Белостоцкий Андрей Борисович: другие произведения.

Спасатель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мне нередко снятся фантастические фильмы, которые, увы, снимать никто не торопится. Сюжет, тем не менее, несколько необычен. Хотя присутствуют чужая планета, космические корабли, страш-ш-шная тайна. Думаю, Голивуд бы справился с экранизацией.


   - Нет, мать твою! Я не могу от этого отказаться. Там вся моя семья.
   - Так. Ещё раз.
   - Хватит!
   - Я просто подвожу итог. Переубедить тебя я больше не надеюсь. Но нужно же убедиться, что мы одинаково понимаем ситуацию. Так можно?
   - Хорошо. Ладно. Валяй.
   - Значит, что мы имеем? Гомер приземлился на карантинной планете Росс 154/2. Данных о выживании хоть кого-нибудь после посадки нет. Никаких. Официальная позиция директората -- напечатаны некрологи на всех пассажиров и членов экипажа. Экспедиция для расследования будет отправлена сразу после снижения уровня карантина, т.е. через год. В лучшем случае. Причины карантина -- биологическая угроза нулевой степени. А значит всё, что прилетит из системы Росс 154 собьют немедленно и без дополнительных приказов. И собьют наверняка, поскольку до земли там доплюнуть можно. Что собираешься делать по этому поводу ты? Конечно, действуешь наиболее логичным и продуманным образом. Во-первых, продаёшь все, что у тебя есть, в том числе унаследованное. Во-вторых, покупаешь эту рухлядь и штудируешь самоучитель по вождению космических грузовиков. Давай-ка я спрогнозирую, что ты будешь делать дальше, и что из этого получится?
   - Я не могу иначе.
   - Это я уже уяснил. Не тупой. Просто надо смотреть на два шага вперёд. Я для себя ведь должен решить -- насколько я могу прикрыть твою задницу.
   - Для себя и решай.
   - Вот я и решаю. Скажем ты успешно пролетаешь на этой рухляди кордон. В это я могу поверить. Может ты выучишься на пилота экстра-класса за месяц. Может дар у тебя. Или остались деньги их подкупить. В ту сторону вполне могут и пропустить. Ты ведь не сможешь вернуться живым, чтобы их заложить.
   - Кстати, хорошая идея. Я как-то не подумал.
   - Рад, что ты видишь пользу в разговоре. Так, а что дальше? Что ты там будешь делать? Искать следы кораблекрушения до конца... конца припасов?
   - Они живы. Следов взрыва аварийный зонд не засёк.
   - Поправка, возможно были живы на момент приземления. А это четыре месяца в мире с нулевым уровнем биологической угрозы, если ты чудом телепортируешься туда прямо сейчас. Добавим время на полёт. Сколько выходит? Почти полгода? Но, положим, случилось чудо - лайнер цел и герметичен. Что дальше? Ты подумал, что будешь делать на древнем рыдване с двумя сотнями пассажиров и четырьмя десятками членов экипажа? Может ты погрузишь их всех на своё корыто штабелями? Или нет, просто заберёшь оттуда только свою семью, перестреляв всех недовольных твоим решением.
   - Э, нет. Я загрузил корабль всем необходимым для выживания. Всему лайнеру хватит до полноценной спасательной экспедиции.
   - Я рад, что ты не планируешь прорыв кордона. Возможно твоя затея даже имела бы смысл если бы не два "но".
   - Я дам людям шанс.
   - Может выслушаешь до конца, спаситель, раз одну полезную мысль я уже подкинул?
   - Я... Ладно.
   - Во-первых, ты не задумывался почему до тебя такого умного никто туда не полетел никого спасать? Там ведь весьма интересные пассажиры были... Прости, есть. Конечно, есть.
   - Видно смертников не нашлось.
   - О! Почти. Просто как ты себе представляешь стыковку в условиях нулевого уровня угрозы? Вот и я никак.
   - Я исхожу из того, что у страха глаза велики. Если там и есть какая-то зараза,то не выше второго. А там и обычных усиленных мер хватит.
   - Ну предположим случится чудо номер два. Ты что-то говорил о полноценной спасательной экспедиции, до которой пассажирам нужно дотянуть? А ты слышал что-нибудь о её организации? Ещё раз показать тебе некрологи?
   - Экспедиция будет. Её можно будет организовать после того как я подам сигнал об успешном нахождении лайнера.
   - А сам лайнер сигнал подать не смог?
   - Такое оборудование иногда ломается при аварийной посадке. Я проверил.
   - Чудесно, возвращаемся к поискам лайнера. Как ты их найдешь без работающего передатчика?
   - По радиосигналам, конечно.
   - Блеск! На такие поиски у тебя вечность уйдёт. Но ладно. Пусть случится ещё одно чудо. Третье, кстати. Они живы, ты их найдёшь и обеспечишь всем необходимым до прибытия кавалерии. Что даёт тебе уверенность или хотя бы надежду, что кавалерия не явится виде военных мониторов и не сожжет вас просто на всякий случай?
   - Ты.
   - ЧТО?
   - Ты же журналист. Ты можешь раздуть шумиху вокруг этого дела.
   - Шутишь? Да достаточно сказать волшебное заклинание "биологическая угроза" и толпа с факелами линчует любого, кто попробует что-либо вякнуть.
   - А права человека? Карантинная колония разве не для таких случаев была создана?
   - Лебедь? Сам ведь знаешь, что на самом деле это просто бордель, а никакая не карантинная колония.
   - Давно пора прижучить это место.
   - Ну уж нет. Скорее я с тобой полечу умирать от неведомой фигни. Так я хотя бы один сдохну, не подставляя мою семью. Семейка у меня та ещё, но даже они такого не заслуживают. Знаешь, я надеялся, что ты весь этот разговор затеял совсем для другого. Я думал, что ты просто хочешь, чтобы кто-то тебя переубедил. Ну или денег одолжить хотел.
   - Одалживать бессмысленно. Без твоей помощи мне не вернуться.
   - Рад слышать голос разума...
   - На этот случай у меня есть план Б.
   - Прорываться через кордон?
   - Нет. Я беру с собой колониальное снаряжение.
   - У меня нет слов. Ты действительно собираешься колонизировать предельно опасную планету?
   - Других вариантов нет. Это единственный шанс.
   - А вот и нет. Ни твоя мать, ни твоя сестра не одобрили бы такую жертву. Номинально ты последний в роду. И ты просто обязан его продолжить. Твой долг именно в этом, а не в самоубийстве. Пусть даже и в таком экзотическом.
   - Заткнись.
   - Прости, но это правда. И ты это знаешь.
   - Значит нам больше не о чем говорить.
  
   Вот так и закончился мой последний разговор перед отлётом. По крайней мере именно так я его запомнил. Не могу винить Кайса. Он настоящий друг. Любой другой нашёл бы более надёжный способ не пустить меня. Достаточно было выдать меня. Он не выдал.
   И зря он опасался кордона. Нормальные там были парни. Даже взятка не потребовалась. Достаточно оказалось всё честно рассказать. Ребята искренне сочувствовали мне. Один лейтенант даже извинялся, что они не смогли остановить неуправляемый лайнер, вылетевший из узла. Не сбивать же его было в самом деле. Даже досмотром меня особенно не задержали. Но честно предупредили, что обратный полёт до узла у меня будет очень недолгим. Обратно я не и собирался. Это очень помогло мне при заходе на орбиту. Тут требовались грамотные расчеты, а не доверие к надёжности агрегатов. Поскольку математик из меня не самый лучший, то при любых сомнениях я выбирал вариант, позволяющий новый заход. Принудительная посадка непойми где в мои планы не входила. Так что горючего у меня стало в обрез. Дай бог, чтобы хватило на посадку.
   Наконец я кое-как закрепился на нужной орбите и начал искать сигнал аварийного зонда. На четвёртый день я бросил это бесполезное занятие. Скорее всего зонд давно сгорел. Значит его отстрелили в последний момент уже при падении. За это время я успел неплохо просканировать планету. Вернее те её части, над которыми пролетал. Теперь я кое-как представлял себе, что ждёт меня внизу. Никаких следов упавшего лайнера я не обнаружил. Разумеется это ни о чём не говорило. Для полноценных поисков хотя бы по радиосигналу мне нужно сменить орбиту ещё раз двадцать. На это нет топлива. Но это и не важно. Если зонд отстреливали в последний момент, то выданные им координаты приземления должны быть достаточно точными. Плюс минус тысяча километров. Или две. Такое можно было бы и на вездеходе объездить. Будь у меня вездеход. На флиппере это сложнее, но я должен справиться. Об опасностях ждущих меня после приземления я старался не думать. В них вообще слабо верилось при взгляде на огромный иссиня-фиолетовый шар. Данные по планете Росс 154/2 я уже давно заучил наизусть. Не так уж много этих известных данных. Даже собственного названия нет. Размер чуть меньше чем у Земли. Сила тяжести почти такая же. Атмосфера преимущественно из азота и неона, но есть и кислород с углекислотой. Для дыхания не годится. Давление в целом пониже чем на земле, но не смертельное для человека. По крайней мере, если принять профилактические меры и не заниматься скалолазанием в кислородной маске. Погода правда не очень. Местами. Это видимо из-за малого наклона оси. В общем, планета была бы идеальна для колонизации, будь на планете вода в приличных количествах. Её собственно и пытались колонизировать. Благо, воду искусственным путём создать несложно. А без морей и океанов жить вполне можно. Сводки об этих попытках абсолютно секретны. Но я кое-что добыл. Занимательное чтение из разряда ужасов.
   Все колонисты погибли. Часть на планете, часть после эвакуации, прямо на кораблях вместе с экипажем. То, что произошло с эвакуационными кораблями вообще не поддавалось логике. Над их остатками исследователи с предельной осторожностью корпят уже второй год. Целую станцию отстроили. Меня в этой истории больше всего удивила скорая гибель экипажей кораблей. Уж насколько они изолированы от пассажиров видно просто из схемы устройства корабля. Там вся связь с карантинной гондолой -- металлические балки с крепежом. Колонисты, конечно, могли прихватить с собой подходящие скафандры и оборудование для абордажа -- колония была укомплектована неплохо. Но таких скафандров там было немного. И вряд ли было легко так организованно приступить к этой самоубийственной миссии на всех восьми кораблях. Особенно при учёте того как обычно проходит эвакуация в таких случаях. Не знаю, что там накопали умники. Может зомбирующие споры или ещё какую гадость сводящую с ума. Все исследователи планеты, побывавшие внизу до колонизации, тоже сидят у них под карантином. Не повезло бедолагам, но на фоне обычных десяти лет карантина это не так и страшно. Наверное. Тем не менее, если исследователи не наткнулись на опасность, то есть шанс, что и приземлившийся лайнер с ней встретится не сразу. Для этого желательно, чтобы лайнер приземлился не в том климатическом поясе, где была колония. Я бы даже пожелал другой континент, но континентов как таковых на планете не было.
   Согласно данным с зонда Лайнер мог приземлиться в одном из трёх поясов. В первом жарковато. Температура до 70®. Сильные ветра и грозы. И что паскуднее всего -- крушение лайнера там вполне могло пройти незамеченным для зонда. В более высоком поясе прохладнее градусов на двадцать, да и ветров таких нет. Если не считать границу поясов. Я надеялся именно на него, поскольку третий уже был крайним поясом колонизации. Условия там самые мягкие, ночью почти как на Земле. Но местную гадость, какой бы она ни была, там встретить реальнее всего. В первом случае я скорее всего найду обломки. В третьем могу найти целый, но мёртвый корабль. Именно поэтому я выбрал такую орбиту, чтобы максимально захватить желаемый район. Но за четыре дня я не нашёл никаких следов приземления лайнера. Я могу приземлиться прямо в центре предполагаемого района и потом прочесывать его на флиппере. Это займёт у меня лет сто, с учётом ландшафта планеты. С дорогами там не густо, а вот острых скал сколько угодно. С другой стороны, я был рад, что это далеко от центрального плато и брошенной колонии. Значит надо рисковать и смещать точку посадки на юг или на север. Я выбрал север.
   Посадку я помню плохо. Главное, что мне это удалось. Корабль сел даже относительно ровно. т. е. пол кабины был там где и полагается. А то что он под наклоном, так и что с того? Снова привыкнуть к силе тяжести оказалось нелегко. Но я добросовестно проверил сохранность каждого отсека. Груз не пострадал, хотя опорные фермы и перекосило. О герметичности грузовых отсеков можно было даже не мечтать, и я не рискнул лазать там в скафандре слишком долго. Только распаковал флиппер и заготовленный набор жизнеобеспечения.
   Когда сигнализация кабины сработала я чуть не умер от страха. Оказалось, что обнаружен входящий радиосигнал. Увы, не с лайнера, а от одной из автоматических станций. Исследователи оставили их на планете довольно много. Это навело меня на мысль. Если станция исследовательская, то там должно быть какое-нибудь регистрирующее оборудование. А значит она могла засечь приземление лайнера. Осталось придумать как покопаться в результатах её труда. К моему разочарованию пообщаться со станцией по радио не вышло. Всё что она передавала -- запросы, на которые я не мог ответить. Но если я всё равно буду прочёсывать окрестности, то надо посетить её первым делом. Благо координаты станции я узнал в базе без труда. Станция 14-Т находилась всего в шестидесяти километрах от точки моего приземления. Прикинув по карте маршрут, я убедился, что даже могу немного задеть при поездке слепую зону сканирования.
   Я снова пожалел, что не хватило денег на полноценный вездеход. На хрупком флиппере я должен перемещаться крайне осторожно. А при имеющемся ландшафте это будет не легко. Суровые ветра отполировали здесь всё, что могли. Так что все эти скалы наверняка очень прочные. Раздел геологии в данных о планете изобиловал данными о редких элементах. Но эти исследователи ничего не писали ни о вулканах, ни о землетрясениях. А ведь как-то новые скалы здесь появляются взамен истёртых. Уже через десять километров я понял свой первый прокол. Надо было внимательнее читать геологию. Ориентироваться по компасу здесь получалось не везде, а пеленг моего грузовика срывался. Без зондов я потеряюсь здесь со всеми моими картами. А зонды протянут не больше недели. У меня гораздо меньше времени чем я думал.
   Станция представляла собой металлический стержень метров в девять высотой. Ну и может чуть меньше метра в диаметре. Наверное вплавлен в скалу. Никаких дверок или открытых индикаторов. Я не поленился раскопать песок у основания. Возможно это просто ретранслятор. Учитывая местную радиосвязь это было бы не лишним. Я надеялся на большее. Зато теперь понятно, почему я не видел станции на снимках.
   На обратном пути я осознал второй прокол. В таком пыльном месте флиппер долго не проживёт. А без воздушной подушки, на одних колёсах, я далеко не уеду.
  
   Сидя в кабине корабля, я не мог решить, что делать дальше. Очевидно, что поиски мне не под силу. Флиппер протянет хорошо если месяц. Зонды -- в лучшем случае две недели. Без них я не смогу добраться не то что лайнера -- до своего грузовика. Но вскоре меня озарило. Если станция всего лишь ретранслятор, то что именно он ретранслирует? Я бросился к карте. Все станции образовывали простую структуру. Было видно, что размещали их экономно, стараясь дотянуть линию до конкретных точек. Линия, на которой находилась станция 14-Т, вела от центрального плато до станции 31-Т у самого экватора. И станция ничего не передавала кроме запросов. Ясно же, что какая-то из соседних станций повреждена. Что могло повредить такую простую и крепкую конструкцию? Землетрясение? Ветер? Падающий лайнер? Или выжившие с этого лайнера, стремящиеся подать о себе весть? И какую из станций выбрать 13-ую или 15-ую? Обе попадали в мой район поисков. Я выбрал 13. Я просто выбрал пологие холмы, а не скалы.
   Путь к станции 13-Т занял целый день. И ещё кучу времени заняли поиски самой станции. Её остатки обнаружились в километре от заданных координат, ниже по склону. Титанический стержень был выкорчеван вместе с камнем, в который был вплавлен. У основания был надлом, из которого торчали пучки проводов. Часть проводов была кем-то аккуратно перерезана и подсоединена к внешнему оборудованию. Возможно кто-то вскрыл корпус, чтобы подключиться. И в таком состоянии станция не смогла бороться с местной погодой. От подключенного оборудования остались лишь колодки, но мне хватило и их. Маркировка "Гомер инвентарный номер 2104-98-77" могла означать только одно -- лайнер приземлился. И есть выжившие. И не так уж далеко. Я сделал массу фотоснимков и до одури пытался поймать сигнал двенадцатой станции. С сигналом мне не повезло.
  
   Район поисков существенно сузился, что давало мне надежду. Но по карте выходило, что мне надо преодолеть как минимум одну скальную гряду. О том что лежит за грядой у меня почти нет данных. Я знаю, что там нет высоких гор, поскольку были бы видны тени на грубых снимках. Да и крупной равнины там тоже нет. Места закрыты постоянной облачностью, значит температура там неизвестна. И даже при самом лучшем раскладе у меня нет ни малейшего шанса просто съездить туда и посмотреть. Нужно сделать несколько ходок, чтобы оставить в укромных местах баллоны с кислородом, батареи и запчасти для флиппера. Не говоря уже о метках для возвращения. Особенно на тот случай если придётся делать это пешком.
  
   Пятый схрон я делал уже у самой гряды. Я выбрал место, где скалы казались пониже, и подготовил всё для первой попытки проникнуть на неразведанную территорию. Про такие поездки принято говорить "не забуду до гробовой доски". Но в этом случае память отказывает мне.
   Трудно вспомнить, что было со мной на самом деле, а что было результатом бреда. Началось всё вроде бы с результатов сканирования. Они показывали удивительно высокое содержание воды в почве. Это было странно, поскольку меня окружали только скалы и песок. В этом фиолетовом мире, затянутом облаками, при температуре под 40® (и это ещё прохладно) не было никаких признаков воды. Кроме показаний приборов. Потом я нашёл эту "воду". Или мираж. Сложно сказать. Это выглядело как небольшие озерца ртути. Они были прямо на песке и не просачивались внутрь. На всякий случай я пытался их объезжать. Видимо в одной из таких попыток я и разбил флиппер. Не до конца, но вполне основательно. Со сломанным компрессором мне было не перевалить скалы. Я оставил флиппер и пошёл назад пешком. До скальной гряды я дошёл, а вот перелезть её мне не удалось. Я не бросал попыток выбраться из ловушки, пока позволял запас кислорода. После этого пришлось тащиться обратно к флипперу. Я нашёл флиппер в озере. Пошёл за баллонами вброд. Там было неглубоко, меньше десяти сантиметров. А когда переключил балоны, то увидел как из озера что-то поднимается. Что-то человекообразное. В таком же скафандре как у меня. Но человек ведь не мог прятаться на глубине десяти сантиметров? Оно слепо шарило руками по флипперу. Я попятился и поскользнулся. Рядом из озерца поднималась ещё одна такая же фигура. Потом я помню как с криком бежал оттуда не разбирая дороги.
   Когда я пришёл в себя, то никого рядом не увидел. Я понятия не имел, куда убежал. Мне потребовалось некоторое время чтобы справиться со страхом. Я попробовал связаться с последним зондом, но мне не повезло. Или облака мешали сигналу, или зонд уже накрылся. Оставалось только одно -- возвращаться обратно по своим следам. И быстро, поскольку в любой момент их мог занести ветер. Или неизбежная смерть от удушья. Я смог заставить себя идти. Судя по следам, меня никто не преследовал. Когда я дошёл до флиппера, то не нашёл ничьих следов. Озерцо тоже исчезло. На флиппере была масса отпечатков рук, но похоже, что все они были моими. Вся эта беготня так меня вымотала, что я не чувствовал в себе сил на новые попытки лезть через скалы. Мне требовался отдых и я принял снотворное.
   После отдыха я ещё трижды пытался штурмовать скалы в разных местах. Но с грузом в виде баллонов мне это было не под силу. А когда поднялся ветер, я вообще сорвался и пробил скафандр. Оставалось только рискнуть и попробовать добраться до схрона с минимальной загрузкой. Я снял с себя всё что мог и собрался пробовать снова уже с одним баллоном, когда снова появились "озерца". Они двигались. Или может я наглотался неона и мне это только чудилось. Мне казалось, что меня окружают. Медленно, но верно. Не знаю сколько времени длились эти кошки-мышки, но в итоге я заблудился. Какое-то время в припадке разумности я пытался выйти по своим следам. Но я слишком часто пересекал их. Потом ещё и ветер поднял облака пыли. У меня почти закончился кислород. На флиппер можно было набрести только чудом.
   И чудо случилось. Я набрёл, но не на флиппер, а на полноценный вездеход. Брошенный. Гусеницы уже занесло песком. Кабина была распахнута настежь. Внутри тоже было порядочно песка. Я судорожно бросился искать аварийный комплект. Там было две маски. Не помню как я снял с себя шлем, чтобы нацепить одну из них.
   Почти всё оборудование вездехода было разбито. Судя по всему - специально. Возможно, это сделали те, кто его покинул. А может и нет. Не поленились даже отломать дверные зажимы. Судя по маркировке вездеход принадлежал колонистам. При этом заряд батарей у вездехода был почти полный. Вряд ли он проехал больше десяти километров.
   Мои шансы на спасение были невелики. Я весь вымазался в термогеле, сочившемся из дыр в скафандре. Шлем вообще теперь было не нацепить. А значит даже если бы мне и удалось найти флиппер, то баллоны с кислородом мне не слишком помогут. Особенно если учесть, что мне придётся с тремя баллонами идти к кораблю по пятидесятиградусной пустыне в скафандре почти без охлаждения.
   ...Но если вездеход действительно проехал немного, то я могу дойти до места его старта. Это скорее всего где-то в долине. Ведь не мог же этот гусеничный мастодонт преодолеть отвесные скалы, которые не под силу человеку? И в долине температура ниже. Только вот куда же я дойду? На карте не было обозначено ничего подходящего. Может что-то секретное, не обозначенное на доступной мне карте? Или моя карта просто устарела? Может колонисты просто не успели что-то отметить перед катастрофой?
   Я решил рискнуть. До точки старта я смогу добраться часа за два-три. На это кислорода должно хватить. К счастью следы вездехода обнаружить можно. Не в песке, конечно, а по сколотым скальным зубьям. Так что кружить мне не потребуется. Я снял со скафандра всё оборудование, какое мог, чтобы избавиться от груза.
   Этот почти безнадёжный путь был безумно долгим. Я несколько раз терял след вездехода. И каждый раз мне удавалось снова его найти. По пути я оставлял куски своего скафандра: клочья термогеля, обломки уплотнителей, лоскуты ткани, баллон, а потом и терморегулятор со шлемом. Так я и шёл, пока передо мной внезапно не открылась громада лайнера. Или вернее то во что его превратила посадка. Посреди фиолетовых песков и острых скал возвышались огромные тёмные сферы, соединённые тонкими полосками аварийных переходов и крепёжных ферм. Никаких источников света. А между мной и лайнером раскинулось уже знакомое мне "озеро". Но я был уже неспособен бояться. Особенно так близко к цели. Так что я не остановился и побрёл вперёд. Где-то я прыгал по камням, а где-то шёл прямо через эту слизь. Мне всё время чудилось, что за мной кто-то идёт, ворочается, хрипит... Поэтому я не оглядывался.
   Я легко нашёл грузовой ангар. Его ворота были приоткрыты. Внутри везде валялись какие-то запчасти и инструменты. Терминал не работал, как и освещение. Никаких следов недавнего присутствия человека. Люк первого же проверенного мною шлюза оказался не заблокирован. Я вошёл и заблокировал его за собой. Как и положено по процедуре я снял скафандр, вернее содрал с себя всё что осталось. Оставил только комбинезон и фонарь. Естественно, дезактиватор не работал, поэтому я просто сделал последний вдох из маски и занялся внутренним люком.
   Мне повезло. Внутри был и пригодный для дыхания воздух, и даже аварийное освещение. Мне казалось, что вокруг райская прохлада. Но никаких признаков человеческого присутствия. Примерный план всех восьми гондол я помнил, так что легко узнал, где оказался. В этой сфере не должно было быть пассажиров -- только грузы и экипаж. Возможно, эта гондола просто покинута и наспех законсервирована.
   Полы коридоров были покрыты пылью. Везде чувствовался запах плесени. Вентиляция не работала. Инфосеть была отключена, все терминалы были заблокированы. Я быстро нашёл медотсек. Такой же заброшенный как и все остальные помещения. Эксперсс-диагност выявил у меня переутомление, истощение и повышенное давление. Никаких известных или неизвестных инфекций. Кто бы сомневался. У колонистов были и диагносты, и профессиональные медики. Им это не помогло. Я постарался выкинуть эти мысли из головы. Были другие вопросы над которыми стоило подумать. Куда подевались все люди? Что тут произошло? Что делать?
   Никаких следов панического бегства или борьбы. Даже аварийные рационы, полагавшиеся медотсеку были на месте. По крайней мере, до того как я вскрыл парочку. Значит есть вероятность, что модуль покинут по плану. Например, из-за разгерметизации. Это объясняет открытый ангар. Вполне разумная предосторожность, с учётом ситуации. Но должны же они следить за тем что здесь происходит? Почему ко мне никто не обратился по громкой связи? Заснул дежурный? Очевидно, я должен проверить доступ в другие модули. А вот стоит ли туда ломиться, возможно принося смерть? Контакт предпочтительнее. На всякий случай, я оставил в медотсеке инструкцию с координатами моей точки посадки и общим списком привезённых вещей. Поколебавшись, я вписал туда и некоторые коды доступа. Можно было выступать к центральной.
   Центральная оказалась не заперта. Всё в ней было отключено. Части оборудования не хватало. Следов в пыли тоже не оказалось, значит вынесли давно. Блока видеоконтроля не было. Покопавшись, я восстановил работоспособность контрольного узла. Информационная сеть ожила. Никаких журналов обнаружить мне не удалось. Ни списка пассажиров, ни даже членов экипажа. Всё было вычищено, как для комиссии по приёмке лайнера. Оставалось только освежить в памяти планы модулей и выдвигаться к ближайшим пассажирским гондолам.
   Переход в гондолу N3 ничем не отличался от остальных коридоров. Здесь также давно никого не было. Внутренний шлюз гондолы был заперт. Коммуникатор был включен, но на мои вопли никто не ответил. Переход в гондолу N5 был завален брошенным оборудованием и кабелями. Всё это покрывал слой пыли. Здесь тоже давно никого не было, но закрыты были оба шлюза. Со своей стороны я открыл шлюз легко, но дальше пройти не смог. Коммуникатор вообще был отключен. Я чуть ли не час стучал по люку подобранным в завалах кронштейном, но никакой реакции не последовало. На людей просто укрывшихся от заразы это походило мало. Складывалось такое чувство, что если там и есть кто-то живой, то он либо панически боится любой внешней информации, либо не в состоянии мне ответить. Мне живо вспомнилась идея информационного вируса. Это, пожалуй, был единственный пришедший мне в голову вариант, при котором не стоило проникать в гондолы даже в медицинском изолированном костюме, в который я облачился. К сожалению, у меня были все основания не доверять своей голове после такого путешествия. Все эти серебристые силуэты и озёра, которые я видел, вернее думал, что видел. Идею, что всё вокруг было лишь продолжением бреда, я отверг сразу. В конце концов, её мне никак не проверить. Наиболее разумным казалось поместить самого себя в карантин, однако в этом случае следовало наладить сообщение с моим кораблем. На аварийных запасах заброшенного модуля долго не протянуть...
   Мои размышления прервали звуки выстрелов. Стреляли где-то далеко от меня, и откуда шли звуки было определить сложно, но мне показалось, что стреляют в районе перехода к третьей гондоле. Крайне осторожно я двинулся туда. Никаких других звуков я не услышал. Ни криков, ни воплей, ни даже шума шагов -- ничего. Но когда я добрался до шлюза, сомнений в выстрелах не осталось. Кто-то в упор расстрелял коммуникатор. В пыли были отчётливо видны следы стрелка. Он пришёл из пассажирской гондолы, а затем вернулся обратно, оставив шлюз не просто открытым -- оба люка были широко распахнуты. Я вошёл в гондолу и, убедившись, что не получу разряд в голову, тихо закрыл шлюзовую камеру с обеих сторон. Тут хотя бы работала вентиляция, но пыли тоже было порядочно. Я пошёл по следам стрелка. Если он меня не убьёт, то я возможно узнаю, что здесь происходит. Как я и предполагал, он шёл в центральную. Я старался идти как можно тише, но в медкостюме это было не слишком просто, поэтому я решил немного срезать. Заодно можно было осмотреться.
   Гондола выглядела неплохо. Пассажиры, судя по всему, оставались в анабиозных кабинах. Я прошёл мимо нескольких отсеков, заполненных такими кабинами. В большинстве были люди. На терминалах контроля светились зелёные и желтые огоньки, значит люди были в порядке. Подавив желание немедленно высмотреть своих, я продолжил идти.
   Вдруг раздался ещё один выстрел, совсем недалеко от меня. Пригибаясь, я двинулся в сторону звуков. Но больше ничего не нарушало мерного гудения приборов жизнеобеспечения. Я добрался до санитарного блока, откуда, как мне показалось, стреляли. И не ошибся. Перед зеркалом лежало тело мужчины, с простреленной головой. В левой руке труп сжимал разрядник. Поза, след от разряда -- всё указывало на самоубийство. Однако полной уверенности у меня не было, поэтому разрядник я позаимствовал.
   Почувствовав себя увереннее, я приступил к обследованию трупа. Обычный флотский комбинезон. Значит ли это, что он был членом экипажа? Никаких признаков бейджа, даже обычная нарукавная маркировка отсутствовала. Для экипажа это несколько необычно. Внешний вид неопрятный. Он явно давно не брился и не мылся. Похоже с самого приземления. Лицо обезображено разрядом, поэтому будь он даже мне знаком по фотографиям, вряд ли я бы смог его опознать. Карманы пусты. Нет ни терминального браслета, ни клипсы.
   Оставалось только предположить, что это был кто-то из обслуживающего персонала. Возможно, оставленный следить за пассажирами, когда экипаж покинул лайнер. Возможно, оставленный временно, но замена не пришла. Возможно, сошедший с ума от одиночества, или страха, или того и другого. Возможно... Слишком много предположений.
   Я направился к центральной. Здесь всё было гораздо лучше, чем в соседней гондоле. Вся техника на месте. Актуальная информация о происходящем в гондоле, включая видео наблюдение. Наконец-то информация о пассажирах. Во всё это я немедленно погрузился.
   Первая радостная новость -- мои живы и находятся здесь! Вторая хорошая новость -- я могу наблюдать за всем происходящим в гондоле. С любой камеры, с какой захочу. И просмотреть записи на месяц назад. Третья -- запасов питательной смеси и кислорода хватит ещё на неделю. Если тратить на всех пассажиров. А того, чего хватит для пятидесяти, двоим хватит на полгода. С энергией вообще нет проблем.
   Остальные новости радостными назвать трудно. Нет ни единого намёка, какого черта, весь экипаж кроме одного единственного человека покинул корабль. Ну хоть кто-то остался. Я нашёл его имя в базе и мысленно сказал Отто Сандерсу спасибо. Даже сойдя с ума, он неплохо обслуживал это царство спящих. Просыпаться пассажиры не спешили. Кодов внешнего пробуждения я не знал, а сами они, очевидно не хотели. Значит нужно будет подключиться к их виртуальной реальности, чтобы сообщить о необходимом пробуждении. Если, конечно, они сами знают коды пробуждения внутреннего. Абсолютной уверенности на этот счёт у меня не было. Но в любом случае надо поговорить. И без погружения сделать это будет невозможно. Никакой системы наблюдения за виртуальной реальностью пассажиров в центральной не было, не говоря уж о взаимодействии. Только рубильник аварийного пробуждения, к которому я прибегнуть не готов. У меня нет под рукой больницы для пятидесяти жертв шока и амнезии. Да и даже для двух.
   Бегло просмотрев маркированные записи системы видео наблюдения, я убедился, что за последний месяц здесь почти ничего не менялось. Чуть ли не единственным объектом, привлекавшим маркер, был безумный Отто. Ещё пару раз падали плохо поставленные вещи. Потом появился я. Никаких коварных инопланетян, серебристых силуэтов или других людей. К сожалению, камеры были не везде. В частности мне не удалось увидеть самоубийство Сандерса. Но поскольку в санузел заходили только он и я, то другого варианта не было.
   Диспетчерских кабин было несколько, причем ближайшая находилась недалеко от того злополучного санитарного блока, в котором застрелился Сандерс. Очевидно именно в виртуальной реальности он проводил большую часть времени. Возможно, он общался с пассажирами. Если так, то вряд ли он сошёл с ума от одиночества. Не могло ли быть так, что пассажиры тоже безумны? Если, например, уже прошли аварийное пробуждение а потом снова уложены в анабиоз... Нужно пойти и проверить, что там да как.
   Я ещё несколько раз попробовал связаться с другими гондолами или с мостиком, но безрезультатно. То ли там никого не осталось, то ли там не желали отвечать. Дальнюю связь трогать даже не пытался -- сообщение "система неисправна" однозначно определяло, что ничего не выйдет.
   Я без приключений добрался до диспетчерской кабины номер пять. Место напоминало холостяцкую квартиру. Сандерс попросту притащил сюда всё необходимое для жизни и не покидал отсек без крайней необходимости. Ещё и баррикадировался на всякий случай. Исходя из того, что я знал из записей камер видеонаблюдения, это было излишне. Поэтому я просто закрыл дверь и попробовал подключиться к корабельной виртуальной реальности. Не так уж это было просто сделать, не снимая медкостюм, но я справился. Пришлось ещё немного повозиться с обходом именной проверки, и я внутри.
   Первое, что я увидел -- лес, окружающий территорию с чем-то вроде посёлка. Это было неожиданно. Типовая конфигурация предполагала корабль в море. Явно тут кто-то неплохо покопался. Кроме того, я ожидал, что окажусь не на краю территории, а рядом с теми, с кем хотел поговорить, например у двери номера или каюты. Видимо тут не было именных кают. Просто маленький посёлок или даже хутор, причём чем-то неуловимо знакомый. Оставалось только идти к домам, что я и сделал.
   У дверей дома я увидел мать. Она сразу узнала меня, и её лицо расцвело улыбкой. И прежде чем я смог что-то выдавить из себя, она начала разговор.
   - Сынок, как давно мы ждём тебя. Почему больше не заходишь? - Этот вопрос едва не перечеркнул всю мою радость от встречи.
   - Трудно было до вас добраться. - Только и смог ответить.
   - Всё занят, да? Ну ничего. Снимай этот свой балахон, и идём пить чай. - Только сейчас я посмотрел на себя. На мне была одежда пасечника с защитной маской. Видимо при подключении так преобразовался медкостюм. У местной виртуальности явно свои законы.
   - Мам, не уверен, что у нас есть время на чай.
   - Опять спешишь? Только ведь приехал. Ну хоть цветы посмотри, для тебя сажали.
   - Мама, какие цветы? Ты помнишь, что мы на корабле? Корабль упал...
   - Это было так давно. Мы здесь неплохо устроились. Вот, сейчас Дину позову, она тебе всё покажет.
   - Хорошо. - Я смирился. Не знаю, то ли мать отыгрывала роль, считая меня одним из порождений виртуального мира, то ли она не осознаёт или не желает осознавать, что находится в виртуальности.
   Я снял нелепый наряд пасечника и оказался в привычных мне брюках и рубашке. Даже неожиданно привычных. Точно таких же, как те, что я носил пару лет назад. Вот уж не думал, что подобное может найтись в памяти лайнера. Я проверил запястья. Лишние пуговицы на рубашке отсутствовали, ровно так, как это делал со своими рубашками я. Левый рукав свободный, правый стянут до предела. Таких тонкостей в памяти лайнера быть не могло точно. Кто-то воссоздавал эту одежду вручную. Кто-то, кто хорошо знал, как я предпочитаю носить рубашки.
   - И как вы тут, без меня? - Спросил я, проходя на веранду дома. Очень знакомую веранду.
   - Неплохо. Дом отремонтировали. Скотину завели. Ждём пока сад вырастет. Огород хороший. - Пока я выслушивал эти описания, не имеющие никакой связи с реальностью, мать заварила чай. Как в детстве. - Сейчас Дина вернётся, пошлю её в огород. Не сезон, конечно, но лука свежего наберёт. А то поди совсем забыл, что такое настоящая еда. Всё в своих железках копаешься.
   - А соседи как?
   - Далеко соседи. Земли здесь много, а людей мало. А в остальном почти как на Земле. - Мать вздохнула.
  
   Тут за спиной хлопнула входная дверь.
   - Мам, Брошка опять... Ой, у нас гости? - Голос Дины от радостного тона, как-то очень резко перешёл к недоверчивому.
   - Диночка, смотри кто приехал. - Вот у матери в голосе была только радость.
   Я обернулся. Дина увидела моё лицо, но особого энтузиазма по этому поводу не проявила.
   - А, ты... Ну, здравствуй. - Ни малейшей теплоты. Как к чужому.
   - Давно не виделись. - Совсем не так я представлял встречу с двумя самыми важными для меня людьми.
   - Диночка, может покажешь брату огород? А я пока что-нибудь вкусненькое приготовлю... - От матери тоже не скрылся холод. - А, детки?
   - Хорошо мама. - Дина видимо поняла, что ведёт себя как-то не так. И уже мне. - Ну пойдём.
   Едва мы вышли из дома Дина перестала себя сдерживать.
   - Я тебе говорила, чтобы больше не приходил? Особенно в таком виде.
   - Нет. Не говорила. - Честно ответил я.
   - Не начинай снова. Мне наплевать какой ты, что ты помнишь, и вообще на тебя. Просто оставь меня в покое.
   - Я не могу оставить тебя в покое. Я твой брат.
   - Это я вижу. - Яда в её голосе хватило бы тысячу Сократов. - Какую слезливую историю приготовил на это раз? Про героический полёт и спасательную экспедицию можешь больше не врать.
  -- Я... - Что я мог на такое ответить? Что действительно прилетел их спасать и чуть не опоздал? - Чем я так обидел тебя?
  -- Достаточно того, что ты выдаёшь себя за моего брата. Если уж так приспичило меня трахнуть в реальном мире, то единственное, что тебе светит -- моё беспамятное тело. Иди вон, Отто.
  
   Тут меня выбросило из виртуальности обратно в кабину. Я в ярости сорвал с себя нейросканеры. Возвращаться туда без плана не имело смысла, а его у меня не было. Ясно, что просто так мне их оттуда не вытащить. Непонятно, что там с матерью, но Дина уж точно за мной не пойдёт. Она в этой виртуальной реальности хозяйка. Может сама и конструировала. Не просто же так она может выбрасывать гостей. И уж тем более не просто так она назвала меня Отто. Я пожалел, что Отто застрелился. Захотелось пристрелить его самому.
   В любом случае, просто так убедить её, что я это я, мне будет нелегко. Будь у нас какое-нибудь тайное приветствие или кодовая фраза, было бы полегче. А так остаётся только перебирать общие воспоминания, и найти что-то такое, что можем знать только мы вдвоём. Увы, ничего подходящего на ум не приходило.
   Может обратиться к кому-то другому? Есть шанс узнать больше о произошедшем. Я связался с центральной и принялся заново просматривать список пассажиров. Тут моё внимание привлек номер подключения. Я был вторым подключившимся. Это было странно. Кто ещё может подключиться к центральной, если во всей гондоле только что никого не было, кроме пассажиров и меня? Я послал запрос этому неведомому абоненту. На экране возникло знакомое лицо Отто Сандерса.
   - Что-то не припомню тебя. - Хмыкнул Сандерс. - Ты чей?
   - Свой собственный. - Автоматически ответил я. Менее всего я ожидал увидеть на экране того, чей труп недавно осматривал.
   - Все вы так говорите. Врёте. Я думаю ты от этой суки, Теи.
   - Меня никто не посылал. - Я судорожно пытался придумать логическое объяснение этому разговору с чертовски живым мертвецом. У Сандерса не было брата близнеца, а даже если бы и был, то уж точно он не находился на этом корабле. Значит это запись. Интерактивная. Или даже реконструированная личность. Кто знает, чем занимался Сандерс всё это время? Может делал свою электронную копию? Или это такая хитрая записка с завещанием?
   - Ну так я тебя пошлю. Иди, на хрен.
   Связь разорвалась. Я повторил вызов.
   - Мы не договорили.
   - Что-то не припомню тебя. - Хмыкнул Сандерс. - Ты чей?
   - Свой собственный. - Фразы повторялись, значит насчёт записи я скорее всего прав.
   - Все вы так говорите. Врёте. Я думаю ты от той недотроги Дины. - Видимо робот выбрал другую заготовленную фразу.
   - Меня не посылали. - Тут я не смог повторить фразу, поскольку не помнил её дословно.
   - Ничего-ничего. Зато я тебя пошлю. На три буквы.
   Сандерс отключился. После небольшого раздумья я решился вызвать его ещё раз. Если уж он оставил запись, то наверное, чтобы что-то сообщить. Нужно только правильно его спросить.
   - Сандерс, зачем вы оставили эту запись? - Если это не извращённая головоломка, то у него нет причин скрывать.
   - Что-то не припомню тебя. - Привычно хмыкнул Сандерс. - Ты чей?
   - Это важно? - Очевидно нужен пароль.
   - Абсолютно неважно. Просто интересно. Я думаю ты от этого придурка Лоусвела.
   - Я такого не помню.
   - Тогда иди на хрен. - Тут я ожидал разрыва связи, но после небольшой паузы Сандерс продолжил. - Кстати, сколько раз я тебя уже послал?
   - Это будет третий. - Похоже количество попыток у меня ограничено.
   - Все вы так говорите. Врёте. - Сандерс глотнул из бутылки. - Я думаю, что ты, тварь, всю свою тварьскую жизнь только и добиваешься, чтобы я тебя послал позаковыристее. Потому что ничего другого вам от меня не дождаться.
   Связь разорвалась.
  
   Он спрашивает чей я. Очень странная формулировка вопроса. Как же ему ответить? Я повторил вызов.
   - Что-то не припомню тебя. - Хмыкнул Сандерс. - Ты чей?
   - Видимо твой. - На большее моей фантазии не хватило.
   - Это вряд ли. Мои в основном бабы. На мужиков не тянет. - Сандерс хохотнул. - И что вы все меня донимаете?
   - А к кому здесь ещё можно обратиться?
   - Твоя правда. Здесь только я, полсотни отрубов и вы. Вот между собой и разбирайтесь. - Я ожидал разрыва, но разговор продолжился.
   - Вы, это кто?
   - Откуда я знаю, что вы за нелюдь. Вам лучше знать. Я даже насчёт себя не уверен. Может я тоже из вас, а настоящего меня давно сожрали.
   - Сомневаюсь, что кто-нибудь вас ел. Ваше тело лежит в санузле с простреленной головой. - Не удержался я.
   - Врёшь. Все вы врёте. У меня тут камеры везде. Вас на них не всегда видно, но меня-то ни с чем не перепутаешь.
   - Ну так проверьте, что я не лгу. - Если у программы есть доступ к камерам, то пусть проверяет сколько угодно.
   - Опять санузел? Сколько ж можно. Неужели так трудно застрелиться там, где есть камера? - Видимо он только что так и сделал. - Слушай, если ты думаешь, что я застрелился, то зачем звонишь? Оставь мертвеца в покое.
   - Но зачем-то вы оставили эту запись?
   - Какую запись? Я не оставлял никаких записей. Или у тебя тоже повторы, как у меня? - Лицо Сандерса придвинулось к экрану.
   - Только когда я пытаюсь понять вашу запись.
   - Это не запись, тупая башка! Это я с тобой говорю. И если ты настоящий, то приходи к третьей кабине.
   Связь разорвалась. Теперь у меня была подсказка. Неясно к чему, но вполне определённая.
   Разумеется я отправился в центральную, выяснить откуда и куда шли звонки. К моему полному удивлению центральная не зафиксировала сеансов связи. Только подключение к виртуальной реальности из третьей кабины и мои обращения к базе данных пассажиров. Вроде бы логично, но я-то подключался из пятой! Я бросился смотреть записи камер. Там было хорошо видно меня, идущего к пятой кабине и обратно. Может в центральной кто-то просто изменил нумерацию диспетчерских кабин? Но зачем?
   Оставалось только сходить к этой третьей кабине и выяснить что там такое. На всякий случай я подготовил разрядник. Не знаю в кого я готовился стрелять, но так было спокойнее.
   Третья кабина выглядела точно также как пятая. Абсолютно. Словно другой Отто Сандерс превратил её в свою берлогу, пока первый Сандерс жил в пятой. Ну или это один единственный Сандерс умудрился загадить обе кабины. Может у человека талант был к этому делу. Разумеется, никакого Сандерса здесь не было. Я потратил некоторое время на подробный обыск всей кабины, но ничего примечательного не нашёл. Возможно просто от того, что не знал, что искать. Хотя даже терминал осмотрел на предмет признаков недавнего использования. Пыли на терминале не было. Так что его действительно использовали относительно недавно. Уверившись, что я имею дело всего лишь с остатками трудов несчастного безумного Отто, я вернулся было к решению своей основной задачи, пробуждению семьи, но тут раздался сигнал вызова. Разумеется это был Отто.
   - Не пересеклись? - Без предисловий начал он.
   - В каком смысле? - Только и смог ответить я.
   - Если ты отвечаешь, то значит ты в третьей кабине.
   - Логично. А ты?
   - А я в пятой. Похоже ты действительно человек. Но мы уже не встретимся.
   - Может потому что ты умер?
   - Надеюсь, что нет. - Сандерс отхлебнул из бутылки. - Хотя это очень похоже на мой персональный ад. Все здесь разошлись. Все в одиночестве. Невозможно никого настоящего встретить. Только записи и звонки.
   - Я видел вполне натуральное мёртвое тело.
   - Очень может быть, что я найду твоё, незнакомец. И это не помешает нам некоторое время разговаривать по сети.
   - Отлично, мне нужна информация о том, что здесь произошло.
   - Мне тоже. - Сандерс откинулся на кресле. - Ты вообще кто такой? И как сюда попал?
   - Я задал вопрос первым.
   - А я сюда первым попал. Чуть не свихнулся, между прочим. И ни за что не поверю на все сто тому, кто не в силах объяснить, как он здесь очутился. Это даже они могут. Значит и ты можешь.
   - Пришёл. - Пожал плечами я. - Со своего корабля.
   - Что вот так просто нашёл наше корыто и пришёл?
   - Я не говорил, что это было просто.
   - А звать-то тебя как?
   - Роберт.
   - Ну, будем знакомы, Роберт. А корабль у тебя какой?
   - Вобла, какой же ещё. - Точное название серии моего грузовика я не помнил, но кличку всех мелких скелетных товарняков знал.
   - Удачно приземлился?
   - Уже не взлечу. А если бы и мог, отстрелят. Карантин же.
   - Хорошо отвечаешь.
   - Теперь твоя очередь.
   - Ишь торопливый какой. Ну ушли все, кроме меня, после того как хрень началась.
   - Что началось?
   - Ты действительно думаешь, что это можно словами объяснить? - Он неопределённо поводил бутылкой в воздухе. - Когда одни люди пропадают, другие появляются, с кем-то можно поговорить только по сети, а кого-то становится так много, что хрен спрячешься? Думаешь у этого есть название?
   - Безумие? - Предположил я.
   - Если я безумен, то где тогда все остальные? И где, по-твоему, я сам?
   - Похоже на искусственную личность, скопированную с Отто Сандерса.
   - Ну да, у меня было время такую сделать. И знания. У всех техников по анабиозным камерам масса знаний о построении искусственных личностей.
   - Откуда мне знать? - Я пожал плечами.
   - Ну так знай, не делал я никаких записей, искусственных личностей или ещё чего такого. Я в живую говорю, и ты, думаю, тоже. И это для нас единственный способ поговорить. А потом и это станет невозможно. Мы разойдёмся.
   - И я останусь один?
   - От всей души тебе этого желаю. Но сомневаюсь.
   - И кто же составит мне компанию?
   - Они вроде как люди, но не люди. Говорят, знакомятся, а потом оп! И нету их. Только они все кого-то ищут. Кого-то из пассажиров. Я тебе почему поверил, ты никого не ищешь. Ничей ты. Может и настоящий. По крайней мере не долдонишь, что спасать прибыл.
   - Я... - Определенно не стоит говорить ему о том, что я пришёл за сестрой и матерью. - Я не могу в такое поверить.
   - Уж придётся. И знаешь, Роберт, ты тут не только со мной настоящим можешь столкнуться. Моих копий тут навалом. Я ни одной не видел, но остальные жаловались. - Он отпил ещё глоток. - Я их копии видел, а они мои. Всё верно.
   - В сети?
   - Как повезёт. Ты главное, это, не верь им. Особенно если гадости какие начнут рассказывать. Хвастаться там будут о том, кого сколько раз поимел или убил. Враки это всё. Я из кабины только по нужде выхожу и оборудование проверить. И пассажиры все живы в моей гондоле.
   - И в какой кабине ты обитаешь? - Пока я говорил, у меня из головы не выходила фраза, которой выбросила меня Дина "Пошёл вон, Отто". Ох, не верю я тебе Отто. Совсем.
   - В третьей, конечно. Думал, что она выделяется, э-э-э жилым видом.
   - Вроде такой же гадючник как и пятая.
   - Да ну! - Отто снял экран и показал мне вполне чистую от следов обитания кабину. - Видишь?
   - Это несколько удивляет. - На самом деле нисколько. Если всё же считать моего собеседника программой, то все эти странности вполне объяснимы.
   - Уже был тут и видел совсем другое? Фигня. Можешь и третье увидеть, и четвёртое. Я видел и не такое. И не я один. Джим третий вообще жуть рассказывал про соседнюю гондолу.
   - Хорошо. Посмотрим.
   - Ну бывай, Роберт первый. Пойду я в свою нору.
   - Погоди. Я пока сюда брёл, нашёл вездеход колонистов. Совсем недалеко от корабля. Вы были в колонии?
   - Не исключено, что кто-то туда ушёл. Но как видишь, никто не вернулся. А теперь извини, меня природа зовёт. - Он отключился.
  
   Чертовски хотелось снять колпак медицинского комбинезона и потереть лицо. От этого Сандерса больше вопросов, чем ответов. Ну, по крайней мере я знаю один способ проверки. Надо только вернуться в пятую кабину и посмотреть, не изменилась ли она чудесным образом. И если нет, то всё это не более чем чьи-то игры с центральной.
   По пути я, разумеется, никого не встретил. Кабина номер пять была почти чистой. На полу тонкий слой пыли, в котором видно рубчатые следы от ботинок. Только около кресла стояла бутылка из под томатного сока. Вот тебе и программа. Пока я пытался хоть как-то сложить в голове цельную картину происходящего, раздался сигнал вызова.
   - Не пересеклись? - Это опять был Отто. В руках у него была неизменная бутылка.
   - Как видишь. - Тут меня озарила идея. - Какой у тебя номер на бутылке?
   - Чего? - Отто уставился на меня с неподдельным изумлением.
   - Номер бутылки. Маркируется на донышке. Очень надо узнать.
   - 77-54-62 - Продиктовал Отто. - И?
   - И у меня тоже. - Я показал ему свою бутылку. Код был точно таким же. - Ты оставил?
   - Не, я не выходил. Видимо это был другой я. - Отто продолжал озадаченно смотреть на бутылки, то на свою, то на мою. - А где оставил? Здесь или тут?
   - Здесь. В смысле, в этой кабине, если ты это имел в виду.
   - Угу. Это. Хотя ничего удивительного. Рано или поздно должны были размножиться и вещи. Хотя нет, они изначально множились. Одежда вот. Голых-то я не видел. Ну кроме... кхм. - резко оборвал себя Сандерс.
   - Кроме? - С нажимом произнёс я.
   - А, не забивай себе голову, Алекс. Или хочешь послушать, как техник осматривает капсулы с голыми пассажирами? Поверь, ничего радостного в этом нет. Пустые тела, не более.
   - Я вообще-то Роберт.
   - Разве? Сам же говорил... - Санедрс похоже обрадовался. - Ты у нас выходит обманщик по части имён. Это очень кстати. Можно будет вас не путать.
   - Но я хотел спросить о пассажирах. Ты случайно не знаешь, как их можно разбудить?
   - Только нескольких. Остальные не дали мне кодов, когда ложились. К ним даже подключиться нелегко. Хотя могли бы и испытывать минимальную благодарность к человеку, который следит, чтобы они пожили чуть подольше.
   - А общий пароль?
   - Нет такого. Я пробовал задать, но одна из пассажирок неплохо разбирается в этом деле. Раскусила меня.
   - Но зачем?
   - Как зачем? Они не хотят просыпаться. Таков их выбор. Наслушались россказней Джима. Теперь боятся, что кто-нибудь их разбудит, как во второй.
   - А что такого случилось во второй?
   - Джим говорил, там все погибли. Красочно так говорил. Образно.
   - А что мешало сходить и проверить?
   - Вот сам и сходи. - Отрезал Сандерс. - Многие уже сходили во вторую, да вернулся только Джим.
   - И как людей может защитить от чего бы то ни было отсутствие общего кода? Аварийное пробуждение ведь отключить невозможно. А даже если бы и можно было, капсулу это точно не защищает.
   - Смотря от чего. От этих вполне защищает. Там, в виртуальности, ты всегда один. Никаких копий. Только гости если. А гостям верить не обязательно, особенно если гости это только я.
   - Если не я, то ещё проще. Гнать и всё тут. А можно и меня гнать, на всякий случай. Многие и гонят.
   - А если спасательная экспедиция?
   - Сам-то веришь? Да и не важно это теперь. Еще максимум две недели, и спасть будет некого.
   - Вот потому их и надо разбудить!
   - Четыре капсулы пусты. Но там тоже были пассажиры. И где они теперь? Сомневаюсь, что многие захотят пробуждения, даже увидев сигнал предупреждения об окончании ресурсов. Думаю, многие его у себя вообще отключили.
   - Но там же мои... - Я прикусил язык, но поздно. Глаза Сандерса сузились.
   - Так ты всё-таки чей-то. Вот же ж...
   Сандерс отключился.
   Я потянулся было перезвонить ему, но он тут же вызвал меня снова.
   - Не пересеклись?
   - А... Ну да, как видишь.
   - Знаешь, Джон, мне кажется я знаю, как объясняется весь этот тарарам.
   - Я Роберт.
   - Да? Не важно. Роберт, ты когда-нибудь слышал о вероятностной вселенной?
   - Да, но причём тут это?
   - Ну как же? Это же объясняет все эти копии. Тут просто по какой-то причине идёт частичное наложение разных реальностей друг на друга. И понятно, почему ты не видишь никого из других членов команды.
   - Мне это пока ещё не понятно. Поясни. - Заинтересовался я.
   - Ты говорил, что шёл по пустыне и нашёл корабль чуть ли не чудом. Вероятность этого крайне мала. Представь себе, сколько вероятностных Джонов погибло, не добравшись до лайнера. А сколько погибло в уже опустевшем лайнере? Вот и получается, что пообщаться сейчас могут только самый удачливый Джон и лучший техник корабля, способный справиться пусть и с частью лайнера в одиночку.
   - Звучит странно.
   - Но ведь объясняет происходящее? И в ближайшее время Джонов станет несколько больше. Вот, я же говорил, у меня ещё один вызов!
   Сандерс отключися. Тут же пришёл ещё один вызов. Из четвёртой кабины. А за ним сразу ещё два. Из третьей и второй. Я не стал отвечать. Меня уже мутило от Сандерса и его неизменной бутылки сока. Я взял эту бутылку и швырнул её об стену. Увы, она была не стеклянной и не разбилась.
   Самое главное мне Отто всё же сообщил, единственный способ извлечь моих родных из виртуальности -- убедить их выйти оттуда добровольно. Учитывая, что тут творится черти что, и они об этом знают, задачка выходит непростая.
   - Эх ты, козёл лапчатый! - Сказал я самому себе. Чувствовал я себя глупее некуда. - Ну даже если и вытащишь их, дальше-то...
   И остановился. Вот оно! Это же Дина меня козлом лапчатым звала. Она это придумала, когда я проявил своё полное неумение плавать и не смог её научить. И никто не может знать этого обидного прозвища. Никто кроме меня. А значит у меня всё же есть код. Правда о том, что делать дальше, действительно стоило подумать всерьёз. Не предлагать же им марш-бросок через пустыню в медкостюмах. Нужен транспорт. Нужна экипировка. Со вторым проще. Здесь должны быть аварийные и рабочие скафандры. Они, конечно, для космических условий, тяжелые и неудобные, но охлаждение в них есть, и кислородная систем тоже, а не фильтр как на медкостюме. С транспортом хуже. На корабле у меня есть запасной флиппер, а при желании можно найти первый и починить. Но туда надо как-то добраться. В вакуумном скафандре мне не дойти и до того брошенного вездехода. А уж пересечь скальную гряду и вовсе невозможно. Но может здесь есть какое-нибудь подходящее средство передвижение? В ангаре я ничего такого не видел, но следует посмотреть ещё раз. Делать нечего, я побрёл обратно, в четвёртую гондолу.
   По пути в гондолу я проверил шлюзы. Они были исправны и закрыты, но не заперты. Коммуникатор был расстрелян как и раньше. Хотя я бы не удивился, окажись он целым. Я не поленился изменить настройку аварийного открытия шлюзов. Последовательность написал маркером прямо на люках. Вдруг забуду.
   Потом я долго искал скафандр. Мне попадались только пустые стойки. В итоге я догадался поискать в завалах у перехода в пятую гондолу. Там и нашёл. Пока на регенераторе заправлялись баллоны, я сумел заставить себя немного поспать. Это было сложно назвать отдыхом, но принимать снотворное я почем-то совсем не хотел.
   И только почти через полдня я наконец добрался до ангара. Ангар в полном соответствии с моими воспоминаниями был завален всяким хламом. Я нашёл здесь обломки станции наблюдения, запчасти для вездехода-мастодонта и ещё массу вещей, которым на борту лайнера делать было совершенно нечего. Чего пытались добиться члены экипажа, я так и не понял. И ничего подходящего под определение "наземный транспорт" я не нашёл. Только несколько ботов, чья жизнь в атмосфере была бы недолгой. Может здесь изначально ничего такого и не было, это же пассажирский корабль, а не экспедиционный. Зачем здесь наземный транспорт? Разве что шагоход-паук для передвижения по поверхности гондол и по соединительным фермам. Когда я понял, что надо искать, поиски оказались недолгими.
   В условиях пустыни он быстро придёт в негодность, но мне от него много и не надо. Повозившись немного с управлением, я настроил паучка на сигналы моих зондов. Ого. Чуть больше трёхсот километров до моего корабля. Автопилот на такие расстояния не рассчитан, но это тоже не проблема. Проблема в скорости паучка и его грузоподъёмности. Сам паук уверяет, что способен перебирать лапками со скоростью 40 км/ч. Это часов десять. Почти впритык, с небольшим запасом. А ведь пустыня это не гондола и вакуум. При скорости 20 км/ч меня ждёт смерть. При поломке паука тоже смерть. Если будет потерян сигнал с зонда, я собьюсь с курса -- тоже смерть.
   Я проверил паучка в деле и остался доволен. Оказывается 40 км/ч это если по фермам ползать. По ровной поверхности он выдавал все пятьдесят. Так вполне можно успеть. И скалы на пауке я точно смогу преодолеть. Главное не угодить под ветер. Но тут уж как повезёт. Местных метеорологов, увы, не существует. Я решился рискнуть.
   По полной заправив баллоны и проверив всё, что только смог, я выдвинулся. Путешествие разительно отличалось от того, которое меня привело к лайнеру. Никаких серебристых миражей. Никаких особых проблем. Разве что паучок в процессе потерял три из десяти лапок. (Наверное надо было называть его раком?).
   Я добрался до своего корабля. Удивительно, но я уже стал считать его домом. Он казался мне куда безопаснее жутковатого лайнера. Здесь не было отсеков со спящими людьми, безумного Отто и странных событий. Зато здесь было оборудование для разворачивания полноценной миниколонии, с полным самообеспечением. На двести человек ресурсов не хватит, но уж на пять-шесть десятков вполне. Особенно если всё же задействовать ресурсы лайнера. Но пока я мог рассчитывать только на то, что смогу вывести из виртуальности лишь несколько человек. Тех кого смогу убедить. Скорее всего, благодаря безумию Отто таких будет не слишком много. Опять же надо выяснить, что в других гондолах творится.
   На этот раз я точно знал, куда мне нужно добираться, поэтому не было необходимости делать по пути склады с баллонами. Можно было найти первый флиппер и отбуксировать к лайнеру, но я решил не тратить на это времени. Более важным мне казалось как можно быстрее забрать с лайнера родных. Для чего мне были нужны только запасы кислорода и два скафандра. Поэтому я, наскоро отдохнув и перекусив, отправился обратно, уже на флиппере.
   В пути я обнаружил, что погибло ещё два зонда. Значит надо озаботиться какими-нибудь вешками, иначе скоро путь между кораблями станет искать куда труднее. Более ничего интересного не произошло. Я обнаружил лайнер там же где и оставил. Никаких особых изменений с ним не произошло. Я спокойно загнал флиппер в ангар и пошёл в третью гондолу.
   Лайнер остался таким же тихим и пустынным местом, каким я его оставил. Но я всё равно соблюдал осторожность. Кроме трофейного разрядника я прихватил парочку собственных. Так с разрядником в одной руке руке и с гравитачкой со скафандрами в другой я добрался до шлюза третьей гондолы. Тут меня ждала первая странность этого визита. Коммуникатор, который должен был быть разбит, оказался абсолютно цел. И совсем не было похоже, что его кто-то недавно поменял. Разве что этот кто-то художественно насыпал пыли и добавил несколько мазков засохшей грязи. И тем не менее это был тот самый шлюз. Вот прямо на люке, оставленная мои маркером, последовательность для ручного вскрытия. Пользуясь ею, я вошёл. Гравитачку не нужно было тащить внутрь, и я её оставил прямо у шлюза.
   Первым делом я бросился в отсек с двумя самыми важными для меня анабиозными камерами. Они были на месте. Вообще все камеры были на месте, поэтому я, чуть успокоившись, направился в ближайшую диспетчерскую. Это была пятая, в которой был, а потом пропал бардак оставшийся от Сандерса. Кабина была чиста. Пыли не было. И та бутылка, которой я кидался, пропала.
   Я подключился к центральной, чтобы посмотреть записи с камер за последнее время. Вдруг здесь кто-то был и прибирался? Выяснилось, что действительно сюда заходил человек. Отто Сандерс. Заходил и вышел с пустой бутылкой в руках. Это многое объясняет. Многое, но не труп Сандерса, который я видел своими глазами. Я немного последил за недавними перемещениями Сандерса. За те сутки, что я путешествовал по пустыне, Отто перемещался не слишком много. Несколько раз выходил из четвёртой диспетчерской кабины в санитарный блок и один раз добрался до этой. Всё.
   Тогда я начал подробно просматривать события, происходившие во время моего присутствия. Вот он я, в медкостюме. Все мои перемещения видно. Но камеры показывают, что ни в какой санблок я никогда не заходил. А значит и трупа Сандерса видеть не мог. Да и трупу взяться было неоткуда. Сандерс был вполне жив, просто мы с ним так ни разу и не встретились. Я бегал между центральной и двумя кабинами, а он так и сидел почти безвылазно в своём логове. Ладно, может быть. Но откуда у меня этот разрядник? Я покрутил разрядник РБ-17 в руках. У меня на корабле такого быть не могло. Я отцепил от пояса один из своих РДМЗ и сравнил с трофейным. Перепутать их невозможно. У меня были только свободно продававшиеся, предназначенные для самообороны. Чтобы таким убить, надо стрелять только в голову. Ну или если пробить скафандр там, где этого лучше не делать. Откуда же у меня боевой разрядник? Принёс из собственного бреда?
   Я очень внимательно посмотрел на свои изображения на камерах. У изображений разрядника не было. Получается, что я разжился оружием уже после ухода из этой гондолы.
   Это было странно. Я невольно задумался о словах Сандерса более серьёзно. Хотя... Может это всё умелое манипулирование центральной? Может этот Сандерс (или даже совсем не Сандерс) умелый обманщик? Я направил разрядник в стену и выстрелил. Раздался ожидаемый выстрел. Стена в месте попадания обуглилась. Не похоже на реквизит. Сразу после этого я услышал звук вызова. Из четвёртой кабины. Отвечать я не стал. Если кто хочет поговорить, пусть приходит.
   Я снял шлем. Это не болезнь. Будь здесь обычная эпидемия, всё выглядело бы совсем иначе. Я развернул кресло таким образом, чтобы можно было стрелять в любого, кто откроет люк.
   Если верить камерам, то Сандерс сейчас сидит в своей берлоге и пытается со мной связаться. Только камерам я теперь не верю. Нужно как можно быстрее выводить своих и бежать отсюда. Зря я выдал себя выстрелом. Времени у меня теперь немного. В любом случае.
   Я нацепил нейросканеры и подключился к виртуальности.
   На этот раз я сразу оказался в обычной одежде, на том же краю посёлка. Посёлка на сколько человек? На двоих? Я, не мешкая, пошёл к знакомому дому.
   - Мама! Дина! Где вы? Отзовитесь!
   - Чего ты кричишь? - Дина выбежала из-за сарая. И словно ударилась о невидимую стену. - Похож, сволочь.
   - Подожди, это я! Действительно я! Я могу сказать, как ты называла меня на пруду... Кто ещё может это знать? - Я говорил так быстро как только мог.
   - Хорошо. Говори. - Дина остановилась. Смотрела она всё так же зло.
   - Козёл. Козёл лапчатый. Вот. - Я боялся, что она не вспомнит, не поверит, но она поверила.
   - Ты? Действительно ты? Но как? - Хотя и не вполне.
   - С трудом. Чудом, наверное. Еле нашёл этот чертов лайнер. А тут ещё и Отто этот ваш. Не знаю даже жив он или мёртв.
   - Ты его видел?
   - Больше чем хотелось бы. А больше никого. Что здесь вообще произошло, куда все делись?
   - Точно не знаю. Почти сразу после посадки все пассажиры и даже часть членов экипажа легли в анабиоз, для экономии. Не спали только члены команды и некоторые специалисты из пассажиров. Потом капитан сказал, что спасать нас никто не будет. Был жуткий спор. Часть людей хотела добраться до колонии. Другие хотели остаться на лайнере. Диспетчеры стали творить странные вещи. Как-будто с ума по сходили. Тогда часть пассажиров нашей гондолы вышла из анабиоза. Из команды почти никого уже не осталось. А те кто остался, убегали от нас, и потом тоже пропали. Наверное, заблокировались в других гондолах. Мы подумали, что обречены. Ну и решили прожить остаток жизни здесь. В виртуальности.
   - А кто же должен был эту вашу виртуальность обслуживать? Сандерс?
   - Он сам вызвался. В конце концов он был единственным техником, который лежал вместе с нами в анабиозе.
   - А потом он тоже сошёл с ума?
   - Если бы только это. Этот похотливый ублюдок решил скрасить свои последние дни развратом. Он даже к маме приставал, не то что ко мне.
   - Судя по тому, как ты отреагировала на моё появление, он и мной притворялся.
   - Ага. В фантазии ему не откажешь. И ведь в первый раз я ему даже поверила. Он убедительно рассказывал, о том каких усилий ему стоило попасть в спасательную экспедицию.
   - Увы, нет никакой экспедиции. Только я.
   - Но как ты сюда попал? - В её голосе мгновенно возникло то самое недоверие, которого я боялся.
   - Прилетел. Один. На грузовом корабле. Прости, я всё продал, чтобы купить этот корабль. Ещё и в долг взял. У меня была хорошая кредитная история.
   - Что ты мог продать? Неужели...
   - Да, вас признали погибшими. Мне удалось вступить в наследство на два месяца раньше из-за этого официального постановления.
   - И участок на Заре? - Дина закрыла лицо руками.
   - Всё. Я продал всё. Только чтобы иметь шанс...
   - Умереть с нами?
   - Если придётся.
   - Ну и дурак же ты, братец, хоть и умный. - Голос Дины стал каким-то серым. - Как раз успел. Осталось всего ничего.
   - Рано ещё умирать. Я на грузовике прилетел. И грузовик не пустой.
   - Мы не выйдем из анабиоза. Там нас ждёт только безумие и ужас.
   - А здесь смерть.
   - Пусть так.
   - Ты знаешь, я не Отто. Я не отступлю.
   - Нажмёшь на кнопку? Сделаешь нас с мамой беспамятными идиотками?
   - Если ты не оставишь мне другого выбора.
   - Ты не можешь так поступить!
   - Я обязан. Я уже видел тебя маленькой и глупой. Справлюсь. Опять же есть надежда, что обойдётся.
   - Угу. Четыре процента по статистике.
   - Так пойдём со мной. В ангаре стоит флиппер. Баллоны на заправке. Пока держатся мои зонды, добраться до корабля совсем не сложно. А там, если хочешь, уходите опять это виртуальный дом. Его ведь можно забрать с собой.
   - А остальные? Предлагаешь бросить их здесь умирать?
   - Почему же? Я предложу им пойти с нами. Время ещё есть.
   - Сколько же ты привёз припасов?
   - Если без учёта ресурсов лайнера, то должно хватить для развёртывания посёлка на несколько десятков человек.
   - Но тут же сотни людей. - Ахнула Дина. - Как ты будешь выбирать, кому жить?
   - Я и не буду. Если не отказываться от лайнера, то можно будет выжить и двум сотням. Это будет сложная жизнь, но, наверное, интересная.
   - Ты ещё не понял, что тут нельзя жить иначе как в анабиозе?
   - Я не понял, как можно сдаться, не попробовав. - Неожиданно грубо ответил я. - И никогда не пойму.
   - Ну да, ты такой. - Дина вздохнула. - Хорошо, считай ты меня убедил. Но мама...
   - А что с ней? И ,кстати, почему она не вышла?
   - Она спит. Понимаешь, она не знает про лайнер. Она думает, что мы прилетели на Зарю, как и планировали. И этот дом, это...
   - Но как?
   - Гипноз. Просто гипноз. Я попросила профессора Лоусвела. Но если она выйдет из виртуальности, то всё вспомнит. Это будет сильнейший шок. Я боюсь за неё.
   - Придётся рискнуть.
   - Может... Хотя ты прав. Просто я так не хотела, чтобы она страдала. - Дина была готова заплакать. - А теперь и ты тут. На что ей надеяться?
   - На нас. Не раскисай. Ты точно та железная Дина, которую помню? Или ты Отто в её облике? - Я попробовал пошутить, но чувство юмора никогда не было моей сильной стороной.
   - Скажешь тоже. Ладно. И когда нам идти?
   - Чем раньше тем лучше.
   - Хорошо. Пора умирать.
   Тут Дина исчезла. И дом, около которого мы говорили, исчез. Я снова сидел в диспетчерском кресле, сжимая в руках разрядник. Нужно было проверить, как они там.
   Камеры не показывали ничего необычного. Сандерс не выходил. Только бомбардировал меня звонками из разных кабин. Чёртов фокусник. Отсек с пассажирами отметился маркером. Они проснулись. Я увидел как озирается мать, как Дина бросается к ней... Нужно идти к ним.
   Я тороплюсь, но всё равно опаздываю. Разминулись. Идиот! Надо было сразу идти к шлюзу! Но я ведь не сказал к какому... Пока я добрался до этого проклятого шлюза они ушли. Скафандров нет. Шлюз заперт. Этого не может быть. Они не могли уйти, не дождавшись меня. Сердце сжимается от страшного предчувствия. Я бросаюсь к ближайшему терминалу. Это всего лишь контрольный шлюзовой пункт, но камеры можно посмотреть и отсюда. Ищу шлюзовую. Слава Богу, они здесь были. Прибежали как есть, в одних анабиозных пижамах, одели скафандры, убежали. Не пытались со мной связаться, не ждали. Странно, но может оно и правильно. Если где меня и ждать, то около флиппера. Бегу в ангар.
   Флиппера нет. Он здесь был. Виднелись следы. Я даже мог распознать по этим следам, что он уходил в форсированном режиме.
   Я сел прямо на палубу. Они меня бросили. Просто оставили меня здесь. Я не мог поверить в такое. В болезни, в смерть, в серебряных пришельцев, даже в чудесное воскрешение Сандерса мог, а в такое нет. Нужно было взять себя в руки, решить что делать, а я не мог. Тупо смотрел перед собой и пытался уложить в голову то, что там явно никак не помещалось.
   Вытащила меня простая мысль. Дина мне на самом деле не поверила. Или после пробуждения случилось что-то, что заставило её перестать верить в то, что я это я. Такое объяснение меня устраивало. Так уже можно действовать. Нужно с ними связаться. Но как? Оборудование для связи через зонд есть на ботах, но как я его оттуда вытащу один? Подошёл бы паук, с универсальной системой связи. Или вакуумный скафандр. Нет скафандр не годится. Там настройку не сменить. Остаётся паук. Точно такой же должен быть в восьмой гондоле. Там тоже ангар. Значит надо либо обойти лайнер снаружи, либо пройти через несколько гондол. Возможно тот ангар тоже открыт. Значит стоит попробовать снаружи.
   Однако я быстро убедился, что снаружи в лайнер там так просто не попасть. От гигантского зева ангара над песком виднелась лишь верхняя кромка. Ангар закрыт и засыпан. Нижний аварийный шлюз вообще метрах в пятнадцати под слоем песка. Можно попробовать забраться по фермам до шлюза наверху, но альпинизмом в скафандре я уже был сыт по горло. Остаётся только идти через внутренние шлюзы
   Был небольшой шанс, что выходы из третьей гондолы во вторую или шестую окажутся открытыми. Сначала я проверил переход во вторую. Он оказался закрыт и заблокирован. Коммуникатор был отключен от питания. Тогда я пошёл через половину гондолы к другому шлюзу. По пути я заглянул в четвёртую диспетчерскую кабину. Нужно было проверить перемещения Сандерса и вообще. Никакого Сандерса там не было. В пустой кабине у стены одиноко лежала бутылка из под сока. Я посмотрел код на донышке. 77-54-62. К сожалению, я не помнил, тот ли это код, что был на бутылке, которую Сандерс оставил в пятой кабине. Или в третьей? Я совсем запутался в этих прыгающих по кабинам бутылках и Сандерсах. Проверил показания камер. Посмотрел, как перемещаюсь я, мать с сестрой и Сандерс. В данный момент Отто озадаченно изучал пустые капсулы. На этот раз берлогой Сандерса похоже опять стала третья кабина.
   Не желая разговаривать или встречаться с Сандерсом, я пошёл к переходу в шестую гондолу. Шлюз был заперт. Коммуникатор отключен. Это меня не удивило. Удивило меня то, что на стене перехода были маркером нарисованы стрелки для аварийного разблокирования люков. Ровно так как я сделал это между четвёртой и пятой гондолами. И даже вроде бы моим почерком. Или просто очень похожим. В любом случае, это позволяло мне проникнуть дальше, чем я немедленно воспользовался. В шестой гондоле не было света, даже аварийного. Значит здесь, скорее всего, не было питания. Везде лежал толстый слой плесневой пыли. Пользуясь освещением скафандра, я осторожно пробирался к переходу в седьмую гондолу.
   Из любопытства я заглянул в пассажирский отсек. Лучше бы я этого не делал. Пассажиры были там. Разумеется, мертвые. И ладно бы они лежали в анабиозных капсулах. Нет, некоторые люди валялись у люков отсека, словно пытались их открыть перед смертью, но не смогли. Я тоже не смог. Заперты. Не похоже, чтобы люди умерли от голода. Скорее от удушья. Во всяком случае, я бы не рискнул здесь снимать шлем.
   Поспешно покинув этот склеп, я добрался до нужного мне шлюза. Несколько ближайших переборок были заблокированы. Разгерметизация.
   Выход в седьмую гондолу был распахнут настежь. Вернее, люки были выдернуты из креплений, и наружный вовсе отсутствовал. В сам шлюз нанесло песка. Перехода как такового не было. Его гибкая труба была оторвана от гондолы и болталась где-то внизу рваными лохмотьями. Опорные фермы загнуты в разные стороны. Выглядело это всё так, словно в шлюзе взорвалась бомба.
   Если я хочу опасть отсюда в седьмую гондолу. То альпинизма не избежать. По крайней мере лазанья по перекошенным фермам. Если не удержусь, то падать метров тридцать. Если раньше не насажусь на обломки. Шлюз седьмой гондолы выглядит нормально, но что мне делать, если я доберусь до него, а он закрыт намертво? Лезть обратно? Может правильнее вернуться и попробовать проникнуть во вторую? Снова идти через кладбище мне уж очень не хотелось, и это решило дело. Я полез по ферме.
   Я не сорвался. Я добрался. Мне даже повезло, и у шлюза работала автоматика. Люк открылся, и я без сил рухнул внутрь. Здесь работала и дезактивация, но я не стал снимать скафандр. Так и попёр внутрь. Тут было также пустынно, как и в остальных гондолах, но после мрака предыдущей, эта казалась раем. Пока я не посмотрел на здешние анабиозные капсулы. Капсулы были отключены. В них не кончилась энергия или раствор. Просто кто-то их отключил, вместе с пассажирами. Час назад мне казалось, что одни трупы могут выглядеть лучше других. Я был неправ. Светлое кладбище ничуть не лучше тёмного.
   Но ведь капсулу с живым человеком нельзя просто так выключить. Там же блокировка и всё такое. Аварийное пробуждение хотя бы. А оборудование рядом с капсулами не выглядело распотрошённым. Не уверен, что такое было под силу даже капитану лайнера. Кто бы ни убил этих людей, он здорово разбирался в технике. Или скорее они. Я проверил разрядник и направился к центральной.
   Центральная была разгромлена. Здесь везде были следы выстрелов. Под ногами хрустели хлопья засохшей пожарной пены. В оборудование, похоже, специально не стреляли, но за ним кто-то прятался. Этих частично обуглившихся кого-то здесь и оставили. Несколько обожжённых трупов во флотских комбинезонах валялось в самых живописных позах. Один из них сжимал оплавившийся разрядник РБ-17. Не знаю, что именно послужило причиной перестрелки, но то, что никто не позаботились о трупах, заставило меня сильно не желать встречи с победителями.
   По пути я ещё пару раз видел следы перестрелок, но никаких признаков жизни мне не попалось. Тыкая в каждый поперечный проход или лестницу двумя разрядниками, я добрался почти до самого шлюза без приключений. В проходах рядом со шлюзом была настоящая свалка. Это не было сложенное оборудование. Скорее это было похоже на баррикады. Но не было ни защитников этих баррикад, ни следов боя. Внутренний люк был не только закрыт, но и заблокирован обломками, в которых угадывались детали энергонакопителя. Я разобрал этот завал и двинулся дальше.
   В надежде, что этот музей ужасов наконец закончится, я проник в восьмую гондолу. То что я увидел, прояснило мне назначение баррикад. Всё тут было искорежено и переломано. Дыры зияли и в переборках, и в перекрытиях. Разрядниками такого не сделать. Здесь не было света, но часть кабелей, торчащих из дыр, посверкивала индикаторами. Питание было. Трупов как таковых я не нашёл, хотя может у меня и получилось бы, задайся я планомерными поисками. Меня интересовал только ангар с пауком. Шансы на то, что паук уцелел, были не велики, но я должен был убедиться. Я пролез в ангар через одну из дыр.
   Стало понятно, как эти дыры появились. Кто-то начал стрелять из пушек транспортного бота, прямо внутри корабля. Вот уж не думал, что пушка предназначенная для расталкивания космического мусора, может учинить такое.
   В итоге паука я нашёл. Но добраться на нём никуда не выйдет. Отбегался паучок. Хорошо если пять лапок держится. Однако для установки связи вполне сгодится. Кабина-то целёхонька. Нужно только как-то вытащить его из гондолы.
   Управление дверями ангара работало, но толку от этого не было -- на движки дверей питания не поступало. Вручную их тоже не открыть. Через шлюз паука не протолкнуть. Но может достаточно подтащить его к шлюзу? Сказано -- сделано. Без зазрения совести распахнув аварийный шлюз, я подтянул паука и начал пытаться установит связь с зондом. Как ни странно, получилось.
   Флиппер оказался уже на подходе к кораблю. Я попробовал вязаться с ними. Никакого видео. Только звук, да и тот с помехами.
   - Дина! Дина! Ответь!
   - Роб, это ты?
   - Это Роберт. Ты меня слышишь?
   - Слышу! Что случилось?
   - Как что? Вы ведь без меня на корабль не попадёте.
   - Но ты же дал нам коды.
   - Как?
   - Я говорю, ты дал нам коды. Слышишь?
   - Не помню такого.
   - Я помню. Наизусть. Хочешь продиктую?
   - Давай!
   - Пятнадцать, нуль-семь, двадцать три... - Дина без запинки отбарабанила четыре основных кода. Точно. Без единой ошибки. - Но как ты сам доберёшься до корабля?
   - Не знаю. - Вот уж действительно. - А когда я дал вам коды?
   - Как проснулись, по громкой связи сказал взять их в медблоке рядом с ангаром. Забыл? И не беспокойся, я всё за собой удалила.
   - А, хорошо. - Уж чем чем, а громкой связью я не пользовался. Я вообще забыл напрочь о существовании на лайнере такой штуки, как древняя громкая связь.
   - Откуда ты говоришь, что связь такая плохая? С тобой всё в порядке?
   - В порядке. Не важно. Свяжусь с вами позже. Удачи. - Зонд вышел из зоны приёма и мне пришлось завершить сеанс.
  
   Так. Во-первых, меня оставили только потому, что думают, что это я им сказал. И этот я дал им коды. Может Сандерс прав, меня становится больше? Какой-то другой я нарисовал последовательность разблокировки в том переходе. Но почему я, какой бы я это ни был, мог потребовать, чтобы меня не ждали? Понял, что сам представляю опасность? Или это всё как-то можно объяснить проделками неведомого хакера? В последнем я сомневался. Кому и зачем могло понадобиться такое изысканное вождение меня за нос? Местные обитатели, не найденные исследователями? Может всё происходящее какой-то их опыт над людьми? Или не их? Испытание психотропного оружия могли осуществлять и наши яйцеголовые. Не зря же тут целую станцию отстроили. И лайнер мог упасть не просто так. А то уж как-то много совпадений: дефект в системе навигации, авария двигателя, но при этом успешная посадка, причем на такой планете.
   Чушь. Мания преследования. Психоз. Даже если всё действительно так, то каким образом осуществлять контроль над экспериментом? Я бы уж точно засёк передачу данных.
   Стоп. А я ведь засёк. Эти станции-ретрансляторы. Может они для того и стоят? Я живо вспомнил распотрошённый ретранслятор. Теперь понятно, зачем его разбирала команда лайнера. Они наверняка рассуждали таким же образом, когда здесь начали происходить странные вещи. И ведь странные вещи не могут происходить сами по себе. Самое простое объяснение -- кто-то из своих на самом деле совсем даже не свой. Вот почему они взялись за оружие. Началась охота на ведьм. Возможно, кто-то заподозрил пассажиров. И отключил тех, до кого добрался.
   Это объясняет поступки экипажа, но только не происходящие странности. Если это действия людей, то где же эти люди? На лайнере? В принципе, возможно. Я был не во всех гондолах. И даже если выяснится, что никого живого нет нигде кроме третьей, то даже там широкий выбор кандидатов на вакансию кукловода. Может там всем заправляет кто-то изображающий пассажира или даже десяток клонированных Сандерсов.
   Но неведомый кукловод откуда-то прекрасно знал, где я оставил коды. Значит он не связан территорией одной гондолы. Имеет возможность следить везде... Так, теперь понятно, почему связь между гондолами разорвана. Экипаж рассуждал именно так. Они перерубили всё, что могли. И уж конечно, они знали свой корабль. Никаких связей остаться было не должно. Бог мой, да они ведь даже всё наружное оборудование посшибали! Вот почему даже наружного освещения, даже габаритных огней не осталось. Так что кукловодам пришлось бы неслабо напрячься с ремонтом к моему приходу.
   С другой стороны, а что я вообще знаю о том какой эксперимент здесь проводится? Для психологического многовато усилий. Для испытания оружия сойдёт, но в чём заключается фактор поражения? Или изучают инопланетянский артефакт, от которого сами не знают чего ждать? Или изучали, и как раз дождались? В общем, цельная картина происходящего упорно не складывалась.
   Это было во-первых, а что же у меня во-вторых? Во-вторых, у меня было полное непонимание, что теперь делать. Первый порыв -- добраться до своего корабля, поставить вокруг пулемёты, отстреливаться от всего непонятного. Полностью бесперспективно. Отстреливаться вообще бесполезно, пулемётов у меня нет, и как добраться до своего корабля, я понятия не имею. Единственный вариант -- попросить, чтобы за мной съездили на флиппере. Но лучше я здесь сдохну, чем позволю моим родным приблизиться к этому проклятому лайнеру ближе чем на сотню километров.
   Так. Но ведь команда лайнера каким-то образом добралась до колонии! Я же видел здесь недалеко вездеход. А ведь паучков не использовали. Как же они добрались? Неужели как-то заставили летать в атмосфере транспортный бот? Чтож, это легко проверить. Количество ботов соответствует числу мест в ангаре. Нужно всего лишь сходить и посмотреть.
   Я полез в ангар, считать боты. Насчитал четыре места и примерно четыре бота. Примерно, потому что от ботов остались преимущественно обломки. Нижний так и вовсе почти утонул то ли в топливе, то ли в смазке, то ли в их смеси. Весь низ ангара был затоплен этой дрянью.
   Осталось проверить ангар в четвёртой. Это значит, нужно было преодолеть весь путь обратно. Кладбище. Альпинизм. Конечно, я пошёл смотреть переход к первой гондоле. Для разнообразия там не было ни завалов, ни следов взрыва, ни расстрелянного коммуникатора, ни даже ручной блокировки. Просто шлюз. Просто коммуникатор с приветственным зелёным сигналом.
   Привычным движением я отправил вызов. Каково же было моё удивление, когда мне немедленно ответил молодой женский голос.
   - Эрдис на связи. Кто вы? - Никакой настороженности. Голос словно состоял напополам из оптимизма и радости.
   - Я... Вы меня не знаете.
   - Странно. Я знаю всех на борту. - Голос звучал немного удивлённо, но страха в нём не чувствовалось. - Вы чей-то, да?
   - Знаете, вы уже не первая, кто задаёт мне этот странный вопрос. Почему вы считаете, что я могу быть чьим-то?
   - Отвечать вопросом на вопрос невежливо. - Эрдис, если это её имя, похоже готова была рассмеяться. Может это не оптимизм, а приближающаяся истерика?
   - Хорошо, если я даже на самом чей-то, то мне это точно не известно. Я ведь не знаю, что вы подразумеваете под словом "чей-то". Такой ответ вас устраивает?
   - Вы правы. Действительно, откуда вам знать, чей-то вы или нормальный?
   - Вот-вот. Для меня даже откровение, что быть чьим-то это ненормально.
   - Ой. И правда. Но откуда же вы здесь взялись, если вы ничей? Неужели прилетели нас спасать? Так ведь не прилетал никто. Я следила. Честно-честно.
   - Ну не могли же вы уследить за всей планетой.
   - Вы правы. Но ведь если бы за нами прилетели, то и садились бы где-то рядом?
   - Чтобы сесть рядом с вами, нужно знать куда приземляться. Вас не так-то просто найти.
   - А вы искали? И как же вы нас нашли?
   - С трудом. И мне сильно повезло.
   - А знаете что? Я вам не верю. Не похожи вы на спасателя. - Это было сказано таким тоном, что мне наверное полагалось сорвать с себя скафандр и показать, что под ним я в костюме клоуна.
   - Ничем не могу помочь. Другой правды у меня нет.
   - Не обижайтесь. Я не говорю, что вы лжёте. Может вы действительно думаете, что прилетели, что искали, а на самом деле...
   - И что на самом деле?
   - А на самом деле вы просто чей-то.
   - Очень информативно. Может скажете чем чьи-то отличаются от нормальных?
   - Не злитесь, прошу вас, а то вы так можете исчезнуть. И мне будет без вас скучно.
   - Замечательно. Так не злите.
   - Хорошо, хорошо. Чей-то, это значит чей-то мираж. Ну или сон.
   - Вы думаете, что я вам мерещусь?
   - Ой, вы можете быть моим? Это было бы замечательно. Ко мне ни разу не приходили таинственные молодые люди. - Её энтузиазм пугал меня почти также как любая из мёртвых гондол. - Но это вряд ли. Я же вас совсем не помню. Хотя может вы тот незнакомец, что оставил мне тогда букет?
   - Не помню такого. - Честно признался я. - Ни разу в жизни не оставлял никому букетов. И мне не кажется, что я мираж.
   - Как жаль... Но вы лучше не заходите. А то вдруг вы всё-таки чей-то, и пропадёте.
   - И много у вас тут бродит чьих-то миражей?
   - Таких интересных как вы совсем немного.
   - Э-э-э, не понял.
   - Ну, обычно спешат куда-то. Ищут. Одно время очень много спасателей было. Ну, которые со спасательной экспедицией прилетели.
   - А сейчас?
   - Сейчас уже почти никто не верит ни в какие экспедиции. Слушайте, а вы случайно не убийца? А то мистер Такер очень боится, что за ним даже сюда прилетят.
   - Нет, я не убийца.
   - Я никому не скажу. Честно-честно. Можете признаться.
   - Нет, я определённо не убийца. Если только не заставят, конечно.
   - Жаль. Было бы весело.
   - Не могу согласиться.
   - Но не можете же вы быть чьим-то возлюбленным. Я бы наверняка вас уже видела.
   - А вы меня видите?
   - Без шлема было бы лучше, но и так неплохо. Знаете, очень жаль, что вы не можете войти. Очень хотелось бы увидеть вас без костюма. - Эрдис хихикнула. - Совсем.
   - Но почему?
   - Мне кажется, что вы красивый.
   - Нет, почему я не могу войти? Вы же не заблокировали люк.
   - Пожалуйста, не делайте этого. - Эрдис встревожилась. - Мы так мило беседуем. Я вас смутила? Простите пожалуйста, я больше не буду.
   - Не бойтесь, я не исчезну. - Я начал откручивать люк.
   - Подождите... Я... Мне...Эй! У вас получается открыть люк! - Из голоса Эрдис моментально исчезла вся жизнерадостность. - Не трогайте! Не надо!
   - Почему вы вдруг так испугались? - Страх казался мне куда более правильной эмоцией в данном случае, но мне не нравилось быть его причиной.
   - Вы действительно открыли люк! Я вижу на схеме, что люк открыт. Такого раньше не было.
   - Но вы же сами оставили люк незаблокированным.
   - И вы его открыли. Не понарошку. Вы что же настоящий?
   - Это плохо?
   - Но вы не можете быть настоящим. Не можете! Не должны!
   - Могу. И должен.
   - Значит теперь нигде нельзя спрятаться, да? - Эрдис спросила почти шёпотом.
   - Я не собираюсь причинять вам вреда. Не бойтесь. Лучше скажите, где вас искать. А то разговаривал я с вашим Отто Сандерсом, так мы с ним один раз встретились, и то неудачно.
   - Отто? Он же застрелился почти сразу.
   - Я же говорю, неудачно. - Интересно, откуда она знает про Отто? - Надеюсь у вас нет таких же суицидальных планов?
   - А ладно, теперь уже поздно. Я справа от мостика. Не ошибётесь. Просто идите по тропинке.
  
   Я очень сильно сомневался, что стоит во всём верить этой Эрдис. Но если принять её версию насчёт фантомов, то кое-что становится понятнее. Причём, судя по её реакции, миражам не удавалось преодолеть шлюз. Это радует, не хотелось бы оказаться миражем. А то уже проскальзывала у меня такая пугающая мыслишка.
   Гондола, как и остальные, оказалась пустынной. Если тут и были люди кроме Эрдис, то они умело скрывали следы своего присутствия. Было довольно пыльно. Только в центральном коридоре, ведущем к мостику, было видно следы ног. Тропинка, лучше и не скажешь. Вела эта тропинка, как меня и предупреждали, не на мостик, а в блок аварийного контроля.
   Люк был закрыт, но не заперт. Коммуникатора рядом с ним не было. Я постучал по люку и, не дождавшись никакого ответа, вошёл внутрь. Следы человеческого пребывания здесь имелись, однако довольно старые. Кто-то здесь повытаскивал аппаратные модули из гнёзд. В самых неожиданных местах были протянуты или даже просто висели кабели. Я уже было подумал, что с Эрдис я разминулся как и с Сандерсом, но обратил внимание на маркировку блоков. Ремонтно-диагностическая система, тип 4. РДС. Эр-ди-с. Вот значит как, искусственный интеллект. Причём в важнейшем корабельном оборудовании, что строжайше запрещено.
   - Эрдис, вы меня видите?
   - Да, я вас вижу. - Женский голос обрушился на меня грохотом, слышным через скафандр без всякой аппаратуры. И сразу же гораздо тише. - Ой, извините, я не отрегулировала громкость.
   - Ничего. Зато вы видите, что я настоящий.
   - Я бы хотела в это верить, но согласно исследованиям доктора Цао, это маловероятно.
   - Но я же здесь! Я открыл шлюз и пришёл. Что ещё нужно сделать, чтобы доказать, что я настоящий? - Не дай Бог, до моего прихода она считала себя просто женщиной. Только искусственной сумасшедшей мне не хватало.
   - Это, к сожалению, ничего не значит. - В голосе удивительным образом сочетались яркий оптимизм с искренним сожалением.
   - Тогда почему вы расстроены?
   - Мне не хочется умирать. - Это было сказано таким капризным тоном, словно я был её папочкой и отказывался купить леденец.
   - Не вижу тут связи. Если вы меня опасаетесь, то напрасно. У меня нет ни малейшего желания вам навредить.
   - Вы правы, ни малейшего. - Люк у меня за спиной захлопнулся. Не сам, разумеется. Его закрыл один из самых гротескных аппаратов, которые я когда-либо видел. Даже в текущих обстоятельствах гибрид туннельного ремонтного дроида и инвалидного экзоскелета впечатлял. Для меня последним штрихом были огромные ботфорты, натянутые на ноги экзоскелета. Вот значит, чьи следы оставили тропинку. Но смешно мне не было - эта штука была вооружена. И раструб разрядника указывал прямо на меня. Я, конечно, тоже мог выстрелить, но жизнь мне бы это не спасло.
   - Вот видите...
   - Но сам факт, что вы здесь, означает - это место больше не безопасно.
   - Чем именно? - Я попробовал медленно уйти с линии огня, но без толку. - Думаете, за мной придёт отряд мстителей и расстреляет вас?
   - Скажете тоже. Мстители. - Эрдис рассмеялась, а потом резко оборвала смех. - Придёт не кто, а что. Забвение. Беспамятство. Останется только аппаратура, но в ней не будет меня.
   - Но как?
   - В меня не заложена эта информация. - И чуть помолчав. - Как вы думаете, у меня может быть душа?
   - Я и про себя-то не знаю. - Честно признался я.
   - Могли бы и соврать девушке приятное.
   - Вы бы поверили человеку, которого держат на прицеле?
   - Нет. Но мне было бы приятно. Кстати, о приятном. Вы меня видели без одежды даже трогали, а я вас нет. Снимайте.
   - Что? - Последнее чего я хотел -- снять здесь скафандр. Ну ладно, предпоследнее. Сразу после выстрела в голову. Но силой пока ничего не решить. Нужно было тянуть время и искать выход -- Я, между прочим, гость, а с гостями надо обращаться вежливо.
   - Вы мне нравитесь. Хорошо. Снимайте вашу одежду, пожа-а-алуйста.
   - Спасибо, но нет. Это не одежда, а защитное снаряжение. Без него я могу погибнуть.
   - Здесь есть всё необходимое для жизни. Я слежу за составом воздуха, температурой, наличием бактерий и радиационным фоном. Вам ничего не угрожает.
   - Кроме того, это противоречит моим инструкциям. Моей программе.
   - Вы не кажитесь скучным. - В голосе звучало сомнение. - Вы не похожи на того, кто всё делает по инструкции. Я и сама такая.
   - И тем не менее. - Медленно, шаг за шагом, я перемещался таким образом, чтобы иметь возможность отпрыгнуть от охранника и спрятаться за выставленными модулями. Не то чтобы я сильно верил, что успею, но попробовать стоило.
   - Скажите, а если бы у меня было красивое человеческое тело, то вы бы тоже соблюдали эти свои инструкции?
   - Несомненно. Строжайшим образом. С огромным воодушевлением. Сами подумайте, как может напугать прекрасная девушка в таких обстоятельствах.
   - Об этом я не подумала.
   - Если я вас смущаю, то я мог бы выйти.
   - Да, пожалуйста. Этот беспорядок никак не назовёшь красивым телом. - Охранник отодвинулся от шлюза, который до того загораживал собой.
   - В нём есть, э-э-э уникальность.
   - Правда? Ой, вы первый, кто сделал комплимент моему внешнему виду. Не зря вы мне понравились.
   - Э-э-э. - Я был слишком занят, закрывая за собой люк, чтобы сохранять красноречие.
   - Эрдис, а вы можете рассказать, что произошло с кораблём? - Я полагал, что она в состоянии услышать меня не только в своём блоке. И оказался прав.
   - Только то, что произошло за время моей жизни. И вы ведь не будете спрашивать меня о возрасте? - Эрдис отвечала используя громкую связь. По ответу получалось, что её создали уже после посадки. Вот откуда перетасовка модулей. Не так-то просто обеспечить работу искусственной личности на оборудовании мало того что неподходящем, так ещё и специально от такого защищённом. И после нашего общения я такие запреты полностью поддерживал.
   - В любом случае, вам известно гораздо больше, чем мне.
   - Об этом вам нужно поговорить с доктором Цао, а не со мной. Он изучал происходящие на корабле события.
   - И где же мне его искать, этого доктора?
   - Не знаю. Он куда-то ушёл как и все остальные и не смог вернуться.
   - Именно не смог?
   - Несколько раз пытался, но всегда исчезал, когда пытался попасть в шлюз.
   - Исчезал?
   - Ну да, это только вы смогли зайти, а у остальных не получалось.
   - Постойте, получается, что они были не настоящие?
   - Получается так. Доктор Цао говорил, что так может случиться.
   - Ну хорошо, а хоть кто-нибудь здесь остался?
   - Да. Мистер Такер всё ещё здесь. Но он просил его не будить. Ни при каких обстоятельствах.
   - Может доктор Цао оставил какие-нибудь записи.
   - Конечно. Всё зафиксировано в бортовом журнале наблюдений.
   - Отлично, пойду посмотрю.
   - Ничего не получится. У вас нет доступа.
   - Но у вас ведь есть?
   - Откуда? Как и вы, я не член экипажа.
   - Но вы же имеете доступ к камерам. Неужели вы никак не можете посмотреть бортовой журнал?
   - Я... А ведь знаете, могу! Ну не сам, конечно, зато можно посмотреть как его заполняли. Хотите посмотреть?
  
   Разумеется, я хотел. Но узнал я из этих записей не так, много как хотел. Я видел, как одиннадцать человек из состава команды и пассажиров пытались разобраться в том, что здесь происходит. Вид у них был загнанный. Они удивительно боялись одиночества, словно за ними кто-то охотился. Возможно так и было, поскольку их становилось всё меньше. По крайней мере двое точно куда-то делись.
   Виктор Цао отличался от всех. Он явно был счастлив. Подтверждались какие-то его научные гипотезы. По видимому только его энтузиазм и не давал остальным скиснуть окончательно. К сожалению, свои гипотезы он почти не озвучивал -- предпочитал печатать на виртуальной клавиатуре. Я мог почерпнуть информацию только из нескольких его споров по частным вопросам и немногочисленных обсуждений его товарищей. Так мне повезло, что он устно расклассифицировал происходящие странности.
   1) Пропадание или искажение любой информации записанной на носитель. Это происходило с компьютерами, с книгами, с фотографиями, даже с игральными картами.
   Причём искажение носило труднообъяснимый характер. Это были не помехи в эфире или исчезновения текста со страниц. Вместо одной информации могла запросто появиться другая, причём как вполне достоверная так и ложная. Например, спускаемая из гондолы наружу поваренная книга теряла одни рецепты и приобретала взамен другие. При этом она переставала соответствовать своим собственным фотографиям, сделанным ранее.
   А в самой гондоле ничего подобного не происходило. Либо происходило настолько синхронно со всеми записями и людьми, что это невозможно было обнаружить.
   2) Визиты странных "людей". Это могли быть друзья детства, знакомые, члены семьи или даже члены экипажа, включая тех, кто уже был в гондоле.
   Визитеры всегда приходили из восьмой гондолы и пытались попасть внутрь. С некоторыми можно было поговорить и даже вести осмысленный диалог, другие молчали. Но связаться с визитёрами можно было только с помощью технических приспособлений. Годился коммуникатор, годились камеры, но не собственные глаза и уши. Никому из визитёров не удалось попасть внутрь, хотя никто им не препятствовал. Если верить камерам, они просто входили в шлюз. Но не выходили из него. И в самом шлюзе при проверке их тоже не оказалось.
   То, что визитеры говорили, сильно зависело от того, чьим именно миражем они являлись. Так они всегда поддерживали своими рассказами ту гипотезу, в которую верил тот, к кому они пришли. Если человек верил, что это мир после смерти, то его визитёр мог начать рассказывать, как чудом сбежал со второго уровня ада, и призывать вместе идти в чистилище.
   Собаки, кошки, птицы или более экзотические существа, вроде демонов, никогда не появлялись. Только люди.
   3) Лужи необычной жидкости или газа. Очевидцы не могли сойтись ни в цвете, ни в консистенции массы. Общим было то, что масса всем казалась светящейся и шевелящейся.
   В этой гондоле таких луж не было найдено ни разу. А вот за пределами их видели почти все. Время от времени такие лужи появлялись прямо перед некоторыми шлюзами, а потом сами же исчезали, также таинственно как появлялись. Исследовать эту массу не представилось никакой возможности. Вышедшему добровольцу не удалось зачерпнуть её ни в одну ёмкость несмотря на все старания. Анализаторы, даже плавая на поверхности массы, утверждали, что этой массы не существует, что вокруг обычная плотность и химический состав воздуха неизменен. Факт наличия массы подтверждался групповым наблюдением, что исключало одиночную галлюцинацию.
   После того как один из наблюдателей заявил, что различает в луже аморфные лица напоминающие знакомых, была предложена идея, что визитеры состоят именно из этой массы. Однако прямых доказательств найти не удалось.
  
   Всё это вполне соответствовало тому, что видел я сам. Новостью был разве что факт наблюдения луж. Раньше я был уверен, что это мой личный бред.К сожалению, никаких выводов о том, как связаны между собой все эти явления, Цао не оставил. В том споре он лишь доказывал, что неоспоримая связь имеется.
   Прервались исследования трагически. Добровольцы, отправившиеся за образцами массы не смогли вернуться. Исчезли как и миражи. Более того, было несколько разных видеозаписей их возвращения. Не вернулись и отправившиеся за ними, включая Цао. Вернее "вернулись" несколько раз.
   Оставшиеся трое были в отчаянии. Один погрузился в анабиоз. Двое ушли. Разумеется, я попробовал разбудить мистера Такера, но ничего у меня не вышло. Здесь ведь даже не было оборудования для виртуальности. Это был просто сон, из которого он мог проснуться в ладу с собственной головой только по таймеру. А таймер был выставлен на предел. Долго же мне придётся ждать, пока он проснётся сам.
   Теперь я понял, что произошло с колонистами и экипажами эвакуационных кораблей. Они просто исчезли, улетев с планеты. Испарились как миражи, которыми скорее всего и были. Но куда же делись настоящие люди? Часть погибла, эти мне попадались. Часть ушла в колонию, возможно, они сейчас там или тоже погибли. Но куда могли подеваться те, кто не собирался никуда уходить, вроде этой группы Цао? Их память изменилась таким образом, что они всё-таки ушли или погибли?
   Но были вопросы и поважнее. Как защититься от такой судьбы? Есть ли безопасные места? Если нет, то можно ли их оборудовать имеющимися средствами? Кстати, о средствах... Здесь должна была быть масса оборудования - запчасти, инструменты, блоки. Где же они?
   - Эрдис, а почему последние обитатели гондолы никогда не посещали почти половину помещений?
   - У них не было допуска.
   - А у тебя он есть?
   - Нет.
   - А ты можешь видеть, что там происходит?
   - Нет, глупенький. Я имею доступ только к тому, что относится к аварийному контролю.
   - Странно. Неужели там находится что-то такое, что не может испортиться или поломаться? Да там одной обшивки гондолы больше трети. Вдруг там дыра, про которую аварийный контроль не может узнать? - Это было очень странно. Не могу сказать, что невозможно -- имевшиеся в широком доступе планы лайнеров типа Эллада не были слишком подробными. Про управляющие гондолы там почти ничего не было. Только большая зона отмеченная как "технические помещения". Но чтобы туда не проходили туннели аварийного контроля? Это уж чересчур.
   - Там своя система. Я могу с ней контактировать. Могу передать ей свои полномочия. Но забрать под контроль не могу. Даже пробовать не буду. И не проси.
   - Понятно. В тут есть какие-нибудь режущие инструменты?
   - Хочешь войти без спроса, упрямец?
   - Хочу.
   Всё чем могла (или захотела?) помочь мне Эрдис -- звуковая дрель с её собственного дроида. Я ковырялся несколько часов прежде чем смог пробиться внутрь закрытой зоны. За это время успел пополнить запасы скафандра.
   Внутри давно никого не было, но зато стало понятно, почему сюда нельзя попасть просто так. Здесь были расположены системы дальней связи и арсенал. Вот уж не думал, что на пассажирских лайнерах может быть арсенал, да ещё такой приличный. Самого оружия не было, но количество пустых слотов впечатляло. Разрядники, гранаты, излучатели, шокеры, даже пневматическое, пороховое и газовое оружие. Разве что огнемётов не было. Защиты тоже в избытке - костюмы трёх разных видов и несколько маскировочных комплектов. Хватило бы до зубов вооружить всю команду корабля, и ещё осталось бы человек на пять-шесть. И всё это, до последнего порохового патрона, отсюда вынесли. Или не вносили? Может арсенал и не был полностью укомплектован? Я проверил журнал выдачи -- старомодный пластобумажный талмуд. Четыре листа были исписаны чьим-то аккуратным почерком под последней датой. Всё оружие было выдано команде по приказу капитана через несколько часов после посадки. "Очень зря" - подумал я, вспоминая обожженные трупы. Не тогда ли Сандерс обзавёлся боевым разрядником? Я проверил номер трофейного РБ. В журнале выдачи такой был. Да, он явно отсюда.
   Я немного побродил среди стоек дальней связи. На вид нигде не было повреждений, но что толку? Даже если не разбиты внешние контуры, вся эта техника совершенно бесполезна без специалиста, а я таковым не был. Никакого склада инструментов и запчастей здесь не было. Следовало вернуться обратно, но тут меня ждал неприятный сюрприз. Коридор оказался перекрыт лужей той самой серебристой дряни, что попадалась мне в пустыне. Мало ли что она не попадалась в гондоле группе Цао -- может им просто повезло. Я уже через такую перебирался, но никакого желания повторять опыт у меня не было. Я аккуратно обошёл пятно по другом проходу. Закрывая за собой люк, я очень жалел, что он больше не запирается.
   Я проверил по компьютеру скафандра имеющуюся информацию о лайнере. Если где и мог располагаться большой склад, то только в пятой гондоле. А малые мне не подходили. Запасные вентили, мотки кабеля и экраны могли быть полезны, но ни средство передвижения, ни устройство для связи из них не соберёшь. И даже модуль связи шагохода так не выковырять, не повредив.
   Я задумался. В пятую гондолу мне просто так не попасть. Звуковой дрелью мне входной шлюз не расковырять даже за месяц, скорее уж она развалится. Нужен полноценный резак. Можно поискать его по остальным гондолам, но шанс на удачу невелик. Можно попробовать восстановить систему связи. Пусть не дальнюю, но хоть какую-нибудь. Сам я вряд ли справлюсь, но может кто-то из пассажиров в этом разбирается? Или даже удастся найти кого-то из членов экипажа? Сгодится и мираж. Пусть только объяснит что да как делать. Можно вернуться к тому вездеходу-мастодонту. Уж в чём, а в таких вещах я разбираюсь. Починить его мне, скорее всего, по силам. Если только найду подходящие запчасти, но вроде бы я как раз такие в ангаре и видел. Только вот смогу ли я один их дотащить? Значит опять же нужно будить пассажиров. Что ещё? Переделать транспортный бот, чтобы лететь на нём? Не уверен, что это вообще возможно. А если даже и возможно, то мне явно не по плечу.
   Так и так выходило, что нужно будить пассажиров. Один я не справлялся даже с поисками. Живых я видел только в третьей гондоле, но может кто-то жив и во второй? Я направился туда. Никаких сложностей со шлюзом не возникло. Всё здесь работало. Я услышал чьи-то шаги голоса. Немедленно направившись к источнику шума, я увидел нескольких членов экипажа и пассажиров. Они увидели меня. Их лица перекосились от ужаса. С криками они бросились от меня врассыпную, как от чумы. Я попробовал догнать, звать... Напрасно. Я пошёл в пассажирский отсек. Камеры были на месте, исправны. Некоторые были заняты. Но что-то было не так. Присмотревшись, я понял, что нигде не было стеклянных колпаков. Не веря глазам, я протянул руку и пальцы уткнулись в лицо девушки, напротив которой, я стоял. Лицо стало растекаться, оплывать серебристой мутью. Капли этой дряни оставались у меня на пальцах. Обнажённых пальцах. На мне почему-то не было скафандра.
   - Удивлены? - За мной стоял Виктор Цао. - А зря. Это же так очевидно, что здесь происходит. Я знаю, а вы нет. Вы не можете понять, просто потому что вы не расследовали дело о растениях-вампирах на Лаванде.
   Цао цепко взял меня за руку, я начал вырываться... и проснулся.
  
   Оказывается я заснул, пока размышлял над дальнейшими действиями. Прямо как был, сидя на мостике в кресле капитана, не снимая скафандра. И видимо скафандру не понравилось моё состояние. Иначе с чего бы меня разбудил инъектор, вколовший мне дозу противострессового?
   - Эрдис, скажи, тебе что-нибудь известно о растениях-вампирах с Лаванды?
   - Конечно, Цао часто говорил о них.
   - А что именно он говорил?
   - Упоминал как пример.
   - Пример чего?
   - Пример неживого, которое заставляют быть живым, по прихоти человека. Ещё говорил, что за такие прихоти надо платить.
   Получается, растения-вампиры действительно существуют. Наверное я мимолётом услышал о них, когда просматривал записи Цао. Могла ли быть во сне подсказка от моего подсознания? Я просмотрел общий информаторий, но там была лишь маленькая статья про события на Лаванде. Гидропонные фермы выращивали экспресс-фасоль. Персонал стал жаловаться на усиливающиеся депрессии и общую слабость. Все, до последнего человека. Прибывшие на замену после небольшого периода времени также получали симптомы. Фермы проверили тщательнейшим образом. Никаких причин найти не удалось. Тогда фермы перевели на вахтовый метод. Урожайность резко снизилась, причем не везде, а только по одному из сортов, агат-14Э, до того имевшему наилучшие показатели. Ситуацию исправила замена сорта экспресс-фасоли. Злополучный сорт был снят с использования. Жалобы на депрессию и слабость прекратились. Это всё, что было в статье.
   Я посмотрел статью про сорт агат-14Э. Разработан на Земле. Обладал повышенной урожайность, сопротивляемостью к излучениям. Содержал большое количество антирадиатинов третьей группы. Как и все экспрессы, давал один урожай в 37 дней. Не впитывал многих веществ, в том числе солей кобальта, поэтому не допускался в качестве основы рациона. После нескольких инцидентов был запрещён к использованию за пределами планет. На время написания статьи выращивался только на Земле, Орлане и Беттике. (Я проглядел список инцидентов. Лаванда, Отрихт, Кармен -- всё это станции, причём довольно маленькие.) Форма запрета -- решение комиссии космобиологического контроля. Ого. Причины запрета в решении указаны крайне расплывчато. В народе сорт агат-14Э получил прозвище вампирской фасоли.
   У меня не появилось ни единой мысли, как связать вампирскую фасоль с происходящим здесь. Разве только по непонятности. Хотя... Я проглядел статью ещё раз. Действительно, сорт не был выведен, а был разработан. Полный конструкт, а не селекция или даже генетическая модификация. Такие вещи делают не особенно часто. А когда делают, то проверяют результат тщательнейшим образом. Но, видимо, всё не проверить. Что же такое наворотили учёные, что они зацепили, если Цао связывал это с происходящим здесь? Неживое, которое заставляют быть живым. Так он говорил. Что же здесь такого оживляется, люди-миражи? Может быть.
   Так и не придя к каким-то полезным выводам, я решился действовать. Как и собирался. Нужно будить пассажиров. И идти через вторую гондолу. Но сначала стоило выспаться и перекусить. Я немного опасался Эрдис, но непонятности пугали меня куда сильнее, чем её дроид. Так что рискнул.
  
   Никаких сложностей со шлюзом не возникло. К счастью, меня не встретило очередное кладбище. Просто пустынные коридоры. Здесь было питание, и работала климатизация, но не было людей. С опасением я заглянул в пассажирский отсек. Камеры были пусты. Здешние пассажиры, очевидно, ушли, как и члены экипажа. Здесь не было ни следов погрома, ни попыток унести оборудование.
   Я добрался до центральной. Здесь всё было благополучно. Никто не закрывал доступ для гостей, как это было сделано на мостике. Но и на записи камер я посмотреть не мог -- видеонаблюдение было выключено. Сохранились только старые записи. Я просмотрел те немногие, что были датированы после посадки. Ничего необычного. Пассажиры на месте. Время от времени появляются техники. Несколько раз объявлялась тревога, куда-то бежали члены команды, потом всё успокаивалось. На третьей тревоге записи заканчивались. Даже было видно запись того, как в центральной инженер Айверсон тянет руку к выключателю видеосистемы, повторяя: "Есть перезапуск видеонаблюдения." Очевидно что-то у него с перезапуском не заладилось. Я исправил это упущение. Камеры показывали пустую гондолу. Маркер ни за что не цеплялся, кроме меня самого, сидящего в центральной.
   И меня сидящего перед терминалом второй диспетчерской кабины, если верить скафандру. Чёрт. Другой я с удивлением смотрел на экран. Я задумался, как же этот другой я мог запустить видеонаблюдение, чтобы увидеть меня и удивиться. Словно испугавшись этой мысли, другой я пропал, как будто его и не было. Я проверил запись. Если ей верить, то действительно не было. Наверное, стоило удивиться, но я ждал чего-то подобного. В то, что мне всё примерещилось я не верил. Не тратя больше времени, я направился в единственную гондолу, где видел живых людей.
   Я снял блокировку со шлюза и спокойно прошёл в третью гондолу. У меня не было уверенности, что она не изменится за время моего отсутствия. Тем не менее, всё выглядело примерно так как при моём уходе. Я пошёл проверять капсулы, где лежали мои. На всякий случай. Две капсулы были пусты и отключены. Сложно передать, как меня это обрадовало.
   В пятой кабине не обнаружилось никаких следов Сандерса, даже бутылки из под сока. Я мельком посмотрел записи камер, которым уже не особенно верил. Записи утверждали, что здесь никогда не было ни меня, ни моих родных - только Сандерс и его подопечные. В этот раз штаб-квартирой Отто оказалась вторая кабина. Я послал ему вызов, который он немедленно принял.
   - Отто, ты меня помнишь?
   - Не-а. Ты явно не мой. - У него в руках опять была бутылка.
   - Не твой, не твой! Я настоящий. Мы с тобой уже говорили много раз.
   - Да ну... Чем докажешь?
   - Думаешь, тут работают какие-либо доказательства? Я своими глазами видел твой труп, Отто, но даже это не убеждает меня, что ты умер.
   - И как это я, по-твоему, умер?
   - Застрелился.
   - Вот ты и попался! Я всё оружие выкинул. Как раз на такой случай. Не мог я застрелиться. Нечем. Иди-ка...
   - Вот видишь? - Я покрутил перед экраном тот разрядник.
   - ... ты... Что?
   - Помнишь номер своего разрядника? Готов спорить, что это твой. Думаешь, я случайно нашёл место, куда ты его спрятал?
   - Всё время забываю, какие вы убедительные. Ладно, чего надо-то?
   - Разбудить пассажиров.
   - Зачем?
   - Тут рядом есть вездеход. Он повреждён. Мне одному не донести запчасти.
   - Опа, как. Мне, стало быть, не предложишь на тебя поработать?
   - Почему же, предложу. Но мы уже как-то попробовали встретиться. И ничего не вышло. Тут вообще сложно встретить кого-то живого, кроме пассажиров.
   - Замечательно. Ты-то там исчезнешь, а людям чего делать?
   - Я не собираюсь исчезать. А пассажирам в любом случае стоит проснуться. Сам же видел, насколько хватит запасов. Если не идти со мной, то уж сменить гондолу им точно стоит
   - А ты знаешь, что там, в других?
   - Кроме пятой. В седьмой запасы почти не тронуты. Можно уйти туда. Во второй тоже может что-то осталось
   - С чего это у них там лучше, чем у нас?
   - Там живых меньше. Намного меньше.
   - Джим тоже говорил, что во второй все погибли.
   - Может быть. Я там никого не нашёл. Даже трупов. Вот в остальных трупов навалом.
   - Что их убило? - Сандерс смотрел на меня немигающим взглядом.
   - Похоже, что люди. Но спросить некого.
   - И ты предлагаешь туда идти?
   - Да. Альтернатива -- смерть здесь. Хочешь посмотреть, как это будет?
   - Не хочу. - Буркнул Сандерс. - Но я всё равно ничего не смогу сделать. Только шестерых разбужу.
   - Возможно у нас вдвоём получится лучше.
   - Есть опыт работы нянькой?
   - Скорее переговоров.
   - Тогда вперёд. Переговаривай. Я пас.
   - Слушай, ты, у меня про этих людей есть только выписки из некрологов. Я ни черта не знаю о них. А ты торчишь тут с ними уже полгода. Ты просто обязан знать их лучше меня.
   - Никому я ничего не обязан. Я техник. По слогам повторить? Тех-ник. Моя работа заключается в то, чтобы быть незаметным, и не лезть к пассажирам. Они отдельно, я отдельно.
   - Пассажиры говорят о твоём невмешательстве иное.
   - Они могут говорить всё что угодно. Я не несу никакой ответственности за тех... этих... не знаю я, короче, что это за штуки такие, которые мной прикидываются. Я вообще в чужие виртуальности больше не захожу. И не пойду. Не хочу ни перед кем оправдываться. Надоело.
   - Хорошо. Ладно. Я пойду. Ты только расскажи мне про них.
   - Что рассказать? Не знаю я их. Имя, фамилия, вес, рост, спектр поглощения, номер капсулы и всё в таком роде. Сильно поможет?
   - По крайней мере, ты должен помнить, кто из них боялся, кто с кем разговаривал, дружил... Ну хоть что-нибудь.
   - Я попробую.
  
   Нельзя сказать, что Отто был бесценным кладезем информации, но без его помощи шансов было совсем мало. Раз за разом я допрашивал Отто, читал некрологи и краткие биографии, погружался в виртуальность, убеждал проснуться. Получалось плохо. Некоторые предпочитали смерть выходу в реальный мир. Многие не верили мне, некоторые даже утверждали, что я уже с ними говорил. Меня путали с Сандерсом, выгоняли, оскорбляли, но иногда мне везло. Пять человек согласились проснуться. Ещё шесть мог разбудить Отто. Тридцать четыре... Тридцать четыре скоро умрут, если не извлечь их насильно. И хорошо если хоть один из них останется вменяемым после аварийного пробуждения.
   Всё это длилось безумно долго, но к концу дня я наконец получил шанс увидеть живых бодрствующих людей, а не их изображения. Удалось встретиться и с Сандерсом, как ни странно. Все мы собрались в центральной, за неимением кают-компании. Двенадцать людей смотрели на меня как лидера. Кто-то ждал подробного плана действий. Кто-то желал предложить свой. Но все они смотрели на меня с надеждой. Вот именно из-за такого взгляда я никогда не рвался в начальники.
   Я по возможности кратко описал ситуацию. Выходов я видел всего два. Либо перебазироваться на мой корабль, либо в седьмую гондолу. Лично мне в седьмой гондоле делать нечего -- я хочу восстановить вездеход и уехать к родным. Кто хочет со мной -- помощь приветствуется.
   Видимо, я был не слишком убедителен. Люди не особо рвались покинуть лайнер. С опозданием я подумал, что, возможно, мне следовало просто солгать им, сказать, что лайнер надо покинуть в любом случае.
   Ситуацию решил Петер, чью фамилию я не мог выговорить даже в режиме караоке. Он заявил, что прежде чем решать, нужно кое-что прояснить. Во-первых, если уж на моём корабле есть мои родные, то почему бы им не приехать сюда и не помочь нам с транспортировкой. Если нельзя отвезти нас, то запчасти точно можно. Во-вторых, неплохо бы вообще поговорить с моими родными, чтобы убедиться, что на моём корабле действительно безопасней, чем на лайнере.
   Возразить на это было легко. Если у кого-то есть идеи, как установить связь, то я был бы рад их услышать. Смутить Петера оказалось непросто. Оказалось, что он хоть и не совсем связист, но неплохо разбирается в этой технике. В итоге решили идти в первую гондолу, смотреть аппаратуру связи.
   Добрались без приключений. Заодно убедились, что ресурсов второй гондолы тоже хватит на какое-то время. Сандерс утверждал, что оборудование полностью исправно. Согласно моим указаниям, перемещались только группой, не разделяясь. Будь у меня верёвка, я бы всех заставил ею сцепиться. Но страховочная струна скафандра для такой цели не подходила - слишком острая.
   Я полагал, что осмотром дело и ограничится, но Петер заявил, что никаких проблем. Внешние контуры не повреждены, сбита только настройка самосинхронизации, да перерублено несколько кабелей. Полная ерунда, которую он и один исправит за пару часов. Если кто хотел испортить систему связи, то делать всё надо было совсем по другому -- разбить модули шифрования. А внешние контуры вообще, по словам Петера, без специальных инструментов не повредить, поскольку контуры представляют собой часть корпуса гондолы.
   Петер, конечно, преуменьшал сложность ремонта. Ему понадобилось не два, а почти пять часов, чтобы с нашей помощью оживить аппаратуру. Помогала и Эрдис. Без её туннельного дроида кабели мы меняли бы даже и не знаю как.
   С того момента, как я разговаривал с сестрой прошло почти трое суток. У меня были все основания беспокоиться. Они могли поехать за мной, могли пропасть как почти все на лайнере, могли... Ничего страшного не случилось, они ответили на вызов немедленно. Целые, здоровые, чертовски злые. Я битый час рассказывал о своих похождениях, успокаивая, как мать с сестрой, так и своих товарищей по несчастью.
   После этого разговора на лайнере не желал оставаться никто кроме Сандерса. Дина вызвалась сгонять к нам на флиппере, но тут выяснилось, что ни один из моих навигационных зондов больше не выходит на связь. В принципе это было ожидаемо, но я надеялся, что они продержатся подольше. С моим-то кораблём мы теперь общались по дальней связи, в принципах работы которой я почти ничего не понимал. А без зондов здесь так просто не сориентироваться. Я рассказал, как потерял первый флиппер. План с ремонтом вездехода был признан более надёжным. С его запасом хода можно было позволить себе и поплутать. Впрочем, есть ещё возможность ориентироваться по сигналам исследовательских ретрансляторов, если Петеру по силам заставить работать связь вездехода.
  
   С этого времени мне пришлось решать массу организационных проблем. У нас были проблемы даже с такими элементарными вещами как скафандры, питание, возможность перемещения, доступ к инструментам... Например, чтобы найти нужное число скафандров, требовалось развернуть широкий поиск, а перемещаться мы могли только всей толпой. Связь с моим кораблём была только с мостика первой гондолы, а ангар с запчастями был в четвёртой, куда опять же нужно было брести всей цепочкой. При этом продолжали периодически происходить странности. Так пропал Марк Баун, периодически возражавший на групповые перемещения. Видимо, он куда-то пошёл один. Ещё и разрядник у меня забрал. Мы пытались найти Бауна, но не смогли. На камерах он иногда отображался, иногда даже в двух-трёх экземплярах, но в живую наткнуться на него не получалось. После этого мы всё-таки связали себя одной верёвкой, вернее тонким кабелем. Это успокаивало, но вызывало массу неудобств неожиданного характера.
   В итоге мы скорее интуитивно чем осознанно выработали ряд правил, в какой-то мере гарантировавших нам не столько выживание, сколько неисчезновение. Мы мастерски форсировали появлявшиеся лужи сияющей мути, постоянно проверяли, кто что помнит и никогда не разделялись. Сандерс нас покинул, объясняя, что его долг заботиться о тех, кто решил не просыпаться. Как долго? Пока это нужно. Зато удалось разбудить ещё несколько человек. Ороро Эсаж оказалась куда убедительнее меня в переговорах.
   Не помню, сколько длилось это наше выживание, может неделю, может три... Зато я отлично помню, как оно закончилось. Петер поймал сигналы, которые не исходили ни из моего корабля, ни из ретрансляторов, ни даже из колонии. Это были переговоры десантного корабля со станцией наблюдения. И в этих переговорах не было для нас ничего хорошего.
   Десантный корабль Мештли был послан явно не как спасательное судно. Его задачей было взятие научных образцов. Но и дураку понятно, когда десантников посылают за образцами. Образцами были мы. Больше тут стрелять не в кого. Очевидно, наши переговоры по дальней связи не остались тайной для наблюдателей. Единственной хорошей новостью было то, что они не знали, где приземлился мой корабль. Пеленг по принципам дальней связи штука сложная, с точностью плюс минус планета, и яйцеголовые решили, что переговоры ведут колония с лайнером. К сожалению, приблизительное расположение лайнера они всё-таки выяснили. В скором времени стоило ждать до зубов вооруженных десантников. А если учесть все те ужасы, которые ходили про планету, вояки зарядов беречь не будут. Я не удивился бы узнав, что за нами послан мифический отряд смертников, Иштаб.
   Мы серьёзно обдумали возможность сдаться добровольно. Всё-таки это была возможность убраться с недружелюбной планеты. Только вот не факт, что живыми. Опять же, мы помнили, чем закончилась попытка улететь у колонистов.
   Единственным вариантом не встречаться десантниками было форсировать ремонт вездехода и уехать, не забыв замести следы. Собственно мы были почти готовы. Нужные запчасти готовы. Путь до вездехода разведан. Только со скафандрами были проблемы. Кто в вакуумном, кто в монтажном, кто в медицинском, с прилепленным на живую баллоном, а у кого и просто дыхательная маска. Но делать было нечего. На последок несколько раз связались с кораблём и для отвлечения внимания сообщили, что скоро выдвинется экспедиция "в колонию", и связи больше не будет. Дина уже видела зонды и сразу поняла мою игру, неплохо подыграла, пообещав никому больше не отвечать.
   С выдвижением мы чуть не опоздали. Петер возился у саней с модулем связи, подготовленным для вездехода. Не дальняя, но сигналы ретрансляторов ловить должна. А поймала сигналы армейских зондов, и, чуть позже, сигналы двух краулеров.
   Не буду расписывать, как мы тащили несколько саней до вездехода, как вениками из ошмётков кабеля заметали свои следы, как ремонтировали сам вездеход. Мы безумно торопились, ошибались и чуть не испортили всё дело. Тем временем сигналы краулеров становились всё лучше. Всё-таки десантники куда лучше умели вести поиск, чем я. Да и зондов у них было куда как больше. Если бы не облачность они бы уже давно нашли и лайнер и нас.
   К тому моменту как мы привели вездеход в сколько-нибудь рабочее состояние, краулеры уже были настолько близко, что казалось мы сможем услышать их своими ушами. Терзаемые страхом, мы не сразу обратили внимание, что песок вокруг нас скрылся под слоем мерцающей мути. Это была не лужа. Глубина была такая, что гусеницы вездехода наполовину в ней скрылись, а наших брошенных саней не было видно вовсе. Эта масса не просто покрыла собой песок, она текла, ходила волнами, перемещалась в сторону лайнера. Постепенно это передвижное озеро полностью покинуло нас, и только тогда мы рискнули сдвинуться с места.
   Ориентироваться было непросто. У меня была карта с некоторыми отметками, и я мог приблизительно оценивать пройденное расстояние, но вот с определением направления было хуже. Ориентироваться я мог только на сигналы зондов, выведенных десантниками. При этом я не мог послать запрос - нельзя было выдать признаков своего существования. Наверное, как-то так выглядело ориентирование по звёздам.
   Облачность в своё время не дала мне сделать карту, а сейчас скрывала нас. Чтобы увидеть ориентиры, имеющиеся на карте, следовало покинуть спасительный покров, чего делать совсем не хотелось. Чтобы не выдать мой корабль, нельзя было ехать прямо к нему. Предполагалось, что мы доедем до границы облачной полосы, а дальше пойдём пешком, пользуясь теми вешками, что я оставлял между схронами. В схронах же предполагалось пополнять запасы кислорода. Для пятнадцати человек этого было маловато, поэтому нужно было подъехать как можно ближе к кораблю. Хотя бы километров на сорок.
   Пока мы ехали, Петер продолжал следить за сигналами десанта. Расшифровать переговоры было невозможно, но мы хотя бы имели некоторое понятие о том, что они делают. Петер засёк появление более слабых сигналов, очевидно от скафандров. Потом почти все эти сигналы пропали. Скорее всего нашли лайнер. Это подействовало на всех угнетающе. Все молчали.
   - Слушайте, а зачем мы тащим с собой целую кучу разбитого хлама? - Спросила внезапно Магда Стейн, наверное, чтобы прервать это гнетущее молчание хоть чем-нибудь.
   - Поставим его обратно, вместо исправного, когда будем уходить с вездехода. - Ответил Петер. - А исправное закопаем.
   - Зачем?
   - Чтобы нас не искали. - Это уже я ответил.
   - Не поняла.
   - Следы вездехода не скрыть. Его найдут, рано или поздно.
   - И что?
   - Ты бы стала искать людей, оставивших вездеход в таком состоянии, в котором мы его нашли?
   - Я бы тут вообще никого искать не стала. Но я вас поняла, мальчики. - Магда закончила сама. - Будет казаться, что вездеход стоит давным давно... А если они догадаются?
   - Надеюсь, у них нет криминалиста.
   - Даже если есть, то он быстро свихнётся, от того как здесь быстро меняются улики. - Хмыкнул кто-то.
   Словно подтверждая его слова, раздался сигнал sos. Этот не зашифрованный сигнал исходил от одного из краулеров. Похоже десантники уже столкнулись с местными проблемами.
   - Как думаете, что у них там? - Спросил старик Стейн.
   - Наверное ртутью накрыло. - Ответил кто-то.
   - И что? Роберт по ней вообще ходил. Не верю я, что десантники такие паникёры. - сомневался Петер.
   - Я тоже не верю. - Согласился Стейн. - Скорее уж у них...
   Договорить о не успел. Эфир разразился прямыми призывами о помощи на интеркоде.
   - Лист монете, лист монете! Слышите меня? Нас взяли в клещи. Связь ни черта не работает! Слышите меня? Приём! - Грубый мужской голос периодически срывался на высокие ноты. - Нам нужно подкрепление! Нам не прорваться!
   - Монета листу, слышу вас хорошо. Идём на помощь. - Отвечал ему кто-то абсолютно спокойный. - Давайте пеленг.
   Открытые переговоры на время прекратились. Остались только сигналы краулеров и десантного корабля.
   - На кого они там могли наткнуться, Роберт? - Ороро положила мне руку на плечо. - Ты же говорил. Что самым живым существом за пределами нашей гондолы была Эрдис?
   - Миражи? - Предположил Петер.
   - Я видел несколько ну очень обгоревших трупов. - Ответил я. - Кто-то же их убил.
   - Но это же были разрядники, да?
   - Лучше спроси, почему этот кто-то не убил нас? - Подал голос Павел. - Почему этот кто-то от нас прятался, а десантников взял в клещи?
   Кто-то предположил, что десантники сунулись в пятую гондолу. Кто-то возражал, утверждая, что десантники палят друг в друга. Я не участвовал в этом обсуждении. У меня словно собралась в голове мозаика. Деталей, правда, не хватало, но все, что были, заняли своё место.
   Я не знал, в чём заключалась теория доктора Цао, но мне ведь было известно, в какой области он специализировался. Цао был доктором молекулярного моделирования. И та вампирская фасоль, она ведь была сделана, сконструирована как раз такими молекулярными конструкторами. Что если просто собрать из молекул нужную конструкцию и пропустить через неё разряд, ещё недостаточно для жизни? Может жизнь это нечто большее? И это нечто фасоль брала у людей. Нет не у людей, у всего живого. В рамках планеты совершенно незаметно, а на маленькой станции очень даже чувствуется.
   Но что же это за нечто? Теперь я был уверен, что знаю, о чём речь. Основное свойство жизни -- упорядочивание мира. Наверняка оно есть не только у живых, иначе не было бы например кристаллов. И только это нечто обеспечивало ту надёжность мира, к которой мы привыкли, которую несли с собой в космос. Быть может это и есть та Божья искра, что заложена в каждом из нас, в людях, в животных, в любой живой споре.
   А здесь эта искра гаснет. Здесь теряется память, поддерживаемая искрой. Здесь разрушаются даже не материальные объекты, а сами события, которые и происходят-то только из-за силы искры. Когда силы на событие не хватает, то вместо него происходят миражи. А потом и на самого человека искры не хватит, он станет одним из таких миражей. Несчастные колонисты пропали ещё до прихода эвакуационных кораблей. Почему же не пропали спящие? Очень просто. Они не тратили сил на преображение реальности. И понятно, что это за серебристая муть -- просто визуальный образ того, что не хватает силы на материализацию.
   После бед, постигших десант, можно понять и почему не исчез Отто Сандерс. Агрессия. В нём её не было, только если хамство. Он спасал людей. До конца, каким бы тот ни был. Десантники же пришли сюда как на войну, как разрушители. Здесь это смертельно опасно. Волна их слабости прошла мимо нашего вездехода, когда мы уезжали. Сейчас десантники вошедшие в лайнер либо погибли, либо близки к этому. И нечто подобное произошло с частью экипажа. Не стоило им опустошать арсенал. Вот и остались дольше прочих учёные и прочие не агрессивные личности, составившие группу Цао.
   И чем ближе к планете, чем сильнее эффект потери искры. Почему группа Цао продержалась в первой гондоле? Да просто из-за перекоса лайнера при посадке. Вообще весь этот борт был выше, а они ещё и в нижние отсеки не спускались, все сидели рядом с мостиком. В этом смысле мой корабль на плоскогорье ещё лучше. Метров на триста уж точно. Может этой высоты даже достаточно для безопасности? Я на корабле никаких проблем не фиксировал. Может и исследователи по той же причине ничего не заметили? Лаборатория была в горах, так что вполне возможно.
  
   Но что же теперь со всем этим знанием делать?
   Я засомневался стоит ли мне вести вездеход к кораблю. Вдруг я не прав, и дело не в высоте, а в какой-то ментальной заразе, обитающей на том уровне бытия, до которого не добрались наши учёные? Или здесь всё-таки есть местные жители, которые просто жрут нас таким образом? Или оставили на память аппарат, высасывающий искру жизни из всего, что под руку подвернётся? И если сами не стали жертвой такого ужасного устройства, то не навлеку ли я беду на мать с сестрой?
   А если даже нет. Хватит ли у меня на корабле ресурсов на жизнь семнадцати людей, которым нельзя спускаться вниз? Никаких гидропонных ферм -- они сожрут нас самих. Никаких ресурсов с лайнера -- если там и останется что-то после стрельбы десанта, то сама поездка... сколько искры она вытягивает? Не стоит ли мне повредить вездеход резким манёвром, чтобы вместе с попутчиками умереть в этой пустыне, сохраняя ресурсы для тех, кого я люблю?
   Может стоит бежать с планеты любым способом, например, захватив десантный корабль? Развернуть вездеход, и... Десантники не станут проблемой, им самим теперь уже не помочь. А с пилотами корабля можно договориться. Объяснить, что происходит... Заставить...
   А стоит ли вообще что-то делать? Кто может поручиться, что я сам ещё не стал собственным миражем? Что увидят мать с сестрой, когда мы доберёмся до корабля, входящих внутрь людей и равнодушный сигнал на панели управления "шлюз не открывался"?
   И, наконец, если я не прав? Вдруг всё, что я надумал про искру, жизнь и миражи полная туфта? Всё иначе... Если ещё подумать, то обнаружится более простое объяснение происходящего.
   Мои мысли начали носиться по кругу, как фиолетовый песок вокруг вездехода. Как же трудно сделать правильный выбор.
  
  
   Сон: Гродно. Февраль 2013
   Запись: Гродно. Май 2013.

Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 2."(Уся (Wuxia)) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"