
   Я вздохнул. Секса хотелось. И варианты, разумеется, кроме Алии, были. Но их смерти я точно не хотел. А Алия могла и убить. Пусть непреднамеренно, но могла.
  
   Вечером собрались в наших с Алиёй апартаментах. Мы с ней расположились в двух смежных комнатах на втором этаже замка, стоявшего посередине крепости. На третьем и четвёртом этажах комнаты были и покомфортней, только подниматься туда проблемно. Да и... именно что были. В данное время, что на третьем каменные стены без стёкол в окнах, что на втором. Купальня... Ну да, выше этажами они были побольше. В некоторых даже бадьи для купания сохранились. Только толку то. Воду туда никто не собирался таскать. Да и не факт что бадьи целые.
   В комнате нас было пятеро: Наин, Санит, Клоп, Толикам и я. Алия убежала под охраной Большого за удерживающим амулетом.
   - Что делать будем? - начал я.
   - За скотом предлагаю сотню послать, - Санит сидел на чурбане, за наспех собранным мною столом - мебели в крепости почти не было.
   Всё-таки интересно: кем он был до рабства? Он даже сидел... как-то по благородному.
   - Не мало, учитывая слова Сухого? Да и мы когда сюда переходили, тоже пару раз отбивались.
   - С корабля сотню заберём.
   - Я с Сухим говорил, он просит хотя бы тех, кто сейчас есть оставить. Боится, что лафоты или орки нападут, - Толикам сидел на противоположенном от меня краю кровати.
   - На имперский корабль? - возразил Санит. - Да и уйдёт если что. Судно быстрое.
   - Пиратить он хочет, - Клоп, обхватив тряпкой бока котелка, разливал по кружкам отвар. - Парни поговаривают.
   Все, молча, уставились на Клопа. Тот в какой-то момент поняв, что на него смотрят, поставил котелок на стол и тут же зашипев, сунул большой палец в рот.
   - За мочку уха возьмись, - посоветовал я.
   - Говорят, на торговый путь хочет выйти и попытаться "купца" захватить. Потому и людей просит, - держась за ухо, продолжил Клоп.
   - Крикни его. Ты к окну ближе.
   - Жук! - Высунулся в окно Клоп. - Найди Сухого! Пусть к Хромому зайдёт!
   Тут же в спину Клопа прилетела деревяшка, которую, бесцеремонно роняя стружку на пол моей комнаты, строгал Толикам.
   - К локоту Аликсию! - высунулся ещё раз в окно Клоп.
   - Можно было и без локота, - прокомментировал я.
   - Или без Аликсия, - ухмыльнулся Наин. - Локот у нас один. Руку мою верни Толикаму.
   Я как-то в разговоре упомянул о возможности протеза для Наина, на манер флибустьерских, и теперь они с Толикамом изобретали прототипы инструментов, которые можно было бы установить в универсальный держатель. Получалось у них не очень. Конструкция самой деревяшки основания протеза, вырезанная Древом, на мой взгляд, была не совсем продумана.
   - Да как оказалось не один, - я, слегка приподнявшись с кровати, похлопал по колену Санита, указав после этого на кружки.
   Санит, привстав, дотянулся до них, и передал мне одну.
   - Протос просится уехать, - отпив отвара, продолжил я. - Отпускаем?
   - Сын здесь остаётся? - спросил Толикам, принявшись вновь мусорить на мой пол.
   - Да. И ещё четверо воинов. Подметёшь потом.
   Толикам отложил нож и деревяшку.
   - Ну и пусть едет. Можно подумать удержим.
   - Варианты есть. Воины у него конечно хорошие, но количеством задавим, - Санит потянулся вновь к кружкам. На этот раз для себя.
   - Не стоит, - ответил на предложение Санита я. - Пока его сын у нас, а сам Протос староста, меньше шансов что нападут. Я за то чтобы он уехал. Причём чем быстрее, тем лучше. А там уже видно будет.
   Некоторое время помолчали, хлюпая отваром - горячий, собака.
   - Что с прибывшими делать будем? - вопрос задал Наин. - Сами впроголодь.
   - Не выкидывать же в лес, - ответил я за всех. - Там либо зверьё, либо селяне. Причём последних, мы разозлили. Захотят остаться, пусть остаются.
   Разумеется, послать бы их, только... я знал тех, кто сидел в этой комнате. Ни один из них не смог бы бросить таких же, как и мы, людей. Так что мысль эта была общая.
   - Эх... - вздохнул Клоп, присаживаясь в проём окна. - Нет, чтобы женский торб пришёл.
   Все снова замолчали, обдумывая невинные, казалось бы, слова. Женщин катастрофически не хватало.
   - Насчёт селян, - Санит поставил кружку на стол, - я согласен с Сухим. Надо их на место поставить. Что за нападения на рабов?
   - Надо сначала узнать всё толком. А вдруг селяне не первыми напали. Да и точно они? Опять же какое село? Ты вот следующий дозор отправлять будешь, пусть до Аконовской доедут. С Бородой поговорят. Может и узнают что.
   - Хорошо. Только я пока не буду посылать.
   - Почему?
   - Потому что не совсем понимаю, как две с лишним сотни человек прошли сюда. Возможно, и нет уже никаких дозоров?
   - Можно подумать, у тебя там следопыты, - усмехнулся Толикам. - Проморгали, да и всё.
   - Не следопыты... Согласен. Только больше посылать некого было. Те, кто умеет охотиться или клинок держать, здесь нужны. Да и не все согласны в лесу жить. И так уговаривал.
   - Подготовь.
   - Умничаешь?
   - Нет. Если бы я начал рассказ про случайность браков в сёлах, по причине которой, маги там рождаются гораздо реже чем у знати. Вот тогда бы я умничал.
   - Вот раз такой образованный, то ты и обучай.
   - Эх... - вздохнул Толикам. - Мог бы, обучил. Раз уж нет у нас стоящих воёвых. Если признаешься во своей никчёмности, то я буду учить. Что ж делать то...
   - Вы ещё на ристалище выйдете, - прекратил я препирания этих двух извечных спорщиков.
   Кстати, то что Санит вполне мог поддержать разговор с Толикамом, также говорило о том, что этот воин не так уж прост.
   - Раз уж об этом зашёл разговор, - продолжил я, - то Толикам отчасти прав. Надо обучать хотя бы азам тех, кого посылаем в лес.
   - Да когда?! - возразил Санит.
   - Когда на охоту посылаешь. Добавляй пару неопытных. Постепенно научатся.
   - И так ставлю. Кстати... Клоп, выгляни во двор: с охоты не вернулись?
   - Неа, - Клоп даже не повернулся. - Я слежу за воротами.
   - Что, Стата опять на башне, - ухмыльнулся Наин.
   Женщинам работы хватало, но поскольку у Статы был скверный характер и она, ни с кем не могла найти общий язык, то по ее же просьбе, зачастую дежурила на башне.
   - Неа. Тоже охотников жду. Слепой обещал ракха поймать.
   - Зачем он тебе?
   - Надо.
   - Стате, - на этот раз подковырнул Клопа Санит. - ты бы Клоп определился. А то, то к одной, то к другой.
   - Ну... Так они все красивы, - с хитринкой произнёс Клоп.
   - Клоп. Если твой зверёк начнёт шкодить на кухне, - я протянул Саниту пустую кружку, чтобы он поставил на стол, - из твоей чашки каша убавится.
   - Я клетку сделаю.
   - Его "зверёк" в других местах шкодить будет, - подковырнул Санит.
   Дверь в комнату осторожно приоткрылась.
   - Входи, входи, - заглянул в образовавшуюся щель Наин, сидевший на чурбане, ближе всех к двери.
   В комнату вошёл Сухой.
   - Садись, - махнул на свободный чурбан-стул Санит. - Догадываешься зачем?
   Сухой глянул мельком на Клопа.
   - Да.
   - И?..
   - Хочу в то место сходить, где Императора отбили. Там купцы часто на Гурдон рабов переправляют.
   - Тебе что, тут мало? - Удивился Санит.
   - Тут вы не даёте. Вы же сейчас всех крепких снимете, а я с немощными останусь. Их ни на ванты, ни на сети. Того и гляди самих в море утянет. Хочу полную команду! Это настоящий корабль! Красавец! А не лоханка какая-нибудь. Прокормить, так море прокормит.
   - То есть только ради этого? - переспросил Наин.
   - Нет. Не только, - честно ответил Сухой. - А почему бы и нет? Если нас поймают, то так и так духами станем. Хоть пожить нормально.
   - Я за, - вдруг поддержал Толикам. - Если на сторону ничего продавать не будешь. А то как-то нечестно получится. Себе команду наберёшь, а мы потом немощных, как ты говоришь, корми.
   - Продать у него не получится. Императору ни в одну гавань, кроме нашей, не зайти, - возразил Санит.
   - Ну да... Поймает какого-то одного купца и отпустит, договорившись, что тот потом награбленное скупать будет, - парировал Толикам.
   - Согласен, на такие условия? - спросил я Сухого. - Что-то тебе, что-то нам?
   - Как делить будем? - осторожно спросил будущий флибустьер.
   - По честному, - усмехнулся Санит.
   - Не переживай, Сухой, - успокоил я нашего капитана. - Мы же тоже понимаем, что ты головой рискуешь. В накладе точно не останешься.
  
   - Воровать будет, - когда Сухой вышел, констатировал Наин.
   - А мы у него команду будем регулярно менять, - произнёс Толикам. - Чтобы не договаривался. Всё равно будет, конечно, но лишь бы в меру.
   - Толикам, чё ито ты вдруг за грабёж стал? - скабрезно поинтересовался я.
   - Так и так будут. И не важно, кто капитаном станет. Вот... ты, Санит, если купеческий корабль на горизонте увидишь, мимо пройдёшь?
   - Да. Своя голова дороже.
   - Ну... тогда не знаю. Давайте Санита капитаном поставим. Пусть рыбу ловит.
   - Санит может и не пойдёт, а вот две сотни рабов... - пространственно произнёс Наин. - Всегда найдётся, кто подначит. А если прикрыться освобождением таких же, как и мы бедолаг.... Сами пример показали. В общем, и Санита чуть что за борт отправят, и судно уведут.
   - А если Сухой уведёт? - высказал сомнение Клоп.
   - Может, - ответил Толикам. - Поэтому команду надо регулярно менять. Причём желательно, чтобы тут кто-то из родных оставался.
   - А ты злодей, - ухмыльнулся Санит.
   - Нет, я...
   Договорить Толикам не успел. За окном раздался восторженный крик.
   - Что там? - привстав с чурбана, Наин двинулся к окну.
   - С охоты вернулись. Двое новеньких с Долтом тискаются, - прокомментировал происходящее за окном Клоп.
   Как оказалось, среди вновь прибывших, были два брата Долта.
  
   Проснулся я довольно рано. Выглянув в окно, вдохнул свежий, слегка влажный, воздух. После затхлости ям - красота! Под окнами разворачивалась становившаяся постепенно привычной, жизнь нашей крепости. Ларк с раннего утра завёл свою "пилораму". В этот раз пилил не сам. Двое новеньких, один - стоя на бревне, установленном на козлы, а второй - снизу, делали новый запил. Внезапно оба остановились, словно сговорившись, и уставились на проходивших мимо рабынь. Те пошли с вёдрами к прикрепостному рву, по пути оторвавшись на мужиков, третий день пытавшихся прочистить колодец, расположенный внутри двора, но соединённый со рвом каналом, проложенным под стеной.
   Из соседней комнаты выпорхнула уже одетая Алия и, чмокнув в щёчку, побежала в сторону выхода.
   - Стоять! - повернулся я к ней.
   - Что?!
   - А постель убрать?!
   - Так мне к Лолу... - Алия подняла зажатый в руке удерживающий амулет.
   - Уберёшь и беги.
   - Стата говорит, что негоже жене локота самой хозяйственную работу делать, - выпалила девчонка, вновь попытавшись смыться.
   Какое-то не очень хорошее влияние на подопечную, оказывает эта Стата.
   - Стой, мы не договорили. Во-первых, ещё не жена, а во-вторых, ты договорилась с кем-то?
   - О чём?
   - О том кто убирать будет.
   - Нет.
   - Ну, вот когда договоришься, "жена локота", тогда и будешь оставлять. А пока - сама. И так перебор уже. Стираемся не сами, воду в купальню не сами... Постель-то можно убрать.
   Алия хмуро развернулась обратно, но до дверей, вернее шкуры разделявшей наши комнаты, дойти не успела - кто-то постучался.
   - Входи! - разрешил я, так как уже знал кто.
   - О! Жук! - встрепенулась Алия, увидев на пороге парня с двумя кружками отвара. - Постель уберёшь?
   - Э-э-э... Так убрал...
   - Мою.
   - Нет, конечно! Я воин, а не прислуга!
   - Ага! Не прислуга! Отвар же носишь! - Алия хмуро исчезла в своей комнате.
   - Я не прислужить, - растерянно ответил ей в спину Жук, протягивая мне кружку.
   - Чего надо? - Взял я отвар.
   - Ничего... Я так...
   - Ну да... Так... Ты последний раз "так" приходил, когда на охоту собирался. Рассказывай.
   - На корабль хочу.
   - Ты же не хотел? Сухой звал тебя, когда в Загорную отправлялся.
   - А сейчас хочу.
   - А я тут причём?
   - Сухой без твоего слова не берёт.
   - Правильно делает.
   - Я сам могу решать за себя!
   - За себя - можешь. А на Императора не попадёшь. Ты же с Ториком договорился, что замещать его будешь, пока он на охоте? Даже считать научился? Теперь ты здесь нужен. Так что...
   - Хромой!
   - Всё, я сказал!
  
   Санит под окном уже собирал команду для отправки за скотом. Надо найти ещё "советчицу" Алии, пока дела не захлестнули.
   Стату нашёл у входа в женское крыло.
   - Стат, ты чего у меня девчонку балуешь?
   - Это ты о чём?
   - О постели.
   - Какой постели? - очень осторожно спросила она.
   - Уборку постели имею ввиду, - поняв, что высказался двояко, поправился я.
   - А что?
   - В смысле, а что? Это по какой причине она её убирать не должна?!
   - Да есть ей чем заняться. Ты вот не видишь, а она весь день как на каторге. Сейчас со щенком селянина этого. Потом зелье для укрепления ворот и инструмента готовить. Потом лечебные варить. Потом снова с этим щенком. Помимо этого, сколько народу к ней за день приходит? С любой ерундой прутся.
   - И кто, по-твоему, за ней ухаживать должен?
   - Да хоть кто. Тинара, - Стата поймала за рукав пытавшуюся проскользнуть мимо нас женщину. - Утром, когда локот покои покинет, будешь ходить и уборку у них делать.
   Тинара глядя на меня, затрясла головой. Я пространно посмотрел вслед женщине, которая поспешила ретироваться, как только Стата отпустила рукав.
   - Я могу идти? - спросила Стата.
   Я кивнул. Стата... Я рот от удивления чуть не открыл. Стата, сделав некое подобие реверанса... Причём так естественно... пошла в сторону выхода из замка. На входе её встретил Клоп, державший клетку с рыжим зверьком. Стата забрав подарок, присела и перед ним в реверансе и вышла.
   - Это вот как она?.. - подошёл я к другу.
   - Вот и я как увижу, как она вот этак, - Клоп изобразил раскачивания бёдер Статы, - так прямо дух захватывает!
   - Я не об этом. Я думал её в женском не очень то... А смотри, сказала и...
   - А ты о Тинаре? Не-е. В другой бы раз она послала Стату, - разъяснил мне друг, слышавший наш разговор. - Они тебя боятся.
   - То есть?
   - Они женщины. Ты локот. Да и Алия твоя нет-нет, да бодрости им придаёт.
   - Диктатор какой-то...
   - Кто?
   - Да-а... Зверь злобный, - отмахнулся я.
  
   Пока шёл к месту сбора отряда, обдумывал всю вот эту ситуацию с прислугой. С одной стороны, это правильно и... очень удобно для меня. Мало того, что мне не придётся следить за порядком, за мной автоматически прибираться будут. А с другой.... Зная логику простого народа, это повод для пересуд и мягко говоря, недолюбливания. А по факту начнутся пересуды и зависть. Хотя и так уже завидуют, но усугублять....
   От пустых раздумий меня отвлёк Сухой, догнавший меня со спины и сбавивший свой темп шага до моего:
   - Аликсий! И что, когда я могу выходить?
   - Куда?
   - В море.
   - Ты вон о чём. Через две луны.
   - Это как? - Сухой аж остановился от неожиданного ответа.
   - Ну, так, - развернулся я к нему. - Через луну имперские мытари должны прийти. Не забыл? С кем мы на них пойдём? На и камнемёты твои с Императора снять для этого дела хотели. Если хочешь, то на руки можешь выйти в море. На рыбалку. А на морскую охоту пока нет. Извини.
   - Эх... А самый зверь пойдёт...
   - В смысле?
   - Сейчас самая тихая погода в море. Как раз пару лун продержится. Купцы в основном в это время на Гурдон и идут.
   - Ну... ты же понимаешь, что никак.
   - Понимаю, - вздохнул Сухой. - А вот с тем порошком не разобрались?
   - Нет, пока. Но... подумаем. Обязательно. Может к твоему выходу и разберёмся.
   Тут вопрос в чём... когда захватили Императора, на борту оказались две пушки. Реальные пушки, стреляющие ядрами. Разве что из дерева и без отверстия под фитиль. Ну, дизайн может несколько фееричный. Резьба по всему стволу и лафету. От выживших моряков узнали о том, что заряд для них, засыпался из белого порошка, которого на судне оказалось аж два сундука. Потом маг заливал что-то из бутылочки прямо в ствол. Следом закатывали каменное ядро и целились. Выстрел производил маг, прикоснувшись к стволу. Только вот ни что он туда заливал, ни уж как взрывал содержимое, никто соответственно не знал. Поэкспериментировав какое-то время, и не добившись результата, мы с Алиёй забросили это дело в долгий ящик. А ведь и, правда... Девчонка то у меня загружена до нельзя.
   - Гогох, - окликнул я нашего лекаря, как нельзя вовремя подвернувшегося под руку. - Ты бы лекарскую организовал.
   - Хе... Зачем? Деньги брать что ль?
   - Ну... пока нет. Просто лечить.
   - И так лечу.
   - Чего тогда все к моей идут?
   - Она быстрее лечит.
   - Прыщи? Быстрее, это не значит, что все к ней должны идти. Что не сможешь - она поможет. А пока давай как-то организовывай. А то ты смотрю, больше за травами бродишь. Да и то... Так прогуляться. Ни на шаг больше из крепости.
   - Так, а за травами кто?
   - А то ты их там собираешь? Сорвёшь два пучка, а потом наслаждаешься природой. Что мне, не рассказывали что ли? Того и гляди какой зверь сожрёт тебя, а потом лечить будет некому. Возьми себе ученика. Объясни ему всё. Он и будет за травами ходить. Штобота вон! Штобот! Подь сюды! Будешь учеником Гогоха. Понял?
   Парень, мне кажется, не совсем понимая на что подписывается, кивнул.
   - Ну вот, - хлопнул я деда по плечу. - Штобот и Гогох. Даже звучит. Согласись?
   - Так я ... - замямлил вдруг парень. - А сестра?
   - Стата! - мне вновь на глаза попалась эта красавица, и вот прямо жуть как захотелось отомстить за мелкую утреннюю подставу. - Ну, раз уж ты у нас такая боевая и инициативная, - когда она подошла, начал я, - то собери-ка ты всех детей в кучку и найди нянек из женщин. Желательно беременных или старых. И создай-ка детскую комнату на день.
   - Что?
   - Детский сад сделай. Чтобы мамы, кто работать хочет, или Штобот вон, могли привести детей на день под присмотр, а сами по делам шли.
   - У меня хватает работы. Пусть кто другой...
   - А я и не уговариваю, - перебил я её. - Я тебе как локот говорю.
   - Да почему я то?
   - А у тебя манеры есть. Чему детей скажем вон... Ларк научит? Ему самому надо ещё учиться надо. А ты вон и реверансы, и советы дельные Алие даёшь. Получается у тебя. Потому и ты. Кстати... Вот с Ниркой, женой Ларка переговори. Она ведь на втором месяце кажется? И опять же, кстати, - повернулся я к Гогоху. - Ты бы подумал насчёт зелья от беременности. А то... у нас скоро детей больше взрослых будет.
   - Женщины на то и созданы чтобы рожать... - пробурчал дед.
   Стата фыркнула.
   Дослушивать Гогоха я не стал, направившись к Саниту. На встречу попался Оруз, прошедший мимо, словно меня нет.
  
   - Что, готовы? - Подошёл я к Саниту.
   - Вроде да.
   - Это что, сотня?
   - Почти две. Сухой уговорил. Да я хочу ещё два десятка отправить, чтобы дозоры проверили. Как думаешь, может собрать их? Днём раньше узнаем о имперцах, днём позже? Всё равно ведь они луну здесь минимум стоять будут.
   - Ну... Может ты и прав. Снимай, если живы. Незачем такой риск. Жаль, что Сухой с новенькими не пригнал, - поспешил я сменить тему, жутко было думать, если людей на смерть послали. - Так считай бы, уже скот здесь был.
   - Нет. Не был бы. Сухой говорит, не больше десяти голов за день получалось загрузить. Разгружать быстрее, но всё равно долго. Ещё крупы и рыба. Вроде как они всё ещё там должны разгружаться. Без причала ведь.
   - Понятно. Новенькие смотрю, тоже идут?
   - Есть такое. Попросились около пятидесяти, я не отказал. Хотя мне кажется, не совсем добровольно попросились.
   - Яр?
   - Да. Пытается сделать своих полезными. Он хотел с тобой поговорить. Вроде как он горняк. В пещеру просится зайти.
   - Да надо ли? Два дня заваливали.
   Пещеру, вход в которую находился в подвале, мы закрыли первым делом по нескольким причинам. Во-первых, странное поведение Алии и Лола. Оба стремились туда, пока не завалили. Во-вторых, смутные суеверные подозрения некоторых, вещавших о таких вот странных пещерах, в которых простому человеку становилось хорошо. Говорят если в такой просидеть луну - с ума сойдёшь. А в пещере действительно накатывало такое приятное-приятное чувство. А в-третьих, побоялись, что там может зверь какой-нибудь жить. Не зря же волки не подходят к крепости. В общем, от греха подальше завалили. Благо камни рядом были.
   - Не знаю. Сам с ним переговори. Я добро не давал. Ну ладно, давай, - протянул он руку.
   - Не понял. Ты что сам едешь.
   - Да. Дело то важное. Я предполагал это само по себе разумеющимся.
   - Ничего себе новость... Ну, ладно, давай, - пожал я руку воина.
  
   Когда прогрохотала вторая, она же последняя, телега по деревянному мосту перед крепостью, я развернулся было пойти позавтракать, как меня окликнул Инурт, тот самый отец Латана, устроивший небольшую дискуссию на выборах.
   - Аликсий! Уж извиняй, что отвлекаю.
   - Да ничего.
   - А где деревню ставить будем?
   - Какую деревню? - несколько удивился я.
   - А как сеять, пахать будем?
   - В смысле как? Выезжай за ворота и паши.
   - Та тута камни одни. Земли что рожать будут ближе к лесу. Тут не вырастет ничего, даже ежели магией. Да и скоту где сено косить. Ты ж видишь, что одна стелица вокруг.
   Не стал переспрашивать что такое "стелица", вернее всего та самая низенькая травка, но и спорить не было смысла.
   - Ты подожди, Инурт. Давай сядем, поедим, а ты мне всё по порядку расскажешь.
   А картинка то получалась не очень. Со слов собеседника, вблизи крепости нет ни плодородных земель, ни толковых полей для косьбы. А косить, учитывая местные реалии в виде зверья, надо на весь год. То есть вот сейчас мы пасём, но уже то мелкое стадо, что ведут сейчас, на этом пятачке не прокормить. А защитить от зверья, так надо целую армию. Потому, собственно, у местных и не было больших стад и табунов, зато в почёте была птица и свиньи. И вот дабы не ехать в полдня, как сейчас делают охотники (а они, кстати, не редкость в последнее время, стали проситься с ночевкой), надо строить деревню.
   - Но ведь жили же, как-то, прежние хозяева крепости?
   - Уж точно не косили, - вполне серьёзно ответил Инурт. - Говорят же, что маги жили.
   - Слушай... вот так просто, даже не могу ответить тебе. Дай время.
   - Да понимаю, что не быстрый вопрос, - поднялся из-за стола мужик.
  
   Сразу после разговора, я поспешил найти Протоса. Старостинские поселились в каком-то неказистом хлеву и обычно никого к себе не пускали. Хотя собственно, никто и не стремился. Я был несколько обескуражен обстановкой. Длинный добротный стол, явно из замка. И когда только успели? Шкуры на стульях. Ну, пусть не стульях. К чурбанам были приделаны палки с поперечинами, играющие роль спинок. Успел я как раз к завтраку старостинских. Завтрак кардинально отличался от нашего. Причём... я сделал заметку насчёт антикоррупционной политики - на столе были куски рыбы. Нашей рыбы! Поскольку одна корзина из привезённых Сухим, была наполнена точь-в-точь такими же кусками деликатесной рыбы, что сейчас красовались на столе старостинских. Вкусная штука. Но вот сейчас раздувать скандал я не стал.
   - Локот Аликсий, - приподнял кружку Протос, указывая ей на место возле себя. - Будь гостем. Мой стол только для тебя.
   При этом его парни вдруг опустили ложки на стол. А тот, что сидел на предложенном мне месте встал и, забрав свою чашку с кружкой, пересел на другое место. С дальнего конца, то есть с ближнего ко мне, тут же передали по рукам в ту сторону пустую кружку и чашку, которые по мере приближения к моему предполагаемому месту восседания наполнились яствами и напитком, очень по цвету напоминавшим вино.
   - Да я сыт. Благодарю. Хотел переговорить с тобой. Если неудобно, могу позже, - поскромничал я.
   - Не торопись, - встал Протос. - Присаживайся. Ты всех традиций севера не знаешь, поэтому простительно. Нельзя не отведать гостю со стола хозяина. Тем и жизнь теплится в наших краях.
   - Ну... Спасибо. - Я прошёл к предложенному мне "стулу". - У меня...
   Протос, намекая, указал мне на тарелку. Пришлось последовать его совету - кто его знает, что в голове у этих северян. Только я принялся за еду, как и остальные возобновили трапезу. Блин, они реально замороченные.
  
   - Так с чем пришёл? - когда значительная часть снеди со стола благополучно была отправлена по её назначению, задал вопрос староста.
   - Хотел узнать, зачем тебе корабль? И куда мог деться наш человек в твоей деревне? - напрямую спросил я.
   Протос выдержал паузу.
   - Ну, на второй вопрос ответить не смогу. Найдётся ежели, сам всё тебе расскажет. Да и на первый твой вопрос большого желания отвечать нет... Токмо... сдаётся мне что ты знаешь зачем. Да и чего тут утаивать? Корабли испокон веков нужны были для ловли рыбы, торговли, да войны. Воевать я ни с кем не собираюсь. - Староста замолчал, подразумевая, что ответ на свои вопросы я получил.
   - Что ж... Спасибо за трапезу. Пойду я.
   - Раз уж зашёл... - остановил мою попытку встать из-за стола Протос. - Уехать я сегодня собираюсь. Дела появились. Да и твоего человека найти надо. Нехорошо как то получается....
   Я смотрел на старосту, обдумывая ответ. С одной стороны вроде как свои условия сделки он выполнил, хотя вживую товар я ещё не видел. С другой... гораздо надёжней было бы дождаться скот и крупы. Опять же, сын то его здесь остаётся, а прав удерживать старосту у себя я не имею.
   - Надо, значит надо... - ответил я вставая.
   - Может, продашь всё-таки амулет?
   Я отрицательно покрутил головой.
  
   Старостинские особо со сборами не торопились. Раскачались они, когда солнце уже далеко перевалило за отметку зенита. Два с лишним десятка северных жителей смотрелись довольно устрашающе. Угрюмые бородатые лица безразлично оглядывали исподлобья округу. Недовольство северян было вызвано некой фобией Толикама, выразившейся в усилении нашей стражи, как на стенах, так и у ворот.
   Протос ради удобства передвижения не стал брать в дорогу повозку, а предпочёл навьючить поклажи на крупы лошадей. Впрочем, так как основную часть вещей он предпочёл оставить двум воинам охраны своего сына, то поклажи выглядели довольно скупо.
   - Ну... до встречи, северный локот!
   Насмешливую интонацию в тот момент я не ощутил.
   - До встречи, - пожал я протянутую руку.
   Протос улыбнулся и вставив ногу в стремя своего жеребца грузно сел в седло. Как только ворота крепости начали открываться, кавалькада тронулась вперёд. Следующие события произошли практически в доли секунды, словно старостинские не один раз репетировали. Один из остающихся воинов подхватил сына старосты и бросился в сторону отъезжающих. Второй, подхватив стоящий рядом щит, прикрывал бегущих от стрел сверху. Ближайшие к воротам всадники, выхватив клинки, направили своих лошадей на наших стражников, оттесняя их от ворот. Те, что находились в конце, перекинули щиты на спину. Только воины достигли всадников, тот, что нёс ребёнка, подбросил его старосте и виртуозно запрыгнул на одну из вьючных лошадей. Второй повторил его трюк. Рвущего поводья Протоса тут же окружили всадники. Происходило это уже на приличной для копытных скорости.
   Нагло. Бесцеремонно и бесстрашно, Протос уходил от нас вместе с сыном и амулетом. Ошалевшая от нападения стража не смогла дать сколь либо приличного отпора, а выпущенные в спину стрелы только щёлкнули по щитам скачущих. Догонять их было не на чём.
   - Красиво, - произнёс стоящий рядом Наин.
   - М-да, - ответил я ему. - Ещё бы рукой помахал.
   Словно услышав меня, один из воинов Протоса, подняв над головой клинок, крутанул им несколько раз.
  
   - Можно было ожидать, - прокомментировал по возвращению произошедшее Санит. - Я бы тоже нам своего сына не доверил. Да ещё в преддверии стычки с имперцами.
   - Задним умом мы все сильны, - ответил Толикам.
   - Ладно. Духи с ним. Амулетом этим, - поспешил я прервать спор в самом начале. - Надо было ему в долг отдать. Что со стадом делать будем?
   - Есть, - сострил Клоп.
   - Не лопни, - Санит разлил разлил по кружкам настойку.
   Некрасиво конечно пить в тихушку ото всех, только две бутылки привезённые Сухим, на несколько сот человек не делятся.
   - Пока будем пасти под охраной, - вернул разговор в конструктивное русло Толикам.
   - А потом?
   - А там видно будет. Инурт задался вопросом: почему зверьё боится подходить к крепости?
   - И?
   - И... Говорит, что камни в земле лежат. Много. Как раз по той черте перед крепостью. Возможно из-за них.
   - Давайте выкопаем и перетащим, - предложил Клоп, протянув руку за своей кружкой. - И посмотрим.
   - Я попросил Долта поймать какую-нибудь живность из магических, - ответил Толикам.
   - А что ловить... - Сухой взяв кружку, приподнял её, предлагая выпить. - Одну из лошадей еле перевели через эту черту. И били, и тянули. До сих пор мечется.
   - Угу, - поддакнул Санит, после того как опрокинул в себя напиток и выдохнул. - Не знаю, откуда она в Загорной оказалось, но ту лошадь точно маги выводили.
   - Тогда завтра и попробуем, - подытожил Толикам. - Я вот тут думаю, а может ну его этих имперцев. Раз местные не хотят, то и нам влезать не стоит, - сменил он тут же тему.
   Никто Толикаму отвечать не спешил. С нынешней позиции, то есть сытости и спокойствия, идея напасть самим на воинов империи не казалась такой уж хорошей. И, правда, народ стал отходить. Не стало уже той агрессии. Все при деле. Все увязли в бытовых мелочах. Войны уже не хотелось. Только... не забудет Империя о нас. Ой, не забудет...
   - В зиму опять голод настанет, - наконец нарушил тишину Наин. - Посеять много не успеем. Тяжело будет нетронутую землю пахать. Разве что под снег семена уложить, чтобы в следующий год быстрее взошли.
   - Думаешь, от селян много взять сможем? - Высказал сомнение Санит.
   - Много, не много, а хоть бандитами себя ощущать не будем. Вроде как защитили. Так ведь и так придётся по деревням идти.
   - Как бы не получилось, что имперцы нас потреплют, а потом селяне добьют.
   - Потому и решать такое предлагаю, когда они здесь появятся. Если много будет, отойдём за стены крепости. Отсюда нас не взять. А мало, так испугом возьмём.
   - Ага. Жуть, какие мы страшные.
   - Ещё враг не пришёл, а мы уже обделались, - неожиданно зло произнёс Клоп.
   - Смелый какой. - Ухмыльнулся Санит.
   - Да уж, какой есть. Зиму назад на орков горб гнул ради плошки дрянной каши. Нынешнюю зиму вообще с голоду пух. А сейчас настойку пью. Рыбой вон, какой ни разу не едал, закусываю. Дети на детей стали похожи. Бабы на баб. И если мне надо будет ради того чтобы всё осталось так же надрать задницу имперцам или селянам, то я даже задумываться не хочу.
   - Ни хрена себе, тебя Стата обработала! - Ответил на эмоциональный всплеск бывшего раба Наин.
   Собственно фраза его пришла на ум всем, поскольку Клоп один в один повторил слова этой стервозной дамочки.
   - А коли и так! Не правда, разве?! И плевать мне, что там селяне будут думать о нас! Вертел я их мнение. У них самих руки в крови!
   - Да неизвестно ещё... - хмуро произнёс Санит. - Может зверьё.
   - Ага. Зверьё. Только, какое-то разумное зверьё! Сам же говоришь, что оружие с гербами оставили, а немеченое имперцами исчезло!
   - Воин, оглоблю тебе в то место, откуда срамное дело делаешь. Да поглубже, - ожил Гогох, до этого тихо сидевший на чурбане в углу. - Не зыркай! Кулаком махать хорошо, когда он большой. А коли веса нет, так нечего по-бабски вопить. Не поможет. В собственной крови искупаться дело не хитрое. Ты попробуй голову думать заставить, прежде чем поперёк всего мира идти. А то и селян он вертел и имперцев. Вертелку не сломай! Лучшее будет, коли имперцы сначала селян пожучат, а потом мы имперцев. Вот тогда толк какой появится. - Дед, так же резко как начал свою эмоциональную речь, так её и закончил.
   - Мудрость говорит твоими словами отец, - улыбнулся Санит.
  
   - Не лень же было тебе лезть сюда, - раздался голос Толикама сзади.
   Лестница на сторожевую башню действительно была крута и крайне неудобна.
   - Хмель выветрять хочу.
   - Хм. - Даже не поворачиваясь, готов поспорить на кусок жареной говядины, что Толикам улыбался. - По-моему хмель загнал тебя сюда.
   - Может и так.
   - Чего размяк?
   - Да как сказать... Знаешь... Клоп сегодня напомнил... А ведь... Ну, какой из меня правитель? Раб! Был рабом. Да и остался им. Правитель должен быть с головой...
   - Чушь! - Перебил меня Толикам. - Правитель должен быть справедлив. Не более. Ты думаешь, император сам правит? Как бы не так! Полно сведущих людей, способных в любой сфере принять, как им кажется, более правильные решения. А вот доказать свою правоту, зачастую они не в силах.
   - Такое впечатление, что ты правил.
   - Нет, конечно, - Толикам помолчал несколько секунд, глядя на закат. - Красиво.
   - Это да. Там орочьи степи?
   - Да. Но, перед ними есть где-то горы. Говорят можно пройти. Только хоженых дорог нет.
   Некоторое время был слышен только ветер, гуляющий в преддверии гор, да звуки готовящейся ко сну крепости.
   - Убеждать тебя, причин нет. Ты сам всё понимаешь. Смалодушничать сейчас ты не можешь, - продолжил Толикам.
   - Ты просто не представляешь, насколько низко я упал даже в своих глазах, после рабства. Я ведь не хотел выходить тогда к вам. Когда сбежали.
   - Знаю. Возможно, и правильно бы сделал. Только сейчас речь не об этом, а о том, что тебе доверяют.
   - Конечно, - я даже не стал скрывать иронию. - Только нож готовы в спину воткнуть.
   - А то тебе привыкать? Сам нарываешься. А нож... так человек такая сволочь, что всегда готов обнажить его.
   - Как мы сейчас.
   - Да. А чем ты лучше других?
  
   Утро началось несколько сумбурно. Во-первых, пришлось будить Алию, которая вдруг почувствовала отсутствие каких-либо обязательств. Обычно происходило наоборот: она просыпалась раньше меня. Во-вторых, большая часть народа была согнана Санитом для выпаса имеющихся животных. То есть, усиленные отряды охотников вышли на промысел рядом с пастбищем, а остальные практически с вилами и лопатами, на охрану скота, с одновременным возделыванием земель. По сути, люди прикрывали своими телами коров и частично незанятых лошадей. Последнее произошло ввиду отсутствия лемехов, то бишь, плугов. К обеду показался дымок от искусственно созданного пожара на опушке леса прилегающего к нашей долине. Мы стремились расшириться в своих угодьях.
  
   - Так и?! - зычно звучал голос Инурта.
   - Что "и"?! - рыкнул Санит.
   - Я не чтобы обидеть, - поспешно ответил наш сельскохозяйственник, гладя то на Санита, то на Алию.
   - Да не знаю я, - произнесла задумчиво последняя. - Вроде как идёт от него что-то. А что... непонятно. Меня не пугает. А на неё действует, - кивнула она на испуганное животное.
   Судя по всему, ту самую магически выведенную лошадь.
   - Давайте откапывать, - предложил Клоп, стоящий с лопатой рядом.
   - Даже если откопаем, в чём я сомневаюсь, - ответил Санит, то нам его точно не передвинуть.
   - Может кусок отколоть? - предложил я, подъехав ближе.
   - Может... - задумчиво ответил Санит.
   - Брат Долта хвастался в качестве горняка.
   - Да у нас любой сможет отколоть кусок, - произнёс Яр, идущий рядом с моей лошадью. - Мы ж с каменоломен. - Он без раздумий, скинул рубище и прыгнул в траншею вокруг огромного камня похороненного в земле. - Дай-ка кайло, - посмотрел он на Клопа.
   Тот молча поднял орудие труда и подкинул его горняку.
   Не скажу, чтобы так уж просто выдалось то действо, что Яр охарактеризовал, как "каждый сможет". Минут тридцать точно стучал кайлом то с одной стороны, то с другой. В итоге, покрывшись серой пылью прилипшей к оголённому торсу на пот, он всё-таки отколол сколь либо значимый кусок от скалы.
  
   Таскания с этим увесистым камнем большого толка не дали. Да, причиной страха лошади, и предположительно остальных магически выведенных животных, были именно эти камни. Только перетащить их ограничив большую площадь, требовало неимоверных трудозатрат, а отколотого куска лошадь уже боялась не так сильно.
  
   - Ну и ладно, - изрёк Клоп. - И так зверьё нас бояться стало.
   - Не знаю, не знаю... - задумчиво ответил Инурт. - Одно дело мы, а другое скот. Я, конечно, не больно-то сведущ, токмо кажется мне, что зверьё сейчас стекаться сюда начнёт. Корма то сколько...
   - Аликсий, погуляем? - подошёл ко мне Санит.
   Я посмотрел на воина задумчиво жующего травинку и молча спустился с лошади.
  
   - Хочу в Аконовскую скататься, - как только отошли в сторону, начал Санит. - С Бородой поговорить. На народ посмотреть.
   - Думаешь, они наших?
   - Думаю да. По обглоданным костям ничего не понять... Только ведь и вправду, имперское оружие не тронули, а остальное забрали. Да и... кажется мне... что на лохмотьях, что там валялись были порезы... не от когтей.
   - Если это так, то Борода не станет с тобой откровенничать. Его потом селяне же и порежут.
   - Ну... посмотрю на рожи селян. В глаза загляну.
   - Как бы и тебя...
   - Потому и советуюсь с тобой. Менее чем с полусотней не хочу ехать.
   - Полусотней не справишься.
   - Да я не собираюсь воевать. Поторговаться хочу. Одежду купить, - с хитринкой ответил Санит.
   - Чё ито?!
   - Да есть тут мыслишка....
  

Глава 5

  
   О прибытии иперских войск в Северные земли, мы узнали с запозданием в трое рук, от приехавших к нам селян из Заречной, не самой ближней деревни. При этом двое братьев чуть лошадей не загнали, спеша предупредить нас.
   - Значит, говорите, мытари из Империи прибыли?
   Тот, что постарше кивнул. Расположились мы в обеденном зале за одним из столов.
   - Сколько их?
   Старший брат посмотрел младшего.
   - Всего вроде как их... - засмотрелся тот на свои растопыренные пальцы. - Вот если один палец как руки....
   - Сколько человек надо, чтобы пальцев на их руках было столько же, сколько имперцев? - попытался помочь парню Толикам.
   - Эк... - задумался тот. - Ну вот... коли... ну... руки, потом ещё руки, потом ещё две руки... и... вроде как ещё руки... Только сейчас их на валах всего, если по пальцам....
   С большим трудом удалось выяснить, что имперцев всего прибыло толи четыре, толи пять сотен, но на "валах", то есть в лагере, где они обычно останавливаются, сейчас около двухста. Остальные разъехались по деревням собирать налоги.
   - Много... - задумчиво произнёс Санит.
   Алия пожала мою руку. Собственно я и сам видел по скованности собеседников, что они не всё рассказали.
   - Ещё что? - задал я вопрос.
   - Да говори уже! - Не выдержал старший брат, толкнув в плечо младшего, и продолжил уже сам. - Старосты велели не сообщать вам о том, что мытари приехали. Они хотят, чтобы вы значится... ну... убежать не могли.
   - Да понятно.
   - Имперцы уж знают, что вы здесь. Только они сейчас разослали мытарей по деревням и им собраться всем в кучу надо, чтобы значится на вас выступить.
   - А вы, значится, - передразнил брата Санит, - решили нам помочь?
   - У нас ещё брат есть... - опустил голову старший. - У его сына магию нашли, а он... Ну... Отдавать не захотел дитё и как бы в бега пошёл. Хотел у родни в Аконской схорониться. Тока Акон его и выдал имперцам. Ну а те и сына и семью всю его забрали. Мол... законы имперские нарушили.
   - Понятно всё... Хотите чтобы мы помогли?
   - Так народ говорит, что вы и не собираетесь тикать от них. Вроде как сами хотите выступить. Вот мы и подумали, что значится, ежели вы знать будете, то могёт так стать, что и побьёте имперцев.
   - Сами-то клинки готовы в руки взять?
   Братья понурились. Санит усмехнулся:
   - Ладно, ладно... А вот скажите-ка... Кто дозоры наши... пару лун назад вырезал?
   Так-то селяне явно были не в своей тарелке, а тут, создалось впечатление, что их плечи в два раза тяжелее стали.
   - Там... - начал старший, - аконские и с Еловой... Чтобы значит вы не узнали о имперцах...
   - А ваших не было?
   - И наши были. Старосты порешали, что ежели сообща это... то вроде как значится, ежели вы узнаете, то и ответ держать вместе будут. А имперцы вроде как нам за то налоги скостят. Тока скостили, вроде как, аконским, да и то, за то, что Олига с семьёй выдали.
   - Что ж это Акон так не по человечески? Вы вроде дружно жили?
   - Так орденские когда брат наш бежал, пришли ко всем старостам и сказали что вроде как у их детей магия видна. Хотя какой там... У Акона самой младшей дочери уж за пятнадцать зим. В таком возрасте сила гор не просыпается. Тут либо старосты бы детей потеряли, либо брата нашего выдавать надо было.
   - Сами-то наших резали? - довольно сухо спросил Санит.
   - Мы - не-е-е, - замотал головой младший. - Чем желаете поклянёмся!
   Санит посмотрел на Алию.
   - Не врёт, - ответила она на немой вопрос.
   - Староста вас не накажет? За то, что выдали всё?
   - Кто ж знает... - произнёс старший. - Ежели узнает, то всяко могёт быть.
   - И что же он сможет сделать? - заинтересовался Толикам.
   - Мужики могут и батогами забить. А могут и за налоги имперцам отдать. Вот две зимы назад у нас мужик один родственника старосты нашего в драке к духам направил. Так вот на следующую весну всей семьёй с мытарями ушёл.
   - Жёстко у вас... Ещё есть что рассказать?
   Старший пожал плечами:
   - Да вроде всё как отцу родному поведали.
   - Ну что ж... Спасибо, - одобрительно кивнул Санит. - Если вдруг в деревне вашей плохо станет, - посмотрел он на меня, - то думаю, к себе пустить сможем.
   Я кивнул в знак согласия.
   - Мы уж пока у себя. Кто ж знает, смогёте вы имперцев одолеть, али нет...
   - Откровенно, - усмехнулся Наин. - Вас в деревне не потеряют?
   - Не-е. Мы ж к имперцам поехали. Брата хотели выкупить.
   - А вы у них были? - заинтересовался Санит.
   - Титус был, - кивнул старший на брата. - Меня не пустили.
   - Интересно. Рассказать, что у них там как, сможешь?
   - Что ж не рассказать-то? Лошадей больших много. Живут в шатрах...
   - Подожди, подожди, - соскочил Толикам, подойдя к двери, открыл её и крикнул:
   - Ларк! Ларк!
   - Чего?!
   - Принеси уголь из печи.
   - Сейчас!
   Пока дождались не самого расторопного Ларка, пока выбрали потухший уголёк, поскольку Ларк не поняв, притащил горшок горящих углей, я заметил, как старший селянин нет-нет, да бросает взгляд на Алию.
   - Боишься? - спросил я его, улыбнувшись.
   - Нет. Чего ж бояться. Не среди зверей же.
   Видно было, что он хотел сказать что-то ещё, но не решился.
   - Боишься, - констатировал я факт. - Говори, не стесняйся.
   - Да мне так неловко. Хворь у меня есть. А говорят, что... не знаю как ваз звать можно? - Обратился он к Алие.
   - Алия.
   - Говорят, вы лечите хорошо.
   - А что болит?
   - Да неловко мне так. На людях рассказывать.
   Алия посмотрела на меня.
   - Нет, тогда позже, - понял я вопрос во взгляде девчонки.
  
   А болезнь то у мужика была действительно крайне интимной. Боги не наделили его мужской силой. Нет, у него стоял, если по-простому, а детей, не было. Только и Алия его лечить не стала. Просто не знала как. Ну и я не в восторге от этого был. Одно дело раны там или болезни иного характера, но вот чтобы она рассматривала достоинство мужика... Это была не ревность, просто я всё ещё считал её маленькой. Поэтому мужику было предложено прийти к нам в следующий раз. Когда-нибудь... Потом... Но, это всё лирика...
   Информация, принесённая селянами, была ой как важна, и ой как своевременна. Ещё бы немного и наш план полетел бы в тартарары. Это сейчас имперцы были разбросаны по селеньям, так как успели сделать это до того как узнали о нас... А пройдут руки - двое, и они в кучу стекаться начнут. Собственно, ничего особо хитрого мы не задумали. Слегка подло... но, на войне как на войне...
  
   - Идут, - прошептал Ларк, упав рядом со мной.
   Лежащий впереди нас Санит повернулся и показал кулак парню за нарушение тишины. Ещё где-то минут через двадцать в пролеске у которого мы лежали показалась вереница довольно уродливых лошадей охраняемая двумя десятками воинов. Хотя не все из них были сугубо воинами. Выделялся едущий на лошади мужик в чёрном одеянии и какой-то хмырь без доспеха. Сказать, что воины были совсем уж расслаблены, нельзя. Все были при копьях, но, без щитов. Это было вполне ожидаемо, поскольку как они считали, их главный враг, это местное зверьё против которого копьё самое милое дело.
   По свисту Санита лучники выпустили в идущих с десяток стрел. Как и предполагалось, большого вреда облачённым в кольчуги воинам они не принесли. Хотя кто-то особо меткий и попал в шею ближайшему от нас воину.
   - Давай мужики! - Заорал Санит, пытаясь воспроизвести деревенский говор. - Бей крохоборов!
   Три с лишним десятка наших одетых в деревенские одежды с топорами и вилами выскочили с обеих сторон мытарей.
   - Не вздумай, - прошептал я Ларку, видя, что тот прямо сжался в комок, готовясь выпрыгнуть. - Справятся. Давай кричи лучше, вон в чёрном уходить собрался.
   - Акон! - заорал что есть силы Ларк. - Он, гляди, конный уйти хотит! Не дай ему мужики!
   Нервы всадника сдали, и он пришпорил своего жеребца, вырываясь из кольца в нарочно оставленную брешь. Собственно это и надо было. Мы подставляли аконовских.
   Когда всадник скрылся за ветвями, я выждал ещё минуту на всякий случай. Наши в это время, на пики не лезли, дразня имперцев шагов с пяти.
   - Вперёд! - Дал я команду.
   Вторая "волна" бывших рабов посыпалась со всех сторон. Часть людей с копьями встали во второй круг, чтобы не дай духи кто не выскочил. Нумон размахивая цепным молотом, влетел в ряды имперцев одним из первых. Смять пару десятков человек в три раза превосходящими силами оказалось делом пятнадцати минут.
   - Хромой уводи! - крикнул Санит.
   Вот тут наступала пора моей миссии. Как человек ограниченный в возможностях (физически) я ценности не представлял. Но, поскольку в данном случае, нужно лишь руководство и взаимодействие сил, то я, по сути, учитывая то, что на данную операцию брались только самые проверенные, укладывался в предназначение как никто лучше.
   - Ларк, сгоняй скот.
  
   Мы уводили табун неказистых, уродливых лошадей в сторону Аконовской. Дважды резали животных, чтобы зверьё сбегалось на кровь - дабы имперцам идущим за нами, жизнь маслом не показалась. Километров за двадцать до деревни, собрав с груза всё самое для нас необходимое, выкопали яму и, сгрузив половину захваченного, присыпали сверху - ну вроде как схрон местных. Животных разогнали. Всех. Не хватало проколоться на такой мелочи. А вот теперь наш путь огромным крюком ложился в сторону основного лагеря имперцев.
  
   Вообще самым сложным в этой операции, оказалось, выбраться незамеченными из своей обители, потому как в тот момент, когда селяне въезжали, за нашей крепостью уже была установлена круглосуточная слежка. Обнаружилось совершенно случайно Долтом. Он, выехав с миссией обустройства планового пожара в местных лесах, наткнулся на лежку этих "морских котиков". Разумеется, там уже никого не было. Но парень-то далеко не дурак. В итоге нам пришлось изобразить бегство, с разделением сил. И вот сейчас я крайне был недоволен тем, что, смалодушничав, отпустил Алию вместе с женской частью торба.
   - Думаешь правильно сыграли? - подъехал Толикам.
   - Думаю, перестраховались. Не будут они разбираться. Вырежут Аконовскую да и всё.
   - Сколько крови...
   - Можешь сходить, предупредить... - съёрничал я.
   - Да я не о том. Я о разумности местных.
   - Тут самим бы выжить, а ты о них.
   - Всё равно жаль.
   - Саниту не расскажи о своей жалости к аконовским. Он, прям, кровью испражняется.
   - Знаю...
  
   Сделав крюк, мы очень вовремя успели к месту второго акта пьесы. Выкурить сотню (остальные поехали наказывать аконовскую) даже не воинов, а так... хозяйственников в большей части, оказалось незамысловато. Три сотни бывших рабов просто смяли имперский лагерь. Тех, что выжили, казнили на месте. Дело не в кровожадности. Просто чем позже о данной битве узнают в Империи, тем нам же лучше. Хотя... Зря, наверное. Всё равно кто-нибудь, да смог сбежать. Подойти незаметно к окруженному земляным валом лагерю не получилось.
  
   - Будем ждать? - беря плошку с кашей и подождав пока мальчонка, который принёс нам пищу, отойдёт на расстояние, где не слышен наш разговор, спросил Толикам.
   - Да, - твёрдо ответил Санит.
   - Так проще, - поддержал Санита Клоп, прикладываясь к бутылке.
   - Ты бы не налегал, - сделал замечание Санит.
   - В ночь всё равно не придут, - Клоп, наклонившись к костру, повернул мясо, нанизанное на ветку. - А после такого дня, даже духи велят выпить.
   А день действительно выдался не лёгким.
   - Имперцы не придут, а вот зверьё....
   - С этими ихними огоньками вокруг - не страшно. А не выпить за парней - грех.
   Под огоньками, Клоп имел ввиду, магическую сигнализацию вокруг лагеря. Очень удобная штука. Вокруг земляного вала были разложены шарики, которые начинали светиться, если к ним приближалось что-нибудь живое.
   Санит не ответил, но по его взгляду было видно, что он просто мысленно махнул рукой на упорство собеседника. Клоп протянул бутылку мне. Я, отхлебнув сладковатого хмельного напитка, отдал сосуд дальше по кругу.
   - Что, Большой, голову повесил? - Толикам протянул вино Нумону.
   Большой четырежды раскрыл обе своих гигантских пятерни и с мычанием вопросительно затряс руками: мол, ну как так-то? В свете костра его мимические жесты были особенно выразительны.
   - Не набив мозолей, лес не вырубишь, - ответил на крик души немого Древ.
   Несмотря на численное превосходство, избежать жертв не удалось. Почти четыре десятка трупов. Только один из десятников имперцев унёс с собой жизни четырёх наших парней, прежде чем Нумон снёс его своим чудовищным оружием.
   Вокруг костра воцарилось молчание. Лишь треск углей, да такие же тихие разговоры у соседних костров.
   - Пойду, посты проверю, - начал вставать с бревна Санит. - А вы гасите огонь. Хочется языками почесать - в шатер перебирайтесь. Неровен час, болт в голову поймаете.
   - Мы же за валом? - возразил Клоп. - Да и имперцы, ладно, если к завтрашнему вечеру подойдут.
   Санит приподняв голову, вдохнул всей грудью воздух:
   - Я бы смог... - кратко ответил на упорство Клопа воин.
   - Вот же-ж... - начав присыпать костёр землёй, заворчал Клоп, когда Санит отошёл. - Мясо не дал дожарить...
   - Костры гасим, парни... - послышался тихий голос Санита от соседней компании.
   В отличие от нас, там возражать никто не стал.
   - Пойду, с селянами поговорю, - с трудом начал я вставать - ноги затекли. - Нога что-то ноет. К непогоде...
   - Тишь та, какая, - ответил Толикам. - Не похоже. Я с тобой.
  
   Селян в лагере оказался целый десяток. На время пока разбирались после битвы с мёртвыми телами, пока рассматривали трофеи и организовывали круговую оборону, их разместили в одном из шатров.
   - Ночи доброй... - начал было я довольно громко, зайдя с магическим светильником к селянам, но тут же осёкся, увидев спящих детей. - Извините, - прошептал я, проводя рукой по шару, чтобы уменьшить его свет.
   Приглядевшись к присутствующим, выделил мужика и довольно милую женщину, сидевших около троих спящих детей. Младшему было зим пять, старшим девчонкам, навскидку, около десяти - двенадцати. Ошибиться было трудно, поскольку больше детей в шатре не наблюдалось.
   - Олиг? - осмотрев их, остановил я свой взгляд на мужике.
   Тот кивнул. Приглушённый свет не давал толком разглядеть его, но испугом в этот момент повеяло... Может быть и показалось, но зрачки мужика на доли секунды ушли куда-то влево. Я, приподняв светильник, осмотрел остальных. Четыре девицы... Одна, в изорванном платье, казалось вжалась в стенку шатра. Взгляд зажатой в угол кошки... По рассказам Толикама её, вроде как, насиловали. Не наши. Имперцы. Твари. Около девиц сидят два мужика... Странно, но обычно к вечеру я уже не ощущал эмоции людей, а здесь... От крайнего из них, сидящего как раз левее от Олига, на удар сердца, пахнуло чем то недобрым...
   - Толикам, - не дал я пройти из-за своей спины спутнику, - тут дети спят, - прошептал я, пятясь и выталкивая голубопечатного спиной. - Утром поговорим с ними. Я оставлю вам светильник.
   Пока подвязывал магическую штуковину к жердине шатра пытался нащупать эмоции того мужика. Выходя, мельком глянул на него ещё раз... Мама моя женщина! Так это ж тот! В чёрном! Тот, которого выпустили из окружения мытарей!
   Толикам хотел что-то спросить, но я, призывая к молчанию, прижал пальцы к своим губам.
  
   - Мытарь, - как только отошли на расстояние где нас точно не услышат, оповестил я Толикама. - Тот, что справа. Он был среди мытарей.
   - Схожу за Санитом. - растворился в полумраке Толикам.
   Я вдохнул влажный ночной воздух полной грудью. А всё-таки хорошо-то как... Ветерок то поднимается. Эх... Быть непогоде...
  
   Я предлагал ударить копьём в тень мытаря прямо сквозь стенку шатра. Специально для этого оставил в том светильник.
   - А просто вытащить нельзя? - удивился Санит.
   - А если он кого из селян прирежет?
   - Зачем?
   - Нож к горлу кому приставит и скажет что убьёт, если не отпустим его, - постарался я объяснить принцип взятия заложника.
   Санит неодобрительно покачал головой:
   - Не перегибай, Хромой. Фантазия, конечно у тебя...
  
   Как оказалось, бывший воин был прав. Мытаря даже вытаскивать не пришлось. Санит просто заглянул в шатёр и поманил рукой того, на которого я указал. Тот безропотно вышел. Как-то, даже стыдно стало за свои опасения. Глупость, в самом деле, какая.
   - Отдыхайте, - оглядев оставшихся в шатре и забирая светильник, произнёс Санит. - Вас никто не тронет.
  
   Допрашивали мытаря в самом большом шатре имперского лагеря.
   - Ты же вроде в кандалах был? - задал первым вопрос Толикам.
   Мытарь кивнул.
   - За что?
   - Заковали до выяснения причин смерти десятков, с которыми ходил.
   Я заметил, как Санит слегка кивнул головой, видимо в мыслях одобряя действия имперского военачальника.
   - Как зовут? - спросил Наин.
   - Шолстонит, - слегка кашлянув, ответил пленный.
   - Из знатных?
   - Либалзон.
   - Либалзон и в мытарях... Мытарь ведь?
   Мужик кивнул, но как-то неуверенно.
   - Неправда, - констатировал я, хотя на сто процентов в своих ощущениях уверен не был.
   - Ритум, - повернулся к одному из своих Санит, - сходи до селянского шатра, спроси, кем вот этот был. Должны знать.
   Воёвый, впустив в шатёр прохладный ночной воздух, исчез за входным пологом.
   - Сколько в Аконскую ушло? - Задал стандартный вопрос Наин.
   Стандартный, потому что это далеко не первый за сегодня имперец, которого мы допрашивали.
   - Зачем мне вам рассказывать? Всё равно убьёте.
   - Смерть бывает разной... - задумчиво ответил Найн.
   - Вроде образованный человек, а вопросом на вопрос отвечаешь, - произнёс Толикам. - Нехорошо это. Неуважительно.
   Пленный молчал.
   - Так сколько? - повторил Наин.
   - Сто двенадцать.
   - Все обычные воины? - Санит пристально смотрел на знатного.
   Об этом раньше не спрашивали. Да и собственно, что необычного, казалось бы, может быть в воинах? Пленный ответил не сразу.
   - Три десятка черносотенников.
   У меня сразу возникла ассоциация с Чустамом. Не то чтобы я недооценивал его..., но страшного ничего в этом не видел. В отличие скажем от Санита. Он, видно было даже при скудном магическом свете, в лице изменился.
   - Отпустите меня, - продолжил вдруг пленный. - Я ведь вам вреда не делал...
   - Орденский он, - ввалился в шатёр Ритум. - За детьми приехал.
   Взгляды скрестились на мужике, который совсем поник. Ну, не любит никто этих товарищей. И судя по тому, что он был в кандалах..., абсолютно никто.
   - Надеюсь, ты понимаешь, что вопросов к тебе только добавилось? - Ухмыльнулся я.
   - Аликсий, поговорить бы... - задумчиво произнёс Санит.
  
   - Уходить надо, - как только вышли из шатра начал воёвый.
   - Из-за черносотенников?
   - Да. Ты просто не сталкивался я этими ребятами.
   - Ну, почему же... Был у меня друг...
   - Тогда ты должен знать. Три десятка черносотенников при поддержке почти сотни обычных воинов выбьют нас даже не запыхавшись.
   - Мы в обороне. Не так просто будет...
   - Земляная насыпь? - ухмыльнулся Санит. - Даже для нас не была преградой. Хромой, я не шучу. Мы проиграем. Основная масса находившихся здесь людей, были обозные, а мы при численном превосходстве и то вон какие потери понесли. А тут против нас будут настоящие воины.
   - На корабле смогли ведь... - Где-то внутри зерно сомнения уже начинало подъедать мою уверенность.
   - На корабле была неожиданность. Здесь её не будет. Даже если никто отсюда, - Санит обвёл рукой округу, - не смог уйти, в чём я сомневаюсь, однозначно есть какой-то сигнал или признак, по которому можно определить захвачен лагерь или нет.
   Я, молча, поднял лицо к небу, с которого упали первые крупные капли дождя. Говорил же: непогода будет.
   - Уйдём сейчас - не подомнём селян.
   - Подомнём. А вот если не уйдём - погибнем. Три десятка черносотенников под зельями... Как бы объяснить. Если они сейчас ворвутся к нам, то прежде чем мы что-либо поймём, больше половины будут вырезаны.
   - Пойдём, попытаемся остальных уговорить. - Не верить воёвому оснований не было, но до конца он меня не убедил. Можно ведь что-то предпринять. Организоваться, накинуться всем скопом...
   - Хромой, если бы я хотел уговаривать всех, я бы начал этот разговор в шатре. Я и так понимаю, что народ не согласится на отступление. Сейчас эйфория победы застилает их разум. А ты видел, как бился тот десятник? Скольких он положил, прежде чем не встретился с цепом Нумона? Так вот любой черносотенник, в два раза опасней.
   Вид лихо размахивающего клинком воина встал перед глазами.
   - От меня-то ты что хочешь?
   - Тебя послушают.
   Я не отвечал.
   - Просто поверь мне, Хромой.
   - Нагонят ведь... - помолчав несколько секунд, зацепился я за последнюю соломинку.
   - Одной сотней гнаться за тремя? Они не безумцы. Здесь мы не оставим им выбора и они будут вынуждены атаковать. А вот идти за нами пока они не собрались все вместе... Не думаю.
   - А если они соберутся вместе?
   - Не дадим, - уверенно ответил Санит. - Да и из крепости нас выковырять не так просто будет.
   - Охотники, блин! В зайцев превращаемся!
   - Даже земляной дракон, видя опасность, пятится.
  
   - Ритум, - вошёл я в шатёр вместе с Санитом, - этого вяжи, - указал на орденского, - с собой заберём. Все его вещи обязательно найди. У него там амулеты сдерживающие должны быть. Может ещё что интересное. Остальные... - я сделал театральную паузу, - командуйте сбор. С рассветом уходим.
   - Почему? - Заинтересовался Наин.
   Санит махнул рукой Ритуму, ускоряя выполнение моего распоряжения. Как только орденского увели, я вывалил на присутствующих все аргументы Санита. Как оказалось, он был не прав. Никто иллюзий о нашей непобедимости не строил. Все адекватно восприняли фактическое положение вещей.
   - Трофеи-то, надеюсь, забираем? - Поинтересовался Клоп.
   - Я бы не стал, - ответил Санит, - быстрее без обоза будем, но разве вам запретишь.
  

Глава 6

  
   Во второй раз Санит оказался не прав, когда предположил, что имперцы не последуют за нами. Последовали. Только вот... толи буря, разыгравшаяся в тот день задержала их, толи они долго в Аконской задержались, но нагнали нас три десятка всадников, в тот момент, когда мы уже подходили к Шахматной. Покрутившись в отдалении, глядя, как мы разворачиваем боевое построение (если так можно назвать данное хаотичное действо, конечно), они повернули лошадей вспять.
   - Настигли бы вчера, ночью бы напали, - произнёс Санит, смотря вслед удаляющимся точкам.
   - Не настигли же, - ответил ему Клоп.
   - Потому что тебя не послушали.
   Клоп не ответил. Как оказалось слова Клопа о трофеях, сказанные в имперском лагере, несли воистину грандиозное значение. Под "забрать трофеи" он подразумевал полную очистку местности от каких-либо предметов до состояния девственной природы. И в этом ему усиленно помогал Нумон. Они даже часть шатров успели свернуть, прежде чем их удалось остановить. В итоге лошади оказались перегружены. Даже те огромные тяжеловозы "позаимствованные" у имперцев, недовольно фыркали. Пришлось, для увеличения скорости, по дороге провести ревизию завоёванного. Не скажу, чтобы это было легко. Меня самого жаба поддушивала, что уж говорить о рабах, которые жили в более аскетичных по сравнению с моими, условиях. Люди уже успели поделить весь скарб. Выбрасывание любой тряпочки, шкурки, или там глиняной тарелки, сопровождалось, чуть ли не скандалом. Трое раненых, причём один серьёзно в ногу, отказались ехать на лошадях, в пользу поклажи. Благо, хоть остальные резаные и колотые не могли сами идти. Нет, не благо, конечно, но... Короче, они ехали. Дело в том, что скорость нашего передвижения удавалось поддерживать только напоминаниями о двух тяжело раненых, не приходящих уже в сознание. Одного, к сожалению, так и не довезли.
   Селянам, кроме Олига (тому путь назад точно заказан), предлагали вернуться в свои деревни, но они благоразумно отказались: прекрасно понимали, что могут вновь оказаться в рабстве.
   Выпытать сколь либо ценную информацию от орденского не удалось: так, не смотря на звание, мелкий клерк. Но в его вещах добыли четыре амулета: три - удерживающих и один - для определения детей-магов. Хотя местные при помощи какого-то корешка и без амулетов умели определять одарённых силой гор. Никак не могли решить, что же с ним делать? Тот запал, под воздействием которого были обезглавлены все его сотоварищи, или кто там они ему, уже прошёл. Отпускать - неразумно. А сам по себе, он вроде как, уже и не нужен. Оставили решение этой дилеммы до лучших времён.
   Шахматная встретила своих героев слезами радости и горя. Уходившие для отвода глаз женщины и дети, под охраной части наименее боеспособных мужиков, уже вернулись назад. Как тесно всё-таки переплелись судьбы многих. Вон Ларк бережно обнимает беременную супругу, вон, Клоп тискается со Статой, а вон старик Лампус устало опускается на подставленное ему полено: его сын не вернулся из похода. А вон и моя летит, я спрыгнул с жеребца и подхватил Алию в объятия. Казалось, она ещё больше похудела. Кожа, да кости.
   - Я так переживала! Так переживала! - Затараторила она, когда я опустил эту пигалицу на землю. - А вдруг с тобой что? Тебя не ранили? - она, словно я вещь, повернула меня боком, осматривая.
   Сколько силы в этих тонких ручонках!
   - Да, цел, цел, - успокоил я девчонку. - Там тяжёлый есть. Весь живот разворотили. Еле дышит. Мы сшили, как могли...
   Алия быстро осмотревшись, цепким взглядом определила лошадь, с которой спускали раненого.
   - Я на три удара! - Сорвалась она с места.
   На дальнейшее действо обратили внимание даже те, кто привык к выкрутасам юной магички. Да и сложно было не обратить. Алия подскочив к раненому, взялась за его живот обеими руками и... Вспышка голубоватого света просто ослепила. Мужик моментально очнулся и закричал от боли. Блин, он почти не дышал только что!
   - Тихо, тихо... - положила она ему руку на лоб, вводя вновь в бессознательное состояние. - Несите к Гогоху! Я сейчас.
  
   - Чуток переборщила, - вернулась она обратно ко мне.
   - Ничего себе "чуток". Тут ведь не все знают, - указал я на селян, стоявших за моей спиной, несколько изменённая форма глаз коих, подтверждали мои слова.
   - Те самые?
   - Да. И ещё несколько.
   - А где амулет взяли? - Присела она на корточки перед попятившимся мальчишкой, проведя по его рубахе ровно в том месте, где находился сдерживающий амулет.
   Мать ребёнка вцепилась ему в плечо, готовая отдёрнуть своё чадо от грозящей опасности. Я бы не подпустил эту ведьму на её месте.
   - У меня ещё есть, - я повернулся к дорожной сумке и вынул связку амулетов.
   - Ух, ты! - она бережно взяла их в ладони. - Здорово! И-и-и! - неожиданно подпрыгнула она. - К нам там ещё семья с маленьким магом пришла, пока вас не было! Он уже выгорает почти. Я каждую осьмушку из него магию выливаю! А тут!.. Я побегу?
   - Конечно.
   Теперь стала понятна худоба подопечной. Однозначно не спала уже несколько ночей. А она это может. Точно знаю.
   Пока разговаривали с Алиёй, кто-то потянул из руки повод моего жеребца. Повернувшись, встретился с взглядом мальчонки, зим семи возрастом. Жалобные прежалобные глаза. А руки потихоньку тянут повод.
   - Можно я, локот?
   Ну как тут откажешь. Парень прямо просиял, и потянул лошадь за собой. Вот не скажу, что массивное животное так просто пошло с ним. Но парень не сдаваясь дёрнул несколько раз. Жеребец сначала потянул шею в его сторону, а потом лениво сделал первый шаг. Оглянувшись, заметил, что не только у меня уводят дети лошадей в конюшню. Чуть на слезу не пробило: мы дома!
   - И что? Мой вот так же будет? - Прервал романтику возвращения домой Олиг.
   - Захочет, будет, - не совсем понял я его, оглянувшись на мальчонку, уводящего жеребца.
   - Я про тот синий огонь. Из рук, - уточнил он.
   - Ты вон про что... - дошло до меня. - Не факт. Алия, сильная магичка, насколько я сведущ в этом. А твой... - посмотрел я на мальчонку. - Может и не так. А может и сильнее. Вон, у орденского можешь поинтересоваться, - кивнул я на пленного, которого как раз проводили мимо. - Он наверняка больше магов видел.
   Олиг больше ничего не сказал. Но по его виду было понятно, что он не в большом восторге от перспектив. Ну да ладно, боги ему судьи.
  
   Вечер был суматошным. Хотя как вечер... скорее ночь. Практически до утра горели костры, и народ праздновал наше возвращение, предаваясь чревоугодию и пьянству. Благо и продукты и алкоголь (последнее оставляли в трофеях, соглашаясь выкинуть даже шкуры) были в избытке. Пожалуй, единственным кто пытался навести порядок в крепости, был Санит. Воёвый не на шутку боялся нападения черносотенников. Вспомнив по дороге в крепость рассказы Чустама, я был теперь на его стороне полностью. Но, побороть ощущение великого праздника у людей, было нереально. Да и не так уж много у нас радостей...
   Алия уснула через пять минут, после того как прижалась ко мне. Причём даже не в своей, а в моей кровати. Вымоталась девчонка.
   Глаза не хотели слипаться, не смотря на усталость - передалось чувство тревоги Санита. А вдруг? Вот вырежут полкрепости как котят? Поворочавшись без сна, пошёл проверять посты, где столкнулся с нашим главнокомандующим. Ни слова не говоря, мы поднялись на стену.
   - Темень-то, какая... - прошептал я, вглядываясь в степь перед крепостью.
   - Я сигнальные амулеты велел перед стеной разбросать, - ответил Санит.
   - Суки.
   - Они приказ выполняют, - заступился за имперских Санит, поняв к кому, относилось выражение.
   - От этого не легче.
   - Согласен...
   Мы простояли ещё минут тридцать, пока небо не начало светлеть и граница между землёй и небом не стала проявляться. За это время один раз сменились посты.
   - Смотри, - еле слышно произнёс Санит, указав вниз. - Идут...
   Сказать, что в его голосе звучало злорадство, вкупе с некоторым безумием, значит, ничего не сказать. Он вынул из сумки через плечо три камня и по очереди кинул их во двор крепости. Я, в отличие от воёвого, ничего перед стеной крепости рассмотреть не мог. Буквально через несколько секунд три "светляка" разложенные у стены, оповестили о моём ошибочном мнении. С нашей стороны, через мгновение, просвистели стрелы. Над моей головой тоже что-то прошелестело. Стало далеко не до разглядываний того, что происходит внизу. Был слышен вскрик. Откуда? Да хрен его знает? Во дворе крепости вспыхнуло несколько костров, освещая площадь. И всё... Далее тишина...
   - Ушли, - прошептал Санит. - Пробуют на нервы.
  
   Утром на площади перед крепостным замком лежали четыре трупа. Двое - наших, и двое в чёрных одеждах. Два - два, как говорится. Хотя в данном случае, довольно печальное выражение. На фоне лежащих во дворе крепости мертвяков Санит показывал основные приёмы боя более чем сотне рабов. Психологически ломает собака.
   - Не спешите! - орал воёвый. - Копьё не терпит торопи! У вас есть один удар! Один! Второй раз, если промахнулись, вам никто не даст шанса. Считайте меч у вас в брюхе! И так!.. Удар!...
  
   С этого дня голос Санита стал для меня будильником. Все, включая женщин и детей по желанию (а желания, особенно у подростков старше семи, было хоть отбавляй), выстраивались на площади, и в течение примерно часа, отрабатывали приёмы самообороны. То с клинком, то с копьём, а то и с топором. Стало понятно, как зарождались монастыри Шаолиня - а по-другому не выжить. Через два дня из крепости выехали две полусотни на поиск отрядов имперских мытарей. Где-то на четверть они состояли из воёвых. Ехали согласно составленным при помощи селян картам. Ну как сказать картам... нелепым рисункам, изображающим деревни Севера. В крепости, как таковых умеющих профессионально держать оружие, на тот момент почти не осталось.
  
   Мы бы сдохли. Правда. Нас бы вырезали имперцы, поскольку один из отрядов, отправленных на поиски мытарей, исчез практически сразу, а второй еле дошёл обратно, разгромив всего один караван. Да и то, добычу им пришлось бросить, спасаясь от имперских войск. Через луну напротив крепости стоял полноценный двухсотенный отряд противника, расположившийся вполне даже с комфортом и терроризировавший нас морально. И с каждой десятиной он увеличивался! Можно было бы попытаться уйти, только позади горы, на которые не каждый мужик-то взобраться может, чего уж говорить о женщинах и детях. Мы бы сдохли... если бы ни Сухой.
   Мы отпустили три десятка корабельных практически сразу как вернулись, опасаясь, что произойдёт захват единственного нашего судна. А они... А они вернулись... Да ещё как!
  
   - Хрень какая- то, - пробормотал Санит, глядя, как позади лагеря имперцев разворачивается армия.
   Это были явно не сторонники Империи, поскольку лагерь противника кишел словно муравейник. Но, в то же время, это точно не селяне. Можно было разглядеть, что основная масса прибывших в серых рабских рубищах, но среди них проскакивали яркие краски богатых одежд. Загадка длилась недолго - над неожиданно появившейся армией, взвился флаг "Императора". Не имперских войск в смысле, а флаг с нашего корабля. Только несколько изменённый. Ну,.. как несколько... Он был перечёркнут чёрной краской крест накрест. Причём не по диагонали, а горизонтально - вертикально.
   - Сухой. Сука, - прошептал я по-русски.
   - Что? - Переспросил Санит.
   - Выводи всех боеспособных к воротам. Уф-ф... Жить будем...
   События последней луны предостаточно уже вытрепали нервы.
  
   За время осады мы научились многому. И не только научились - мы окрепли. Окрепли психологически. В тот момент все прекрасно понимали, что либо умрём в бою, либо перемрём в рабстве, поэтому население нашей обители в меру сил стремилось постичь искусство битвы под руководством Санита. Дабы поддержать моральный дух, я первым выходил на утреннее построение в те дни. И вот час настал... Помахав союзникам подобием флага с таким же как у них крестом, но нарисованным на обыкновенной белой простыне (ну не было у нас второго корабельного флага, мы начали выходить из крепости. Копьеносцы, мечники, арбалетчики, лучники... Всё как положено согласно военной науке, со слов лиц сведущих в данной области. Те, что с дальнобойным оружием выстроились перед нашим маленьким войском, готовясь дать залп и уйти за спины остальных камикадзе, иначе, тех, кто будет принимать удар первым, и не назовёшь.
   - Верховые, в обход! - Скомандовал я трём нашим конным десяткам.
   Согласно плану, хотя бы кто-то из них должен был добраться до Сухого, объяснив порядок дальнейших действий. Хотя... судя по количеству людей стоящих позади имперцев, мы их просто раздавим.
   Они пытались... Три десятка верховых противника ринулись наперехват дуги, по которой шли наши, но Ритум, ехавший во главе всадников, принял правильное решение: отпустив пятёрку всадников для достижения цели, он пошёл в лобовую, при этом не преминув вовремя повернув к нашим стрелкам.
   Один-ноль. И наши достигли цели, и никто не погиб. Вот тут, поняв, что всё-таки это не случайность, и войска сзади имперцев это наши войска, противник дрогнул, выбросив через осьмушку тёмно-красный флаг. По местным негласным законам это означало что враг готов к переговорам или смерти - так и так ему суждено пустить кровь. Ну... такие обычаи. Отступление, отнюдь не гарантировало жизнь: могут и свои порешить.
  
   На переговоры выехал сначала один из санитовских, дабы обсудить условия встречи, а уж потом, на второй этап: Санит, Наин и Толикам. Меня не пустили по причинам безопасности. Да я и не особо я рвался. По правилам переговорщики перед разговором должны были спешиться, снять ремни с оружием, а уж потом, наподобие восточных племён нашего мира (по крайней мере, я так себе это представлял) сев в один круг, начать переговоры. Результаты данной сессии меня совсем даже не удовлетворили:
   - В смысле уходят со всем взятым? С какой стати всё взятое с Севера, это их добыча? Я против!
   - Хромой, будет лучше отпустить их..., - пытался оправдать своё решение Санит.
   - Да мне по хрену! Они нас луну держали впроголодь...
   - Не голодали же...
   - Ты, на чьей стороне? Сейчас сила в наших руках! Оглоблю им в задницу, а не налог! Выкидывай ещё раз флаг! Теперь я поеду говорить!
   - Нельзя. Правила не велят....
   - Ещё что придумаешь? Сколько они наших порешили?!
   - Война...
   - Оправдания вновь ищешь? Выкидывай, говорю, флаг!
  
   Во второй раз встречались на иных условиях: с нашей стороны трое - от противника - один. Меня с двух сторон прикрывали Нумон и Санит.
   - Аликсий? - Спросил воин.
   Довольно молодой парень. Внешне он не соответствовал моим ожиданиям. Я ждал кого угодно: жирного борова, крепкого мужика с бородой, но уж никак не ровесника, причём довольно сухощавого.
   - Он самый, - ответил я, не спускаясь с лошади - такая уж блиц-встреча была договорена.
   - Я вас таким и представлял, - ответил всадник.
   - Каким, таким? - несколько язвительно спросил я.
   - Волевым, - спокойно ответил на мой вопрос парень.
   Выдержки ему не занимать.
   - Я не могу вас отпустить с налогами, - постарался и я взять себя в руки.
   Парень ответил не сразу:
   - Для вас то, что мы везём, не представляет значимой цены...
   - Представляет, - перебил я его. - Дело не в шкурах и травах. Они действительно не нужны нам. Только... хочу показать твоему правительству, что это моя земля.
   - Вызывающе, - довольно терпимо ответил десятник чёрной сотни, а именно он по моим сведениям находился предо мной. - Вы понимаете, что я и так теряю свою значимость, отступив, а если приеду пустым, то меня просто обезглавят. В связи с этим, мне есть за что бороться, учитывая ваши требования. К тому же..., я не совсем уверен, что итог битвы будет в вашу пользу. У вас много... людей - это да. Не прими за дерзость или оскорбление, но, у меня воины. Настоящие воины, пробовавшие смерть на вкус. И есть большая вероятность, что я приеду в Империю не только взявшим налоги, но и победившим основную боль Империи. А это повышение не только мне, но и всем моим подчинённым. Поэтому... нам есть смысл рисковать.
   - Вы на луну задержали посевы. Вы оставили нас голодом на ближайшую зиму. Тебе не понять, что такое голод, как и мне не понять твоё членоугодие. Можешь как угодно лебезить перед своими хозяевами, но я своему народу не смогу объяснить что отпустил того кто не даёт спокойно жить и ничего с него не взял. Разрешаю взять своё оружие, оставив стрелковое - я осознаю, что для воина это бесчестье: прийти без клинка, но то, что вы взяли на этой земле, останется здесь, хочешь ты того, или нет. На этом переговоры считаю законченными. Хотя... если решишь отступить, то можешь взять ещё раз плату с Еловой и Заречной. Даже разрешаю сослаться на нас. А ещё... Могу вам одного орденского передать...
   При этих словах глаз сотника слегка дёрнулся, да и чувства его слегка смешались: если до этого он просто не ощущался, то теперь слегка всплыла волна отчуждения.
   - ... скажете, что за него выкуп пришлось оставить. Возможно, и наказание для вас не будет столь строгим. И ещё, - я потянул повод, разворачивая жеребца, - мои люди тоже знают, что где рукоять клинка и какой стороной убивает копьё. Между нами есть одно значительное отличие: мы боремся за жизнь, а вы за славу. Лично я в исходе боя не сомневаюсь. А чтобы помочь тебе в принятии решения... - я помахал рукой в сторону нашего строя. - Не только рабы уходят из Империи...
   Из строя выехал воин, облачённый в доспехи. Поднял руку на уровень плеча в сторону и ... выпустил в землю молнию.
   - ... маги тоже, - продолжил я фразу.
  
   Полного взаимопонимания достичь не удалось, поэтому, для усиления психологического эффекта пришлось имитировать начало боевых действий вновь. При этом, для устрашения, наш "боевой маг", представлявший собой Алию, сидевшую позади обычного воина, так чтобы её не было видно (ну не показывать же врагу ребёнка), ещё дважды театрально выпустил молнию.
   И противник дрогнул. Когда уже нам самим стало казаться что боя не избежать... Когда первые ряды копьеносцев сделали шаг вперёд... Противник вновь выкинул флаг переговоров, завершившихся безоговорочным принятием наших требований. Выпускали их не досматривая - что смогли вывезти на своих лошадях, или пешими, то принадлежит им. Но... перед этим они выгрузили на поляну часть арбалетов (уверен, не все) и взятое налогами с деревень. Еловую и Заречную, воспользовавшись нашим предложением, пообещали, что обдерут ещё раз. Только, как оказалось впоследствии, мы не совсем поняли, как это произойдёт фактически. Более этих двух деревень не существовало: почти всех, кто был в тот момент там, угнали в рабство. Причём, со слов нескольких человек, оставленных специально чтобы передать послание остальным селянам, с формулировкой: "За пособничество". В оригинале звучало иначе, но суть та же: мы получили статус-кво от местных жителей, выражавшийся в отказе давать нам провиант - имперцы пообещали, что каждую деревню, жители которой помогут нам, ждёт такая же участь.
  
   Откуда взял Сухой армию? Да, как и планировал ранее: взял два судна с рабами. Красавец. Ведь два корабля спиратил! Если бы не он... Хотя и головной боли он принёс с избытком: в зиму нас входило гораздо более тысячи...
  

Глава 6

  
   Мелкими партиями, но беглые рабы стали прибывать на север. Это кажется, что чем больше, тем лучше. Фактически приходилось изворачиваться. К примеру: Еловую пришлось заселить нашими. Да, они будут пухнуть с голоду, но соблазн нормальной жизни манил людей, и они соглашались переехать в неизвестность. К тому же у нас было не лучше с провиантом. Аконовской, кстати, повезло. Как оказалось, имперцы, раскусили наш коварный план, и не стали наказывать за нападение селян. Знать бы раньше, отдали бы и её этим самым имперцам.
   Время клонилось к осени, вернее уже перевалило данную отметку далеко за полдень. Белые мухи уже радовали единожды нас.
  
   - Хромой! - валился в комнату промокший насквозь Клоп. - Там... ты не представляешь, кто там!
   - Разумеется, нет, - отвлёкся я от изучения одной из магических книг Алии - приходилось помогать девчонке, развивать себя, в смысле её.
   - Там!.. Помнишь, того знатного, что из кареты вытащили?! В Империи!
   - Помню, - не то что бы уверенно, произнёс я.
   - Он приехал! - Захохотал Клоп. - Со свитой! Представляешь! Наверное, за клинком вернулся! Глянь! - махнул он рукой в сторону проблемного для меня отверстия - никто из местных (дело прошлое и из неместных) не мог заткнуть этот сифон северного ветра полностью - дуло оттуда, словно из компрессора. Причём не аквариумного.
   Я встал и выглянул в окно. Очень странная компания, в окружёнии наших дежурных по страже, стояла прямо посередине двора. С десяток воинов, из которых выделялось несколько человек знатного сословия. То, что данные люди именно воины, выдавала их выправка и экипировка, видимая даже сквозь водопад по окну. Да и... не знаю... воины! А то что знатные?.. Да видно их! В плечах ли это выделялось или в стати, но даже в условиях хреновой видимости из окна (а окна этого мира были сделаны отнюдь не из первосортного стекла - искажение даже в ясную погоду, словно в комнате смеха), ребята были крепки. С ними богато одетая девушка с кульком на руках (интуитивно - юная мамаша), так и не спустившаяся с лошади, и... около двух десятков серых единиц (ну, реально пятна, хотя... я даже сквозь муть преграды уже понимал их сущность "приведений" в своём окне), большинством своим спешившихся. Лошадей меньше чем людей, но, тем не менее, более двух десятков!
   - Где их перехватили? - Задал я первый пришедший на ум вопрос Клопу, пытающемуся тоже заглянуть в окно, словно он не видел тех, что находились внизу.
   Последнее время захваченные караваны купцов были далеко не редкость. В основном их отпускали, взяв плату за торговлю на Севере, но бывало, если у купца были рабы, и не отпускали... Эти, похоже, относились именно к последнему типу. Довольно неплохой улов. Чуть не табун копытных! А самое главное... два десятка женщин - вставленный зуб даю, те мокрые "приведения" - именно они. Вот уж кого не хватало в жизни бывших рабов, так это именно противоположенного пола. Кстати, я если честно относился к появлению женщин в нашем обществе двояко - с одной стороны надо, с другой... ну, не люди они в глазах мужчин. То и дело приходилось быть судьёй в разборках интимного характера, причём, зная, что виноваты и те и другие... не всегда по-честному получалось решить правоту.
   Не давала покоя странность компании под окнами. Не очень-то они на купцов похожи.
   - Смеяться будешь! - Гаркнул прямо в ухо Клоп. - Он сам приехал! На дальний дозор напоролся и, со слов Ларка, потребовал к тебе привести.
   - Ко мне?
   - Ага! К локоту Аликсию, говорит, проводите меня. Представляешь?!
  
   - А я не сразу понял, что это тот! - пока спускались по лестнице, продолжал Клоп. - А потом пригляделся, а рожа-то знакомая! Девка с ним, не та, а он точно тот!
   - Попроси разоружить и в обеденный пусть приведут. Одного, - уточнил я, остановившись у выхода.
   Странность желания встретиться именно со мной, вкупе со странностью самих людей, не давала покоя.
   - Зачем?
   - Мутно тут что-то... Нет у меня знакомых среди знати. А я пока парней позову.
   Обеденный зал был выбран мной не просто так. Прежние хозяева замка, явно на такие вот случаи, озаботились и предусмотрели ряд бойниц, а может тайных окон, которые должны по идее быть чем-то занавешены. В любом случае по периметру можно было поставить стрелков. На всякий случай. Ну, а что? А если их прислали решить проблему? Кардинально. Усыплением меня родимого. Навеки!
   Дождливая погода, стоявшая четвёртый день, загнала всех под крышу, приостановив бурную жизнь крепости. Первые два дня, вроде как, все были даже рады передышке от повседневной рутины, но сейчас на небесную воду ворчали уже все, начиная от охотников и огородников, заканчивая кухарками, не привыкшими готовить на такую прорву народа - обычно, все кто выходил в поле или за зверьём, готовили себе сами,
   - дабы лишний раз не возвращаться. К тому же женщины из семейных, в кой то веки, получившие на столь долгий период своих мужей, стремились побаловать последних стряпнёй, что значительно перегружало небольшие помещения кухонь, создавая там вакханалию юбок и столовой утвари.
   Дважды, чуть не будучи ошпаренным, и трижды обожженным, я смог протиснуться в подсобное царство Торика. Однозначно вся наша "знать" отирается здесь. Торик не так давно наладил вино..., вернее брагоделание, чуть ли не в промышленных масштабах, чем привлёк к своей персоне любителей употребить, в кои попадало сто процентов нашего населения, в том числе и ваш покорный слуга. Причём избранные могли совершать экскурсии на производство алкоголя, где организовалась некое подобие питейной. Достучаться удалось не сразу. Я внутри уже начал вскипать, ожидая худшего: был как-то раз случай, что все в этом заведении все перепились до степени беспамятства, когда, наконец, раздался звук отодвигаемого засова.
   - Локот, - приоткрыв дверь, уведомил находившихся внутри, Жук.
   Оказалось, я недооценивал бывших рабов. Мало того, что они пили, они ещё и играли в карты.
   Долго уговаривать парней посмотреть на приехавших не пришлось. Во-первых, это всё-таки, какое-никакое развлечение, а во-вторых, подействовало упоминание о множестве особей женского пола, которые могут быть свободны.
  
   - Правильно ты всё решил, - прошептал Санит. - Только давай вместо тебя, вон, Ларк пойдёт.
   Мы вчетвером, с Ларком и Толикамом, пока готовились арбалетчики и лучники, наблюдали из бойницы за "гостем", который вёл себя довольно спокойно.
   - Это уж будет совсем перестраховкой, - выразил я своё несогласие, на радость, как понимаю, Ларка.
   У того даже дыхание замерло от предложения Санита.
   - Встану подальше. Начнёт приближаться - стреляйте.
   - Ну, смотри. Тебе решать. Но, если ты прав и тебя хотят убить, то это минимум черносотенник, а то, и из дворцовой, кто. А тем и оружия не надо...
   - Не выдают, потому что звери? - вспомнилась почему-то покрытая мхом шутка про стройбатовцев.
   - Почему не выдают...
   - Да так я, - остановил я возжелавшего мне всё разъяснить воёвого. - Любопытно, всё-таки, что же этому ряженому надо? Ну не за мечом же, в самом деле?
   - Может и за мечом, - не согласился Толикам (последнюю свою фразу я произнёс, оказывается, вслух). - У балзонов такое бывает. Если он дорог как реликвия, то может и жизнью ради этого рискнуть. Даже очень похоже. Рабынь, возможно, на выкуп привёз. Чур, та расфуфыренная моя.
   Мы с Санитом одновременно повернулись на Толикама. Ранее он, столь ярко чтобы напрямую заявить о желании, на женщин не реагировал.
   - А она что тоже рабыня? - Заинтересовался Санит.
   В отличие от Толикама, он видел эту дамочку, что держала ребёнка, только издалека.
   - Угу. Печать яркая, свежая.
   - Дела...
   Вообще, я уже проникся некоторой симпатией к пришельцу. Перед тем как встретиться с ним, мы провели некоторую разведку боем, предложив его спутникам и спутницам крышу. Именно поэтому Толикам и видел их всех вблизи. Переговорщиком был послан именно голубопечатный, как наиболее знающий традиции и нормы поведения знати. Те рабыни, что были в затасканных платьях, согласились на предложенный кров. Причём, именно согласились, не озираясь особо на мнение вояк. А вот остальные... Остальные отказались, оставшись мокнуть под дождём. Со слов Толикама, они насторожены донельзя. То есть, существует дисциплина и преданность вожаку. Вторым фактором, вызвавшим предрасположение, была история рабынь. Они рассказали, что ребята, с которыми они приехали, отбили их у орков. Ну, что сказать... Как бывший раб зеленомордых я не мог не проникнуться теплом к этому человеку...
  
   - Добрый день, - вошёл я в зал в сопровождении Большого (сволочь, он был слегка пьян) и Торика. - Я не очень знаю обычаи знати, но, тем не менее, предполагаю, что гостя надо накормить.
   Пока я расшаркивался в любезностях, успел рассмотреть своего собеседника: довольно молодой, однозначно младше меня, смазливый парень. Можно было бы сказать и "юноша", но отдавало бы некоторой слащавостью, а ему это явно не шло: что-то говорило, что этот "гость", не смотря на знатность, отложившуюся не только на манерах и костюме, а даже на формах лица, отнюдь не был инфантильным - такой клинком по шее проведёт не задумываясь.
   - Оставим тактичность. Сейчас не до этого. Хотя, странно, для локота, не знать этикета, - встал из-за стола парень.
   Акцентировать внимание на подкол, я не стал, в тот момент было не до этого. Сказать, что я был шокирован, ничего не сказать... Он произнёс это всё... по-русски. Да, ломано, поскольку я тоже заметил, что речевой аппарат местного тела не совсем справляется с русским произношением, но.., по-русски! Ответить я смог, разумеется, не сразу. Рой мыслей бросал меня, то в одну, то в другую сторону, пытаясь то, найти подвох, то убедить меня в счастье, свалившемся на меня, то нашёптывая что это не счастье, а дерзкий ход Империи. Наконец, справившись, насколько мог со своими эмоциями, я задал главный вопрос, терзавший теперь меня.
   - Как тебя зовут?
   Конечно же, на своём родном языке...
   - По-местному - Элидар, по рождению - Михаил.
   Казалось, даже тело онемело...
  
   Дальнейшая часть встречи прошла в тумане... Не гладко. Отнюдь... Я, не отпускаемый фобией (а вдруг каким-то макаром, местные узнали, что я русский?), поинтересовался фамилией друга, нюансами нашего попадания, всякой ерундой, типа (маничка всё не отпускала) именем бабушки Мишки, прежде чем поверил в явность происходящего... Потом, Большой и Торик откинув меня, чуть не покромсали друга - они-то ведь не понимали нас, и когда он сделал шаг на сближение, вышли вперёд.... Следом подлила масла в огонь Алия, ворвавшаяся в зал и крикнувшая что Мишка - маг!..
   Вечер был насыщенным... Под утро мы стояли на мокрой после дождя крепостной стене, пьяные вдрызг, и пели: "Выйду в поле с конём".
  
   Мишка, Мишанька, Миха... Нет, он не стал для меня в мгновение ока самым родным, самым близким... Извилины серого вещества в моей голове не позволяли поверить в свалившееся на меня счастье - жизнь приучила. Ну, в самом деле, а вдруг (к слову сказать, это была одна из самых фантастических идей), тот чудак на букву "м", который поместил меня в это тело, послал своих приспешников для своих, неведомых мне, целей? Почему нет? То, что он там шептал, если мне это конечно не привиделось, совершенно ничего не значит. Да и вообще... у меня до сих пор нет-нет, да всплывала в голове идея о том, что я сплю под воздействием каких-то сильнодействующих наркотиков. Вполне себе возможная теория. Опять же,.. как оказалось, друзья, не могут, просто так вот, оказаться прежними. Разумеется, странно и путано, только... мы стали другими. Совсем другими. Разные ли то круги общения отдалили наши сущности, или пропасть времени рассекла между нами границы дружбы, это уже не важно. Суть в том, что мы, по крайней мере, я (хотя уверен, что и Элидар тоже), не сразу стали... нет, не доверять... и даже не... это не объяснить словами... дружба в самом великом и чистом смысле этого слова вернулась не в одно мгновение: пришлось привыкать к новому человеку. Даже более... пришлось временами ломать себя, слушая вычурную речь этого мизантропа... Хотя... А я ли не такой!.. Я ли не готов зубами загрызть большую часть общества, в котором живу?! Разумеется, подстраиваюсь... Но, временами я готов был взрываться в оправдание "нищеты", слушая его рассказы. Только... каждый может возлюбить друга детства, если очень захотеть, а он, не примите за меркантильность, мне был, ой как нужен... Да и... Мишка, это ведь Мишка!..
   - Скучаешь по дому?
   Сразу ответить я не смог.
   - Знаешь, пожалуй, уже нет. - Глотнул я из бутылки привезённой Элидаром. - По родным - да, а по Земле - нет. Сначала тосковал. Ночами не спал. В душе всё свербело. Не мог смириться с действительностью. А сейчас... нет. Кем я там стану? А тут... локот, хоть и картонный. Да и людям вроде нужен...
   - Насчёт локота, спорно. Все правители лишь иллюзия. Главное поддержать себя силой. А ты, смог.
   - Смотрю, в политики заделался?
   - Пришлось окунуться в самый верх этого болота.
  
   - Хромой, - ворвался с раннего утра ко мне Жук и тут же осёкся.
   Вообще, вот так, чтобы так без стука, был моветон со стороны кого бы то ни было. Дело не в моём положении, а в определённых нормах начинавшихся вырабатываться в нашем лихом обществе - можно было нарваться и на эротическую картину. Были прецеденты, короче говоря, когда вошедший, получал по сусалу.
   Я был не один. Мы, всё ещё под действием хмельных напитков сидели за столом с Мишкой.
   - Хромой? - вполне серьёзно переспросил Мишка.
   - Да. Он же Лёха, он же Аликсий, он же локот, - ответил я заплетающимся языком. - Знакомься, Жук. Слегка ушловатый, но нормальный мальчонка.
   - Я не ушловатый, - обиделся парень.
   - Ушловатый, ушловатый, - пьяно кивнул я. - Рассказывай.
   - Орузовские, хрень всякую говорят, - видно, что недовольно произнёс Жук.
   - Да ты садись, - предложил Элидар, то есть Мишка, Жуку, указав на пень около стола и наливая настойку в кружку.
   Кружка Мишки тут же встала перед не отвергнувшим предложение Жуком. Элидар - Мишка встал и, пройдя вокруг Жука, приблизился ко мне. Пока Жук, можно сказать по-русски, замахнул алкоголь себе внутрь и занюхал рукавом, Элидар положил руку на мой затылок...
   Ударов на пять, сердца, я просто не мог воспринимать реальность, после чего... сознание медленно стало возвращаться ко мне, но... уже в ясном понимании происходящего.
   - ... говорят, что ты продался имперцам. Потому, мол, и войско их отпустил, и сейчас знати кланяешься, - ворвались в разум тихие слова Жука, озирающегося на Элидара.
   - Орузовские это?... - спросил, видя, что я вроде как осмысляю происходящее, Мишка.
   - Противостоящая партия, - кратко объяснил я.
   - Как интересно... Сильны?
   - Нет, если воли не давать. А так... - я покосился на Жука, - народу ведь только повод дай.
   - Ясно... Разрешите, локот Аликсий... - неожиданно произнёс друг, - покинуть ваши покои.
   Я с недоумением взглянул на Мишку. Тот подмигнул.
   - Конечно, можете идти, - поддержал я бессмысленную комедию.
  
   - Жук, выйди! - как только дверь за Мишкой закрылась, из своей комнаты ворвалась к нам Алия.
   - Сиди, - остановил я попытавшегося встать парня. - Алия, попроси-ка Тинару сделать нам отвар, - елейно произнёс я.
   - Мне надо с тобой поговорить, - уже более спокойным тоном, поняв свою оплошность, ответила Алия.
   - Разумеется. Но, не вот так вот выдворяя гостя.
   - Гость... - хмыкнула Алия.
   - Гость, - утвердительно произнёс я. - Пожалуйста...
   Алия резко, развевая подол платья при ходьбе, подошла к двери и открыла её:
   - Тинар!..
   - Да, Лиа, - выросла из-под земли женщина.
   - Принеси отвара... - Алия оглянулась на нас, - На двоих.
   Как-то незаметно, с лёгкой руки Статы, Тинара стала, чуть ли не членом семьи. В прошлой жизни, как оказалось, женщина была в служанках у одного балзона, но, провинившись (уж, за что не знаю), попала на рынок, а потом на корабль, с которого мы её и вызволили. И вот именно последний фактор, насколько я понял, и повлиял на такое её предрасположение к нам, в смысле мне и Алие. Тинара в буквальном смысле с самого утра ждала в коридоре, пока мы проснёмся, чтобы принести отвар и завтрак, а после того как уйдём, прибраться у нас. Но сейчас меня удивил тон Алии... Как бы, ничего предосудительного, но она произнесла фразу с распоряжением для Тинары... естественно, пожалуй другого слова не подобрать. То есть... как бы объяснить... я в таких случаях просил Тинару. Это было понятно по тону, по построению просьбы, а тут... реально распоряжение...
   - Да, Лиа, - ответила Тинара.
   Кстати... Лиа! Только Тинаре Алия позволяла такое обращение. Меня первое время забавляла такая интерпретация имени подопечной, но вот сейчас... А ведь принцесса растёт...
   - Войду? - Вместе с Тинарой заносящей кружки заглянул Санит.
   - Конечно. - Кивнул я.
   - Тинар, ягодка, - обратился наш воёвый к бывшей рабыне, - можно и мне? А с меня жених...
   - Вот, уж, - ответила она без тени смущения, - такого добра мне и задарма не надо. Сейчас принесу.
  
   Пили подслащенные мёдом заваренные травы в полном молчании. И Алия, и Санит ждали, пока уйдёт Жук. Соответственно, он это понимал и чуть ли не давился кипятком.
   - Жук, - окликнул я его уже у выхода. - Спасибо. Извини.
   Он кивнул в знак понимания происходящего.
   Алия, не смотря на ретивость, проявленную в начале, первой начинать, не спешила. Санит, поменьжевавшись пару минут, нарушил тишину:
   - Ты знаешь их?
   - Всех, нет, - честно ответил я. - Но Элидара, знаю.
   - Ты говорил, что не знаешь магов, - подключилась Алия.
   - Всё правильно. Он не был тогда магом.
   - Клоп говорит, что вы встречались раньше... - выразил сомнение Санит. - и тогда не узнали друг друга.
   - Сложно всё... - я встал со стула и начал ходить по комнате.
   - Я не против, рассказать вам всё, - наконец созрел я. - Только вот...
   В дверь постучали.
   - Войди! - отвлёкся я.
   Разумеется... Толикам. А с ним, показался и Наин.
   - Присаживайтесь, - указал я на кровать. - Рассказывать так всем. - Есть Руизиан, есть острова Лафотов, а есть... другой мир. - Тут пришлось сделать паузу, подбирая слова местного языка, поскольку по поверьям слово "мир" обозначало всего три довольно конкретных места: мир земной, в смысле людей живых, мир духов (понятно, мёртвых) и мир магов (типа богов), хотя в последнем случае в зависимости от вероисповедания могло и интерпретироваться.
   - ... другие земли, - поправился я. - Далеко. Очень далеко. Настолько, что морем не доплыть. Я не знаю насколько далеко, так как раньше не слышал об этих землях. И вот однажды один из магов моих земель...
   Рассказать, на удивление свою историю удалось всего минут за десять.
   - Ты уверен во всём этом? - спросил первым после моего рассказа Толикам. - Просто, маги, могут дурманить голову...
   - Я видела волну магии, когда тот прикоснулся к нему, - подскочила Алия. - К голове!
   - Похмелье убирал, - остановил я подопечную. - Стоп! Я услышал вас. И понимаю! Со всей ответственностью говорю, это мой друг! Если уж верить вашей теории, то он перебил бы нас всех ещё сегодняшней ночью!
   - Поэтому всю ночь я с десятком и петлял за вами, - ответил Санит. - А Алия караулила вас всю ночь.
   Я посмотрел на мою "суженую". Теперь была понятна её утренняя раздраженность.
   - Так... Ваши предложения?! - Я прекрасно понимал, что нервозность не самый лучший выход из положения, но... на мой разум прямо накатила волна негодования за оказанное недоверие.
   - Да мы пока без предложений... - постарался сгладить мою давно не просыпавшуюся вспыльчивость, Толикам. - Мы выяснить... Ты нас Аликсий правильно пойми... Приезжает маг, который согласен помогать беглым рабам... Ты бы поверил?
   - Не знаю... Но, я вам говорю, это наш человек. Если есть какие-то предложения по проверке моих слов - буду рад. Ты то, Толикам... Ты то должен помнить что всё что я знаю об этом мире... Тьфу, земле, я знаю от тебя?
   - Было такое, - спокойно пояснил присутствующим Толикам. - Они с Ларком чем-то похожи. Словно дети. Даже как выглядят растения, не знали.
   - И делать что будем? - Первым отреагировал Санит.
   - Что делать... - ответил Наин. - Жить. У нас в торбе, когда новенького приводили, то на клинок первым делом пробовали. На арене всё выясняется. Перед духами все равны.
   - Имперцы уже уехали, - напомнил Санит. - Не на ком проверять.
   - Давайте дождёмся, - возразил Наин. - Или найдём.
   - И нас всех... - хмуро ответил Санит.
   - А Хромой ведь прав, - возразил Наин. - Хотели бы, этой ночью половину вырезали и ушли. И Алию бы к духам отправили. Не знаю как парни, что с ним приехали, а он любое движение отслеживает. И встаёт так, чтобы уйти от удара. Ну, а если он ещё и действительно маг...
   Перебил Наина звон металла во дворе. Ни один из побывавших в средневековом сражении людей ни с чем его не перепутает - клинки. Разумеется, мы через доли секунды вглядывались через мутное стекло в происходящее на дворе нашей крепости. А посмотреть было на что... Вновьприбывшие разделившись на две группы бились между собой. На Элидара наседали трое воинов. Он с завидной скоростью и безрассудной близостью к мелькавшим лезвиям противостоял им.
   - Я же говорил воины, - произнёс Наин. - Даже молодой умеет клинок держать.
   - Не говорил, - возразил Санит. - Да и так себе...
   - А зачем они? - Спросила Алия, запрыгнувшая своей худосочной "луковкой" на подоконник.
   - Красуются, - ответил Наин. - Не в полную силу.
   - Говорят, орузовские бучу хотят поднять, - пояснил я. - Может поэтому.
   - Не понял, - отошёл от окна Санит.
   - Распускают слух, что я продался имперцам... Со всеми вытекающими...
   - Придурок. Все стоящие уже давно от него отвернулись.
   - Лишь бы твои не поверили...
   - Не-е... Твою!.. - вдруг сорвался из комнаты Санит.
   - Чего это он? - Удивился я.
   - Да это не орузовские распускают слухи, а его, - усмехнулся Наин. - Он сам с вечера дал команду следить за всеми этими. Ну и наговорил там, для пущей важности... Я слышал.
   Тут всем пришлось вернуться к созерцанию происходящего во дворе, поскольку звуки изменились... Лязг металла сменился неестественным для этого мира треском. Хотя опять же, большинство уже слышали эти звуки - звуки электрических разрядов из рук Алии. В данный момент из рук Элидара. И на это стоило посмотреть... Я, мельком глянул на девчонку. Она просто прилипла лицом к стеклу, не отрывая взгляда от происходящего внизу. Элидар словно смерч вертелся в середине образованного его воинами круга и выпускал молнии. Временами казалось, что его окружает полусфера электрических разрядов...
  
   Продолжение
  
   - Чего это вы? - спустившись с крыльца, спросил я вышедшего на встречу Мишку.
   Он не ответил, выстрелив глазами в Толикама и Наина, стоявших позади меня.
   - Свои ребята, - ответил я проследив за взглядом.
   - В ваших политесах пока плаваю, но знаю, что уважение вызывает сила. Попросил своих показать...
   - Самонадеянно, - высказал своё мнение подошедший сбоку Санит.
   - Ну, так... - провёл рукой вдоль столпившихся сзади него воинов Элидар. - Сам не могу, по понятным причинам, но если есть желание испытать на прочность...
   - Сейчас вы уставшие. Нечестно будет.
   - Давай в зенит.
   - В зенит все в разъездах и полях. На закате?
   - Идёт. С кем будешь?
   Санит, молча, медленно кивнул, зятю Элидара - Заруку.
   Тот в ответ благородно склонил голову. Блин! Они стоят друг друга! По крайней мере, по повадкам.
   - А что, всем можно? - Бесцеремонно спросил Наин.
   Ответ прозвучал не сразу.
   - Не подумайте, что хочу обидеть, - ответил вдруг один из воинов, насколько помню (знакомились несколько сумбурно, да и всех не упомнишь), Мамит, бывший кем-то наподобие старшего охраны друга, - но мы не можем вынуть клинок против... человека с одной рукой.
   Было видно, что мужик подбирает слова.
   - Это вы ребята не обращайте внимания. Уважьте калеку. Очень уж хочется. Проиграю, плакать не буду.
   - Ну... - ответил несколько обескуражено воин. - С кем?
   - Эк... с тобой, - улыбнулся Наин.
   - Я тоже хочу, - раздался голос младшего из воинов (Элидар, кстати, несколько раз так его и называл: младший воин) - Ильнаса.
   - Хочешь, так выбирай с кем, - ухмыльнулся Наин.
   Мишка при этом одарил своего опекаемого не совсем дружелюбным взглядом. Но, тому, похоже, было совершенно... безразлично.
   Паренёк огляделся и остановил свой взгляд сначала на Жуке, а потом на Ларке (к этому времени вокруг нас уже было предостаточно зевак).
   - С ним. Меня зовут Ильнас, - паренёк подошёл и вполне открыто, в том смысле, что беззлобно, протянул руку.
   - Ларк, - ошарашено ответил на рукопожатие потенциальный соперник.
   Похоже, подопечный Элидара не ищет лёгких путей. Ларк был на две головы выше Ильнаса.
  
   - Не прирежут друг друга? - Когда улеглись страсти противостояния, спросил я Элидара.
   - А мы им "дерево" предложим.
   - В смысле?
   - Не настоящие мечи. Ну и, пусть в полной броне бьются.
   - Что значит не настоящие?
   - Деревянные, утяжелённые, - пояснил голос Наина. - У нас таких нет.
   - Сделаем, - подмигнул Элидар Алие, к этому времени спустившейся вниз и прижавшейся ко мне. - Королева, поможете?
   Это на русском королева. А на местном: "жена локота". В принципе, я объяснил Элидару ночью диспозицию сторон в вопросе моего супружества. Он вроде как понял меня, но его мнение несколько отличалось от моего, если дословно, то:
   - Ты ведь не на Земле Лёха. Если действительно нравится, то можно всё. А если не уверен, тогда, конечно, не надо портить жизнь девчонке.
   Обсудили мы ночью на пьяную голову и возможность магического рабства после соития. А вот тут, к стыду Мишки, он плыл. Если вкратце, то я поведал свои страхи стать зависимым другу (капец, Алия, похоже, всё слышала), на что он только посочувствовал.
  
   - Вы позволите, - раздался бархатный голосок сзади нас, - несколько нарушить ваши планы, Элидар?
   Мы с парнями слегка разошлись, пропуская очаровательную супругу Элидара. Лёгкий аромат духов, словно магией ударил по обонянию. Безупречно сидящее платье пуританского покроя, то есть, скрывающее всё, от нежной шейки до башмачков, тем не менее, позволяло угадывать под ним восхитительную фигурку. Не смотря на отсутствие рюшечек и всяких иных, так обожаемых женщинами, прибамбасиков, типа ленточек и брошек, было понятно, что это не далеко не самый дешевый наряд - ткань благородно струилась при движении. Волосы Альяны были крайне аккуратно уложены в причёску, перехваченную ленточкой того же тёмно зелёного цвета, что и платье. При этом причёска оголяла висок с одной стороны, той самой, где чернелась печать рабыни. Никогда бы не подумал, что буду завидовать Мишке из-за женщины...
   Девушка скорее проплыла, чем прошла между нами, остановившись напротив меня, и слегка разведя руки в стороны, присела в книксене. Я, сам не ожидая от себя, на автомате, склонил голову, как когда-то учил Толикам. И тут же дёрнулся от покалывания небольшого электрического разряда в руку.
   - Я нечаянно, - проговорила беззвучно Алия с извиняющимся взглядом.
   - Локот Аликсий, - словно не заметив нашего почти немого разговора, произнесла Альяна. - Извините, за то, что прервала мужской разговор, но могу я обратиться к вашей супруге?
   - Разумеется, - я кашлянул в конце слова, так как в горле першило.
   - Я могла бы могла посекретничать с вами вне ушей мужского сословия?
   Алия кивнула и словно послушная девочка отпустила мою руку. Альяна присев в книксене вновь, всем своим видом предложила Алие пройти первой обратно в крепостной замок. А сзади жена Мишки просто... Я отогнал от себя подальше дурные мысли. У самых дверей Альяна остановилась и, повернувшись в пол оборота, изрекла:
   - Извините, дорогой супруг, но мне кажется, что вы вполне способны и сами изготовить мужские игрушки для нанесения друг другу травм и увечий.
   - Не извиняю. И почему это вы не спросили моего дозволения говорить?
   По язвительному тону Мишки, было понятно, что это беззлобная игра, а не настоящая перебранка.
   - Разрешите замолчать? - явно подковырнула в ответ Альяна.
   - Разрешаю, - благородно ответил Элидар. - Язва, - как только закрылась дверь, констатировал он факт.
  
   Весть о гладиаторских боях облетела крепость вмиг. И... ставки, мать их, пошли! Причём часть из них на деньги! Пришлые ребята, как оказалось, не избалованы натуральным обменом, поэтому... Честно, я даже не предполагал, что у бывших рабов имеются наличности в таком объёме! Вопрос о честности всплывал сам собой. Хотя опять же... Никто из нас не обещал всё своё материальное отдавать на благо общества. Видимо, у нас всего несколько идиотов - продали корабль и накормили толпу... Надо учесть в будущем.
  
   К обеду посты сообщили о приближающемся к крепости обозе. Наши, проводящие уборку урожая, то бишь кротоки, на видимых со стен крепости полях, "отмахались" снятой рубахой в знак того, что едущие не враги.
   Враги, не враги, а меры предосторожности были предприняты и скрипящие подводы, вкатывающиеся одну за одной в ворота, встретили направленными со стен арбалетами и копейщиками, стоящими поодаль. Последними во двор въехали с десяток всадников, вооружённых топорами на удлиненных рукоятях.
   - Литроп, - Узнал Клоп одного из них.
   - Откуда знаешь? - спросил я.
   Мы с Толикамом, Элидаром и собственно Клопом, стояли несколько в стороне.
   - Он к нам ещё в ямы приезжал. В конце зимы. Зерно просил Алию на рост обработать.
   - Точно, помню, - я махнул рукой одному из санитовских, чтобы пропустил селянина, направлявшегося к нам.
  
  
   Яндекс деньги 410014133494529
   Вебмани. R431929648966
   Z730298486553
   Карта сбербанка 4817 7600 3421 5859.
   PayPal: beloborodovvm@bk.ru
  

Оценка: 6.79*86  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Минаева "Невеста не подарок" (Короткий любовный роман) | | Я.Гущина "Жгучий танец смерти" (Любовное фэнтези) | | Э.Грант "Пари на девственность " (Современный любовный роман) | | Л.Эм "Игрушка Палача" (Любовная фантастика) | | Н.Самсонова "Невеста темного колдуна. Отбор под маской" (Приключенческое фэнтези) | | О.Иванова "Обед из трех блюд и любовь на десерт" (Современный любовный роман) | | Zzika "Вакансия на должность жены" (Любовное фэнтези) | | Т.Михаль "Сделка с Ведьмой" (Любовное фэнтези) | | И.Шикова "Кредит на любовь" (Современный любовный роман) | | Н.Князькова "Планета мужчин или Пенсионерки на выданье" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"