Белоусов Валерий Иванович: другие произведения.

Ленинградская сага. Бином Ньютона, или Красные и Белые

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 4.34*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История времен "незнаменитой" войны. Блокноты первый,второй и третий. Первый, Второй и Третий блоки Еженедельника

  Белоусов Валерий Иванович.
  На правах рукописи.
  
  Бином Ньютона, или Красные и Белые.
   Ленинградская сага.
  (перевод с иностраннАго)
  
  
  Название saga вероятно происходит от исландского глагола segja- 'говорить', и обозначает устное, по преимуществу фантастическое, повествование, оформленное в письменном виде. Сага не передаётся слушателю, а 'совершается' сказителем каждый раз заново, во всей полноте её содержания и идеи. Поэтому чтение текста саги не имеет по сути большого смысла. Википедия.
  
  Эпиграф.
  
  'Если бы у СССР в 1939 году были пятьдесят таких гаубиц, вся мировая история пошла бы по другому! Это же так ясно, как бином Ньютона...' А. Широкорад 'Ленинград и Севастополь. Время больших пушек'
  
  Пролог.
  
  - Владимир Иванович, что с вами?!- участливый голос моей любимицы, Наташи Гамовой, был громок и тревожен.
  Я с трудом оторвал голову от крашенного синей казенной краской учительского стола. Господи, что это я? Уснул, что ли? Ужас какой! Я почувствовал, как щеки полыхнули стыдом...
  Но терять самообладание учителю никак нельзя! И поэтому, скрыв смущение за притворным кашлем, сквозь грязноватый ситцевый синий платочек я только и произнес:
  - Ничего, ничего, девочки...не беспокойтесь! Это ничего, это ...я сейчас, извините...
  Наташа, низко опустив голову, так, что её соломенного цвета волосы упали мне на плечи почти шепотом тем не менее заботливо переспросила:
  - Вам что, плохо? Может, школьного врача позвать?
  Вот ведь мочалка настырная, а?
  - Нет, девочки, со мной все в порядке, это я на секундочку...
  - Ничего себе секундочка!- возмущенно зашипел мой любимый девятый 'Б'- Вы уже четверть часа так сидите!
  - Неужели четверть? - ужаснулся я.- Так что же вы...
  - А мы вам мешать не хотели!
  М-да. Гуманистки вы мои разнузданные...В мужской школе мои лоботрясы уж давно бы на цыпочках прокрались мимо учительского стола в рекреацию и там ходили бы на своих пустых головах. А тут - глядите-ка, смирно себе сидят, как фроси путевые...
  - Так, ладно. Шутки в сторону. Задремал так задремал. - сурово резюмировал я.
  - Мы понима-а-а-а-ем... у Вас жена молодая! - сочувственно протянул класс.
  - Цыть! Понимают они... Наталья, на чем мы остановились-то, до того как я...э-э-э...
  - На биноме Ньютона....,- пробормотала барышня в ответ.
  - А! Хорошее дело. Продолжай, продолжай...,- подбодрил её я.
  - Да. Вот я и говорю. Ньютон, Исаак... был сын бедного, но зажиточного фермера...
  - Постой, постой. Что-то я тебя не понял: так бедного или зажиточного?
  - Ну-у-у... сначала-то он был зажиточным, а потом вдруг стал бедным!
  - Почему?
  - Да его раскулачили, наверное?- резонно предположила она.
  - Тьфу на тебя! Дальше.
  - А потом ему в голову яблоко попало! Когда он под деревом сидел!- радостно продолжила гордая своими познаниями старшеклассница.
  - Кому попало?
  - Ньютону...
  - И что?
  - И, собственно, вот и все...,- печально развела руками девица.
  - Э...как это все? Он что, помер?- ужаснулся я.
  - Вы все шутите, да? - захлопала длиннющими ресницами Наташа. - Нет, вовсе он и не помер, а взял и придумал!
  - Что он там ещё придумал?!
  - Бино-о-ом...
  - Какой еще бином?!
  - Ньюто-о-о-она...,- голубые глазки барышни в белом, таком почти старорежимном, почти гимназическом, фартучке стали стремительно заполняться слезами...
  - Ладно. Садись.,- смиловался я.
  - Что... опять 'неуд'?- проблеяла школьница, нервно комкая край фартучка.
  - Да уж видно, что не 'отл'. Ладно, не реви. Давай дневник. В журнал не поставлю...
  - Вечно вы Наташку балуете! - гадюками зашипели верные Наташины подружки.
  - Цыть мне! Так , товарищи шкрабины (школьные работницы Прим. Переводчика), кто еще не понял бином Ньютона?
  Вверх вырос целый лес нежных девичьих ручонок, местами испачканных синими анилиновыми чернилами... пообломать бы их, шаловливых. Почему? А кто в моем кабинете доску измазал? То есть нарисовал цветными мелками розовую жопу с ушами (сердечко) на фоне двух целующихся голубков, держащих голубенькую ленточку, и в этой мещанской картинке приписал: 'Поздравляем с днем свадьбы!'
  - Зер гут. Берем ручки, открываем тетрадки и пишем. Сегодня, кто запамятовал, 28 ноября. А год у нас по прежнему, все ещё 1939-тый. Классная работа. Тема: Бином Ньютона (это выделить) - формула для разложения на отдельные слагаемые целой неотрицательной степени суммы двух переменных, имеющая вид ...
  В этот момент в дробный перестук стальных перьев о края фарфоровых непроливаек вмешалось робкое царапание когтей по дереву ...
  - Кто там? А, это ты, Авдей Силыч? Что тебе?- резко обернулся я в полу-оборот к двери. Не терплю, знаете, когда меня прерывают посередь урока.
  - Так, енто... Вас тама Корней Петрович просют...,- в полуоткрытую дверь осторожно просунулась сначала клочковатая борода, а потом и потертая золотая фуражка нашего школьного сторожа.
  - Что, подождать...сколько?
  - Так что шышнадцать минут сорок секунд!- четко отрапортовал наш хранитель времени, подававший своим валдайским звонким, яро-бронзовым колокольцем звонки на перемену.
  - Да! Четверть часа (тьфу ты, Господи! опять эта четверть часа...) что- никак нельзя?
  --Дык... Корней Петрович немедля пожаловать просют, уж извиняйте...
  Хорошо хоть, что не добавил : '...извиняйте, баринЪ'!
  Господи, как меня утомил наш Силыч, причем именно своим псевдо-народным говорком. Ведь он же коренной питерец, и гимназию успел закончить, и в Университет уже поступил... Как же его запугали! ... когда? - в семнадцатом? Или в двадцатом? Или в двадцать втором? Или во время Кировского Потока? Или...Хватит. Даже и в мыслях - хватит.
  - Авдей Силович! - доверительно взял я его за локоть потертой тужурки. - У меня к тебе просьба... Ты ведь помнишь бином Ньютона?
  - Ась?- в ответ мне почти достоверно изобразил свое полнейшее невежество Авдеюшка.
  - Значит, помнишь. Объясни тогда этим тюхам, сделай ты божескую милость, что сие такое. Доходчиво! Вот, девочки! Смотрите! Простой наш советский человек, можно сказать, прямо от сохи! И то - знает. А вы, комсомолки, нет ...стыдитесь. Ну, я быстро...
  Когда я осторожно прикрывал высокую, тяжеленную дверь класса, из него доносился пропитой голос школьного Цербера:
  - А плюс Бе в степени Эн равняется Суммариум от Ка равного нулю до Эн...
  Справится, поди...
   1.
  За окном школьного коридора быстро разливались синие питерские сумерки. Сквозь заметаемое мокрым снежком стекло в дробном переплете было видно, как на набережной Обводного канала уже загорались первые золотистые огоньки...
  Тем не менее, из-за высокой, филенчатой двери приемной директора по-утреннему радостно разносился веселый стальной стук и орудийное лязганье 'Рейнметалла'.
  Я аккуратно, по армейски, поправил чуть сбившийся на сторону свой узкий, вязанный галстук под пристегивающимся целлуилоидным воротничком москвошвеевской сорочки (все-таки, не умеют они там, в новой столице,шить! То ли дело наша родная 'Ленгосгоргалантерея'! Да где ж её купить? В ЦУМе за сорочками такие ломовые очереди стоят...настоящие, классические питерские 'хвосты!'), потом тщательно вытер платочком испачканные мелом руки. Ботинки у нас как? Норма.
  Ну, Господи благослови! Заходим...
  - Здравствуйте, Сарра Исааковна!- на всякий случай уже заранее виноватым голоском произнес я примирительную мантру.
  В ответ наш школьный секретарь, со звоном перебросив направо тяжеленную каретку порожденной сумрачным германским гением пишмашинки, сквозь свои желтые от никотина лошадиные зубы, в которых привычно дымилась смятая 'Беломорина', производства фабрики имени Урицкого, только буркнула:
  - Рот фронт, товарищ учитель! Давай, проходи, там тебя уже давно ждет...,- и мотнула своей шестимесячной завивкой в сторону директорской, обитой черным дермантином двери.
  - Кто меня ждет-то?
  - Конь в пальто!
  - В каком еще пальто?- несказанно удивился я.
  - В кожаном!
  И вправду.
  В кабинете Петровича, на стоящем у стены диване с высокой деревянной спинкой, на котором обычно закатывали глаза в ужасе от предстоящей порки (увы! к сожалению, только моральной! А так хотелось бы иной раз...Ну хоть линейкой по ладошкам! ещё хорошо коленками на горох поставить, под образа, на часочек...) прогульщицы, двоечницы и прочие отпетые хулиганки, теперь расселся мордатый тип в действительно, хромовом черном пальто ...
  Его мокрая, разумеется, тоже черная же широкополая касторовая шляпа лежала на краю двухтумбового, крытого зеленым бархатом дубового директорского стола, по слухам, притащенного в гимназию революционными матросами с самого Певческого моста (там до Октябрьского Переворота размещалось Министерство Иностранных Дел Империи. прим. переводчика).
  - А! Здравствуйте, Валерий Иванович...Вот, с Вами хочет поговорить товарищ...
  - Лацис.- угрюмо представился незваный гость.
  - Товарищ Лацис... из Органов.
  - Из каких органов?- тупо переспросил я своего директора.
  - Из Внутренних. - 'Вот уж действительно, хуже татарина!'- невольно подумалось мне.
  - Ну, я пойду?- как-то робко, не похоже на себя, спросил гостя наш всегда грозный директор. В ответ гость чуть кивнул своей до синевы бритой наголо головой, от чего по ней скользнул электрический блик.
  Когда директор, осторожненько прикрыв за собой двойные двери, оставил на наедине, товарищ Лацис с неуловимой змеиной грацией перетек за директорский стол, уверенно, по-хозяйски открыл роскошный кожаный бювар, подаренный вскладчину Петровичу на пятидесятилетний юбилей, достал из него лист писчей бумаги номер два, взял из высокого малахитового стакана химический карандаш и пододвинул все это на мой край стола:
  - Присаживайтесь по удобнее, Владимир Иванович. И давайте, не торопясь, подробненько, опишите ваши контрреволюционные действия.
  - Никаких контрреволюционных действий я не вел.,- К счастью, мой голос почти и не дрогнул.- И ничего я писать не буду! И вообще, вы сами-то кто будете?
  - Вам же сказали- я из Органов. Внутренних!- внушительно произнес Лацис, слегка удивившись моей тупости. Два раза ему представляться пришлось!
  - Внутренние органы, они ведь разные бывают... Печенка там, селезенка, прямая кишка опять же ...,- плоско пошутил я, испуганный собственной наглостью.
  - Ты что же, вражина, наши славные Органы задницей считаешь?! А работники Органов тогда - кто?! - как Лацис оказался рядом со мной, я так и не понял. Вот, ведь только секунду сидел напротив меня за столом- и вот его желтые тигриные глаза смотрят мне прямо в душу...
  - Какой я тебе вражина?!- еще больше, до цыганского пота, испугался я.- Я советский человек! И НЕ СМЕТЬ со мной разговаривать в таком тоне!
  - А то что будет?- с интересом спросил меня мигом отстранившийся чекист.
  - Уебу стулом.,- доверительно сообщил ему я, сам при этом замирая от смертного ужаса.
  - Ишь ты какой... Смелый, да?
  - Какой уж есть.- пробурчал в ответ я.
  - Н-ну ладно... смелый. У Колчака служил?- резко спросил мой визави, точно нож под ребро воткнул.
  - Да.- глухо и стыдливо буркнул я в ответ, будто был на приеме в кабинете венеролога.
  - Где, сколько времени? ('Будто сами не знают!'- пронеслось в голове)
  - В технической приемочной комиссии...
  - Чего же ты там принимал, белячок? Водочку или коньячок?
  - Гаубицы, системы 'Виккерса', калибра 234-мм. Месяц всего и пробыл.
   - А потом?
  - А потом всю дорогу уже у наших...у красных, то есть.
  - Почему же ты к нашим перешел?
  - Да так. Личное...('Конечно, личное. Там, в Читинской пробке, девицы из Императорского Воспитательного общества эвакуировались да застряли, в том эшелоне...девицы, да. Двенадцать, тринадцать лет, может, больше? Да господам офицерам, освиневшим от ректификата, сие было все равно, сколько тем лет от роду. Пришлось вмешаться. Семь пуль в нагане, минус три благородных золотопогонных господ офицеров... Перейдешь тут. Зато девки уцелели.')
  - Личное, значит... - прищурился недоверчиво Лацис...- В РККА ты где служил?
  - В ТАОНе. (тяжелая артиллерия особого назначения. прим. переводчика)
  - Уволен почему? ('Ну чего он мне душу мотает? Возьми моё личное дело, да почитай!')
  - С маршалом Тухачевским покойным я поспорил...
  - И о чем же?
  - Да он ху... всякую ерунду на трибуне нести начал. Про пушки безоткатные, про пушки универсальные, про полигональные снаряды...
  - А ты?
  - Да что я...встал и сказал- что с полигональными снарядами на Волковом поле (русский артиллерийский полигон. Прим. Переводчика) игрались тридцать лет еще при старом режиме и все без толку, а универсальная пушка- это смесь ужа и ежа, а ...короче, навалились гурьбой, сорвали с меня петлицы и определили сначала на кичу, а потом уж в лазарет. Нашли у меня какую-то эпилиптоидную психопатию (наш консультант, врач-психиатр проф. Яалло Суурманенн, исследовавший представленную нами рукопись, этот диагноз полностью подтвердил. Прим. Редактора).. а потом в запас уволили.
  - О как! А как вы себя сейчас чувствуете?- с видимым интересом спросил меня Лацис.
  - Хорошо. Жалею только, что Тухачевского, разбившегося на аэровагоне (автомотриса с авиационным двигателем и толкающим воздушным винтом. Разработана в Германии проф. Юнкерсом, испытывалась в Советском Союзе. При известной катастрофе аэровагона вместе с Тухачевским погибли несколько высокопоставленных советских политических деятелей, включая Артема (Сергеева), Павлуновского, конструкторов Яковлева и Бекаури. прим. переводчика), кремировали да в кремлевской стене погребли...- сварливо отвечал ему я.
  - Почто так?- искренне удивился чекист.
  - Да если бы он в могиле лежал, я бы ему на могилу бы насрал. А так очень высоко, не достать!- с сожалением покачал головой я.
  - Нет, ну ты точно псих... Органы ты не боишься, могилы обсираешь...,- непонятно чем восхитился Лацис и решительно встал из-за стола - Ну, собирайся.
  - Мне... с вещами? - мой голос предательски дрогнул. Чуть-чуть..
  - Ага. С вещами и на выход.
  Когда я, с руками, привычно скрещенными позади, выходил на покрытый летящим косо снежком школьный двор, Наташа подбежала ко мне и отчаянно схватила за рукав моего 'семисезонного' пальтишка на рыбьем меху:
  - Владимир Иванович! Куда это Вы?
  - Бог его знает, девочка! Может, в Большой Дом на Литейный, а может, прямо в Кресты...
  -Я Вас буду ждать!! Я Вас обязательно буду ждать...
  2.
  Легко обогнав зазвеневший на повороте краснобокий трамвай с двумя прицепными вагонами, черная как ночь 'эмка' взвыла мотором и еще наддала... Господи, куда мы так торопимся, прямо как на пожар? Как голый в баню... Добро бы, а то ведь в тюрьму!
  Эх, эх...дурак я, дурак! Расслабился, рассопливился. Классовая борьба, меж тем, как видно опять обострилась, на манер застарелого люмбаго ...
  Ни чему меня жизнь не учит!
  Вот в прошлый раз, когда я под 'Весну' попал... в смысле, не под время года, а под операцию по очистке нашего Города от бывших офицеров...
  Вызвали меня на Литейный - а я и пришел, такой весь из себя в шелковой полосатой безрукавке, белых брюках и теннисных туфлях...На Острова (Кировские острова- место отдыха ленинградцев. Прим. Переводчика) я прямо от туда ехать собирался, выходной ведь у меня был! Так в этих туфлях я потом до самого СЛОНа и доехал! (Соловецкий Лагерь Особого Назначения, один из самых страшных островов 'Архипелага' GULAG.. Так что на остров автор рукописи в какой-то мере все же и попал .Прим. Переводчика).
  Нет бы чтобы держать под рукой ДОПРовский (Дом Предварительного Заключения. В Советской России тюрем нет. Прим. Переводчика) чемоданчик со сменой белья, зубной щеткой (а лучше взять их две! А то, не дай Бог, уронишь щетку на пол, а ведь поднимать её и зубы потом ей чистить - западло! (смысл слова неясен. Прим. Переводчика) А где щетку потом взять? В лабазе щеток просто не бывает...), зубным порошком, мылом, мочалкой, полотенцем, сухарями...папирос надо взять, ну например, 'Ира', россыпью...хоть я не курю, а на обмен сгодится! Ну, там иголку, нитки - может, цирики (монгольские воины. Почему данное слово употреблено автором в настоящем контексте, не ясно. Прим. Переводчика) иголку на 'вокзале' не отныкают? Кто знает, какие сейчас у нас 'дома' веяния...Бывает и так, и этак... Тапочки еще хорошо 'домашние' взять... Черт, да ведь я даже газетку свежую сегодня не прочитал! Вот, зайду я нынче в хату, а постояльцы - бродяги меня и спросят, что нового в стране и мире? И что я им расскажу? Что соседская кошка давеча у меня в шкафчике кухонного шифоньера окотилась, причем все котята оказались разных цветов?
  Мои горестные размышления прервал тихо сверкавший стеклышками старорежимного пенсне товарисЧ Лацис:
  - Извините, что прерываю Ваши глубокие раздумья, Владимир Иванович, но... А паспорт у Вас, конечно, с собой?
  - Конечно, нет... А нахрена мне его вообще с собой таскать?- удивился я.- Чтобы его потерять где-нито?
  - Ну хоть что-то из документов у Вас собой есть? Пропуск какой-нибудь? Военный билет? - с надеждой продолжал допытываться чекист.
  - Единый Проездной 'Ленгортранса' на трамвай, автобус и троллейбус вам подойдет? Он с моей фотографией! - съязвил я.
   - Мне-то подойдет. А вот дежурным стрелкам ВОХР - это вряд ли! (Военизированная Охрана. Вооруженные формирования вроде нашего SS-кора. Прим. Переводчика) Так что мы сейчас едем к Вам домой, за паспортом! Петренко, давай, поворачивай на Стачек, дом один, второй подъезд.
  - Может, не надо ко мне домой, а, гражданин начальник? У меня жена недавно родила, грудью кормит... Испугается обыска, вдруг у неё молоко пропадет...
  - Да ладно! Что же мы, совсем уж без понятия? Я и заходить к Вам не буду, в коридорчике постою...только Вы уж быстренько, одна нога здесь, другая там, лады?
  - Мажем, (смысл употребленного автором слова не ясен. Прим. Переводчика) гражданин начальник.
  ... Миновав авангардную конструктивистскую башню Кировского райсовета, серой одиннацати-этажной стрелой вонзившуюся в низко нависшие, подсвеченные снизу желтым снеговые тучи, проехав, хрипло гуднув , темное ущелье глубокой арки, сумрак которой не могла разогнать крохотная, убранная в обрешеченный плафон лампочка, черная машина наконец вкатилась в замкнутый краснокирпичный четырехугольник шестиэтажного 'кировского' дома.
  Громко хлопнув лакированной дверцей, я вышел на усыпанный нежно-сливочным снежком асфальт нашего двора. Вокруг меня, и слева, и справа и спереди- приветливо и уютно горели разноцветные абажюры в высоких окнах. И от их доброго, мирного света мне вдруг стало так горячо в груди... так горько...за что? За что меня опять?! На этот раз?!
  'Как, за что?- ответил мне мой же собственный внутренний голос.- За задницу тебя взяли! Как там в той басне говориться:
  - Пришло раз Ге-Пе-У к Эзопу-
  - И хвать его за жопу!
  Вот и тебя взяли. Смешно по данному поводу страдать и посыпать голову пеплом... ведь берут не за что, а почему! Кто может знать? Быть может, настал твой черед, или просто так до кучи подгребли... ведь это же стихия! Смешно обижаться на дождь, разве не так? Так что сиди, мой друг, и предавайся философским штудиям, как истинный стоик...'
  'Как не так!- отвечал я сам же себе.- Коли был бы я один, так и чего Бога гневить? Крыша над головой есть, положняк в шлюмке плещется (непонятное словосочетание. Прим. Переводчика), интересная компания- чего мне еще и желать? А какие в крестовской библиотеке книги! Правда, приносят тебе вместо Сервантеса самоучитель столярного ремесла, сиречь приложение к Библиотеке для чтения: 'Как самому изготовiть домашнiй сервантъ'... но и в этом есть глубокий смысл, да...
  Но... как же жена, ребеночек? Эх, эх...'
   С досады пнув ни в чем неповинный высокий поребрик1, я взбежал по высоким, обледеневшим ступенькам крыльца и с усилием отворил дверь парадного.
  Передо мной открылся привычный глухой холл первого этажа, без единой двери, зарешеченная шахта до сих пор не пущенного лифта, мимо которой убегали вверх и вниз широкие лестничные марши.
  Вверх, это понятно! К жилим этажам, которые в нашем доме начинались со второго... а вот вниз лестница уходила к этажу цокольному, служебному, и на этой лестнице, как кондор, чувствующий падаль заранее, стояла в белоснежном фартуке поверх синей телогрейки наш дворник тетя Капа.
  Завидев товарища Лациса, она истово прогнулась в пояснице и угодливо заглядывая ему в глаза, предложила:
  - Ай понятые для обыску нужны? Мы завсегда готовые...слесаря из ЖЭКТа еще можно кликнуть.
  - Таки не дождешься, ворона!- ласково ответил ей чекист.
  Тетя Капа мгновенно построжела лицом, и поджав губы, пробурчала что-то вроде того, что вот, некоторые бывшие буржуины втроем цельную команту в светлых етажах занимают, а пролетарий опять в темном подвале слезы льет!
  С-с-страдалица. Понаехали тут из Всеволжска, с сапожищами...и никакой это у неё не подвал! Ну, окна в её в служебной дворницкой комнате, верно, подоконником ниже уровня земли, но уж только на самую малость...и нефиг на мою комнату жалом водить! Перетопчется.
  Громко топая и отдуваясь, мы с чекистом забрались наконец на самый верх. С лифтом, оно, конечно, здесь и хорошо! Вид из окна на загородные пейзажи открывается просто изумительный. С лифтом- здесь хорошо. Без лифта- плохо.
  Да кому надо нам лифт пускать? Весь второй подъезд заселил Наркомпрос, ведомство традиционно безответно-безгласное... а потому и бесправное.
  Достав из кармана плоский ригельный ключ, своими бороздками похожий на пилу, я просунул его в замочную скважину и сильно надавил. Замок щелкнул, и высокая входная дверь, своими коричневыми квадратами похожая на плитку шоколада фабрики имени Крупской, со скрипом отворилась... сколько раз давал себе зарок петли смазать! Так и не успел.
  Наша квартира, как обычно, жила в этот вечерний час своей повседневной жизнью. Катался по коридору на трехколесном велосипеде Санёк из первой; стоял, держа под мышкой собственное сиденье для стульчака, в очереди у ретирады одетый в полосатую пижаму Сидор Евграфович из седьмой (а в туалете, уж наверное, сейчас хрипло стонал мучающийся запорами Нестор Петрович из пятой); во всех восьми комнатах громко и радостно звучали из репродукторов звонкие голоса узбекских пионеров, рапортующих о досрочной уборке хлопка (после которой они наконец, в конце ноября, сядут за парты); на кухне кипели кастрюли на всех четырех газовых плитах...
  Я бочком протиснулся мимо Сидора Ефграфыча, учтиво ответив на его церемонный поклон, и осторожно заглянул в свою третью... Анютка, приложив палец к губам, прошлепала кожаными подошвами тапочек мне на встречу:
  - Ш-ш-ш...только что уложила...а ты чего так рано? У тебя ведь сегодня еще в шаромыге часы? (ШРМ. Школа Рабочей молодежи. Прим. Редактора)
  - Так это...- растерянно развел руками я.- Вот, уезжаю...
  Глаза жены испуганно округлились:
  - Уезжаешь? Куда? Зачем? Что, война?
  - Какая война, что ты- постарался успокоить её я.- Это так, ненадолго... в командировку!
  - Знаю я твои командировки! Вот в прошлый раз, тоже сказал, на секундочку в этот серый дом забегу- и все! А вернулся через три года, весь покоцанный...а я тебя тогда как дура до ночи ждала, все не уходила, пока меня милиционер не прогнал...
  - Ну. не волнуйтесь, гражданочка!- встрял чекист.- Может статься, что вашего супруга я сегодня и назад привезу...
  'Ага, ага... знаем мы ваши подходы ментовские! Подпиши здесь и здесь, признание облегчает душу... и увеличивает срок!' - пронеслось у меня в голове.
  - Ладно, девочка моя, просто дай мне паспорт, ладно?
  Жена недоуменно покачала головой, но послушно скользнула в комнату и через пару минут вышла с жестяной банкой из-под довоенного печенья в руках. На крышке был изображен уютный финский городок, похоже, Териоки...вейки на санках детей катают, елка наряженная стоит...рождественская сказка.
  Достав из коробки серую книжицу, она дрожащей рукой протянула её мне...('Всё она понимает! Сердцем чует.'- кольнуло в груди острой иголкой...)
  Лацис перехватил её ладонь и положил мой паспорт в карман своего хромового пальто. Жена от ужаса прикрыла округлившийся в беззвучном крике рот ладошкой...
  Надо её отвлечь.
  - Милая, у нас деньги есть?
  - Что?
  - У нас дома деньги есть?- самым будничным тоном переспросил я.
  - Деньги? Какие деньги...ах, деньги...деньги есть! Рублей сорок...
  - Ну ежели чего, ты в школу к Сарре заскочи, я ей доверенность на получение зарплаты оставлял, она тебе выдаст...
  - Если у вас денег нет, так я вам займу- неожиданно сказал вдруг Лацис и достал из кармана нетолстую пачку синеньких 'летчиков', скрепленную позолоченным зажимом (Государственные казначейские билеты СССР, номиналом в пять рублей, на которых изображен летчик на фоне самолета. Прим. переводчика)
  Жена испугалась еще больше.
  Да и я несколько опешил! Было от чего...
  - Нет, что Вы, что Вы...- залепетала Анюта.- У нас все есть...
  - Чего есть?- удивился Лацис.- У вас супруг на две ставки в двух школах корячится, да еще по ночам магазин 'Культтовары' сторожит. А у вас,значит, с деньгами все в порядке?
  - Аня, не бери у него ничего... Спасибо, гражданин, но мы как - нибудь уж перебьёмся...
  - Гордые, значит? Ну-ну...- непонятно проговорил Лацис, но деньги не убрал, а положил на столик под висящим на стене общеквартирным телефоном.
  Поцеловав наспех Анюту, я поспешил ретироваться...долгие проводы, лишние слезы. А без ништяков я как-нито обойдусь В конце - концов, из 'общего' отмаксают...
  Когда мы уже выходили из парадного, нас догнал запыхавшийся Санек и протянул Лацису пачку его денег:
  - Дяденька! Вы свои карбованцы забыли!- и тут же сунул мне в руку авоську, в которой лежали какие-то газетные свертки и кульки.
  - Это чего, малой?
  - Это Вам, дядя Володя, дядя Сидор на тюрьму дачку подогнал, пока вы с дядей ментозавром (Происходит от слова 'мент'. Полицейские Австро-Венгрии носили ментики, от этого и пошло. Прим. Переводчика) в коридоре базар терли! Ну, удачи!
  Да, это точно дом работников системы народного образования. Ни убавить, ни прибавить...
  
  3.
  Над черными водами Невы, куда с шипением впивались струи то ли дождя, то ли мокрого снега, уже качалась непроглядная ночь, когда мы наконец подъехали на улицу Воинова, дом двадцать пять...
  Однако, против ожидания, черная 'эмка', вместо того, чтобы проехать к высоким, с колючей проволокой поверх, глухим воротам шлюза, остановилась возле высокого крыльца под козырьком витого узорчатого каслинского литья.
  Лацис, сидевший рядом с водителем, решительно поднялся, обдав меня холодом из распахнувшейся дверцы, обошел машину спереди, чернея в беспощадном свете фар, и, нагнувшись к приспустившему боковое стекло водителю, сказал хрипловато:
  - - Поезжай в ГОН (Гараж Особого Назначения УНКВД по ЛО. Прим. Переводчика), а завтра заберешь меня из дому пораньше, часиков в одиннадцать...
  Вот храппаидолы, все у них никак у людей! Ложатся на рассвете, спят до полудня...Денек бы так пожить.
  При мысли о сне рот свела судорога зевоты...Действительно, всю прошлую ночь я бродил дозором вокруг магазина. Лишние сто пятьдесят рублей-то совсем не лишние! По сравнению с шестистами, которые дает мне учительство, прибавка солидная... Ставка, говорите? Да за ставку я бы удавился. Увы. Почасовка, куда там...И то, на осенней тарификации в РайОНО мне влепили второй разряд. Как хочешь, так и вертись.
  -- Владимир Иванович! Выходите, пожалуйста...
  Ишь, ты, какой нежный. Пожалуйста, выйду.
  - - Знаете что, Вы погуляйте здесь, покуда я Вам разовый пропуск не выпишу! Только не уходите далеко. А то гоняйся за Вами потом по всему Городу...
  - - Ладно, я тут подожду. Даю честное слово, что не уйду. А вы не торопитесь. Мне особо спешить некуда!- ответил я.
  Удивительное дело...это что же, чтобы в тюрьму теперь сесть, надо сначала пропуск выписать? Нет, если Страну Советов что-то и погубит, так это бюрократия! ( Верное замечание. Прим. Редактора).
  Проводив медленным взглядом Лациса, исчезнувшего за жалобно брякнувшей доводчиком окованной жестью дверью с круглым глазком, я не торопясь завернул за угол и вышел на набережную...
  Тут же мне в лицо сырой, пахнущий морем и свежим огурцом ветер швырнул холодной призрачной рукой горсть мокрого снежку, немедленно стекшего мне за воротник ледяными каплями...
  Хорошо!
  Хотя, казалось бы, что хорошего в промозглой питерской осени? Когда нога вязнет в ледяной чавкающей каше цвета подсолнечной халвы, которую не успевают убирать трудолюбивые дворники, когда утренние сумерки плавно перетекают в вечерние, когда промозглая сырость пробирает до самой глубины иззябшей души...
  Но по сравнению с тем, что меня ждет...Я пил свежий ветер как божественную амброзию.
  Чем пахнет тюрьма? 'У каждого дела запах особый! Пахнет пекарня тестом и сдобой...'2
  Тюрьма пахнет болью, потаенным, не выпячиваемым на показ страданием, спертым дыханием немытых тел, плохой и скудной пищей, ваксой от сапог конвоя, медным привкусом засохшей крови, прокисщей мочой и сладковатой блевотиной...
  Тюрьма пахнет безнадежностью.
  Так что гуляй, бродяга, дыши...пока есть такая возможность.
  Обернувшись спиной к реке, я отыскал глазами щедро забранное решеткой, полукруглое сверху оконце моей прежней 'хаты'. Вроде она?
  Да, четыреста вторая. Тогда в двухместной камере, в которой при проклятом царизме привольно томилось редко когда двое узников совести, а в основном пребывало по одному- нас набилось двенадцать человек. Так что одну шконку подняли к стене, дабы дать всем место... На второй же шконке мертвым сном спал очередной счастливец, дождавшийся наконец своего часа, а остальные пассажиры в это время ...стояли! Потому что свободного места было, как в трамвае по утрам.
  Да, о том, чтобы в тюрьме посидеть, мы тогда просто мечтали!
  Х-ха...помню, первым делом мне в рот засунули целую жменю хлебного мякиша, с грозным наказом- не глотай! Потому что из него наш умелец непрерывно что-то лепил. Мякиша ему надо было много...зато и скульптуры получались исключительно выразительные! Мальчик с конем, вертухай с дубиналом...как живые. Одно слово, выпускник Академии Художеств. Литерка, КРТД. (Очень плохое словосочетание. Если относительно невинная 'литерка' - буквенное словосочетание КРД- 'контрревоюционная деятельность' грозит просто многолетней отсидкой, то буковка Т- 'троцкистская' - уже оборачивается отсидкой весьма и весьма короткой, заканчивающейся обычно в подвале. Прим. Редактора)
  Рядышком со мной, помню, всегда стоял профессор Нумеров, директор Астрономического Института, германский шпион...Он тогда, летом 1934-того, весьма неосторожно передал своему коллеге, тоже директору, но уже Геодезического Института, несколько оттисков своих еще не опубликованных в Астронавигационном Альманахе статей. Увы, сей дружественный институт находился не в Пулково, а в Потсдаме! И то, что было нормальным и обыденным в 1929-том, стало преступным всего пятилетку спустя...Гитлер к власти пришел, вот оно как! а профессор такой пустячок и просмотрел...Потому что его взгляд был устремлен только к звездам. Да и какая ему была разница, как зовут нового премьер-министра чужой ему страны- Гитлер, Штрассер или вообще Гиндендург? Да и что такое этот Гитлер, в масштабах наблюдаемой нами Вселенной?
  Так вот, бедный Борис Васильевич, член-корреспондент не только АН СССР, но и пары других академий, все выпрашивал у сокамерников хоть какие обрывки бумаги! И на любом клочке- этикетки ли от пачки махорки, упаковки ли глазурованного ленинградского сырка, обертки ли туалетного мыла - все писал, писал, писал...лихорадочно, яростно, торопливо...
  Хотел он успеть обосновать свой метод исследования систематических ошибок звездных каталогов с помощью наблюдений траекторий движения малых планет...Не успел.
  Получил свои десять лет без права переписки и ушел в тьму внешнюю, коридорную... а коридоры в Крестах , увы, всегда кончаются стенкой.
   А тщательно собранные нами клочки бумаги с записями ученого 'галерный' бросил на наших глазах в выносную парашу. Такие дела...
  
  4.
  Тяжелая и горячая ладонь ( 'Как тяжело пожатье каменной десницы!') опустилась мне на левое плечо...
  - Смотрю я на Вас, Владимир Иванович, и каждый раз вижу погруженным в глубокие думы... А по мне- думай, не думай - обезьяну не выдумаешь. Вот, держите!
  И Лацис протянул мне серенькую книжицу паспорта со вложенным в неё листом розовой бумаги, наискось перечеркнутым красной полосой.
  Потом добавил ехидно:
  - А паспорт-то у Вас, извините, 'минусовочка'...(Запрет на проживание в столицах. Прим. Переводчика) Как вы с такой ксивой (документом. Прим. Переводчика) вообще сумели в Городе-то прописаться?
  - Очень просто. Пришел после лагеря в РайОНО, спросил - не нужны ли учителя? Да и зашел-то я туда, ни на что не надеясь! Потому как середина учебного года, все ставки заняты...на мое счастье, в сорок пятой школе как раз кого-то...э-э-э...
  - Помню-помню. - Тонко усмехнулся Лацис. - Проходили у нас учителя по делу лево-право-троцкистского блока! (Не шутка! Был именно такой процесс, над блоком с таким оригинальным названием. Прим. Переводчика)
  - Вот. Не было бы счастья, так чужое несчастье помогло...где завучу посреди года учителя взять? Позвонили из отдела в райком, оттуда отнеслись в паспортный стол, и меня в порядке исключения...вот я с и вами!
  - М-да. Много у нас еще формализма...Ну, милости прошу к нашему шалашу!
  Показав на вахте свой пропуск очень милой женщине с добрым крестьянским лицом, одетой в серую вохровскую гимнастерку и вооруженной только помятым медным чайником, из которого она, не особо обращая на нас внимания, старательно наливала кирпичного цвета чай в граненый, мутного стекла стакан, я в сопровождении моего Вергилия вступил под высокие своды Крестов.
  Однако, против ожидания, Лацис свернул не налево, к 'сборке' и 'вокзалу', а по длинной, с синими кафельными плитками на стенах галерее довел меня до высоченной, от гранитных плит пола до самого потолка, решетки, преграждавшей, как я понял, выход во внутренний двор.
  Стоящий у решетки часовой - на этот раз с винтовкой, с примкнутым трехгранным клинком, отдал нам честь, внимательно обшарив цепким взглядом не только меня, но и моего спутника. Причем удостоверение Лациса он изучал даже пристальней, чем мой паспорт.
  Лязгнув, за нашими спинами закрылась дверь в галерею. Перед нами у выхода наружу вновь стоял часовой, на этот раз в 'богатырке' с опущенными клапанами, застегнутыми на шее. Наколов мой пропуск на острие штыка, он пропустил нас мимо себя...
  Что это за новации такие?- удивился я. Потому что тюремный двор, который я за время следствия частенько наблюдал из окон коридора, пересекала высокая стена из плотно, без единой щелки, пригнанных друг к другу заостренных сверху деревянных плах ... В моё время её не было!
   Из-за забора доносился странный механический рокот, как будто здесь (в Крестах?!) запускали аэропланный мотор...
  Перед калиткой, обочь которой стоял покрашенный в уставной цвет грибок часового, под которым возвышался боец в роскошном тулупе, чекист доверительно взял меня за рукав:
  - Владимир Иванович, Вы человек взрослый, засиженный... так что я Вам особо и напоминать ничего и не стану, но, всё же...
  - Уже.
  - Что 'уже'?
  - Я уже ничего не вижу, не слышу, да и вообще- меня здесь нет и никогда не было! А если я где и был, то в этот момент спал.
  - Н-ну ладно...однако подписку я с Вас все же возьму, не возражаете? В рабочем порядке...
  - С меня уже брали, когда я на 'большую зону' (то есть на коммунистическую 'свободу'. Прим. Переводчика) из 'зоны малой' выходил.
  - Да о чем же?
  - Все о том же. Я ничего не видел, не слышал...
  Лацис пренебрежительно махнул рукой:
  - Да что Вы могли видеть-то? У Вас же была совсем жалкая литерка, СОЭ (Социально-опасный элемент. По ней подвергались репрессиям представители паразитических классов, враги трудового народа, такие как, например, проститутки, тем не менее, не представлявшие никакой опасности для большевиков. Прим. Переводчика), всего-то три годика... Небось, весь срок на одной ножке простояли?
  - Ага, примерно так, гражданин начальник, всё и было...
  ...Когда нас глубокой осенью пинками и прикладами высадили из телячьих вагонов на станции Кемь Кировской железной дороги (несколько серых, исхлестанных злыми ветрами 'финских' домиков посреди уходящей к горизонту унылой холмистой лесотундры, над которой тяжело висели набрякшие ледяным дождем свинцово- серые тучи), моя левая нога, обутая в когда-то щегольскую теннисную туфлю, мигом по щиколотку провалилась в набрякший ржавой водой мох... Её мгновенно охватил свирепый ледяной капкан, вырывая из которого ногу левую , я мгновенно провалился в огненно-ледяную яму ногой правой, но зато по колено...Причем эту ногу я вытащил из ямы уже босой - в одном рваном на пятке носке. Туфлю же с утробным чавканьем засосала ледяная, серая глина.
  Увы, достать утопшую туфлю я не сумел- потому что на мою согнутую спину тут же обрушился окованный приклад карабина.
  Свой же брат, зека (Заключенный каналоармеец. Каторжников в СССР нет. Прим. Переводчика) зека-'самоохранец', одетый в черный лагерный бушлат с красной повязкой на рукаве, с видимым удовольствием отрабатывал свою 'сучью' пайку. Действительно, это же не балансы катать! (Баланс- это оцилиндрованное бревно, поставляемое из Совдепии на экспорт в страны демократии и тоталитарную Германию. Прим. Переводчика). Все легче...вообще, я заметил, что чем лагерная работа грязнее, тем она физически легче. Вот, например, что легче поднять - лопату дерьма или лопату гранитного щебня? Вот то-то и оно. Впрочем, я всегда выбирал щебень.
  Но, тогда нам размышлять о высоком особо не дали. Выстроив нас возле путей, начальник конвоя, тоже зека, но социально-близкий, из репрессированных за излишнюю жестокость гепеушников, доходчиво пояснил, проведя первую, ставшую потом традиционной, санацию (это когда 'бугор' идет вдоль строя, и каждому десятому без злобы, просто чисто для порядка, врезает, пуская кровь, по сопатке черной кожаной перчаткой, в которой зашита свинцовая гирька) что здесь власть уже не Советская, а Соловецкая!
  Потом нас бегом погнали по усыпанной серым диабазовым гравием 'Виа долороза' (улице Электрификации. Прим. Переводчика) к серевшему за оплывшими, как погасшие поминальные свечи, серыми холмами ледяному морю, где уже дымил тонкой трубой современный челн Харона, темно-серый пароход из островной флотилии с характерным именем 'Глеб Бокий' (Известный чекист, сведения о котором исчезли из советской печати с середины тридцатых годов. Прим. Переводчика)
  А пока нас по одному пересчитывали, шмонали и загоняли в трюм, предварительно для бодрости хорошенько оттрюмив (Слово неясно. Прим. Переводчика) самыми настоящими дрынами, остальные, ожидая своей очереди на посеревшем от горя и злых слез дощатом причале, по приказу начальника конвоя , чтобы ему пусто было... Да. Стояли. На одной ножке, ага... А кто уставшую ногу опускал, тот мгновенно имел все основания об этом пожалеть.
  ... Пройдя вслед за товарищем Лацисом в огороженный забором двор, темноту которого рассекали ослепительные лезвия совершенно лагерных прожекторов, я увидел посередь двора странный механизм, который и издавал загадочный рев...
  Это была приземистая автомашина, поверх которой размещалась решетчатая конструкция из полутора десятков стальных рельс, под небольшим углом возвышавшихся от кузова к капоту. Судя по наличию маховиков, конструкция могла вращаться и подниматься на заданный угол, как пожарная лестница.
  Автомобиль периодически взревывал, но оставался на месте- прежде всего, видимо, потому, что не имел колес, а лежал днищем на брусчатке. Кроме того, было очевидно, что колес у него даже не было и предусмотрено, или они были очень тщательно замаскированы внутри корпуса, но только зачем?
  Вокруг открытого капота автомобиля сгрудились трое молодых мужчин в серых шоферских комбинезонах, а трое выводных в привычной вохровской форме дымили папиросами поодаль. Внезапно один из людей, одетых в комбинезоны, полуобернувшись, крикнул, перекрывая рокот мотора:
  - Эй, ты, попка! Подай-ка мне ключ на двенадцать!
  - Не положено.- Солидно отвечал один из надзирателей. - И потом, я занят!
  - Что же ты делаешь?- удивился спросивший.
  - Тебя охраняю!
  Усмехнувшийся Лацис, проходя мимо разложенных на брезенте инструментов, нагнулся, поднял гаечный ключ и ловко швырнул его прямо в руку странному заключенному.
  - Спасибо, гражданин начальник...Вася, готов? Тогда все от винта!
  Машина взревела еще сильнее... А потом, вдруг ненамного приподнявшись в воздух, развернулась вокруг своей оси и плавно, очень медленно, как во сне, поплыла мимо нас...
  - Что это?- ошеломленно спросил я чекиста.
  А...- махнул он рукой. - Это катер на воздушной ...э-э.. перине, что ли? Конструкция инженера3...
  (Дальше в рукописи пропущена, видимо, целая страница текста. Вообще, время от времени автор использует вполне метафизические образы, ничего не имеющие общего с действительностью. Прим. Редактора.)
  
  5.
  
  ...пускать не велено! Совещание у них! - голос перекрывшего нам дорогу охранника был сер и скучен, однако совершенно непреклонен.
  - Э-э...давно совещаются? - с надеждой спросил Лацис.
  - Уж третий час, как почали! - солидно ответствовал могучий, как цирковой борец, вохровец, несокрушимой трупердой4 стоящий у притолоки ...
  - О чем хоть речь-то?
  - Да-а...мабудь, сызнова про ушаковскую ЛПЛ толкуют.
  - У-у-у...- с сожалением протянул чекист.- Тогда, это надолго! Пойдемте, что ли, Владимир Иванович, я Вас чем-нибудь займу...
  Когда мы шли вдоль длинного ряда дверей, совершенно не похожих на двери тюремных камер, я осмелился и спросил:?
  - А что это такое - ЛПЛ?
  - Это Летающая Подводная Лодка, конструкции воентехника первого ранга Ушакова, вредителя5...- как видно, пошутил в ответ мне чекист. Очень надо! Не хочет говорить, его дело...меньше знаешь, дольше будешь.
  Внезапно слева от нас неслышно отворилась дверь, и в коридор вышел из неё сухощавый, подтянутый мужчина, на котором синий халат сидел, как гвардейский парадный мундир, то есть как лайковая перчатка на холеной руке...
  - А! Вершинин!- обрадовался чекист.- А что же Вы не на совещании?
  - Виноват, гражданин начальник! - щелкнул каблуками Вершинин, поприветствовавший нас четким кивком головы, совершенно по-уставному отдавая честь без головного убора. - Но по моей части вопросов там нет, сейчас там все больше моряки и летчики спорят, какие именно двигатели на лодку ставить:АМ-34 или подождать уж авиадизелей Чаромского, АЧ-2? Летчики стоят за карбюраторные, а моряки кивают на то, что у них с соляркой дела гораздо проще...
  - Ну и ладушки... а ведь я вам командира орудия привел! - радостно стказал Вершинину чекист.- Ловко, да? Горвоенком в голос рыдает, что у него таких военспецов нет, а в НКВД, как в Греции, всегда всё есть! Держите!
  И, заметив, как вытянулось у меня лицо, участливо спросил:
  - Что, не по Сеньке шапка?
  - Так точно...- с легкой презрительной гримасой ответил я. - Фейерверкер- это унтерская должность, ну, в крайнем случае, крутом как пшенная каша, фельфебельская...
  - Ошибаетесь. Были и такие орудия, которыми подполковники командовали!
  - Я таких орудий не знал-с! - парировал я.
  Вершинин внимательно посмотрел мне в глаза и спросил на манер Остапа Бендера, посетившего собрание 'Союза Меча и Орала':
  - Вы в каком полку служили?6
  - Лейб-Гвардии Его Императорского Величества Тяжелый Артиллерийский Дивизион.- с достоинством ответил я.
  - Какая система?
  - Шестидюймовая осадная пушка обр. 1877 года в 190 пудов, модернизированная, с компрессором Дурляхова.
  - Того самого, который хер потерял? - по-артиллерийский пошутил Вершинин (Русский генерал Дурляхер, с началом Великой войны, изменил фамилию на Дурляхов, что в очередной раз подчеркивает врожденную ксенофобию 'ruski'. Прим. Редактора)- Что заканчивали?
  - Два курса Университета, физмат. Потом- Михайловское, ускоренный выпуск, с отличием. Выбрал Гвардию..
  - Последнее звание в старой армии?
  - Штабс-капитан.
  - Не слишком ли Вы были молоды для четырех звездочек?
  Я пожал плечами:
  - Немцы помогли! Пришел на КОВ7, а как убили СоБа8- стал СоБом...(непонятные слова. Прим переводчика)
  - Награды?
  - Как у всех 'Клюква' (Орден Св. Анны четвертой степени. Прим. Переводчика), Станислав третьей да Владимир четвертой, все с мечами...(Про золотое Георгиевское оружие я скромно промолчал, потому что- право слово! так и не понял, за что конкретно его мне дали. Батарейные остряки шутили - за то, что я очень хорошо и даже мило смотрелся в кинохронике Патэ.)
  - Ну-ну...зайдем.
  Мы вошли в комнату, похожую на монашескую келью. Стоящий посреди неё стол был завален какими-то чертежами, схемами, эскизами...
  Вершинин решительно сдвинул в сторону весь этот хлам, вручил мне вытащенную из нагрудного кармана вечную ручку с золотым пером и сказал:
  - Вот Вам задача...Координаты цели 47-12, 28-03, Оп -47-44, 28-12, ОН тридцать три -ноль, высота места цели 220, ОП-202, рассчитать ДЦТ, доворот от ОН...время пош...
  - Одиннадцать двести, шесть- шесть-ноль! (Полная чушь. Как сообщил нам наш консультант, полковник артиллерии М. Суомолайнен, решить такую задачу в уме просто нереально. Прим. переводчика)9
  Мой непрошенный экзаменатор взял лист бумаги, поскрипел перышком, хмыкнул:
  -Ну-ну, лихо...Так. Цель - шоссе шириной десять метров, ВД- двадцать, плоскость стрельбы строго перпендикулярна фронту цели, получены наблюдения ЗР: три недолета и перелет. Определить вероятность попадания!
  - Девять процентов...
  - Э-э-э... это как?! Тут же шкалу рассеивания чертить надо...
  - Зачем? У меня воображение есть...10
  - А в голове у Вас что, арифмометр?
  - Никак нет. Полено, к тому же дубовое...(Намёк на 'Столик Поллена'. Прим. Переводчика)
  Вершинин внимательно посмотрел на Лациса:
  - Посмотрим, посмотрим...но вроде ничего, нам похоже, пойдет. Вундеркинд...
  
  6.
  
  - А вот у нас на хуторе хозяин, прежде чем нас, батраков, нанимать, сначала кормил, да и смотрел, как человек ест!- довольно потирая руки, ступил в разговор скромно до этого молчавший в уголке товарищ Лацис. - Мол, если он ест быстро и аккуратно, хлебушек зря не крошит, а в горсть крошки собирает и в рот сыплет, значит, так же аккуратно и пахать будет! Так что давайте-ка я Вас сейчас сначала покормлю!
  Вспомнив тюремную баланду, я с омерзением передернул плечами:
  - Спасибо! У меня все есть...- и показал чекисту авоську (Плетенная сетка, которую жители Совдепии постоянно носят с собой- авось что и удастся случайно купить! Прим. Переводчика) с тормозком (непонятное слово. Прим. Переводчика), которую мне наспех собрал добрый сосед. Помятуя о том, что запас карман не трет, а жулья в тюрьме больше, чем на Сенном, я ни на секунду не выпускал её из рук.
  - Да Вы не беспокойтесь, у нас кухня своя, особая...- успокоил меня Лацис, - я и сам из их котла столуюсь!
  ('Ну, ну- подумал я.- Знаем мы эти дела, плавали! Приходит на кухню ДПР пробу снимать, а баландер в белом колпаке уже выносит ему серебряную миску, в которой ложка стоит и свининки полфунта плавает...Тоже, из арестантского котла. Якобы...')
  Однако, местная столовая даже по внешнему виду произвела на меня самое отрадное впечатление. Столы были покрыты белейшими, хрустящими от крахмала скатертями, на столешнице сверкали нержавеющей сталью приборы, и даже со столовыми ножами!11
  Очень милая официантка, в кружевном фартучке поверх серого тюремного халата, изрядно укороченного, так, чтобы продемонстрировать пару стройных ножек в тоненьких фильдеперсовых чулочках, с блокнотиком в руках, нежно прощебетала:
  - Добренький вечерок! Чего изволите из салатиков? Есть бускетта с помидорами и базиликом, баклажан по-пармски с ветчиной, руколла с лисичками...
  - А человеческой еды у вас нет?- осторожно спросил её я.
  - Ольвье есть!- презрительно фыркнула носом подавальщица.
  - Вот! Оливье и несите...- распорядился Лацис.- Побольше, сразу на троих.
  - Так вам что, нести целый тазик?- уточнила ехидно официантка, насмешливо блеснув золотой фиксой.- А из горячего чего будете? Остались только телячья печень по-венециански, салтимбока с картофельным пюре, домашние котлетки...
  - Хватит!- взмолился Лацис. - Вот, котлетки и несите! Побольше...
  - Чего побольше?- уточнила девушка.
  - Всего побольше. И чаю, прямо в чайнике. И хлеба?
  - Вам какого хлеба- нашего фирменного, горячего фокачо?
  - Нам бы черного...Нет, надо повара менять. - с уверенностью констатировал Лацис.- Повар, знаете, у нас здесь из бывших шпионов, он до ареста в итальянском генконсульстве работал. Там и набрался всяких безобразий...Хорошо хоть, эту самую, как её... пиццу, перестал печь! А то сварганит не пойми что- пирог, не пирог?... навалит туда все, что под руку попало, и как это можно было потом кушать? Или одними макаронами душил... Паста, говорит, паста!...А то я не знаю, что такое паста. Паста- она в тюбике...Ей зубы чистят!
  Пока мы смотрели вслед ушедшей на кухню официантке (а зрелище того стоило! Как же некоторые барышни умеют интенсивно кормой вертеть! Влево-вправо, влево-вправо, раз-два, раз-два!) Вершинин, задумчиво вертевший в своих тонких, аристократических пальцах вилку, несколько смущенно спросил меня:
  - Э-э... а все же, извините меня, старика...но как Вам удалось мою первую задачку решить? Без логарифмической линейки, в уме?
  - Да, ерунда...- смущенно ответил я. - Тангенс угла отклонения я в уме вычислил, а таблицу десятичных логарифмов я наизусть знаю...Выучил.
  - Но ЗАЧЕМ Вам это было надо? - изумился старый артиллерист.
  (...Зачем... Когда человека, связав 'салазками', так , что его пятки прижимаются к затылку, спускают по обледеневшей лестнице с Секирки ( Секирная гора, она же Голгофа - крутая возвышенность на Анзерском острове Соловецкого архипелага. Прим Переводчика), это - лютая смерть...Хуже неё - только когда раздетого до исподнего зэка привязывают летом на болоте, 'на комарика'. Тогда смерть приближаться будет гораздо дольше...Мало кто на болоте умирал, не сойдя предварительно с ума.
  Но уморить на Соловках могли и не прибегая к таким экзотическим способам.
  Например, отправив в кандей. (Карцер. Прим. Переводчика).
  Всего лишь на одну ночь! Чего уж там, всего-то не струганные нары, из одежды- солдатское бязевое белье...Только вот в окне, кроме решетки, ничего нет! Летом оно бы и ничего, только вот ледяная вода под ногами плещется. Зимой эта вода замерзает.
  И ты замерзнешь, если присядешь хоть на минутку! Присел, значит уснул. Значит, утром твой мерзлый труп вытянут и сложат под башню, в штабель, до весны...
  Вот я и ходил из угла в угол, босиком по льду, всю ночь. От стены, покрытый потеками желтого от мочи льда, до стены, покрытой искристо сверкающей даже под тусклым светом семисвечовой лампочки изморозью. А чтобы не уснуть, учил наизусть таблицу десятичных логарифмов, которую мне вертухай в кормушку подкинул- мол, образованные без чтения скучают...)
  ...- Да так!- грустно ответил я Вершинину. - От скуки выучил...
  - И еще вопрос.- на этот раз Вершинин смотрел на меня тяжелым, немигающим взором.- Вы у красных ... мн-э-э ... воевали?
  - Да, пришлось.
  - Где?
  - Восточный фронт.
  - Значит, встречаться в бою нам с Вами не доводилось... И слава Богу! Я-то сам у Антона Ивановича (Деникин. Прим Переводчика) был, с самого начала и до самого Новороссийска... И что же, Вы и награды от красных имеете?
  - Никак нет. Оказался недостоин. Да если бы и вручили- я всё одно считал бы невозможным носить знаки отличия за участие в братоубийственной Гражданской войне...
  - Ну, ведь Добровольцы орден Св. Николая нашивали, и еще Кресты за Первый Поход...
  - Постойте, постойте...,- очень удивился Лацис.- Как же это, Вы сказали, 'оказался недостоин'? Вам же, Валерий Иванович, в двадцатом вручили Почетное революционное оружие, пистолет системы Браунинг номер семь, от лица РВС Республики?
  - А я его потерял.
  - Как же это Вы, батенька...,- довольно поцокал языком Вершинин.- А вдруг его дети бы нашли?
  - Не нашли бы. Я его над омутом обронил...,- издевательски усмехнулся я.
  Вершинин еще немного помолчал, пожевал сухими губами, потом спросил, чуть понизив сострадательно голос (видно было по всему, что он уже ко мне был душевно расположен):
  - Вы ведь, штабс-капитан, верно, были насильно мобилизованы? М-нэ-э... Полагаю, у Вас комиссары семью в заложники взяли?
  - Никак нет. Перешел к красным добровольно.
  Вершинин выпрямился на стуле, сухо сказал, без всяких эмоций:
  - Извольте объясниться.
  - Господин...
  - Подполковник.
  - Слушаюсь. Господин подполковник, известен ли Вам чисто технический термин: 'смазать рельсы'?
  - Это что-то...железнодорожное?
  - Так точно-с. Это берутся пленные красноармейцы, человек двести-триста, и приколачиваются к шпалам...
  - Как это - приколачиваются?- не понял меня Вершинин.
  - Гвоздями-с. Пробитыми сквозь руки и ноги. Так, чтобы тело лежало на рельсах. Лицом вверх. Потом в рубку паровоза поднимаются господа офицеры и пускают машину. Медленно так, медленно... Чтобы люди все видели, слушали ХРУСТ и крики, осознали, что с ними делают... Кто из красноармейцев сумеет с мясом и обрывками костей вырвать конечности и выскочить из-под колес, тех потом не убивают. Смеются- мол, это их Господь спас...(Грязная коммунистическая пропаганда. Прим. Редактора)
  - Вы что же, ЭТО сами видели?- брезгливо спросил меня подполковник.
  - Никак нет! Я хоронил ТО, ЧТО осталось...на протяжении трехсот метров.
  -Ну-ну... красные ведь тоже не отличались евангельской кротостью. В 'капусту' нас рубапи...(По словам нашего военного консультанта, кап. жандармерии Х. Ирмолайнена, 'рубить в капусту' - это присущий только диким 'rusci' зверский способ расправы. Означает он следующее. Казнимого привязывают под мышки и невысоко подвешивают над землей, так, что можно легко крутануть жертву. Русский 'kazak' берет шашку и наносит жертве легкими секущими ударами сверху вниз по бокам, спине, животу увечья, так, что пласты мяса и кожи повисают, как капустные листья. Обрубаются нос и уши, пальцы рук и ног, из надрубленного живота медленно выползают кишки...Прим. Редактора12)
  - Добровольцы знали, на что шли, господин подполковник. А вот как расправлялись колчаковцы с русскими мужиками? С калеками Империалистической, стариками, детьми? Людям загоняли оглобли в задний проход, четвертовали, кастрировали, сдирали кожу...войдешь в село, а там ...Вырванные глаза, обрезанные уши, обгорелые ноги, прибитые к бревну над костром (Грязная коммунистическая пропаганда. Прим. Редактора). Как казнили женщин, я уже умолчу...
  - От чего же?- ледяным голосом спросил меня Лацис. - Расскажите. Господину подполковнику будет полезно послушать...
  - Извольте. Просто изнасиловать, потом отрезать груди и гениталии- это было милой шалостью! Колчаковцы любили, пригвоздив мать к стене дома, у неё, еще живой, на коленях заживо распилить её детей...Еще любили, изнасиловав девушку, вырвать ей глаза, отрубить пальцы и запихнуть всё это в глотку её жениху...А особенно любили делать это с семейной парой! При этом самый цимес, если жена беременная. Тогда можно было, аккуратно вырезав плод, скормить его на глазах мужа собакам, а то, поджарив, запихать в рот отцу, клещами разомкнув ему зубы13...(Грязная коммунистическая пропаганда. Прим. Переводчика и Редактора)
  - Извините.
  Побледневший Вершинин стремительно поднялся и вышел из-за стола.
  Чё-то и мне котлет кушать расхотелось...- с сожалением произнес Лацис.- Но мотивы Вашего вступления в РККА мне теперь стали гораздо, гораздо понятнее!
  
  7.
  
  'Финнлянди-а, Финнланди-а...
  Маннергейман - линья оли вастус ангарра!
  Молотофф эйсайно это кайно: Черт возьми!
   Чухна альто дача мейто крайне эс томи!
  Нет, Молотофф! Нет, Молотофф...'14
  (В обратном переводе с ломанного тупым 'rusci' человеческого языка:
   'Финляндия, Финляндия...
  Ты создала неприступную линию Маннергейма!
   Очень сильно расстроился Молотофф:
  Проклятые финны! Они не дают на своей земле мне построить дачу!15'
  Прим . переводчика.)
  
  ...Из электропатефона, произведенного дружественной Советскому Союзу фирмой 'Телефункен', доносились веселые разухабистые звуки заграничного джаз-оркестра.
  На письменном столе, застеленном газетой ОГПУ 'Красный Ворон' (Шутка. Это я Михаила Булгакова 'Роковые яйца' цитирую. Уважаю Михаила Афансьевича! Помню, чтобы достать билет на 'Дни Турбиных', я перед МХАТ двое суток в очереди стоял. Наш он брат, артиллерист. (На самом деле, военный доктор. Прим. переводчика) застеленном многотиражкой 'На Страже Балтики!' Краснознаменного Балтийского Флота, лежали :
  наструганный неровными шматками кусок старого, желтого, как свечка, сала, обсыпанного крупной серой солью;
  наискосок взрезанная финкой с наборной рукояткой буханка Ржаного хлебушка, за семьдесят копеек;
  очищенная сизая головка репчатого лука;
  распотрошенная тарань, с тщательно выломанной бессовестным чекистом икрой;
  две карамельки 'Раковая шейка'.
  Возглавляла натюрморт вытащенная Лацисом из сейфа бутылка армянского коньяка марки 'ОС', с выдержкой тридцать лет, заложенного в дубовые бочки еще купцом Шустовым в преддверии трехсотлетия дома гражданина Романова.
  Мы с чекистом мирно ужинали и беседовали о геополитике...
  -- Но скажите мне на милость, чем вам Финляндия-то не угодила? Нет,я - конечно, все понимаю. Мрази еще те! Как вспомнишь Выборгскую резню, когда финские 'лахтари' аккуратно расстреливали всех русских подряд, и красных, и белых...(Гнусная русская пропаганда. Прим. переводчика) Но, кроме финнов, что, у на нет больше добрых соседей? Вот, например, эстляндцы... Юденич им независимость завоевал, а они в благодарность его армию в концлагеря загнали, где господа офицеры благополучно от тифа и перемерли...(Гнусная русско-коммунистическая пропаганда. Прим. переводчика)
  -И до эстляндцев доберемся, дайте нам только срок...- махнул рукой пьянеющий на глазах лифляндец Лацис.- Какая в попу разница - те чухна белоглазая , и те тоже чухна... Вот только до Нарв...ик...
  - Что до Нарвы?
  - Н-ну Вы же артиллерист... Какая дистанция от Белоострова16 до Нарвской заставы?
  - А мне на далекую Нарвскую заставу насрать... я у самой Московской живу! А во-вторых, откуда у финнов тяжелая артиллерия?!
  - У финнов тяжелой артиллерии нет. А вот у англичан - есть.
  Я потер руками лицо, мгновенно трезвея:
  - Что, так серьезно?
  - Серьезней некуда. Хуже, чем в 1927 году17! Финны ведут себя как сопливый мальчишка, задирающий здорового мужика... причем этот мальчишка знает, что у него за плечами стоит целая кодла гопоты...
  - А что, англичане так любят финнов?
  - Преимущественно раком... На финнов англичанам, собственно говоря, насрать. Хотя... как сказать! Никель, марганец, двадцать целлюлозных заводов...
  - А это- порох...
  - Ну да! Еще и лес... Но это все ерунда. Наши эксперты полагают, что англичане подпишутся на ввод войск в Финляндию, с целью её якобы защиты от СССР и Германии, только для того, чтобы оккупировать попутно Швецию!
  - А что, Швеция им так сильно нужна?
  - Да нахрен бы она кому вообще сдалась! Если бы не железнорудные месторождения Кируны, если бы не шведская шарикоподшипниковая промышленность! Оккупируй англичане Швецию- и завтра же погаснут доменные печи Рура и в Германии все перестанет крутиться...
  - Да на что нам фашистская Германия?! И пусть себе сливает воду!
  - Да нам Германия нужна только как противовес Антанте! Не будь немцев, на нас завтра бы дружно навалились... плутократы. А пока они завязли в очень странной позиционной войне, потихоньку нас с немцами стравливая...
  - А кто для нас хуже- немецкий Антикоминтерновский Пакт или англо-французский Союз?
  - Для нас? Оба хуже.
  Продуктивную беседу нарушил телефонный звонок.
  Лацис, не вставая, потянулся к аппарату :
  - Але... нет, это не квартира. Это вообще-то, тюрьма... Кто говорит?! Да, он здесь...
  И, протягивая мне трубку, чекист с удивлением произнес:
  - Валерий Иванович, но это, похоже ...Вас!
  Недоумевая, я прижал теплый эбонит телефона к относительно здоровому левому уху (Правое ухо у меня вообще не слышит. Стоход18, контузия... Помню, на Соловках, старый военный лекарь, прижав холодную блестящую штучку к моему уху, все бормотал: 'Ох, не нравиться мне Ваша, сударь, барабанная перепонка...тем более, что её, судя по всему, там и нет!')
  - Але! Это кто?
  - Это я...
  - Аня?! Как ты до меня дозвонилась?
  - Да вот так... с этого телефона какая-то твоя новая профурсетка мне позвонила и сказала, что ты задержишься, по делам! Да только наш Нестор, он же физик! И давно приделал к нашему аппарату такую свою штучку с механическим цифровым табло, которое номер определяет, откуда последний раз звонили! (Как утверждает наш консультант, инженер доктор Ц. Устиллипукки, на Ленинградском Оптико-механическом заводе проводились в середине тридцатых годов многочисленные разработки механических приборов для вычисления координат...вероятно, на их основе и могла бы быть исполнена подобная разработка, но - увы! маниакальная секретность Советов не позволяет ничего утверждать достаточно точно. Прим. Редактора19)
  - А...да, помню, что-то такое он мастерил на кухне .. а что, разве его АОН (непонятное слово. прим. переводчика) всё-таки заработал?
  - Заработал, заработал, не сомневайся, милый... Так ты где?- голосок Анюты источал нежнейший яд.
  - Э-э-э... я в Крестах...
  - И у вас там, слышу, веселенькая музычка играет, да? И ты вроде как ...пьяный?
  - Да ты что! - лицемерно возмутился я.
  - А ну, не ври мне!! Я тебя насквозь вижу!! В тюрьме он, скажите?! Да что ты меня за дуру-то держишь?!
  - Анечка, солнышко, не заводись...
  - Я тебе не заведусь! Ты у меня сам, кобелина, заведешься и без порток побежишь! ...Ну ладно... П-п-пей.(Произнесено это было ей как 'Ёшь твою мать!' У Анюты и отец, и оба дядьки- потомственные питерские алкоголики, то есть, тьфу, пролетарии...Хотя, это наверное одно и тоже. И она очень болезненно относится к употреблению мною горячительных напитков). Смотри там, если сильно пьяный, то лучше домой не ходи, у своего приятеля и заночуй, а то у нас во дворе хулиганья развелось, как грязи. Но...
  -Что, родная?
  - Ежели я узнаю, что ты был у какой-нибудь прости господи... я ей, шалаве, все волосы выщипаю! И даже на голове!!! А тебя я просто убью! Смотри у меня...
  - Да, родненькая... уф.- осторожно, будто хрустальную, я положил трубку на рычаг аппарата.
   - Жена?- с изрядной долей солидарности спросил меня Лацис.
  - Угм. Да зачем Вы домой мне звонили, да еще через какую-то даму?!
  - Да я хотел Ваших домашних успокоить, вот и попросил секретаршу...
  - Спасибо. Успокоили. Особенно ваша секретарша помогла: 'Да он уже совсем скоро домой пойдет! Уже практически выходит, по крайней мере, из меня...'
  - Слава Труду, что я холостой!- искренне перезвездился товарищ Лацис. А потом участливо накапал мне еще сто пятьдесят капель...
  После того, как коньяк теплой, ароматной волной прокатился по душе, Лацис встал и вдруг достал из-за шкафа предмет, который я менее всего ожидал увидеть в кабинете гепеушника...
  Гитару.
  Склонив бритую голову на обтянутое коверкотовой гимнастеркой плечо, он взял несколько аккордов, помолчал, уставя невидящий взор куда-то в пространство, а потом довольно приятным баритоном вдруг запел:
  "Ты валялся в крови
  На вонючей соломе,
  Ты водил эскадроны
  Сквозь вьюги и зной,
  А теперь оступился
  На трудном подъеме
  И отдал якоря
  У порога пивной.
  
  Для того ли тебя
  Под знаменами зарев
  Злые кони-текинцы
  Носили в степи?..
  Разве память утопишь
  В ячменном отваре?
  Разве память солдата
  Вином усыпишь?
  
  На могилах друзей
  Шелестит чернобыльник.
  Что ты ненависть бросил,
  Как сломанный нож?
  Посмотри через стол:
  Разве твой собутыльник,
  Твой сегодняшний друг,
  На врага не похож?"
  
  Он встает
  И глядит, не мигая и прямо.
  Поднимается боль,
  Что густа и грузна.
  - Господин капитан!
  По зубчатому шраму
  Я тебя без ошибки
  Сегодня узнал.
  
  Ты рубака плохой.
  В придорожном бурьяне
  Я не сдох.
  Но в крови поскользнулась нога.
  В этих чертовых сумерках,
  В пьяном тумане
  Подкачал коммунист,
  Не почуял врага.
  
  Господин капитан!
  У степной деревушки
  Отравил меня холод
  Предсмертной тоски...(Стихи Ал. Суркова, 1929. Прим переводчика)
  
  -- Прошу прощения, может, я не вовремя...
  -- Заходите, заходите, Вершинин...- Лацис, не спрашивая, налил в чистый стакан по края коньяку. (А я-то всегда удивлялся- почему в кабинетах коммунистов на столе всегда стоит графин и три стакана?!)
  Подполковник молча взял в руку стакан, молча склонил голову, одним мощным глотком осушил его и молча поставил на стол...
  -- Закусывайте, Александр Игнатьевич...
  -- Благодарю-с, после первой не закусываю! (Старая школа, да-с.) Н-но, я вынужден у Вас, Владимир Иванович, просить извинений за свое недостойное поведение...
  -- Да что Вы, господин подполковник, я и не думал...
  -- Напрасно. Думать надо всегда. - и, обращаясь уже к Лацису.- Я могу быть свободным?
  -- Да, пожалуйста...Сегодня мы все устали, перенервничали. Завтра будет много дел.
  Когда дверь за стройной и прямой, как палка, спиной Вершинина неслышно затворилась, я недоуменно пожал плечами:
  - И чего он на меня взъелся? Да какая ему разница, где и когда я служил?!
  - Ну, как же, какая... Вы и скажите тоже! Волнуется человек. Ему, может завтра с Вами вместе в бой идти, а он Вас совсем не знает... Кто Вы, что Вы... Можно ли Вам доверять...
  Я обиженно надул губы:
  - Вроде, никто пока меня Иудой не считал-с...
  А потом я похолодел от ужаса:
  - Э-э-э...это в каком смысле, завтра идти в бой?!
  - В прямом, дорогой товарищ. В прямом.
  
  8.
  
  'Утро красит
  Нежным цветом
  Стены древнего-о-о Кремля!
  Просыпается с рассветом
  Вся Советская земля!'
  
  Бодрая, почти маршевая песня, написанная, по широко распространенной легенде, еще в мирном 1913 году, лилась из черной тарелки висящего на белой стене репродуктора.
  Однако за зарешеченным окном вовсе не розовели утренние облака, а качался под ноябрьским промозглым ветром желтый фонарь под жестяным рефлектором... Предзимье. Тюрьма.
  Я со стоном оторвал будто налитую раскаленным свинцом голову от заботливо подсунутого под неё аккуратно свернутого бушлата, откинув закрывавший опухшее лицо воротник добротной, зимней20 шинели. На петлицах шинели, на глубоко-синем фоне (явно не авиационном) рубиново алели две майорские шпалы. Ого, а наш-то гостеприимный хозяин, у себя всего лишь старший лейтенант! (Имеется в виду, старший лейтенант внутренней службы НКВД. Прим. переводчика).
  Сам товарищ Лацис, укрытый своим роскошным черным кожаным пальто, тихо сопел рядом моим с диваном, на полу... Крепко сжав свой рабоче-крестьянский кулак, он старательно сосал во сне большой палец.
  Несколько долгих секунд я смотрел на Лациса, потом со стоном перевел взгляд на стоящий у окна двухтумбовый стол. На нем, на спине, даже в таком состоянии сохраняя исключительно пристойный военно-административный вид, тихонько похрапывал белый подполковник Вершинин. У него в руках была крепко зажата давно погасшая парафиновая свечка, с ясно видимыми следами укуса на ней. Свечку, видимо, кусали крепкими, молодыми зубами...Но кто и зачем?!
  Рухнув головой на полевой заменитель подушки, я пытался вспомнить, что же было вчера... вспоминалось с огромным трудом.
  Помню, после ухода Вершинина и звонка Ани случилось страшное... Как-то внезапно кончился коньяк.
  Лацис, успокоив меня, полез в сейф и достал из него двухлитровую банку с восхитительно пахнувшим керосином, голубовато-опаловым 'шилом'. (По мнению нашего консультанта, бармена К. Уусикайнена, русские туристы обожают давать коктейлям имена своих любимых рабочих инструментов. Так, смесь водки 'Карьяла' и апельсинового сока они именуют 'Отвертка'. Видимо, это связано с огромной любовью русских мужчин к ручному труду, что только приветствует коммунистическая идеология. Следовательно, 'Шило'- это тоже наименование какого-то коктейля. Однако его точный состав нам не известен. Но присутствие в напитке голубого и опалового цвета явно намекает на наличие в составе коктейля абсента. Тем более, что только выпитый в больших количествах, близких к летальным, абсент может вызвать последующие в тексте события. Прим. Редактора)
  Кстати, а вот на полу- не она ли стоит, пустая? Ох, Господи ты Боже мой! Не мудрено, что мне так лихо! Это же получается , я принял на грудь примерно шестьдесят пять и три десятых килокира! (Один кир- это один выпитый грамм умножить на один градус крепости напитка и разделить на одно пьющее рыло. Килокир- производная единица, одна тысяча киров. Данная единица измерения выпитого разработана петроградскими студентами-технологами в начале двадцатого века, для подсчета потребного количества алкоголя. Эмпирически ими же установлена норма для обращения в хлам среднего питерского студента- двадцать килокиров. Для нормального финна такая доза является безусловно смертельной. Прим. переводчика).
  Это еще не считая коньяка.
  Так что явно удавшийся вечер вспоминался мне отрывками...
  Сначала на огонек с шахматной доской под мышкой забрел мучающийся старческой бессонницей Вершинин.
  Потом почему-то у него вместо шахмат в руках оказалась лацисовская гитара и он довольно лихо исполнил:
  'Сапоги фасонные,
  Звездочки погонные-
  По три звезды, как на лучшем коньяке!
  Гей песнь моя, люби-м-а-я!
  Это поручики шпорами звенят!!'(Старинная юнкерская песня 'Съемки'. Я сам её певал, в бытность мою в Александровском. Прим. переводчика)(Нашел чем гордиться. Прим. редактора)
  Потом Вершинин рисовал мне с академической точностью на пожертвованном Лацисом бланке для протокола допроса кроки Финского залива и восточной части Балтийского моря, при этом по-менторски поясняя:
  - Извольте убедиться, молодой человек! Оборона Петрограда начинается вот здесь- на Центральной Минно-артиллерийской позиции, в Моонзунде, у Даго и Эзеля! А тыловая позиция- проходит вот тут, у Ганге и Поркалла-Удд. А Кронштадт, со всеми его фортами, это была самая последняя линия обороны, перед тем, как супостат высадится на Дворцовой набережной...
  И что мы имеем на текущий момент? Обороны Петрограда у нас нет вообще! Потому что северный берег Залива, со всеми его укреплениями, находится в руках финнов! Что толку крепить замок, ежели у него с одной стороны дужка подпилена? Черт, черт, да у них в руках даже форт Ино! Это напротив нашей Красной Горки и Серой Лошади! Они же могут провести в своих водах кого угодно до самого устья Сестры! И ведь проводили- во время Кронштадтской побудки- когда англичане прямо в Гавань заскочили...Это недопустимо! Ленинград - словно сердце, расположенное на кончике большого пальца! А это к слову - половина нашей, русской, военной промышленности...
  - И... что делать?
  - Ленинград мы отодвинуть не можем, а вот финскую границу...(Гнусные русские империалистические измышления. Финляндия никогда не угрожала России. Прим. Редактора)
  - А может, как - нибудь лучше добром?
  - Да мы не раз уж пытались договориться..- безнадежно махнул рукой Лацис. - Предлагали им в Карелии на обмен хороший участок земли, в два раза больший по площади, чем тот, на который мы претендуем...Пытались у них купить или хотя бы взять в аренду острова в Заливе...Вотще. Есть у них там такой член парламента Свинехунд, так вот он считает, что естественная граница Финляндии проходит по Уральским горам! (Грязная ложь. Всего лишь по побережью Белого моря, далее по Онежскому и Ладожскому озерам и восточному берегу Невы. Прим Редактора)
  Потом мы долго спорили с Вершининым, почему красные победили в Гражданской войне:
  - Если верить нашим недобитым белякам, - горячился я,- дело обстояло вот как! Была Великая Россия, пышная, гордая, счастливая - как кустодиевская картина. И было в ней все ярко, свободно, весело... и пришли вдруг горбоносые курчавые засланцы из-за кордона, и смутили на кровавые германские деньги доверчивый русский народ! И только рыцари Белого Дела выступили против кровавой диктатуры жидо-комиссаров! Да только мало их было, не выдюжили...так?
  - Ну, так., - мотнул седой головой Вершинин.
  - Так, да не так! - взорвался я. - Вот мне довелось перед войной пожить в деревне под гласным надзором полиции (студентом вляпался в политику, листовки эсеровские хранил) - здесь, рядышком. Порховский уезд... Так знаете, что меня поразило? То, что мужики там никогда не ели ЧИСТОГО хлеба! А ели хлеб- черный, горький, с лебедой, с отрубями... И это был вовсе не голод! ОБЫКНОВЕННАЯ повседневная жизнь... Россия вывозила хлеб сотнями тысяч пудов, а русские дети пухли от голода...
  - Ну-ну... и для того, чтобы накормить детей, надо было все перевернуть?!
  - Если для того, чтобы продать за границу яйца Фаберже и купить на них муки, и испечь из неё хлеб, и этим хлебом в приюте Наркомпроса накормить детей-сирот надо все перевернуть, то я - за переворот!
  - А может, просто не надо было этих детей сиротить?- вдруг тихо спросил доселе молчавший Лацис.
  - Слушайте, Арвид Янович, я не пойму- Вы за кого вообще ? За красных или за белых?- возмутился я.
  - Я за Россию-матушку..., - печально отвечал мне латыш-чекист.
  Потом мы еще выпили...
  - ....Ну что, ну и перешел! Вот Ленька Говоров... Я же его прекрасно знал. Из Политеха он, второй курс... Добровольцем в армию пошел, как и я. В Константиновском обучался...И что? В ноябре девятнадцатого он командует дивизионом у Колчака, в декабре того же девятнадцатого - обратно командует дивизионом, но уже у Фрунзе...И ничего, без вопросов! Нынче, поди, уж комбриг?
  - Ага! Краснознаменец, Академию Генштаба закончил. Интереснейший труд написал : 'Атака и прорыв укрепрайона'! То, что доктор прописал...
  ....- Нет, Арвид, ты не прав! Нахрена было меня так кошмарить? (Слово из жаргона Лиговки двадцатых годов. Прим. Переводчика) Чем я провинился?
  - Э-э-э.. Не все так просто! Вот моя бабушка говорила: 'Ka Dievs nav, jo labāk!' По-вашему, будет, что господь ни делает, все к лучшему... А вот представь, остался бы ты на свободе до самого тридцать седьмого года?...
  И так в интересных беседах мы банку-то и усидели...
  Последнее, что я помню, было: в сортире я был крепко прижат к стене золотозубой подавальщицей, активно хватавшей меня за всякое и говорившей прямо мне в ухо тако-о-о-е... А я только пьяненько хихикал и обеими руками от неё отпихивался. как шестиклассница...
  Или это был сон?
  
  9.
  Видимо, в этой странной, ни на что не похожей тюрьме вставали раненько... потому что, когда мы, приведя себя в должный порядок (я даже побриться одолженным мне товарищем Лацисом медным складным станком с отличным бритвенным лезвием, изготовленным дружественной Союзу ССР компанией 'Золинген', правда, бриться пришлось с холодной водой и без одеколона.) вновь посетили столовую, в ней опять никого, кроме нас, не было...
  Из людей, я имею в виду.
  Потому что меж столиков, на которых стояли вверх ножками стулья, усердно тер шваброй и без того сияющий пол шнырь, судя всему, из чертей21...(Сразу вспомнилось, как мы на Соловках в драмкружке ставили 'Вечера на хуторе близ Диканьки'. Распределяли роли: Будешь чертом!- ЗА ЧТО?!!)(Черт, бес- грубое определение человека, которого не уважают. Вообще негативные определения таких людей связаны с "рогатыми" - демон, бык, козел с разными вариантами. Да, еще знаменитое гулаговское слово "ОЛЕНЬ" - из этой же серии. прим. переводчика)
  - Эй, Абраменко!- сделал приглашающее движение сгибом мизинца Лацис.
  - Слушаюсь, гражданин начальник! - бросив швабру, шнырь резвой рысью подбежал к нам на полусогнутых цирлах (Цирлы - это пальцы, на жаргоне Лиговки. Но почему он ходит на пальцах? Прим. переводчика) ('Лиговка' - Лиговский проспект, в Петрограде. В XVIII-XIX вв. в районе проспекта находились извозчичьи дворы, питейные дома, чайные и другие заведения, создававшие негативную репутацию этой части города. Впрочем, в русской столице такими вертепами 'отличаются' и все остальные улицы. Не то, что в нашей! Прим. Редактора)
  - Я тебе, лишенец, что сказал? Не сметь в столовую заходить! Твое место- дальняк22! Понял?
  - Э-э-э... мне сказали...- заблеял Абраменко,- я не виноват!
  - Брысь, с моих глаз! А то заново обижу...,- добродушно усмехнулся чекист.- Черенком от швабры!
  - Что Вы, Арвид Янович, с ним так строго? Ну, допустим, обиженный! Да ведь без петухов никак нельзя! Вот, кто будет те же дальняки мыть? - выразил я свое некоторое недоумение таковой суровостью.
  - Да ведь это не просто петух, а главпетух! Он в Лемберге- так их петушиный закут у нас называют, громче всех кукарекает!
  - А почему Лемберг?
  - Ну, исторически сложилось... там мазу держат львовские евреи, которые родом из бывшей Австро-Венгрии, а на их воляпюке Львов Лембергом называют... А что касается Абраменко, то следует Вам заметить: он не потому петух, что пассивный гомосексуалист, а потому, что он по жизни просто гнойный пидор! Ну ладно, присаживайтесь, Валерий Иванович. Потому что Вы и так все равно сидите...
  - А я что, опять сижу?!- ужаснулся я.
  - Да нет, что Вы! Если бы я Вас проводил в общем порядке, мы бы с Вами не так разговаривали! Откатали бы пальчики на пианино23, сфоткали бы Вас, обшмонали, отправили бы в карантин...Времени нет на эти игры. Совсем.
  - Это радует. Ну а все таки...Кто я? И где я?
  - Вы- работник НКВД. Вольнонаемный. Вот, держите Ваше служебное удостоверение...
  Я с недоумением уставился на ярко-алые корочки. Все так и есть! Союз ССР. Народный Комиссариат Внутренних Дел, Управление по городу Ленинград. В\Ч с четырехзначным, ничего не говорящим номером. Синяя печать, фотокарточка четыре на девять с левым уголком, матовая...На фотографии- я, собственной персоной, в гимнастерке без головного убора...
  - Не удивляйтесь!- пояснил Лацис.- Фото Ваше мы из Вашего личного дела пересняли...
  - Но гимнастерка?!
  - Нарисовали. У нас знаете, какие мастера есть? Хотите, мы вас ради смеха изобразим целующимся, например, с Любовью Орловой?
  - Я Серову предпочел бы...Но что значит эта В\Ч? И когда я туда по вольному найму просился?
  - Номер этот означает Тюрьму специального назначения, а если проще- ОКБ ?172. Работают в этом конструкторском бюро, как Вы уже, видно, поняли, заключенные. Вот такие, как Александр Игнатьевич...
  К нашему столику - прямой, подтянутый и свежий, как будто вчера вечером он не водку пьянствовал, а совершал терренкур24 по окрестностям Марциальных Вод (Курорт под Петрозаводском, известный ещё с петровских времен. Я там лечился. Прим. Переводчика), подошел заключенный Вершинин.
  - Желаю здравствовать, гражданин начальник! И Вы будьте здоровы, коллега! Что, кофейку-с? Верочка, нам 'адвоката'! (Для начала, нужно приготовить одну порцию крепкого черного кофе. Затем, в айриш-стакан до половины налить абрикосовый бренди, наполнить стакан до краев черным кофе и выложить сверху взбитые сливки. Последним штрихом станет ликер 'Адвокат', которым нужно полить сливки. С похмелья бодрит-с. Прим. переводчика)
  Вчерашняя официантка, радушно сияя своими золотыми коронками, мигом вылетела со стороны кухни, неся сияющий поднос с тремя высокими чашками, над которыми белела гора нежнейших сливок...Как видно, нравы подполковника ей были хорошо известны.
  Расставляя толстостенные, распространяющие изумительный аромат мокко чашки, она как-бы случайно продемонстрировала мне вырез своего фасонного халатика, в котором открылась умопомрачительная картина пышнейшего бюста, украшенного свежим засосом. Мимолетно укусив меня за мочку уха, она сыто промурлыкала :
  - О-о-о, мой тигренок...
  Когда девушка удалилась на безопасное расстояние, подполковник конфиденциально мне сообщил:
  - Вы бы были поосторожнее, с этими дамами! По мне, так безопасней дикобраза отлюбить...
  - В каком смысле, дикобраза?- не понял его я.
  - Да в самом прямом-с... Помню, возвращались мы с войны Чако, в 1935-том, через Северо-Американские Соединенные Штаты, в Европу... И вот в Майями, штат Флорида, кто-то возьми, да скажи нам, что по их местному закону запрещается насиловать дикобразов... Ну, мы были слегка по случаю славной победы под-шофе...
  - И что?! - восхитился я.
  - Да, что... поймали мы, разумеется, немедленно того дикобраза, и его незамедлительно того-с... А что они, америкашки, нам сие запрещают, в самом-то деле?
  - Ну и как оно?- заинтригованно спросил Лацис.
  - Да... как-то показалось не очень! Потом еще иголок из промежности вытаскивать пришлось...(Подлинный случай. Про бесчинства русских в Майями я сам читал в газете 'Суомилаттери'. Прим. Редактора) .Но со здешними барышнями вы будьте поосторожней...
  - - Ага! - подтвердил чекист.- Тут на майские праздники девки в свой корпус электрика заманили! Только на день Военно-Морского флота25 парня и нашли...что они с ним творили, заразы! И по-очереди, и скопом...как только жив остался...Но Вы хотите понять , что Вы здесь делаете? А вот что...
  
  10.
  
  'Ой вы зори вешние,
  Светлые края!
  Милого нездешнего
  Полюбила я!
  Он пахал на тракторе
  На полях у нас...
  Из какого края ты?
  Говорит- Эльзас!
  Почему ж на родине,
  Не схотел ты жить?
  Говорит, что не к чему
  Там руки приложить!
  Светлому, хорошему
  Руку протяну-
  Дам ему в приданое
  Целую страну!
  Дам ему я Родину,
  Новое житье-
  Все, что есть под солнышком,
  Все теперь- твое!
  Пусть друзьям и недругам
  Пишет в свой Эльзас!
  До чего богатые
  Девушки у нас!'
  ... Под эту задушевную песню, льющуюся из висящих на чугунных столбах уличных 'колокольчиков'(Репродукторы. Используются для постоянной ежедневной и круглосуточной коммунистической пропаганды. Прим. Редактора)(Преувеличение. Вещание производится только с шести часов утра до двенадцати часов ночи. Прим. Переводчика) мы с расконвоированным зека Вершининым бок обок шли вдоль бесконечного красно-кирпичного забора, за которым вздымались острокрышие цеха когда-то Путиловского, а ныне и впредь Кировского завода.
  И тоже, задушевно беседовали...
  ... - А вот скажите, Александр Игнатьевич! Я так понял, что Вы сумели эмигрировать, раз Вы где-то там воевали...
  - И там воевал, и там тоже воевал... Я ведь, по совести, ничего другого и не умею! Так что после Гнилого Поля (лагерь Добровольческой Армии в Галлиполли. Прим. Переводчика) выбор-то у меня был не велик-с. Либо в грузчики, либо тапером в публичный дом, так как такси водить я не умел...А тут вдруг подвернулся случай...И оказался я сначала под Сайгоном, гоняя по джунглям аннамитов, а потом в алжирской пустыне... Тут уж нас рифы гоняли... Ох и вредный они народец! Не хуже наших махновцев, не к ночи будь помянуты...
  - Это-то понятно! Да как Вы с Питере оказались?
  - Не поверите, коллега! Помирать приехал!- с каким-то нервным смешком отвечал Вершинин.
  - Так зачем же помирать?- изумился я.
  - Не зачем, а отчего..., - наставительно поднял палец вверх подполковник.
  - И все же, если не секрет?
  - Да какой же, батенька, тут секрет...,- смущенно хихикнул мой собеседник. Почему-то настоящие мужчины, рассказывающие о своих проблемах, поневоле частенько впадают в ернический тон.- Так, вдруг стало меня по утрам тошнить-с, как беременную гимназистку... Аппетиту нет, голова кругом-с...Пришел я в Сан-Сюльпис, там один из наших, военврач Турбин, санитаром в морге подвизается...Он меня посмотрел, пощупал, постучал и говорит - да это все ерунда-с! Так, обыкновеннейший маленький рачок-с... Дал мне три месяца на сборы.
  Н-ну, я подумал, подумал... Что толку тянуть? Можно, конечно, было просто выпить бутылку коньку-с, да и заглянуть в дуло... Да только меня вдруг со страшной силой домой потянуло! На Родину... Хоть бы одним глазком взглянуть на мой родной Питер перед смертью! Собрался я, отдал все долги, через РОВС (Российский Общевоинский Союз, организация русских офицеров в зарубежье. Прим. Переводчика) нашел концы в Финляндии...
  Вот, представьте, пробираюсь я вместе с финном-проводником через кордон под Сестрорецком...Казалось бы- все тоже самое: ночь, мокрая трава, те же лягушки под той же луной истошно орут...Ан нет! Дома я!... И так мне вдруг на душе стало светло и радостно, как не поверите, бывает только в Христово Воскресенье...
  И тут из кустов вылезает какой-то карацупа с индусом (Карацупа- это знаменитый большевистский пограничник, можно сказать, имя нарицательное, а Индус- его собака, из политкорректности переименованная потом в Ингуса, Прим. Переводчика) и оба26 нечеловеческим голосом орут: 'Стой! Кто идет?! Руки вверх!!'
  Ох, как я им обрадовался! Не просто на Родине подохнуть, как собака под забором, а лечь костьми в неравном бою с комиссарами! Мечта-с. Да только не успел я свой маузер вытащить, как тут же получил рукояткой нагана от своего проводника...
  - Чекист оказался?
  - Да вроде того... как мне на допросе Лацис пояснил, они меня от самого Парижа вели!
  - Ну, а дальше что было?
  - Н-ну, что ... на допросах я вел себя свободно и даже нагло: а чего мне бояться? Пули? Так эта свинцовая пилюля мне вроде лекарства...Ждал расстрела. И скажу честно- в камере смертников спал как младенец, впервые за восемнадцать лет! Потому что был дома...
  - Извините, гражданин...Ваши документы!- затянутый широким желтым кожаным ремнем поверх синей шинели, в застегнутом наглухо буденновском шлеме, в трехпалых варежках милиционер обращался вовсе не к заключенному Вершинину, а ко мне, сотруднику зловещих Органов... И не мудрено! Серый тюремный ватник обтягивал стройную фигуру бывшего подполковника (впрочем, почему бывшего?) как вторая кожа, только лишний раз подчеркивая ширину отведенных назад плеч и осиную тонкость талии... И выглядел на Вершинине донельзя органично!
  А выданное час назад в каптерке ТОН (тюрьма особого назначения. прим. переводчика) обмундирование (без знаков различия на темно-синих петлицах) сидело на мне колом, и топорщило где только возможно... А где не топорщило, там морщило. Новенькая. еще никем не ношенная шинель из полугрубого серого сукна, слегка (на пару размеров всего!) мне великоватая, была вся покрыта несокрушимыми складками от многолетнего хранения на пыльном стеллаже интендантского склада, а мои покрасневшие уши стыдливо прикрывала меньшая, чем нужно, на целых два номера буденновка с матерчатой красной звездой. Великолепный ансамбль завершала пара скрипучих яловых ботинок с обмотками (причем левая обмотка уже размоталась и висела, как сопля...) Кстати, ненадеванные ботинки не только вкусно, по арбузному хрустели, но еще жали и терли ногу.
  Нет, есть все же разница между профессиональным военным и случайно одетым в военную форму типичным шпаком, коим, по совести, я и являюсь. Помню, в шестнадцатом году разорилась моя тетушка на единственного племянника, построила ему на заказ полную офицерскую форму... и что? Вот так же на мне и сидело. Как на корове седло.
  Внимательно изучив моё новенькое удостоверение, милиционер с усмешкой вручил мне его обратно, ядовито присовокупив:
  - Вольнонаемный, значит? Ну-ну... следуйте дальше, товарищ писарь! - Лихо отдав честь, милиционер неторопливо проследовал дальше, вдоль бывшего Петергофского шоссе.
  - М-да... строг товарисЧ городовой!- одобрительно кивнул ему вслед Вершинин- Мигом он в Вас ряженого определил! Неужели в России порядок наконец-то налаживается,а? Да... о чем это я?
  - Вы стали было рассказывать, как Вас допрашивали...
  - А! Ну так чего там рассказывать. Допрашивали как обычно: адреса-пароли-явки, и кого именно из их вождей я собирался пристрелить?... Когда же я совершенно искренне говорил, что хотел бы перестрелять весь их жидо-большевистский синедрион, мне почему-то не верили. И так шло все ладком и мирком... Пока я на очередном допросе не выключился. Ну, тут меня осмотрел местный эскулап, сообразил, что я не придуриваюсь, и отправил меня 'на крест'...
  - В смысле, в больничку?
  - Ага. На тихие брега речки Монастырки, с роскошным видом на Тихвинское кладбище...Областная больница имени Ф.П. Гааза. Того самого, который так любил восклицать: 'Спешите делать добро!'
  - Ну и как там? Сам-то я не был, но говорят...
  - ...что кур доят? Н-ну, больничка действительно, хорошая. Не скажу ничего дурного. Правда, отправляли нас туда (кого изломанного, кого с огнестрелом, кого с пробитой головой) в фургоне с характерной надписью 'Мясо'... Как я фургончик увидал, сразу мне стало плохо. Предчувствия меня не обманули. Представьте, коллега, внутри- обитый скользким оцинкованным железом ящик... и более ничего! Ни лавок, ни окошек... Как помчались мы по ухабам по русским...Мне-то хорошо, я сразу отрубился...Но мало этого! Не доезжая Дегтярной, мотор приказал долго жить. Так наш Автомедон (Водитель повозки. Прим переводчика) ходячих зэков выпустил и заставил их автозак толкать...до самой больницы!
  Ну ладно, приехали мы... Иду я этак по коридору, а в коридоре- цветы на окошках, чистота такая, что на полу хоть ешь... Иду и думаю- неужели сейчас в койку лягу? Накроюсь одеялом, усну в тепле и покое... Ага. Заводят нас в 'хату'- там нары во весь прогон, и на них на правом боку лежат пятьдесят зэков...А дневальный им и говорит :Нале-во! И они на левый бок переворачиваются.
  Но врачи действительно, оказались - чудо! Ведь вылечили меня, вот оно как! Стойкая ремиссия. И ни копейки за это не взяли... А как же? У нас ведь, в Союзе, расстрелять можно только здорового человека... Ха-ха. Однако, мы уж и пришли?
  Действительно, пройдя под высоким виадуком, по которому, старательно шипя и выпуская белоснежные усы пара, задом наперед пятился черный, как смоль, маневровый паровоз-танк, который тащил за собою целую вереницу крытых брезентом платформ, мы приблизились к невысокому зданию, вся передняя часть которого состояла из распашных дверей. Под треугольным фронтоном сияла позолоченная надпись: 'Проходная ?13'.
  - Запоминайте, куда будете заходить,- напутствовал меня Вершинин. Через другую проходную Вы на Завод не попадете! И зарубите себе на носу - Ваш номер четыре тысячи сто семь!
  - Это как понимать?
  - Сейчас увидите и сами все поймете...
  Действительно, открыв тяжелую, заиндевелую дверь, мы вошли в просторный вестибюль, который перегораживала целая сеть кабин. В каждой кабине сидело по симпатичной, но очень строгой барышне в черной вохровской шинели. Над проходами между кабинами висели транспаранты : '0001-1000', '1001- 2000'...ага, значит, нам в пятый проход.
  Подойдя поближе к кабине, я увидел перед собой табло из черных клавиш в четыре ряда, на которых были начертаны белые цифры от нуля до девяти. Ага, вот оно тут как... Я нажал на первом ряду цифру 4, на остальных- последовательно цифры 1, 0 и, наконец, 7. За стеклянным окошком кабины раздался щелчок, и на алюминиевый лоток перед хмурой барышней вывалился прямоугольник плотного коричневого картона с наклеенной на нем моей фотографией...
   Охранник внимательно сверила ('Тракторист' Паша Ангелина, 'летчик' Полина Осипенко... у Советов принято грубо нарушать гендерное равноправие! Прим. Редактора) фото на пропуске с моим перекошенным от изумления лицом, быстро посмотрела на висящие перед ней электрические часы дружественной Союзу ССР фирмы 'Сименс', потом нажала последовательно несколько кнопок. Раздался новый щелчок, гораздо более громкий...
  - Проходите, не задерживайтесь, через эту 'вертушку' и главное - пропуск взять не забудьте! Выходить будете через эту же проходную, через другую Вас просто не выпустят. На выходе пропуск сунете вон в ту щель, и время Вашего выхода отметят автоматически...- продолжал наставлять меня Вершинин.
  - Как это автоматически?- не понял я.
  - А вот этого я и сам не знаю! Машина у них есть хитрая! Табулятор называется. Ведет учет рабочего времени... Поди, тоже колбасники придумали!27 Впрочем, дайте-ка Ваш пропуск? Ага, у Вас, как и у меня, 'вездеход'. Значит, войти и выйти Вы можете в любое время...
  - А остальные пролетарии, что - не могут?- изумился я.
  - Разумеется, нет. Войти могут только к началу своей смены, и выйти только после её окончания...Или с разрешения мастера, письменного, само собой.
  - Да, за что боролись?- фарисейски вздохнул я.
  - Н-ну, это американская потогонная система, скопирована большевиками с заводов тамошнего фашиста Форда...
  - А в других странах, что, не так?- поинтересовался я, поскольку за кордоном никогда не бывал.
  - По-разному бывает ... я вот на заводе Ситроена (который на самом деле, одесский жид Цитрон!) однажды подсобником работал. Так там у нас обеденный перерыв длился два часа. Возьмешь, бывало, в заводской кантине багет и литр сидра, сядешь в тенечке...хорошо-с! А на Путиловском только попробуй в рабочее время хоть глоток употреби - мигом вылетишь за ворота, и ни один профком за тебя не вступится!
  Обсуждая насущные проблемы международного рабочего движения, мы вступили на закопченный заводской двор...Впрочем, слово 'двор' здесь совершенно не годилось. Между огромными, вздымающимися под самые угрюмые снеговые тучи красно-кирпичными цехами пролегали не то что улицы, но настоящие шоссе и целые проспекты, над которыми тесно нависали изогнутые арки разноцветных трубопроводов, кабелей и целые покрытые шифером воздушные галереи, под которыми змеились уходящие вдаль железнодорожные рельсы и серел заметаемый снежком асфальт...
   Рявкнув клаксоном, длинную колонну рычащих моторами, тяжело нагруженных, так что оси прогнулись, грузовиков обогнал сверкающий черным лаком лимузин, за занавешенным шелковой шторкой которого мелькнуло надменное лицо человека в полувоенной фуражке, из-под которой торчали оттопыренные петлястые уши.
  - Зальцман поехал (Зальцман Исаак Моисеевич, большевистский лидер, С 1938 года- директор завода 'Красный Путиловец'. Прим. Переводчика) (Не точно. С 1934 года завод носит имя коммунистического лидера, главы Петрограда Кирова. Прим. Редактора), мой крестный отец ...,- усмехнулся Вершинин.
  - Как же он может быть крестным, коли он еврей и коммунист?- не поверил я.
  - Да вот так...Как меня из онкологического отделения Гааза снова перевели в расстрельный корпус Крестов, однажды забрел ко мне на огонек товарищ Лацис. И, поскольку мне уже было все равно ничего никому не рассказать ( с дыркою в башке не очень-то чужие секреты разгласишь!) - показал мне чертежи новой советской капонирной пушки, конструкции товарисЧа красного инженера Маханова. Мол, как Ваше просвещенное мнение? Н-ну, я и говорю: бронезащита шаровой установки кажется мне выше всяких похвал, а сама пушка - точно, редкостное дерьмо. Он удивился- как так? Да она только что прошла весь цикл испытаний, две тысячи снарядов отстреляла?! А я говорю: не надо две тысячи! Чтобы понять, что окорок тухлый, вовсе не нужно есть его целиком. Давайте, говорю, сделайте еще только три выстрела- два на самую большую дальность при возвышенном стволе, а потом еще один- с максимальным углом склонения... И посмотрите, что будет! Лацис усмехнулся. Говорит - если не будет ничего интересного, я тебя сам, сволочь белогвардейская, исполню!
  Да, проходит день, другой...Никто не идет. Вдруг, заходят в мою кутузку незнакомые конвоиры, берут меня под белы руки- и как есть, босого, расхлестанного, сажают в роскошный лимузин и везут на Завод...Вот, представьте, в огромном кабинете под сияющей люстрой в сто свечей на кресле красного дерева сидит, как богдыхан, товарищ Зальцман, рядом с ним Лацис хитро улыбается, а на красном ковре стоит красный, как вареный рак, их этот самый красный инженеришка...
  Вот меня Зальцман и спросил: Как я заранее все знал?! Они ведь, мне не поверив, последовательно три пушки в металлолом отправили28...
  Что тут удивительного? - отвечаю. Ведь ваш гениальный конструктор один к одному передрал чертежи французской капонирной пушки системы 'Шнейдер', образца 1902 года, которая как раз и имеет такой вот неустранимый конструкторский дефект. Мы это дело еще в Академии изучали, в виде примера, как не надо пушки проектировать! Ведь умные на чужих ошибках учатся.... А зачем он хотя бы у Круппа чертежи не скопировал? Ведь Крупп нам всю отечественную артиллерию ставил, пока царский дядя, великий князь, не увлекся французскими певичками...
  Тут Зальцман мне и говорит: Согласны у нас в Опытном цеху консультировать? Как же не согласен, отвечаю! Да только боюсь, долго я не поконсультирую, зане приговорен к ВМСЗ (эвфемизм, означающий у красных смертную казнь. Прим. Переводчика)
  Ну, весело говорит Лацис, мы это дело мигом поправим! И перевели меня в хорошую, уютную тюрьму... А несчастного интеллектуального воришку - на моё место. В расстрельную камеру. (Вот она, зверская сущность большевистского режима! У нас в стране за кражу интеллектуальной собственности виновный получил бы наказание максимум в виде исправительных работ или даже штрафа. Прим. Редактора) (Русский инженер был виноват не в краже чужой интеллектуальной собственности как таковой, а в краже скверной интеллектуальной собственности. В противном случае он получил бы не расстрел, а премию. Прим. Переводчика) Н-ну вот, и стал я на Заводе консультантом...
  - И что, Вам и 'вышку' отменили?- безмерно удивился я.
  - Как не так. Отсрочили только. Вроде как, временная ремиссия, ха-ха...Да я помилования от красных и не принял бы! Считаю, что я был тогда, в восемнадцатом, прав. И делал всегда только то, что было должно.
  - Но...
  - Отчего я тогда не убегаю? Н-ну, во-первых, я Лацису честное слово дал! (Ха-ха-ха! Честное слово русского! Прим. Редактора) (У нас в Финляндском полку г-да офицеры бывало, стрелялись, коли не могли сдержать честного слова. Прим. Переводчика) А во-вторых, проезжая через Финляндию... Вы, коллега, когда на Карельском в последний раз были?
  - Да перед Войной! Мы как раз летнюю сессию сдали, и всей группой завалились в Куоккалу, на дачу к одной курсистке-бестужевке...
  - Вот! Значит, Вы бы богоспасаемую дачную местность нынче и не узнали бы... Я ведь не просто строевик, я же 'момент'! (Выпускник Николаевской Академии. Меня туда не взяли из-за моей национальности! Проклятые русские шовинисты! Прим. Переводчика) (В русскую Императорскую Военную Академию принимали только лучших офицеров. Прим. Редактора). И прекрасно поэтому могу отличить страну, готовящуюся к обороне своих границ, от отлично оборудованного ПЛАЦДАРМА... А поскольку сами финны могут только исподтишка гадить, то ясно- это готовят агрессию либо англичане, либо французы, либо немцы...(Гнусная русская пропаганда. Прим. Переводчика и Редактора).Конечно, с НАШИМИ я воевать бы не стал- пусть меня красные хоть трижды расстреливают! А с иноземными супостатами, отчего нет? Хоть с англичанами, хоть с готтентотами... Н-ну, вот и наш Опытный...Добро пожаловать!
  Я открыл дверь в высоких, похожих на деповские, воротах, в которые уходил рельсовый путь, переступил высокий порог... И в свете шипящих дуговых фонарей увидел ЕЁ... Она была поистине ПРЕКРАСНА...
  
  11.
  
  Царь-пушка и Царь-колокол! Как много это говорит русскому сердцу!
  Вижу старую Москву
  В молодом уборе.
  Я смеюсь и я живу,
  Солнце в каждом взоре.
  От старинного Кремля
  Звон плывет волною.
  А во рвах живет земля
  Молодой травою. (К. Д. Бальмонт. Прим. Переводчика)
  Никому не придет в голову усомниться, что 'кремлевский дробовик', Царь-Пушка, есть изумительное чудо из чудес, сработанное русскими мастерами колокольного дела. Её потрясающие размеры, удивительная четкость и красота декора, высокие технические данные вызывают всеобщее восхищение. Создание таких произведений искусства явилось закономерным итогом длительного развития бронзолитейного мастерства - старейшей отрасли русского ремесла.
  Русские литейщики - пушечных и колокольных дел мастера - Андрей Чохов, Проня Федоров, Микита Проворотов, Дружина Романов, Богдан Молчанов, Игнат Максимов и многие другие, не только были хорошо знакомы с технической стороной дела, но и уделяли много внимания красоте своих изделий. Почти каждый орудийный ствол имел свои, только ему присущие характерные особенности- его могли, например, внешне выполнить в виде свитка, или украсить его изображениями трав и цветов. Скобы для перетаскивания орудия делали в виде рыб или играющих дельфинов. Многие орудия, получившие, как тогда было принято, имена собственные, мастер снабжал литыми украшениями на винграде (выступ на казенной части ствола, выполнялся в виде декоративной виноградной кисти или шара. Прим. Переводчика) или на торели (задняя стенка ствола орудия, изготовлявшаяся в виде круглого, плоского диска с фигурным профилем по краю. Прим. Переводчика). Литье отличалось тщательной проработкой всех деталей, выполнялось с большим художественным мастерством. Украшения многих орудий соответствовали их названиям. Например, знаменитая своей мощью чоховская стенобитная пищаль 'Лев' была украшена свирепой мордой разъяренного царя зверей. (Взятая у русских с бою под Нарвой, ныне она хранится в шведском замке Гринсгольд. Прим. Редактора).
  Прошли столетия, и на смену красоте внешней отделки пришла иная красота - строгой функциональности. Если эти горестные записки когда-нибудь попадут в руки некоего рафинированного интеллигента, представляю, как он презрительно наморщит свой пудренный носик. (Отчего же пудренный? Среди моих знакомых Homoseksuaalit, кстати, всех до одного приличных рукопожатых журналистов, нет ни кого, кто пудрил бы нос! Да я и сам нос не пудрю! Прим. Редактора) (Вот педераст. То-то, я гляжу, он гонорар так надолго задерживает! Теперь мне все ясно. Прим. Переводчика) Разве может быть красивым орудие убийства?
  Отвечу на это так: убивает не оружие! Убивает человек.
  Разве не прекрасен тонкий изгиб японской катаны, строгая простота двуручного меча, изысканная витая позолота восточного булата? А ведь эти превосходные творения человеческого ума и умелых рук созданы не только для того, чтобы тешить взор своего обладателя...
  А артиллерийское орудие- это ведь квинтэссенция самых современных достижений физики, химии, металлургии, венец долгих лет научных поисков и самое высшее достижение технологии... По тому, какие орудия может создавать промышленность, можно смело судить о том, какого уровня развития достигла индустрия государства...
  Глядя на ЭТО сокровище, можно было поверить: Советская Россия достигла всех намеченных высот сталинской индустриализации, и ей теперь по плечу практически всё!
   У великолепного, сияющего маслянистыми отблесками краски орудия, меж двух широких танковых гусениц, на которые опиралась станина, до хрипоты лаялся с типичным таким старым питерским пролетарием в потертой спецовке и очках в круглой стальной оправе взъерошенный молодой человек в испачканном масляными пятнами халате, из-под которого виднелась, тем не менее, белоснежная штучная сорочка с шелковым галстуком ручной работы .
  - Знакомьтесь, это товарищ Згурский,- отрекомендовал молодого человека Вершинин. - Наша восходящая звезда, будущий лауреат ...
  - Саня.,- буркнул молодой инженер и продолжил орать на пролетария с утроенной силой:- ПАЧЧЧИМУ САЛЬНИК ДАВЛЕНИЯ НЕ ДЕРЖИТ, В РОТ ЕМУ ПАРОХОД?!
  - ДА КАК ЖЕ ЕМУ ДЕРЖАТЬ, ТЕТКА ТВОЯ ПОДКУРЯТИНА!! ЕЖЕЛИ ЭТО НЕ ДЮПОН, А ПОГАНЫЙ 'КРАСНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК'!!- совершенно в тон ему отвечал пролетарий, надо полагать, страдающий излишним преклонением перед иностранной техникой.
  - Что, опять?- грустно вступил в разговор мой спутник.
  - Ага., - Совершенно спокойным голосом отвечал ему инженер Саня.- Опять на динамометре испытывали тормоз отката. И он ка-а-а-ак опять ёбнет. Я-то ничего, успел в сторонку отскочить... а бедолаге Петровичу шток цилиндра прямо по башке пришелся...теперь , наверно,так уж и будет...
  - Что так и будет?- не понял его Вершинин.
  - Косоглазие у Петровича.
  - Так он жив?- обрадовался бывший подполковник.
  - Я еще на ваших поминках салатиком похрущу, водочку им закусывая...,- раздался за нашими спинами хриплый басок.
  Обернувшись, я увидел невысокого, худощавого рабочего со свежей чалмой марлевого бинта на седовласой голове... Сквозь белоснежные витки на виске и лбу уже проступали пятна алой крови.
  - Петрович!- возмутился инженер Саня.- Ты зачем здесь? Я же велел тебя в заводскую поликлинику отвести?
  - Жене своей будущей велеть будешь!- резонерским тоном отвечал ему пролетарий.- А я в этом цеху родился и уж верно не в нем и умру!
  - Само собой...,- сварливо пробурчал первый рабочий, как видно, из цеховых мастеров.- Ты у нас, наверно, собственной блевотиной после очередной получки захлебнешься, возле пивного ларька.
  Петрович в ответ ему весьма выразительно показал свой неожиданно могучий, покрытый рыжим волосом кулак с синей татуировкой адмиралтейского якоря и надписью 'Варягъ' на запястье. Мастер весьма дипломатично его конглюального ответа не заметил.
  - Петрович! Раз ты уже здесь, так хоть познакомься со своим командиром! - хлопнул его по плечу Вершинин. - А это, Владимир Иванович, будет Ваш наводчик...
  - Иван Петрович!- солидно отрекомендовался первый в расчете после Господа Бога.- Очень приятно...
  И, чуть задержав мою ладонь в своих натруженных, мозолистых руках, внимательно заглянул мне в глаза - что, мол, от тебя, командир, ожидать?
  - Да, но что же делать с сальником? Черт, черт...- потер подбородок Вершинин.- Из-за какой-то копеечной, в сущности, прокладки, летит к чертям собачьим такая великолепная пушка! А давление в тормозе отката нам снижать никак нельзя, у нас и так откат двойной... Черт, черт...
  - Вызывали?- со стороны цеховых ворот послышался голос Лациса. Вот, действительно, только помяни нечистого...
  
  12.
  'Ой, не про тебя ли пели скоморохи,
  Пели скоморохи в здешней стороне:
  'Завяла березонька при дороге
  Не шумит, зелёная, по весне?'
  Расскажи, Наталья, как при звездах жала,
  Как ночей не спала страдною порой!
  Расскажи, Наталья, как детей рожала
  На жнивье колючем, на земле сырой!
  Сосчитай, Наталья, сколько сил сгубила,
  Сколько слез горючих выплакала здесь...
  Говори, Наталья, обо всем, что было!
  Говори, Наталья, обо всем, что есть!
  То не ты ль, Наталья, по тропинке росной,
  Ходишь любоваться, как хлебы шумят?
  То не ты ль, Наталья, на земле колхозной
  Отыскала в поле заповедный клад?
  Не твои ль поймали руки золотые
  Сказочную птицу, древнюю мечту?
  Не перед тобой ли старики седые
  С головы снимают шапку за версту?
  И не про тебя ли говорят с почетом,
  В городе далеком и в родном селе?
  За твое старанье, за твою работу
  Не тебя ли Сталин принимал в Кремле?
  И не ты ль, Наталья, говорила бабам,
  Что родней на свете человека нет?
  - Дал он хлеб голодным, дал он силу слабым,
  Дал народу счастье да на тыщи лет!
  Он своей рукою вытер бабьи слезы,
  Встал за нашу долю каменной стеной!
  Больше нет, Наталья, белой той березы,
  Что с тоски завянет раннею весной!'
   (грязная коммунистическая песенная пропаганда от Петра Комарова. Прим. Редактора)
   ... - Вот, до сих пор не могу привыкнуть, что в Совдепии все делаешь под музыку!- усмехнулся Вершинин, побрякивая серебряной ложечкой в граненом стакане, уютно поместившемся в сделанном из донца латунного орудийного патрона подстаканнике.
  Инженер Саня, который, обжигаясь и от этого смешно морща курносый, покрытый веснушками нос, торопливо прихлебывал чай из щербатой фаянсовой чашки с розовыми цветочками по ободку, обиженно вскинул лохматую голову:
  - А что в этом плохого? Зато сразу понимаешь, что репродуктор включен!
  - Да на что его держать постоянно включенным?- удивленно поднял домиком брови Вершингин.
  - Ну как же! А вдруг империалисты на нас внезапно нападут и сразу произведут воздушную химическую атаку? Вот репродуктор и пригодится, для оповещения!
  - Типа одевайтесь потеплее и ползите на кладбище?
  - Зачем же на кладбище?- нахмурился инженер Саня.- У меня противогаз всегда под рукой. А потом- скажете, плохие песни транслируют? И еще футбол!
  - Да, футбол, это верно ... Но вот как бы нашу заявку не отфутболили?
  - Не-е-ет, не такой товарищ Лацис человек, чтобы его отфутболивать!
  Действительно, с приходом товарища Лациса проблема сальникового уплотнения, которую год (безуспешно!) пытался решить ленинградский завод технических изделий Резинотреста, получила свое возможное разрешение...
  Для начала мы галопом промчались в заводскую научно-техническую библиотеку, где в огромном двухсветном зале за дубовыми столами с уютными лампами под зелеными стеклянными абажюрами на них прилежно занимались десятки инженеров и техников. Там совершенно старорежимного вида техник в золоченом пенсне выдал нам соответствующие каталоги всех ведущих фирм мира...
  Потом Лацис сделал несколько телефонных звонков и радостно сообщил, что сегодня же вечером почтовый рейсовый аэроплан советско-германской авиакомпании 'Дерулюфт' доставит в Ленинград из Дессау требуемую деталь прямо с центрального склада дружественной Союзу ССР фирмы 'ИГ Фарбениндустри'. А если и она не удержит - ну, тогда действительно придется обращаться прямо к 'Dupont'. Хоть это и значительно дороже, но Наркомвнешторг, надо полагать, такую трату выдержит! А вот, боюсь, на наш советский завод 'Красный Треугольник' весьма скоро наведаются те, кому следует, и зададут кому надо несколько компетентных вопросов... Сальниковое уплотнение, это же вам не галоша и даже не презерватив! Тут особая надежность требуется!
  - Так что, давайте, товарищ Згурский, заканчивайте завтра же заводские испытания! Пора нам немедленно переходить к испытаниям полигонным, которые мы совместим прямо с войсковыми, непосредственно на фронте!
  - На каком фронте?- чуть оторопело спросил инженер Саня.
  - На Северном, разумеется!- улыбнулся товарищ Лацис...
  ... Троллейбус нашей родной питерской марки ЛК, второго маршрута, совсем недавно, буквально неделю назад, продленного от Старо-Петергофского проспекта до самого Автово, неслышно шелестя шинами, катился к центру города.
  Видит Бог! Не очень-то я люблю эти троллейбусы. Хоть в них не слышно ни лязга, ни грохота стальных колес, ни визга реборд на повороте, как в старом добром трамвайчике, и сиденья там мягкие, но... Слыхали ли вы, чтобы питерский трамвай хоть раз с моста падал? Вот то-то и оно! А я все не могу забыть про ту трагедию, когда вот такой же ЛК свалился, пробив ограждение набережной, в Фонтанку...Говорят, его на гололеде занесло! Водолазы 'ЭПРОН'-а потом из ледяной, черной воды вытащили тринадцать обезображенных трупов ... Так что мне милее старый добрый 'Браш' (Моторный трамвайный вагон фирмы Brush Electrical Engineering Company, широко применяемый в Совдепии. Прим. переводчика), где на двери патриархально нанесена горизонтальная полоска, отмечающая рост ребенка в один метр, с которого плата за проезд не взимается! А если рост был чуть выше, то родители возмущенно кричали: 'У него рост ровно метр, а это его рост вместе с кепкой!' От этого и пошла, кстати, поговорка - 'рост метр с кепкой'... а москвичи-то и не в курсе! Впрочем, говорят, на линию уже вышел целый трамвайный поезд, новейший 'Голубой экспресс' ЛМ-36, полностью спроектированный и произведенный у нас в Союзе. Но я его еще пока не видел, он, вроде, по загородной пятьдесят второй линии до железнодорожной платформы 'Сосновая Поляна' бегает... или по тридцать шестой, до яхт-клуба Стрельны?
  Устроившись поудобней возле покрытого снизу тоненькой корочкой льда окошка, чувствуя, как мои ноги под мягким дермантиновым сиденьем обдувает теплый ветерок от калорифера, я внимательно слушал рассказ инженера Сани:
  - История эта началась аж в 1931 году, когда Арткомитет выдал КБ-2, в котором работали наши камрады из 'Рейнметалла', задание на разработку триплекса: 400-мм мортиры, 305-мм гаубицы и 203-мм пушки, перевозимых на едином лафете, на гусеничном ходу.
  В 1932 году ГАУ рассмотрело все проекты и на пленуме ЦК было принято постановление 'утвердить проект комбинированной системы 400/305/203-мм проекта завода 'Большевик' для дальнейшей разработки и изготовления опытного образца, но...
  - Что же помешало? - спросил я.
  - Плохому танцору всегда яйца мешают, а нашим военным- начальство! О покойных говорят или хорошо, или ничего...Но я таки скажу! Нашим инженерам надо бы поставить золотой памятник тому злосчастному аэровагону! Потому как Тухачевский и его компания вследствие своей некомпетентности полностью срывали все планы создания артиллерии особой мощности. Поначалу эти деятели потребовали, чтобы новые орудия стреляли беспоясковыми снарядами, то есть полигональными, нарезными или подкалиберными. Были испытаны десятки самых экзотических боеприпасов всех этих трех типов калибром от 203 до 368 мм...
  - Ой, умру! Ведь из-за этих снарядов меня мало что из Армии вышибли, так еще и в психушку закатали... И вот, не прошло и десяти лет, как вдруг выяснилось...
  - А что Вы хотите? У Вас образование какое?
  - Незаконченное высшее...Физмат. И потом артиллерийское училище.
  - А вот у замнаркома по вооружению Тухачевского образование было - училище пехотное, у замнаркома тяжелой промышленности и начальника Главного мобилизационного управления Павлуновского - три класса церковно-приходской школы, а нарком тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе - вообще был недоучившийся фельдшер! (Недоучившемуся в духовной семинарии Сталину отсутствие высшего образования никогда не мешало. Видимо, дело всё-таки в мозгах: либо они у человека есть, либо их нет. Прим. переводчика) Вот и покровительствовали они техническим авантюристам типа Курчевского и Бекаури. Кстати, свернувшим себе шею в одном вагоне вместе с ними...
  - Да, весьма закономерный финал!
  - Ну наконец, в 1937 наша делегация (я тогда ещё практикантом был!) посетила завод 'Шкода', где присмотрела среди прочих интересных вещей 210-мм пушку особой мощности. Вместо того, чтобы просто приобрести лицензию, мы пошли своим путем! Купили три орудия вместе с ремкомплектом и ЗИПом, привезли в Союз и стали это дело копировать... То есть улучшать!
  Началось всё с того, что какая-то сволочь из ГАУ начертать изволила: 'Раздельно-гильзовое заряжание, это минус! Надо картузное!' Немцы делают свои новейшие системы с раздельно-гильзовым, французы с раздельно-гильзовым, даже тупые американцы с ним же... Но нет! Мы пойдем своим, особым путем! Год мы мучились с этими тряпочками, создавая сгораемую гильзу, затем приспосабливали эжекторное продувание ствола, чтобы выдувать не полностью сгоревшие клочки шелка, а потом...
  - Стойте, стойте! Сейчас угадаю. Мудрецы из ГАУ решили все назад вернуть в первобытное состояние, приказав сделать все, как было раньше !
  - Точно! Дым назад в трубу, угольки в дрова, а дрова в березки... С нашими комдивами вовек не соскучишься. Ну, в конце-концов, довели мы всё-таки нашу красавицу до ума! Получилось ничего себе, почти как у чехов... Вот Вам Таблицы Стрельбы, ничего, что они на немецком?
  - Ничего, я свободно читаю... а Наставление Службы есть?
  - Только в 'синьке'! (Светокопия. Прим. переводчика). Однако разобрать отдельные слова можно...
  И мы углубились в восхитительный мир технических описаний...
  ... Шипя пневматикой, двери троллейбуса сложились передо мной гармошкой, открывая выход. В лицо пахнуло хрустящим, как антоновское яблочко, морозцем... К ночи стало здорово 'замолаживать' (см. Даль. 'Пословицы и поговорки русскаго народа'. прим. переводчика). Так, сперва на службу, надо оставить там чертежи, таблицы и документы... Не тащить же их в коммуналку? В восьмиметровой комнате с грудным младенцем особо не позанимаешься, а на общей кухне... Сами понимаете! Стоит только на секунду отвлечься, как самые важные бумаги либо растащат на самолетики соседские детишки, либо бабушка Фрося использует для печения пирогов.
  Так, куда же я удостоверение засунул? Ага, вот оно...опа.
  Перед входом в Кресты стояла Анюта, держа на руках плотно укутанного в ватное одеяло малыша:
  - Ага! Попался, сволочь! Я там с ума схожу, а он тут на троллейбусах катается... И что это ты на себя нацепил, как последний клоун? Где твое пальто, лишенец? Проебал? Да ведь мы за него еще по рабкредиту не расплатились!
  - Солнышко, не волнуйся... Я все объясню!
  Анюта ловко попыталась пнуть меня в коленку (Слава Богу! Хоть выше не целилась. Это уже хороший признак!) Я так же ловко от неё увернулся. (Все же некоторый опыт счастливой семейной жизни выручает в трудных жизненных ситуациях!)
  - А ну, галопом домой, аспид коралловый!- (Моя Аня по специальности преподаватель биологии. Но, убей меня гром, все же я никак не представляю себе несущегося галопом кораллового аспида! У него, змеюки австралийской, ведь и ног-то совсем нет)! - Ишь ты, бумажек он набрал полную подмышку...Зачем ты буденновку на свою пустую башку напялил? Что это за маскарад?
  - Родненькая, ведь ты же знаешь, я- командир Красной Армии...
  - Какой ты в пиззззду командир? Был, да после дурки весь вышел! Я не за командира замуж выходила, а за хорошего учителя, пусть и с прибамбахом ... И, кстати, о прибамбахах ...,- Анюта мстительно сощурила глаза.- Тут твоя проблядушка прямо с утра к нам домой забегала...
  - Как-кая еще...,- я почувствовал, как предательская краска начинает заливать мне щеки.
  - Такая! Наташка твоя, из девятого бэ... Позор! Дурак старый! До сопливых малолеток уж докатился!
  - Ну, не такой уж я и старый...,- обиделся я.
  - Ага, значит, про Гамову ты не отрицаешь?! Все. Немедленный развод и девичья фамилия!!
  Слава труду! В этот отчаянный момент на подмогу подоспела наша красная кавалерия! Товарищ Лацис, словно Deus ex machina ( Бог из машины. Прим. переводчика) (Персонаж греческой трагедии, некое божество, которое волшебным образом разрешает сценический конфликт. Прим. Редактора), как я успел заметить, неожиданно появляется всегда в самый нужный момент...
  Подхватив мою супругу под локоток, нежно урча, как огромный сибирский кот, он уволок её в сторонку и что-то начал ей усердно втирать... Анюта периодически в ответ грозно взрыкивала, била копытом, гневно махала хвостом (зачеркнуто), кивала головой, трясла выпроставшейся из-под оренбургского платка тугой, как пружина, прядью белокурых волос...
  В конце-концов товарищ Лацис вытащил из своего кармана целую пачку двадцатирублевок и засунул их Анюте куда-то в отворот заячьей шубейки... выкупил, можно сказать.
  Аня погрозила мне кулаком, плюнула в мою сторону и уселась в подъехавшую к тротуару лацисовскую 'эмку'. На прощание она мне сердито прокричала :
  - Как сразу, так немедленно домой, понятно? Я на ужин рыбный пирог сварганила...
  Уф. Пронесло на этот раз...
  
  
  13.
  
  - Скажите, Арвид Янович... Вы что же, Ане свои деньги дали? Зачем? - с досадой выговорил Лацису я, поднимаясь по гулкой чугунной лестнице тюрьмы особого назначения.
  - Это я Вам просто взаймы дал! - усмехнулся чекист. - Когда Вам еще финчасть денежное содержание начислит и выплатит... а кушать надо каждый день, тем более, кормящей маме. А мне деньги все равно девать некуда... Родителей моих 'айзсерги'29 расстреляли, женой я так и не обзавелся...
  - А дети у Вас есть?
  - Наверное, где-нибудь есть...,- задумчиво произнес Лацис. А потом сердито добавил:- А вот времени у нас с Вами уже нет.
  - Почему?
  - Вы что, газет не читаете? Ну так извольте...
  На первой полосе 'Известий Советов депутатов трудящихся СССР' (Ха-ха. Будто бы в Совдепии есть какие-нибудь другие советы! Прим. Редактора) красовался заголовок: 'Рабочая встреча Председателя Совета Народных Комиссаров тов. Молотова В.М. и канцлера Великогерманского государства немецкой нации господина Г. Геринга'
  Само сообщение было необычно кратким: 'ТАСС. Город Брест, БССР. Сегодня здесь прошла внеочередная рабочая встреча между главами двух государств: Советского Союза и Германии. Стороны обсудили широкий круг вопросов, представляющий значительный интерес для дальнейшего укрепления добрососедского сотрудничества.'
  Сообщение предваряла фотография: хитро улыбающийся Вячеслав Михайлович сердечно пожимает руку толстому немцу. А тот ответно ему радостно лыбится, как параша (зачеркнуто) как вяземский пряник. Видно, до чего-то они действительно договорились... Или, скорее, о чем-то?
  Да, вот ведь как повернулось...
  Одно время, после прихода к власти Гитлера, победившего на парламентских выборах и назначенного Президентом Гинденбургом главой исполнительной власти, казалось, что отношения между Союзом и Германией, значительно упрочившиеся в двадцатые годы, безнадежно испортились.
  Начались политические процессы против коммунистов в Берлине, а в Москве в ответ начали радостно выявлять фашистских шпионов...Но внезапная смерть Адольфа Гитлера все вдруг изменила...
  Мой сосед, Нестор Петрович, сумел сконструировать отличный, хоть и внешне неказистый, пятиламповый радиоприемник. И когда вся квартира отходила ко сну под бой московских курантов, он отдавался Морфею под звуки исключительно 'Биг Бена'! Нет, не то, чтобы у нас запрещалось слушать русскую службу BBC (Еще бы не запрещалось! Большевики страшно боятся хоть одного слова ПРАВДЫ! Прим. Редактора), просто это как-то не рекомендуется, тем более, такие вещи вслух обсуждать ...Тем не менее, его рассказы на общей кухне несколько походили на ежедневную политинформацию, которую нам в учительской перед первым уроком проводил завуч.
  Версия, опубликованная в 'Правде', судя по всему, мало отличалась от канонической, принятой в самой Германии: измученный старыми ранами контуженный ветеран Империалистической войны в приступе глубокой депрессии покончил с собой. Обычная история представителя 'потерянного поколения', читаем Э.-М. Ремарка, 'Три товарища'...
  Однако, по словам Нестора, все было не так! Гитлера-де убили! Причем не английские империалисты или французские реваншисты, и даже не верные соратники, товарищи по партии, как это частенько случается, а его подружка, Ифи Браун.
  Причем застрелила барышня своего Адольфа исключительно потому, что тот принуждал ея к каким-то совершенно, на мой взгляд, запредельным гнусностям - например, испражняться ему прямо на лицо! (Причем здесь гнусность? Каждый индивид имеет право на полную свободу в сфере удовлетворения своих базовых, в том числе, половых инстинктов! Прим. Редактора) (Вот педераст! прим. переводчика)
  Как бы то ни было, спустя всего три дня в Германии многое переменилось... Рейхсвер, переименованный в Вермахт, занял все ключевые точки Берлина, Мюнхена и еще пары городов, в которых временами слышалась стрельба... В ходе этой беспорядочной стрельбы как-то случайно получили ранения, не совместимые с жизнью, глава охранных отрядов Гиммлер и министр пропаганды доктор Геббельс. Обычное дело, стоит только вспомнить судьбу Николая Ивановича Ежова (Руководителя русской тайной полиции, чье имя исчезло из советской печати. прим. переводчика) и редактора тех же 'Известий' товарища Бухарина.(известный экономист и публицист, книги которого перестали публиковаться. прим. переводчика)
  После этого руководитель штурмовых отрядов, товарищ Рэм, поехал кататься на машине и ...(Совершенно безумная криминологическая 'Теория заговора'. Большевики даже обычному дорожному происшествию приписывают зловещий вид! Прим. Редактора)
   Затем толстяк Геринг выступил по радио и сообщил, что национально-социалистическая революция в общем и целом закончилась, пора приступать к периоду реконструкции... Цели ясные, задачи поставлены, за работу, товарищи!
  Одним из первых плодов перестройки отношений Союза ССР и новой Германии стало депортирование в Союз товарища Тельмана, после чего о нем никто и никогда больше ничего и не слышал.
  В качестве 'ала-верды' в Германию выехали тысячи поволжских немцев. Многие из них, вкусив реалий Запада, тут же запросились было обратно, но увы! 'Ну нет! Раз померла, так уж пусть померла!' - как сказал зять о внезапно ожившей теще. Хотя после начала реализации геринговского четырехлетнего плана жизнь простых немцев несколько улучшилась, (в частности немного уменьшилась в связи со строительством автобанов безработица), однако было им по-прежнему далеко не сладко...
  Но в целом процесс сближения двух социально ориентированных стран (я не Швецию имею в виду!) проходил без особых проблем... На Запад шли составы с украинской пшеницей и бакинской нефтью, обратно- вагоны с немецкими товарами, машинами и оборудованием...Как выяснилось, наши экономики очень здорово дополняли друг друга! И кому, как не руководителю народного концерна 'Hermann Hering verke' это было понимать?
  В империалистических же странах наше успешное сотрудничество воспринималось как смертельная угроза англо-саксонскому миру...
  - И все-таки я не понимаю!- разглядывая фотографию, задумчиво протянул я.- Как же это все-таки получается? Ведь у немецких фашистов такая людоедская идеология, а мы с ними в десны целуемся?
  Чекист в ответ ухмыльнулся и покачал своей бритой наголо головушкой:
  - Хотите, я Вам анекдот расскажу, только он не смешной?
  - Ну, извольте!
  - Дело было в 1789 году. Сидел как-то великий князь Павел Петрович у своей матушки, Екатерины... Читал газету о бесчинствах якобинцев. А потом и говорит: 'Что они там творят? Я бы решил вопрос быстро, своими пушками!' На что Екатерина, недаром прозванная Великой, ему так ответила: 'Ты, жестокая тварь! Или ты не понимаешь, что пушками против идей воевать бессмысленно?'
  - А! Так вот откуда берет свое начало исток слов товарища Молотова, что бессмысленно воевать против идей гитлеризма?
  - Именно. Империалистическая война, в которой Антанта стравила Россию и Германию, была абсолютно не нужна ни России, ни тем более Германии! И сейчас, те же самые политические силы, за которыми стоят Дюпон, Форд, Детердинг, Рено, Вандербильд, Морган - изо всех сил стараются снова нас с немцами стравить... Вы ведь неглупый человек, скажите- кто был виновником новой европейской войны?
  Да. С моей точки зрения, вопрос Лациса был абсолютно риторическим. Панская Польша, науськиваемая своими союзниками, Францией и Англией, сначала оккупировала Тешинскую область Чехословакии. Затем, наплевав на Лигу Наций, заняла Данциг. Обращение Германии к Международному Венскому Арбитражу было похоже на 'шемякин суд'. 'Уродливое порождение Версаля', созданное как форпост Запада против России (во всяком случае, как необходимая часть 'санитарного кордона'. прим. переводчика) плевать хотело на международное право. Наследники Пилсудского полагали, что лишенная авиации, тяжелой артиллерии, флота Германия не сможет им противостоять.
  Однако поляки кое-что подзабыли. А именно то, что кроме Версаля было еще и Локарно! (Покрытое позором место, где представители самых кровавых диктаторов современности впервые начали вынашивать свои кровавые планы. Прим. Редактора) (Кровавые диктаторы- это, надо полагать, канцлер Германии Ганс Лютер и русский глава правительства Рыков? Прим. переводчика) И развязанная Польшей с целью защиты своей хилой экономики от немецких товаров таможенная война 1925 года только сблизила внешне-политические позиции Веймарской Германии и Советской России.
  Все вменяемые политики двадцатых годов прекрасно понимали, что и сама Польша создана ценой разграбления Германии... Но у демократических правительств всегда бессильный виноват! Поэтому такие преступные действия, как полонизация немецкого населения Поморья, не вызывали никаких протестов у просвещенной Европы, так же как, впрочем , поголовная полонизация Кресов Всходных! (Области Украины и Белоруссии, находившиеся за линией Керзона. прим. переводчика)(Как вообще можно сравнивать культуртрегерскую деятельность поляков в диких русских землях с -да! возможно, не всегда соразмерными действиями по развитию самобытной польской культуры в Польском коридоре? Прим. Редактора)
  Однако проводившаяся Польшей политика в отношении своих национальных меньшинств исходила из собственных польских иллюзий, в первую голову переоценки своей роли...
  И когда в Данциге наконец РВАНУЛО... Для поляков вдруг стало совершенно непонятно, куда делась привычная германская терпимость? Когда с двух сторон, из Кенигсберга и Силезии, на Польшу в лучших традициях распущенного Антантой Генеральштаба вдруг обрушились стальные клещи кавалерии и посаженный на грузовики пехоты, к которым немедленно добавилось вполне понятное стремление чехов вернуть назад свои металлургические заводы в Тешине...Пшеки просто оторопели! Тем более, немецкие войска сражались яростно, умело и беззаветно. Что стоила, например, лобовая атака немецкой кавалерийской дивизии против польской танковой бригады? Когда четверки лихих коней выносили на прямую наводку великолепные немецкие 3,7см противотанковые пушки, в упор расстреливавшие медлительные польские 'Виккерсы-шесть тонн' и '7ТП'... Помню, я с удовольствием смотрел репортаж об этом сражении в свежем выпуске 'Дойче Вохеншау', в кинотеатре 'Аврора'...
  Разумеется, когда в Западной Белоруссии началось народное восстание, возглавляемое Западно-Белорусской коммунистической партией, наше Советское Правительство не могло остаться в стороне.
  И вскоре велосипедисты стремительного Гудериана и красноармейцы из мехкорпуса Рокоссовского пожали друг другу руки на Висле! Но плутократические режимы Запада не могли смириться с разгромом своего цепного пса, и в октябре 1939 года сначала потребовали разъединения немецких и польских войск, а после отказа Германии (сделать этого Германия просто не могла! Разъединения войск произвести бы не удалось чисто физически, так как польская армия как единое целое уже перестала существовать. прим. переводчика) объявили войну Третьему Рейху...
  Правда, война эта была какой-то странной. Французы легко заняли предполье немецкой 'Линии Зигфрида' и почему-то на полушаге застыли... Мир замер в ожидании.
  - Не буду читать Вам, Владимир Иванович, политграмоты. Но финский ГНОЙНИК надо вскрывать. Причем немедленно, пока на двадцать финских аэродромов не приземлилась авиация каких-нибудь коллективных миротворческих сил, под эгидой всё той же продажной Лиги Наций. А вот скальпеля подходящего сейчас у нас и нет...
  - Как же нет? Ведь мне Саня Згурский рассказывал, что мы сумели с приходом в ГАУ товарища Кулика произвести более полусотни орудий только особой мощности? А еще есть просто: большая мощность...
  - Есть, да не про нашу честь! Все это богачество заблаговременно отправлено было в Белорусский Особый Военный округ... Кто же знал, что так широко разрекламированные поляками Березо-Картузский и Пинский укрепленные районы окажутся очередным мифом? Ни одного бетонного дота!
  - Ну я не знаю, были ли польские пограничные укрепления таким уж мифом либо нет... Мы в Мировую безуспешно бились об обыкновенные немецкие траншеи, которые в три ряда...
  - Мой дедушка говаривал: 'Tvirtovės įgula stiprus!', по-вашему, твердыня воином сильна. Если бы в тех траншеях вместо поляков сидели бы немцы...
  - Если бы у дедушки не было кое-чего, он бабушкой бы был! Ну так и что, после того, как РККА, как нож через масло, прошла до самой Вислы, где теперь наша славная тяжелая артиллерия?
  - Да всё там же, застряла на Висле... Мы ведь предполагали ещё штурмовать Прагу (завислянский район Варшавы. Прим. переводчика), крепость Модлин... кто же мог заранее предполагать, что героическое польское правительство с такой бешеной энергией рванет интернироваться в Румынию? А теперь, как же можно быстро её вытащить? Пропускная способность польских железных дорог ничтожна, шоссе после прохождения наших мехколонн превратились в разбитые проселки...А потом,- Лацис конспиративно понизил голос, хотя в комнате никого, кроме нас, не было- отчего-то мне кажется, что наша особо мощная артиллерия ещё понадобится на Западном фронте! И очень скоро!(Так и получилось. прим. переводчика) Вот так и вышло, что нам здесь, на Северном фронте, приходится собирать все до самой последней крошки...
  - Ну, НАШУ крошку назвать так можно только в силу ласкового преуменьшения...Но почему я? Почему заключенный Вершинин? Что, в РККА командиров больше не осталось?
  - Вы не поверите, Владимир Иванович, не осталось!
  - Не поверю. Где же они?
  - Самые толковые сейчас на Западе, а остальные... У меня товарищ в Особом отделе служит. Вот, скопировал для меня письмо, которое бойцы РККА товарищу Жданову написали... Желаете ознакомиться?
  - Премного буду благодарен...
  ' Дорогой Тов. Жданов!
  Положение в нашей родной Красной Армии стало совершенно невыносимым.
  1. Срок службы стал самым длинным, по 3-4 года держат в одних только в целях строевой бессмысленной муштровки. А боевой работе бывает вообще не учат. Некоторые бойцы по второму году службы до сих пор не умеют заряжать винтовку. А то вместо боевой учебы мы копаем ямы для водопровода к домам комсостава.
  2. Питание стало самое отвратительное - равноценное на броненосце Потемкин в старое время. Командиры нас обкрадывают и не стесняются!
  3. Одевание у нас как у партизан, ходим кто в чем попало !!!
  4. Семьи наши также голодают. Красноармейским семьям никто не помогает.
  5. Порядки и дисциплина как в старой армии, только лишь одного нет, хорошо, не бьют по морде. Но бывает, некоторые командиры перед строем кричат обидные матерные слова, обижают нас, советских людей.
  6. Работаем по 13-15 часов, только нас пока еще не лишили сна 6-ти часов.
  Благодаря этому у красноармейцев и мл. командиров моральное состояние самое отвратительное, это показали летние учения в Карелии, где наша армия показала свою таковую беспомощность, что многие наши нестойкие товарищи не дай бог война могут сдаться врагу.
  Такое же настроение и в данное время. Бойцы в открытую протестуют и выливают свое возмущение перед средними командирами, а они молчат и никому не доносят, т.к. они сами это осознают и нам сочувствуют.
  Мы писали своему полковому, дивизионному и корпусному командованию, но все бесполезно, решили написать Вам, чтобы Вы передали об этом лично товарищу Сталину.
  Бойца, как личность, унизили до невозможности; за малейшее - дают гауптвахту и наряды, а политруков командиры и не слушают, т.к. их считают пустышками, трепачами, в их агитацию никто не верит.
  Мы сознаем, что в стране у нас экономическое положение тяжелое, поэтому просим:
  1) отпустить нас сверхсрочно-служащих домой кто не хочет больше служить;
  2) вообще сократить срок службы, т.к. длинный срок сверх законного когда не знаешь сколько еще осталось хуже отражается на моральном состоянии;
  3) приравнять бойца к человеку;
  4) в корне изменить питание, хоть прекратить бы воровство;
  5) дать хорошее обмундирование или хотя бы только шинели и сапоги, а то есть бойцы совсем босые, носят лапти и тапочки а некоторые в осень в одних гимнастерках и без нательного белья;
  6) выпускать из расположения части хоть часа бы на три раз в неделю, Вы сами видите, какие результаты, когда не выпускают мы же не арестанты;
  7) уменьшить хоть на час рабочий день дать красноармейцам выспаться, и учить нас не шагистике, а военному делу настоящим образом. Учиться воевать за нашу Советскую Родину мы очень хотим;
  8) предоставить хоть раз в год свидание с родными.
  Поверьте, дорогой наш т. Жданов, если это будет выполнено, то все недостатки в армии ликвидируются и моральный дух будет самый высокий и товарищи красные бойцы будут отважно сражаться.
  Убедительно просим, проделайте эти мероприятия. Вы сами хорошо знаете из опыта царской армии - что одни репрессии, наказания порядка не восстановят.
  Это письмо написано от имени бойцов и мл. командиров войск, расположенных в Пскове, в Луге, в Стругах и т. д.
  Впредь наши письма будут печататься на машинке.
  Тов. Жданов, поверьте, это не выдумка, а искренняя правда, до Вас все не доходит.
  Мы будем просить об этом Сталина.
  Группа бойцов и командиров.'30
   - М-да, тяжелый случай... И что, это правда?
  Лацис угрюмо кивнул:
  - Самое удивительное, что по документам, представленным командирами, все красноармейцы этого корпуса одеты по сезону, с ног до головы! И питаются они строго по норме...И все положенные учебные нормативы сдают. И никакого копания траншей для водопровода в рабочее время. Сволочи...
  - Мало вы их в тридцать седьмом году шерстили!
  - Согласен, мало! Обычное дело. Армия мирного времени! Когда в военное училище идет молодой человек, который знает, что лейтенант будет получать жалования побольше, чем начальник цеха, на всем готовом! Когда красный командир, вместо того, чтобы учить личный состав, пьянствует и дебоширит - совершенно безнаказанно! Когда процветает кумовство, блат, воровство и жульничество, когда в мишенях дырки вертят еще в расположении части, когда инспекторов, прибывших с проверкой, поят до усрачки в ресторанах... Вы, Валерий Иванович, этим командирам верите? Вот и я тоже... А сотрудники НКВД, это совсем иное дело... Вот, тому же Вершинину я верю. Не потому верю, что он под расстрелом ходит (да плевать он хотел на расстрел!), а потому, что он настоящий профессионал и честный человек, русский патриот...
  - А я?
  - Ну, и Вы... тоже. Главным образом, я же вижу! И потом ... Вам в Вашей школе просто тесно! Делать Вам там, кроме как старшеклассниц щупать, откровенно нечего, я ведь прав?
  - Да с чего Вы взяли, что я кого-то там щупаю?- фарисейски возмутился я.- Что это за наветы? ('Честно говоря, только раз и было, что на первомайской демонстрации. Мы физкультурную композицию изображали, когда по площади Урицкого проходили. И вот, перед трибуной, помог я Наташе к себе на плечи залезть, а рука моя сама собой как-то и ... Но ведь она об этом вроде ничего никому не говорила, даже мне! Только при виде меня несколько дней подряд прыскала от смеха и слегка краснела...')
  - НКВД все знает!- поднял вверх указательный палец Арвид Янович.- Мы же не в укор Вам. Ну, щупаете себе и щупайте, педагог Вы наш. Фактически Песталоцци. Ведь по доброму же согласию все происходит, разве нет? Девушки от этого только пышнее становятся, да и где, как не в родной школе, им учиться? ... Я не про то... Вы как, осматриваетесь у нас потихоньку?
  - Вот именно, что слишком потихоньку... Очень сложное орудие. Очень.
  - Ничего, заводские Вам помогут. Тот же Петрович, например...
  - Кстати о Петровиче... Как его фамилия?- достал я из нагрудного кармана записную книжку.
  - Петрович! Вернее, ПЕтрович. Просто все так привыкли его называть... из сербов он!
  - Гляжу, он из бывших флотских?
  - Не просто из флотских! Он с самого 'Варяга'!
  - Да сколько же ему тогда лет?
  - Сорок восемь годков.
  - Ничего не понимаю...,- пожал плечами я.
  - Да что тут понимать! Шел русский крейсер на Дальний Восток, и в одном порту сердобольный боцман подобрал бездомного мальчишку...Зачислили в юнги. Так он и на войну попал. Вы не сомневайтесь, артиллерист Петрович от бога! Правда, есть у него одна русская болезнь...
  - Пьет?
  - Как лошадь. Так что Вы уж с ним там построже... теперь детали.
   (Далее в рукописи, которая представляет собой блокнот в твердом коленкоровом переплете, изрядно запачканном кровью автора, вырваны несколько страниц. Вообще, неизвестный автор тщательно вымарывает все, что касается конкретики использования или технических аспектов вооружения. Однако, господам читателям все же, полагаю, будет интересно познакомиться с тем видом оружия, о котором идет речь. Тем более, в дальнейшем в тексте обязательно встретятся моменты, которые могут показаться невероятными, если не знать их фактической подоплеки.
  Прежде всего, по мнению наших консультантов из Сикрет Интеллидженс Сервис ( это такая консультационная гражданская служба Правительства Его Величества) , речь идет о так называемой 'турецкой' пушке.
  Это орудие под индексом '21-см (точнее, 210,9 -мм) тяжелая пушка V31' разрабатывалась фирмой 'Шкода' для Турции. Орудие было полустационарное, стрельба производилась с основания, зарытого в грунт. Перевод в боевое положение занимал шесть часов. Система перевозилась на трех повозках: ствол, верхний лафет, основание. Весило оно в сборе 38 тонн, тормоз отката гидравлический, накатник гидропневматический. Дальность стрельбы осколочно-фугасной гранатой весом 135 Кг при полном заряде 36.5 Кг и начальной скорости снаряда 800 м\сек составляла около 30 километров. Всего было изготовлено три орудия и 4200 снарядов.
  Однако в Турцию изготовленные (и кстати сказать, полностью оплаченные!) пушки V так и не попали.
  Какими-то неведомыми путями эшелон с пушками свернул в Болгарии с магистрали и исчез в тупиках пограничной с Турцией сортировочной станции Свиленград. Как и каким образом исчезнувший 'влак' оказался сначала в Румынии, а потом в Санкт-Петербурге, осталось загадкой. Надо полагать, без происков зловещего НКВД здесь не обошлось.
  Русские в значительной степени модернизировали орудие. Теперь оно получило гусеничный лафет высокой проходимости, что говорит об яростной агрессивности Советов. Ведь миролюбивой Турции требовалось полустационарное орудие исключительно для обороны своей страны (или у турок просто не было мощных тягачей для перевозки пушки в сборе. прим. переводчика)
  Начальная скорость снаряда увеличилась до 905 м\сек и табличная дальность стрельбы при максимальном заряде нитроглицеринового пороха достигла 33900 ярдов.
  Русские разработали для этого орудия несколько видов боеприпасов: фугасная граната ( с весом ВВ 21, 7 Кг), бетонобойный каморный снаряд (с зарядом ВВ в 8.2 Кг) и бетонобойный цельнокорпусный трассирующий снаряд, представляющий собой стальную болванку весом 135 Кг.
  Угол вертикальной наводки увеличился с 45 до 50 градусов, а вот угол горизонтальной наводки вместо 360 градусов на вкопанном в землю основании на гусеничном лафете составил всего лишь 17 градусов. Габариты орудия (14.9 ярдовх3.27 ярдах2.76 ярда) не изменились, а вот вес уменьшился на одну тонну, что не может не говорить о тщательности конструкторской проработки проекта модернизации.
  Тягач 'Коминтерн' производства Харьковского паровозостроительного завода, с дизельным двигателем 131 л.с. и запасом хода 170 километров буксировал орудие со скоростью 15 км\час.
  Так же для буксировки орудия мог использоваться тяжелый танковый тягач 'Ворошиловец', однако у нас нет данных об его применении для этой цели.
  Что касается боевого применения орудия, то мы полагаем, что были описаны некоторые конкретные боевые эпизоды, трудно лоцируемые по месту и времени происходившего. Прим. Редактора)
  
  
  14.
  'Сосняком по откосам кудрявится
  Пограничный скупой кругозор.
  Принимай нас, Суоми - красавица,
  В ожерелье прозрачных озёр!
  
  Ломят танки широкие просеки,
  Самолёты кружат в облаках,
  Невысокое солнышко осени
  Зажигает огни на штыках.
  
  Мы привыкли брататься с победами
  И опять мы проносим в бою
  По дорогам, исхоженным дедами,
  Краснозвёздную славу свою.
  
  Много лжи в эти годы наверчено,
  Чтоб запутать финляндский народ.
  Раскрывайте ж теперь нам доверчиво
  Половинки широких ворот!
  
  Ни шутам, ни писакам юродивым
  Больше ваших сердец не смутить.
  Отнимали не раз вашу родину -
  Мы приходим её возвратить.
  
  Мы приходим помочь вам расправиться,
  Расплатиться с лихвой за позор.
  Принимай нас, Суоми - красавица ,
  В ожерелье прозрачных озёр!'32
  
  (В переводе на человеческий язык этот бред собачий коммунистических мерзавцев братьев Покрасс звучит так:
  Männiköt jyrkänteillä kihartuvat,
  Rajan näköpiiri kapea.
  Ota meidät vastaan, Suomi-kaunotar,
  Kirkkaiden järvien koristama.
  
  Panssarit jyräävät metsään leveitä aukkoja,
  Lentokoneet lentävät pilvien yllä,
  Syksyn apea aurinko
  Sytyttää tulen pistimiin. и проч. Думаю, что нет необходимости приводить весь этот текст. Прим. переводчика.)
  (Какая мерзость! Прим. Редактора)
  
  Протяжная, напевная, как распевы 'Калевалы' песня проникновенно звучала из репродукторов грузового двора Финляндского вокзала. Однако над Выборгской стороной вовсе не играло солнышко, хоть бы и невысокое... Из черного неба валились хлопья снега, и ложились белым пушистым саваном на полуциркульное здание паровозного депо, на веер путей, уходящих во тьму, на крышу пересыльной тюрьмы на улице Лебедева, на голые верхушки старинных тополей во дворе Военно-Медицинской академии. Из-под трамвайной дуги 'шестерочки', со звоном уходившей на поворотный круг, с треском сыпались синие искры...
  - А все же, Александр Игнатьевич,- спросил я Вершинина,- зачем же мы так поздно начинаем? Под самую зиму-то? Ведь, вот, и песня, надо полагать, писалась не просто так, а к определенной дате...
  - Н-ну, коллега, мне думается, что международные обстоятельства так сложились! Мнится мне, старичку33, что у наших английских да французских заклятых друзей скоро будет чем и без Финляндии усердно заняться! (Так и вышло. прим. переводчика) А потом, чем Вам зима плоха? Вот, Шувалов да Барклай де Толли в тридцатиградусный мороз во времена оны по льду Ботнический залив форсировали ... аж в самую Швецию вперлись! Нет, зимой хорошо. Все озера, все болота подо льдом... И вот еще плюс - зимой комарья нет! Ведь я же помню Карельский. Бывал в этих краях, на даче... Там этих кровопийцев летучих - ух! До смерти загрызут...
  Перед моими глазами мгновенно встало багрово-синие, распухшее как футбольный мяч лицо когда-то дерзкого и несгибаемого поручика Щетинина. Обнаженный, привязанный безжалостными вертухаями к двум хилым, кривым плакучим березкам, казнимый поручик слепо мотал головой, прикусив окровавленными зубами серый кончик высунутого из вывернутых, цветом сырого мяса, губ... Над головой когда-то непокорного узника неподвижно стоял черный комариный столб, из недр которого выходило низкое гудение, как от трансформаторной будки. На его груди, животе, бедрах недвижимо сидели разбухшие от крови оводы, поминутно отваливающиеся, на смену которым тут же садились другие...Щетинин хрипло, со стоном дышал, с мокрым хлюпаньем захватывая в окровавленные ноздри черную кровососущую мошку. Из угла его искаженного нечеловеческой мукой рта тяжко вытекала черная густая, как патока, слюна, стекая на сизую от кровоподтеков грудь. А из мертвых, белесых, закатанных под лоб глаз пока еще живого человека медленно, медленно, безостановочно катились кровавые слезы...
  - Да, господин подполковник, вы себе даже не представляете, как они загрызут...
  - Ну, что, товарищи, скоро отправляемся?- к нам неслышно подошел похожий на сияющую и хрупкую новогоднюю игрушку инженер Саня. На его цыплячьей груди теснились: привинченный34 комсомольский значок, значок МОПР, 'Отличник ОСОАВИАХИМ', 'Будь готов к воздушно-химической обороне', 'Ворошиловский стрелок', 'Донор СССР'... Значка 'Друг детей' я у него однако не заметил, видимо, чисто по невнимательности.
  - Да пока еще темна вода в облацех! - наморщил лоб Вершинин. - А вот, кстати, и наш Кербер35 одноглавый идет! И ведет за собой некое забавное чучелко!
  Действительно, товарищ Лацис вел за собою странную фигуру, одетую в тонкое пальто мышиного цвета с воротником из какого-то подозрительного меха, не иначе, кошачьего. На голове фигуры возвышалась незнакомой формы фуражка с высокой тульей, а уши странного гостя прикрывали черные вязаные наушники. Которые, надо сказать, помогали мало! Ибо из-под них все равно высовывались петлястые, красные уши. Дополняла великолепие прозрачная сопля, чудом удерживающаяся на кончике огромного носа...
  - Здравствуйте, товарищи! Разрешите вам представить вашего нового товарища, представителя дружественной нам германской армии! Будет у нас военным наблюдателем...
  Фигура четко пристукнула каблуками лакированных штиблет:
  - Обер-лейтенант Исаак Ройзман, честь имею!
  - Э-э-э, но Вы, случайно, часом не... э-э-э ... еврей?- потрясенно спросил немца Вершинин.
  - Совершенно случайно! А ви, я дико извиняюсь, таки шо, будете антисемит?- свирепо шмыгнув носом, чисто национально ответил вопросом на вопрос обер-лейтенант.
  - Нет, я.. э-э-э ... но это так ... это как-то даже странно! - недобро сверкнул глазом наш старый жидоед.
  - Вы ведь из фашисткой Германии!- пришел я на выручку подполковнику. - У вас ведь там, дома, фашистские законы... а Вы вдруг офицер?
  - Ну, ежели ви говорите за те позорные Нюрнбергские законы, то особым декретом канцлера Геринга они давно признаны извращением партийной линии. А потом, у нас Германия не фашистская, а национально-социалистическая. Фашисты, как наиболее прогрессивная часть рабочего класса, пришли к власти в Италии! Ви, я дико извиняюсь, усе попутали!
  - Но как же... ведь у вас там эсесовцы?
  - Ну таки и шо, што эсесовцы? Те эсесманы занимаются своим прямым делом: распространяют партийные листовки и добровольно-принудительно подписывают народ на 'Фелькишер Беобахтер'! (как это и было в 1925 году. прим. переводчика)
  - И что же, у вас, может, и концлагерей нет?- ядовито осведомился я.
  - А ви шо скажите, что если их таки и есть у нас, так их нет и у вас?- остро, по-заграничному, отбрехался Ройзман. (Вот оно, звериное сходство диктаторских тоталитарных режимов! Прим. Редактора) (Ну, ведь и у нас для 'политиков' концлагеря есть. Например, концентрационный лагерь 'Миэхиккеля'. прим. переводчика)
  - Брэк, горячие парни! - взмахнул рукой Лацис. - Давайте-ка по вагонам! А к Вам, Валерий Иванович, вон, у забора ...посетитель!
  Действительно, у высокого решетчатого забора с внешней стороны прижалась к черным металлическим прутьям тоненькая девичья фигурка...
  Когда я, под звук свистка дежурного и лязг сцепок подбежал к ней, Наташа Гамова только и успела в последние секунды, что провести мне по лицу своей мокрой от её горячих и соленых слез нежной и маленькой ладошкой... Короче, мы поехали. Куда-то во тьму ...
  
  
  15.
  
  Тучи над городом встали. В городе пахнет грозой!
  За далекою Нарвской заставой парень идет молодой.
  Далека ты, путь- дорога! Выйди, милая, встречай.
  Мы простимся с тобой у порога, ты мне счастья пожелай.
  Мы простимся с тобой у порога, ты мне счастья пожелай.
  
  Черные силы мятутся. Ветры нам дуют в лицо!
  За счастье народное бьются отряды рабочих бойцов!
  Далека ты, путь- дорога. Выйди, милая моя.
  Мы простимся с тобой у порога, и быть может, навсегда?
  Мы простимся с тобой у порога, и уж точно, навсегда!
  
  Жаркою страстью пылаю. Сердцу тревожно в груди!
  Кто ты? Тебя я не знаю. Но наша любовь впереди.
  Приходи же, друг мой милый. Поцелуй меня в уста!
  И клянусь, я тебя до могилы не забуду никогда.
  И клянусь, я тебя до могилы не забуду никогда...36
  
  Так, с приятной хрипотцой в голосе, наигрывая себе на старенькой тальянке, оптимистично пел старую питерскую, рабочую песню путиловский слесарь первой руки Иван Петрович, по-стариковски сгорбившись на покрытых соломой нарах, поближе к раскаленной печке...Глядя на его изработанную, сутулую, худую спину, обтянутую потертым, аккуратно заштопанным ватником, сердцу невольно становилось так больно...Ну, мы-то, люди казенные, военные! А вот его-то зачем припрягли? Он своё уж давно отвоевал.
  Под тихий перестук колес за полуоткрытой дверью теплушки (которая 'Восемь лошадей или сорок человек') медленно, как во сне, проплывали ветки елей, покрытых уже пышными снеговыми шапками...
   У меня на душе было тяжело и муторно... Сам себе дивлюсь! Да что я, в самом-то деле? Ну, Наташка и Наташка... Мало ли в её жизни еще будет хороших ребят? Всплакнет и завтра же забудет про меня. Девичьи слезы - роса на солнце. Побольше поплачет, поменьше поссыт. И, в конце концов, у меня есть любимая и любящая меня жена и сын! Вот о них и нужно грустить, а не о всяких там Наташках. Эх, Наташка...
  Напротив меня, при свете 'летучей мыши', подполковник Вершинин колдовал над штатным расписанием:
  - Тэ-э-эк-с, что мы имеем с гуся?
  Командир отдельной батареи: есть. Это я.
  Старший офицер: понятно, Владимир Иванович...
  Командир огневого взвода и по совместительству арт-техник: товарищ Згурский.
  Наводчик: Иван Петрович.
  Номеров и разведчиков Лацис обещал на месте подогнать... Владимир Иванович, кого у нас нужного нет?
  - Командира отделения тяги! И еще, понятно, самого главного в батарее специалиста! Замполита...,- съязвил я.
  - Э, камераден...,- подал голос из темного угла наконец отогревшийся обер-лейтенант Ройзман.- Я, вообще-то, по военной специальности буду как раз офицер по национал-социалистической пропаганде!
  - О-о-о, боги мои! - застонал Вершинин и с размаху ударил себя кулаком в высокий лоб.- Яду мне, яду! Вот только жида- комиссара мне в батарее ещё и не хватало!!!
  - Так, я не понял, а что Вы имеете против комиссаров?!- обиделся Исаак.
  - Ну, хватит, горячие парни..., - в теплушку, медленно, почти на ощупь пробирающуюся через сонный сказочный лес, на ходу запрыгнул вездесущий Лацис.- На минуту оставить одних нельзя! Как дети малые, ей-ей... Александр Игнатьевич...
  - Слушаюсь, гражданин начальник!
  - Командованием принято решение: на время проведения операции присвоить Вам и всему личному составу воинские звания... А то ведь у нас встречают по одежке, а провожают пиздюлями... Ха-ха. Держите временные удостоверения и ваши регалии!
  С этими словами Лацис протянул каждому из нас краповые с малиновыми выпушками петлицы войск НКВД.
  Вершинину достались три 'шпалы', мне - одна, а инженеру Сане - три бульонных красных кубика (от дружественной Союзу ССР фирмы 'Кнорр' - чей супчик вкусен и скор, если верить рекламе. Ну, не знаю. Анюта варила- страшная гадость). Петровичу на мозолистую ладонь легла старшинская 'пила'.
  Увидев наше с Вершининым преображение в офицеров, старших его по званию, обер-лейтенант Ройзман мигом дисциплинированно сел по стойке смирно, выпучив от усердия глаза.
  - Не могу сие принять-с...,- с ядовитой усмешечкой положил на край нар петлицы подполковник Вершинин. - Если я красный командир-с, то где тогда мое личное оружие?
  - Да на что оно Вам? - ответно щедро улыбнулся ему Лацис. - У Вас же целая пушка особой мощности есть? Но ладно, раз уж Вы так настаиваете...
  Он скинул с плеч висящий на одной лямке сидор, развязал его и подал подполковнику маузер в великолепной полированной деревянной кобуре: - Вот, прошу!
  Да, маузер был весьма не плох! С удлиненным магазином на десять патронов, с хищным и длинным стволом...Настоящий К-96, выпускаемый дружественной к Союзу ССР фирмой 'Ваффенфабрик Маузер -Верке АГ', еще известный как 'Bolo-Mauser', то есть специальный большевистский. Единственное, что было плохо - это то, что автоматический пистолет был с немалым искусством вырезан из дерева! Зато и покрашен, совсем как настоящий...
  Вершинин встал и молча ушел в самый темный угол теплушки, сев лицом к стенке...
  - Ну, ну,- виновато протянул Арвид Янович,- ну, извините...ну, я неудачно пошутил. Вот он, Ваш ствол, пожалуйста, держите... 'Тульский-Токарев', и уже Вам в удостоверение личности вписан!
  - Вы бы мне еще дырявую ложку выдали, с надписью 'Учебная'! - проворчал подполковник, застегивая кобуру.- Последний раз мы так плоско шутили в кадетском корпусе...
  - Пришивайте петлицы, товарищи командиры! - скомандовал Лацис.- Скоро выгрузка...
  - Уже?- только и нашелся, что спросить я...
  
  16.
  
  'Нас утро встречает прохладой,
  Нас ветром встречает река.
  Кудрявая, что ж ты не рада
  Весёлому пенью гудка?
  За Нарвскою заставою
  В громах, в огнях
  Страна встает со славою
  На встречу дня!' ('Песня о встречном'. прим. переводчика)
  
  А и вправду, от чего ты, кудрявая моя головушка, не рада? Да от того, что оные кудри за ночь малость примерзли к осиновым кольям, на которые натянут каркас нашей палатки, стены которой были покрыты ровным слоем изморози от дыхания ... Палатка, чего там греха таить, была очень хорошая, двойная. Поэтому в ней было гораздо теплее, чем на вольном свежем воздухе. Градуса на полтора...
  'Да разъебит твой пердолет стальным самотыком!' - печально подумал я. Потому что после ночевки все моё тело просто задубело! Рук и ног я вообще не чувствовал...Ничего себе, неделька начинается! А ведь сегодня только 30 ноября.
  Кашляя и чертыхаясь, я с трудом выбрался из палатки. Над вершинами заснеженных сосен был виден самый краешек малинового солнца.
  Хлопая себя рукавицами по бокам шинели, на манер извозчика, притоптывая по громко скрипящему снежку своими замечательными, совершенно задубевшими ботинками, я огляделся по сторонам и совершенно обомлел... У ближней сосны стоял голый по пояс подполковник Вершинин и аккуратно выполнял упражнения дыхательной гимнастики по Мюллеру. От его розового тела валили, как мне показалось, густые клубы пара...
  - О! Das ist fantastisch! Russische Wunder..., - потрясенно произнес возникший за моим правым плечом военный наблюдатель Ройзман. Видимо, он уже не жалел, что согласился поехать Into the Wild Moskau. В его фатерлянде такого, верно, не увидишь! Да и у нас, нечасто...
  Закончив классический пятиминутный цикл резким выдохом, Вершинин подхватил пригоршню пушистого снежка и тщательно растер им мгновенно покрасневшие грудь и плечи. Завидев нас, с открытым ртом наблюдающими за его экзерсисами, подполковник наставительно произнес:
  - Игнорировать свое телесное благополучие безнаказанно не сможет никто. И человеческая природа страшно мстит за всякое презрительное к ней отношение! Господин капитан!
  - Слушаюсь!
  - Потрудитесь привести себя в порядок, ведь на Вас батарейцы смотрят. А затем, будьте любезны, озаботьтесь наконец своими прямыми обязанностями... Ориентирую! Север находится в направлении одинокой сосны, основное направление: сорок-восемь -ноль... Противник занимает заранее подготовленную оборону в восемнадцати километрах северо-западнее нас. Наши войска в настоящий момент совершают марш до соприкосновения с передним краем неприятеля. Приказываю! Огневую позицию оборудовать по месту нашего расположения, быть готовым к открытию огня...Я убываю в штаб Н-ской дивизии, коей мы приданы, для получения боевой задачи. Остаетесь за меня. Вопросы?
  - Когда прикажете организовать прием пищи, господин подполковник?
  - Завтракать будем в ужин. Другие вопросы?
  - Никак нет!
  - Тогда, бегом марш!
  Развернувшись вокруг левого плеча, я со всех ног под одобрительным взором подполковника ринулся... как куда? К орудию, разумеется...
  По дороге я чуть не сшиб с ног Петровича, со стариковским кряхтением вылезающего из заснеженных кустов:
  - Ты ета, командир, чевой-та бежишь? Аль случилось что?
  - РАСЧЕТ, К БОЮ!!- ласково проревел ему в ответ я.
  - Ах, мать моя женщина...,- подхватился старый пролетарий, и тут же с истошным криком:
  - Батарея! Подъём! Боевая тревога, мать, мать, мать!!- перевел порученный ему вчера затемно личный состав в вертикальное положение. Ничего, поднялись. Правда, некоторых, особо сонных, пришлось малость попинать.
  Чумазый тракторист, затемно притащивший нашу красавицу на эту огромную, вытянутую эллипсом поляну, с пулеметным грохотом запустил двигатель. Тягач, выбросив в сизое небо, где тонко истаивал серпик луны, черную тучу сгоревшего соляра, звонко лязгая траками, развернул огромное орудие к лесу передом, а к нам, естественно, казенной частью...
  Бойцы, неумело копаясь, начали расстегивать задубевшие на морозе брезентовые ремни, освобождая ствол от чехла...И когда они, матерясь, его наконец стянули, я увидел вдоль изящного, как лебединая шея, ствола ровную цепочку белых букв : ' НАТАША'
  - Что за блядь? Я имею в виду, это вот написала?- тыкая в надпись пальцем, сурово спросил я.
  - А это не блядь, а товарищ Лацис.,- гнусным тоном комсомольского сикофанта немедленно наябедничал мне старший лейтенант Саня,- Он сказал, что Вам будет приятно...
  - Товарищ командир огневого взвода, будьте любезны, извольте сначала пойти на хуй! А потом немедленно вернитесь, и доложите мне, как положено!
  - Ну ладно...,- растерянно произнес Саня. - А как положено?
  - Старшина Петрович!
  - ИЙЙА!
  - В свободное время займитесь с товарищем командиром взвода отработкой Строевого Устава.
  - ИЙЕЕСТЬ!
  - А сейчас, товарищ командир огневого взвода, приведите в порядок подчиненных и развертывайте орудие. Я убываю для проведения ТГП. Остаетесь за меня!
  - Е-е-есть... а ТГП, это что?
  А это вот чего... Заглянув в палатку. я подхватил брезентовый круглый чехол буссольки, треногу, бинокль, планшет с картой и зашагал по гусеничным следам встречь солнцу... Где-то там впереди шумела моторами дорога...
  ... Когда примерно через сорок минут, взмокший от пота (а попробуйте четыре раза установить буссоль, четыре раза её соориентировать, четыре раза замерить углы, четыре раза их записать на специальную жестяную табличку карандашом... это все называется топо-геодезическая привязка ходом в четыре стороны, от ориентира!) я выбрался на знакомую поляну, то её и не узнал...
  Палатки были убраны, раскиданный снег пачкали комья выброшенной земли от надежно закопанных сошников могучих станин, тягач уведен в укрытие, на панораме орудия уже стояла вешка, по которой я и навел в последний раз свой окуляр. Теперь осталось только с помощью артиллерийского круга и линейки построить этот ход по карте, и привязка начерно готова... Потом мы её проверим парой других способов. А как же? Это называется 'треугольник ошибок', из трех точек, нанесенных на карту ! и... Беда, если сторона этого треугольника больше, чем один миллиметр. Надо тогда все делать заново.
  Но делать этого мне не пришлось, потому что из подъехавших розвальней выскочил комбат и весело скомандовал:
  - Стой! Отбой! Расчет, к орудию! Орудие на передок, к маршу!
  Вот она какая, наша жизнь артиллерийская...
  
  
  
  17
  ...Спустя шесть часов наш короткий, как говорят артиллеристы, 'поезд', продолжал оставаться все на том же месте: у перекрестка проселочной дороги, ведущей на лесное колхозное поле, место нашей первой, так и не состоявшейся огневой позиции. За это время я, оседлав комбатовские санки, в компании двух мрачных, как осеннее утро перед расстрелом, разведчиков с чудесными именами Малахий и Эльпидифор, из прионежских кержаков37, еще вчера валивших лес в ближайшем лагпункте ГУЛЛП (Главное управление лагерей лесной промышленности. Прим. Переводчика), уже смотался в так называемый 'огневой разъезд', отыскав в указанном мне комбатом квадрате 'трехверстки' приличную полянку невдалеке от границы, обладающую одним немаловажным достоинством, а именно: ясно видимым геодезическим знаком.
  Привязаться будет куда как удобнее и быстрее. В принципе, размещение огневой позиции в таком месте недопустимо, так как супостат тоже, к сожалению, не дурак, и понимает, где бы он сам привязывался...
  Будем надеяться на то, что контрбатарейную борьбу нам вести пока не придется. Прежде всего потому, что у финнов, как уверяли меня встреченные коллеги из Н-ской пушечной бригады (по нашим данным, 402-го артполка большой мощности. прим. переводчика), дальнобойной артиллерии вообще не было. А мы не могли бы выполнять такую задачу, зане вокруг стеной стоял густейший хвойный лес, а из средств инструментальной разведки в батарее имелся только бинокль.
  С трудом пробираясь обочь шоссе, ведущего к границе, я был просто поражен величиной той чудовищной пробки, которая всё тянулась и тянулась, насколько видел глаз...
  В этой страшной крутой каше перемешапись дивизионные пушки и автобусы с красными крестами, полуторки, доверху заваленные мешками и огромные трехбашенные танки, покрашенные в белый цвет... Прямо на дороге дымили полевые кухни, у которых толпились озябшие красноармейцы , лошади протягивали свои покрытые инеем морды к тюкам прессованного сена, уложенного на покрытые зеленым брезентом фургоны. Над дорогой висело облако тумана, в который сливался пар от дыхания десятков тысяч людей...
  - Давно стоите?- спросил я молоденького комвзвода в ладно сидевшей на его фигуре шинели, носившей явные признаки индпошива.
  - За тридцать два часа прошли двенадцать километров!- пожаловался он, потирая красные уши. - И до границы-то все еще не дошли!
  'Наше счастье, что у финнов нет авиации!'- с тревогой подумалось мне. - 'Всего пара аэропланов, и тут такое может начаться...'
  Но аэропланы у финнов все же были...
  Сначала над нашими головами низко прошли две тройки серебристых двухмоторных самолетов. И, хотя на их голубых снизу плоскостях были ясно видны красные звезды, все, что могло стрелять, немедленно открыло заполошный, никем не управляемый огонь. Стреляли танкисты из пулеметов, установленных на башнях громадных танков, азартно лупили вверх красноармейцы из винтовок с примкнутыми штыками... Даже мой собеседник выхватил из новенькой желтой кобуры наган и начал оглушительно палить.
  - Стой, ты что делаешь?- ухватил я его за руку.
  - Да все стреляют..., - смущенно пожал он плечами.
  - Дурр-рак! А если все головой об ствол биться начнут?- устыдил его я.
  Командир в ответ только покраснел, неловко засовывая в кобуру разряженное понапрасну оружие.
  К счастью, беспорядочный огонь с земли, по видимому, никак не повредил нашим самолетам. Спустя полчаса они все в том же количестве, две тройки, возвращались обратно... И, когда они, ясно видимые на фоне ярко-голубого неба, уже проплыли над нашими головами, их догнал маленький тупоносый моноплан с неубирающимися шасси, закрытыми похожими на лапти обтекателями (Фоккер D-XXI из LLve26, суб-лейтенант Яарко Какко. Прим переводчика) с белым знаком 'сувасти'38 в синем круге. Похожий на треск рвущейся материи, послышался звук его пулеметов. И на наших глазах один из красных бомбардировщиков охватило ярко-алое пламя. Оставляя за собой смоляно-черный хвост дыма, самолет рухнул в ближайший лес. А финский (а чей же ещё?) истребитель погнался за другими нашими машинами...
  Ринувшиеся в сторону глухого взрыва красноармейцы привели чудом уцелевшего пилота, в изорванном об сосновые ветки меховом летном комбинезоне.
  - Что же вы не стреляли? - с горечью спросил его я .
  - Чем стрелять-то?- отплевываясь кровью из разорванного рта, отвечал он.- У нас стрелка нет! А у штурмана и радиста нет патронов...
  - Почему?- яростно возмутился я.
  - Не выдали! А зачем? Говорят, они вам все равно не понадобятся. У финнов-то авиации совсем не осталось! Наши сталинские соколы все финские аэродромы заранее разгромили! (Все шесть советских 'СБ' из 41-го СБАП в этом бою над Лаппиинратта были сбиты, один за другим. Пилот истребителя, вернувшийся на свой тайный аэродром, заранее оборудованный на льду лесного озера Анна-ярви, был страшно удивлен, отчего не стреляли русские воздушные стрелки? Теперь эта загадка прояснена. Прим. Переводчика)
  - Да кто говорит-то? - зловещим шёпотом спросил один из бойцов.
  - К-к-команди-и-иры...- со стоном отвечал искалеченный пилот.
  ...Когда мы с разведчиками подъехали к перекрестку, где в куче машин, людей, лошадей, повозок, как шмель в патоке, застряла наша пушка, я увидел как под сосной о чем-то сердито спорят Лацис и Вершинин.
  - Ничего, Арвид Янович, продолжайте! У меня от старшего офицера секретов быть не может!
  - Товарищ подполковник, я Вас второй и последний раз спрашиваю: как это так вышло? Вы сутки не пробыли на фронте, а уже послали на хуй двух старших командиров?
  - Докладываю. Прибыв на КНП Н-ской стрелковой дивизии (по мнению нашего консультанта, это 123-я СД 50-го стрелкового корпуса. прим. переводчика) обнаружил таковой в сауне лесозаготовительного поселка номер три, где товарищи командиры вместе с вольнонаемными работницами медико-санитарной части, все, натурально, голые, что-то радостно отмечали. Отказавшись от предложенной мне водки, потребовал поставить мне боевую задачу. После чего был послан на хуй толстомордым товарищем, как впоследствии оказалось, самим комдивом, которому я и помешал было что-то праздновать. Вытащив из предбанника наиболее вменяемого военнослужащего, оказавшегося начальником штаба, я вновь потребовал поставить мне боевую задачу уже от него.
  Начальник штаба махнул рукой и предложил мне открыть беспокоющий огонь по сопредельной территории. Боевого распоряжения в письменном виде, карты обстановки, а ровно начертания переднего края не получил, за отсутствием у дивизии такового.
  После чего я предложил начальнику штаба просто закопать выданные мне снаряды, купленные на деньги, вынутые изо рта советских рабочих и крестьян, в снег. Мотивировав это тем, что толк будет ровно такой же, а износ ствола моего орудия меньше. После чего начальник штаба спросил, от чего я не хочу заработать себе орден, сделав, пока есть возможность, хоть один выстрел по финнам, пока они окончательно не разбежались, и настоятельно порекомендовал мне заниматься с личным составом строевой подготовкой, в свете предстоящего через десять суток парада Красной армии в Хельсинки.
  После чего я послал на хуй указанного начальника штаба и направился искать начальника артиллерии дивизии.
  Обнаружив его в фургоне с секретаршей военного прокурора, вытащил оного на свет божий и потребовал поставить мне боевую задачу. Начальник артиллерии, застегнув портки, потребовал у меня карту, и, поставив карандашом точку у перекрестка лесных, отмеченных тонким пунктиром лесовозных дорог на финской территории, приказал открыть по указанной цели беспокоющий огонь. На моё предложение указать мне эту цель путем наведения на неё оптического прибора39 ответил отказом. Также отказался связать меня с воздухоплавательным подразделением для корректировки моего огня, за неимением такового. После чего он тоже был послан мной на хуй, потому что свою пушку я не на помойке нашел, чтобы из неё по воробьям стрелять.
   Учитывая, что моя батарея указанной дивизии явно не нужна, принял решение перебазироваться к границе, чтобы иметь возможность достигать огнем переправы на реке Тельпаннийокки.
  Доклад закончил.- Вершинин, во время доклада державший руку у виска, резко опустил её вниз, будто рубанув врага...
  Лацис печально улыбнулся:
  - Хорошо, что Вы в своих скитаниях хотя бы товарища Мерецкова с товарищем Мехлисом не встретили... Ну, обстановка мне понятна! А вот скажите, что Вы у себя в подразделении старорежимное слово 'господин' частенько употребляете?
  - Это я от волнения... Не хочется, очень не подгатить!- пожал плечами Вершинин.
  - Ну ничего! Я вам цель отыскал., - успокоил его Лацис- Вышел тут на связь один наш товарищ с той стороны, доложил, что белофинны по железной дороге резервы подбрасывают! Вот мы их и накроем!
  ... Пока командир огневого взвода Саня вновь на прежнем же месте развертывал орудие (сделать это было тем труднее, что за прошедшие часы новые бойцы расчета полностью успели забыть, что им нынешним утром рассказывали. Если бы не Петрович, уж и не знаю, как бы мы обошлись! Золото, а не старик! ) я уточнил координаты позиции своим любимым методом засечек (как прямым, так и обратным). Получилось не то, чтобы очень, но весьма близко к первоначальным координатам, которые я просто поленился стереть с металлического листа. Вот, и лень для чего-нибудь сгодилась!
  В то короткое время, что я с буссолью вокруг огневой шероёбился, наш радист, Вася Кирдяшкин, очень серьезный молодой человек с 'поплавком' техника, в прошлой жизни директор почты в селе Пурдошки Мордовской АССР, развернул свою коротковолновую станцию РБ и вошел в радиосеть дивизии... Не услышав там ничего путного, он последовательно поднимался к сетям корпуса, армии... пока на волне штаба Фронта не поймал 'Метео-средний'!
  Это было очень кстати. Направление и скорость ветра, температура воздуха на разных высотах, давление - без этих данных рассчитать поправки было просто немыслимо.
  Некоторые штатские, вот, думают, что попутный ветер ускоряет движение снаряда... Какая наивность. Самый мощный ураган мчит над землей со скоростью пятьдесят метров в секунду, а самый медленный мортирный снаряд - за эту же секунду пролетит сто пятьдесят. Дело не в скорости...Просто уменьшилось сопротивление воздуха... Да тут много всяких факторов! Ну вот, например, если мы придадим 76-миллиметровой дивизионной пушке угол возвышения 20 градусов, то в 'нормальных' условиях, на которые рассчитаны её 'Таблицы стрельбы', то есть при температуре воздуха в +15® и давлении 750 миллиметров ртутного столба, при отсутствии ветра, снаряды пролетят в среднем 10000 метров; но если мы произведем выстрелы из того же орудия при том же угле возвышения и теми же зарядами и снарядами в холодный зимний день, при 25 градусах мороза, то снаряды пролетят в среднем лишь около 9 000 метров - на целый километр меньше, чем летом. А у нас снаряды поднимаются куда как выше! В стратосферу почти.
  Умные люди годами вычисляют эти самые замечательные таблицы... так, открываем:Winkelmesser, Schritt Winkelmesser, Wasserwaage, Aufsatz, все понятно...
  'А-ангх!!' - заставив меня вздрогнуть, из ствола пушки вылетает сгоревшее пушечное сало клубочком оранжево-желтого огня. Это Саня дал прогревающий холостой выстрел, на первом, самом малом заряде, чтобы прогреть в цилиндрах гидравлику. 'Наташа' потихоньку просыпается...
  Так, что у нас с внутренней баллистикой? Температура заряда - есть, теперь температура снаряда... Приведенные в окснарвид (Окончательно снаряженный вид, то есть с вкрученными взрывателями, протертые керосином от смазки. Прим. переводчика) фугасные гранаты уже лежат на брезенте, разложенные по весам: плюсики к плюсикам, минусики к минусикам...(снаряды отличаются от табличного веса в ту или иную сторону, поэтому их маркируют. Стреляют как правило, серией с одними весовыми знаками. Прим. переводчика), зарядные мощным деревянным, окованным медью (чтобы не давал искру при соударении со стальной гильзой) ганшпугом выламывают усиленную, залитую парафином крышку с первой зарядной гильзы...
  Хорошо, что цель у нас протяженная в широтном направлении! Значит, перелеты и недолеты будут все равно по цели.
  Это раньше артиллерист говорил: 'Цель вижу- стреляю.' А теперь только укажите мне координаты...
  Наконец готовы исходные данные. Вершинин наскоро проверяет мои исчисленные установки, одобрительно кивает головой и отходит молча в сторону.
  Здесь, на огневой, я сейчас самый главный.
  Начинаю работу:
  Цель сто первая!
  Пехота!
  Гранатой!
  Взрыватель осколочный!
  Заряд третий! ('Возьму максимальный, пусть Саня обижается!' )
  Угломер 44-20!
  Уровень 30-01!
  Огневая, высота укрытия? - Сорок! ('Отлично. Эта команда была совершенно излишняя, но лишний раз проверить себя не мешает. Стыдно будет, если во время первой же стрельбы засажу снаряд по верхушкам ближних деревьев!')
  Прицел 550! ('В первый раз на такую дальность стреляю!')
  Основному!
  Один снаряд! ('Господи, благослови!')
  О-гонь!
  Саня около орудия резко машет флажком: - О-рррудие!
  'А-А-А-А-АРГХХХ!!!' - это было совсем не похоже на выстрел. Из ствола вылетает огромное соломенно-желтое облако, оранжевым всплеском осветив на долю секунды все в округе. А потом звуковая волна ОБНИМАЕТ меня, гася все звуки...Не смотря на то, что я предварительно открыл рот, чувствую, что оглох...
  Однако Санино :- Откат нормальный! - все-таки я услышал. Значит, тормоз отката сработал штатно.
  Шипящий гидравликой накатник медленно возвращает ствол на место.
  Да, вот это мы долбанули! Перед орудием снег сдуло, а где не сдуло - присыпало черным конусом сгоревшего кордита.
  Лязгает затвор, выбрасывая раскаленную, змеино шипящую на снегу гильзу. Зарядный подхватывает её, просунув ганшпуг в дымящийся зев и с усилием откидывает в сторону.
  Батарейцы неумело суетятся, под руководством неумолимого Петровича! Быстрей, быстрей, ребятки! У нас боевая скорострельность - 25 выстрелов в час.
  Наконец, зарядили, проверили установки...
  Саня поднял вверх свой флажок.
  Огонь!
  И новый снаряд с с жутким сверлящим звуком улетает в закат...
  Потихоньку разойдясь, батарея все увеличивает и увеличивает темп стрельбы... До конца огневого налета остается всего два снаряда, как вдруг...
  После очередного 'А-А-А-АРГХХ!!!' вдруг звучит ужасающее 'ЧВАНГ!'
  Я вижу, как опытный Петрович, как сноп, рушится с орудия на землю, по дороге сбивая с ног и прижимая к черному снегу Саню...
  Я со всех ног бросаюсь к орудию... Бедная 'Наташа', обнажив залитые желтым веретенным маслом цилиндры, застыла в крайнем положении! Ствол назад не вернулся.
  Саня, с неумелой беспомощностью матерясь, обливаясь злыми слезами, уже лезет с гаечным ключем на верхний станок...
  - Что там?
  - Опять сальник! Чертов 'Фарбениндустри'! Надо было 'Дюпона' дожидаться...
  Неизвестно откуда нарисовавшийся Ройзман, вертя в руках поднятый сертификат, который Саня в гневе швырнул на снег, с интересом его читает:
  - Dieses Produkt ist für den Einsatz bei Temperaturen von plus 50 Minuten bis zwölf Grad Celsius bestimm ... Вот, камераден, слышите? minus zwölf ! А на дворе аж все минус тринадцать! Разумеется, что никаких гарантий фирма при таких чудовищно низких температурах не дает40...
  
  18.
  
  ... Спустя несколько (по нашим расчетом, трое. Прим. Переводчика) суток мы все еще оставались практически на месте нашей прежней огневой позиции, где провели свой пока все ещё первый, не слишком удачный бой. Хотя, как сказать! Для нас, может быть, и не слишком, а вот для белофиннов...
  Немедленно сменив место расположения огневой (под этим громким именем надо было понимать перемещение на соседнее, чуть меньшее по размерам и чуть более ближнее к дороге заснеженное колхозное поле), как это предписывает канон русского артиллерийского искусства ('Сделал дело - вымой тело! Отстрелялся? Немедленно меняй ОП!'), мы было приступили к обустройству огневой и ожиданию дальнейших боевых задач.
  Взявшись за топоры, лопаты и пилы, вчерашние зека, они же позавчерашние кулаки, дружно сварганили за одну ночь хоть и не мост хрустальный через матушку-Онегу, но пристойные землянки в один накат.
  Смотрю я на русского мужика в сером лагерном ватнике, и понимаю все больше и больше: да сошли ты его в самую Камчатку, он только поплюет на натруженные мозолистые ладони и мигом сварганит себе - барак да баню, охране - казарму и сторожевые вышки, интеллигентным лагерным придуркам- хлеборезку, больничку и КВЧ41...И все эти чудеса в решете он делает ведь для начальства, из-под палки... А просто дай ты русскому мужику вольную ВОЛЮ, да не загоняй ты его насилу в колхозный общий хлев! Ведь русский мужик и так заядлый коллективист: все у него делается всем миром, артельно да сообща... Когда ему будет нужно, он и сам добровольно, с удовольствием кооперируется! Эх, мечты, мечты...
  Среди прочего мужики оборудовали и штабной блиндаж, чуть просторнее и покрытый уже тремя накатами.
   Сидя в нём на истекающем смолой чурбачке, в тот раз сержант Кирдяшкин усердно прочесывал эфир, как вдруг... Подняв вверх указательный палец, он произнес:
  - Товарищ командир! Там... вроде про нас говорят!
  - Кто говорит? Ленинград? Радио имени Коминтерна? - безмерно удивился я.
  - Нет, Radio KLF, Hilsinki, Finland! Вот, перевожу... Вчера в восемнадцать двадцать пять по средне-европейскому времени...русская сверхдальнобойная артиллерия.. произвела бесчеловечной жестокости артиллерийский налет на приграничную железнодорожную станцию Оллила...точно, про нас! На которой в этот момент разгружался эшелон с бойцами SS (Охранный добровольческий корпус 'Шютц-кор', состоящий на 50% из крестьян, на 25% из рабочих, на 10% из интеллигенции, с добавлением армейских инструкторов в качестве офицеров и унтер-офицеров. Прим. Переводчика) ... Первый русский снаряд разорвался у водокачки...
  - Карту мне, немедленно! - страшно закричал Вершинин, и затем только азартно ставил на ней точки своим остро, по- генштабовски 'лопаточкой', заточенным карандашом.
  - Второй снаряд врезался в левый угол станционного здания, разрушив его и убив телеграфиста... Третий снаряд разорвался на перроне, перевернув два железнодорожных вагона и убив восемнадцать шютцковцев... Четвертый снаряд сбросил с рельс паровоз у выходного семафора...(Подлинный случай. После этой передачи, вечером этого же дня русская дальнобойная артиллерия произвела повторный огневой налет, полностью уничтожив станцию! Прим. Переводчика) (Вот оно, торжество гластности! А краснопузые журналисты побоялись бы сообщить своему закабаленному народу ПРАВДУ о войне! Прим. Редактора) (Смотришь и думаешь себе: он всегда такой непроходимый дурак или только по средам? Прим. Переводчика)
   Рассматривавший карту Лацис потом еще очень подивился:
  - Товарищ Кирдяшкин! А откуда ВЫ САМИ-то финский язык знаете?
  - Товарищ майор, да я же урожденный мокшень, ну, то есть по-вашему буду мордвин!
  - И что?
  - У белофиннов ведь язык очень на наш, мордовский, похожий! Ну, вроде как украинский или белорусский на великорусский! По крайней мере, понять их мне было не особо сложно...
  - Похожий язык, значит? Ну-ну..., - недоверчиво хмыкнул чекист.
  Короче, 'ложечки нашлись, а осадок-то на душе остался'...
  Через час довольный Лацис убыл в Ленинград, наказав нам без него не скучать и заниматься боевой подготовкой. Вместе с ним наш обер-лейтенант в специально не заклеенном конверте, дабы согласовать текст с советским цензором, отправил в свое консульство донесение, о своих первых наблюдениях, собственноручно написанное им на двадцати четырех страницах убористым почерком.
  Стрелять, понятно, мы пока не могли. Ну, чертов сальник мы из ЗИПа заменили, однако доверия к нему уже не было! Хватит на пяток выстрелов, а дальше что?
  Так что, развернув 'Наташу' раком, то есть переведя её из походного в боевое положение, КОВ Саня, страшно переживающий, что эта война может закончиться без него, стал зверски гонять вверенный ему личный состав. Лязг затвора и истошные вопли: 'Я СКАЗАЛ, СО ЗВОНОМ!!' (Снаряд в камору для создания должной обтюрации резко досылается до соприкосновения его медного ведущего пояска с идущим по стволу орудия нарезом, чтобы 'закусило', от чего раздается характерный звон. Вот не пойму, как русские потом снаряд вынимали из ствола42? Прим. переводчика) скоро распугали всех окрестных ворон.
  Я же занялся обучением моих разведчиков. Суровые лесные мужики на удивление быстро схватывали науку обращения с артиллерийскими угломерными приборами.
  Вершинин в компании замполита Ройзмана, взяв сани, решительно направился на мародерку, то есть в тылы. При этом комбат, изображая отца русского НКВД и лицо, особо приближенное к Лаврентию Павловичу Берии, только сердито хмурился и раздувал грозно щеки.
  Результатом их рейда стала добыча подшитых коричневой кожей серых новеньких валенок, крытых белым брезентом полушубков, меховых жилетов и зимних финских шапок, причем все это сокровище не лежало, а пошло валялось огромнейшими грудами возле станционных пакгаузов прямо на снегу...Да что там! Наши обозные лошадки скользили и падали, а камрад Ройзман, с энергией, присущей его племени, мгновенно надыбал где-то из-под снега целые связки зимних подков, с шипами, бесцельно сваленные прямо под откос железнодорожного полотна. Видимо, чтобы освободить вагоны...
  Вообще, наш товарищ Ройзман проявлял недюженную старательность! Своими силами он в одной из землянок оборудовал уголок пропаганды, где рядком разместил очень похожие на оригиналы портреты товарищей Молотова и Сталина, камрада Геринга и еще одного незнакомого мне толстомордого, угрюмого типа, чисто уголовной наружности, названного им партайгеноссе Борманом.
  Под портретами он ежедневно стал вывешивать рукописную Kampf Zeitung43, с самолично нарисованными карандашом портретами отличившихся бойцов. Портреты все как один являли собой образец героического арийского, чисто нордического воина в немецких касках образца Империалистической войны. Особенно умиляло, если такой арийский воин носил фамилию Биллялитдинов... Однако бойцам эти портреты тем не менее очень нравились. Просили рисовать ещё.
  А у себя в землянке, которую он делил со мной и Саней, на бревенчатой стенке он прилепил фотографию одной старушки, от роду лет этак тридцати, весьма легко одетой. Из одежды на старушке были только пляжные шлепанцы и большие солнечные очки.
  - Это моя eine alte Tante, Anna! - пояснил он. - Она специально подарила мне своё фото, сказав: мой милый племянничек! Может, твои боевые камераден, смотря на него в мокром окопе долгими холодными вечерами, вдруг захотят посетить во время своего отпуска старую, больную, одинокую, разведенную женщину? Приму их всех совершенно бесплатно, питание и проживание за мой счет! Но только не более трех одновременно...Я-то их выдержу! А вот моя кровать, вряд ли.
  ... Я аккуратно вычерчивал схему ориентиров, когда в землянку вдруг ворвался встревоженный Ройзман и истошно заорал:
  - Ахтунг!! Форгезетцен ин дер Люфт!! (Странные люди эти немцы! Вот я прошлым летом ездил со своим мужем в Гамбург. И только мы с ним зашли в турецкую баню, где отмывали морскую соль курсантики с 'Георга Фока', такие молоденькие-молоденькие лапочки, так бы и ухватил бы их за сладкие попочки! - как один из них, увидев нас с мужем, тоже заорал: 'Ахтунг!! Цвай 'ахтунг' ин дер баде!' Странно, да? Наверное, это какой-то немецкий национальный обычай, ахтунг! кричать. Прим. Редактора) (Вот педераст. Прим. Переводчика)
  Выскочив на свет Божий, я увидел маленький краснозвездный подкосный моноплан, который планировал на нашу поляну.
  - Это наш 'Физелер-Шторьх'! - авторитетно произнес Ройзман.- На нем только большое начальство летает!
  - Нет, это наш советский 'ОКА-38'!44- не согласился с ним Саня.- Но да, скорее всего, это начальство...
  Так и оказалось.
  ... Подпрыгивая лыжами по свежевыпавшему снежку, самолетик, подняв пропеллером тучу снежной пыли, подкатился почти к самому штабному блиндажу.
  Подполковник Вершинин, придерживая одной рукой финскую шапку с собственноручно им нашитой на ней красной пентаграммой ('А то еще ненароком, свои же, красные, подстрелят, черти драповые!') отправился встречать незваных гостей.
  Из распахнувшейся двери кабины выпрыгнул невысокий курчавый мужчина, чем-то неуловимо напоминавший нашего Ройзмана. Из-под курчавившегося бараньей шерстью распахнутого полушубка на его гимнастерке сверкнули рубином аж четыре ромба...
  - Товарищ командарм второго ранга! Личный состав отдельной экспериментальной батареи производит обслуживание материальной части...,- четко и лихо доложил наш комбат.
  - Я - не командарм, а армкомиссар второго ранга! И что-то не замечаю у вас особенно бурных работ., - отряхивая со своих белоснежных бурок снег, отвечал нам прибывший высокий чин.
  - Отсутствует в ремкомлекте важная деталь, товарищ армейский комиссар второго ранга! - являя собой вид лихой и чуть дурковатый, каковой по петровскому рескрипту офицеру перед лицом начальствующим иметь подобает, дабы не смущать оное лицо своим шибко умным видом, продолжил докладывать Вершинин.
  - Вот-те, нате..., - язвительно протянул комиссар. - Деталь, значит?! И какая же именно?! Учтите товарищ подполковник, если соврете, я Вас немедленно разжалую и отдам под трибунал!
  В эту драматическую минуту, когда Вершинин, по его словам, уже собирался в рифму ответить залетному комиссару 'Хрен в томате!' из землянки огневиков, уже заранее расстегивая на ходу портки, вылез охающий и кряхтящий старшина Иван Петрович. Его голову снова покрывал свежий бинт: когда он, уже опытный, вновь услышав так ему знакомый скрежет, валил инженера Саню на землю, то как-то ненароком приложился лбом о гусеничный трак.
  - Что такое?! Раненый? Почему Вы не в санбате? - уставился на него своими выпуклыми глазами комиссар.
  - Так что, Ваше Превосхо... тьфу ты, товарищ военный, какая же это рана? Так, пустячок...,- застеснялся своего далеко не парадного вида старшина.
  - Кто такой?- отрывисто спросил комиссар.
  - Старшина Петрович! Наводчик орудия! Ранен при спасении им жизни командира!- по-строевому в ответ проорал Вершинин. И добавил, чуть понизив голос:
  - В старые времена Знак Военного Ордена Четвертой степени - ему как с куста следовал бы.
  - Дык, на што мне был бы тот четвертый Егорий?- крайне удивился Петрович.- Я ведь, чай, весь полный бант имел! (Все четыре степени солдатского 'Георгиевского' Креста. Прим. переводчика)
  - А! Так значит, вы бой вели? Молодцом... И раненый в строю остались?- комиссар ласково положил руку на плечо нашего старшины.
  - Дык, какой ето бой был и какая там у меня рана! Вот, помню, в Моонзунде у нас на 'Громе' (Эскадренный миноносец, типа 'Новик'. В бою на Кассарском плесе 29 сентября 1917 года был поврежден в бою с немецкой эскадрой. Когда один из немецких миноносцев приблизился к тонущему русскому кораблю, минный машинист Симончук взорвал свой корабль. Немецкий и русский эсминцы затонули. Прим. переводчика.) (Бессмысленный русский фанатизм. Прим. Редактора) наводчику бакового орудия глаз вышибло! Дохтур его перевязал, а он опять шасть к прицелу. Говорит, хоть у меня одного глаза нет - так ведь второй-то пока есть?!
  - А скажите, не бойтесь, товарищ боец... Ведь ваше орудие полностью исправно? - доверительно понизил голос Мехлис.
  - Чего мне бояться?! Я японцев не боялся, немцев не боялся, беляков не боялся! Что, сейчас я комиссара испугаюсь? Как так, наше орудие исправно? Да ента сволочь у нас с самого рождения с придурью! Я же её собственными руками собирал, а она меня уже дважды чуть не убила! Исправна она, как же, как же, зараза такая ... Исправна. На пару выстрелов.
  - А какой важной детали у вас для ремонта нет? - продолжал допытываться комиссар.
  - Да у нас ни черта нет! Масла веретенного нет, принадлежностей нет, коллиматора с подсветкой для создания ночной точки наводки нет, бленды на прицел нет.... А деталь...Что деталь? Да и была бы - она как мертвому припарки...Чертовы бракоделы!
  - Какие бракоделы, откуда?- деловым тоном, быстро переспросил Петровича комиссар, достав из кармана записную книжку и карандаш.
  - Завод 'Красный Треугольник'! А деталь - изделие номер 389\47-12, прокладка такая... А вы что же, записываете?
  - Конечно. Спасибо, товарищ! Мы обязательно во всём тщательно разберемся и кого надо, строго накажем!
  'Пиздец 'Красному Треугольнику'- грустно подумалось мне.
  - Э-э-э..., - дипломатично подал голос Вершинин.- Товарищ армейский комиссар второго ранга! Мы уже отнеслись... с просьбой... э-э-э... в соответствующие органы...
  - НКВД пусть копает по своей части, а мы, Госконтроль45, будем по своей! - грозно отрезал комиссар. - И будьте любезны, если дело обстоит именно так, то мало никому не покажется! Хорошо, деталь вам доставят, как бы она не называлась. Причем доставят деталь надлежащего качества! Это, товарищ подполковник, я вам твердо обещаю. ЛИЧНО ОБЕЩАЮ! А вам нечего здесь, в тылу, сидеть! Выдвигайтесь ближе к линии фронта! Вот, учитесь воевать у армейцев... Они тридцатого вечером станцию Оллила по камешку разнесли!
  - В котором часу они вели огонь? И каким калибром? - с ядовитейшей вежливостью спросил подполковник.
  - Около восемнадцати часов... Мортира, 280-мм..., - уже чуя какой-то подвох, несколько неуверенно ответил комиссар.
  - Старший офицер!- при этих словах комиссара аж передернуло.- Подайте журнал боевых действий. Вот... Извольте взглянуть, огневой налет, дистанция 25850 метров, четыре снаряда... А дальность полета фугасной гранаты у мортиры-с системы Шнейдера будет максимально 7350 метров... Сколько там была дистанция-то?
  Комиссар начал стремительно багроветь... Когда его лицо достигло цвета буряка, он выхватил из полевой сумки какие-то удостоверения и стал их с рычанием рвать на куски... Из его изломанных в страшном гневе уст донеслось:
  - Всех порву...
  Придавив обрывки ногой, он в сердцах сплюнул, помолчал немного...
  - Товарищ старшина, как ваша фамилия?
  - Так что, Петрович!
  - А! А я-то думал, что это отчество?- удивился комиссар.
  - Все так думают!- печально пожал плечами Петрович.
  - Товарищ Петрович! От имени Военного Совета Фронта награждаю Вас правительственной наградой!- с этими словами комиссар торжественно прикрепил к потертому ватнику старшины новенькую медаль на красной муаровой ленте, заправленной в маленькую квадратную колодку. На медали летели самолеты и полз многобашенный танк...
  Так в нашей батарее появился первый награжденный.
  Идиллию прервал подъехавший медицинский фургончик, из которого выскочила смертельно уставшая, серая от бессонницы медсестра в грязно-белом халате, заляпанном засохшей кровью:
  - Ребята! У вас печка топится?Согрейте моих мальчишек, а то не довезу...
  Батарейцы начали осторожно выкладывать из кузова тела в летних гимнастерках, которые были навалены в кузов на манер дров...
  - Кто самый тяжелый?- с какой-то непонятной ненавистью в голосе спросил комиссар.
  - Вот этот! Травматическая ампутация... Определенно мог бы выжить, да ведь не довезу я его!
  - Грузите его в самолет! Летчик, лети прямо в Ленинград, на Комендантский! Скажешь, чтобы немедленно доставили товарища красноармейца в Военно-Медицинскую Академию. Будут волынку тянуть, добавишь, что Я ЛИЧНО приказал. И обязательно исполнение проверю!
  - А Вы как же, Лев Захарович?- охнул пилот.
  - А что я? У меня ведь все ноги целы... Я с товарищами ранеными красноармейцами останусь!
  Когда мы помогали грузить совсем слабо стонущего бойца в кабину, я украдкой спросил у летчика:
  - А это вообще кто такой?
  - Это Мехлис! Член Военного Совета фронта...
  ... Не боясь запачкать в крови руки, комиссар Мехлис помогал батарейцам перетаскивать на пушечных чехлах раненых в наши землянки, где стараниями старшины уже гудели докрасна раскаленные железные печки, излаженные нашими умельцами из двухсотлитровых бочек, которые тоже где-то украл (зачеркнуто) достал неутомимый политрук Ройзман. Кстати, жесть на трубы приволок он же, по его словам, эти водосточные трубы все равно до весны никому не пригодились бы!...
  Обрадованная медсестра, оказавшаяся военфельдшером второго ранга, с благодарностью принимала любую помощь. Прежде всего, надо было согреть измученных, находящихся в шоке людей, напоить их горячим и по возможности сладким... Тут еще раз добром вспомнилась оборотистость нашего обер-лейтенанта, сменявшего у проезжего интенданта свою любимую колоду карт с фотографиями весьма скромно одетых барышень на целый мешок белейшего кускового сахара.
  Вообще каждый новый выход Исаака на большую дорогу оборачивался для батареи такими существенными выгодами, что Вершинин, по его собственным словам, стал как-то совсем ИНАЧЕ смотреть на жидов и политруков:
  - Пожалуй, нам в Ледовом походе вот такой Ройзман весьма и весьма пригодился бы!- и ностальгически вздыхал при этом.
  Когда было сделано все возможное в наших условиях, и раненных красноармейцев уже более не сотрясала пронизывающая дрожь, Мехлис обвел свинцовым тяжелым взглядом всех присутствующих:
  - Товарищи, среди вас средние командиры есть?
  - Так точно, товарищ комиссар! - донесся тихий, безучастный голос, похожий на шепот.
  - Кто вы? Покажитесь?- властно задрал подбородок политработник.
  - Виноват, не могу встать..., - вновь прошелестел тот же серый, бесцветный голос.
  Мехлис решительно поднялся и направился к выходу, откуда доносилось чье-то хриплое, с бульканием, дыхание.
  - Вы кто? Вам плохо? Почему вы молчите?
  - Виноват... говорить трудно...
  - Это лейтенант Степанов! - подхватилась от печки военфельдшер. - Торакоабдоминальный огнестрел с гемопневмотораксом...
  И сообразив, что Мехлис ничего не понял из её объяснения, тут же перевела:
  - Пулевое, в грудь...Средней тяжести ... пока, но вот прогноз...
  - Так чего же он у двери-то лежит? - возмутился комиссар.- Надо его немедленно...
  - Не надо...,- прохрипел лейтенант.- Там еще более тяжелые бойцы лежат ... Я коммунист, я потерплю.
  - Товарищ лейтенант, вы откуда? Что с вами случилось? Почему бойцы в таком виде? Вы можете объяснить? Но, если вам говорить трудно, то..., - осторожно склонился к нему Мехлис.
  - Ничего... я ведь нашей Партии отчет даю... Я - исполняющий обязанности командира второго батальона Н-ского полка Н-ской дивизии (Вероятно, 19-й полк 142-ой стрелковой. Прим. Переводчика), до начала войны командир третьей роты...
  - А где комбат и батальонный комиссар? Где адъютант батальона?46 Где командиры первой и второй рот? - удивленно спросил Мехлис.(В такой последовательности передается командование согласно БУП-39. Прим. Переводчика)
  Степанов, прикрыв глаза, промолчал...
  - Понятно... продолжайте, товарищ...
  - На границу... прибыли тридцатого в восемь утра... полчаса артподготовка... пошли... там было много колючей проволоки, и на колах, и вьющейся (Спирали Бруно. В среднем проволочные заграждения на границе имели глубину в тридцать рядов. Прим. Переводчика). Однако прошли мы их без единого выстрела, потому что в дзотах финских пулеметчиков сняли еще ночью наши пограничники, а в окопах, настолько хорошо замаскированных, что их не было видно, пока в них не свалишься, никого не было...
  (Это случилось потому, что 19 ноября командующий располагавшимся на Перешейке 2-ым Армейским корпусом генерал-лейтенант Харальд Энквист доложил парламентской комиссии буквально следующее: 'Концентрация всего сорока пяти русских дивизий у границы на укрепленных позициях и наличие в их резерве всего двух дивизий гораздо меньше принятых в Красной Армии нормативов на оборону. Генеральное наступление до того, как будет сосредоточена главная группировка против отмобилизованных и полностью готовых к бою наших сил, кажется мне невероятным.' То, что ведомые своими безумными командирами русские собираются наступать с такими ничтожными силами, и при этом надеяться завершить операцию за десять дней, мы и предположить не могли!
   В результате Парламент 20 ноября постановил демобилизовать сто пятьдесят тысяч из двухсот шестидесяти пяти тысяч наших военнослужащих, призванных в вооруженные силы. Это следовало сделать потому, что наша страна испытывала глубочайший финансовый кризис и солдат было просто нечем кормить.
  Кроме того, патронов для винтовок у нас имелось на два месяца боев, снарядов на 19 дней, минометных мин на 22 дня, авиационного бензина- на месяц.
  Снаряды для 'pravoslavni' - бывших русских трехлинейных пушек, 48-линейных47 и шестидюймовых гаубиц были выпущены до октября 1917 года, их взрыватели и дистанционные трубки в результате небрежного хранения позеленели от окиси и покраснели от ржавчины, более трети снарядов не взрывалось.
   В более хорошем состоянии находилась противотанковая артиллерия: мы имели новейшие 37-мм и 40-мм шведские пушки 'Бофорс', 25-мм французские ПТО 'Марианна' и крупнокалиберные английские противотанковые ружья 'Бойз'. Для нужд ПТО могли использоваться также шведские зенитки 37-мм и 20-мм 'Эрликон'. Танковые войска были представлены 25 английскими танками 'Виккерс'. Прим. Переводчика) (Следует отметить, что у нас кроме военных еще были наши доблестные SS! Постоянные кадры состояли из двадцати тысяч человек, а число добровольцев, которые, прослужив в шютцкоре год, продолжали в течение еще четырех лет обучаться на периодических военных сборах по программам регулярной армии достигало еще восьмидесяти тысяч. Причем каждый из них отлично ходил на лыжах, владел всеми видами холодного и огнестрельного оружия, и мог прибыть в пункт сбора в течение максимум пяти часов. Не стоит забывать и о женской добровольческой организации 'Лотта Свярд', с её девизом 'За дом, религию и родину!', члены которой готовились служить связистками, разведчицами, снайперами... Её численность достигала более девяноста тысяч человек. Прим. Редактора)
  Немного передохнув, раненый продолжил рассказ:
  - Мы уже семнадцатого знали, что перейдем границу! У нас был корпусной комиссар, который проводил открытое партсобрание и так сказал: мол, мы идем не как завоеватели, а как друзья финского народа...Красная Армия поддерживает финский народ, восставший против эксплуататоров... финский народ за дружбу с Союзом ССР... мы победу достигнем малой кровью и одним могучим ударом! Однако, все сразу пошло не так...
  Раненый мучительно закашлялся и с трудом продолжил:
  - Зря мы школили бойцов: не обижай местных крестьян! не бери ничего чужого! Зря мы учили первые финские слова: Хей, товерит! Олеме уставаси, олеме велиямме! (Искаж. финск. Здравствуйте, товарищи! Мы ваши друзья, ваши братья!. Прим Переводчика)
  Некому было это говорить... финны уходили в леса, сжигая все за собой, так, что нам негде было отогреться или приклонить голову... А то, что они не сжигали, они минировали...На дороге валялись десятки портмоне, портсигары, часы... но только их тронешь, так сразу взрыв!
  Но мы шли, и шли, стараясь не останавливаться ни на час, ни на минуту...потому что никакой теплой одежды у бойцов не было! В чем осенью ходили, в том и в поход пошли. Нам сказали, что надо потерпеть... Хорошо, что было не так холодно, но стоял промозглый туман, так что и в метре ничего не было видно...
  Вот, мы наконец подошли к какой-то бурной реке (видимо, Тайпален-йокки. Прим. Переводчика)
  Широкая, сволочь, наверно, метров сто шириной... (В месте боя 182 метра, глубина до восьми метров. Прим Переводчика)
  Наш берег пологий, а их высокий, лесом порос... ничего не видно! Наша полковая батарея постреляла полчаса... финны молчали. Потом на берег выехали наши новенькие грузовики, сбросили в воду понтоны... Мы погрузились... а железо под ногами бум, бум...точно по крыше хожу... поплыли... не успели доплыть, как на нашем берегу выстроились вряд два десятка других грузовиков, тоже с понтонами...новенькие, в ряд встали...(пятидесятитонный понтонный парк Н2П из 7-го понтонного полка. Прим. Переводчика) смотрю, их командир колышками с флажками место для каждой машины установил, чтобы было ровно и красиво...и вот наш понтон берега коснулся...
  В упор резанули по нам из пулеметов... я случайно оборачиваюсь, а на том берегу наши понтоны, как свечки, на своих машинах горят... ровно так... как по линейке...
  Мы залегли... наша артиллерия по финнам стрелять не может, чтобы нас не накрыть... а финны нас минометами, минометами48...
  - А помощь вам посылалась?- играя желваками, спросил Мехлис.
  - Даже танки нам посылали, из разведбата, плавающие Т-38... да течение сильное, не выгребли они! А три танка из пяти перевернуло вверх гусеницами, никто и не выплыл... Наши полковушки и сорокопятки на прямую на том берегу вытаскивали, да так там они и остались стоять... а расчеты вокруг них полегли...
  - А дальше что было?
  - Собрал под огнем уцелевших. Вступил в командование... из 930 человек насчитал живых менее ста, из них совсем целых только сорок три... решил поэтому атаковать...чтобы пробиться к взорванному железнодорожному мосту и занять там плацдарм...
  - И как?
  - Финны отошли... а потом нас зажали в огневой мешок среди скал ... товарищи, я такое видел... финские женщины с повязками Красного Креста и в белых косынках наших раненых собирали... а потом они на наших глазах им ломали руки, пальцы отрезали...
  - Зачем?- ахнул Мехлис.
  - Учились на них, видно... шины накладывать, ампутации делать...
  - А вы что же?!
  - Как же можно в женщину стрелять...(Гнусная пропаганда. Прим. Редактора) (Мы не можем отвечать за отдельные эксцессы, допущенные иррегулярными формированиями. Прим. Переводчика)
  - Как же вы, лейтенант, уцелели?
  - Не помню я... очнулся на нашем берегу, мокрый, привязанный к бревну... Сам я привязаться не смог бы, наверное, меня мои бойцы спасти хотели...
  - Вы, значит, остались живы... а где ваш батальон?
  - Виноват... искуплю кровью...,- затихающе простонал раненый, икнул пару раз и вытянулся, будто по стойке смирно.
  - Как же так?!- грозно обернулся Мехлис к военфельдшеру.- Вы же сказали, что он средней тяжести?...
  - Мы всегда так говорим!- виновато ответила измученная девушка.- Так легче...
  - Кому легче?! Умирать легче? Коммунисту это не нужно...,- твердо и яростно сказал комиссар. Потом заторопился:- Давайте-ка грузиться! Этак, мы их всех потеряем...
  ... Отогревшихся красноармейцев вновь погрузили в машину, на этот раз предварительно устлав кузов свежесрубленным еловым лапником, покрытым брезентом. Мехлис приказал погрузить даже тело умершего лейтенанта, наставительно при этом произнеся:
  - Хоть он и преступник, бросивший в бою доверенный ему Советской Родиной пост, но, считаю, что это деяние он своей пролитой кровью полностью искупил! Похороним товарища командира как красного героя!
  - Виноват, товарищ армейский комиссар второго ранга! А может, не он главный преступник?- выбросил ладонь к виску Вершинин.
  - Ничего..., - с внезапной тяжелой, свинцовой ненавистью в голосе обещающе произнес Мехлис.- Мы это дело обязательно разъясним...
  'Пиздец комдиву!'- грустно подумалось мне. (По нашим разведданным, командир и комиссар указанной дивизии были репрессированы. Прим. Переводчика) (За что?! Прим. Редактора)
  Отказавшись после погрузки сесть в кабину, комиссар полез в кузов, на все настойчивые уговоры военфельдешера отвечая:
   - А партполитработу с бойцами в дороге кто проводить будет? Пушкин?
   Последним, что я увидел, когда машина тронулась, было то, что Лев Захарович тщательно укутывал снятым с себя полушубком раненного бойца. Как видно, партполитработу в войсках товарищ Мехлис понимал очень своеобразно.
  
  19.
  
  Когда санитарный фургон, завывая на подъеме мотором, скрылся за поворотом, Вершинин посмотрел на наши сумрачные физиономии и скомандовал:
  - Батарея, становись! Равняйсь! Смирно! Вольно... Товарищи артиллеристы. Довожу до вашего сведения, что мы с вами находимся на войне! А война без жертв не бывает. Другое дело, что жертвы бывают оправданные и ... не очень... Но с нашей батарейной колокольни мы не можем всего видеть и знать! Полагаю, что бойцы из того батальона просто проводили разведку боем, отвлекая на себя внимание противника, а в это время основные наши силы успешно форсировали реку в совершенно ином месте. (Нет, они форсировали 'Реку смерти' там же, но на день позднее. Прим. Переводчика)
  Наша же боевая работа оценена командованием достаточно высоко! Старшина Петрович!
  - ЙААА!
  - Выйти из строя!
  - ИЙЙЕСТЬ!
  Старый служака четко отрубил три шага и мастерски развернулся через левое плечо, замерев перед строем по стойке 'смирно'.
  - Товарищ старшина! Поздравляю Вас с получением боевой награды и при этом хочу особо отметить, что в Вашем лице награжден весь личный состав нашей батареи!
  - Служу Трудовому Народу!
  - Вольно. Приступить к занятиям по распорядку дня! Комсостав - сбор в штабе. Разойдись!
  ... Когда я, Саня, Ройзман и Петрович расселись вокруг сбитого из крышек снарядных ящиков стола (да, я понимаю, что это оборотная тара строгой отчетности! Однако никто из нас подписку о материальной ответственности за их сохранность не давал!) Вершинин достал из металлического ящика из- под ЗИПа большую фляжку, обшитую темно-серым сукном.
  Налив её содержимое в зеленый новенький котелок, он отстегнул медаль с ватника Ивана Петровича и опустил в масляно качнувшуюся жидкость:
  - Давай, товарищ... чтобы не заржавела!
  Старшина истово принял котелок, перекрестился и немедленно, в три огромных глотка, его выпил!
  Потом оглядел нас, опешивших, подобревшим взглядом:
  - Что, что-то не так?
  Вершинин печально заглянул в котелок:
  - Одна-а-ако... пол-литра спирта одним махом... Вы, часом, не в Гвардии ли служили?!
  - Так точна! В Гвардейском Флотском Экипаже, на 'Полярной Звезде', откуда был списан за окаянное пьянство!
  - Оно и видно-с... Куда уж нам, армеутам, за гвардейцами тянуться, нам бы только лаптем щи хлебать ... Вижу, товарищи, что праздник на этом и закончился.
  - Почто же? Ежели Вы про ханку, то энту пакость мы завсегда в запасе имеем... Для медицейского растирания радикулита!- фарисейски потирая себе поясницу, сообщил старшина.- М-могем оную немедля предоставить!
  - Ишь ты, что у нас в подразделении происходит! - ужаснулся комбат.- Старший офицер!
  - Я...,- уныло подал голос ваш покорный слуга.
  - Отчего же Вы не в курсе?
  - Виноват-с..., - а что еще скажешь, коли сам понимаешь, что дурак.
  - Другой раз будьте, пожалуйста, бдительней! А то они с Вашим разгильдяйством поди еще и бабу в расположение притащат... Ну, ладно, Петрович, тащи уж свое лекарство.
  ... Дальнейшее помню урывками...
  ...Вот Петрович, довольно улыбаясь, разливает из огромной (и где он только её прятал?) бутыли ароматного 'ерофеича' (на литр виннАго спирту взять: пять чищенных грецких орехов, горсть лесных орехов, горсть кедровых орехов, горсть миндаля, добавить настой зверобоя. Прим. Переводчика)... Впрочем, у артиллеристов всегда найдется и выпить, и закусить! Это вам не презренная забитая, серая махра! (пехота. И почему же презренная?! Прим. Переводчика)
  ... Вот Вершинин, хитро щуря глаз, допытывается:
  - Скажите честно, Ройзман, Вы ...шпион?
  - Да отчего вы, господин подполковник, это взяли?- совершенно искренне изумился обер-лейтенант.
  - Судите сами: служите Вы по военно-дипломатической части, которая издавна считается легальной крышей для военных агентов, а во-вторых, с изумительной чистотой владеете русским языком-с...
  - Ну, во-первых, я с отличием закончил Гейдельберг, отделение русистики, и диплом защищал по кафедре Русского Средневековья...
  - Правда? Что, там есть такая кафедра?
  - 'Не лепо ли ны бяшетъ, братие,
  начяти старыми словесы
  трудныхъ повестий о пълку Игореве,
  Игоря Святъславлича?
  Начати же ся тъй песни
  по былинамь сего времени,
  а не по замышлению Бояню!
  Боянъ бо вещий,
  аще кому хотяше песнь творити,
  то растекашется мыслию49 по древу,
  серымъ вълкомъ по земли,
  шизымъ орломъ подъ облакы.'
  - Хватит, хватит! Верим-с...
  - А во-вторых, мою маму в детстве звали Наташей Оболенской...Они в июле четырнадцатого всей семьей поехали на воды в Баден-Баден, ну и попали там под интернирование...
  - Так Вы, выходит, совсем и не еврей?!- радостно изумился Вершинин.
  - Ну как Вам сказать?... Мишлинг... У нас вообще в семье с самоидентификацией сложно! Вот мой брат, натуральный жид, он сейчас в Люфтваффе на 'Хеншеле- Блитц' летает, так настолько был раньше ортодокс, что его в 'Люфтганзе' по субботам на рейс не назначали! А сестренка у меня русская и православная.
  - А Вы?
  - А я еще молодой! Подрасту, может и определюсь... А кстати, хотите я вам фотографии покажу? - с этими словами Ройзман мгновенно извлек маленький кожаный альбомчик. Любят же немцы фотографии смотреть!
  - Вот, это мои милые муттер и фатер..., - на снимке были изображены сидящий в инвалидной коляске бравый молодой офицер с Железным Крестом на груди и рядом с ним стоящая гордо и прямо юная девушка в белом фартуке медсестры. - Вы не подумайте плохого, мой фатер на Западном фронте воевал! В четырнадцатом году на Марне его так лягушатники изувечили...
  - Как же они поженились? Он же безногий?- изумился Саня.
  - Эх, молодежь... Ноги здесь не главное! Была бы душа у человека! - наставительно поднял вверх палец Петрович.
  - Разумеется, в браке главное душа! То-то у них аж трое детей, и, видать, погодки...,- улыбнулся Вершинин. - Но как Вас в армию-то занесло?
  - Ну, после Университета я честно пошел работать в католическую школу, в Брюквенвальде (Как я ни искал, но так и не нашел в 'Бедекере'50 этого места. Прим. Редактора) (А топокарту Генеральштаба взять было слабо? И ещё лупу! Прим. Переводчика) Надо было долги за образование отрабатывать, я же ведь учился по католической стипендии! (Вот вам и еврей! Прим. Редактора) Там стал преподавать, правда, не по своей специальности, историю, а иностранные языки: немецкий, латынь и греческий...
  - А что, у вас в школе немецкий шел как иностранный?- осоловело мигнул Саня.
  - В Шварцвальде? Да... Да только не долго я там прослужил!
  - Что так?
  - А вы смеяться не будете? Ну, вот, однажды во время воскресной мессы моя любимая ученица, шестнадцатилетняя Натали, активистка Jungvolk51, между прочим, заманила меня на церковные хоры. И вот представьте, камрады, когда орган кирхи вдруг затих, сверху неожиданно раздался ликующий девичий вопль, плавно переходящий в женский: 'О, майн гот! Дас ист фантастиш!!!' (Ну это просто мерзко! Работать в католической школе, и таскать на хоры каких-то презренных двужопых чудовищ! То ли дело, я понимаю, пригласить полюбоваться фресками пухленького католического послушника... Прим. Редактора) (Вот педераст. Прим. Переводчика) Пришлось мне, подтянув штаны, спешно покидать деревню...бегом!
  - Что, такое строгое католическое начальство?
  - Нет, такие строгие родители! Шварцвальд, одно слово! Либо женись, либо...,- и Ройзман потешно выпучил глаза и, схватив себя за горло, придушенно захрипел.- Впрочем, Натали тогда уже была просватана за местного толстого гросбауэра, вдовца с восемнадцатью коровами! Ему не так молодая жена нужна была, как в дом бесплатная работница... Натали, говорят, перед венцом вся обрыдалась...Эх, эх... может, стоило бы мне остаться?
  Ну, прибежал я в Мюнхен, упал в ноги тете Анни, она у меня известная ...гм-гм... в общем, она всегда была хорошо и близко знакома со многими офицерами и даже генералами Рейхсвера... устроила меня по знакомству в аналитический отдел Статистического Бюро (Ага. Точно. Это статистическое бюро потом стало называться Абвер. Прим. Переводчика) И вот я с вами, камераден...
  ... Потом обер-лейтенант, взяв гитару, весело исполнял походный марш (немцы обожают марши!):
  
  Однажды рыжий Шванке
  А ну, да ну, да ну!
  В казарму плелся с пьянки!
  А ну, да ну, да ну!
  Увидел он девчонку!
  Бом! Трай-лера!
  И сразу за юбчонку:
  Аха, ха-ха?!
  Усы, часы, пилотка-
  А ну, да ну, да ну!
  Опомнилась красотка
  А ну, да ну, да ну!
  Когда мерзавец Шванке
  Бом! Трай-лера!
  Уже сказал ей: Данке!
  Аха, ха-ха!!
  ... Потом Саня долго спорил с Исааком:
  - Вот ты, например, фашист...
  - Н-н-никогда!
  - Извини, национал-социалист?!
  - Н-нет...
  - А кто?!
  - Член Баварской национально-социалистической народной партии...короче Bayerische Volkspartei!
  - Фашист?
  - Н-нет...
  - А кто? Социал-демократ?
  - Камрад, ты что, в морду хочешь?
  - Но ведь не коммунист же?
  - А какая разница? Ваш Тельман говорил: дайте мне члена NSDAP и я через три дня сделаю его коммунистом! Они же, наци, как бифштексы- снаружи коричневые, а внутри красные! А Штрассер ему отвечал: дайте мне любого убежденного коммуниста из KPD, и я за один вечер сделаю из него горячего сторонника национальной немецкой идеи!
  ... - А слабо, господа, нам в 'ку-ку'52 поиграть?!
  - А-атставить!- загремел абсолютно трезвый голос комбата. - Стыдитесь, товарищ старший лейтенант! Откуда у Вас-то, комсомольца, такие белогвардейские замашки? Вы давайте еще в 'русскую рулетку'53 сыграйте! И вообще, всем на горшок и в люлю... завтра марш!
  ... Это был последний наш вечер. Когда еще все были живы и почти счастливы...
  
  20.
  
  ... Хмурым утром следующего дня, когда медленно ползущие на восток низкие тучи, цепляющиеся за макушки сосен, казалось, были ежеминутно готовы пропороть о них свои чреватые мокрым снегом сизые бока, мы в последний раз собрались все вместе.
  Из своей бутылки старшина на дорожку накапал нам по чарочке своего замечательного беспохмельного 'Ерофеича', а наш обер-лейтенант гордо брякнул на уже разоренный стол сбереженную им для торжественного случая нарядную консервную банку:
  - Вот, камераден! Прошу! В 'Торгсине' перед отъездом покупал. Деликатес!
  Старшина осторожно взял банку с ярко -алой надписью 'Chatka' в руки, повертел её, нашел картинку :
  - Тьфу ты, пропасть! Я и вправду было подумал невесть что! Деликате-е-е-е-с...
  - А, крабы! - радостно потер ладони Саня. - 'Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы!' Сто лет их не ел, со студенческой скамьи...
  - Вы не обижайтесь, Исаак, но у нас эти консервы берут только самые последние забулдыги, на закуску...,- примирительно сказал я.(Коробка консервированных крабов в Ленинграде перед войной стоила 92 копейки, а большая кружка 'Баварского кваса' - 20 копеек. Прим. Переводчика)
  - Почему забулдыги только?- обиделся Саня.- Еще недостаточные студенты!
  Донельзя смущенный Ройзман поспешно убрал свой 'деликатес' назад в коричневый дорожный несессер. Что с него возьмешь? Немец. Ничего слаще морковки не едал...
  - Товарищи командиры54!- мы вытянулись по стойке смирно. В штабной блиндаж быстрым пружинистым шагом вошел командир батареи.
  - А! Завтракаем? Дельно, дельно... Русскому офицеру поутру надлежит быть до синевы выбриту и слегка пьяну, как Петр Великий завещал! Ну, на ход ноги-с!
  Мы дружно выпили и все одновременно поставили чарочки на стол, дружно пристукнув донцами...
  - Так, слушай боевой приказ. По готовности выступаем в направлении государственной границы. При пересечении оной, личный состав привести в полную боевую готовность. Оружие зарядить, иметь на предохранителе. На сопредельной территории я убываю для установления контакта с командиром Н-ской (150-той стрелковой. Прим. переводчика) дивизии. В моё отсутствие в командование батареей вступаете Вы, Владимир Иванович...
  - Есть!
  - В случае выхода Вас из строя- старшим назначаю политрука Ройзмана.
  - Яволь!
  - Вопросы? Тогда к машинам...
  ... С лязгом гусениц, скрипом и стоном сцепки наш 'поезд' двинулся к шоссе... Прошло всего три дня, но прифронтовая дорога разительно изменилась! По бокам появились вешки разметки и многочисленные дорожные указатели, полотно было тщательно выглажено грейдером, у перекрестков стояли регулировщики с флажками в руках... Да движение на шоссе стало каким-то осмысленным! Было видно, что люди не бесцельно тыкаются, как слепые котята, а четко и грамотно идут или едут по своим важным делам.
  Так что не прошло и двух часов, с тех пор, пока мы покинули нашу гостеприимную поляну, как впереди показался полосатый шлагбаум... А за ним, на сколько хватало глаз, влево и вправо, уходили бесконечно длинные ряды серых, припорошенных снежком гранитных надолб.
  Так вот ты какая, Финляндия...
  Но, как только мы пересекли границу, меня ожидала нежданная встреча!
  Рядом с дорогой, среди влажно шумящих над головой корабельных сосен, был развернут эвакопункт. Среди больших армейских палаток с красным крестом на брезенте, из которых торчали дымящиеся трубы печек, белела свежими досками маленькая эстрада, от которой доносился чистый, нежный звук аккордеона:
  
  'Ах, если б только раз
  Мне вас еще увидеть,
  Ах, если б только раз
  И два. и три?
  А вы и не поймете
  На быстром самолете,
  Как вас я ожидала до утренней зари
  Да!
  
  Летчики-пилоты! Бомбы-пулеметы!
  Вот и улетели в дальний путь.
  Вы когда вернетесь?
  Я не знаю, скоро ли,
  Только возвращайтесь...
  Хоть когда-нибудь !...'(стихи А. Гайдара из фильма 'Тимур и его команда'. Прим. Переводчика)
  
  В эту минуту тягач с пушкой на сцепке проезжал мимо эстрады, и, стоя в кузове, я встретился глазами с белокурой девушкой в заячьей шубейке, которая, по детски аккуратно выговаривая слова, с огромным чувством пела эту незамысловатую песенку...
  Увидев меня, Наташа радостно завизжала, спрыгнула с помоста, догнала неторопливо ползущий трактор... И зарылась лицом в мою шинель. Потом подпрыгнула, повисла у меня на шее, болтая в воздухе ногами:
  - Ага! Уехал?! Да?! Думал, что я тебя не найду? А я тебя все равно нашла!!
  - Наташка, сволочь... Ты как здесь очутилась? - обняв её нежно за плечи, горячо шептал я.
  - А мы к вам от Кировского райкома комсомола, с подарками для бойцов! Сегодня только приехали! И я сразу тебя... Вас... вот.
  - Наташа, ты у меня дома была? Как там?
  - Дома у Вас все нормально. Ребеночек Ваш здоров. Ваша жена просила передавать привет и спрашивала, когда Вы вышлите ей денег, по командирскому аттестату. В нашей школе Вас все любят и ждут! Даже учителя.
  - Это, конечно, замечательно! Но тебе немедленно надо отсюда уезжать, слышишь? Здесь война, а не детский сад!
  - Да здесь здоровски! Тут так интересно! Нас на танке катали и пострелять давали... Ой, дура я! Ты... Вы... в бой идете, да? А я ... вот, держи...те... я варежки... я сама вязала! На домоводстве!
  И она сунула мне в руку трехпалые вязаные перчатки с любовно вышитым голубоглазым котеночком на тыльной стороне.
  Когда я, быстро чмокнув Наташу в щеку, бросился догонять уходящий 'поезд', она все стояла около обочины, и все махала и махала мне рукой...
  Больше я Наташу живой не видел.
  
  21.
  
  ... Считаю, что то, что произошло с нами дальше ...
  В этом моя, и только моя вина. Как исполняющий обязанности командира батареи, я должен был все предвидеть, все предусмотреть и не допустить беды. Однако, встреча с Наташей, видимо, выбила меня из рабочей колеи...(Автор, мне кажется, излишне строг к себе. Это увы, война, а не доброй памяти маневры в Красном Селе. Прим. Переводчика) (Автор виноват уже в том, что принял участие в преступном посягательстве на права и свободы Великого Финского Народа! Ведь автор, перейдя нашу границу, мог легко дезертировать, не так ли? Прим. Редактора) (Вот педераст. Прим. Переводчика)
  На протяжении нескольких часов, пока мы пробирались по ставшей гораздо уже лесной дороге, меня не оставляло чувство, что я что-то упускаю из виду...
  Это чувство давило меня, висело над душой черной хмарой, от чего я нервничал, без нужды дергал черного от сажи тракториста и строжал батарейцев, уставивших стволы карабинов по обе стороны от прицепа, наведя их на угрюмо молчащий заснеженный лес...
  Лес, действительно, был угрюмым! Как там у Даля: 'В березняке- только гулять и веселиться, в сосняке- Господу Богу молиться, в ельнике- пойти и удавиться...'
  Тяжелые лапы столетних елей нависали над самой дорогой, превращая её в какой-то снежный тоннель. Мокрый снег, собиравшийся с самого утра, и наконец начавший валить, облеплял наши лица, стекал быстрыми струями с радиатора трактора, налипая бесформенными шапками на орудийных чехлах...Видимость вокруг резко ухудшилась.
  Если бы я больше доверял своим предчувствиям! Ведь понимал же, что, как говорили у нас на Соловках уркаганы: у меня очко не железное, очко жим-жим! (Очко, это что, наверное, глаз? Нервно дергался, конечно... У меня так тоже перед боем бывало. Прим. Переводчика) (Дурачок ты, Юсси. Очко, это совсем другой орган. Прим. Редактора) Но я все списывал на свое предбоевое возбуждение...
  - Ты что мечешься, Петрович? - спросил я старого воина. Было видно, что старшине тоже как-то невмочь.
  - Сам не пойму, товарищ старшой... А чегой-то я возжаюсь, как девка перед первой еблей... Вот, помню, когда мы на 'Ване-Коммунисте' к Пьяному Бору подходили, у меня точь в точь такие же, как сейчас, ощущения были! (1 октября 1918 года канонерская лодка красной Волжской флотилии 'Ваня-Коммунист', бывший буксирный пароход, проводила разведку боем возле села Пьяный Бор на реке Кама. Предполагалось, что у белогвардейцев там в лесу находилась батарея тяжёлых орудий, а в засаде находились вооружённые пароходы. До этого суда-разведчики обстреливали берег, рассчитывая, что противник ответит, но белые молчали.. Тогда канонерская лодка отважно направилась к Малиновскому мысу, вызывая огонь на себя. Белогвардейцы поверили, что к ним движутся главные силы красных и открыли артиллерийский огонь. Первым же залпом канонерская лодка была накрыта. Было уничтожено кормовое орудие, смертельно ранен трюмный машинист. Комиссар красной флотилии бывший балтийский матрос Маркин встал к одному из орудий, заменив убитого наводчика. Когда на горящем судне стали рваться снаряды, он приказал экипажу покинуть канонерку, а сам остался у пулемёта прикрывать плывущих товарищей. Спасательным командам удалось спасти 48 человек, сам комиссар погиб вместе со своим флагманским кораблем. Прим. переводчика.) (Бессмысленный русский фанатизм. Прим. Редактора.)
  - А ты что же, в Гражданскую на Волге воевал? (Обратите внимание! Автор обращается к человеку старше его на 'ты'! Вот оно, хваленное коммунистическое равенство! Прим. Редактора) (Офицер вне строя говорит с нижним чином. Что не так? Если бы я своего ротного фельдфебеля Отрывайнена в такой ситуации на 'вы' бы назвал, то он бы мигом подумал, что меня чем-то сильно обидел. Офицер для солдата, это как отец сыну; странно, если отец будет называть сына на 'вы'. Прим. Переводчика)
  - И на Волге, и на Каме, и на Каспии даже... до самого Энзели доходил! - гордо поведал мне старый балтиец. (После поражения Белого Дела русская флотилия отошла в иранский порт Энзели. В городе был английский гарнизон из двух полков колониальных войск, бронеавтомобили и авиация, поэтому белые ничего не опасались. Однако 18 мая 1920 года красные с моря атаковали город и порт. В ходе беспрецедентной по наглости военной операции красный десант заставил капитулировать англичан и белые силы. Ценой гибели одного десантника (кроме того, было ранено еще 10 краснофлотцев) было захвачено десять вспомогательных крейсеров, плавбаза торпедных катеров с четырьмя английскими катерами на борту, авиатранспорт и другие 29 транспортных и вспомогательных судов, на берегу взято 50 орудий и 12 тысяч снарядов. С этого дня Каспий стал 'Красным озером'. Прим. Переводчика) (Не пойму, Юсси, чем ты гордишься? Разбойным рейдом красных пиратов? Прим. Редактора)
  - А Лариса Рейснер, она не у вас ли часом была? (Политический деятель красных. Как утверждают, стала прототипом образа женщины-комиссара в 'Оптимистической трагедии' В. Вишневского. Прим. Переводчика.) (Вот уж не знал, что ты бездарные пьески красных бумагомарак почитываешь! Прим. Редактора) (Читаю все, что издают русские по моей специальности, стараюсь, точнее говоря. Много издают. Прим. Переводчика)
  - У нас, у нас... Бывало, припрется она вечерком в кубрик, в одной руке у неё наган, в другой бутылка с 'балтийским квасом' (Смесь спирта и кокаина. Прим. переводчика) : 'А ну, братишки, кто еще хочет комиссарского тела?!' А мы ей: 'Пошла ты на хуй, шалава драная...' ... Эх, ты, сволочь сиволапая, куда же ты лезешь-то поперед?
  Последнее восклицание Петровича относилось к полевой кухне, которая вдруг вывернула откуда-то справа, чуть не угодив нам под гусеницы. Да еще и застряла одним колесом в глубоком снегу высокого вала у обочины, раскорячившись прямо посередь дороги.
  Пришлось глушить двигатель... И только я собирался скомандовать 'К машине!', чтобы мои номера помогли ездовому и повару спихнуть 'борщевой танк' в сторонку, как незримая ледяная волна вдруг хлынула внутри меня и перехватила дыхание : 'Стой! не командуй!'
  Такое я уже испытывал, когда тяжелый австрийский снаряд вдруг вспорол дерновое покрытие на крыше снарядного погреба. Тогда я за пол-секунды даже не до самого черно-огненного тяжкого взрыва, а до того, как снаряд вообще упал, успел крикнуть: 'Ложись!'
  Тогда. Но не сейчас.
  Как в чудовищно кошмарном сне, я видел, как инженер Саня, весело смеясь, спрыгивает с подножки кабины... как весело пробегает своим легким юношеским шагом всего лишь три шага, будто три смертные ступени ... как со смехом хватается за обод колеса полевой кухни... как радостно налегает на него всем своим щуплым, полудетским еще телом...
  Короткая мгновенная, почти беззвучная вспышка. Столб снега и черной пыли. Удар в лицо - чем-то горячим и липким... Лавины снега с хвойных лап...
  ... Прижимая ладонь к тому месту, где у него была рука и плечо, а теперь только черно-красная мешанина мяса, белеющих осколков кости, чего-то желтого и серого, набухающего бордовым, Саня бредово шептал:
  - Я все понял, я все понял! Колесо узкое, удельное давление на грунт большое, вот взрыватель противотанковой мины и сработал! Это здорово, можно сделать такие диски на дышле, как фрезы, пустить перед гусеницами, и все мины наши! Трал подпрыгнет, ничего ему не станется, надо зарисовать...надо зарисова...
  Потом, увидев мое склонившееся лицо, вдруг сказал совершенно четко и спокойно:
  - Владимир Иванович, пожалуйста! Не стреляйте третьим зарядом, по возможности! Не видите, что ли? Наташе же больно... так больно...
  После этого он взял и умер.
  Такие дела.
  Мы похоронили его в снегу, возле дороги. Написали карандашом на свежей затеси сосны : 'Александр Згурский. 1918 -1939. Советский инженер'
  Тогда мы еще могли хоронить наших павших...
  
  22.
  
  ... Вот она, сука...,- на расстеленном поверх траурно пахнущего лапника (видит Бог! У меня лично этот густой, смолистый запах ассоциируется с похоронами... Когда темно-зеленые хвойные лапы бросают на дорожку перед гробом.) сером орудийном брезенте стояла круглая, как кастрюлька, черная металлическая коробка.
  Незнакомый лейтенант с черными саперными петлицами, в своих круглых очках в дешевенькой металлической оправе похожий на умненького студента-дипломника, аккуратно вывинчивал своими тонкими и чуткими, как у музыканта, пальцами продолговатый, похожий на сигару взрыватель.
  - Вот гады, аж три взрывателя на неё замандахуячили! Один основной, нажимной, сверху; второй динамический, от близкого сотрясения почвы срабатывающий, сбоку; да еще и третий, потайной, снизу, для неизвлекаемости... этот видимо, лично для меня припасли.
  - Как же вы её вообще сняли? - нервно кусая губы, осторожно спросил Вершинин.
  - Да что нам, кабанам!- тонко улыбнулся интеллигентный юноша.- На каждую хитрую финскую жопу у нас найдется специальный ленинградский хрен с винтом! (Sic! Примечание Редактора) Ну, вот и все. Разрешите представить: финская противотанковая мина Hyökkäysvaunumiina m/39 (сокращенно Hy.miina m/39). Финская она, собственно, только по месту изготовления, а разработана, понятное дело, в Англии! Сами-то белофинны народ тупой как пробка...(Гнусная русская клевета! Мы народ острый! то есть не тупой, да. Прим. Переводчика) Жертвы пьяного зачатия, чего уж там...(Герои этой русской рукописи сами то и дело пьют как свиньи, да. Прим. переводчика) (Нет, согласись, Юкки, все же наши мужчины тоже пьют очень часто и помногу. Вот, вчера у меня благоверный опять пришел домой на 'русской тройке', то есть поддерживаемый с обеих сторон двумя грязными девками из бара. С девками, подумай! Совсем уже сдурел... Отпраздновал годовщину нашей совместной жизни, саттана перкеле! А я ведь было специально в эротическое черное кружевное белье приоделся, прическу новую сделал, глаза накрасил ...Да уж какая там, к черту, любовь! Всю ночь проплакал. Прим. Редактора) (Эх, педераст... Прим. переводчика) Данная мина предназначена для борьбы с танками и подрыва авто- тракторной техники. Мина была разработана для замены мины m\36, от которой она отличается увеличенным зарядом ВВ и более технологичным исполнением. Корпус, как видите, круглый, с зарядом ВВ массой 3,2 килограмма тринитротолуола или аматола Наверху корпуса мины -вот, всем видно? установлена нажимная крышка, в центре которой отверстие для вкручивания запала. Запал срабатывает при нажатии на него массой в 280 килограмм, то есть по ней можно свободно ходить, а вот прыгать на ней - не советую. Первый же опыт боевого применения Hy.miina m/39 показал, что и у неё заряда ВВ недостаточно для борьбы с некоторыми советскими танками, такими как Т-28. Тогда под мину белофинны стали устанавливать дополнительный цилиндрический заряд LISÄPANOS PS.MIINAAN m/39 массой в 2,5 килограмма, или дополнительный заряд TÄMÄ PUOLI YLÖSPÄIN сверху мины. Когда требуется увеличить массу заряда мины, а под рукой не оказывалось дополнительных зарядов, то мины Hy.miina m/39 ставят по две, одну на другую. Что еще рассказать? Средств обнаружения мины, кроме проволочного щупа, мы не имеем...
  - Ошибаетесь, товарищ лейтенант. Теперь имеем! - в палатку вошел Лацис, отряхивая снег с воротника своей длиннополой шинели.
  - Здравствуйте, товарищи... нет, сидите, сидите... Все знаю, можете не докладывать. Уже все мне сообщили, добрые люди. Сочувствую вашему горю. Что же делать, война... Значит, товарищ лейтенант, говорите, средств не имеем? Вот посмотрите тогда на этот удивительный прибор!
  С этими словам старший лейтенант ГБ осторожно развернул холстину, в которую была тщательно замотана длинная металлическая конструкция, похожая на удочку.
  - Товарищ майор, разрешите поинтересоваться, а поближе посмотреть можно? - взволнованно поправляя очки, спросил лейтенант.
  - Не можно, а нужно, товарищ сапер. Тем более нужно, что Вы назначены в нашу батарею именно для испытания данного прибора ИС-1, который и держите сейчас в своих руках.
  - А что это за прибор?- в глазах лейтенанта загорелся какой-то сумасшедший фанатический жадный блеск. Такой же блеск возник и в глазах шумно засопевшего за моим левым плечом обер-лейтенанта Ройзмана.
  - Это электромагнитный детектор металлов!
  - Никогда о таком не слышал!- экстатично воскликнул сапер.
  - О нем никто и никогда еще не слышал... Вот, два дня тому назад товарищ Жданов вызвал в Смольный ряд видных ленинградских инженеров, в том числе группу преподавателей из Военной Академии связи. Спросил, кто у нас самый главный специалист по поиску мин? Через час мы подняли из нашего подвала, с Литейного, подследственного террориста, бывшего профессора Изюмова, японо-американского шпиона.
  Тут товарищ Жданов всем и сообщил, что наши войска встретились с огромным количеством белофинских сюрпризов, как на больших дорогах, так даже и на проселках! После первых жертв красноармейцы стали гораздо осторожнее, и даже научились эти сюрпризы обезвреживать. Но... вражеских мин очень и очень много. Так что нужен прибор для их поиска. Террорист Изюмов подумал, посоветовался со своими вольными коллегами и решил, что сделать-то, конечно, в принципе, всё можно, но вот какой отпущен на это срок? Товарищ Жданов ответил: 'Сутки'. На что террорист Изюмов засмеялся и сказал, что это немыслимо. 'Немыслимо, но сделать нужно. Русские, советские люди гибнут! Каждый час, каждую минуту!'- ответил ему товарищ Жданов. Тогда подследственный Изюмов глубоко задумался, потребовал дать ему бумагу и карандаш... Через час советский профессор товарищ Н.М. Изюмов уже грел паяльник в своей бывшей лаборатории, предварительно выбив пинком оттуда оклеветавшего его доцента Мишико Габунию. А еще через сутки устойчиво и надежно работающий прибор был у меня в руках55! Так что принимайте, товарищ лейтенант, документацию, осваивайте прибор... об ответственности за соблюдение сугубой секретности Вас извещать не надо? Ага, я так и думал. Но на всякий случай повторю еще раз: прибор в руки врага попасть не ДОЛЖНЕН, в случае чего. Так же, как и вы сами ... это понятно?
  Юный сапер только молча показал Лацису вынутую из кармана двухсотграммовую толовую шашку, похожую на кусок хозяйственного мыла. При этом он уже вовсю листал написанное от руки карандашом техническое описание...
   ... - А вот нового сальника я и не привез!- печально развел руками Лацис. - В связи с тем, что нас исключили из Лиги Наций, 'Дюпон' полностью прервал все контакты с нашим Наркомвнешторгом. Что любопытно, деньги за ранее оплаченные заказы лягушатники нам так и не вернули!
  - Не удивительно!- резюмировал Вершинин. - Я этих тварей хорошо изучил! Как надо было Париж в четырнадцатом году спасать, так я для них был и 'Camarade', и 'Chevalier de Russie' , а как стал нищий эмигрант, так сразу губы кривят: 'Cochon de Russie'! Ну и хрен с ними, черномазыми ублюдками! Попросят у нас еще в голодный год хлебушка... Ну хоть с 'Красного Треугольника' можно было бы что-то привезти? А то у нас ЗИП вообще пустой!
  - Заезжал я и на 'Треугольник'- печально махнул рукой чекист.- Там вообще полная жопа. За час до меня прикатили какие-то суровые люди в полувоенной форме и аккуратно замели всю их 'контору' вплоть до уборщиц! Кто они такие, непонятно, но явно не наши... Теперь заводчане с нетерпением ждут прибытия с ближайшей 'Красной Стрелой' инженеров и техников с подмосковной Баковки.(Известнейший в Совдепии и старейший завод резино-технических изделий. Известен главным образом своими изделиями ?1 (противогаз) и ?2 (презерватив). Прим. переводчика) Так что, скорого поступления детали не ждите. Будем воевать тем, что есть...
  - Очень мы много навоюем тремя снарядами! - с отчаянием в голосе воскликнул я.
  - Хоть с одним! - скрипнул зубами Лацис. - Сволочь, сволочь...Ведь мы еще на этапе строительства этих проклятых 'миллионеров' (Бетонные укрепления постройки конца тридцатых годов, каждое стоимостью не ниже миллиона марок. Прим. переводчика) внедрили туда своих людей, которые как могли, вредили! То арматуру некондиционную поставим, то марку цемента занизим, а разницу положим в карман подрядчику! (А я знал, я знал! Я клеймил позором продажных политиканов! Прим. Редактора) А уж сколько демократических журналистов мы прикормили, чтобы они сливали нам через свободную прессу всю возможную информацию! (Гнусная клевета? Прим. Редактора)(Вот педерасты...прим. Переводчика) Мы предоставили подробнейшие альбомы со схемами и картами в штаб ЛенВО. И что? НИЧЕГО. Как слепые котята, наши славные комдивы тыкались в предполье, пока не уткнулись прямо лбом в Линию Маннергейма!
  - И что? - с холодным профессиональным интересом спросил Вершинин.
  - Ничего! Во время артподготовки белофинны перебрались поближе к проволочным заграждениям. Когда же наша дивизионная артиллерия ударила по проволоке, чтобы проделать проходы для красноармейцев, противник опять опять отошел в свои траншеи...Комкор Павлов, танк-к-кист, увидев это, решил, что это наша пехота ворвалась в траншеи и теперь наша артиллерия бьет по своим! Он связался с командовавшим штурмом Ворошиловым, Климент Ефремович, натурально, приказал прекратить артподготовку... Когда наши танки пошли вперед, белофинны пропустили их через себя, отрезав нашу пехоту! И устроили за танками в глубине своей обороны настоящую охоту.
  - Гранаты?- резонно предположил опытный Вершинин.
  - И даже бутылки с горючей смесью... Да это что. Наши артиллеристы, вскрыв с помощью разведки точное расположение ДОТов, вышли на прямую наводку. Стреляли 122-мм пушки А-19 и 203-мм гаубицы Б-4, правда, ММ (малой мощности)
  - Результат? - коротко и четко, как хирург во время сложной операции, спросил комбат.
  - Ни одного пробития. Одни отколы... (Вообще, напольная стенка 'миллионеров' была рассчитана на гарантированное удержание пушечного 152-мм снаряда, а боевое покрытие - на удержание гаубичного или мортирного снаряда в девять дюймов. Выбраны эти калибры были потому, что по нашим дорогам орудия большей мощности к подобному ДОТу подвезти было просто нереально! Гаубичный снаряд восьмидюймового калибра теоретически, конечно, тоже мог бы проникнуть в укрепление через верхнее покрытие, но для этого в ДОТ надо было еще попасть! а сделать это в отлично примененное к местности сооружение, покрытое сверху валунами, среди которых росли специально высаженные деревья, русским было весьма непросто. Прим. переводчика.) Так что вся надежда на вас, товарищи! Надо хоть одного гада сковырнуть! Это очень важно, чтобы бойцы видели - врага, засевшего в укреплениях, можно бить!
  ... - Дальномера у нас нет, поэтому и говорить не о чем! - Вершинин был сух и деловит.
  - Да на что мне дальномер? Я с помощью большого пальца дистанцию определю... или с помощью козырька фуражки! (Способ, утвержденный еще русским ГАУ. Прим. Переводчика)
  - Не сомневаюсь в Ваших талантах, Владимир Иванович, но пристреливаться по НЗР (наблюдение знаков разрывов. Прим. Переводчика) нам не даст, в первую голову, наша же техника... так что поражать гада надо с первого выстрела! Так что дистанцию будем мерить короткой базой!
  Параллактический метод измерения расстояний был разработан для русских артиллеристов еще в 1836 году астрономом Струве! А что Вы хотите? Известнейший автор учебника по теории вероятностей доцент Елена Сергеевна Вентцель носит звание старшего лейтенанта артиллерии56.
  Значит, делаем так. Под огнем противника измеряем два-три раза дирекционный угол на цель, не забывая про магнитное склонение. Потом под огнем же отмеряем от места расположения орудия сто метров под прибазисным углом 15-00 (девяносто градусов. Прим. переводчика) от направления на цель. Переносим туда буссоль и мерим два-три раза дирекционный угол на цель уже с нового места. Получился прямоугольный треугольник с известным углом места цели, и известной длиной одного катета. Осталось только найти длину второго, от цели до орудия... Задачка для шестого класса общеобразовательной школы второй ступени.
  Все очень просто, если не считать того, что противник, офигев от такого авангардизма, будет выцеливать нас как фарфоровых уточек в тире... У меня на памяти за всю Великую войну было всего три таких прецедента. Во время которых были последовательно убиты все трое производивших эти измерения старших офицера...
  ... 'По далинам и по взгорьям
  Шла дивизия вперед,
  Чтобы с боем взять Приморье
  Белой Гвардии оплот...' - меланхолично напевал я себе под нос, старательно отмеряя ручной рулеткой телефонный кабель. Чем точнее измерим короткую базу, тем меньше будет погрешность...
  - А! Я эту песню отлично знаю и очень люблю!- комбат поднял голову от самодельного дощатого стола, за которым он приводил в порядок документацию ('Главное, красиво отчитаться, господа! А то не ровен час, прибудет НОВЫЙ командир батареи и что он тогда скажет? Был-де покойный Вершинин полным разгильдяем-с! Стыдно.').
  - Что Вы её знаете, это не мудрено! Эту песню хор Александрова по радио часто исполняет. Но вот то, что Вы её любите, это как-то даже ...- с изумлением покачал головой я.
  - Конечно, люблю! Петрович, голубчик, не сочтите за труд - передайте-ка мне мою гитарку-с... Вот и славно. Да-с... Как там оно было-то, ага:
  
  ' Из Румынии походом
  Шёл Дроздовский славный полк,
  Для спасения народа
  Исполняя тяжкий долг.
  Генерал Дроздовский гордо
  Шел с полком своим вперед!
  Как герой, он верил твердо,
  Что он Родину спасет!
  Видел он, что Русь святая
  Погибает под ярмом,
  И, как свечка восковая,
  Догорает с каждым днём.
  Верил он - настанет время,
  И опомнится народ,
  И он сбросит свое бремя
  И за нами в бой пойдет!
  Много он ночей бессонных
  И лишений выносил,
  Но героев закаленных
  Путь далекий не страшил.
  Шли дроздовцы твёрдым шагом,
  Враг под натиском бежал,
  И с трёхцветным русским флагом
  Славу полк себе стяжал!
  Этих дней не стихнет слава,
  Не замолкнет никогда,
  Офицерские заставы
  Занимали города!
  Пусть вернёмся мы седые
  От кровавого труда.
  Над тобой взойдёт, Россия,
  Солнце новое тогда!'
  Вот, Владимир Иванович! И как же такую славную песню можно не любить?- резюмировал подполковник, отложив гитару.
  - Да! Песня Ваша, действительно, славная... Только кажется мне, что кто-то из авторов ДРУГОГО варианта бессовестный плагиатор! (Автор совдеповских стихов Алымов, якобы автор музыки Александров. На самом деле, первоначальным источником вообще была 'Песня сибирских стрелков'! Прим. Переводчика)
  - Да бросьте Вы! Нашли из-за чего печалиться... Не надо, приятель, о песне тужить! Тем более, рано или поздно, кто-нибудь из молодых заинтересуется историей, найдет идентичные слова...Вспомнит нас, стариков...
  - Извините, Александр Игнатьевич, вот Вы всё о себе говорите: старик, старик... А сколько Вам, простите, лет? - осторожно спросил я.
  - Да мы с Петровичем одного поля ягоды... Ровесники!
  Признание Вершинина меня просто поразило! Ну, я, конечно, понимал, что он малость меня постарше, но... Настолько старше! И как сравнить изработанного, худущего, с испитым лицом со впалыми серыми щеками Ивана Петровича и нашего бодрого, крепкого, молодцеватого, энергичного комбата...
  - А это все потому, что Александр Игнатьевич за всю евонную жизнь ничего тяжелее ху... револьвера в руках не держал!- проворчал как бы себе под нос старшина.
  - Нет, Иван Петрович! Это все от того, что я не курю-с, занимаюсь каждый день гимнастикой Мюллера и вообще веду регулярный, здоровый образ жизни!
  - Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет! - мгновенно парировал Петрович.
  - И кстати, о регулярности! Война войной, а обед по распорядку дня! Петрович, где там наш юный друг?
  - Так што бегает кругами по полю, резвится... прячет свою мину, а потом снова находит!
  - Генунг! Хватит ему бегать... Зовите всех к столу...
  ... Забавно все-таки наблюдать, как человек ест.
  Вот Вершинин: подносит ложку ко рту изящно и красиво, как на великосветском рауте (хотя он родом из самого простого питерского служивого Отечеству люда; его дед вообще из нижних чинов всего только за каких-нибудь тридцать лет выслужил себе на погибельном Кавказе офицерские погоны).
  Торопясь и обжигаясь, глотает пшенку с мясом новенький лейтенант, будто боясь, что сейчас её у него отнимут. Либо мало кормленный, либо по жизни такой торопыга.
  По-бюргерски аккуратно и основательно, кажется, не просто ест, а именно что принимает необходимую организму пишу Ройзман, будто совершая предписанную герром доктором важную гигиеническую процедуру.
  Мрачно уминает кашу Петрович, будто врага убивает...
  Господи, что мне в голову ерунда какая-то всё лезет-то... Понятно что! Все, что попало... Стараешься думать про все, что угодно. Только не про завтрашний день. А что про него думать? Думай, не думай. Как уж будет, так уж и будет.
  Убьют ведь меня завтра.
  Ну и убьют.
  Ну и...
  И хер бы с ним.
  - Товарищ лейтенант, еще кашки?- ласково, так, что мурашки по телу пробежали, холодно посверкивая стальным зубом, спросил старшина.
  - Э-э-э... спасибо, я уж... сыт...
  - А то съели бы еще, все равно выбрасывать...
  - Петрович, угомонись... Скажите, Вас звать- то как?
  - Саня... извините, лейтенант Петров! ('Господи, опять Саня!'-грустно подумалось мне )
  - Александр, а по батюшке...
  - Иванович... но можно просто...
  - Александр Иванович, а кем Вы до войны были?
  - Студентом... Но вы не думайте! Я на курсах вневойсковой подготовки учился!
  - А, на курсах... И долго?
  - Три месяца, а затем в тюрьме сидел...
  - В тюрьме, скажите пожалуйста... да за что же? Улицу перешли в неположенном месте?
  Лейтенант гордо выпрямился и стал походить на того петушка из политического анекдота, который гордо заявил: 'А я - политический террорист! Я пионерку в задницу клюнул!':
  - Я основал Русскую фашистскую партию!
  - Какую-какую партию?!- недобро прищурился нацист Ройзман.
  - Русскую...,- на лейтенанта было жалко смотреть...
  - М-да-с. Господа, поздравляю вас! Теперь в нашем ковчеге действительно всякой твари по паре... И что же, у вас и программа была, и устав? И взносы членские? - язвительно осведомился подполковник.
  - Программа была! 'За единую и неделимую Россию! Слава Великому Февралю!'
  - Опа! Почто же обязательно февралю? И какому именно? - округлил глаза старшина.
  - Февралю семнадцатого! Когда воссияли идеалы Свободы! Вот помните, как в стихах Леонида Канегиссера: (Эсер, убийца видного чекиста Урицкого. Прим переводчика)
  
  'На солнце, сверкая штыками -
  Пехота. За ней, в глубине
  Донцы-казаки. Пред полками
  Керенский на белом коне.
  Он поднял усталые веки,
  Он речь говорит. Тишина.
  О, голос! Запомнить навеки:
  Россия. Свобода. Война.
  И если, шатаясь от боли,
  К тебе припаду я, о, мать,
  И буду в покинутом поле
  С простреленной грудью лежать,
  Тогда у блаженного входа
  В предсмертном и радостном сне,
  Я вспомню: Россия! Свобода!
  Керенский на белом коне...'
   - Браво, юноша!- вежливо похлопал Вершинин. - Но говорю Вам честно и откровенно: за что я искренне уважаю большевиков, чтоб им в аду гореть, так это за то, что они этому фигляру хорошенько дали пинка под зад!
  - Нет, а почему Ваша партия Русская? - не унимался обер-лейтенант.
  - Потому, что Россия для Русских! - поднял вверх палец фашист Саня.
  - А! А как же татары, малороссы, белороссы и всякая прочая, извините, мордва?- удивился я.
  - Они могут основать свои, независимые национальные государства...
  - Ага, значит, речь идет ни более, ни менее, как о расчленении России? Так я понимаю? - зловеще ухмыльнулся подполковник.
  - Пусть останется только территория бывшего Московского княжества, но на ней будут жить только чисто русские!
  - Как не так! Поскреби русского, найдешь татарина! Это не я, это ваш русский Карамзин сказал. Но ведь слово-то 'Москова', означает на наречии мери - 'мутная река'? Ведь это же исконные чухонские земли? - проявил недюженную эрудицию немец.
  - Киев- мать городов Русских!
  - Согласен. Но нынешние украинские большевики с Вами не согласятся...
  Мой друг, 'русский' это не кто, русский - это КАКОЙ! Вот смотрите на нас, немецких национал-социалистов. У нас немец не тот, кто принадлежит какой-то выдуманной из головы химической формуле крови...Да и немцев у нас как народа нет! Есть швабы, силезцы, пруссаки... Даже славяне-лужичане у нас есть! Кто-то пьет пиво, кто-то предпочитает шнапс, а некоторые вообще дуют сидр или кислятину рейнвейн...Нет, у нас немец тот, кто говорит на немецком, думает на немецком, живет в немецкой культурной среде, разделяет наши обычаи и, чего греха таить, суеверия... Для нас немец - тот, кто не щадя здоровья, трудится на благо Фатерлянда или воюет за него, не щадя своей жизни! А какова у него форма носа или ушей, то дело десятое... Да! Не скрою, были и у нас такие извращения. Мерили циркулями форму черепа, idioten... Но Вы-то! Вы! Зачем Вы повторяете эту мракобесную ерунду... Мне за Вас просто стыдно.
  - Но, Александр, если Вы такой себе фашист, от чего Вы здесь, на фронте? - с усмешкой спросил его я, примерно уже зная ответ.
  - Да... Меня товарищ Лацис из камеры вытащил. Говорит, ты, Саня, парень шибко умный, но дурак-дураком... Воспитывайся, говорит. А потом, я мины люблю...очень.
  - Да-с, Саня... И сколько человек было в Вашей партии?- продолжал издеваться над бедолагой Ройзман.
  - Тро-о-ое...
  - И один из них сразу, верно, побежал доносить в Ге-Пе-У?
  - Нет. - Очень мило покраснел фашист Саня.- Побежали сразу двое, на утро после учредительного собрания57...
  ... - Стой, кто идет?! - сурово окликнул меня красноармеец Малахий, нацелив мне в середину груди ствол карабина.
  - Свой я, товарищ боец!
  - Свой своему поневоле брат... Не спится, поди-тко?
  - Да вот, что-то кости ноют ... Решил малость пройтись.
  - Под погодушку молодушку ломат, без погодушки она здорова не быват... Кости когда ломат, энто к скорому снегу, - авторитетно поглаживая окладистую бороду, пояснил боец.
  - А вы-то сами откуда будете? - поинтересовался я.
  - Повенец, свету Божьему конец! Онежские мы...
  - А сидели... за что? Можно поинтересоваться?
  - Да спрос - не беда! За чОртов колхоз, вестимо дело!
  - Что, не хотели добром в него вступать?
  - Ну-тк, насилу не быЦь милу. Но не за то нас вязали, что туда не вступали, как за то, что из оного мы не выходили!
  - Как так?!- не понял я.
  - Да вот, жили мы с братовьями на родной Онеге так широко да богато, что аж небо с овчинку казалось! Нужда да стужа, нет того хуже... Из куля да в рогожку переобувались, топором подпоясавшись. И задумали мы в один недобрый час, Цтоб мироеду-кулаку последнее не платить, поставить артельно мельницу! Сказано, так и сделано. У нас-то на всяк хотенье есть своё малое, да уменье... И Цто ты думаш, мельницу-то мы и сладили. СнаЦала, было, так тяжко ... Ажно ртом срали. Да ведь это завсегда по первости так. Не то мужику бяда, цто во ржи лебяда! Хуже нет бяды, как ни ржи, не лебяды... Ницто. Полено к полену, вот те и дрова. Обжилися мы, народ к нам со всей волости молоть повез. Мы ведь с крестьянства лишнего не брали, а цто надо, так и отдай. А как колесо-то само завертелось, тут нам и полегЦе стало. Это в гору плачь, а потом уж хоть вскачь. Мы-ста уж и трактор себе завели, вскладчину! Нам Потребсоюз на то ссуду дал, пОмоць, значит...Весной на нем, было, мужикам землицу за долю с урожая пашем, летом товар в район возим...
  - Молоко, что ли?
  - Зачем молоко? Мы и сепарационный пункт построили, маслице били... Да оказалось, не по Сеньке та шапка, не по Сидору тот кафтан! Расхвастался нищий заплатами! Приехал с района уполномоценный да и баял: ваш де колхоз неправильный! Поцто вы бедноту не принимаете? Мы ему: не можно! сено с огнем в одном стогу не улежится! Откуда те бедняки-то взялись? Земельку-то монастырску мы на всех поровну делили, все на ней работали, да по-разному ... Возьмем в наш колхоз тех бедняков, так будет у нас один с сошкой, а семеро с ложкой! А он нам - врете, это у вас выходит кулацкий колхоз! Его распустить надо!
  - Ну а вы что?
  - Да мы-то думали, что в своем праве! Добро-то наше не крадено, не чужим дядей дадено! Послали его куда подальше... А он-то, уполномоценный не будь дурак, понимал соль в каше! Собрал он комбед, (комитет бедноты. Прим. Переводчика) от которого семь сотен бед, где в страду сон до обеда да умная беседа! И переехала деревня мужика! Постановили наши же соседские нас с братовьями раскулацить да выселить, как ксплутатаров ...
  Малахий помолчал, болезненно морщась, потом продолжил, глухо:
  - Года не прошло, изболела у меня душа. Захотелось хоть одним глазком на хозяйство свое порушено взглянуть! Прибежал, да... Глаза б не смотрели. Колхоз свой основали, верно; и председатель есть, наш же деревенский дурацок Акимка- попрошайка, баянна шайка. Мельницу нашу спьяну спалили, трактор в Онеге утопили...
  - Зачем утопили?
  - А им лень по весне берегом ехать было! Погнали было через озеро...Вот взял я того оплошного тракториста, который такую весЦь понапрасну загубил, окунул башкой в лагун с помоями, чтоб ён протрезвел, да по сусалам его, по сусалам...Набежали, повязали. Судья на районе мне и говорит: тракцист ты, Малахий...
  - Кто-кто?!
  - Тракцист! Я так себе понял, из-за трактора мне десять лет дали. Пошто хоть дали-то? Не я же его топил... Да. Рубил я лес, год за годом. Ну, а вот потом приехал на лесосеку большой нацальник, орет: мужики! айда-те на войну? Я и пошел.
  - Не страшно?
  - Да слепому цто не кинь, ему всё копейка...Ну и помирать всё равно же однова! ХоЦешь, не хоЦешь, а два века не проживешь. А в Красной Армии нам житье цем не баско: сыт, обЫт и нос в табаке!
  - Ну, спасибо тебе, боец...
  - За Цто же?
  - За доверие и правду.
  - Да цто же мы, совсем без понятия? Ты командир правильный.
  И подумалось мне... Вот, стоит на часах простой русский человек, жизнью суровой понапрасну ломанный... Спокоен и душой тверд. И завтра пойдет в бой, бестрепетно совершая свой ратный труд как тяжелое, кровавое, но необходимое мужицкое дело. А я что дергаюсь? Мне одного бояться сейчас надо: как бы того же Малахия не подвести! Чтобы, если что - так хоть не напрасно ...
  ... Рассказав комбату печальный анекдот про 'тракциста', я ввел Вершинина в состояние крайней задумчивости... Подполковник вдруг загрустил, подперев кулаком щеку и неотрывно глядя на дрожащий огонек коптилки.
  А политрук Ройзман с досадой произнес:
  - Вот Вам типичный пример, усердия не по разуму! У нас такое тоже бывало! Помню, я еще в школе преподавал, как приехали к нам в деревню из гау (область, по вашему!) на грузовике веселые такие парни, в коричневых рубашках. SA которые... Зашли в домик к нашему деревенскому жандарму да и предложили составить ему список тех односельчан, которые в чем-то криминальном замешаны, но по суду не проходят. Либо улик мало, либо взяткой откупились. Тот человек простой, подумал, для статистики нужно! Целый час писал, старался, всех упомянул - от незаконных порубщиков леса до контрабандистов и самогонщиков. А те ребята в это время в пивной сидели, йодли хором распевали, да так лихо! Заслушаешься... А получив список, так же весело, с шутками и прибаутками, по нему прошлись и всех отмеченных там наших односельчан взяли да расстреляли. Бедняга жандарм чуть ума не лишился... Правда, и с преступностью у нас стало потише. Но все равно, людей без суда стрелять, или как этого вашего крестьянина разорять, это дикость. Мой брат, жид который, о таких шибко инициативных личностях говорит: 'Это просто шруцим! Они будут у власти во вред людям. Только ненадолго!' Так и получилось. Этих веселых ребят из SA потом самих расстреляли, и что интересно: тоже без всякого суда! Böses kommt geritten, geht aber weg mit Schritten. (Зло приедет верхом, да уйдет пешком. Прим. Переводчика)
  - Извините, обер-лейтенант, а почему Вы своего родного брата таким нехорошим словом называете?- чуть понизив стеснительно голос, спросил вдруг комбат.
  - Э... это каким же?- не понял Ройзман.
  - Н-ну... жидом?
  - А что дурного в слове Jude?!- еще больше изумился Ройзман. - В Африке- нигер (Neger), в синагоге - жид (Jude)... По- моему, так.
  Придя от филологических изысков политрука в полное изумление, подполковник задумчиво перебирал струны гитары:
  
  Перегорит костер и перетлеет,
  Земле нужна холодная зола!
  Уже никто напомнить не посмеет
  О страшных днях бессмысленного зла...
  
  Нет, не мученьями, страданьями и кровью
  Утратою горчайшей из утрат:
  Мы расплатились братскою любовью
  С тобой, мой незнакомый 'красный' брат!
  
  С тобой, мой враг, под кличкою 'товарищ',
  Встречались мы, наверное, не раз?
  Меня Господь спасал среди пожарищ,
  Да и тебя Господь не там ли спас?
  
  Обоих нас блюла рука Господня,
  Когда, почуяв смертную тоску,
  Я, весь в крови, ронял свои поводья,
  А ты, в крови, склонялся на луку...
  
  Тогда с тобой мы что-то проглядели,
  Смотри, чтоб нам опять не проглядеть:
  Не для того ль мы оба уцелели,
  Чтоб вместе за Отчизну умереть?
  - Это Ваши стихи? - тихо спросил я комбата, когда гитарный перезвон, как тихий стон, угас.
  - Нет, куда мне: поручика58 Туроверова... Мы с ним вместе в двадцать восьмом вагоны по ночам в Париже разгружали.
  - А почему по ночам?- допытался дотошный политрук.
  - А потому, что днем я лично спал, а наш поэт Коля в Сорбонне лекции слушал...Умный парень, не мне чета! Жалко, что пропал куда-то, говорят, чахотка его вроде сгубила59. А то, я уверен, был бы сейчас вместе с нами, здесь...
  - Что-то мне завтра помирать совсем не хочется! - вдруг со свинцовой тоской выпалил я.
  - Да и не надо, дорогой мой! Я Вам разрешаю: живите дальше!- пошутил подполковник. - А ежели серьезно, то помирать совсем не страшно! Вот, я когда на Бепо (Бронепоезд. Прим. Переводчика) 'Единая Россия' под Касторной60 снаряд в левый борт словил... Кстати говоря , дерьмо был тот бронепоезд! Потому, что воры его строили! Так вот, я ни капельки даже испугаться не успел: мгновенный белый высверк, и все дела. Понеслась душа в рай!
  - А скажите, как оно там? - ответно пошутил я. - Садов цветущих не видали?
  - Н-нет-с, чего не видал, того не видал... Тьма и тьма. Будто свечку задули.
  - Каждому воздастся по вере его! - наставительно поднял вверх палец внимательно слушавший нас Петрович. - Ежели Вы во тьму веруете, так и будет Вам ТАМ тьма внешняя... А по мне, человек жив до тех пор, пока об ем помнят...
  - Это как?- заинтересовался политрук.
  - Ну вот так... Вот товарищ Сталин жив?
  - С утра вроде был жив..., - с сомнением покачал головой Ройзман.- А что?
  - Во-о-от! А ведь мы его вообще никогда живым не видели! А знаем и верим, что он жив. Значит, он и есть живой...
  - Выходит, Иван Петрович, по Вашей метафизик, если человек даже физически не есть живой, а мы думать о нем, как о совсем живой, он и будет живой? - от волнения Исаак даже разучился говорить по-русски.
  - Соображаешь. Я лично со своими товарищами, за Коммуну павшими, и посейчас разговариваю! Советуюсь с ними, спорю даже...
  - Это есть шизофрения.
  - Это - русская душа... Ну, хватит, метафизики. Отбой. Завтра у нас будет тяжелый день...
  
  
  23.
  
  ... - Вот смотрите внимательней, голубчик...
  В окуляр моего шестикратного бинокля вплыла снежная равнина, чуть наискось перечеркнутая черной полосой неширокой, но быстрой речки, над которой сонно поднимались сизые струйки испарений. Речка эта (Муолаан-Йоки. Ширина 39 метров, глубина четыре метра. Прим. Переводчика) на первый взгляд была совсем невеликая, чем-то неуловимо похожая на нашу милую Фонтанку. Но, в отличие от последней, её крутые берега хотя бы не были окованы серым ладожским гранитом. Да, зато вертикально эскарпированы с белофинской стороны. Тем смельчакам, которые рискнули бы переплыть на другую сторону, пришлось бы, чтобы выбраться на берег, сначала подниматься по трехметровой отвесной стене из вбитых в речное дно стальных рельсов, с внутренней стороны опиравшихся на специально круто сделанный откос.
  За речкой белоснежное поле перечеркивали три ровные линии кольев, вбитых с уклоном в нашу сторону, которые представляли собой опору для ажурной объемной конструкции из колючей проволочной паутины.
  Между рекой и проволочным многослойным забором я заметил какие-то странные т-образные вешки, которые тянулись ровной строчной и на нашем берегу.
  - Это что такое?
  - Где?
  - Да вот, левее десять одинокого куста...в ряд стоят, как вешала для белья?
  - А. Это маркеры для прицеливания из ДОТа...
  - Да где же он сам?!
  - Перед Вами! - и Лацис рукой просто довернул мой бинокль чуть левее...
  Никакого сооружения, тем не менее, я не увидел. Невысокий заснеженный пригорочек, который полукругом опоясывала изогнутая дугой речка, на котором вразброс темнели пятна огромных валунов, неясно проступающих среди густого кустарника. Что-то совсем не похоже на неприступную цитадель. Не вздымались ввысь крутые стены, не чернели на них широкие бойницы... Не было ни зубчатых башен, ни мощных контрфорсов...
  - А Вы, товарищ Лацис, твердо уверены, что это и есть Ваш 'Альказар'? (от арабского al-quasr, 'твердыня'. Неприступный замок вблизи Толедо. Замок сильно пострадал от нескольких штурмов и пары пожаров, неоднократно реставрировался, и был уничтожен после двухмесячной осады 1936 года. Республиканцам тогда так и не удалось сломить дух националиста полковника Валера, возглавлявшего защиту крепости; крепость не пала, но просто была стерта с лица земли. Прим. Переводчика)
  - Он самый, сволочь...Два пулеметных полукапонира фронтального и фланкирующего огня, капонир на четыре 57-мм орудия Норденфельда, бетонное убежище на взвод, два наблюдательных купола с толщиной брони 350-мм...(ДОТ Sj7, из тех, которые называли 'миллионными'. Толщина стен боевых казематов - 1300 мм, крыши 800 мм железобетона марки '600', выдерживающих сопротивление сжатию 600 кг на кв. м, прикрытых сверху тремя метрами песка и полутора метрами камней, а с фронтальной стороны пятью метрами слоя валунов. В результате наш ДОТ смог выдержать попадание снаряда даже 280-мм русской мортиры. Прим Переводчика) (Не ври, 203-мм гаубицы! Прим. Редактора) Узел обороны прикрывает стационарная гаубичная батарея 'Каарна-Йоки', калибром 122-мм. Таблицы огня для нее составлены шведским математиком и астрономом Гуго Цейпелем, реперы пристреляны два месяца тому назад. Так что её огонь будет убийственно точен.
  - Это его наши пытались штурмовать? - с холодным равнодушием профессионала уточнил Вершинин.
  - Пытались. Результат перед Вами...
  На нашем берегу, густо покрытом рябью присыпанных снежных воронок, сиротливо стояли черные, обгорелые остовы пяти наших танков, среди которых выделялись два трехбашенных ... А вокруг них и за ними, от нашего берега речки до самого леса, который угрюмо шумел за нашими спинами, насколько хватало глаз, поле обильно бугрилось невысокими белыми холмиками. Это безбрежное белое поле (от берега до леса, откуда наблюдает автор, около шестисот метров. Прим переводчика) было похоже на деревенский луг, который был перекопан чудовищным кротом... Холмики как холмики, похоже, что это заснеженные болотные кочки... Очень близко друг от друга, в некоторых местах ногой ступить нельзя...Цепью вытянулись или теснятся группами...Цепью?!
  - За двадцать минут восемьсот человек здесь легло, без малого!- скрипнул зубами Лацис. (Точнее, 853 человека, почти в полном составе 1-ый и 2-ой батальоны 255-того стрелкового полка. Пулеметами было выпущено двадцать тысяч пуль, противоштурмовые орудия израсходовали 279 картечных снарядов. Наши оборотистые разведчики даже начали оптовую торговлю сувенирами, продавая заезжим журналистам знаки отличия русских командиров. Однако на этом рынке скоро началась инфляция. Прим. Переводчика) (Юсси, а сколько стоила пара ушей, срезанных с русского раненного? Прим. Редактора) (Мы не можем отвечать за эксцессы, допущенные в ходе тяжелого боя. Или после его окончания. В конце - концов, paskamarja! - этих русских сюда никто не звал. Прим переводчика)
   Загребая локтями, прижимая к боку порванного маскхалата, в прорехах которого был виден пушистый, испачканный землей домашний свитер, свой драгоценный миноискатель, к нам подполз сапер Саня. Вытирая пот, ручьем льющийся с его распаренного, красного лица, он устало произнес:
  - Все! Чисто. Восемнадцать 'тарелок' снял, и двадцать две противопехотных (Неужели так много? Прим. Редактора) Черт, весь свой свитер изволдохал. Мама ведь вязала... увидала бы, так сразу меня бы за это убила.
  - Вы уверены, лейтенант, что сняли ВСЕ мины?- строго спросил Лацис.
  - Кто его знает, товарищ майор? Стопроцентную гарантию дает только сберегательная касса. Для контроля, впереди сам пойду...
  -Н-ну-с, скоро сабантуй и начнется...,- посмотрел на 'кировские' стальные часы Лацис. - Что-то там белофинны притихли, ни единого выстрела? (В два или три часа утра на полковой узел связи поступило донесение из штаба нашей пехотной дивизии, что скоро, по крайней мере с рассветом, начнется новое русское наступление. Командир полка это сообщение никому не передал. Прим. Переводчика.) (Вот педераст, в плохом смысле. Прим Редактора)
  За нашими спинами загрохотали орудия... Фугасные снаряды 'дивизионок' подняли высокие черные султаны разрывов на том берегу...
  - Пошли, братцы. - негромко сказал подполковник.
  ... Слева и справа, прикрывая нас от финских пуль, как живая человеческая волна, поднялись красноармейцы... Впереди их, с отчаянными и веселыми лицами, в рост, не пригибаясь, быстро и решительно шли через 'Смертную Опушку' политруки с большими красными звездами на обшлагах шинелей.
  Сапер Саня, напялив на свою коротостриженную умную голову черные круги наушников, отчаянно рванулся вперед. Подхватив треноги буссолей,61 мы со всех ног побежали за ним по мелкому, по щиколотку, рыхлому снегу...
  Обгоняя нас, залязгали траками танки, тащившие на буксире согнутые под прямым углом бронированные листы, на которых, пригибаясь, сидели красноармейцы из дивизионного разведбата с автоматическими винтовками Симонова (АВС-36, по русскому индексу 56-А-225, сложное и дорогое самозарядное оружие, которое мы в нашей армии не могли себе позволить из экономических соображений. Прим. Переводчика) в руках.
  А сзади, сквозь грохот артогня, я уже улавливал урчание двигателя нашего тягача...
  Вперед. Вперед. Скорее... Дыхание сбивается... Бежать, бежать...Бежать!
  Танки уже добрались до реки- как быстро! (им понадобилось до этого около двух минут. Для того, чтобы залить теплую воду в кожухи наших пулеметов, которую мы из-за холода слили на ночь, понадобилось, по моим 'мозеровским' часам, две минуты сорок секунд. Прим. Переводчика) Разведчики мигом спрыгнули с бронесаней и забросив свои винтовки за спины белых маскхалатов, бестрепетно бросились в черную, даже на вид ледяную воду, поднимая фонтаны брызг. Некоторые из них, загребая одной рукой, другой держали над головами связки толовых шашек.
  Мы уже добежали практически до середины поля, как вдруг под мчащимся со всех ног Саней что-то глухо рявкнуло, обдавая нас тошнотным дыханием сгоревшего тротила. Сапера подбросило вверх, а потом он рухнул спиной на землю буквально в шаге от меня.
  - Поднимите, поднимите меня!- отчаянно, как раненный зайчик, заверещал Саня. И так этот крик резанул меня по сердцу, что, упав рядом с ним на одно колено, я подхватил своими мгновенно окрасившимися красным руками его сзади и, приподняв странно уменьшившееся тело, закричал:
  - Санитар!
  - Нахуй! - отчаянно в ответ крикнул Саня.- К воронке, к воронке меня, пожалуйста, скорее, скорее...
  Поддернув вверх обрубок Саниного тела, я опустил его лицом в дымящуюся, горячую землю, которую он начал лихорадочно и слепо разгребать ладонями, пока не отыскал какой-то обгорелый, обугленный осколок ...
  Подом поднял ко мне свое бледное, как мел, лицо с россыпью веснушек вокруг курносого носа и спокойно, радостно произнес, близоруко щуря свои голубые глаза :
  - Доложите Лацису! Прибор не виноват! Мина... Она была бакелитовая62...
  Всхлипнул :
  - Маме не говорите...она заругает...
  И умер.
  ... Подбежавший Вершинин, мимоходом коснувшись Саниной шеи двумя пальцами, громко скомандовал:
  - Отставить санитара!
  Потом таким спокойным, совершенно домашним голосом спросил:
  - Владимир Иванович, лично Вам как эта площадка - ровненькая? Ну и ладно, ну и хорошо. Дальше не пойдем. А то, не ровен час, на ещё одну минку наскочим. Скомандуйте орудию.
  - Слушаюсь! - четко отдал ему честь я и выхватил из-за голенища своего валенка красный флажок, обильно пачкая его древко подсыхающей Саниной кровью.
  Обернувшись лицом к лесу, я увидел, как на опушку выезжает наш тягач. На подножке кабины стоял исполняющий обязанности командира орудия Петрович, одной рукой держащийся за поручень. Увидев меня, он поднял правую руку с красным флажком к серому небу, показывая, что готов к движению. Вытянув ответно вверх свою руку с флажком и так секундно замерев (Сигнал 'Внимание' Прим. Переводчика), я затем энергично прокрутил её, как будто бы запускал огромной заводной ручкой двигатель автомобиля (Сигнал 'С передками прямо марш!' Прим. переводчика). Из трубы тягача вывалился клубочек черного дыма, и его гусеницы побежали, стронулись с места... порядок.
  Малахий, резко выдохнув: - И-е-ех! - рядом со мной в этот миг с размаху всадил в землю острия, которыми заканчивалась уже раздвинутая им тренога буссоли.
  Мерзлая земля только хрустнула, принимая в себя окрашенный в зеленое металл, и в этот миг...
  'Ш-Р-Р-Р-Раххх!'- послышался чудовищный в своей негромкости шелестящий звук, сопровождаемый частыми мокрыми шлепками и тонким посвистом... Как будто бы на землю обрушился невиданной силы град.
  'И-у... Пи-у...Пью...'- дико завыло и засвистало вокруг меня что-то, взбивая снежную пыль.
  Невидимая свинцовая метла старательно и, что самое страшное, почти бесшумно выметала с берега красноармейцев. (Пулеметный полукапонир системы 'Ле Бурже' с двумя огневыми точками был прикрыт со стороны 'поля' от русских специальной стенкой. Стреляя им во фланг, наши пулеметы оставались не только не видимыми русским, но даже и не особо слышимыми. Кроме того, открыли огонь картечью капонирные орудия номер три и четыре. Прим. переводчика)
  Люди вокруг меня валились, как снопы, высоко брызгая на заплывающий бордовым снег дымящейся на холоде кровью.
  Вершинин аккуратно поправил свою шапку, так, что середина звездочки была точно над переносицей, как-то особенно весело и бодро подтянулся, подмигнул мне и совершенно обыденно сказал:
  - Ну, Вы тут пока распоряжайтесь, голубчик, а я на боковой НП убываю. Желаю здравствовать. Позванивайте, ежели что... Честь имею.
  Широким шагом, машинально на ходу прижимая к борту шинели левую руку, будто шашку поддерживая, он неторопливо пошел вправо от меня, своим орлиным артиллерийским взором практически точно оценив перпендикуляр к направлению на наблюдаемую цель.
  За ним, торопливо разматывая размеченный мною через каждые десять метров провод, пригибаясь, на полусогнутых ногах дробненько посеменил Вася Кирдяшкин с телефонным аппаратом в руке и, солидно ступая, могуче двинулся разведчик Элпидифор со второй буссолью на боку и треногой за плечами...
  Торопливо достав буссоль из круглого брезентового чехла, я стал аккуратно прикручивать круглое металлическое яблоко в шаровую опору.
  - Так Цто, товарищ командир, я сейчас тебе боле пока не нужен? - деликатно спросил меня красноармеец Малахий.
  - Не нужен! Ложись! мать твою!- не поднимая головы, ответил я.
  - Ети свою, дешевле будя! - ответил мне разведчик, снимая с плеча карабин. Потом он аккуратно обошел меня, встав так, чтобы загородить собой от пуль белофиннов, поднял карабин, выстрелил куда-то в сторону вражеского берега, передернул затвор, выбросив на снег горячую, красивенькую гильзу, снова поднял карабин, еще раз выстрелил. Опустил карабин к ноге, сел, будто подламываясь, на землю. Потом лег на бок, подтянув ноги к животу; тихо, чтобы мне не мешать, захрипел. И умер.
  ... Внимательно выравниваем буссоль, выгоняя серебряную бусинку воздуха в круглом стеклышке уровня на середину. 'Пузырек на середину'- командовали мы сами себе в юнкерском, укладываясь вверх пупками на койки... Теперь ориентируем. Стрелочку снизу открутить, ага, побежала, миленькая... север у нас сегодня будет там, где солнце восходит! Зачем? А для единообразия, ха-ха.
  Теперь верхнюю половинку буссоли на 30-ноль, наводим на цель, смотря поверху монокуляра... а теперь и в монокуляр можно взглянуть...
  Лучше бы я не смотрел. Река просто КИПЕЛА! Взбивая кроваво-белую пену, свинцовый град неутомимо колошматил по её окрасившимся русской кровью водам...
  Все те разведчики, кто всего минуты назад бестрепетно бросились в ледяные волны, были уже мертвы.
  Но нет, не все! Вдруг у вражеского, уходящего вверх крутого берега всплыл из кипящей воды окровавленный, израненный человек. Он схватился слабеющей рукою за покрытую изморозью ржавую рельсу, подтянулся и с усилием просунул в щель между ней и соседней рельсой что-то черное, продолговатое. Потом обернул к нашему берегу свое облепленное слипшимися волосами лицо, что-то неслышно прокричал, прощально взмахнул рукой...И тут же на этом месте высоко поднялся грязно-водяной, подсвеченный изнутри огнем столб взрыва!
  Когда он опал, то стало видно: часть эскарпа обрушилась, открывая проход вверх, на вражескую твердыню.
  Немедленно оставшиеся в живых политруки подняли красноармейцев в атаку, но увы! Они даже не смогли добежать до воды ... Те, кто поднялся, все до одного полегли у самого берега.
  Прикрывавшие их огнем танки, которые колотили и колотили из башенных орудий по вражьему берегу, вспыхивали один за другим. Вот из ближнего танка вывалился из верхнего люка башни танкист в черном, дымящемся комбинезоне, упал на снег, катаясь по нему, потом с огромным трудом поднялся, оперся о гусеницу, выхватил из брезентовой кобуры револьвер, выстрелил в сторону врага и вдруг опрокинулся навзничь, скребя черную обнажившуюся землю своими почерневшими, обуглившимися пальцами...(Это вело огонь замаскированное 40-мм орудие ПТО 'Бофорс' из бетонированного гнезда слева от нашего ДОТа. Прим. Переводчика)
  Дивизионные артиллеристы, прикрывая нас, очень быстро нащупали вражеское орудие и мгновенно просто засыпали его осколочными снарядами. (Орудие не пострадало, но расчет, бросив его, сбежал. Прим. Переводчика)
  У моих ног неожиданно затрещал полевой телефонный аппарат:
  - Это Вы, Вершинин?- схватив трубку, довольно глупо спросил я.
  - Нет, это звонит Грета Гарбо.,- Донесся из телефона ехидный голос подполковника.- Хочу пригласить Вас в Гранд-Отель выпить по бокалу сухого мартини... Ну как, готовы? Посмотрите-ка тогда на меня...
  Я установил визир на 15-ноль и внимательно посмотрел. Поднял левую руку, и подполковник передвинулся чуть влево, выходя в центр перекрестия... хорош! Можно мерить угол.
  Подполковник нагнулся к монокуляру, несколько раз, наводя его на цель то справа, то слева, сделал необходимые измерения, потом поднял трубку:
  - Так, дирекционный...
  В эту секунду черный разрыв встал между мной и Вершининым... Когда вздыбленная земля упала, я увидал, что и комбата, и треногу буссоли просто смело осколками. Я отчаянно, до боли в руках сжал телефонную трубку
  - Командир! Ты меня слышишь? Отзовись!
  Трубка мертво молчала...
  Вдруг к черной дымящейся воронке кинулся юркий Вася Кирдяшкин. Он нагнулся, поднимая куски оборванного провода, но тут новый разрыв встал почти на том же самом месте и закрыл его черным смертным занавесом ...
  Когда разрыв опал, Васи не было видно.
  Но телефон вдруг снова ожил!
  - Голубчик, ну где же Вы там? Я уж боялся, что вовсе не отзоветесь. Готовы? Слушайте. Дирекционный угол на цель тринадцать-двадцать семь!
  - Понял, тринадцать-двадцать семь!
  - Да. Врежь ему хорошенько за нас, сынок...,- донеся до моего уха из трубки почему-то затихающий голос комбата.
  ... Отлично, значит, исчисленная дальность до цели будет 724 метра! Да для нас, это прямо в упор!
  Сейчас установим орудие, и мы его... ГДЕ ОРУДИЕ?
  Холодея от ужаса, я обернулся... Позади меня, метрах в двухстах, размотав сбитую гусеницу, чадно горел тягач. У его сбитого на землю капота чернело тело убитого водителя...
  И, пока я бежал к замершему посреди поля 'поезду', у меня в голове крутилась одна мысль: 'Один снаряд, только один финский гаубичный снаряд... и все пропало!' (Именно в этот момент наша батарея прекратила огонь. Расстреляв при отражении вчерашнего штурма два боекомплекта гранат, майор Вайтемайнен заблаговременно послал машины на артсклад. Но по дороге они были перехвачены каким-то коммерсантом, который дал много денег, и вместо снарядов наши 'форды' повезли к линии фронта ящики с клюквенной водкой 'Финляндия' Прим. переводчика)
  ...Когда я подбежал к тягачу, Петрович уже с помощью ломика расцепил передок со станиной. Обернув ко мне свое почерневшее от копоти лицо, он яростно прохрипел:
  - Ничто! Докатим на руках!
  - Не сможем...,- со стоном боли вырвалось у меня из груди.
  - Как так? Зачем не сможем? Или мы не русские?!- воскликнул старый серб.- Ко мне, детушки!
  - Форверст, камераден!- звонко подхватил политрук Ройзман.
  Со всех сторон, отвечая на зов старого матроса, стали подбегать красноармейцы. Облепив громадное тело пушки, они, как муравьи соломинку, со всех сторон окружили её... Поднатужились... Нажали... И ничего!
  - Эй, дубинушка, ухнем...- вдруг завел Ройзман.
  - Эй, зеленая, сама пойдет, сама пойдет!- ответил ему нестройный хор голосов.
  - Подернем, подернем, да... ухнем!
  И случилось чудо... Скрипнув гусеницами, 'Наташа' сначала медленно, затем все быстрее и быстрее поползла по полю...
  Увидев, какое чудовище русские вытаскивают на позицию, белофинны вообще обезумели! Пулеметный огонь стал сплошным, беспрерывным. Пули звенели и пели в воздухе, цвенькая о металл, глухо шлепая по людским телам... Раненые красноармейцы падали на землю, иной раз спереди, и тогда гусеницы орудия, с чудовищным чавканием давя их, прокатывались прямо по человеческим телам...
  И в этом безумии слышался хриплый голос Петровича:
  - Наверх вы, товарищи, все по местам!
  - Последний парад наступает...
  И ему отвечал такой же хриплый и такой же безумный голос Ройзмана:
  - Auf Deck, Kameraden, all' auf Deck!
  - Heraus zur letzten Parade!
  - Врагу не сдается наш гордый 'Варяг'!
  - Wir brauchen keine Gnade!
  
  - Стой!- наконец, скомандовал я.- К бою!
  Развернув орудие на врага, оставшиеся в живых батарейцы закрепили станины, насколько это было возможно, вбивая сошники в землю.
  Петрович рывком забросил свое щуплое тело к прицелу, а политрук рысью бросился к боковому НП, от которого зловеще более не доносилось ни звука.
   - Бетонобойным!
  - Заряд полный!
  - Угломер тридцать-ноль!
  - Уровень тридцать-ноль!
  - Отражатель ноль!
  - Прицел пятнадцать!
  - Наводить под основание холма!
  Вскочив на площадку, я взглянул в визир прицела. Хорошо!
  Спрыгнув вниз, я увидел, как с лязганьем провернулся барабан затвора, открывая камору... Четверо снарядных с усилием подняли носилки с чудовищной стальной тушкой, а пятый с силой двинул её пробойником вперёд до звона! Тут же двое зарядных швырнули в зев орудия стальную свертную гильзу заряда. Стрелять будем третьим, основным! Ты уж прости меня, Саня!
  Так, в основание гильзы вкручен капсюль? Замечательно!
  Сытно чмокнув, затвор закрылся.
  Встав с наветренной стороны, чтобы дым и пыль от выстрела не слепили мне глаза, я поднял вверх флажок:
  - Ор-рудие!
  'А-А-А-А-АРГХХХ!'- ответила мне 'Наташа'!
  Через секунду над вершиной холма поднялось серое облачко взбитого в мелкую пыль и крошку железобетона.
  Хорошо, но чуть высоковато! (Наш корректировщик фенрик Калле Эско в куполе восточного каземата лишь чуть-чуть не успел передать координаты на батарею, куда уже подвезли снаряды из НЗ начальника артиллерии дивизии, когда русский снаряд просто как бритвой срезал мощный броневой гриб высотой всего сорок сантиметров с шестью узкими смотровыми щелями. Корректировщики в бронекуполе центрального каземата, увидев это, в диком ужасе немедленно кубарем скатились вниз, в ДОТ, хотя их купол и не был поврежден! Прим. Переводчика)
  Так, дым за целью, а по направлению хорошо!
  - Верно!
  - Прицел четырнадцать!
  - Оррудие!
  'А-А-А-ААРГХХХХ!'
  Эх, хорошо пошла! Белофинские пулеметы вдруг просто захлебнулись... (Второй русский снаряд проломил стену нашего центрального каземата, пробив в ней рваное отверстие размером два на два метра. От чудовищного удара в ДОТе погас свет, и черная тьма, наполненная клубами серой бетонной пыли, от которой смертно перехватывало дыхание, теперь озарялась только трещащими голубыми вспышками коротких замыканий. Гарнизон ДОТа, бросив свои боевые позиции, со всех ног устремился к задней бронированной двери... У меня текла кровь из ушей и носа, в голове мутилось и звенело, но я сумел предотвратить панику, застрелив пару негодяев из своего верного 'Лахти'. Еще одного подлеца заколол финским ножом (puukko) мой верный фельдфебель Отрывайнен... Хорошо, что пулеметчики остались на своих постах! Потому что перед боем я догадался пристегнуть их к станкам пулеметов наручниками. Прим. Переводчика) (Юсси, вот как? А у меня дома тоже есть наручники, украшенные розовым мехом! А не хотел бы ты... Прим. Редактора) (Нет. Прим. Переводчика) (Извини, Юсси, старина, я просто неудачно пошутил... Хотел тебя малость подбодрить. Прим. Редактора) (Ничего, бывает. Прим. Переводчика)
  Еще один снаряд!
  Но что это?!
  Ствол 'Наташи' с жалобным шипением остался в крайнем положении... Чертов сальник!!!
  - Ничего, командир...,- печально улыбнувшись, сказал мне Петрович. - Вручную накатим! Заряжай!
  - Ты с ума сошел, старый черт! Немедленно от орудия!!
  - Заряжай, командир... Работать надо.
  ... Через силу, руками накаченный на место ствол. Бледное лицо Петровича, в последний раз поправляющего прицел...
  - Оррудие...
  'А-А-А-АРГХХХ'! и тут же роковое 'ЧВАНГ!'
  Огромный черный столб жирного дыма встал над вражеской цитаделью. (В нашем ДОТе от страшного удара сдетонировали орудийные огнеприпасы. Огненная волна прокатилась по всем помещениям; начался пожар. Меня, контуженного, без сознания вынесли в траншею. Гарнизон, то есть те, кто еще остался в живых, оставили наш полностью разрушенный Sj7. Прим. переводчика)
  Мозги и кровь Петровича на станине...
  Боковой НП. На нем, рядом со свежей воронкой, копошится в кровавой снежной грязи Вершинин с распоротым осколком животом, стараясь заправить в него свои измаранные в грязно-кровавой слизи сизые кишки. При этом другой рукой подполковник ещё и тщетно помогает политруку, у которого пуля, пройдя через висок, выбила оба глаза и теперь они висят на его смертельно-бледных щеках, на каких-то красных ниточках...
  И испещренное черными воронками белое поле, вновь покрытое телами погибших красноармейцев, по которому с развернутым красным знаменем, под сверкание труб полкового оркестра и под бессмертные звуки 'Прощания славянки' идет в лобовую атаку на белофинский рубеж свежий стрелковый полк. (256-той стрелковый. Прим. Переводчика)
  ... Я думал, что ничего страшнее, чем это, на этой войне я не увижу.
  Я ошибался.
  
  
  24.
  
  - М-да...,- печально протянул товарищ Лацис, скорбно смотря себе под ноги. - А я -то его финским шпионом посчитал! Стыдно-то как...
  В полушаге от острых носков его начищенных до блеска сапог лежал маленький и худенький, как подросток, скромный и робкий сын маленького финно-угорского мордовского народа связист Вася Кирдяшкин. По его покрытой коркой запекшейся крови изодранной телогрейке, из которой торчали клочья пожелтевшей ваты, было видно, что был Вася тяжко ранен, что сил соединить куски разорванного телефонного провода у него уже не достало... И тогда он просто крепко зажал их зубами. Да так и умер.
  - А Вы-то, Арвид Янович, где же все это время были? Потерял я Вас... , - зачем-то ненужно спросил я. Видимо, чтобы хоть что-то сказать...
  Вокруг меня лежали наши убитые батарейцы. Вот широко и привольно раскинулся на могучей спине матерый сорокалетний бывший ссыльный, кулак-старовер Эльпидифор, крестом раскинув натруженные руки, как будто отдыхает в перерыве горячей летней страды; вот прислонился к его боку, словно уютно прикорнул, какой-то разведчик... лицо мне знакомое, а вот как его фамилия? А, Биллялитдинов... Тагир Исламович, 1921 года рождения, татарин, бывший талиб из казанского медресе, бывший исламский мракобес и буржуазный националист...Его еще в виде чистокровного арийца наш политрук изобразил! Обо всех о них можно сказать теперь только одно... Они были.
  - Я-то?! - удивился моему вопросу Лацис.- Да где же мне, кровавому упырю оперчекисту, во время боя быть? Сидел себе в тенечке, вел протокол испытаний...
  И чекист горестно усмехнулся:
  - Еще кто-нибудь из буржуазных борзописцев потом сочинит, что я наступающим красноармейцам в спину стрелял!
  - Зачем стреляли?- не понял я его тонкого прибалтийского юмора.
  - А чтобы они назад не повернули...
  - Кстати, товарищ Лацис, чтобы часом не забыть... Покойный Саня-сапер специально для Вас сказать просил, что бакелитовую мину минный искатель не берет!
  - Спасибо, обязательно запишу... жалко мальчишку, талант у него был!... впрочем, всех вас, товарищи, мне ужасно жалко.
  Осторожно перешагивая через истерзанные пулями тела павших красноармейцев, мы шли к беспомощно задравшей вверх свой бесконечно длинный ствол пушке.
  - Нет, что-то надо с лафетом делать, Валерий Иванович! Ведь это же не годится! Ведь и не перекатишь вручную, ежели что?
  У меня перед глазами вдруг встало искаженное нечеловеческой мукой лицо незнакомого молодого политрука, который упал, раненный, и не смог подняться. Когда гусеница (медленно-медленно!) перемалывала в кровавые лохмотья его ноги, он истошно кричал, брызгая в нас кровавой слюной:
  - Вперед, только вперед, товарищи бойцы!! Не останавливаться!!! Остановитесь, потом с места не стронете!
  - ... Может, колесный ход лафету придумать? Или вообще, сделать пушку самоходной?- продолжал на ходу фантазировать Лацис.
  Я отрицательно покачал головой:
  - Колесный ход лучше не надо... Это сейчас хорошо, снега мало, а грунт подморозило! А если распутица? Да на наших дорогах пушка враз по ступицу завязнет! Что касается перекатывания, то ведь данная система для таких экстремальных случаев, как этот, вовсе не предназначена! Наши цели, это ведь вражеские штабы, склады, транспортные узлы, контрбатарейная борьба... Для борьбы с ДОТами уместней гаубица или даже мортира! А что касается самохода... Не думаю! Если пушку моторизовать, она ведь, поди, на все сорок тонн потянет? (Оптимист. Русская тяжелая самоходная установка СУ-14-1, примененная в самом конце войны и заслуженно прозванная 'Иван-долбай', на палубе(!) которой была установлена восьмидюймовая гаубица, весила по нашим разведданным сорок девять тонн. Мало какой мост мог её выдержать, к нашему счастью. Прим. Переводчика)
  Мимо нас трусцой пробежали двое красноармейцев с брезентовыми носилками в руках. На секунду остановившись возле орудия, они убедились, что здесь их помощь больше уже не требуется, и метнулись дальше - туда, где еще слышались протяжные стоны раненных...
  Вот что мне понравилось, так это организация медпомощи в РККА. У каждого бойца есть индивидуальный перевязочный пакет, а не условно чистая тряпица, как в старой армии... На каждые десять человек полагается один санитарный инструктор. Вот, и медсанбат прибыл на поле брани почти так же быстро, как ленинградская 'неотложка', разве что без воя сирены. Час назад они утащили на носилках в тыл глухо ругающегося по-французски Вершинина и впавшего в спасительное забытье нашего политрука...Может быть, и спасут...
  А Петровичу уж ничего помочь не могло. Даже глаза ему закрыть мы не смогли, потому что от черепа осталась невредимой только нижняя челюсть, в которой тускло сиял стальной мост.
   - А что, от орудия он отбежать не мог? - глухо спросил Лацис, с печальной нежностью закрыв то, что осталось от Иванова лица вытащенным из своего кармана клетчатым платком.
  - Ствол длинный. Качается после выстрела. Прицел намертво со стволом связан. Петрович хотел убедиться, что прицел не сбился. Ждал, пока остановится. Если привязать специальный тросик, да на двадцать метров отбегать, да его натягивать... прошло бы еще несколько драгоценных секунд. Где гарантия, что нас за это время белофинские гаубицы бы не накрыли? Тогда все жертвы были бы напрасны... Рисковать он не хотел.- пояснил я.
  ... Ну что, посмотрим, что мы там наворотили? - спросил Арвид Янович, вставая с колен и отряхиваясь. - Пошли, что ли?
  - Пойдемте. - согласился я. Мне в тот момент было все равно. В душе было пусто, глухо и темно...
  Когда мы приблизились к исходящей паром реке, от которой поднимался тяжкий запах железа и крови, навстречу нам давешние санитары уже тащили бойкого невеликого мужичка, мокрого как мышь, который что-то весело, взахлеб рассказывал. Прислушавшись ненароком, я уловил нечто вроде:
  - Да, мать моя! Да тут такие расклады, что я и талию не видал! Наши выбегают на это поле и бегут себе к реке, а тут финская артиллерия как начнет шрапнелью стегать! (На нашей гаубичной батарее вообще не было шрапнелей. Видимо, русский принял за них разрывы в воздухе рикошетирующих фугасных снарядов. Прим. Переводчика) Всех к земле и она прижала. Ну, а мы со всех ног рванули к берегу, потому что лежать куда страшнее - а там саперов наших побитых уйма! И никакой переправы. Мы к воде, кто кувырком, кто как... Только кричим: давай, ребята! Скорей, скорей! Выбрались на тот берег, мокрые как кутята, давай воевать...Хотя какие с нас бойцы, когда у каждого по пятнадцать патронов да по одной гранате, хочешь в белофинна бросай, хочешь сам подорвись...
  - Почему так мало?- зло спросил Лацис.
  - Комдив не велел! Говорит, зачем давать им, если их белофинны так и так побьют? Ну, полезли к белофиннам в траншеи, там все больше пришлось штыком... Богатый финны народ, жирный! Штык в нем застревает... Ох, мама!! - вдруг тонко вскрикнул веселый разговорчивый боец. И умер.
   ... Взглянув на реку, я увидел потрясшую меня картину: сразу по трем наплавным мостам, опиравшимся на огромные надувные лодки, на левый берег шли, и шли, и шли серые колонны красноармейцев, сначала сливаясь на той стороне в единый поток, а затем вновь, подобно приливной волне, растекаясь по серому полю. Исчезая в начинающемся мокром снеге, они, казалось, затопляли собой через сделанный нами пролом все, что лежало между нами и дальним сереющим лесом, острыми верхушками тонущего в сером небе...
  А навстречу им, с того берега, на каких-то бревнышках, плотиках, обывательских полузатопленных лодочках (В течение дня большевики подвезли из Петербурга более 250 лодок, находившихся в частном владении. Прим. Переводчика) везли и везли сгоревший шлак войны: искалеченных, израненных, но еще живых бойцов.
  'Так вот почему он был мокрый!' - подумал я, вспомнив давешнего бойца.
  - Что же это?!- потрясенно прошептал Лацис. - Да на таком ветру ... они же, мокрые, простудятся...
  - Ерунда! - только махнул рукой услышавший его холеный подполковник. - Их же, симулянтов, в тыл везут! Там отогреются... А мои бойцы в бой идут, они сегодня под открытым небом ночевать будут. Им надо быть сухими...(Начальник штаба 469-того стрелкового полка, вводимого на глазах автора на плацдарм, п\п-к Семенов был при отходе полка ранен в ноги, оставлен своими подчиненными на поле боя и насмерть замерз. Прим. Переводчика)
  Перейдя на бывший вражеский берег, (действительно не замочив ног) на каждом шагу мы встречали следы тяжелого, ожесточенного боя, который продолжал греметь и перекатываться, как недальний гром, где-то за ближним леском...
  Вот сожженные нашими ручными огнеметами финские солдаты: их маленькие, словно детские фигурки скорчились, будто они собрались куда-то бежать...
  Вот тесно лежит группа красноармейцев, как видно, угодившая под залп финских бомбометов (точнее, 81.4-мм минометов. Прим. Переводчика): воронок практически нет, только маленькие черные ямки с расходящимися веером следами разлета осколков, а снег - пушистый и белый, нетронутый сверху, внизу обильно подтек кровью...Так что за нами, с хлюпаньем проваливающимися в него по щиколотку, остаются глубокие кровавые следы.
  Вот боец повис на проволочном заграждении: шипы глубоко вонзились в шинель, будто хищные когти, а на широко открытые голубые глаза медленно опускаются снежные хлопья...
  Наконец, мы поднялись к проклятому ДОТу... Лацис, достав из кармана блестящий никелем молоточек, начал ожесточенно колотить по бетону, стараясь отколоть от него хоть кусочек:
  - Vai debīls esi? Да что же это такое, в самом-то деле? Он вообще на кого работал?
  - Кто работал?- не понял его я.
  - Да директор наш... Мы тут во времена оны на паях основали с Linnoitustoimisto акционерное общество 'Гранит'...
  - Кто это мы? И с кем что основали? - устало и равнодушно продолжал спрашивать я.
  - Мы, это натурально, НКВД, а наш деловой партнер - фортификационное управление Генерального Штаба Армии Финляндии...
  После сегодняшнего меня уже ничего не удивляло...
  - Зачем?
  - Чтобы выиграть тендер на постройку финских укреплений.
  - И как, выиграли и построили?
  - А как Вы думаете? Работали практически себе в убыток! Как стахановцы! Вот, например, в ДОТ ?15 узла сопротивления Сумманкюля наша фирма во время заливки боевого покрытия вместо бетона засыпала метровый слой песка...(Подлинный случай. Обнаружился факт саботажа только в январе 1940 года, когда наши ребята в боевых условиях начали ремонт полуразрушенного сооружения. Прим. Переводчика) Но самое главное то, что мы составили подробнейший 'Альбом укреплений Карельского перешейка', указав для каждого сооружения точное месторасположение, состав вооружения, приложив фотографии и даже в некоторых случаях детальнейшие планы...
  - И где же эти альбомы?
  - Где, где... В Караганде. Tas ir pizdec, šitā pateikt! (Зачем карты укреплений Карельского перешейка были вместо ЛенВО отправлены в Казахстан, можно только гадать. Прим. Переводчика) (Юсси, это же просто непереводимая игра слов на местном диалекте, как и фраза чекиста на латышском. Прим. Редактора)
  ... Обогнув спускающуюся уступом бетонную стену, покрашенную белой краской, Лацис потянул меня к двум амбразурам:
  - Смотрите-ка! Они их броневыми плитами укрепили! Этого в проекте не было... Интересно, где их финны взяли? (На финском форту Ино, подло взорванном русскими в 1917 году. Прим. Переводчика) (Позволь, так ведь это же был их собственный форт? А собственник имеет право распорядиться своим имуществом по своему усмотрению! Это же аксиома! Собственность священна! Прим. Редактора)(Вот ведь клинический дурак. И эти люди нами правят... Прим. Переводчика) А вот сюда посмотрите-ка, будьте любезны... Видите, вот это трубы для выброса ручных гранат...
  - Глупо! Если гранату можно выбросить наружу, то её так же можно забросить и внутрь.
  - Как бы не так! если снаружи бросать гранату в эти трубы, то по специальным отводам она выкатится наружу прямо под ноги бросавшему! По идее. Ну, мы эту идею немного изменили... А вот, смотрите-ка, наверху бронекупол! А где второй? Тут еще один должен был быть... Неужели украли при строительстве? А деньги куда дели?
  - Что, у него смотровые щели всегда так видны?
  - Нет, что Вы! Они закрываются специальным внутренним бронекольцом, скользящим на подшипниках... Наша придумка! Во-первых, дорого, во-вторых, при любом сильном ударе её клинит! (А я-то всё думал, кто это такую глупость измыслил? Прим. Переводчика) Ну что, давайте теперь внутрь заглянем?
  - Что-то мне неохота... Мутит меня...
  Минуту спустя я понял, что мутит здесь не только меня. И даже не только мутит! Из-за угла бетонированной траншеи, которая серой змеёй подползала к ДОТу, доносились звуки тяжелой, надсадной рвоты.
  Лацис спрыгнул вниз, осторожно заглянул за угол:
  - А кто это у нас такой красивый?
  За изгибом бетонного хода стоял на коленях окровавленный, покрытый сплошной серой коркой пыли и грязи человек. Из его полуоткрытого рта тянулась нитка розовой от крови слюны, медленно капавшей в лужицу перемешанной с рвотой крови...
  Тяжко приподняв лицо, представлявшее собой сплошной синяк, человек уставил в нас свои налитые кровью глаза и сипло прохрипел:
  - Дамнед венайя... Я кулла раухасса е салли...(Искаж. Нехорошие люди. И помереть мне спокойно не дадут. Прим. Переводчика)
   После этого его левая рука подломилась, и он со стоном упал лицом в красно-желтую лужицу...
  Лацис с задумчивостью посмотрел на его расстегнутую, пустую кобуру:
  - Пристрелить его, подлеца, что ли? Похоже, он вроде как офицер?
  - Не бери ты лишнего греха на душу, Арвид ... Он же раненый. Сам подохнет, или наши трофейщики в плен возьмут...,- остановил его я.
  И мы полезли в ДОТ, смотреть финские пулеметы, к которым были насмерть прикованы угоревшие до смерти солдаты...(Вот так я и встретился в первый раз с автором этой печальной рукописи. Мой верный фельдфебель, который вернулся за мной и в эту самую минуту прятался в двух шагах от русских с ножом в руках, собираясь прыгнуть, как только русский офицер наведет на меня свой пистолет, поднял мое бесчувственное тело на плечи и утащил через минное поле в наш тыл. Благо что никакой линии фронта пока не существовало, а русские беспорядочно тыкались лбом в трех километрах западнее от нашего покинутого ДОТа в другой узел обороны. Наш психолог после выхода меня из лазарета не рекомендовал мне больше участвовать в боевых действиях в составе гарнизонов ДОТов в связи с пережитым мною психо-травмирующим фактором. Вторая наша встреча с этим русским была еще более драматичной. Прим. Переводчика)
  
  
  25.
  
  ... Вот уже третий час мы (прицепленная к раздобытому Лацисом 'Сталинцу' пушка, на станинах и лафете которой сгрудились уцелевшие бойцы) стоим на обочине дороги, под высокими заснеженными соснами.
  Вся дорога забита в три-четыре ряда перемешавшимися войсками: длинноствольными пушками корпусного артполка; тяжко нагруженными возами, в которых запряжены мохноногие лошаденки гужевого обоза; подбитыми, с рваными черными пробоинами в бортах и башнях танками, которых гусеничные тракторы волокут, как и нас, на армейский СПАМ63 ... В этой чудовищной каше завязли белые, покрытые пятнистой бесформенной маскировкой фургоны с красными крестами и обыкновеннейший рейсовый ленинградский автобус, в котором приехали на фронт с концертом молодые актеры Финского театра и участники самодеятельного ансамбля кантелистов.64
  - Черт возьми!- возмущается Лацис.- Опять то же самое! Вот только начало было налаживаться какое-то подобие армейского порядка, как опять снова здорово! Извольте видеть, прибыла новая дивизия (90-ая стрелковая. Прим. Переводчика). И вот вместо Муолаанлампи (Лесное болото. Прим. Переводчика) умники из штакора (штаб корпуса. Прим. Переводчика) направили её в Муолаанярви (Лесное озеро. Прим. Переводчика)... Да какая им, штабным, в задницу, разница: мальчик или девочка? Тем более под снегом особо и не отличишь, озеро там или болото...Сначала дивизия упорно пробиралась на восток, а теперь развернулась и так же упорно пробирается на запад. Так что курим пока...
  - Я не курю.,- простуженно прохрипел я.
  - Да я тоже, в принципе... Тогда хоть погреемся.
  - К машине!- скомандовал я, и бойцы стали, разминая затекшие ноги, спускаться на грешную землю.
  На обочине дороги, под высокой, корабельной сосной, чуть подсвечивая её уходящий к шумящей где-то в черной высоте кроне могучий ствол, жарко горел маленький костерок.
  Вокруг него теснились пожилые обозники, протягивая к нежно-прозрачным лепесткам огня свои мужицкие руки... Тихий, неспешный разговор...
  - Кой черт, братцы, нам тая война? Сталин с Маннергеймом поссорились? - так пусть оне возьмут каждый в руки по здоровому дрыну, выйдут на межу, да и пусть себе пиздятся в своё полное удовольствие, а уж мы их подбодрим, да дружно похлопаем...
  - Во-о-от...говорил нам ране политрук, мол, нам чужой землицы ни пяди не нужно! А тут, почал, поди-тка поминать: да исконно русские земли, да Петр Первый, да Екатерина ВторА... Вспомнила бабка, как девкой была! Мне лично двух аршин земли на нашем Княж-погосте, Хосподи Прости, будя в мой неведом час65 вполне достаточно...
  - А то еще ране нам замполит баял: финн-де такой же простой рабочий да хрестьянин, он-де в совецкаго рабочего да хрестьянина стрелять никак не будет, а сразу штык в землю и мировая революция! Ага, ага... славны те бубны за горами... Еще как и стреляют-то метко. Суки...
  - Да вот еще чего... Слыхали, у финнов ново правительство образовалось, демократическо? И уж, бают, наши-то и договор с нимя подписали...
  - И чаво?
  - Да ничаво! Наша Карелия, согласно договору с тем правительством Финляндии, должна отойти к финнам. Финляндия страна буржуазна, власть и порядок там тоже буржуазны, то есть колхозов и советов у нас Сегозере боле не будет, а потому я на той территории, которая отходит к Финляндии, оставаться боле не желаю, ведь там опять будет та же стара буржуазна давиловка рабочих и крестьян! Так што, я в Гражданску, выходит, и воевал-то понапрасну?
  - Это ты верно, парнишша, баешь. Почему нас не спросили, когда решали отдать Финляндии землицу, на которой и мы живем, и наши деды-прадеды проживали? Ведь это должен решать сам народ, всем миром! Я бы вот высказал несогласие передать Финляндии землю, принадлежащую Советскому Союзу! Хер финнам в зубы, а не мой родимый Цып-Наволок.
  - Чего ворчите, мужички?- насмешливо спросил обозников неслышно подобравшийся чекист.- Ай воевать не хотите?
  - Не хотим. - Солидно, решительно и твердо ответил седой, кряжестый мужик, истово двуперстно перекрестившись. - Вот те Крест Честной, не хотим. Но ведь надо!
   ... Когда мы, прихватив из костра головню, принялись разжигать в стороне свой костерок, чтобы не смущать более затихших карельских колхозников, по недоразумению одетых в шинели, я осторожно спросил Лациса:
  - Думаю, что у их особиста скоро работы прибавится?
  - Ох, Владимир Иванович, дорогой ты мой... Делать сейчас особистам больше нечего, как болтунам языки урезать. Во-первых, на каждый роток не накинешь платок! А во-вторых, в чем-то они и правы... Партполитработа у нас в войсках ни к черту, сплошной формализм. Бывает, возьмет политрук газету 'Правда' и передовицу зачитывает. Как в Гражданскую, скажи, а? И это на двадцать третьем году Советской власти! Чай, ликбез уж давно провели, чтобы громкие читки устраивать... А работа у особистов сейчас есть, да еще какая. Вот, я в Питер когда мотался, знакомого встретил, помните, он мне еще письмо красноармейцев читать давал? Так вот, как-то рано поутру пару дней тому назад пограничники заметили свежую лыжню, убегавшую в сторону Финляндии. Пустились в погоню и настигли средних лет финна. Весь распаренный, он, шатаясь, шел на запад. Молчал долго, но у нас и не такие кремни раскалывались! Выяснили: лыжник идет из Кандалакши в Финляндию, за ночь преодолел аж сто километров. "Неужто за ночь?" - не поверили особисты. "Да, - отвечал финн, - меня ведет великий неустрашимый дух Сису!" Вот это, точно враг...
  - Насчет замполитов я с Вами. Арвид Янович, согласен... Говорить складно они не всегда мастаки, верно. Зато пример, как за Родину геройски погибнуть, всегда готовы подать...
  - Нахрен надо гибнуть!- проворчал Лацис.- Как я слышу про героизм, так сразу понимаю: кто-то что-то упустил. На хорошей войне героизму вообще не место! Героизм, это когда надо дырку затыкать, а какая-то штабная сволочь батарею снарядами не обеспечила... За Родину умереть - дело святое. Но пусть уж лучше финны за свою родину умирают. А мы еще поживем... Вот, Вам еще ребеночка поднимать надо! Да еще и ...это...
  Помолчав минутно, Лацис вдруг выпалил:
  - А давайте, мы с Вами наших в медсанбате проведаем, как там они? Тут напрямую, через лес, восемь километров! Пробка эта, я так думаю, до утра. Да нам и спешить пока нечего. Потому как - ну, притащим пушку на СПАМ, и что? Да там сейчас и без нас забот полон рот...Поставят её в дальний уголок, скажут - ждите! Пока еще с Кировского рембригада к нам приедет! Все одно день-другой проканителимся... Так что, может, сбегаем? Тем более, что Ваша девушка там так и застряла...
  - Как застряла? Какая девушка?- оторопел я.
  - Да Наташа ваша... Слушайте, упорная такая, мне аж за Вас страшно. Её три раза в Ленинград выгнать хотели, вотще. Помогает медсестрам, раненным стихи читает...
  - Какие стихи?- тупо спросил я.
  - Светловскую 'Гренаду'., - пояснил Лацис.
  'Вот ведь паршивка!' - подумал я и твердо себе пообещал: - 'Увижу, задницу ей, дурр-ре белобрысой, надеру!'
  Наташу я, к несчастью, увидел... Но обещание свое не сдержал.
  
  
  26.
  
  ... - Свейки66, Владимир свет Иванович! Что, опять? - чуть полуобернувшись и опершись на лыжную палку, иронически поприветствовал меня свежий как утренний розанчик товарищ Лацис.
  Я выплюнул изо рта набившийся туда снег и мрачно прохрипел :
  - Ну, опять...
  Потом приподнялся на колени и снял с ноги свою левую лыжу. Лыжа правая снялась с валенка сама и уехала, мерзавка такая, вперед.
  Ну как объяснить деревенскому человеку, родившемуся в дремучих чащобах Рундале (чащобах, само собой, исключительно с точки зрения цивилизованного европейского человека! По сравнению с нашей тайгой... И вообще, супротив нашего Енисея их Балтика просто лужа!), вставшего на лыжи еще до того, как научился толком ходить и бегавшего в школу за тридцать верст, да все по лесу, что я лично предпочитал вместо того, чтобы вместе с однокурсниками торить лыжню на Черной речке, лучше посидеть в уютной библиотеке! А в юнкерском у нас физкультуры особенно и не было: война-с, не до того...
  Сказать стыдно, но я и на велосипеде ездить не умею... Вот такой я пельмень. Хоть и бывший сибирский.
  Лыжи, две пары, привез из Питера неутомимый Лацис, чудом выхватив их в самый последний момент с лыжной спортбазы Кировского завода. А вот пьексы67 достать уже не смог, просто не хватило! Все лыжи с принадлежностями отобрал у профсоюзников райком партии, для формирующегося из добровольцев лыжного батальона.
  А на интендантских складах нашего северного Ленинградского Военного Округа, где зима с ноября аж по март, лыж просто не было. И ходить на них, кроме спортсменов СКА68, почти никто толком и не умел... А как же картина Грекова 'Ворошилов и Буденный на лыжной прогулке'? Предполагаю, что Климент Ефоремович позировал виднейшему военному художнику Страны Советов прямо в студии...
  И вот вам результат: я уже мокрый от пота, хоть выжимай, а Лацис даже и не запыхался.
  - Вы как там, часом не ушиблись? - заботливо спросил меня чекист.
  - Ерунда-с! В медсанбат же идем...,- пошутил я, потирая правое, довольно сильно убитое колено. Черт, синяк, наверное, будет.
  - Ну да, ну да. Там уж найдется, кому Вам первую помощь оказать!- совершенно по фарисейски в ответ закивал Арвид Янович. Скотина такая. Я ему про надпись на стволе еще припомню!!
  Пошли дальше... Вокруг нас плавно и нудно, до сонной одури, крутился густой смешанный лес. Казалось, что мы не едем, а стоим на месте, а вокруг нас бесконечной лентой, как в бабушкином 'волшебном фонаре', медленно плывут то низкие и густые хвойные лапы, то белоснежные, будто светящиеся изнутри призрачным молочным светом стволы карельских красавиц берез...И все это покрывал белейший снег, снег, снег...
  Впрочем, пейзаж я особо не рассматривал. В лыжне бы удержаться, которую заботливо прокладывал для меня чекист.
  Господи, ну скорей бы уж... Лучше бы мы поехали на тракторе! Да все Лацис, куркуль латышский, воспротивился: топлива ему, видите ли, на себя тратить было жалко! Впрочем, ему самому такая прогулка, как видно, не в тягость а в радость...
  Задумавшись, я просто почти уткнулся носом в широкую спину Лациса. Тот стоял, опершись на лыжные палки, недвижно ... И, как мне вдруг на миг показалось, хищно, как волк, нюхал воздух.
  - Что это Вы...
  - Т-ш-ш...,- он поднял вверх палец в трехпалой перчатке. - Тихо. Вы что-нибудь слышите?
  Я старательно прислушался... Шумел ветер в верхушках сосен... чуть скрипнул березовый ствол... снег, чуть шурша, просыпался с еловой ветки...
  - Ничего не слышу!- шепотом ответил я.
  - Вот и я ничего. А это неправильно! Ведь мы в полусотне метрах от медсанбата! Там должны быть слышны голоса... звук топора - ведь колет же там кто-то дрова, да? Да их собачка ни разу даже не тявкнула!
  - Откуда там собачка?- поразился я.
  - Да есть там такая, беленькая дворняжка. Прибежала со сгоревшего, верней, сожженного финнами хутора. Хвостик крючком, сама брехливая... а сейчас вот, как убитая, молчит. Странно?
  - Может быть, спит?
  - Может быть. Владимир Иванович, а достаньте-ка Вы оружие.
   Я вытащил из кобуры старенький, потертый наган, выпущенный Императорским Тульским Оружейным Заводом в те приснопамятные времена, когда я еще Карла Маркса под партой на уроке латыни читывал (Почему не маузер? Зачем он мне? И стрелять-то ведь я толком не умею. Из такого несерьезного оружия, я имею в виду. Мои интересы начинаются с четырех дюймов...) и засунул его за пазуху.
  Лацис быстро и бесшумно проверил сначала один пистолет, затем второй - сунув их себе куда-то в подмышки, скинул с плеча длинную СВТ (Самозарядная винтовка Токарева обр. 1938 года, находится в массовом выпуске с июля 1939. Очень дорогое и крайне эффективное семи-автоматическое69 оружие, не лишенное, впрочем, некоторых весьма существенных недостатков. Прим. Переводчика) (Зеленый до оскомины виноград, да, Юсси? Прим. Редактора), перевесив её по-охотничьему.
  - Ну, пошли...Чего уж тут без толку стоять... Как мой батя покойный в таких случаях говорил: Strādā smagi - viegli mirsi!
  - А как это будет по-нашему?
  - А по -вашему это будет: чем тяжелее работаешь, тем легче помрешь. Чуть отстаньте от меня, хорошо? Только уж больше не падайте. Очень Вы это шумно делаете...
  С этими словами Лацис абсолютно бесшумно, как лесной дух, прямо-таки просочился среди густых елок... Я сторожко поспевал за ним.
  Как оказалось, Лацис дул на воду, параноик...
  В медсанбате приветливо горел свет аккомуляторных лампочек, дымились трубы печек в больших брезентовых палатках, и все было мирно и тихо...
  Вот и собачка. Висит, наколотая животом, на сломанной березовой ветке...
  Отшвырнув лыжи, я бросился бежать. И как последний безумец, кидался из одной палатки залитой кровью до белого сатинового потолка, в другую. Такую же...
  Когда Лацис, обежавший вокруг мертвого лагеря, нашел меня, я сидел возле Наташи и, ласково поглаживая её голову одной ладонью, мерно грыз вторую. Чтобы не кричать.
  Арвид быстро огляделся, поднял что-то с брезентового пола... красное, упругое...
  - Матку ей вырвали и грызли.,- холодно и деловито пояснил мне он.
  - Зачем?- мертво спросил я.
  - Финны. - пожал плечами чекист. (Грязная пропаганда? Прим. Редактора) (Мы не можем отвечать за отдельные, достойные сожаления эксцессы. Причем допущенные не героической Suomen armeija , а грязными мясниками из SS. Прим. Переводчика)
  ... Арвид собирался не то что неторопливо, но и даже медленно, как-то очень по- латышски, основательно.
  - Значит, дневник и документы Вы, Владимир Иванович, отвезете на Литейный.
  - Арвид, может я с тобой? - с безнадежной тоской спросил я.
  - Куда Вам, голубчик! Вы для него словно будете гиря на ногах, уж не обижайтесь за прямоту! - возразил мне подполковник Вершинин.
  - Абсолютно верно..., хором заметили оба Сани, который инженер и который сапер.
  - А ты вот лучше нашу пушку почини!- резонно заметил мне странно помолодевший Петрович.
  - Ну, я пошел. Не скучайте тут без меня, дай Бог, вернусь...,- сказал Лацис.
   Но Бог не дал.
  (Через месяц патруль егерей обнаружил старое охотничье зимовье, до потолка забрызганное замерзшей кровью. В нем вповалку лежали четырнадцать заледеневших трупов в изорванной штатской одежде финского и шведского покроя, с кокардами SS и один труп в русской военной форме. Кто был этот человек, мы тогда не знали. Прим. Переводчика)
  
  Тут заканчивается история Отдельной экспериментальной батареи и начинается сага о 'Aavetykki', она же: Пушка-призрак70, Карельский Скульптор71 и Красный Лесоруб72.
  
  Горит в сердцах у нас любовь к земле родимой,
  Идем мы в смертный бой за честь родной страны.
  Пылают города, охваченные дымом,
  Гремит в седых лесах суровый бог войны.
  Артиллеристы, Сталин дал приказ!
  Артиллеристы, зовет Отчизна нас!
  Из сотен тысяч батарей
  За слезы наших матерей,
  За нашу Родину - огонь! Огонь!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Часть вторая.
  
  Эпиграф.
  'Как в жерновах,
  Меж двух миров, меж двух народов...'
  Финский поэт Эйно Лейно.
  
  Эпиграф.
  'Война- это травматическая эпидемия, осложненная массовым безумием её участников.'
  Русский хирург Пирогов.
  1.
  
  (Синяя тетрадь.
  Солидный, дорогой ежедневник престижной марки 'ТМ BRUNNEN' , изготовленный в столице Баварии Мюнхене старейшим производителем канцелярских товаров Baier & Schneider Gmbh & Co
  Слева, на форзаце, проступают неразборчивые карандашные строки:
  
  Нас было много на челне...
  Иные парус напрягали,
  Другие дружно упирали
  В глубь мощны весла. В тишине
  На руль склонясь, наш кормщик умный
  В молчаньи правил грузный чёлн;
  А я - беспечной веры полн -
  Пловцам я пел.... Вдруг лоно волн
  Измял с налету вихорь шумный....
  Погиб и кормщик и пловец! -
  Лишь я, таинственный певец,
  На берег выброшен грозою... (Неполное стихотворение русского поэта А. Пушкина 'Арион.' Не учись я в русской гимназии, не догадался бы. Этой же рукой, кстати, исполнены все дальнейшие заметки на полях данной рукописи. Прим. Редактора)
  На первой странице - начинается бисерный, аккуратный текст совсем другим почерком, нежели на форзаце, поначалу выполненный, как видно, очень хорошей и дорогой самопишущей ручкой. (По мнению нашего консультанта, профессора Яалло Суурманенна, стиль письма весьма своеобразный; наблюдаются непоследовательность и несвязность в изложении, доходящие иногда до полной бессвязности. Основная причина непоследовательности автора заключается, как видно, в быстроте течения идей, быстрой смене представлений, заставляющих делать пропуски, резкие переходы от одного к другому, что и вызывает нарушение логической связи повествования. Чем сильнее возбуждение, тем резче выступает спутанность и бессвязность. Следует отметить, что возбуждение весьма нарастает к концу рукописи. В целом следует сделать вывод, что автор текста при его написании находился в остром маниакально-депрессивном состоянии. Прим. Редактора)
  
  Проба пера. Проба пера. Раз, два, три, четыре, пять - вышел зайчик погулять. Принесли его домой, оказалось - он живой. Ну, да. Оказалось, что живой. Хотя и не вполне.
  Доктор Суурманен сказал: возьмите лист бумаги и пишите. Что писать?- спросил его я. Да что хотите!- ответил он. - Откройте поток своего сознания...
  Ага. Как раз откроешь, туда сразу и набросают всякого... Как там у Гоголя Городничий жаловался: стоит только поставить новый забор!
  Вот, хорошая идея. А не начать ли мне писать по Русски?73 Во всяком случае, будет меньше любопытных взоров.
  Вот.
  Пишу.
  То есть сижу и тупо смотрю на голубоватый, с водяными знаками лист дорогой вещицы, которая мне явно не по моему дырявому карману. В голове и сердце моём так много, много всего... А как захочешь хоть слово написать, так и шабаш.
  Какой-то чОртов ступор.
  Вертится на кончике пера сплошное : 'Довожу до вашего сведения, что...'
  Тьфу ты, huoruus какое! Совсем ты, Володинька, отупел и запсовел в этой своей лаппеенрантской гарнизонной глуши. Ох... Как я себя назвал-то?!... Какой я вам Владимир Русских?! С января 1918 года я гордо именуюсь Юсси Суомолайнен74! С этих самых пор я финн. Просто финн. Припал, так сказать, к историческим корням.
  Ага, вот и традиция соблюдена!... В классическом произведении главный герой на первой же странице (а лучше, в первой же строке!) представляется дорогому читателю. 'Меня зовут Измаил...' - это я цитирую замечательный роман Мелвилла 'Белый Кит, или Моби Дик', который я читал в госпитале. О странствиях, опасных и долгих, в погоне за загадочным олицетворением зла - Белым Китом. Что интересно, кита всё-таки настигли, на свою же голову.
  Так вот: меня зовут НЕ Измаил. Меня нынче зовут мародер.
  Кто не в курсе, так Брокгауз и Эфрон вам разъяснят: 'М. (от фр. - marauder- мошенник)- лицо, занимающееся мародерством.'
  И, пониже: 'М. - незаконное присвоение чужого имущества в атмосфере безнаказанности, обычно в бедственных ситуациях- например, во время природных катастроф или боевых действий.'
  А то, что было вчера? Что это вообще было такое?
  Уж никак не похоже на боевые действия! Скорее, катастрофа...
   ... В тот скорбный час я мирно сидел в старинном, горячо любимом хельсинскими студентами за уют и особую дешевизну кафе 'Тётушки Кайсы Вадллунд', что на Kaisaniemi puisto, аккурат возле самого Железнодорожного вокзала.
   До моего поезда оставался почти час, вернее, пятьдесят три минуты сорок шесть секунд. Почему так точно? Так ведь война... График движения на Suomen Rautatiet по такому случаю выдерживался неукоснительно! И вправду, попробуй только нарушь. У нас тут не Советская Россия, у нас особо не забалуешь.
  На вокзале я оставаться не захотел. Потому что в залах ожидания всех трех классов было хоть топор вешай, такое стояло густое амбре. После того, как в нашу несчастную 'семерку' во время русского артобстрела набилось прятаться более ста человек, и элементарно стал кончаться воздух, (Наверное, в нем значительно повысилось содержание углекислого газа? Прим. Редактора) я теперь испытываю острые приступы клаустрофобии (Боязнь замкнутых пространств. И, от себя добавлю, он еще и нас боится. Гомофоб, короче говоря. Прим. Редактора). Разлюбил я что-то большие скопления народу в тесных помещениях. А если сказать прямо, то никогда и не любил.
  Подсчитав свои возможные депансы75, я заказал себе только маленькую чашечку кофе с молоком ...
  Впрочем, здешнего официанта скромный размер моего заказа вовсе, к счастью, не смутил! Это на 'Эспланаде' на меня посмотрели бы как на последнего pylly, да что там! несмотря на мои офицерские погоны, меня там и на порог вряд ли пустили бы! Знай, чернь, своё место. Еще, чего доброго, возьму и занесу своих окопных вшей в шелковые наряды 'чистой' публики.
  Нет, здесь хорошо. Любой недостаточный студиозус тут может спросить стакан холодной воды (подается бесплатно!) и потом целый день сидеть за столиком, готовиться к экзамену.
  Кстати говоря, такая политика дирекции кафе себя полностью окупает.
  Во-первых, резко увеличивается посещаемость (лучше двадцать заказов по двугривенному, чем один заказ на три рубля!). А во-вторых, это кафе частенько посещают и состоятельные господа (как мучимые ностальгией о веселом студенческом прошлом, так и мечтающие 'подснять' юную и свежую провинциальную студенточку, желающую нехитрым способом изыскать средства на оплату съемной квартирки. Кстати, не факт, что получившая в качестве аванса пару шведских крон ушлая красотка их действительно отработает. Тут таких называют 'dinamo'!)
  А вот, кстати, и одна из них...
  К моему столику вихляющей робко-рязвязанной походкой приближается юная особа, раскрашенная, как краснокожый ирокез на тропе войны. Надо полагать, залезла без спросу в мамин туалетный столик и причинила последнему немалый урон.
  - Скажите, господин офицер, а у вас спичек для меня не найдется?- совершенно оригинально завязала она разговор.
  - Не-а.
  - А почему?- обиженно захлопала барышня своими совершенно коровьими ресницами.
  - И сам не курю, и тебе не дам! Потому, что зубки у тебя, моя дорогая, будут от курения желтые-прежелтые, как у ведьмы, старухи Лоухи! А ещё, я не люблю целоваться с курящими девушками! Фу, как пепельницу облизываешь!
  - А мы что, будем целоваться?- оторопела барышня.
  - А ка-а-акже! И очень даже скоро.
  На круглые щечки девушки взошел нежный румянец, видный даже сквозь толстый слой штукатурки:
  - Я с кем попало... ой! с незнакомыми дядями не целуюсь! То есть, я так скоро не целуюсь...
  - А не скоро и не получится! Уезжаю я, милая барышня.
  - На фронт?- она прижала ладошки с своим щекам.
  - Да что ты, глупенькая! В Сарканниеми я еду, на лыжах побегать. Поехали со мной? Сходим в 'Долину Мумми-Троллей', в парке Тампере на русских горках покатаемся...
  - Вы шутите, да?- обиженно спросила девушка. И утвердительно сама же и ответила: - Вы шутите. Вы только что из госпиталя, и снова едете воевать...
  - С чего ты так решила?
   - Да от вас же запах... ой, извините, не хотела вас обидеть! Пожалуйста, не сердитесь на меня... от вас не запах, а ... я не знаю, как это сказать! Застарелая засохшая кровь, гной, боль, тоска... вот чем от вас пахнет.
  - Ты-то откуда ...,- оторопел я.
  - А у меня мама в госпитале работает. Когда она приходит 'с суток', от неё вот так же... пахнет смертью.
  - М-да... значит, мама у тебя в госпитале... А ты что же?
  - А я на курсах учусь, в 'Лотта Свярд'! Вот выучусь, и тоже на фронт, как вы, поеду, воевать!
  - Лучше не надо. - мрачно сказал я. - Так, с курсами мне понятно. А еще где мы учимся?
  - В гимна...ой. Тьфу, ты. В Университете...
  - Ну-да, ну-да...,- скептически произнес я. Девица, конечно, вполне созревшая, но до уровня даже первокурсницы ещё не доросла.
  - Теперь вы меня прогоните, да?- проблеяла старшеклассница. - Мы с девочками поспорили, на сто пирожных, что я с вами познакомлюсь...
  - Luojan kiitos! Теперь хоть знаю, чего я стою... Ну, садись уж к столику, как там тебя...
  - Натали!
  - Садись, прелестное дитя. Не вводить же в такой страшный расход твою мамочку?
  - Ф-ф-ф., - как кошка фыркнула Натали.- Да я и сама зарабатываю. Газеты разношу и еще молочные бутылки собираю...
  - О! Бутылки. Это серьезно.- с уважением произнес я. Потом конспиративно понизил голос:
  - Барышня, какие пирожные вы предпочитаете в это время года?
  - Рунеберга, конечно! - хищно сглотнув слюну, ответила Натали.- Я их по пять штук зараз съесть могу! Да ведь их нет нигде, увы... их ведь только к празднику готовят!
  - Так ведь до Рождества осталось-то всего ничего! Давайте спросим? А вдруг есть... Эй, человек?
  - Чего изволите?- к нашему столику мигом склонился услужливый уроженец Кивиниеми, в черной жилетке поверх белоснежной сорочки.
  - Скажите, у вас пирожные Рунеберга подают?
  - Помилуйте! До Рождества еще целая неделя! Рано еще! Не сезон. А может, вы эклеров хотите? Сегодня только испекли. Есть с творожным кремом, есть со сливочным, есть с шоколадным...
  Да, тыловые тяготы войны... Пирожного в кафе не достанешь! Я вспомнил, как мой фельдфебель Микки Отрывайнен колотил о стенку ДОТа замороженный сухарь, выбивая из него беленьких, как рисовая крупа, замерзших червячков.
  Мотнув, как лошадь, головой, от чего она слегка закружилась, я выбросил эти вспоминания из головы. Слушай, Юсси, ведь так нельзя, да? Какой ДОТ? Какие червячки?
  Сидишь в уютном, теплом месте, за столиком с накрахмаленной клетчатой скатертью, на столике за толстым стелом трепещет оранжевый огонек свечи... и не для того,чтобы было светлее, а просто... для создания душевной обстановки.
  - Ну хорошо, несите ваши эклеры.
  - По одной штучке?- деликатно оценив мои скромные финансовые возможности,осведомился половой.- Они у нас большие!
   - Э-э-э, чего уж там! Гулять так гулять..., - махнул рукой я. - Дайте по два!
  Барышня сердито нахмурила чистый и высокий лобик, над которым кудрявилась золотистая челка:
  - Зачем это гусарство? Вам что, деньги девать некуда? А потом, я ничего вам не обещала...
  - Да мне ничего от тебя и не надо.Посиди просто рядом ...
  - А! Это я понимаю... я в госпиталь часто хожу, там меня ребята вот тоже так просят посидеть... Раскажите что-нибудь? Как вас зовут?
  - Юсси.
  - Ой, как смешно вы свое имя коверкаете76... А вы откуда родом?
  - Из Куоккалы...
  - Так вы что, там на даче жили?
  - Ага, милая девушка... Только мы там не жили, мы там зимогорили!
  И я мог бы очень много рассказать ей, как затихает, впадая в сонное оцепенение, нарядный и праздничный летом дачный поселок... Как печально капает осенний дождик с забытой сетки для лаун-тенниса, над которой еще вчера, казалось, с восхитительным стуком летал белый мячик... Как пусто и темно в старом парке, где клены равнодушно бросают мокрую листву на опустевшую беседку, где по субботам играл духовой оркестр, и вокруг которой уж больше не гуляют влюбленные парочки... И о том, как прекрасно найти в глухом старом саду упавшее в заиндевелую поутру траву ледяное, пахнущее осенью и дымом печальных костров антоновское яблоко... И как угрюмо, недобро шумят по ночам сосны, когда ты укрываешься с головой одеялом, потому что в старом, скрипящем доме во тьме ходят чудовища... И как скрипит первый снежок, когда предвечерней порой ты бежишь меж белых штакетин оград, за которыми - загадочно чернеют заколоченные на зиму дачи... И никого вокруг! Только вдали светится керосиновая лампа в нашем маленьком окошке...
  - Что это вы загрустили?- спросила меня притихшая Натали.
  - Да вот, вспомнил один русский стишок:
  
  Семен задумался о жизни!
  Грустит и пъёт десятый день...
  А Николай веселый ходит:
  Все время думает про смерть.
  
  - Ха-ха!- захлопала в ладоши девушка.- Забавно. А кто написал?
  - Пушкин, конечно!- уверенно и серьезно сказал я. Есть у нас, финнов, одна милая традиция. Шутить с самым серьезным видом ...
   Вот, помню, Отрывайнен однажды средь бела дня залез на крышу ДОТа, расстегнул штаны и давай русским своим хоботом махать! Как они начали по нему садить из всех стволов... Он назад в ДОТ залез и серьезно так говорит: 'Не буду больше так делать! Совсем эти Иваны шуток не понимают.'
  В этот момент в кафе погас свет. Официанты, успокаивая посетителей, принялись было разносить по столикам дополнительные свечи (а зачем? мимо рта ложку не пронесешь! А в потемках можно и руку на коленку, к примеру, положить...) как вдруг здание сотряс чудовищной силы удар! С потолка посыпалась штукатурка, вокруг нас раздались испуганные крики... Но это все я воспринимал уже в партере. Потому что на одних рефлексах сгреб девушку в охапку, засунул её под стол, прикрыл её сверху своим телом и даже открыл рот, чтобы взрывная волна не оглушала... И тут завыли за окном сирены...
  - Господа, воздушная тревога! Я руководитель обьекта Гражданской защиты! Прошу вас немедленно пройти в наше газобомбоубежище! - появившийся в дверях толстенький, кругленький, похожий на беременного пингвина в своем черном фраке и белой сорочке с галстуком-бабочкой музыкант, который всего минуту назад наигрывал что-то сладостно-печальное из Сибелиуса на маленьком кабинетном рояле в углу зала, был уже опоясан широким брезентовым ремнем с круглой противогазной коробкой на боку ... Держащий в руках зажженый электрический фонарик, он своей толстенькой ручкой с пухлыми пальцами указывал всем присутствующим на скрытый до сего мига за плюшевой портъерой вход в подвал. На гостеприимно распахнутой тяжелой, окованной железом двери висел красочный плакат: из черного двухмоторного самолета абстракто-вражеской конструкции с красными звездами на крыльях ветвится к земле молния. От этой молнии защищает женщину с ребенком бравый молодец с золотым щитом в руках, на котором изображена противогазная маска в зеленом венке и написано VSS. И тут шютц-корр отметился...
  Посетители было недовольно заворчали, (вроде того, кто им вернет деньги за предварительно сделанные заказы?) но тут новый удар, еще более мощный, чем первый, заставил просто подпрыгнуть столики, с которых звонким градом на пол посыпалась разбивающаяся вдребезги посуда. Дисциплинированно выстроившись в шеренгу по двое, все присутствующие, изо всех сил натуженно улыбаясь, и тем демонстрируя незримому врагу, что им ни капельки не страшно, устремились в подземелье... Кроме меня, разумеется.
  С трудом отцепив от себя впившуюся, как клещ, в мой локоть Натали, я аккуратно положил под погасшую свечку две марки за к счастью, так вовремя выпитый кофе (а за пирожные платить я не буду! я же х не ел, верно?да мне их даже и не принесли!) я попытался со всех ног выскочить из кафе, да куда там! Проклятая девченка тут же увязалась за мной:
  - Юсси, вы хотите помочь пострадавшим, да? Не ходите туда, сейчас пожарные приедут и полиция!
  - Извините, барышня, но...
  - Тогда я с вами! Я умею, я медицинские курсы посещала...
  - Анитка, ты идешь или нет?!- пробегающая мимо нас совсем уже сопливая школьница, похожая на взъерошенного, рыжего и конопатого агрессивного таракана, сердито дернула Натали за рукав.- Что ты, мать, тут раскорячилась, как недоенная корова? Наши девки уже все внизу! Давай, живей шевели своими толстыми булками!
  - Typera vitta! - совершенно неожиданной в нежно-розовых, пухлых детских устах фразой ответила ей Натали, так что у меня аж уши трубочкой свернулись. - Давай, прячься, дура тупая! Там, за окном, сейчас люди гибнут! А я что, прятаться буду- когда вот, раненый боец и то под бомбы рвется!
  - Я все твоей маме расскажу!- мстительно пообещала вспыхнувшая, как маков цвет, морковно-волосая барышня...
  ... Накинув на плечи свой потертый, аккуратно зашитый госпитальным портным полушубок, я выскочил наружу... Разумеется, спасать кого-либо у меня и в мыслях не было. Но не мог же я пояснить этой дурехе, что мне, капитану Суомолайненну, до колик СТРАШНО оказаться во время обстрела в глубоком подвале? Нет, я уж как-нибудь в парке под елочкой это дело пересижу.
  Оглядевшись по сторонам, я просто ахнул. Над розоватым, уютным, постоенным в тихом и добром прошлом веке Центральным вокзалом (и значительно реконструированным в веке двадцатом) стоял высокий султан перемешанного с белым паром черного дыма, посвеченный снизу красными отблесками разгорающегося пожара...
  Ну, понятное дело. Туда русские и метят, вполне законная военная цель. Хорош бы я был, очутившись минуту назад в переполненном солдатами и офицерами зале ожидания!
  Со всех ног я пустился бежать по улице Itakatu, слыша, как за моей спиной сопит и громко топает по заботливо разметенным дворниками гранитным торцам мостовой Анитка... Делать нечего, там, на вокзале, мои хоть и незнакомые, но боевые товарищи. Хочешь, не хочешь... сам погибай, а друга выручай.
  Но первое, что я увидел, подбежав к высоким ступеням главного вокзального подъезда, был совершенно гражданского вида опрокинутый взрывной волной на бок автобус, из разбитых окон которого окровавленный полицейский без своей привычной каски на голове с тоскливым рычанием вытаскивал совсем еще детей... Так, по внешнему виду, школьников восьмого, или даже седьмого класса. Испуганные мальчишки, размазывая по фарфоровым от испуга личикам кровь и слезы, находились как видно, в глубоком шоке.
  Пока Анитка (или как там её на самом-то деле зовут?) очень грамотно накладывала истекающему кровью парнишке жгут его же собственным ремешком, бестрепетно выдернутым ей из его же школьных брюк (слушайте, ведь действительно на курсах училась, не соврала!), я, изо всех сил несколько раз хлопнув его по щекам, пытался вывести мальца из шока:
  - Эй, парень, ты откуда?
  - Я из Тампере..., - пролепетал он белеющими губами.
  - На экскурсию, что ли, в столицу приехали? И черт вас сейчас сюда принес! Даже каникулы ведь пока еще толком не начались! О чем ваш классный руководитель вообще думал?!
  - Мы не школьники... мы кадеты Четвертой пехотной школы... мы едем на фронт...
  У меня глаза на лоб полезли! Парень был одет в довольно скромную, но исключительно городскую, обыкновенную домашнюю одежду! Пальтишко на рыбьем меху, кепочка с наушниками, а на ногах у него были... Вот теперь мне стало действительно дурно. На его ногах были осенние ПОЛУБОТИНКИ. Так, чисто до булочной добежать...Но доказательством того, что он не врет, была военная кокарда, гордо пришпиленная на его штатскую, совершенно детскую кепочку.
  Вот сейчас у меня действительно вскипел возмущенный разум:
  - Куда же вы, дураки несчастные, с голыми руками-то..., - мучительно простонал я. Имея в виду, что бедный парень был даже без перчаток и варежек.
  Но кадет понял меня по-своему:
  - У нас оружие есть! Вы не думайте! Винтовки! Настоящие! Правда, только одна на четверых...,77- и он грустно улыбнулся. И затих.
  - Хватит, Натали...,- положил я руку на плечо старающейся изо всех сил покрепче затянуть жгут девушке. - Хватит.
  И осторожно прикрыл пареньку глаза.
  ... Треща и расыпая искры из высоких, стрельчатых окон, пожар между тем все сильней разгорался. У огромных дубовых дверей бестолково суетились одетые в черную форму железнодорожники, не решаясь туда войти...
  - Yopp vashu matt v peregib tcherez kolenku!78 - вдруг громко рявкнул подбежавший к ним высокий, сухощавый старик, с щеточкой усов под породистым орлиным носом, одетый в домашнюю, с бранденбурами курточку и шлепанцы на босу ногу.- Чего стоите, как засватанные? Там же люди заживо горят! Вода есть? Плесни на меня! Ну, Gospodi blagoslovi!
   И он исчез в дверном проеме, из которого, как из сауны, пахнуло в лицо раскаленным жаром...
  Делать нечего... Зажмурившись, я стал раз за разом нырять в заваленный обломками потолочных балок холл, на мраморном полу которого лежали бесчувственные человеческие тела...
  За мной, воодушевленные примером незнакомого лихого старикана, бросились и остальные.
  Когда спасать было больше некого, я спросил утиравшего смешанную с кровавым потом сажу со своего круглого, деревенского лица вокзального шуцмана:
  - Слушай, вахмистр, это кто такой бойкий старикашка, а?
  - Да барон Маннергейм, кто же еще? Он тут рядышком живет, в парке! В домике напротив Дерева Независимости! Собака у него еще есть, болонка противная... я ему сколько раз говорил: господин Маршал! Ваша собачка гадит на наш тротуар! Извольте за ней её кало убирать, а не то я вас оштрафую!
  - Берегись!!! - послышался вдруг истошный крик. И я с ужасом увидел, как на закрывшую ладонями лицо Натали валится с крыши пылающая балка... я кинулся, но не успевал, не успевал...
  Огромный ржавый стальной штырь просто пригвоздил её к мерзлой земле пристанционного полисадника. Несколько минут она еще жила, надувая кровавые пузыри из губ, а потом тихо-тихо пролепетала:
  - Так мы с тобой, Юсси... и не ... попробовали... пирожн...
  И все.
  Полицейский рядом поднял к серому небу окровавленный кулак и гневно прохрипел:
  - Таннер, Рюти! Будьте вы прокляты, грязные политиканы!! Зачем вы разозлили русаков?!
  ... Оглушенный, я возвращался к кафе. Натали уже погрузили, накрыв быстро мокнувшей красным белой простыней, в карету 'Скорой помощи'. Надо найти её подружку, ну ту, рыжую... Пусть она как-нибудь осторожно мать подготовит...
  Вот это да.
  На месте уютного мирного домика была дымящаяся груда развалин... Заливавший её из брезентового шланга пожарный пояснил:
  - Бомба насквозь прошла... Прямо в подвале рванула! Мы укрытие даже раскапывать не решились... Тут выживших не будет.
  Это война, perhana. Это, lumppu, война.
  
  И если кто-то думает, что про барона ,финских кадетов и одну винтовку на четверых я выдумал... тот ошибается.
  
  ... В связи с тем, что после авианалета уехать с городского вокзала было весьма проблематично, наш фирменный поезд, сообщением Хельсинки-Оулу, отправлялся с маленькой пригородной платформы с забавно для русского уха звучащим названием Яникаккала.
  Да, это куда как менее пафосней,чем уезжать с Keski! Грандиозный и вместе с тем какой-то насквозь патриархально-уютный, из нашего карельского гранита, увенчанный тяжелой башней, вокзал впечатляет. Ну а мужественные атланты, напряженно застывшие по обе стороны от центрального входа, удерживающие своими мускулистыми руками шары-светильники, заставят любого задержать на себе взгляд. К слову сказать, сейчас, в самое темное время года, несмотря на войну, светильники в руках у атлантов горят по восемнадцать часов в сутки. Вернее, теперь уже они горели...
  Нет теперь ни вокзала, ни шаров в руках атлантов... Да и сами могучие фигуры попятнали безжалостные осколки. И стоят бедные атлеты с пустыми руками, как искалеченные нищие инвалиды на Эспланаде.
  Кстати сказать, точно такой же вокзал стоит в Виипури, который раньше был Выборгом. Но там с двух сторон от главного входа - фигуры двух медведей. Русских медведей...
  ... Я сидел на полукруглой скамеечке в коридоре купейного вагона, и рассматривал свои подобранные на засыпанной мелким битом стеклом Itakatu, возле пылающего ясным пламенем дома ?1, трофеи: богатый деловой ежедневник на 1940 год и золотое самопишущее перо фирмы 'Паркер'. Видите ли, по данному адресу располагается (извините, теперь уже располагался!) с самого 1862 года торговый дом 'Stockmann'. Ну вот, я и решил: пусть уж лучше я, чем какой-нибудь подлец! Тем более, я полагаю, и сам магазин, и товар в нем давно уж застрахованы на приличную сумму. Иначе мишпуха из гельсинкфорсской синагоги Абрама Стокмана просто не поймет! Так что я еще малость покопался среди всякого выброшенного взрывом сквозь оконную витрину добра и вдобавок к авторучке нашел еще абсолютно целенькую бутылочку анилиновых немецких чернил. Чего еще желать? Печатный станок разве?
  Кстати, там еще на мостовой действительно одиноко лежала чуть только с боку поцарапанная новенькая и, что важно, бесхозная пишущая машинка известнейшей, с 1908 года, компании Olivetti... Но я, повздыхав, всё же её брать не стал. Во-первых, тяжело с собой таскать, а потом- я все рано на машинке печатать не умею! Так что привычно задушив свою жабу, пока она меня не задушила, я наконец погрузился в поезд и скромно присел в проходе...
  Для поездки в куппэ у меня еще пиписька не выросла, то есть звездочек маловато. А в бесплацкартный вагон я и сам не захотел: курят там! А у меня после ДОТа что-то с легкими стало... короче, после того, как поперхаю, словно овца - на платке всегда кровь.
  Ну, вот наконец... Тихо, даже не дав на прощанье гудка, наш поезд плавно тронулся...
  По вагону с грацией бегемота трусцой забегал солидный, с двумя подбородками проводник в роскошном черном мундире, похожий на парагвайского адмирала, проверяя, все ли окна в целях светомаскировки плотно зашторены.
  Жалко,значит, в окошко не поглядишь.
  В полуоткрытую дверь куппэ я мог видеть накрытый белейшей салфеткой столик. на котором стояла нарядная бутылка 'Kostenkorva' и, для полировки водочного удовольствия, пара бутылочек пива 'Lapin Kulta'... В качестве закуски присутствовали запеченный окорок и восхитительно пахнущие красной рыбкой калекукко.
  - Отодвиньтесь, сударь!- пробасил надо мною проводник. В его руках был закрытый судок из вагона-ресторана. Когда судок поставили на столик и открыли крышку, меня чуть не затошнило от голода... Ах, сосиски на гриле! Какой аромат... Да с отварной в молоке картошечкой... Увы. Я чужой на этом празднике жизни.
  Отвернувшись лицом к вагонной стене, за которой мерно, усыпляюще грохотали колеса на рельсовых стыках, я невольно стал прислушиваться к разговору в куппэ...
  Красивенький, молоденький, чистенький, точно из игрушечного магазина капитан со штабным аксельбантом на груди (тоже капитан! вернее, 'тоже капитан'- это как раз я! а ему МОЖНО...) солидно вещал:
  - Основной наш план VK1 , то есть 'Сосредоточение России ?1' был разработан в 1923 году. По данному плану предполагалось нам начать только тогда, когда против русских вели бы боевые действия западные страны на всем протяжении их границ.
  - Какие страны?- спросил невидимый мне собеседник.
  - Хотелось бы, конечно, чтобы это была Германия! Но возможно, мы начали бы, если в поход выступили бы Польша, Эстония, Латвия, Литва, Румыния, при поддержке Англии и Франции. Правда, в этом случае пришлось бы подождать, пока русские как следует не увязнут в той же Польше... Удар наш предполагался на Севере. Первый фронт должен был действовать севернее Ладоги, чтобы из района Суоярви выйти на линию Тулокса- Сямозеро. Второй фронт- удар из Кухмо на Реболу и далее на Ругозеро, а от Суомоссалми на Вокнаволок, с задачей прорваться в Восточную Карелию и перерезать Кировскую железную дорогу. На Перешейке мы должны были продвинуться вплоть до платформы Лесная...
  - Но ведь это же в черте Петрограда?
  - А что такое этот Петроград? Исконная финнская земля...
  - Вы что, серьезно... так полагаете?! М-да... Ну, ладно. Допустим на секунду, что я тогда полжизни действительно прожил именно что в родной Финляндии! Хотя, если честно, то я, как и наш Барон, этнический швед с Васильевского острова. Какая она мне, страна Суоми, родная... А что, более реального плана - например, отражения русской агрессии, Генштаб, получается ... вообще не разрабатывал?
  - А зачем?! Во-первых, зачем русским, которые сами в 1918 году предоставили нам полную независимость, хотя наш Сейм просил всего лишь чуть более полной автономии, нас завоевывать? А во-вторых, составление планов войны, исходя из идеи стратегической обороны есть составление плана быстрого и сокрушительного поражения.
  - Обоснуйте?- заинтересованно спросил невидимый мне резонер.
  - Слушаюсь, господин подполковник! ('Ого, целый подпол!- подумал я.- Хорошо, что хоть не генерал.') Тут два аспекта. Первый, стратегический: отдавая инициативу в руки противника, мы вынуждены были бы относительно равномерно распределить свои войска по всем угрожаемым участкам. Напротив, неприятель мог сосредоточить в месте генерального наступления свои войска, создавая кратное превосходство сил и огневых средств, то есть используя эффект 'сапожного шила'. Ну, шило нажимает не очень-то и сильно, но на очень узком участке... И где будет этот участок, мы не знаем. Во время Великой войны такие прорывы парировались переброской резервов с не атакованных рубежей, но у нас мотомехвойск, по бедности нашей...увы. И второй, психологический: в отличие от русского солдата, коллективиста по натуре, который проявляет свои самые лучшие боевые качества именно в обороне, поддерживая и ободряя своего товарища, наш финский солдат в массе своей редкий индивидуалист. Ему по душе маневренная, гибкая война - налетел, укусил, убежал, попарился в сауне, пообедал, водочки выпил... И снова в бой. К непрерывному же длительному напряжению, например, нахождению под вражеским огнем, наш финский солдат вообще не способен...
  - Господин подполковник, разрешите обратиться к господину капитану?- с грохотом распахнув дверь куппэ и по-уставному держа ладонь у виска, вежливо, четко, но очень непреклонно сказал я. 'Выгонит? А вот я, Helvetti! - возьму и не уйду! Пока этому лощеному штабному kyrvänimijä кое-что не выскажу!'
  - Разумеется, господин капитан, обращайтесь! - сидевший в уголке мягкого дивана мужчина примерно моих лет иронически покачивал носком начищенного сапога, закинув одну ногу на другую и скрестив на своей груди узкие, но сильные аристократические руки.
  Мордатенькй, с рыхлым и круглым бабьим лицом, похожим на не пропеченный блин, капитанчик с испугом уставился на меня своими рыбьими глазками.
  'Что это он так испугался? - подумал я.- Боится, что я у него сосиску отниму?'
  - Господин капитан, не имею чести знать вас... но, разрешите спросить: вы сами-то на фронте были?
  - Какое это имеет значение?- брезгливо, через губу, бросил мне штабной, как копейку одноногому ветерану.
  - Отвечайте господину капитану! - голос подполковника был тих и ровен, но хлестнул, точно раскаленный добела стальной хлыст. Даже меня пробрало...
  - Да... то есть ...э... нет... не совсем... э... я кинохронику смотрел! Две тысячи метров! - бледнея и краснея пятнами одновременно, заблеял капитанчик.
  - Это хорошо вас характеризует. Отсмотреть такое количество кинохроники - это же надо иметь чугунную жо... волю., - с ледяной иронией усмехнулся подполковник.
  - Но раз вы на фронте сами не были, то позвольте вам доложить., - со жгучей, спокойной ненавистью начал говорить я. - У меня возле моего ДОТа стояла пушка 'Бофорс'. И вот, сижу я, кофе попиваю, и вдруг залетает наблюдатель, волосы дыбом, глаза бешеные: 'Русские танки идут!' И точно, за речкой на наши надолбы идут два трехбашенных 'каменных дома' и два 'детеныша'... Встали у берега, и давай по ДОТу шарашить. Я наводчику кричу: 'Давай стреляй!' , а он знай себе в прицел смотрит и штурвальчики крутит... Двадцать метров осталось... Бах! Прямо в башню. Второй 'каменный дом' взял нас на прицел и поливает из пулеметов... Бах! и гусеница складывается в аккуратную стопку... Народ русские танкисты был отборный и очень храбрый. Никто не вылез с поднятыми руками. Когда мы пошли потом посмотреть поближе сгоревшие машины, то все люки были закрыты.
  Увидев, что мы жжем их танки, русская артиллерия начала обстрел нашей огневой позиции. По нас били фугасными шестидюймовыми, били осколочными, поменьше, били шрапнелью... Нам бы надо было поменять позицию, но куда? Мне и сейчас кажется, что не было разницы, укрылись бы мы в бункере или остались снаружи, столь сильный был огонь. Отдельных разрывов было не различить и уж во всяком случае не сосчитать. Я вообще не слышал собственного голоса, приходилось кричать ребятам в уши и показывать цели знаками... А потом малокалиберная автоматическая пушка вела по нам огонь очередями. И хорошо стреляла, пока русских не накрыли наши минометчики; один снаряд пролетел так близко, что меня просто швырнуло на землю горячим давлением воздуха... Рты и ноздри нам разъедала пыль и от удушливого смрада разрывов выворачивало наизнанку. Просто чудо Господне, что расчет прожил почти целый день! Все парни были из Миккели... За один миг целая деревня лишилась всех своих мужиков!
  - Вам-то как удалось уцелеть? - тихо спросил меня подполковник.
  - Виноват! Вызвали меня в ДОТ к телефону... а когда вернулся, ребята лежали вокруг орудия, как разбросанные оловянные солдатики... даже крови не очень было много... Второй расчет собирал уж с бору по сосенке, и они оказались, увы, не такие стойкие...Так что, позвольте вас поздравить, господин капитан! - подло соврамши... Финский солдат под огнем не робеет, он и в обороне смел, вынослив и отважен.
  - Да как ты смее...,- вскочил с дивана, закрытого уютным полосатым чехлом, штабной.
  - Смею. - Тихо сказал я.- Имею право.
  - Вон отсюда!!!- просипел багровый аксельбантоносец.
  - Itse olet hullu! - почти весело ответил я, и, еще дрожа от бешенства, вышел в коридор.
  'Дурак, дурак, трижды дурак! Кому и что ты хотел доказать! Вот возьмет и нажалуется, очень может это быть... и что? Военный суд? Да и pittu с ним. Меньше взвода не дадут, дальше фронта не пошлют...'
  За моей спиной распахнулась дверь куппэ... из неё бочком, прижимая к носу окровавленный кружевной платочек, выскочил капитанчик и рысцой помчался в сторону вагонной ретирады. Мне показалось, или у него на щеке действительно краснел отпечаток могучей пятерни?
  - Зайди пожалуйста, камрад!- совершенно неожиданно донеся из куппэ голос подполковника.- Давай, что ли, помянем наших ребят...
  'Это что, он мне, что ли?!'
  ... С оглядкою войдя в отделанное красным деревом и ярко пылающей бронзой куппэ, я осторожно присел на скользкий шелк дивана. Не испачкать бы, часом...
  Подполковник резко сдвинул в сторонку финские разносолы, достал из своего шведского замшевого рюкзака какой-то сверток в вощеной бумаге. Развернул. По куппэ разнёсся восхитительный аромат сала с чесноком.
  Я аж слюной захлебнулся.
  Нарезая острейшим пукко белейшие, с тончайшими красными прожилками пласты, подполковник представился :
  - Талвело, Пааво... Звание моё видите сами! - и указал тонким, красивым пальцем на две крупные шестиконечные звезды на воротнике ...
  - Юсси Суомолайнен, капитан.- скромно представился я.
  - Ого! Целый капитан, да? Не слишком ли высокий чин для такого возраста? Ты ведь, товарищ, наверное, девяносто седьмого года?
  - Девяносто восьмого...
  - Ну, я тогда на год старше... Ты тоже видать, из запаса, как и я?
  - Да как вам сказать...
  - Да так и скажи. И ... знаешь, зови-ка ты меня на ты!
  - Как прикажете... извини, как скажешь! Ну, на эту войну, да!- призван из запаса, и на 'гражданке' в сельской школе мирно себе учительствовал. А до тридцать шестого я честно в войсках служил. В шестнадцатом пехотном...
  - Где ты и выслужил себе медаль в петлицу и геморрой в... поясницу. Знакомое дело! Ты по отчеству кто?
  - Ивановичем когда-то был...
  - Ага, вот где собака и зарыта... Хоть у нас, финнов, отчеств нет, сплошная мы безотцовщина, да где-то в кадрах запись-то и имелась! Прижимали тебя потихоньку...
  ... пока совсем не вышвырнули!- подхватил я. - Да я уж привык, что меня считают вторым сортом!
  - Второй сорт, не брак! - усмехнулся Талвело.- Ну, а у меня всё проще... После Гражданской поступил в Академию Генштаба, потом командовал Егерским полком...
  - О! Да ты спецназовец!- с уважением протянул я.
  - Было дело...,- усмехнулся подполковник. - Потом наш полк вдруг расформировали, зане денег на него в казне внезапно не обнаружилось! Разворовали весь военный бюджет, жирные твари... Я гневно протестовал, пытался выступить в Парламенте. Определили меня за это в 'психушку', содрав майорскую звездочку... Вышел я из дурдома и пошел трудиться в Университет, причем не нашел между ними никакой особой разницы. Защитил кандидатскую диссертацию на тему исследования наступательных операций против красных в северном Приладожье... Из-за своей диссертации вновь чуть не загремел в палату номер шесть. Уж очень она многим глаза колола, своей горькой правдой о нашем сокрушительном поражении...
  С началом войны, разумеется, я пошел добровольцем, и, как имеющий высшее военное образование, командный опыт и ученую степень, был аттестован на подполковника. И, с учетом моего ценнейшего боевого опыта офицера войск специального назначения, немедленно определен по соответствующему профилю, а именно в должность помощника начальника Интендантского Управления...
  Слушая подполковника, я предпринимал титанические усилия, чтобы не расхохотаться в голос.
  - Н-ну, перекладываю я это бумажки из папочки в папочку, в обед кушаю за чистой скатертью всякие разносолы, рабочий день у меня с десяти утра до пяти часов пополудни... Воюю, короче!...- продолжал подполковник. - Пока не услышал, что красные взяли Суоярви. Буквально кипя от гнева, прорвался на прием к Барону. Он даже слегка оторопел, особенно когда его адъютант доложил ему на ушко, что я за птица! Высказал я Маршалу свои взгляды... Особо отметил, что сил на оборону у нас на Севере нет. Значит, что? Правильно! Надо НАСТУПАТЬ. Старик расчувствовался, обнял меня, поцеловал и послал на ху... То есть на Север, с предложением самостоятельно сформировать из того, что там есть, группу войск и её же возглавить. Типа, на тебе Боже, что нам не гоже, а сдохнет там Ахрим, да и хрен бы тогда с ним! Н-ну, вот такие дела... Выпьем, что ли, Юсси Иванович?
  И мы немедленно выпили.
  ... Странное дело, но водка закончилась как-то совершенно неожиданно. Хотя мы и пили чисто по-фински! Видимо, от того она и закончилась.
  Однако Пааво утешил меня, нажав на кнопочку электрического звонка. Мгновенно воплотившийся проводник принес нам еще по чуть-чуть (ну, там, всего пару бутылок, на брата!) и обильную закуску: соленые орешки и моченую клюкву на крохотных блюдечках...
  Расстегнув с разрешения подполковника самый верхний крючок кителя, в этом совершенно непотребном виде я вольно раскинулся, как хан бухарский, на мягком диване. И тихо мрачнел. Мы, финны, как выпьем, так сразу впадаем в смертную тоску. Это называется скандинавский тип опьянения.
  Подполковник, извлекши из кожаного чехла настоящую, ужасно дорогую 'кремону', меланхолично наигрывал на мотив старого, забытого вальса:
  
  Всё закончилось в страшном году:
  И забор, и лазейки,
  И черёмуха в старом саду
  На плетёной скамейке...
  
  Вижу - мама в окошке грустит,
  Вяжет осень прозрачные сетки,
  И записка в кармане лежит
  От весёлой соседки...
  
  Снова чудится Город в снегу,
  Дед Мороз и Снегурка!
  Разве запах забыть я могу
  Мандариновой шкурки?...
  
  И у ёлочки первый шажок,
  Разноцветные блёстки?...
  И тебя, мой счастливый дружок,
  В этой новой матроске?...
  
  Вот и, собственно, кончилась жизнь.
  Не осталось ни строчки.
  Вновь навалится сквозь миражи
  Потолок одиночки.
  
  И среди переломанных звезд,
  Кирпичей и бутылок
  Из нагана конвойный матрос
  Влепит пулю в затылок...
  ... У меня привычно запершило в горле. Оттянув ворот большим пальцем, я, как привык это делать двадцать один год подряд, машинально потер сизый старый шрам, уходящий от кадыка под белоснежную подшивку воротничка потертого мундира...
  - Чего это у тебя? - печально спросил мой визави.
  - Да так! Порезался, когда брился..., - с такой же тихой печалью ответил ему я.
  ... Это было весной, в Свеаборге... Той самой долгожданной весной, когда, НАКОНЕЦ, как-то совершенно незаметно и совершенно бескровно рухнул проклятый царизм, о скорой гибели которого так мечтали все интеллигентные люди! С какой трепетной радостью я привязывал на петличку своей серой шинели шелковый красный бант! Увы, алого муара в лавке Офицерского экономического общества уже не оказалось, всё раскупили. Что, вы не понимаете, от чего мы, офицеры, а значит, дворяне - были тогда поначалу так рады? Да потому, что гражданин Романов всех нас уже глубоко достал! До самого донышка.
  Достал своей никому не нужной войной за Босфор и Дарданеллы (и зачем нам тот Босфор? У нас в Выборгском заливе свой Бьеркезунд есть!), достал бьющей в глаза наглой роскошью имперского Петрограда на фоне серой деревенской нищеты и убогой безысходности красно-кирпичных фабричных трущоб, достал тягостным унижением служилого армейского офицерства нищетой скудного жалования и полнейшим безгласным бесправием...
  Так что мы с радостной надеждой вдыхали тот пьянящий, пахнущий морем и весной соленый воздух свободы! Но мы, офицеры, малость ошиблись. Соленый воздух пах не морем, а кровью... Мы так ждали радостных перемен! И дождались...
  ... Революция причалила к Минной пристани Свеаборга под красным кумачом, поднятым над сторожевым кораблем, бывшим нашем же, крепостным свеаборгским, военведомским буксировщиком мишеней 'Кречет'.
  Теперь на его борту была уже не армейская, а флотская команда, возглавляемая представителем 'Центробалта'.
  Вот это мы как-то упустили из виду...
  В самом деле: наш добрый 'Кречет' ассоциировался у нас с нечастыми, весьма приятными вылазками в Гельсинкфорс, когда можно было побродить всласть по Эспланаде, вдоволь полюбоваться на роскошные витрины, досыта понюхать аромат свежайших сдобных булочек с кремом из дверей кафе... На большее наших нищенских финансов вряд ли хватило.
  Вежливые и деликатные матросы ласково отобрали у нас личное оружие и почти нежно, под белы руки, проводили в трюм...
  Еще когда нас, выстроив вдоль борта на палубе, разоружали, со стороны трехэтажных офицерских домов донесся стон и тихий, безнадежный плач наших женщин. Они еще ничего не знали, но...
  А потом нас, офицеров, не говоря дурного слова, стали выводить из трюма по одному на верхнюю палубу. Вызывали по списку, отмечая фамилии, чтобы кого-нибудь, часом, не забыть.
  Вызванного раздевали на пронизывающем ветру донага... Затем связывали отведенные назад руки у локтей и кистей. Иногда связывали и ноги. А иногда оттягивали голову назад и притягивали её к рукам.
  Потом отрезали уши, нос, половые органы... И в таком виде бросали в воду прямо у пирса.
  Ужаснее всего было не это... не страшная, медленная смерть в ледяной черно-зеленой воде, не муки... А то, что происходило это на глазах женщин, детей, матерей и отцов. Они стояли у берега на коленях, моля матросов убить нас как можно скорее... Но революционные матросы только весело смеялись в ответ.
  И что же? - скажете вы. Вы, офицеры, так и дали себя зарезать, как баранов? Нет, некоторые сопротивлялись. Георгиевский кавалер штаб-капитан Новицкий, отставленный от фронтовой службы по контузии, расшвырял было своих палачей, бросился в воду... Но был ранен, поднят с воды. Приведен в сознание. А потом сожжен заживо в топке кочегарки...
  А меня пожалели, отметив моё доброе отношение к солдатам. И, ткнув штыком в горло, просто швырнули за борт...
  Я НЕ ЗНАЮ, как я выплыл...
  Но долго был безгласен и недвижим, и мог только видеть...
  И я видел, лежавший в постели, парализованный так, что мог только с трудом глотать жидкую тюрю, которую натирала мне теперь уже вдова моего товарища по батарее, в доме которой нашел нежданно я приют... Я видел, как, наконец, вернулись НАШИ, те, которые с погонами!
  Которые спросили, войдя в комнату: 'Ты русская?! А ребенок твой - русский? Это очень хорошо!'
  Потом веселый подпрапорщик с чистым, открытым, финским лицом взял из колыбели заходящуюся ревом испуганную полуголовалую малышку, поднял её, держа за полненькую ножку с морщинками- перевязочками, на которой была надета синенькая вязаная пинетка, и с размаху ударил головкой о печку. Ребеночек только вякнул,оставив на чистенькой побелке ярко-алое пятно в виде многолучевой звезды...
  А потом они весело и радостно насиловали женщину, в конце концов посадив её, как на кол, на ножку опрокинутого вниз столешницей стола... А в её мертвые руки ей заботливо положили посиневшее тельце ребенка, крепко привязав к ней полотенцем... А мне ничего не сделали, сказав, что я и так скоро подохну...
  А я после их ухода внезапно для себя встал и пошел. Искать своих. Вот, до сих пор так и хожу...
  Такие дела.
  ... - Юсси, а ты у красных был?- вдруг неожиданно спросил меня подполковник.
  - А как же! - радостно подтвердил я. - Под командой доблестного комбрига товарища Котова...
  - Котов, Котов...,- наморщил лоб мой собеседник, размышляя. - Есть такой. Котов, Николай Яковлевич, девяносто третьего года рождения, сын дворянина- помещика Павлоградской губернии. Отец его имел сорок десятин чернозёмов, два магазина в Павлограде, свечной заводик. Бывший офицер старой армии, к концу Великой войны подполковник. С марта семнадцатого - эсер. Избран председателем полкового, корпусного и армейского Совдепа. Награжден орденом Боевого Красного Знамени в один день с Махно. Руководитель партизанского движения в тылу деникинцев, участник штурма Перекопа. После взятия Крыма - активно расстреливал своих вчерашних союзников, махновцев. Инспектор пехоты РККА. Затем, следует необъяснимый кульбит. Становится наш комбриг из пехотинцев руководителем Особой Липецкой авиашколы. В 1937 году он обвинен: в шпионаже в пользу Германии (передал, будучи в командировке от Академии им. Фрунзе, в Германский Генеральштаб письмо от комкора Эйхе); в участии в военном заговоре; в развале работы Липецкого центра боевого применения авиации; а также в хищении государственных средств в особо крупном размере. Расстрелян по процессу Уборевича79... Во всяком случае, он был к расстрелу приговорен...
  - Скажите, подполковник... вы шпион?- потрясенно спросил я.
  - Да ты что?- фарисейски возмутился абсолютно трезвый бывший командир полка специального назначения. Или всё- таки не бывший?
  - Так когда твои дорожки с сим достойнейшим красным героем разошлись? - с ласковой нежностью, будто накидывая мне на шею любовно намыленную удавку, продолжил экспресс- допрос Талвела.
  ... Итак, 9 июля 1919 года жители местечка Каменный Брод услышали на улице выстрел... и потом, еще... И все слышится мне тихий, напевный говорок чудом выжившего старого жида:
  'А потом началась сплошная пальба, как при взятии большого города, слава Б-гу, хоть не орудийная.
  А потом, по пустым, немощеным улицам раздался гулкий стук копыт.
  Всадники с красно-черными лентами поперек мохнатых папах стали выгонять людей из их убогих халуп.
   Ох... какая суматоха.
  Когда эти красные товарищи пришли на завод, они сейчас же убили сторожа, старого еврея, а потом отправились в контору, застали там заведующего Каменно-Бродского завода Гершонова и убили его тоже.
  Остальные душегубы начали выгонять из каждого дома всех жителей обоего пола, и мужчин и женщин и детей, и отправляли к заводу. Все думали, что возле завода будет какое-нибудь собрание, а потом, азохан вей, всех отпустят. Но нет, к сожалению мужчины, которые были возле завода, обратно домой уже не вернулись. Когда пригнали к заводу всю толпу разделили, мужчин отдельно, а женщин отдельно. Стояли...
  Требовали они уездного комиссара Кисельгофа, хотели его убить. Но никто не знал где он, и не сказал ничего.
  Опять стоят...
  Надвигается тучка. Тучка все увеличивается и увеличивается. Наконец и дождик начал крапать, усиливается в дождь. И вот сейчас не дождик, а, так сказать, прозрачный летний дождь. Загнали женщин в здание возле Исполкома.
   Через часа два женщин уводили. И гнушались над ними... до самой их до смерти.
   Мужчины остались. Сидят и ожидают, но что именно, не знают. Начали строить их попарно и сказали им, что они их поведут в Новоград-Волынск, там разберут все и отпустят домой. Они им поверили и пошли с красными.
   Дождь лил, как из ведра. Погода скверная стояла.
   Они их гоняли, как гоняют скот к бойне, таких хороших невинных людей.
   Идут.
  Пришли в лес.
  Там красные начали петь песенку. Ах, эта песенка, песенка! Можно ее помнить, да нельзя забыть.
  Тогда лишь догадались люди о злом умысле их, что не в Новоград-Волынск их ведут, а их ведут к резне. Начали им евреи предлагать много денег, но ничего не помогло. Завели их красные в воду, сделали цепь и начали на них стрелять. Они легли все на землю, думали этим спастись, но когда у красных не стало пуль, они штыками, топорами, долотами, прикладами винтовок перебили всех людей до одного. Раненных тоже было несколько. Привезли их домой. Некоторые умерли у себя дома, а некоторые остались живы.
  Да...
  Когда они покончили с людьми, они начали стягивать с них одежду, башмаки, сапоги, у каждого выбрали деньги. Покончили и ушли домой. На другой день начали возить трупы. Крики женщин и их детей не можно себе представить...
  Вызывается тут какая-то махновская дрянь и говорит к русским:'Вам броденцi може треба? якось живця, ль або крамничниха вибiрайте собi!'. Отвечает комбриг Котов: 'Нам и жОдного жида не треба!'
   Четыре недели после того стоял красный махновец Лыктыс Петро и славился перед барышнями: 'Ото я скiлки жидiв вибив, вони по кущах, а я за ними дручком по головi! о, я iх тодi богацько вибив...'
  И радовался тому комбриг Котов...'
  
  И очень огорчился я, услышав рассказ подполковника Талвелы о том, что Котова расстреляли свои же... Хотя этого следовало ожидать! Революция, как обезумевшая свиноматка, пожирает своих же поросят.
  Но, все же было мне ужасно жалко, что я никогда больше не могу встретиться с ним...
  Господа, бойтесь своих желаний. Они имеют свойство исполняться.
  ... Утром я проснулся в нашем крохотном двухместном куппэ, оснащенном, впрочем, раковиной умывальника. Как и следовало ожидать, воды в раковине не было.
  Слава Богу, что туалет еще не закрыли... а ведь могли. На остановках он не действовал, а мы в дороге больше стояли, чем ехали.
  Что меня умилило, так это еще довоенные бумажные полотенца в туалете и стоящий там же розовый фаянсовый детский горшочек... А в вагонном коридоре, возле туалета, сидел на приставной скамеечке наш давешний капитанишка и при виде меня мелко-мелко дрожал...
  В Оулу мы прибыли в шесть утра. Точно по расписанию, еще затемно, когда к ледяной, полной луне поднимались в усыпанном звездами утреннем небе седые столбы из печных труб.
  Люблю я этот старинный город, основанный шведами ещё в 1605 году. Чем-то он мне напоминает Венецию, в которой я никогда не был: везде вода, каналы, мостки... Пахнущий солью ветер с Ботнического залива...
  Самое узкое место Финляндии. Паромная переправа к шведам летом, а зимой - просто так, ледовая дорога.
  Много интересного можно увидеть в Оулу.
  Но первое из всех чудес столицы Лапландии, что я увидел, был мой боевой друг, которому я обязан самой жизнью, Микки Отрывайнен, который стоял по стойке смирно на низком каменном перроне и с веселой наглостью отдавал нам с подполковником честь.
  - Фельдфебель, ты-то откуда здесь взялся, брат?!- радостно кинулся я к нему, крепко сжимая в своих объятиях.
  - Ну как: брат шурина моего тестя служит писарем в Управлении кадров, в Военном Министерстве! Как ему было не порадеть родному человечку? Куда вы, господин капитан, туда уж теперь и я! Потому как вы без меня ни за понюх пороху пропадете...,- отвечал вкусно пахнущий морозной свежестью Микки.
  ...- А это что такое?- остановился прямо на полушаге решительно вошедший было в жарко натопленный вокзальчик подполковник.
  Действительно, обычная для России (да и то, скорее, недоброй памяти времен Гражданской войны) картина, абсолютно немыслимая у нас в стране, открылась перед нашими глазами.
  На посыпанном мокрыми опилками кафельном полу безучастно сидела маленькая группа несчастных, от которой исходило ощущение такой смертной тоски и безысходности, что у меня сердце защемило...
  Закутанные в какие-то немыслимые лохмотья, сквозь прорехи которых проглядывали бордовые мокрые пятна обмороженных тел, изможденные женщины смотрели куда-то в пространство мертвыми глазами, прижимая к себе странно тихих детей...
  Подполковник присел перед ними на корточки:
  - Кто вы такие? Вы меня слышите?
  Самая старшая из женщин, у которой из-под рваного платка свисали пряди седых волос, начала говорить очень тихим, спокойным голосом:
  - Когда пришли русские, мы им очень обрадовались. Мой шурин, Иххолайнен, часто ходил на лыжах на русскую сторону, таскал туда духи, чулки и презервативы, а оттуда- меха и мануфактуру, и потом всем рассказывал, как там хорошо живется. Говорил, что в Волк-Наволоке русские построили для карел и финнов амбулаторию, и что когда одна женщина тяжело рожала, за ней прилетел из Петрозаводска санитарный самолет. И еще говорил, что лучшие из колхозников бесплатно отдыхали на теплом море, а дети их бесплатно учатся не только в школе, но и могут поехать учиться хоть в Петрозаводск, хоть в самый Ленинград.
  Мы Иххолайнену верили, потому что он серьезный человек и не имеет привычки просто так врать.
  И когда к нам приехали наши пограничники и велели нам сжигать свои дома, а потом садиться в сани да уезжать, мы им сказали: нет, зачем и отчего нам спасаться? Русские не сделали нам ничего плохого... Наш новый Дом сжигать, веселое дело! Да мой Мути себе всю спину сорвал, когда сруб клали...
  А наутро пришли русские. Нам их было ужасно жалко, потому что они пришли к нам во двор обутые в брезентовые ботинки и совсем без пальто... Мой Мути отдал им свои старые валенки и лапти, которые заготовил на сенокос, и свой драный тулуп с сеновала, а русские те лапти брали и очень нас благодарили.
  И еще русские очень удивлялись, как мы чисто и богато живем... А что там удивляться? Швейную машинку и ещё патефон мы с Мути взяли в кредит.
  А потом к нам во двор заехала такая бочка с трубой, в которой русский повар варил суп. И русские этот суп ели и угощали нас, я тот суп пробовала, сплошная горячая вода...
  А потом на лыжах приехал какой-то незнакомый нам финн в русской военной одежде...
  - Почему ты решила, что это был финн?- быстро спросил Талвела.
  - Да как же было не узнать?- мертво спросила старуха.- Финн идет на лыжах прямо, ровно... А русский на ходу вихляет всем телом из стороны в сторону! Русские на лыжах ходить совсем не умеют, да...
  Вот, приехал, значит, этот финн к нам во двор и по-русски спрашивает солдат: есть здесь во дворе командир или комиссар? Вот комиссар, говорят ему русские, и показывают ему на человека, у которого на хлястике золотые пуговицы. Попа и в рогоже узнаешь!- говорит тогда финн, подъезжает к комиссару, бьет его пукко под левую лопатку, гикает, подпрыгивает на лыжах и как ветер, уносится...
  И тут начинается стрельба. Стреляют с нашего чердака, очень метко. Русские валятся как кегли (мы с моим Мути ездили после свадьбы в Рованиеми, ходили там в кегельбан...). Потом окружили дом, бросили на чердак гранату. С чердака упала соседская девочка, Кайса Кекконен, рыженькая такая и тощая. Её туда шуцкоровцы посадили, дали ей в руки винтовку с пятью патронами, а чтобы она не убежала, сняли с неё обувь. А я ещё утром думала, почему наша лестница на чердак лежит на снегу? Хотела поднять, да забыла! Зачем я забыла? Я во всем виновата...
  Кайса живая была, только её оглушило. А лучше бы её убило. Потому что русские обозлились, закололи штыками моего Мути и стали нас с Кайсой... она прямо под ними умерла, слабенькая потому что. А я зачем-то вот выжила...
  - Даже старуху не пожалели...,- скрипнул зубами подполковник.
  - Мне девятнадцать лет...,- тихо сказала старая седая женщина.
  (Заметки на полях расплывающимся чернильным карандашом, тем же почерком, что стихи на форзаце:
  'Щерясь, как лагерная параша, блестя золотым зубом, комдив Котов вещал собранным у штабного фургона командирам: 'Обрыдла война проклятая всем нам, а красноармейцам, красным героям, которые под пулями ходят, больше всех. Ну, если бы на своей земле воевали, было бы понятно- за свои хаты бьются, чтобы отогнать ворога лютого, отбить да освободить... А тут ридна хата, оно-о-о уже где! А бойцу воевать, да и не в обороне, а давай, давай вперед! Мы ж материалисты, мы должны понимать! Значит, что нужно? Чтоб боец ненавидел врага, чтоб мстить хотел, да не как-нибудь, а так, чтобы хотел все истребить до корня. И еще нужно, чтобы он интерес имел воевать, чтоб ему знать, для чего вылезать из окопа, на пулемет и финские мины. И вот теперь ему ясно-понятно, придет в Финляндию, а там всего, и барахло, и бабы! И делай, что хочешь! Бей вщент! Так, чтобы ихние внуки и правнуки боялись! Не всякий станет детей убивать...А по правде, ежели хотите знать, так те, кто станет, пусть сгоряча убивают хоть маленьких враженят, аж пока им самим не надоест! Сейчас главное, чтобы боец с охоткой в бой шел, это главное звено!')
  - Русские обречены.- спокойно и просто сказал подполковник.
  - Почему?- тупо переспросил его я.
  - Стая львов, во главе которой стоит баран, ничто даже перед отарой наших барашков, призванных из запаса, во главе которых стоит... ну, мы посмотрим еще, кто чего стоит. А что русский командир - мудак, это мне теперь абсолютно понятно. Потому что только баран будет допускать бессмысленные жестокости!
  .... Малиновый шар восходящего солнца, окруженный двумя оранжевыми столбами, обещающими жестокий мороз не далее как сегодня же к ночи, еще не оторвался от курящегося искристой ледяной пылью горизонта, когда покрытая белым кружевным куржаком мохноногая лошадка неторопливо, но бодро повлекла наши санки по заснеженным улицам предместья... Я поднял вверх воротник шинели, а мой заботливый Микки тут же перевязал мне шею серым домашним шарфом. Последний раз обо мне так заботилась мама в Рождество 1913 года, когда я, гимназист, собирался на каток... Сидящий спиной вперед, напротив нас с Микки, подполковник погрузился в свои думы, сердито морща высокий лоб под лохматой папахой. И резким контрастом для задумчивого офицера был веселый, заросший до мохнатых бровей косматой цыганской бородищей возница, беспечно и весело насвистывающий какую-то песенку...
  - Эй, человек!- вежливо обратился я к нему. - Скажи-ка, будь любезен, откуда ты? Из какой ты деревни? Кем был до войны?
  - И-ех-х! - звонко щелкнул бичом мужичок. - Деревенька наша убогенькая всем известна! А на фронтоне моей избушки любой грамотей прочитает: Concordia parvae res crescent, discordia maximae dilabintur!
  Микки рядышком со мной от изумления широко раскрыл рот. Я же только тихо вздохнул: латынь мне еще с гимназических времен была сугубо противна... но каков мужик!
  - Это сказал римский историк Гай Саллюстий., - не прерывая размышлений, пояснил образованный Талвела. Кандидат исторических наук, что уж там...- Означает же это крылатое выражение буквально следущее - 'При согласии и малые государства растут, при раздорах и великие разрушаются'. 'Избушка' та называется Атенеум, от греческого слова 'Афина', и находится на площади Раутатиентори, напротив Центрального вокзала, в ней размещаются Академия Изящных Искусств и Университет дизайна города Хельсинки. А на облучке у нас сидит некто Галлен-Каллела, по имени Аксель Вольдемар...
  - Модернист. - скромно отрекомендовался старый художник.
  - Ну, уж так-то о себе не надо бы! - покачал головой подполковник.- У модернистов все девушки на картинах тощие, угловатые и какие-то зеленые...
  - Это у них после абсента!- доверительно поведал Галлен-Каллела. - Помню, мы с Дега, бывало, сядем рядышком, нальем ложечку, насыплем сахарку, подожжем ... Полынью запахнет... а уж только потом мы за кисти и беремся... эх, бывали же времена...
   - А скажите, Аксель, вот я в кабинете Маршала одну картину видел... это что, ваша?- уважительно спросил Талвела.
  - Это 'Лыжники', что ли? Ну да, моя!... Был грех, я её Барону уж давненько как подарил... У него как раз юбилей был, а у меня как раз на подарок денег не было... Впрочем, это у меня частенько бывает, гораздо реже, когда наоборот. Вот я сижу и думаю: метафизическую 'Русалку' он не поймет, барбизонцев он не любит, разве ню ему подарить?...Так это только незабвенный Ренуар любимый баронов типаж писал: рыжих, жопастых и сисястых! Бывало, хлопнет меня Мастер по плечу и скажет: 'Эх, мсье Аксель! Толстые рыжие натурщицы, это моя единственная слабость...' А тут раз! Достаю это я из чулана явно неудачный на мой взгляд холст, который я к грунтовке уж было приспособил - вот оно! И природа, наша, финская... и почти все ясно! А что, вам правда понравилось? - доверчиво, как большой ребенок, спросил старый художник.
   - Ну вот, представьте себе, - таинственно понизив голос, начал Талвела,- На картине изображена группа лыжников, двигавшихся с левой стороны композиции вправо. Их фигуры размещены на фоне обыкновенного зимнего пейзажа: таких пейзажей в живописи Финляндии очень много, просто на этой картине к традиционному зимнему лесу были добавлены лыжники. Фигуры некоторых из них почти по пояс закрывает снежный сугроб, что создает впечатление некоей таинственности, недосказанности... Группа лыжников осторожно, словно соблюдая все меры маскировки и безопасности, движется в пейзажном пространстве магического квадрата слева направо, словно бы из Финляндии к... Ленинграду. Белоснежный костюм военного лыжника не претерпел за прошедшие тридцать с небольшим лет почти никаких модификаций и от этого картина получала некое вневременное измерение. Да и люди, изображенные на полотне, показались мне таинственными призраками...
  - Ничего там особо таинственного нет! - смущенно пробормотал польщенный автор. - Это мужики из Миккели через русскую границу контрабандный спирт тащат!
  - Извините, маэстро, - осторожно спросил его я.- Вот вы говорите... Дега, Ренуар... как о своих хороших знакомых! а сколько же вам тогда лет?
  - Семьдесят восемь, а что? - окрысился художник.- Да! Натурщиц я уже действительно ...гм-гм... лет семь как уж нет. Но быть от этого финном я не перестал!
  - Но как же так?! Вы, талантливый человек, и вдруг здесь...
  - А что, Сивку запрягать я уже не достоин? Да. Винтовку мне не выдали! Сказали, нужна тем, кто помоложе... так я карандашом воюю! Вот, иллюстрировал брошюру о борьбе с русскими танками! - и он вытащил откуда-то из глубин своего тулупа тоненькую книжицу в бумажном переплете.
  - А! Я её знаю. Бред полный!- захохотал доселе стеснительно молчавший Микки. - Тут такое поднаписано, обхохочешься.
  Вот вам первый способ остановить русский танк: засунуть лом или бревно в ходовую часть! Один наш солдат, Виену Лойма, здоровенный такой лось из Лоймаа, так и решил действовать. Припас заранее здоровенный лом, и когда на него пошел русский танк, сунул его под каток. Лом со страшным скрежетом обернулся вокруг гусеницы и выпал сзади, не причинив танку никакого вреда. Тогда упертый, как все лоймайцы, Виену схватил толстенное бревно и сунул его в гусеницу. Бревно тут же превратилось в охапку зубочисток, которых хватило бы на целую роту! А танк поехал себе дальше...
  Способ второй: стрельба из дробовика в упор по смотровым приборам танка. Вилли Ваттонен привез из дому на фронт дробовик. И когда танк поехал прямо на него, встал, и ударил картечью по смотровым приборам! В ответ танк ударил из пулеметов. Бедный Ваттонен...
  Наш фенрик Ильманен, в мирной жизни адвокат, написал авторам строгую претензию. В ответ они прислали нам телеграмму, в которой просили нас русских танков не бояться, и рекомендовали убирать и перепутывать с развилок дорожные указатели, чтобы русские танки в нашем тылу заблудились...
  Но - великодушно добавил фельдфебель- к вашим иллюстрациям претензий никаких нет! Здорово нарисовано, дедушка...
  ...В очаге жарко и весело трещали березовые поленья, от которых исходил ровный, согревающий до сердцевины промерзших костей жар... Вот удивительное дело: нигде, кроме как в Лапландии, я не видел, чтобы вокруг печки создавали настоящее теплое царство! Поставят полочки, теплые скамеечки, выложат пол горшечным камнем - и вся большая семья лопарей живет вокруг живого огня всю долгую, морозную зиму.
  Гостеприимный хозяин потчевал нас, разумеется, олениной! Ей-то, в сущности, всю зиму саами и питаются... Оленье мясо присутствовало на вытесанном из сосновых плах столе в сыром (вернее, замороженном) виде, настроганное тончайшими прозрачными ломтиками, перемешанное с брусникой, морошкой и голубикой; в вареном виде...
  Ох уж этот вареный вид! Одетый в малицу хозяин, принесший с улицы очередной разносол (замороженное молоко), сначала сунул руку в корытце у входа, где в моче, регулярно собираемой всеми членами большой семьи, отмокали оленьи шкуры, тщательно помял их, а потом полез этой же рукой накладывать нам на деревянные, резные тарелки вареное мясо. Дитя природы, ебть...
  Не пожалел хозяин и местного деликатеса: оленьего языка и нагретых в очаге костей, из которых, предварительно их разбив, надо было высасывать костный мозг...
  Заметив, что я презрительно морщу нос (я же не собака, чтобы кости грызть!), подполковник наставительно произнес:
  - Напрасно, Юсси, ты морду лица воротишь! Лесные саами здесь живут столетиями, и уж они-то знают, что в холода организму обязательно требуется горячая, жирная пища! А строганина с морожеными ягодами, это же естественный источник витаминов. Так что давай, улыбайся и наяривай... И не забудь потом сыто рыгнуть! А то наш хозяин на тебя обидится.
  Услышав его слова, лопарь ответно радостно заулыбался, от чего его черные раскосые глаза на круглом, как тарелка, лице превратились в совершенные щелочки.
  Хозяйка, в вязанной полосатой шапочке, между тем подала на стол какие-то хлебцы, радикально красного цвета. Попробовав их, я понял, что это весьма вкусно, но вот съедобно ли?
  - А знаете ли, что у вас во рту?- конспиративным сценическим шёпотом, который слышно и на последнем ряду галерки, спросил меня старый модернист.
  - Это ...хлеб такой, да?
  - Как бы не так! Лопари хлеба вообще почти не едят. Дорог он для них! Это сосновые опилки...
  - К-как?!
  - Да вот так.,- подтвердил слова художника бывалый Микки.- Лопари обыкновенно сдирают кору с сосен почти у самого корня и потом собирают тонкие такие, совсем как бумага, внутренние оболочки, очищают их и кладут на солнце, чтобы они хорошенько подсохли. После этого их рушат пестом и ссыпают в довольно большие берестовые короба, которые зарывают в землю, желательно под песок. Там они остаются целые сутки. Затем над тем местом, где зарыты эти короба, разводят большой костер. И все, что там ни есть, проваривается в своем соку под землей и превращается в такую вот красную массу... Запах не дурен, а жрать просто невозможно!
  - Для финского солдата ничего невозможного нет! Ешь, фельдфебель. Это приказ.- ласково улыбаясь хозяйке, довольно ощерившей редкие черные зубы, скомандовал подполковник.
  - Есть...,- печально произнес Отрывайнен и стал со стоическим видом пережевывать угощение.
  - А знаешь, парень,- толкнул его рукой в бок наш добрый возница.- что сейчас нам и самогон принесут?!
  - Правда?! - радостно изумился Микки.
  - Вот те крест! На angelica ('На дягиле!'- перевел подполковник) настоянный. Но за угощение и самогон придется расплачиваться...
  - Э-э-э... да у меня и денег-то...,- озабоченно протянул солдат.
  - Ха! Да нужны им в дремучем лесу твои жалкие пенни! У них другая проблема: народ лопари маленький, все друг на друге давным-давно переженились... и вот, чтобы детки уродами у них не рождались, они приглашаю путников ...как бы это тебе сказать... провести некоторое время с хозяйкой! Так сказать, влить новую кровь! Вон, вон, смотри, Микки, как она на тебя смотрит...
  Страшная, как полярная ведьма Лоухи, хозяйка, как видно, польщенная вниманием гостей, ласково строила Микки свои раскосые глазки...
  - Но почему я?!- возмутился бедный парень.
  - А кто же?! Я не могу, я уже старенький. Командиры тоже не могут, им думать надо! А ты парень молодой, ражий... Да что там! Не бывает некрасивых женщин, просто бывает мало выпивки! Это я тебе как художник говорю!
  В этот драматический момент к столу подошел хозяин дома, неся в руках большую бутыль молочно-мутной жидкости.
  - Нет, я столько не выпью..., - ещё раз внимательно посмотрев на раскрасневшуюся от такого пристального взгляда хозяйку, с сожалением произнес Отрывайнен.
  - Аксель, ну хватит уже вам бедного парня запугивать! Не дрейфь, солдат! Никто на твою невинность не покусится... а вот нам на дорожку выпить надо бы! Сто граммов водки не помешают... Думаю, что и у русских такой же обычай. Только я НЕ думаю, что они ста граммами могут ограничиться...
  (Заметки на полях расплывающимся карандашом: ' Комдив Котов встал перед натянутым на телефонном кабеле между двумя соснами занавесом, сделанным из больничной простыни, и сказал, обращаясь к танкистам: 'Вы все, сволочи, получили инструкцию, что у нас сейчас новый антифриз, этиленгликоль. Вы все, сукины сыны, были предупреждены, что это сильнейший яд. Но некоторые говнюки считают, что это только пустая угроза, что Котов брехун усатый. Они думают, что антифриз прежний, спирт, глицерин и вода, который вы лакали, как свиньи, доливая в радиаторы воду и замораживая моторы. Так вот вам, мать вашу, наглядная агитация. Приказываю, бляди в штанах, всем смотреть сюда и не отворачиваться, суки, пока я не подам команду!'
  С этими словами он отдернул импровизированный занавес.
  Там, на брезентовых носилках, стоящих прямо на снегу, лежал экипаж Т-28, пять человек. Они лежали, изгибаясь в смертных муках, корчась и изламываясь, постепенно долго, очень долго угасая в зеленой блевотине... Это был экипаж, отравленный выпитым ими антифризом. Не помню, сколь долго они умирали, без всякой медицинской помощи, воспрещенной комдивом... И до самого их мученического конца комдив Котов и его порученцы лично следили, чтобы никто не отводил глаз. Хороший человек наш комдив товарищ Котов.')
  ... За нашей спиной наливался вишневым закат. Огромные ели с белоснежными шапками, смыкаясь над нашими головами могучими лапами, медленно брели нам на встречу вдоль узкой, шириной едва ли три-четыре метра от одного высокого сугроба слева до такого же справа, проселочной лесной дороги... Которая, тем не менее, носила гордое имя Valtatie 4 (Национального Шоссе номер четыре).
  Вот удивительно! В России первый же снежок превращает любую автомагистраль (а в России вообще, есть автомагистрали?) в непролазную ловушку для любого иноземного захватчика. А из всех видов дорожного сервиса несчастный интурист может претендовать в основном только на услуги квалифицированного гида Ивана Сусанина.
  А у нас... интересно, кто это на лесной дороге-то снег чистит? И, главное, для кого?
  - Как это кто?- удивился Талвела. - Все оно же, Tiehallinto , сиречь Управление Дорог, подразделение Министерства Транспорта и Связи. И не только здесь, в медвежьем углу, а по всем семидесяти восьми тысячам километрам финских дорог... Via est Vita! - это ещё Имперский Рим сформулировал! Дорога, это жизнь государства. И любой тромб на ней чреват инсультом для государственного организма...
  - А что, красные не воспользуются, часом, такой нашей любезностью? - ехидно спросил я.
  - Вот это меня очень сильно тревожило...,- пояснил Талвела. - Потому что, пройдя нашу страну в самом узком её месте и выйдя на начало ледовой трассы, по которой мы получаем через Швецию все, необходимое нам для ведения этой несчастной для нас войны, русские просто взяли бы нас за горло! И придушили бы, как хорек цыпленка...
  - Но почему ты говоришь об этой страшной угрозе в прошедшем времени? - теперь в моем голосе звучала робкая надежда на чудо...
   - Да потому, что это могучее русское зло сожрет само себя! Русские двинули на нас чудовищные силы! Две дивизии, 163-ю стрелковую и 44-ую мотострелковую, имени Ярославского пролетариата... У них ведь стрелковых полков больше, чем у нас пехотных батальонов. Да и что это за батальоны? Восемьсот человек с винтовочками, да огневой взвод из двух минометов Стокса... Пулеметы 'Максима', производства Императорского Тульского Оружейного Завода, сделаны в 1915 году! Должны были бы иметь еще по два 37-мм орудия 'Бофорс', да... Ты же знаешь, мы второочередные... На всю бригаду - есть одно-единственное противотанковое ружье. На нас не то, что пушек не хватило. Обмундирования не завезли!
  - И зачем нам то обмундирование?- проворчал Микки, до этого момента усердно делавший вид, что дремлет.- Что, соскучились по лыжным ботинкам на тоненьком носке? В которых через пять дней не нога, а заготовка для протеза... Нет уж, в домашнем, оно как-то сподручнее.
  - Но единственное, что нас спасает, это как раз то, что красные решили навалиться на нас такой силищей! Это вроде того, как гвоздь в сырое яйцо молотом забивать! Да, у них по сравнению с нами очень много людей, много техники, много лошадей! Но технике нужен бензин, людей нужно хотя бы три раза в день кормить горячей пищей (Заметка расплывающимся карандашом на полях: 'Какой все-таки этот подполковник наивный человек! Трехразовое питание... Понедельник, среда и пятница!') Ну ладно, человек может день-другой пожить в сухомятку, хотя на морозе...,- и Талвела зябко повел плечами. - Но лошади, лошади-то как? Или они ждут, что им их бородатый Карл Маркс с неба подбросит охапку-другую сенца? Это они напрасно так думают... Вот что нас спасет: весь тыл красной группировки висит на единственной железнодорожной станции с неразвитым путевым хозяйством, а от 'железки' к границе и далее вглубь страны ведет вот эта единственная дорога... Ширину её ты видишь сам. И вот, просто представь. Что на этой дороге ломается грузовик... просто так, сам собой! Да ведь его даже на обочину не спихнешь. Нет их, этих обочин...
  - Не понял? - удивился я.- Что же, по-твоему, ЗИМОЙ иного пути нет, кроме как по дороге? Болота да озера ведь уже давно замерзли...
  - Во-о-от! - утвердительно поднял вверх указательный палец подполковник. - Ты думаешь, зря я диссертацию о войне 1918 года писал? Единственное, что могло бы сокрушить Финляндию на этом фронте, нами уже, к счастью, было убито ещё ДО начала этой войны.
   - Что же это такое было?- поинтересовался я.
  - Это была Карельская Егерская бригада РККА. После принятия Коминтерном решения о финнизации Советской Карелии, Карельская Трудовая Коммуна была преобразована в Автономную Карельскую Советскую Социалистическую Республику (АКССР). В политической перспективе АКССР виделась красным финнам форпостом мировой революции на Севере Европы. Имелось ввиду ее последующее включение в состав 'Великой Красной Финляндии' и даже 'Красной Скандинавии'. Ну, разумеется, для этих целей был нужен особенный военный инструмент. Им и стала стрелковая бригада особого назначения (Осназ). В состав Карельской егерской бригады входили два стрелковых батальона (Петрозаводский и Олонецкий), артиллерийский дивизион, саперная рота и рота связи. Бригада являлась территориальной войсковой частью - солдаты проходили пятилетнюю службу по месту жительства путем постепенного прохождения военных сборов продолжительностью от восьми до двенадцати месяцев. В случае объявления мобилизации в состав бригады должны были войти еще два батальона (Заонежский и Вепсский). В июне 1932 года в связи с расформированием военного комиссариата АКССР управление бригады было пополнено мобилизационной и квартирной частями. Бригада была уникальным соединением! Мало того, что она в случае войны могла быть развернута в полнокровную дивизию (когда каждый батальон развертывался в полк). Весь личный состав формировался только из местных уроженцев, финнов и карелов: превосходно ходивших на лыжах, имевших богатый охотничий опыт, владеющих финским языком. У нас имелись сведения, что некоторые подразделения были оснащены финской военной формой и соответствующим вооружением...Командир бригады, комбриг Иосиф Кальман, кавалер трех(!) орденов Красного знамени, выпускник Академии имени Фрунзе, сражался с нами ещё в 1918 году, разгромив финские войска на Сулажгорских высотах...
  - И что же стало с этой бригадой?
  - Доблестные органы Ге-Пе-У сумели в 1935 году раскрыть так называемый 'заговор финского Генштаба', в ходе ликвидации которого были получены неоспоримые улики участия в нем ВСЕХ командиров. Они все были осуждены и расстреляны... в том числе и пятеро наших разведчиков, которые служили в бригаде еще с двадцатых годов, и пожертвовали жизнью, чтобы дать чекистам НУЖНЫЕ показания. А зловещая бригада была расформирована...
   - Скажи, Пааво, а где ты служил во время Великой войны? - немного помолчав, задал я нескромный вопрос.
  - В прусском егерском батальоне!- ничтоже сумняшеся, с улыбкой отвечал мне Талвела. - При этом я носил чин штаб-ротмистра Отдельного Корпуса Жандармов... Я Империю не предавал! Это она предала меня...
  ... 'Ну, как же не шпион?!'- с досадой подумал я.
  ... Между тем, синие сумерки призрачно наливались густой чернотой, будто в прозрачный и звонкий от морозца воздух, как в аквариум, медленно добавляли чернил. Все так же шелестел снег под полозьями саней, все так же побрякивала уздечка, все так же мерно шлепали по снегу лошадиные копыта...
   Старый художник то пускал своего Сивку мелкой рысцой, то снова, словно задремав, сивый конек переходил на мерный шаг.
  - Как ты думаешь,- спросил я своего нового командира.- что сейчас делают красные?
  - Думаю, они сейчас стоят на этой же самой дороге, но километрах в восьмидесяти восточнее от нас! - задумчиво произнес Талвела. - Ночным маршам они не обучены, тем более, что 44-ая дивизия переброшена на наш театр военных действий прямо из степного Киевского Военного Округа, и с лесом не знакома. Представляешь, их выгружали из вагонов в том же самом виде, как грузили в Белой Церкви: у них ведь даже телогреек нет! Не говоря уж о тулупах...А один полк вообще одет в какие-то непонятные черные пиджаки. (Видимо, в лагерные бушлаты. Прим. Редактора) Наш человек на станции прибытия внимательно прислушался, о чем они там ругались: так вот, их должны были переодеть в пути. К нашему счастью, красные интенданты видимо, унаследовали все самые худшие черты интендантов старой армии! Так что наш противник идет в бой в брезентовых сапогах... (Точнее, в кирзовых, пошитых из многослойной хлопчатобумажной ткани, обработанной плёнкообразующими веществами. Названы так по месту первого производства, Кировскому обувному заводу (КирЗа), в 1936 году. Прим. Редактора). Так что, до красных нам еще ехать и...
  - Тпр-р, Сивка..., - натянув вожжи, почему-то шёпотом сказал Аксель.
  - Что там, волк? - встревожился я. Боюсь я волков... И шипящих злых кошек. И серых противных мышей... И еще мохнатых пауков.
  - Да вы что! - успокоил меня Микки.- Коли бы это был волк, так лошадка бы захрапела! А она, вон, даже ушами не прядает...Что, дедуля, пописать захотелось?
  - Смотри, сейчас сам не обоссысь. - все так же шёпотом, отвечал ему художник.- Впереди, прямо на дороге, стоит танк.
  - Какой танк?- удивился Талвела, резко обернувшись к вознице.
  - Полагаю, что Kristie-vaunu80, - авторитетно резюмировал иллюстратор юмористическо- противотанковой брошюры.
  Талвела стремительно, как атакующая кобра, выскочил из саней, выхватил из коричневого кожаного чехла на груди цейссовский бинокль и долго, напряженно всматривался в сизую черноту дороги, которая была только чуть светлее окружающего её черного леса.
  - М-да, похоже, это действительно BT- piyat! - промолвил он после нескольких, показавшихся бесконечными, вязких секунд тягостного молчания. - Но какого чорта он здесь делает?! Сейчас разберемся... Юсси, Микки, за мной. Аксель, прикрываешь нас с тыла... Оружие есть?
  Старик молча показал вытащенный из-под облучка топор.
  ... Сторожко ступая, чтобы под ногой не скрипнул даже сучок (вернее, ступал один я. Пааво и Микки неслышно скользили, будто клочки бесплотного тумана), мы приближались к черному пятну на фоне чернеющего леса, которое мало-помалу начинало принимать, действительно, угловатые характерные очертания... Как Аксель его вообще увидел? Да я бы просто носом в него уткнулся, прежде чем заметил! Одно слово, художник...Глаз наметан.
  Рядом с танком краснел трепещущими язычками клочок пламени, от которого в морозном, сухом воздухе слышался резкий запах бензина и доносились негромкие голоса:
  - А правда, товарищ лейтенант, что наш комдив ране в авиации служил?
  - Слышал я такое... Вроде, он пролетел под линией высоковольтных передач, и его в мотострелки разжаловали... - отвечал охрипший юношеский голос.
  - На исправление, вроде? Ну, так, как он командует ... и у нас недолго удержится!
  - Берем двоих, командира и вон того, молодого!- прошептал Пааво. - Юсси, на месте. Не стрелять ни при каких обстоятельствах! И не сопи ты так, Бога ради... Спокойнее, без фанатизма. Ну, Микки, я работаю.
  Аппетитно хрустя снегом по дороге, Пааво обогнул танк и вышел к горящему на стальном листе комельку, вокруг которого настороженно вдруг притихли три фигуры в танкистских комбинезонах.
  - Здравствуйте, товарищи танкисты!- радостно и весело поприветствовал их Талвела.- Огоньку не одолжите?!
  Не ожидая ответа, он присел на корточки к огоньку, протянув к нему свои ладони, а потом, все также весело и открыто улыбаясь, коротко ударил недоверчиво глянувшего на него парня мгновенно блеснувшим ножом снизу вверх, под подбородок.
  Танкист мокро всхлипнул, и из открывшейся, как второй, багровый рот, раны хлынуло что-то черное на старшинские петлицы, выглядывавшие из-под синего комбинезона. Потом приподнявшийся, но так и не успевший до конца разогнуть ноги старшина, схватившись обеими ладонями за рану, молча повалился лицом в костерок. На пламя что-то обильно плеснуло, и огонь сыро зашипел.
  Пааво, все так же не убирая с лица свою веселую и добрую улыбку, развернулся всем своим гибким телом и одновременно, не прерывая движения, резко и сильно ударил обушком ножа за ухо потянувшегося к брезентовой кобуре юношу с одиноким рубиновым кубиком на черной бархатной петлице. Парнишка как подкошенный, рухнул навзничь, выбивая в снегу ямку каблуками своих хромовых сапог.
  Рядом, как пойманный зайчик, тонко пищал третий, самый молоденький из танкистов, которому глухо матерящийся Микки безжалостно заламывал руки.
  ... - Коммунист?- ласково спросил Пааво младшего лейтенанта, интенсивно потирая ему уши.
  Младший лейтенант, пришедший после этой процедуры в себя, попытался, дергая узкими плечами, освободиться от крепко стягивающих ему запястья кожаных ремней, замотал головой, жалко, неумело, как-то совершенно по-детски выматерился...
  - Значит, коммунист. - удовлетворенно констатировал Талвела. - Или как у вас там: КИМ? (Коммунистический Интернационал Молодежи, комсомол. Прим. Редактора)
  Да это мне все едино! Беседовать, надо полагать, со мной ты не намерен? Ну и ладно... Микки, подтащи поближе второго пациента, пусть он посмотрит.
  Завернув младшему лейтенанту руки назад, Талвела осторожно надрезал кожу на его запястье. Стерев хлынувшую кровь, он острием пукко поддел какую-то белую нитку, и стал аккуратно, чтобы не порвать, наматывать её на обструганную тонкую палочку... Из груди младшего лейтенанта вырвался утробный дикий, нечеловеческий вой...
  - Вот это и называется, мотать нервы!- весело произнес Микки, похлопывая по щекам своего вмиг побледневшего танкиста. - Смотри, смотри парень, и мотай себе на ус, которого нет! Пока ТЕБЕ кое-что другое мотать не стали...
  - Ну что, комсомолец, говорить не будешь?- продолжил допрос Талвела. Юноша, насквозь прокусывая губы в черную кровь, только молча отрицательно мотнул головой.- Я так почему-то и подумал! Ну, как знаешь.
  С этими словами он, распоров комбинезон от шеи до воняющего свежей мочой паха, осторожно ударил острием юношу в низ живота, около лобка, вскрывая его снизу вверх, будто молнию на нем расстегивая. В воздухе разнесся тошнотворный запах парной крови и экскрементов. Из раны, точно клубок змей, поползли сизо-бордовые кишки. Комсомолец бело закатил глаза и тяжко захрипел.
  Осторожно взрезав ему толстый кишечник, Талвела озабоченно сказал:
  - Вот дела! Они же голодные! По крайней мере, два дня ничего не ели!
  Рядышком тяжело рвало последнего оставшегося в живых танкиста... действительно, рвало одной водой и желчью...
  ... С трудом подбирая слова, танкист, оказавшийся наводчиком, служащим по первому году, осеннего призыва, рассказывал:
  - Нас комдив, товарищ Котов, построил... Велел прорываться. Вперед и вперед! Мы пошли... белофинны стрелять начали... Пехота тут же залегла. Мы трижды возвращались, товарищ младший лейтенант трижды выходил из танка и трижды их в атаку за собой поднимал... А потом по радио нам сказал комдив, мол вперед, только вперед, иначе он всех расстреляет! Мы и поехали... сначала выскочили на белофинскую кухню, нам повар черпаком грозил! Потом ехали, ехали... другие машины остановились, а мы пошли дальше.
  - Зачем?- ласково спросил Талвела.
  - Так ведь комдив приказал!
  - А почему остановились?
  - Бензин кончился...
  - А почему назад не ушли?
  - Да как же танк бросить?! Он же наш, советский...
  - Ну, мне все ясно.- сказал подполковник. - За твое сотрудничество я тебя отблагодарю. Микки, принеси вожжи...
  Когда фельдфебель сноровисто вязал петлю, я осторожно спросил: - Пааво, а может мы его ... того... пожалеем?
  - Но ведь я и так его жалею?- не понял меня подполковник. Угостил сигареткой пленного, который прикурил её испуганно и неумело, как школьник за гимназическим забором.
  Отрывайнен перекинул вожжи через ствол танковой пушки и потянул их на себя.
  Танкист выронил из открывшегося рта дымящуюся сигарету, схватился обеими руками за ременный жгут, захрипел, вывалив язык, выплевывая вместе со слюной что-то вроде : Нееее нааа...
  Потом, высоко поднимая колени, стал приплясывать, становясь на цыпочки, то одной, то другой ноги...
  Его запрокинутое вверх лицо посинело, руки, раскинутые, как сломанные крылышки, затрепетали. Послышалось журчание, и из-под брючины полилась дымящаяся на морозе струйка.
  Микки еще раз крепко подернул вожжи, и удовлетворенно произнес:
  - Видно, не понравились тебе наши финские качели?
  Но русский парень уже бессильно обвис, смотря в звездное небо мертвыми молодыми, полными слез глазами.
  ... Мимо нас медленно проплывал черный русский танк с висящей на его стволе черной, жутко вытянутой фигурой. Отрывайнен довольно и радостно, как объевшийся сметаной кот, сыто урчал. Дело в том, что подполковник велел ему наскоро обшарить советский танк, не особенно надеясь обнаружить там что-либо ценное для нужд разведки. Да и что там можно найти? Пулемет ДТ мы уже сняли, диски с патронами забрали... Оказалось, я ошибался! Свинья грязь везде найдет! Так и мой фельдфебель вынырнул из узкого люка с большой брезентовой сумкой, в которой были треугольничками свернутые письма красноармейцев, даже, судя по всему, не побывавшие в руках военной цензуры! А кроме того, добычей Микки стала полевая сумка, полная русских денег! (Как оказалось, погибший младший лейтенант был секретарем комсомольской организации танкового батальона Дубровским, пропавшим без вести 22 декабря 1939 года. Деньги, которые обнаружил и впоследствии присвоил М. Отрывайнен, за что был посмертно судим военным судом, были комсомольскими членскими взносами за месяц, а письма Дубровский собирался отправить на полевую почту. Именно после этого случая танки ВТ-5 получили жаргонное название 'posti-vaunu', или почтовый фургон. Финны были хорошо знакомы с американскими вестернами, в которых почтовые фургоны возили письма и деньги. Прим. Редактора)
   (Сожалею, что эта рукопись вообще попала в руки этой vitun в штанах, настучавшего\настучавшей в военную прокуратуру. Которая не преминула измазать грязью имя павшего бойца. Прим. Автора)
  Довольный Талвела вначале попытался читать чужие письма, потом, благодушно махнув рукой, полез в свой рюкзак и достал из него завернутый в чистую холстину кусок аппетитно пахнущего копченого мяса:
  - Вот, у лопарей оленинкой разжился! А меня всегда после работы на еду пробивает! Уж и не знаю, чем это объяснить?... Нервы, надо полагать... Микки, хочешь кусочек?
  Отрывайнен с благодарным урчанием мигом запихал предложенный кусок себе за щеку.
  - А ты, Юсси? - ласково и очень по-доброму улыбаясь, Пааво протягивал мне на лезвии ножа тоненький ломтик вкусно пахнущего мяса. Я машинально взял его, положил в рот, не чувствуя вкуса... И вдруг увидал на ноже Талвелы крохотное такое темно-бордовое пятнышко... совсем маленькое, у самой деревянной ручки...
  Тяжелый приступ рвоты немедленно вывернул меня на изнанку.
  Микки, поддерживая меня за плечи, сочувственно говорил:
  - Не надо было вам у этих неопрятных лопарей их сосновый хлеб есть, вот что! Мне-то что, у меня желудок луженый, деревенский! Что хочешь выдержит... А вот вы человек культурный, городской...
  ... Спустя некоторое время, когда над верхушками елей взошла ледяная, равнодушная к человеческим страданиям луна, чей тонкий серпик повис острыми рогами кверху, Аксель вдруг снова резко натянул поводья...
  - Что, еще один танк?! - подскочил, как ужаленный, Микки.
  Но на этот раз это оказался автобус-фургон, сделанный на базе двухтонного грузовика отечественной фирмы 'Sisu', но покрашенный в белый цвет. Фары автомобиля не горели, но в кабине был виден отблеск неяркого света. И по поднимающемуся сзади дымку было видно, что его мотор работает на самых малых холостых оборотах, чтобы только греть печку.
   - Вроде наш?!- с сомнением произнес Талвела. - Или не наш?! Рисковать не буду!
  И он поднял на сгиб руки трофейный пулемет, собираясь дать по машине очередь. Так, для порядка.
  В эту минуту из двери фургона, громко ей хлопнув, выскочила на снег светловолосая девчонка в зеленом пальто поверх белого, испачканного темными пятнами халата и смешной шапочке с помпончиками...
  - Ой, мальчики, как вы вовремя!!- затарахтела она, хватая за рукав тулупа семидесятилетнего мальчика Акселя. - Скорей, скорей...
  - Что за спешка такая? Неуж ктой-то рожает? - недовольно проворчал, вылезая из-под теплой полости Микки.
  - Хуже! У нас шофер помирает...
  - Ну а мы-то здесь причем?- продолжал ворчать фельдфебель.- Я-то ведь не доктор?
  - Да доктор у нас есть, сам Лео Скурник! Доцент! Вот он-то и попросил вас зайти...
  Удивляясь этой нелепой просьбе, мы поднялись по узенькой металлической лестничке в теплый кузов. Там, слева и справа от прохода, на подвесных брезентовых койках стонали, бредили или безучастно лежали в забытьи раненые камрады...
  А посреди прохода... Прямо на покрытом оцинкованной жестью полу кузова лежал молоденький солдатик, чем-то неуловимо похожий на того мальчика, только что зверски убитого нами: круглая, стриженная ежиком голова на тоненькой шейке, огромные испуганные глаза на бледном, как смерть, лице...
  Над парнишкой склонился очень молодой и очень курчавый майор медицинской службы, с явными семитскими чертами лица. Такой нордический ариец, хоть кантором в синагогу приглашай.
  Увидев нас, военврач сильно оживился:
  - А, шолом, ребята! Помогите мне спасти этого самоубийцу!
  - Почему самоубийцу?- с интересом спросил Талвела.
  - Да мы на дороге стояли, повязки раненым меняли... Растрясло их! И тут догоняет нас русский танк. Подъехал, посигналил, а потом стал нас по обочине объезжать... Так этот герой выскочил из кабины и давай его штыком тыкать!
  - ЗАЧЕМ? - ошеломленно вскрикнул я.
  - А... нам... господин учитель... в школе... говорил... что у 'руски' ... танки фанерные...,- тихо простонал бедный дурачок.
  - Ну, ноги я ему уже успешно ампутировал, конечно... но крови он потерял слишком много. Нужна трансфузия, причем прямая, из вены в вену... А у нас с Лайзой кровь, как на грех, третьей и четвертой...
  - Даже не думай!- строго сказал мне подполковник. - И сам не сдам, и тебе не дам! Нам нынче ночью на морозе воевать... И людей на смерть вести.
  - А у вас какая кровь?- с безнадежной тоской обратился майор к Микки.
  - Э-э-э... вроде как у всех, красная?! - не понял его Отрывайнен.
  - Эх ты, деревня... Что у тебя на последней страничке военного билета написано? - усмехнулся подполковник.
  - Я такими гнусностями, вроде чтения военного билета, никогда не интересовался! И я не ... А, вот, действительно написано: 'I(0)+'. Это хорошо или плохо?
  - Подойдет!- обрадовался майор. -Браток, помоги боевому камраду, а? Ты кровь когда-нибудь сдавал?
  - О господи, господин доцент! Что вы его спрашиваете? Когда он мог кровь сдавать и где?- с досадой буркнула медсестра.
  - Сдавал я энту кровь! И может даже, что поболе вашего! - гордо произнес Микки, быстро, по-солдатски, раздеваясь по пояс. На его могучей, волосатой груди синела татуировка: пробитое стрелой сердце и подпись: 'Не забуду Анни (соскоблено) Леёну'.Сдавал!
  Было это аккурат перед самой армией. Мы с моим одноклассником Пентти поехали свет посмотреть, аж в самый Хельсинки! Ну, вышли на Центральном, смотрим во все глаза, как настоящие келломякские пеньки... кругом все сияет, в огнях переливается! И тут мне приятель и говорит: пошли, Микки сКриптиз смотреть! Пошли, говорю... А что энто такое? Это, говорит мне друг, такое место, где девки за деньги раздеваются! Э нет, отвечаю! Я за это дело деньги платить не намерен! Пойду лучше дома в сауну, да бесплатно там посмотрю на наших деревенских девчат. Ишь, нашел чем меня удивить! А он мне- тюха ты деревенская! Ничего в искусстве не понимаешь! Пойдем да пойдем... Ну, мы и пошли...
  - А при чем здесь переливание крови? - удивленно спросил звякавший какими-то железными штучками врач.
  - Так я же и говорю. Пришли мы в зал, даже поболе, чем в нашей церкви. Темно, музыка играет, а на круглой сцене девка изгаляется... Да так здорово! И так она повернется, и этак... И потихоньку все с себя скидывает. Сама такая худенькая, талия у ней - ну, вот просто ладошкой обхватишь, но си-и-и-иськи зато-о-о-о...,- и Микки показал обеими руками что-то такое, по размерам, похожее на два арбуза.
  - Плясала она значит, плясала... а потом прыг из зала прямо мне на колени! А на самой из одежды - только такой махонький треугольный золотой напиздничек. Обняла она меня, и жарко шепчет: Я тебя люблю! Приходи ко мне, Микки, и приноси сто марок! Я буду вся твоя... И упорхнула.
  Что делать? Поскребли мы с друганом по карманам... Нет, не выходит! Даже если мы назад в деревню пешком пойдем.
  Вышли мы, горюем... Может, думаем, гробануть нам какого- нибудь городского? Не вздумайте, говорит нам подошедший шуцман, я за вами слежу! а ежели вам, ребята, деньги срочно понадобились, то вот она, Töölö Hospital, прямо возле вокзала. Да на что, спрашиваем, нам та больничка? Мы ведь здоровы... Вот, говорит шуцман, и хорошо! Господа студенты, когда напьются, а денег на девок нет, всегда туда бегают кровь сдавать... О, думаю, тогда нам туда...
  Пришли, здание, конечно, громадное, заходим в мраморные сени... Тетка в белом халате взяла с нас расписку, что мы не больны венерическими заболеваниями и гепатитом и что не пили в течении последних суток и пригласила в операционную... Захожу, там лежаки... А врач, ну вот вылитый как вы, и спрашивает- тебе иглу какую, потоньше или потолще?
  Я тут и - брык... Приятель мой постоял, подумал, и вслед за мной тоже - брык...
  Очнулся я - локоть перевязан, в руках полсотни марок. Откуда вы, чудики, такие?,- медсестра нас спрашивает- Да неужели же по ним не видно? Дураки из КелломякИ, - отвечает ей врач... И как он догадался, откуда мы родом? Сразу видно, что ученый человек!
  - Ну что, встретили вы свою прелестницу из стрип-бара? - со смехом спросил Скурник, держа в руке пинцет с йодной салфеткой.
  - Встретили, а как же! Да толку что? Заходим в сКриптиз, а она на коленках уж у другого скачет! Что же ей, мои кровные отдавать? Да пошла она...,- ложась на пол рядом с впавшим в забытье парнем, проворчал Микки.
  ... Я вышел на морозный воздух. Над моей головой бесшумно разворачивался лилово-синий сполох полярного сияния. За моей спиной скрипнула дверца:
  - Будет ЖИТЬ мальчишка!- утирая радостные слезы, тихо сказала медсестра.
  ... Да, ЭТОТ мальчик будет жить... А тот, первый... И я болезненно застонал от мучительного, смертного стыда.
  ... И вновь Сивка в такт мелкой рысце мотал своим коротко, по-армейски, подстриженным сивым хвостом слева направо и сверху вниз, будто крестился по-православному...
  Сзади нас неровно взрыкивал мотор автобуса, еще вчера возившего теток с молочными бидонами из глухих лесных деревень на маленький крытый рынок в уездный городок, а теперь уносившего к теплу и жизни как не десяток человеческих душ. За рулем санитарной машины сидел доцент Скурник, что меня изрядно тревожило. Увидев, с каким профессиональным интересом хирург Лео смотрит на руль, я не удержался, и спросил, есть ли у него права. На что доцент с энтузиазмом ответил, что прав у него таки нет, и никогда уже не будет, потому что, сдавая в пятый раз экзамен по вождению, он умудрился как-то, правда, совсем не больно, переехать своего инструктора из автошколы и сбить с ног инспектора-экзаменатора из Дорожной полиции. Но Бог даст, все-таки, как-нибудь, авось доедет? (Доедет. Майор Лео Скурник, уроженец Одессы, станет единственным в Финляндии военным врачом, награжденным Крестом Маннергейма, за блистательную организацию системы эвакуации раненых прямо с поля боя, и незаурядное личное мужество, проявленное при этом. Его близкий друг, медицинская сестра Лайза Макконен будет удостоена международной медали Красного Креста имени Флоренс Найнтингейл, за то, что вынесла с поля боя сто пятьдесят три человека, Безногий парень выжил, выучился на часовщика. Прим. Редактора)
  Рядом со мной поправлялся самогоном из фляжки подполковника Микки, с чисто детским удовольствием рассматривая приколотый ему на грудь симпатичной блондинкой Лайзой нарядный значок: красная капелька крови на сине-белом национальном фоне ...
  - Скажи, Пааво, а у тебя дети есть? - вдруг совершенно неожиданно для себя спросил я подполковника.
  Тот на секунду отвлекся от тяжких дум:
  - Что? Ах, дети... Да у меня и жены-то нет! То есть была, да... Убежала. Не могу, говорит, больше с тобою вместе жить, мне страшно! Ты, говорит, милый, какой-то нелюдь, садист. Из чего она такой странный вывод сделала, просто не понимаю...
  - Да дурр-ра, вот и все! - вступил в разговор малость захмелевший после обильной кровопотери Микки. - Я вот, тоже, как со службы в первый свой отпуск в родную деревню приехал, стал было на вечерке сдуру показывать, как у нас в Егерском рекрутов обучают. Надел, значит, я кожаные рукавицы, взял хозяйскую кошку за глотку, выколол ей шилом глаза и потом голову руками оторвал... Так со мной потом ни одна девка танцевать не захотела, даже хозяйкина дочка, страшная как моя судьба! Дурры они все и есть... Городские вот, тоже... Не хочу, говорит, с тобой! Ты, говорит, кусаешься! Ну и что? Подумаешь, укусил, играясь, разок-другой за сиську... до крови... А то, что я этой дурре Анни сосок напрочь отгрыз, так это она на меня просто наговаривает...я и судье так сказа...хр-р-р...
  И Микки уснул, сладко причмокивая, как младенец.
  ... Не прошло и часа, как нам навстречу потянулись беженцы. Они шли, пешком, а чаще на охотничьих, обитых оленьим мехом, лыжах, ехали на санях, в которые были запряжены мохнатые деревенские лошадки и лапландские олени... Многие шли от самой границы, оставив позади себя полторы сотни километров безжалостного зимнего леса. Старики и старухи оставались сидеть на обочине, без сил, ожидая припозднившейся смерти... Не выдерживали и малые... На всю жизнь я запомнил стоящую на обочине плетеную детскую колясочку на полозьях, в которой лежал, похожий на большую фарфоровую куклу, насмерть замерзший младенец в кокетливом шелковом конверте...
  Ужасное имя 'Kotov' гнало людей из их теплых домов, часто навстречу леденящей смерти в промерзшей до звона ночи.
  ... Штаб 'Группы Тайвола', которой еще и не существовало, представлял собой настоящий бедлам, охваченный пожаром во время наводнения. Суетящиеся штабные, как муравьи свои яйца, энергично выносили из избы драгоценные папки-скоросшиватели, кто-то что-то со звоном ронял, рассыпал по полу бумаги, звал какого-то запропастившегося Юсси...
  - Это не тебя потеряли? - с кривой усмешкой спросил подполковник, по-хозяйски взяв трубку истошно звонившего полевого телефона, стоявшего на покрытом зеленой картой, в угле которой синел штамп 'Совершенно Секретно!', столе.
  - Да, я слушаю! Что? - прикрыв микрофон ладонью, Талвела с доброй улыбкой сказал мне:- Спрашивают, дебилы, не пора ли им сматывать связь?
  Потом, так же ласково, ответил в телефон:
  - Слушай, парень... Поступай, как знаешь! Но если связи вдруг не будет, я тебе лично яйца отрежу и на шею тебе же их и примотаю, на манер бубенчиков, ты меня ясно понял? Вот и ладушки...
  - Вы что тут делаете, а? - фальцетом завопил вошедший штабной майор с кожаной папочкой под мышкой. - Вы кто такой вообще, а?
  - Ты что, меня не узнал?- искренно удивился Талвела.- Ведь я же старик Йоулупукки, привез тебе, мой славный мальчик, рождественский подарок! А это мои спутники, гном и эльф...
  - Не понял.- озабоченно потряс головой штабной.
  - Сейчас поймешь!- радостно сказал Талвела. - Подойди сюда, мой сладкий, и скажи мне, дедушке Морозу, на ушко, а то я у себя в Корватунтури81 что-то плохо стал слышать: ты что же это, отступать собрался?
  - Да... нет... то есть, перебазирую штаб в более удобное место... А вы, собственно, кто?!
  ХЛОБЫСТЬ! И отлетевший от Талвелы штабной громко впечатался в бревенчатую стенку.
  - А я, собственно, смерть твоя лю-ю-ю-тая...,- ласково пропел подполковник. - Очнулся? Не слышу ответа...
  - Д-даа... так точно...
  - Ага, тогда строй личный состав.
  ... Через несколько минут во дворе испуганно жался реденький строй в мундирах с аксельбантами.
  - Так, родные мои. - ласково начал подполковник. - И до какого же мы места будем драпать? До Оулу? До Хельсинки? Или уж прямо до самого Буэнос-Айреса? Не понял ответа. ЛЛЕЧЬ!! ВСТАТЬ! ЛЛЕЧЬ!! ВСТАТЬ!!! ЛЕЧЬ! ВСТАТЬ! Очухались, уроды? Я вас научу воевать! Я вас ЗАСТАВЛЮ воевать!
  ... Хищно склонившись над картой, где синели и краснели поперек дороги изящные волнистые отметки, повисающие флангами в зеленой пустоте, подполковник весело произнес:
  - Вижу, что первый бой вы приняли на границе?
  - Так точно!- потирая свежий синяк на подбородке, подтвердил его вывод штабной майор.
  - И каков же результат? Можете не сообщать. Давайте, я пофантазирую? Заняв линию окопов в хорошем стиле Великой войны, вы были перемешаны с грязью и снегом массированным артиллерийским огнем русских...
  Потом на вас пошли русские танки! Пехоту вы сумели отсечь пулеметным огнем, так? Танки ушли в наш тыл, побезобразничали там вволю, потом они вернулись. Я имею в виду, их большая часть...
  Потом танки с пехотой пошли снова, после новой арподготовки... Ваше счастье, что по большей мере, русские стреляли по площадям, а не по вам! Танки прошли, пехота завязла...
  И так потом еще пару раз. Пока Kotov не погнал на вас в лоб, прямо на пулеметы, одну лишь пехоту, задавившую вас тушей...
   Бросив позицию, вы бежали... Так было дело?
  - Э-ээ... но мы... несколько... да, так.- Вынужден был признать правду поминутно краснеющий и бледнеющий майор.
  - Второй раз вы дали бой вот здесь, у Суммоярви... По тому же сценарию и с тем же плачевным результатом... А теперь...Кстати, а чем занят сейчас личный состав?!
  - Окопы копает!- пожал плечами майор.
  - Угу. Солдаты значит, ещё копают окопы, а штаб уже намылился драпать?...
  - Мы не... мы перемещали орган управления на дистанцию, предусмотренную Уставом...
  - Ага. Ага. План боя на сегодня?
  - Стоять насмерть, до последней капли крови! Ни шагу назад!!!
  - Неправильный ответ. Слушай приказ. Отставить копать окопы. Весь личный состав, за исключением боевого охранения, вооружить реквизированными топорами и пилами и бросить сюда: заваливать дорогу! Через каждые двадцать метров.
  - Но ...это же невозможно!... по дороге отходят обозы, и... беженцы!...
  - Это более чем возможно. Обозных лошадей увести всех до единой, все возы сжечь. Беженцы пойдут через лес.
  - Там не пройти! Там сплошной бурелом! Они же погибнут!
  - Погибнут, да. Погибнут многие. Но если их настигнет Kotov, то сдохнут все.
  - А наши раненые? Как быть с ними?!
  - Ходячих увести, лежачих добить.
  - Я... я отказываюсь!
  - Вы отказываетесь исполнять мои приказы?- ласково спросил Талвела.
  - Вы сумасшедший!!
  - Возможно. Но я ваш сумасшедший командир! - и с этими словами подполковник выстрелил майору прямо в лицо.
  - Кто еще не хочет исполнять мои приказы?- засовывая еще дымящийся 'Лахти' в кобуру, спросил Талвела побледневших штабных. - Так как же быть с ранеными?
  - Ну, есть разные гуманные способы... облегчить напрасные страдания... укол морфина?...,- пробормотал серыми губами капитан.
  - Вот и займитесь этим лично! - с веселой лаской сказал ему Пааво. - А что касается боя, то диспозиция будет такая. Встретим красных вот здесь, на опушке, массированным пулеметным огнем! Дадим им возможность развернуть из походных боевые порядки, благо, место для этого здесь достаточно... Еще малость потрепыхаемся, потом на лыжи - и дай нам Бог ноги! Лоб под русский обух мы подставлять не будем. Тяжелое вооружение разрешаю вам бросить... Скоро у нас будет достаточно трофеев.
  - Смысл? - не понял я.
  - Заставить противника развернуться из походного в боевой, потом опять в походный... затратят драгоценное горючее, боеприпасы, а главное, время! Время, Юсси, для тебя и твоих людей...
  Смотри. Вот мы здесь... берешь второй батальон, встаете на лыжи и...,- широкая синяя дуга обогнула красных с фланга и уперлась в линию границы: - Выходишь сюда. Первым делом, рвешь им проводную связь! Не просто провода режешь, а вырезаешь куски кабеля и уносишь с собой! На протяжении минимум двадцати километров!
  - У красных много радиостанций...,- осторожно вставил один из штабных.
  - Вы хоть когда-нибудь свой нос из штаба высовываете, кроме того, когда ходите в сортир? Посмотрите на небо! Там же Аурора Бореалис! Какая может быть радиосвязь во время полярного сияния?!
  После этого Талвела продолжил постановку задачи:
  - Затем, ты оседлаешь дорогу, завалишь её и жжешь там бензовозы! Бензовозы, ты меня понял? Ну, и все, что под руку попадется, продфураж, огнеприпасы, все... Это что у них в бывшем здании пограничного кордона, лазарет? Сожжешь и лазарет...
  - Пааво, ведь там беспомощные раненые...
  - Вот и хорошо. Беспомощных резать легко и даже приятно. Юсси, запомни - раненый выздоровеет, и от этого не станет менее красным! Лучше убить его сейчас, чем потом, когда он придет в полную силу...Но это детали. Сейчас речь о главном...
  ...Перехваченная радиокодограмма красных. Код расшифрован капитаном отдельного батальона связи К. Кискинненом, до войны - доцентом кафедры высшей математики Университета Упсалы (Швеция):
  ' Командарму Девять.
  Доношу, что 23.12.39 решил двумя батальонами атаковать севернее отметка 21 с задачей совместно с пограничниками сокрушить и уничтожить противника в районе отметка 21 и наступать Оулу.
  Атака началась 13-ноль успеха не имела. В указанное время полка НКВД нет пехота за танками не поднялась.
  В связи с самовольным уходом 2-го бна 146 СП района обороны противник видимо обошел наш открытый фланг.
  Настоящее время положение тяжелое продфуража нет раненых четыреста человек, лошади дохнут бензина нет отсутствием наливок большое количество комсостава выбито.
  Противник превосходящими силами фронта флангов и тыла переходит наступление. Для того чтобы выйти из боя не могу поднять матчасть. Настроение людей плохое вследствие того что последняя пайкодача была позавчера. Часть командиров дезертирует с поля боя уезжает назад тыл. Прошу срочной помощи и указаний. Котов Пархоменко'
   ... Мы брели, брели, брели по глубокому снегу, с трудом перебираясь через лесные буреломы, скользя и падая, спускались в долины узеньких и бурных речек, а потом с еще большим трудом, ползя на коленях, выбирались из них наружу... Первые лыжники торили лыжню, им было трудней всего. И через какое-то время я приказывал сменять их. И это время становилось все короче и короче, а привалы, на которых люди со стоном падали в рыхлый и пушистый снег, случались все чаще и чаще...
  Пропустив колонну мимо себя, чтобы проверить, нет ли отставших, я присел на пенек, только на малую секундочку... И лишь на чуть-чуть прикрыл глаза...
  Мощная плюха опрокинула меня на спину:
  - Юсси, не спи, не спи! Просыпайся! Давай уже вставай, а? Тебе помочь подняться? - голос Микки был нежен и заботлив.
  - Спасибо, дружище, не надо! Сам сейчас встану... просто я ...
  - Просто ты чуть не уснул. Вставай, сидеть нельзя... Мигом прохватит!
  Я посмотрел на парня. Было видно, что мороз и усталость тоже не пошли ему на пользу. Черты лица Отрывайнена заострились, вокруг глаз появились темные круги...
  Но и мои ноги уже не могли двигаться. Глаза закрывались сами, и я засыпал на каждом привале...
  - Дом! Впереди дом! - закричал кто-то спереди колонны...
  - Где же он? - удивленно спросили все.
  Мираж... Это был мираж!
  Мы пошли дальше, всех клонило в сон, усталость наваливалась снова и снова... Я опять на чуть-чуть смежил глаза и вдруг уткнулся носом в спину впереди идущего солдата... Я спал на ходу, и даже видел сон. Мне снилось, что я лежу в предбаннике сауны, накрытый махровой простыней, мне тепло, легко и приятно, бармен приносит мне свежайшее пиво и стопку бутербродов с копченым лососем...
  Иногда я просыпался, но приятные сновидения одно за другим окутывали меня... верно, во сне я проходил сотни метров! Другие солдаты потом рассказывали, что с ними было тоже самое...
  Внезапно я почувствовал запах печного дыма... Это топилась сауна! И я её явственно увидел. Свежесрубленная из желтеющих корабельных сосновых стволов, она была буквально в шаге от меня! За маленькими окнами приветливо светился красноватый свет керосиновой лампы, в сугроб возле резного крыльца была воткнута широкая деревянная лопата...
  - Вот он, смотрите! Наконец-то дом... , - прохрипел я.
  И увидел, что на его пороге стоит моя давно умершая матушка и приветливо машет мне рукой... Я затряс головой. Ничего. Опять мираж.82
  ... На дорогу мы вывалились просто неожиданно. Вот так, шли, шли, шли по бесконечному, заснеженному лесу, и наши белые, в маскхалатах, фигуры призрачно сливались с белесой пеленой... Еще за пятнадцать метров от дороги я даже её и не видел! И если бы не поистине звериное, природное, деревенское чутье нашего Микки, возможно, мы бы заблудились еще на первых километрах! И никогда бы не достигли нашей цели...
  Но мы все-таки наконец дошли, потому что стволы сосен вдруг расступились передо мной, и я просто вывалился на открытое место... Прямо передо мной вновь стояла неприступная стена дремучего леса. Но она была уже на ТОЙ стороне, за узкой, усыпанной конским навозом, залитой пятнами масла и бензина, истоптанной тысячами ног, сотнями гусениц и шин светло-коричневой полосой, которая возникала слева и уходила куда-то за горизонт, справа...
  А по этой полосе неторопливо шли шагом лошадки, запряженные в сани, доверху тяжко нагруженные прямоугольниками прессованного сена, возле которых устало брели закутанные в шинели возчики в островерхих шлемах...
  Увидев нас, возчики даже не испугались. Да и смешно было бы пугаться вываливающихся из леса один за другим измученных донельзя парней, которые с огромным трудом выбирались на открытое место из чащобы и тут же падали, хватая дрожащими от неимоверной усталости руками снег и прижимая его к побелевшим, обмороженным лицам...
  - Только без стрельбы! Не надо раньше времени...,- прохрипел я Микки.
  Он сквозь зубы просипел в ответ нечто вроде: Mene perseeseen tai yliopistoon! (И при чем здесь Университет? Вот она, неискоренимая зависть простолюдина к образованным, вроде меня, людям! Прим. Редактора.) , со стоном поднялся, сбросил лыжи и неуклюже захромал к ближайшему обознику, сочувственно смотрящему на него удивленными глазами.
  Ударив бородатого мужика рукояткой пистолета в висок, Микки с кряхтеньем присел на колени, устало достал из ножен на поясе простой деревенский пукко и, не особо даже торопясь, просто и буднично его зарезал. Будто поросенка у себя в хлеву заколол.
   Над дорогой возник нечеловеческий истошный крик, который быстро оборвался. Мои солдаты, забыв про усталость, кинулись на безоружных обозников, как стая волков. Они бежали, и их били ножами в спину. Они поднимали руки, и тогда их били ножами в грудь или живот...
  Кто-то, развлекаясь, вспорол опрокинутому на спину мужику живот, полез туда с ножом, вырезал кусок горячей, истекающей кровью печени и на глазах еще живого колхозника стал с веселым чавканьем её поедать, забавно пуская из уголков струйки смешанной со слюной крови...
  Но без стрельбы, увы, не обошлось. Увлекшись избиением бородатых младенцев, мы не заметили, как из-за поворота дороги показалась ладная фигура в полушубке, через плечо которого была переброшена самозарядная винтовка.
  Человек уверенно и быстро шел на лыжах, лишь только слегка раскачиваясь из стороны в сторону...
  Мгновенно оценив ситуацию, ни секунды не промедлив, человек вонзил в снег лыжные палки, сбросил с плеча оружие, присел на одно колено...
  'Тах! Тах! Тах!'- часто загремели выстрелы... И с каждым выстрелом падал один из наших солдат, кто навзничь, кто на бок... Бросив недорезанных обозников, солдаты в панике кинулись спасаться под защиту леса! И вся наша операция повисла буквально на волоске... Положение спас Отрывайнен. Он выхватил из висящего на поясе мешка гранату на длинной ручке, ловко подобрался со стороны подлеска к азартно расстреливавшему убегающих финнов красному лыжнику и швырнул её ему буквально под ноги... Короткий взрыв.
  Рассматривая зеленые петлицы на изорванной осколками шинели, Микки злобно сплюнул:
  - Проклятый убийца из NKWD! (Судя по всему, это был пограничник из отряда майора Львова, посланный им для установления утраченной проводной связи с группой Котова. Прим. Редактора)
  
  Перехваченная радиокодограмма красных.
  ' Доношу что 2/146 самостоятельно бросил фронт и прибыл в район расположения 305 СП. Отход 2 бтн произвел не под давлением противника мотивируя тем что батальон не ел четверо суток и не привезли еды на пятые сутки. Направлен для расположения в обороне с задачей прикрыть меня с юга рекомендовал варить хвою и пить отвар разрешил есть лошадей не выполнено уже съели. Прошу дать огонь авиации по переднему краю обороны противника район между ЮВ берегом озера Хатапала озеру Вазинниеми перед передним краем обороны по западному берегу противника для того чтобы прикрытием огня занять прежнее положение опушка леса и не допустить подхода резервов противника с направления развилка дорог. Атака опушка леса безуспешна. С РБ связался по телефону он находится впереди от меня 21 километрах потом связь прервалась радио не получается сильно трещит. Почему нет доставки продфуража четверо суток люди не ели и срочно доставьте мне штадив свежей ветчины паюсной икры и консерв (!) ананасов. Боеприпасы на исходе. Котов Пархоменко'
  
  ... Вначале ничего не произошло... Только с лап могучей, столетней сосны, достойной украсить собой на Рождество даже Сенатскую площадь в Хельсинки, в такт мерным ударам топора сыпался и сыпался мелкий, как мука, снег... Потом лесная красавица вдруг дрогнула, застонала, совсем как человек, не желая умирать... медленно, как во сне, накренилась, и с протяжным стоном, обрушивая вниз белоснежные лавины, рухнула на дорогу...
   Одновременно с другой стороны крест-накрест ей, с треском ломая ветви, рухнула огромная корабельная сосна. Деревья умирали, как финские солдаты, одно за другим, своими телами напрочь перегораживая дорогу.
  Со всех сторон, слева и справа, слышался мерный стук топоров и взвизг пил, орошающих снег желтыми мелкими опилками.
  Микки, радостно чувствующий себя в привычной ему обстановке лесосеки, метался от одного дерева к другому, показывая, советуя, поминутно упираясь в стволы плечом и оттаскивая за шиворот особо неумелых горожан, чтобы они не попали часом под рушащийся комель.
  Я нервно прохаживался взад и вперед перед завалом, посматривая, как приданные нам саперы из седьмого отдельного саперного взвода быстро и тщательно его минируют... Осталось только выбрать позиции для стрелков, вооруженных пистолетами-пулеметами 'Суоми', которые будут прикрывать минное заграждение на подступах к завалу.
  Внезапно я остановился, как вкопанный. На востоке, куда я послал вторую роту под командованием скучного и нудного, похожего на страдающего хроническим геморроем бухгалтера, которым, собственно, он и был до войны, фенрика Карла Лоусто, поднимался густой черный дым.
  Peijakas sentään! Говорил же я ему, когда он, сверкая круглыми очками, усаживался в трофейные, освобожденные от прессованного сена сани: не поднимай раньше времени тревоги! Дай нам завал сначала соорудить. Так нет. Хоть кол ему на голове теши...
  Да еще и нагло спросил меня, рыбья морда: а что ему делать с лазаретом красных? И что я ему должен был ответить, по-вашему? Сверни, мол, Гаагскую конвенцию в трубочку и засунь её себе в дупло? Поступай, говорю, как тебе твоя совесть велит... Так он зачерпнул с обочины горсть снега, протянул мне и говорит: Умойте себе руки, господин капитан! Как Понтий Пилат!
  Вот ведь идиот. Не зря о нем идет такая слава по всему батальону...
  ... 'Красная' лошадка, все так же, на манер нашего Сивки, помахивая хвостом, бодро рысила по дороге, периодически всхрапывая и косясь налитым кровью глазом на следы, оставшиеся после прохождения второй роты.
  Вот опрокинутый на бок фордовский грузовичок (ГаЗ-АА. Прим. Редактора), из открытой кабины свисает что-то лохмато-красное, которое клюет взлетевшая при нашем приближении ворона...
  Вот удушенный куском телефонного провода, прикусивший выпученный сизый язык связист, прикрученный к стволу дерева, провожает нас мертвым взглядом...
  Вот на перекрестке стоит, вкопанный по пояс в снег, пробитый насквозь, как копьем, обломанным дорожным указателем регулировщик...
  Видно, моя идея с переодеванием в шинели убитых русских обозников сработала целиком и полностью.
  Но пограничный кордон всё приближается и приближается, и вместе с ним приближается огромный черный столб дыма... Наконец, вдруг появляется и запах! Совершенно неожиданный здесь аппетитный запах поджаренного на гриле люля-кебаба!
  Дорога сворачивает за поворот и возница натягивает вожжи...
  Перед нами большая поляна на берегу круглого, как блюдце, лесного озера... На берегу длинный кирпичный дом с острой, покрытой черепицей крышей. Над высоким крыльцом бессильно повис белый флаг с красным крестом.
  На дороге, возле поднятого шлагбаума и деревянной полукруглой арки с надписью 'Tervetuloa Suomi !' жарко горят пять или шесть трехосных грузовиков, с огромными лопнувшими от жара цистернами вместо кузова.
  На левой и правой опорах арки распяты обнаженные женские тела, почему-то бордово-красного цвета... а слева и справа от них огромные дымящиеся кучи, от которых исходят струи пара, дыма и от которых несет ароматным запахом жареного мяса...
  Кучи содрогаются, мелко подергиваются, лениво шевелятся... временами тихо и жалобно стонут...
  Гуманный хельсинский бухгалтер не дал солдатам мучить медсестер и издеваться над ранеными! Он приказал привязать схваченных женщин к арке и обдать их крутым кипятком. А русских раненых фенрик велел вынести из здания, свалить в кучи... Облить бензином из захваченных бензовозов и поджечь. К сожалению, бензин прогорел слишком быстро... И русские умерли не все и далеко не сразу...
  Потрясенный, я смотрел на всё это, а мой Микки только судорожно гонял по щекам желваки:
  - Образованный, чо... оне, в очках, все такие...
  - Русские! Спасайтесь!! Русские идут!! - раздался истошный крик. К нам, со стороны русской границы, быстро приближался отряд лыжников, с зеленой окантовкой красных звезд на буденновках.
  Микки одним рывком развернул сани, вскочил в них и начал яростно нахлестывать лошадку. Бежать, только бежать...
  
  Из русских писем, захваченных нами в танке.
  'Я иду в разведку, я буду бить врага без промаха, где бы он не находился. Но назад ни шагу. За Родину, за нашу партию, за Сталина, умру, но врагу в плен не сдамся. Ком.одт. разв. А. Виноградов'
  'Здравствуйте, мои дорогие.
   Это письмо я пишу под аккомпанемент нашей артиллерии, которая посылает гадам 'гостинцы'. Пока жив и здоров, чувствую себя хорошо, уверен, что победа за нами. У финнов уже воинский дух сел, они уже стали сами приходить к нам и сдаваться. Видно, у них несладко. Что слышно у вас? Напишите что-нибудь о папе. Где он? Где вы работаете и чем помогаете фронту? А мы, бойцы-фронтовики, обещаем разгромить ненавистных финских фашистов, и на великом празднике Победы вместе (если буду жив) будем торжествовать.
  До свиданья, привет родным и знакомым, будьте здоровы, целую. Ваш сын Миша Блюмкин. С кем имеете переписку?
  Мой адрес: Действующая армия, полевая почта, 305-й стр. полк, рота связи, М. А. Блюмкину.'
  'А я знаете, что думаю? Я думаю, в какой еще армии мира бойцы могли бы вынести, чтобы по суткам на лютом морозе лежать в снегу, атаковать противника, пить замерзшую водку, ни разу не поспав под крышей а только на свежем воздухе и только изредка погреться у костра? Смешно вчера было: мы присели спать, а шинели были у всех мокрые. Утром встаем, а они у всех как балетные пачки, колом стоят! Вот мы линию неприступных укреплений прорвали фактически одной пехотой, взяли её! Даже финские дзоты остались не разрушенные. Конечно, наше командование дубовое, вся стратегия бить в лоб. Но мы с бойцами все одолели! Вы не думайте, я вам не политинформацию читаю, потери у нас такие, что... Но я не о потерях и не о командовании говорю, а про таких, как мы. Даже если меня убьют, я знаю, что у меня теперь есть сын, который вырастет таким же отважным, как мои товарищи, красные бойцы...' Мл. политрук Андрейко.
  ' Завидую я нашему замполиту. Он показывал мне фотографию молодой женщины, своей жены, с ребенком, а у меня тогда невольно возникала мысль: вот у замполита, если его, не дай бог, убьют, останется сын. Хоть какой-нибудь след в жизни! А что останется он нас, вчерашних школьников, фотография в семейном альбоме? И было мне тогда невесело. А за поляной была опушка, куда мы должны во что бы то ни было добраться. А где-то там невидимый противник, который нас видит и хочет любого из нас убить. У нас в роте много убило. Убит Саня Барский, очень домашний мальчик. Убит Анвар Ваньянц, здоровый, грузноватый студент, отец его полковник, но сына от Красной Армии не прятал. Он пытался вынести раненого командира роты, но пуля сразила его, когда он поднялся. Но меня не убьют, я это твердо знаю. Ну, может, только ранят. Я приеду в Ленинград и мы сразу же поженимся и 'купим' ребеночка.' Анатолий Деревенец.
  'Ты, Ирина, была моим лучшим другом, не удивляйся, так оно и было. Слишком серьезное сейчас время, чтобы шутить. Этому письму понадобятся две недели, чтобы добраться до тебя. И до тех пор ты уже, наверное, прочитаешь в газете о том, что здесь произошло. Не ломай себе надо всем этим голову, в действительности все выглядело совершенно иначе, и пусть другие докапываются до истины. Какое нам дело до всего этого? Я мыслил всегда световыми годами, чувствовал секундами. Здесь я тоже имею дело с погодой. Нас здесь четверо, и если бы и дальше все шло так, как идет, мы могли быть довольны нашим положением. Наши обязанности очень просты. Измерение температуры и влажности воздуха, высоты облаков и видимости. Если какой-нибудь тыловой чинуша прочитает то, что я пишу, у него глаза на лоб вылезут: как можно, раскрытие служебной тайны! Но что значит наша жизнь, Ирина, в сравнении с миллионами лет звездного неба? Сегодня прекрасная ночь, и прямо над моей головой сияют Андромеда и Пегас, и может так случиться, очень скоро я буду рядом с ними. Я доволен и спокоен, этим я обязан звездам, и среди них ты для меня самая прекрасная. Звезды бессмертны, а человеческая жизнь-песчинка во Вселенной. Вокруг все рушится, глупо и подло, по вине командира, гибнет целая армия, а мы четверо заняты тем, что ежедневно сообщаем данные о температуре воздуха и высоте облаков. В войне я понимаю мало. Ни один человек не погиб от моей руки. Я ни разу не выстрелил из моего пистолета. Но, насколько я знаю, противнику это будет безразлично. Конечно, мне бы хотелось еще, ну, хоть лет двадцать посчитать звезды, в добавок к моим двадцати пяти, только вряд ли это удастся. Но я счастлив, что в моей судьбе была ты.' Лейтенант Федоров.83
  
  Приказ командира группы.
  'Командирам батальонов и других частей довести до всех подчиненных, вплоть до каждого рядового, что в бою на оборонительной линии речь теперь идет о жесткой обороне. Противник обессилен, его линия снабжения перерезана, он истекает кровью. В этой ситуации единственный вариант- удерживать свои позиции, даже если противник на них ворвался. Даже прорыв танков противника через нашу оборону не должен повлиять на боевой дух наших частей, они должны твердо удерживать позиции и уничтожать идущую за танками пехоту. Части прикрытия до сего дня сражались с большим упорством и героизмом. Я верю, что мои части так же отлично выполнят свой долг за дело чести и независимости Финляндии, добив попавшего в капкан зверя. Командир группы подполковник П. Талвела'
  
  ... Внимательно и насмешливо поглядев на меня, подполковник Талвела, против ожидания, не сделал и даже не сказал мне ничего страшного. Напротив, он снисходительно похлопал меня по плечу и потом тяжело вздохнул...
  - Прости, Пааво! Я не оправдал твоих надежд... Готов понести любое наказание!- с горечью произнес я.
  - Господи, да причем здесь ты?! Это красные не оправдали моих надежд! Когда я подставил тебя у лазарета... да, да- не удивляйся! Подставил. Неужели ты мог подумать, что я буду толкать тебя, своего друга, на абсолютно бессмысленные зверства? Нет, мои действия были вполне осознанными. Сначала вы вырезаете лазарет. Потом красные пограничники, самая боеспособная часть русских войск, разносит тебя с твоими барашками в пух и прах...
  - Э-э-э... ну так и вышло, собственно говоря?- удивившись сверх меры, развел руками я.
  - Так, да не так! Pittu за воротник они вам навешали, но что они потом сделали с нашими пленными?!
  - А что они с ними сделали?- тупо переспросил я.
  - Вот то-то и оно! Они оказали раненым необходимую медицинскую помощь, всех накормили, угостили папиросами и отвезли затем в Валдозеро, где в течении двадцати четырех часов судили судом военного трибунала! Причем подсудимым был предоставлен финско-говорящий переводчик и бесплатный адвокат... Вот сволочи. И ведь как судили-то! Добро бы, если бы в каком-нибудь Ге-Пе-Ушном подвале. Так нет же! Открыто, в местном клубе... Тамошние карелы, как услышали про наши проделки, разом вытащили свои пукко и чуть было не настрогали подсудимых на щепочки прямо в зале суда84... Увы, конвой сумел отстоять.
  - А потом что?
  - Расстреляли.
  - Всех?!
  - Ах, если бы всех... Ах, если бы! - с тоской протянул Пааво.- Нет. Только непосредственно виновных. Остальным дали по десять лет... Адвокат, говорят, дрался на суде как лев, и отстоял всё-таки даже некоторых и виновных, за недоказанностью обвинения, сволочь красная! Ну и как мне после этого вести воспитательную работу?! Конечно, расстрелянных мы объявим Мучениками... Да и в красной тюрьме нашим парням, думаю, вряд ли поздоровиться, там таких забавников от чего-то не любят... Или наоборот, очень любят, но как-то весьма странно! (Ничего в этом странного нет. Даже древний философ Сократ... а! да что, с вами, гомофобами, разговаривать! При. Редактора) Но если бы их посадили на кол...Или хотя бы повесили прямо на месте прест... то есть боя... Увы.
  - А это что, плохо?! - взъярился я.
  - Очень плохо. Это значит, что у красных не все комдивы - Kotov....
  
  ... Мороз ощутимо щипал меня за щеки, не прикрытые, как у Пааво, черным вязаным подшлемником, закрывавшим все его лицо, с прорезями для глаз и рта. Вообще, как я заметил, подполковник предпочитал появляться на поле боя только с полностью закрытым лицом. Мне, он говорил, лишняя популярность вовсе не к лицу, я же не эстрадная певичка? Пусть все думают, что я пребываю в штабе за написанием грозных и исключительно благородных приказов...
  А те, кто думает иначе, у нас почему-то долго не живут. Как тот штабной капитан, обвиненный каким-то пронырливым журналистом в том, что тот самовольно, раньше времени завалил единственную дорогу, чем обрек на гибель от холода и голода десятки эвакуировавшихся мирных жителей! Да там и с нашими тяжелоранеными тоже вроде бы была какая-то мутная, очень нехорошая история... Которая так и осталась не проясненной. Вызванный на допрос в военную прокуратуру, капитан по дороге пал жертвой жестоких диверсантов из NKWD... Как мы об этом узнали, вы желаете спросить? Да кровавые упыри из Че-Ка сами расписались кровью на растерзанном трупе несчастного капитана: 'Smiert tchiort viosmy bielofinn! GPU!' Вот негодяи.
   А у Микки Отрывайнена после этого прискорбного случая появились неожиданно новенькие золотые часы... Интересно, а вот когда кровавые сталинские палачи доберутся до меня? Действительно, права древняя поговорка: во многих знаниях много печали. И на моей скорбной могилке можно будет написать самую простую эпитафию: 'Много знал'.
  Лыжи мерно шуршали по сыпучему снегу, в голубом небе сияло вокруг солнца оранжевое гало... Собственно, солнц на небе было целых три. К новому году морозец обещал быть знатным.
  Покрытые серебряным инеем березки расступились, и мы с моим дорогим другом вышли на широкую поляну, чье заснеженное безмолвие плавно переходило в гладь вытянутого в сторону противника лесного озера.
  На поляне строго в ряд стояли четыре пушки 1-го тяжелого артиллерийского дивизиона (Heavyti Artillery Battalion 1) ... Собственно говоря, передо мной была четверть всей тяжелой артиллерии нашей великой страны.
  Правда, если говорить честно, то к тяжелой артиллерии эти русские 107-мм орудия образца 1910 года, номера 8446, 2234, 7913 и 9116, весом 48 пудов и 25 с четвертью фунтов (вместе с замком), произведенных Обществом Путиловских заводов в 1916 году, можно было отнести только по нашей сирой бедности...
  Впрочем, русские, растянувшиеся на Национальном шоссе длинной, недвижной, застывшей в морозном отчаянии кишкой протяженностью аж 21 километр, здесь, где в тугой motti был зажат штаб дивизии и два батальона 305 полка, не имели и того! Только шесть полковых трехдюймовых пушек и десяток 47-мм piiskatykki на бронеавтомобилях...(Может, все-таки 45-мм? Научишься тут с вами читать всякую противную гадость. Прим. Редактора)
  Поэтому мы могли их расстреливать совершенно безнаказанно, как на полигоне. Ведь дальность действия наших гранат при максимальном угле возвышения в 37 градусов достигала 12500 метров.
  А вот русские 'полковушки' могли стрелять только на 6640 метров! (На самом деле, осколочно-фугасная стальная дальнобойная граната с взрывателем КТМ-1 имела табличную дальность 8550 метров, но вот были ли они в боекомплекте русских, или те стреляли гранатами старого образца, нам неизвестно. Орудия мы захватили, да... а вот снаряды, нет. Русские артиллеристы вели бой до последнего снаряда, потом выводили свои орудия из строя и брались за ломы и банники. Бессмысленный большевистский фанатизм. Прим. Редактора)
  Вдали, над кромкой леса, в голубом небе, блистала в лучах низкого солнышка серебристая hopea makkara.
  - Kotov, как глупый жадный дурак, греб под себя все, до чего он мог дотянуться!- показывая биноклем на аэростат, усмехнулся Талвела.- Даже вот воздухоплавательный отряд на станции Ленинград- Финляндский прихватил. И что, очень он ему помог? Что же он хочет оттуда увидеть? Свои отмороженные kalu?
  Услышав шутку незнакомого командира, батарейцы довольно засмеялись...
  Скоро запищал полевой телефон, зазвучали команды, и с грохотом первое орудие отправило свой смертельный гостинец нашим русским naapuri.
  А затем последовала первая корректура, основное орудие снова изрыгнуло короткий снопик огня...
  Я широко открыл рот. Если получена первая вилка, то сейчас будет залп!
  Да, я открыл рот... И через секунду я услышал истошный крик... в котором я с ужасом опознал свой собственный вопль.
  Потому что...
  Потому что всей своей кожей, всем мозгом своих костей я вдруг почувствовал такое знакомое, такое ужасное сверление воздуха... дрожание пространства, гул, как от приближающегося товарного поезда, чудовищную тоску... Это была ОНА...
  Огромный взблеск пламени. Чудовищный удар, сметающий все вокруг себя. Разлетающиеся вокруг стволы берез, мгновенно сбритых, как чудовищной косой. Улетающий ввысь, крутясь как юла, ствол ближнего орудия...
  Это была она. Страшная, небывалая, никем невидимая Aavetykki, Пушка-смерть, Пушка-призрак. Чей бессмертный расчет составляли бессмертные мертвецы...
  Четверть всей тяжелой артиллерии нашей великой страны перестала существовать.
  
  (Запись карандашом.
  ' - Дробь! - раздался в телефонной трубке спокойный и решительный голос подполковника Вершинина. (По барабанной дроби со времен бомбардира Петра Алексеева в русской артиллерии отменяется исполнение боевой задачи. Прим. Редактора) Изрядно, голубчик, изрядно! Цель накрыта и прекратила огонь!
  - Есть! - радостно ответил ему я и, опустив холодную трубку на аппарат, громко крикнул Сане Згурскому: - Стой! Записать: цель сто десятая, батарея! Подавлена!
  Подавлена, это вовсе не значит, что сейчас неприятельское орудие стоит, накренившись на одно подбитое колесо, а от него хромая, бредет вражеский артиллерист (или, уползает на четвереньках). Это просто означает, что вражеские орудия прекратили огонь. Либо меняют огневую позицию, либо у них там столбом стоит пыль и дым от наших разрывов. Во всяком случае, стрелять они не могут. Что, собственно,нам и требовалось. Ведь какой лозунг нашей артиллерии? 'Не убьем, так хоть запугаем!'
  Пехота наша, по -любому, будет нам изрядно благодарна.
  Правда, эта горячая признательность бывает исключительно навязчивой. Еще Лев Николаевич Толстой писал о необъяснимой тяге русских пехотных офицеров к артиллерийской стрельбе. Иной раз, просят стрелять буквально из пушки по воробьям! Правда, в этот раз цель у нас была достойная. Вражеская сорока-двух линейная батарея досаждала штадиву уже второй день. Как же было не вмешаться?
  - Накат штатный, давление азота в норме! - доложил Петрович, сноровисто приложив к специальному клапану на могучем, окрашенным в белый цвет цилиндре манометр. Потом добавил озабоченно: - Затвор открылся не энергично!
  Ну, это в общем и целом не беда... Скорее всего, просто загустела от мороза смазка на направляющих поршня или в казеннике. Лечение простое: 'Неполная разборка затвора. Забоины зачистить, грязь и густую смазку удалить'. Хуже, если ослаблена пружина запирающего механизма или погнуты выбрасыватели... Тогда деталь надо менять. Но этого добра у нас, тоже, слава Богу и товарищу Мехлису, теперь даже и в избытке. А уж про сальник мы и не вспоминаем. Новый директор 'Красного Треугольника' лично гарантировал, что резиновое уплотнение будет сохранять свои рабочие параметры до температуры минус семьдесят восемь градусов по Цельсию. Почему именно до такой? Это чтобы мы и в зимнем Оймяконе себя уверенно чувствовали. А иначе товарищ Мехлис твердо обещал всем инженерам завода отправить их в январскую Якутию, для проведения там натурных испытаний, причем поедут они туда с исключительно голыми задами. (Вот это и называется, необоснованные массовые репрессии. Прим. Редактора)
  Между тем батарейцы, пока орудие не остыло, густо покрывали по свежему нагару канал ствола и механизм затвора густым слоем смазки. Это изрядно облегчит последующую их чистку уайт-спиритом.
  А нам засиживаться некогда! Надо немедленно менять огневую позицию.
  Чумазый тракторист уже подводил к складывающимся станинам свой взрыкивающий тягач...
  Веселый Петрович уселся поперек сцепки, вытащил из ящика ЗИПа свою тальянку и бодро растянув меха, запел приятным, хрипловатым баритоном грозную боевую песню питерских рабочих дружинников, с которой они в пятом году шли громить царских жандармов:
  Крутится, вертится шар голубой!
  Крутится, вертится над головой!
  Крутится, вертится, хочет упасть,
  Кавалер барышню хочет украсть!
  Где эта улица, где этот дом?
  Где эта барышня, что я влюблен?
  Вот эта улица, вот этот дом,
  Вот эта барышня...85
  - Иван Петрович!- грозно сдвинула бровки Наташа, с зеленой санитарной сумкой на боку.- Не сидите на холодном, Вам вредно, у Вас ревматизм!'
  - Что это наш комбат ходит, руками размахивает, будто говорит с кем-то?- удивленно спросил один батареец у другого.
  - Отстань от человека! Может, у него и не все дома. Но командир он правильный...
  ... 'Возвращение с израненной 'Наташей' в Ленинград, откровенно говоря, я помню урывками... Вот, ругаясь, жалко угрожая незаряженным наганом, умоляя, только что не становясь на колени, я просто зубами выгрыз у измученного военного коменданта платформу и две теплушки для оставшихся в живых бойцов.
  Вот, наш поезд медленно пробирается по забитым вагонами путям, а сидящий рядом со мной боец со стоном показывает на них пальцем:
  - Смотри, смотри, командир... На передке, бывает, жрать нечего, а здесь просто завалы! Вон, смотри, туши мороженные, вовсе как дрова свалены! Да ведь это же просто вредительство...
  Медсестра, с бешеными от бессонницы воспаленными глазами, из пристанционного эвакопункта, с отчаянной наглостью подсаживающая в нашу теплушку тяжко пахнущих, несмотря на мороз, застарелой кровью и гноем, уважительных, пожилых тридцатилетних бойцов, которые деликатно сидят у печки, наотрез отказываясь лечь на нары, осторожно покуривают махорку только у приоткрытой вагонной двери, и из последних сил стараются никого не задеть своими костылями или гипсом, неуклюже пробираясь туда...
  Их неспешные рассказы...
  И еще неспешные толки...
  - А чо, у белофинн ДОТы точно что многоэтажные?
  - Сам не видал, врать не хочу... А парни баяли, что и пять, и шесть этажей есть. А купола сеткой покрыты, и броня на пружинах... А то вообще резиной обтянуты!
  - Это еще зачем?
  - Как зачем? Чтобы снаряды отлетали. Попадет наш снаряд в ДОТ, а его пружиной, или резиновым куполом и отбросит...
  - Брехня это...
  - Как же брехня? С первых же наших выстрелов мы узнали что такое эти ДОТы - донышки от снарядов и осколки летели назад к нам, ибо на них были резиновые купола. Я же сам это видел! Своими глазами! Как снаряды от белофинских резиновых куполов рикошетировали!
  - Ну вот ты и врешь, как очевидец...
  - А что, белофинны на лыжах, бают, горазды бегать?
  - Уж и не знаю, паря, что тебе на это сказать. Горазды ли?... Вот раз, было, сидим мы этак у костерка, концентрат гречневый в котелке варим... А горушка этак всё под уклон, под уклон всё... Сидим, значит, и ложкой пробуем, готово ли? Ага, чуем, вроде доходит... Аж слюной давимся. И только мы банку с тушёнкой в котелок высыпали, которую нам одну на троих выдали, как из темноты вылетает сверху на лыжах белофинн, на ходу хватает наш котелок и уносится себе дальше, в темноту! Мы ажно рты пораскрывали... Сидим, несолоно хлебавши, три колхозных долбоеба! Чтоб он там подавился нашей кашей, чертов гонщик... До сю просто обидно.
  - А я, мужики, дачу самого Маннергейма видел! На Карельском!
  - Ну и как она?
  - Да, ничо, так себе... У нас в Озерках у секретаря райсполкома дачка получше будет! А уж про директора Жилкомхоза я уж и не говорю! У него не дача была, целый дворец!
  - Почему, ты говоришь, была?
  - Да посадили его, подлеца... А на бывшей даче теперь детский садик.
  - Кого посадили, Маннергейма, что ли?
  - И его посадим, дай только срок.
  - А вот что ОН мин везде накидал, так это было да... Мы, как вошли, глядим: мать моя! Чего только нет. Везде там валялись в деревнях да на дорогах брошенные, как бы впопыхах, и велосипеды, и чемоданы, и патефоны, часы, бумажники, портсигары золотые... Бери, не хочу! Некоторые, умные, и велись. Стоило слегка сдвинуть предмет с места, как ба-бах! И ваших нет. Но и там, где, кажись, ничего не было, идти было шибко опасно. Лестницы, и пороги домов, и колодцы, пни, корни деревьев, лесные просеки и опушки, обочины дорог, как горохом, все были просто усеяны минами. Ну, понятно, некоторые бойцы и боялись идти вперед...
  - Ну а ты?
  - А чего я? Я барахольшиком николи не был, на что мне финские вещички? Мне дед говорил: подарунок завсегда без порток ходит. Я лучше своего добра наживу, а на чужом горе своего добра не сыщешь.
  - Ну, это ладно, а если на дороге мина?
  - Ай, я безглазый? С мины всегда проволочка торчит. Глаза разуй да под ноги смотри, и все дела...
  - Да как же ты сам тогда подорвался-то?
  - И на старуху бывает проруха. Пришли мы погреться в одну избу... Ничего, чистенько! Салфеточки там, беленькие. На столе радиво, машинка швейна, 'Зингер'. У моей бабы такая же... Печка топиться, голландка, с изразцами. А в углу, скажи ты - люлька, городская, с балясинками. А в ней малой надрывается, криком кричит... Голодный, чай! Где же, думаю, матка твоя, аль побили её? Эх, ты, сиротка моя горемычная ... Скинул я в момент сидор, хлеба мигом нажевал, руки сначала погрел, подошел к колыбельки... Да... Только я малого на руки взял... Так тут и взрыв. Лейтенант потом баял, там нажимной взрыватель был, от разгрузки сработал...Ну, вот мне ноги и того, малость оторвало. Жаль, младенчика то я не сохранил... уж такой лопушок был, такой беленьк... аах-х-х-х...
  - Сидор, эй, земеля, да ты чо?! Сидор...
  - Не тревожь ты его, паря. Гангрена у него была. Вишь, наконец преставился, болезный...Долго же он терпел. Отмучился ныне. Спи спокойно, русский солдат. На остановке мы тебя вынем...
  
  ... Прибыв на товарный двор Финляндского вокзала, я нашел представителя линейного отдела НКВД и, что называется, доложился по команде. Прибывшие с Литейного товарищи все остальное взяли на себя: пушку на Кировский, раненых в рядом расположенную Военно-Медицинскую, бойцов в санпропускник и в казарму, меня в Кресты...
  Где я был насильно: раздет, вымыт под душем, накормлен жидкой и горячей пищей, больно уколот в бедро и уложен спать.
  Когда я очнулся на вторые сутки, то меня опять насильно потащили к врачу, который долго бил по коленке резиновым молоточком, колол иголками, рисовал на животе холодным стальным перышком какие-то витиеватые узоры. Оставив наконец меня в покое, но только после того, как отсыпал мне целую горсть каких-то пилюль, врач вручил мне толстенный блокнот и велел писать, что придет в голову... Разгружать, так сказать, психику...
  Вот, пишу.
  Наташин комсомольский билет, залитый бурой кровью, в отдел учащийся молодежи Кировского райкома я сдать так и не сумел. Потому что на двери висело объявление, простое и краткое: 'Райком закрыт. Все ушли в Комсомольский лыжный батальон'. На ступенях райкома сидела женщина средних лет, и тихо плакала:
  - Васенька, Васенька... Куда же ты, родной... Ты же у меня совсем не умеешь ходить на лыжах...
  Зашел в родную школу. Секретарша Сарра схватила меня за рукав, затащила в учительскую и долго плакала, осторожно гладя меня по плечу, повторяя:
  - Володя, да ты же стал весь седой... Что же с тобой война проклятая сделала...
  А директора уже я не застал: он ушел добровольцем в армию.
  Дома у меня все хорошо. Анюта привычно, по доброму, по домашнему меня отругала, но делала это как-то вяло, без огонька... Поиграл с ребенком, оставил все деньги, которые выгреб из кармана, поцеловал жену и навсегда ушел из странно опустевшей, притихшей коммуналки.
  Отметил странную особенность: кондукторы в ленинградском трамвае не брали с меня денег...
  До отъезда на фронт жил в цеху, возле пушки. Спал на верстаке, где рядом на таких же верстаках спали слесаря, круглые сутки без отдыха ремонтировавшие наше орудие.
  А потом в цех, в окружении холуев и прихлебателей, сияя орденами на перекрещенной ремнями груди, вошел рыжеватый, наглый, барственный комдив ('Нос крючком, голова сучком, жопа ящичком'.), по слухам, личный знакомый товарища Сталина, и предложил дальнейший цикл испытаний проводить в его Группе. По программе, видите ли, теперь надо было испытывать орудие возкой по пересеченной местности. А комдив собирался именно маршировать, быстро и энергически... По принципу: Пришел. Увидел. И ... обосрался.
  Вот так я и оказался в группе комдива Котова... Чтоб он сдох, БаринЪ.
  
   ... - 'Финляндия - это иллюзия!', это не я сказал, а Леонид Андреев. - Тихий, стеснительный юноша вполне питерского, чисто интеллигентного вида задумчиво смотрел на проплывающие мимо приоткрытой вагонной двери тяжелые лапы елей... Вот это и называется, дежа вю! Было, было... Три недели назад мы вот так же ехали на фронт, и все тогда еще были живы ...('А что, мы сейчас не есть совсем живы?'- не очень грамотно строя в волнении фразу, спросил Ройзман. 'Да успокойся ты,- утешил его мудрый Петрович. - Кое-кто еще и при жизни протух...')
  - Да, иллюзия... Но для русского художника она была иллюзией прекрасной. Финн для нас был чужим, но не враждебным, как тот же швед, к примеру... Скорее он был пушкинским 'убогим чухонцем', серым, но честным, чистым, но бедным...
  - Ага, бедные они..., - с ненавистью произнес я.
  - Увы, они такие, какие есть! в коллективном сознании северян есть то, что можно назвать 'северностью'. Эта северность, по мнению одного нидерландского исследователя, проявляется в культурной идентичности, в менталитете. Повторяя Монтескье, ван Баак пишет, что холодный климат делает сердца сильными и храбрыми, а характеры - уверенными, откровенными и... до крайности жестокими и подозрительными. Однако, отметим, что финны веками жили рядом с русскими, заимствуя у них даже слова своего родного языка: от самых простых, серп - sirppi, сапоги - saapas, окно - akkuna, ложка - lusikka, лужа - luosa до самых важных, таких как, например грамота - raamattu или крест - risti... У простого финна никогда не было ненависти к русскому, русский не был для финна поработителем, злым надсмотрщиком... А вот русские всегда относились к финнам чуть снисходительно, несколько свысока... Потому что и страны-то таковой, Суоми, и в помине не было! Было Великое Княжество Финляндское, которое переходило из рук в руки, как разменная монета... Простому финну, как раз, это было абсолютно по kyrpä! А вот финская интеллигенция, испытывая комплекс национальной неполноценности, стала себе придумывать Великую Финляндию...
  И интеллигентный юноша, покраснев, сказал нехорошее слово: - Дураки.
  - А зовут-то Вас как?- осторожно спросил его я, уже с тоской предчувствую ответ.
  - Александр Иванов... но можно, просто Саня...
   ... Дверь вагона резко распахнулась. Внизу, на рельсах, не доставая крохотной головенкой с выпученными от усердия глазами, стоял порученец комдива...
  - Замполит где?!- фальцетом пропищал он.
  Ройзман поднялся с нар, элегантно потянулся, поправил фуражку с высокой тульей:
  - Я замполит!
  - Успокойтесь, Исаак Абрамович,- положил ему руку на плечо подполковник Вершинин. - Он нас не видит...
  - Почему это? - удивился немецкий комиссар...
  - Да уж так! Полагаю, что нас видят только хорошие люди...,- пожал плечами русский офицер.
  - Правда-правда! - подтвердил Петрович.- Уж как я в цеху не изгалялся перед мастером, ан нет! Не видит он меня и в упор, да и шабаш. Впрочем, он меня и при жизни-то не особо замечал... А вот только зашел я в шалман, как буфетчица Клава тут же налила мне стопарик беленькой, накрыла кусочком черного хлебушка... Душевно мы с ней посидели!
  - Я замполит..., - стеснительно произнес новенький Саня.
  - К Командующему Группы!- с пиететом и придыханием произнес штабной.
  Да, Котов не мог назвать себя командиром корпуса... Потому что корпусное управление образовано не было. Более того, 163-я Стрелковая ему даже не была подчинена! Да что там. Она не была Котову и придана... Она его только поддерживала (понимающий штабные заморочки эту коллизию легко оценит)... И потому Котов с презрением ею вообще никак не управлял. В результате у нас был вовсе не корпус из двух дивизий, и не две дивизии, а дивизия и еще одна дивизия...
  Вы понимаете, корпус не есть сумма силы двух дивизий, это сумма сил двух дивизий в квадрате! А у нас получился минус... Две системы снабжения, две системы линий связи... Да что там! И свою-то дивизию комдив сумел ИСКРОШИТЬ даже не на полки, а отдельные роты и батальоны, которые героически дрались сами по себе, как растопыренные пальцы. А белофинны били нас кулаком. Крепко сжатым кулаком.
  - Знаете, Саня, а я с Вами пойду...,- подхватывая шинель, сказал я. - И не спорьте! Если бы Вас в политотдел вызывали, где у Вас свои, замполитовские дела, меня и не касающиеся, то вот Вам Бог, и скатертью дорожка...А Котов ... короче, я с Вами!
  - Очень обяжете...,- пролепетал Саня.
  ... В штабном жарко натопленном 'международном' вагоне, который, надо полагать, раньше ходил как не в самой 'Красной Стреле', за полированным столом сидел комдив, почему-то в полосатой матросской фуфайке (Её русские называют 'тельняшкой'. Очень эротично. Прим. Редактора) и командирской зимней фуражке.
  Растопырив рыжие тараканьи усы, Котов грозно произнес:
  - А-а-а, замполити-и-ик... Ты -то мне и нужен! Говорят, ты по фински малость понимаешь, а?
  - Немножко понимаю. Я доцент факультета скандинавских языков...,- тихо ответил Саня. Вот это да! Я-то его за студента-старшекурсника принял...
  - Ну, доцент,- усмехнулся Котов, - прочти, что тут написано, а? А то мы тут люди-то все простые, в гимназиях не обучались...
  Саня взял со стола лист бумаги, внимательно его осмотрел:
  - Написано по фински...
  - От молодец, а? Выкрутился, доцент! А я-то, глупый, думал, что по китайски... Прочесть сможешь?
  - А надо?- еще тише произнес замполит.
  - Читай вслух! - по барски развалившись на диване, Котов откинулся на бархатную спинку. Предложить присесть нам он даже и не подумал...
  - Да. Написано по фински. Но не финном, а скорее шведом. Причем человеком явно русскоязычным, который изучил финский язык уже в зрелом возрасте... Ну, сначала тут идут одни ...э-э-э... диффамации...
  - Чего идут?- удивился Котов.
  - Ну, преамбула, нечто вроде: 'Комдиву Котову, холощеному коту, аки лев рыкающему...'
  - Читай суть!- сверкнул глазами Котов.
  - Хорошо, читаю суть...Вот:
  'Ты, тупая усатая... э-э-э... женский половой орган... не человек, а шаблон. Возьми нашего старорежимного сверхсрочнослужащего унтер-офицера - и это будет высший уровень твоего, Котов, военного и политического развития. Но между моим унтером и тобой, Котов, огромная разница! У старого унтера была сознательная любовь к Государю Императору, Царю- Батюшке, к России-Матушке, к Армии, своему Полку, такая же сознательная и деятельная любовь к своей роте, забота о людях своего взвода, была смелость, желание проявить инициативу и один только страх - не сплоховать бы! У тебя ничего этого нет, Котов. Ты какой-то автомат, а не человек, с вечной боязнью ответственности, с ограниченными казенными рамками мышления, с каким-то дико схоластическим понятием службы... Ты, как и все красные, боишься своих же подчиненных, вместо товарищества в вашей среде одни соревнования по доносам... Ты дурак, подлец и трус...'
  - Хватит!- грозно распушив усы, взревел Котов.- Кто подписал?
  - Подполковник Пааво Талвела, Оулу, 16 декабря 1939 года (Ничего не понимаю! В это самое время П. Талвела служил в Интендантстве, в Хельсинки... Или не в Интендантстве? Меня гложут смутные сомнения! Прим. Редактора)
  - Ворвемся в Оулу, я этого мерзавца... его приведут ко мне, а я его ногой по морде, по морде! - сладострастно простонал комдив.
  И они таки встретились, но не так, совсем не так...
  
  ... На станции, возле водокачки, трибунал судил бойца. Обвиняли красноармейца Горького в преступлении, предусмотренном пунктом 'а' параграфа 14 статьи 193 УК...
  - Гражданин обвиняемый, вам понятен смысл этой статьи?- грозно спросил председатель трибунала, пожилой военюрист второго ранга.
  Красноармеец только печально покачал головой.
  Председатель терпеливо пояснил:
  - Ст.193 (14) УК РСФСР 1926 года гласит: 'Противозаконное отчуждение, залог или передача в пользование выданных для временного или постоянного пользования предметов казенного обмундирования и снаряжения (промотание), умышленное уничтожение или повреждение этих предметов, равно нарушение правил их хранения, влечет за собой... короче, мало тебе, сынок, не покажется. Где твои сапоги?
  Красноармеец только пожал плечами.
  - Ты, рассукин сын, Присягу трудовому народу давал?
  Красноармеец в ответ горестно вздохнул.
  - Что Присяга говорит? 'Всемерно беречь военное и народное имущество'. Вот! Беречь! Эта обязанность относится, прежде всего, к имуществу, которое выдавалось военнослужащим во временное или постоянное пользовании при прохождении ими военной службы. Преступные отношения к этому имуществу образует специальный состав воинского преступления, предусмотренного данной статьей. Понятно?
  - Про поезд я ничего не...
  - Про какой поезд?!- грозно спросил военюрист.
  - Ну, про состав...
   - Ты что мне тут ваньку-то валяешь? Короче, учитывая военное положение, и то, что поезд... тьфу ты, состав... ладно. Могила готова?
  - Погодите, товарищи...,- тихо и жалобно протянул политрук Саня. - Разрешите мне буквально два слова... Товарищ... Извините, гражданин красноармеец, ты что, струсил? Не хочешь в бой идти? Надеешься, что тебя босым в бой не пошлют?
  - Товарищи...,- всхлипнул красноармеец, вытирая с лица злые слезы. - Да вы что, милые вы мои? Да что вы такое говорите-то? Самим-то не стыдно? Да я босиком пойду, мне-то что!
  - А сапоги твои где? Пропил, что ли? - грозно сдвинул брови военюрист.
  - Мы этим не балуемся! - солидно пробасил Горький, сдвинув белесые брови. - А сапоги я матке отдал...
  - Какой еще...
  - Да моей. Она тут прибегала, с Лав-Озера, тут недалеко, полсотни верст... Меня увидала, говорит, скидай сапоги, дай для младшеньких обувку, а то им весной в школу бегать не в чем...Нас-то оглоедов, у ней пятеро.
  - Вот дела! А ты как же сам, без сапог-то?
  - Да на што они мне, брезентовы? Я вон куль рогожный расплел, а кочедык у меня завсегда с собой в сидоре... В чунях, оно куда способней. До обеда уж и сплел бы, коли б вы меня зря не дергали...
  - Товарищи военный трибунал, мне кажется, товарищ боец не врет!- тихо и деликатно, но твердо сказал политрук Саня. - Прошу вас его строго не судить! Я лично беру его на поруки...
  И дали бойцу Горькому десять лет, с отсрочкой исполнения приговора до конца боевых действий.
  И когда нас первый раз прижали белофинны, и политрук Саня в рост, не кланяясь, ходил под пулями, только лишь поминутно наклоняясь над зарывшимися в снег бойцами, осторожно трогая их за плечо и говоря им тихо, деликатно: 'Товарищ боец! Пожалуйста, будьте так любезны, встаньте...Надо встать!' красноармеец Горький первый встал на его призыв...
  Я потом видел красноармейца Горького. Лежит на обочине, такой маленький и щуплый ... шапка в сторону отлетела, руки в стороны раскинул. На ногах самодельные, аккуратно сплетенные лапти.
  
  ... - Ты что, тупо-о-о-ой? - комдив Котов, на глазах всех собранных командиров частей (я присутствую, как командир отдельной батареи) стучит согнутым пальцем по высокому лбу начинающего лысеть полковника. - Я тебя еще раз спрашиваю, ты тупой, да?
  Однако Котову совершенно не интересен ответ бледнеющего (кроме багровых пятен на скулах) начальника штаба дивизии. Он, ядовито ухмыляясь, пошло посверкивая золотым зубом, как привокзальная чикса ('С Вашего позволения, все-таки шикса. Это раз, а во-вторых, любая, даже самая дешевая девушка после сравнения её с Котовым убилась бы головой об стену!'- поправляет меня дотошный Ройзман) поворачивается к опозоренному полковнику спиной. Вразвалочку, по-кавалерийски косолапя и загребая снег серебряными шпорами, подходит к позолоченному креслу, стоящему на расстеленном прямо на снегу мохнатом ковре. Садится, закинув ногу на ногу, начинает с прищуром рассматривать нас, стоящих перед ним по стойке смирно.
  Потом продолжает, но так, будто презрительно сплевывает слова через губу:
  - Какая еще там головная походная застава? Какая там боковая? Я Котов! Ты меня понял, дурачок? Повторю по буквам: К-О-Т-О-В. Меня вся Красная Армия, да что там... меня вся Европа знает! Все враги трепещут одного моего имени! Бело-Финны от меня просто бегут... И правильно делают! Потому что Котов шутить не любит! Котов пройдет по белякам карфагеном! ('Что он сделает?- переспрашивает тугоухий артиллерист Петрович. - Автогеном пройдет? Это, действительно круто!') Котов - краса и гордость Страны Советов! Вот, посмотри, - и комдив гордо выпятил грудь - у меня два! ДВА! Ордена Красного Знамени! ( 'А вот у кого он второй орден украл?- задумчиво произнес Лацис. - Вот внимательно присмотритесь: на втором по счету Ордене снизу должна быть белая планочка, а на ней цифра 2 , или 3, или, как у Семена Михайловича, 4... А у Котова висят два ОДИНАКОВЫХ ордена? Интересное кино?') А у тебя, гляжу, воблый ты глаз, даже медальки 'ХХ лет РККА' нет? У тебя вообще орденишко-то хоть один есть? А? Завалященький самый, за лизание задниц? - глумясь, продолжал комдив.
  - Есть.- очень скромно сказал полковник. - У меня есть Императорский Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия Четвертой степени...
  - Ах, имера-а-а-а-торский..., - протянул Котов. - Так, значит, по царским временам тоскуем, ваше благородие, а? А вот мы ваших благородиев в дугу гнули, да-а-а-а.... И тебя я, воблый ты глаз, тоже в дугу согну... Вот сейчас встанешь ты, кавалер, отличивший себя в бою особливым мужественным поступком, по присяге, чести и долгу своему, на колени! И мне, красному герою, будешь сапоги целовать!
  - Нет. - тихо и непреклонно произнес начальник штаба.
  - Ась, не слы-ы-ышу? - шутовски приставив ладонь к уху, переспросил Котов.
  - Я могу встать на колени и поцеловать. Только Боевое Знамя. - совершенно спокойно, даже как-то равнодушно сказал полковник. ( 'Хорошо сказал.' - отметил подполковник Вершинин.)
  - Вот тварь! - удивленно произнес Котов, когда уродливый, пучеглазый карлик-порученец Медведко вытаскивал, подпрыгивая от желания угодить комдиву, оружие из кобуры теперь уже видимо, бывшего полковника. - Все вы тут твари! Иду я тут к своему салон-вагону, вижу, один боец вовсе без сапог, сидит, лапти плетет. Я его по матушке, а он меня - по моей... Расстреляли уже, поди, мерзавца! И этого тоже, тоже... В трибунал его, сволочь белогвардейскую... Расстрелять! А вы все, что стоите? Бегом в подразделения! И вперед, вперед, только вперед! Иначе... Всех в трибунал!
   - А что, ребятки...,- задумчиво протянул Петрович.- Гляжу это я на энтого дурака, и сдается мне вот что. Ты, Иваныч, конечно, не расстраивайся шибко, но... Думается мне, что пора и вам с нашим новым Саней потихоньку собираться.
  - Да! - поддержал его комбат.- А не провести ли внеочередную санитарную обработку личного состава? Белье бы надо Вам чистое одеть...
  - Верно, верно...,- отметил комиссар Ройзман. - Камрады будут довольны! Тем более, что время у Вас на это есть...
  Действительно, колоссальная пробка, стремительно образовавшаяся на шоссе, где в четыре ряда встали насмерть танки, машины, пушки, тягачи 'Комсомолец' с брезентовыми тентами в виде острокрыших домиков над сиденьями для расчета позволяла не только попариться в бане, а даже её и построить!
  Наши батарейцы мигом разбили палатку, накалили в костре гранитных валунов, закатили их под брезентовый полог, принесли кипяточку, плеснули... Зашипело, обдало горячим паром...
  Самым последним, в уже остывшей бане, мылся наш стеснительный политрук Саня. Стеснение его происходило от синей татуировки на узкой и впалой груди, которую он, как Бернадот, ужасно стыдился. (У Бернадота, бывшего революционного наполеоновского генерала, ставший шведским королем, было наколото 'Смерть королям!' А у филолога Иванова - Vae!86 - коротко и непонятно. )
  Бойцы надели чистое белье, и на душе у многих хотя бы в этот вечер стало спокойнее...
  Ночью к штабной колонне, замершей в мертвой пробке, неслышимые за рокотом моторов, которые невозможно было заглушить, чтобы не заморозить двигатели, первый раз подползли белофинны, зарезали часовых и забросали штабные фургоны гранатами...
  Комдив Котов не пострадал.')
  
  Запись чернилами, почерком Юсси:
  Впервые за все время моего печального знакомства с Талвелой я увидел его таким.
  Я видел его всяким: сосредоточенным, задумчиво склонившимся над картой; печальным и грустным в те редкие минуты, когда, как ему казалось, его никто не видит; улыбающимся своей особенно ласковой и доброй улыбкой, от которой на душе у видящего её становится жутко и мерзко...
  Но сейчас подполковник выглядел настолько непривычно, что я просто диву давался!
  На лице Пааво как-то блудливо гуляла неуверенно-трусливая подленькая улыбочка, как у скользкого привокзального сутенера. Наш грозный командир угодливо сгибался в полупоклоне, мелко семенил, сопровождая чванного, надутого типа, похожего на напыщенного, страдающего геморроем педераста. (Ну вот, опять. От чего не написать просто: напыщенного? Прим. Редактора)
  - Вот, разрешите вам представить, господин...
  - Виккерс! Он может называть меня господин Виккерс, дружище...,- не вынимая из уголка губ ароматную сигару, пробормотал незнакомец. Ничего дружелюбного в слове 'дружище' я не услыхал.
  - Слушаюсь! Господин Виккерс, разрешите вам представить нашего лучшего, самого отважного и толкового офицера, капитана Суомолайнена!
  - То, что он лучший, так это и понятно... За свои деньги, дружище, я имею право требовать только высший сорт! Но... зачем так сложно? Суомо... это долго и неудобно! Я, любезный, буду звать вас Финн! Вам это понятно?
  - Не понимаю, господин Виккерс, зачем вам вообще меня куда-то звать? - окрысился на незнакомца я. - Я вот он, стою перед вами... пока! А засим, разрешите откланяться, служба-с...
  - Э, Юсси, постой, горячий финский парень...,- зашептал мне на ухо подполковник, крепко ухватив меня за локоток.- Брат, выручай, а? Это не просто господин, а ого-го какой господин! представитель наших доблестных союзников...
  - Да шел бы он лесом? Фамилия ему моя не нравится, скажите пожалуйста? ('Будто она мне нравится!'- про себя добавил я.)
  - Ну ты понимаешь, большая политика... Сам Барон просил!- поднял Пааво вверх указательный палец.
  - А! Ну, если сам Барон... а что просил-то?
  - Да как обычно! Оказать всемерное содействие...,- пожал плечами подполковник.- Так что ты с сего числа поступаешь во временное распоряжение господина бригад... господина Виккерса.
  - Слушаюсь. А что этому недо-генералу вообще нужно? Надеюсь, в круг его интересов входит только обычный деловой туризм военно-прикладного характера? ну, там, пострелять по русским фазанам, потом выпить рюмочку самогона и посетить сауну?
  - Ах если бы! Тогда бы я тебя и не беспокоил... Его интересует русская Aavetykki.
  - О! это очень просто... Надо только притащить поближе к motti что-нибудь из оставшейся нашей тяжелой артиллерии, малость пострелять... Если у русских еще остались снаряды, то , думаю, они его удовольствие немедленно удовлетворят.
  - Ты не понял. Господину Виккерсу нужна сама Пушка-призрак, желательно исправная и со всей документацией.
  - А Kotov ему не нужен? Исправный, с небольшим пробегом... В отличном состоянии!
  - Нет, ему нужна только пушка... причем именно эта. На любые иные варианты чертов Виккерс не согласен.
  - Вот дела? Да что же, я ему её перекуплю, что ли?
  - Юсси, ты гений! Ведь это же нормальный, цивилизованный вариант?...
  ... Держа в дрожащей руке самодельный белый флаг, я медленно, стараясь не делать резких движений, приближался к дороге.
  На ней, засыпанные снегом, стояли колонной замершие без топлива русские Vickers-vaunu87, развернувшие свои оставшиеся без снарядов пушки в сторону опушки леса; рядом с распахнутыми печально дверцами замер грузовик, в кузове которого бессильно задрал вверх стволы зенитный пулемет, а вокруг него из-под снежка желто поблескивали целые курганы стрелянных гильз; у морды убитой лошади лежит сломанная гитара (а у лошадки сзади уже вырезано пол туши...конину, что ли, они тут едят? Фу, какая гадость...88)
  Между машинами виднелись снеговые ямы, закрытые сверху на манер шалашей жердями и еловыми лапами. Из этих ям смотрели на меня почерневшие от усталости, обмороженные юные лица русских солдат.
  Мне навстречу вышел худой, очень молодой русский офицер, на рукаве шинели которого была нашита красная звезда:
  - Политрук Иванов! Вижу, Вы собираетесь нам сдаться?- на прекрасном финском языке нагло спросил меня он.
  Я аж от неожиданности оторопел...
  - Да вроде нет... это Я хотел вам предложить...
  - Переговоры закончены. Нам это не интересно! - сухо промолвил Иванов.
  - Нет, нет... погодите...,- невнятно забормотал я, переходя на русский. - Вы не поняли! Мы предлагаем вам почетно, с оружием и знаменем в руках, уйти к своим! Но всю тяжелую технику вы нам оставите, в исправном, разумеется, состоянии...
  - А всю техническую документацию на эту технику Вам часом не оставить? - с интересом спросил меня политрук.
  - Да, да! Конечно, оставить! И если кто-либо из технических специалистов захочет... ну, вы меня понимаете... то мы...
  - Бочка варенья и корзина печенья! На меньшее я не соглашусь. - Твердо и совершенно серьезно вполголоса сообщил Иванов.
  - Что? А, шутка... ну да, конечно, мы готовы снабдить вас продуктами на дорогу, теплой одеждой и ...да! Мы вам денег дадим!
  - Ух ты! - обрадовался политрук. - Настоящих?
  - Конечно, настоящих! Хотите, финскими марками, хотите, мы заплатим вам иной валютой...
  - Валютой, это очень хорошо! А непальские пайсы у вас есть?- с энтузиазмом потер руки русский.
  - Чего? - не понял я.
  - Ну, монеты такие, квадратные! С дыркой посредине.
  - Зачем с дыркой?
  - Видимо, чтобы деньги в связки вязать?- предположил Иванов.
  - Нет, пайсов нет... но зато есть фунты стерлингов!
  - Очень жалко! Но фунты стерлингов у меня в коллекции уже, конечно, имеются. Так что гибнет наша коммерция...
  - Не понял?
  - Да чего тут не понять-то! Суккси виттуун89...,- и политрук мило покраснел.
  Одного я так и не понял: но почему ТУДА мне надо обязательно ехать на лыжах? Это что, у него такой юмор, что ли?
  
  Запись расплывшимся карандашом
  (' - Раненые умирают.,- тяжело вздохнул политрук Саня. - Может, мы попробуем как-нибудь с белыми договориться, чтобы они их пропустили, а? Гаагская конвенция... как же там? Стороны обязаны обеспечить защиту, уход и гуманное обращение с ранеными и больными военнослужащими неприятельских армий, а также обеспечить покровительство и защиту санитарным формированиям (транспортам, госпиталям и санитарным отрядам), бомбардировка и обстрел которых категорически запрещается. Лица, входящие в состав санитарных формирований, при захвате противником, не являясь военнопленными, должны пользоваться обращением не менее благоприятным, чем последние, и должны быть немедленно отпущены, как только это позволят обстоятельства...,- наизусть процитировал начитанный политрук Иванов.
  - Угу.,- мрачно ответил ему я.
  - Да уж.,- не менее мрачно согласился он.
  Тускло коптил кусок телефонного провода, освещая наши осунувшиеся лица... Сегодня каждому выдали по небольшому куску жесткой вареной конины... и все. Потому что перебои с продуктами начались еще задолго до того, как нас тут в котел зажали.
  'Эх, Ройзман, где твои крабы?'- печально подумал я. И тут же вспомнил сваленные под откос сизые бараньи туши, которые лениво клевали обожравшиеся вороны.
  Кстати, конина тоже стремительно заканчивалась. Дивизия -то у нас не простая, а механизированная! Лошадей совсем мало, и то, в полевом банно-прачечном отряде...
  День, максимум два... и есть станет совсем нечего. Бойцы потихоньку начали варить кожаные ремни. А в штабе у Котова уже давно закончилась икра и ананасы... да, всем сейчас тяжело.')
  Перехваченная радиограмма красных:
  ' Положение тяжелое, помогите всеми средствами. Путь отхода отрезан, пробиться не могу. Сообщите, когда и будет ли помощь. Котов, Пархоменко'
  Ответная радиограмма ?0103.
  'Положение на Важенваарской дороге остается по- прежнему тяжелым. Дорога завалена. Восточная группа, в том числе полк НКВД, пробиться к вам не может. На первом километре от госграницы идет бой. С нашей стороны введена артиллерия и одна стрелковая рота. На автомашинах перебрасываются пограничники. Но на пятом километре противником взорван мост. Авиация боевые вылеты не производила, прогноз погоды на ночь и на завтра плохой. На ваш вопрос: оставить матчасть и пробиваться, Военный Совет санкции дать не может без разрешения Ставки.
  Чуйков, Фурт'
  
  Запись расплывающимся карандашом на полях.
  
  (' ... Они опять пришли под утро, когда истомленные бойцы пытались забыться от голода и холода тревожным сном. Вокруг нас началась ожесточенная, накатывающаяся волнами стрельба. Стреляли из 'Суоми', выпуская буквально тучи пуль, до истощения круглых магазинов... Они хотели прижать нас к снегу, запугать, подавить... Но навстречу медленно-медленно летящих к нам оранжевым жучкам трассирующих пуль редко, расчетливо, считая последние патроны, хлопали карабины наших.
  - Ну что, пора? - спросил меня Петрович, с усмешкой вглядывающийся в накатывающуюся на нас воющую волну. - Не сдюжить нашим иначе.
  - Так тому и быть!- и я ударил по спусковому рычагу....
  'Наташа' немедленно выбросила из склоненного вниз ствола облако раскаленных добела газов. Увы, снарядов у нас давно не было! А вот заряды еще оставались...
  Белофиннам хватило. Воющий, но уже жалобно, клубок человеческих тел, некоторые из которых были охвачены языками пламени, покатился назад, к опушке леса... А это кто тут возле левой гусеницы пришипился?
  Я соскочил на снег, выхватывая из-за пазухи пистолет. Но скорчившаяся на снегу фигурка так жалобно закрыла лицо руками...
  Моя рука с пистолетом опустилась сама собой...
  В этот миг из-за рваных туч вдруг проглянул кусочек луны. Лицо белофинна было залито черной кровью. Э, да он ранен... Ну и пошел к черту.
  Схватив белофинна за предплечье, я сорвал с него полевую сумку, развернул его лицом к лесу и дал смачного пинка...
  ... В сумке нашел интересный дневник, писано по-русски!
   Читаю по диагонали.
  Ах, вот оно что... им нужна 'Наташа'! Нет, они её не получат...
  - Взорвать.- Твердо сказал Вершинин.
  - Все равно... как представлю, что эти финские вши лазать будут по её мертвому телу...,- сокрушенно сказал Саня Широкорад.
  - Озеро тут есть! Глубокое, ледникового происхождения! - предложил политрук Саня. ('Саня, ты что, уже тоже... - Командир, веришь, я сам пока ещё не пойму! Ранило меня, сознания уж нет... Однако... Видно по всему, что к утру околею!')
  - Да как же мы её в озеро-то запихнем? У берега мелко, а до середины не добраться, лед просто не выдержит!- разумно возразил Лацис.
  - А мы до середины озера лед наморозим..., - предложил Саня- сапер.
  ... Разливая, часто и на себя, батарейцы из последних сил черпали и черпали брезентовыми ведрами черную воду. Мороз схватывал её на лету, так, что наши шинели превращались в ледяные панцири...
  ... Лед трещал, стонал, гнулся, расходясь зловещими трещинами... Но тягач все полз, полз... под гусеницы подкладывали доски, ветки, оторванные борта с машин... Лишь бы только добраться до вырубленной проруби, там, где мы мерили глубину...
  Не доехали совсем чуть-чуть...
  Белые льдины вдруг встали на попа, переворачиваясь. Со стоном и скрежетом мы проваливались под лед, уходя в зловещую черную глубину... Вода меня обожгла, как кипятком.
  
  Запись почерком Юсси.
  
  Когда Пааво увидел меня, он только махнул рукой. Мол, проваливай... На столе, под светом яркой керосиновой лампы, лежал господин Виккерс. Вернее, его верхняя часть тела.
  Все, что было ниже пояса, было сожжено огнем, вырвавшимся из пасти русского дракона. Кости таза, почерневшие как подгоревшая яичница, прорвали остатки напрочь сгоревших мышц на животе и бедрах... Англичанин еще хрипел, но Микки уже по-хозяйски шарил в его карманах.
  В избу вбежал фенрик, что-то прошептал расстроенному подполковнику... Талвела посветлел лицом:
  - Юсси, не желаешь ли увидеть своего старого знакомого?
  Я, умывавший в этот момент с лица кровь (содран клок волос, ранение в целом пустяковое, но со стороны выглядит ужасающе) только проворчал:
  - Очень старого? Это художника нашего, что ли?
  - Э, нет... сам смотри!
  И в горницу впихнули комдива Kotov...
  - Вы не смеете! Я генерал... я имею важнейшие сведения военно-политического характера для высших чинов финской армии!- предсмертно верещал красный полководец.
  - Не нужны нам твои сведения...,- устало усмехнулся Талвела. - Смотри, Юсси, смотри, как его корчит...
  И слегка пихнул комдива открытой ладонью. Тот сел на пол у печки. Полы его барского полушубка распахнулись, и стало видно, как на его роскошных генеральских галифе растет мокрое пятно...
  - Вы... ме-еня... ,- заблеял Kotov.
  - Разумеется, отпустим!- ласково кивнул головой подполковник. - Нам такие, как ты, очень нужны! Ни один такого враг не сделает, как сделал ты... Так что мы теперь тебя напоим чайком, накормим и отвезем на саночках прямо к красным! Служи дальше, поднимайся все выше! Дави, предавай, иди по трупам! Чем выше поднимешься, тем больше русским причинишь вреда.
  Повеселевший Котов встал, по-хозяйски уселся на табурет у печки:
  - Ну да! Не смеете меня, Котова, обидеть, да? Духу не хватает, а? Во так-то. А Котов вас всех в бараний рог... Что на меня смотришь, Русских? Думаешь, я тебя, беляк, не узнал? Надо было тебя тогда расстрелять, когда ты отказался жидовку с её жиденятами рубать... Надо.
  Котова мы переодели в сухое, накормили, напоили чаем... И отвезли к ближайшему посту красных. В полной готовности к новым подвигам и свершениям.
  (Трибунал 9-той Армии провел расследование, в рамках которого были опрошены все командиры и политработники, вышедшие из окружения. Все опрошенные в один голос назвали причиной поражения дивизии распыление сил и большие обозы на единственной дороге, которые надо было охранять. Трибунал признал виновным командира дивизии в потере управления и личной трусости, выразившейся в том, что он покинул вверенные ему части. Приговор был приведен в исполнение на льду озера, перед строем выживших бойцов. Прим. Редактора.)
  
  Перехваченная радиограмма красных, повторенная несколько раз открытым текстом:
  'Мы погибаем. Прощай, Родина'
  
  Запись почерком Юсси:
  ... Я заглянул в изломанный заберег лесного озера, и там, среди битого, неровно смерзшегося льда, я увидел его... Того самого русского, который дважды меня пощадил.
  - Что ты тут сидишь? - спросил его я.
  - Да так, - ответил он. - Хотел было зачем-то на берег вылезти, а не могу...
  Я спустился пониже, к самой воде... И увидел, что его ноги вмерзли в лед. Я выхватил лопатку, начал было обрубать льдины вокруг его белеющих ног...
  - Смотри, у меня и руки такие же!- со смехом сказал мне русский, зубами сдернул с руки трехпалую перчатку с вышитым на ней голубоглазым котенком и показал мне белую, как снег, кисть. - Ничего не чувствую!
  Я повернулся к нему спиной и стал, скользя и оступаясь, подниматься на берег... Он меня два раза пощадил. Долг платежом красен...
  - Постой! - сказал русский. - Возьми свою полевую сумку, она мне не нужна...
  Я вернулся, вытащил из под его, ледяно -жесткого, тела свою сумку, да уж заодно взял и его, окровавленную и изорванную осколками...Ему она уже тоже ни к чему.
  ... Русский на моё возвращение уже не реагировал, он явно впал в забытье, невнятно о чем-то говоря с видимыми только ему собеседниками...
  Когда, поднявшись на берег озера (странно, зачем русские на нем весь лед изломали?) я в последний раз зачем-то оглянулся, мне показалось, что рядом с ним стоят несколько призрачных фигур. И с укоризной смотрят мне вслед.
  ... Мы победили, Пааво! - гордо и радостно сказал я подполковнику.
  - Нет, Юсси, мы проиграли...,- горько ответил мне Талвела.
  - Как так? - не понял его я.
  - Да вот так... Чего мы добились? Да, мы сокрушили здесь одну красную дивизию90. Одержав ценой немыслимых для нас жертв поистине Пиррову победу. Так их, этих дивизий, у русских осталось ещё мно-о-ого... Более ста восьмидесяти! (Вообще-то, их оказалось несколько больше. Четыреста тринадцать, после мобилизации. Прим. Редактора) А во-вторых, все равно это было уже бессмысленно...
  - Почему?
  - Потому что красные прорвали нашу оборону на Карельском, взяли Виипури, обойдя наши войска по льду, и теперь бои идут в предместьях Хельсинки! Вернее, шли. Так как ещё вчера Барон подписал перемирие...Принял полностью все русские условия. Так что поздравляю тебя, Юсси! Сейчас мы с тобою уже в Совдепии!
  - Как это подписал?! А наши могучие союзники, англичане, французы?!
  - Им сейчас не до нас. Русские и немцы прорвали линию Мажино в Арденнах... И скоро Молотов и Геринг будут принимать совместный парад в Париже, на Елисейских полях, я так думаю.
  - Так что, ты ...
  - Да, я знал. И то, что мы с красными уже десять часов как не воюем, и то...
  Я не дослушал подполковника. Изо всех сил я бежал к дороге, потому что ведь надо же было закончить это безумие!
  ... Микки Отрывайнен не торопясь ходил по дороге, и с противным хрустом проламывал лежачим, беспомощным русским черепа специально вырезанной из карельской березы свилеватой дубиной.
  Увидев меня, он радостно помахал мне рукой, подошел к еще одному раненому... Взрыв.
  Когда я подбежал, Микки, волоча свою оторванную, висящую на каких-то красных нитках ногу, и оставляя за собой красно-лаковый яркий след, на локтях отползал от безголового трупа русского самоубийцы, с которого взрывом гранаты сорвало верхнюю одежду. На впалой, мальчишечьей груди красного солдата было неумело наколото 'Бля!', почему-то по латыни...
  - А, господин капитан! - увидев меня, обрадовался фельдфебель.- Вы знаете, тут мне нежданно-негаданно посылку из деревни прислали! А я её даже и не распаковал... Вы её назад не отсылайте, ешьте лучше сами...
  Вздохнул и помер.
   А по дороге, высоко вскидывая тощие ноги, бежал юный фенрик, испуганно на бегу бормоча :
  - Талвела застрелился... Талвела застрелился... зачем он застрелился?
  
  Из Сводки Ставки Главного Командования РККА:
  'На Суомо-Салминском направлении в течении последних суток происходили бои местного значения.'
  
  Эпилог.
  
  Ну, вот и все об этих людях. Которые жили.
  Мой хороший знакомый, Юсси Суомолайнен, после окончания нашей совместной работы уехал в те места, о которых он писал в своей рукописи.
  Его нашли возле серого гранитного камня, на котором по - русски было выцарапано, как видно, штыком: 'Здесь стояли насмерть бойцы Тимошков, Данченков, Старостенков, Жданов и...'91 далее, ничего.
  Вот интересно, в тоталитарном СССР число самоубийств на сто тысяч человек забитого, бесправного населения - 11, а у нас, в свободной и счастливой демократической стране - 163.
  Это потому, что у нас очень ценят свободу выбора.
  Вот и Юсси сделал свой окончательный выбор.
  Думаю, что я, когда закончу редактировать наш с ним совместный труд, тоже...
  
  Далее идут только белые листы.
  
  
  Постскриптум.
  
  А мне приснился сон,
  Что Пушкин был спасён
  Сергеем Соболевским...
  Его любимый друг
  С достоинством и блеском
  Дуэль расстроил вдруг.
  Дуэль не состоялась!
  
  - Владимир Иванович, что с вами?!- участливый голос моей любимицы, Наташи Гамовой, был громок и тревожен.
  Я с трудом оторвал голову от крашенной зеленой казенной краской учительской кафедры. Господи, что это я? Уснул, что ли? Ужас какой! Я почувствовал, как щеки полыхнули стыдом... Да ведь и сон-то какой был препоганый! Приснился мне заснеженный лес, алая кровь на затоптанном снегу, страдания и смерть... Нет, вчерашняя пятая бутылка шустовского коньяку была точно, лишней...
  Но терять самообладание учителю никак нельзя! И поэтому, скрыв смущение за притворным кашлем, сквозь грязноватый фуляровый синий платочек я только и произнес:
  - Ничего, ничего, девочки...не беспокойтесь! Это ничего, это ...я сейчас, извините...
  Наташа, низко опустив голову, так, что её соломенного цвета волосы упали мне на плечи почти шепотом тем не менее заботливо переспросила:
  - Вам что, плохо? Может, гимназического врача позвать?
  Вот ведь мочалка настырная, а?
  - Нет, девочки, со мной все в порядке, это я на секундочку...
  - Ничего себе секундочка!- возмущенно зашипел мой любимый шестой92 'Б'- Вы уже четверть часа так сидите!
  - Неужели четверть? - ужаснулся я.- Так что же вы...
  - А мы вам мешать не хотели!
  М-да. Гуманистки вы мои разнузданные...В мужской гимназии мои лоботрясы уж давно бы на цыпочках прокрались мимо учительского места в рекреацию и там ходили бы на своих пустых головах. А тут - глядите-ка, смирно себе сидят, как фроси путевые...
  - Так, ладно. Шутки в сторону. Задремал так задремал. - сурово резюмировал я.
  - Мы понима-а-а-а-ем... у Вас жена молодая! - сочувственно протянул класс.
  - Цыть! Понимают они... Наталья, на чем мы остановились-то, до того как я...э-э-э...
  - На биноме Ньютона....,- пробормотала барышня в ответ.
  - А! Хорошее дело. Продолжай, продолжай...,- подбодрил её я.
  - Да. Вот я и говорю. Ньютон, Исаак... был сын бедного, но зажиточного фермера...
  - Постой, постой. Что-то я тебя не понял: так бедного или зажиточного?
  - Ну-у-у... сначала-то он был зажиточным, а потом вдруг стал бедным!
  - Почему?
  - Да его соседские мужики во время аграрных беспорядков подожгли, наверное?- резонно предположила она.
  - Тьфу на тебя! Дальше.
  - А потом ему в голову яблоко попало! Когда он под деревом сидел!- радостно продолжила гордая своими познаниями старшеклассница.
  - Кому попало?
  - Ньютону...
  - И что?
  - И, собственно, вот и все...,- печально развела руками девица.
  - Э...как это все? Он что, помер?- ужаснулся я.
  - Вы все шутите, да? - захлопала длиннющими ресницами Наташа. - Нет, вовсе он и не помер, а взял и придумал!
  - Что он там ещё придумал?!
  - Бино-о-ом...
  - Какой еще бином?!
  - Ньюто-о-о-она...,- голубые глазки барышни в белом, таком классическом гимназическом фартучке стали стремительно заполняться слезами...
  - Ладно. Садись.,- смиловался я.
  - Что... опять 'лебедь'?- проблеяла гимназистка, нервно комкая край фартучка.
  - Да уж понятно, что не 'пятак'. Ладно, не реви. Давай дневник. В 'кондуит'93 не поставлю...
  - Вечно вы Наташку балуете! - гадюками зашипели верные Наташины подружки.
  - Цыть мне! Так, милые барышни , кто еще не понял бином Ньютона?
  Вверх вырос целый лес нежных девичьих ручонок, местами испачканных синими анилиновыми чернилами... пообломать бы их, шаловливых. Почему? А кто в моем кабинете доску измазал? То есть нарисовал цветными мелками розовую жопу с ушами (сердечко) на фоне двух целующихся голубков, держащих голубенькую ленточку, и в этой мещанской картинке приписал: 'Поздравляем с днем свадьбы!'
  - Зер гут. Берем ручки, открываем тетрадки и пишем. Сегодня, кто запамятовал, 28 ноября. А год у нас по прежнему, все ещё 1939-тый. Классная работа. Тема: Бином Ньютона (это выделить) - формула для разложения на отдельные слагаемые целой неотрицательной степени суммы двух переменных, имеющая вид ...
  В этот момент в дробный перестук стальных перьев о края фарфоровых непроливаек вмешалось робкое царапание когтей по дереву ...
  - Кто там? А, это ты, Авдей Силыч? Что тебе?- резко обернулся я в полу-оборот к двери. Не терплю, знаете, когда меня прерывают посередь урока.
  - Так, енто... Вас тама Корней Петрович просют...,- в полуоткрытую дверь осторожно просунулась сначала клочковатая борода, а потом и потертая золотая фуражка нашего школьного сторожа.
  - Что, подождать...сколько?
  - Так что шышнадцать минут сорок секунд!- четко отрапортовал наш хранитель времени, подававший своим валдайским звонким, яро-бронзовым колокольцем звонки на перемену.
  - Да! Четверть часа (тьфу ты, Господи! опять эта четверть часа...) что- никак нельзя?
  --Дык... Их Высокоблагородие, Корней Петрович немедля пожаловать просют, уж извиняйте...
  Хорошо хоть, что не добавил : '...извиняйте, баринЪ'!
  Господи, как меня утомил наш Силыч, причем именно своим псевдо-народным говорком. Ведь он же коренной питерец, и гимназию успел закончить, и в Университет уже поступил... Вот он, типический тип 'вечного русского студента- народника'. Отягощенного, к тому же, вечной русской болезнью! ('Уж чья бы корова мычала! Кто вчера домой на бровях приполз?'- мстительно произнес мой внутренний голос)
  - Авдей Силович! - доверительно взял я его за локоть потертой тужурки. - У меня к тебе просьба... Ты ведь помнишь бином Ньютона?
  - Ась?- в ответ мне почти достоверно изобразил свое полнейшее невежество Авдеюшка.
  - Значит, помнишь. Объясни тогда этим тюхам, сделай ты божескую милость, что сие такое. Доходчиво! Вот, девочки! Смотрите! Простой наш русский человек, можно сказать, прямо от сохи! И то - знает. А вы, интеллигентные люди, нет ...стыдитесь. Ну, я быстро...
  Когда я осторожно прикрывал высокую, тяжеленную дверь класса, из него доносился пропитой голос школьного Цербера:
  - А плюс Бе в степени Эн равняется Суммариум от Ка равного нулю до Эн...
  Справится, поди...
  
  За окном гимназического коридора быстро разливались синие питерские сумерки. Сквозь заметаемое мокрым снежком стекло в дробном переплете было видно, как на набережной Обводного канала уже загорались первые золотистые огоньки...
  Тем не менее, из-за высокой, филенчатой двери приемной директора гимназии по-утреннему радостно разносился веселый стальной стук и орудийное лязганье 'Ремингтона'.
  Я аккуратно, по армейски, поправил чуть сбившийся на сторону свой узкий, черного шелка галстук под туговатым накрахмаленным воротничком белоснежной льняной сорочки (все-таки, не умеют они там, в старой столице, шить! То ли дело наш родной питерский 'Отрывайнен и Суккинсыынен' ! Да где ж её взять-то? У них заказы уже на год вперед принимают!), потом тщательно вытер платочком испачканные мелом руки, огляделся, не испачкан ли вицмундир. Ботинки у нас как? Норма.
  Ну, Господи благослови! Заходим...
  - Здравствуйте, Сарра Исааковна!- на всякий случай уже заранее виноватым голоском произнес я примирительную мантру.
  В ответ наш внеклассный регистратор, со звоном перебросив направо тяжеленную каретку порожденной в 'Мастерской Мира' и привезенной по Балтическим волнам за лес и пеньку пишмашинки, сквозь свои желтые от никотина лошадиные зубы, в которых привычно дымилась смятая 'Ира', производства фабрики Катыка, только буркнула:
  - Здрасте, здрасте, господин титулярный советник! Давай, проходи, там тебя уже давно ждет...,- и мотнула своей шестимесячной завивкой в сторону директорской, обитой черной чертовой кожей двери.
  - Кто меня ждет-то?
  - Конь в пальто!
  - В каком еще пальто?- несказанно удивился я.
  - В форменном!
  И вправду.
  В кабинете Петровича, на стоящем у стены диване с высокой деревянной спинкой, на котором обычно закатывали глаза в ужасе от предстоящей порки (увы! к сожалению, только моральной! А так хотелось бы иной раз...Ну хоть линейкой по ладошкам! ещё хорошо коленками на горох поставить, под образа, на часочек...) прогульщицы, двоечницы и прочие отпетые хулиганки, теперь расселся толстенький, белесый, голубоглазый тип в действительно, форменном зимнем пальто ...
  Его мокрая, разумеется, тоже форменная же, зимняя, на вате, чтобы не мерзла голова, фуражка лежала на краю двухтумбового, крытого зеленым бархатом дубового директорского стола.
  - А! Здравствуйте, Владимир Иванович... Вот, с Вами хочет поговорить господин...
  - Капитан Русских! Честь имею-с! - угрюмо представился незваный гость.
  - Да-с... Господин Русских! Из 'Жупела'!.
  - Из чего?!?- тупо переспросил я своего директора.
  - Из финского художественно-литературного альманаха 'Жупел'. 'Вот уж действительно, хуже татарина!'- невольно подумалось мне.
  С тех пор, как Государь Михаил Второй 'Грозный' (именуемый в бывшем Великом Княжестве Финляндском, а ныне Финском Наместничестве, 'Топтыгиным') подписал манифест о предоставлении российскому правительству права издавать законы без согласия сейма, законодательного органа финляндского автономного княжества, отменил хождение финской валюты, уравнял на территории Финляндии в правах финнов и всех иных подданных Империи, прошло немало лет. Принятие манифеста, значительно урезавшего финляндскую автономию, не замедлило сказаться на русско-финских политических и экономических отношениях, что, в свою очередь, повлияло и на культурное сотрудничество двух народов. Например, в выставках, проводимых 'Миром Искусства', финские художники больше не участвовали. 'Не без грусти финны, которых мы продолжали приглашать и в последующие годы, отвечали, что они не могут быть с нами, - вспоминал Александр Бенуа, - но это единственно по политическим причинам. Те утеснения, которые русское правительство считало тогда нужным применять к "финляндскому княжеству", вызывали в финском обществе слишком большое негодование. Финские же художники были гораздо более солидарны с такими переживаниями общественной совести, нежели были мы!' 10 июля 1905 года пятьдесят русских и финских писателей и художников собрались на даче в Куоккала, чтобы основать сатирический журнал 'Жупел', который был бы направлен против царизма. В письме к брату И. Э. Грабарь поделился впечатлениями об этом собрании: 'Оно было очень любопытно. Кроме редакции "Мира искусства" были Леонид Андреев, Куприн, Бунин... Кроме того, была редакция "Сына отечества" и кое-кто из "Русского богатства"... Были затем Галлен, Иэрнефельт и Сааринен - главные столпы финляндского искусства.'
  И вот эти самые 'столбы' вот уже тридцать третий год все пытаются расшатать Самодержавие... Да уж, действительно, бодался теленок с дубом!
  - Ну, а от меня-то Вам что нужно? Взгляды мои исключительно монархические...
  - Именно поэтому мы к Вам и обратились!- простер ко мне толстенькие ручки капитан. - Мы внимательно изучили Ваши статьи в 'Русском инвалиде' о исторически детерминированном единстве Русского государства...
  - И под каждым словом своих статей я подпишусь! На Святой Руси возможно только одно: Вера Православная, Власть Самодержавная.
  - Вот-вот! Именно к Вам, стороннику Единой и Неделимой России от моря Белого до моря Желтого мы и хотим обратиться... Мы вызываем Вас на дуэль!
  Вот те и раз...
  - Постойте, постойте...,- превозмог свою питерскую застенчивость директор гимназии. - Какая еще дуэль?! Я, как статский советник, не допущу...
  - Да Вы не беспокойтесь...,- замахал ручками капитан.
  - Чего мне-то беспокоиться? Это Вы беспокойтесь!- взъярился я. - Как лицо, вызванное, имею право на выбор оружия! Я выбираю дуэль на механических мясорубках! Абсолютно смертельное оружие... Корней Петрович, да успокойтесь Вы, ради Бога! Ведь это просто пустяки! Ну, прострелю ляжку супостату...
  - Никто ни в кого стрелять не будет!- успокаивающе проговорил 'жупелист'.- Это будет чисто литературная дуэль, ну, вроде как у поэтов Маяковского с Есениным в Политехническом...
  - А! Тогда ладно...,- пробормотал Петрович. - Литературная? Это меняет дело... а в чем, собственно...
  - По условиям дуэли, каждый участник пишет рассказ на заданную тему, время работы- три часа... Потом рассказы публикуются в нашем журнале, и пусть читающая публика выберет победителя сама-с... Гонорар проигравшего отправляется в 'Белую Ромашку'.94
  - Хорошо-с. Где и когда?
  - Сегодня, в вокСале Белоострова... На нейтральной почве.
  - А кто будет моим противником? Вы, я так полагаю, секундант, передающий картель?
  - Разумеется. С нашей стороны рассказ будет писать подполковник Отдельного Корпуса Жандармов Павел Иванович Талвело...
  - Ого! Целый 'подпол'! Да еще в голубом мундире! Хорошо, что не генерал... А тема-то какая?
  - Русско-Финляндская война 1939-го года...
  Мы с Корнеем дружно фыркнули...
  - А почему не сражение Головы с Жоп... с собственной ногой? - подавив пароксизм смеха, спросил я.
  - Ну Вы понимаете, ведь это же фантастика...,- пожал плечами Русских.
  - Это не фантастика, а пустые фантазии! Такой войны быть не может... Ну, я понимаю, описать лихую погоню уссурийских казачков за вооруженными инсургентами по лапландским лесам... на лыжах! Это еще туда-сюда...Но...
  - Извините, тема уже утверждена на Редакционном совете! Так Вы решительно отказываетесь? Мы тогда засчитаем Вам техническое поражение...
  - Да Вы что?! В таком бредовом проекте просто грех не поучаствовать! Это вроде, как если бы меня пригласили на Пряжку принять участие в конкурсе литературных трудов душевнобольных, на тему : 'Коллективизация русского крестьянства!'
  - Проезд до Белоострова и обратно, разумеется, за наш счет! В куппэ второго класса!- быстро произнес донельзя довольный секундант. - И еще Вам будет предложен чай с пирожными! С настоящими пирожными Рунеберга!
  - Ешьте сами вашу приторную финскую гадость! Я лучше наших русских эклеров в вокзальном буфете прикуплю! - проворчал я.
  ... Когда я, с руками, привычно скрещенными позади, выходил на покрытый летящим косо снежком гимназический двор, Наташа подбежала ко мне и отчаянно схватила за рукав моей зимней, с бобровым воротником шинели:
  - Владимир Иванович! Куда это Вы? А как же наш литературный кружок?
  - Бог его знает, девочка! Думаю, сегодня он не состоится...
  - А я... Я Вас все равно буду ждать!! Я Вас обязательно буду ждать...
  
  ... Когда мы с финским капитаном (почему финским? а у него на груди тускло сиял полковой значок Второго Ингерманландского полка, бывшего Второго Финского!) вышли из высоких, решетчатых ворот на покрытую первым снежком набережную, я уголком глаза заметил худенькую фигурку в овчинном полушубке... О, боги, боги мои! Яду мне, яду!
  Это был мой лучший ученик из Воскресной рабочей школы, путиловский слесарь первой руки Иван Петрович. На старости лет угораздило же его вступить в Союз Михаила Архангела! А там ведь нравы простые и строгие: 'Русский, хватит пить! Русский, возьмись за ум!'
  От водки черносотенцы его быстренько отучили... В связи с чем в жизни Ивана образовалось ужасно много свободного времени. От жуткой тоски старик пошел учиться, внезапно открыв для себя наличие научно-технической библиотеки в Народном Доме... И тут такое началось!
  Старый слесарь стал выдавать на гора целые фонтаны технических идей, одна краше другой: от громадного парового шагающего солдата (или Robota; название для своего монстра Петрович стянул из книжки Чапека 'R.U.R') до механической блохи, предназначенной для выведывания неприятельских тайн... В сугубо мирных же целях его пытливая мысль трудиться отказывалась напрочь.
  И по каждому из этих гениальных озарений мне приходилось давать развернутую консультацию: почему именно ЭТО не может быть реализовано на практике.
  - Здравствуйте, уважаемый Иван Петрович! - точно таким же обреченным голосом, каким обычно разговариваю со своим дантистом, начал я разговор. - Вы часом, не меня ли ждете?
  - Вас, именно Вас, дорогой товарищ учитель...
  Малость поморщившись от пролетарского обращения 'товарищ', я продолжил беседу:
  - Ну, что у Вас в загашнике на этот раз? Надеюсь, не пушка для посылки снаряда на Луну?
  - Пушка, ага... На лафете, опирающемся на бесконечную цепь, как на тракторе Холта!
  - А! Я про такую конструкцию слыхал... Её американцы называют 'гусеница'... Да на что же нужны такие сложности?
  - Для повышения проходимости! Да вот, Вы сами взгляните...,- и старый рабочий протянул мне синюю ученическую тетрадку.
  Я бегло полистал листочки в крупную клеточку, покрытые аккуратными схемами и даже расчетами...
  - Изрядно! Поздравляю Вас, Иван Петрович! Очень интересное решение... Во всяком случае, законам природы на этот раз Ваш проект не противоречит! Удельное давление на грунт у этого орудия будет, вероятно, действительно значительно ниже... А Вы знаете что сделайте? А покажите-ка Ваши эскизы инженеру Згурскому...
  - Александре Борисычу? - радостно переспросил меня душевно утешенный Петрович.- С превеликим нашим удовольствием. Он парень толковый...
  Господи, неужели мне сегодня удалось отделаться от Петровича малой кровью? Это просто праздник души какой-то...
  ... Вейка 'Тритсать копе-е-ек' неторопливо рысил через мост Императора Александра Второго... Конечно, быстрее было бы доехать на вороненом, точно браунинг, таксомоторе 'Русский Рено', однако мой спутник настоял, что за поездку платит только он. А вводить в излишние расходы армейского офицера невеликого чина... Это надо сердца не иметь!
  Поэтому я выбрал самый демократический вид городского транспорта, который даже дешевле, чем трамвай. Уж я и не знаю, какую прибыль имеет убогий чухонец с такой платы? Причем берет он никак не больше, даже если погонишь финна-извозчика с Петергофского аж на самые Пороховые...
  Скоро мохноногая финская лошадка зацокала по торцам Васькиного острова... А вот и мой Средний.
  - Вы извините, голубчик, я сейчас домой забегу на секундочку, только жену предупрежу... (отчего я просто своей благоверной прямо из гимназии не протелефонировал, спросите меня вы? Ага. Дозвонишься до моей Ани, коли она день-деньской серьгой висит на трубке, обзванивая всех своих многочисленных подруг!
  
  Если дома нет еды,
  И обосраны все дети,
  Значит, мама целый день
  Рассуждала о диэте!
  
  - Доллго я ждать не путту. Только до уттраа...,- с совершенно серьезным лицом пошутил извозчик. А может быть, и не пошутил. Кто этих финнов поймет?
  Дверь мне открыла наша горничная Капа, очень милая женщина, с типично всеволжской курносой физиономией, как всегда, перекошенной классовой ненавистью.
  Это чисто Анютина находка!
  До Капы у нас была Любочка из Рыбинска... Этакая миленькая кошечка, с мурлыкающим голоском, черненькая, где надо- кругленькая, очень ласковая и услужливая до невозможности...
  Увы, все прекрасное недолговечно.
  Однажды Аня заглянула в мой маленький крошечный кабинетик, оборудованный в бывшей кладовке, когда Любочка, одетая в коротенькое шелковое платьишко, не скрывавшее её круглых коленок, обтянутых шелковыми же, сетчатыми чулочками (да что там коленки! При желании можно было полюбоваться и на кружевные подвязки на чулках!) как-то очень ласково оперлась на мое бедро, смахивая специальной метелочкой пыль с книжной полки... И этак ручкой, беленькой и пухленькой, меня за шею чуть-чуть приобняла. Чисто, для устойчивости...
  Анюта долго гоняла бедную рыдающую сиротку по всем комнатам, пока та не заперлась в ретираде. А уж потом наступил мой черед...
  Результатом этой семейной драмы стало появление в нашей квартире всеволжского крокодила.
  Я бочком протиснулся мимо Капы, учтиво ответив на её суровое 'Здр!', и осторожно заглянул в гостиную... Анютка, в кружевном пеньюаре, приложив палец к губам, прошлепала кожаными подошвами тапочек мне на встречу:
  - Ш-ш-ш...только что уложила...а ты чего так рано? У тебя ведь сегодня ЛитератЮрный КлЮб?
  - Так это...- растерянно развел руками я.- Вот, уезжаю...
  Глаза жены испуганно округлились:
  - Уезжаешь? Куда? Зачем? Что, война?
  - Какая война, что ты- постарался успокоить её я.- Это так, ненадолго... по делам!
  - Знаю я твои поездки по делам! Вот в прошлый раз, тоже сказал, на денек съезжу! А вернулся из Туркестана только через три года, весь покоцанный, зато с крестиком на груди ...а я тебя тогда как дура до ночи ждала, все не уходила, пока меня от Главного Штаба жандарм не прогнал...
  - Аня, будь добра, не начинай...
  - Я тебе так сейчас начну...
  Короче, еле ушел.
  Вспоминается такая история. Приходит к батюшке молодая дама, вся в синяках. Батюшка, говорит, что мне делать? Муж, как придет домой, так сразу начинает меня избивать... А тот ей: дочь моя! Набери в рот Святой воды перед приходом мужа, и не глотай... Приходит дама через неделю: Батюшка, помогла Святая вода! Муж стал такой добрый да ласковый. А поп: вот, дщерь моя духовная, как важно бабе при муже лишнего не пиздеть!
  ... На Финляндском вокзале в веселой суматохе перед отправлением дачного ускоренного поезда смешались празднующие сдачу зачета веселые студенты, распевающие 'Гуадеамус Игитур' (и кто-то заполошно кричал: 'Саня, ты же водку не забыл?!'), финские молоденькие бабешки, в нарядных нагольных полушубках, возвращающиеся с Сенного ('Кайса, а как ты думаешь, моему Мути этот галстук понравится? Я ему хотела купить такой же, как у шурина Иххолайнена, да вот что-то не нашла...'), солидные бородатые онежские мужики ('Знаешь, Эльпидифорушка, Цто-то мне мысля о тракторе всё покоя не даеть...')...
  У вагона первого класса солидный кондуктор сурово выговаривал высокому, стройному престарелому генералу с противной болонкой под мышкой:
  - Ваше Превосходительство! Видит Бог... но животное должно перевозиться в клетке, либо быть в наморднике, и помещаться в собачьем ящике под вагоном, а ровно по желанию владельца вместе с оным ехать в нерабочем тамбуре вагона...
  - Да что же мне, генералу Маннергейму, до самой Оллилы вместе с собакой в тамбуре стоять?- возмущался старый конногвардеец.
  - Господин барон! Я вас шибко уважаю, но даже Маннергейм не может нарушать инструкции...
  Старый солдат, отчаянно ругаясь по-французски, полез в карман за полтинником, дабы смирить беспощадного кондуктора...
  Это была сама жизнь! Веселая, радостная и какая-то праздничная... Как на картине Кустодиева...
  И когда мы с капитаном Русских сели на уютные бархатные сиденья в жарко натопленном вагоне, я уже знал, что скоро, совсем скоро меня ждет радостная негаданная встреча...
  Наташа, живая и веселая, появилась в дверях нашего куппэ и радостно начала было говорить:
  - А я Вас... тебя... нашла, вот!-
  Как вдруг её лицо исказилось гримасой мучительного страдания, на белом гимназическом фартуке появилось стремительно расширяющееся пятно крови...
  И я закричал.
  И окончательно проснулся.
  Над мертвым озером Куоллот-ярви95, окруженным мертвыми вершинами уходящих к мертвым, свинцовым тучам сосен мертвенно гудел ветер смерти...
  Ни рук, ни ног, ни сердца я уже не чувствовал.
  Было абсолютно не больно...
  Мне не больно.
  Не жалейте меня...
  Пожалуйста.
  
  
  Дуэль не состоялась...
  Остались боль и ярость.
  Да шум великосветский,
  Что так ему постыл...
  
  К несчастью, Соболевский
  В тот год в Европах жил.
  
  А мне приснился сон
  Что Пушкин был спасен...
  
  (Андрей Деменьтев )
  
Оценка: 4.34*27  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"