Бланк Эль: другие произведения.

Сирена иной реальности

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Землянин Арктур Яров считал сирен вымыслом, пока чарующий манящий звук не притянул его как магнит. И сказка для любителей древних мифов превратилась в жуткую реальность.
    Не остров, а целая планета в глубоком космосе.
    Не цветущие луга, а побережья, усеянные костями и высохшей кожей жертв.
    Не дева-птица, а обычная красивая девушка. Ведь тонкие радужные крылышки не в счёт?
    Зато у местной сирены действительно завораживающий голос, а в перспективе замужество. Пусть и с ненавистным женихом.
    Арктур мог бы от проблем сбежать. Лиодайя могла бы от брака отказаться. Но у него есть обязательства, а у неё - ответственность. И потому, возможно, у них получится действовать сообща?
    А ещё неплохо было бы разобраться, кто же на самом деле убивает путников...
    Фантастика. Любовный роман. Приключения. Вышла на бумаге. Приобрести - ЛАБИРИНТ


   ОГЛАВЛЕНИЕ
  
   Пролог
   Глава 1, в которой Арктур Яров не сразу понимает, куда попал, а Лиодайя ничего не замечает, занятая повседневными хлопотами
   Глава 2, в которой Арктур примеряет платье невесты, а Лиодайя решает проблемы за счёт приданого
   Глава 3, в которой Арктур вынужден идти на свидание, а Лиодайя неожиданно узнаёт семейную тайну
   Глава 4, в которой Арктур становится героем, а Лиодайя свыкается с обстоятельствами
   Глава 5, в которой Арктур вживается в роль, а Лиодайе раскрываются чужие секреты
   Глава 6, в которой Арктур беспокоится, а Лиодайя показывает характер
   Глава 7, в которой Арктур ищет ответы, а Лиодайя вспоминает прошлое
   Глава 8, в которой Арктур находит решение, а Лиодайя меняет свою судьбу
   Глава 9, в которой Лиодайя паникует, а Арктур ни о чём не догадывается
   Глава 10, в которой Лиодайя познаёт мир, а Арктур нервничает
   Глава 11, в которой Лиодайя возвращается, а Арктур остаётся
   Глава 12, в которой Лиодайя рискует, а Арктур ждёт
   Глава 13, в которой Лиодайя счастлива, а Арктур сдержал обещание
   Глава 14, в которой Лиодайя и Арктур следуют своей судьбе
   Эпилог
  
  
  

Эль Бланк, Ольга Копылова

Сирена иной реальности

  

Пролог

  
   Море штормило.
   Высокие волны, покрытые пеной, вздымались едва ли не к самым облакам -- тёмным, низким, грозовым. Ветер выл, выдёргивая из них сизые клочья и перемешивая с брызгами. На горизонте сверкали молнии -- ветвистые, мощные, они с силой пронзали атмосферу и исчезали в мрачной пучине, озаряя всё золотым сиянием и триумфально рокоча оглушающими раскатами.
   Береговая линия была пуста. Сейчас здесь единолично хозяйничал прибой: выбрасывал длинные водные языки, стремясь достать до стоящих на небольшом каменном уступе строений, с негодующим шипением утаскивал с пляжа в море сиреневый песок, одновременно подгребая под себя и перекатывая каменные валуны.
   Безопасное время. Такое редкое и желанное для каждого стража.
   Я с улыбкой отошла от окна. С удовольствием потянулась, запрокинув голову и высоко подняв руки. Не удержалась и, оттолкнувшись одной ногой, крутанулась на другой. Подпрыгнула. Развернулась. Присела, повела руками -- вниз, в стороны, кругом. На носочках скользнула по гладкому каменному полу, словно ныряя под те самые волны, что сейчас атаковали берег.
   -- Танцуешь? -- знакомый низкий голос прервал в самый ответственный момент, когда я, прогнувшись назад и подняв руки вверх, перебирала пальцами воображаемые свисающие с потолка нити, будто бы их сплетая.
   -- Райнар, чтоб тебя Тварь оглушила! -- Я едва не упала от неожиданности, с трудом вернув себе равновесие и устойчивое положение. -- Просила же без стука ко мне не входить!
   -- Пф! -- закатил глаза к потолку худощавый, но крепкий субъект, нарушивший моё уединение. -- Подумаешь, секрет какой. Кстати, я стучал. Это ты так увлеклась, что ничего не услышала. И вообще, -- он бросил выразительный взгляд в окно, -- гремит же, что тут услышишь?
   Оправдания я выслушала, скептично щурясь, уперев руки в бока и выжидая. То есть намекая, что кое-кто тут лишний. Должен же понять.
   Не понял. Вместо того чтобы ретироваться и закрыть за собой дверь, настырный тип протиснулся внутрь моей комнаты и нагло уселся на гостевую циновку. Я же, проследив за его действиями, тяжело вздохнула, но промолчала. Родственников не выбирают. И не перевоспитывают. Особенно если это старший брат.
   -- Ты чего на меня взъелась? -- он укоризненно покачал темноволосой головой. -- Танцы -- подходящее занятие для молодой девушки. Ты сейчас не на работе, дома. Имеешь право заниматься тем, чем хочешь. А взгляд со стороны может быть полезен. И вообще, танцевать одной... Зрители же нужны.
   -- Обойдусь, -- сердито буркнула в ответ. -- И без взгляда, и без зрителей. Я для собственного удовольствия танцую. В тишине и одиночестве!
   -- Да-а-а? -- наигранно удивился брат. -- А я думал, репетируешь. Такая грациозная и изящная танцовщица сведёт с ума любого жениха.
   -- Рай, -- я натужно выдохнула, надув щёки. -- Ты бы язык придержал. Напророчишь, я с тобой в дозор больше не пойду.
   -- В смысле? -- не понял меня братик. -- Что я опять не так сказал? Ты про "любого"? У тебя есть кто-то конкретный на примете? Или ты в общем смысле, про "жениха"?
   -- Я про твою дурную голову! -- рявкнула, не выдержав, потрясённая вопиющей недальновидностью. -- Если я замуж выйду, ты с кем останешься? Или, думаешь, к тебе тут же невесты сбегутся? Ты когда последний раз сийринн в дозор звал, много было желающих работать с тобой в паре?
   Райнар задумался. Я же, оправив юбку и пригладив растрепавшиеся волосы, подтащила к нему вторую циновку и села напротив. Раз уж выгнать посетителя не удаётся, придётся приложить усилия и проявить находчивость. Чтобы сам сбежал.
   -- А теперь начистоту давай. Честно говори, -- прервала мыслительный процесс, потому что ответа ждать пришлось бы долго, -- зачем пришёл?
   -- Тут такое дело... -- с трудом, но переключился на другую тему брат. Почесал в затылке, вздохнул, помялся... -- Помнишь, три дня назад нас взяли в перекрёстный рейд, помогать зачищать район Пьерш?
   -- Помню, -- поторопила я его и, примерно представляя, в чём загвоздка, продолжила: -- Нам заплатили. Шесть драк'ов из островной казны вчера принесли. Ты свои три получил. Тебе ещё нужно? Зачем?
   -- Нет, вот ты вечно не дослушаешь... торопишься куда-то, -- поморщился брат.
   -- Слушаю, -- обречённо вздохнула я.
   -- В общем, там в одном из ангаров, от которого мы тварей отогнали, снаряжение для воинов хранилось. Оружие, мечи, доспехи... -- он с упоением принялся за перечисление, а я поморщилась.
   Мужики! У них одно на уме -- побряцать оружием. Можно подумать, оно способно прогнать тварей! Да если бы не сийринны, толку было бы от этих... железяк. Большой ноль, одним словом.
   -- Из прочного металла с красивой чеканкой, работа лучшего на острове мастера! Такие только у стражей правителя есть! -- вдохновенно перешёл к иным достоинствам брат. -- Владелец... Ты не подумай, я его не просил, он сам!
   -- Благодарность принёс, -- рявкнула я. -- А ты, бессовестный, взял!
   -- Взял, -- повинился брат. -- Лио! Ты только представь! Это же настоящее сокровище! Да я на такое за всю жизнь не заработаю!
   Не заработает точно. То есть если бы не нужно было платить за аренду дома, ремонт, еду, одежду, то, разумеется, годам к сорока накопил. Район, который мы охраняем, не самый статусный, ремесленников здесь мало, в основном собиратели, потому платят нам на порядок меньше, чем стражам более опасных территорий. Так что хорошо, если Райнар на старости лет порадует своих внуков дорогим оружием.
   -- Поощрения же не запрещены, -- осторожно нарушил молчание Рай. -- Ты не против, если я его себе оставлю? Всё равно этот меч слишком тяжёлый для девушки. Я тебе в другой раз все свои подношения отдам.
   -- А налог за "благодарность" тоже ты сам отдашь? Одно дело -- платье дешёвое. Или посуда. Или мешок зерна. Считай, даром получил. Но меч... Ты хоть примерно узнал, сколько мы теперь казне должны?
   -- Сто десять драк'ов.
   У меня челюсть отвисла. Нет, я предполагала, что сумма будет немалой, но чтоб настолько...
   Вот и что делать? Самым правильным, бесспорно, было бы оружие продать, из вырученной суммы налог заплатить, а остальное потратить на более доступный по цене меч. Если, разумеется, найдётся покупатель. Если не найдётся, то вернуть подношение дарителю. Но...
   Посмотрела в умоляющие, горящие фанатизмом глаза и поняла: не отдаст. Костьми ляжет, голодать будет, на улице ночевать, а сокровище из рук не выпустит. И никогда не простит моей практичности, если его потеряет.
   -- Рай, -- осторожно попыталась воззвать к его разуму. -- Мы не можем позволить себе такие траты...
   Тудус! Бах! Бум-бум-бум!
   Я вздрогнула. Рай тоже встрепенулся в недоумении. Мы никого не ждём, родители совсем недавно в гости ушли, да и если бы вернулись, то так колотить в ворота точно бы не стали. Впрочем, и соседи бы не стали. И наши возможные наниматели тоже. Разве что совсем...
   Я даже мысль не успела додумать. Мгновение, и циновка, на которой только что сидел Райнар, уже пуста. Быстро вспомнил, кто в доме хозяин и защитник.
   Я невольно улыбнулась. Какой, оказывается, простой способ избавиться от брата! К сожалению, не от проблем. С мечом надо что-то делать...
   В коридор я вышла не спеша. Кто бы ни оказался во дворе, меня это вряд ли коснётся. Я с нанимателями не договариваюсь, организационными вопросами не занимаюсь, с советами к старшим понапрасну не лезу, и вообще...
   -- Счастье пришло в ваш дом, поздний час ему не помеха! -- настиг меня громогласный, заглушающий даже грозовые раскаты мужской голос.
   Я аж споткнулась, едва не упала. Удержалась на ногах лишь чудом. То есть тем самым мечом, прислонённым к стене, рукоятка которого очень удачно оказалась под моей рукой.
   -- Выходи, молодая хозяйка! Судьба послала тебе подарок! -- голос другой, сила и интонации те же: звучные, непривычные, излишне восторженные.
   Да что ж такое?!
   Теперь я уже торопливо пересекла небольшой тёмный переход и завернула за перегородку, отделяющую жилые помещения от хозяйственного навеса-пристройки перед домом. Дверь оказалась распахнутой настежь -- брат, видимо тоже от неожиданности, её за собой не закрыл. Так что мне ничто не помешало насторожённо выглянуть во двор.
   Ожидания и реальность... Они не так уж часто не соответствуют друг другу в моей жизни. Слишком она размеренная и однообразная, в ней нет места круговороту событий. Сейчас -- с точностью до наоборот. Почему? Да потому, что...
   Моё ожидание: в сумраке двора стоит пара заблудших работяг-собирателей, перебравших веселящих напитков в честь хорошего урожая зерна, а мой брат пытается вытолкнуть шумных гуляк за ворота.
   Реальность: ярко освещённое фонарями пространство и целая толпа незваных гостей -- бойких, нарядных, деловито расставляющих на помосте подворья многочисленные свертки, сундуки, кувшины...
   Я даже к лицам не сразу присмотрелась, не в силах сосредоточиться на чём-либо, кроме этой суеты и растущей куче подношений.
   И потому для меня стало очередной неожиданностью, когда визитёры поспешно расступились, освобождая путь мужчине, пересекающему двор стремительным шагом.
   Высокий, крепко сложённый, молодой. С уверенным... нет, наглым взглядом тёмно-синих глаз и ничуть не менее надменным изгибом губ. Чёрные волосы с золотым отливом, который становится лишь отчетливее в искусственном свете, треплет порывистый ветер. Он же распахивает и полы серого плаща -- изумительного по своей красоте, богато украшенного серебряными нитями и отороченного дорогим мехом, -- приоткрывая костюм, расшитый узорами из чешуи морских тварей.
   Меня, скрытую темнотой глубины дома, статусный гость не увидел и потому, смерив безразличным взглядом замершего перед входом Райнара, высокомерно бросил:
   -- Где твоя сестра?
   Растерянность брата мне так же хорошо видна, как и напористый, бесцеремонный стиль общения сына правителя. А ведь он точно такой же воин-сиррин, как и Рай. Разве что родился в обеспеченной семье, испокон веков не только стоящей на страже безопасности острова, но и решающей как политические, так и социальные проблемы нашего мира. И потому Райнар молчит. Не думаю, что не знает, что сказать, просто... в той же манере нельзя обращаться к высокопоставленному сиррину. Ответной наглости тот не простит.
   -- Я здесь! -- Спасая брата и сделав маленький шаг навстречу неизбежному, я ступила на освещённое пространство. -- Вы выбрали странное время для визита, сиррин Аленнар.
   -- Тебя удивляет только это? -- его внимание моментально сосредоточилось на моём лице, что, впрочем, не изменило самоуверенного настроя гостя. -- Время? Больше ничего?
   Ну как сказать... Я с подозрением покосилась на дары, сваленные... то есть сложенные в художественном беспорядке у наших ног. Не настолько я глупа, чтобы не сделать соответствующего вывода. Вот только... не хочется мне его делать! Проще представить, что всё это циничный розыгрыш -- от Аленнара такого запросто можно ожидать. Но я была бы рада этой спасительной лжи куда больше, чем неприглядной истине.
   Увы. Надежда хороша лишь тогда, когда есть основания для лучшего исхода. В моей ситуации это смысла не имеет. И если сиррин продолжает ждать моего ответа, то его спутники, которых я даже не заметила за плечами мужчины, и не думают стоять молча.
   -- Молодая хозяйка, скоро ты покинешь родительский дом! Твой жених подготовил щедрые дары, такие же весомые, как его намерения.
   -- Принимаешь ли ты их? Не понапрасну ли мы спешили обрадовать тебя?
   Всё. Теперь не увильнуть, не сделать вид, что иначе поняла причину их появления. И пламя торжества, так явно полыхнувшее в глазах Аленнара, окончательно сожгло остатки призрачных надежд.
   Он свою клятву выполнил. Столько лет прошло! Я думала, забыл, выбросил из памяти брошенное в порыве эмоций грозное обещание, но нет. Помнил. Пестовал завладевшую его разумом идею. Распалял охватившее тело желание.
   И больше всего на свете мне хочется ему отказать. Молча сгрузить дары обратно на повозку к незадачливым сватам. Выставить всех вон за порог моего дома, бесстрастно развернуться и уйти, не удостоив "жениха" ни одним лишним словом, ни взглядом. Насладиться его бессильной яростью. Показать -- не он один умеет вести себя высокомерно и игнорировать чувства и желания окружающих. Личное оскорбление, обида -- всё это для него не важно. Его мнение -- единственно правильное, остальные просто не заслуживают внимания. Аленнару было бы полезно посмотреть на себя со стороны и побыть на месте бесправного существа.
   Прикрыла глаза, глубоко вдохнула, медленно выдохнула... Нельзя.
   Он -- сын правителя, а я кто? Простая жительница острова, пусть и сийринна. Если откажу, у кого мне потом искать защиты? Чужие проблемы мало кому нужны, со своими бы разобраться. Невозможно найти мужчину, который смог бы противостоять бешеному напору и взрывному характеру Аленнара. А он после отказа не даст жизни моей семье. Вынудит нас покинуть родной остров -- это в лучшем случае. В худшем...
   -- Невеста от радости потеряла дар речи, -- беззлобно, но с заметным оттенком самодовольства пояснил присутствующим сиррин.
   Я не видела, скорее почувствовала, как мужчина подошёл ближе. Остановился рядом с моим плечом, подавляя своим присутствием ничуть не меньше, чем морально.
   -- Надеюсь, ты не собираешься вместо ответа расправиться со мной на глазах у сватов? -- поинтересовался негромко, так, чтобы слышала только я.
   Не поняв смысла вопроса, широко распахнув глаза, я с растерянностью посмотрела на своего "суженого". Лишь увидев, что именно изучает насмешливый взгляд, сообразила -- меч! Я как за него схватилась, так и не выпустила из рук. С ним пришла. Его рукоятку непроизвольно сжимала, ища поддержки. На него опиралась, обретая уверенность, что поступаю правильно.
   А в следующее мгновение оружие из моих рук исчезло. Одним ловким движением сиррин забрал меч и теперь, подняв лезвием вверх, с интересом рассматривал, изучая.
   -- У тебя необычная для хрупкой девушки тяга к мужским вещам, -- теперь он говорил громко, не таясь. -- И хороший вкус -- этот меч прекрасен. Но, знаешь... -- Аленнар задумался, словно засомневался в правильности моих поступков. -- Оружие не для твоих нежных рук. Так что не обижайся, но я привёз тебе только женские штучки и утварь для хозяйства. А его я, пожалуй, заберу.
   -- Это моё снаряжение! -- не выдержал и бросился к нам Райнар.
   -- Твоё?
   Тёмные брови Аленнара взметнулись вверх, синие глаза с нескрываемым удовольствием проследили, как потерявшего самообладание мужчину стражи подхватывают под руки и удерживают, не позволяя приблизиться.
   Никаких сомнений нет в том, что сиррин знал правду о настоящем владельце меча. Но наблюдать за унижением и болью других -- самое сладостное для него зрелище.
   -- Если он твой, то почему на рукоятке нет личного клейма? Раз это меч опытного воина, истинного стража...
   -- Не успел поставить, недавно заработал.
   -- Этакий оборванец -- и заработал... Не верю. Скорее, тебя одарили.
   Райнар неопределённо мотнул головой в ответ.
   -- Значит, я прав. Тогда почему налог за владение подарком всё ещё не в казне острова? Отметки об уплате я тоже не вижу... -- Аленнар с демонстративным вниманием осмотрел рукоять.
   -- Меч дорогой, я не могу отдать налог прямо сейчас.
   -- Так не заглядывайся на то, что тебе не по карману, глупец.
   Я замерла, забыв, как дышать. Разговор принял опасный оборот. Такими темпами Аленнар может и арестовать брата за неуплату. В назидание другим сирринам, которые из-за желания покрасоваться перед окружающими не могут здраво оценивать свои доходы.
   И я в этом виновата! Угораздило же меня уцепиться за оружие и принести доказательство вины брата с собой!
   -- Так что ты мне ответишь, Лиодайя?
   Видимо потеряв интерес к Райнару, жених развернулся ко мне, вспомнив главную причину своего появления. Впрочем, это вовсе не означало, что о проступке моего брата он забыл. Скорее, отложил решение. И если я откажу...
   -- Я принимаю свадебные дары. В присутствии сватов обещаю стать твоей женой.
   Взор Аленнара наполнился триумфом, сверкнул самодовольством. Не глядя сиррин швырнул меч Райнару, и тот едва успел оружие поймать. Рука, секунду назад сжимающая роковой подарок, медленно поднялась к моему плечу, чтобы погладить сейчас едва заметные радужные крылышки.
   -- Тогда... -- в голосе мужчины затаилось предвкушение. -- Пой, моя сийринна.
   Грозовой раскат заворчал вдали и умолк. Даже ветер стих, словно в предвкушении, прекратив трепать мои волосы и одежду. Свет от фонарей стал приглушённым, подчёркивая красоту и значимость момента. Небо, избавившееся от облаков, приблизилось, загадочно засверкав яркими точками звёзд -- притягательных, манящих, свободных, независимых от чужих сиюминутных желаний.
   И я смотрела лишь на них, раскинув руки в стороны, чувствуя привычную лёгкость, воспарив над теми, кто, затаив дыхание, вслушивался в мой голос. Но я пела не для собравшихся гостей. Я пела для ветра, неба и звёзд, умоляя их поделиться силой, спокойствием и стойкостью, чтобы достойно пережить выпавшие на мою долю испытания.

Глава 1,

в которой Арктур Яров не сразу понимает, куда попал, а Лиодайя ничего не замечает, занятая повседневными хлопотами

  
   Света не было. Не было ярких вспышек, круговорота звёзд, сумасшедшей дрожи в теле и сладостного предвкушения невероятных ощущений. Фееричные эффекты -- лишь в фантастических фильмах неизбежный атрибут перемещения во времени и пространстве, а с реальностью эти страстно любимые их создателями "завлекалочки" для зрителей не имеют ничего общего.
   И не надо считать меня занудным скептиком, который ничего не смыслит в непознанном и удивительном. Просто, во-первых, я реалист, а не мечтатель. Мои помыслы никогда не были устремлены в небесные дали. Это мои родители, с их фанатичной увлечённостью космосом, даже имя мне дали астрономическое -- Арктур, в честь самой яркой звезды в созвездии Волопаса. Я же довольствовался земными благами и прекрасно обходился без ненужных фантазий.
   Во-вторых, это мой далеко не первый опыт перемещения, так что мне есть с чем сравнивать. Так уж судьба распорядилась, что в некоторой степени вынужденно я стал участником проекта, позволяющего перенести сознание одного существа в тело другого. Поначалу я задавался вопросами: как именно происходит поиск тела, замечают ли "носители" чужое присутствие, насколько большие расстояния моё "я" преодолевает в пространстве, а возможно, даже во времени. Но полученный однажды ответ, суть которого сводилась к лаконичному "не лезь не в своё дело", умерил моё любопытство. Информация несомненно секретная. Незачем нарываться на проблемы только из-за того, что хочется удовлетворить свой интерес. Так и работы лишиться можно запросто. И денег. А это для меня точно не вариант.
   В общем, исходя из этого я и действую. Памятуя, что мне нужно быть бесстрастным наблюдателем, в ожидании завершения переноса фиксирую лишь ту объективную реальность, что имеет место быть. Комфортную, мягкую поверхность капсулы. Силу тяжести и пришедшую ей на смену невесомость. Утрату связи с внешним миром. Совершенную пустоту и тишину.
   Впрочем, насчет последнего я, пожалуй, ошибся. Безмолвие не было абсолютным. На грани слышимости шум имелся. Чьё-то невнятное бормотание. Противный скрип. Глухие удары. Мелодия?.. Раньше такого не наблюдалось.
   Изумлённый, я напряг слух, вычленяя именно этот звук. Вслушивался, ловя каждую ноту, каждый перелив нежного голоса, рождающего столь завораживающие вибрации. Мягкие, обволакивающие, притягательные настолько, что казалось кощунством упустить хотя бы одно изменение тона. Голос манил, не отпускал, тянул к себе...
   А я и не сопротивлялся. Радовался тому, что он становился громче, отчётливее. Восторг был таким, что к источнику звука непреодолимо влекло, хотелось с ним слиться, раствориться в чарующей мелодии и стать частью этого чуда. Изумительного, уникального, идеального...
   -- Идеально, -- словно озвучил мои мысли чужой незнакомый мужской голос. -- Я никогда не ошибаюсь.
   Тьма, скрывающая мир, отступила. И в то же миг на меня обрушилась лавина образов, запахов, ощущений. Порывы тёплого влажного ветра принесли запахи моря и трав, которые смешивались с ароматом удивительных пряностей. Начала проявляться в общем-то понятная человеческому восприятию картина. В свете фонарей, разгоняющих то ли вечерний, то ли уже ночной сумрак, обрела чёткость высокая ограда, снабжённая добротными воротами, деревянный помост, заваленный грудой самых разных свёртков, пустая повозка, рядом с ней непривычного вида животные и толпа местных жителей, так же, как и я, зачарованно прислушивающихся к музыке.
   Лёгкое ощущение парения -- вероятно, последний отголосок процесса перемещения -- сменилось на ощущение устойчивой поверхности под ногами. Картинка, которую я видел словно с небольшой высоты, опустилась на уровень роста нормального человека. Если, конечно, обитателей пока неведомой мне планеты можно назвать таковыми.
   А ведь можно! Взгляд "носителя", в тело которого меня поместила установка переноса, неотрывно следил за теми, кто находился рядом. И потому сомнений у меня не осталось. Люди. В непривычных одеждах, чем-то напоминающих средневековые, но несомненно -- люди.
   Одобрительный гомон толпы, поднявшийся, едва мелодия стихла, сменился на деловое гудение -- оживлённо что-то обсуждая, местные засуетились. Большая часть полезла во вместительную... м-м-м... ну пусть самодвижущуюся телегу. Богато одетый мужик, который стоял напротив моего "носителя" и выглядел особенно довольным, с чувством собственного достоинства вышел за ворота, забрался на живой "транспорт" и умчал в темноту. То же самое сделали его сопровождающие. Очень скоро на подворье никого не осталось.
   Кстати, все тюки по-прежнему лежали на месте...
   Вот и факты для первых выводов. Итак. Похоже, это были местные торговцы. Сначала показали товар лицом, затем получили деньги, отпраздновали, а может, сделку скрепили, послушав "концерт", и оставили проданное добро во дворе. Прогрессивно они мыслят, раз делают поставки прямо на дом вместо ожидаемой для средневекового мира ярмарки на площади.
   Интересно, зачем хозяевам настолько большие запасы? Оптом дешевле вышло? Или ушлый торгаш задурил покупателя и сбыл к тому же залежалые товары? То-то, покидая место сделки, он прямо светился от радости, раз выгодно набил карман.
   Между прочим, ушли не все -- один молодой мужчина остался. Я не сразу его заметил, потому как глазами "носителя" управлять не могу, приходится довольствоваться тем, что он сам желает видеть. Худощавый, жилистый, одетый в простого кроя тёмную рубашку, заправленную в такие же безыскусные штаны, субъект судорожно ерошил одной рукой тёмные волосы, другой трепетно прижимая к себе меч и отчего-то виновато смотрел на "меня". Вроде и хотел что-то сказать, да никак не мог собраться с мыслями. Похоже, это родственник "носителя", раз не уехал вместе с остальными. Из вариантов -- брат или даже сын. Пока для меня остаётся невозможным оценить возраст мужчины, в теле которого я очутился.
   -- Ты это... Прости, что так вышло, -- всё же заговорил наконец.
   А я испытал облегчение -- каждый раз не могу избавиться от опасений, что язык аборигенов останется непонятной абракадаброй. Пусть даже меня и уверяли в отсутствии подобных сложностей, объясняя этот невероятный факт синхронизацией речи в моём сознании и в сознании "носителя". Логика вроде как проста: я слышу его ушами, вижу происходящее его глазами -- оттого и возникает эффект полной интеграции.
   -- Я виноват, -- тем временем хмуро продолжил неизвестный, -- опозорил тебя и семью перед посторонними. "Хорош" родственник, который не в состоянии заплатить налог. Тебе пришлось стыдиться и ждать, лишь бы они все скорей убрались со двора. Ещё эта свадьба неожиданная...
   Свадьба? У кого? Может... Может, этот субъект нашёл невесту и закупился припасами для свадебного пира? А заплатить, мало того -- ещё и налог внести, пришлось... допустим, отцу. Оттого сыночек и извиняется?
   Мой "носитель" ему не ответил. Молча развернулся, и передо мной возникло двухэтажное строение. Деревянные стены, каменный фундамент, покрытие крыши отдалённо напоминает черепицу, но уверенности у меня нет -- в полумраке так сразу и не разберёшь. Может, и не самые значительные признаки, но развитость цивилизации налицо. И это радует. Не хотелось бы снова оказаться в примитивном доисторическом обществе, как это произошло во второе моё перемещение.
   Вспомнив пробуждение на полу холодной сырой пещеры на полинялых шкурах неведомых животных, я мысленно содрогнулся. Вонь -- рядом вповалку спали другие сородичи, чад от тлеющего костерка, протухшее мясо в качестве завтрака... Драка с решившим выяснить отношения собратом, визгливые вопли "зрителей", противный хруст разбитого носа и хлынувшая из него кровь. Поспешное бегство к ручью, ледяная вода в ладонях, настораживающий шелест растительности, резкий поворот -- и морда, ужасающая своими клыками...
   В общем, "путешествие" окончилось быстро. Разумеется, мне было жаль носителя, но я был рад вернуться. Вряд ли бы продержался в его "шкуре" положенный срок -- свихнулся от примитивности и бессмысленности подобного существования.
   Я отвлёкся, но фиксировать происходящее мои воспоминания мне не мешали.
   Внутреннее убранство дома оказалось не самым шикарным. Свет, идущий от развешанных на стенах крошечных светильников, тусклый. Сами стены лишь кое-где завешены тонкой цветной тканью. В комнатах обстановка более чем скромная. Ничего лишнего. Низкая кровать, больше похожая на брошенный прямо на пол толстый матрас. Рядом с ней плетёные коврики...
   Пожалуй, стоит признать -- эта семья не самого высокого достатка. Теперь понятно, что покупка нанесла серьёзный урон их бюджету, оттого и извинения, и неприязненное, сердитое молчание моего носителя.
   А ведь он на самом деле то ли зол, то ли растерян. Дыхание сбитое, глаза ни на чём конкретном не задерживаются, шаг торопливый. В комнате, которая, видимо, его личная, первое, что привлекло внимание, -- окно. То есть не сама рама со вставленным в неё стеклом, а вид за ней. Песчаный пляж, тускло подсвеченный, видимо, редкими фонарями, и теряющаяся в сгущающемся сумраке неспокойная поверхность моря.
   Резкий поворот, и ладони, небрежно хлопнувшие по шероховатой деревянной поверхности стены, вдруг коснулись иного -- холодного, на удивление гладкого покрытия. Зеркало? Я заинтригованно замер в ожидании, но отражение не сразу удалось рассмотреть -- носитель упрямо не желал сфокусировать на нём взгляд. А когда он решился...
   Потрясение, которое я испытал, сложно с чем-то сравнить, потому что на меня посмотрели, наверное, самые прекрасные в этом мире глаза. Выразительные, миндалевидные, с длинными тёмными ресницами и удивительными, необычными радужками -- практически чёрные, они, словно звёздное небо, были усыпаны серебряной россыпью искорок.
   Это было настолько невероятно, необычно, что всё остальное я отметил практически вскользь. Светлую чистую кожу, трагично опущенные уголки изящно очерченных губ, идеальную линию прямого небольшого носа, мягкий контур лица, длинную шею, тёмные пепельные пряди, рассыпавшиеся по плечам. Небольшой округлый вырез похожего на льняное платья -- простого прямого покроя, с широким поясом на талии и со свободными рукавами до локтя.
    -- Вот и всё, Лиодайя, теперь ты невеста, -- прошептали губы.
   Тяжёлый вздох затуманил холодную зеркальную поверхность, а я, запоздало осознав масштаб проблем, с трудом сдержался от брани в адрес своих ушлых работодателей. Они же с пеной у рта доказывали и клятвенно заверяли, что попадание в тело гуманоида неидентичного со мной пола исключено! Настройки их прогрессивной техники этого якобы не позволят, а установленный "фильтр" изначально заблокирует неправильный перенос сознания.
   Я бы ещё понял, кабы этот мир населяли только женщины. Что само по себе выглядело бы странным, но всё же... Логично от безвыходности заполучить в качестве "носителя" тело девушки. Тогда и смириться с этим фактом можно было бы. Теоретически.
   Но не фактически! Я же видел целое сборище мужчин вокруг! Дефицита "кадров" не наблюдалось. Причём, несомненно, были они разного рода занятий и достатка -- попадай в любого и смотри на мир его глазами! Ну и какого лешего здесь творится?!
   Злись не злись -- это не поможет мне исправить ошибку устройства переноса, запихнувшего меня в неподходящего "носителя". Как не трепыхайся, а результат останется тем же: я буду "привязан" к этому телу до тех пор, пока меня не вернут обратно. Рассчитывать на то, что девушка... как она себя назвала? Лиодайя? Так вот, вряд ли она погибнет раньше... Я ей такой участи точно не желаю. Да и она не похожа на смертельно больную, безбашенную камикадзе или потенциальную самоубийцу. Ну и что из того, что не выглядит девушка счастливой, скорее наоборот, кажется удручённой, потерянной и готовой расплакаться? Это же не повод лишать себя жизни! Трудности есть трудности, от них никуда не деться в любом мире. И раз уж на этой планете цивилизация существует и даже демонстрирует эволюционно-технический прогресс, значит, с трудностями её жители справляться научились. Следовательно, Лиодайя будет свои проблемы решать, а я... А я за этим наблюдать. В некотором смысле занятный опыт получу. И однозначно уникальный.
   Взглянув на ситуацию с этой стороны, я успокоился. В конце концов, не так уж важно, кто именно "показывает" мне свой мир. Моя задача -- собрать как можно больше информации об этой планете и населяющей её цивилизации. "Носитель" лишь инструмент. В принципе для разведки сгодится даже тело какого-нибудь жука. Не критично. Хотя, конечно, толку от насекомого будет мало.
   И, кстати, очень любопытно, что же на самом деле так расстроило девушку? Сейчас на её лице отражались все грани эмоционального переживания: беспокойство, печаль и беспомощность. А если прибавить к этому то, что я услышал и увидел ранее...
   Возможно, она не хочет расставаться с тем самым молодым мужчиной? Если, допустим, он её возлюбленный, а она вынуждена выйти за другого... Нет, вряд ли. Этот щуплый мямля больше на брата похож. Тогда, возможно, это грусть от будущей разлуки с близкими, поскольку она покинет родительский дом? Тогда не очень понятно, кто тут жених? Пришлый торговец? Так не видел я в его глазах никаких чувств, кроме довольства от итога успешной сделки. Вариант его сватовства вероятен, только если браки здесь заключаются по расчёту... Хм... А ведь это тоже возможное объяснение унылому настрою девицы.
   Ну да ладно. Поживём -- увидим. То есть разберёмся.
   Пока я приводил мысли в порядок и настраивался на конструктивное восприятие реальности, Лиодайя, постояв у зеркала ещё немного, собрала в тугой хвост распущенные волосы, перетянула эластичной лентой, до этого висевшей на крючке сбоку от рамы, и покинула свою комнату. В тёмном коридоре, не включая света, толкнула в сторону дверь-ширму. И лишь оказавшись внутри ещё более тёмного помещения, зажгла светильник.
   Как именно она это сделала, я не понял, но преждевременно расстраиваться не стал. Времени у меня много, успею рассмотреть в подробностях. Да и не раз, скорее всего.
   Маленькая комнатка оказалась кладовой. Добротные стеллажи в рост человека -- с бочонками и свёртками, вдоль стен стоят кувшины и горшки, над головой натянуты верёвки, на которых висят сухие пучки трав и кореньев. Трудно ошибиться. Да и девушка, набрав в стоящую на полу корзину продукты, быстрым шагом отправилась на кухню. Ничем иным помещение с очагом в центре и домашней утварью быть не могло.
   Передо мной сначала появился стол, на который она выложила овощи. Затем изящные руки взяли нож, ловко нарезали и высыпали ингредиенты в низкобортный котел. Добавили масло и приправы. Разожгли огонь в очаге. Вскоре я почувствовал аппетитный запах жаркого. И, похоже, не я один...
   -- Помочь?
   Тот самый щуплый, что извинялся во дворе, появился в дверном проёме. В глазах по-прежнему безмерное раскаяние, но, видимо, это лишь намерение вести себя "правильно" и не расстроить девушку ещё сильнее. К содержимому котла мужчина принюхивался намного интенсивнее, чем демонстрировал смирение.
   -- Могу лепёшки порезать...
   Предложение прозвучало заискивающе. Похоже, он нечастый гость на кухне, и опять же, инициатива проявлена исключительно с целью... слопать что-нибудь.
   Не удивительно, что его рука первым делом потянулась к оставшимся на столе кусочкам овощей, которые Лиодайя почему-то отложила.
   -- Рай! -- предсказуемо возмутилась "носительница". -- Имей совесть! Дождись, когда родители вернутся к ужину! Иди лучше перенеси подарки со двора в гостиную.
   Рай, значит. Запомним. Пусть пока о нём у меня мало информации, но подозрения уже имеются. Это брат, вероятнее всего.
   Подарки... Хм... Не товары? Значит, это свадебные дары? Щедро, коли так, -- разного добра там было навалом. Любопытно, что в этом случае могло красавицу-невесту не устроить. Личность жениха? Или по местным меркам подобный выкуп не является весомым доказательством серьёзных намерений?
   Как же трудно начинать изучение нового мира с абсолютного нуля! Оставаться бесстрастным наблюдателем и не делать поспешных выводов, лишь терпеливо фиксировать происходящее. Видимо, не тот у меня склад ума, чтобы с механической точностью исключительно запоминать, не забегать вперёд и не выстраивать череду шатких предположений.
   Кстати, я даже знаю, откуда взялась эта привычка к рассуждениям. В детстве я не на шутку увлекся детективами. А чтение подобных книг не предполагает бездумной фиксации событий, наоборот, требует вдумчивости и анализа.
   Раньше я с интересом сопоставлял собственные догадки с мыслями книжных сыщиков. Часто оказывался прав, ловко разбираясь в сложных переплетениях сюжетов. А насколько хороший из меня вышел детектив в реальности... Видимо, не очень, если я раз за разом строю неправильные предположения относительно ситуации. С другой стороны, мир-то чужой, незнакомый, тут каких угодно вывертов менталитета ожидать можно. И то, что на Земле, например, считается нормой, здесь вполне может оказаться вопиющим нарушением традиций.
   Пока я занимался умственными изысканиями, приготовление ужина завершилось, и Лиодайя взялась за сервировку. То ли кухонный стол оказался достаточно удобным и вместительным для семьи, то ли другого места для трапез не предусматривалось...
   Кстати! Стол! Он ведь тоже необычный. Невысокий, вытянутый в длину, сидеть за таким, пожалуй, можно, только если стулья совсем низкие. А их-то как раз я и не увидел. То есть девушка на них не смотрела. Расставила чашки, ложки, блюдо с тушёными овощами, плетёную корзинку с лепёшками. Любопытно... Несмотря на видимую отсталость мира, здесь есть своя культура приема пищи -- приборы были разложены в непривычном, но строгом порядке, и точно на четыре персоны. Значит, родители скоро появятся, и, кроме них, мы никого не ждём.
   Рай вернулся со двора запыхавшимся и взъерошенным, похожим на тощего, потрёпанного кошкой воробья.
   -- Я это... не успел. Там примерно половина осталась. Самое ценное я унёс.
   И снова "носительница" промолчала. Правда, на этот раз вынужденно, прислушиваясь к приближающимся голосам.
   -- А я тебе говорил, что Флайнар не врёт! Эх, ушли из дома ненадолго и всё пропустили. Сидели себе в гостях и знать не знали, что к нам целая толпа пожаловала. Шум, пение... Надо было сразу возвращаться! -- громко выговаривал басовитый мужской голос.
   -- Ага, пойти на поводу у этого сплетника и обидеть наших друзей поспешным уходом? Увенар, ты как был бестактным, так и остался. Насилу удерживаю тебя в рамках приличий, -- не уступал ему в напоре женский.
   Рай торопливо прошёл вглубь кухни, освобождая проход, а через несколько секунд на свет вышла супружеская чета.
   Высокая стройная жена и низенький пузатый муж. Она -- знойная брюнетка с короткой стрижкой "под мальчика", но при этом в изящном длинном платье, до того пёстром, что рябит в глазах. Он -- с длинными седыми волосами, собранными в низкий хвост, свисающий чуть ли не до колен, в одежде мешковатой и сшитой без особых затей, похожей на наряд брата Лиодайи, разве что насыщенно-фиолетового цвета.
   Очень колоритная пара. Настолько, что я едва вытерпел, чтобы не рассмеяться. Удержался лишь потому, что помнил, -- носитель не должен знать о моём присутствии. А любая несдержанная фраза, комментарий, эмоциональное высказывание или намеренная попытка диалога выдадут меня с потрохами. Что в этом случае предпримет девушка, предсказать невозможно, но, подозреваю, дело закончится обмороком или истерикой. А там и до попытки самоубиться недалеко, лишь бы избавиться от навязчивого голоса в голове... Слышать подобное разрушительно для психики. Думаю, признаки ненормальности одинаковы для наших миров.
   -- Что тут у вас произошло, дети? -- обеспокоенно всплеснула руками женщина, едва увидев своих отпрысков. -- Вы закупились? Зачем нам столько припасов? За сезон не съесть! Мы же договорились экономно тратить средства.
   -- Райнар! -- осуждающе покачал головой отец семейства. -- Твоя инициатива?
   -- Не покупал я ничего! Это принесли...
   -- Сын, неприлично настолько злоупотреблять благодарностью жителей, -- пожурил Увенар. Имя, которое назвала его жена, я быстро запомнил. -- Наш долг -- безвозмездная защита. Мы не должны искать выгоду в чужой беде.
   -- А налог? -- спохватилась родительница. -- Налог вы сразу отдали?
   -- Это свадебный подарок, -- наконец подала голос Лиодайя. -- На него нет налога. Не волнуйтесь. Садитесь ужинать.
   Говорила она уверенно, мягко, рассудительно, я даже удивился. Не вязался этот тон с тем отчаянием, что я видел в зеркале.
   -- Как свадебный? -- изумлённо выдохнула женщина, опускаясь на пол. То есть на толстую плотную подушку, которую подсуетился пододвинуть к ней Рай. Прижала ладонь к груди, ошарашенно глядя на дочь, и всхлипнула: -- Ах, Лио... Ты нас покидаешь!
   -- Неодайя, не драматизируй. -- Увенар тоже раздобыл откуда-то подушку для сидения и примостился к столу рядом с женой. Деловито осмотрел приготовленное и принялся накладывать в чашку жаркое, не переставая при этом говорить: -- Наша дочь -- взрослая сийринна. Так что всё равно это бы произошло. Не сегодня, так завтра. Не завтра, так послезавтра.
   Сийринна? Кто такая "сийринна"? Это статус такой или просто синоним, обозначающий молодую девушку?
   Увы... Получить ответ на этот вопрос быстро вряд ли получится. Если название общепринятое, на нём точно не станут внимание заострять. Но сам факт того, что синхронного перевода не случилось, означает одно -- в моём родном языке аналогов этому слову нет.
   -- А как же... -- Материнский взор переместился на сына. -- Райнар! Ты же без напарницы останешься!
   -- Придумаю что-нибудь, -- буркнул молодой мужчина, следуя примеру родителей и приступая к ужину.
   Носительница тоже устроилась на подушке. Эти предметы обихода, оказывается, стояли стопкой у одной из стен. Правда, есть Лиодайя начала не сразу, вынужденная отвечать на вопросы.
   -- Приехали только сваты или и жених тоже?
   -- И жених.
   -- Ты ему пела?
   -- Да.
   -- Ты влюблена или согласилась из уважения к нему?
   -- Согласилась.
   -- Но сопровождающих гостей было много?
   -- Верно.
   -- Значит, жених гордится сделанным выбором. Хотя... Лио, а ты точно довольна? Может, тебя расстроила скупость будущего мужа?
   -- Скупость? Почему ты так решила?
   -- Мне показалось, что во дворе свадебные подношения лишь для родителей. Жених обделил тебя личными вещами? Я не увидела традиционных сундуков для будущей жены...
    -- Не обделил, всё было. Рай их первыми в дом занёс.
   -- Ох, какое счастье! Очень важно, чтобы и невесту, и её семью уважили. А ты уже выделила долю для нас?
   -- Нет ещё, не успела.
   -- Понимаю, ты прежде заинтересовалась тем, что нужно тебе. Что там, не молчи! Украшения и ткани достаточно ценные? Красивые? Изысканные? Ты будешь самая нарядная невеста!
   -- Мама, ты торопишь события. Мне нужно было приготовить ужин.
   -- Ужин... Но ведь так важно узнать, насколько заинтересованно и старательно жених выбирал дары!
   -- Я обязательно всё посмотрю. Не волнуйся.
    -- Ну хорошо... А чьё предложение ты приняла?
   Вопрос, который, по моему мнению, нужно было бы задать первым, они задали самым последним! Невероятно! Неужели родители никогда не вникали в личную жизнь дочери? Не контролировали, с кем она встречалась? То есть даже не догадываются, кто мог претендовать на её руку и сердце. И им настолько наплевать, за кого именно она выйдет замуж?
   -- Это дары Аленнара.
   Пауза, которая возникла после её признания, была говорящей. По крайней мере, для меня. Что-то точно не так с этим... женишком. Но что?
   -- Неожиданно, -- первой пришла в себя мать. -- Сын правителя выбрал тебя из всех сийринн острова...
   Оп-па! Тот напыщенный индюк, что вышел со двора, -- принц? Или как тут называют королевского отпрыска? Кстати, проскочил ещё один факт в копилочку -- живут они на острове, который, похоже, является своеобразным королевством. Государством. Страной. Чёрт! Как же мало информации!
   -- Это честь для нашей семьи, -- продолжила женщина. -- К тому же Аленнар богат. Ты ни в чём не будешь нуждаться.
   -- Не о том ты думаешь, Неодайя, -- поморщился Увенар. -- Не это главное. Разве тебе со мной плохо? А ведь у нас никогда не было больших доходов. Зато мы жили дружно, вместе работали, преодолевали трудности, зарабатывали на жизнь. Да, нам было сложно, но мы справились, потому что любили друг друга. Главное в отношениях -- взаимопонимание.
   -- И всё же намного лучше, если, кроме чувств, в семье водятся деньги, -- не сдалась его жена.
   Эх, миры разные, а женщины в них в равной степени меркантильны. Прагматичный расчёт, куда ни плюнь. Не знаю, каково мнение Лиодайи, а её мать высказалась более чем ясно. Хотя... все они одинаковые. Не просто же так жених притащил целый воз подарков! Похоже, даже он, имея не самый низкий статус, опасался отказа, решив привлечь дарами желанную девушку и тем самым гарантированно добиться свадьбы.
   Позиция отца семейства мне импонирует куда больше, и его точка зрения достойна уважения. Только, похоже, он наивно взывает к бескорыстию -- его супруга с ним рядом, пока ей удобно и выгодно. Не имеют смысла попытки разделить тяготы существования с женщиной, которая при первой возможности готова переметнуться к другому: более обеспеченному, успешному, здоровому. Кому нужен нищий? Урод? А калека? Никому.
   С другой стороны, невеста же без энтузиазма отнеслась к попытке себя задобрить. И поручила разбор презентов брату. Радости я не видел, открытого недовольства тоже... Непонятно. И нормальной для молодой девушки разговорчивости не показывает. То ли отношения с родителями не такие уж доверительные, то ли она в принципе не привыкла выставлять свои эмоции напоказ. В общем, чувствую, моя задача наблюдателя заметно усложнилась. Придётся не только в структуре чужого мира разбираться, но и в нюансах личных отношений своего нежданного носителя. То есть носительницы.
   А она тем временем уже за уборку принялась. Даже удивительно, что девушка с непонятным статусом сийринны занимается обычными хозяйственными делами и не требует к себе особого отношения.
    Мужчины, закончив ужинать, отправились перетаскивать оставшиеся во дворе подарки в дом. Разумеется, не обошлось без любопытной матери семейства. Судя по громким звукам, доносившимся с улицы, она взяла на себя командование процессом и придирчиво сортировала свертки.
   А после все спать разошлись. Наверное, поэтому девушка позабыла о высказанном родителям намерении рассмотреть дары жениха. Похоже, утомительный, долгий день забрал у неё все силы, а может, принято у них так, но никаких гигиенических процедур на ночь Лиодайя делать не стала. Она даже светильник в комнате не зажгла. В темноте разделась и юркнула под одеяло.
   Дикий мир! Примитивный быт и нравы! Ни централизованного водоснабжения, ни нормального освещения! Впрочем, я был этому рад. Вот честно, меньше всего хотелось выглядеть в собственных глазах вуайеристом. Одно дело -- находиться в теле мужчины! Но женщины...
   А утром... Утром я понял, каким наивным идиотом был накануне.
   В свете ярких лучей восходящего светила, приветливо заглядывающих в окно и разбудивших мою носительницу -- соответственно, и меня, -- всё пошло не так, как виделось мне изначально. Первым делом Лиодайя, не одеваясь, принялась делать зарядку. А может, танцевать -- не очень я разбираюсь в женских вариантах физической нагрузки. И уж тем более инопланетной.
   К счастью, именно быстрота движений не позволяла мне излишне концентрироваться на прелестях женского тела. До тех пор, пока девушка не остановилась у зеркала.
   Мне осталось лишь мысленно стенать и радоваться, что нет у меня тела, которое могло бы адекватно на увиденное отреагировать. Впрочем, я же не знаю всех нюансов, может, моё тело -- там, в капсуле на Земле, -- как раз и отражает восприятие этой реальности? Представляю в таком случае, что сейчас думают контролёры за биологическими показателями!
   Лиодайя, опять же в некоторой степени спасая мою психику, долго рассматривать себя не стала. Умылась и обтёрла тело губкой, используя воду из стоящей в углу кадки. Накинула на тело короткую сорочку -- видимо, нижнее бельё, потому что следом надела светлые брюки и рубашку с пояском, а на ноги -- удобные кожаные сапоги. Неожиданный выбор типичной для мужчин одежды. Я думал, что местные женщины только в платьях и балахонах разгуливают.
   Завтрак, что удивительно, оказался уже готов. И девушка села за него в одиночестве. Похоже, сегодня за ведение хозяйства взялась мать семейства. По крайней мере, когда её дочь вышла из кухни, в коридоре было мокро -- чуть ли не со стен капало, а из соседнего помещения доносились явственные звуки гремящих вёдер. А может, тазов. Или это ещё какие "уборочные" приспособления были.
   Мгновение растерянности, и я мысленно стукнул себя по лбу. Вот дурак! От неумелого мытья пола такой сырости не бывает! К тому же сверху раздавались равномерные удары. Скорее всего, ночью прохудившаяся крыша потекла, и отец теперь её чинит.
   Как бы там ни было, а стремление хозяев дома к порядку меня порадовало. И я с нетерпением ждал. Хотелось действий, активности, новых впечатлений. Чем будет весь день заниматься Лиодайя? Надеюсь, не нудной вышивкой или штопкой носков. Иначе я просто свихнусь...
   И вновь, на моё счастье, Лиодайя подошла к манекену, на котором были закреплены настоящие доспехи. Аккуратные, определённо для женской фигуры, но они обещали интересное времяпрепровождение. Девушка с удивительной сноровкой надела снаряжение и поспешила на выход. Чудеса, да и только...
   На крыльце дома её уже ждал брат. И его внешний облик оказался под стать... напарнице? Кажется, Неодайя именно так посетовала, чего он лишится с уходом Лиодайи. И Рай был расстроен этой перспективой. Возможно, доспехи положены только действующим воинам? И без пары он потеряет право их носить? Или денег в семью станет приносить куда меньше.
   -- Готова? Идём?
   -- А дары? -- прилетел в спину возмущённый женский вопль. -- Лио, ты хоть что-нибудь разобрала?
   -- Потом, мама, вечером, -- не оглядываясь крикнула в ответ девушка.
   -- Ты действительно ничего не посмотрела? -- выйдя за ворота, удивлённо поинтересовался её спутник.
   -- Успею ещё. Куда они денутся? -- пожала плечами Лиодайя. -- А мы опоздаем в дозор.
   -- Странная ты, Лио. Другая бы на твоём месте всю ночь рассматривала женские побрякушки. Там наверняка есть такое, чего ты и видеть никогда не видела.
   -- Наверное.
   -- Так, стоп. -- Райнар остановился и, взяв сестру за плечи, развернул к себе. -- Если ты настолько недовольна своим выбором, зачем соглашалась?
   Какой хороший вопрос. Отличный просто. Мне вот тоже любопытно, если не для красивой обеспеченной жизни, то ради чего девушка теряет личную свободу, причём определённо переламывая себя и принимая нежеланного жениха.
   -- Теперь ты сможешь заплатить налог за меч.
   Тёмные глаза мужчины изумлённо расширились. Как и мои, впрочем. Где-то там, на Земле, в капсуле для перемещений.
   -- Из-за паршивого меча? Лио, ты...
   -- Паршивого?! -- девушка возмутилась, скинув его ладони со своих плеч. Отскочила, по всей видимости гневно рассматривая брата. -- Рай, ты же мог из-за него попасть под арест, лишиться чести, а то и жизни. Думаешь, Аленнар тебя бы пожалел?
   -- Да уж... выкрутился бы я... как-нибудь... -- виновато забормотал мужчина, пряча глаза. -- В конце концов, все знают, что в нашем районе каждый страж на счету. Ну наказал бы... чуток. И отпустил с миром.
   -- Глупый, ты даже не представляешь злопамятность и мстительность Аленнара. Одним стражем больше, одним меньше... для него это...
   Она не договорила, видимо решила о чём-то умолчать, и потому в голосе собеседника отразилось сомнение, смешанное с непониманием.
   -- Да ну, Лио. Ты уж не преувеличивай. Аленнар нормальный сиррин. С чего ты вообще взяла про злопамятность? Мне он всегда казался адекватным, когда мы с ним на проверках дозоров пересекались. Да и вы не общались толком. Или общались? -- Райнар помолчал, но ответа не дождался и продолжил: -- И вообще, он же не идиот, чтобы допускать брешь в защите острова. Сестричка, не надо оправдывать своё решение надуманной угрозой.
   Правильная тактика. Кажется, я напрасно недооценивал сообразительность мужчины. Пожалуй, на его месте тоже бы так действовал, чтобы Лиодайя раскрыла секреты и перестала строить из себя мученицу.
   Однако, увы, до признания он её не дожал. Видимо, опыта не хватило. Носительница лишь вздохнула, махнула рукой и пошла дальше. То ли скрытная такая, то ли возразить нечего, кроме сомнительных аргументов, не выдерживающих никакой критики.
   Дорога, по которой шли молодые люди, сначала петляла между домов, построенных без особых изысков -- примитивно, грубо, но добротно, с чередованием камня и дерева. Затем повернула к морю и вывела на пляж.
   И пусть глаза Лиодайи не особо тщательно всматривались в пейзаж, мне даже скользящего взгляда было достаточно, чтобы получать информацию и удивляться. Сиреневому песку, хрустящему под ногами, как снег. Оранжевому светилу, поднявшемуся над горизонтом. Розовым облакам, клубящимся на фоне бледно-зелёного неба. Прибою, цвета морской волны, с гребешками пены.
   Это ж в какой части нашей Галактики находится такая красота?! А ведь самое обидное, что на этот вопрос даже устроители эксперимента по перемещению при всём желании ответить не смогут. Не фиксирует их техника ни координат, ни временных отрезков. По мне, так напрасная трата средств и износ оборудования, а не разведка получается. Или всё же они фиксируют, но упрямо скрывают?
   В любом случае мне не узнать правды. Придётся довольствоваться тем, что вообще имею возможность видеть иные миры. Как ни крути, это в разы превосходит зрелищность голофильмов. Пищи для размышлений над местным "сюжетом" мне за глаза и за уши хватает. Сплошные вопросы о происходящем вокруг!
   Кстати, вот ещё один: неизвестно, от какой именно угрозы намерены защищать побережье вышедшие в патруль молодые люди. Лично мне здесь всё кажется мирным и спокойным. Видимо, им самим тоже. Это и по расслабленности движений понятно, и по непринуждённости, с которой вернулся к разговору Райнар.
   -- Лио, ты как думаешь, может, кто-то из сийринн соседнего района согласится работать со мной? Ты не в курсе, там есть свободные девушки?
   -- Спохватился... -- Лиодайя подняла глаза к зелёному небу. -- Раньше-то чего тянул?
   -- С тобой нормально было. Зачем мне вторая напарница?
   -- Не оправдывай своё бездействие моим участием в дозорах, -- зашипела сестричка, вернув брату его обвинения. -- Знал же, что я всё равно уйду... когда-нибудь.
   -- Когда-нибудь, -- по-мальчишески шмыгнул носом Рай, -- а не прямо сейчас. И вообще, в отличие от Аленнара, я жениться как-то... не готов.
   -- А без этого кто к тебе пойдёт в пару? -- удивилась Лиодайя. -- Какая дура станет тратить время на работу с тобой, чтобы потом выйти замуж за другого?
   -- Пусть за другого и выходит, я не против. Пока на свадебные дары накоплю, пока морально настроюсь, влюблюсь... Нет, свадьба -- дело серьёзное, и спешка тут ни к чему.
   -- Не против он! А если ты решишь жениться до того, как она найдёт себе мужа? Ты о девушке подумал? Да и тебе, если вдруг она раньше замуж выскочить решит, заново придётся искать сийринну.
   -- Что-нибудь придумаю...
   М-да... С разумностью этого субъекта я слегка ошибся. Ну не дурак ли? Долгосрочное планирование событий явно не его конёк. Жена-напарница наверняка выгодней, чем приходящая сийринна (пусть я даже пока не очень понимаю, в чём тут суть). Это в любом случае логично, даже с финансовой стороны вопроса -- все заработанные на службе средства остаются в семье. С чужой девушкой придётся делиться доходами. Тут можно и через чувства переступить, и подсуетиться, раз уж так ситуация сложилась. А если будущий жених напарницы окажется патологическим ревнивцем? Как тогда с ней работать и избежать подозрений?
   Подумал и мысленно засмеялся. Сам же Лиодайю и её мать обвинял в меркантильности! А теперь Райнару "советую" поступить ничуть не лучшим образом. Нет, он прав -- в вопросах личной жизни нужен другой подход. Золотая середина: чтобы были и взаимная симпатия, и общие интересы, и достаток. Трудновыполнимые в реальной жизни условия.
   Обходу побережья разговор не мешал. Шаг за шагом, километр за километром... Песчаный пляж тянулся бесконечной полосой, отделяя морскую стихию от суши. Дома, оставшиеся за спинами патрульных, видимо, были небольшим поселением. Единственным, потому что дальше на берегу сменялись лишь песчаные гряды, цепочки валунов, один раз на удалении появились заросли синей растительности. Под ногами по-прежнему хрустел песок, и...
   И я внутренне содрогнулся. Взгляд носительницы, не так уж часто опускающийся к ногам, всё же скользнул вниз, а там... там... Там, перемешанные с изумительно красивыми мелкими камушками, сверкающими в лучах местного светила, лежали кости. Человеческие кости! Старые, от которых остались лишь побелевшие на солнце осколки. И совсем свежие, шокирующие своей цельностью и покрытые высохшими фрагментами шкур. А может, и не шкур, а кожи, на которой ветер радостно трепал сохранившуюся длинную шерсть. Или это были чьи-то волосы?
   Многоэтажная речевая конструкция, которая моментально выстроилась в моём сознании, рассыпаться не хотела долго. Да я бы на месте стражей в так называемый "дозор" без экзоскелета и гранатомёта не сунулся. Идеальный вариант -- в танке и с гаубицей. Или, на худой конец, с отрядом спецназа в боевой экипировке.
   А тут что за халатное отношение к безопасности? Нашли кого выпустить на передний край обороны! Щуплого парнишку, с не внушающим доверия мечом в ножнах, изящную девицу, которую пальцем тронуть страшно, и... И всё. Наверняка поэтому костей столько! От подобного патруля мало толку, одно название.
   И вот теперь главный вопрос: кто жрёт путников, рискнувших идти по берегу? Причём жрёт регулярно, раз уж кости скопились в таких количествах.
   И, кстати, ещё один вопрос -- неужели здесь так много народу проживает, что власти не видят ничего критичного в гибели жителей? Или проблемы перенаселения нет и они так быстро успевают восстанавливать свою численность? Или же -- пришла на ум очередная идея -- это просто место такое опасное? Не зря же именно сюда "дозорные" шли.
   А ещё имеется вероятность, что это побережье иногда служит местом казни. Если неясную угрозу избирательно не сдерживать, то смерть закономерна. Тогда не все ситуации можно отнести к разряду несчастных случаев, и дело совсем не в отвратительной квалификации стражей.
   В общем, как обычно, реальных подтверждённых фактов я получил ничтожно мало, а предположений выдвинул целую кучу. И теперь все они требовали проверки. Однако моя носительница и её спутник вносить ясность в понимание не спешили. И Райнар, и Лиодайя на шокирующие картины реагировали нейтрально, как на обыденное явление. Ужаса и паники не показывали, продолжая размеренно идти и перешагивать через особо крупные... гм... фрагменты. И говорили вовсе не о погибших.
   -- Лио, ты меня выручишь?
   -- Чем на этот раз?
   -- Ну мы же договорились... Почти... Я после работы пойду напарницу искать.
   -- Ищи. Я тут при чём?
   -- А родители? Им незачем знать, куда я собрался, а то ведь волноваться будут. Мне бы объяснение какое.
   -- Скажи, что за лепёшками пошёл.
   -- Вечером? Мама не поверит.
   -- Не усложняй, Рай! Пекарь распродаёт дневные остатки дешевле...
   В общем, ситуация проясняться не спешила. Мало того, запутала меня ещё сильнее, когда в зоне видимости появилась конструкция, похожая на вешала для сетей. Почти прозрачные, мокрые мелкоячеистые снасти висели на них, определённо обсыхая, а рядом, присев на крупный камень и поставив ногу на присыпанный песком череп, ремонтировал прохудившийся фрагмент мужчина в плотном непромокаемом плаще.
   Рыбак был не молод, но и не стар, я бы сказал -- в самом расцвете сил. Мне он показался намного сильнее Райнара и при необходимости с лёгкостью мог бы сам себя защитить от опасности. Вот кого надо было в стражи назначать!
    Однако с появлением "дозора" его настроение, и без того прекрасное -- рыбак даже напевал что-то себе под нос, -- кажется, стало ещё лучше.
   Молодых людей мужчина встретил широкой улыбкой и коротким поклоном, выражая... м-м-м... признательность? Почтение? Уважение? Что угодно, но только не страх. Значит, патрульные всё же свою задачу выполняют. Но... как?!
   И снова ответы не поспешили появляться: Рай и Лио прошли мимо, продолжив свой путь. И снова песок под их ногами мерно похрустывал... Только теперь моя носительница смотрела исключительно вперёд и вдаль, лишая меня возможности видеть поверхность. И мне по-прежнему мерещился треск костей.
   А вскоре я осознал, что именно привлекло её внимание. Возникшие на горизонте тёмные точки стали крупнее, приобрели форму, став похожими на... ещё один патруль! Девушка, такая же приятная и хрупкая внешне, как Лиодайя, а вот мужчина определённо старше и больше похож на отца, чем на мужа или брата. Но... чёрт, да в этом мире ни в чём нельзя быть уверенным!
   Дозорные, в отличие от рыбака, оказались разговорчивыми. И остановились, прервав обход, и приветствиями обменялись, наглядно показывая своё дружеское расположение и абсолютное отсутствие конкуренции.
   -- Ну, что у вас? Сегодня вроде тихо, -- признал незнакомец, сплюнув под ноги и бросив взгляд на море.
   -- Не оклемались ещё после шторма. Вчера он им жару-то задал, -- поддакнул Райнар.
   -- Похоже, так. Выжидают.
   -- Завтра наверняка полезут.
   -- Или уже к вечеру очухаются.
   -- Нашествие -- не повод радоваться, -- мягко вплёлся в диалог мужчин приятный женский голосок.
   -- Не будет напрасных жертв. Хороший день, -- поддержала её Лио.
   -- Это вы со своей миролюбивой позиции смотрите, дочки, -- по-отечески добродушно хмыкнул мужчина. -- А есть потом что будем? Заплатят-то за обычный обход совсем мало.
   -- Ничего, в следующий раз заработаем! -- Рай воинственно потряс кулаком.
   Ага-ага... Вот и зацепочки. Опасность определённо приходит из моря и любит погоду поспокойнее. А вот какова "природа" этой угрозы -- чудища какие али вражеский десант -- опять неясно.
   Патрульные разошлись, продолжив путь. И, удовлетворяя моё любопытство, разговор брата и сестры перешёл на личности.
   -- Миодайя такая милая девушка. Неужели она тебе не нравилась? Мог бы на ней жениться.
   -- Не знаю, Лио, -- поморщился Рай. -- Ну не в моём Мио вкусе. Вроде хорошенькая, а... не моя.
   -- Пока ты будешь раздумывать и перебирать варианты, все девушки в нашем районе обзаведутся женихами.
   -- Ну, не в нашем, так в другом найду, -- беспечно отозвался Райнар и неожиданно заинтересовался: -- А что, Миодайя уже несвободна?
   -- Гм... -- видимо, с трудом удержалась от возмущённого восклицания Лио и потому лишь тихо выдохнула сквозь зубы: -- Внимательность у тебя...
   -- Подумаешь, по имени не назвала, -- парировал Рай. -- Она и раньше не особенно меня жаловала вниманием.
   -- Но всё же не игнорировала.
   В ответ брат лишь плечами пожал. Похоже, последнее слово осталось за ним.
   На небольшом удалении от берега показались строения. Новое поселение? Именно так. И дозорных оно привлекло, потому что они свернули с пляжа. Вопросы отпали сами собой, стоило Райнару открыть двери одного из жилищ. Запах еды ни с чем не перепутаешь. Стражи -- тоже люди, и обеденный перерыв им несомненно нужен. Не всё по берегу бродить.
   Обстановка внутри помещения оказалась скромной, но добротной и приятной. Грубые массивные столы -- низкие, рядом с которыми были набросаны всё те же подушки -- заменители стульев, что и в доме моей носительницы. Разве что здесь они были обтянуты чем-то гладким и грубым, похожим на толстую, покрытую лаком кожу. Видимо, для простоты ухода, ведь посетители заведения могут ненароком опрокинуть еду на сидения.
   Лиодайя, бегло осмотревшись, сразу направилась к свободному столу в глубине зала. Кстати, таковых оказалось совсем немного, видимо местная "столовая" пользовалось популярностью.
   И как же я жалел, что привычная к этой жизни девушка села спиной к остальным посетителям. В отличие от меня, они её не слишком интересовали. Куда больше внимания Лио уделила сначала молоденькой официантке, которая тут же принесла ложки и лепёшки в плетёной корзинке. А затем появившемуся перед ней обеду -- умопомрачительно пахнущему вареву, похожему на рагу, и напитку, больше напоминающему жёлтого цвета кисель.
   Райнар, как и его сестра, без промедления принялся уплетать угощение. Проголодался.
   Ели они молча, зато мне прекрасно были слышны голоса других желающих перекусить -- вёли они себя свободно и раскованно.
   -- Гуми, дружище, ты какими судьбами?! -- радостно басил кто-то. -- Я ж тебя много дней не видел!
   -- А я на ярмарку ездил, товар накопился, распродавал...
   -- Тебе хорошо, на масло всегда спрос есть. А вот рыбу щас плохо берут, -- тут же подхватил любимую тему ещё кто-то. -- Много её.
   -- Правда, -- подтвердил торговец. -- И цены не те.
   -- У всех рыбаков сейчас полные сети улова, -- поддакнул очередной мужик. -- Так и разориться недолго.
   -- Сезон штормов длинный какой-то, -- посетовал бас. -- Если погода не наладится, мы по миру пойдём. Доходы вообще упадут. Рыбу задаром отдавать начнём -- лишь бы не протухла.
   -- А я слышал, полагают, что вчерашний шторм последним был, -- начал их прежде молчавший товарищ. -- Прогноз дальше благоприятный. Так что выживем! Глядишь, скоро опять сами покупатели к нам на поклон приезжать будут, надеясь кусочки получше ухватить, а не рыбные головы и хвосты.
   Вот так... Экономика, однако, тут явно средневековая. Похоже, её никто не регулирует, и приходится рыбакам выкарабкиваться самостоятельно. А они на бытовом уровне, в общем-то, верно сформулировали закон спроса и предложения. Несомненно, им выгодно малое количество рыбы и высокие цены. Излишки только мешают, ведь спрос на этот скоропортящийся товар снизился. Кстати, если бы их правитель в сезоны дорогой рыбы создавал резерв финансов, а в безденежные периоды компенсировал производителям убытки, тогда местным жилось куда легче.
   Увы. Мои знания и советы придётся оставить при себе. Не имею я, как наблюдатель, права вмешиваться.
   Много времени на отдых дозорные не потратили. Закончив с трапезой и оставив на столе маленькую перламутровую чешуйку, Райнар, а следом и Лиодайя поднялись с сидений. Вернулись на пляж, продолжив обход. Только шли они теперь в обратном направлении. По всей видимости, их "зоной контроля" было побережье от одного посёлка до другого. Немалая, с учётом многочасовой ходьбы, территория. Но и не самая большая -- учитывая наличие второй пары дозорных.
   Интересно, а дежурство суточное? Или посменное? Тогда патрули должны ещё и сменять друг друга.
   -- Лио, смотри! Следы... -- торопливо шагнув в сторону, Райнар присел на корточки, присматриваясь к песку. -- М-м-м... Похоже, по крайней мере. Как думаешь, позвать? Вдруг он ненормальный какой-нибудь. Рванул вглубь острова и сейчас в зарослях сидит.
   -- Я тебе позову! Даже не думай, -- пристрожила девушка. Посмотрела на мелкую синелистную поросль на удалении от берега и припечатала: -- Нет там никого.
   -- А следы есть...
   Вздохнув, девушка подошла ближе, дав мне возможность оценить достоверность "улики", определённо мало похожей на настоящий след без скидок на происхождение неизвестного, и мысленно засмеяться -- у страха глаза велики. Или у излишне рьяного защитника.
   -- Рай, тебе от безделья глупости в голову лезут! Хватит имитировать бурную деятельность на пустом месте.
   И поход продолжился. Не знаю, как Лиодайя, а я заскучал. Нет, понятно, что рукоделие было бы куда более мозговыносительным, но однообразие дозора тоже не настраивало на позитив. Пусть запоздало, но попытку Рая сделать хоть что-то я понял. И мужчине посочувствовал.
   Лишь к концу пути, когда оранжевое светило начало приближаться к горизонту, а под ногами захрустели кости, словно напоминая, что они подошли близко к поселению и скоро уже появятся дома, в унылом быте дозорных наметилось разнообразие. Правда, теперь оно приближалось со стороны берега и было куда более многочисленным и отнюдь не пешим. Верховым!
   Те самые необычные зверюги, которых я видел в первые минуты своего пребывания на этой планете, бежали на первый взгляд неторопливо, но удивительно быстро оказались рядом. Низкорослые -- по пояс человеку, с широкими, удобными для сидения спинами, которые, кстати, были покрыты подобием попон с отверстиями для лап. Десяти лап! А узкие вытянутые морды, напоминающие змеиные, украшали загнутые назад костяные гребни, за которые держались наездники. Я не биолог, мне сложно предположить, кто из земных животных к ним ближе, но облик мне показался... своеобразным.
   Всадников было шестеро. Возглавлял кавалькаду тот самый торговец-принц-жених... Чёрт, я имя забыл.
   Он первым и спешился. Похлопал животное по спине и, не обращая внимания на своих спутников, направился ко мне. М-м-м... То есть к моей носительнице.
   -- Лиодайя... Ты сегодня на службе? Я думал, не станешь напрасно тратить время и останешься дома, займешься моими подарками.
   -- Я не могу оставить брата без напарницы, сиррин Аленнар.
   Аленнар! Точно! И интересно. У них все мужские имена заканчиваются одинаково? Вряд ли это совпадение, скорее... традиция? Или правило распространяется только на тех, кто этот... сиррин? Кстати, неплохо бы и смысл этого слова понять для полноты картины.
   -- Зачем же так официально? -- мягко, я бы сказал вкрадчиво, пожурил невесту жених. -- Мы скоро будем одной семьёй. Удобно, если ты побыстрей привыкнешь к неформальному обращению.
   -- Вы правы. Но я не хотела лишний раз кичиться и подчёркивать свой статус при посторонних. Я постараюсь.
   Ответила Лиодайя спокойно, но... В её душе несомненно бушевали сильные эмоции. Не могу утверждать, что именно помогло мне это понять. Интуиция и мой жизненный опыт? Или то, что я находился в её голове? Однако мне вдруг стало противно. Вернее, отвратительным в один миг стал стоящий перед девушкой мужчина. Бесспорно, приятный внешне и вовсе не отталкивающий ни поведением, ни словами. И всё равно... Мерзкий!
   -- "Вы"... -- Аленнар сокрушённо покачал головой, но к упрёкам не вернулся. Заговорил о другом: -- Твой брат должен проявлять больше инициативы и не надеяться, что всё решится само собой. Если хочет остаться стражем этого побережья, разумеется, а не сменить его на менее опасный участок внутри острова, где охранять совсем нечего -- там напарницы не нужны. А ты, моя сийринна, разделишь ответственность за весь остров со мной!
   Фу... Как пафосно. С другой стороны, возможно, это не просто красивые слова?
   -- Я не намерен отказываться от вверенной мне территории! -- чуть более испуганно, чем следовало настоящему мужчине, заговорил Райнар. -- И будет напарница, не сомневайтесь, сиррин.
   Снисходительно кивнув -- мол, верю на слово, но сомнения у меня остались, -- Аленнар неожиданно повернулся к морю. Обежал взглядом спокойный простор и уверенно произнёс:
   -- Они скоро придут...
   Резким движением обернулся, и в синих глазах я увидел воодушевление, смешанное с предвкушением. Рука, с надетой на неё перчаткой из тёмной кожи, протянулась к девушке, то ли предлагая опереться, то ли подойти ближе. Лио послушно шагнула вперёд, оставив позади брата и мужчин-компаньонов, внимательно прислушивающихся к беседе.
   -- Я хочу, -- негромко, так, чтобы слышала только невеста, заговорил жених, -- чтобы ты на нашей свадьбе показала себя во всей красе. На помолвке ты была изумительна, но гости не смогли в должной степени оценить все твои таланты. Увы, шторм мешал, и твари затаились в тот вечер. Однако я уверен, на свадебной церемонии всё будет иначе и ты справишься с опасностью. Жители острова должны увидеть силу истинной сийринны!
   Э-э-э... Не понял. То есть этот брутальный мужик, вооружённый до зубов, трусливо перекладывает ведение боя на плечи хрупкой женщины, имеющей лишь номинальную защиту? Если так, то недовольство невесты объяснимо. Да я бы на месте местных сийринн вообще тогда замуж не выходил! Этак можно и до первой брачной ночи не дожить. Никакие даже самые дорогостоящие подарки смерть не компенсируют.
   -- Я бы предпочла спокойную церемонию, -- подтверждая мои подозрения, отнюдь не жизнерадостно отреагировала невеста. -- Не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал.
   -- Ты в себе сомневаешься?
   -- Нет, я...
   -- Разве не это было твоей мечтой? Или ты забыла?
   -- Не забыла.
   -- И убедилась, что моё слово нерушимо, -- самодовольно усмехнулся Аленнар. -- Я же поклялся, что мы поженимся. А потому спустя годы, но ты сделаешь то, что пожелала, будучи девчонкой.
   -- Это несправедливо, припоминать сейчас прошлое. Я была наивной и...
   -- Ты была удивительной, -- снова не дал ей договорить сиррин. -- Независимой. Гордой. Сильной. Никто и никогда не осмеливался мне перечить. Отстаивать собственное мнение. Я так и не смог тебя забыть.
   -- Нет, я была глупой. Мне не следовало вмешиваться, -- прикрыв глаза и лишая меня возможности видеть лицо собеседника, прошептала Лиодайя.
   -- Но ты вмешалась. И теперь будешь со мной. Я в предвкушении: огромная тварь и хрупкая сийринна -- прекрасное зрелище! И никаких тяжеловесных доспехов, лишь изящное платье, развевающееся на ветру... Кстати, завтра тебе нужно быть на примерке наряда. Утром за тобой приедет повозка.
   -- А как же патрулирование? Райнар не найдёт так быстро замену.
   -- Пусть отдежурит в компании своего меча.
   -- Это недостой... -- возмутилась было Лио, но жених опять её перебил:
   -- Я пошутил, репутация и жизнь твоего брата не пострадают. Распоряжусь, чтобы выделили ему сийринну из резерва. Но это временная мера. Пусть не рассчитывает, что я и дальше буду потакать его прихотям. О поблажках в уплате налога и речи быть не может.
   -- Он заплатит. 
   -- Ну да, продав часть того, что ты выделишь семье, -- презрительно припечатал Аленнар. Видимо, подобный способ распорядиться дарами в принципе не возбранялся. Но для мужчины в этом доблести нет.
   Хм... Этот Аленнар мастер поиздеваться над людьми. Вот вроде и ничего гадкого не сказал, а ощущение, что оплевал с головы до ног. И как его, собственно, при таком скверном характере выбрали будущим правителем? Хотя... Раз тут передача власти династическая, то, видимо, без вариантов. Если, конечно, других сыновей в семье нет.
   А эти странные намёки о прошлом, которые понятны лишь моей носительнице? Самодовольство от свадьбы с обыкновенной девушкой из малообеспеченной семьи. Наверняка были претендентки и побогаче, и покрасивее... Что же он на ней зациклился?
   Её решительность его, видите ли, привлекла. Строптивость. Серьёзно? Какой-то он скрытный и закомплексованный к тому же. Ну, возможно, девушка на эмоциях послала его... куда подальше, но это же не повод годами мечтать о совместной жизни, а потом на ней жениться!
   Я бы с удовольствием послушал продолжение разговора, может, как раз и прояснилась бы ситуация. Да только планы Аленнара оказались иными. Сняв перчатку, он протянул руку, чтобы коснуться распущенных волос невесты. Сокрушённо, но с улыбкой качнул головой, когда Лио, похоже, невольно от него отступила. Посетовал: "А ведь я имею право...", но настаивать на прикосновениях не стал. Не прощаясь развернулся, быстрым шагом вернулся на своего... гм... "коня" и направил его в глубь острова.
   Вместе, вернее, следом за ним умчались остальные. Лиодайя не оглядываясь продолжила путь. Райнар было сунулся к ней с вопросами, да только угрюмый настрой сестры его отпугнул. Поступил он разумно, не став нарываться на конфликт. И без того только успевает извиняться по поводу и без.
   В общем, до самого посёлка они шли молча. Даже с новой парой патрульных, появившейся из-за домов, лишь сухими приветственными фразами перекинулись. Однако это не помешало мне понять принцип: получается, что стражи работают по определённому графику, сменяя друг друга. И в эту смену моей носительнице достались утро и день для охраны, а вечер и ночь для отдыха.
   Не знаю, как тут заведено, но что утром, что вечером на улице совсем не было народа. Тихо, мирно, спокойно. И дома тоже всё было спокойно, без спешки и суеты. Отец семейства залатал крышу, и сырость уже не так ощущалась, стены чуть подсохли. С кухни доносились аппетитные запахи. По всей видимости, готовила старшая хозяйка.
   -- Мама, я помогу с ужином. -- Лио тут же, едва сняв доспехи, подошла к ней.
   -- Это лишнее, я уже заканчиваю. А тебе давно пора свадебные дары разобрать! Рай, подожди, мы скоро будем садиться за стол. Куда же ты, сынок? Ты ведь только пришёл!
   -- Я схожу за лепёшками. Очень хочется...
   -- Так, а наши на что? Вот! -- она триумфально выставила на стол корзинку.
   -- Ну здесь же мало, -- стушевался, но не сдался Райнар.
   -- Зато жаркого много. Ничего и слышать не хочу! Марш переодеваться! Помоги Лио перенести сундуки невесты в её комнату. И на ужин.
   О... Мама-то та ещё командирша. Напора и решительности хоть отбавляй. Похоже, Лио в неё характером. Только молодая пока, потому и поспокойней себя ведёт.
   Однако упрямый Райнар от своей идеи не отступился. Не знаю, уж насколько эта домашняя выпечка вкуснее той, что была в "столовой", -- Лио из-за переживаний вновь не притронулась к ней, -- но её брат умял всё. Побарабанил пальцами по столу в явном нетерпении, посмотрел на сестру, на мать и заявил, поднимаясь:
   -- Вот видишь, на завтра лепёшек-то и не осталось. Я всё же пойду поищу, может, куплю.
   -- Да сдались тебе эти лепёшки! Я напеку. Пусть только Лио посмотрит, что-то из продуктов имеется в подношениях, там наверняка хорошая мука есть.
   -- А вдруг нет? И тебе их снова печь, время тратить, а мне несложно! -- из-за стола он выскочил как метеор.
   -- Что с ним? -- растерялась родительница, глядя вслед сыну.
   -- Неодайя, отстань уже от мальчика, -- вздохнул до этого не вмешивающийся отец. -- Ты своей чрезмерной опекой из него слабака сделала. Который лишь ждёт, когда за него другие побеспокоятся. Дай ему хоть какую-то самостоятельность проявить.
   Согласен! На все сто процентов! Этот Райнар определённо маменькин сынок. Сам несомненно старше Лио, а ведёт себя так, словно младший! Пассивно и не заглядывая в будущее. Материнская гиперопека -- страшная штука. А ещё страшнее, когда родительская "любовь" между детьми неравномерно распределяется. Невооружённым же глазом видно, насколько равнодушнее мать относится к дочери. Требует от молодой девушки ответственного поведения, серьёзных поступков, а сыну прощает полный инфантилизм. Это несправедливо.
   Хотя если основываться на местных устоях, в которых я, кажется, кое-что начал понимать, то чего к дочери привязываться? Всё равно замуж выйдет и вылетит из гнезда. А сынок рядом останется, поэтому и пожалеть, и побаловать можно, и поволноваться за кровиночку.
   Впрочем, Лиодайя, кажется, с таким к себе отношением давно смирилась. Ни упрёков, ни намёков на обиду. Закончив ужинать, сунулась было помочь прибрать стол, но мать в очередной раз озадачила её дележом подарков. И она послушно пошла.
   Но ведь вот что удивительно, -- даже вникать в содержимое свёртков и тюков девушка не стала. Разорвала упаковки, лишь сделав вид, что посмотрела, крикнула: "Мама, папа, тут всё ваше!" и ушла к себе в комнату. Не захотела ничего брать из доли семейных даров, ограничилась только "набором невесты", который Райнар утащил в комнату.
    Сундуки в любом случае рано или поздно придётся перебрать, чтобы не мешались. Это и по горестному вздоху девушки понятно, и по обстановке -- комната у моей носительницы небольшая, в ней сразу стало тесно и неуютно. Брат спешил и поставил ношу как попало, а кому захочется посреди ночи натыкаться на острые углы коробов? Тем более Лиодайя с утра любит подвигаться, а не сидит на кровати как истукан.
   Однако и тут девушка меня удивила, всего лишь отодвинув подарки к стене. Неужели опять проигнорирует настойчивые увещевания матери? Ага, именно так. У неё на этот вечер определённо были другие планы, потому что -- в очередной раз меня смутив -- носительница быстро сбросила с себя одежду и, накинув на плечи лёгкое покрывало, выскочила в коридор. Перебежала во двор и нырнула в маленькую пристройку. Внутреннее убранство я узнал мгновенно и назначение соответственно. Баня!
   Да, в моём мире давным-давно не пользуются этим доисторическим способом помывки. Двадцать первый век скоро закончится! В ходу гигиенические модули и ионный душ. Но в школьном курсе истории, да и в книгах, альтернативные способы наведения чистоты упоминались. И теперь мне "вживую" довелось опробовать на себе все прелести... Прелести?! Чёрт!
   Это невозможно! Дико! Я же всё чувствую! Гладить женское тело, причём делать это, не контролируя движений, так, словно кто-то чужой управляет руками, не считаясь с твоими желаниями... И не имея возможности ни отвернуться, ни закрыть глаза, ни абстрагироваться от ощущений...
   Я бы из чувства мести организовал моим работодателям такое же попадание! Непременно в женское тело! Жаль, что я не в силах этого сделать.
   В общем, к концу помывки я себя ощущал уже даже не вуайеристом, а жертвой насилия. Эмоционально опустошённый, на окружающее смотрел сквозь пелену пассивной обречённости. Даже то, что мрачного вернувшегося брата уже одетая Лиодайя, как раз вышедшая во двор из бани, проводила пристальным взглядом, лишь отметил как факт.
   Не было ни моральных сил, ни мотивации строить какие-либо прогнозы и предположения насчёт дальнейшего развития событий. Обойдутся организаторы эксперимента минимальной информацией. И в следующих "путешествиях" участвовать не стану! Допустим, я в отчаянном положении, и способы заработка выбирать не приходится. Но на такое я точно не подписывался...
  

Глава 2,

в которой Арктур примеряет платье невесты, а Лиодайя решает проблемы за счёт приданого

  
   Утром произошедший вечером форс-мажор уже не казался мне таким страшным. Я же не девственник, в конце концов, и женщины у меня были. Ну погладил её... себя... Тьфу! В этом вопросе больше всего смущает общее с Лиодайей тело и невозможность разграничить наше восприятие. Но ведь, надо отдать девушке должное, она не уродина какая! Гладить пришлось не бесформенное жирное тельце, а очень даже приятное... гладкое... фигуристое. И вообще...
   В общем, эстетическое удовольствие, как ни крути, но было. Чего ж скрывать-то! Надо быть честным хотя бы с собой, если уж от моих работодателей этого ждать бессмысленно. Раз ситуация произошла, значит, отчасти вероятность имелась, и они обязаны были меня хотя бы предупредить о таком, пусть самом мизерном, проценте исключений.
   Пока я всё это обдумывал и настраивался на рабочий лад, Лио успела встать, одеться и даже позавтракать. Во двор выглянула, видимо отыскивая брата. Не нашла. Сунулась было в комнату к родителям, но их дома не оказалось -- ушли по своим делам, наверное. Вернулась к себе, с тоской посмотрела на сундуки, но разбирать снова ничего не стала -- отошла к окну.
   -- Кто бы сомневался... -- вздохнула, увидев, как на небольшой площадке между пляжем и домом Райнар размахивает тем самым мечом, что прижимал к себе, когда я его первый раз увидел.
   Вчера, кстати, в дозор он брал другое оружие, определённо попроще и подешевле. Этот же образец средневековой ковки даже издали смотрелся внушительно и наверняка стоил целое состояние. И я, наконец, догадался -- так вот о чём она говорила, когда причину своего согласия на брак объясняла! А я-то подумал, что речь об обычном оружии...
   Может -- мелькнула шальная мысль -- вдруг этот меч ещё и заговорён на уничтожение неведомой угрозы? Ритуальный, магический инструмент? Оттого и ценно обладание им. Ну да, да, я реалист, понимаю, что приплетать мистику -- бредовая идея, но мир-то чужой, непознанный. И вообще, не факт, что меня в нашу Вселенную занесло, а не в какую-нибудь альтернативную.
   -- Неужели в дозор возьмёшь? -- Лиодайя тем временем вышла из дома и теперь, облокотившись о невысокую ограду, ограничивающую площадку, смотрела на тренировку. -- Не рановато ли? Сначала бы налог оплатил и личное клеймо поставил.
   -- Да нет, это я так, примеряю к руке, -- Райнар аккуратно прислонил меч к деревянной стойке и, сняв с перил тряпку, принялся вытирать пот -- тренировался он раздетый по пояс.
   -- Понятно. -- Лиодайя помолчала. Подождала, пока он натянет на торс рубашку, висящую рядом, и продолжила: -- Как свидание? Ты к кому ходил-то?
   -- Гм... да так... -- невнятно фыркнул Рай. -- Никак! Я Диодайю звал, она же с мужем сестры ходит, пока та беременная. И вот-вот со дня на день разродиться должна. А Дио всё равно не согласилась. Всё из-за этого старого меча!
   -- Дело не в нём. Просто ты забыл, что её сестра ещё год, пока ребёнок маленький, в дозор не выйдет. А ставить под угрозу заработок семьи Диодайя не станет. Вот если бы ты ей замужество предложил, а не просто партнерство, тогда, я уверена, она бы по-другому к тебе отнеслась.
   -- Рано мне жениться, я же тебе уже говорил. -- Райнар задумался, почесал в затылке и вздохнул: -- А кого ещё позвать можно? Из наших все остальные вроде как при делах.
   Вот бестолочь... Даже я уже понял, что в основном муж и жена или близкие родственники вместе работают. Этот Райнар сам себе проблем навертел, когда собрался напарницу искать без брачных обязательств. Девушкам это не интересно, напрасная трата времени.
   С другой стороны... Ситуация-то наверняка рядовая. Само собой проще, если они заранее между собой договорились: кто с кем работать станет. Тем более о свадьбах, других изменениях часто известно заранее, и есть время сориентироваться, а у многих имеется на примете "запасной вариант". А если нет? На самом деле, как в этом случае такие вопросы решаются? Должен быть какой-то механизм регулирования на уровне тех, кто эти самые дозоры распределяет, контролирует, оплачивает... Или, как сказал Аленнар, -- без напарницы или напарника просто отправляют в резерв? А на эту территорию тогда кого? Новый патруль? По логике вроде так должно быть.
   -- О каких делах речь?
   Задорный бойкий голос оборвал как диалог, так и мои размышления. А когда Лиодайя обернулась, я увидел крепенькую невысокую темноволосую девчушку, в облачении, похожем на доспехи моей носительницы.
   -- Ты, что ли, без напарницы остался? -- она скептично осмотрела с ног до головы замершего от неожиданности мужчину.
   -- Э-э-э... Я... Да.
   -- М-да... -- осмотр, как и ответ, незнакомку однозначно не впечатлил. -- Надеюсь, мы сработаемся, и тебе хватит ума не строить из себя героя и не лезть мне под руку.
   -- А ты не слишком молода для стражницы? -- уточнила Лиодайя. Видимо, презрительное отношение к брату её всё же задело.
   -- Сомневаешься? Испытания я прошла, уже месяц хожу в дозоры! Тебя, кстати, повозка ждёт, на которой я приехала. К вечеру как раз вернёшься, я на ней обратно уеду. Потому не разъезжай допоздна, я тут ночевать не намерена... Так... -- она снова переключилась на Райнара. -- Смотрю, ты не спешишь. Я долго тут прохлаждаться буду? Время-то идёт!
   Ну-ну... Наглость -- второе счастье. Это даже на Земле давно известно.
   Я начинаю подозревать, что Аленнар "постарался" и выбрал самую неуживчивую партнершу. Хотя... Судя по тому, как шустро Райнар рванул в дом и обратно выскочил -- не прошло и минуты, может, ему именно такая напарница и нужна? Которая вымуштрует запросто. Так что я даже не удивлюсь, если в итоге эта инициативная "командирша" запросто его на себе женит, безо всяких там "готов - не готов". Рай привык быть ведомым и иных отношений не воспримет. А девушка своим поведением очень уж напоминает его маму.
   Не знаю, какие на этот счёт были мысли у Лиодайи, но, судя по покачиванию головы, она была обескуражена. Проводила глазами уходящую по дороге пару, вздохнула, постояла ещё немного и поспешила в дом. Вернее, через двор к приоткрытым воротам, сквозь которые, по всей видимости, зашла временная напарница Райнара.
   На небольшом песчаном пятачке перед ними действительно стояла... повозка. Не совсем такая, какую я видел во дворе Лиодайи после попадания в этот мир. Та была большая, в неё человек десять поместилось. Здесь же определённо мини-вариант. Одноместный. То есть двухместный, потому что переднее сиденье уже было занято. Ещё один пассажир? Или кто-то, не зная, для кого предназначена повозка, решил ею воспользоваться раньше?
   Предположил и снова ошибся. А потом вообще поразился своей наивности и забывчивости! Мир-то средневековый! Средство передвижения только на первый взгляд казалось самодвижущимся, потому как закрытые борта до земли не давали рассмотреть механизм. А когда Лио забралась внутрь и повозка тронулась с места, стало понятно -- сидящий впереди парнишка усиленно двигает ногами. Он педали крутит! На самом деле это практически велосипед! Транспорт типа рикши, с удобствами для пассажира -- кресло, в котором разместилась моя носительница, было мягким, большим и уютным.
   Дорога только в пределах поселения была присыпана песком. Едва дома закончились, превратилась в обычную колею с примятой травой. Наверняка, если по ней перестанут ездить регулярно, за пару месяцев зарастёт.
   М-да... В развитии этот мир продвинулся не слишком далеко. О космических технологиях им ещё даже не мечтается. И всё же не дураки же! Ведь не примитивные совсем, раз металл обрабатывают, ткут ткани и изготавливают стекло. Им бы дать толковые идеи и усовершенствовать материалы. Тогда уровень комфорта стал на порядок выше!
   Мои познания могли бы пойти на пользу, только работодатели категорично запретили вмешиваться в чужую жизнь. Желание что-либо изменить не должно нарушать привычный местным ход вещей. Наблюдатель в этом мире лишь временный гость. Неизвестно, к лучшему ли исходу приведут его советы.
   Несмотря на убогость "дороги", ехали мы быстро. Не было ни колдобин, ни ям, ни рытвин. Даже почти не укачивало. Взор Лио, поначалу сосредоточенный на руках, которые она сложила на коленях, нервно переплетя пальцы, начал всё чаще подниматься, позволяя мне получше рассмотреть местность.
   Пейзажи внутри острова оказались ничуть не менее своеобразными, чем побережье. Нет, костей здесь не было. Не было и фиолетового песка. Но салатовое небо, куполом раскинувшееся над головой, кое-где прикрытое розовыми облаками, казалось ярче, чем над морем. Та самая синелистная невысокая растительность типа травы здесь росла намного гуще, плотнее, образуя сплошной ковер. И я долго не мог отделаться от ощущения, что мы движемся по воде, а не по суше.
   Вскоре вдоль поля появились невысокие кусты, постепенно превратившиеся в лес. Чему я не сильно удивился, в самом деле, нужны же им материалы для строительства. Дом и ограда во дворе носительницы были из такого же дерева, только обработанного. Тёмные, практически чернильные стволы были покрыты плотной корой. Ветви и листья я с трудом рассмотрел, настолько высоко они тянулись к свету.
   Хм... Я думал, остров сравнительно небольшой. Ан нет. Мы уже пару часов едем, причём с хорошей такой скоростью, а конца и краю дороге не видно. То ли проложили её зигзагом, в обход поселений -- потому как ни одного на пути не попалось, -- то ли в действительности размер у этого "государства" немалый.
   Эх, мне карту бы раздобыть! Ну не могут же они обходиться без этого способа ориентирования на местности! Или могут? Пока не проверю -- не узнаю наверняка.
   Только я отвлёкся на размышления, как окружающая природа вновь изменилась. Дорога поднялась на небольшой холм, с высоты которого взгляд Лиодайи на мгновение выхватил на горизонте совсем далёкую полосу моря, тут же скрывшуюся за соседним поднятием, когда повозка начала спускаться в низину -- практически круглую равнину, похожую на блюдце.
   Трава здесь значительно отличалась от лесной: вместо пышных листьев я отчётливо видел злаки. Всё такие же синелистные, но с практически белыми колосьями. Похоже, это какое-то мучнистое растение, не исключено, что именно из него пекут лепёшки или что-то ещё готовят. Поле выглядело ухоженным, и сорняков, по крайней мере таких, какими они должны были быть в моём понимании, не имелось. Наглядное подтверждение, что на острове развито растениеводство.
   "Штурм" очередного холма, и новая смена "картинки" на спуске: среди простора мирно паслось стадо непонятных существ. Похоже, все местные животные многоногие, а эти ещё и ушастые -- кожные складки свисали с голов и волочились по траве. Рядом с ними на десятилапом "скакуне" обосновался местный пастух. Видимо, следил, чтобы никто не разбежался прочь. Что ж, я учту и существование скотоводов.
   Прошло ещё не меньше часа, прежде чем природные ландшафты начали чередоваться с индустриальными. Последний термин, конечно, можно было использовать с натяжкой -- лесопильни и мельницы вряд ли тянули на полноценную промышленность. Но это несомненно были места переработки сырья в промежуточный продукт. И по мере приближения к конечной цели нашего движения их становилось всё больше. Определённо пекарни, ткацкие мастерские, швейные, обувные, кузнечные... Здесь они выросли словно грибы после дождя.
   И мне не пришлось долго размышлять почему. Внутренняя территория острова безопасна -- я же слышал, что сказал Аленнар. Вот народ и стремится туда, где им живётся спокойно.
   И таких желающих мирной размеренной жизни на острове немало! Едва мы въехали в посёлок, как оказались на кипящих суетой улицах. Торговцы, носильщики, рабочие, просто гуляющие... В своих домах им точно не сидится. Кажется -- все именно в этот момент решили выйти, чтобы пообщаться с соседями.
   Кстати, дома здесь куда эффектнее, чем у тех, кто поселился на побережье. Двухэтажное жилище носительницы выглядит архискромно по сравнению с шикарными особняками в три-четыре, а то и пять ярусов. Хотя возможно, это не личный дом одной семьи, а рассчитанный на большое количество народа. Логично, ведь застройка здесь плотная, а свободную площадь выгодней занять производственными помещениями. Тем более земля на безопасных территориях поселений наверняка дорогая. Ради спокойной жизни поселяне несомненно готовы пожертвовать финансами и комфортом. Понятен их выбор: или неспокойное побережье с просторной усадьбой, или благополучный центр острова с компактным размещением жителей. Тут каждый решает сам, исходя из интересов своей семьи.
   Было ли внутри населённого пункта деление на более богатые и бедные сословия, я так и не понял. Мне показалось, что и на периферии, и в центре всё одинаково. Однако возница вёз Лио именно вглубь поселения. И здесь, на неширокой улочке, возле прижатого другими домами трёхэтажного здания, повозка наконец остановилась.
   Глаза носительницы пробежались по фасаду, украшенному замысловатой тонкой резьбой, напоминающей кружево.
   -- Достопочтимая сийринна, мы прибыли. Я буду ждать сколько потребуется, -- подал голос парень, видя, что его пассажирка замешкалась.
   -- Ждать здесь? Мне кажется, улица для этого тесная.
   -- Нет, встану на площади за углом. Я должен отвезти вас обратно домой. Сиррин Аленнар приказал.
   -- Я знаю, -- вздохнула Лиодайя.
   Отодвинув боковую стенку повозки, она ступила на мостовую. Не каменную, не деревянную и не песчаную. Странную какую-то, гладкую, словно покрытую толстым слоем... м-м-м... тёмно-коричневого лака? Это даже на древний земной асфальт не очень похоже. Неужели пластик?!
   Эх, присесть бы, чтобы рассмотреть поближе! Потрогать! Да только моей носительнице наверняка всё это привычно и знакомо. Потому не сделала она ни того ни другого. Спокойно шагнула на тротуар, поднялась по ступенькам крыльца и толкнула в сторону дверь с витражом-картинкой -- иголка, нитка и ножницы.
   О как! Другой край Галактики, иная форма жизни, а мыслит в схожем с землянами направлении. Швейные инструменты идентичны по дизайну и функциональности!
   Кстати, внутреннее пространство дома, то есть мастерской, оказалось столь же предсказуемым. Невысокие раскроечные столы с лежащими на них выкройками и частично сшитыми изделиями, стеллажи под потолок, заполненные тюками тканей, корзинами и ящиками с лентами, кружевом, нитками. Большое зеркало и небольшой помост-подиум перед ним. Разве что вместо мест для отдыха -- ожидаемых диванов -- здесь неизменные "подушки".
   Для меня особой разницы нет, всё равно на них сидеть Лиодайе вряд ли придётся. А я... Я буду наблюдать. И морально настроюсь потерпеть. Ничего, новый "раунд" переодеваний носительницы как-нибудь переживу.
   -- Достопочтимая сийринна, добро пожаловать! У нас как раз всё готово для примерки, -- едва Лио оказалась внутри, бросилась к ней немолодая женщина в тёмном платье с широким поясом, на котором были закреплены швейные принадлежности.
   -- Зовите меня Лиодайя, уважаемая эса...
   -- Офрина, -- с готовностью представилась владелица мастерской. -- Для меня огромная честь готовить вам праздничные наряды!
   -- Наряды? -- опешила Лиодайя, видимо, от масштабов примерки. -- Сиррин Аленнар сказал, свадебное платье...
   -- Да, платье для свадебной церемонии, а к нему нижнее бельё. Ещё два официальных наряда: один, в котором вы прибудете в резиденцию правителя, другой для второго дня, когда принесёте клятву о защите острова. Вы же наша будущая королева! Также в заказе пара удобных домашних платьев. Ну и... -- она загадочно улыбнулась с недвусмысленным намёком, -- наряд для вашей брачной ночи, несомненно.
   Брачная ночь? Упс... Надеюсь, я до этого не доживу. В смысле меня выдернут отсюда раньше, чем... А если не успеют и на "меня" полезет этот мужик?! Молчать и терпеть будет сущим адом. Я же и так на грани!
   -- Точно, одним платьем не обойтись, -- спокойно ответила Лиодайя. -- Мне будет очень приятно получить вещи, сшитые руками такой опытной мастерицы.
   Надо же... Ясно, что на примерку она отправлялась без настроения, исполняя прихоть жениха. И наверняка то, что Аленнар не удосужился заранее поставить её в известность о числе запланированных нарядов, -- неприятно. Только носительница не стала ни скандалить, ни срывать зло на той, которая старательно исполняла заказ высокопоставленного клиента. Поразительная сила духа.
   -- Это Расва и Дола, -- тем временем представила Офрина помощниц -- двух незаметно подошедших совсем молоденьких девушек в скромных светлых платьях, оснащённых тем же набором швейных принадлежностей, что и униформа их начальницы.
   -- Для начала снимем мерки... Вот сюда встаньте, пожалуйста...
   Оказавшаяся на подиуме, Лио послушно выполняла вежливые распоряжения. Взгляд её не фокусировался ни на чём конкретном, она даже веки чуть приопустила, отдав себя в полное распоряжение швей. Её терпению я позавидовал так же, как до этого силе духа. Меня, например, очень быстро начали выводить из себя все эти: "Ага, так, руки в стороны... Повернитесь... Нет, ногу согните... Эту тоже... Сюда переступите... Наклонитесь... А потом подберём ткани..."
   Признаю, будь это занятие соответствующим моим задачам наблюдателя, я бы, несомненно, постарался запомнить все нюансы процесса. А так... Для отчёта абсолютно бесполезная информация. Детали пошива и дизайн местных платьев не заинтересуют моё начальство. Уровень развития цивилизации измеряется другими показателями. Наличием мини-производств ремесленников, угодьями селян и пастухов, предприимчивостью торговцев, принципами работы техники, но никак не женскими штучками.
   В общем, если мой отчёт выйдет обрывочным и ни на что не годным, пусть только попробуют мало заплатить. Что есть, то есть. Я в этом не виноват. Нечего было меня в женское тело отправлять! Мужчина и в оружейную мастерскую бы заглянул, и поохотился, и рыбы наловил, и политические вопросы обсудил, и на свидание сходил... хотя я и так на Лиодайю насмотрелся. О! И это я им тоже припомню. Пусть компенсируют мне моральный ущерб. Сами-то не рвутся покорять неведомые просторы. Нет бы хоть раз в такое "путешествие" сходили. Так ведь сидят по кабинетам, а ищут для своих экспериментов таких отчаянных добровольцев, как я. Трусливые создания...
   -- Нет, я...
   Голос до этого молчавшей Лиодайи вывел меня из размышлений. Метнувшийся к лицу Офрины взгляд тоже не оставил шансов остаться безразличным и не реагировать на происходящее. Швея о чём-то спросила? Я не услышал.
   -- ... я не успела определиться с выбором украшений. Не было времени.
   -- Ай, как неудачно, -- посетовала мастерица. -- Но я вас понимаю: волнение, да и предсвадебные хлопоты отнимают много сил... Ну хорошо, тогда сегодня ограничимся основой для платьев. А под украшения будем подбирать отделку. Это тоже интересный вариант. Но на следующую примерку надо знать наверняка.
   -- Обязательно, -- пообещала Лио.
   Вот и первый побочный эффект нежеланной свадьбы. И сколько ещё таких "сюрпризов" ждёт девушку в будущем? Уверен, немало. Ей же придётся не только терпеть нежеланного мужа, но и его родственников, друзей. Неужели готова с этим жить?
   Или я преувеличиваю и всё не так ужасно? А негатив исключительно... м-м-м... церемониального характера? То есть проблемы связаны лишь с процедурой свадьбы, в то время как дальше жизнь пойдёт как по маслу? То есть, как у нас говорят, стерпится -- слюбится? И Лио, как девушка разумная, с этим смирилась?
   Я думал, мучения продолжатся, но... Нас отпустили! То есть мою носительницу. Впрочем, немудрено, если учесть, что возвращаться домой ей придётся тем же путём и потратив столько же времени.
   Кстати, вот тоже непонятный факт. На Земле, если верить древним традициям, царственный жених забрал бы невесту в замок, швей и прочий полезный персонал "на дом" пригласил. Познакомил бы её с родителями, да и сам тоже пообщался с будущими родственниками. И уж тем более не позволил бы ей продолжать работать. Или, на худой конец, охрану бы приставил такую, чтобы ни у кого и мысли не возникло, что девушка свободна. А здесь никаких намёков на подобный сценарий. Всё же иной у них менталитет, точно.
   Только опять же нюансы этого самого "менталитета" не нужны моим работодателям. Их к ноу-хау не отнесёшь. И в качестве новой технологии не используешь. И...
   -- Вы готовы ехать?
   В очередной раз увлёкшись, я не заметил, как Лиодайя вышла из мастерской и, завернув за угол дома, отыскала свою повозку среди других, стоящих на площади.
   -- Да, только хотелось бы... -- девушка оглянулась определённо в растерянности. -- Пообедать. Я быстро. Если есть где...
   -- Ой, простите! -- спохватился возница. -- Конечно! Только не здесь. Чуть дальше имеются отличные таверны для статусных гостей. Садитесь, я отвезу.
   Точка общепита, которую настоятельно порекомендовал посетить паренёк, отличалась от "столовой" на побережье ровно в той же степени, в какой и дома местных жителей.
   Светлое, просторное помещение, в котором одна из стен застеклена, и через неё открывается вид на маленький внутренний дворик-сквер. Низкие столы -- аккуратные и изящные, застеленные плотными плетёными циновками. Неизменные подушки, покрытые мягкой бархатистой тканью. Посадочные места на достаточном расстоянии друг от друга. Здесь никто не толпился и шумных разговоров не вёл. Посетители располагались чинно, с достоинством. Да и немного их было.
   Своего "водителя" Лио нерешительно позвала с собой за стол, но тот весело отказался. То есть заверил, что его больше устроит вон тот маленький кабачок в соседнем доме. Как раз для простых работяг-эсов.
   Если Лио и причисляла себя к той же когорте, то невесте будущего правителя не пристало идти в недорогое заведение. Это на побережье все свои и никто косо не взглянет, а в центре острова публика и нравы совсем другие. Ненароком ещё опозорит своего жениха. Пришлось ей довольствоваться изысканными угощениями. И, уходя, оставить на столе десять маленьких перламутровых чешуек.
   Ого... На побережье они с братом вдвоём "наели" на одну. Цены тут завышены в несколько раз. Я уже понял, что плоский, очень тонкий неровный кругляшок это местные деньги. Интересно, как такие изготавливают? Есть монетный двор? Кто отвечает за казну острова? Контролирует количество денег в обороте? И какова реальная стоимость этой "монетки"?
   По логике отец Аленнара должен заниматься всеми этими вопросами -- лично или министра назначает какого. А сам жених "отлавливает" бракованные монеты и цепляет себе на одежду. Я тогда не сразу понял, что за украшения были на его наряде.
   Обратный путь на побережье той же дорогой Лиодайю утомил. А может, сказался плотный обед и размеренное движение -- она задремала. Вместе с ней невольно погрузился в дремоту и я. Вот такая непонятная особенность нашей тесной "связи". Впрочем, удобная. Не представляю, что можно делать, находясь в голове спящего человека.
   А когда Лио проснулась, и мы вернулись в её дом, я даже пожалел, что во время бодрствования носителя нельзя "отключить" восприятие хотя бы ненадолго. Нет, на этот раз причина была вовсе не в раздевании или купании. Она была в окружающих. В тех, кто, по моему мнению, должен исполнять функции настоящей семьи. Оказывать поддержку, давать совет, пусть на краткое время, но помочь забыть о невзгодах...
   Ничего этого не было. Лишь неуместная попытка матери поинтересоваться: "Лиодайя, ты платье заказала достаточно дорогое? И роскошное? Не хватало ещё, чтобы ты опозорила нашу семью. В дешёвом наряде все сразу поймут, что ты провинциалка".
   Я разозлился. Почему? Ну хотя бы потому, что отсутствующую целый день дочь, наверняка уставшую с дороги, отказавшуюся от ужина и убежавшую в свою комнату, на месте её родителей я бы в первую очередь расспросил о причинах. А их совсем другое обеспокоило -- стоимость наряда!
   И даже реакция самой девушки, которая отнеслась к заданному вопросу, то есть к его сути, как к закономерности -- не стала огорчаться, лишь тяжело вздохнула, -- не примирила меня с существующим положением вещей.
   Следя за руками носительницы, взявшейся перебирать содержимое одного из сундуков, я никак не мог погасить клокочущую ярость. Я не понимал -- как так можно! Как можно столько терпеть и не потребовать к себе нормального отношения? Она же станет королевой и должна знать себе цену. Или ею и дальше будут помыкать все кому не лень! В этот момент мне безумно хотелось Лио "встряхнуть", заставить что-то сделать... Стоп!
   Это то, о чём так настоятельно предупреждали и от чего предостерегали устроители эксперимента. Сопереживание. Самое страшное, что может произойти с наблюдателем. То, что он ни в коей мере не должен себе позволить. Бессмысленно и опасно испытывать эмоциональную привязанность к "объекту". Для меня он -- всего лишь инструмент изучения мира. Проблемы носителя не должны беспокоить... Не должны.
   Кажется, я успокоился. И вновь сосредоточился на происходящем вокруг.
   Содержимое сундуков оказалось своеобразным, но вполне естественным для приданого невесты. За один, самый большой из них, девушка взялась в первую очередь. Она долго выкладывала на пол текстиль для комнаты. Шторы, покрывала, коврики всякие. На их фоне прежние предметы обстановки выглядели скромно и непритязательно. Я даже порадовался, что Лио сможет обустроить свой личный уголок уютно. Вряд ли долго она будет наслаждаться этой красотой, но до свадьбы ведь тоже хочется жить в комфорте.
   Второй, поменьше, под самую крышку был заполнен какими-то баночками, коробочками, флакончиками. Уверен, Лио сразу разобралась, что это, а вот мне пришлось постараться, то есть стойко выдержать ароматическую атаку чтобы сообразить: местная косметика -- кремы, масла, мыло, парфюм.
   В третьем, аккуратно завёрнутые в пушистую, невесомую упаковку, лежали: небольшое зеркало в дорогой раме, расчёски с красивыми резными ручками, украшенные цветными камнями гребни, заколки... В общем, предметы личного пользования.
   Четвёртый вообще меня удивил -- в нём оказались книги. Не привычные многостраничные, а в виде небольших свитков из тонкого слюдянистого материала с нанесёнными на него белыми знаками. К огромному моему разочарованию, Лиодайя не стала на них концентрироваться. Взглянула мельком и отложила. Однако даже этого мне хватило, чтобы понять: глазами я вижу именно это -- необычные по начертанию, непривычные символы. Но в сознании они тут же превращаются в осмысленные. По крайней мере, один из них, на котором внимание задержалось дольше, чем на остальных.
   "Наставления для молодой жены".
   Удивительно! Я воспринимал местную письменность так, словно мне всю жизнь с ней приходилось сталкиваться. И это вдохновило. Обнадежило. Окрылило! Это сколько же новой информации можно раздобыть! Девушка определённо образованная, раз уж получила книги в качестве презента от жениха.
   Уверенный, что моя носительница непременно вернётся к такому необычному подарку, я набрался терпения и вместе с Лио приоткрыл крышку пятого сундука. Самого небольшого. Последнего, который остался неразобранным.
   Украшения. Мягкая, рыхлая золотистая и серебристая масса, оттенённая разноцветными бликами камней, заполняла шкатулку более чем на треть.
   Ну да, предсказуемо. Это же о них говорила портниха. Было бы странно не найти их среди даров. Меня другое удивило -- они не были рассортированы по футлярам. Лежали, просто сваленные в кучку, словно древний клад в пиратском сундуке. Будто бы их в спешке подготовили для невесты.
   Пальцы Лио медленно вытащили на свет первое, что лежало на поверхности. Повертели, расправили, растянули... И я про себя одобрительно хмыкнул -- ну ничего так, с размахом жених к вопросу подошёл. Я, конечно, не спец в этом деле, но вес вроде немалый, и камушки яркие, большие. Такое наверняка должно понравиться. Примерит? Я бы посмотрел.
   Нет, отложила, взялась за следующее. Вытащить не успела.
   -- Лио? К тебе можно?
   Дверь в комнату отодвинулась, и в щель заглянуло симпатичное личико ещё одной девушки. Волосы чуть темнее, почти чёрные, глянцевые, курносый носик, кругленькое личико, губы пухленькие. Тёмные глаза, цвет которых я издали не опознал, с любопытством впились в стоящий перед Лио сундук.
   -- Твоя мама сказала, что нужна помощь.
   Бесстрастность моя была недолгой. Я вновь ощутил прилив возмущения в адрес родительницы. Если бы хотела подсобить дочери, то пришла бы сама и разложила дары как следует. Незнакомка наверняка приглашена с умыслом, чтобы похвастаться перед ней щедрыми подношениями будущего зятя. А если она первоклассная сплетница, то об этом узнает половина побережья.
   -- Я почти закончила, заходи, -- тем не менее спокойно отреагировала Лио.
   -- Ух ты... -- взгляд незнакомки на пару мгновений оторвался от сокровищ, обежал разложенные на полу текстиль, косметику, свитки и снова "приклеился" к драгоценностям. -- Красота! Какая ты счастливая, Лио! Такого щедрого жениха отхватила! У меня не было таких богатых даров. В нашем-то районе нет обеспеченных сирринов. Поторопилась я, не стала ждать кавалера с солидными доходами.
   Она так тяжело вздохнула, словно вся жизнь (которая, судя по возрасту девушки, только началась) летит под откос. И трагедия заключается в отсутствии дорогих свадебных подношений. А ведь молодая, здоровая, красивая... И кто-то в неё влюбился, раз уж замуж позвал. А она не ценит то, что имеет.
   -- Ты же говорила, что мужа любишь, -- мягко, но пожурила подругу носительница.
   -- Ну да. Он хороший. Только после свадьбы уже не дарит ничего. Говорит, надо сначала дом в порядок привести. Ох, Лио... -- она мгновенно сменила нежелательную тему на более приятную: -- Сколько здесь ярких покрывал! Занавески! Коврики! Лио, ты мне отдашь свои старые? Или, может, поделишься этими? Ой! Что я говорю... дары жениха должны остаться невесте на память!
   Так... Балаболка-вертихвостка. Это диагноз. А я больше всего на свете ненавижу такой тип женщин. Вся их жизнь подчинена одному желанию -- обеспеченной жизни. Сочувствую её мужу. Любовь мужчины вовсе не гарантия семейной идиллии. Не знаю, как на этой планете с разводами дело обстоит, но, если они возможны, уверен, при любом удобном случае она переметнётся к более выгодному кавалеру.
   Интересно, тут вообще нормальные женщины есть? На "моём" пути это уже второй образчик меркантильного менталитета. Мать Лио, её подруга... Насчёт самой "носительницы" у меня тоже уже уверенности нет.
   -- Я найду для тебя что-нибудь, -- прервала поток восторженных похвал Лиодайя. -- Филадайя, скажи, а тебе действительно вот это нравится?
   Она подняла самое массивное и нарядное украшение.
   -- Ты ещё спрашиваешь! Такое дорогое, будешь в нём самая красивая. Невеста должна выглядеть богато.
   -- Мне они кажутся слишком крупными. Много блеска, камней. Я не привыкла выглядеть броско. Хорошо бы убрать с них лишнее. И по размеру оно мне не подходит...
   Приложив украшение к груди, Лио опустила голову, рассматривая результат.
   Вот честно, лучше бы она смотрелась в зеркало! Да, оно на стене, и к нему нужно встать и подойти, но это более комфортный для моего эмоционального состояния вариант. Потому что нынешний ракурс взгляда позволил увидеть не только украшение, но и то, на что оно легло. А вырез платья... нет, не открывал, он просто очень так выразительно подчёркивал самую эффектную часть женского тела. А лёгкая прикрытость влечёт мужчин куда сильнее, чем полная обнажённость. 
   -- Ну не знаю... -- подруга нахмурилась. -- По мне, и так замечательно. Жениха не боишься обидеть? Да и окружающие могут усомниться в серьёзности его намерений.
   -- Если его что-то не устроит, пусть разрывает помолвку. И ищет невесту посговорчивей. Я только рада буду.
   Последнее произнесла так тихо, что, увлечённая дарами Филадайя услышала лишь первую часть. И рассеянно поддакнула: "Правильно, мужчины должны идти нам на уступки". Зато услышал я.
   Лиодайя абсолютно не заинтересована в браке, щедрые подношения игнорирует, к дорогим побрякушкам равнодушна. Всё же не похожа она на охотницу за богатыми женихами.
   Я думал, украшение вернётся в общую кучу, но нет. Обернув вокруг шеи, девушка быстро застегнула замочек. А когда убрала руки...
   Что за!.. Никогда бы не подумал, что эта блестящая красота настолько тяжёлая! Практически полноценное орудие пыток. Таскать такой хомут целыми днями должно быть очень утомительно. Теперь "любовь" жениха воспринимается совсем в ином ракурсе. Он позаботился лишь о доказательствах своего благосостояния. Нормальный мужчина не стал бы мучить девушку и выбрал что-то лёгкое, изящное, удобное... Ну, на худой конец, отдал бы ей право самой определить дизайн.
   Хм... А может, так и есть? Раз у девушки имеется возможность и право украшение изменить? На всякий случай ей положили самые массивные варианты. Проще убрать лишнее, чем добавлять недостающее. При такой "трактовке событий" проблема чуть иначе воспринимается.
   Подруга просидела до самого вечера, ушла, лишь когда Райнар вернулся с дозора. Совсем поздно, видимо, провожал свою временную напарницу. К сестре он не зашёл, родители к нему тоже с разговорами не приставали... Так что я был рад установившейся тишине. Наконец-то этот насыщенный день закончился!
   Правда, следующий оказался ничуть не менее беспокойным. Я-то думал, они опять в дозор пойдут, но...
   -- И хорошо и плохо, что сегодня выходной, -- не то посетовал, не то порадовался Райнар за завтраком. -- Какая-нибудь тварь точно вылезет! А я не при делах. Зато меч будет что надо! Личное клеймо наконец поставлю, а то не чувствую себя полноправным хозяином. Мама разрешила продать пару кувшинов, которые ты оставила в семейной доле. Они добротные, хорошего качества.
   -- Не надо, с продажи хозяйственных вещей много не выручишь, я дам деньги, и заодно ещё прикупим чего для тебя.
   -- Сейчас важнее меч! А всё остальное... обойдусь. Сам заработаю.
   А этот Рай всё же сообразительный. Дурак бы воспользовался щедростью девушки и не проявил благоразумия, а этот понял, что не стоит лишний раз провоцировать жениха сестры на оскорбления.
   И какое счастье, что за завтраком снова не было родителей. Вот уж наверняка следующим вопросом было бы: "Лио, а у тебя деньги откуда? Не вздумай продавать свои дары!" Брат в этом смысле оказался менее любопытным. Или же его сестра до сватовства имела какие-то личные сбережения.
   Интересно, а сколько средств им потребуется для найма возницы? Это в тот раз поездка была за счёт жениха, а сейчас? Лишние траты...
   Вопросы мои надолго без ответов не остались. Райнар, прихватив завёрнутый в тряпку меч, бодро поспешил во двор. Лио, надев широкий пояс, к которому была пристёгнута тяжёлая сумка, вышла следом.
   Ворота... Песчаная дорога, петляющая между домами... Снова ворота, уже чужие, более прочные и основательные. Появившийся из дверей хозяин почтительно поклонился и без лишних вопросов направился к большой пристройке. Видимо, прекрасно понимал причину появления гостей.
   Мужчина отодвинул загородку в сторону, открывая взгляду внутреннее пространство, и шагнул внутрь. Я, то есть я вместе с Лио разумеется, посмотрели ему вслед. Но никакой повозки в сарае не оказалось. Вместо неё незнакомец вывел пару... ну да, тех самых, десятилапых. Вторая для меня неожиданность за день. И некоторая растерянность -- я на земных-то скакунах никогда не ездил, а тут... Благо, что управлять ими мне не придётся! Лио наверняка привычная к этим существам. Я бы лишь увеличил убытки семьи, расколотил те же кувшины или горшки и себя в придачу. До базара (если он, конечно там же, то есть у вчерашнего поселения) путь немалый.
   "Скакун", на которого забралась моя носительница, сначала сердито захрипел, недовольно тряхнув загнутыми рогами, но, получив затрещину от хозяина, притих и послушно двинулся к воротам. Лио же, устроившись на его спине, вернее практически на шее, где было удобнее сидеть не мешая зверю, оглянулась, убеждаясь, что брат последовал её примеру и "оседлал" своего "коня".
   В прошлую поездку по острову я потерял всяческое терпение, пока телега возницы добралась до ателье. И приготовился к новому раунду, но на этот раз, едва отъехав от поселения, мы свернули с песчаной тропинки. Сначала с приличной скоростью "вломились" в кустарники, безжалостно сминая растения, затем въехали в лес, где деревья только казались высокими, а их ветки низко опускались к земле. Я понял, почему радовался Райнар с утра. Его предвкушение было сложно не заметить! Он испытал свой меч в деле, прорубая нам путь.
   -- Лио, стой! Смотри!
   Резко затормозив, мужчина ловко спрыгнул с "коня" и нагнулся, поднимая несомненно тяжёлый округлый предмет. Внимательно осмотрел траву под ногами, задрал голову, рассматривая ветки в вышине.
   -- Эх, один только упал. Остальные я не достану.
   -- Мы не за ними собирались, -- засмеялась девушка.
   -- Но пригодится же! -- не сдался Рай, деловито закрепляя добытое в кармане-складке попоны своего скакуна. -- Знал бы, захватил верёвку и сорвал все плоды.
   -- Даже этому папа будет рад. Для небольшого ремонта крыши сока и одной лупаи хватит.
   Вау... Это что ж тут за растения такие? Которые не едят, а в технических целях используют. Впрочем, на Земле ведь тоже таких полно. Каучуковое, например. Или...
   Какой бы ещё пример привести, я не придумал. Не потому, что не знал, а потому, что отвлёкся -- взгляд носительницы привлёк местный зверёк. Шмыгнувший мимо ног Райнара, он ловко вскарабкался на ближайшую ветку.
   Убегать дальше не стал, с любопытством изучая нежданных пришельцев. И я этому был рад, иначе не смог бы рассмотреть в массе почти невесомого пуха его заостренную мордочку и тонкие лапки. В итоге всё же зверёк недовольно пискнул и залез повыше, полностью скрываясь в листве.
   А вот наш с Лио рогатый "конь" начал недовольно хрипеть и трясти головой. Ему стоять надоело, хотелось на волю, побегать. Наверняка утомился взаперти в своём сарайчике.
   Райнар влез в "седло", и мы продолжили путь.
   Ещё один необходимый "привал" ждал нас у небольшого пруда. Вода в нём показалась мне чуть сине-зелёной, не такой прозрачной, как в источниках на Земле, но животные выпили её с удовольствием. Так что, скорее всего, и для местных жителей она безвредна.
   Несмотря на остановки, мы добрались до места назначения намного быстрее, чем в прошлый раз. Всё же прав я оказался в своих предположениях! Здешние дороги проложены в объезд и сильно петляют.
   В поселение мы въехали со стороны леса. Улочки не показались знакомыми, но я ведь видел поселение всего один раз, и потому осталось неясным -- было это место новым или я его уже посещал. Застройка центральной части, по всей видимости, везде одинаковая. Для каких-то определённых выводов нужно ещё осмотреться.
    И в итоге прибыли мы не к конкретному дому, а целой веренице самых разных магазинов-мастерских. По сути, это были небольшие лавки, в которых предлагали свои изделия местные ремесленники, а если зайти в здание с другой стороны улицы, то можно попасть на мини-производство. Похоже, что вся жизнь мастеров здесь проходит: и жилище, и место работы объединены под одной крышей.
   -- Ладно, Лио, ты иди куда нужно. Я верров в загон на постой отведу, иначе оштрафуют нас. Нельзя их посреди улицы оставлять.
   Кивнув, Лиодайя спустилась на мостовую и прошла чуть дальше вдоль торговых рядов, как мне показалось, придирчиво рассматривая витрины, соотношение цены и качества товаров. Видимо определившись, зашла внутрь, на мой взгляд, не самого фешенебельного места. Вывеска не была яркой и кричащей, выставленные на обозрение изделия не выглядели вычурными, наоборот, были довольно простыми. В других лавках на виду разместились броские образцы и прямо-таки манили заглянуть и потратить все средства на эту красоту.
   Но оказалось, лучшие свои работы хозяин мастерской скрыл от посторонних глаз. Они определённо для настоящих ценителей прекрасного, а не для привлечения толпы покупателей. Сам он тоже оказался очень скромно, но опрятно одетым и был таким же простым в общении -- без лишних заискиваний и расшаркиваний перед клиентом.
   Спокойно выслушал посетительницу, улыбнулся и указал рукой на низенький прилавок, предлагая показать ему драгоценности, а затем на подушку, позволяя девушке сесть.
   Некоторое время сосредоточенно рассматривал те, что Лио принесла на продажу.
   -- Тысяча драк'ов, -- сообщил наконец сумму.
   М-м-м... Неплохо, наверное. По крайней мере, сравнивая с ценой на обеды в столовой и таверне.
   -- Хорошо, -- не стала спорить носительница. Достав из сумки ещё три украшения, положила перед ювелиром.
   -- Тоже на продажу? -- заинтересованно поднял брови ювелир.
   -- Нет, это нужно переделать. Для меня. Чтобы были изящными и удобными.
   Взгляд мужчины внимательно изучил сначала драгоценности, затем волосы, глаза и фигуру Лиодайи.
   -- Я понимаю, они на вас не смотрятся гармонично. Наверное, времени у меня будет немного?
   -- Два дня, не учитывая сегодняшний. Я приеду к обеду на третий, у меня примерка платьев. Во сколько мне это обойдётся?
   -- Хм... -- мастер задумался. -- Шестьсот драк'ов.
   -- О! -- не сдержалась Лио. -- Уважаемый эс, я же вам так дёшево украшение продала, хоть немного сбавьте за работу.
   И ведь уговорила! В итоге вышла из лавки с шестьюстами чешуйками... то есть драк'ами в одном мешочке, побольше, и сотней в другом, совсем маленьком.
   -- Ну как? -- тут же шагнул к ней ожидавший у входа Рай. -- Нам хватит?
   -- Вполне. -- Отдав брату маленький мешочек, отсчитала ещё десять чешуек. -- Вот. Это налог. Ты сам управишься? Я хочу немного пройтись. Встретимся в таверне на площади. Помнишь, мы с отцом там как-то обедали?
   Я обрадовался. Нет, не намечающемуся променаду по магазинам -- это для меня сущая каторга. Прельщало другое -- возможность посмотреть мир с иной стороны. Всё же новые персонажи, новые впечатления... Могу изучить расценки на разные товары, сориентироваться в примерных доходах местных жителей. Определить, для какой категории населения типичен каждый район. Оценить отличия жителей побережья и мастеровых, стражей и торговцев. Глядишь, и информация ценная появится.
   Хотя, конечно, угадать, что именно привлечёт в отчёте моих работодателей, крайне сложно. Практически невозможно. Помню, после четвёртого путешествия я описал им местную технологию производства, на мой взгляд крайне любопытную, а они лишь рукой махнули, мол не то это.
   Лио обошла все встречные лавки и ничего толком не купила. Один платок и пара заколок -- это ни о чём. Абсолютно не компенсирует затраченного на покупки времени. А я получил не так уж много новых сведений, ведь глаза Лио смотрели лишь на товары, крайне редко выхватывая других посетителей. Мне снова приходилось строить догадки и выуживать ценные факты из увиденного мимоходом -- крайне неблагодарное занятие в любом из миров, а уж в этом и подавно. И потому обрадовался, когда в поле зрения появились Райнар и таверна.
   Наскоро перекусив и потратив всего две чешуйки (здесь цены оказались намного демократичней), мы, отдав ещё один маленький драк смотрителю, забрали из загона верров. Животные тоже оказались накормленными, потому что сыто облизывались длинными узкими языками и умильно щурились. Однако это не помешало им бежать в том же шустром темпе, что и утром. Может, они чувствовали, что возвращаются домой? Скорее всего, так, ведь любое существо привыкает к своему хозяину, привычной обстановке.
   Кстати, и для меня мир, окружающий девушку, становится всё более близким, почти как земной, -- ловлю себя на том, что мне хочется поскорей оказаться в доме Лиодайи. Вернее, в её комнате -- единственном месте, где она наверняка чувствует себя защищённо.
   Возможно, это снова подействовала наша незримая связь, но задумываться об этом в глобальном смысле я не стал. Пусть учёные на Земле разбираются, когда я им эти эффекты опишу в отчёте. Пока для меня главное -- находиться в гармонии с собой, чтобы хоть какие-то положительные эмоции компенсировали нетерпение от медленного узнавания, невозможности что-то сделать самому, неспособности повлиять на события и ускорить время.
   Последнее раздражало особенно сильно. Жизнь стражей побережья, которая, как мне казалось, должна была быть насыщена сражениями с неведомой напастью, на поверку оказалась размеренной и скучной. Мне потребовалось немало выдержки, чтобы пережить эти монотонные дни. Обе смены дозора прошли без происшествий, и с обещанной Аленнаром угрозой я так и не столкнулся. Райнар, шагая по берегу, уныло загребал сапогами песок, лениво рассматривал горизонт, в попытке отыскать хоть какие-то намёки на перспективу сражения, и болтал, то на все лады распекая тварей, то жалуясь сестре на скуку, то рассказывая о своеобразном характере временной напарницы. Лиодайя лишь изредка бросала краткие взгляды на море и молчала, вернее односложно отвечала, определённо не желая обижать брата, но сама не хотела проявлять инициативу.
   Какие тяжёлые думы занимали её голову, оставалось лишь догадываться. Связан ли с ними меланхоличный настрой носительницы? Или всё дело в тоскливости окружающей обстановки? Как бы там ни было, мои смутные ощущения неясности и тревоги можно было описать одной фразой: затишье перед бурей.
   Однако ненастье так и не наступило. Даже когда настал выходной, и к дому Лио подъехала повозка, она оказалась той же самой, уже знакомой. И возница тоже. И маршрут -- петляющий, нудный, потому как ничего не появилось в окружающих пейзажах нового. Даже погода по-прежнему была ясной и тёплой.
   Оставалось лишь надеяться, что в поселении произойдёт хоть что-то из ряда вон выходящее!
   Однако пока надежды рассыпались в прах, едва зародившись. Украшения, за которыми мы заехали в лавку, оказались готовы, никаких препятствий по дороге к ателье не возникло, в нём самом нас ждала оптимистично настроенная Офрина со своими помощницами и тремя нарядами, вернее заготовками к ним, висящими на манекенах.
   Мне волей-неволей пришлось одежду рассматривать, ведь взгляд Лио именно на ней сосредоточился. Но мысленно я негодовал и ждал продолжения. Ну да платья, ну вроде красивые, ну яркие. Что толку на них смотреть? Да ещё и так излишне долго.
   -- Какое хотите примерить первым? -- поинтересовалась портниха, остановившаяся за спиной. -- Вы украшения принесли? Нужно определиться, что к какому платью лучше подойдёт.
   Получив желаемое, она деловито принялась раскладывать на одном из столов драгоценности, Лио -- переодеваться с помощью девушек-ассистенток, а я... Я никак не мог отделаться от ощущения, что не её руки натягивают на плечи и тело мягкую ткань, а мои собственные. И не ноги девушки осторожно примеряют новые туфли, а мои. И не её, а мои пальцы приподнимают юбку, чтобы не наступить на длинный подол.
   Чёрт... Я себя трансвеститом чувствовать начинаю. Примерять женскую одежду это... Ненормально это для мужика! Абсолютно ненормально радоваться удобству туфель, лёгкости и воздушности ткани наряда... И невозможно списывать все эти впечатления только на отголоски эмоций Лиодайи! В какой-то степени это же и моё личное восприятие. Дико, конечно.
   -- Я думаю, что вот это подойдёт лучше всего... -- руки Офрины возложили на мою грудь... тьфу! грудь Лио цепочку с камнями и застегнули на шее. -- К нему и отделку выберем. Смотрите.
   Веса украшения я даже не почувствовал. Вернее, только хотел на этом сконцентрироваться, чтобы сравнить, и тут же о своём желании забыл. Потому что глаза девушки, смотрящейся в зеркало, показали мне нереальное зрелище -- за плечами Лио разливалось разноцветное свечение, загибаясь вверх, словно перевёрнутая радуга.
   -- Я специально ткань подобрала, которая подчёркивает и усиливает эффект свечения, -- пояснила швея. -- Красота сийринны должна быть видна, даже когда она не может проявить свои способности.
   То есть это нормально?! В порядке вещей? Да уж... Я, конечно, и прежде замечал слабое, едва заметное мерцание, но списывал на оптическую иллюзию, игру света, случайные отблески. Даже не фиксировал как факт! Рациональное мышление мешало мне заподозрить "мираж" в возможной реальности. И теперь вижу, как сильно ошибся. В очередной раз этот мир "ткнул меня носом" в то, что он не укладывается в привычные границы допустимого.
   Неужели из-за таких радужных "крылышек" и ценятся сийринны? Только как это может помочь в защите? Красота спасёт мир? Сомнительно. Да и портниха что-то про скрытые способности говорила...
   Интерес, который погасила было унылость бытия, вспыхнул с новой силой. Неведомые твари это что-то материальное, пусть неизвестное, но обыденное. А вот это свечение точно из разряда невероятного. Это же настоящая тайна! И я её обязательно разгадаю!
   Лишь бы мне хватило на это времени. Лишь бы обстоятельства сложились удачно. Лишь бы выдержка меня не подвела.
   Вдохновлённый открывшимися перспективами, я даже не заметил, как Лио закончила примерку. Спохватился, лишь когда она открыла дверь и шагнула на крыльцо...
  

Глава 3,

в которой Арктур вынужден идти на свидание, а Лиодайя неожиданно узнаёт семейную тайну

  
   Девушка шагнула и замерла. Взгляд метнулся в начало улицы, перебежал в другой конец, словно что-то отыскивая.
   -- На площади, наверное, -- беспокойно пробормотала Лио, раскрывая мне причину поисков. -- И забыл предупредить...
   Легко сбежав с крыльца, она решительно направилась привычным путём, завернула за угол и... И я, наверняка так же, как и она, уверенный в том, что увижу знакомую уже повозку и её хозяина, опешил от неожиданной смены декораций.
   И без того небольшая площадь стала совсем тесной -- она явно не была рассчитана на такое столпотворение! Роскошная повозка практически полностью перекрыла возможность проезжать другому транспорту, а сбежавшиеся поглазеть жители с любопытством её рассматривали и неразборчиво гудели, обсуждая нежданных визитёров. Они наверняка пытались угадать, что привело в район ремесленников... Ну да, самого сына правителя. Да ещё и не одного, а в компании своих неизменных компаньонов -- по крайней мере, я не заметил каких-то новых лиц.
   -- Лиодайя, я рад, что застал тебя здесь, -- осознав, что невеста не спешит оказаться в его объятиях и встала как вкопанная, Аленнар выбрался из повозки и подошёл к ней. -- Составишь мне компанию на прогулке? Мы мало времени проводим вместе, пора это исправить.
   -- Я...
   Лио нервно сглотнула -- я это движение ощутил так же отчётливо, как и растерянный взгляд, в попытке отыскать повозку и возницу... которых здесь не было. Наверняка жених отослал, не оставив невесте шансов сбежать. Она домой пешком точно не доберётся. А если дойдёт, то потратит несколько дней.
   -- Вечером я отвезу тебя домой, не волнуйся, -- вроде и мягко, но как-то очень уж самодовольно проявил снисхождение кавалер.
   А этот Аленнар хитёр: идеально выбрал и место для засады, и обстоятельств дождался соответствующих. Невесте элементарно некуда деваться. У неё выходной, до вечера ещё далеко... Так что повода для отказа от свидания нет ни малейших. Добавим сюда публику, которая замерла в ожидании ответа девушки. Ситуация безвыходная.
   -- Вы как всегда непредсказуемы, сиррин Аленнар, -- демонстрируя невероятное самообладание, выдохнула Лио.
    Повозка, в которую она забралась, подчиняясь настойчивому приглашающему движению руки мужчины, была украшена по-королевски. От дорогой отделки рябило в глазах, с мягких подушек слезать не хотелось, а от водителей (которых здесь оказалось аж трое) место пассажиров отделялось невысокой перегородкой и было приподнято намного выше. В общем, смотрели мы поверх голов "возниц", активно крутящих педали. Даже скорость этого "шедевра" местной научно-технической мысли была намного выше, по крайней мере, когда мы выехали за пределы поселения.
   -- Ты удивилась, моя сийринна? -- Аленнар долго молчать не стал. Развернулся вполоборота, чтобы лучше видеть сидящую рядом девушку.
   -- Да, не ожидала вашего появления, мне казалось, вы заняты важными делами, -- тактично отыскала причину Лио.
   -- Ясное дело, занят, -- пожал плечами принц. -- Власть требует ответственности за подданных. А после нашей свадьбы обязанности правителя будут полностью на мне, так что сейчас приходится вникать в то, что раньше, в общем-то, меня не касалось. Кто, кроме меня, станет следить за безопасностью, сбором налогов, организацией дозоров, оборотом денег? Но игнорировать свою невесту я не намерен. И потому ради свидания с тобой пересмотрел планы на этот день.
   -- Я польщена, -- Лио вынужденно признала то, что от неё ждали. -- Вы изменили своё... отношение?
   Странный вопрос. Я лично логики не понял. Аленнар, видимо, тоже, потому что почти минуту хмуро смотрел на невесту. А потом на его лице вдруг проявилось понимание, даже синие глаза сверкнули озарением. И он... засмеялся! Весело так, словно её вопрос его даже обрадовал.
   -- Ох, Лиодайя! Ты никак не забудешь мою детскую шалость? Да брось, я же ребёнком был! Какая в том возрасте ответственность? А дальновидность? Ну ошибся, натворил дел, по неразумности и горячности нрава, что ж теперь всю жизнь меня этим попрекать будешь?
   Опять намёки! Да что ж такое произошло в прошлом этих двоих, что так накрепко их связало? И ведь никак не хотят говорить напрямую. Им-то всё ясно, а мне?
    -- Если так, то... Это хорошо, -- даже не попыталась раскрыть подробности Лио, видимо уходя от неприятной темы.
   Аленнар сразу отвечать не стал. Какое-то время сидел, опираясь согнутой рукой на спинку подушки-сиденья, и загадочно улыбался, по-прежнему не сводя взгляда с лица спутницы.
   -- Я тебе уже говорил, какая ты красивая? Удивительная.
   Он предсказуемо перешёл к комплиментам, а я, была бы возможность, закатил глаза к потолку. Как же банально! Неужели здесь, так далеко от Земли, в своей сути женщины одинаковы и любят ушами? Вот он ей сейчас наболтает с три короба, какая она вся такая сногсшибательная, не похожая на других, и неприязнь к нему Лио растает, как снег весной.
   -- В вашем окружении есть сийринны намного красивее, -- не оправдывая моих ожиданий, серьёзно ответила девушка, отрицательно качнув головой.
   -- Откуда знаешь? -- снова засмеялся этот... сиррин. -- Ты же ни во дворце, ни в правительственном районе никогда не была.
   -- Я видела на последнем празднике урожая. Мы всей семьей поехали послушать торжественную речь правителя. Вы со своими родителями тоже там были. И в окружении придворных сийринн.
   -- Понятно, -- весёлость сменилась спокойным вниманием. -- Только что ж поделаешь, если ни одна из них меня не привлекла? Я на них смотрел, а видел только тебя...
   Мужская рука поднялась, чтобы коснуться распущенных волос, и на этот раз девушка не отшатнулась. Лишь проследила за движением и едва заметно вздохнула.
   -- Серебристые... -- задумчиво проговорил Аленнар, пропустив прядку сквозь пальцы и удержав на самом деле словно покрытые серебром кончики. Встряхнул, любуясь. -- Знаешь, я ведь только на Эдагросе такой цвет видел. А для нашего острова это редкость.
   Глаза девушки поднялись к лицу спутника, позволив мне наконец рассмотреть оттенок его собственных волос. Тоже тёмных, но с сильным золотым налётом на концах.
   То есть они всегда такие необычные? И это не желание приукрасить себя, а нормальное явление? М-да...
   -- Я знаю. Отец говорил, что моя прабабушка-сийринна была стражем на торговом судне Эдагроса. Когда они товар привезли на наш остров, она решила остаться, потому что здесь встретила того, кого полюбила. И вышла замуж.
   -- Значит, корни у тебя не местные. Я подозревал. Просто удивительно, что так ярко признак проявился, всё же несколько поколений сменилось... А кто у твоей прабабушки родился?
   -- Сын -- мой дедушка. А у него ещё один -- мой отец.
   -- А! Ну понятно тогда. Раз ты первая девочка, значит, прямая линия вышла.
   Лио дёрнулась. Только я не сразу понял, что не от излишней эмоциональности, оттого, что повозка резко затормозила. Сообразил, лишь когда Аленнар, которого инерцией движения тоже шатнуло, возмутился:
   -- Что за... -- определённо проглотил ругательство, сдержавшись в присутствии девушки. -- Если разучились ездить, других претендентов полно!
   -- Простите сиррин, -- торопливо испуганно подскочил и развернулся к нам один из возниц. -- Дерево упало на дорогу. Мы объехать хотели, но ветки мешают. Сейчас уберём и продолжим путь.
   -- Не надо, -- царственным жестом отмахнулся Аленнар, наконец соизволив взглянуть на препятствие, а затем осмотреть окружающее пространство. -- Мы здесь выйдем. Пешком пройдёмся. Ждите нас у озера около террасы.
   Вылез он первым. И руку невесте подал, на которую мы опёрлись -- Лио спокойно, а я с внутренним содроганием. Это ведь ещё "цветочки", а что будет, когда до "ягодок" дойдет?
   -- Ты уверен, Аленнар? -- неожиданно со спины раздался обеспокоенный голос. -- Путь тут неблизкий. Ты уверен, что девушке не будет сложно пройти такое расстояние пешком?
   Оглянулись сиррин и Лиодайя одновременно. Позади нас оказались те самые спутники, что были с принцем на площади. Видимо, следом ехали, на ещё одной повозке. Один из них -- высокий темноволосый мужчина, единственный в кожаном доспехе, а не в тканевом костюме, как остальные, -- сейчас с тревогой смотрел на своего сюзерена.
   -- Веленнар, ты забыл, что моя невеста -- страж побережья, а не инфантильная рафинированная придворная?
   -- Верно, -- тактично отступил мужчина. -- Вам нужно сопровождение?
   -- Нет, можете ждать нас там же, у озера. Идём, Лиодайя.
   Он снова подал нам... ей руку, предлагая опереться.
   Вряд ли вот такая помощь Лио была необходима, но отказываться она не стала. И я, несмотря на то, что в глубине души фыркал и плевался, вынужден был терпеть. Ладно. Может, хоть какая-то новая информация моё самопожертвование компенсирует.
   -- А где мы? -- осматривая окрестности, поинтересовалась Лио.
   Пейзаж действительно был интересным. И кардинально отличным от тех диких зарослей, сквозь которые ломились Лио с братом, чтобы попасть в поселение.
   Неширокая, но идеально чистая извилистая тропинка, присыпанная фиолетовым песком, вела через совершенно ровный, ухоженный лес с деревьями, настолько одинаковыми по густоте крон и высоте, что казалось, их просто скопировали друг с друга. Вдоль неё росли низкие, аккуратно подстриженные кустарники с голубыми листьями и ярко-жёлтыми цветами.
   -- Это парк королевской семьи, моя сийринна, -- широко повёл свободной рукой сиррин. -- Он тянется вдоль самого опасного участка побережья. Отдыхать здесь приходится так же часто, как и работать. Или наоборот. В общем, совмещать приятное с полезным.
   Он засмеялся, а я слегка ошалел от нелогичности заявления. На Земле такой "парк" определённо разбили бы подальше от границ, тем более опасных. И отдыхать, рискуя собственной жизнью... это как-то нехарактерно для правителя. Для охраны несомненно должны быть соответствующие люди, отвечающие за безопасность.
   -- Мы с тобой сейчас, конечно, не в дозоре, -- тем временем продолжил принц, -- но ты же не против прогулки по парку, который в будущем станет и твоим тоже? Тебе нужно научиться здесь ориентироваться.
   -- Нет, я не против. А насколько часто здесь появляются твари? -- заинтересовалась Лио, и в её голосе не было ни намёка на беспокойство. Скорее, интерес.
   -- Обычно два-три раза на день, -- совершенно буднично просветил её жених. -- Но в последнее время совсем редко. Сезон штормов оказался мощным, видимо, они далеко от берега ушли, затаились. С того времени, как он закончился, вообще ни одной твари не вылезло.
   Я разочарованно развёл несуществующими руками: стоило обрадоваться, что наконец увижу местное "чудо природы", как шансы снова устремились к нулю. Закон подлости работает, даже другой мир ему не помеха!
   -- У нас тоже затишье, хоть и в обычное время район совсем спокойный. Это плохо, -- тревожно вздохнула Лио. -- Когда твари появятся, сил и злости у них будет больше.
   Тропинка тем временем привела нас на побережье. Лес неожиданно закончился, а вот аккуратные кустики остались. Только росли они теперь вдоль настоящей "залакированной" дороги, строго повторяющей изгибы береговой линии. Иногда в этих "зарослях" появлялись промежутки -- своеобразные площадки с установленными на них скамейками и беседками. А с другой стороны лежала идеально выровненная, словно специально утрамбованная полоса песчаного пляжа шириной метров в пятьдесят.
   И точно так же, как на том берегу, где шли Лио с Райнаром, здесь не было никаких заградительных линий, знаков, предупреждающих надписей, которые наверняка в обилии были бы расставлены на Земле. Словно никакой опасности из моря и в помине нет! Правда, и костей здесь не видно...
   Зато имеются желающие культурно отдохнуть. Не так уж много, но за пару километров пути по дорожке я насчитал три прогуливающиеся пары. Ещё две засели в беседках. Одежда на них была вовсе не для сражений. Мужчины -- в нарядных камзолах и сапогах с высокими голенищами, дамы в платьях фасона, близкого к тому, что носила дома Лио, разве что более изысканного кроя.
   А нормальная охрана где?! Нет, я всё понимаю -- Рай с одним несчастным мечом был готов отразить нашествие, а у Лио в дозоре вообще ничего, кроме доспеха, не было -- но ведь даже это какая-никакая защита! А тут что за нездоровое стремление стать жертвой?!
   Складывается у меня подозрение, что кто-то кого-то водит за нос. Может, этот Аленнар просто пыль в глаза пускает, пользуясь тем, что невеста не в курсе реального положения? Хочет произвести впечатление, демонстрируя невесте бесстрашие, а на самом деле здесь вообще никакой опасности нет?!
   Встречные пары смотрели на нас с интересом. Не так чтобы открыто-наглым, скорее почтительно-внимательным. Заговорить не пытался никто, позволяя себе лишь вежливые поклоны. И лишь когда мы оказались на развилке дороги -- одна полоса которой продолжалась вдоль линии берега, а вторая сворачивала налево, обозначая границы небольшого озера, -- неторопливо идущая навстречу пара остановилась.
   Мужчина, несомненно значительно старше Аленнара, в ярко-красном камзоле с золотой вышивкой и тёмно-бордовых брюках. Его спутница -- чуть моложе, но тоже отнюдь не девица -- в золотистом платье, с распущенными русыми волосами по пояс, кончики которых светились изумрудным переливом, словно их в зелёнку макнули!
   -- Аленнар? Ты здесь? -- удивлённо приподнялись брови визави. -- Мне сказали, ты в Эс-Гроуш с утра пораньше рванул.
   -- Так я ж не ради проверки торговцев. У меня другое дело было.
   -- Дело? -- асфальтового цвета глаза мужчины моментально впились в лицо Лиодайи.
   Взгляд она не опустила, продолжая смотреть прямо. Но и говорить, выручая сиррина, тоже не стала. Впрочем, ему это вряд ли было нужно.
   -- Своей сийринне решил парк показать, -- ничуть не стушевался Аленнар.
   -- Определился, значит, -- наконец перестав пристально рассматривать девушку, мужчина снова вернулся к собеседнику. -- Вот и хорошо. Тебе давно пора окончательно принять на себя ответственность за безопасность острова. Родителям уже сказал?
   -- Мама знает. Отцу не до этого было, я не сообщал. И вообще его уже три дня не видел. Но уверен, что ему уже доложили.
   -- А я, как всегда, всё узнаю последним, -- хмыкнул незнакомец. -- Стоит только уехать, как сразу что-то происходит. Возвращаюсь и дивлюсь неожиданностям.
   -- Зато тебе жить не скучно, -- то ли съязвил, то ли подколол его Аленнар. -- Впрочем, ты ведь как раз размеренности не любишь. И вообще по жизни рисковый сиррин.
   -- Ну, на то, чтобы дождаться окончания штормов и лишь потом вернуться, мне благоразумия хватило, -- засмеялся...
   Дядя? Пусть и не прозвучало этого в разговоре, но я же не слепой! Мужчина чертами лица напоминает Аленнара, и волосы у него тоже с золотом. Брат отца или матери определённо. Впрочем... Раз о сватовстве он не слышал, значит, с большей вероятностью брат нынешнего короля. Сестра бы точно не удержалась и рассказала вернувшемуся родственнику о будущем торжестве.
   -- Кстати, -- спохватился он, -- а дату свадьбы скоро объявите?
   -- Ну... -- Аленнар неожиданно ласково посмотрел на Лио, -- я бы хоть сегодня это сделал. Но для праздника ещё не всё готово. Портные всего три дня как получили свадебный заказ, со списком приглашаемых разбираюсь, протокол торжества тоже в стадии разработки, продукты для стола я только начал закупать. Да и в покоях для будущей жены ремонт в самом разгаре.
   -- Да, понимаю, -- сочувственно покивал дядя. -- Жаль, что нельзя всё это начать делать заранее, до сватовства. Плохая примета.
   Надо же, какой нестандартный подход. На Земле будущая семейная пара поступила бы с точностью до наоборот: сначала дата, а потом подготовка. Хотя, конечно, логика у местных рациональная -- помогает избежать спешки, суеты и нервотрёпки в случае каких-то форс-мажорных обстоятельств.
   А второе, что также не укладывается в привычные рамки, -- по всему выходит, что подготовка свадьбы ложится исключительно на плечи самого жениха. Определённо работает принцип: "Тебе надо, ты этим и занимайся", а всем остальным, даже родителям, до этого никакого дела нет. Наверняка единственный вопрос, который их интересует, -- что им самим надеть на праздник.
   М-да... "Спасение утопающих -- дело рук самих утопающих"... Вот уж применительно к этой ситуации на сто процентов верно. И, кстати, понятно, почему Райнар не спешит с браком -- привык он, что всё за него решают, живёт на всём готовеньком, а тут ведь шевелиться придётся! Заставить его проявить инициативу могут только сильные чувства к избраннице. И то не факт, что это изменит сложившееся положение вещей.
   Я отвлёкся. И не сразу понял, что разговор мужчины завершили. Обменявшись краткими: "Вечером загляни, я расскажу о поездке" и "Обязательно", разошлись, уводя и своих спутниц.
   То, что женщины совсем не участвовали в беседе, а мужчины с ними не заговаривали, меня с одной стороны насторожило, а с другой... Что-то такое ведь было в разговоре Рая и Лио. Что-то... м-м-м... я напряг память, вспоминая. "Напрямую не обращалась". Вот! Точно в этом какая-то специфическая особенность менталитета! И с ней мне тоже предстоит разобраться.
   -- Хочешь покататься по озеру? -- неожиданно предложил Аленнар, не успели мы разойтись и на десяток шагов.
   -- Покататься?.. -- заметно растерялась носительница, пробегая глазами по гладкой зелёной поверхности воды, которую неспешно рассекали редкие лодки. -- Наверное. Это кажется... будет приятно.
   -- Никогда не плавала? -- удивился сиррин. -- И в море не выходила?
   -- Не довелось, -- спокойно подтвердила Лио. -- Я же в береговых дозорах занята, и повседневные дела никто не отменял... Некогда было на это тратить время. А вам? Я про море.
   -- С дядей дважды на Ильгрос наведался. Его жена по родным скучает, так что они при любой возможности навещают их, совмещая семейные дела с дипломатическими визитами.
   Ага... Значит, островов на этой планете как минимум три. И на каждом своё "правительство". Любопытно, везде процветает монархия? Или где-то имеются иные формы организации власти. Хотя единоличное правление в рамках отдельно взятого острова вполне логичный факт.
   В лодку, пришвартованную к небольшой пристани, Лио ступила осторожно. Схватилась за борт, едва лёгкое судёнышко колыхнулось под весом пассажиров, и ойкнула, когда мужские руки тут же оплели её талию, помогая устоять.
   Ну вот начинается! Сначала волосы, потом за ручку, теперь и до других частей тела добрался... И нынешнюю прогулку он несомненно с умыслом спланировал, чтобы, не выходя за рамки приличий, руки пораспускать. Такими темпами и целоваться скоро полезет. Меня тогда точно стошнит. Фигурально выражаясь.
   К счастью, на этот раз знаки внимания ограничились кратким прикосновением. Усадив спутницу на широкую подушку-сиденье, Аленнар сел рядом и руки убрал. Теперь они у него другим делом заняты были -- ведь женишок взял контроль за плавсредством на себя. И ноги тоже без дела не остались, начав крутить педали, приводящие в движение механизм. В общем, лодка по факту оказалась водным велосипедом -- никаких вёсел здесь и в помине не наблюдалось. Зато скорость оказалась приличной, а плавность хода выше всяких похвал. И даже я -- человек знакомый с подобным способом передвижения, потому как на Земле пару раз кататься на таких доводилось, -- прогулкой наслаждался. Что уж говорить о девушке, которая впервые ощутила прелесть водного простора.
   Вероятно, сосредоточенность на управлении мешала Аленнару не только лишний раз касаться невесты, но и вести активный разговор. Потому поначалу он ещё пытался о чём-то расспрашивать, а потом умолк и больше не мешал нам с Лио отдыхать.
   Озеро действительно оказалось не очень большим. До противоположного берега мы добрались, по моим ощущениям, за полчаса. Причаливать сиррин не стал, разворачивая судёнышко и беря обратный курс.
   И если первую половину прогулки Лио смотрела исключительно на воду и лишь изредка на линию берега -- всё же опасалась, наверное, что шаткая лодка перевернётся, -- то теперь её взгляд путешествовал намного дальше. Сначала поднялся до уровня растительности, потом скользнул выше, "взбираясь" по стенам внушительного сооружения, построенного метрах в ста от кромки воды.
   Пять этажей -- больше, чем у домов торговцев. И не такое компактное, как узкие жилища в поселении, это строение занимает немалую площадь. На первый взгляд оно кажется построенным полностью из камня, но при детальном рассмотрении видны и деревянные хозяйственные пристройки. Стёкла окон бликуют, отражая свет местного солнышка, а по периметру дворца на уровне третьего этажа проходит внушительная застеклённая терраса. Наверняка признак роскоши. Ну и для красоты тоже.
   Обилию стекла я не очень-то удивился, раз даже у Лио в доме оно использовалось. А вот что меня поразило -- это крыша. На черепицу не похожее, необычное блестящее покрытие -- перламутровое, неоднородное, определённо неведомого мне происхождения. Любопытно, какой же материал взяли за основу местные мастера. Ракушки? Но сколько же их нужно в таком случае добыть и обработать... Страшно представить.
   -- Наши покои будут на верхнем этаже, -- заговорил Аленнар, среагировав на то, как пристально Лио рассматривала дворец. -- У родителей личные апартаменты этажом ниже. На третьем -- столовые, библиотека, там же рабочие кабинеты министров и оранжерея, где собраны редкие растения с других островов. Первый этаж для торжественных приёмов и встреч, и гостевые покои тоже там. А второй -- для обслуги. Ты быстро освоишься, я всё покажу, когда придём к моим родителям, чтобы сообщить дату свадьбы.
   -- Да, я понимаю, -- кивнула Лио. Она снова устремила взгляд на приближающийся берег, вернее пристань, ожидая, когда лодка завершит своё движение.
   Между прочим, помост не пустовал, на нём, нетерпеливо переминаясь, ждало как минимум трое из друзей-сопровождающих. Ещё двое стояли рядом с веррами, которых, видимо, сюда привели.
   -- Что случилось? -- помогая невесте выбраться из лодки, нетерпеливо бросил Аленнар.
   -- В районе Дьерос сразу двух тварей заметили. Одну сразу же прогнали, вторую решили придержать до твоего решения, -- оперативно отчитался Веленнар.
   -- Для пополнения казны, что ли? -- столь же деловито поинтересовался принц.
   -- Нет, но раньше такие не выползали.
   -- Любопытно. Ладно... -- Аленнар быстро развернулся к невесте. -- Я помню, что обещал лично тебя отвезти домой, но, сама видишь, обстоятельства мне этого не позволят. Моя повозка в твоём распоряжении, -- он указал рукой на ожидающий чуть дальше транспорт. -- Впрочем, можешь не сразу уезжать, ещё немного здесь погулять, если хочешь.
   Говорил он торопливо и заканчивал, уже взбираясь на верра. Последние слова вообще договорил на скаку.
   Однако Лиодайя его любезным предложением не воспользовалась. Может, устала от обилия впечатлений и не хотела излишнего внимания от гуляющих в королевском парке, а может, просто по дому соскучилась -- сразу направилась к повозке. И весь путь домой чему-то улыбалась. Я не видел, но прекрасно чувствовал, как растягиваются губы.
   Радуется она, видите ли! Сразу понятно чему... Жених её приголубил, комплиментов наговорил, новый богатый дом показал. И всё! Тут же забыла и о том, что свадьба нежеланная, и об утомительных примерках у швеи, и о скором расставании с семьёй. А вот я, в отличие от неё, не радуюсь. Никак не могу забыть о риске прочувствовать все свадебные злоключения на своей шкуре. Скорей бы меня вернули!
   На этот раз до дома мы добрались быстро. То ли скорость была выше, то ли путь короче (не из поселка же ехали, а с другого места), то ли возницы хотели загладить свою вину и угодить невесте Аленнара... В общем, меньше часа прошло, а мы уже затормозили у ворот.
   На скрип приоткрывшихся створок из дома вышел отец. В одной руке какой-то инструмент, в другой скорлупа того самого плода, который Рай нашёл в лесу.
   -- Ты один? -- удивилась девушка. -- А мама где? Брат?
   -- В гости собралась к соседке. Райнар с самого утра, как ты уехала, тоже куда-то рванул.
   Он присел на крыльцо, принимаясь очищать поверхность. Видимо, чтобы не мусорить дома. Лио замешкалась, наверное решая, идти к себе или остаться. В итоге тоже присела рядом.
   Мужчина скосил глаза на дочь, ещё пару раз скользнул инструментом по скорлупе и на этом остановился. Посмотрел уже открыто, с грустной улыбкой, обозначившей веер морщинок у рта и глаз.
   -- Мне жаль, что ты нас покидаешь. Быстро выросла.
   -- Я буду приезжать, пап.
   -- Не будешь, -- вздохнул мужчина. -- Твой сиррин не позволит.
   Ответила Лио не сразу, да и я не сразу понял, что за жуткое ощущение спазмом сжало горло, заставив судорожно сглотнуть. Лишь потом по чуть заметно дрожащему голосу осознал -- она слёзы сдержала, едва не заплакав.
   -- Я не могла отказаться. Этого никто бы не понял. А сам Аленнар не простил. При таком сборище народа выставить сына правителя неудачником...
   -- Это я сразу понял, -- неспешно кивнул родитель, глядя в одну точку -- куда-то между створками ворот. -- Но хоть жизнь твоя будет обеспеченной, тут мама права.
   -- Я бы и без этого прекрасно обошлась. Мне бы дом такой, как наш, и достаток, которого бы хватало на повседневные нужды. Большее зачем?
   -- Твоя прабабка так же говорила, -- погрузился в воспоминания отец. -- Сколько её помню, до самой смерти клялась, что пусть небогатое, но счастье с моим дедом ни на какие богатства бы не променяла. И ни разу она не пожалела, что всё бросила...
   -- Бросила? -- изумлённо выдохнула Лиодайя. -- Что бросила? Кого? Ты раньше не говорил.
   -- А чего было рассказывать-то? Дела давние, твоя мать не любит, когда я своих родственников поминаю, Райнару это не интересно...
   -- Мне интересно! -- предсказуемо возмутилась девушка. -- Расскажи!
   -- Бабушка моя ведь не просто так на торговое судно попросилась. От кавалера скрыться хотела. Единственный способ отыскала. Очень уж он настойчиво её взаимности добивался. Никаких слов не понимал. И отказ во время сватовства не принял, продолжил на своём настаивать. В замке даже запер, добиваясь брака, так желал услышать её пение в знак согласия. А прабабка твоя всё равно не покорилась и сбежала.
   -- Как в замке? -- изумилась Лио. -- Он... Он правителем был?
   -- Ну да, как твой Аленнар. Повторяется история. Видно, так судьбе нужно -- наш род с королевским соединить. Не желает она вас отпускать. Одна ей наперекор пошла и по-своему жизнью распорядилась, так она за её правнучку взялась.
   -- Мы-то здесь при чём? -- потрясённо выдавила носительница. -- За что?
   -- Кто ж знает? -- пожал плечами отец. -- Так что ты всё правильно рассудила. Не надо судьбе перечить, ни к чему это. Хорошего потом не жди.
   То ли Лио задумалась, то ли её родителю было тяжело обсуждать эту непростую тему, но разговор на этом и завершился. Впрочем, даже если бы продолжился, многое бы они друг другу не сказали -- пары минут не прошло, как створки ворот разошлись, пропуская во двор Райнара.
   Физиономия сияющая, осанка прямая, походка торжествующая... В общем, вид у него не в меру счастливый. Не знаю, как у них здесь обстоят дела с азартными играми, но впечатление, что Рай джек-пот сорвал в половину королевской казны, не меньше.
   -- Чего на улице-то сидите? -- удивился он, видимо, необычной дислокации, останавливаясь рядом и любовно поправляя висящий в ножнах на боку новенький меч.
   Вот позёр! Наверняка по бабам... тьфу! по сийриннам ходил, пытаясь впечатление произвести. А вот и вопрос -- чем ему обычные женщины не угодили? Те же помощницы швей ничего такие, при желании в дозор бы научились ходить. Там делов-то, успевай смотри по сторонам. И от Лиодайи внешне не особо отличаются. Разве что отсутствием этих... "крылышек". Или же различия скрыты? Опять я в тупике.
   -- Я недавно приехала. А ты чего такой... довольный? -- Лио определённо не меньше меня заинтересовало поведение брата.
   -- Так он, наверное, меч почистил и наточил, -- хмыкнул отец.
   -- Чего его точить-то? -- обиделся Райнар и, вытащив оружие из ножен, взмахнул для наглядности. -- Вон как сияет. И острый. Скорлупу на раз перерубит.
   Он замахнулся было на лежащий на крыльце наполовину очищенный орех, но родитель строго его остановил:
   -- А ну хватит баловать! Неча хорошую заготовку для чаши портить. Чего сияешь как новенький драк?
   -- Что, я уже ничему, кроме меча, и порадоваться не могу? -- аккуратно пряча оружие, буркнул Рай. Впрочем, его самого так и распирало от новостей, потому надолго его "обиды" не хватило. Глаза сверкнули предвкушением, рот растянулся до ушей, и он гордо сообщил: -- Я напарницу нашёл!
   -- Здорово! Значит, в резерв тебя не отправят, здесь будешь, -- совершенно искренне обрадовалась сестричка. И тут же засомневалась, что всё сложилось удачно: -- А ты уверен? Правильно девушку понял? Может, она просто подумать обещала?
   -- А чего тут думать-то? -- красуясь, поставил ногу на ступеньку и приосанился Райнар. -- Мы друг к другу уже присмотрелись, ей со мной в дозоре понравилось.
   -- Только в дозоре? -- скептично поднял бровь родитель, определённо намекая на личные близкие отношения.
   -- Так я о другом не спрашивал. Мне оно как бы без надобности.
   Сокрушённо вздохнули оба -- и отец, и дочь. Только сын этого не заметил, продолжая витать в своих мечтах.
   -- Это та девушка, которая меня заменяла? -- практически утвердительно спросила Лио. Впрочем, у меня тоже не было сомнений, что скупость фантазии Райнара позволит ему поискать кого-то другого.
   -- Ага. Её Жолидайя зовут, -- по-прежнему сияя, сообщил счастливчик. -- В запасе числится, потому что в семье у неё ещё три старшие сестры, и напарников не хватает. Их район полностью дозорами укомплектован.
   -- И она согласна сюда переехать? В чужой район, далеко от родителей? Незамужняя же девушка.
   -- Ну, жить в казарме, я тебе скажу, ничуть не лучше, -- Райнар явно процитировал слова самой сийринны. А потом от себя добавил: -- Она после школы домой не вернулась, на содержании правителя осталась. Не очень у них с сестрами быт ладится.
   -- И где же она поселится? -- растерялась Лио. -- У нас вроде...
   -- Что "у нас"? Кто поселится? -- оборвал её уверенный женский голос.
   Ну понятно -- вернулась Глава семьи. Створку ворот ногой пнула, потому как обе руки были заняты -- одна большим свёртком, вторая сумкой. Любопытно, это у них из гостей с такой ношей принято возвращаться? Или она на обратном пути на местный базар заскочила?
   -- Дай я донесу! -- Райнар тут же рванул к ней на помощь. -- Что ж ты сразу не сказала, я бы встретил! Или сам купил бы всё нужное.
   -- Ты мне зубы не заговаривай, -- засмеялась родительница, нагружая сыночка. -- Кто у вас тут жить собрался?
   -- Так напарница моя новая! Она не местная... -- поднимаясь по ступеням и толкая дверь в дом, принялся отчитываться Рай.
   -- Нашёл сам! Радость-то какая!..
   Дверь за ними захлопнулась, оставляя нас в неведении о дальнейшем. Впрочем, тут и к гадалке не ходи, ясно, что за разговор намечается: доложит отпрыск обо всём по полной программе, и будут жилплощадь изыскивать. Может, решат у соседей поискать место девушке, раз в их доме комнат свободных нет? Или тут поблизости тоже что-то типа общежития-казармы имеется?
   Чмокнув отца в щёку, Лио засмеялась смущённому "Ну вот ещё нежности какие..." и отправилась... в баню! К счастью, лишь немного ополоснуться, а не на полноценную помывку.
   Что за наказание! То бесконечные примерки, то свидание с озабоченным женихом, то водные процедуры! Это я ещё в здешний салон красоты не попал... Явно местные невесты перед свадьбой тоже прихорашиваются.
   Впрочем, Лиодайе вряд ли это будет нужно. Она и без дополнительных ухищрений хороша. Я в который раз поймал себя на том, что любуюсь серебристыми переливами волос, по которым скользит гребень.
   А этот Аленнар не промах! Знает толк в девушках, самую красивую себе присмотрел! Ну, пожалуй, ещё жена его дяди выглядит особенно привлекательно. Даже сейчас, когда она уже в возрасте, а в молодости наверняка от неё нельзя было отвести глаз. Похоже, женская красота в этом мире с родовитыми корнями связана, ведь у той же Жолидайи или у девушки, которую мы в первом дозоре встретили, да и у подруги Лио, которая дары прибегала посмотреть, концы волосы были обычными без этих притягательных переливов.
   Ох, темнит отец Лиодайи... Их сбежавшая невеста наверняка сама имела родство с правителями, а не была простой сийринной-стражем, как моя носительница. Может, он не хотел волновать дочь, а может, и сам не придавал значения или не знал точно. Понятно, почему мать семейства с неохотой слушала о родне мужа. Кому же захочется напоминания о собственной ущербности, простом нецарственном происхождении? Да и практической пользы от родословной, видимо, никакой. Будь ты хоть сколько высокого полета, но жизнь в скромном доме без прислуги накладывает свой отпечаток.
   Понимание и восприятие мира стало проще: ранее раздражающие поступки и высказывания окружающих приобрели смысл, до этого скрытый. Теперь очевидны тонкости местного менталитета, потому как прибавилось информации. И мне уже не так дико стало слышать...
   -- Недолго потерпеть осталось! Вот выйдет Лио замуж, и комната для твоей Жоли освободится.
   Вместо раздражения, которое наверняка охватило бы меня вчера, сегодня я испытал лишь скептичное безразличие. Есть люди, которых невозможно изменить, ждать и требовать от них иного отношения -- значит унизить самого себя. Лио это осознала намного раньше, я только сейчас. Но ведь понял! И теперь не могу не восхищаться Лиодайей, тем, насколько правильно она себя ведёт, не выказывая ни раздражения, ни гонора. Спокойно отвечая:
   -- Швея обещала, что через три дня платья буду готовы. Если у Аленнара и остальные подготовительные вопросы к этому времени решатся, то он сразу меня заберёт во дворец.
   -- Даже три дня это долго... -- забеспокоился Райнар. -- А вдруг Жолидайя за это время передумает? Может, что-то другое предложить? В моей комнате, например, поселить, а я в кладовке пару ночей пережду.
   Вот дурак... Девушка бы точно не передумала, если б замуж позвал!
   Определённо не я один так считал, но доносить эту мысль до нерадивого родственника никто не стал. Мама всплеснула руками и предсказуемо заволновалась:
   -- Там же холодно! Ты простудишься!
   -- Ну не Жоли же туда селить? -- буркнул сын.
   -- Будешь спать у нас, -- припечатала родительница, даже не подумав поинтересоваться мнением мужа. -- Матрас у соседей одолжим, а когда Лио уедет, вернём.
   Вот честно, не знаю, как Лио, а мне захотелось встать и низкий поклон до земли отвесить. Мол, спасибо, что не меня из комнаты выселили!
   И запоздало пришло беспокойство за своё будущее... Всего три дня осталось. А работодатели точно успеют "забрать" меня до свадьбы? Или нет? Как всё же неудобно, что нет ни обратной связи, ни возможности обозначить желание вернуться. Явно что-то недоработано у этих горе-экспериментаторов.
   При самом худшем варианте развития событий меня ждёт брачная церемония, пристальное внимание публики. Необходимость надеть свадебное платье и туфли. Да ладно бы только надеть! Но ведь потом -- снять! Да ещё и наверняка не самостоятельно. Вряд ли Аленнар устоит от соблазна собственноручно раздеть жену. Да и на брачную ночь с закрытыми глазами и в кромешной темноте тоже глупо рассчитывать. Впрочем, даже это не спасёт от остальных ощущений... Б-р-р...
   В этом, пожалуй, только один плюс отыщется -- новая информация. Может, хоть после замужества у девушки жизнь насыщеннее впечатлениями и событиями станет, а я наконец пойму, что из себя представляют твари, как с ними борются. А то ведь в местных дозорах одна скукотища...
   -- Скучно, -- словно поддерживая мои мысли, зевнул Райнар, тоскливо посмотрев на море.
   Мы уже больше часа шли по берегу -- очередной день дозора, от которого Лио не стала отказываться, поскольку напарница брата ещё к ним не перебралась. Наверняка той нужно собрать вещи, решить все вопросы на прежнем месте жительства.
   -- Пусть скучно, -- не согласилась с братом Лио. -- Но это лучше, чем...
   -- Дозорные! -- громкий окрик со стороны берега оборвал "содержательный" разговор. -- Сюда, быстрее!
   Лио и Рай мгновенно обернулись. На секунду глазами носительницы я увидел сидящего на верре наездника, спешно разворачивающего что-то скрученное. Других деталей заметить не успел -- теперь взгляд был сосредоточен на мелькающих под ногами песке, камнях, редкой травяной поросли... Ещё секунда, и тело буквально упало на упругую поверхность, а пальцы вцепились в верёвочные петли, чтобы удержаться -- лежанка резво рванула вперёд, едва не выскользнув из-под пассажиров.
   Всё произошло с такой стремительностью, что мне некогда было даже рассуждать. Да и вникать в происходящее в такой спешке сложно. И лишь теперь, когда Лио перестала двигаться и бросила взгляд на покачивающийся в такт бегу круп животного, к которому было прикреплено это необычное средство передвижения, я понял -- волокуша! Матрас-волокуша, на котором без особых проблем можно быстро доставить стражников в нужное место пляжа. А я-то ещё недоумевал по поводу невозможности оперативного реагирования на появление тварей не в том месте, где в настоящее время находится патруль! Получается, что вот такие наездники-дозорные тоже патрулируют берег, только чуть дальше, по суше. И потому их раньше не видно было.
   -- Ерейнар, а что там? Много? -- перебивая шум скользящей волокуши и топот верра, крикнул Райнар, прицепившийся слева.
   -- Одна вылезла, -- на секунду обернувшись, так же громко ответил наездник. -- Ценная. Не положено отпускать.
   -- Ух, здорово! -- восхитился Райнар уже чуть тише. -- Значит, заплатят больше обычного! Наконец-то нормальный заработок. А то на одном содержании от береговых взносов вообще тоска.
   Ага... Судя по названию, эти береговые взносы собираются из средств местных жителей. Тех же рыбаков, которым выгодна безопасная добыча рыбы. Само собой, такой оклад невелик, особенно в периоды затишья. За более масштабные сражения полагается премия из казны правителя. Раз на раз не приходится, потому жены-сийринны наверняка призывают своих напарников к экономии средств. Иначе один такой любитель ценных мечей, как Райнар, может растратить весь семейный бюджет понапрасну.
   Добрались мы действительно быстро. Райнар первым скатился с волокуши и рванул... видимо, в бой. Лио куда более спокойно, совсем неторопливо поднялась, помогла наезднику скатать волокушу, скрепив веревкой, дождалась, когда тот ускачет -- наверное, за ещё одним подкреплением -- и лишь затем осмотрелась.
   Место я узнал -- пляж рядом с тем поселением, где обычно обедают дозорные. Даже дома видны. А вот из жителей никого нет, лишь на песке маневрируют Райнар и ещё двое стражей-мужчин, прыгая вокруг небольшой, но реально страшной зверюги.
   Чешуйчатая, ростом она была чуть выше Лиодайи, массивная, шестиногая, с перепонками между конечностями и хвостом. По спине шёл шипастый гребень, длинная шея гнулась как резина, разинутая пасть ужасала похожими на ножи зубами... Вот уж точно -- Тварь!
   На мечи, которыми то ли оборонялись, то ли атаковали стражи, она шипела и выбрасывала вперёд голову. Топала лапами, загребая песок когтями. Я так и не смог понять -- нападает она или сбежать пытается.
   А вот Лио наверняка это знала. Только сообщать, само собой, не стала. Вздохнула, покачала головой, обежала взглядом прибрежную линию. Заметив двух девушек, устроившихся неподалёку на каменной гряде, направилась к ним, чтобы... ну да, сесть рядом!
   Обменявшись приветствиями, девушки продолжили бездействовать и отнюдь не спешили помогать своим напарникам, в поте лица сдерживающим тварь. Прогресс не наступил, даже когда Ерейнар привёз ещё одну пару стражей-дозорных. В том смысле, что зверюге было без разницы -- три или четыре противника рядом прыгает, а все девушки, включая новенькую, так и сидели в ожидании... чего? У моря погоды? То есть, наоборот, непогоды?
   Ну и как же тогда понимать заявление Аленнара? "Сила истинной сийринны", "никаких доспехов, только платье", "хрупкая сийринна и огромная тварь"... Это всё что? Нереальные заявления, сделанные для красного словца? Или больные фантазии, которые к реальности не имеют никакого отношения?
   -- Жаль её. Красивая. Напрасно из моря вышла, -- неожиданно заговорила одна из стражниц, когда я уже практически взбесился от бесполезного ожидания и непонимания.
   -- Себе на погибель, -- поддакнула другая.
   -- Отпустить бы её с миром, да только кто позволит? Если такой клад уплывёт, то придётся нам расплачиваться. Оштрафуют же.
   Клад? Гм... Что ж такого ценного в этой жуткой туше? Мяса там -- всего ничего, даром что выглядит крупной. Да и неясно, съедобная эта тварь или ядовитая. Тогда пользы и нет... А так, по сути, одни кожа, жилы да кости. Стоп! Кожа! То есть шкура! Точно она нужна! Вон как переливается, ну точно как...
   -- Чешуйки у неё правильные, ровные, -- подтвердила вывод Лио, которая, словно помогая мне, всматривалась именно в них. -- Я даже отсюда вижу.
   -- Только толку-то? -- хмыкнула соседка. -- Аленнар в казну всё заберёт, а с нами мелочью расплатится.
   -- Парни совсем из сил выбились... -- заволновалась Лио, увидев, как один из мужчин оступился и едва не попал под удар зубастой пасти. -- Где Аленнар? Ему надо, а наши напарники жизнью рискуют!
   Словно её услышав, со стороны берега донёсся размеренный топот. Не прошло и минуты, как кавалькада из десяти верров, не сбавляя скорости, "вылетела" на берег. Столь же быстро наездники спешились, присоединяясь к сражению.
   Наблюдая за ним -- на мою удачу, глаза Лио также неотрывно всматривались в происходящее, -- я не сразу в тактике разобрался. Изначально мне казалось, что неравный бой получается. Целая толпа воинов против одной твари. А по сути...
   По сути, она одна могла дать фору целому войску. Четырнадцать мужчин едва успевали уворачиваться от шустро вертящейся твари. Такое ощущение, что чем врагов меньше, тем она неповоротливее и ленивее, ну а чем больше...
   Когда Райнар, вскрикнув и выронив меч, упал на песок, зажимая плечо, Лио ахнула и вскочила, но на её движение тут же среагировал Аленнар. На мгновение отвлёкся от сражения, пользуясь тем, что его прикрывали остальные воины, и крикнул:
   -- Не сметь!
   О как... Значит, сийринны реально что-то могут? Но проявлять свои способности вот в таких... гм... боях им нельзя? Почему? Чтобы не мешать?
   Осталось неясным, как бы развернулись события, не запрети Аленнар девушкам вмешиваться, но сейчас победа досталась стражам дорогой ценой. Кроме Райнара, ранения получили ещё три воина, одного из них даже увезли на волокуше -- сил идти у него не было. Тварь, не подающую признаков жизни, тоже уложили на импровизированный транспорт и под охраной воинов повезли вглубь острова.
   -- Жаркий бой, -- по-прежнему зажимая рану на плече, на удивление довольно высказался Райнар, когда Лио к нему подбежала. Убрал ладонь, посмотрел на рваный край с сочащейся из него кровью и с надеждой поинтересовался: -- Как думаешь, шрам останется? Лучше бы остался. Где это видано, чтобы настоящий мужчина, воин, и не имел шрамов?!
   -- Дурак... -- едва слышно выдохнула девушка, поспешно перебинтовывая ему руку.
   Двойственное чувство... С одной стороны, я её понимал. Она за брата волнуется, а он готов рисковать понапрасну и радуется ранениям. С другой, парень тоже прав. В случае необходимости действовать надо мгновенно, об опасности и последствиях думать некогда. Зачастую промедление -- цена чьей-то жизни. Полученные шрамы в таких обстоятельствах воспринимаются как напоминание, доказательство если не доблести, то смелости и отваги.
   -- Зубами прихватила? -- неожиданно за плечом раздался знакомый раздражающий мужской голос. Лио даже не обернулась, сосредоточенная на своём занятии, но сомневаться не приходилось -- женишок собственной персоной.
   -- Не, когтем цапнула, -- бодро уточнил пострадавший.
   -- Значит, жить будешь, -- наигранно засмеялся Аленнар. -- Лиодайя, хватит, -- он подхватил меня... тьфу! невесту под руку, потянув от брата. -- Ты ему там столько намотала, что это уже не на царапину тянет, а на что посерьёзней. И руки у тебя теперь в крови...
   Принц недовольно осмотрел девушку. На мгновение задумался, а потом без предупреждения перехватил за талию и поднял, усаживая на верра, оказавшегося за нашими спинами.
   -- Зачем? -- с губ Лио сорвался запоздалый вопрос.
   -- Домой тебя повезу, отмываться, -- фыркнул Аленнар, перебрасывая ногу через спину верра и усаживаясь позади.
   -- А дозор? Брат? -- возмутилась девушка.
   -- Какой ещё дозор? -- зашипел сиррин. -- Ты вообще после помолвки должна сидеть дома и вещи собирать для переезда. А брат твой не беспомощный младенец! Сам справится.
   В общем, возражения предсказуемо разбились об упёртость жениха, животное рвануло в неведомые дали, а Аленнар крепко прижал к себе девушку.
   Сидеть на узкой шее, да ещё и боком, было не так удобно, как на привычном месте, и потому Лиодайя тесным объятиям не возмущалась. А может, ей просто нравилось? Или всё же не устраивала альтернатива свалиться вниз головой на полном ходу?
   Настрой носительницы мне оставался непонятным. Зато намерения кавалера были ясны как божий день. Он же не только обнимать девушку ухитрялся, но и носом в волосы зарылся, и в шею поцеловал, и ладонью по бедру прошёлся...
   Когда верр сбавил скорость, а потом остановился, видимо не чувствуя должного контроля, Аленнар вообще обнаглел до крайности. Не обращая внимания на то жалкое подобие сопротивления, которое смогла позволить в этом положении невеста, бесцеремонно развернул Лио к себе лицом, уже не таясь сцапал в полный захват. Ручищей в волосы на затылке зарылся и к себе потянул. Да ещё и имел наглость отчитать девушку, когда та попыталась от него отстраниться:
   -- Ты почти моя супруга, Лиодайя! Что за капризы? Где твоя благодарность? Или, по-твоему, я её недостоин? Разве я не сражался с тварью? Что стало бы с твоим братом, не прибудь я вовремя?
   -- Благодарность? -- удивляя меня, вспыхнула Лио. -- Да если бы не ваш запрет, вообще бы ни жертв, ни ранений не было! Любая из нас могла просто... м-м-м...
   Поток претензий Аленнар пресёк быстро. Тем самым способом, которым я сам никогда не пользовался, уважая право женщины высказаться. Сначала его губы впились в рот Лио, чтобы погасить последние слова. Потом руки стиснули так, что для вдоха возможности не осталось. А подавив остатки сопротивления и почувствовав, как тело пленницы обмякло, он без особых церемоний углубил поцелуй. Бесцеремонно раздвинул языком стиснутые зубы, и...
   -- Как меня всё достало! Этот дурацкий мир, это неправильное тело, эти грёбаные запреты, этот паршивый жених!.. Да пошли они все!..
  

Глава 4,

в которой Арктур становится героем, а Лиодайя свыкается с обстоятельствами

  
   Идиот... Кретин... Псих... Я чем и о чём думал вообще, когда орать начал?
   Ну правильно, ничем -- мозгов у меня в настоящий момент нет. И ни о чём. Вернее, только о себе любимом, напрочь забыв о девушке.
   Теперь вот лежу с закрытыми глазами. И при этом не отдыхаю, потому что моей носительнице не до сна. Это вообще счастье, что дело обмороком ограничилось. Услышав такие вопли в своей голове, можно и в истерику удариться.
   Впрочем, возможно, всё "приятные" моменты ещё впереди. С другой стороны, есть же надежда, что, отлежавшись, Лиодайя спишет мой голос на галлюцинацию? Есть. Тяжёлый день, стресс, усталость...
   -- Лио, доченька, ты как? -- заботливо проворковал женский голос. -- Я вот кувшин с соком тебе принесла. Попить хочешь?
   -- Нет, мама, спасибо, -- не открывая глаз, выдохнула носительница.
   Молчание продлилось недолго. Материнские ласка и забота не вытерпели пренебрежения к себе.
   -- Милая, я понимаю, ты устала, переволновалась, но вот такое безразличие -- это слишком. Я бы поняла подавленное состояние Райнара -- эта тварь чудом его не убила, -- но ты-то в безопасности сидела.
   -- Рай вернулся? -- с явным усилием разомкнула губы Лио.
   -- Да, часа не прошло, как тебя сиррин Аленнар привёз, наказав позаботиться.
   -- Ален... -- судорожно вдохнув, девушка имя так и не договорила. -- Он сказал?.. Что произошло.
   -- Пф... Скажет он. Есть ему когда перед нами отчитываться. Но, дочка, ты не смущайся, я тебя прекрасно понимаю. Это при чужих надо держаться стойко, не показывая ни страха, ни паники. А в надёжных руках жениха можно и слабость проявить...
   Лио зажмурилась сильнее и зубы стиснула до хруста, я аж испугался, что сломает. И с нетерпением ждал ухода родительницы, у которой забота о дочери лишь по приказу свыше проявляется.
   Когда за матерью захлопнулась дверь, девушка тяжело вздохнула и наконец открыла глаза. Несколько минут так и лежала, глядя в потолок. Молча, словно никаких переживаний в её душе и в помине не было. А ведь это точно не так...
   Какая всё же Лио терпеливая, уравновешенная. На её месте я бы уже давно сорвался и высказал претензии особе, которая бестактно задела болезненную для дочери тему и даже сама этого не заметила, потому как мысли наверняка крутились около любимого сыночка.
   В очередной раз я пожалел, что эксперимент ограничивает двигательную активность наблюдателя. Будь у меня малейший шанс хоть что-то сделать, заступиться за Лио... Вот не досталось мне нормального мужского тела, которым можно было бы "управлять", а то бы морду разукрасил этому женишку! Я не боюсь Аленнара и плевать мне на его царственный статус! Как он посмел так отвратительно грубо вести себя с девушкой, да ещё и будущей женой?
   Стоп! Размечтался...
   Будь у меня другой носитель, я бы, во-первых, и не догадался о личных проблемах скрытной девушки. Меня бы занимало чужое восприятие. Во-вторых, даже если бы удалось уговорить мужчину покориться моей воле, то с моей стороны было бы верхом эгоизма создать проблемы местному жителю и слинять прочь.
   "Нет, Арктур, прекращай себя накручивать и утешаться бессмысленными фантазиями! Твоё дело наблюдать. Ты на это согласился", -- твердил я себе, старательно отгоняя мысли о будущем.
   -- Я согласилась. Чего уж теперь... -- едва слышно прошептала Лио. Одинокая слезинка скатилась по щеке, но девушка сердитым движением её стёрла, видимо запретив себе думать о плохом. -- Что со мной? Безумие какое-то... Такой странный голос в голове. Чужой... Мне показалось? А если нет?
   Она резко поднялась и бросилась к одному из старых сундуков.
   В недоумении я следил за её руками, суматошно перекладывающими свитки. Не всегда даже успевал прочитать названия -- они наверняка знакомы Лиодайе, и потому она на них не задерживалась взглядом.
   Наконец, один всё же удостоился её внимания. На мгновение носительница зажмурилась, глубоко вдохнула и открыла глаза. На несколько секунд я потерялся в сплетениях белых символов на чёрном фоне, потому что взгляд Лио скользил по строчкам, что-то поспешно отыскивая. А когда остановился...
   "Узрев обретённую силу Шилли, отступили дети духа моря, а презренные трусы, что явились на подмогу не в срок, в почтении склонили головы, признавая доблесть своей защитницы. Неустанно славя великую воительницу, ставшую первой сийринной, они не смели поднять на неё взгляд. Даже дух ветра, Дайяр, не стал молчать -- превознёс свою служительницу и благосклонно повелел именоваться Шиллидайей. Лишь к ней одной он снизошёл, дозволив слышать свой голос. Более никто из презренных во веки веков не удостоился этой великой чести..."
   Уронив свиток на колени, Лио замерла, видимо обдумывая прочитанное. Медленно поднялась и шагнула к зеркалу.
   -- Ты?.. -- определённо волнуясь, всмотрелась в свои глаза. -- Ты Дайяр? Дух ветра?
   Соблазн... Как же велик соблазн воспользоваться прочитанным и раскрыться! Ведь это, по сути, огромная удача -- получить такое шикарное прикрытие, чтобы начать общение! Да, есть правила невмешательства, но это же глупо -- оправдывать собственное бездействие чужими надуманными запретами! В конце концов, работодатели узнают только то, что я сам посчитаю нужным им сообщить. На самом деле меня сдерживает лишь тревога о психическом состоянии девушки. Сейчас ей очень тяжело морально, не станет ли ещё хуже?
   -- Если это ты... -- продолжала в волнении шептать Лиодайя. -- Скажи что-нибудь, пожалуйста. Ты любишь лишь стойких, сильных духом, я знаю, но я ведь не жалуюсь. Я просто устала. Притворяться, молчать, терпеть... Они не поймут, не помогут, не поддержат. Мне бы хоть каплю участия...
   Замолчав, носительница вновь с надеждой всмотрелась в свои глаза и разочарованно всхлипнула, резко отворачиваясь от зеркала. А я решился. Другого шанса у меня не будет.
   -- Неужели капли хватит? -- стараясь не напугать, мягко уточнил.
   И всё равно напугал.
   Лио вздрогнула и, прижав ладони к суматошно забившемуся сердцу, замерла. Сейчас она и верила и не верила, и потому у меня ещё был шанс отступиться. Но я им не воспользовался. Вернее, отдал право принять решение самой Лио:
   -- Боишься? Могу уйти.
   -- Останься. Я не боюсь, -- мгновенно пересохшими губами лихорадочно прошептала девушка. -- Это от неожиданности.
   Она шагнула к окну, передумала, развернулась, присела на кровать, снова вскочила. Застыла, прислушиваясь.
   -- Ты здесь? -- осторожно позвала вслух.
   -- Да, а что? -- не понял я причины сомнений.
   -- Я столько раз обращалась к тебе мысленно! Не слышал? Или не хотел?
   -- Нет, просто мысли читать не умею, -- не удержался я от смешка. -- Ты вслух говори, если хочешь, чтобы я тебе отвечал.
   -- Хорошо, -- в её голосе точно было облегчение. Впрочем, оно быстро сменилось беспокойством: -- Ты пришёл, чтобы лишить меня силы сийринны? Хочешь забрать её у недостойной?..
   -- Хм... -- я аж опешил от такого предположения. -- А почему ты считаешь себя хуже остальных?
   -- Допустила ошибку, не спасла того, кого должна защищать... Я пойму, если ты оставишь меня без дара.
   -- Я бы на твоем месте не торопился с такими заявлениями, -- растерялся я. Вспомнил, что я вроде как "божество", и глубокомысленно изрёк: -- Сила это испытание и большая ответственность, и, отказавшись, ты уже никогда не вернёшь потерянное.
   -- Тогда зачем ты пришёл ко мне?
   -- Сама знаешь ответ, -- схитрил я.
   Она снова походила по комнате, бросила взгляд в зеркало и, рассуждая вслух, продолжила:
   -- Легендарный дух, который является в сложные и опасные моменты... Ты наделил первую сийринну особенным даром, чтобы она спасла народ. И раз заговорил со мной, значит, вновь над островом нависла опасность. Ты решил поддержать меня, чтобы я смогла всё выдержать и не сдаться? Чтобы я стала надёжной опорой для нелюбимого мужа и гарантией его разумного правления? Чтобы на нашем острове по-прежнему царили мир и благополучие?
   М-да... Рассуждает она логично, конечно, со своей средневековой точки зрения. По-детски наивная вера в чудо... И пусть у меня взгляд на происходящее иной, вряд ли имеет смысл разубеждать девушку. Только испорчу всё. Так что придётся пока довольствоваться вот такой моральной поддержкой.
    -- Дать больше сил, чем ты имеешь, я не смогу. Но буду рядом. Поделюсь советом, добрым словом, когда потребуется.
   -- Благодарю, -- не стала отказываться Лиодайя и поспешно уточнила: -- Мне нужно всё тебе рассказывать? Или ты сам видишь происходящее?
   -- Вижу, -- обречённо признался я, ожидая истерики и претензий из-за подглядывания. Но, похоже, Лио об этом даже не задумалась. Её действительно беспокоил лишь факт получения информации "высшим существом".
   -- Конечно, видишь, -- укорила она саму себя. -- Ты же дух, ты везде. Вот я глупая. Извини.
   -- Было бы за что, -- не удержался я от смешка. -- Ты же не каждый день с духами общаешься.
   -- Верно, -- улыбнулась в ответ носительница.
   -- Лио? -- раздался от двери удивлённый голос Райнара. Он обежал глазами комнату и с подозрением поинтересовался: -- Ты с кем тут разговариваешь?
   -- Ни с кем. Я разучивала свадебную клятву верности острову.
   -- Понятно. Ужинать иди. Готово всё.
   Не знаю, как Лиодайя, а я маленькой передышке был рад. Хотелось хоть немного прийти в себя, свыкнуться с новой "должностью", ролью, которую так неожиданно пришлось на себя примерить. А ещё нужно было решить, какого стиля общения придерживаться. С одной стороны, вроде как я теперь бог, значит, должен вести себя высокомерно и напыщенно, но с другой... выдержу ли я этот образ? Да и "боги" ведь тоже разные по характеру бывают -- не только суровые, но и весёлые, и легкомысленные, и даже любвеобильные. Вон в древних земных мифах сколько таких... гм... примеров.
   Жаль, Лио не дочитала свиток с легендой до конца. По небольшому фрагменту сложно судить, но мне дух показался лояльным к своим "подопечным", доброжелательным, сострадательным. Даже слишком мягким и пассивным. Как можно было прохлопать вероятную угрозу? Понадеявшись на чужую порядочность, чуть было не погубить целый мир, исправив всё в последний момент. Впрочем, это как раз для большинства высших существ характерно. То есть для восприятия тех, кто этих самых "богов" придумывает. Вымысел всегда подчинён нормам менталитета, сказители в форме поучительного мифа отражают объективную реальность...
   -- ...реально непобедимая тварь попалась, -- тем временем воодушевлённо делился впечатлениями Райнар. -- Мы уже и синхронные выпады применили, и обманные броски, и лапы блокировали, -- используя в качестве наглядного пособия кусок лепёшки, раз десять истыкал его ножом. -- А ей хоть бы что.
   Осмотрев "жертву", отправил её в рот, пережёвывать.
   -- Голову рубить надо было, -- посоветовал отец. Поморщился и посетовал: -- Вот молодёжь недогадливая. Чему вас только на сборах учат?
   -- Пф... голову! -- возмутился Рай. -- Там у этой "головы" зубы с моё предплечье, а шея гибкая. Не подступишься.
   -- Главное, что справились, -- примиряюще внесла свою лепту родительница. Проследила, как сын поправляет сползающую повязку на руке, и добавила ему в тарелку ещё варева из овощей.
   -- Хватит уже, я сыт, -- возмутился было сыночек.
   -- Не спорь с матерью, -- отрезала та. -- Я лучше знаю, сколько ты съесть должен. Ты же после боя, раненый, пешком домой шёл!.. Лио! Почему ты не попросила жениха, чтобы брата отвезли домой? -- моментально нашла кого сделать виноватой.
   -- Я не успела.
   -- Сдаётся мне, ты уже позабыла о потребностях своих близких. Правильно, сама устроилась, а мы перебивайся как придётся... Дочка, вернись! Ты куда пошла? Остынет же...
   К моему облегчению, мерзкий голос приглушила закрывшаяся дверь. Лиодайя быстрым шагом покинула дом и, обогнув его, вышла на площадку, где Райнар обычно тренировался с мечом. Спустилась по откосу -- короткой дороге, ведущей к пляжу, и присела на траву, плотными кочками растущую на границе с песком.
   -- Веду себя как обиженный ребенок... -- словно сама себя укорила в том, что сделала.
   -- Имеешь право, -- возмутился я. -- Тебя на самом деле обидели.
   -- Ты здесь? -- с явным облегчением выдохнула девушка.
   -- Так куда ж я денусь, раз ты согласилась на моё присутствие?.. -- напомнил я и осторожно уточнил: -- Не передумала?
   -- Нет.
   -- Тогда жалуйся, -- разрешил я.
   -- В смысле? -- опешила Лио.
   -- Тебе же высказаться надо. Сбросить напряжение. Семья на тебя давит, лишая права на собственное мнение. Ты терпишь, но тебе это не нравится. Мне-то не ври.
   Я, конечно, не психолог. И наверняка говорю не то, что нужно в таких ситуациях. Зато честно и от души. Надеюсь, Лио это почувствует.
   -- Да, не нравится. Ты прав, -- с вызовом бросила девушка. -- И я действительно терплю. Потому что... потому... -- она определённо подыскивала нужные слова, а не пыталась себя оправдать. -- Потому что я сама это решение приняла! Терпеть! Знаешь, я же в детстве не понимала, что мама не умеет уступать. Спорила с ней, ругалась, злилась, даже несколько раз сбегала из дома и на пляже ночевала. А потом... -- она запнулась и нервно сглотнула, словно что-то плохое вспомнила, но продолжила мысль: -- Потом я осознала, что, если буду продолжать настаивать на своём, ничем хорошим наше противостояние не закончится. Я могла либо принять всё как есть, либо навсегда уйти из семьи. Только куда было уходить? Я же ещё маленькая была, даже школу не посещала. К тому же мама, конечно, не подарок, но брата я люблю. И отца.
   Всё же я не ошибся -- характер у Лио действительно боевой. Но при этом и разумность на высоте. Изумительное сочетание, если ему дают развиться в правильных условиях. Увы, у Лиодайи таковых не было. И самое обидное, что она сама себя заставила быть иной! То есть своей же собственной силой воли подавила стремление жить свободной личностью! Мало того, продолжает это делать сейчас, когда в этом уже нет такой острой необходимости. А причина?
   -- Когда выросла, не ушла из-за брата? -- высказал догадку. -- Пожалела?
   -- Райнар хороший. Просто не очень сообразительный.
   -- Глупый и недальновидный, -- припечатал я.
   -- Разве он виноват, что таким родился? У мамы в роду все мужчины поздно взрослеют... -- вступилась было Лио, осеклась и с подозрением поинтересовалась: -- А ты разве не знаешь?
   Не понял... То есть его инфантилизм это не развившаяся в результате неправильного воспитания черта характера, а генетическое отклонение? Болезнь?
   Ну хорошо, пусть болезнь. Только мне это открытие может стоить доверия девушки. Как ни крути, а божество обязано всё обо всех знать. Или не обязано?
   -- У меня много дел, -- не придумал ничего более правдоподобного. -- Да и уследить за всеми сразу невозможно. Так что я совсем недавно наблюдаю за тобой и твоей семьёй.
   -- Прости, я не подумала, что духам тоже нужно отдыхать. Тем более ты утомился. Последние шторма были очень мощные. Ты много сил на них потратил.
   М-да... Теперь я себя настоящим обманщиком чувствую. Аферистом, который нагло присвоил себе чужое имя и заслуги. Если таковыми можно считать природные явления. Эх, надеюсь, эта ложь не приведет к фатальным последствиям. Я ввязался в авантюру с духом-самозванцем из самых лучших побуждений. Ради Лиодайи.
   -- М-м-м... Знаешь, -- решил всё же чуть снизить остроту преклонения перед высшим существом. -- Мне было бы проще, если бы ты общалась со мной как с равным. Воспринимала как доброго друга, а не всесильного духа. Это очень утомительно, хочется почувствовать себя живым.
   -- Разве ты не рассердишься? Как я могу? -- изумлённо выдохнула девушка.
   -- Ну как, как... -- практически не надеясь на успех затеи, всё же продолжил настаивать я. -- Может, будешь считать меня мудрым братом? Можешь даже звать... -- я задумался, стоит ли подобрать имя, созвучное тому, что носил мифический дух. В итоге предпочёл более удобный для себя вариант: -- Арктур.
   -- Почему "Арктур"? -- растерялась носительница.
   -- Чтобы никто не догадался, что ты со мной общаешься, Лиодайя. Обычное-то моё имя у всех на слуху.
   -- Я попробую, -- неуверенно согласилась девушка.
   -- Я попробую, Арктур, -- поправил её, мысленно скрещивая пальцы. Ох, надеюсь, я не поторопился! И лишь потом запоздало вспомнил, что в этом мире, если девушка называет мужчину по имени, значит, связывает с какими-то личными симпатиями. С другой стороны, божеству-то должны быть простительны такие вольности? Я и не мужчина даже, всего лишь бестелесный дух.
   -- Лио... -- прервал наш разговор ещё один голос. -- Я тебе поесть принёс.
   Райнар, присев рядом на соседнюю кочку, протянул сестре миску, накрытую тканью.
   Отказываться она не стала. Мне показалось, даже с благодарностью приняла.
   -- Отец расстроился, -- первым делом сообщил брат. -- Мама не разобралась и напрасно тебя обвинила. Ты не думай, я ей не жаловался. И не устал идти. Рана-то на самом деле пустяковая.
   Он помолчал, присматриваясь к тёмной поверхности моря, покрытой гребешками оранжевой пены. Перевёл взгляд на светило, спустившееся к горизонту, потемневшее зелёное небо, тени, протянувшиеся по песку...
   -- Ты была права, -- неожиданно повинился брат.
   -- В чём? -- Лио даже жевать перестала, так удивил её суровый тон.
   -- Ты мне говорила, что Аленнар злой и упрямый сиррин. Я зря тебе не поверил. Ещё и в обратном убеждал. А он ни моего разрешения, ни даже твоего согласия не спросил, просто увёз тебя, как... как... вещь какую-то. И на дозоры ему наплевать... Он позволил себе... лишнее? Ты чего сознание-то потеряла?
   -- Просто он немного нагло себя вёл, -- существенно уменьшила вину жениха носительница. Я же едва удержался от комментария, понял, та не хочет волновать впечатлительного брата. -- И не теряла я сознание, только вид сделала, чтобы Аленнар отстал.
   -- Всё равно! Ты ему пока не жена, чтобы творить что заблагорассудится. Сейчас я мужчина и глава семьи в нашем дозоре, значит, за тебя ответственный!
   По поводу распределения ответственности в этой семье я, конечно бы, поспорил. Кто ещё за кем следит -- очень большой вопрос. Скорее, сама Лио постоянно заботится и опекает Рая. Но всё равно приятно, что хоть кто-то, пусть и номинально, встал на сторону девушки.
   -- Ладно, защитник ты мой. Поздно уже. Идём-ка спать. Завтра всё же в дозор надо.
   -- Не надо. Нам сменщиков назначили, -- поделился новостью брат, поднимаясь и забирая пустую чашу из рук сестры. -- Я рану лечить стану, иначе не смогу нормально обязанности стража выполнять. А тебе жених велел дома сидеть. Забыла?
   -- Забыла, -- недовольно буркнула Лио, следом за ним возвращаясь в дом. -- Он много чего... велел.
   -- Вот только во всём можно найти свои плюсы, -- подсказал я. -- Даже в вынужденном сборе вещей.
   -- И какие же в этом плюсы? -- удивилась Лио.
   -- Что? -- обернулся, услышав вопрос, Райнар.
   -- Говорю, скучно будет сидеть без дела, -- быстро нашлась Лиодайя.
   -- Не будет скучно, -- отчего-то уверенно заявил её брат. -- Завтра Жоли к нам переедет, она составит тебе компанию и развлечёт.
   О-о-о... Ну если Жолидайя... Тогда, конечно, будет весело.
   Веселье действительно началось. Причём с самого раннего утра, едва местное солнышко заглянуло в комнату, выдернув меня в явь. Самое удивительное, что, будучи в чужом теле, я никогда не видел снов. Переход от момента засыпания носителя до его пробуждения всегда был резким и быстрым.
   -- ...зачем столько нагрузила? Пока вытащили добро во двор, уйма времени прошла. Из-за тебя пришлось вознице лишнее платить.
   -- Я виновата? А кто ворота долго не открывал?
   -- Ворота? А из-за чьих вещей повозка чуть не развалилась от тяжести?
   -- Маленькая она, вот и выглядит хлипкой.
   -- А по деньгам обошлась как королевская!
   -- Успокойся Неодайя, всех переполошишь! Дети спят ещё. Один драк и отдали-то всего, невелика беда.
   Голоса были слышны настолько отчётливо, что казалось, спорщики стоят совсем рядом, а не за закрытой дверью.
   Лиодайя, видимо, ещё оставалась в полудрёме, потому что некоторое время лежала неподвижно, приоткрыв глаза и прислушиваясь. Наконец приподнялась, негромко засмеялась и принялась одеваться. С лёгкостью перепрыгивая через сундуки и разложенные в беспорядке вещи, порхала по комнате, приводя себя в порядок. И лишь перед зеркалом, собрав волосы в хвост, замерла, глядя в отражение.
   -- Дух Дайяр? То есть... Арктур? -- позвала осторожно.
   -- Да? -- откликнулся я.
   -- Прости, у меня тут... не очень чисто. В эти дни столько дел было, на уборку не нашлось ни времени, ни сил.
   -- Сегодня как раз и приберёшься. Я же тебе ещё вчера сказал, что самые скучные и обременительные занятия могут принести пользу.
   -- Так вот что ты имел в виду! -- обрадовалась девушка. -- Как же ты мудр, всё предугадываешь. А я вечно действую второпях.
   -- Смотреть со стороны всегда легче, -- проявил скромность я и укорил: -- Лио, ты меня по-прежнему превозносишь? Вроде как мы договорились общаться на равных.
   -- Извини, мне сложно так сразу изменить привычное почтительное отношение, -- повинилась носительница. -- Но я постараюсь. Ты только напоминай, если что...
   Напоминать не пришлось. Не потому, что память у девушки оказалась "короткой", а потому, что совсем другими проблемами и впечатлениями день был насыщен. В нём практически не осталось места для нашего взаимодействия -- всё свободное время Лиодайя потратила на общение со своим близким окружением. Ко мне она не обращалась, и потому я снова был вынужден довольствоваться лишь ролью молчаливого и незримого наблюдателя. Воздерживался от комментариев даже тогда, когда ситуация требовала решительных мер. Я опасался лишний раз провоцировать девушку, которая могла невольно раскрыть факт моего присутствия остальным членам семьи.
   Потому я лишь мысленно смеялся, наблюдая, с каким усердием Райнар тащит от соседей внушительных размеров матрас. Возмущался про себя, когда на всю улицу разнеслось гневно-материнское: "Рай, ты с ума сошёл? Положи немедленно, пусть отец этим занимается! Ты же раненый и такую тяжесть волочишь!" Согласно "кивал", услышав в противовес: "Рай, неси матрас сам, не надо отца отвлекать! Для настоящего мужчины это пустяковая нагрузка". А потом с видимым удовольствием следил за перепалкой сцепившихся между собой женщин.
   Победа в итоге осталась за Жоли. По крайней мере, Райнар, который то останавливался, послушно выполняя требования матери, то снова шёл, едва начинала указывать новая напарница, свою ношу не бросил и триумфально занёс в комнату родителей. Он и вещи так же сам перенёс, не дожидаясь понуканий, -- личные убрал, а багаж девушки в комнате разместил. А потом ещё и на рынок отправился, продуктами закупаться, потому что Жоли, сунув нос в кладовку, выдала такую длинную гневную тираду по поводу имеющегося ассортимента, что сразу стало понятно -- питаться она привыкла иначе и свои предпочтения менять не собирается.
   Я и раньше задумывался о причинах скромного рациона семьи. Изо дня в день я "ел" одни только овощи и лепёшки. Не было на столе ни мяса, ни молока, ни сыра... Прямо как у вегетарианцев. И я недоумевал, с чем именно это связано. С личными убеждениями? Или является вынужденной мерой экономии?
   Негодование Жоли доказало -- причина более чем прозаична. Мясные продукты дорогие, и, надо полагать, семья со скромным достатком не может их себе позволить. Да и остальные жители прибрежной части наверняка питаются чем попроще: рыбой, похлебкой, простой выпечкой. Новая напарница Райнара родом из другого района, значит, привычная пища там может быть совсем иной.
   Любопытно, похоже, род деятельности и квалификация у девушек-сийринн совпадает, а достаток стражей в разных районах отличается. И в этом ракурсе очень странной кажется навязчивая идея Аленнара устроить неравный в материальном смысле брак. Или все неудобства компенсирует родство Лио со статусным семейством сбежавшей прабабки? Принадлежность к правящим кругам другого острова многое могло бы объяснить, но, чувствую, не всё так просто. Вот бы раскрыть эту тайну...
   Впрочем, это раньше я на этом желании бы и остановился, лишь надеясь узнать ответы случайно, а теперь у меня есть иные способы. Можно больше не опираться на догадки и шаткие предположения, а получать информацию из первых рук. Достаточно лишь верно сформулировать вопрос, Лио не откажет уважаемому духу ветра. Однако правильно подобрать момент тоже важно. А он сейчас не совсем соответствующий...
   -- Лиодайя, покажешь мне место для стирки? -- не успев закончить с обедом, попросила Жоли. -- Ещё нужна тряпка и таз. Или ведро.
   -- А я? -- удивился Райнар. -- Я же могу...
   -- А ты будешь лечиться! -- припечатала напарница. -- С кем я послезавтра в дозор пойду?
   -- Нашлась тут заботливая! -- потрясённо всплеснула руками родительница. -- Сначала загоняла парня так, что он еле на ногах держится, а теперь...
   -- Загоняла? -- Жоли с демонстративно-пристальным вниманием осмотрела с ног до головы очень даже бодрого Райнара, определённо стремящегося к новым подвигам. -- Это в каком таком месте я его "замучила"? Сидит нормально, дышит ровно, ложка в руках не дрожит... -- Она упёрла руки в бока и прищурилась, с вызовом взирая на противницу.
   -- Тварь его чуть не покалечила! А ты...
   -- "Чуть" не считается! -- не полезла за словом в карман девушка. -- Вот как раз на это "чуть" столько же и лечения. Всему своё время. А если не нравится, то мне собраться и уйти недолго. Найду куда.
   -- Не надо уходить, -- спохватился и наконец подал голос Райнар. -- Меня всё устраивает, буду лечиться.
   На лице отца, который за всем этим наблюдал безмолвно и отстранённо, промелькнуло удовлетворение. Он и на дочь посмотрел с мягкой улыбкой, когда та поднялась, чтобы выполнить просьбу Жолидайи. Определённо нравились ему изменения в семье, и он наверняка полагал их к лучшему.
   Новая жительница с лёгкостью освоилась в доме и на прилегающей территории. Кстати, причина, по которой она отказалась от "эскорта" Райнара, выяснилась быстро -- девушка просто искала возможность пообщаться с сестрой напарника без свидетеля. И потому я даже не очень удивился, когда, лишь мельком заглянув в хозяйственные помещения и баню, Жоли увлекла Лио на пляж. Обнаружив помост для стирки крупных вещей, села на него, осмотрелась, убеждаясь, что никого рядом нет, и прямолинейно спросила:
   -- Жених когда тебя заберёт? Ты же в дозор с братом больше не собираешься, верно?
   -- Дня через два-три, скорее всего, уеду, -- Лио последовала её примеру и села рядом. -- Я бы, конечно, в дозор до последнего ходила, но раз ты согласилась быть Райнару напарницей, то вам мешать, разумеется, уже не стану. Надеюсь, ты его быстро не бросишь? Ну или хотя бы поможешь другую сийринну найти, чтобы моя семья не осталась без средств. Понятно, что ты в итоге захочешь лучшего достатка: место здесь не самое престижное и заработки небольшие...
   -- Я, по-твоему, в такую глушь приехала, не зная здешних доходов и исключительно в благотворительных целях? -- перебив её, фыркнула Жоли. -- Вот же наивная... Да я в Рае заинтересована! Это пока я для него напарница, но рассчитываю на большее.
   -- Значит, всё же замуж собралась? Проблемы не пугают?
   -- Ой, тоже мне нашла причину! -- засмеялась девушка. -- Неуживчивая свекровь и низкий заработок? Разве это проблемы? Или ты про не в меру уступчивого брата? Знаешь, Лиодайя, я в своей жизни на брутальных, решительных мужчин насмотрелась до такой степени, что тошно уже. Там, где я родилась, таких не счесть. И в казармах одни... командиры, тварь их раздери. Райнар хотя бы не будет права качать и пытаться меня под себя переделать.
   -- Да, проявлять инициативу Рай не любит, в этом тебе с ним будет легко. Только, несмотря на это, он мужчина ответственный. У него свадебных подношений нет, и вряд ли на них быстро заработает. Потому свататься ещё не готов. Ему совесть не позволит невесту обидеть.
   -- Покладистый, ответственный, деликатный... -- Жоли предвкушающе вздохнула. -- Мечта просто. Ну ничего! Ты не думай, я если что-то решила, то уже не отступлю. На дары мы с ним быстро заработаем, и заглядываться на других я ему не дам. Даже не сомневайся, женится как миленький.
   В который раз я убедился в женской хитрости! Коварная Жолидайя уже всё распланировала и определилась. На любую трудность найдёт управу, что, в общем-то, совсем не плохо. Только слишком уж она напористая, я бы с такой не смог жить. А вот для ведомого Райнара активная жёнушка в самый раз будет.
   Она, кстати, ещё и хозяйственная. По крайней мере, сидеть без дела долго не смогла -- сбегала в дом, принесла вещи и занялась стиркой. Лио тоже не стала изображать из себя важную персону и присоединилась к Жоли. Возможно, в будущем ей и не придётся этим заниматься, но сейчас-то грязные покрывала и занавески сами себя не вычистят.
   -- Не соскучились ещё? -- со стороны дома раздался весёлый голос пострадавшего. "Вовремя" появился. Как чувствовал, что девушки о нём сплетничают.
   -- Ты почему не лечишься-то? -- засмеялась Жоли, рассматривая счастливую физиономию напарника, стремительно идущего к ним. -- За нами следишь?
   -- Нет, я тут просто... -- Он триумфально вытащил из-за спины мешочек, который всё это время прятал. -- Вот, Лио, смотри, что сейчас принесли! Плата за вчерашний бой. С прибавкой. Тварь ценная и опасная была.
    Кошель с чешуйками на вид оказался внушительным. Ничуть не меньше того, который ушёл в оплату налога на меч.
   -- Возьми! -- Радостный Райнар не желал обращать внимание, что сестра занята и развешивает постиранные вещи на верёвках, натянутых за домом недалеко от тренировочной площадки, а напарница держит в руках полупустой таз.
   -- Погоди, погоди, -- остановила его порыв Лио. -- Почему я что-то брать должна?
   -- Долг отдаю, ты же свои дары продала из-за моего меча, -- объяснил брат.
   -- Нет, Рай, оставь. Тебе нужнее. Это ты сражался и рану получил, пока я сидела на пляже и бездельничала.
   -- Да что вы все с этой раной ко мне привязались? Лио, мы же вместе в дозоре были. И ещё я помню сделанное добро и не хочу оставаться тебе обязанным.
   -- Не выдумывай. Мы одна семья, а какие счёты между родными? Тем более скоро я стану жить у Аленнара, он и так обеспечит меня всем необходимым.
   -- Не возьмёшь? И не обидишься на меня? Точно?
   -- Нет, успокойся.
   Надо же! Я считал брата наглым типом, который совсем не был против того, что женщина за него платит. А по факту он ценит помощь и умеет быть благодарным. Получается, Жоли права, что обратила на него внимание. И, похоже, не разочаровалась. Прямо просияла от развернувшихся перспектив! Оно и понятно -- сначала Лио проявила понимание и не забрала деньги из кармана Райнара. То есть средства на свадебные дары накопятся быстрее, неважно, что будущий жених пока об этом и не догадывается. Потом он сам показал себя щедрым мужчиной, который честно готов разделить заработанное со своими близкими.
   Вот, кстати, ещё вопрос, который уже давно меня мучает. А где сами родители деньги берут? Не похоже, чтобы они ходили в дозоры или выполняли иную работу. Я видел их занятыми лишь домашними хлопотами. Они не в состоянии продолжать службу? Вроде бы не выглядят совсем уж немощными. Или просто внешний вид обманчив? Возможно, престарелых родственников содержат подросшие дети? Тогда уход Лио из дома был бы неизбежным серьёзным ударом по их семейному бюджету. Один добытчик финансов вместо двоих. Благо, что Жоли согласилась помогать. Большой вопрос -- позволит ли Аленнар, чтобы Лио помогала своей семье и дальше. Может, у них правители обособленно живут. Вроде как логично было бы.
   Вроде бы... Вроде?!
   Я сам себя одёрнул. Гадаю на пустом месте, строю какие-то предположения, а у самого такой шикарный источник информации рядом! Да, пользоваться им нужно осмотрительно, тщательно просчитывая последствия и подбирая момент, но... нужно!
   -- Они будут хорошей парой, -- подвёл итог, когда Жоли, подхватив под здоровую руку, увела Райнара в дом. Повязку менять.
   -- Ой... -- встрепенулась носительница, которая мгновением ранее с определённо нежной улыбкой смотрела им вслед. -- Прости, я увлеклась... Арктур. Когда так много положительных впечатлений, о многом забываешь.
   -- Ну, по крайней мере, переживать за брата тебе теперь точно не нужно. И в дозоре не пропадёт, и личной жизни всё у него будет хорошо.
   -- Да, всё так, -- подтвердила Лио, а я, как "покровитель ветра", у которого мудрости и жизненного опыта на несколько сотен лет, тут же уцепился за едва заметную нотку горечи, проскользнувшую в интонации:
   -- И всё же ты беспокоишься. Но не за него. Причина в родителях? Разве они не имеют всего, что им положено?
   Сказал наугад, но с тем самым оттенком убеждённости, который однозначно проявил бы местный дух, свято уверенный, что он сделал для своих подопечных всё, а они этого не ценят и требуют большего.
   Наверное, даже чуток перестарался, потому что Лио испугалась.
   -- Нет, нет, за них я спокойна, -- торопливо поспешила меня задобрить. -- Понятно же, что старость неизбежна, а дар, которым ты наделил сийринн, с возрастом слабеет. Но из казны им полагается содержание за работу в дозоре в прошлые годы. Достаточное, чтобы они могли себя обеспечить самым необходимым.
   Пенсия? Хм... Однако это прогрессивно. И даже странно для средневекового мира. Неудивительно, что сумма минимальная, -- даже на Земле Социальный Комитет не отличается в этом смысле особенной щедростью, -- но сам факт любопытный. А вот ослабление дара... Нет, ну тоже, в общем-то, понятно. Кроме сути. То есть в чём его смысл. Но вот об этом как раз спрашивать нельзя -- дух не может быть дилетантом в том, что сам дал.
   -- Так же спокойна ты должна быть и за всё остальное, Лиодайя, -- я вовремя вспомнил, что она сама думает о причине моего присутствия с ней рядом. -- Тебе нужно просто жить и... -- хотел было сказать "плыть по течению", но вовремя спохватился, сообразив, что явно земное выражение будет девушке непонятным. Потому умолк. Однако вместо меня продолжила мысль сама Лио:
   -- Идти, куда влечёт ветер... -- задумчиво произнесла, видимо, крылатую фразу и улыбнулась: -- И куда же ты меня "влечёшь"?
   -- В твою комнату, -- уверенно заявил я. -- Уже почти вечер, а ты вещи так и не собрала. И полезно было бы... Почитать, например. У тебя много свитков...
   Да, эгоистично, но что мне остаётся? Я узнать как можно больше хочу! А что самое информативное и безопасное, как не письменные источники информации? Тут и вопросов задавать не нужно -- всё в готовом виде изложено.
   Ха! Три раза. А то и все шесть. То ли я такой наивный идиот, то ли коллекция "литературы" у Лиодайи оказалась своеобразной...
   "А чтобы тесто не осело, в тепле держи и, укутывая полотенцем, через плечо дунь... Не допускай дурного сглаза, от соседок прячь свою стряпню".
   "Невеста, сохрани приданое. Пользуйся хозяйственной утварью с умом и рачительностью. Присматривай за варевом на кухне, чтобы не сгорело и не убежало. Песком очищай посуду до блеска, и она прослужит долго".
   "Сиррину должно оберегать сийринну, ибо только она защитит от опасности. Никому не следует вставать против дитя моря в одиночку. Не нужно и убивать тварь понапрасну -- пусть с миром уходит в обратно к своему духу-отцу".
   "Если с вечера на горизонте туман, то дух морской ночью на берег выберется, утром росу жди".
   "И разбился небесный орех, упав в море. Затонула сердцевина, превратившись в подводные скалы, а скорлупки всплыли, став островами..."
   Детский сад, штаны на лямках! И как они с таким мировоззрением вообще выживают?! Тут адекватная наука хоть имеется? Или они всё методом ненаучного тыка осваивают?! Записывая подобные народные премудрости.
   Тем не менее даже в этом сумбуре оказалась крупица нового и полезного. Того, что одновременно и запутало, и прояснило ситуацию.
   "Как море и воздух, духи разделили эсов и сирен... Нет между ними родства, но каждый исполняет своё предназначение. Един союз собирателей и мастеров так же, как крепка связь стражей и правителей. Однако лишь объединяя усилия и помогая друг другу, все могут жить в мире и согласии".
   Вот тут точно есть за что зацепиться! Эсы... Лиодайя похожим образом обращалась к швее -- эса, а потом к ювелиру -- эс. Сирены... Это определённо общее название для сирринов-мужчин и сийринн-женщин. Кажется, в этом мире налицо чёткое деление на касты! И браки между ними категорически запрещены -- разумеется, если верить источнику наставлений. Зато теперь хотя бы частично понятен интерес Аленнара к Лиодайе, раз девушка-страж может составить партию сыну правителя. И ясно, почему сийринны становятся напарницами и жёнами одновременно. Как и то, почему эсы в поселениях живут обособленно -- наверняка преклоняясь перед даром сирен, ища у них защиты от тварей. Объяснимой становится и традиция поощрения стражей местными товарами. Чем богаты простые люди, тем и спешат задобрить воинов. Опасность ведь может прийти из моря в любой момент. Так же, как и Аленнар.
   Разумеется, жениха никто не ждал, но на следующий день он появился перед домом Лио. Прибыл один, без своей неизменной свиты, и, похоже, с намерением исправить то негативное впечатление, которое сам же создал. Потому как первое, что сделал, едва ступив за ворота, -- подарил невесте лёгкий поклон и восхищённый взгляд. Совсем не тот наглый и бесцеремонный, который я хорошо помнил, а очень даже спокойный и ласковый.
   -- Прекрасно выглядишь, моя сийринна, -- миролюбиво и предсказуемо начал с комплимента. -- Надеюсь, уделишь мне немного времени?
   Если у едва успевшей одеться Лио, которая легла спать за полночь -- так увлекли её наши совместные "чтения", -- и были иные планы, то озвучивать их она не стала. И вставать в позу, высказывая претензии относительно произошедшего вчера, тоже. На мгновение задумалась, осмотрелась и, кивнув, направилась за ворота. Наверняка сообразила, что дом, где всё семейство в сборе, включая новую напарницу, не самое подходящее место для свидания.
   А я в очередной раз подивился её выдержке и хладнокровию. Другая на месте Лиодайи непременно закатила скандал при свидетелях, которые могли бы встать на её сторону. Умалчивать о проступке жениха не стала и потребовала компенсации. Как минимум. Лио же демонстрирует полное безразличие.
   Впрочем... Я внимательнее прислушался к тем сигналам тела, на которых обычно предпочитал не концентрироваться. Хоть походка девушки на первый взгляд уверенная, а некоторая слабость в мышцах всё равно ощущается. И сердечко бьётся чаще, отнюдь не так, как у просто идущего по своим делам человека. Да и взгляд нет-нет да пытается найти шагающего следом мужчину, при том что мышцы шеи аж сводит от усилия не оборачиваться.
   Она... Чёрт! Она же его боится! Не показывает, молчит, держится уверенно, но страх точно есть. И именно это чувство опасности заставляет её вести себя осмотрительно. Тщательно продумывать каждый поступок, потому что, окажись он провокационным, итог будет плачевным.
   -- Так ничего мне и не скажешь? -- первым заговорил Аленнар. Проследил, как невеста, отойдя чуть в сторону от дороги, усаживается на небольшой валун. Бросил взгляд по сторонам, то ли убеждаясь, что никого рядом нет, то ли отыскивая место для себя. В итоге, не обращая внимания на то, что может испачкать свой светлый нарядный костюм, устроился прямо на траве напротив девушки.
   -- Вы уверены, что хотите знать моё мнение? -- вроде как равнодушно уточнила Лио. -- Зачем? Это же всего лишь "капризы почти супруги".
   -- Обиделась, -- вздохнул Аленнар. Прикрыл глаза и сокрушённо покачал головой. -- Я тебя понимаю. Но и ты меня пойми. Я с отцом разговаривал, а тут сообщение про Тварь в твоём районе. Сломя голову понеслись к вашим напарникам на подмогу. Я и до этого не в самом спокойном состоянии был, так ещё и сражение не из лёгких. После него вообще нормально соображать перестал в эйфории от победы. А тут ты рядом... Моя невеста. Милая, растерянная, взволнованная. Желанная... Я же о нашей близости столько грезил! Как было сдержаться?
   Гм... Сказал бы я "как". Мужчина на то и мужчина, чтобы уметь себя вот в таких ситуациях контролировать. Впрочем, я сужу исключительно по себе. На Земле таких образчиков адреналинового поведения, которые на эмоциях что-то делают, а потом извиняются и оправдания себе ищут, тоже немало.
   Мнение Лио на этот счёт осталось неизвестным, потому как Аленнар, не дожидаясь её реакции, продолжил:
   -- Я сам на себя разозлился, когда понял, что натворил. И ещё вчера бы к тебе приехал, но запланированные ранее дела уже невозможно было отменить. Я весь день о тебе думал. Даже вознаграждение за работу отправил заранее, хотя изначально хотел сам привезти.
   Похоже, Лио удивилась. По крайней мере, я не смог иначе истолковать ту длительность взгляда, который достался жениху. Вне всяких сомнений, настрой девушки стал менее насторожённым.
   -- Вы...
   -- М-м-м... -- Аленнар застонал, словно от приступа головной боли. -- Лио, хватит! Хватит держать дистанцию! Иначе я с тобой с ума сойду. Ты же для меня пела, мои дары приняла, по имени называешь, позволила себя поцеловать... хоть это и было нарушением приличий... Не важно! А обращаешься так, словно я для тебя совсем чужой!
   Позволила?! Нет, ну это уже неслыханная наглость. В каком месте он разрешение увидел, если Лио его отталкивала? Я свидетель! Я тоже всё чувствовал! И сейчас, на месте моей носительницы, точно бы залепил мерзавцу пощёчину.
   Эх... Ожидания не оправдались. В отличие от меня, Лиодайя повела себя иначе. Её тело лишь чуть заметно напряглось, показав мне нарастающее внутреннее напряжение, однако рука не дрогнула, с губ не сорвалось ни слова обвинения. То есть девушка, конечно, ответила, но не сразу. Видимо, привычка сработала -- сначала обдумать, потом ещё раз обдумать и только после этого сказать:
   -- Ты изменился.
   А вот жених не стал держать долгую паузу и отреагировал мгновенно. Он определённо из породы тех, кто говорит, не считаясь с желаниями собеседника и невзирая на последствия.
   -- К лучшему? -- заинтересованно приподнял бровь.
   -- Скорее да, чем нет.
   -- Нет? -- в первую очередь Аленнар услышал то, что несомненно задело его самолюбие. -- Почему "нет"? За поцелуй я же извинился. Обещаю до свадьбы соблюдать традиции, дозволенных границ не переходить и себя контролировать. Тебе этого недостаточно?
   -- Достаточно, -- даже если Лио и думала иначе, наверняка не стала нагнетать обстановку. -- Взаимное уважение и доверие важно для будущих супругов.
   -- Я рад, что мы это окончательно прояснили, -- самодовольно усмехнулся мужчина, но тут же опомнился и стёр это выражение, сменив на доброжелательное. И вспомнил о проблеме, которую затронула Лио: -- Так в чём же я изменился?
   -- Я оценила серьёзность твоих намерений, когда ты пришёл со сватами. Нынешнее предложение было красивым жестом, показателем уважения. До этого твои заявления больше напоминали оскорбления.
   Не очень понимаю -- это как? Единственный очевидный вариант, что приходит на ум, -- он ей предлагал стать любовницей. Вот ведь гад! По самому лёгкому пути пытался пройти и получить желаемое. А девушки во всех мирах хотят стабильности, то есть замужества.
   -- Ты о моей давней выходке с тайным предложением? -- он прищурился, не выпуская невесту из прицела синих глаз. -- Так это вышло абсолютно спонтанно! Я просто взбесился, услышав твой отказ. И обидел в ответ, мелочно отомстив за твою строптивость. Неужели ты тогда этого не поняла? Лио, Лио...
   Аленнар сокрушённо покачал головой, словно он тут весь такой белый и пушистый, а вынужден оправдываться и выслушивать нелепые обвинения.
   Меня его вид оскорбленной добродетели уже порядком раздражал, а вот носительница в очередной раз аккуратно ушла от скользкой темы:
   -- Я не совсем это имела в виду. Раньше между благом других и личными интересами ты всегда выбирал последнее. Лишь подчёркивал свой высокий статус, часто не принимая к сведению мнение и желания окружающих. Сейчас твоя точка зрения стала иной. Я убедилась в этом после сражения с тварью, ведь ты поспешил им на подмогу и побеспокоился о жаловании для пострадавших дозорных.
   -- Я был наглым и безрассудным. -- Аленнар усмехнулся и самозабвенно продолжил перечислять, будто наслаждаясь теми характеристиками, что сам себе давал: -- Заносчивым, злопамятным, грубым, бесцеремонным эгоистом. Ты это имеешь в виду? Что ж, -- развёл руками, когда Лио кивнула, -- тогда я тебя понимаю. Изменения налицо.
   М-да... Сам себя не похвалишь -- никто не похвалит. Женишок является ярким тому подтверждением. Налицо полное отсутствие скромности и такта. И никакого прогресса в этом смысле я не вижу. А вот у Лиодайи деликатности, пожалуй, даже перебор. Она снова не стала докапываться до истины, резко сменив направление беседы:
   -- Кстати, как здоровье стражей, получивших ранения в бою с тварью? Они скоро вернутся в дозор?
   -- По-разному. Их пока заменят стражи из резерва, -- безразлично пожал плечами Аленнар. Как мне показалось, он был не слишком доволен предметом интереса невесты. И я не ошибся, потому что жених сокрушённо покачал головой: -- Лио... Ты излишне великодушна и сострадательна! Совсем другое тебя должно сейчас волновать. Например, как быстро закончат швеи платья. Даже я, мужчина, начинаю терять терпение...
   -- Всё почти готово, остались совсем небольшие дополнения. В этом в большей степени я виновата, не сразу с украшениями определилась.
   Девушка определённо поспешила уберечь работниц ателье от возможного гнева жениха, однако тем самым подставила себя. Потому что следующим вопросом стало закономерное:
   -- Разве от тебя требовали невозможное? Так долго не могла разобраться в женских побрякушках!
   Я напрягся, почувствовав, как в явном волнении пальцы Лио сжали камень, на котором она сидела. А вот голос не дрогнул, оставшись мягким и рассудительным:
   -- Украшений очень много. Они красивые, сложно было выбрать.
   -- Значит, во всем виновата моя щедрость? Ну, тогда прости, -- самодовольно извинился Аленнар. -- Учту на будущее, что свобода выбора может тебе навредить.
   Последнее он говорил чуть более рассеянно, присматриваясь к чему-то, происходящему за спиной Лиодайи. Прищурился, хмыкнул -- что-то явно его рассмешило. Меня грызло нетерпение узнать причину, да только Лио не сразу обернулась, а когда всё же это сделала, в поле зрения оказались две фигуры, мнущиееся в нерешительности на небольшом расстоянии от нас: высокая долговязая мужская и маленькая крепенькая девчачья.
   -- Твой брат, смотрю, времени даром не теряет, -- со смешком, но отчётливо презрительно прокомментировал Аленнар. -- Нехорошо поступил. Безответственно. Переманил к себе перспективную сийринну, на которую, между прочим, у командования были другие планы. У нас в районах Пьерш и Огор катастрофически мало патрулей, а в вашем полный комплект, при том что уровень опасности-то куда ниже.
   -- Но ослаблять дозор здесь всё равно неправильно, -- вступилась за своё родное побережье Лиодайя. -- А между ними... -- она с несомненной тревогой бросила на пару ещё один взгляд и чуть-чуть, самую малость слукавила: -- возможно, возникли чувства.
   -- Возможно? -- тут же ухватился за оговорку сиррин. Столь же пристально, как до этого Райнара и Жолидайю, изучил лицо смутившейся невесты и хмыкнул: -- Ладно, посмотрим, что из этого выйдет...
   Он поднялся на ноги так резко, что Лио вздрогнула. А через секунду, когда мужчина шагнул к ней и протянул руку, опустила глаза в землю и напряглась, с явным усилием заставляя себя оставаться неподвижной. Пальцы Аленнара едва ощутимо коснулись щеки, опустились к шее, погладили закрытое платьем плечо.
   -- Знаешь, Лио, с каким удовольствием я наплевал бы на все традиции и сделал тебя своей прямо сейчас? -- смакуя каждое слово, негромко поделился своими желаниями сиррин. Выдержал театральную паузу и засмеялся: -- Какая же ты притягательная, когда начинаешь меня бояться. А ведь сама сказала, что я изменился. Сказала, что доверяешь. Ах, как нехорошо, малышка...
   -- Я не боюсь и доверяю.
   -- Ну что ж, значит, я напрасно тревожусь, и между нами тоже "возможно, возникли чувства", -- моментально сменил тон Аленнар, отступая на шаг и убирая руку. -- С нетерпением буду ждать, когда ты их проявишь. Как только с нарядами закончат, я сразу заберу тебя в замок.
   За всем этим позёрством я наблюдал с закипающим в душе гневом. Это ж каким отморозком надо быть, чтобы играть на самом больном! Да, Аленнар ничего не сказал напрямую, не угрожал, но для меня шантаж налицо. То, как он прицепился к Раю и ждал реакции его сестры, говорило о многом. А эти тонкие намёки о "свободе выбора" в отношении самой Лио просто возмутительны!
   Вот только я так и не понял, как сама девушка воспринимает ситуацию! И мне было невероятно сложно избавиться от мыслей о причинах того давнего конфликта Лио и её жениха.
   Потому я с нетерпением ждал. Вернее, сначала вместе с девушкой провожал глазами уходящую по дороге фигуру в светло-бежевом костюме, расшитом золотыми нитями. Мстительно надеялся, что Аленнар не сможет избавиться от следов травы на нем. Потом, кляня на чём свет стоит любопытство Райнара, выдержал семейный "допрос". Торопил время, даже не особенно прислушиваясь к разговорам за столом, пока Лио ужинала. И моментально проявил инициативу, едва за девушкой закрылась дверь в её комнату:
   -- О какой выходке говорил Аленнар? Он обидел тебя? Верно?
   В круговороте событий забывшая обо мне, Лиодайя едва не потеряла равновесие. Устояла, схватившись за притолоку.
   -- Ты рядом? -- потрясённо прошептала.
   -- Ну а где же мне быть? -- я едва сдержал раздражение, в последний момент сменив тон на более мягкий: -- Прогоняешь?
   -- Нет, нет, просто никак не могу привыкнуть, что у меня есть... тот, с кем можно всем поделиться. А выходка... Это очень давно было, когда я только-только в школу начала ходить. Аленнар со своими друзьями подкараулил меня после занятий. Затолкал в первую попавшуюся учебную комнату и заявил, что у нас прямо сейчас будет тайная помолвка. Без даров, потому что мы же ещё не взрослые, но в присутствии "сватов", и потому принятые обязательства станут настоящими.
   -- Тебя это оскорбило?
   -- Нет, я сильно испугалась. Какая помолвка, когда я ещё ребёнок?! Да и не привлекал он меня совсем, я не хотела за него замуж. Потому и отказала.
   -- Он рассердился? Накричал? Ударил?
   -- Он... Он рассмеялся мне в лицо и снисходительно назвал легковерной дурочкой. Раз в его предложение поверила и допустила мысль о возможности замужества. Такая простушка, как я, не пара будущему правителю.
   -- Этот разговор ведь был не наедине? В присутствии его друзей? -- не сомневаясь, что ответ будет положительный, уточнил я. -- Ясно. Обставил всё как жестокий розыгрыш, лишь бы не выглядеть в глазах свидетелей уязвлённым.
   -- Я тогда подумала, что Аленнар решил развлечься за мой счёт.
   -- Почему же согласилась выйти замуж сейчас? Ты же его не любишь. Действительно веришь, что он исправился?
   Я не случайно задал этот вопрос. Судя по словам Лио, её удивили факты адекватного поведения. Значит, до этого было всё очень и очень плохо. Если мерзкий жених действительно стал выглядеть в глазах девушки нормальным, то исходный вариант -- высокомерный и властный -- был совсем дрянь.
   -- Согласилась, потому что не должна допустить, чтобы из-за меня пострадали остальные. Мои близкие в первую очередь. Я не цепляюсь за эфемерное семейное счастье, которое могла бы обрести с тем, кого полюблю по-настоящему. По крайней мере, я не желаю его получать ценой счастья других. И... Да, я боюсь ошибиться, но хочу верить.
  

Глава 5,

в которой Арктур вживается в роль, а Лиодайе раскрываются чужие секреты

  
   Верить... Вера -- это замечательно, правильно. Красивый поступок, благородный в своём роде, особенно когда тот, кому эта вера адресована, достойный. А если нет? Тогда доверие лишь во вред.
   Подумал и испытал противоречивое чувство. Да, Лио верит Аленнару, который не кажется мне порядочным. Но она же и мне верит! А я-то как раз её обманываю и оправдать надежд о помощи не смогу. Тогда чем я лучше его?
   С другой стороны, мои намерения точно не во вред. Злого умысла здесь, в общем-то, нет. Со мной ведь и высказаться можно, и совета попросить, и даже разделить волнующие моменты. За эти дни мы с Лио стали ну если не лучшими друзьями, то приятными собеседниками. Я перестал опасаться комментировать происходящее "вслух" -- потому что девушка уже не вздрагивала от моего голоса и не замирала, что могло вызвать недоумение окружающих. А сама Лио всё чаще, помня о моём присутствии, интересовалась моим мнением и видением.
   И потому три дня, оставшиеся до отъезда в замок, пролетели для меня куда быстрее, чем все предыдущие. За это время Лиодайя перебрала личные вещи и определилась с тем, что оставит и не возьмёт с собой. Упаковала в багаж лишь украшения, женские мелочи и платья от швеи. Старалась проводить эти дни рядом со своей семьёй. Окончательно сдружилась с Жолидайей, напор которой, видимо, не казался Лио, адаптировавшейся к подобному поведению своей матери, таким уж из ряда вон выходящим явлением. Признаюсь, даже я привык к ним и жалел, что не увижу, как сложится их дальнейшая жизнь, не смогу наблюдать перебранки матери и Жоли, посмеиваться над метаниями между ними Райнара и слушать добродушное ворчание отца. А что уж говорить о моей носительнице... Она с ними всю жизнь провела. Вероятно, непонимания и конфликты случались, но это же родные, свои. Нелегко было расстаться.
   И потому я разделял лёгкую грустную задумчивость девушки, которая рассеянным взглядом скользила по проносящимся мимо повозки пейзажам. Когда над верхушками деревьев показались крыши замка и его хозяйственных пристроек, а у моей носительницы участилось дыхание и сердцебиение, решил поддержать. Вот только единственное, что пришло на ум:
   -- Счастье -- это когда у тебя все дома.
   -- Здесь этих "всех", пожалуй, даже перебор будет, -- тихо рассмеялась Лио, стараясь не напугать возниц, следящих за дорогой.
   -- Ага, внушительный домик. В таком можно целое поселение разместить.
   -- И наверняка заблудиться.
   -- Будем вместе осваиваться, -- приободрил я девушку и вместе с ней принялся рассматривать придворных, вышедших встречать невесту принца на площадь перед замком.
   В принципе, ничего нового я здесь не усмотрел. Одежды были те же -- не в меру нарядные, позы -- уверенно-величественные, холёные морды... тьфу, лица -- заинтересованно-почтительные. Так что не удивительно, что в пестроцветии красок и калейдоскопе новых образов глаза Лио в первую очередь отыскали того, кого она лучше всего знала.
   Аленнар сидел на одной из скамеек, установленных на невысоком помосте. На соседних разместилось ещё несколько кавалеров и их дам. При этом принц выделялся среди них ну точно как чёрная ворона в стае попугаев -- единственный, не надевший цветного наряда и оставшийся в тёмной форме стража. М-м-м...
   -- Традиция? -- быстро уточнил я, пока ещё имелась возможность, и пояснил суть вопроса: -- Он в чёрном.
   -- Да, так принято. Я и Аленнар, мы прежде всего воины, защитники. Призваны служить народу, а не быть лишь красивой картинкой для толпы.
    Её взгляд на пару мгновений опустился, позволяя мне ещё раз оценить надетое платье. А ведь верно, оно тоже тёмное, скромное, умеренно нарядное. Просто утром, когда Лио собиралась в поездку, я на этом факте внимания не заострил.
   Любопытно как. Тут уже не символизм, тут реализм получается. Напоминание, что постоянный риск -- цена высокого статуса.
   -- Моя сийринна... -- едва повозка появилась на площади, Аленнар тут же поднялся, чтобы неспешно подойти и оказаться рядом, когда она остановилась. И теперь, протянув руку, помогал невесте спуститься на лакированную мостовую. -- Наконец-то мы можем официально заявить о наших отношениях. Готова?
   Последнее сказал совсем тихо, склонившись к виску. Наверняка его вопрос был формальностью -- куда тут отступать, раз уже приехала и все в сборе? -- но сам факт проявленной заботы, похоже, Лио успокоил. По крайней мере, она дышать стала ровнее и, уверенно положив ладонь на услужливо подставленный локоть жениха, вместе с ним развернулась к присутствующим.
   Несколько шагов по ровной мостовой, ступени, ведущие на помост и остановка. Сильный мужской голос, разнёсшийся по площади:
   -- Приветствуйте мою невесту! Будущую королеву, имя которой станет таким же легендарным и войдёт в историю, как память обо всех её предшественницах. Увы, моя мать уже не так сильна, как в прежние годы, её сила слабеет. Но наш остров не останется без защиты! Дух ветра дал нам шанс на спасение! Следуя давней традиции, через десять дней молодая сийринна покажет свою силу на свадебной церемонии. Клянусь, я буду беречь её и защищать. И в свою очередь, со временем стану достойной заменой моему отцу. Запоминая все его мудрые наставления, сейчас разделю с ним заботы о безопасности каждого жителя, займусь организацией дозоров. Прослежу, чтобы наша казна пополнилась доходом. Наше совместное правление будет долгим и справедливым.
   -- Фу, как пафосно, -- не выдержал я, едва он замолчал.
   -- Так положено, -- шёпотом ответила Лио.
   -- Куда положено? -- не понял её высказывания жених. Видимо всё же расслышал.
   -- Вспоминаю, на забыла ли комплект белья, подготовленный для нашей свадьбы, -- быстро нашлась Лиодайя.
   -- Бельё? -- тут же заинтригованно вспыхнули синие глаза жениха. -- Ты, оказывается, умеешь провоцировать, Лиодайя. Жаль, что до свадьбы придётся поселить тебя в гостевых комнатах, -- с явным неудовольствием выдохнул.
   А я от души порадовался этому факту. Совершенно неважно, что было причиной отсрочки переселения в супружеские апартаменты -- дань очередной традиции или неоконченный в срок ремонт. Аленнар под боком в мои планы не входит, и вообще он лишний в нашей с Лио компании. Мы так хорошо ладили...
   Ну вот, а теперь придётся вести себя осторожнее, чтобы у жениха подозрений не вызвать. Интересно, а как бы он вообще отреагировал, если бы узнал, кто "сидит" в голове его невесты?.. Одно дело просто любопытный дух-наблюдатель, и совсем другое -- осознать, что реальный мужчина подглядывает за его девушкой. Впрочем, Аленнар руководствуется тем же средневековым менталитетом, что и остальные. Он ни за что не догадается о реальном положении вещей. Основная задача -- не доставить проблем самой Лио и не провоцировать лишний раз жениха.
   Я задумался и не заметил, как Лио под руку с Аленнаром спустилась с помоста и направилась к дверям своего нового жилища. Торжественная часть закончилась. Подозрительно она короткая, на мой взгляд. Почему-то мне кажется, на Земле в соответствующих обстоятельствах всё было бы куда более масштабно: фейерверки, песни, пляски, угощения для народа, внимание прессы, ну или отборных сплетников, с поправкой на местные реалии, -- в общем, обширная культурная программа. А тут приглашённых совсем немного, лишь пафосная речь да вычурные наряды.
   С другой стороны, остров сравнительно небольшой. Перед кем им красоваться? Трансляцию на соседние государства не организуешь, тут не Конфедерация с её достижениями науки и техники. А что касается скромности... Возможно, это потому, что помолвка? И свадьба с лихвой всю зрелищность компенсирует?
   Ещё меня смутило отсутствие на переднем плане родителей жениха и, по совместительству, действующих, официальных правителей. Поразительное пренебрежение королевской семьи к судьбе сына! Ладно, спокойствие родителей Лио объяснимо: жених статусный, дочка всё равно бы дом покинула. Но я ни за что не поверю, что у царственной династии не было других невесток на примете. Или их сын настолько своенравный и упрямый? И были конфликты на тему женитьбы?
   И снова я так и не смог определиться с истинным положением дел, потому что сдержанность, с которой родители встретили Аленнара и Лио в холле, оценить как-то определённо оказалось крайне сложно. Совершенно спокойные взгляды уже немолодых мужчины и женщины, их краткое приветствие появившейся в зале паре и столь же быстрый уход, который объяснили неотложными делами, с одной стороны лично меня напрягли -- столкнись я с таким приветствием на Земле, точно бы расценил как явный показатель недовольства. Душевная встреча, на мой взгляд, должна совсем иначе выглядеть. А в этом мире... Здесь подобное что угодно могло означать! Выверты чужого менталитета оказались слишком нестандартными.
   Уверен, всё это как-то связано с местными свадебными традициями. И я бы непременно спросил у Лио, но... Аленнар будто приклеился к девушке и не отпускал, на ходу поясняя план дворца. Избыточное внимание, которое мало кому может пойти на пользу. Вкрадчивый, излишне навязчивый голос жениха лично на меня наводил тоску. Вот честно, я бы и без этой... экскурсии здесь запросто сориентировался -- меня бы профессия выручила. Неважно, что бывшая. И Лио бы я помог разобраться и не заблудиться, не требуя ответных проявлений симпатии, в отличие от ушлого Аленнара, который несомненно хотел подчеркнуть свою значимость и расположить к себе невесту.
   Однако раздражение не мешало мне изучать интерьеры, благо глаза Лио смотрели не столько под ноги, сколько на стены, мебель и потолок. Наверняка для неё, всю жизнь прожившей в простом доме на побережье, было в диковинку видеть занавеси из дорогих тканей, изящные резные украшения на потолке, яркие краски картин, шикарные вышитые подушки на полу, сидеть на которых казалось кощунством.
   Комнаты, которые жених обозначил как апартаменты для гостей, были обставлены столь же роскошно. Выполненная в голубом цвете обивка стен и подушек для сидения была приятной глазу, застеленный толстым плетёным бежевым ковром пол добавлял уюта, шкафы и короба были вместительными, но не громоздкими, мягкий пышный матрас-постель не шёл ни в какое сравнение с прежним тонким тюфяком Лио, а прозрачный тюль на окнах и под потолком напоминал туманную дымку.
   К счастью, на этом экскурсия завершилась. Оставив невесту отдыхать и обживать новое пристанище, Аленнар исчез. Не желая мешать девушке, я с вопросами и комментариями пока не лез. Успеется. И вообще она переодеванием занялась -- не могу же я в такой момент смущать её своим "присутствием"? Лишь когда Лиодайя вышла из комнат на опоясывающую дворец террасу, откликнулся на краткое:
   -- Арктур, ты здесь? Не молчи!
   -- Соскучилась?
   -- Мне твой совет нужен.
   -- Что случилось? Тебя задело равнодушие семьи Аленнара? -- предположил на мой взгляд самое очевидное. И ошибся. Лио совершенно иначе произошедшее восприняла:
   -- Это как раз не равнодушие, а давние правила. Они занятые правители, а выбор сына -- его личное дело. Незачем родителям вмешиваться. Да и мы же ещё совсем незнакомы.
   Будь у меня своя собственная голова, я бы точно покачал ею в недоумении. Для жителей Земли полное отсутствие навязывания женихов или невест со стороны родителей -- настоящий нонсенс. Да и не обязательно родителей, а просто знакомых тоже. Каждый считает себя обязанным посодействовать и высказать своё мнение относительно сделанного выбора. Или даже ещё не сделанного. Здесь же всё с точностью до наоборот.
   -- Тогда в чём дело? -- спохватился, вспомнив, что девушка ждёт ответа.
   -- Ты забыл о традиции, которую сам создал?
   -- Какой? -- осторожно поинтересовался я, предчувствуя подвох. -- Я много чего... насоздавал.
   -- Мне после официального объявления о свадьбе запрещено петь до самой церемонии! Даже если будет реальная необходимость... Всё равно нельзя.
   -- Хм...
   Петь? Что же тут не так? Как пение свадьбе помешает? Очередная местная причуда?
   Впрочем, я вовремя сообразил, что дух-то людьми выдуман, значит, допустимы разночтения в том, что они сами понаписали.
   -- Такого странного запрета я не припомню. Возможно, кто-то ошибся и неверно истолковал мою волю?
   -- Но как же? Ведь есть та легенда о первой сийринне мира!
   -- Я легенд не читал. Не до этого было как-то... Покажи мне её!
   -- У меня такого свитка нет. То есть полной легенды нет, лишь отрывки, -- расстроилась девушка. -- Я до конца её только в школе читала, когда изучала на занятиях. Могу разве что коротко пересказать... Ой! -- она обрадовалась, вспомнив: -- Аленнар же сказал, что в замке есть библиотека! Наверняка там оригинальный свиток имеется! Мы обязательно поищем. Завтра, наверное, будет время.
   Перспективы меня обнадежили. Во-первых, я выкрутился и счастливо избежал разоблачения. Хорош "дух", который не в курсе своих дел. И радует, что я в любой момент могу сослаться на невежество людей, сделавших подобные записи. Во-вторых, в королевском хранилище свитков вряд ли будут собраны глупые и бесполезные тексты на тему домашнего хозяйства. Наверняка там найдутся более умные и достоверные в познавательном смысле факты о мироустройстве. Ради этого я даже согласен немного подождать.
   Видимо успокоившись, Лио опёрлась руками о резные деревянные перила. Чуть склонилась вперёд, подставляя лицо тёплому ветру, несущему запахи моря. Улыбнулась, когда выглянувшее из-за медленно плывущих розовых облаков оранжевое светило яркими лучами расцветило синюю листву деревьев. В конце концов, зажмурилась, определённо получая удовольствие и сбрасывая скопившееся напряжение.
   -- Казна переполнена драк'ами, а он всё равно продолжает убивать тварей ради чешуек. Жадность? Жестокость? Что для Аленнара на первом месте?
   Невольно вздрогнув, Лиодайя резко повернула голову на голос. Мужчина, что стоял сейчас в паре шагов от неё, смотрел вдаль, вовсе не на девушку. И говорил он так, как если бы рядом с ним вообще никого не было. Словно Лио была здесь невидимкой, а он сам с собой беседовал.
   -- Стражи из-за его прихотей рискуют жизнью. Скольких я отправил в резерв, а ему всё мало жертв...
   По-прежнему не реагируя на наличие невольной слушательницы, сиррин развернулся и неторопливо пошёл дальше, продолжая прогулку.
   -- Это что сейчас было? -- не выдержал я, глядя в спину... Веленнара!
   Ну точно он! Тот самый спутник женишка, который неизменно его сопровождал вместе с другими. Тем удивительней было слышать от него критику в адрес Аленнара и видеть полную отрешённость от происходящего на террасе. Ведь не заметить Лио рядом просто нереально! Или он вот так своеобразно решил показать ей неприглядную "изнанку" поступков её жениха? Чтобы невеста не заблуждались на его счёт, видя перед собой идеальный образ. Или же это вообще наглая провокация, чтобы девушка на эмоциях отказалась от свадьбы?! Только что от этого получит сам Веленнар? Ничего, кроме уязвлённого самолюбия принца. Если Аленнар единственный сын, значит, всё равно в итоге женится, и власть к нему перейдёт. Тем более даже сейчас ему никто и ничто не мешает действовать так, как он хочет. И отсрочка или срыв церемонии, в общем-то, ничего не дадут.
   -- Не знаю, -- с той же растерянностью откликнулась Лиодайя. -- Странно...
   Вот и мне странно. Одно дело, когда негатив идёт от оскорблённой женщины, и совсем иное, если в том же контексте срабатывают мнения других людей. Особенно когда это совпадает и с моим взглядом на поведение женишка. И теперь вдвойне интересно, как же проявят себя родители! Это же их "чадо" творит беззаконие, переполняя казну. И тут даже я, в общем-то не спец по финансам, понимаю, чем это грозит -- обесцениванием этих самых "чешуек" и экономическим кризисом.
   Однако, когда в сопровождении Аленнара Лио спустилась в столовую, мы оказались там единственными, хотя стол определённо был накрыт на четверых.
   Круглый, такой же невысокий, как в доме Лио, он был уставлен невообразимым количеством яств, а в воздухе разливался настолько умопомрачительный аромат, что я тут же ощутил, как девушка растерялась и сглотнула появившуюся слюну. Она даже на подушки, расположенные на одинаковом расстоянии друг от друга, не обратила внимания. А вот жених -- в первую очередь. И предпочёл пододвинуть одну из них ближе к другой, прежде чем устроить на ней невесту.
   -- Сядешь рядом со мной. Не хватало ещё кричать тебе через весь стол, -- пояснил свои действия, недовольным взглядом наградив слугу, который стоял у окна и несомненно отвечал за подготовку к ужину.
   Среагировал мужчина тут же. Пара секунд, и тарелки с приборами переместились на новое место, напротив Лио. Столь же быстро бокалы наполнились рубиновым напитком, а прикрытые колпаками чаши с горячими блюдами предстали во всей своей аппетитной красе.
   Но даже я, до конца незнакомый с местным этикетом, понимал -- невежливо набрасываться на угощения, не дождавшись старших хозяев замка. Это мне "духу" еда не нужна, а бедняжке Лио придётся набраться терпения и надеяться на скорый приход родителей.
   -- Ты даже в простом платье умопомрачительно выглядишь, -- Аленнар решил использовать это время с пользой и продолжить дурить голову девушке. -- Такая милая... Домашняя...
   Его рука сначала скользнула по талии, потом прошлась по бедру. Сам он склонился ближе, выдохнув последние слова где-то за ухом.
   Опять?! И присутствие прислуги его не останавливает!
   -- Вы обещали! -- возмущённо отпрянула Лио. Осеклась, наткнувшись на полыхнувший раздражением взгляд синих глаз, и намного тише, спокойнее напомнила: -- Ты обещал.
   -- Пф-ф-ф... -- с явным усилием успокаиваясь, Аленнар руки убрал и отстранился. -- Десять дней... Кому вообще нужно, чтобы этому замшелому правилу столь тщательно следовали? Дух ветра, Дайяр, наверняка поиздеваться хотел, отомстить сирринам за их бездарность, а теперь потешается надо мной.
   -- Не кощунствуй! -- искренне испугалась Лиодайя. -- Он же всё слышит.
   -- Если бы слышал, давно бы меня наказал, -- презрительно хмыкнул жених. -- Нет ему до нас никакого дела. А если есть, значит, всё происходящее устраивает.
   Любопытно, значит, наказывать есть за что... И мне, как духу, нельзя молчать, игнорируя такие оскорбления.
   -- Лио, я не вмешивался, так как дал ему шанс на осознание своих поступков и исправление. Он сам должен всё понять. Наказание высших сил -- крайняя мера.
   -- Всё правильно, -- ответила она и мне, и жениху одновременно.
   Я услышал в ответе то, что подразумевала сама девушка, а Аленнар, вне всяких сомнений, остался доволен признанием своей точки зрения как единственно верной. Даже взгляд его, направленный на невесту, стал доброжелательным и всепрощающим, а рука лишь невесомо коснулась волос, едва намекая на контакт.
   -- Вы нас ждали? -- поразился усталый мужской голос. -- Разве не проголодались?
   Удовлетворяя моё любопытство, глаза Лио тут же устремились к вошедшему в столовую пожилому мужчине. Он остался в той же одежде, в которой был в холле, видимо, не нашёл времени и сил переодеться. Женщина, идущая с ним под руку, тоже не выглядела полной энергии, хотя и успела сменить нарядное платье на удобный вариант. Неудивительно, ведь на правителях лежит ответственность за весь остров и его жителей. Нелёгкий труд предстоит Лиодайе в будущем.
   -- Нам спешить некуда, -- ответил отцу Алленар. -- Да и приятнее ужинать не в одиночестве. Мы же одна семья, а моментов побыть вместе не так много. То я в разъездах, то вы в бесконечных делах. Зато теперь станет проще.
   -- Вряд ли намного проще, -- рассеянно возразил король, помогая сесть жене и устраиваясь на своём месте. -- На нас с тобой тот же функционал остаётся, разве что в чуть иной пропорции. А вот Реми точно вздохнёт свободнее. Верно?
   Он ласково взглянул на свою жену, и та улыбнулась в ответ.
   -- Тебе так надоело моё пение? -- явно пошутила и впервые открыто посмотрела на будущую невестку. -- Лиодайя, красивое имя, но, если ты не против, я бы предпочла короткое. Сама не люблю, когда меня полным величают.
   -- Конечно, мне так тоже больше нравится, -- кивнула моя носительница, наконец-то пробуя деликатесы, которые слуга положил на тарелку, когда она на них указала.
   Меня подобное проявление внимания от матери Аленнара удивило и порадовало. Возможно, женщины поладят, и Лио обретёт заботу, которой не хватало в родном доме.
   -- Вот и замечательно, -- обрадовалась королева. -- Парк ты уже видела, мне Ален рассказал о вашей прогулке. А с сийриннами-помощницами надо будет вопрос решить. Молодых среди тех фрейлин, кто сейчас в моей свите, не так много, так что будем искать остальным замену. Времени нам как раз хватит. Да и тебе будет приятнее общаться с молодежью, а не со старухами.
   -- Мам, ну ты как скажешь... -- хмыкнул Аленнар. -- Отлично же выглядишь! А какой вкус в одежде. Молодые ещё должны на тебя равняться!
   -- Подхалим, -- женщина ласково пожурила сына и засмеялась, кокетливо поправляя чёрные локоны.
   Не знаю, как тут у них дела обстоят с сединой, а вот золотых прядей в её причёске определённо был перебор. Впрочем, я уже знал, что это естественная особенность.
   Любопытно, а седина отца Лио точно связана с возрастом? Или это как раз то самое "серебро", что окрашивает кончики волос моей носительницы, просто изрядно потускневшее и потерявшее настоящий блеск? Если так, то связь её предков с династической линией бесспорна. У местного короля вон вообще шевелюра почти до самых корней золотая. Я поначалу даже за крашеного блондина его принял, пока не догадался сравнить отца с сыном. Более молодой представитель их семьи темноволосый -- в мать, а "золото" унаследовал от обоих родителей.
   Поглощённый рассуждениями о наследственных признаках, я почти потерял нить разговора. Впрочем, даже отдельных доходящих до моего сознания фраз хватало, чтобы понять, -- ничего важного я не пропустил. Неспешная беседа касалась совершенно нейтральных тем: качества работы швей, недавнего затяжного сезона штормов, на удивление щедрого урожая злаков.
   Зато по окончании совместного ужина я чувствовал совсем иной настрой Лио. На смену растерянности и волнению пришли спокойствие и уверенность. А ещё расслабленность и некоторая беспечность. По крайней мере, на мой взгляд. Девушка даже почти равнодушно приняла пусть краткие, но объятия, которые дерзко позволил себе Аленнар у дверей в её комнаты.
   Впрочем, она же женщина, для неё прикосновения мужчины, в общем-то, нормальное явление, а для меня... Для меня подобный контакт отвратителен.
   -- Ты бы не слишком поощряла его и допускала вольности, -- не удержался и предостерёг носительницу. -- Такие, как Аленнар, быстро привыкают к хорошему. Принимая это как должное и наглея без меры.
   -- Ты прав. Я постараюсь быть осмотрительнее, -- спохватилась Лио.
   И столько в её голосе было встревоженного почтения и желания угодить, что я даже угрызения совести почувствовал. Критикуя Аленнара, тоже веду себя как махровый эгоист, в первую очередь заботясь о собственном благе. О другом я думать должен -- благо носительницы прежде всего. Нужно быть достойным звания "духа ветра", раз уж решил помогать девушке. Моё пребывание в чужом мире имеет свойство заканчиваться, а вот ей здесь жить.
   -- Лио, каждый может ошибиться. Ты устала, потому и растерялась, -- попытался сгладить свою собственную резкость, но брошенное мной зерно насторожённости, вернувшееся в настрой девушки, уже пустило свои корни.
   Она долго не могла уснуть. Перина была мягчайшей, а носительница всё равно ворочалась, не находя удобного положения. День выдался утомительным, а глаза девушки никак не желали закрываться.
   В конце концов, испытание бессонницей не выдержали мы оба. Лио вскочила и, накинув на плечи покрывало, вышла на террасу. Я проворчал: "Правильно, свежий воздух -- залог крепкого сна и новых сил утром. Иначе это издевательство, а не отдых!"
   -- А ты разве всегда со мной? -- удивилась Лио. -- Я думала, у тебя другие дела есть, и ты появляешься, когда ситуация требует твоего вмешательства или я зову.
   -- Я должен быть уверен, что с тобой всё в порядке! Моё присутствие пока необходимо.
   -- Понимаю, тебя будущее нашего острова заботит, -- уважительно отозвалась Лио. -- Я благодарна за это. Но ведь островов-то много... Как же ты их бросил? А может, дух моря с тобой примирился? И там сейчас всё спокойно? Или тебе не интересно? Почему? Или ты всецело доверяешь своим небесным стражам? От них ничто не может укрыться ни днём ни ночью. Но вдруг они опасаются тебя беспокоить понапрасну и не докладывают обо всём? Или же облака, приспешники духа моря, помешают им увидеть нашествие тварей?
   Её взгляд с благоговением устремился в совсем тёмное небо, покрытое густой россыпью звёзд. Я же в очередной раз мысленно застонал.
   Ох уж это женское любопытство! Оно во всех мирах неистребимо. Нет бы просто безропотно принять волю высшего существа как данность. Так ведь обязательно нужно докопаться до причин происходящего!
   И можно было бы осадить не в меру любознательную особу, да только рука не поднялась. То есть язык не повернулся. Тьфу! Гневная нотация в речь не оформилась! Ведь интерес Лиодайи помножен на специфический средневековый менталитет, так что слова стоит подбирать очень осмотрительно, чтобы не выйти за границы понимания девушки!
   И потому вместо отповеди родилось совершенно иное:
   -- Ты права, мне незачем самому следить за всем. Хоть мои владения велики, но я чувствую, когда кто-то нуждается в помощи, -- уверенно начал я, вспомнив наивный сказ "о небесном орехе". Надо полагать, "осколков-скорлупок" было всё же больше трёх, о которых я уже успел узнать.
   -- Удивительно! Столько островов, а ты способен выбирать самых несчастных. Это справедливо, иначе те, чьи трудности ничтожны, станут ленивыми и неспособными.
   -- Да, я ценю самостоятельность. А откуда ты знаешь о проблемах других островов? Они же далеко.
   -- В школе на занятиях нам много рассказывали. И то, как именно расположены ближайшие острова, мы учили -- всем сиренам это нужно, вдруг придётся выйти в плавание на корабле. И про особенности других королевств тоже говорили. А вот свежие новости дальних соседей мы узнаем редко. Только когда торговые суда прибывают с товаром.
   Ясно... Каждый остров здесь живёт своим собственным маленьким мирком. Об объединении, видимо, никто и не помышляет. То ли незачем, то ли что-то специфическое есть на этой планете, что не даёт поддерживать постоянные контакты между кусочками "ореха". Однако одно вроде как понятно -- материками здесь и не пахнет. Хотя...
   Новая порция сомнений зародилась, стоило мне увидеть карту. Она была первым, что бросилось в глаза девушке, когда на следующий день, как и обещала, Лио отправилась в библиотеку.
   Отображение её родного мира занимало целую стену и несомненно, кроме смысловой, выполняло ещё и декоративную функцию. Очень уж карта была красива и изысканна.
   Само собой, моя носительница восхищённо присматривалась именно к искусной работе мастериц, которые создали красочное полотно, напоминающее мне гобелен. Скорее всего, ей доводилось пользоваться обычными свитками с нарисованными очертаниями островов. Я же, радуясь столь пристальному вниманию, торопливо запоминал и анализировал саму суть объекта.
   Центральную позицию -- что ожидаемо и логично -- занимал местный остров. Судя по витиеватой подписи над ним, именующийся Тьегрос. Вокруг него на разных расстояниях были разбросаны как куда более мелкие, так и сходные по размерам изолированные участки суши. Ближайшим слева оказался тот самый Ильгрос, родом из которого была жена дяди Аленнара. Чуть ниже и дальше справа (я бы сказал, юго-восточнее, но пока со сторонами света не разобрался, так что уверенности не было) лежал Эдагрос -- откуда прибыла прабабушка самой Лио.
    В зоне видимости появились ещё несколько островов с крупными надписями, которые я сумел издали прочитать: Фейгрос, Упагрос, Одвинталгрос... Все они заканчивались одинаково, что, в общем-то, могло свидетельствовать как о скупости фантазии местных, так и о их прагматичности -- трудно ошибиться в сути созвучных слов. Даже такой дилетант, как я, сразу поймёт, о чём идёт речь. Разумеется, сходные названия означают и наличие единого языка на всех территориях этого мира.
   В общем, крупных географических объектов оказалось около десятка. Остальное пространство занимали куда более мелкие участки суши. И как они выживают в условиях максимальной независимости, мне было страшно представить. Полная изоляция, стремительное истощение местных ресурсов, отсутствие промышленности, особенно при неразвитой межостровной торговле... Это даже не средневековый, не единожды раскритикованный мной мир, а цивилизация, близкая к глубокой древности. По сути, даже в пределах одной планеты наблюдается значительный разрыв в развитии отдельных островов-государств.
   Однако и "белых пятен" хватало. По крайней мере, пространство слева сверху (примем пока за условный северо-запад) явно оставалось недоработанным -- вместо изображения суши и водных просторов там развернулась жуткая клыкастая пасть, готовая поглотить всё остальное. Наверняка таким способом местные отобразили опасность дальних путешествий в неизведанный мир, из которых никто не возвращался. Что неудивительно при их уровне развития науки и техники -- примитивные корабли, проблемы с ориентированием в пространстве, ограниченный объём припасов, морская пучина, полная агрессивных чудовищ. Не хотел бы я быть путешественником в таких условиях.
   Вдоволь насладившись произведением искусства, Лиодайя наконец-то развернулась, окидывая взглядом помещение библиотеки. Затемнённое -- видимо, для сохранности свитков; прохладное -- скорее всего, с той же целью. А может, для того, чтобы посетители не задерживались?
   Моя носительница оказалась предусмотрительной и целеустремленной: плотнее запахнув тёплую накидку, которую ещё в своей комнате набросила на плечи, решительно направилась вглубь помещения.
   -- Не волнуйся, Арктур! Я без свитка отсюда не уйду!
   -- Я и не сомневался, -- вместе с носительницей принялся изучать обстановку.
   -- А ты не чувствуешь, где он может быть? -- тоскливо спросила она.
   Окинула взглядом одну из стен гигантского зала, по сути представляющую собой мелкоячеистый шкаф, в каждой нише которого лежал аккуратно свёрнутый свиток. И ведь подписей никаких! Неужели каждый разворачивать придётся, чтобы найти нужный? Так тут всей жизни не хватит...
   -- Попробуй начать с самых больших, -- ошарашенный ничуть не меньше, рассудил я. Запись о почитаемом духе ветра должна быть весомой.
   Однако даже крупных свитков было больше десятка. И потому, вздохнув, девушка вытащила ближайший.
   -- "Свод законов Тьегроса", -- прочитала название и огорчилась: -- Не то! Где же он?!
   -- Вы с кем разговариваете, милая сийринна?
   В звонкой тишине даже тихий старческий шепот показался мне громогласным. Что уж говорить о Лиодайе, которая едва не выронила из вмиг ослабевших пальцев ценный предмет.
   -- Я просто размышляла... Вы смотритель библиотеки! -- догадалась куда раньше меня, рассмотрев собеседника -- невысокого, действительно совсем старого, всё лицо которого было покрыто морщинами, словно древняя фреска. А вот волосы его, несмотря на возраст, оставались тёмными. Видимо, действительно тут никто не седеет... -- Я ищу легенду о первой сийринне нашего мира, -- с почтением продолжила Лио, возвращая "Свод законов" на положенное ему место. -- Вы мне поможете?
   -- Легенду о Шиллидайе?.. -- маленькие глаза, прячущиеся под кустистыми тёмными бровями, с ещё более пристальным вниманием впились в мою носительницу. -- Давненько никто о ней не вспоминал...
   Неспешно он развернулся и направился к противоположной стене. Свитки здесь были явно древнее -- листы толще, края потрёпанней; от них даже пахло иначе -- тяжёлее, весомее, почтительнее...
   Тот, что оказался в итоге в руках девушки, наверняка был раритетом древности. Причём точно являлся свидетелем невообразимо давних событий.
    -- Сколько ему лет? -- определённо потрясённая тем же, благоговейным шепотом уточнила Лио.
    -- Когда мой прапрадед стал помощником-учеником тогдашнего хранителя, наставник сказал, что этот свиток уже лежал здесь в то время, когда его трижды прапрадед принял должность смотрителя, -- с заметным удовольствием перечислил старик и довольно хихикнул, ведь рот посетительницы потрясённо приоткрылся.
   Я же лихорадочно подсчитывал. Даже сопоставляя услышанный факт с неведомым мне пока сроком жизни местных обитателей и условными годами, цифра выходила внушительной. Земных лет пятьсот, не меньше.
   Чудо, что свиток удалось сберечь в его первозданном виде. К этой реликвии страшно прикоснуться, ведь не хочется испортить. Нечего и мечтать о том, чтобы унести драгоценность в комнаты!
   Такая кощунственная мысль Лио и в голову не пришла.
    -- Где я могу его развернуть?
    -- Так тут есть место для чтения, -- отозвался и расслабился напрягшийся было старичок. Возможно, вандализма всё же опасался. -- Идёмте, я покажу.
   Скромное наименование "место" оказалось шикарной уютной комнаткой с невысоким столиком тёмного дерева и несколькими объёмными пуфами бежево-коричневой расцветки. Более светлое, а главное, тёплое -- Лио с удовольствием сняла накидку.
   Вставив концы свитка в специальные крепления, девушка удобно устроилась на мягком сиденье и со мной заговорила шепотом, потому как опасалась лишних вопросов от любопытного смотрителя:
    -- Арктур, я медленно разворачивать буду, ты меня останавливай или наоборот поторапливай...
    -- Хорошо. Ты только и сама читай. Тебе ведь также интересно? -- спохватился, вовремя сообразив, что, если Лио просто рассеянно пробежит взглядом по тексту, я ничего не успею воспринять!
   Девушка промолчала, но едва заметно качнула головой, соглашаясь.
   Начало свитка показало нам шикарную иллюстрацию, своеобразную обложку: хрупкая девушка на берегу бушующего моря, в окружении тварей. Тёмные волосы сийринны развеваются на ветру, весь её облик воинственный, собранный. Она смело смотрит вперёд, опирается на меч и не отступает от опасности.
   "В назидание всем потомкам сийринн сия история. Случилась она в давние-давние времена, когда дух ветра и дух морской жили в мире и согласии. И Дайяр зря гладь морскую не нарушал, и Нар в воздух влагу направлял. Дабы не было засухи в землях. Однако и простым островитянам помогал милосердный воздушный покровитель: направлял лодки в море, даруя рыбакам щедрый улов -- сети полнились добычей. И озлился дух морской! Что-де не было дозволения детей его из пучины вероломно красть да ими питаться. Страшна была месть Нара! Ниспослал он мерзких тварей на погибель нашу..."
   Я едва не застонал от витиеватости слога и избыточных красочных описаний. Мало того, что этот, с позволения сказать, национальный эпос -- очередное вольное толкование сути природных явлений, щедро приправленное мистической ролью высших сил! Так ещё свиток огромный. Нет, краткость точно не присуща местным летописцам. Особенно сказителям древности. Любят они вот эти "абы да кабы" и "вокруг да около". Нет бы сразу всё написать точно и по существу! Ведь суть-то в итоге оказалась излагаемой парой-тройкой предложений: из моря полезли монстры, которых раньше никто не видал, а люди перепугались и трусливо попрятались кто где. Но смелые всё же нашлись. Одна такая девушка десять дней билась с тварями, с одним лишь мечом в руках.
   Гм... сомнительно, но всё же не нереально. А вот дальнейшее -- явная мистика: когда силы девушки иссякли, дух ветра её спас, наделив чудесными способностями.
   "...непобедима отныне прекрасная сийринна и потомки её. Ведь сила их стала не карающим мечом, а надёжным щитом. Не смертоносным оружием, а успокоением..."
   Опять этот неведомый "дар"! Что же такого удивительного сделала женщина, чтобы выжить? Причём ещё и по наследству способность передала, значит... мутация? Генетика сработала? Интересно, в какой момент: до реального нашествия? То есть признак всегда был, но не использовался или реально, на их счастье, нежданно возник?
   Я, конечно, не спец, но склонился бы к первому... Просто-напросто в стрессовой ситуации проявилась прежде дремавшая особенность. Но, само собой, для местных жителей единственным объяснением является благосклонность духов-покровителей. Точнее, одного, конкретного, чьё имя я нагло присвоил.
   -- Смотри, Арктур! Вот тут о свадебной традиции написано, -- привлекла моё рассеявшееся внимание девушка.
   "Надобна стала сийринне Шиллидайе семья: супруг да дети, дабы передать дар дочерям своим. Задумался Дайяр, кто достоин зваться мужем её, -- ведь многие из презренных трусов пожелали взять в жены ту, которой благоволил покровитель ветра. И рассудил мудрый Дайяр, что лишь равный ей станет супругом. Посему жених должен явить себя доблестным воином! Доказать, что ничуть не слабее духом и сможет, как и его невеста, но без её помощи, десять дней стеречь покой островитян, отгоняя прочь приспешников морского повелителя. А самой Шиллидайе Дайяр повелел проявить терпение и не порушить испытание. С тех пор преемницы первой сийринны-королевы чтят подвиг её! Как она десять дней не являла силу свою, так и они должны стойкими быть. Сказав о брачном союзе, не поют более до принесения свадебной клятвы. А соблюдя традицию, простым эсам служат верно, защищая в полную силу".
   Что ж, ситуация с недовольством Аленнара заметно прояснилась. Я даже благодарен летописцу, который эту легенду сочинил. Пусть подготовка к свадьбе идёт своим чередом, согласно давним традициям. Буду радоваться тому, что имею хоть какой-то резерв времени, даже такая отсрочка для меня приемлема. Общаясь с Лио, проведу время с пользой, а там, глядишь, и вернут меня обратно на Землю. Разведывательная миссия не бесконечна. По крайней мере, у меня это первое настолько длительное путешествие. Остальные, несомненно, быстрее заканчивались.
   -- Я не помешаю?
   Одновременно с мягким говором Лио, продолжающей читать свиток, раздался приятный женский голос. А когда моя носительница подняла голову, её глазами я увидел заглянувшую в приоткрытый проём читальни незнакомку.
   Миловидная светловолосая девушка, на мой взгляд в излишне броском зелёном платье, неуверенно перешагнула порог. Остановилась, ожидая реакции, но явно не имея намерения уходить.
   -- Нет, я уже закончила... -- осторожно откликнулась Лиодайя. -- А ты кто?
   -- Омилидайя, -- широко улыбнулась девушка и, сделав ещё один шаг, поклонилась. -- Я стану вашей помощницей-фрейлиной, если примете.
   -- Давно служишь королеве? -- указав девушке на соседний пуф, Лио принялась аккуратно сворачивать свиток.
   -- Всего один сезон штормов, с прошлого праздника в честь Дайяра, -- с готовностью сообщила Омилидайя, послушно присаживаясь. -- Я место моей матери заняла, потому что её способности ослабли, и она не справлялась с защитой острова. А теперь королева Ремидайя пригласила войти в вашу свиту. Хотя бы на первое время, пока вы не определитесь, кого хотите видеть рядом. И я приму любое ваше решение, ведь много других достойных сийринн.
   Глаза Лио внимательно изучили сначала лицо девушки, которая смотрела прямым, открытым взглядом. Потом пробежали по рукам, изящно сложенным на коленях. А когда поднялись к причёске -- необычной, красивой укладке, я осознал -- собеседница вовсе не блондинка! У неё, как и у местных правителей, волосы золотые! Только очень-очень бледного оттенка. Белого золота, я бы так сказал. Возможно, она тоже из королевской семьи?
   -- Ты напоминаешь мне Ремидайю. Вы родственники? -- мысли Лио несомненно шли в том же направлении.
   -- Дальние, -- скромно признала Омили. -- Я её троюродная племянница.
   -- Не замужем? -- продолжила расспросы Лиодайя.
   -- Нет. Я ещё не приняла даров.
   -- Многие предлагали? -- в голосе носительницы что-то проскользнуло неуловимое, что меня обеспокоило, но понять причину я не смог.
   -- Трое, -- с некоторой гордостью откликнулась фрейлина. -- Двое придворных сирринов и посол с Ильгроса.
   Лио едва заметно вздохнула, и я догадался, почему она интересовалась таким тоном. Здесь не то что зависть, скорее горечь и... разочарование! Ведь другие девушки имеют больше свободны в выборе женихов. А к моей Лио один только Аленнар и прицепился. Какие могут быть конкуренты у настырного сиррина? Не удивлюсь, если он незаметно для избранницы отваживал от неё нежелательных кавалеров. Высокое положение оправдывает существенные вольности.
   -- Не захотела уезжать? -- последний кандидат, видимо, заинтересовал Лио больше остальных. Впрочем, следующий вопрос показал, что любопытство девушки имеет чуть иное направление. -- Или просто здесь есть тот, кто тебе нравится, но пока не преподнёс дары?
   Взгляд Омили стал растерянным, улыбка почти исчезла. Она, как и я, не могла понять причин необычных интонаций, вкупе с сутью расспросов. Однако вскоре сама Лио не выдержала и раскрыла секрет:
   -- Прости. Ты не обязана отвечать. Мне показалось, что ты видишь во мне удачливую соперницу. Выбор Аленнара наверняка... неожиданный.
   Это ещё что такое? Зачем Лио оправдывается перед новой знакомой? Или своего женишка всё же ревнует? Или не хочет, чтобы фрейлина завидовала ей и пакостила за спиной, и потому перестраховывается с выбором доверенных лиц? С одной стороны, это разумная осторожность -- не приближать к себе кого попало. Хорошенькое личико и сладкие речи -- не гарантия порядочного поведения компаньонки в будущем. А с другой... Не таким же способом проверять!
   -- Лио, ты напрасно так откровенна, -- предостерег я. -- Омилидайя должна заслужить твоё доверие, а не наоборот. Ты же будущая королева! Незачем показывать посторонним свою неуверенность и слабость!
   -- Аленнар... -- фрейлина чуть замялась, словно пыталась сообразить, как мягче преподнести "сопернице" мнение о принце. -- Он себе на уме, и я точно не в его вкусе. А жених у меня на примете есть, но я не хочу спешить и резко менять привычный уклад жизни, -- в тон моим мыслям ответила фрейлина. -- Да и я бы не решилась быть правительницей. Это большая ответственность и нелёгкий каждодневный труд.
   -- Я ценю честность и хочу быть правдивой. В первую очередь перед самой собой. Жду того же от окружающих, хотя, конечно, наивно верить в абсолютную порядочность других. Впрочем, любые неблаговидные поступки останутся не на моей совести, а на их.
   И снова у Лио получилось ответить одновременно и своей собеседнице, и мне. Но если первая отреагировала спокойно и, проявляя уважение, склонила голову, то я...
   Гм... Я от слов носительницы стушевался настолько, что, будь у меня для этого физическая возможность, точно бы покраснел до корней волос. Чувство вины уже сейчас грызло меня по полной. Обманщик... Причём самый вероломный в её жизни! Ложь других, если она и имела место, наверняка покажется на этом фоне детской шалостью. Утешало лишь то, что я исчезну, оставив о себе мимолётное воспоминание и не принеся разочарований в душу девушки.
   -- Я учту ваше желание. Мне оно по душе. Поддержу во всём, начиная от обязанностей сийринны и заканчивая дружеским общением. Клянусь, любая ваша тайна останется таковой.
   -- Спасибо, -- просто ответила Лио. И в кои-то веки просто спокойно улыбнулась, сделав беседу более непринужденной и свободной. -- Расскажи мне об особенностях жизни в замке. Наверняка есть свои негласные правила, привычки, а я здесь совсем недавно и почти никого не знаю.
   -- О! -- засмеялась Омили. -- У нас вам точно не будет скучно! После вчерашнего объявления все только и говорят о свадебной церемонии. Министры короля Нетаннара уже сложили с себя часть обязанностей, радуются, что им теперь меньше трудиться. Можно подумать, перебирая свитки, они уставали так же, как сийринны в дозоре. Сиррин Аленнар с утра умчался со всей своей свитой, как всегда. Его вообще в замке мы редко видим. Хотя, наверное, с вашим появлением он здесь будет проводить больше времени. Ремидайя обычно с рассвета уже оберегает королевский парк, думаю, что вам придётся обзавестись той же привычкой, когда займёте её место. Впрочем, если предпочтёте вечерний обход, то это тоже допустимо. Пока у вас есть время решить, как удобней. Кстати! Вчера вечером Реми всех фрейлин на беседу собрала, приказала найти молоденьких родственниц в вашу свиту. Потом такое бурное обсуждение началось! Так что готовьтесь к нелёгкому отбору. Кандидаток, вероятно, необычайно много. Я краем уха услышала, что даже с других островов кто-то прибудет...
   И дальше в том же ключе... Она трещала без умолку, выливая на бедняжку мою носительницу всё то, что, видимо, не так уж часто ей доводилось пересказывать -- вряд ли королева ценила подобные беседы по душам. А вот Лио оказалась благодарной слушательницей, проявляя неподдельный интерес, да и я, хоть и стенал мысленно от излишней словоохотливости фрейлины, но принимал к сведению любой пустяк. Авось он прольёт свет на что-то более значительное!
   И ведь не ошибся. В какой-то момент, насторожённо оглянувшись по сторонам, Омилидайя склонилась ближе к будущей правительнице и, приглушив голос, предупредила:
   -- Только с сирринами в свите жениха ведите себя осмотрительнее и построже. Они... -- ещё тише заговорила, совсем шепотом, -- не все там порядочные. Есть такие... чтоб их тварь сожрала...
   -- Тебя кто-то обидел? -- заволновалась Лиодайя.
   -- Не меня, я всё же родственница королевской семьи, боялись наказание за такое получить, но... было дело. Про троих девушек я знаю точно. И не факт, что не было других, о которых просто тщательнее скрыли информацию. Потому сейчас в свите королевы и нет совсем молодых. Никто не хотел... подставляться.
   -- А как же Аленнар? Он как на это беззаконие смотрит? Ведь знает, да?
   -- Знает. Мне мама по секрету сказала, что с ним родители на этот счёт разбирались, а он только рукой махнул. Мол, девушки сами виноваты, нечего было глазки строить мужчинам. И сказал, что незачем на его свиту напраслину возводить. Да и они же его друзья, он их однозначно будет выгораживать.
   -- Она знает, кто заслуживает доверия? Хоть на кого-то можно будет положиться? Спроси! -- подтолкнул я Лио, вспомнив необычное поведение того мужчины на балконе.
   Услышав вопрос, фрейлина задумалась и осторожно, словно ступая в трясину, предположила:
   -- Разве что... Веленнар.
   Её опасения я понял -- если он с виду и хороший сиррин, то подозрительно, что водится с такими отморозками. Лио, вероятно, подумала о том же, поэтому следующий вопрос задала уже без моей подсказки:
   -- Он дал повод думать о себе иначе? Может быть, пытался вразумить их и сдержать недостойные... порывы?
   -- Я не знаю, -- покачала головой Омили, грустно вздохнув. -- Мы почти не общаемся. Но он, кажется, к девушкам не приставал. По крайней мере, на него они не жаловались.
   Эх, такая свита много говорит о своём предводителе. И сам Аленнар гадкий непорядочный тип, и окружение выбрал себе под стать. С гнильцой. Моя Лио должна будет изо дня в день жить рядом с этим чудовищем и наблюдать их бесчинства. За что ей такое наказание? А она, похоже, смирилась. Терпения у меня, то есть у Дайяра просила. Надеется потенциального муженька исправить? Или сдержать?
   Наивная девочка, разумная, сострадательная... Как же она заблуждается! Лучше не будет. Остаётся надеяться, чтобы не стало ещё хуже. А если станет?
   Беспокойство, поселившееся в душе, не исчезло, даже когда девушки, сдав свиток обратно в руки хранителю, вышли из библиотеки и отправились на... очередную экскурсию!
   Надо признать, повторный обход замка в сопровождении фрейлины разительно отличался от первого, устроенного женихом. Сиррин ограничился парадными залами и коридорами. В отличие от него, сийринна предпочла познакомить будущую королеву с неприметными уголками нового жилища. А ещё обнаружилось много тайных "тропинок" -- лестниц и переходов, благодаря которым можно быстро и незаметно перемещаться в замке. И даже выйти за его пределы, минуя главные ворота и людную площадь перед ними.
   -- Как же здесь хорошо! -- полной грудью вдохнув свежий воздух, с явным удовлетворением Лио потянулась, когда девушки вылезли из невысокого лаза, где последние пару десятков шагов им пришлось идти пригнувшись.
   -- В детстве этот ход казался куда просторней! -- извинилась Омили. -- О нём мало кто знает. Только фрейлины королевы. Я с их дочками часто сюда наведывалась. Смотрите! -- она шагнула сквозь высокие кусты, раздвигая синие ветки, и вышла на маленький песчаный островок перед кромкой воды.
   Озеро! Вернее, небольшая запруда, скрытая от посторонних глаз за выступом берега.
   -- Мы здесь купались, -- призналась девушка.
   -- Как... купались? Прямо в открытой воде? -- изумилась, задохнувшись от шока Лио.
   -- Ну... так... да, -- смутилась Омили. -- Это такое непередаваемое чувство! Хоть и знаешь, что в озере никого нет, а всё равно кажется, что сейчас нас схватит кто-то неведомый. Визгу было!
   -- А мы в море не лезли, -- Лио подошла и, присев на корточки, осторожно коснулась ладонью воды. -- На побережье, даже если маленькая тварь незаметно подкрадётся, пискнуть не успеешь, утащит в пучину.
   Любопытно, девушки выросли в совершенно разных условиях, но страхи у них похожие.
   -- Хотите искупаться? -- неожиданно предложила фрейлина.
   Лио вздрогнула, с сомнением окинув взглядом изумрудную гладь, покрытую лишь лёгкой рябью. Привычка смотреть на воду как на источник угрозы несомненно была сильнее разумных доводов о безопасности замкнутого водоёма. Даже я на её месте, хоть уже и осознал, что в таких местах тварей не бывает, всё равно сомневался бы. А вдруг найдётся шустрая бестия, которой запруда не станет помехой!
   -- Мы можем перейти на другой берег, -- продолжила соблазнять перспективами Омили, -- глубина по горло всего. И по дороге дойдём до замка. Иначе придётся возвращаться подземным ходом. Это островок, тут нет прохода по суше.
   -- Не сейчас, -- стряхнув воду с пальцев, Лиодайя поднялась и внимательно осмотрелась, словно запоминая детали: кусты, скрывающие очертания островка; размытую линию дальнего берега, покрытого растительностью; и холм, метра в полтора высотой, в котором три крупных камня ограничивали ведущий под землю лаз.
   Неспроста такой интерес, ох неспроста... Словно предчувствие какое-то резануло по сознанию, вкупе с волнением, участившим дыхание и сердцебиение. Не пришла бы Лио в голову сумасбродная мысль... Сбежать? Нет. Это я мог бы рвануть навстречу свободе, а она... Она девушка ответственная. То есть сийринна. И потому подозрения мои наверняка беспочвенны, основаны исключительно на субъективном восприятии. А в реальности...
   В реальности Лиодайя не проявила более никаких признаков сомнений и подозрительных мыслей. Спокойно полезла в лаз, следом за фрейлиной. За её спиной дождалась, когда исчезнут из виду придворные, неторопливо бредущие мимо неглубокой ниши, скрывающей в своей тени неприметную дверцу.
   Так, в итоге никем не замеченные, девушки вернулись в замок. Акцент их разговора ещё по пути сместился на бытовую сферу -- Лио обеспокоилась проблемой чистоты платьев. Само собой, хозяйственные вопросы во дворце решаются иначе, чем в простом доме. Странно, если королева сама будет стирать в тазу и мыть пол, не доверяя это персоналу. И теперь Омили обстоятельно поясняла обязанности каждого слуги. От работников прачечной до уборщиков.
   Увлечённые беседой, девушки не сразу заметили возникшее на пути препятствие. Вздрогнули, замолкли и остановились, лишь когда оно густым басом выдало: "Какая встреча! Я сегодня точно счастливец!"
   Что говорить, даже я, растерявший концентрацию от всех этих "рюшей, помад, подъюбников, щипцов для завивки", и то малость ошалел.
   -- Наконец-то ветер внял моим мольбам и соединил наши пути. Я оставил Ильгрос, терзаемый сердечными муками. Второй раз покинул родину, прошу это учесть, очаровательная Омилидайя! Ради вас милостью Дайяра выдержал долгое путешествие и прибыл в свите сиррина Илайнара. Вы же позволите мне сопроводить вас на вечернюю прогулку в парк? -- перекрывший собой дорогу мужчина продолжил приветствие тоном обожравшегося мёдом медведя. И с той же грацией поклонился... фрейлине! Мою носительницу он, как и прежде Веленнар, словно в упор не видел! Ещё и мифического духа ветра приплёл в своё оправдание, наглец.
   -- При всём уважении, сиррин, не позволю. Я не изменила своего решения. Вам стоит поискать другую спутницу, которая скрасит ваши обязанности временного дозорного на нашем острове. 
   Ничего себе! Это, выходит, тот самый посол-ухажёр? Однако... На Земле особа такого статуса шагу бы в сторону опасности не сделала, а тут... Тут значимая должность не освобождает от обязанностей помогать сийриннам и их сопровождать. Любопытно...
   -- Это жестоко, -- приглушённо, но всё же зарычал "медведь". -- Учтите, я намерен пожаловаться будущей королеве на вашу несговорчивость. Вы ведь теперь в её свите.
   Я едва не захохотал. Какая "весомая" угроза! Кому он ябедничать собрался, если она и так перед ним стоит?! К тому же этот тип, внешне очень даже внушительный, при этом пытающийся набивать себе цену и давить на жалость как ребёнок, больше смешил, чем вызывал опасения.
   -- Я приму к сведению претензии сиррина, -- глядя в сторону, словно не с ним разговаривая, а с кем-то невидимым, почти равнодушно бросила Лиодайя. -- Но моя фрейлина вправе самостоятельно выбирать себе спутника для дозора.
   До меня не сразу дошла суть происходящего. Все эти игры в "вижу -- не вижу, знаю -- не знаю", дезориентировали меня основательно. Посла я, кстати, вспомнил -- он точно присутствовал вчера на площади, когда прибыла Лио. Такого громилу с зелёной гривой не заметить и забыть невозможно. Значит, о статусе девушки он несомненно в курсе. И точно знает, кто сейчас стоит рядом с Омили. Получается, что всё дело в их местном менталитете. Том самом, который не позволил дяде Аленнара заговорить с моей носительницей, когда они встретились в парке. И именно поэтому жаловаться послу пришлось иносказательно. 
   А вот его удивление, когда Лиодайя отказала и предоставила Омили полную свободу действий, было поистине безмерным. Он такого никак не ожидал. И точно ещё долго смотрел вслед уходящим девушкам -- я буквально кожей ощущал этот взгляд: недоумевающий, разгневанный, колючий.
   Чувствую, многие сирены не раз попадут в неловкое положение, пока не осознают, каков истинный характер их молодой правительницы. Даже жаль, что я не застану Лио уже опытной королевой, не увижу её справедливое руководство, ведущее к процветанию острова...
   -- Спасибо, -- негромко поблагодарила Омилидайя, когда настойчивый кавалер остался далеко позади. -- Мне бы не хотелось, чтобы он принял согласие вместе сходить в дозор как перспективу отношений, а потом снова и снова надоедал с нежеланными свадебными дарами.
   -- Я так и поняла, -- кивнула Лио и неожиданно остановилась, перехватывая девушку за запястье. -- Подожди... Хочешь сказать, Реми... Ремидайя, поступала иначе? 
   -- Она всегда сама назначала пары для дозора в парке, -- смутилась и неохотно, но всё же ответила фрейлина. -- Ей это казалось правильным. Что она лучше знает, кто и кого сможет защитить. Но чаще королева шла на поводу у сына. Тот постоянно настаивал на своих вариантах. Потому и...
   Она не договорила, но и без того всё стало ясно как божий день. По крайней мере, у меня сомнений не осталось: наглость и несдержанные "шалости" Аленнара и его компании вершились если не с согласия, то под прикрытием королевы.
   И от этого на душе стало крайне мерзко! Если она была рада потакать прихотям сына и покрывала развратное поведение его свиты... Отвратительно! Подобное сводничество и беззаконие вряд ли вписываются в местные нормы. Иначе Лио не стала бы тревожно вздыхать и сочувствовать девушкам, а Омили не переставая благодарить мою носительницу за помощь.
  

Глава 6,

в которой Арктур беспокоится, а Лиодайя показывает характер

  
   -- Лиодайя, ты моя будущая королева и жена. И потому в первую очередь должна являться поддержкой и опорой царственного супруга. Надеюсь, ты будешь такой же понимающей и покладистой, как моя мать. Станешь проявлять лояльность во всём. Правящая семья -- это союз соратников и единомышленников. Куда муж -- туда и жена. Даже если возникают некоторые разногласия, тебе следует не высказываться категорично, а прислушаться к моему мнению и найти компромиссное решение. Мне бы не хотелось, чтобы отношения между нами были напряжёнными.
   Заложив руки за спину, Аленнар с самым серьёзным видом вышагивал по гостиной. Надо признать, в строгом тёмно-коричневом костюме дозорного, практически без украшений, -- если не считать роскошной перевязи для меча, -- выглядел он на самом деле солидно. Лицо серьёзное, выражение глаз внимательное, голос с нотками озабоченности... В общем, типичный проповедник, наставляющий паству на путь истинный.
   И пусть "паства" состояла всего лишь из одной девушки, сидящей на удобном мягком пуфе и внимающей его словам, вдохновения Аленнара это не уменьшало.
   -- Смотри, допустим, я рекомендую тебе пары дозорных. Ты сомневаешься в правильности моего выбора. Мы не только ссоримся, но и вносим смуту в умы подданных. Это ведь неправильно, недопустимо для особ нашего статуса! Ну а поскольку я лучше знаю приближенных и их личные... качества, значит, я абсолютно объективен, незачем спорить, и тебе следует с моими решениями соглашаться сразу, а не препираться, тратя напрасно наше время и силы.
   -- Я постараюсь, -- спокойно ответила Лио.
   Не знаю, как носительницу, а меня смутила маленькая, едва заметная запинка. Определённо иное хотел изначально сказать принц, да только передумал. Не посчитал нужным посвящать невесту в личные тайные... пристрастия? Увлечения? Пороки?
   Последнее почему-то так и просилось быть озвученным. И пусть у меня языка не было, слово всё равно вырвалось, а Лио его услышала. Я это почувствовал по сбившемуся дыханию и едва заметной дрожи, прошедшей по телу. Да и подтекст вопросов, которые она задала, показался с ним связанным:
   -- Ален, я не намерена уклоняться от своего долга перед подданными. И не собиралась ссориться с тобой. Почему ты начал этот разговор? Отчего решил, что между нами могут возникнуть разногласия? Есть причины? Кто-то настроил тебя против меня?
   -- При чём тут какие-то "причины"? -- настолько быстро и неподдельно возмутился сиррин, что сразу стало понятно -- отвлекает внимание от главного, заставляя думать о менее важном. -- Лио, милая, ты меня так и не услышала! Я просто хочу, чтобы ты мне всецело доверяла.
   Ну, ну... Была нема, глуха, послушна, ничего вокруг не замечала и считала наречённого светочем мудрости. Безоглядно влюблённая женщина -- его идеал. Необычайно удобная позиция, чтобы действовать в своих интересах и проворачивать любые махинации!
   Словно подслушав мои мысли, хотя, вероятно, следуя какому-то своему плану, Аленнар подошёл к Лио и опустился перед ней на колено. Осторожно, будто опасаясь повредить, взял руку и приложил ладонь девушки к своей щеке. Он даже глаза закрыл, якобы наслаждаясь ощущениями.
   Как я не зарычал от негодования, сам не понимаю. Вовремя спохватился, сообразив, что для миролюбивого духа это чересчур агрессивная реакция. Однако даже в вырвавшихся словах, не сумел сдержать раздражения:
   -- Притворщик! Показывает себя в лучшем свете! Где раньше была его деликатность?
   Сказал и пожалел. Поведения Аленнара это изменить не могло. Я добился лишь того, что Лиодайя снова напряглась. А ведь она только-только начала успокаиваться! После вчерашней беседы с фрейлиной девушка ещё долго была в возбуждении, даже во время ужина на вопросы отвечала сбивчиво, а потом, воспользовавшись предположением королевы об усталости от обилия новых впечатлений, сбежала в свою комнату. Про меня напрочь забыла. Только утром заговорила, определённо примирившись с той информацией, которую получила накануне. Мне стоило немалых усилий закрепить её состояние и поддержать, придав уверенность в том, что будущее не настолько ужасно и исправимо в лучшую сторону. Да, через испытания, сложности, но счастье возможно. Ведь от королевы в большей степени зависит формирование пар дозорных в дворцовом парке, это её обязанности, а значит, она и должна устанавливать свои правила. И вот опять...
   А всё женишок виноват! Вывел меня из себя своим показным вниманием и льстивыми речами! Ненавижу тех, кто притворяется! Сразу ведь понятно -- использует образ влюбленного лишь как способ манипулировать.
    -- Я устал, Лио... -- приняв напряжение девушки за желание сдержать чувства в угоду приличиям, тяжко вздохнул сиррин. -- Невыносимо следовать традициям. Мне трудно так долго ждать свадьбы, не имея возможности обнять и поцеловать любимую. Конечно, я обещал тебе вести себя прилично, но... -- Взгляд синих глаз с таким вожделением впился в её лицо, что, будь я на месте Лио, со стыда бы сгорел и поостерегся оставаться с ним наедине. -- И на меня навалилась ответственность за весь Тьегрос, а не за отдельные проблемные районы, как было раньше. Постоянно в дозорах, в разлуке. Тебе в этом смысле проще...
    -- Нет, не проще, -- внешне спокойно, но в душе определённо волнуясь, ответила девушка. -- Я тоже устала дни напролёт сидеть во дворце. Может... Может, ты возьмёшь меня с собой?
    -- Забыла о традиции? Тебе же нельзя петь, -- в наигранно-заботливом тоне Аленнара проскользнули недовольные нотки, а он сам поднялся с колен, чтобы сесть рядом с невестой.
    -- Я не стану нарушать давний обычай, просто буду рядом. Ален, я привыкла к свободе, открытым пространствам, морю... Мне здесь тесно!
   Перед моими глазами промелькнули шикарные интерьеры: бирюзовые стены, украшенные золотыми вензелями, изящная мебель тёмного дерева. Для моей носительницы, несомненно, вся эта помпезность была избыточной и угнетала своим величием, напоминая, что она тут пришлая гостья, а не полноправная хозяйка. Пусть это и временно, лишь до свадьбы. Или же Лио в принципе ощущает себя птичкой, которая угодила в золотую клетку?
   -- Хорошо, мы вместе погуляем по королевскому парку, -- жених милостиво соизволил пойти навстречу желаниям невесты.
    -- Парк?.. -- Лио заметно растерялась, видимо эта прогулка не казалась ей достойной заменой привычному дозору. -- Мне бы хотелось на побережье. Ты же сам сказал, что мы должны помогать друг другу во всём и быть гармоничной парой.
   Лицо сиррина вытянулось в растерянном изумлении, а я мысленно порадовался. Лиодайя удачно использовала против него его же аргументы. Противоречить самому себе и ставить под сомнение недавние "мудрые" речи жених не рискнул.
    -- Ладно, -- нехотя, но всё же согласился. -- Завтра.
    -- Почему не сегодня? -- в недоумении спросила девушка.
    -- Потому что неотложных дел на побережье у меня нет, -- практически растеряв всю свою напускную деликатность, насмешливо фыркнул Аленнар. -- А вот шкура твари, которую убили в твоём районе, отлежалась в растворе и готова к обработке. Сегодня в скорняжной мастерской Эс-Тайша будут сдирать чешуйки, шлифовать края и сортировать получившиеся драк'и. Надо отбраковать поврежденные, которые в оборот пускать нельзя. Мастера могут утаить, припрятать годные чешуйки, списав их в отходы.
   -- Мне казалось, эсы честно и ответственно выполняют свою работу. Они же понимают, что это в их интересах, -- проявила сомнение Лиодайя.
    -- Наивная, -- снисходительно усмехнулся жених, обласкав девушку очередным нескромным взглядом. -- Хотя ты права, они должны бояться гнева правителя и быть покорными его воле. Но если вовремя не пресечь крамольные мысли о вседозволенности, то подданные быстро забудут о почтении. Так что вот такой периодический поиск смутьянов важен.
    -- Ты едешь один? -- несомненно из-за того, что совместный дозор откладывается, расстроенно пробормотала Лио.
   Вот только Аленнар принял интерес и унылый тон невесты за ревность. И потому расплылся в довольной улыбке. Даже позволил себе сжать сильнее её руку и, потянув на себя, приобнял.
    -- Лио... -- выдохнул в висок, коснувшись губами кожи. -- Ну какие могут быть сийринны в мастерской? Два надёжных друга -- это всё, что мне нужно. Я даже не всю свиту с собой беру.
    -- А те, кто останется, чем будут заниматься? -- проявила любопытство девушка.
    -- Как это "чем"? -- поразился недогадливости будущей королевы сиррин. -- Бездельников я не держу! Кто-то в парке в дозор выйдет, кто-то поедет инспектировать побережье, раз я занят.
   Да уж... Присмотр за изготовлением денег -- несомненно "достойное" будущего короля занятие. Лучший из возможных способов проявить свою смелость и силу защитника. Интересно, легендарный муж Шиллидайи тоже вёл себя так и его подвиги просто-напросто приукрасили? И за давностью лет память о реальных делах короля стёрлась? Или тогда ещё оставались настоящие герои?
   Был ли скептичный настрой характерен только для меня, или Лио тоже так на ситуацию посмотрела, я выяснить не успел. Только хотел завести об этом разговор, пользуясь тем, что, закончив беседу, Аленнар покинул гостиную, а в неё уже вошла Омилидайя.
   Сегодня платье на фрейлине мне понравилось больше. Скромное, бежевое, не такое излишне яркое, как вчера. Интересно, причина какая?
   -- Необычно выглядишь, -- о том же задумалась и Лио.
   -- Вам не нравится? -- тут же забеспокоилась Омили. -- Тогда я переоденусь.
   -- Нет, наоборот. Тебе очень идёт спокойный тон, а насыщенный цвет делает вызывающей и нескромной. Почему ты выбрала и купила платье, которое тебе не к лицу? Очередной приказ Ремидайи?
   Догадалась, видимо, верно, потому что фрейлина сокрушённо вздохнула, кивнула и пояснила:
   -- Королева уверена, что броские наряды делают её моложе. А личная свита должна вкусам правительницы соответствовать. Я сегодня потому и сменила платье, что ваше совсем другое, не такое вычурное...
   Она с почтением осмотрела одежду своей покровительницы. Лио тоже опустила голову, словно только сейчас увидев платье, которое выбрала утром. Впрочем, не удивительно -- засыпала она беспокойно, соответственно, проспала и на завтрак собиралась в спешке, фактически схватив первый попавшийся наряд из тех, что был подготовлен швеями и даже ещё не распакован.
   А ведь на самом деле прекрасный образ получился. Тёмно-серый оттенок ткани не казался скучным и невзрачным, скорее наоборот, благородным. Изысканный и скромный покрой удивительно хорошо подчёркивал стройную фигуру девушки. Разумеется, я отметил и практичность задумки мастериц: юбка была в меру широкой и не сковывала шаг, а эластичный верх хоть и облегал тело, но позволял рукам свободно двигаться. Хотя, если честно, ради возможности любоваться красотой Лио, я бы потерпел любые неудобства. И тесный корсет, и узкий подол, и ужасно неудобную обувь.
   -- Не представляю себя другой, -- засмеялась Лиодайя. -- И у меня в глазах точно рябить будет, если моя свита станет одеваться ярко. Предпочту рядом изысканных и скромных спутниц. Тогда, я надеюсь, и отношение к ним окружающих станет более почтительным, а сиррины не будут видеть в моих фрейлинах легкодоступных особ и не посмеют наглеть.
   -- Это замечательно, -- просияла девушка и, всплеснув руками, воодушевилась: -- Как же я рада, что именно вы станете нашей королевой! Теперь столько всего изменится!
   Если Аленнар не помешает -- подумал я. Хватит ли у Лиодайи смелости и терпения противостоять его напору? Женишок ясно дал понять, что вольнодумства супруги не потерпит. Что произойдёт, если их мнения не совпадут? А они очевидно не совпадут. Она же добросердечная и справедливая к будущим подданным. Неудивительно, ведь это только Аленнар рос в достатке и привык к исполнению любых своих прихотей. Лио, в отличие от него, всегда довольствовалась малым, видела все тяготы простого люда. И ответственных сирен в дозорах, и эсов занятых повседневным трудом...
   И снова беспокойство за будущее девушки захватило меня с новой силой. Если я продержусь здесь до этого момента, что тогда стану делать? Спокойно смотреть на то, как Аленнар настаивает на своём, ломая убеждения Лио и заставляя её в итоге смириться так же, как прежде примирилась с характером матери? Ведь она будет вынуждена уступить и перешагнуть через себя! А мне останется злиться, будучи бессильным что-либо изменить, или трусливо "сбежать", став безмолвным, а на деле по-прежнему наблюдающим за её жизнью "духом".
   И от этой мысли на душе стало совсем паршиво. Исчезновение всесильного Дайяра и то, что он лишит её своего заступничества, она расценит как предательство... и признак правоты Аленнара.
   -- Ладно, -- улыбаясь, почти счастливо вздохнула Лио. Азартный настрой фрейлины её воодушевил. -- А сегодня чем предлагаешь заняться?
   -- Хм... -- Омили задумалась, сосредотачиваясь. Несколько секунд обдумывала столько важную проблему, наконец осторожно спросила: -- А верр у вас есть?
   -- Нет, -- столь же осторожно, видимо не понимая сути вопроса, ответила Лиодайя. -- А нужен?
   -- Разумеется! -- вновь оживилась фрейлина. -- Вам никак нельзя без личного верра! Вот предстоит вам совместная поездка с супругом, и что же делать будете? Не пешком же идти! Повозка не везде проедет, а делить одного верра с мужем неудобно.
   -- Я не подумала. Аленнар... наверное, тоже. Или решил позже... -- расстроилась моя носительница. -- Как думаешь, может, в замке есть свободные верры?
   -- Нет, тут точно все заняты. Они же не обучены возить всех подряд, породистые, чужих наездников не примут. Вам нужно брать нового и приручать к себе.
   -- А где брать? Здесь есть поблизости ферма эсов, которые их пасут и растят?
   -- Точно есть, на границе с Поусом, -- уверенно кивнула Омилидайя и опомнилась: -- Только нам вдвоем ехать нельзя. Сопровождение полагается. Попросите сиррина Аленнара следовать с вами. Или назначить кого-нибудь.
   -- Ален сам уехал, -- огорчилась Лиодайя. -- Поздно мы спохватились.
   -- Тогда можно пойти к королеве. Она пока вправе решать такие вопросы. Вы ведь ещё не жена сиррина.
    Какая умная девушка! Она мне всё больше нравится. Хоть в этом за Лио можно порадоваться -- наперсница у неё будет идеальная. И совет даст, и понимание проявит, и наверняка прикроет в случае необходимости.
   А вот королева, при всей её внешней приятности и обходительности, уже не казалась мне настолько заслуживающей доверия, как в первый день. Потому что я точно знал, что находится за этой красивой обёрткой -- не слишком умная, зацикленная на своей молодости, старающаяся угодить сыну и мужу особа.
   Но хотя бы от своих обязанностей Ремидайя уклоняться не стала и выслушала девушек.
   -- Нетерпеливые... -- устало выдохнула, присела на парковую скамейку и устремила взгляд куда-то вдаль.
   Щебетавшие рядом фрейлины тут же замолкли, не мешая правительнице размышлять. Лио и Омили тоже промолчали, понимая, что время для аудиенции выбрали не самое удачное, -- утомленная Ремидайя, только-только закончившая утренний обход парка, возвращалась в замок.
   -- Ладно, раз уж заняться всё равно нечем, можете ехать. Не думаю, что сыну принципиально важно: выбрать тебе верра самому или оставить на твоё усмотрение. Иначе он давно бы это сделал... Так! -- встрепенулась, обращаясь к будущей невестке. -- А ты хоть знаешь, как правильно найти подходящего? Навык есть? Ты вроде в пешем дозоре работала.
   -- Опыта нет, но я надеюсь, что эсы подскажут и подберут мне хорошего...
   -- Глупости! -- отрезала королева, даже не дослушав. -- Им лишь бы подороже продать животинку! Самую захудалую расхвалят так, что купишь не глядя... -- Она оглянулась, пробегая глазами по своей свите, в которой, кроме женщин-фрейлин, было и несколько мужчин. Наконец выбрав "жертву", повелительно осчастливила: -- Сиррин! Да, вы, Веленнар. Помогите вашей будущей королеве. Возьмите ещё сопровождающих, если сочтёте нужным, но за безопасность девушек и за правильный выбор верра отвечать будете головой!
   Веленнар? Ну надо же, какое совпадение! С другой стороны, и не совпадение вовсе, раз сам Аленнар отправил его сегодня в парковый дозор. Кстати, его кандидатура несомненно лучше и предпочтительней, чем, например, посла. Не представляю, как столько времени рядом с ним вытерпели бы дамы.
   Правда, Веленнар тоже пока ещё лошадка тёмная. Но хотя бы любопытная. В смысле достойная изучения. О чём я Лио и намекнул, когда девушки следом за сиррином шли к пристройке замка, назначение которой вскоре стало понятным. Добротное вытянутое помещение, разделенное перегородками. Слева стойла и кормушки для верров, а на стенах развешана необходимая амуниция: попоны и упряжь. Справа не столь интересная картина: всего лишь привычные повозки, нарядно украшенные, но без возниц.
    -- Я постараюсь, -- тихо ответила мне Лио, пользуясь тем, что Омили пошла выбирать повозку, а Веленнар исчез седлать своего верра. И извинилась: -- Прости, Арктур, я неблагодарная и непочтительная, всё время о тебе забываю. Ты стараешься помочь, подсказываешь, присматриваешь, а я, неблагодарная, молчу и тебя словно игнорирую. Мне очень стыдно.
   -- Тебе совершенно не за что извиняться. Понятно, что есть вещи, которые девушке неловко обсуждать с мужчиной, даже знакомым. Что уж говорить о не совсем обычном... Глупо ждать непринуждённых бесед, когда ты окружена посторонними. Ты осмотрительна, о нашем секрете никто не догадался. Этого более чем достаточно. Я ведь вижу всё, что происходит вокруг. И мне отрадно, что рядом с тобой теперь есть разумная и надёжная фрейлина.
   Наверное, слова нашёл правильные, успокоил, потому что выдохнула Лио с облегчением. А я одновременно испытал и радость, и разочарование. С одной стороны, приятно было осознавать, что душевное состояние носительницы находится в равновесии, а с другой -- необъяснимо хотелось, несмотря на свои же собственные уверения и доводы, чтобы со мной она была хоть чуточку более... близкой и делилась абсолютно всеми тайнами.
   Странное чувство. Нелогичное. Напрасное. Пугающее. Я подобного не испытывал даже к бывшей жене, при том что мы, в общем-то, хорошо понимали друг друга. Но вот такого отчаянного стремления знать о том, что творится в её душе и происходит в повседневной жизни, я за собой никогда не замечал. Вполне хватало понимания, что на работе у неё всё нормально, а дома не было ссор по пустякам. Возможно, это потому, что она ко мне в душу тоже никогда не лезла? Хм... Но ведь и Лиодайя не стремится спровоцировать духа на откровенный разговор... Хотя какой в этом смысл? Она же не рассматривает меня как мужчину. А покровительство божества рано или поздно закончится, так зачем подпускать его настолько близко к своим мыслям и чувствам? Правильно, незачем.
   -- И зачем мы торопились? Поспешили! Надо было после обеда поехать, -- синхронно с неожиданно забурчавшим желудком врезался в сознание чёткий голос Омили.
   Я в очередной раз обругал себя за невнимательность и рассеянность. Надо же! Задумался и опять всё пропустил! Лио же смутилась, отчаянно краснея.
   -- Вы, вероятно, плохо позавтракали, -- фрейлина поспешила избавить её от необходимости оправдываться. -- Но ничего, в поселении недалеко от фермы есть хорошая таверна. Выберем вам верра, отдохнём, пообедаем, и в обратный путь. Или нет, лучше сначала пообедаем, потом на ферму поедем... Сиррин!
   Последнее слово выкрикнула, привлекая внимание скачущего впереди повозки мужчины.
   Отреагировал тот мгновенно. Оглянулся, снизил скорость, вынуждая и возниц притормозить. Развернул своего верра и приблизился. Теперь наша процессия двигалась со скоростью пешехода, зато фрейлина получила возможность говорить нормальным голосом со всадником, едущим рядом с повозкой.
   К счастью, Лиодайя не отвернулась. Её, как и меня, впрочем, больше интересовал не сам разговор, а то, как на всё происходящее будет реагировать мужчина. И именно поэтому от нас не укрылось ни равнодушное выражение лица, ни спокойное внимание к словам фрейлины, ни бесстрастный кивок в ответ на просьбу изменить маршрут, ни моментально ставший хмурым и неприязненным взгляд, которым сиррин наградил Омили, едва та перестала смотреть в его сторону.
   Вот интересно, нормально это или нет? Он так на всех девушек реагирует? Или это только Омилидайе так "повезло"? Может, она ему чем-то не нравится? Или он не хотел по указке женщин пересматривать планы на день? Сначала он согласился сопровождать их, потом они стали диктовать условия, нарушив его планы. Кому же такое придётся по нраву?
   Вопросов прибавилось, а ответов на них пришлось ждать долго. Ни во время обеда, ни в наскучившей повозке, ни на ферме я не выяснил ничего конкретного. Девушки болтали о своих женских проблемах, хвалили местного повара, ахали, восторженно рассматривая грациозных, несмотря на свою десятиногость, животных. Мужчина держался на почтительном расстоянии, обедал за соседним столом, а строго переговорив со смотрителем фермы, тщательно осмотрел всех верров в загоне, куда его пропустили.
   Когда в итоге Лио заплатила за своё приобретение, забралась на покрытую попоной спину и помогла сесть позади себя Омилидайе, не пожелавшей оставаться в одиночестве, я окончательно смирился с тем, что с этими их личными заморочками так и не разберусь. Однако... Однако снова случайность сыграла роковую роль, второй раз за день кардинально изменив ход событий.
   Не знаю, что именно стало причиной. То ли Лио переоценила собственные силы, и ей стало трудно одновременно управлять и следить чтобы Омили не свалилась. То ли казавшийся покладистым верр начал показывать норов. Но прямолинейная траектория нашего движения по дороге внезапно превратилась в ломаную. Причём с хрустом ломались кусты под ногами животного, сломя голову несущегося куда-то в лес.
   -- На себя поводья! На себя! Крепче держите! -- донёсся до меня окрик Веленнара.
   Омили взвизгнула, вцепившись в талию Лио. Я, конечно, не заорал, но выругаться хотелось безумно, особенно когда понял, в каком стрессе находится Лиодайя, видимо никогда ранее с подобным не сталкивающаяся. Её сердце едва ли не оглушало стуком в висках, воздуха не хватало, руки намертво вцепились в упряжь...
   Не знаю, чем бы всё закончилось, если бы Веленнар нас не догнал. Рванув наперерез, со всей дури заехал рукой по морде решившего проявить характер и дорвавшегося до свободы животного.
   Ошалевший от полученного наказания, верр тут же остановился и виновато присел, подгибая ноги.
   -- Вы что творите!? -- взбудораженный Веленнар соскочил со своего скакуна и набросился на девушек. -- Разбиться захотели? Если ездить не умеете, так бы и сказали сразу!
   -- Я умею! -- ничуть не менее эмоционально выкрикнула в ответ моя носительница, так и не разжав трясущихся рук. -- Просто наёмные верры были спокойными!
   -- И нечего на нас орать! -- внесла свой вклад в нагнетание обстановки фрейлина. -- Лио молодец! Я бы куда быстрей выпустила упряжь!
   -- А ты бы вообще молчала, Омили! -- рявкнул мужчина. -- Чем тебе повозка не угодила?! Экстрима захотелось?
   -- При чём тут экстрим? -- защищая подругу, возмутилась Лиодайя. -- Она просто не имела права меня оставить.
   -- Сийринны не отступают перед трудностями, Велен! -- воинственно бросила Омилидайя.
   -- В общем, ума нет у обеих, -- запальчиво подвёл итог сиррин и осёкся.
   Девушки тоже умолкли. В наступившей тишине теперь было слышно лишь фырканье верров, потому как спорщики вдруг резко осознали, что именно сейчас друг другу наговорили.
   Любопытно... Страж дерзко нахамил будущей королеве, фрейлина, забыв об этикете, яростно защищалась от его нападок, даже деликатная Лио не подумала уступить и безапелляционно высказала своё мнение влиятельному сиррину из свиты жениха. Но даже это не самое удивительное! Они мало того, что обменялись "любезностями", так ещё и по именам друг друга назвали. Напрямую, не косвенно. И на ты. А для их мира подобное обращение...
   -- Признаю, я был несдержан в выражениях и нарушил правила приличия, -- первым опомнился Веленнар. -- Надеюсь, это не помешает нашему дальнейшему... общению.
   -- Не помешает, -- примирительно отозвалась Лио. -- Нам действительно нужно было быть осмотрительней. А что касается отношений... Вам, сиррин, следует обсуждать это с моей фрейлиной, не со мной.
   Лио оглянулась на Омили, которая, шокированная произошедшим, спряталась за её спину.
   -- Кошмар! Мне так стыдно! -- прошептала та.
   -- Если не хочешь, чтобы он принял твоё к нему обращение как признак симпатии, скажи, что случайно его по имени назвала, вырвалось. Мне кажется, он поймёт правильно, -- так же едва слышно посоветовала Лиодайя, чтобы не смущать девушку ещё сильнее.
   Убедила. Фрейлина, пусть и осторожно, но присоединилась к разговору. Вот только вместо того, чтобы категорично отказаться, как посоветовала её защитница, высказалась совершенно иначе:
   -- Мне бы не хотелось, чтобы вы, сиррин Веленнар, сочли меня навязчивой и распущенной особой.
   -- И в мыслях не было... -- по-моему, ещё сильнее опешил мужчина и потому лишь через мгновение спохватился, заметив, мелькнувшее выражение разочарования на лице фрейлины. И торопливо добавил: -- Сийринна Омилидайя.
   Вот и пойми этих женщин! Привлекла к себе внимание -- расстроилась до глубины души. Порядочный мужчина сгладил конфликт и проигнорировал провокационные слова -- обиделась из-за равнодушия кавалера. Что же ей нужно? Веленнар запутался, что уж говорить про меня, постороннего наблюдателя. Я могу только ему посочувствовать.
    -- Нам следует продолжить путь, -- уже увереннее, видимо разобравшись в ситуации, продолжил сиррин. -- Сийринна Омилидайя, надеюсь, вы не откажетесь ехать вместе со мной? Вашей госпоже будет проще управлять верром.
   Вот так так... С одной стороны, вроде как логика проста и понятна -- всего лишь забота об удобстве будущей королевы, ну и показатель ума и осмотрительности сиррина. Ведь если Веленнар повезёт с собой Лио, то Аленнар придёт в бешенство. Другое дело -- Омили. Она девушка свободная, прибыв во дворец в паре с ней, Велен не рискует вызвать негативную реакцию и ненужные слухи.
    А с другой... С другой, только ли это лежит в основе его предложения? Всё же по имени-то девушку он назвал. Получается...
   -- Получается, Омили нравится Веленнару? Почему же он раньше... молчал? И смотрел на неё хмуро, с заметной неприязнью, -- спросил у забравшейся на спину верра Лио, пользуясь тем, что рядом больше никого нет и мы можем свободно беседовать.
   -- Возможно, сиррин до конца не был уверен в своей симпатии. И не хотел давать повод для сплетен. Тем более у Омили были и другие кавалеры, тот же посол... Откуда Веленнару было знать, что они девушке неинтересны?
   -- А может, всё дело в тебе? И сиррин судит о фрейлине по её мудрой госпоже? -- применил я скромные свои познания в психологии, похвалив личные качества моей носительницы. Непременно нужно поднимать ей самооценку, чтобы не подстраивалась под чужое мнение и не пошла на поводу у того же Аленнара, к примеру. Кто сделает это лучше, чем дух-советчик?
   -- Арктур, твоя похвала приятна. Но всё же не стоит преувеличивать. Я, по сути, и не сделала ничего. И в происходящем сейчас моей заслуги нет.
   -- Как это нет, Лио?! -- возразил я. -- Ты быстро и адекватно реагируешь на события, правильно ведёшь себя с окружающими, способна вызвать у них доверие к тебе и друг к другу. Не нужно принижать свои достоинства. Это раньше, пока была ребёнком, ты могла продолжать сомневаться в себе, тем более не имея поддержки семьи, а теперь всё изменилось. Ты повзрослела, у тебя своя жизнь. Ты обязана вести, а главное, чувствовать себя уверенной! Потому что так и есть!
   -- Да, ты прав, -- наконец-то согласилась Лиодайя.
   Она дёрнула поводья, меняя направление движения верра -- тот решил проверить, насколько увлечена беседой с самой собой его наездница, и незаметно сместился на край дороги, намереваясь снова сигануть в кусты. Слегка толкнула его ногами в бока, заставляя вырваться вперёд и обогнать собрата, спокойно везущего своих всадников.
   -- Всё хорошо! -- на ходу выкрикнула Лио, потому что Веленнар беспокойно дёрнулся, в готовности сократить расстояние между нами. -- Надо приручать моего верра. Встретимся на террасе.
   -- Ты нарочно, да? -- почти не сомневаясь в ответе, хмыкнул я. Пусть и нет в этом мире сводничества, но определённо именно это попыталась провернуть носительница. Признаться, очень успешно. Аргументы идеальные.
   -- Меньше будут стесняться, быстрее определятся в своих желаниях, -- подтвердила мои предположения Лио. -- Сколько можно сомневаться и присматриваться друг к другу?!
   Хоть и была обещана встреча на террасе, а в итоге, добравшись до замка, ждать спутников Лиодайя не стала -- отдала верра смотрителям загона и сразу в свои покои поспешила. Я её настрой разделял -- на горизонте ни намёка на скорое появление Омили и Велена, а у меня, то есть у моей носительницы, мало того, что ноги устали, затекли без движения, так ещё и потребности возникли. Физиологические.
   Зато, когда Лио привела себя в порядок и вышла на балкон, мы получили прекрасную возможность с высоты наблюдать за неспешным приближением парочки. Они словно совсем не переживали за оставшуюся без присмотра будущую королеву.
   -- Времени даром не теряли. Даже о твоей безопасности забыли, -- я не выдержал и решил выяснить причину.
   -- Угрозы нет, не переживай, Арктур, -- засмеялась Лиодайя. -- Вряд ли кто-то станет мне вредить. Эсы сийринн уважают и желают лишь добра, мы ведь их защищаем. Придворные сиррины побоятся гнева Аленнара. А конкурентки... Возможно, они и были, но сейчас усилия соперниц бессмысленны, раз о свадьбе уже объявлено.
   -- Зачем же тогда королева предлагала Веленнару взять стражников? -- я вспомнил, как удивился тому факту, что сиррин напрочь это разрешение проигнорировал.
   -- Скорее ради него самого, чем для безопасности, -- пояснила девушка. -- Ему было бы уместней с нами общаться в присутствии других, а не наедине.
   -- А он не захотел брать спутников, -- задумался я. -- Значит... Может, потому, что втайне надеялся начать отношения с Омили? Ожидал, что совместная поездка их сблизит? Или оттолкнет уже наверняка. В любом случае ситуация разрешится.
   -- Да, это вероятно...
   Рассеянности, с которой Лио подтвердила моё предположение, я нашёл объяснение быстро. Вернее, понял -- она просто устала. День оказался насыщенным во всех смыслах: как эмоционально, так и физически. Ей бы сейчас полноценный отдых не помешал, а не краткая передышка перед ужином. На нём ведь наверняка и королева заинтересованность проявит, и Аленнар внесёт свой вклад в и без того напряжённое состояние девушки. Непонятно же, как он к покупке верра без его "высочайшего соизволения" отнесётся.
   И я приготовился было к уже привычной моральной поддержке, однако сбылась лишь первая часть моих опасений: Ремидайя действительно проявила недюжинный интерес к деталям поездки. А вот жених даже к ночи так и не появился. То ли процесс подсчёта денег его увлёк и утомил, то ли нашлись другие причины. Что он там об отсутствии девушек говорил?.. В обещания Аленнара верится с трудом. Хотя мне даже лучше, когда этого сиррина рядом нет. О чём тут горевать? Вернётся, куда денется!
   И вот всё бы хорошо, да только Лио на этот счёт беспокоилась. Сидя в своей комнате и перебирая свитки, прислушивалась к происходящему в коридорах, пару раз отвлеклась, чтобы на балкон выглянуть. И я не выдержал.
   -- За него переживаешь? Или за обещание, которое он может не сдержать?
   -- Ты сердишься? -- Как бы я ни старался, девушка всё же моё раздражение почувствовала. И вздохнула: -- Правильно. Я глупо себя веду. Ревность проявлять недостойно, да и не к месту она...
   -- Ревнуют обычно тех, кого любят, -- при всём желании я не смог удержаться от допроса. -- А разве ты Аленнара... любишь?
   Лио в волнении сжала пальцы, сминая очередной свиток и этого даже не замечая. Хоть и смотрела на свои руки, но точно их не видела.
   -- Н-н-не знаю... Мне казалось, я его ненавижу. За то, какой он, как себя ведёт, как относится к другим, ко мне. Но он мне и симпатичен тоже. В смысле... -- Лио запнулась, нервно сглотнула и, наконец сообразив, что сделала со свитком, положила его на колени и принялась тщательно разглаживать. Несомненно, это её отвлекало от ужаса признания, которое она сейчас делала. -- Он внешне мне нравится. Меня к нему влечёт что-то...
   М-да... Вот он -- парадокс женской логики. Настолько противен, что готова замуж. Недаром говорят, любовь зла -- полюбишь и... Аленнара.
   -- Это плохо? -- всхлипнула девушка. -- Знаешь, Арктур, как отвратительно я себя чувствую? Каждый раз, увидев Аленнара, готова бросится к нему в объятия, а едва слышу презрительные высказывания, едва сдерживаюсь, чтобы не ударить, а потом бежать без оглядки.
   -- Сложно тебе, -- мне ничего не осталось, кроме как проявить сочувствие. -- Но ты ведь решение приняла.
   -- Да, -- встряхнулась Лио, словно выбрасывая из головы все плохие мысли и сомнения. -- Ради острова и благополучия остальных я должна его характер терпеть, как прежде мамин нрав. И ты ко мне пришёл именно для того, чтобы в этом помочь. А то, что внешне Ален мне симпатичен... Хоть это будет компенсацией за мою выдержку.
   Что я мог на такое ответить? Лишь в очередной раз похвалить за проявленную сознательность и откровенность. Однако это ни в коей мере не уменьшило моего раздражения. И за что этому типу такая хорошая невеста досталась? И внешними данными он не обделён. И высокий статус в обществе имеет. А по сути... гад ведь! Как всё же несправедлива жизнь!
   Единственное, о чём я поспешил напомнить Лио, -- о самостоятельности в суждениях и чувстве собственного достоинства. Чтобы окружающие не думали помыкать будущей королевой и сомневаться в правильности её решений. Терпеть Аленнара -- не значит преклоняться перед всей королевской семьёй и придворными в придачу.
   Напомнил, вероятно, удачно, потому что утром, едва Лиодайя шагнула за порог комнаты, навстречу ей выдвинулась грузная фигура "медведя". Ждал, похоже. Караулил. Вот же настырный субъект!
   -- Я говорю с позволения сиррина Аленнара, -- важно начал объясняться посол. -- Надеюсь, будущая королева Тьегроса на этот раз проявит должную мудрость, относительно поступков своей фрейлины. Сийринна Омилидайя слишком безрассудна и молода. Она ещё не готова к правильному пониманию своего счастья и нуждается в том, чтобы её к нему направили. Но если у меня не будет возможности провести с ней время и обсудить наше совместное будущее, то она так никогда и не осознает, какую ошибку делает, категорически отвергая даже просьбы просто поговорить.
   -- Я своих решений не меняю. Омилидайя достаточно практична, чтобы разумно оценивать как деловые перспективы, так и влечения сердца, -- холодно ответила Лио.
   -- Но сиррин Аленнар сказал... -- начал было возмущённо надуваться зеленоволосый "медведь". Впрочем, быстро сник и замолк, когда натолкнулся на прямой взгляд моей носительницы. Она глаза не опустила, не стушевалась, наоборот гордо вскинув голову, "обласкала" просителя неприязненным взором.
   М-да... Посол-то умом не отличается. С потрохами выдал и себя, и своего покровителя. Теперь понятно, кто нашептал Аленнару о возможной строптивости Лио и спровоцировал на недавнюю пафосную речь о супружеском единомыслии.
   Только вот зачем Аленнар так с ходу обнадёжил посла? Может, для Омили нашлась бы более удачная и выгодная партия, чем он? Или "медведь" не так понял и обрадовался понапрасну. Или жених просто хочет оставить Лио без союзников? И сам не спешит чаще проводить время с невестой...
   -- Лиодайя! -- раздалось тут же, словно назло, не успел я мысль закончить. Ещё и мужские руки бесцеремонно обхватили за талию, притягивая и прижимая к упругому корпусу за спиной. -- Я так соскучился... -- жаркий шёпот у виска вызвал дрожь, прошедшую по телу.
   Лёгок на помине! Едва не зарычав с досады, я с трудом в очередной раз напомнил себе, что не моё это тело! Не моя реакция! Это Лио отзывается на его прикосновения! Это её сиррин обнимает. А я... Наблюдатель, который обязан абстрагироваться. Не вмешиваться. Не концентрироваться на ощущениях. Не нарушать закономерного хода событий.
   -- Мне скучать не пришлось, -- оптимистично ответила девушка, позволяя увлечь себя дальше по коридору к королевской столовой. -- С самого утра надоедает посол Идагроса. Хочет отнять мою фрейлину. Дал понять, что ты ему это разрешил.
   -- Грийнар? -- мне показалось, Аленнар с трудом сообразил, о ком идёт речь.
   -- Вот и я усомнилась. Ты не стал бы ущемлять интересы своей невесты ради какого-то посла.
   -- Интересы... -- подозрительно задумчиво повторил сиррин. -- Ну да, твои интересы важнее. Бесспорно. Но... -- он снова замешкался, делая вид, что отвлёкся, чтобы удобнее устроить свою спутницу на пуфе у стола, а затем сесть самому. -- Но всё же, согласись, у него не самая страшная просьба. Во-первых, выходить замуж Омилидайю никто не заставить не может, так что для Грийнара твоё разрешение на совместный дозор -- всего лишь простая попытка сблизиться с девушкой. Во-вторых... -- очередная пауза, чтобы положить в тарелку запечённую рыбу, украшенную изысканно нарезанными овощами, и продолжение: -- он у тебя фрейлину отнимать не собирается. Если Омилидайя примет дары Грийнара, тот останется жить на Тьегросе. Я буду на этом настаивать. Этот сиррин богат, так что пусть тратит свои средства на благо нашего острова. И родословная у него прекрасная. Сплошная польза, с какой стороны не посмотри!
   -- Я не подумала, -- растерялась носительница.
   -- Лио, не смей отступать! -- вырвалось у меня прежде, чем я фразы обдумал. -- Омили нравится Веленнар! А она ему! Не смей соглашаться с Аленнаром! Не смей даже думать о том, что в чём-то перед ним провинилась! Ты поступила правильно. С заботой о своих подданных.
   -- Я не подумала, что интересы и личное счастье сиррина из твоей свиты менее важны, чем благополучие чужака. Мы должны поддерживать тех, кто верно служит королевской семье.
    -- Из моей свиты? -- Аленнар аж поперхнулся и с удивлением посмотрел на невесту. -- Это кто же так... отличился?
   Упс... Он не знал. И вот теперь вопрос: будет ли для его эта новость радостной? Не навредит ли она самому Веленнару? Возможно, не просто так тот скрывал ото всех своё увлечение? Вряд ли развратные дружки Аленнара, только успевающие менять фрейлин-любовниц, отнеслись бы к серьёзным намерениям без насмешек и презрения.
   -- Осторожнее, Лио! -- торопливо предупредил я девушку. Впрочем, она не хуже меня сориентировалась в ситуации.
   -- Что значит "отличился"? -- возмутилась, уводя разговор в ином направлении. -- Это что, позор -- любить мою фрейлину?! Мне казалось, многие хотели бы получить согласие той, которой благоволит сама королева!
   -- Гм... -- подавился рыбой Аленнар. Откашлялся, натужно втянул воздух сквозь зубы и нехотя признал: -- Разумеется, это честь для любого сиррина.
   -- Тогда что означают твои слова? -- не снизила напора Лиодайя.
   -- Хватит! -- со злостью швырнув вилку на стол, так неожиданно рявкнул Аленнар, что у меня даже в груди похолодело. То есть у моей носительницы. -- Ненавижу бессмысленные расспросы! Не терплю этого от других и ты не будешь исключением! Понятно?! Хотела погулять на побережье? Будет тебе побережье. Вот об этом и думай! А глупостями голову забивать перестань. И меня больше не зли.
   Он вернулся к завтраку, а Лио... Она словно закаменела, глядя в одну точку на столе. Я чувствовал, как тяжело она дышит, как спазмом сжимает горло, как ногти стиснутых в кулак пальцев впиваются в ладони, как слёзы жгут глаза, готовясь пролиться по щекам.
   -- Тише-тише, Лио, ты молодец, сдержалась. Неважно, будешь ты идти на поводу или нет, он всё равно в будущем может вести себя грубо. Сейчас ты хотя бы понимаешь, что права и помогла другим в этой ситуации. Это лучше, чем быть оскорблённой без причины.
   Услышала ли меня девушка? Не знаю. Она по-прежнему молчала и не притрагивалась к пище. Я, понимая, что сделал всё, что мог, тоже умолк, дожидаясь, когда она обретёт утраченное спокойствие. А вот терпения Аленнара хватило ненадолго. Только на этот раз орать и возмущаться тому, что Лио обиделась, он не стал. Избрал иную тактику. Отложив приборы, пододвинулся ближе и приобнял невесту за плечи.
   -- Как же с тобой сложно, -- посетовал сокрушённо. -- Ты мне поддержкой должна быть, опорой в делах, надёжным союзником. А вместо этого находишь совершенно пустяковый повод для ссоры... Давай-ка поешь, а то на своём верре не удержишься... Или ты предпочтёшь воспользоваться моей помощью? Тогда мы можем ехать вдвоём.
   -- Не нужно, я справлюсь сама, -- наконец отмерла Лиодайя. Взяла из рук сиррина ложку, которую тот ей подал, и принялась за еду. Впрочем, почти сразу снова забеспокоилась, видимо расстроенная, не сразу уловила суть вопроса. Как и я, впрочем. Сообразил, лишь когда губы девушки произнесли:
   -- Ты знаешь, что у меня появился верр?
   -- Разумеется, я в курсе всего, что касается моей сийринны.
   Мне показалось, жених равнодушно пожал плечами. Однако Лио всё же попыталась уточнить, как именно он воспринял новость. Не похоже, что Аленнар злится, но мало ли...
   -- Я не стала отвлекать тебя от дел. И сама выбрала верра. Или ты хотел, чтобы мы вместе это сделали?
   -- Твоё право, я действительно был занят. Напрасно сомневаешься, глупышка. Я не собираюсь ограничивать тебя в маленьких женских прихотях.
   Прихоти... Да уж, снисходительность непомерная. Одолжение он, видите ли, сделал! Навстречу невесте пошёл. Но хотя бы Лио чуток расслабилась.
   Как оказалось, зря.
   -- Тем более ты платила сама, -- продолжил Аленнар. -- Не думал, что у тебя есть на это средства.
   -- У меня были небольшие сбережения. И я продала те дары, которые оказались не в моём вкусе.
   -- Понимаю, твой район не самый богатый. Дары... мне до них дела нет. Но ведь самое ценное ты оставила и забрала с собой? Как хочется поскорей увидеть тебя в свадебных украшениях! Утверждают, среди них есть и те, что принадлежали легендарной Шиллидайе. Все сийринны королевской крови носили их -- настал и твой черёд.
   Бедная Лио... От его вдохновенной речи она даже дышать перестала. Испортить древние побрякушки Шилли, для девушки чуть ли не кощунство! Она и к свиткам относилась с благоговением, и ко мне. А тут, получается, непочтительно распорядилась драгоценностями мифической сийринны!
   -- Лио, это всего лишь вещи. Ты никого не разгневала. Разве ты стала меньше уважать первую сийринну? Я тем более на тебя не в обиде. Главное сокровище -- мой дар. А остальное не имеет значения.
   -- Спасибо, -- негромко прошептала Лиодайя.
   И снова я принял её благодарность на свой счёт, а Аленнар на свой. Он самодовольно усмехнулся и, подав руку невесте, помог встать. Завтрак закончился...
   Но не закончился день. Он несомненно обещал быть насыщенным впечатлениями. Как день начнёшь, так его и проведёшь! Пусть я никогда не верил в народные премудрости, но эта оказалась верна. Круговорот событий захлестнул меня и мою носительницу. Я едва успевал вникать в происходящее, выхватывая отдельные, самые значимые фрагменты.
   Загон, где, уже осёдланные, ждут своих хозяев верры.
   Четверо сирринов, почтительно склонивших головы, едва вошла Лио в сопровождении жениха.
   Ага! Веленнар среди них! Как всегда хмурый, словно не он вчера обрёл долгожданную надежду на счастье. Точно хочет это скрыть от остальной свиты.
   Омилидайя ждёт рядом с нетерпеливо переминающимся "коньком"... Ясное дело, не оставит она свою госпожу.
   Ещё три девушки в доспехах сийринн на веррах, ожидающие нас на выезде за поворотом дороги.
   Обмен приветствиями.
   -- Ого! Кажется, сегодня казарма лишилась самых красивых стражниц!
   -- А нам повезло провести время в компании настоящих мужчин.
   -- Как удачно всё складывается! Хорошо, когда напарники понимают друг друга с полуслова.
   Тон они выбрали, как мне показалось, шутливо-задиристый, словно и мужчины, и девушки друг друга намеренно провоцировали. И потому путь до побережья через лес стал похож на увеселительную прогулку, нежели серьёзное мероприятие.
   А они ведь в дозор едут! То есть для Лио и её спутника это на самом деле отдых, а вот для остальных работа. К которой они относятся, на мой взгляд, совершенно несерьёзно! Я же помню, как ответственно вели себя стражи на родном для Лио побережье.
   Вот о чём-то заговорщически шепчущаяся пара прибавила скорость и свернула в заросли. Догнали они нас минут через десять. Чтобы догадаться, чем эти... "дозорные" занимались в чаще, дедуктивных навыков не потребовалось -- очень уж внешний вид был говорящий: раскрасневшаяся, с припухшими губами, растрёпанная девица и довольный, как обожравшийся сметаной кот, сиррин...
   Я бы на месте Аленнара подобное "развлечение" в рабочее время с рук бы не спустил, наказал. А этот тип лишь хмыкнул и сделал вид, словно ничего предосудительного не произошло.
   Зато Лио покраснела и крепче сжала упряжь. Омилидайя бросила гневный взгляд на развратницу, но та даже не подумала смутиться, наоборот, победно усмехнулась и подмигнула. Мол, а что такого? Я за свободные отношения.
   Мне до её личной жизни, в общем-то, дела нет. Пусть живёт как хочет. Только, я уверен, из-за таких сийринн страдают приличные, скромные фрейлины! Сиррины из свиты не иначе как по привычке пристают к придворным дамам, не видя разницы.
   Надежда на то, что эпизод был случайностью, не оправдалась. На побережье игрища продолжились. Ещё одна пара умчалась вдаль под предлогом "проверить путь". Третья девица, хоть и держалась в рамках приличий, но определённо временно -- её напарник так тесно прижал своего верра к тому, на котором ехала стражница, что обнимал её без каких-либо затруднений.
   Лишь Омилидайя и Веленнар вели себя нейтрально. Последний беспокойно посматривал на фрейлину, даже порывался с ней заговорить, но каждый раз себя удерживал. Словно боясь обидеть.
   Видел это не я один, другие сиррины тоже. Вот только понимание мотивов у нас было разное.
    -- Не мешкай, дружище! -- бесцеремонно хлопнул его по плечу один из них. -- Красотка же! А если не в твоём вкусе, так я могу её развлечь.
   -- Эй-эй! -- возмутилась его напарница. -- Притормози! А я как же?
   -- А ты моим другом займёшься. Выручишь своего товарища по дозору. Смотри, какой напряжённый. Работка как раз для тебя.
   -- Ален! -- зашипела Лио, дёрнув поводья и разворачивая верра. -- Угомони свою свиту. Я не желаю этого слышать!
   -- А что такого? -- вынужденно останавливаясь, поднял брови жених. -- Все свои. Всё по взаимному согласию. Сийринны не прочь развеяться. Или ты им завидуешь? Потерпи, до свадьбы недолго осталось.
   -- Чему тут завидовать? -- разозлилась Лиодайя. -- Может, тому, что твои друзья не в состоянии накопить драк'и на приличные свадебные дары? А может, они просто не желают этого делать? Ну да, это же так "достойно" сиррина -- перебиваться случайными связями вместо того, чтобы жениться! Или я должна завидовать этим сийриннам, которые никогда не встречали порядочных мужчин? И теперь они настолько себя не уважают, что готовы отдаться в кустах первому встречному. Ах, разумеется, это же так удобно -- жить без обязательств и не чувствовать ответственности за другого! Вот только кто с такой "славой" их замуж позовёт? Кому нужна жена, не понимающая, что такое верность? Не осознающая ценности семьи! Забывшая, что существует настоящая любовь и привязанность! Приличия, в конце концов!
   -- Молодец, Лио, -- похвалил я, когда девушка затихла, а вокруг неё воцарилось потрясённое молчание.
   -- М-да... -- первым пришёл в себя Аленнар. Впрочем, этим "содержательным" высказыванием его реакция на нотацию невесты и ограничилась. Комментировать он не стал, выразительно посмотрел на своих спутников и повёл головой, указав подбородком на узкую полосу песчаного пляжа.
   Свита послушно продолжила объезд побережья.
   Несмотря на то, что пыл ловеласов поутих, да и девицы присмирели, негодование Лио никак не уменьшалось. Я ощущал это и по напряжённости мышц, и по учащённому дыханию, и по расфокусированному взгляду. На жениха она почти не смотрела, предпочитая зрелище практически спокойной поверхности моря, покрытого гребешками оранжевой пены. Лишь изредка бросала взгляды за спину, на Омили, рядом с которой ехал Веленнар.
   Возможно, она снова начала в нём сомневаться, что неудивительно в таком-то окружении. Возможно, просто переживала за будущее фрейлины. Я не стал разбираться, что занимало её мысли, с ходу поделился своим видением:
   -- Лио, ты не напрасно промолчала за завтраком и не выдала Веленнара. Посмотри, он действительно ведёт себя иначе, нежели остальные сиррины. Деликатен с Омили, явно оберегает. И с сийриннами не развлекался, и твоей фрейлине подобного не предлагал. Похоже, он -- единственный адекватный мужчина в королевской свите. Ему можно доверять.
   -- Надеюсь, -- одними губами ответила Лио.
   -- Что? -- невероятно, но всё же услышал её Аленнар.
   Потянув поводья, он развернул своего верра, чтобы видеть лицо девушки. Вот только его "коняка", спокойно вышагивающий по песку, неожиданно сбился с шага. Подозрительно загребая лапами, неуклюже осел вниз.
   -- Что за выходки! Какого... ты падаешь на ровном месте? -- воскликнул сиррин, спешно хватаясь за упряжь и пытаясь поднять животное. -- Тупая бесполезная скотина!
   Однако верр слушаться отказался, а когда получил затрещину, жалобно захрипел и дёрнулся, по-моему, ещё сильнее вжимаясь в песок.
   В недоумении, остановив своих животных, сиррины спешились и отправились на выручку Аленнару.
   -- Тварь их раздери! -- ругнулся один из мужчин, когда и его нога запуталась в...
   Сети! Лио опустила глаза, и теперь я смог рассмотреть причину происшествия.
   Где-то на поверхности, а где-то присыпанные фиолетовым песком, лежали рыболовные снасти. Ячейки были крупными, но ноги верра наверняка именно в них застряли, как и ступня сиррина.
   Ругань Аленнара, встревоженные голоса переговаривающихся девушек, советы их мужчин, торопливый говор рыбаков, выскочивших из скромного домика в отдалении и теперь спешащих на выручку... Всё это слилось для Лио в единый гул.
   Лишь когда стало ясно, что быстро освободить попавшего в капкан верра не получается, к словам она прислушалась с большим вниманием.
   -- Простите, достопочтимый сиррин! Наши вешала сломались, пришлось сушить снасть на песке. Обычное дело.
   -- Обычное? -- взвился Аленнар. -- Верры могут в них застрять!
   -- Верров-то редко встретишь на берегу, им по траве бегать нравится.
   -- Мне не нужны ваши жалкие оправдания! Вы перекрыли путь дозору!
   -- Так пешие-то стражники наши сети увидят и обойдут или по ним пройдут. Беды в этом нет.
   -- Да уж, сущая мелочь, -- съязвил попавший в сеть сиррин, подкинув дров в огонь ярости Аленнара.
   -- Мы сейчас всё исправим... уберём...
   Рыбаки на самом деле старались. Но наверняка в шоке от появления высоких гостей и страшась их гнева, больше мешали друг другу, чем действовали слаженно.
   Суматошные, а главное, безрезультатные действия рыбаков довели Аленнара до белого каления. Он уже давно слез с верра и стоял на песке, в ярости сжимая кулаки, оскалившись и тяжело дыша.
   -- Забыли об опасности! Не боитесь гнева стихии? Так я вам напомню, зачем нужен дозор...
   Он уже не говорил, он практически шипел, выплёвывая угрозы. И я даже не сразу понял, в какой момент этот раздражающий звук превратился в горловой хрип, меняющий громкость и интонации. Он... запел?
   Догадка мелькнула, пока на грани интуиции. Очень уж это оказалось похожим на особенный стиль пения представителей некоторых земных народов, подражающих звукам природы. Удивительно жуткую атмосферу они умеют создавать для любителей мистического и непознанного.
   Честно, мне и раньше выступления с этническим колоритом не нравились. Ну не в моём вкусе подобные завывания и хрипы, намного приятнее, когда нежный мелодичный звук мягко ласкает, нежа и успокаивая. Потому и сейчас, будь такая возможность, я бы поморщился, с удовольствием заткнул уши и сбежал прочь.
   Кстати, не только я. Рыбаки, едва услышав песнопения, похожие на скрип трущихся друг о друга камней, начали пятиться, в ужасе глядя на разгневанного повелителя. Да и Лиодайе этот неуместный, непонятный "концерт" вряд ли пришёлся по вкусу.
   -- Не надо, Ален! Опомнись!
   Спрыгнув с верра, она бросилась к жениху. Запнулась о брошенную, почти распутанную рыбаками сеть и едва не упала. И это, видимо, стало очередным поводом для гнева Аленнара в адрес напуганных эсов. Он и невесту подхватил, и петь продолжил. А когда Лиодайя протестующе дёрнулась, пытаясь вырваться и вновь умоляя замолчать, лишь сильнее прижал к себе и... И закрыл её рот рукой.
   Это... Да какого... Что он вообще себе позволяет?! Что творит?!
   Моему возмущению не было границ. Меня уже не так занимал вопрос странности наказания рыбаков отвратительным пением, сколько раздражало самоуправство по отношению к девушке.
   А зря. Свою ошибку я осознал быстро: Лио не сводила глаз с морской глади, вместе с ней и я неотрывно наблюдал за медленно растущей одинокой волной, вздымающейся всё выше и приближающейся к берегу.
   Но самым шокирующим в открывшемся взгляду зрелище было иное -- вода схлынула, выбросив на песок тварь, куда более жуткую чем та, с которой едва смогли совладать Райнар и целый отряд дозорных.
   Намного крупнее. Две головы вместо одной. Вместо аккуратных чешуек неровные ряды шипов и гребней закрыли уродливое тело неуязвимой броней. Зубастые пасти угрожающе скалились ярко-красными, словно окрашенными кровью, клыками. Острые загнутые когти рвали песчаный берег, оставляя глубокие борозды.
   Это что же... Она явилась на зов Аленнара? Защитник, страж, намеренно приманил источник смертельной опасности к острову? Да он псих в таком случае!
   Поющего шамана-фанатика тварь словно не заметила. Обе головы, шустро осмотревшись, принюхались и в единый миг остановились глазами на рыбаках, медленно отступающих в укрытие.
   Аленнар замолчал, и тишину, которая нас окружила, распороли душераздирающие вопли. Рыбаки, более уже не мешкая, повернулись спиной к опасности и бросились наутёк. Лио снова рванулась и бессильно всхлипнула, обмякая в объятиях, которые стали совсем уже невыносимо удушающими.
   -- Тебе нельзя петь. Забыла? -- укоризненно порицающе цокнул языком Аленнар. -- И вам нельзя! -- выкрикнул громче, видимо, обращаясь к остальным дозорным. -- Проявите солидарность и поддержите свою будущую королеву!
   Глазами Лиодайи, полными слёз, я видел растерянные лица девушек. Несомненно, они не решались нарушить волю Аленнара, разрываясь между его приказом и своим долгом.
   И всё же победил страх наказания. А может, и поведение друзей принца сыграло свою роль, ведь те мало того, что не показывали страха перед тварью, так ещё и поощряли её агрессию, обмениваясь мнениями и комментариями.
   -- Эх, зря слева начала заходить! Справа быстрее было бы!
   -- Так всё равно ж догонит. Спорим на пять драк'ов, что до домика только один добежит?
   -- Пф-ф... какое там! Да она всех троих ещё на насыпи пожрёт.
   -- Не, всех вряд ли, а вот одного точно. Десять драк'ов ставлю.
   От этих циничных ставок я пришёл в ужас. Какие же мрази окружают мою Лио! Так называемый королевский двор прогнил, погряз в похоти и неоправданной жестокости. Оставлять девушку здесь, среди этих безумцев -- преступление! Я себе не прощу, если не вмешаюсь. О какой свадьбе может идти речь?! Этак и саму Лио скормят подводной зверюге, когда жена наскучит правителю острова.
   Впрочем... Я неожиданно вспомнил о тех, кто, в общем-то, должен был вести себя адекватно и остановить произвол. Омилидайя! Она-то с какой радости подчиняется приказам Аленнара? Не своей госпожи! А Веленнар? Если он не такой, как остальные, почему же тогда стоит в стороне и ничего не делает, чтобы помочь и спасти несчастных?!
   Моя Лиодайя несомненно думала о том же, потому что теперь её взгляд был прикован к отвратительному зрелищу -- Веленнар не бездействовал!
   И новая порция возмущения разлилась в моей душе. Ведь его поведение было столь же возмутительно, как и подначки гадких сирринов. В его руках, так же тесно прижатая к корпусу мужчины и лишённая возможности говорить, извивалась, стараясь освободиться, Омили.
   И этот туда же?! А я посчитал его порядочным! И защищал перед Лио, и радовался, что ему фрейлина симпатизирует, считал возможным союзником для Лио. Да что же это за мир-то такой, где никому верить нельзя?! Даже своему собственному мнению. Представляю, как разочарована моя носительница...
   -- Ты что, плачешь? -- раздался удивлённый голос жениха. -- Лио, глупенькая моя, о чём сожалеть-то? Подумаешь, парой-тройкой недоумков станет меньше! Остальным наука!
   Наука... Жёсткий, однако, урок. Жестокий. Безжалостный. Зато теперь понятно, откуда на пляжах такие залежи костей!
   Тварь, закончив охоту, проковыляла мимо. Плотно сжатые челюсти одной головы победно несли оторванную ногу, вторая сыто облизывалась... Маленькие чёрные как угольки глаза скользнули по нам оценивающим взором. На мгновение чудовище замедлило шаг, наверное, решая -- продолжить пировать или с неё хватит. На тот же краткий миг мне показалось, что захват Аленнара стал менее удушающим, словно он приготовился Лио отпустить.
   Неужели за свою шкуру испугался?! И прикрылся будущей женой. Да я на месте Лио не стал бы спасать этого урода!
   Ей и не пришлось. Тварь всё же сочла дальнейшую охоту бессмысленной. Продолжила путь и исчезла в волнах прибоя.
   -- Сволочь! -- воспользовавшись шансом на свободу, Лиодайя вырвалась из рук жениха. -- Ты такое же чудовище, как порождения вероломного духа моря Нара! Предатель! Как ты мог так поступить с беззащитными эсами! Они верили в твоё великодушие! Я верила!
   -- Вот заладила! -- поднял глаза к небу Аленнар, всё же ухитрившись при этом перехватить запястье невесты и не дать убежать. -- Они сами виноваты. Поплатились за неуважение.
   -- В чём ты видишь неуважение?! -- сквозь слёзы, но зло прокричала Лио, безуспешно отдирая его пальцы со своей руки. -- Они же не специально! Это случайность! Нас не должно было здесь быть! Мы не должны были ехать по пляжу! Это я виновата...
   Последнее сказала уже не так яростно -- угрызения совести кардинально изменили видение произошедшего. И если я готов был разубедить Лио, сказать, что ответственность целиком и полностью ложится на жениха, то Аленнар...
   -- Ты сама хотела прокатиться по побережью, -- равнодушно подтвердил он, возвращая девушку обратно в свои объятия. -- А я ведь как чувствовал, что напрасно соглашаюсь на твою глупую просьбу. Зато в следующий раз будешь прислушиваться к моему мнению. Не станешь перечить -- обойдёшься без последствий собственных капризов. Может, твоя покорность чьи-то жизни и спасёт. Тебе ведь есть кого терять? Есть. Я спешить не стану, начну с тех, кто дорог меньше. Самых важных оставлю напоследок.
   Почему ладонь вдруг обожгло, я не сразу сообразил. Лишь когда руку неведомая сила вывернула за спину, а Аленнар разгневанно зашипел, я сообразил -- Лио залепила ему пощёчину.
   Правильно! Наконец-то хоть какой-то отпор дала! Выразила, как относится к вот таким заявлениям и угрозам! Дала понять, что любому терпению есть предел! Показала, что шантаж жизнями близких неприемлем и...
   Да какого... здесь происходит?!
   Оборвались не только мои мысли, но и яростное восклицание девушки. "Ненавижу! Я за тебя не выйду!" -- было последним, что она успела крикнуть, прежде чем рот ей снова закрыли. А потом ещё и положение сменилось на горизонтальное.
   Скрипучий, как снег, песок под спиной... Тяжёлое тело мужчины, навалившееся сверху... Жёсткие губы, сминающие и заявляющие свои права... Руки, с не менее бесцеремонной жадностью задирающие юбку и до боли сжимающие кожу...
   Вот честно не знаю, чем бы всё закончилось, если бы не раздался рядом спокойный голос Веленнара:
   -- Неподобающее место вы выбрали. Недостойно правителя проводить брачную ночь на берегу, как простолюдину. Песок опять же... Кости...
   Тяжело дыша, Аленнар приподнялся. Глаза Лио были полны слёз, и потому я больше догадался, чем увидел, насколько мало рассудка в его взгляде. Ярость и похоть начисто вышибли из его головы остатки человечности. Но хотя бы он остановился...
   Уверен, остановился не из-за вернувшегося рассудка, а из-за желания соответствовать царственному статусу. Опуститься до уровня простых эсов в его планы не входило.
   Тряхнув головой, словно прогоняя наваждение, принц молча поднялся на ноги. Рывком поднял невесту и, совсем не церемонясь, перекинул через спину верра.
   Кажется, это был скакун, что купила Лио, а не его собственный, потому что послушался тот седока не сразу. Бросив "возвращаемся", Ален сосредоточился на управлении животным.
   С Лиодайей он так и не заговорил, хоть и придерживал, чтобы не свалилась от тряского хода по неровной поверхности. По всей видимости, не хотел, чтобы на церемонии невеста появилась с разбитым лицом. Лишь когда остановился у загона позади замка и спустил девушку вниз, поставив на ноги, соизволил сообщить:
   -- Я готов счесть твои слова глупой шуткой. И простить. На этот раз. Но учти, он будет последним. Приведи себя в порядок, нас родители ждут к ужину. Надеюсь, у тебя хватит ума не огорчать их и твоё поведение будет достойно будущей королевы.
  

Глава 7,

в которой Арктур ищет ответы, а Лиодайя вспоминает прошлое

  
   Женские слёзы...
   Не скажу, чтобы я относился к ним с раздражением, но и особенного сочувствия никогда не испытывал. Раньше. Наверное, потому, что причины этой эмоциональной реакции всегда казались мне надуманно-преувеличенными. По крайней мере, моя бывшая частенько прибегала к слезам лишь как средству добиться желаемого. Я не дурак, прекрасно осознавал попытки собой манипулировать и видел, насколько быстро высыхают мокрые дорожки, едва жена понимала, что я сдался и эффект достигнут или я несговорчив и продолжение бессмысленно.
   Сейчас же я воспринимал рыдания Лиодайи совсем иначе. Её паника и отчаяние мне были понятны, близки настолько, словно это я сам ощущал безнадёжность от осознания произошедшего. Она не притворялась, не лукавила, не пыталась вызвать к себе сочувствие, просто оплакивала тех, кто погиб, и страдала от вероломства жениха, который нарушил все свои обещания. А меня мучило чувство вины -- ведь я, как всесильный дух, ничем не помог ей. Фактически позволил свершиться беззаконию. Бедная девушка разочаровалась во всех, кому поверила. Осознала, что попала в ловушку, из которой нет выхода.
   И пусть я на самом деле ничем не мог ей помочь... Всё равно. Я подарил ей веру в защиту и покровительство духа Дайяра, обнадёжил, не имея на то ни прав, ни реальных возможностей. Поступил глупо, безрассудно, легкомысленно не учёл всех сложностей и нюансов этого мира. И потому теперь малодушно скрывался, вновь превратившись в безмолвного наблюдателя.
   Рядом с Лиодайей, пытаясь помочь и хоть немного успокоить, хлопотала Омили. Она была такой же жертвой обстоятельств: не могла сопротивляться грубой мужской силе и наверняка в той же мере, что и её госпожа, испытала боль предательства человека, которому доверилась. И тем не менее фрейлина нашла в себе силы довести Лио до её комнат, помочь умыться и переодеться. Она, при всём том, что сама пострадала, держала себя в руках, даже её голос, полный горьких ноток, был не истеричным, а просто расстроенным.
   -- Ужас... Как страшно... Бессмысленно, противно, гадко... Такая жестокость и равнодушие! Так обойтись с невиновными, пойти против своего долга воинов... Я думала, слухи о друзьях принца всё же не настолько близки к истине. И зря поверила в возможную порядочность Веленнара. А Аленнар... У меня слов нет! Унизить свою невесту перед подданными... О каком почтении перед будущей королевой в таком случае может идти речь? Для него вы как одна из тех доступных сийринн.
   -- Слухи... -- в её словах Лио ухватилась за то, что сочла важной темой. -- Ты вроде про фрейлин говорила.
   -- Да. Но шептались среди придворных и о другом. Что драк'ов в казне подозрительно много, что в последнее время агрессивность тварей стала выше, а жертв больше. Что дозоры плохо справляются со своими задачами, и как-то слишком часто принца и его свиту видят там, где чаще всего появляются твари. Вроде как и оправданно их присутствие -- для проверки работы стражей, но всё равно...
   -- Неужели никто не попытался выяснить истину? -- в отчаянии всхлипнула носительница.
   -- Чтобы разделить участь несчастных жертв? Доказательства как раз есть -- всё побережье полно костей. Вряд ли Аленнар оставляет в живых свидетелей. Свита покрывает его, не желая подставляться под удар. Да и сами они, похоже, не прочь нарушить древние законы.
   -- Омили! -- тревожно выдохнула Лиодайя. -- Но ты же... теперь знаешь. Видела. Ты и есть свидетель. -- Она испуганно схватила за руку фрейлину, усаживая рядом с собой на пуф. -- Он может и тебя... убить. Если решит, что ты представляешь угрозу и хочешь озвучить порочащие его факты. Оставь меня, уезжай с послом. Грийнар тебя защитит, а на чужом острове ты будешь в безопасности, никто не посмеет тронуть тебя.
   -- Нет, я вас не брошу! -- уверенно замотала головой фрейлина. -- Теперь уж точно! Оставить вас одну с этими... -- девушка одновременно со страхом и отвращением отозвалась о принце и его окружении. -- Я верно служу своей королеве!
   -- Спасибо...
   Обнявшись, подруги несколько минут сидели в тишине. Но воцарившееся в комнате спокойствие вовсе не означало, что в душах и мыслях девушек всё было так же безмятежно. Тяжёлые думы довлели над обеими.
   -- Странно... -- неожиданно растерянно пробормотала Лио. -- Всё же странно, что Аленнар, раскрыв свою суть, позволил тебе вернуться из дозора живой. И со мной оставил...
   -- Может, из-за матери? Всё же я её родственница. Хотя даже если я ей пожалуюсь, то, как и раньше в ситуации с фрейлинами, родители закроют глаза на бесчинства сына. Или же... -- девушка нахмурила светлые брови, а на её лице снова появилась тревога.
   -- Аленнар расчётлив. Ты нужна ему для союза с Грийнаром, чтобы вытянуть из посла побольше денег.
   -- Или он решил отдать меня Веленнару... -- в ужасе прошептала Омили. -- Видел же, как тот смотрел, а потом держал. Наверняка не хотел нарушить планы друга и допустить, чтобы тот "страдал", не успев насладиться желаемым. А вот когда Велен со мной... меня... вот тогда...
   И снова девушки замолчали. Слёз больше не было, однако вокруг них практически осязаемо разливалась атмосфера безысходности и отчаяния. В конце концов, Лио вспомнила обидные "наставления" Аленнара и вновь принялась винить себя.
   Если бы она не попросила жениха... Если бы осталась во дворце... Если бы...
   Омилидайя с ней не соглашалась, разубеждая и доказывая, что несправедливо брать на себя груз чужой подлости и жестокости. Абсолютно неважно, кто стал инициатором поездки на побережье. Важно, кто призвал чудовище и наслаждался ужасающим зрелищем.
   Разве Аленнар настоящий мужчина, если переложил ответственность на слабую женщину? Не поддержал, не защитил, а добил циничными речами. И Веленнар ему под стать, раз стал приспешником морального урода. А как умело он маскировался под порядочного среди всей сомнительной свиты...
   Омили права. Только она не знает про ещё одного виновного. Меня.
   Зря я так думал и сожалел. Потому что, словно на беду, натолкнул девушку на явно крамольные для её мира мысли.
   -- И зачем только дух Нар наделил сирринов такой силой? -- горестно воскликнула Омили. -- Потешил своё самолюбие, а нам принёс страдания! Мы для духов-покровителей лишь развлечение.
   -- Что ты такое говоришь! Опомнись. Ведь милостью Дайяра выстоял остров Шиллидайи. Он даровал спасение.
   -- Спасение? Когда-то давно, наверное, так и было. Но сейчас... Разве сейчас Дайяру есть дело до чужих жизней. Где он был, когда вас едва не... -- Фрейлина запнулась, не договорив, но тут же снова обрушила гнев на "меня": -- Почему не покарал Аленнара? Почему не отвёл беду от невинных? Почему равнодушен к тому, что уже давно творится на нашем острове?!
   -- Он не равнодушен и не бездействует, -- встала на "мою" защиту Лиодайя. -- Он пришёл, когда... -- Она, так же как её подруга сбилась, лихорадочно соображая -- поделиться тайной или скрыть. И всё же призналась. -- Я с ним... говорила. Он услышал мой зов, откликнулся на моё отчаяние.
    Омилидайя отстранилась и внимательно изучающе, с сочувствием посмотрела в глаза Лио.
    -- Я не сошла с ума от потрясения! -- воскликнула моя носительница. -- Говорила не сейчас, а накануне переезда во дворец. Не могла смириться со свадьбой и молила о поддержке и добром слове... Ты же легенду о Шиллидайе читала?
   -- М-м-м... -- растерялась Омили. -- Ну да. В школе. Давно...
   -- Идём! -- Лиодайя, схватив подругу за руку, подскочила и потянула её к двери.
   Фрейлина послушно последовала за ней. Её недоумение, как и моё впрочем, быстро исчезло, едва мы оказались в библиотеке. Вручив подруге уже знакомый свиток и ожидая, пока девушка внимательно его изучит, Лиодайя в нетерпении ходила по читальне.
   -- Гм... -- наконец по-прежнему растерянно заговорила Омили, подняв глаза. -- Это что же? И тебе дозволил себя слышать, как Шилли? Ты не думай, я не завидую. Мне такой милости Дайяра не надо... М-да... А сейчас? Он тебе что-нибудь советует?
   -- Нет, -- грустно призналась Лиодайя. -- Возможно, он ушёл... Разгневался на недостойную сийринну...
   -- Это ты-то недостойная? Тогда твой Дайяр глуп и ничем не лучше гадкого Аленнара.
   -- Нет, нет, ты к нему несправедлива! -- воскликнула Лио и продолжила с надеждой: -- Вдруг его дух моря обманул? Отвлёк подлыми речами, а после уже поздно было спасать. Или его позвали небесные помощники. У Дайяра ведь много дел и обязанностей...
   -- А ты его позвать можешь? -- заинтересовалась Омили.
   -- Могу, но... Обычно он сам приходит. Мне боязно его отвлекать, всё же... дух.
   В её голосе было столько почтения, преклонения, веры, что я окончательно сник. Всё. Доигрался. Идиот...
   Вот только именно это понимание вдруг напрочь стёрло мою решимость оставаться невидимкой до последнего. Да, я дурак безответственный, но не трус...
   -- Прости, что оставил тебя, Лиодайя.
   -- Арктур... -- охнув, девушка осела на счастливо оказавшийся рядом пуф. Прижала руки к щекам и впилась взглядом в округлившую глаза, напрягшуюся фрейлину.
   -- Лио?! Пришёл? Это он? Что такое "Арктур"? -- начала допытываться Омили. Её скептический настрой неуклонно менялся на неподдельный интерес.
   -- Дайяр просил называть себя так... Я рассказала ей. Ты не сердишься?
   -- Нет. Но пусть она хранит этот секрет ото всех.
   -- Разумеется, никому не расскажет. Не сомневайся в верности Омили, она ответственна и рассудительна...
   Фрейлина с таким фанатизмом принялась кивать, что даже меня насмешила. И как у неё голова не отвалилась? Посчитав, что момент удачный, я решил раздобыть новую информацию. Благо мы не ушли из библиотеки.
   -- Я слышал, вы говорили о коварстве Нара, -- проявил понятную в моём случае заинтересованность. -- Это любопытно. Кажется, я что-то упускаю из виду, кроме странной традиции запрета на пение невесты. Возможно, сирены и эсы заметили и записали иные факты его подлости, неизвестные мне? Есть такой свиток?
   -- Легенда о "завистливом Наре"? -- перевела мысль в понятную для Омили фразу.
   -- Надо найти? -- тут же правильно истолковала её желание фрейлина. -- Сейчас... Хранитель Довнар!
   Её зов слышался уже из-за двери, в которую девушка выскочила так быстро, что Лиодайя даже не успела её остановить. Зато не прошло и пары минут, как она вернулась, довольная, и показала нам свою добычу.
   -- Можем в комнате прочитать, -- сообщила, когда Лио присела было на пуф за столик. -- Хранитель библиотеки разрешил. Свиток не старый и не ценный. Настоящий уже утрачен, сохранились только копии.
   -- Мне, в общем-то, всё равно, где читать, -- замялась Лио.
   -- Лучше в комнате, -- поддержал я её. -- Там обстановка спокойней. Мало ли кто ещё захочет сюда прийти и помешает.
   И ведь как в воду глядел! Мы прямо в дверях столкнулись с посетителем, настойчиво прущим навстречу просвещению. Вне всяких сомнений, подобная тяга была для "медведя" лишь удобным прикрытием его истинных мотивов. И потому он основательно растерялся, когда осознал, что желанная цель ускользает из-под носа, а ему придётся объясняться с хранителем библиотеки, ведь тот уже вышел к нему, в готовности услужить новому посетителю.
   Раздосадованная физиономия посла рассмешила обеих девушек. Да и я немного расслабился и за них успокоился. Невозможно столько времени находиться в напряжении. Хорошо, что хоть эта случайная встреча разрядила непростую обстановку.
   Кстати, и с темой хроник я тоже не промахнулся. Свиток, то есть легенда, оказался крайне увлекательным чтивом. При том что я никогда не считал себя любителем древней мифологии. Видимо, этот мир так на меня повлиял...
   "В назидание потомкам, всем сирринам, дабы не совершали они новых ошибок и не повторяли старые, сие повествование сложено да записано.
   Шиллидайя, ожидая достойного мужа, пустилась в странствия по островам. И каждая смелая девушка, которая её касалась, получала дар Дайяра, благословляя духа ветра и его прославленную воительницу. Всё больше становилось сийринн, всё реже твари осмеливались лезть на берег из пучины морской.
   Так и не выбрав спутника, Шиллидайя вернулась на свой родной остров. Видел Дайяр, как переживает первая сийринна, и направил её в убежище на берегу, в котором жила она прежде. Не хотела Шилли возвращаться в свой старый дом, но ни на миг не усомнилась в дальновидности духа. И была вознаграждена за свою разумность -- ожидал её мужчина, который поведал о неслыханной наглости духа моря. Не трусость заставила мужчин бежать вглубь острова, едва началось нашествие, а злой умысел презренного Нара, подговорившего их не биться против морских созданий и посулившего щедрую награду. Вот только нарушил своё обещание Нар. Не одарил их никакими способностями и оставил ни с чем.
   Оценила Шиллидайя честность и открытость мужчины. По сердцу пришёлся ей и облик, и нрав знакомца. И Дайяр перечить не стал. Повелел готовиться к свадьбе, но об испытании жениха напомнил. Не утаила невеста слово духа от своего избранника. Не явил тот страха перед волей небесного покровителя, пожелав во всём быть достойным Шилли.
   В назначенный день вышел жених на берег, чтобы доказать свою доблесть и храбрость. С мечом острым шёл и с прочной сетью, чтобы стреножить и убить тварь. В груди его билось отважное сердце, а душа была полна решимости и смелости. Однако даже этого оказалось мало, когда из воды показалось чудище.
   Долго длился бой. Силы воина терялись, как песок в волнах. Но крепко любил он Шилли и потому решился на отчаянный поступок. Запел, как невеста его, понадеявшись на покровительство милосердного Дайяра.
    Без меры озлился тогда дух Нар, узрев испытание. Разбушевался, борясь с Дайяром. Поведал духу ветра о зависти своей, ведь не его сийринны почитают и славят. Не вынес того, что воин не умолил о милости Нара. И решил-таки сдержать свое обещание и одарить мужчин.
   Красивый голос жениха в единый миг превратился в отвратительный, подобный скрежету камней по дну морскому. Замерла тварь, прислушиваясь к звукам, забыв о поющем воине. Да только не вернулась она к духу-отцу, осталась рядом, не убоялась противника.
   Возрадовался было защитник -- так легко убить присмиревшее чудище! Вонзил меч ей в самое сердце. Триумфально поднял оружие, но не успел восславить своего дарителя -- из пучины морской появилась ещё одна тварь.
   И снова запел воин, чаруя и убивая вражину, но всё новые и новые дети моря шли к нему. Тянулись они к голосу странному, словно обещанию добычи и славной охоты. И понял тогда жених, какой страшный дар ему достался -- манить мерзких существ на берег. Замолчал он, осознав, что не поможет ему голос. Собрал последние силы и всё же одолел тварей.
   Бросилась Шиллидайя к жениху, упавшему в изнеможении на залитый кровью песок. И воскликнул он: "Негоже воину петь и потворствовать воле Нара! Оружие мужчины -- верный меч да крепкое тело. Пусть сийринны являют голос свой".
   Ещё сильнее осерчал дух морской! Ждал он почтения, а не пренебрежения к щедрости своей. Но не отобрал, а сохранил дар навечно, чтобы стал он карой для любого, кто помыслит на сийринне жениться".
   Кара?.. Хм... Для кого как. Подобное наказание для Аленнара это скорее награда. Он по мерзости явно превзошёл своего морского покровителя. Радует, что в свитке речь об адекватном мужчине. Да и, по откровениям Омили, принц и его дружки единственные безумцы, а другие сиррины не злоупотребляют пением.
   И вот вроде как чушь же, мистика, фантазии... А насколько логично всё у этих древних летописцев! Рациональное зерно явно присутствует, и даже сомнения возникают, что это лишь выдумка. Ну невозможно такое сочинить на пустом месте!
   И если посмотреть на пение как способ коммуникации сирен и тварей, то вырисовывается любопытная картина. Похоже, поющих сирен морские чудища не считают кормом. Они лезут из моря на зов сиррина, который сигнализирует им об обилии добычи и обещает удачную охоту. Оттого чудища и игнорируют противника, принимая его за своего собрата. Принюхиваются, ища более вкусную пищу. Очевидно, именно эсы, не способные замаскироваться под морских обитателей, для них привлекательны в этом смысле. А вот что тогда делает сийринна? По логике мой дар, вернее дар Дайяра, по сути своей противоположен способностям мужчин. Значит, пение девушек даёт твари понять, что на берегу небезопасно или пищи больше нет и лучше вернуться в море.
   Изумительный способ защиты изобрела природа, которую местные воспринимают как помощь высших сил. Мирный -- минимум жертв и среди дозорных, и среди морских обитателей. Понятный и с той позиции, почему стражи воюют с тварями молча, хотя было бы куда удобнее убивать присмиревших. Ведь лучше победить одну активную, чем приманить уйму новых, которые займут её место. Дозорным точно не нужны новые проблемы.
   Впрочем, возвращаясь к свитку, не так уж важно, как именно островитяне обосновали появление своих способностей, главное, они уловили логику происходящего! И теперь я понимаю, за что Лио меня неустанно благодарит...
   -- Какой муж достался Шилли! -- вздохнула фрейлина, нарушая благоговейное молчание, воцарившееся по окончании чтения. -- Завидно даже. Ради любимой смелый воин сделал практически невозможное. В одиночку уничтожил столько тварей!
   -- Увы, Омили, не все сиррины готовы на подобный риск. И во все времена находились опьянённые, одурманенные жаждой власти. Они развязывали войны, маня тварей на берега соседних островов, забывая о благе жителей и мечтая лишь о захвате новых земель.
   -- Подлый Нар добился своего. Внёс смуту в мирную жизнь.
   Война с использованием голоса как оружия? Любопытно. И предсказуемо. Нет ничего проще, чем спеть, тем самым натравив орду чудищ на лакомую территорию, особенно если там мало или нет сийринн. Кстати, последнее легко обеспечить банальной партизанской вылазкой. Надо только учесть рельеф, расположение поселений и казарм. Но разведка с воздуха обычно с лёгкостью решает подобные проблемы. Только на чём здесь летать? Я пока не видел ничего, пригодного для этого. Даже птиц не заметил. Надо будет выяснить...
   В моём сознании, с детства привыкшем к виртуальным стратегическим играм-симуляторам, моментально сложилась возможная тактика. Эх, какой шикарный сюжет для создателей этих развлечений!..
   -- Сийринны с большим трудом уберегли острова от опасности и хаоса, -- возвращая меня к реальности, продолжила говорить Лио. -- Только милость Дайяра помогла. А зло всегда возвращается к тому, кто его причинил другим. Созданий Нара стали губить ради драк'ов.
   -- И о покровителе моря теперь редко вспоминают и не славят его имя, -- подхватила фрейлина.
   -- Ну не скажи, Омили. Ведь в имени сирринов есть частичка духа Нара. Как и в нашем Дайяра.
   -- Так ведь это назидание всем сирринам. Чтобы помнили о страшном даре и берегли чужие жизни...
   -- Жаль, некоторые плохо усвоили урок, -- всё же я не удержался и встрял в их диалог. -- Удивляюсь, что подобное презрение к традициям вообще не превратилось в обычное явление.
   Естественно, услышала меня только Лио, однако так выразительно вздрогнула, что фрейлина моментально осеклась и с напряжённым вниманием всмотрелась в лицо подруги.
   -- Но ведь для того и существуют законы, Арктур, -- игнорируя вопрошающий взгляд Омили, ответила моя носительница. -- Сиррину дозволено петь только во время свадебной церемонии, чтобы привлечь тварь, а его невеста-жена прогонит ту обратно. Это ритуал, позволяющий мужчине в первый и последний раз в полной мере ощутить, какую опасность для других он несёт.
   Надо же, насколько всё продумано! Только эти законы писаны для порядочных, сознательных сирринов, которые верны своему слову. А если муж себе на уме, то гарантий никаких нет. Вся надежда на жену.
   Впрочем, Аленнар и жене петь не даст, если посчитает это для себя невыгодным. Сегодня на побережье и он, и Веленнар очень наглядно это продемонстрировали. Оба показали себя "идеальными" мужчинами. Даже мне теперь этих моральных уродов видеть не хотелось, что уж говорить про мою носительницу и Омили.
   А ведь каждая минута приближала нас к этому моменту. Надо ли упоминать о том, с каким трудом Лио заставила себя пойти в столовую. И каких усилий ей стоило выдержать противный взгляд и ехидную улыбочку женишка. А ещё преувеличенно-восторженное щебетание королевы, нудные вопросы короля, руку Аленнара, нагло коснувшуюся талии... И всё же Лиодайя не сорвалась! Вела себя спокойно, отвечала нейтрально, делала вид, что не замечает намёков принца. Вот что значит бесценный опыт, полученный в собственной семье!
   Она даже не дрогнула, увидев Веленнара, когда уже после ужина в сопровождении Омили вышла на террасу из своих покоев. Фрейлина куда эмоциональнее среагировала.
   -- Видеть его не могу! -- зашипела, крепко сжимая руку Лио, и потянула обратно в комнату, намереваясь сбежать. -- Предатель!
   -- Омили, не нужно показывать слабость, -- не поддалась на провокацию моя носительница, окончательно вернувшая себе самообладание. -- Это он должен от нас прятаться, а не наоборот. Мы ничего плохого не сделали, а поступки Веленнара останутся на его совести.
   Может, у фрейлины на этот счёт и было иное мнение, но перечить она не стала. Девушки остались стоять у ограждения, перед сном наслаждаясь свежим воздухом и прекрасным видом на темнеющее небо, начавшее покрываться яркой россыпью звёзд.
   Да, это была лишь видимость. Какое "наслаждение" в присутствии постороннего, на удивление упорно не желающего уходить? Более того, спустя минуту нагло приблизившегося к нам.
   -- Сийринна Омилидайя, буду рад если завтра утром вы составите мне компанию в дозоре парка. Обстоятельства помешали нашему взаимопониманию. Жаль, не всегда истинные намерения могут быть поняты правильно.
   Говорил мужчина спокойно, я бы даже сказал -- почти безэмоционально. Ни желания поглумиться, ни намёка на превосходство. Но и раскаяние тоже не прозвучало. Наверняка последнее больше всего и задело мою носительницу:
   -- А что тут понимать? Ваше поведение возмутительно!..
   -- Подожди, Лио, -- остановил я её. Что-то в словах сиррина меня всё же... насторожило? Нет. Скорее, заставило интуицию встать в стойку. Неспроста такие предложения. Глупо надеяться на прощение, когда "отличился". Либо Велен идиот, либо... В любом случае, лучше проверить и убедиться. -- Пусть объяснится. Только уведите его с террасы.
   -- Хорошо... -- Лиодайя всё ещё сердито, но не осмелившись со мной спорить, указала Веленнару на дверь в свои покои. -- Будьте любезны, сиррин, сопроводить нас, я устала.
   Выражение лица мужчины не изменилось, осталось всё тем же равнодушно-нейтральным. И даже в комнате, когда девушки сели на пуфы, внешне он не показал ни воодушевления, ни радости оттого, что его пригласили на аудиенцию. Однако заговорил первым, наверняка осознавая, что ждать большей милости бессмысленно. Предпочёл высказаться, пока не выгнали.
    -- Моё поведение во время дозора было мерзким, но... Но я всего лишь хотел уберечь Омилидайю. Её благополучие для меня важнее всего. Сийринна оказалась в смертельной опасности, и если бы я её не... остановил... -- Вот теперь на лице появилась не только тревога, но и боль, а в голосе страдание. -- Я дважды был вынужден видеть то, что происходит с непокорными сийриннами-стражницами, решившими перечить принцу.
   -- Он их убил? Смерть лучше бесчестного существования! -- звонкий голос Омили прозвучал с воинственным настроем.
   -- Нет, он... -- Веленнар, до этого спокойно стоящий на своих ногах, неожиданно отступил к окну и в поисках опоры схватился за подоконник. Даже в полумраке я видел, как сильно сиррин побледнел. -- Вам лучше этого не знать.
   Ничего себе... Что же мог сделать Аленнар, что настолько потрясло сдержанного, флегматичного мужчину? А ведь ему, судя по выдержке, не свойственно принимать что-то близко к сердцу.
   -- Нет, нам нужно это слышать, -- не согласилась с ним Лиодайя. Я же, ощущая ту же тревогу, что и Веленнар, поспешил предостеречь:
   -- Лио, подумай хорошенько, действительно ли ты хочешь знать о бесчинствах Аленнара? Тебе ещё жить с ним.
   -- Я не боюсь. Самая неприглядная правда лучше лжи и сомнений. Рассказывайте!
   Веленнар окончательно сник, бросил потерянный взгляд в окно, а когда заговорил, голос его звучал хрипло и совсем тихо.
   -- Много ли вы знаете о повадках тварей, милые наивные сийринны? Скорее всего, лишь то, что они любят тёплое живое мясо и выходят на сушу, чтобы им полакомиться, а всю свою жизнь проводят в море, где их дом. Всё это так, но есть и иное. Не знаю, как Аленнар это выяснил, в курсе ли вообще кто-либо, кроме него и его свиты...
   -- Ближе к делу! -- не выдержала Лио долгого вступления и напряжения. -- Что не так с тварями?!
   "Что не так с головой у Аленнара... -- в свою очередь подумал я. -- Только безумец может заигрывать с опасностью".
   -- Не знаю, как у них это происходит в море, -- Веленнар отвернулся и теперь говорил, стоя к собеседницам спиной, -- но на суше они... откладывают свой зародыш в тело... Не всех едят. Только эсов. А сирен... поскольку считают такими же, как они...
   -- Что значит "откладывают"? -- ошарашенно пискнула Омили, обменявшись с Лио полным ужаса взглядом.
   -- Внутрь помещают! -- не выдержал и практически выкрикнул Велен. -- Через рот, если он не завязан, или через... -- запнулся, судорожно сглотнув. Отдышался и продолжил: -- А потом утаскивают в море. Не убивают сразу. Кажется, даже держат на поверхности и, возможно, кормят, пока детёныш не выберется наружу. Я слышал, мореход в таверне рассказывал -- он в одном из плаваний, далеко от берега, видел женщину с огромным животом, лежащую на спине твари. Вряд ли она выжила после... родов. Хотя, возможно, это всего лишь его домыслы.
   Это... Слов нет! Такое на пустом месте не выдумаешь! Этот маньяк-принц изобрёл поистине изощрённую казнь для непокорных. У меня только один вопрос -- можно ли по-тихому прибить Аленнара? Чтобы и следов не нашли! Этому острову достаточно будет власти мудрой королевы.
   -- Спаси нас Дайяр... -- прошептала Омилидайя.
   -- И вы... -- Лио, ничуть не менее потрясённая, с трудом себя сдерживала. -- Вы допустили эти зверства! Не вмешались, не остановили. Равнодушно смотрели! Вы-то чем лучше него?!
   -- Я и не хочу казаться лучше, чем есть. Свою вину не отрицаю и себя не оправдываю. Самое сложное в жизни -- видеть зло и не начать с ним бороться. Сколько раз я хотел выступить против Аленнара, но... импульсивные желания, не подкрепленные реальными возможностями, могут привести к плачевному результату. Остаётся притворяться, выжидать, лишь бы собрать нужные доказательства и сохранить расположение принца, не вызвав подозрений. А когда придёт время, только тогда нанести один решающий удар, который изменит всё.
   Хм... Соучастник маньяка, который мучается угрызениями совести и готовит смену власти? Насколько он откровенен? Не лежит ли в основе его намерений циничное желание захватить власть, прикрытое благородными порывами? Для наивной молодой королевы и её фрейлины это, может быть, и весомый аргумент, но я... Я, пусть и не древний дух, однако достаточно пожил на этом свете чтобы понимать -- громкие заявления очень часто ничем не отличаются от попыток манипулировать.
   Да, разумеется, если он пожелает спасти Омили и Лио, уничтожив Аленнара, то я двумя руками "за". Но насколько действенными методами Велен располагает? Один в поле не воин. Он успел обрести союзников? Чётко спланировать заговор? Пока его слова больше напоминают попытки самоуспокоения. "Я плохой, но я вынужденно плохой. Временно. А потом сразу хорошим стану".
   Не бывает такого! Окружение неуклонно влияет на человека. Незаметно, неуловимо... Нельзя остаться "белым и пушистым", постоянно находясь в обществе мразей. И они не стали бы завлекать в свои ряды безнадёжно порядочного типа, определённый "фильтр" у них явно был. Так что "маскировка" вполне может оказаться и первоначальной особенностью характера Велена.
   И всё же он в курсе истинного положения дел. Чем больше свидетелей, тем лучше. Как говорится, враг моего врага -- мой друг. Лучше сомнительный союзник, чем полное отсутствие поддержки.
   -- Я думаю, Омилидайе полезно сблизиться с ним, -- посоветовал своей носительнице. -- Пусть лучше узнает, оценив в другой обстановке, когда они наедине. Выведет на откровенный разговор. Выяснит, что за доказательства он собрал, на чью поддержку рассчитывает и что вообще задумал!
   Моя решимость внести свой вклад в спасение этого мира от настоящей Твари, кажется, зашкалила за отметку "максимум". Я уже не советовал, а словно главнокомандующий давал указания, расставлял имеющиеся в моём распоряжении силы и выяснял стратегические позиции:
   -- Лиодайя, ты ведь с детства к Аленнару испытывала неприязнь. Только из-за его недостойного сватовства в школе? Или было что-то ещё? Почему он вообще к тебе пристал? Как вы встретились?
   -- Я тогда ещё не начала учиться, -- грустно вздохнула девушка.
   Она уже легла, отправив Омили в сопровождении Велена прочь, да только я, взбудораженный разговором, уснуть ей не дал. Но возмущаться или просить отложить откровения до утра Лио не стала. Видимо, и её душе было неспокойно. Девушке хотелось хоть с кем-то поговорить. Закутавшись в одеяло, она села на перине и ушла мыслями в воспоминания...
   -- Это в один из тех дней случилось, когда я поругалась с мамой. Обычно меня брат успокаивал, а тут как раз в школу собрался. Отец с ним поехал, провожать и устраивать. И я убежала на пляж. Твари мне казались куда более приятным обществом, чем родительница. Да и не боялась я -- уже знала, если чудище вылезет, то смогу прогнать...
   Её голос звучал тихо, грустно, я вскоре совсем перестал замечать, что слушаю рассказ. Перед глазами как наяву проносились картинки прошлого.
  
   Раскрасневшаяся, заплаканная малышка в платье до колен, сжимая кулачки, бежит по фиолетовому пляжу. Босые ноги увязают в рыхлом песке, но ветер подталкивает в спину, помогая и направляя.
   Берег, насыпь, кусты...
   Уставшая девчушка падает в синюю траву, переворачивается на спину, смотрит на тёмнеющее зелёное небо, на горизонте скрытое коричневыми тучами... Слёзы уже высохли, остался лишь гнев и решимость никогда больше не возвращаться домой. Она пусть и маленькая, но справится! Сначала будет жить здесь в каком-нибудь домике рыбаков -- эсы не откажутся приютить будущую стражницу. Это их долг -- привечать сийринн! Вон какие щедрые дары эсы приносят дозорным. А потом она найдёт себе другую семью, вырастет и докажет, что лучше Райнара!
   С улыбкой Лио поднимается на ноги и тут же приседает, прячась за куст, потому что видит стоящего у самой кромки воды мальчишку. Ещё даже не подросток, вряд ли намного старше неё самой, но одет красивее, наряднее и... И он тоже один!
   Растерянно девочка скользит взглядом по берегу. Что он здесь делает? Почему к воде вышел? Это же опасно!
   Мальчик и сам наверняка угрозу осознаёт, недаром озирается и, обхватив себя за плечи, неуверенно топчется на месте. Может, ему помочь надо? Или...
   Её мысли разом обрываются, едва в тишине, под аккомпанемент прибоя, рождается совсем иной звук. Неприятный, вызывающий тревогу и чувство опасности. Такой же она слышала, когда свадьбу двоюродной маминой сестры праздновали -- жених пел...
   Но ведь то жених, сиррин! Ему можно! А это всего лишь мальчишка! Ему нельзя! Он глупый? Его же монстры сожрут -- вон уже и волны стали выше, и уродливая голова показалась. А рядом нет ни одной сийринны! Кроме...
   Уверенная в том, что делает благое дело, девочка выскакивает из-за куста, бросаясь к беспечному певцу. И лишь оказавшись на песке понимает -- нападать тварь не собирается. Совсем небольшая, едва ли по колено детям, шустро пробежав мимо и раскинув передние лапы с перепонками, она несётся к стоящему неподалёку рыбацкому домику.
   -- Что ты наделал?! Придурок! Она же погубит эсов! -- кричит Лио, разрываясь между желанием отчитать мальчишку и бежать на выручку рыбакам.
   Второе всё же побеждает, когда со стороны домика раздаётся душераздирающий крик, а из дверей выскакивает окровавленная жертва. Тварь, забравшаяся через окно, выпрыгивает следом и преследует сбежавшую добычу на бегу разрывая её на части.
   Зрелище настолько ужасное, что, едва сделав пару шагов, малышка замирает. И всё же открывает рот и набирает в грудь воздух, чтобы спеть и исполнить свой долг сийринны. Только выдохнуть не может. Чужая рука крепко прижалась к лицу, мешая выполнить предназначение. И вывернуться, сбросить её с себя нет никакой возможности!
   Мальчишка? Это он её держит? Зачем?
   -- Ты ненормальный! -- вскрикивает Лио, едва тварь исчезает в море, а её выпускают из плена. -- Злой! Безжалостный...
   Она всхлипывает, не в силах оторвать глаз от жуткого скелета, оставшегося после чудовищного пиршества.
   -- Я настоящий сиррин, таков мой дар! -- гордо выпятив грудь, заявляет мальчишка.
   -- Настоящие сиррины не поют!
   -- Не поют слабаки! Они боятся, что твари их сожрут. А я не боюсь! И знаю, какие места надо выбирать. Те, где эсы селятся.
   -- Эсы нас почитают! Это подло! Я родителям расскажу! Они королю и королеве пожалуются!
   -- Мне без разницы, -- фыркает наглец. -- Рассказывай, пусть жалуются. А я скажу, что это ты меня попросила! Чтобы проверить свои способности. И не справилась! Как думаешь, кому поверят? Принцу или простушке-сийринне?
   -- Да ты... ты... -- задыхаясь, Лио не находит слов. И всё же, глядя в насмешливые синие глаза, зло бросает: -- А я всё равно расскажу твоим родителям, какой растёт наследник! Пусть мне не поверят! Но за тобой хотя бы следить станут!
   -- Ах ты... мелкая дрянь! -- Весёлость королевского отпрыска быстро сменяется яростью: -- Только посмей пикнуть! Я тебя свяжу, рот заткну, чтобы петь не могла, брошу на пляже и позову монстра. Он тебя съест.
   -- Ты рехнулся?! -- испуганно взвизгнув, Лио отшатывается от подавшегося к ней мальчишки. -- Тебя надо держать взаперти! И нормально воспитывать. Куда твои родители смотрят?! Неужели им нравится твоё поведение?
   -- А тебе не нравится? -- продолжая наступать уточняет принц.
   -- Кому понравится такое чудовище? -- резко отвечает малышка, стараясь сохранить дистанцию.
   -- Чудовище, значит, -- нехорошо кривит лицо мальчик. -- Ладно. Вот ты и станешь моей, раз считаешь, что меня надо исправить. Будешь рядом. Посмотрим, что у тебя выйдет.
   -- Делать мне нечего, как тебя воспитывать!
   -- А я тебя и спрашивать не стану. Сама виновата. Пристала ко мне... Я тебя запомнил и теперь не отпущу!
  
   Вот урод! С детства садистские наклонности были, так что вина королевской семьи налицо. Недосмотрели, а он в итоге весь остров в страхе держит. Бедная Лио! Когда Аленнар удерживал её сегодня, не позволив петь, она словно вернулась в свои жуткие воспоминания. Ощутила беспомощность и страх. Надо это прекращать! Моя носительница -- взрослая сийринна, способная бороться с обстоятельствами. А я ей помогу!
   -- Ты никому так и не рассказала? -- всё же спросил, когда Лио задумалась и замолчала.
   -- Нет, я за родителей испугалась. Ален ведь через несколько дней приехал в наше поселение, уже с сопровождающими. Сделал вид, что хочет посмотреть, как живут простые стражники. И со мной изъявил желание переговорить. Предлог у него был благовидный, а вот слова... Сказал, что приманит к участку, где служит патруль моей семьи, сразу много монстров, а подмогу задержит. В таких обстоятельствах сирены не так уж редко гибнут -- не могут справиться. И вина за все смерти будет на мне.
   -- А его родители? Король? Королева?
   -- Они, похоже, так ни о чём и не догадываются. Я ещё когда в школе училась, думала, может записку написать или ещё как-нибудь им намекнуть-сообщить...
   -- И не сделала... Почему? Побоялась, что он догадается?
   -- Это тоже сыграло роль, ведь больше никто о его наклонностях не знал. Но я и за ним тоже... следила. Внимательно слушала всё, что о королевской семье говорили, о дозорах, о принце. Фразы были исключительно хвалебные: уважительно относится к родителям, учится прилежно, ведёт себя достойно. Не было ни намёка на то, что он продолжает петь втайне от всех. Да и мне больше не досаждал после той единственной попытки тайной "помолвки". Я успокоилась. И когда он посватался... Всё уже не казалось настолько ужасным. Хотелось верить, что Ален... повзрослел, стал лучше и не намерен повторять детские глупые ошибки. Осознал, равно, как я осознала свои -- мне незачем было ревновать маму к Райнару и сбегать. В любых семьях бывают разногласия, но не стоит из-за гордыни терять близких и ставить их жизнь под угрозу.
   Розовые очки надела... Понятно. Можно ли её за это осуждать? Ни в коем случае! Да, бездействие Лиодайи привело к тому, что маленькое чудовище выросло и, убедившись в своей безнаказанности, превратилось в огромное, к тому же наделённое властью. Но с другой стороны, многое ли способно изменить правдолюбие девчонки? Аленнар бы выкрутился, никаких сомнений. А вот она... Её бы уже и в живых наверняка не было.
   Судя по рассказу Омили, принц с лёгкостью избежал последствий претензий фрейлин, к которым приставали его сиррины из свиты, а может, и он сам тоже. Слухи и жалобы были, но даже родители девушек, обладающие более высоким положением при дворе, чем семья Лио, не смогли добиться справедливости. Не Лиодайя виновата в появлении монстра, а правящая чета, которая закрывает глаза на вот такие происшествия. Попустительство королевы... именно она испортила характер сына!
   И если раньше я всё же думал, что Аленнар в Лио влюблён -- очень уж похожим было поведение с поправкой на эгоистичный характер, -- то теперь сомнений не осталось -- истинными чувствами тут и не пахнет. В наличии лишь одержимость, гонор, амбиции, похоть и азарт.
   В этом нет вины Лио. Откуда малышке было знать, что сопротивление и бойкий нрав только раззадоривают мужчин, даже когда те ещё мальчишки. Отталкивая, игнорируя Аленнара, она ещё сильнее его провоцировала.
   Что ж, теперь он добился своего -- Лио стала его невестой. И принц, уже не скрываясь, начал подавлять её свободолюбие, самостоятельность и в мыслях, и в делах. Будет ли он так же привязан к ней после свадьбы? Или наиграется и бросит? Заведёт любовниц, а саму Лио будет эксплуатировать на благо острова. Развлёкся, призвал тварей, а жене оставит долг исправлять последствия, находя редкие мгновения отдыха в сезон штормов.
   Нельзя допустить свадьбы с этим уродом. Как она будет жить? Всю судьбу свою разрушит. Исправить... да что там исправить!.. даже просто сдержать его нереально. А терпеть... Зачем? Совершенно неясно, ради чего все страдания.
   -- Лио, ты просила даровать тебе терпение, но лишь одна королева не спасёт остров от произвола мужа. Нужны усилия многих сирен и эсов. Твоё замужество бессмысленно, а жизнь рядом с Аленнаром будет сплошным разочарованием и не даст ничего, кроме боли и отчаяния. Ты не должна приносить себя в жертву. Ты достойна быть по-настоящему счастливой. И пусть пока я не могу указать тебе правильный путь, но я обязательно найду выход.
   -- Спасибо... Арктур, -- прошептала девушка.
   Надеюсь, мне удалось выбрать правильные слова и приободрить Лио. А может, я и не достиг успеха. Не знаю. Я так и не понял, почему сквозь плотно сомкнутые веки носительницы всё же прорвались непрошенные слёзы.
  
   Конец ознакомительного фрагмента.
  
   Книга на бумаге Лабиринт.
  
  

No Эль Бланк, 2021

No Ольга Копылова, 2021



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"