Белоножко Евгений Олегович: другие произведения.

Осколки древней ярости. Глава 16

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спасение Амадея

  Сновидений в этот раз не было, а может, и были, но какие-то мимолетные, совершенно не отложившиеся в памяти. Меня пробудило мягкое прикосновение, от которого по всему телу разлилось тепло и чувство уюта - я будто погрузился в горячую ванну. Касание не было физическим, то Кайлести мысленно позвала меня, заставив проснуться.
  Я поднял голову, с трудом разлепив глаза. Пробуждение прекрасное, спору нет, только вот впервые за долгое время сон не дал мне прилива сил. Наоборот, кажется, я проснулся еще более разбитым и уставшим.
  - Что случилось? - я сфокусировал взгляд на сидящей напротив девушке-ангеле.
  Ее внешнее состояние все еще оставляло желать лучшего, но, по крайней мере, она хотя бы была в сознании. Бледное, осунувшееся лицо выглядело изможденным, и лишь глаза по-прежнему светились чем-то небесным и бесконечно добрым.
  Кажется, я снова покраснел.
  - Доброе утро, - слабо улыбнулась мне Кайлести. - Прости, что побеспокоила тебя. Но без твоей помощи нам не обойтись.
  - Так что случилось-то? - нетерпеливо переспросил я. Мое постоянное смущение перед ней начинало раздражать, и это отражалось на моем тоне.
  - Амадей. Он впал в некоторое подобие комы. Мы исцелили тело, но душа его, растратив все силы на лечение Виктора, не смогла устоять под натиском Малюма. Мы не знаем, что сейчас с нашим другом. Нужно срочно помочь ему, пока не стало совсем поздно.
  - И почему мы еще не делаем этого? - уточнил я.
  - Следуй за мной, - попросила Кайлести, вставая из-за стола.
  Надеюсь, моя грубость не обидела ее... сам не знаю, что на меня нашло.
  Девушка провела меня за барную стойку. Там в полу обнаружился ныне открытый деревянный люк, ведущий в подвал.
  Спустившись вниз по каменным ступеням, мы оказались в небольшой, довольно мрачной комнате. Свечи, расставленные по полкам на стенах, служили здесь единственным источником неровного, сеющего зловещие блики света. Я замер на нижней ступени, ожидая, когда глаза привыкнут к полумраку. Интересно, этот драматизм обязателен? Я едва сдержался, чтобы не зажечь светлячка.
  Взгляд, понемногу привыкший к темноте, наконец, начал прорисовывать происходящее в центре комнаты. Большую часть пространства там занимало каменное ложе, напоминающее больничную кушетку, на котором лежал Амадей. Шрамы на коже вампира исчезли, волосы приобрели нормальный цвет, но, тем не менее, он не выглядел живым. Кажется, он даже не дышал, по крайней мере, движение его груди не было заметным. Оттого комната становилась еще более зловещей, я будто попал в морг.
  Над головой вампира навис Виктор. Лицо его, и без того состоящее сплошь из резких черт, сейчас заострилось еще больше, в глазах плясали отраженные огни свечей, придавая магу сходство с дьяволом.
  Кайлести подвела меня к Виктору, поставив по его правую руку, сама девушка встала по левую.
  - Амадей все больше слабеет, а напор Малюма все сильнее, - заговорил Виктор, минуя приветствие. - Промедлим еще пару часов - и наш друг станет марионеткой в руках врага. Мы должны войти в его сознание и искоренить влияние извне. По сути, мы сразимся с Малюмом, и, чтобы облегчить задачу, нападем на него все втроем. Кайлести, ты сможешь провести нас?
  - Да, любовь моя, - отозвалась девушка. - Амадей... Я говорю с ним сейчас, он готов. Можем начинать.
  - Саша, я не знаю, как это будет происходить, - обратился Виктор ко мне. - В сознании Амадея против нас будет лишь малая часть Малюма, но он там уже почти как дома, а мы будем непрошеными гостями. Ты должен быть особенно осторожен. То, что я видел на кладбище, то, что с тобою произошло... прошу, не давай более волю осколкам. Сдерживай свою ярость, она должна быть твоим оружием, а не ты ее. Об этом мы еще поговорим, но сейчас помни главное - через фрагменты Безымянного Малюм может подчинить тебя, и мы столкнемся с гораздо большей проблемой. Если бы была возможность, я бы вообще отказался от твоей помощи, но...
  - Давай не будем тянуть время, - раздраженно перебил я. - Все-таки Амадей в опасности. Что от меня требуется, Кайлести?
  - Расслабься и закрой глаза, - ответила девушка. - Сними всю защиту со своего сознания. Все остальное я сделаю сама.
  Я кивнул и сомкнул веки. Какое-то время не происходило ничего, но вдруг я почувствовал необычайную легкость во всем теле. А затем все пропало, от меня осталось лишь сознание, устремившееся куда-то вдаль в мягкой черноте.
  Спустя какое-то время тьма рассеялась, сменившись ярким светом. Я стал маленькой искоркой, мыслящей точкой, висящей в пустоте. Моего сознания коснулась мягкая длань, которая направила его в нужную сторону - то была Кайлести, ее влияние трудно спутать с кем-то. Слепящий свет начал понемногу затухать, оставляя за собой черты окружавшей меня обстановки, совершенно не похожей на подвал, в котором я только что находился.
  Я стоял посреди поля, покрытого сочной, высокой травой изумрудно-зеленого цвета. Ветер, дуновения которого мною почему-то не ощущались, распространял по ней волны, будто по морю.
  - Саша, - я услышал мелодичный голос, раздавшийся будто со всех сторон. - Иди сюда.
  А куда сюда-то? Хоть бы направление сказали... но я все равно пошел, для начала просто прямо.
  С каждым шагом мир вокруг менялся - трава выросла до небес, обернувшись высоченными деревьями, небо, бывшее только что ярко-голубым, выцвело до серого цвета, а ветер поднялся до ураганного. В какой-то момент он стал столь сильным, что я увидел, как на небольшом расстоянии от меня с треском упало дерево. Титанический ствол, от падения которого содрогнулась сама земля, стал первопроходцем в смерти для целого бескрайнего леса - вслед за ним вихрь начал валить зеленых исполинов одного за другим.
  Душераздирающий скрежет, сопровождавший каждое падение и не смолкавший ни на секунду, вдруг оборвался, оставив за собой лишь звенящую тишину. Все деревья до самого горизонта покоились на земле, устремив к серым небесам корни с налипшими на них комьями земли. Но чудесный лес, в миг обернувшийся курганом, на этом не остановил свои метаморфозы - листья с тысяч веток опали единым вздохом, а стволы на глазах сгнили и осыпались прахом.
  - Не останавливайся, ты уже близко, - снова раздался тот же голос. Разве что в этот раз в нем прослеживалось явное напряжение.
  Пожав плечами, я двинулся дальше. Пока что ничего сложного - иди себе, и наблюдай дикую фантасмагорию вокруг. Интересно, что это? Если мы в сознании Амадея, то, может, это его воспоминания? Фантазии? Мироощущение?.. А может, эффект его таблеток?
  Землю под моими ногами ощутимо тряхнуло. Я невольно остановился, и как раз вовремя - буквально через сотню шагов передо мной почва разверзлась, и в небо устремилась огромная отвесная скала из черного камня. Животный ужас сковал меня - слишком уж циклопической выглядела стремящаяся ввысь массивная глыба.
  Когда черная скала уже закрыла собой весь горизонт, а случилось это довольно скоро, она оторвалась от земли. Будто воздушный шарик, только размером с Луну, титаническая глыба устремилась в небеса. Там она продолжила расти, но уже вширь, нависнув прямо надо мной. Черный как смоль камень, пронизанный красными и ядовито-зелеными прожилками, колебался, вспучивался, меняя форму и будто бы растекаясь.
  Трансформация завершилась, и надо мной была уже не гора, но огромная туча, освещаемая частыми всполохами. В землю рядом били сиреневые молнии, но это совершенно не волновало меня. От тучи на мое сознание навалилось сильнейшее давление, стремящееся вбить меня поглубже в почву, размазать по ней, будто подтаявшее масло по хлебу. И я, как ни странно, не хотел сопротивляться. Что-то извне успокаивало, убаюкивало меня, заставляло подчиниться.
  - Не сопротивляйся. Это будет быстро. Ты просто уснешь.
  Какой знакомый голос... я уже слышал его, дважды, кажется. Чей же он? Никак не могу вспомнить... да и надо ли? Все эти усилия... может, и правда лучше просто уснуть?.. Навсегда кануть в небытие...
  Нет.
  Пошел-ка ты к черту, Малюм.
  Здесь лишь малая часть твоей воли, да и та поделена на троих защитников Амадея. А у меня с собой есть кое-что такое, что растопчет твое влияние одним махом. И оно уже начало пробуждаться, отвечая на мой зов. Мрачное, сильное, всепоглощающее, гораздо более могучее, чем давящая сверху туча.
  Я вмиг поднялся, оправившись от накатившего безволия. То, что заставило меня встать - ярость, чудовищная, ослепляющая ненависть к моему врагу просилась, прорывалась наружу! Она желала столкнуться с тем, кто посмел попытаться убить меня, чтобы показать ему всю ту мощь, дарованную мне Безымянным!
  Весь мир - ничто пред ним!!!
  Я стал проводником для потока ярости. Нечто большее, чем колдовство, чистое разрушение, направляемое моим разумом, ударило неудержимой силой.
  Тучу начало рвать на части.
  Сначала я разделил противника пополам, затем сосредоточился на одной из половин, неумолимо удаляя ее из реальности, словно ластик, стирающий карандашные каракули. Это не заняло много времени, и мое внимание переключилось на оставшуюся часть. К тому моменту, как закончилась и она, я понял, что и ярость исчезла, словно истратившись на врага.
  Успокоившись, я замер, решая, что делать дальше.
  - Вот ты где! - раздался знакомый голос. На этот раз - знакомый в хорошем смысле.
  Обернувшись, я увидел светящийся образ, стоящий невдалеке. Это был Виктор.
  - Пошли за мной, - сказал он и полетел прочь. Я отправился следом.
  - Ты быстро справился, молодец, - похвалил меня Виктор, когда я нагнал его. - Честно говоря, я даже не ожидал. Спешил к тебе на помощь, а ты уже и сам все сделал... Теперь нам нужно помочь Кайлести, она слабее нас.
  Помочь, так помочь, не возражаю. Всплеск агрессии эмоционально опустошил меня, теперь я мог лишь апатично соглашаться со всем происходящим вокруг.
  Пейзаж вокруг вновь принялся стремительно меняться. Черная земля под ногами посветлела, по ней потекли ручьи, постепенно расширяющиеся в обширные потоки. Вскоре нас окружили хлюпающие лужи, и в какой-то момент я вдруг осознал, что не вижу земли под водою, на которую наступаю. Мы шагали по бесконечной зеркальной глади океана.
  Еще несколько шагов, и в ней, то тут, то там появлялись глубокие водовороты, разрывающие водную массу на части. Их становилось все больше, а океан все меньше походил на нечто целое. Спустя какое-то время я видел вокруг себя уже не воду, а... облака? Да, точно, мы летели над огромными кучевыми облаками. Сверху за нашим движением внимательно следило всевидящим оком яркое солнце, цвет которого стремительно менялся с белого на алый.
  - Почти пришли, - оповестил Виктор.
  Солнце цвета крови пошло черными трещинами, от него начали отпадать куски и нестись вниз, будто маленькие кометы, разрывая облака прямо перед нами. Проследив полет одного из солнечных фрагментов, внизу я заметил еще один светящийся силуэт. Этот немного отличался от того, каким я видел Виктора - из спины его били два ярких луча теплого белого света. Кайлести?..
  Из силуэта-Виктора в красное солнце ударила чистейшая энергия, большая часть которой просто не воспринималась зрением, но зато ощущалась другими органами чувств. Этого удара хватило, чтобы расколоть солнце на мириады маленьких осколочков, устремившихся вниз и на лету сгорающих в прах.
  - Спасибо! - раздался голос Кайлести. Я узнал его лишь по знакомой теплоте - здесь он звучал будто мелодия, сотканная струнами самого изысканного инструмента, чести играть на котором удостаиваются лишь небожители. - Теперь идем за Амадеем.
  В этот раз переход в новое окружение не был плавным, мы мгновенно погрузились во тьму. Будто кто-то выключателем щелкнул. Все скудное освещение составляли лишь мы трое и... да, стоящий впереди Амадей. Вокруг него танцевали фиолетовые огоньки, именно они привлекли мое внимание.
  Вампир, в отличие от нас, был представлен в своем физическом обличии, хоть и немного разнящемся с тем видом, в каком он пребывал сейчас в реальном мире. Амадей был одет в черный строгий камзол с белым воротом. На поясе вампира висела серебристая шпага, голова его была опущена, глаза скрыты растрепанными, длинными волосами.
  Мы подошли ближе, но Амадей никак не отреагировал, продолжая разглядывать носы своих начищенных ботфорт. Я попытался сделать еще шаг, но тщетно - передо мной словно невидимая стена выросла.
  - Он не пускает нас, - пояснила Кайлести. - Хочет сам все сделать. Гордец.
  Около минуты не происходило ровным счетом ничего. Но едва я подумал, что бездействие затянулось, как вампира согнуло пополам, и он, корчась, упал. Конвульсии сотрясали его, Амадей бормотал что-то на непонятном языке, пальцы тянулись к шпаге, словно та могла чем-то помочь...
  Раздался оглушительный звон, точно разом разбилась целая армия фарфоровых тарелок. Вампир резко выпрямился, встал и повернулся к нам лицом.
  - В одиночку против четверых Малюм не такой уж грозный противник... - произнес он задумчиво.
  - Да, - ответила Кайлести. - Мы победили. Ты свободен, друг мой.
  - Надеюсь, Малюма хоть чуть-чуть покорежило, где бы он ни был, - злорадно осклабился Амадей. - Я чувствовал, что кто-то из вас шарахнул по нему очень мощно, признаться, меня и самого это немного задело... но ничего, теперь, когда я не трачу силы на защиту, то восстановлюсь достаточно быстро. Ладно, давайте выбираться обратно в реальный мир, в моей голове тесновато для четверых.
  Окончание фразы донеслось до меня словно через ватную подушку. Меня окружила кромешная тьма, я почувствовал, что куда-то падаю, машинально сделал шаг назад, дабы удержать равновесие... и глаза мои распахнулись.
  Мы, все трое, по-прежнему стояли у изголовья кушетки Амадея, разве что я был на шаг дальше.
  Мы вернулись в реальный мир.
  - Это было... странно, - раздался слабый голос Амадея. Он сел и обернулся к нам. - Давайте больше не будем такого повторять, хорошо?.. Не лучший жизненный опыт. И... спасибо.
  - Всегда пожалуйста, - улыбнулась Кайлести, а Виктор с улыбкой хлопнул вампира по плечу.
  Мы по очереди поднялись обратно на первый этаж. Последним шел Виктор, мановением руки погасивший за собой все свечи.
  Я заплетающимися ногами добрел до ближайшего стула и опустился в него, растирая ладонями лицо. Путешествия по чужому подсознанию отняли очень много физических сил, которые у меня и так не слишком-то восстановились. Все остальные тоже выглядели изможденными, но довольными, особенно светился Амадей.
  Дабы попробовать старые новые силы, вернувшиеся после изгнания Малюма, вампир силой мысли перенес скатерть-самобранку с барного стола на центральный, развернул ее и, как только там появились разнообразные блюда индийской кухни, подвинул к себе тарелку. Видимо, поняв, что за телекинезом больше не следуют приступы боли, он удовлетворенно принялся с космической скоростью наворачивать еду.
  Я тоже неохотно придвинул себе одно из блюд и начал лениво тыкать в него вилкой. Кайлести и Виктор обошлись парой яблок.
  - Вы что, уже закончили? - спросил Степа, показавшийся на лестнице второго этажа. - Вы ж вниз спустились минуту назад.
  - Путешествия по сознанию не занимают много времени, - пояснил Виктор. - Да, мы закончили. Амадей освободился от влияния Малюма.
  - Что же, поздравляю! - оборотень подошел к вампиру и протянул ему ладонь. Амадей сжал ее и энергично затряс.
  - Ох, я уж даже забывать начал, каково это - не испытывать этого гнета, - счастливо поведал вампир. - Правда, теперь я как никогда хочу порубить Малюма на кебаб... кстати, хочу кебаб. И почему скатерть не может творить по заказу?..
  - Ты явно чувствуешь себя гораздо лучше, - хмыкнул я, слушая бесконечный поток речи.
  - Как сказать... - поморщился вампир, подтягивая к себе очередную тарелку. - Вообще, ощущаю себя Лениным в мавзолее. Снаружи неплохо, только внутри требуха. Ничего, оклемаюсь, дайте только чуть времени. И еды побольше. О, Свет, правда, что ж так жрать-то хочется?
  - Мы же исцеляли тебя, - ответила Кайлести. - Ты был в паршивом состоянии после того, как помог Виктору.
  - Точно-точно... припоминаю что-то такое, - медленно кивнул вампир. - Это что же выходит, услуга за услугу? Мы в расчете?
  - Думаю, да, - кивнул Виктор. - Однако, один счет у тебя, думаю, все же остался. К Малюму.
  Мне на секунду показалось, что во взгляде Амадея мелькнуло облегчение.
  - Значит, нам по пути, - удовлетворенно кивнул вампир. - Думаю, если мы будем путешествовать вместе, мои шансы встретиться с этим [цензура] будут весьма неплохими. А там уж потолкуем с ним за жизнь.
  - Что ж, твоей компании здесь всегда рады, - улыбнулся Виктор.
  Доковыряв свою тарелку, я встал и двинулся наверх, к чему-нибудь спасительному, что позволило бы мне принять горизонтальное положение и прикрыть глаза минуток на триста. Я уже не помню, как добрел до кровати и рухнул в нее. Возможно, я и вовсе упал на пол где-то по дороге, а какая-то добрая душа отнесла меня в более комфортные условия.
  Не знаю, сколько я проспал, потому что понятия не имел, сколько было времени, когда ложился. За окном было светло, собственно, один из солнечных зайцев и разбудил меня. Полежав немного, я все же поднялся и двинулся к лестнице. Покидая второй этаж, мне повстречался Амадей, прикорнувший в кресле.
  Потягиваясь и зевая, я вышел на улицу. Свежий бриз сдул остатки сонливости, и я, выспавшийся и набравшийся сил, пошел на пляж, к своей любимой ненавистной скале.
  На кладбище у меня получилось то, чему я пытался научиться, причем, получилось непроизвольно. Я колдовал без заклинаний, и это было довольно легко. Смогу ли я повторить свой успех в спокойной обстановке? Не знаю даже. Мне кажется, ключом к раскрытию этого умения стала моя ярость, а сейчас я был абсолютно спокоен. Попытка - не пытка.
  Я уставился на гранитную скалу и попытался заставить ману вновь преобразиться так, как мне нужно. Безрезультатно. Снова безрезультатно. Да что ж такое-то?!
  Камень с треском разломился пополам, и верхняя его часть упала, взметнув облако мелких песчинок.
  Так-так. Вновь мои эмоции стали активатором. Ну-ка, еще раз...
  Я намеренно начал накручивать себя. Вспомнил людей на опушке леса, что пришли за раненым Степой. Вспомнил незнакомого человека на улице, чьи случайно услышанные мысли и воспоминания вызвали отвращение и неконтролируемый гнев. Вспомнил Ламия, считающего людей своими куклами. Вершиной стал Малюм. Я даже не знал, почему, но я ненавидел его. Что-то внутри меня хотело его смерти, и я не понимал, почему, вернее, не хотел думать об этом...
  Злость накатила огромной волной, сметающей остальные чувства, и эту волну я направил на злополучную скалу. Пусть не заклинание, но мой гнев трансформирует ману внутри валуна в разрушительную энергию.
  Гранит не просто разорвало, его распылило на атомы, обдав все вокруг порывом горячего воздуха, мгновенно отрезвившим меня. Я... действительно сделал это? Снова?
  Но неужели мне каждый раз придется заново взращивать чувство всепожирающей ненависти? Нет, быть такого не может. Я попробовал снова, уже в спокойном состоянии взорвать оставшуюся целой вторую половину камня. Сосредоточился, напрягся... сработало! Гранит покрылся трещинами. И только-то. Той разрушительности, что была, пока я находился на взводе, уже не наблюдалось даже близко. Но ничего, все придет с тренировками, нужно время. Оно помогает тому, кто терпелив, в этом я убедился многократно.
  Я занимался еще несколько часов, пока гранитная крошка, в которую я перемолол остаток скалы, не смешалась с пляжным песком. Только тогда, довольный как слон, я вернулся домой. Там, в столовой, уже сидели Виктор и Степа, молча жующие очередной набор блюд с самобранки.
  - Привет, Саш, - улыбнулся мне Степа, Виктор же просто кивнул.
  - Привет, - ответил я им обоим, садясь рядом и протягивая руку за сочной грушей.
  Какое-то время мы просидели в тишине, набивая животы.
  - Саша, нам с тобой нужно поговорить кое о чем, - насытившись, обратился ко мне Виктор. - Извини, Степан, желательно это сделать наедине.
  - Я могу прогуляться, - пожал плечами оборотень, вставая.
  - Нет-нет, останься, - вскинул руку маг. - Мы сами пройдемся по пляжу.
  - Как скажешь, - оборотень плюхнулся обратно.
  Мы с Виктором встали из-за стола и покинули дом, двинувшись к океану. Несмотря на вечернее время, было еще довольно светло, убаюкивающе шумели волны, накатывающие на берег.
  - Саша, с тобой происходит кое-что, - начал беседу Виктор, глядя на горизонт. - И это вызывает у меня двоякое ощущение.
  - Что ты имеешь в виду? - уточнил я.
  - Бой на кладбище. Вернее, ту его часть, где ты начал кидаться ударами, будто камнями, забыв напрочь о произнесении заклинаний.
  - Это разве плохо? - удивился я. - По-моему, этого ты и хотел добиться от меня.
  - Этого, да не этого. Я добивался от тебя, чтобы ты творил чистую магию со спокойствием в разуме и сердце. То, что ты делал на кладбище - другое. Я чувствовал волны ярости, идущие от тебя, всю ту злость, что ты обрушил на врага. Но это была не твоя злость.
  - Я не очень понимаю.
  - Видишь ли, - задумался Виктор, приложив палец к подбородку. - То, что мы носим в себе, ты и я, оно... сложное. Осколки души Безымянного, хранящиеся в нас, не то, чтобы полноценно разумны, но своя воля у них есть, и они подавляют нас ею. Именно поэтому я не хочу стать обладателем еще хотя бы одного осколка. На то, чтобы добиться гармонии с тем, что у меня уже есть, я потратил годы, и теперь почти не чувствую давления с его стороны. Тебе сложнее, ведь у тебя два осколка, к тому же, ты еще молод, а значит - вспыльчив. Безымянный будет заставлять тебя злиться, и через злость выплескивать в мир свою силу. Но вместе с тем, он будет подчинять тебя собственной воле. Вспомни, каково это было, когда ты, одержимый яростью, колдовал? Пьяняще? Да. Волнительно? Да. Но мог ли ты при этом контролировать себя, отдавал ли отчет о своих действиях?
  А ведь он прав. За каждым из таких приступов я наблюдал пассивно, не вмешиваясь, будто кто-то чужой все делал за меня. Наблюдал, потому что не хотел вмешиваться? Или не мог?..
  - Прошу тебя, будь аккуратней, - продолжил Виктор. - Не давай ярости завладеть тобой. Да, когда ты спокоен, ты слабее, но зато остаешься собой. И это главное.
  - Хорошо, - кивнул я. - Постараюсь впредь такого не допускать.
  - Не постараешься, Саш. Ты обязан этого не допускать. Потому что иначе в опасности окажемся все мы, твое окружение.
  Я кивнул, переваривая полученную информацию. Значит, то, что сидит во мне, делает меня сильнее, но при этом пытается подчинить себе. Чудненько.
  - А как ты переборол осколок? - спросил я умолкшего Виктора.
  - Я родился в семье хранителя и меня готовили к тому, чтобы стать новым носителем фрагмента всю сознательную жизнь. Меня, по сути, для этого вырастили. Иногда даже кажется, что это и была главная причина моего появления на свет. Все, что я тебе сейчас рассказываю и чему обучаю, а также все, что еще придется сказать и чему придется научить, я знал еще до того, как получить свой фрагмент. Когда обладаешь всеми возможными теоретическими знаниями, практика дается легче. Ты же получил фрагменты значительно раньше, чем я, да к тому же, Акулина сыграла с тобой злую шутку, ничего не объяснив о них и об их свойствах. Тебе будет сложнее. Но зато, в отличие от меня, у тебя есть преимущество - мы, твои друзья. Поверь, гораздо легче, когда есть кто-то, кто подставит плечо или хотя бы поддержит словом.
  Я слабо улыбнулся.
  Мы постояли еще какое-то время на берегу, и каждый думал о своем. Наконец, голоса, доносящиеся из дома, заставили Виктора встрепенуться.
  - Кажется, все собрались там, - произнес он. - Пошли к ним.
  Я кивнул, и мы направились обратно.
  В столовой уже сидели Степа и Кайлести, а Амадей прохаживался взад-вперед. Вампир просто таки сиял от переполняющей его энергии.
  Поприветствовав всех, мы с Виктором расселись за стол, и маг тут же заговорил:
  - Итак, что мы имеем на данный момент касательно поисков четвертого хранителя? Нас перекинуло через портал в Праге на некое кладбище, где нас ждала засада. Малюм знал, что мы в Чехии, и самым логичным нашим шагом счел телепортацию через магическую лавку, он оказался там раньше и сбил телепорт. Кстати, мы можем считать, что даже не смотря на то, что ты, Саша, пока еще ученик, Малюм боится вступать с нами в открытый бой. Вместо этого он предпочел задержать нас, возможно - покалечить. Будем откровенны, ему это удалось весьма неплохо, засада была качественной. Мы потеряли почти сутки на зализывание ран, и на данный момент не имеем никакого представления о том, куда нас, собственно, забросило. Или у кого-то есть какие-то догадки?
  Никто не решился ответить.
  - Вот и у меня никаких. Так что, для начала, думаю, нам надо вернуться через пентаграмму на кладбище, затем осмотреться и понять, где оно находится. И от этого уже отталкиваться, решая, что делать дальше.
  - Когда выдвигаемся обратно в мир? - уточнил Амадей.
  - Почему бы не прямо сейчас? - предложил Виктор.
  - Не возражаю.
  - И я, - кивнул Степа. - Интересно, мой рюкзак еще цел?.. Я его на кладбище оставил, перед тем, как обернуться.
  - Даже если его не затоптали трупешники, то Сашка точно по земле ровным слоем размазал своим боевым колдунством.
  Вышли из дома мы налегке, спустя десяток минут. На другой стороне пентаграммы нас встретили все те же защитные стены, возведенные Виктором. Разве что пентаграмма, так и не дорисованная им, уже утратила магический свет.
  - Похоже, Малюм сюда не приходил, - заметил Степа.
  - Думаю, после отпора, который мы ему дали в сознании Амадея, ему понадобится немного времени на восстановление, - ответил Виктор. - Да и вообще, для него сейчас первоочередная задача найти последнего хранителя. Он и засаду оставил, чтобы просто замедлить нас.
  - А вот кстати, - вспомнил я. - Во время боя на кладбище, Малюм подавлял наши с тобой силы. Каким образом?
  - Он может влиять на нас, как владелец большего количества осколков, - объяснял Виктор, одновременно с этим превращая импровизированную защиту обратно в воздух. - Мы можем с ним делать так же, на самом деле. Вдвоем от нас эффект будет почти такой же. Но для этого нужна подготовка, сходу в бою этот фокус провернуть не выйдет ни у нас, ни у него.
  Стены вокруг исчезли, и мы завертели головами, осматриваясь. Здесь царила ночь, оттого видневшиеся недалеко надгробия выглядели крайне пугающе, особенно если расслеповать под ними разрытые могилы и горы полусгнивших останков вокруг. Хорошо хоть, ветер уносил трупный смрад в противоположную нам сторону.
  Кроме кладбища за нашими спинами и старого дуба рядом, вокруг не было ничего примечательного. Мы стояли посреди пустоши. Серьезно? Кто мог вообще расположить здесь кладбище?
  - Я поднимусь вверх, осмотрю местность, - сообщил нам Виктор и немедленно взлетел.
  Оставался в воздухе он довольно долго, вращаясь вокруг своей оси. Мы тоже пытались высмотреть хоть какую-нибудь подсказку, которая бы открыла наше местоположение. Степа даже принюхиваться начал, а Амадей наверняка прочесывал пространство в поисках кого-либо мыслящего. Но тщетно.
  Наконец, Виктор спустился с небес. Выглядел он оптимистично.
  - Вон в той стороне, - он указал пальцем в противоположную кладбищу сторону, нагибаясь за все еще лежащим на земле ватманом с пентаграммой, - какие-то огни. Но довольно далеко, я их и заметил-то случайно. Саша. Ты же умеешь перемещаться в пространстве на короткие расстояния?
  - Ходить что ли? - съязвил я. От Амадея, походу, набрался.
  - Если б ты не умел ходить, я б это уже заметил, - хмыкнул Виктор. - Телепортироваться ты умеешь?
  Вместо ответа, я переместился метра на три правее, отметив для себя, что смог это сделать без заклинания, просто пожелав. Получилось даже легче, чем с взрыванием камня. Бедный кусок гранита погиб не зря.
  - Отлично. Я тоже умею. Мы возьмем по паре, допустим, я - Амадея, ты - Степу. Ты просто касаешься его и желаешь переместиться с ним, и тогда вы прыгнете вместе. План такой - я прыгаю в сторону огней, ты прыгаешь сразу за мной. На всякий случай держите связь с Амадеем, мало ли что. Друг мой, - Виктор обратился к вампиру. - На каком расстоянии ты сможешь поддерживать телепатическое общение с Сашей?
  - До горизонта - как раз плюнуть, - хвастливо ответил Амадей.
  - Этого достаточно. Я буду прыгать не более чем на пару километров и зажигать светлячка над собой, чтобы Саша видел нас. Думаю, так мы быстро доберемся до цели.
  Я кивнул, беря в руку ладонь оборотня, Виктор же положил свою руку на плечо вампиру, кивнул мне, отвернулся и исчез. Но невдалеке сразу же зажегся яркий огонек, осветивший пятачок земли, в центре которого виднелись две фигуры. Я сосредоточился и вновь без особых усилий оказался там, где пожелал.
  - Превосходно, - кивнул мне Виктор. - Пошли дальше.
  Уже на десятом прыжке мы смогли увидеть на горизонте те самые огни, о которых сказал Виктор. Но чтобы разглядеть, что именно светилось, понадобилось еще не менее десяти перемещений.
  Как только мы со Степой возникали рядом с Виктором и Амадеем, они прыгали снова, таким образом, паузы между телепортациями сводились к минимуму. В итоге, до огней, оказавшихся, при ближайшем рассмотрении, небольшим городком, мы добрались менее чем за пять минут. И почему мы изначально так не путешествовали?.. Кучу времени бы сэкономили.
  Городок напоминал маленькие селения из вестернов. Такие же деревянные дома, вытянувшиеся вдоль дороги, которая начиналась у стоящей на окраине церкви и уходила куда-то вдаль.
  - Ситуация не очень-то прояснилась, - заметил Степа, уставившись на источник огней - несколько фонарей вдоль дороги. Не электрических, судя по тому, что свет от них разливался неровный, дрожащий.
  Окна домов не горели, все двери были закрыты на ночь. Видимо, до утра еще не близко.
  - У меня есть одно предположение, - задумчиво сказал Виктор, потирая лоб. - Только вот мне нужно увидеть какого-нибудь живого местного жителя.
  - Не надо, - оборвал его Амадей с явным недовольством в голосе. - Если ты хочешь проверить, в нашем ли мы мире - нет, мы не в нем, в каком-то другом. И, судя по тому, что получается выудить из местных жителей, здесь что-то вроде дикого запада. Только рабы - белые, а заправляют всем черные. Спасибо Малюму, мы черт знает где.
  - И что делать теперь? - озадаченно спросил Степа.
  - Можно остаться здесь, стать рабами, потом устроить войну за независимость и построить демократию, - пожал плечами вампир. - А можно вернуться в наш мир и действовать по старому плану.
  - Я как раз про пункт "вернуться в наш мир", - раздраженно поправился оборотень. - Как это сделать? Виктор, ты сможешь перекинуть нас обратно?
  - Я не умею перемещаться меж мирами, - развел руками колдун.
  - Выходит, мы застряли? - растерянно спросил Степа
  - Отчего же? Сейчас мы просто переместимся через портал ко мне домой. Остров находится на Земле, пентаграмма, как вы уже могли заметить, действует и между мирами. С острова будет далековато выбираться, но все не из другого мира. Только перед перемещением я кое-что изменю в рисунке, чтобы через некоторое время он осыпался пеплом. Не думаю, что стоит оставлять здесь дорогу домой.
  - Только ты поторопись, - посоветовал вампир, задумчиво глядя куда-то в сторону. - Местные, кажется, просыпаются. Первая мысль малого из во-о-он того дома, когда он нас увидел в окно, звучала примерно как "что эти белые там делают?". Следующей мыслью было желание нас пристрелить. Я, конечно, его отправил обратно спать, но если проснется весь городок...
  - Понял тебя, - кивнул Виктор. - Давайте тогда хотя бы за дом какой-нибудь зайдем.
  Мы так и поступили, обойдя некое заведение с вывеской на непонятном языке. Оказавшись за ним, мы встали вокруг Виктора, который расстелил ватман с пентаграммой прямо на земле. Пара движений пальцем - и на бумаге появился крохотный дополнительный рисунок.
  - Готово, - оповестил колдун. - Пойдемте. Амадей, прикрываешь.
  - Лады. Идите уже.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | | С.Елена "Враг моего сердца" (Любовное фэнтези) | | Д.Тараторина "Равноденствие" (Приключенческое фэнтези) | | К.Ши ""Муж" на час" (Короткий любовный роман) | | CaseyLiss "Демон для меня. Сбежать и не влюбиться" (Любовное фэнтези) | | В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | К.Ши "Жена на день" (Современный любовный роман) | | О.Гринберга "Огонь в твоей крови" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Тьяна. Избранница Каарха" (Приключенческое фэнтези) | | Ю.Рябинина "Острые грани любви" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"