Бланк Эль: другие произведения.

Творцы чёрных дыр

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Вы помните миф о троянском коне? Отлично.
    А теперь представьте, что яблоко раздора превратилось в сферу управления инопланетным кораблём, Еленой Прекрасной оказалась девушка из будущего, Менелай командует звёздным флотом, Парис на первый взгляд мало чем отличается от спрутообразного монстра, на месте Спарты - Земля, а взамен Трои - целая планетарная система в другом рукаве Галактики.
    И война идёт в космическом масштабе! Гравитационные искривления пронзают пространство. Фантастические технологии соединяют звёздные системы. Два мира борются за честь и власть. Тысячи их обитателей умирают за идеалы. А двое безумцев готовы сжечь всё дотла. За любовь.
    Вторая книга серии. Закончена.
    Вышла в издательстве "Т8". Приобрести - ЛАБИРИНТ

Банер [Книгоман]     Дорогие читатели!
    Добро пожаловать во вторую книгу серии "Колонисты Персея". Это продолжение романа "Ловцы звёздного ветра", однако вы можете читать её и как самостоятельное произведение. Как и в первой книге, здесь всё основано на научной фантастике. Приключений тоже будет с избытком, романтические отношения более явные, а войнушка уже отнюдь не маленькая... Впрочем, аннотация скажет вам куда больше!
    Увлекательного чтения!
Роман закончен. Полный текст можно найти здесь.
обложка ТЧД [А.С. Дубинина]     
    Эль Бланк
    ТВОРЦЫ ЧЁРНЫХ ДЫР
    
    ОГЛАВЛЕНИЕ
    Пролог
    Глава 1. Непостижимые стремления
    Глава 2. Подчиняясь разуму
    Глава 3. Тайная сущность
    Глава 4. Многоликий мир
    Глава 5. Рок войны
    Глава 6. Слепая вера
    Глава 7. Ложь во спасение
    Эпилог
     Глоссарий
          
     ПРОЛОГ
          
      Мягкое, приглушённое освещение. Светлые, отливающие перламутром стены лечебного отсека. Едва заметный, но нервирующий запах медикаментов. Мерное пощёлкивание приборов, анализирующих состояние пациентки и определяющих нужные ей параметры жизнеобеспечения.
      Подняв защитную кожную складку, Ильдэрат смотрел на девушку, глаза которой по-прежнему оставались закрытыми. Пара его функциональных отростков неторопливо перебирала чёрные волосы, когда-то совсем короткие, за время комы отросшие и теперь спадающие вниз почти до пола, при том, что удерживающая неподвижное тело платформа плавно покачивалась довольно высоко.
      Много времени прошло. Слишком много.
      Ловец не первый раз возвращался мыслями в прошлое, анализируя события, стремясь разобраться и понять, что же пошло не так? В чём он ошибся?
      Да, он нашёл её, забрал, но есть ли в этом смысл? Особенно в том ракурсе, что та, которая когда-то казалась невероятно близкой, нужной и своей, сейчас совершенно иная.
      Нет, внешне она ничуть не изменилась, но на уровне ощущений стала другой. Чужой, отстранённой, пустой, словно потерявшей всю притягательность, которую он раньше легко ощущал даже через преграды, их разделяющие.
      Понять причин Ильдэрат не мог. И это его пугало.
      Его — неустрашимого бойца, который без раздумий бросался в эпицентр жарких разборок, без колебаний пролетал сквозь гравитационные искажения, бесстрашно атаковал корабли и колонии, захватывая законные трофеи. Его — единственного ментаута, избавившего своих подопечных от вассальной зависимости и подарившего им свободу действий. Его — одного из трёх, имеющих право разрушать, создавать и брать!
      А ведь всё начиналось так рутинно!
      Очередной рейд на беспечный, безрассудно залетевший в систему транспортный корабль, не имеющий соответствующего разрешения находиться в открытом пространстве. Стандартный абордаж, и сдавшаяся почти без сопротивления добыча. Бионты. Обычные и ничем не примечательные на первый взгляд. Но только на первый.
      Имеющие массу генетических отклонений и этим необычайно заинтересовавшие Дэташша. Обладающие весьма любопытными знаниями и тем самым привлекшие к себе внимание Амирэма. Настолько сильное, что его любимчик Лэйтэм, кроме жуткой по внешнему виду технической конструкции, на которой летели необычные существа, попытался скупить их всех. И этот факт жнецу пришёлся совсем не по душе. Дэташш долго шипел, ругался и грозил соответствующими санкциями. Успокоился, только получив компенсацию и тех, кого не успел прибрать к рукам творец.
      Ильдэрату бы смеяться, оставаясь в стороне и наблюдая за разборками алчных братцев, ан нет. Среди тех, кто так необдуманно сунулся на чужую территорию, оказалась та, которая рушила все его устоявшиеся представления о мире. Его пара, даже гипотетически не имеющая права на существование. И тем не менее реальная.
      Она смотрела на него сквозь прозрачный, но при этом невероятно прочный корпус своего корабля, не похожая на его расу внешне, а он чувствовал те энергетические потоки, которые связывают ментаутов между собой. Ощущал её страх. Панику. Желание сбежать. Спрятаться.
      Он её не осуждал. Внешность ловцов реально не самая приятная. Размеры, масса, невероятная подвижность, куда большее количество функциональных конечностей, полная закрытость и почти неуязвимость — наводят ужас не только на гуманоидные формы жизни.
      Но даже в таком состоянии незнакомка была с ним на одной волне!
      Вот только возможностей разобраться в этом невероятном факте у Ильдэрата не осталось. Ошарашенный неожиданным открытием, он не сразу пришёл в себя, а попав внутрь корабля понял, что слишком долго медлил. Живая добыча была уже захвачена. По крайней мере, нужная ему.
      Пришлось позволить другому ловцу забрать девушку. Трофей принадлежит тому, кто первым до него добрался. Правила есть правила, особенно, если ты сам их установил! И нарушение могло привести к необратимым последствиям.
      Но это не означало, что он сдался и отступил. С завидным упорством и терпением следовал за Жардатом, дожидаясь нужного момента. Готовился к сложным переговорам с Дэташшем, который обычно приобретал подобный биологический материал у ловцов. С недоумением следил за тем, как криатл более удачливого соратника сменил траекторию, сделав остановку на станции, обитатели которой славились пристрастиями к отнюдь не законной деятельности. Убедился в том, что вживлённый ей нелегальный интерпретатор отнюдь не исказил идущих от девушки энергетических потоков, скорее сделал их сильнее, что было уже совсем невероятным!
      Перехватил сигнал, подслушав разговор с Жардата с Лэйтэмом, проконтролировал полёт к космической обители творцов и занял стратегическую позицию над Зельгой, дожидаясь дальнейших событий. Событий, которые поразили не только его, но и всех, кто оказался к ним причастен!
      Панический сигнал бедствия со станции, куда свезли купленную у ловцов добычу, переполошивший половину обитателей космических просторов и колоний!
      Истерический вопль Амирэма, во всеуслышание заявившего, что бионтами тут и не пахнет, и мы столкнулись с совершенно иной формой жизни! Пусть и похожей внешне, но совершенно другой, как в психологическом плане, так и в физическом! Устроившей на станции едва ли не бойню!
      И стартовавший в открытый космос необычный корабль, попытавшийся непостижимым, неизвестным ранее способом уйти в подпространство, выброшенный обратно гравитационным искривлением, созданным установкой на Зельге.
      Она была на этом корабле. Ильдэрат по-прежнему чувствовал присутствие своей пары, даже на таком расстоянии. С болью в душе следил за падением на планету, осознавая неизбежность происходящего и надеясь на то, что неизвестные создатели этого технического чуда конструкционно предусмотрели подобную возможность.
      К его разочарованию и радости творцов, корабль практически разрушился. Жалкие останки техническая группа наземной установки утащила к себе для изучения. Это было объяснимо. Двигатели чужого корабля могли дать то, чего были лишены классические криатлы — возможности самостоятельно сжимать подпространство. А объёмов энергии звёздной плазмы излучаемой Глисс, которую пришельцы столь эффективно и быстро закачали в аккумуляторы, хватило бы на формирование нескольких десятков гравитационных переходов!
      Оставаясь на орбите, Ильдэрат ждал. Прислушивался к ощущениям, которые говорили ему многое. Девушке больно, но отнюдь не физически. Страшно, горько, безрадостно. И это было объяснимо. Всё, кроме одного. В энергетических потоках появилась неприятная нотка, словно она теперь связана с кем-то, кто её защищает, поддерживает, помогает. И связь эта становилась сильнее, не давая покоя. Что происходит?
      Ильдэрат места себе не находил, нарезая на своём криатле круги по орбите и не имея возможности приземлиться.
      А когда с планеты стартовал маленький планатл, обрадовало это его неимоверно. Вот, наконец, тот шанс, которого он ждал! Прибывшие через искривление ловцы, вызванные на подмогу Амирэмом, вынуждены были признать за ним право на захват. Ведь был он первым, кто оказался рядом!
      Теперь нужно было действовать осторожно. Притвориться. Сделать вид, что потенциальная добыча сильнее. Да, эти неизвестные могли напугать и покалечить творцов, всё же они очень близки друг другу по морфотипам, но против ловца в боевой форме у них нет никаких шансов. Потому-то и нужно сдаться так, чтобы не повредить их и не спугнуть, оставив себе возможность для шантажа.
      О том, что пришельцы — отнюдь не бионты, Ильдэрат, если бы не был предупреждён, то сейчас догадался бы сам. Ведь те, даже с интерпретаторами, снимающими ментальную зависимость, так себя не ведут! Совершенно самостоятельно, независимо, но на удивление слаженно, словно продолжая оставаться под общим контролем.
      Невероятно!
      Теперь Ильдэрату стала понятна настойчивость Дэташша, в его стремлении получить экземпляры подобных существ в свою коллекцию. Они явно нужны жнецу не только для пополнения колоний!
      Вот только запросы других сейчас его не интересовали. Как и ресурсы, затраченные на выполнение условий договора с теми, к кому он попал в "плен". Главное, что девушка согласилась и останется с ним! Ну а то, что не одна, так это и к лучшему, — было бы неправильным так сразу лишать её привычного окружения.
      Ильдэрат с лёгкостью принял сделанное ему предложение. И понял, что совершил ошибку, когда было уже поздно.
      Как же он ненавидел тех, кто не умеет держать своего слова! Ему казалось, что неизвестные пришельцы всё же имеют устоявшиеся принципиальные позиции. Но это действительности не соответствовало. Подлость и коварство оказались присущи им ровно в той же степени, что и тем, от кого ловцы уже давно стремились стать независимыми.
      Открытие оказалось не просто горьким. Практически фатальным. Ловца не только изжарили разрядником, ещё и выкинули в открытый космос. Его счастье, что сожжённая кожа не потеряла основных защитных функций и не позволила вакууму высосать остатки жизненной энергии до того, как его подобрали собратья.
      Он долго восстанавливался. Дольше, чем обычно. Слишком сильными и глубокими оказались ранения. Хотя, в большей степени, мучило Ильдэрата вовсе и не это. Оболочка регенерировала медленно, но вполне эффективно. Организм справлялся с повреждениями. Куда более страшным было осознание потери. Необратимой. Потому что местоположение планеты, откуда прилетел разбившийся на Зельге неведомый корабль и куда направились на двух криатлах остатки его команды, было неизвестно. Не знал этого даже Лэйтэм, который казалось бы сделал всё для того, чтобы подобного вопроса в принципе не возникло. Пришельцы обманули и его, обвели вокруг пальца как самого примитивного бионта, подсунув карту и координаты, которые не соответствовали действительности!
      Ильдэрату оставалось только налаживать заново свою жизнь. Входить в прежний режим, заказывать у творцов новый криатл, взамен украденного, и забывать. Вытравливать из сознания все те надежды, которые невольно пробудила заблудившаяся в космических просторах, попавшая в расставленную ловушку и, тем не менее, благополучно из неё ускользнувшая... добыча. Да, именно так. Ловец запретил себе даже думать о том, кем на самом деле могла оказаться сбежавшая незнакомка. Больше всего на свете ему хотелось оплести её щупальцами, сдавить и задушить за то, что она вместе со своими сообщниками сделала всё, чтобы его убить.
      Впрочем, память подсказывала Ильдэрату, что в полубессознательном состоянии, почти умирающий, именно это он уже пытался сделать. Ему даже показалось, что вполне успешно, потому как, прежде чем отключиться от реальности окончательно, почувствовал, что связывающий их ментальный поток вдруг резко оборвался.
      Так что когда из глубокого космоса пришёл сигнал, ловец вначале не поверил, что подобное возможно. Его старый криатл, находящийся в миллиардах рег от Глисс, слал координаты своего местоположения, извещая о том, что сферу управления кто-то активировал, включив поисковую систему и запустив функцию маяка.
      Ильдэрат не раздумывал. Договорился с творцами, чтобы сформировали зону перехода и стартовал немедленно. Десять дней, проведённые в подпространственном канале показались ему самыми долгими в жизни. Открыл гравитационное искривление практически у самой планеты. Может, это и не самый безопасный вариант выхода из туннеля, но терять время на полёт в обычном пространстве ловец не желал. Особенно потому, что сигнал двоился, указывая на разные точки на поверхности. Сфера была в одном месте, криатл — совершенно ином.
      Найти контроллер управления было важнее, как и узнать кто именно ухитрился его так легко активировать, ведь обычно требовалось дополнительно настраивать систему, чтобы приняла нового "пользователя".
      Подозревающий, что этим неизвестным лицом окажется та самая девушка, ловец приземлился со всей стремительностью, которую позволили развить атмосферные возмущения. Хотя слово "приземлился", наверное здесь будет не точным. Затормозил на пределе возможностей криатла, зависнув прямо над источником сигнала и, деструктурировав жалкую преграду, препятствующую доступу, переместился вниз, оказавшись за спиной той, которую теперь можно было вернуть обратно, заставить выполнить условия договора и расплатиться за попытку убийства.
      Аннигиляторы криатла, как и механизм спуска, сработали практически бесшумно, так что она его появления не только не заметила, но и не услышала, совершенно никак не отреагировав. Зато другие субъекты, находящиеся рядом, начали стрелять.
      Это примитивное оружие Ильдэрат помнил. Жалкие металлические цилиндры, не наносящие значительного ущерба. Выпустив нужные отростки, он с лёгкостью расшвырял всех тех, кто пытался причинить ему вред. Подхватил почему-то теряющее равновесие женское тело, поднял выпавшую из её рук сферу и вернулся на криатл.
      И только там увидел и осознал причину странного поведения его добычи. Это только для него стремление местных обитателей защититься было безобидным. Девушка же получила серьёзное ранение и теперь фактически умирала, истекая кровью.
      Понимая, что максимум, на что он способен — стабилизировать её состояние, ловец без промедления направил криатл обратно в туннель, стремясь как можно скорее достичь единственного места, где можно было получить помощь без лишних, ненужных вопросов. К той самой подпольной станции, пригревшей в своих стенах разношерстную, но весьма нелюбопытную компанию.
      Договорился с одним из местных жнецов о лечении, сдал на техобслуживание нелегалам-творцам оба криатла, радуясь тому, что второй, подчиняясь сигналам активированной сферы, послушно последовал за первым в зону перехода. Оплатил возникшие расходы. И только потом, когда сделал всё необходимое для спокойного существования, сообразил — осталось ещё что-то, не дающее ему расслабиться окончательно.
      Долго выяснять проблему не пришлось. Девушка находилась рядом, но он её не чувствовал.
      Совсем.
      Возможных причин напрашивалось две.
      Первая — что-то случилось именно в тот момент, когда он пытался её задушить. Но что? И насколько это обратимо? Слабая надежда, что связь постепенно возобновится, со временем пропала, канула в небытие, потому что никаких изменений ни в состоянии пострадавшей, помещённой в лечебный стазис, ни в её восприятии Ильдэратом не было.
      Вторая — может, это не та девушка? И вовсе не она летела на том корабле?
      Ловец в который раз внимательно всмотрелся в черты, которые хорошо запомнил с самой первой встречи. Цвет волос — это, разумеется, не показатель идентичности, но вот всё остальное... Округлый тип лица, высокие скулы, чётко очерченные губы, маленький рот, чуть раскосые глаза. Жаль, что закрытые, но прежде, чем провалиться в небытие, она несколько секунд на него смотрела! И отличий он не видел! К тому же сфера управления криатлом отреагировала активацией на её прикосновение, значит, генетические совпадения тоже есть!
      Ильдэрат раздражённо взмахнул отростками, задев платформу, которая от резкого движения качнулась сильнее, не сбросив лежащее тело только благодаря фиксаторам, его удерживающим.
      Вернув себе контроль, ловец прекратил опасные телодвижения.
      Незачем торопиться, всё прояснится, нужно просто подождать, а времени для этого более чем достаточно. Да и терпения ему не занимать.
           
      ГЛАВА 1
      Непостижимые стремления
           
      Главное — терпение и выдержка. Именно так.
      Внешне ничем не демонстрируя своего внутреннего состояния, Ильдэрат слушал сочувственный голос, вводящий его в курс дел, старательно подавляя желание размазать кое-кого по стенке.
      — Я уже не знаю, что ещё можно сделать, — очередной вздох и поднятые к потолку глаза. — Похоже, что кора мозга повреждена необратимо, а ты прекрасно знаешь, что в этом случае стараться вернуть её к жизни бессмысленно. Ускорители процессов регенерации я применял и, кажется, даже немного переборщил, — взгляд пробежался по волосам, которые стали ещё длиннее, — обмен веществ нормализовал, органическое повреждение давным давно ликвидировано. У неё все физиологические показатели в норме! — рука указала на панель над головой девушки, где мирно и спокойно переливались датчики, подтверждающие сказанное.
      Вот только ловец смотрел отнюдь не туда. Внимание сосредоточилось на знакомом контейнере для хранения энцефалоимплантов, который жнец не то забыл, не то банально не успел убрать. Сегодняшнее посещение пациентки Ильдэратом было незапланированным, а потому — весьма неожиданным.
      Контейнер был пуст. Значит, уже вживлён новый интерпретатор. И возникал закономерный вопрос. Зачем это делать, если мозговая активность нулевая?
      — Так почему, говоришь, она не приходит в себя? — вкрадчиво поинтересовался ловец. Спустя секунду резко развернулся, оплетая длинным отростком шею завравшегося субъекта и впечатывая того в стену. Хождение вокруг да около ему надоело. Если этот тип не желает выполнять свои функции, да ещё и пытается жульничать, какой смысл в его дальнейшем существовании?
                 
      — Не с-с-сходи с ума, Ильдэр-р-рат!
      Придушенное шипение, с проскакивающими паническими нотками тревожило, заставляя вслушиваться и осознавать происходящее вокруг, хотя так и хотелось уплыть обратно. В небытие.
      — А ты реш-ш-шил, что я наивный, недальновидный бионт, котор-р-рого можно надуть?! — другой голос, совсем иные интонации, и новый рывок в реальность.
      Слова скользили по поверхности сознания, не проникая глубже, но и этого было достаточно, чтобы понять — события извне требуют моего внимания.
      Открыла глаза, жмурясь от непривычно яркого света, и сфокусировала взгляд на внушительной фигуре совсем рядом.
      Нечто огромное, почти под потолок. Многорукое... Или это ноги? А вообще-то, змеи какие-то. Многозмееруконогое, короче. Почти белое, с зеленоватыми разводами на плотной, рельефной коже, под которой как живые перекатываются мускулы.
      Восприятию я не поверила. Зажмурилась, подождала секунду и приоткрыла глаза снова. Галлюцинация никуда не исчезла, мало того, начала казаться до боли знакомой.
      Мгновенной вспышкой в памяти промелькнули последние воспоминания.
      Почему-то совсем тёмное небо, хотя и день... Выстрелы и крики ужаса... Расширяющиеся от удивления изумрудные глаза блондина, стоящего напротив... Мужские фигуры в чёрном, которых, словно пластиковых кукол, ломают удары белых щупалец...
      И куда более ранние, но не мои.
      Разбивающийся о трипслат и рассыпающийся мелким крошевом огромный кристалл... Удлинённое, гладкое, обтекаемое тело гигантского изуродованного спрута-альбиноса... Множество отростков-конечностей ударяющих по обшивке корабля... Пронзительный взгляд совсем человеческих глаз. Жёлто-зелёные радужки, белая склера, круглый зрачок и длинные светлые ресницы зеленоватого оттенка.
      Стоп. А вот эти глаза я тоже видела, прежде, чем сознание потеряла.
      Ловец?!
      Непроизвольно дёрнулась, чтобы встать, неожиданно осознав — воспоминания в дневнике моей бабушки, приоткрывшие завесу тайн и секретов, стали моей реальностью.
      И, похоже, кошмаром. Потому что подняться не получилось. Да ещё и несмолкающий, истерящий голос добавлял не самых приятных ассоциаций.
      — Я тебя не обманываю! Думал, что хоть это поможет! Она... — сорвался, превратившись в хрип. Кажется, предсмертный.
      Ма-а-амочки! Вот сейчас "спрут" прикончит это несчастное существо, а потом и до меня доберётся! Нет, надо сматываться! И поживее!
      Рванулась ещё раз, приложив максимум усилий, и моё ложе протестующе пискнуло, притянув обратно.
      Освободиться не получилось, зато внимание к себе я привлекла точно.
      Ой-ой!
      Отшвырнув субтильное тельце, которое до этого вжимал в стену, многощупальцевый монстр метнулся ко мне. Навис горой, угрожающе перебирая отростками и... отпрянул назад, словно его что-то отбросило.
      Нет, ну, а чего удивляться? Визжать я всегда умела. Громко. И силу звуковой волны, похоже, в этом мире пока ещё не никто не отменил. Вон, даже улетевшего в сторону субъекта, которого я невольно спасла от неминуемой гибели, прижало к стеночке, распластав в позе "Готов к расстрелу". Рот приоткрыт, глаза — блюдца, волосы всклочены...
      Оранжевые?
      От шока я даже воздухом подавилась, прекратив звуковую атаку. Я как-то это... того... С ума схожу потихоньку, что ли? А что? Очень похоже!
      Отдыхала себе тихо и мирно в летнем домике бабушки. Никого не трогала. Ну ладно-ладно, записи секретные просматривала, признаюсь. Зря, конечно, но кто ж знал! На них степень секретности не была написана! И уборку сделала тоже зря. Нечего было в руки брать всякую бяку. Светящуюся — особенно. Вот и получила, в результате, ожившие глюки.
      А на самом деле, как-то это всё дико. Упасть в обморок на Земле, а в итоге оказаться чёрт знает где и в невесть каком окружении... Кстати! Кажется, это не совсем обморок был. Меня подстрелили. Блондинистый гад, который допрос вёл и требовал ему сферу отдать! И ведь даже времени на подумать не оставил! Сразу и выстрелил.
      Да что вообще в этом мире происходит?!
      Разобраться самостоятельно времени мне не оставили.
      — Йа-а-аш-ш-ш, — с какой-то непонятной интонацией прошипел на выдохе "спрут". — Ты чего так кричишь? — облегчение в голосе сменилось тревогой. — Тебе плохо?
      Вопрос добил окончательно. Нет, млин! Мне хорошо!
      Хотела его об этом известить и не получилось. Может, я голос сорвала, пока орала, а может шок сказался и на связках, только максимум, на что меня хватило — булькнуть что-то неразборчивое.
      — Вардаш-ш, — отростки качнулись, протягиваясь в сторону так и не пришедшего в себя типа. Обхватили, оторвав от спасительной поверхности, встряхнули и подтащили ко мне ближе. — Что с ней?
      — Ты же сам требовал, чтобы она очнулась, — буркнул тот, выпутываясь из клубка щупалец, — вот и получил.
      — Я задал тебе вопрос, а не просил комментировать, — осадил нахала монстр.
      Светлые, карие глаза покосились в его сторону, но от продолжения дискуссии огненноволосый воздержался. Повёл головой, растирая рукой шею, и опёрся ладонью о платформу, всматриваясь в переливы панели наклонно висящей надо мной.
      Запрокинула голову, посмотрев туда же. Понимание того, что на ней регистрируется моё состояние, пришло одновременно с ответом:
      — В норме всё.
      Вардашш сморщил нос, страдальчески искривив рот, видимо, хорошо его "спрут" потрепал, и одним быстрым движением убрал навес. Ну и фиксаторы, заодно, потому что притяжение пропало, наконец позволив мне подняться.
      А это что ещё такое?!
      Я едва не запуталась в массе смоляных, отливающих глянцем волос, которые оттянули голову под своим весом, ниспадая куда-то очень далеко под ноги.
      Весьма нехорошая догадка промелькнула в сознании, заставив посмотреть на реальность совсем иначе и выстроить не самую приятную логическую цепочку.
      Я активировала сферу. Она послала сигнал. Ловец на него отреагировал и прилетел. Малость повоевал со спецназом. Уволок к себе и, поскольку я была ранена, отправил на лечение. И приводили меня в порядок долго, раз уж волосы так сильно отросли!
      Элементарно. Но положительного всё равно немного. Пожалуй, только то, что убивать меня никто не собирается. Миленько. И успокаивает.
      — Это можно как-нибудь убрать? — поинтересовалась, обхватив рукой чёрный водопад, потянув вверх и накручивая на кисть. Голос, слава богу, прорезался, обрадовав меня неимоверно.
      — Совсем? — отвернувшийся было рыжик, увлекшийся ещё каким-то делом, обернулся, удивлённо хлопнув оранжевыми ресницами. — Это же неэстетично!
      Так. А мне казалось, что у этого субчика с головой всё в порядке. Или спрутик реально перестарался?
      — Других вариантов, кроме "всё или ничего", у вас нет? — не удержалась от сарказма. — Знаете, есть ещё много промежуточных, — провела ладошкой в воздухе, демонстрируя, каких именно. А то вдруг у него со слухом проблемы, может хоть на жест нормально отреагирует.
      Откуда-то сбоку послышалась серия непередаваемых скрипяще-булькающих звуков.
      Развернулись мы с рыжим синхронно.
      Ловец, потряхивая отростками, смеялся. Впрочем, выглядеть весёлым и привлекательным он от этого не стал, скорее ещё более пугающим и непредсказуемым.
      — Ну, хватит! — подтверждая мою характеристику, быстро переместился ближе, совершив массу неуловимых движений щупальцами, в результате которых я в полной мере прочувствовала на себе всё то, что ощущала моя бабушка, оказавшись в аналогичном захвате. И неважно, что "спрут" был другой. Похоже, стремление прибрать добычу к рукам... то есть, отросткам, у них в крови. Он даже волосы у меня отобрал, навертев на одну из своих конечностей.
      Ой! Ещё одно стремительное движение, и большая их часть рассыпалась по полу, освобождая меня от своего веса. Длина осталась чуть ниже лопаток, непривычная, конечно, у меня всегда каре было, но вполне терпимая. Так что возмущаться и требовать большего я не стала. Потом как-нибудь сама доведу стрижку до ума, не будет же он держать меня при себе вечно!
      Впрочем, похоже, что будет, если я правильно его слова понимаю.
      — Я её забираю, — коротко поставил в известность наблюдающего за происходящим Вардашша. — Оплату получишь, как договаривались. Но если узнаю, что ты мне лгал... — фразу он не закончил, однако угроза и без того была настолько явной, что рыжий даже побледнел, отступая на шаг назад.
      А ловец, удовольствовавшись его реакцией, перехватил меня удобнее, развернулся и выкатился из светлого, просторного помещения в довольно узкий коридор с куда более мягким, приглушённым освещением. Длинный, совсем пустой. По которому и рванул весьма резво.
      Висеть в сплетении мягких отростков, похожих на толстые гибкие шланги и поддерживающих со всех сторон, было удобно. И чего бабушка жаловалась, спрашивается? Нет, ну если пытаться освободиться, то, наверное, приятного будет мало, но если вести себя прилично, то вполне комфортно. А смысла дёргаться и качать права я не видела. Что есть, то есть. Мой инструктор по плаванию всегда говорил, что бороться со стихией, которая заведомо сильнее тебя, бессмысленно, но если отдаться ей, приспособиться, понять, и в нужный момент сделать рывок в правильном направлении, то шансов выжить намного больше. И ещё он меня научил не паниковать. Страх внутри убивает куда эффективнее и быстрее, нежели то, что тебе угрожает извне.
      К тому же для меня сейчас, в принципе, даже реальной опасности нет. Хотели бы уничтожить, уже давно бы это сделали, возможностей было предостаточно. Бежать всё равно некуда. Если я правильно оцениваю обстановку и помню события, описанные бабулей, то до Земли... Четыре. Тысячи. Парсек. Более чем далеко. А я отнюдь не навигатор, чтобы угонять чужие корабли и прокладывать маршруты. Даже приблизительно не представляю себе в каком направлении лететь нужно, что уж говорить про точные координаты. И вообще, профессия у меня бесконечно удалённая от космоса. Ветеринар я. Ну, почти. Диплом только осенью должна была получить, после летнего отдыха и последней практики, на которую теперь уже точно не попаду, даже если вернуться удастся. Интересно, а сколько времени прошло?
      Отличный вопрос. Только кому его задавать? Ловцу? Ну хорошо, ответит он что-нибудь типа сорок трямселей, и что я с этим "знанием" буду делать? У них тут наверняка своё времяисчисление. Для землян неудобоваримое.
      Променад по коридору закончился в небольшом отсеке. Как именно мы в него попали я не вникала, но то, что "спрут", выпустив меня на свободное пространство, закупорил собой единственный выход, заметила. Ну да ладно, значит ему так нравится. Зачем мешать чело... тьфу!.. монстрику наслаждаться своей властью?
      — Выбирай! — щупальце ткнуло в сторону стопки вещей, сложенных высокой горкой на полу, весьма перспективной на вид.
      А меня дважды просить не нужно. Уверена, выживать в условиях неизвестного мира в уныло висящей на моих плечах длинной свободной хламиде а-ля ночная сорочка будет крайне проблематично. Хорошо бы выяснить, где одежда в которой я была, но это не к спеху. Для начала ознакомимся с предложенным ассортиментом.
      В наличии было много чего. Брюки, юбки, кофты, костюмы... Я такого разнообразия не ожидала, честно. Любопытно, с кого он всё это ободрал? То есть где он всё это взял? Фасоны непривычные, на земные не похожие. Наверное, всё же местных обитателей раскулачил.
      Остановилась на белом комбинезоне. Маркий, конечно, зато моделька удобная для носки. И ткань на ощупь приятная.
      Сгребла всё остальное в кучу, демонстрируя застывшему в неподвижности ловцу свой выбор.
      — Надевай, — как само собой разумеющееся посоветовал тот, даже не шелохнувшись.
      Гм... Оригинально. Вообще-то, нижнего белья под тем, что сейчас на мне, не ощущается. Я тут что, кое-кому стриптиз должна устраивать?
      Может, он на меня не смотрит? Где там эта кожная складка с глазами?
      Я даже на цыпочки приподнялась, что бы стать повыше и её увидеть. Мой интерес незамеченным не остался.
      — Помочь? — совершенно серьёзно поинтересовался спрутик, по-своему расценив мои телодвижения.
      Ну, как вариант, почему бы и нет? Шучу.
      — Не беспокойтесь, я справлюсь, — максимально нейтрально известила, приступая к процессу. Потому что, если начать рассматривать ситуацию с правильного ракурса, то ловец относится к другому виду, так что ему должно быть совершенно безразлично одетая я или раздетая. И до какого именно состояния.
      — Есть хочешь? — едва я закончила, продолжилось выяснение моих насущных потребностей в текущий момент.
      Мотнула отрицательно головой. Не знаю, чем меня пичкали во время лечения, но аппетит отсутствовал напрочь.
      — Спать? — не сдался любопытный тип. — Или мы можем поговорить? — внёс ещё одно рацпредложение.
      — Лучше поговорить, — решила. Готовности "отправиться на боковую" я в себе не ощущала. Да и вообще, лучше уж выяснить всё сразу, раз и навсегда покончив с вопросами.
      — Отлично, — кажется кто-то неимоверно обрадовался. — Но не здесь, — откорректировал. — Тебя отнести или сама дойдёшь?
      Боже! Неужели моё мнение ему интересно? А я думала он без спросу меня таскать будет!
      — Сама! — шагнула в щель, между ним и стеной, когда ловец соизволил сместиться, приоткрывая проход.
      Идти пришлось совсем недалеко. Маленький коридор, поворот, расширение, ещё один отворот, большой отсек. Финиш.
      О! А вот это местечко мне знакомо!
      Полусферическое помещение. Хорошее освещение. Прозрачная панель от пола до самого потолка прямо передо мной. Экран, походу, а в нём — звёздное небо. Свободные от него стены — светло-зелёные, с переливающейся цветными всполохами сложной вязью. Зал управления криатла, если коротко. Не узнать его невозможно, слишком уж запоминающийся дизайн.
      — Садись, — щупальце подтолкнуло остановившуюся меня к вылетевшему из пола креслу. Точнее, сиденью со спинкой и зависшими отдельно, хоть и рядом с ними подлокотниками. Ножек не было, и вся эта конструкция повисла в воздухе, медитативно покачиваясь на гравитационных амортизаторах.
      Вот так-так... А мои бедные родственники столько лет без мебели обходились, пока на этом кораблике домой летели, так и не догадались, где именно она пряталась и как её добыть.
      Хозяин корабля проблемами удобств для себя любимого заморачиваться не стал. Плюхнулся всей тушкой на пол, разбросав отростки вокруг. Вот только габариты его от этого нисколько не уменьшились. И обозревать своего визави мне всё равно приходилось с позиции "снизу вверх".
      Смотрел ли он в мою сторону, я не знала. Глазки свои мне демонстрировать снова не спешили. Оставалось только догадываться о том, что именно ловец сейчас рассматривает. Меня? Или окружающее пространство?
      — Долго же я этого ждал, — с нотками морального удовлетворения, выдал без долгих предисловий. — Но не напрасно. Рад, что ты оказалась настолько недальновидной, чтобы снова взяться за активатор управления. Думала, что принять сигнал уже некому и можно безнаказанно использовать чужое имущество? Считала меня мёртвым? Ха, — булькнул коротко.
      Это была явная издёвка. "Спрут" смаковал долгожданный разговор. Он получал удовольствие.
      — Твоё стремление обмануть меня, чтобы уничтожить, не принесло нужных плодов. Как видишь я жив и здоров. А вот за свои действия тебе теперь придётся заплатить. И очень дорого, — продолжил с весьма предвкушающей интонацией. — И за невыполнение условий сделки, поверь, я тоже потребую компенсацию. Но, поскольку её фактическим организатором была не ты лично, хочу знать, где твой сообщник?
      Если на первых фразах, я ещё зависала, пытаясь состыковать его слова и реальность, то к концу монолога поняла — он считает меня моей бабушкой! И успокоилась. Я его убить не пыталась, значит не по адресу претензии.
      — У меня лично нет никакого сообщника, — поставила его в известность. — Но я знаю, кого вы имеете в виду. Это мой дедушка и выставлять ему счёт уже поздно. Он умер. Как и та, за которую вы приняли меня. Я — её внучка.
      — Опять обманываешь, — мне доказали, что расставаться с любимой иллюзией ловец не желает. — Я, конечно, не жнец, чтобы досконально разбираться в подобных вопросах, но даже мне известно, что при генетических перекомбинациях морфотип меняется. А я тебя запомнил хорошо и за всё это время не забыл, как ты выглядишь.
      Вот и вышло мне боком моё невероятное с ней сходство! Придётся изобретать другие доказательства.
      Придумать какие именно не успела. Одно из щупалец шевельнулось, и в мою сторону неожиданно полетел округлый предмет. Реакция у меня в общем-то весьма неплохая, так что упасть ему на пол я не позволила.
      — И сфера управления среагировала, — с моральным удовлетворением выдал ловец. — А она только на тебя настроена была.
      — Совпадения бывают, — парировала на всякий случай, хоть и не видела в этом смысла. Он мне не верит. — А этот ваш... активатор, — повертела в руках начинающую светиться конструкцию, — что, генотип считывает?
      — Не весь, только основные маркеры, — услышала краткое пояснение.
      — Ну вот, — воодушевилась. — Это вовсе не означает, что я — это она.
      — Но не означает и обратного, — мою радость загасили на корню.
      — Ладно, — мозг, не желающий так легко сдавать позиций, начал работать в форсированном режиме. — А как быть с тем, что у меня отсутствовал интерпретатор? Я так понимаю, мне его вживили, чтобы я с вами общаться могла?
      — Конечно, — нисколько не смутился ловец. — Тебе поставили новый, потому что все биоимпланты нестойки. Они рассасываются без следа. И если требуется длительный эффект, то их приходится регулярно обновлять.
      — Но у меня имя другое! — я не сдалась. — И ID-код! — показала ему своё запястье с чипом-идентификатором.
      — Какое? — соизволил заинтересоваться ловец.
      — Ирилика! — триумфально выдала. — А моя бабушка была Доминикой!
      — Я имени не знал, — легко отмахнулся непробиваемый монстр. — Код, тем более. А вот ты о моём мире некоторые сведения демонстрируешь.
      — Просто видеозаписи смотрела, — от его упёртости мне начало становиться не по себе. — Кстати! — вдруг вспомнила, куда их спрятала. — Они у меня в кармане были! — даже показала, где именно, похлопав себя ладошкой по груди. — Маленькая такая таблетка-накопитель. Вы её нашли?
      — Твою одежду пришлось утилизировать, — мои надежды убились окончательно. — А имеющийся в ней предмет был сильно повреждён. Видимо, оказался на траектории выстрела. Ну, хорошо, — ловец вдруг собрался, даже щупальца подтянул к себе ближе. — Будем считать, что я тебе поверил.
      Да неужели? Подобная уступчивость выглядела весьма подозрительной. С чего бы ему так кардинально менять позицию?
      — Допускаю, то что ты говоришь может быть правдой, но это не влияет на существующее положение вещей, — очень быстро получила объяснение. — И не снимает с тебя обязательств компенсации. Полагаю, в вашем мире существует понятие "долг" и мне не нужно объяснять, что оно означает?
      Заковыристо. Умно. Хитро. И неприятно!
      — Не нужно, — осторожно подтвердила, осознав, что расслабляться рано.
      — В таком случае, тебе придётся их принять.
      Зашибись. Он меня в угол загнал! Вроде как и уступку сделал, и выбора не оставил. Откажусь играть на его условиях — и меня продолжат обвинять в обмане. Соглашусь — попаду по полной. Короче, вляпалась я по уши!
      — А что я могу вам дать? — сделала вид, что груз обязательств меня не слишком напрягает. — Ничего ценного у меня при себе нет, — демонстративно осмотрела свои пальцы без колец. — На Земле я могла бы что-нибудь подобрать, но здесь... — пожала плечами. — Может, вы меня туда отвезёте? Обещаю, что и оплата расходов, и компенсация за причинённые неудобства вас устроят.
      Ловец меня не перебивал. Ему было интересно.
      — Йаш! — засмеялся, когда замолчала. — А ты любопытный экземпляр. Но торговаться не умеешь совершенно! Надо подумать, кто мне за тебя больше заплатит.
      — А что, есть много желающих? — буркнула сердито. "Комплимент" меня не вдохновил. Как и факт того, что меня банально кому-то продадут.
      — Разумеется, — нисколько не смутился торгаш. — Амирэм мне весь мозг уже вынес, требуя отдать тебя ему. Да и Дэташш обещал ничуть не меньше. Хотя, — помахал одним из отростков, — раз ты не навигатор, думаю, смысла отдавать тебя творцам нет никакого. А вот жнец найдёт тебе применение, — оттолкнулся от пола, давая понять, что дискуссия окончена. — Можешь погулять по кораблю, — милостиво разрешил. — Но если хочешь, останься здесь, — забрал из рук сферу и сдвинул кресло вместе со мной чуть в сторону, освобождая центральную часть отсека. — Получишь возможность поучиться переговорам, — пояснил.
      Я осталась. Не для "учёбы", естественно. Бланкинг меня никогда не привлекал, а уж в ракурсе собственной шкурки тем более. Но увидеть потенциального покупателя хотелось, хотя бы для того, чтобы быть готовой к его появлению в своей жизни. И стратегию поведения выработать, по возможности.
      Впрочем, поучиться реально было чему. Такой хватки, изворотливости и изобретательности я ещё не видела. То, как ловец "раскрутил" меня, добившись нужного результата, оказалось детским садом, по сравнению с "милой" беседой двух озабоченных собственной выгодой и потребностями персон. Бледно-зелёной спрутообразной и вполне человеческой, хоть и изрядно специфической. По крайней мере, мне объёмное изображение смуглого красавца с белыми волосами до плеч на концах окрашенных в огненно-красный цвет, традиционным я бы не назвала. Взгляд карих глаз пронзительный, хваткий и от этого неприятный. Тёмно-вишнёвый плащ скрывал фигуру, но как-то я сомневаюсь, что при таком лице она у него имеет дефекты. Тем более, что пропорционально вроде всё в норме.
      — Ильдэрат? — незнакомец сделал вид, что безмерно удивлён неожиданному сеансу связи. — Мои приветствия.
      — И тебе мои, Дэташш, — вернул ему любезность ловец.
      — Не ждал твоего появления так скоро, — жнец с ходу понизил уровень заинтересованности.
      — Да я бы тебя и не беспокоил, — показательно вздохнул "спрут". — Но обстоятельства, йаш! — продемонстрировал высочайшую степень собственного бессилия перед необратимостью судьбы, на которую не в состоянии повлиять.
      — Какие именно? — послушно шагнул ближе к теме беловолосый.
      — Малышку помнишь? Ту, которую я с Земли привёз, — словно у него таких десяток, озвучил Ильдэрат.
      — Это такую.... темноволосую? — столь же долго "вспоминал", о ком именно идёт речь Дэташш.
      — Именно! — показательно возрадовался спрутик его хорошей памяти. — Наше предварительное соглашение по ней придётся отменить, — новый вздох и бесконечное сожаление в голосе. — Мне жаль.
      Его визави даже бровью не повёл.
      — Почему? — вроде безразлично спросил, но как глаза сверкнули! Ух!
      — А разве Амирэм с тобой о ней не говорил? — "растерялся" ловец. — Ой, ну как же! — "расстроился" даже. — Как хорошо, что я решил подстраховаться и тебе сообщить.
      — Что именно? — начал терять терпение жнец.
      — Я её отдаю, — ответ был короток и ясен. — Ему, — ещё и с уточнением, дабы избежать недопонимания.
      — Я же просил не принимать окончательных решений по другим предложениям до того, как я откажусь! — пожурил торгового партнёра Дэташш. — Ты обещал её мне.
      — Помню, — раскаяния в голосе столько, что хоть ложками выгребай. — Я и не хотел! Но твой брат так настаивал! Тем более, что девочка в себя пришла, а ты знаешь, как ему нужна информация!
      — Ему мало тех, кого он уже к рукам прибрал?! — возмутился блондин.
      — Он почти всех потерял, когда те сбежали, — вкрадчиво напомнил Ильдэрат.
      — Упустил — его проблемы! — зашипел жнец. — Если моей прежней цены тебе недостаточно, я её поднимаю, — перешёл непосредственно к делу. — Но это последний торг. Я требую немедленного и окончательного соглашения!
      — Достигнуто, — обречённый взмах щупальцем, и оно прошло сквозь протянутую призрачную руку. — Через пару дней будем у тебя.
      — Она с тобой? — в глазах мгновенно загорелся интерес. — Покажи!
      — Насмотришься ещё, — смешливо фыркнул ловец. Но меня из кресла всё же вытащил, выталкивая перед собой.
      Честное слово, были бы мы в одной весовой категории, я этому гаду выдала бы по максимуму возможностей. И не факт, что он ушёл бы здоровым. Но, увы. Пришлось инстинкты задавить и встретиться с хищным прищуром, осмотревшим меня с ног до головы и оценившим с весьма однозначно трактуемым интересом. Гастрономическим.
      Помню, видела я такой на практике два года назад, когда мы в саванне лагерем стояли. Период засухи был и к нам лев-одиночка забрёл. Вот он на меня так же смотрел.
      — Вкус-с-сная малыш-ш-шка, — подтвердились мои подозрения. Кончик языка скользнул по губе, которую следом прикусили белые зубы.
      От захлестнувших эмоций бедный интерпретатор у меня на затылке похоже даже не справился с переводом, вновь начав искажать воспринимаемые слова.
      — Я же говорил, что тебе понравится, — долго пускать слюни жнецу не позволили, оттащив меня обратно в зону невидимости. — Хороший материал.
      — Хороший, только сырой совсем, — согласился этот... гурман. Карие глаза поискали меня, не нашли и страдальчески закатились к потолку.
      — Приготовишь! — фыркнул "спрут", отключая сигнал, от чего фигура собеседника потеряла визуальную плотность, растаяв в пространстве.
      Нет, я, разумеется, человек широких взглядов и признаю право каждого на личные убеждения, пристрастия и самоопределение, но это уже перебор.
      — Послушайте... Ильдэрат! — окликнула монстра, переставшего обращать на меня внимание и занявшегося одной из поднявшихся рядом с ним голографических панелей. — А у вас нет случайно инструкции, как правильно нужно "готовить" таких как я? Мне бы ознакомиться, на всякий случай. Знаете, как-то не хочется неожиданностей.
      — Чего нет, того нет, — рассеянно бросил ловец, увлечённо погружающий щупальца в отверстия, вспыхивающие радужными переливами.
      Очаровательно.
      — А чего-нибудь иного о вашем мире? — не сдалась. — Познавательного.
      — Какого-какого? — так же между делом переспросил суперзанятый тип.
      — Информационного, — покладисто начала перечисление. — Новостного. Художественного. Эпистолярного. Публицистического. Научного. Аналитического. Нет? Что, совсем? Даже брошюрок? — растерялась, заметив, как спрутик прекратил свои суетливые движения и замер. По-моему, даже чуть осел на пол от неожиданности.
      — Я, конечно, всё могу понять, — задумчиво выдал. — Другой мир... другие приоритеты... Но не настолько же! — обошёл меня кругом, словно рассматривая. — Тебе это всё зачем? — остановился, наконец.
      — Как "зачем"? — я опешила. — Мы и наш мир интересны вам, а вы и ваш, соответственно, нам. Вообще познавательные функции характерны для большинства видов живых существ. Им адаптационно важно знать, что именно их окружает! И мне непонятно, почему вы видите в этом что-то ненормальное, — кажется, меня понесло. — Или пойманный кролик, с которого можно содрать шкурку, а потенциально даже пустить на шашлычки, не имеет права выглядывать за пределы своей клетки и обязан, сложив лапки на груди, тупо грызть морковку, покорно дожидаясь своей участи? Весьма удобная позиция!
      — С ума сойти... — ловец даже отступил чуть назад, смешно перебрав нижними конечностями. Похоже своим выпадом я добила его окончательно. — Я и не думал, что... — не договорил, оборвав себя на самом интересном. Покачался в задумчивости, помахивая отростками.
      — А именно? — не дождавшись продолжения, я попыталась его простимулировать.
      — Что вы совмещаете в себе всё, — загадочно выдал, словно находясь всё в той же прострации. Однако не прошло и нескольких секунд, а тон снова стал деловым: — Значит, хочешь знать о моём мире, — это был не вопрос. Утверждение. Констатация факта. — Занятно. Впрочем, не так уж и нереально. У нас есть пара дней на маленький договор, — неожиданно предложил.
      — Отлично. И каковы его условия? — сразу перешла к делу. Уже привыкла, что общаться с этим типом нужно с позиции "ты мне, я тебе".
      — Я расскажу тебе о своём мире, а ты мне о твоём.
      Есть контакт! Я обрадовалась. И отказываться, естественно, не стала. Равноценный обмен. Почему бы и нет? Секретной информацией я не владею, так что страшных тайн, надеюсь, не выдам. А в процессе беседы, может удастся не только узнать что-то новое, но и убедить его вернуть меня обратно, а не везти к этому... дегустатору!
      Правда, немедленного разговора не получилось. Ловец решительно отправил меня "погулять" по криатлу, заявив, что я и так отвлекла его безумно, и сначала нужно проложить маршрут. Это, конечно, резко снизило шансы на скорое возвращение, но спорить с ним на этот раз я не рискнула. По-моему, я и так превысила норму наглости за сегодняшний день. Обычно я как-то спокойнее себя веду. Это меня, видимо, от ненормального окружения так заносит.
      Корабль оказался точно таким, каким был в воспоминаниях бабушки. Не слишком большим, но и не маленьким. Может, и излишне громоздким для меня, но вполне соответствующим габаритам своего хозяина. Доступ в большинство помещений был заблокирован, хотя я, прекрасно помня, как именно они должны открываться, методично надавливала ступнёй на разноцветные переливы пола, затекающие на стены. Срабатывали на нажатие только желтые, наверное, мне разрешили туда попасть, остальные мои действия просто игнорировали.
      Впрочем, даже в этих отсеках ничего супер интересного я не нашла. Одним из них оказался тот самый, с одеждой. Второй, рядом, был завален массой мелких вещей бытового назначения, сложенных в разнообразные коробки. Третий — похож на гигиенический, и мне пришлось применить метод проб и ошибок, чтобы научится им пользоваться.
      Добралась и до "кормовой базы" — особого труда не составило узнать компактные упаковки с содержимым, которыми здесь полагалось питаться. Любопытства ради, разодрала одну из них, и вгрызлась зубами в съедобный кубик, куда больше похожий на кусок пластилина, чем на нормальную пищу. Не по вкусу, что-то приятное язык всё же ощутил, а по вязкости.
      Вот в таком виде, а именно: сидящую на полу, среди пустых обёрток, и вдумчиво пережёвывающую резиновую массу, меня ловец и застукал.
      — Поела уже? Хорошо, — вполне адекватно отреагировал. — Отсек для сна нашла?
      — Нгр... бур... ла, — отрицательно замотала головой, поднимаясь на ноги и пытаясь в ускоренном режиме поглотить эту субстанцию, прилипающую к зубам и никак не желающую менять место дислокации на желудок.
      — Тебе плохо? — немедленно озаботились моим состоянием. Даже переместились ближе, с явным намерением оказать первую помощь.
      Смутно себе представляя, в чём именно она будет заключаться, я приложила титаническое усилие, отправив, наконец, своенравный продукт в пищевод.
      — Нэт! — пискнула уже куда более внятно. — Всё в порядке!
      — Точно? — судя по тону мне не очень-то верили. — Мы ещё не так далеко от станции, можем вернуться. Вардашш тебя посмотрит.
      — Я просто этот шедевр кулинарии съесть пыталась, — кивнула на сложенные высокой стопкой контейнеры. — Ну и гадость. Вы только ею питаетесь? Что это вообще такое?
      — Триосомальный сублитерат, — с готовностью озвучили наименование.
      Понятно. Можно было и не спрашивать.
      — Что тебе в нём не понравилось? — моя реакция ловца заинтересовала. — В твоём мире он иной? С другими характеристиками? Какой именно?
      Вот и первый обмен информацией. И если мои познания остались на уровне "есть можно только ЭТО" и "изготавливается ОНО у жнецов, а посему фиг знает из чего", то уровень осведомлённости Ильдэрата вырос существенно. Ровно настолько, что малость от этого обалдевший ловец отправил меня спать, изолировав в небольшом отсеке. Предварительно добыв из пола вполне приличного вида кровать-гамак на гравитационных амортизаторах.
      Второе потрясение ждало с "утра" нас обоих, когда мы начали сравнивать социальное устройство наших миров. Это я предложила, поскольку ловец любезно поинтересовался: "С чего начнём?" Мы потом часа два сидели молча, осмысливая полученную друг от друга информацию. Не знаю, как "спрут", а я была в полном ауте.
      В общем, получалась у меня не самая стандартная картинка. По крайней мере, привычного в ней было... Да ничего не было! Весь мир этой системы Глисс оказался безумно неправильным!
      Моё первоначальное предположение, что ловцы, жнецы и творцы — это разные биологические виды, которые просто сосуществуют рядом друг с другом, образуя некий социальный симбиоз, потому что разделили выполняемые функции, оказалось в корне неверным. Хотя я наверняка могла бы догадаться об этом сама, ведь Дэташш и Амирэм принадлежали к разным "группам", даже по внешнему облику отличались, а считались братьями. К тому же Ильдэрат обмолвился, что у них есть ещё один брат, третий, и он относится к ловцам.
      Правда, вдаваться в подробности и объяснять, почему же спрутообразные так кардинально отличаются от своих человечных собратьев, он не стал. А на мой вопрос: "Может, эпитет "брат" применяется в переносном смысле? У нас власть имущие, тоже часто себя братьями называли, хоть и не всегда таковыми являлись", только фыркнул презрительно. Брат, значит одинаковая генетика. Точка.
      Обрадовало меня то, что я не ошиблась в определении функциональных особенностей этих "групп". Каждая из них реально занималась исключительно своей сферой деятельности, и мой "информатор" это подтвердил. Творцы — работают с техникой, они — создатели. Жнецы — со всем биологическим. При этом относятся к тем, кто берёт. Что именно, осталось неясным. Ну а ловцы — транспортное, связующее звено между ними, которое ничего не создаёт, но многое может разрушить.
      А вот дальше... Дальше я вспомнила, что существуют ещё ментауты и бионты. Припомнила предположение дедушки, что первые могут управлять вторыми с помощью особых мозговых импульсов или волн. Что из этого более правильно и как именно происходит — оставалось только догадываться, внятного объяснения я не получила. И с трудом усвоила сложную иерархию, которую до меня попытались донести.
      Бионты оказались вовсе не живыми роботами, как казалось на первый взгляд, а нормальными, обычными особями. Они могли быть творцами и жнецами, но никогда ловцами. А вот ментауты существовали во всех трёх группах, да ещё и делились на высших и низших. У низших в ментальном подчинении были бионты, а у высших - низшие ментауты. Опять-таки это правило не касалось ловцов, которые все были независимыми.
      Но даже не это перевернуло моё мировоззрение с ног на голову, а то, что во всей этой системе было неправильным самое главное — разделение на женскую и мужскую часть населения. Да, существовали и те, и другие. Но, во-первых, все женские морфотипы были исключительно бионтами. Ни одного ментаута. Во-вторых, встречались они только среди жнецов. Ну и в-третьих, привычных для моего мира репродуктивных функций не выполняли. То есть детей у них не появлялось.
      — Я не понимаю, — попыталась найти объяснение. — То, что вы живёте несколько дольше, чем мы, не означает отсутствие смертности. А ваш вид не слишком похож на вымирающий. Откуда берутся новые особи?
      — Не ко мне вопрос, — легко отмахнулся "спрут". — Этим занимаются жнецы.
      Логично. При таком раскладе трудно ожидать, что подобную сферу деятельности подгребёт под себя кто-то другой. Однако о том, как именно они это проворачивают, не прибегая к естественному процессу размножения, можно было только догадки строить. Впрочем, при желании детей и в пробирках можно выращивать, не проблема.
      Осталось выяснить, насколько вариабельно социальное положение местного населения.
      — Ментаутом или бионтом нужно родиться? — после ощутимых раздумий, я сформулировала очередной вопрос. — Или можно стать в процессе жизни?
      — Способности к ментальному контролю врождённые, — снисходительно пояснилось мне. — Либо ты управляешь, либо подчиняешься. Этому невозможно научиться.
      Ясно. Физиологическая особенность.
      — А ловцом? — попытала счастья ещё раз.
      — Нельзя стать тем, кем тебе не предназначено! — ответили нравоучительно. Обтекаемо, но в принципе понятно.
      Ага. Значит, родился ты, и сразу видно — ловец. Без вариантов. Или творец-бионт. Или творец-ментаут. Или этот... жнец какой-нибудь из двух. Получается, что ничего мобильного в социальной пирамиде этого неземного сообщества нет, всё жёстко и исключительно на биологической основе. Но мой мозг остался в шоке. Почему же братья такие разные?!
      — Потому и разные, что братья! — возмутился моей непонятливости Ильдэрат. — Как я тебе это объясню? Вот попадёшь к Дэташшу и задашь ему свои вопросы.
      Ну, спасибо, "порадовал". Сомневаюсь, что этот тип со мной разговаривать будет. Приготовит и... И что? Реально на еду пустит? Переработает в этот... суперпитательный концентрат, и будет он у него с каким-нибудь новым, экзотическим привкусом? Бред, конечно, но если женщины не для размножения, то для чего?
      Представила себе возможные варианты и обрадовалась тому, что Ильдэрат нечеловекоподобен, и ему до моих прелестей нет никакого дела. Ловцам, наверное, вообще секс не нужен. Раз у них нет бионтов, значит, и женских особей тоже. А развлекаться с собой жнецу я не позволю. Да и другим потенциальным партнёрам тоже. Лучше пусть съедят. Если смогут. У нас хорошая подготовка по самообороне была.
      Воинственный настрой продержался недолго. Ровно до того момента, когда меня, помрачневшую и ушедшую в неприятные мысли, встряхнули, оплетя отростками, и потребовали аналогичной откровенности в отношении человеческого общества.
      Пришлось сосредотачиваться на другом. На щупальцах, которые упорно не желали отцепляться, и на том, как донести до существа с подобным мировоззрением нашу либеральную социальность, ограниченную исключительно собственными желаниями того, кто выбирает свой профессиональный и жизненный путь. Хотя, конечно, некоторые физические и психические особенности в этом тоже играют свою роль, но ведь не такую большую как у них!
      Реакция ловца была весьма предсказуемой. Выслушал, завис, дёрнулся, словно куда-то бежать собрался, снова замер в неподвижности, а потом засыпал меня вопросами: "почему это возможно и как так получается".
      В общем, первый опыт культурного обмена удался. И мне необычайно сильно хотелось его продолжить, особенно теперь, когда я примерно представляла себе специфику мира ловца и понимала, какие сферы жизни пришельцев в разговоре с ним затрагивать бесполезно, а какие он может детально описать.
      Если захочет, конечно.
      Трудно представить, что Ильдэрат вот так сходу выдаст мне стратегически важные секреты. Но попытаться-то можно?
      Нужно.
      Понимая, что он уже справился с моральным потрясением и самое время продолжить расспросы, закинула удочку на предмет "политишен ситуасьён". Вот честное слово, не кажутся мне отношения Дэташша и Амирэма тёплыми и по-настоящему родственными. Не похоже, что эти двое воюют, но отношение друг к другу у них однозначно негативное. Какую роль в этом играют ловцы? И какую позицию занимает третий брат? Как его зовут, кстати?
      — Эльдират, — почему-то очень неохотно, но всё же озвучил имя "спрут". — Он редко вмешивается в семейные разборки, да и нас совсем не контролирует, предоставляя свободу действий в рамках установленных им правил. Независимость ловцов — исключительно его воля. Прими наш ментаут иное решение и мы послушно пойдём за ним, выполняя любые приказы.
      Оу... Получается, этот ловец — высшее командование вооружёнными силами? Надо запомнить. Не факт, что пригодится, но чем чёрт не шутит. Выяснить бы теперь, где столь примечательный тип обитает. То есть имеется ли шанс с ним столкнуться?
      — Этого никто не знает, — загадочно заявилось в ответ. — Он может быть где угодно. В отличие от других, мы не привязываем себя к конкретным местам обитания и нигде не задерживаемся надолго. Наш дом — вся система. Мы те, кто связывает всё воедино.
      — Получается, что жнецы и творцы живут на своих базах и станциях, никогда их не покидая? — я сделала вполне логичный вывод. — И летаете только вы?
      — Верно, — весело помахал отростками Ильдэрат.
      — И много в системе Глисс таких мест? — воспользовалась его хорошим настроением. Боялась, что он не ответит, всё же специфическая информация, но "спрут" причин скрывать её не увидел. А может специально не стал, чтобы меня поразить.
      И ему это удалось.
      Четырнадцать планет-баз. Семь у творцов и семь у жнецов. Столько же космических станций рядом с каждой из них. И ещё несколько в свободном, открытом космосе. Впечатляет. Особенно в контрасте с нашим весьма скромным комплектом Земля плюс маленькое исследовательское поселение на Марсе. Мы даже на Луне толком так и не закрепились!
      По-моему, сначала мне не поверили. Дважды переспросили. А потом фыркнули, что вот они — последствия нашей многофункциональности и отсутствия жёсткой специализации! Короче, самомнение и чувство собственного превосходства у отдельных монстрообразных особей резко возросло.
      Ну и ладно. Зато у нас нет такой ограниченности и зависимости! И нами никто не управляет! И не контролирует!
      Зря я это сказала. Обиделся. Бесцеремонно выставил меня в коридор, посоветовав не лезть в то, что меня не касается.
      У-у-у... Как всё запущено. И грустно. Я ещё так много хотела узнать! А теперь придётся ждать когда его настроение выправится и ловец соизволит вернуться к нашему мини-договору.
      Побродила по кораблю, сгрызла свой "ужин", полежала в "гамаке", в надежде уснуть, поняла, что бесполезно и выползла обратно. Рискуя нарваться на неприятности, заглянула в отсек управления и поняла, что просто любопытство — это хорошо, а вкупе с наглостью ещё лучше.
      "Спрут" был не один.
      — ...мне нужно это выяс-с-снить! — шипело голографическое изображение очередного собеседника, весьма примечательной наружности. Высокого, худощавого, смуглого, с пронзительными голубыми глазами и тёмно-синей шевелюрой.
      Лэйтэм? Не узнать этого типа было невозможно.
      — Понимаю, — холодно отреагировал ловец. ,—— Но сделать ничего не могу. Она продана.
      — Йаш-ш-ш! — сверкнул глазами творец. — Ладно, пусть так. Тогда я предлагаю другие условия. Криатл нового типа в обмен на разговор с ней.
      — Длительность? — деловито отреагировала заинтересованная сторона.
      — Сутки, — коротко озвучила другая.
      — Слишком долго, — покачал отростками альбинос. — Завтра она должна быть у заказчика.
      — Подождёт твой заказчик, — фыркнул синеволосый. — Думаю, ты найдёшь себе оправдание и сумеешь ему объяснить, почему задержался. Криатл способный самостоятельно создавать зоны перехода и перерабатывать энергию звёзд в фантомную материю этого стоит.
      Соблазн велик, да. Это даже я понимала. Фактически, имея такой транспорт, ловец становится независимым от творцов и их установок!
      Ильдэрат решил такого шанса не упускать.
      — Достойная компенсация, — предсказуемо согласился. — Но... — задумался. — Сутки, говоришь? ,— в интонациях прозвучало сомнение. — Успеешь?
      — У меня есть средства убеждения, — нехорошая ухмылочка скользнула по тонким губам. — Она будет очень разговорчивой.
      — Никакого физического насилия! — намёк поняли и наложили вето.
      Улыбочка исчезла. Лэйтэм разочарованно вздохнул, посмотрел куда-то в сторону, словно советуясь, и покачал головой.
      — Хорошо, — изобразил из себя самое мирное на свете существо. — Привезёшь её и заберёшь корабль.
      — Нет.
      — Что значит "нет"? — всю наигранную покладистость как ветром сдуло.
      — Сначала я осмотрю криатл, чтобы убедиться в его технических возможностях, а потом передам девушку тебе, — нагло заявил ловец.
      — Йаш! — снова коротко выругался его оппонент. — Что за недоверие! Разве я давал тебе повод сомневаться в моей честности?
      — Ты? Нет, — с готовностью подтвердили. — Но кое-кто на это способен, — недвусмысленно намекнули, скорее всего, на Амирэма. Лэйтэм же его любимчик. — Поэтому сначала я прилечу один. У меня сейчас два криатла, так что второй вместе с девушкой останется дрейфовать в космосе. Если оплата меня устроит, я дам координаты и вы создадите переход, чтобы забрать товар.
      Дальше я слушать не стала. Понятно, что разговор идёт к завершению, творец согласится, выбора у него нет, а я завтра получу ещё одну головную боль в виде синеволосого садиста, которому запретили ко мне прикасаться. Вот только, если Ильдэрата рядом не будет, он своё обещание сдержит? Или сорвётся? Судя по воспоминаниям бабушки, от него этого можно ожидать. А потом скажет, что случайно, и ещё какую-нибудь компенсацию предложит.
      Как-то мне нехорошо. Очень хочется снять стресс, а ничего подходящего придумать не могу. На Земле я в подобных случаях в парке пробежки устраивала, но не будешь же носиться галопом по кораблю! Ловец подобного поведения точно не поймёт.
      Решительно направилась в свою каморку. Остаётся надеяться, что высплюсь и станет легче.
      Не стало.
      "Утром" в душе всё тот же коктейль эмоций и нехороших предчувствий. Ещё более усилившийся после того, как я, прогулявшись по криатлу, никого на нём не обнаружила. Ловец исчез. В переносном смысле, конечно, но по весьма понятным мотивам и делам.
      И ведь даже меня не предупредил, сволочуга! А если бы я вчера разговор не подслушала? Перепугалась бы насмерть! Неужели он об этом не подумал? Р-р-р!
      Вот теперь я уже не сдерживалась. Побегала по коридорам, пошвыряла в стену пищевые концентраты, попинала коробки, наслаждаясь звоном содержимого. Кажется, разбилось что-то...
      Присела рядом, переворачивая контейнер вверх ногами и вываливая разносортную мелочь самых разнообразных форм и неопознаваемых назначений на пол. Ну так и есть. Почти на дне обнаружилась стеклянная посудина похожая на вазу. Вернее то, что от неё осталось.
      Надеюсь, она не слишком ценная. А то на меня ещё и её стоимость повесят... Куда бы спрятать?
      Осмотрелась в поисках укромного местечка и не придумала ничего лучше, как сложить всё обратно. Пусть доказывает, что это я к ней руку... то есть ногу приложила!
      Задвинула коробку подальше, замаскировав другими, и притянула к себе следующую, хищно запустив в неё пальцы.
      Скажете, это неправильно — лезть без спроса в чужие вещи? Ну а чем ещё заниматься? Скучно же!.. О-о-о! Какие интересные камушки!
      Я извлекла на свет божий большую шкатулку с крупными кристаллами, переливающимися всеми цветами радуги. Красные, синие, жёлтые... Глаза разбежались от всего этого великолепия. Это только моя бабушка к драгоценностям равнодушно относилась, а я очень даже ценитель. Правда, такие крупные мне раньше не попадались, но вот коллекция поскромнее у меня есть. То есть была. На Земле осталась в маминой квартире. Я с собой ничего не взяла, когда отдыхать рванула. Эх...
      Зачерпнула горстку этого богатства и пересыпала из одной ладошки в другую. Краси-и-ивые... Вернула обратно, разгребая рассыпающуюся массу, и почувтсвовала, как ноготь зацепился за что-то длинное. Потянула на себя, вытаскивая почти с самого дна тонкую золотую цепочку. А следом за ней, из недр весьма впечатляющего кристаллического великолепия, вынырнул кулончик. Небольшая, изящная капелька выточенная из прозрачного жёлто-зелёного камня.
      Ах! Это же то самое украшение, которое дедушка моей бабушке подарил на её день рождения! То самое, которое "спрут" с неё сорвал, стараясь задушить в отместку за попытку убийства. И то самое, которое она потом так и не нашла.
      Получается, что оно осталось у ловца в щупальцах, когда его в космос выбросили! А тот пополнил им свой запасник. Скомпенсировал, так сказать.
      Хотела положить украшение обратно и передумала. А не жирно ли ему будет? Меня получил и даже дважды продать ухитрился, по-моему, этого более чем достаточно! Этот кулончик — память о бабушке. И мне он намного дороже и нужнее, чем ловцу.
      Прогладив пальцами гладкую поверхность камня, решительно надела цепочку.
     
      Ильдерат замер. Лёгкая, едва заметная волна прокатилась по сознанию взбудоражив забытые, но такие волнующие ощущения. Нежные, ласкающие, непередаваемо притягивающие. Его пара была далеко, но он её чувствовал. Снова! Её эмоции ощущались, пусть совсем слабо, прерываясь, видимо, из-за удалённости, но вполне узнаваемо!
      Неожиданная мысль, что он и в этот раз может её потерять, заставила встрепенуться. Ловец крутанулся вокруг своей оси, стараясь определить направление. Сосредоточился на том, где находится так остро воспринимаемый им объект и растерялся окончательно. Источником мог быть только его старый криатл. Но ведь там, кроме девушки, которую он столь опрометчиво оставил одну, никого нет! Значит...
      Значит, она всё же его обманула! Провела как бионта! Ещё тогда, во время попытки убить, поняла, что он её почувствовал и заблокировала связь, а когда нашёл, прилетев за ней на Земле, притворилась другой. А он ей поверил! Купился на простенькие отговорки, примитивные доказательства, хорошо разыгранное недоумение и отвлекающий разговор. В который уже раз? Глупец! Йаш!
      Ильдерат потерял самоконтроль настолько, что ударом отростка о стену оставил в той глубокую вмятину, ну и спровоцировал адекватную реакцию находящихся рядом творцов.
      Стоящий неподалёку Лэйтэм оперативно отпрыгнул в сторону, скрываясь за спинами своих телохранителей, которые мгновенно выхватили оружие, направляя на взбесившегося ловца. Не стреляли, но напряжённо ждали дальнейших действий. А тот, сообразив, что ярость его бессмысленна и ни к чему хорошему не приведёт, постарался нивелировать произведённый эффект.
      — Приношу свои извинения, — втянул отростки, оставив только самые необходимые. — Возникли некоторые... проблемы.
      — Надеюсь, они не относятся к нашему договору и не изменят его условий? — немедленно обеспокоился синеволосый, осторожно перемещаясь обратно.
      — Нисколько, — несмотря на шокирующее открытие, Ильдэрат решил не разрывать заключённый контракт. Общение творца с девушкой можно контролировать. К тому же оно принесёт свою пользу — малышка вполне заслуживает маленькой мести и наказания! Изворотливая и расчётливая дрянь. И это его пара! Подумать только!
      Ловец никак не мог поверить, что ему досталось "счастье", без которого он столько времени вынужденно обходился! Тем более, что был убеждён в полном отсутствии возможности иметь того, кто всегда должен быть рядом! Однако прекрасно понимал, что бессмысленно спорить с судьбой, которая решила иначе.
      Ему оставалось только принять неизбежное и надеяться, что малышка смирится и перестанет упрямиться, отрицая очевидное. А если нет? Если она продолжит скрывать своё предназначение?
      Ну что ж. Придётся доказать, что у неё нет выбора. Больше он ошибок не допустит и не позволит девушке ускользнуть. Теперь Ильдэрат был в этом уверен.
           
      ГЛАВА 2
      Подчиняясь разуму
           
      Невероятно. Это просто невероятно.
      Ловец с трепетом коснулся панели, перенастраивая управление криатлом и подгоняя его под специфические особенности своего организма. Вошёл отростками в гнёзда контроля, прислушиваясь к немедленному отклику внутренних систем. Чуткость сенсоров оказалась выше всяких похвал.
      Несмотря на некоторое беспокойство, не дающее насладиться достигнутым в полной мере, Ильдэрат был доволен.
      Прекрасный корабль, великолепные возможности, поразительные перспективы. Теперь, пусть и всего на две переброски, но можно самостоятельно открыть зону перехода, накоротко связав любые точки пространства! И осознание этого пьянило, заставляя предвкушать, планировать, ожидать... нового. Неизведанного. Рискованного.
      Риск. Именно таким было предупреждение Лэйтэма о том, что этот криатл всего лишь пробный образец. Да, корабль хорошо зарекомендовал себя в тестовых условиях, но ведь это не гарантия аналогичной отдачи в реальном пространстве. И безопасности.
      Впрочем, вопрос этот занимал ловца в настоящий момент меньше всего. Он наблюдал. Через виртуальный экран своего нового приобретения следил за тем, как формируется искажение пространства, через которое должен пройти криатл с девушкой. Систему управления он настроил на автоматический перелёт, к тому же расстояние не столь большое, так что очень скоро сжатое в спираль подпространство выбросит корабль из своих глубин.
      Время шло, но ожидаемого выброса остаточной энергии не наблюдалось. И это начинало Ильдэрата беспокоить всё ощутимее. А когда рядом появилось изображение самого Амирэма, волнение перешло в чёткое осознание реальных проблем. Рядовому ловцу удостоиться личной беседы с творцом было почти нереально, значит, на то однозначно имелась серьёзная причина.
      — Что ты задумал, ловец? — без предисловий ему бросили обвинение. — Думал, мы не в состоянии понять, что ты решил обмануть нас и нарушить заключённый договор?! Хочешь стать изгнанным? Поверь, мои не самые хорошие отношения с братом не помешают мне найти способ сообщить Эльдирату о твоих махинациях и потребовать наказания!
      — Я ничего не нарушал, — Ильдэрат решительно прервал поток угроз. — Может объяснишь, что произошло?
      — В указанной тобой точке криатла нет! — визави тряхнул головой, разметав светлые волосы с синевой на концах. — Я всё же склонен считать тебя обманщиком, ренегатом ломающим устоявшуюся систему отношений между нами!
      Он продолжал говорить, но ловец уже не слушал, наконец поняв, что так нервировало его всё это время.
      Как же он мог забыть?! Почему не подумал об этом сразу?! Ведь в прошлый раз девушка сумела справиться с управлением, пройти сквозь искривление и попасть на свою родную планету. Значит, нужно было предполагать, что постарается сделать это и сейчас, оставшись одна. Предусмотреть! Он же видел, как сфера реагировала активацией на её прикосновения. Нужно было сразу, как только появилась связь и он понял, что это она, лететь и пресекать все попытки к бегству! А теперь придётся искать. Убеждать творцов в том, что это не его вина и искать способ вернуть свою потенциальную пару. Снова.
                 
      Снова этот звук.
      Тир-р-р-таш-ш-ш.
      Словно кто-то скребётся по обшивке, пытаясь залезть внутрь. Другой спрут? Или ещё какое-нибудь чудище, обитающее на этих инопланетных просторах?
      Экран в отсеке управления не работает, так что видеть происходящее снаружи я не могу, вот и приходится придумывать себе всякие ужасы. И в полной тишине было мало приятного, а теперь так и вовсе жутко.
      Тир-р-р-таш-ш-ш-брямс!
      Я аж подпрыгнула, настолько неожиданным оказался грохот, последовавший за очередной порцией непонятного треска-шипения. Метнулась к выходу из отсека, чтобы найти себе укромное местечко и спрятаться. Попадать в руки-лапы-отростки абы кому мне не хотелось.
      Пробежала по широкому коридору, свернула в боковой. Ещё один. Остановилась, прислушиваясь к нарастающему шуму, топоту, резким, но невнятным голосам, искажаемым гулким эхом. Перепугалась окончательно и рванула дальше не разбирая дороги.
      — Ай! — взвизгнула, потому что не успев затормозить на очередном повороте влепилась во что-то мягкое, тёмное и очень массивное. По сравнению со мной, разумеется. Забилась в крепком захвате, пытаясь вырваться на свободу, продолжая то, что у меня лучше всего получалось — производить звуковые волны высокой частоты.
      — Да замолчи ты уже! — меня прижали к стене, меняя положение рук и перекрывая ладонью доступ воздуха. — Паникёрша! — обласкали эпитетом. — Радоваться должна, что её спасли, а она орёт.
      Замерла, часто дыша носом и медленно приходя в себя. Почувствовав, что я перестала сопротивляться, мужские руки тоже чуть расслабились. Впрочем, ровно настолько, чтобы, когда я набрала воздуха в лёгкие, вновь вернуться в исходное состояние и на корню пресечь повторную попытку изобразить из себя сигнализацию.
      — Ты что, меня не узнала? — прижимающий меня собой к стене субъект попытался разобраться в причинах нелогичного поведения.
      Узнала-узнала. Вот потому мне визжать и хочется. А ещё оказаться от тебя как можно дальше!
      — Ну, успокоилась? — на этот раз меня не отпустили, дожидаясь когда я кивну. И только после этого отступили на шаг, возвращая моему телу законную независимость.
      Присмотрелась внимательнее, замечая, как он изменился. На Земле меня допрашивал худощавый молодой человек, которому навряд ли было больше тридцати. Я бы даже сказала — двадцати восьми. Сейчас же передо мной стоял зрелый тридцатипятилетний мужчина, с едва заметным веером морщинок у глаз и куда более внушительным телосложением. Только глаза остались прежними — яркие изумруды, проникающие прямо в душу.
      — Успокоилась, — коротко подтвердила, только теперь сообразив насколько дико его появление. Как он здесь оказался?!
      — Полковник, — отвлёк его резкий оклик, оказавшегося рядом вооружённого десантника. — На корабле больше никого. Чисто.
      — Отлично, — кивнул тот. — Оператор! — бросил в наручный коммуникатор. — Фиксируйте криатл и заводите в ангар. Мы возвращаемся.
      Помедлил секунду и вновь вернулся взглядом ко мне.
      — Думаю, Ирилика Владимировна, вам лучше пойти со мной, — перешёл на официальный тон. — Жить здесь до возвращения на Землю будет куда менее комфортно, чем на корабле. А вот с вопросами придётся подождать, — быстро среагировал на мой приоткрывшийся рот. — У вас ещё будет время и возможность их задать. Тем более, что тема для беседы с вами у меня тоже есть. Да и лететь нам долго. Прошу, — галантно указал рукой направление, подразумевая, что мне лучше топать первой.
      Пошла, куда ж деваться. Надо не забыть потом как-нибудь при случае ему спасибо сказать, что оружие не достал и угрожать не стал, а то ведь мог бы и не разводить церемоний. А может эта деликатность временная? В прошлый раз, по крайней мере, терпения ему надолго не хватило, быстро я его из себя вывела.
      Усмехнулась, припомнив глаза, яростно полыхнувшие гневом от осознания того, что пока у меня в руках сфера, ничего он мне сделать не может. Впрочем, тут же вспомнила и то, каким кардинальным способом этот вояка решил возникшую проблему, и улыбаться перестала. Сволочь он бесчувственная. Фактически в упор расстрелять безоружную, беззащитную девушку! Так что пусть сколько угодно притворяется хорошим, я в его искренность не поверю. Неплохо было бы держаться от него как можно дальше, а по возможности вообще не попадаться на глаза, но увы. Это вряд ли получится.
      — Виктор, найдите девушке каюту, — полковник обратился к одному из офицеров, встретившему нас у переходного шлюза, ведущего на земной корабль. — Помогите обустроиться и расположение отсеков объясните, чтобы не путалась. А ещё лучше проконтролируйте на первый раз. Через три часа я жду её у себя.
      — Слушаюсь, — предсказуемо кивнул тот.
      Сбросивший с плеч груз забот о новой пассажирке, полковник, прихватив с собой оставшуюся честь офицерского состава, исчез за закрывшимися створками. Мне же пришлось выслушать лекцию на тему: "Как не заблудиться на корабле", совмещённую с визуальным отождествлением некоторых объектов, стратегически важных для успешного ориентирования на местности.
      Мой экскурсовод оказался вполне адекватным молодым человеком. Предложил на выбор несколько свободных кают, посоветовал не готовить самой, а питаться в общем камбузе, потому что "кок у нас — отменный!", и даже с готовностью отвечал на мои вопросы, по крайней мере те, которые касались корабля и его экипажа. Так что, пусть и не всё мне стало понятно, но от некоторых мучительных вопросов удалось избавиться.
      Корабль назывался "Чёрная дыра" и по своим характеристикам, облику и назначению он кардинально отличался от того же "Звёздного ветра". Это был фактически корабль-разведчик. Невидимка, способный оставаться незаметным в открытом, космическом пространстве. Потому, за три года пребывания в этой системе, местное население так и не смогло его обнаружить. Зато исследовательская группа, которая и составляла основную часть экипажа, собрала много нужной и интересной информации.
      На большее мой информатор не расщедрился, тактично намекнув, что до обещанной беседы с полковником осталось полтора часа. А этот субъект тут царь, бог и вообще пуп... э-э-э... корабля. То есть самое большое начальство. Соответственно опаздывать — ни-ни! А я ещё каюту не осмотрела и себя в порядок не привела!
      Оставшись одна за закрытой дверью, постояла в раздумьях, стараясь определиться — рада я тому, что меня спасли или лучше было у ловца остаться. Решила, что всё же больше довольна, чем расстроена. Потому что неизвестный жнец, которому алчный до наживы "спрут"-торгаш меня продал, — хуже, чем пусть и неприятный, и с неясными пока намерениями, но земной мужчина. В конце концов, мне всего лишь нужно дождаться прилёта на Землю. А там я снова буду свободной. У меня ведь нет ни сферы управления, ни накопителя с воспоминаниями. Так что возвращаться к этой теме уже никто не станет.
      Присмотрелась к предоставленному мне жилому пространству, с удовольствием изучая знакомый земной интерьер. Небольшой иллюминатор, кровать, пара кресел, стол, тонкие швы закрытых проёмов на стенах. Открыла гигиенический модуль, с наслаждением активируя привычные настройки и забираясь внутрь. После жутковатого в использовании аналогичного отсека на криатле ловца это просто... Ка-а-айф!
      С учётом того, что запасной одежды у меня не было, пришлось ждать пока система приведёт в порядок имеющуюся в наличии, ну а я, воспользовалась вынужденным перерывом в сборах, чтобы скорректировать стрижку.
      В общем, немного увлеклась. Времени перекусить мне не хватило. Едва шагнула обратно в отсек, как поняла, что кто-то, судя по всему, давно и очень настойчиво требует моего появления в коридоре. Сигнал над дверью уже горел не жёлтым, и даже не оранжевым, а ярко красным!
      — Простите! — пискнула смущенно, оценив возмущение, написанное на лице моего сопровождающего.
      — Я же вас предупредил!—тот немедленно зашагал в сторону сектора управления. — Полковник не любит, когда его распоряжения выполняются не точно!
      — Я не его подчинённая, переживёт, — бросила в спину, стараясь не отставать.
      От моей наглости офицер даже запнулся.
      — Лучше вам ему об этом не говорить, — оглянулся, выровняв равновесие.
      — О чём? — мне даже интересно стало. — Что не подчинённая? Или что переживёт?
      — Второе, — буркнул Виктор. — И вообще, постарайтесь с ним не спорить и болтать поменьше, полковник этого тоже не любит.
      — Вот как? — мне почему-то стало весело. — Это ещё одно его распоряжение?
      — Мой совет, — рука коснулась стены, открывая проём, и указала внутрь.
      Шагнула мимо него в полутёмное помещение, прищуриваясь, чтобы быстрее привыкнуть к тусклому освещению, и остановилась, уперевшись в торец стола, занимающего практически всё свободное пространство.
      Чёрная, глянцевая поверхность. Кресла вокруг него. Одна из стен — широкий проём во всю стену в котором виден глубокий космос и звёзды.
      — Вы опоздали, — откуда-то сбоку из темноты раздался приятный, но крайне недовольный голос.
      Развернулась, отыскивая глазами мужскую фигуру.
      — Извините, — ответила максимально безразлично. Даже плечами пожала. — У меня нет коммуникатора, — показала ему пустое запястье для наглядности. — Не уследила за временем.
      — Присаживайтесь, — проигнорировав оправдание, полковник подошёл ближе, отодвинув для меня ближайшее кресло. Сам сел напротив, обойдя стол, а вот переходить непосредственно к разговору не поспешил, просто впился в мою физиономию изучающим взглядом.
      Хм... Он меня смутить решил? Или его реально что-то заинтересовало? Если первое, то это не по адресу, когда училась на курсе парни меня и не такими взглядами одаривали, привыкла. А вот второе...
      — У меня что-то не так с лицом? — потрогала лоб и щёки. — В зеркале каюты я ничего криминального не заметила.
      — Вы совсем не изменились, — чуть заметно улыбнулся визави. — Удивительно, — покачал головой, — столько лет прошло...
      — Сколько? — оперлась локтями на стол, приготовившись к сногсшибательным открытиям. Предчувствие, знаете ли.
      — Восемь, — озвучили цифру, по-прежнему внимательно наблюдая за моей реакцией.
      Ага. Многовато, но, как верно сказала моя бабушка, оказавшись в аналогичной ситуации, — не смертельно. Я же не постарела! Ну и какие проблемы? Разве что чисто познавательного характера, типа "как это у меня получилось так хорошо сохраниться"?
      — А я откуда знаю? — недоумевающе похлопала ресничками, когда мне именно этот вопрос и задали. Пусть и в несколько иной формулировке. — У меня вообще ощущение, что всего несколько дней прошло!
      — Любопытно узнать, что именно произошло, — спокойно отреагировал полковник. — Ваше присутствие на криатле оказалось для меня неожиданностью.
      — Тогда зачем вы его захватывали? — я ловко ушла от немедленного слива информации. Придержу на всякий случай, вдруг пригодится ещё. Лучше сначала от него что-нибудь узнаю.
      Рука прошлась по светлым коротким волосам, и мужчина поморщился.
      — Давайте так, Ирилика, — не то забыл про отчество, не то специально опустил. — Вы умная девушка и прекрасно понимаете, что мне нужна эта информация. И я её получу, хотите вы этого или нет. Зачем же усложнять жизнь мне и себе? Рассказывайте. Обещаю, что после этого я отвечу на все ваши вопросы.
      Эх. Не прокатило. Упустила из виду, что торгуется и загоняет в угол этот тип не хуже "спрута". Что ж за контингент мне попадается?!
      — И ваше обещание закончится тем же, чем и в прошлый раз, — сделала последнюю попытку поставить его на место.
      — Уверен, что сегодня разговор обойдется без вмешательства ловца, — мой намёк поняли, но в другой трактовке. — На этом корабле вы в безопасности. Его здесь нет.
      — Зато вы есть, — я поморщилась и чуть приподнялась, кидая многозначительный взгляд через стол на его бедро. — И опять с оружием, — пояснила своё движение, заметив тень недоумения на его лице. — Узнаете то, что вам нужно, а потом подарите мне ещё одну пулю? На этот раз это будет контрольный выстрел? В голову? Чтоб с гарантией?
      — Что за... — опешил блондин, проглатывая последнее слово. Не очень красивое, наверное. — Фантазии! — нашёл-таки ему замену. — Я не стрелял в вас, — с холодным убеждением парировал. — Стреляла охрана в ловца, появившегося за вашей спиной. И, по всей видимости, не слишком прицельно, что, разумеется, не делает им чести, но вполне объяснимо с учётом фактора неожиданности и того, как именно выглядит этот пришелец.
      — Да неужели? — я всплеснула руками.
      — Мне нужно сделать менталосканирование, чтобы вы поверили? — фыркнул мужчина, возмущенный моим недоверием.
      Хм... Моё негодование смыло волной его уверенности. Слепок воспоминаний это сильно. Менталскан не обманешь. Может, реально не он? Я же ему в лицо в тот момент смотрела, а не на оружие. А в глазах у него было... Ушла в себя, припоминая. Удивление. Получается, что полковник сам выстрела не ожидал? Да-а-а, дела.
      — Послушайте, Лика, — вывел из задумчивости мягкий мужской голос. Видимо, уровень самоконтроля успел за эти секунды прийти в норму. — У меня и в мыслях не было причинить вам вред. Ваше упрямство могло плохо закончиться для всех и я планировал всего лишь вас напугать.
      — Ладно, — я махнула ладошкой, прерывая поток оправданий. — Чего уж теперь? Будем считать, что у вас это получилось, ведь я на самом деле перепугалась.
      — Так что произошло дальше? — настырный тип напомнил о необходимости всё рассказать. Что я и сделала, решив вот таким нехитрым способом его проверить. От того, что он узнает о моих "приключениях", хуже не будет, зато я смогу окончательно убедиться в его мерзкой сущности, если аналогичной откровенности в ответ не последует.
      Слушал полковник внимательно, не перебивая, с полной сосредоточенностью на лице, и только когда я дошла до его эффектного появления в коридоре, чуть заметно улыбнулся.
      — Теперь я понимаю, почему вы так себя повели, когда меня увидели, — взгляд стал сочувственным. — Вам столько неприятного пришлось пережить с этими ловцами-творцами, а тут ещё несостоявшийся "убийца" вдруг снова появился. М-да... — потёр пальцами чисто выбритый подбородок. — После разговора со мной, зайдите в медотсек, — совершенно серьёзно распорядился. — Пусть наш доктор вас посмотрит. Такой стресс может иметь негативные последствия.
      — У меня с психикой всё в порядке, — процедила сквозь зубы. Иш, чего удумал! Таблетки мне нужны, видите ли! Я ему не психопатка! И вообще у меня очень хорошая стрессоустойчивость!
      — От профилактического приёма успокоительных хуже не будет, — нравоучительно пояснили. — Вы теперь член экипажа и мы обязаны следить за вашим состоянием.
      — Что? — я малость обалдела от последнего заявления. — Как это? Я никаких договоров на работу не заключала!
      — Ах, да! Договор! — воскликнул блондин, словно только сейчас вспомнил. Потянулся к сенсорной панели стола и кивнул на появившееся передо мной изображение. — Вот, — триумфально заявил. — Подписывайте.
      Я на всякий случай отодвинулась подальше.
      — Это обязательно? — покосилась одним глазом на виртуальный лист. — Статус "пассажир" корабельным уставом не предусматривается?
      — Ирилика Владимировна, — терпеливо принялся меня убеждать потенциальный начальник. — Разумеется, вы можете отказаться, но ничего от этого не приобретёте. Вас прельщает перспектива провести целый год до возвращения на Землю в четырёх стенах каюты, практически в полном одиночестве? Ведь отсутствие официального статуса ограничит вас в свободе перемещения и общения. Поверьте же, я действую в ваших интересах. Вы хотя бы прочитайте!
      Год? В одиночестве? Это как-то... малоприятно. И больше на тюремное заключение смахивает. Не-е-е, точно не мой вариант.
      А что там в договоре? Придвинулась обратно. Полюбопытствуем.
      Первая же строчка, где значилась занимаемая должность меня сразила наповал.
      — Зачем вам ветеринар? — выдавила ошарашенно. — На корабле есть животные?
      — Э-м-м... — замялся полковник. — В настоящий момент это секретная информация, — нашёлся, наконец. — Если подпишите договор, я вам всё объясню, в противном случае... — развёл руками.
      — Вы мне вообще пока ничего не объяснили, — я насупилась. — А обещали, между прочим!
      — Я обещал не рассказать, а дать ответы на ваши вопросы, — мило улыбнулся мужчина. — На те, что задаёте, я отвечаю в меру возможности. Разве нет?
      Вот хитрюга! И ведь не прикопаешься!
      — Тогда сначала я хочу узнать, почему вы здесь и как вышли на корабль Ильдэрата. Или это тоже секретная информация?
      — Да нет, — полковник откинулся на спинку кресла, скрещивая руки на груди. — Всё очень просто, — наконец приступил к изложению. — После возвращения ваших родственников из экспедиции, мы были уверены, что координаты Солнечной системы остались для пришельцев тайной. Но неожиданное появление ловца доказало обратное. Мы поняли, что у нас очень большая проблема, потому что нос к носу столкнулись с угрозой, от которой Земля совершенно не защищена. Это просто счастье, что "спрут" оказался один и его целью было забрать вас, а не нападать на планету. Но ведь всё могло быть и иначе!
      Помолчал, задумчиво полюбовавшись на мерцание звёзд в иллюминаторе, и продолжил:
      — Было принято решение усилить обороноспособность Земли, но для этого нужно хорошо знать своего врага, а информации у нас имелось недостаточно. Поэтому, одновременно со строительством защитных установок на орбите, создавался и этот корабль-разведчик. Учёным так и не удалось разгадать, как именно пришельцы формируют кротовые норы и летают через них на своих криатлах. Так что, увы, но "Чёрная дыра" умеет только погружаться в подпространство на плазменном двигателе, как это делал "Звёздный ветер". Потому и времени на полёт затрачено много. Четыре года на подготовку, год в открытом космосе и подпространстве, три года в самой системе Глисс.
      — Вас не обнаружили? — сделала вид, что не знаю о невидимости.
      — Разве Виктор невнятно объяснил причину? — меня одарили весьма специфическим взглядом, доказывая, что уловку разгадали. — Или вы его не поняли?
      Оу. Нас подслушивали? Или офицер ему о разговоре доложил? Неприятно.
      — Я поняла, что "Чёрная дыра" — невидимка, — попыталась выкрутиться из щекотливого положения. — Но это не значит, что за столько времени вы ни с кем из местных обитателей не столкнулись.
      — Мы старались минимизировать любую потенциальную возможность прямого контакта, — пояснил мужчина. — Наша основная задача — сбор информации и мы её выполнили.
      — А как же нападение на криатл? — я напомнила об обстоятельствах своего "спасения".
      — Вы не дослушали, — покачал головой блондин. — Есть и другая цель, которую мы преследовали, отправляясь в эту экспедицию. Мы должны вернуться, имея на руках то, что поможет понять, как совершать быстрые прыжки через подпространство. На Земле остался всего один криатл и он, увы, очень сильно повреждён. Проводить исследования основываясь на его конструкционных особенностях проблематично. Поэтому, перед тем, как стартовать домой, мы начали "охоту" за нужной нам техникой.
      — И вот так просто натолкнулись на ту, где была я? — как-то не верится мне в такие совпадения.
      — На самом деле случайно, — спокойно подтвердил полковник. — У нас было на примете несколько объектов, за которыми мы следили, и этот в том числе. Один, далеко от баз и скоплений ловцов, без дополнительной защиты, дрейфующий в пространстве. Лёгкая добыча. Правда, мы ожидали, обнаружить на нём его владельца-"спрута", а не земную девушку.
      — Подождите, — я потрясла головой. — Если вы предполагали, что на криатле окажется ловец, то рассчитывали с ним справиться? Убить? Как? — у меня глаза на лоб вылезти были готовы. — Они же практически неуязвимы!
      — Полной неуязвимости не существует, — безапелляционно заявилось в ответ. — К тому же мы не желали никого уничтожать.
      Упс. Они хотели взять Ильдэрата в плен? А его ли одного? Может, это не первый криатл, который захватили в качестве трофея! Тогда понятно, зачем я полковнику. Если возникнут проблемы со здоровьем пленных "спрутов", кто лучше ветеринара разберётся с их негуманоидными телами? От подобной мысли мне стало нехорошо.
      — Всё верно, — подтверждая догадку, словно сделанные мною выводы на лице были написаны, кивнул мужчина. — Не думаю, что ваша помощь потребуется, но раз так складываются обстоятельства... Почему бы и нет, — наклонился ближе, опираясь локтями на столешницу. — Войдёте в состав группы, которая занимается их жизнеобеспечением. Подписывайте, — вновь активировал поблёкшее за время беседы изображение договора.
      — И сколько их у вас? — словно между делом спросила, пробегая глазами по остальным пунктам. Ничего подозрительного не нашла и провела запястьем по сенсору.
      — Двое, — ответ получила только после того, как поставила подпись. — Хорошо бы получить ещё одного, но... — развернул экран к себе, проверяя ID. Свернул изображение, поднимая глаза на меня. — Но боюсь, у нас не остаётся на это времени. "Чёрная дыра" уже начала маневр, чтобы разогнаться и покинуть систему.
      — Ясно, — кивнула. — Могу я узнать, что именно нужно делать?
      — Инструкции в юните вашей каюты. Форму получите у интенданта и с завтрашнего дня приступаете к работе. Допуск у вас уже есть, — поднялся с кресла и обогнул стол. Остановился рядом, дожидаясь, пока я встану. — Добро пожаловать в команду, — протянул руку.
      — Спасибо, полковник, — вложила пальцы в мужскую ладонь.
      — Вы забыли как меня зовут? — светлые брови удивлённо поползли вверх.
      — Нет, — пискнула, дёрнувшись, потому что пожатие оказалось неприятно сильным. — Леонид Романович!
      — Простите, не рассчитал, — немедленно получила извинение. Ладонь отпустили, убирая руки за спину. — Вы не военнообязанная, так что можете обращаться ко мне по имени. Одну минуту! — остановил, когда я шагнула к двери. — Сегодня вечером в семь часов вы ужинаете за столиком капитана. Виктор вас встретит и покажет, где именно. Будьте добры, постарайтесь не опоздать. Можете идти, — разрешил, наконец.
      Пф-ф-ф... Вылетела из отсека как пуля, притормозив только метров через пятьдесят, когда поняла, что направление собственного перемещения мне неизвестно. Остановилась, опираясь рукой на стену и переводя дыхание.
      Чего это я? Не кипятком же меня ошпарили. Подумаешь, руку пожали! И на ужин пригласили! А-а-а-а! Не хочу! Я вообще-то потому в бабушкин дом отдыхать и уехала, что компании меня достали неимоверно. А теперь, опять?! Я же как выставочный образец буду в центре всеобщего внимания! Господи, вот во что вляпалась?! Сказала бы сразу, что не приду и все дела. Так нет, трусливо сбежала!
      Зажмурилась, вжимаясь лбом в ребристую поверхность стены. Даже пару раз об неё стукнулась, чтобы дурь из головы выбить...
      — Что с вами? — на плечо легла тяжёлая рука, заставляя развернуться.
      Брюнет. Симпатичный. Коротко стриженый. Высокий. Помоложе полковника. В чёрной с серебром форме. Глаза тёмные. Взгляд открытый, обеспокоенный.
      Мозг, словно компьютер, подметил детали, собрал информацию воедино и выдал итог: "Человек. Пол мужской. Должность неизвестна. Нацелен на общение".
      Потрясла головой, приходя в себя. Может, мне и вправду к врачу?
      — Вы поранились, — нахмурился мужчина, присматриваясь к моему пострадавшему лбу. — Пойдёмте, — решительно подхватил под локоть, увлекая за собой.
      Через минуту я уже сидела в белоснежном медотсеке, а мой провожатый в сторонке тихо переговаривался с врачом, дожидаясь когда медсестра заклеит рану.
      — Где это вы так? — улыбнулась та, убирая инструменты.
      — По глупости, траекторию не рассчитала, — слукавила, коснувшись пластыря.
      — Не трогайте, — мою руку отвели в сторону. — Завтра он сам отклеится.
      Девушка оглянулась на занятых разговором мужчин и присела рядом.
      — Это же вас от ловца спасли? — спросила страшным шёпотом, округляя глаза. — Жуть! Я одного видела. Бр-р-р! Как вы с таким столько времени выдержали?
      Ну вот! Начинается!
      Ответить не успела.
      — Евгения! Закончила? Свободна! — широко улыбаясь, врач указал ей на дверь. — А вам, Ирилика Владимировна, советую пойти к себе и отдохнуть, — понаблюдал за моей физиономией, меняющейся от осознания широкой известности моей личности. Быстро информация тут распространяется, однако! — И ещё, — мне протянули упаковку. — Вот это принимайте. Три раза в день.
      Покосилась на рекомендованное успокоительное, но упрямиться не стала.
      — Хорошо, — спрятала "презент" в карман. — А в жилой блок как попасть?
      — Направо, третий лифт...
      — Не беспокойся, Олег, — перебил его брюнет, вмешиваясь в наше общение. — Я её отведу.
      Проводил. И отсек интенданта помог найти, потому что я вспомнила, что форма мне нужна срочно, а потом времени на поиски уже не останется. И до каюты пакет с одеждой помог донести.
      — Спасибо, Михаил, — поблагодарила, забирая объёмный свёрток из его рук. Как-то в процессе перемещений незаметно познакомились. И даже на "ты" перешли.
      — Да не за что, особенно, — помедлил, словно раздумывая — задать вопрос или просто уйти. — Лика, могу я узнать, кто тебя так из равновесия вывел? Ну, кроме ловца, естественно.
      — Да есть тут один, — попытку меня подбодрить я оценила. — Блондинистый такой...
      — Полковник? — заулыбался брюнет. Видимо, это только Виктор до дрожи в коленках впечатлён начальственной персоной, а этот тип очень даже наоборот. — Ясно, — кивнул ободряюще. — Ты не переживай, он только кажется таким суровым, а на самом деле...
      — Белый и пушистый, — закончила за него. — Ага. Я так и поняла, — поспешно ретировалась за створками сходящегося проёма, чтобы избежать продолжения разговора. Не хватало ещё, чтобы меня начали убеждать в том, что я предвзято к кому-то отношусь!
      Бросила одежду на кресло, закинула в рот таблетку и плюхнулась всей тушкой горизонтально на матрас. Ну и денёк! Ещё утром я была пленницей ловца, вернее, приобретением жнеца, который свой товар, судя по всему, так и не получит, а через несколько часов — уже штатный ветеринар земного корабля-шпиона. В голове не укладывается.
      А должно? Похоже, у меня период в жизни наступил неудобоваримый. Анализировать события которого не только бесполезно, но ещё и опасно для психики.
      И что из этого получается? Да то, что придётся плыть по течению.
      Зашибись! А я разве последнее время делаю что-то другое? Оправданиям полковника поверила, работать согласилась... И это при том, что даже в отростках ловца спокойнее себя чувствовала, чем во время разговора со своим "спасителем"!
      Интересно, Ильдэрат здорово разозлился, когда узнал, что я исчезла вместе с криатлом? Снова решил, что я его обманула, или понял, что меня банально увели у него из-под носа? Хотя какой там нос... Ладно. Из-под отростков. А вообще он очень необычный. Вот гад вроде и человечности в нём — ноль, а мне почему-то симпатичен. А если бы глазки не прятал, так точно няшкой бы был.
      Вспомнила бледную травяную зелень в обрамлении светлых ресниц. Словно наяву увидела. Даже шевелящиеся вокруг щупальца как живые, будто он на самом деле рядом.
      — Л-л-лика-а-а-а... — окутало едва слышное шипение, от которого я вздрогнула, подпрыгнула на кровати и распахнула глаза, осматривая каюту. Тихо, мирно, спокойно, пусто.
      Господи! Приснится же такая жуть!
      Присмотрелась к информационной панели над входом. Шесть. Через час за мной придут. Вовремя проснулась, как раз хватит времени привести себя в порядок.
      Удивительно, но несмотря на посетивший меня кошмар, чувствовала я себя отлично. Бодро, уверенно, оптимистично... Всё же успокоительное — вещь полезная. В определённых обстоятельствах.
      Для профилактики приняла ещё одну дозу. Препарат слабенький и снотворного эффекта как такового не имеет, а кто ж знает, какие потрясения ждут меня на ужине!
      Форма села как влитая, размер подошёл один в один. Симпатичные тёмно-серые брючки, белая блузка и светло-серая куртка с яркими синими вставками. Михаил сказал, что это стандарт для сотрудников исследовательской группы, так что придётся привыкать. И научиться понимать кто есть кто, исходя из того, что на нём надето.
      Ой! Я же так и не узнала, кто по должности мой новый знакомый!
      Пожалела, что совсем не осталось времени залезть в юнит и поискать соответствующую информацию. Ладно. В процессе разберёмся. А сейчас главное — снова не опоздать!
      И опять просчиталась. Поняла это, когда войдя в столовую, заполненную людьми, развернулась в том направлении, в котором мне указывал Виктор. Столик капитана стоял чуть поодаль и свободное место за ним оставалось всего одно. Остальные пять уже были заняты.
      — Господа, — поднялся навстречу полковник, едва я подошла ближе. — Разрешите представить, новый сотрудник отдела жизнеобеспечения, Ирилика Владимировна Коваль, — галантно отодвинул стул стоящий рядом. — Прошу, садитесь.
      Подождал, пока я приземлюсь, сел сам и продолжил:
      — Капитана вам представлять не нужно? — рука указала на сидящего слева от меня Михаила. — Как я понял, вы уже знакомы.
      — Получается, что так, — бросила краткий взгляд на улыбающегося брюнета. Вот ведь свинство! А я с ним практически запанибрата разговаривала! И на "ты"! Позорище какое!
      — Помощник капитана, Дмитрий, — полковник кивнул сидящему напротив совсем молоденькому длинноволосому шатену. — Первый навигатор, Артём. — Мне улыбнулся ещё один шатен, немного темнее и постарше. — Технический консультант, Алевтина, — перешёл к женской части местного элитарного клуба, указывая на статную знойную брюнетку испанской наружности. — Элина, заведующая исследовательским сектором и ваше непосредственное начальство, — закончил. А я обменялась взглядом с голубоглазой блондинкой, пусть и в возрасте, лет тридцать пять ей есть точно, но весьма привлекательной внешне.
      — Присоединяйтесь, Лика, не стесняйтесь, — капитан пододвинул ко мне один из закрытых контейнеров. — Леонид сказал, что вам пришлось какое-то время питаться местной пищей. Может, поделитесь впечатлениями? Нам очень интересно.
      — Паёк у них ужасный, — решила, что терять мне в принципе уже нечего, так что буду наглеть по полной. Деловито сняла крышку, накладывая себе рагу. — Но необычайно питательный. Совсем небольшой порции хватает на сутки.
      — Я же говорил! — воскликнул Дмитрий. — Надо ввести в рацион! Полезная штука.
      — Вот сам и ешь эту гадость, — скривилась брюнетка. — Я — пас.
      Завязавшаяся дискуссия отвлекла от меня внимание и позволила чуть расслабиться. Увы, ненадолго.
      — Ирилика, вы простите моё профессиональное любопытство, — на этот раз Алевтина спровоцировала новую порцию интереса окружающих к моей персоне. — Мы, конечно, и позже могли прояснить этот вопрос, но хотелось бы всё же сейчас, — бросила вопросительный взгляд на Леонида, словно спрашивая разрешения. Увидела в ответ пожатие плечами, видимо, блондин не возражал, и продолжила: — Я так поняла, что вам вживили имплант-переводчик. Вы, действительно, местных жителей хорошо понимаете? Всех? Я имею в виду — все диалекты?
      — Не уверена насчёт "всех", — я взялась за бокал с розовым напитком, — но проблем с общением у меня не было.
      — Элин! — получив подтверждение, брюнетка чуть наклонилась, чтобы взглянуть через корпус навигатора на блондинку. — Отдай мне девочку на пару дней! Ты же знаешь в какой мы яме с интерпретацией языкового кода! Миша! — коснулась пальцами сгиба локтя капитана, когда моя начальница поморщилась, отрицательно качнув головой. — Ну хоть ты ей прикажи!
      — Элиночка, не упрямьтесь, — неожиданно принял её сторону полковник. — Михаил, вам, на самом деле, лучше разрешить Лике временно поработать с техниками. Приступить к своим прямым обязанностям она всегда успеет, если в этом возникнет необходимость. А в настоящий момент, насколько мне известно, таковая отсутствует. Верно? — зелёный взор впился в почему-то занервничавшую и быстро кивнувшую блондинку.
      Бог мой! Интриги-то какие! Любопытно. Надо попробовать в этом серпентарии разобраться.
      — Хорошо, — полюбовавшись на выяснение отношений, согласился капитан. — Лика, — развернулся корпусом ко мне. — Надеюсь, вы не будете... — оборвал сам себя, взглядывая на коммуникатор полыхнувший алым отсветом. — Да! — бросил коротко, активировав связь.
      Заметила, как напрягся Леонид, у которого браслет засиял аналогично.
      — На нас встречным курсом движется криатл, — оперативно доложил кто-то. — Ещё один идёт на сближение с таверса! До контакта не больше тридцати минут.
      — Проблемы с невидимостью? — нахмурился Михаил.
      — Нет, у нас все показатели в норме, никаких отклонений. "Чёрная дыра" в фазе активного отражения, но эти корабли заходят прямо на нас! — удивления в голосе было запредельно много. Мужчины переглянулись, словно по команде поднялись и исчезли в раскрывшемся рядом проёме.
      Наверное на моём лице отразилось то беспокойство, которое я почувствовала, потому что Алевтина, глядя на меня, улыбнулась.
      — Не переживай ты так, — посоветовала, легко взмахнув ладошкой. — Это их работа, справятся. Во-первых, два ловца это слишком мало, чтобы нас захватить. "Чёрная дыра" побольше "Звёздного ветра" будет. А во-вторых, у нас есть пара сюрпризов для незваных гостей.
      — Каких? — я залпом допила морс. Спокойнее от слов её мне не стало.
      — А ты думаешь, мы первых двух голыми руками захватили? — внесла свою лепту Элина. — Они же для оружия почти неуязвимы! Одного, чтобы сопротивляться перестал, пришлось до состояния головешки сжечь. И всё равно жив остался, представляешь? Да не дёргайся ты, — погасила моё невольное восклицание. — Нормально с ним всё. Он прекрасно регенерирует! А второго удалось высокочастотными разрядами обездвижить.
      — Временный паралич? — Было безумно неприятно, что к разумным существам применяют такие варварские методы.
      — Очень эффективно действует, — кивнула блондинка. — Так что, если новые смельчаки сунутся на борт, ничего хорошего их не ждёт.
      Нужно ли говорить, что после этого ужинать мне уже не хотелось. Извинилась, сказала, что устала, попрощалась с остатками "тёплой" компании и сбежала к себе в каюту.
      Я всё могу понять. Враг есть враг. И в бою любые средства хороши. Но с чего все вдруг решили, что цивилизация системы Глисс с нами воюет? То, что ловцы рванули на захват "Звёздного ветра", когда тот фактически подставил сам себя, — привычный фрагмент их жизни. Для них это нормально! Они поступают так, как действовали всегда. Ловцы захватывают, творцы этому способствуют, а жнецы покупают добычу, и, скорее всего, производят новую, раз уж отвечают за репродукцию местного населения, которое снова попадает в открытый космос, и круг замыкается, обеспечивая постоянство существующего в этой точке Галактики сообщества.
      А мы эту устоявшуюся стабильность нарушаем! Своим присутствием, прежде всего. Да ещё и действуем отнюдь не мирно, по отношению к тем, кто, в принципе, всего лишь защищает свою территорию и самих себя!
      Ох, чувствую, бед ждёт нас немало!
      Предчувствие неотвратимо надвигающихся неприятностей не отступало, а на корабле всё по-прежнему оставалось тихо и мирно. Никто не бегал, не кричал, сирены не выли, даже корпус не сотрясался. Словно вообще ничего страшного не происходило.
      Может тот, кто решился напасть на "Чёрную дыру" передумал? Осознал мощь земной техники и отступился? О том, что это мог быть Ильдэрат, мне как-то думать не хотелось. Не желала я зла этому спрутику, несмотря ни на что. Хотя мысль, что на криатле, вполне вероятно, оставался включенным маяк, покоя не давала. Надеюсь, ловец не настолько безрассуден, чтобы очертя голову бросаться в пекло. Даже, если он не знает, что его ждёт.
      Но ничего катастрофичного так и не произошло. Ни в этот день, ни в следующий. Да и остальные проходили размеренно и чинно, формируя рутину корабельного быта.
      "Два дня", на которые Алевтина выпросила меня у Элины, растянулись на два месяца. Слишком уж глубока оказалась та "яма", в которой сидели техники, взвалившие на свои плечи непосильную задачу разобраться в нюансах чужого языка и создать программу-переводчик, чтобы можно было встроить её в коммуникаторы.
      Многое было сделано ещё на Земле. До того как интерпретаторы моих родственников, побывавших в плену, потеряли жизнеспособность, основные речевые азы удалось зафиксировать. Этого оказалось достаточно, чтобы получать общее представление о том, какая смысловая информация таится в принимаемых извне сигналах, но мало для полноценной картины и нюансов переговоров между базами творцов-жнецов и криатлами ловцов.
      Вот и работали мы именно над этим. Я мужественно переводила все записанные ранее разговоры, перехваченные операторами связи, мои коллеги столь же доблестно вычленяли зависимости и правила, а временная начальница стойко сдерживала напор Элины, возмущённой тем, что я так и не приступила к выполнению своих непосредственных обязанностей.
      Тайны мадридского двора, которые меня так интриговали вначале, на поверку оказались до смешного элементарными. Испаночка просто-напросто была супругой капитана, потому и обращалась к нему соответственно, а блондинка имела виды на полковника, не имеющего спутницы жизни, хотя вроде как тот взаимностью ей не отвечал. А вот симпатиями и властью пользовался, утихомиривая ураган, регулярно врывающийся в техническую лабораторию и требующий восстановления справедливости.
      Между прочим, насколько я поняла, таких жёстких требований к экипажу "Чёрной дыры", как к "Звёздному ветру" не предъявляли. Так что одиночки здесь были не таким уж редким явлением. Вот Леонид тому яркий пример. Вернее, самый заметный.
      От правящей верхушки корабельного общества я теперь старалась держаться подальше — не по рангу мне с капитано-полковниками ужинать. Это первый раз меня врасплох застали, да и действительно, познакомиться нужно было, а теперь я всего лишь рядовой сотрудник. У которого дел невпроворот и который если и успевает перекусить, то исключительно в те часы, когда основная масса оголодавшего населения уже давным-давно сыто отваливается от столов камбуза.
      Однако подобная стратегия вовсе не означает, что делаю я это в одиночестве.
      — Прости, задержался, — переводя дыхание, грузно опустился на свободное место рядом шатен в форме местного бойцовского клуба. Защитничек, одним словом. — У нас внеплановый тренинг, хотя совершенно непонятно кому и зачем в настоящий момент это нужно.
      — Может, чтобы вы не расслаблялись, — я улыбнулась, стимулируя мужчину к продолжению разговора.
      — Ну да, конечно, — саркастически хмыкнул тот, приступая к поглощению своего продуктового запаса, складированного на подносе. — Просто полковнику шлея под хвост попала, вот он последние дни и злющий, как сам чёрт. Всем недоволен, гоняет нас как вшивых, графики дежурств поменял. Мне сейчас в ночь заступать и на сутки! Маразм.
      — Да? — я задумалась. — А я сегодня его видела в лаборатории. Мне он показался вменяемым.
      — Значит, повезло, — сделали логический вывод. — А ну его! — отбросили тему, как навязчивую идею.
      Некоторое время мы молчали. Я допивала сок, расслабляясь после трудового дня, Виктор сосредоточенно осуществлял процесс насыщения организма питательными веществами.
      — Лика, слушай, — отодвинув поднос, шатен развернулся ко мне. На ладошку легла мужская рука, слегка сжав. — У меня к тебе маленькое предложение, — карие глаза смотрели внимательно.
      — Какое? — максимально нейтрально отреагировала, стараясь не выдать своего волнения.
      Интерес Виктора я прекрасно понимала. Этот тип уже давно вьётся вокруг меня и, похоже, что отнюдь не с целью скрасить досуг и помочь адаптироваться. Вопрос в том, как далеко он собирается зайти?
      — Помнишь, я тебе обещал оранжерею показать? — сжал пальцы чуть сильнее. — Давай завтра, после моего дежурства. Иначе, с таким режимом, я уже даже не представляю себе когда ещё это получится сделать.
      — Нет проблем, — я легко согласилась на свидание. Почему "свидание"? Да потому, что прекрасно осознавала, зачем организуется подобная прогулка на "природе".
      — Тогда в восемь, у второго шлюза, — облегчённо выдохнул Виктор, поднимаясь и отпуская, наконец, мою руку. — Я побежал, прости!
      — Пока, — махнула вслед. Убрала со стола и неторопливо, нога за ногу, побрела к себе в каюту.
      Куда-куда, а туда мне идти совсем не хотелось. Не знаю, что было не так в этом помещении, но оно упорно не желало становиться мне домом. Может, всё дело в отсутствии личных вещей, которые создают атмосферу уюта, а может ещё в чём, но я даже спала здесь нормально, что называется "через раз". Редкие ночи проходили спокойно. Меня мучили кошмары и я просыпалась от чёткого ощущения, что "спрут" совсем рядом. Иногда он звал меня по имени, но чаще молча, зловеще шевелил отростками. Неужели мой мозг настолько впечатлился встречей с ловцом, что теперь не может от его образа избавиться?
      Успокоительное совсем не помогало. Пришлось прибегнуть к более радикальным мерам и выпросить у Олега снотворное. Ну и объяснить причину, естественно. Слава богу, врач отнёсся к моим психическим проблемам с пониманием. Он, кстати, оказался на удивление приятным и отзывчивым человеком, очень любящим и свою работу, и свою жену. Впрочем, Евгения в долгу не оставалась, так что парой они были замечательной.
      Честно, я им даже завидовала. Вот бывает же такая любовь! Эх. А мне оставалось только делать вид, что заинтересованность Виктора в моей скромной персоне стимулирует меня на проявление аналогичного интереса. Я, конечно, не жажду с ним серьёзных отношений, но простой флирт для поднятия настроения чем помешает? Да и почему я должна ему отказывать? Симпатичный парень, не глупый, не хам, по возрасту ко мне ближе, чем многие другие, я ему нравлюсь. И вообще! Нужно же иметь хоть что-то в жизни, кроме работы? Нужно.
      Вот и стою у этого несчастного шлюза номер два, дожидаясь своего кавалера, а тот словно забыл о назначенном свидании и в зоне видимости появляться не желает. Совсем.
      Походила вдоль закрытых створок, потому что у меня нет соответствующего доступа, а попасть внутрь могут отнюдь не все. Как бы там ни было, от функционирования оранжереи многое на корабле зависит. Цикл регенерации воздуха, воды, химических элементов, всё завязано на этом техногенно-биологическом объекте, имеющем стратегически важное значение.
      Для очистки совести подождала ещё несколько минут, хотя с назначенного часа прошло больше двадцати, помедитировала, рассматривая космический простор за иллюминатором, и развернулась, решительно зашагав в сторону жилого сектора. Правда, мой чёткий строевой шаг очень быстро превратился в вялое переступание, потому что на горизонте нарисовалась внушительная фигура. Блондинистая такая. С которой сталкиваться нос к носу мне хотелось в последнюю очередь.
      Нет, полковник всё это время вёл себя безукоризненно. Пистолет держал в кобуре, морально не давил, голос не повышал, руки не распускал... Это я в том смысле, что он вообще ко мне ближе чем на пять метров не приближался. Но я всё равно старалась глаза ему не мозолить, помня хорошее правило: "Держись подальше от начальства — целее будешь". А тут такая подстава! И даже спрятаться негде, коридор метров на двадцать — совершенно гладкая, прямая "труба", без ответвлений и дверей.
      — Ирилика? — удивился мужчина, останавливаясь передо мной. Это только я затормозила, а полковник очень даже шустренько перемещался, за считанные секунды оказавшись рядом. — Что вы здесь делаете?
      — Гуляю, — с убеждением выдала первое, что пришло в голову.
      — Гуляете? — повторил визави, с недоумением осмотрев пустой коридор. — Здесь? Не понимаю, — вернулся взглядом ко мне. — Зачем?
      Зачем "гуляю"? Или зачем "здесь"? Он издевается? Специально вопрос двусмысленно задал?
      — А есть другие варианты активного отдыха в свободное от работы время? — я решила увиливать. Терять мне нечего.
      — Разумеется, — на мою наглость и отреагировали соответственно. — Тренажёрный зал, например.
      Могла бы догадаться, что получу именно такой ответ!
      — Спасибо, приму к сведению. На будущее, — учтиво поблагодарила, огибая препятствие на пути к свободе. Мнимой, потому что я и пары шагов не сделала, а меня уже фактически снова её лишили, бросив уверенное:
      — Вы хотели попасть в оранжерею.
      Утверждение не хуже пули врезалось в спину, заставив вздрогнуть и остановиться.
      — С чего вы взяли? — сердито буркнула в ответ, не поворачиваясь.
      Короткий смешок, и меня подхватили под локоть, вынуждая развернуться. Ещё и потянули за собой, подводя обратно к створкам.
      — Лика, Лика, вы совсем ещё ребёнок! — поведали с непонятным мне весельем. — Вы же двадцать минут ходили кругами вокруг шлюза! Что ещё я мог подумать?
      — А вы за мной следили? — я попыталась возмутиться и выкрутиться из его захвата одновременно.
      — Очень нужно! — мужчина фыркнул, перехватывая удобнее и сводя на нет все мои ухищрения. Ещё и код на панели набрать ухитрился, открыв проход в переходный отсек. — Просто наблюдателям, — ткнул пальцем в сторону микрокамер, — подобное поведение показалось подозрительным. Вот и доложили, — втащил внутрь и отпустил, перестав, наконец, изображать из себя клеща, что, впрочем, радостным событием я бы не назвала, ведь створки уже сомкнулись, отрезая единственный путь к бегству. А пока я озиралась и урезонивала лихорадочно скачущие мысли, разъехались в стороны внутренние переборки, приглашая пройти дальше.
      — Ирилика, не стойте! — позвал блондин, шагнув наружу. — Ваше присутствие здесь заставит систему наглухо заблокировать двери и ограничить доступ. Открыть их снова я не смогу часов шесть, а вы останетесь тут ночевать.
      Ой!
      Торопливо последовала за ним, отмечая как быстро исчез проём за спиной. Хоть и было у меня подозрение, что про блокировку Леонид придумал, чтобы нужного эффекта добиться, но проверять правдивость его слов мне не хотелось. Пусть на его совести останутся подобные мелкие махинации. Тем более, что мне нужно? Погулять, отдохнуть, удовлетворить собственное любопытство и получить новые впечатления. Ну и чего возмущаться? Разве не это сейчас реализуется?
      Ох, ещё как реализуется!
      Пейзаж вокруг был нереальным. Футуристичным. Необычным настолько, что приходилось, забывая обо всем, крутить головой на все сто восемьдесят градусов. А ещё задирать подбородок высоко вверх, разворачиваться, замирать от неожиданности, а потом догонять ушедшего вперёд мужчину.
      Привычное желто-голубое освещение здесь отсутствовало. Красно-фиолетовое зарево окрашивало окружающее пространство в багровые тона. Дорожка, ведущая внутрь оранжерейного комплекса, стала почти прозрачной и поднялась над грунтом. Теперь внизу, под самыми ногами, просматривалась тёмная поверхность водной глади, в которой рождались и угасали непонятные, завораживающе-яркие всполохи. По бокам, словно застывшие чудища, раскинули "ветви-руки" трипслатовые опоры, переплетения которых сбивали с толку и разрушали понимание того, где именно ты находишься. Полые, они скрывали бегущие внутри них потоки воды и то тут, то там, водная масса вырывалась наружу, изливаясь фонтанами брызг. А далеко ввысь возносились многоярусные стеллажи, практически незаметные за массой буйно разросшихся на них растений.
      Влажно, душно и почему-то тревожно. Гулкие отзвуки падающих капель тонули в непонятном свистящем шуме, заставляя искать и не находить его источник. Приторный запах ванили и корицы, доминирующий вначале, постепенно изменился. Сначала приобрёл резкие солоноватые нотки моря, потом нервирующе-сырые мшистой, болотистой почвы и, наконец, волнующие свежескошенной травы, когда искусственный водоём остался позади.
      — Ну что? — поинтересовался полковник, дождавшись, когда я в очередной раз поравняюсь с ним. — Впечатления соответствуют вашим ожиданиям?
      — Потрясающе, — выдохнула тихо, не в силах оторвать взгляда от диковинного зрелища. — Почему именно так? На "Звёздном ветре" оранжерея была совсем другая.
      — Какая? — улыбкой подтолкнул меня к продолжению мужчина.
      — Она имитировала земную поверхность, а здесь... — я снова крутанулась вокруг своей оси, — словно инопланетный пейзаж!
      — Возможно, — уклонился от сравнительного анализа Леонид. — Подобная компоновка и сочетание биогенных факторов позволяют оптимизировать регенерационные процессы и обеспечить стабильную функциональность корабельной экосистемы, — предпочёл научное объяснение.
      — Ага. — Я сделала шаг ближе к краю, присматриваясь к свисающим гроздьям мелких красных ягод, усыпающих растения на ближайшей опоре, и вздрогнула от неожиданности, когда мужская рука протянулась мимо моего плеча, чтобы освободить несколько кустиков от тяжкого груза.
      — Попробуйте, — ладонь раскрылась, предлагая воспользоваться его любезностью. — Это вкусно.
      — Спасибо, — аккуратно забрала половину, оставляя ему остальное.
      Кисло-сладкая мякоть действительно оказалась очень приятной, и вкус я узнала — традиционный для нашей "столовой" напиток приготовлялся именно из этого растения.
      — Может, вы мне хоть теперь скажете, зачем так стремились сюда попасть, — на меня внимательно смотрели тёмные изумрудные глаза, в непривычном освещении кажущиеся почти чёрными. — Это, конечно, очень необычное место и интерес к нему в принципе понятен, но на что вы надеялись? У вас же не было доступа.
      — Я просто ждала того, кто обещал меня сюда провести, — решила, что правда будет лучшей стратегией.
      — Хотите сказать, что я занял чьё-то место? — полковник прищурился, ожидая ответа.
      — Формально, да, — я снова не стала увиливать. — Но реально, нет. Он не пришёл.
      — Ого, — поднялись вверх светлые брови. — Назначить девушке свидание и не явиться? Кто это у нас такой "обязательный"? — охарактеризовал презрительно. Похоже, подобное поведение неизвестного некто мужчине не понравилось.
      — Не важно, — легко отмахнулась, понимая, что подставлять Виктора будет неправильным. Я же не в курсе, что именно его задержало. Может, на то была уважительная причина. В конце концов, он же не вольнонаёмный персонал. — Нам обратно? — развернулась, шагнув по направлению к шлюзу, дав понять, что считаю прогулку законченной.
      — Интересный вопрос, — мой спутник даже с места не сдвинулся. — Вы так желали осмотреть оранжерею, а теперь торопитесь уйти. Или вы мечтали о другой компании и моё присутствие вам неприятно? — несмотря на контроль, в голосе проскользнули раздражённо-холодные нотки.
      — Ни о ком я не мечтала! — возмутилась подобному предположению. — Но дело именно в вас, — выпалила неожиданно для самой себя и спохватилась, стараясь исправиться: — То есть не в моём отношении, а в том, кто вы.
      — Послушайте, Лика, — одно быстрое перемещение, и полковник вновь оказался напротив меня. Руки легли на плечи, ощутимо сдавливая и не позволяя отвернуться. — Мне очень неприятно, что вы до сих пор видите во мне врага. Не надо спорить, — нахмурился, качнув головой, когда я открыла рот, чтобы возразить. — Только слепой не заметит, как старательно вы меня избегаете. Но это же не может продолжаться вечно! Да, вы не моя подчинённая, но мы живём на одном корабле и волей-неволей всё равно встречаемся. Поверьте, мне меньше всего хочется постоянно держать в голове то, что с вами нужно вести себя иначе, нежели с остальными! Я хочу быть уверенным в том, что вы надёжный человек и сотрудник, которому можно доверять, а не ждать подвоха. И я очень надеюсь на то, что это именно так. Вы боитесь меня, хотя объективных причин для этого нет никаких. А я подозреваю вас, но чувствую, что совершаю ошибку. Вам не кажется, что наше знакомство началось неправильно и именно поэтому у нас обоих сложилось ложное впечатление друг о друге? Давайте это исправим и начнём всё сначала. Согласны?
      Пламенная речь меня поразила. Даже не думала, что он снизойдёт до таких откровений. А игнорировать подобное моя отзывчивая душа не в состоянии.
      — Согласна, — кивнула, с облегчением отмечая, как расслабились напряжённые пальцы, давление которых ощущалось несмотря на плотную ткань униформы.
      — Спасибо, — мужчина убрал руки, вернув мне свободу действий. — Должен вам признаться, я шёл сюда не только для того, чтобы выяснить причину вашего присутствия около шлюза. Мне нужно кое-что проверить в системе контроля, а она находится в глубине комплекса. Если хотите, я отведу вас обратно к выходу, но буду рад, если вы составите мне компанию и позволите мне совместить приятное с полезным.
      Я могла отказаться? Навряд ли. У меня от его учтивости мозг включил режим перезагрузки и это обнулило все текущие операции. Обалдела я, короче. Настолько, что пришла в себя только когда мы основательно углубились в дебри рукотворного царства живой природы.
      Между прочим, Леонид не солгал. Дойдя до толстого прозрачного столба, оплетённого защитными полями, действительно подключился к программе контроля, чертыхнулся, когда понял, что проблемы реально имеют место быть, и связался с капитаном, коротко обрисовав ситуацию. Тот предложил прислать пару техников, полковник настоял на аналогичном числе охранников, Михаил возражать не стал... В общем, дальше мы часа полтора ждали, пока специалисты и их сопровождающие, получат допуск, прибудут на место, ликвидируют сбой и исчезнут из зоны видимости.
      Долго, да. Но скучать мне не давали. Выполняя собственное обещание начать всё с чистого листа, мужчина вёл себя так, словно никаких "трений" между нами нет и никогда не было. Расспрашивал про мою учёбу на Земле и рассказывал о своей работе. Подшучивал над капитаном, который оказался его близким другом. Поинтересовался, как мне работается у Алевтины. Посочувствовал, когда я высказала предположение, что нам ещё не меньше месяца выдерживать истерики Элины — техники нарвались на какую-то языковую фичу, которую никак не удавалось перенести в программный код. Успокоил, объяснив, что это нормальная рабочая ситуация, которая меня не должна волновать — состояние пленённых ловцов не внушает опасений, значит я могу спокойно заниматься делами, более важными в настоящий момент.
      На мои вопросы тоже отвечал весьма охотно, наглядно демонстрируя, что откровенность с моей стороны будет поощряться аналогичной с его. Так что я неожиданно оказалась в курсе вещей, узнать о которых даже не помышляла.
      Например, о нюансах личной жизни полковника, который весьма уверенно опроверг слухи о том, что со дня на день сделает Элине предложение, несмотря на то, что подобную сплетню я слышала не единожды и от совершенно разных людей. Начальницу мне даже стало жалко. Хоть я и не общалась с ней тесно, а прекрасно видела какими глазами она на Леонида смотрит. Сразу видно — любит. Почему же он не проявляет к ней ответных чувств?
      Пользуясь моментом, обнаглела окончательно, спросив, что именно мужчину в ней не устраивает. На меня посмотрели задумчиво, помедлили, но все же ответили. Мол, "сердцу не прикажешь". И с этим я согласилась. Тут возражать бессмысленно.
      А ещё выяснилось, что на Землю везут уже не двух "спрутов", а трёх. Последний был захвачен в тот самый день, когда я так неожиданно приобрела статус члена экипажа и им, судя по описанию внешности, оказался мой похититель, Ильдэрат.
      Известие оказалось неожиданным и неприятным, ведь косвенно это я была виновата в том, что его захватили. Но с другой стороны, кто заставлял ловца так рисковать? Подумаешь, какая беда — добыча сбежала! Или цена, заплаченная за меня покупателями, была настолько высока, что спрутик не пожелал смириться с потерей прибыли и наплевал на собственную безопасность?
      Узрев мою помрачневшую физиономию, Леонид, естественно, заинтересовался причинами, а выслушав умозаключения по этому поводу, посоветовал об этических соображениях забыть.
      — Во-первых, он вас похитил и продал, — наставительно, но довольно мягко начал в этом меня убеждать. — Разве можно к такому испытывать сочувствие? Во-вторых, ничего ужасного его не ждёт. На Земле всего лишь желают получить возможность напрямую общаться с этими существами и убивать их никто не собирается. Насколько я знаю, в планах даже отпустить пленных, когда опасности для Земли уже не будет.
      Может меня это и не успокоило окончательно, но львиную долю морального груза сняло. Ну в самом деле, я же этому ловцу не нянька!
      В общем, несмотря на некоторые душевные терзания, общением с полковником я осталась довольна. Вечер, который начался отнюдь не радужно, в итоге прошёл и закончился очень даже приятно. Меня проводили до каюты, поблагодарили за прогулку, пожелали спокойной ночи и выразили надежду на новую встречу в неформальной обстановке.
      Я сначала подумала, что это просто учтивость. Дань вежливости, так сказать. Три раза — ха! Через неделю ежедневных "встреч", я поняла, что дело нечисто.
      А какие ещё можно было сделать выводы, если полковник, который раньше хорошо если раз в три-четыре дня наведывался в техническую лабораторию, теперь начал там появляться куда чаще. Плюс, ужинать в одиночестве, гораздо позже остальных, как раз в то время, когда я заявлялась в столовую. И сопровождать меня "домой", потому что на выходе из камбуза мы оказывались одновременно.
      И если первые дни мне казалось, что интерес его чисто профессиональный и мужчина просто за мной следит, применяя какие-то свои дедуктивные методы, то очень скоро я стала в этом сомневаться. Уж слишком выразительными были взгляды, которые я ловила на себе, когда Леониду казалось, что я на него не смотрю.
      Всё это можно было бы пережить, сделать вид, что ничего не замечаю, игнорировать и вести себя нейтрально, если бы не одно "но". Я начала получать подарки.
      Первым стал коммуникатор, которым я так и не обзавелась за всё это время.
      В принципе, от отсутствия прибора связи я не страдала. Экстренных вызовов на работу не поступало, а общаться мне особо было не с кем. Даже Виктор, после извинений за вынужденный "прогул" в котором оказался виновен сам, ибо банально вырубился после суточного дежурства, самоустранился, прекратив попытки добиться моей благосклонности. Вот только мои робкие попытки отказаться успеха не принесли. Полковник был непреклонен: браслет должен иметь каждый член экипажа. Точка.
      Второй презент оказался ещё более говорящим. В моей каюте неожиданно появились цветы.
      После очередного краткого променада в компании блондинчика я зашла внутрь и не поверила своим глазам — на столе красовалось симпатичное растение. Небольшое, в маленьком контейнере с прозрачным искусственным грунтом, но даже это казалось чудом. Я сразу поняла, кто является дарителем — сама же жаловалась любопытному типу, что отсек кажется мне не уютным!
      В итоге прекрасно осознавая масштабы грядущих проблем, если мои подозрения верны и полковник на самом деле решил за мной приударить, я попыталась вернуться к той модели поведения, которую применяла до знаменательного задушевного разговора, и...
      — Лика, вы снова меня избегаете, — отловив мою персону в одном из коридоров по пути в жилой сектор и заблокировав собой единственный путь к спасению, Леонид с укором озвучивал свои претензии. — Даже на вызовы не отвечаете. Неужели для этого есть основания? Что изменилось? Вы перестали мне доверять?
      — Нет, — отрицательно мотнула головой, ругая себя за недальновидность. Ясно же было, что он именно так начнёт трактовать моё стремление с ним не пересекаться! — Просто я не понимаю, зачем вам это нужно? Все эти разговоры, встречи, подарки... Какой в них смысл? Чего вы добиваетесь?
      На меня почти минуту смотрели изучающе. Молча. Заставляя нервничать и мять пальцы в ожидании, в общем-то, вполне предсказуемого ответа:
      — Я добиваюсь вас, Лика.
      Уверенность в голосе, азартный блеск в глазах, напряжённая поза в готовности поймать, если я вдруг решусь на побег... Ой! На меня открыли сезон охоты?
      Не зная, как поступить, замерла в нерешительности и, наверное, сделала это совершенно напрасно. Нужно было попытаться удрать! Бегаю я быстро, не факт, что догнал бы. А так моё замешательство позволило ему первому перейти к активным действиям.
      Оглянувшись по сторонам и убедившись, что мы одни, полковник шагнул ближе, тем самым окончательно припирая меня к стенке.
      — Мне казалось, вы это понимаете, — ладони мужчины легли на трипслатовое покрытие, ограничив моё жизненное пространство маленьким кусочком, оставшимся между его руками. — Или не хотите понимать? — изумрудный взор внимательно следил за моим лицом.
      Я начала нервничать. Блондин меня не касался, ни к чему не принуждал, просто стоял и смотрел, не позволяя сбежать.
      Вот честное слово, лучше бы он попытался меня обнять, поцеловать, я хотя бы имела моральное право заверещать, а потом нажаловаться капитану на недостойное поведение отдельно взятых личностей. И то, что они друзья, не спасло бы репутацию полковника. Однозначно. Но при таком раскладе... Что можно ему предъявить?
      — Вы не верите в то, что я могу испытывать к вам какие-то чувства? — не дождавшись ответа, Леонид высказал новое предположение. — Почему?
      О! Неужели он ждёт от меня конструктивного диалога? Хищник выясняет, желает ли потенциальная добыча быть съеденой? Ладно. Место и обстоятельства, конечно, не самые комфортные, но постараемся об этом забыть.
      — Ну, хотя бы потому, что вы подозрительно быстро и резко изменили своё поведение, — в открытую высказала то, что думала. — Два месяца делали вид, что меня нет, а потом...
      — Ах вот в чём дело! — даже не дав мне закончить мысль, рассмеялся блондин. — Что за наивность! Да я все эти два месяца держался на расстоянии, потому что боялся тебя испугать, Лика, — весь официоз унесло в тар-тарары. — Я вообще не хотел торопиться. И знала бы ты, каких усилий мне это стоило! Я давал тебе время привыкнуть к ситуации, обстановке. А не выдержал, когда понял, что не только у меня, но и у Виктора в отношении тебя однозначно трактуемые намерения.
      Упс. Меня ревновали? И даже убрали с дороги соперника? Неужели всё так серьёзно?
      — Я не могу отдать тебя другому, — словно доказывая, насколько именно, продолжил мужчина. — Не хочу потерять тебя снова и навсегда.
      — Что значит "снова"? — сознание уцепилось за подозрительную оговорку.
      — Потому что один раз это уже произошло, — взгляд стал мрачным. В голосе появились злые нотки. — На Земле, когда ловец тебя забрал. Вначале мне казалось, что я испытываю простое раздражение от неудачно проведённой операции и чувство вины, ведь не сумел помешать пришельцу умыкнуть у нас из-под носа взятый на контроль объект. Ещё и воспоминание о твоём упрямстве подливало масла в огонь, выводя меня из состояния равновесия. Я же из-за этого фактически провалил порученное мне задание! И только потом осознал, что причина моего состояния другая. Твой образ прочно закрепился в сознании, заставляя желать несбыточного. Знаешь, каково это, понимать, как сильно я хочу чтобы ты была рядом, и знать, что этого никогда не произойдёт?
      — Вы полетели в систему Глисс, чтобы найти меня? — я своим ушам не верила.
      — Я полетел потому, что ты была здесь, — и подтвердил, и опроверг мою догадку Леонид. — Реальных шансов отыскать тебя не было никаких. Слишком много времени прошло. И если бы не счастливая случайность, всё закончилось совсем иначе.
      — Да, — с этим я спорить не стала. — Иначе.
      Иначе настолько, что сейчас жнец проверял бы степень моей готовности к неизвестному мне назначению. А до этого мою нервную систему основательно потрепал бы творец, который дорого заплатил за право это сделать. Бр-р-р...
      — Не бойся, — мужчина по-своему расценил моё нервное движение плечами. — Я не буду на тебя давить, — мягко пообещал. — Но очень надеюсь, что ты перестанешь прятаться и оставишь мне возможность тебя завоевать.
      — А если... — представила себе варианты дальнейшего развития ситуации и озвучила самый реальный: — Если у вас не получится?
      Ой. Я кажется забыла, как сильный пол на подобные заявления реагирует. А такие, как полковник, особенно. Это ж как красная тряпка для быка, сказать, что они не в состоянии чего-то добиться.
      — Давай не будем забегать вперёд, — сверкнувший предвкушением взгляд от меня постарались скрыть, замаскировав необходимостью посмотреть по сторонам. — Пусть всё идёт своим чередом, — одним коротким движением блондин оттолкнулся от стены, снимая осаду. — Так как? Позволишь? — протянул мне руку, ожидая аналогичного действия с моей стороны.
      И снова меня удивили, когда вместо простого пожатия, поднесли ладонь к губам, осторожно поцеловав.
      Я бы и рада была сказать, что подобное действо вызвало у меня шквал положительных эмоций и гормональный всплеск, от которого ноги подкосились и я без чувств упала в объятия галантного кавалера. Увы и ах. Мозг прагматично подметил деликатность поступка и пришёл к выводу, что объективных причин сдаваться немедленно у меня нет. Как, впрочем, нет и желания вставать в позу, и отказывать ему категорически, потому что негатива я тоже не испытала.
      Что за безобразие? Он мне нравится или нет? Такое ощущение, что я сама не знаю, как именно к нему отношусь. Ладно. Я в плюсе хотя бы потому, что оказалась в курсе захватнических планов. Мечтатель, млин! Можно подумать, я такая наивная дурочка, которая не понимает, что конкретно мужчине от меня надо.
      Так что, хочется ему, пусть бьётся лбом о стену. Я прыгать с разбега к нему в постель не собираюсь. И утащить себя туда, тоже не позволю. Попробую держать оборону до тех пор, пока... А что "пока"? Пока я в него не влюблюсь? Или пока он от меня не отстанет?
      Да какая разница! Оба варианта одинаковы, с точки зрения житейской логики. В первом случае, я обрету того, с кем мне захочется провести всю оставшуюся жизнь. Во втором — продолжу искать свою половинку в другом человеке. Смысл всё равно един.
      Вот и решила я набраться терпения, подождать и посмотреть, что из этого эксперимента выйдет в итоге. Даже самой интересно стало, получится у полковника меня, как он глобально выразился, "завоевать" или нет.
      С неделю мне удавалось удерживать позиции под прицельным огнём пристальных взглядов и напалмом комплиментов, в условиях непосредственного контакта с противником, да ещё и на минном поле подарков, поскольку Леонид решил использовать по максимуму весь комплект доступного ему вооружения для ведения боевых действий на любовном фронте, а потом...
      — Ой! Ирилика! Ты же ушла! — столкнувшись со мной в проёме нос к носу, испугалась миловидная брюнетка, с которой мы последние три дня апробировали новую программу установленную на коммуникаторах.
      — Ушла, — со вздохом подтвердила. — И пришла обратно. Я свой дурацкий браслет забыла! — пояснила, прочитав на лице недоумение. — Ты его не видела?
      — Не-а, — мотнула головой девушка. — Может, сама в ящик смахнула и не заметила?
      — Может, — шагнула мимо неё в тёмное пространство. — Пошла искать.
      — Кстати! — Притормозилось моё продвижение внутрь. — Алевтина уже вернулась.
      — Спасибо, — я обрадовалась.
      Поговорить с начальницей в рабочее время мне никак не удавалось, её постоянно куда-то выдёргивали, а создание переводчика шло к логическому завершению и мои навыки фактически уже не играли особой роли. В принципе, мне можно было хоть сейчас менять сферу деятельности. Но сначала нужно получить на это разрешение.
      Свет включать не стала, лёгкого полумрака, создаваемого работающей даже ночью техникой, мне хватило, чтобы сориентироваться и спустя несколько минут обнаружить искомый предмет. Нацепила потеряшку на запястье и, осторожно лавируя между приборами, двинулась к дальней стене, за которой скрывались отсеки управления. Зашла в тот, где обычно базировалась Алевтина, останавливаясь в нерешительности — за привычным столом её не оказалось. Зато в соседнем помещении горел свет и открытый проём позволял слышать разговор двух женщин. Лиц я не видела, сидели они в креслах, спинами ко мне, но цвет волос, причёски, да и голоса сомнений не оставляли — в гости к техническому консультанту пожаловала Элина.
      Понимая, что подслушивать нехорошо, я шагнула к выходу и замерла, потому что фраза, которую в этот момент бросила испанка, меня насторожила:
      — А с Ликой что собираешься делать?
      В ожидании ответа я забыла как дышать.
      — Ничего, — устало вздохнула блондинка. — Ты что, Лёню не знаешь? Как обычно, наиграется, удовлетворит собственные амбиции и ко мне вернётся.
      — Уверена? — засомневалась её подруга. — Он как-то рьяно за неё взялся.
      — Пф! — фыркнула Элина. — Только потому, что девчонка упёртая оказалась и не сдаётся так легко, как остальные.
      — Ну да, — с ней согласились, но проявили некоторые сомнения: — А если всё же...
      — Аля! — блондинка не выдержала, повысив голос. — Не говори ерунды! Забыла, сколько их было? Леонид — охотник, которому добыча интересна только пока её нужно ловить. Получит своё и пустится на поиски новой. Не она первая, не она последняя.
      — Почему ты с этим миришься?! — качнулись тёмные кудряшки. — Я бы Мишу собственными руками задушила за подобное.
      — Вы женаты, — резонно парировала Элина. — Ты капитана быстро окрутила. А у меня не получается полковника спровоцировать и получить от него колечко на пальчик. Так что качать права рано.
      — Сама виновата! — смешливо бросила Алевтина. — Нужно было раньше думать, кого выбирать в качестве кандидата на должность спутника жизни.
      — А что мне оставалось, если вы всех остальных разобрали? И вообще, тебе повезло, что капитан у нас такой честный и порядочный оказался. Переспала ты с ним, и сразу замуж позвал. Леонида такими вещами жениться не заставишь. Скорее, оттолкнёшь. Чёрт! — зашипела недовольно. — Вот казалось всё уже шло к тому, что он сделает мне предложение! — в интонациях играло возмущение. — Лёня последние полгода даже на сторону смотреть перестал, и на тебе, появилась эта малолетка! Поскорей бы он её уломал и всё закончилось!
      — Если хочешь, могу Лику к нему подтолкнуть, — выдвинулось рацпредложение. — Поговорю с ней "по душам", намекну, что знаю, как несчастный полковник страдает и своего существования без неё не представляет, — раздался краткий смешок. — Я могу быть очень убедительной, — женщина приторно растянула фразу.
      — Этого мало, — обдумав её слова, решила блондинка. — Для быстрого результата нужно что-то посущественней.
      Почти минуту заговорщицы молчали, видимо, изобретая эффективную стратегию, а я терпеливо ждала, понимая, что не уйду, пока не выясню всё до конца. И даже если эти дамы меня обнаружат на месте преступления — мне будет что им сказать. Вот стервы!
      — Знаю! — неожиданно встрепенулась испанка. — Давай я приглашу её на завтрашний банкет по случаю окончания работы над проектом! Ничего страшного, что у нас были другие планы, — напористо принялась отстаивать идею, которая, похоже, не вызвала должного энтузиазма. — Ты же хочешь развязки? Я прослежу за тем, чтобы Лика расслабилась в достаточной степени, в смысле спиртного... О! Я сделаю ещё лучше! У меня ещё делсинол остался. Совсем немного, но для неё хватит. Так что будь уверена, вечер не успеет закончиться, а Лика будет мечтать исключительно о том, чтобы попасть к кому-нибудь в постель. Останется только, чтобы Леонид своего не упустил.
      — Этот упустит, как же! — в голосе проскользнули горькие нотки. — Но... — задумалась. — Я с тобой согласна, вариант разумный.
      — Главное, чтобы эффект от него был нужный, — добавила Алевтина. — Элин, а ты уверена, что хочешь именно этого? Можно же поступить проще. Например, Лику под кого-нибудь другого подложить, ну, чтоб твой ненаглядный потерял к ней интерес.
      — Ага, — с сарказмом согласилась та. — Интерес-то он потеряет, только потом полгода будет невменяемый. Лёня, за то время пока её обрабатывал, всех своих вояк затерроризировал, они взвоют скоро. Или бунт устроят. А теперь подумай, что произойдёт, если кто-то его опередит и оставит с носом? Да на "Чёрной дыре" такое будет твориться! Мама не горюй. А что он сделает с более удачливым соперником, я вообще боюсь себе представить!
      — Да-а-а... — протянула подстрекательница. — Такого "счастья" нам не надо.
      — Вот именно, — рассудительно заметила её подельница. — Ты платье какое наденешь? — неожиданно сменила тему.
      Вникать в дальнейшее обсуждение гардероба я не стала. Тихо покинула помещение, радуясь, что двери такие бесшумные. В душе всё кипело, клокотало и безумно хотелось запустить чем-нибудь тяжёлым... куда угодно. Или в кого угодно. А ещё лучше, в голову вполне определённого субъекта.
      Тот факт, что женщины у полковника были, меня волновал ничтожно мало. Свободный мужчина в активном поиске... Имеет право. Напрягало другое. Во-первых, мне не нравилось, что его жизненное кредо, судя по всему, сводилось к принципу: "Получил. Иду дальше". Во-вторых, смущала брошенная фраза Элины: "Ко мне вернётся". Значит, он врал, когда говорил, что между ними ничего нет? Я не физическую близость имею в виду, эта сфера их жизни как раз кристально чиста и прозрачна. Они не любовники. Но женщина не оставляет попыток его заполучить. Готова для этого на всё. Реально так сильно любит?
      Любит, не любит... Мне от этого не легче! Надо решать, как поступить. Прятать голову в песок, отказавшись прийти на торжественное мероприятие, смысла нет — эти гадюки найдут другой способ скормить мне дрянной наркотик. Всё рассказать и попросить помощи? У кого? Капитан мне не поверит. Тем более, что речь о его жене. Полковнику — нельзя. Он вообще заинтересованное лицо. Может...
      Резко сменила направления движения, боясь передумать. Через пару минут уже изливала Евгении всё, что накопилось. Ей единственной я могла в этот момент доверять.
      — Жуть, — округлив глаза, охарактеризовала ситуацию девушка, когда я выдохлась окончательно. — Насчёт капитана я, кстати, что-то подобное подозревала, — покачала головой. — Слишком уж активно Алевтина около него увивалась. А полковник... — поджала губы, сомневаясь, продолжать или нет. — Не буду врать, Лика, — решилась-таки, — не знаю, как он вёл себя на Земле, но Казановой на одну ночь я бы Леонида не назвала. У него, конечно, были девушки, но расставались они вовсе не потому, что он их бросал. Одна, и это точно, крутила одновременно и с ним, и с одним из пилотов. Потом замуж выскочила. С другой они как-то тихо и незаметно перестали встречаться, без видимых причин. И страдающей она не выглядела. По-моему, даже счастлива, что сейчас его внимание направлено не на неё. Про остальных не знаю, но вообще-то мне полковник всегда казался очень серьёзным и... — снова пауза, — излишне расчётливым. И жёстким. Я его боюсь на самом деле! — перешла на шёпот, оглянувшись на закрытую дверь в кабинет мужа. — Как ты с ним общаешься?..
      Вопрос был риторическим. Ответа от меня она не ждала и потому сменила направление разговора на то, которое меня волновало куда больше, чем аспекты личной жизни блондина.
      — Тебе нужно подстраховаться, — решительно заявила. — Делсинол это, конечно, штука убойная, но не смертельная. Плохо, что ты не знаешь куда его подмешают, а совсем ничего не есть и не пить не получится. Ты сказала, что доза небольшая?.. — задумчиво побарабанила пальцами по ручке кресла. — Так, — сосредоточилась на том, чтобы найти решение. — Спиртное не бери ни в коем случае! — серьёзно предупредила. — В сочетании с алкоголем эффект будет мозговыносительный. Дальше. Побольше белковой пищи. Лучше, молочной. Сыр, сметана, сливки, творог, — принялась за перечисление. — Всё это частично нейтрализует яд. По крайней мере, ты сможешь себя контролировать.
      — А полноценного антидота у тебя нет? — я скривилась от осознания, что борьба с гормональным всплеском неизбежна.
      Женя только головой покачала.
      Ясно. Если я хочу во всём разобраться окончательно и избавиться от проблем в будущем, придётся чем-то жертвовать. Успокоить бдительность стервозных подружек можно только сделав вид, что их план сработал, а выяснения отношений с Леонидом всё равно не избежать, так что чем раньше это произойдёт, тем лучше. Кстати, будет очень интересно посмотреть, как он себя поведёт. Особенно, когда я ему откажу. А я это сделаю! Ибо моё отношение к нему лучше не стало. Хуже тоже, но ведь это не тот результат, на который рассчитывал полковник, когда хотел меня "завоевать"!
      Лихорадочное возбуждение завладело сознанием, потому что принятое решение жаждало реализоваться немедленно. Теперь я уже с нетерпением ждала нового дня и того, что должно произойти вечером.
      Приглашение утром получила. И не одно. В том смысле, что Леонид, которого, по всей видимости, поставили в известность о намерениях пригласить меня на "бал", его повторил. Дабы убедиться, что я приду. И даже о платье позаботился, чтобы мне не пришлось идти в форме. И о туфельках. Уж не знаю, откуда он всё это раздобыл, да ещё и подходящего размера, но в каюте обнаружила полный комплект всего того, что требуется, чтобы выглядеть сногсшибательно. В прямом смысле этого слова, если судить по побледневшему лицу Элины и исказившемуся непередаваемой гримаской Алевтины, когда заговорщицы узрели мою персону.
      Взгляды остальных тоже были весьма выразительными. Особенно мужской части населения. Женское всё же контролировало себя несколько лучше.
      В принципе, меня нельзя отнести к категории "писаная красавица модельной внешности" и вообще, я очень даже стандартный вариант "обычной симпатичной девочки с неплохой фигурой". Но многое зависит от внешнего антуража. А он сейчас у меня был.
      Чёрный. Обтягивающий. Короткий. Сверху.
      На шпильках. Лакированный. Внизу.
      Чулки тоже прилагались, и мне приходилось следить, чтобы край платья не оставлял возможности окружающим созерцать ажурные резинки. Меня это не смущало. Просто было смешно, замечать, как старательно отводят взгляды те, кому смотреть на меня вроде как не полагается. А я провоцировать никого не хотела.
      Впрочем, был в этой компании тот, кто, похоже, наказал сам себя. Потому что его глаза пристально, неотрывно и очень ревниво за мной следили, и это я видела прекрасно, тем более, что наши места за столом оказались практически друг напротив друга. Почему же, в таком случае, Леонид выбрал именно этот наряд, оставалось для меня загадкой, а задать вопрос при всех я не решилась.
      Когда именно и с чем в мой организм попал наркотик, так и не поняла. При том, что ничего подозрительного не заметила. Просто в один "прекрасный момент" осознала, что зависла в лёгкой прострации, когда изумрудная зелень оказалась рядом, присматриваясь к моему лицу. Завораживающая такая, манящая. В которую нырнуть хочется...
      — Лика, что с тобой? — мужские пальцы мягко прошлись по щеке.
      — А? — встрепенулась, усилием воли возвращая себе понимание ситуации. — Ты что-то спросил?
      — Да, — почему-то заулыбался блондин. — Ты странно выглядишь, — снова пробежался по мне взглядом, от которого внутри словно свернулась невидимая пружина. — Щёки красные, глаза блестят, дышишь часто. Жарко? Или заболела? — ладонь переместилась на лоб. — Температуры вроде нет, — растерянно констатировал. — Может, тебя к Олегу отвести? — взял за руку.
      Ох, не надо было ему этого делать! Пружина сжалась сильнее.
      Так. Спокойно. Это всего лишь гормоны. Вдох, выдох.
      — Не стоит, — высвободила пальцы из опасного плена. То есть мне показалось, что освободила. Через пару секунд снова обнаружила их в его руке и удивилась. Это я такая рассеянная или он излишне хваткий?
      — Тогда, возможно, ты не будешь против, если я приглашу тебя потанцевать?
      Полковник умеет танцевать? Я с трудом сдержалась, чтобы не засмеяться. Мне всегда казалось, что военные крайне неуклюже это делают. И поэтому предпочитают оставаться в стороне от подобного рода развлечений.
      Ох ты ж! А ведь реально умеет! И неплохо. Стоп. Я вроде как не соглашалась. Тогда с какой радости мы дефилируем в центре зала под соответствующую музыку? Да ещё и так близко друг от друга!
      Ну и пусть. Я же себя контролирую. Значит, переживать незачем. А чем больше я двигаюсь, тем быстрее организм разрушает токсины. Это мне Женя напоследок сказала. Точно! Надо ещё на один танец заход сделать.
      Композиция другая. Мужские руки по-прежнему на талии... Эх, ну почему он раньше никогда меня так не обнимал? Ха! "Так"! Да он вообще меня не обнимал, сволочь белобрысая. Стоп, стоп, стоп! Не надо!
      — Лика, лапочка, — мужчина склонился ниже. — Ты уж определись, обнимать мне тебя или нет.
      Я что ему это вслух сказала? Позорище!
      Прикрыла глаза, успокаивая бешено бьющееся сердечко. Гормональная атака это вам не шутки. Только, почему она такая мощная?! Женя совсем иначе действие препарата описывала, — эффект должен проявиться очень слабым! Тем более, что все её рекомендации я соблюдала неукоснительно. А всё равно ощущение, словно... э-м-м.. полноценную дозу схлопотала.
      Почувствовав, как тянет низ живота и теряется связность мысли, прикусила губу, начиная подозревать неладное Такого точно быть не должно!
      Должно, не должно... Поздно теперь дёргаться. Нужно сконцентрироваться и держать организм в узде.
      Легко сказать! А это вообще возможно в таком состоянии и в подобной компании?!
      Распахнула глаза, отталкиваясь от груди в чёрно-белом кителе, к которой тесно прижималась. Ну просто безобразие!
      — Ты выглядишь бесподобно, — мужчина воспользовался моим движением, чтобы ещё раз окинуть меня с ног до головы восхищённым взглядом. — Я ожидал, увидеть тебя в форме, а тут... — вернул к себе, пройдясь ладонью по спине.
      — Зачем тогда принёс? — моё сознание судорожно цеплялось за реальность и пока позиций не сдавало. Посему нестыковку заметило.
      — Я ничего не приносил, — нахмурился мой партнёр. — Откуда оно у тебя?
      — Не знаю, — вздохнула, понимая, что не в силах сейчас решить возникшую проблему. — Это всё в каюте было, когда я пришла...
      — Господа, минуту внимания, — хрустальный звон бокала, по которому постучали чем-то металлическим, и сильный голос капитана заставили прекратить выяснение и сосредоточиться на том, что происходит рядом. — У полковника есть для нас сообщение. Надеюсь, оно окажется настолько же приятным, насколько неожиданной была для меня просьба предоставить ему возможность озвучить новость именно сейчас. Я прав? — карие глаза пробежались по нашей скульптурной композиции и тем, кто стоял рядом.
      — Абсолютно, — спокойно подтвердил блондин, наконец отпуская меня, чтобы развернуться к присутствующим. — Только сначала это будет вопрос. И станет ли он приятным известием, зависит от того, как мне на него ответят. Лика, — повернулся ко мне, опускаясь на колено и удерживая пальцы в своих. — Ты выйдешь за меня?
      Негромкое "ах", раздавшееся где-то на галёрке, шёпот, прокатившийся, как порыв ветра, и снова тишина.
      Ой! Как-то я к такому повороту не готова! Вот ну никак! Хватанула ртом воздух, потому что кислород в лёгких подозрительно быстро закончился.
      — Я люблю тебя, — прийти в себя мне не дали, усилив моральный прессинг до максимума. — Люблю твой голос, твои глаза, твои волосы, твоё упрямство и твою непосредственность. Ты мне нужна. Я хочу всю жизнь провести рядом с тобой. Не смогу без тебя и боюсь потерять снова, — пальцы сжали сильнее. — Прошу, Лика. Скажи "да".
      Не знаю, что на меня нашло, а может это тоже были последствия наркотика, но рассуждать логически я уже не могла. Наверняка нужно было анализировать то, почему именно сейчас мне сделали предложение, зачем вот так, при всех, при том, что полковник прекрасно знал, что моё отношение к нему не изменилось, но... В мозгу отразилось только последнее, сказанное им слово. И согласие, которое я не планировала давать, почему-то сорвалось с губ, безмерно удивив меня саму. Неужели, где-то на уровне подсознания я этого хочу?
      — Капитан, — вновь заняв привычное положение в пространстве, жених решил даром время не терять. — Может, вы наш брак зарегистрируете?
      — С удовольствием, — подошёл ближе Михаил, извлекая из кармана личный программатор. — Вашу руку, Ирилика Владимировна.
      Одуревшая окончательно и полностью потерявшая контроль над реакциями тела, послушно выполнила его просьбу.
      Быстрое скольжение прибора по коже, и аналогичное считывание кода с чипа на запястье мужчины...
      — Ну что ж, — внеся изменения в наши досье, капитан спрятал прибор. — Поздравляю, полковник. Вы получили больше, чем заслуживаете! — проскочившая смешинка в голосе полностью изменила смысл фразы. — Ирилика, — мне мягко улыбнулись. — Я очень надеюсь, что вы с Леонидом будете счастливы.
      — Спасибо, — выдавила, потратив на это ощутимую часть оставшегося самообладания, и спрятала лицо на груди нежданно приобретённого мужа, притянувшего меня к себе.
      Безумно хотелось отключиться, но музыка и голоса рядом не давали этого сделать. Желающих нас поздравить было не так уж и мало...
      — Лика? — наконец, на моё состояние обратили внимание. — Лапушка, ты чего? — оперативно подхватили на руки, поскольку я уже начала оседать вниз.
      Ну наконец-то, догадался! Я с облегчением закрыла глаза, а когда открыла вокруг уже никого не было. Да и мы сами, похоже, сменили место обитания, потому что над моей головой нависал низкий потолок каюты, а не высокий полусферический свод банкетного зала. Подо мной ощущалось что-то очень даже мягкое и удобное, а рядом, едва различимым в полумраке силуэтом, замерла крупная фигура.
      — Лика, Лика, не пугай меня, — мужские губы прошлись по лицу. — Ну вот, — заметил, кажется, что я на него смотрю, — так уже лучше.
      Матрас качнулся, чуть подбросив меня вверх, когда он сменил положение тела.
      — Что ж ты впечатлительная такая? — снова навис сверху, убирая волосы с моего лба. — А мне казалась такой сильной.
      — Это не я, — с усилием сосредоточилась на словах. Сознание всё ещё отказывалось концентрироваться на чём-либо, кроме того, кто находился рядом. — Наркотик. Мне плохо, — всхлипнула, ведь пружина внутри сжалась до такой степени, что больно было уже физически.
      — Что? — от неожиданности полковник даже отпрянул. — Ты о чём? Лика!— встряхнул за плечи. — Какой наркотик?
      Как могла, рассказала. Наверное, мой пересказ напоминал бред сумасшедшего, но муж меня понял.
      — Потерпи, — коротко приказал.
      Прохладный воздух коснулся голой кожи, когда платье одним движением стянули вверх, а затем осторожно высвободили из него мои руки и голову. Чулки исчезли ещё быстрее.
      — Это я тоже сниму, — мужская рука скользнула по коже шеи, расстёгивая замочек цепочки с кулоном из хризолита, которую я носила постоянно. — На всякий случай, — шепнул в ухо, поцеловав мочку. — Чтобы не порвать.
     
      Пустота накатила так внезапно, что Ильдерат дёрнулся, едва не разорвав обвивающие его тело путы. Связь, которую он ещё совсем недавно ощущал так чётко и ради которой пошёл на риск, позволив себя захватить, исчезла. Пропала. Растворилась в небытие.
      Осознание того, что он снова лишился пары, несмотря на то, что любыми способами пытался её сохранить, было неожиданно страшным. И осязаемо болезненным. Как он мог потерять то, что давало надежду на будущее! Другое будущее. Иное. Которое могло перевернуть его жизнь. Нет, не изменить, создав новое, а вернуть утерянное. Забытое. Невозможное.
      Ловец снова рванулся, не обращая внимания на то, что удерживающие его силовые поля глубоко впиваются в кожу. Боль сейчас была нужна. Она отрезвляла, заставляла отбросить в сторону мечты и надежды, и думать о реальности.
      А реальность была такова, что оставаться в плену и ждать неизвестно чего теперь смысла не имело. Раз ментальный поток пропал, значит, на то есть причина. И факт того, что это произошло второй раз, выглядит весьма подозрительно!
      Ильдэрат полностью втянул короткие отростки и прижал к себе функциональные, чтобы контакт тела с опасными оковами был минимальным. Он обязан всё выяснить! И для этого, в первую очередь, нужно вернуть себе свободу.
      Новый рывок. Массивное тело изогнулось, скручиваясь вдоль силовых линий и, потеряв опору, упало вниз на металлический пол. Одна из конечностей неудачно попала в сплетение полей и теперь, отрезанная, рефлекторно извивалась на гладкой поверхности. Но эта потеря ловца волновала меньше всего. Он вырвался!
      Теперь нужно уйти, исчезнуть, спрятаться. Корабль огромен, и это не составит особого труда. Главное — попасть в систему ходов, шахт, вентиляцию... Да куда угодно!
      Не теряя времени даром, заработал самыми прочными отростками, взрезая металл.
      Заверещавшая сирена, оповещающая о творящемся безобразии в отсеке с пленным, стала неприятной неожиданностью. Утроив усилия, Ильдэрат принялся расширять сделанное отверстие, чтобы протиснуться в открывшуюся пустоту. А паника вокруг нарастала.
      Сигнализация по-прежнему захлёбывалась визгом, тревожно вспыхивали и гасли лампы, освещающие отсек, в раскрывшемся проёме появились вооружённые гуманоиды в защитной экипировке, а из стен выдвинулись тонкие, острые штыри, обеспечивающие им прикрытие, поскольку не давали приблизиться.
      Оружие применили без предупреждения. Огненные молнии полоснули по коже и ловец развернулся, резко взмахивая отростками-плетями, чтобы сбить нападающих с ног. На всякий случай ещё и бросил в противника поглотители, блокирующие перезарядку разрядников. Между тонкими прутьями конечности проскользнули легко, и подобная тактика ведения боя дала свои результаты. Только один гуманоид устоял, вцепившись в ближайшую опору, остальные разлетелись в стороны и теперь корчились на полу.
      Вникать в их травмы, Ильдэрат не стал, вернувшись к прерванному занятию.
      — Частотку включай! — истерический вопль его не тронул. Он почти протиснулся внутрь. Ещё секунда и...
      Мощная судорога свела мышцы, выламывая кости из суставов. Тело сжало, сплющило, раздавило. Боль была невероятной. Приложив титаническое усилие, теряя сознание, ловец попытался завершить начатое движение и провалился в небытие.
           
      ГЛАВА 3
      Тайная сущность
           
      Боль. Снова, снова и снова.
      Тело не хотело мириться с повреждениями, наглядно демонстрируя своему хозяину, что он действовал излишне опрометчиво и явно переоценил имеющиеся в его распоряжении возможности. Понадеялся на ловкость, силу, удачу... И проиграл. У чужаков оказалось то, что свело все его усилия на нет.
      Ильдэрат попробовал пошевелиться и замер, потому что очередная огненная вспышка разлилась по сознанию, грозя новыми неприятными ощущениями. Тело предупредило мозг — ему не стоит экспериментировать.
      С трудом сконцентрировался, сделав то, к чему никогда не прибегал раньше — полностью отключил контроль за искалеченным организмом и заблокировал бегущие от рецепторов импульсы. Что ж, иного выхода не остаётся. Придётся ждать, пока регенерация в очередной раз справится с поставленной задачей.
      Расслабиться полностью не получилось. Едва исчезли парализующие сознание мучительные волны, как оно уловило чужие эмоции. Такие знакомые, родные, мягкие...
      Его пара! Он не верил ощущениям. Ментальная связь восстановилась? Так быстро?
      Открытие обрадовало ловца неимоверно. Может то, что поток пропадает и появляется вновь — это вообще нормальный процесс? И для того, чтобы он стал постоянным, требуется что-то ещё?
      В который раз Ильдэрат пожалел, что раньше не придавал значения соответствующим знаниям и сейчас не имеет нужной информации! Даже когда связь пропала первый раз, был так зол, что не стал искать ответов на появившиеся вопросы. А вот теперь оказался в положении, когда и рад бы узнать, да возможностей для этого уже нет.
      Оставалось надеяться только на инстинкты. А они требовали от него каких-то действий, кричали о том, что связь должна стать чем-то большим, нежели простое ощущение ментального соответствия!
      Но ведь он столько раз пробовал слиться с окутывающими его разум переживаниями! И звать пробовал, и мысленно представлял, предполагая, что отклик спровоцирует соединение сознаний. Не получалось. Эмоции девушки были рядом, но становиться частью его самого не желали. Почему? Что он делает неправильно?
      На эти вопросы, как и на другие, у него не было ответов. Однако никто не мешает найти их самостоятельно. В конце концов, мышление и логику ещё никто не отменял!
      Возможно, дело в том, что нет физического контакта? Он же не раз слышал, что пара всегда должна быть рядом. Может, это не фигуральное выражение? Не зря же Амирэм никогда и никуда не отпускает Лэйтэма! Как бы это предположение проверить?
      Беспокойное возбуждение охватило ловца, усиливаясь от того, что воспринимаемые ощущения извне тоже были не самыми умиротворяющими.
      Опустошённость, непонимание, растерянность, смятение. Целый букет не самых приятных эмоций, доказывающий, что девушке отнюдь не хорошо. Ильдэрата это тревожило. Она и раньше периодически оказывалась в подобных состояниях, но никогда в таких глубоких. Разве что незадолго до того самого момента, когда связь исчезла впервые. Что с ней произошло?
      Успокаивало только то, что в воспринимаемом потоке не чувствовалось страха и паники. Её жизни ничего не угрожало, просто окружающая действительность была не комфортной и ей это не нравилось.
      Размышляя и не имея возможности действовать, Ильдэрат терпеливо ждал, тщательно отслеживая малейшие изменения ментального фона, который то пропадал, то вновь возвращался. Теперь его это уже не удивляло. Он остановился на версии нестабильности незакреплённой связки и с интересом ждал каждого нового всплеска, с удивлением отмечая чёткую периодичность. Между обрывом и восстановлением проходили строго определённые промежутки времени. И это что-то значило! Но что?
      Стремясь подойти ближе к возможному объяснению, ловец попытался концентрироваться на тех ощущениях, которые испытывала его пара, и результат подобного исследования стал шокирующим откровением, которое подняло в душе волну раздражения и досады.
      Он почувствовал знакомые нотки присутствия рядом с девушкой кого-то ещё.
      Снова этот тип вмешивается?! В то, что его уже нет в живых, ловец не поверил и теперь в очередной раз утвердился в собственной правоте. Слишком часто его обманывали, чтобы в будущем он принял что-то на веру без должной проверки.
      Воспоминания о прошлом больно резанули сознание. Нельзя допустить, чтобы ушлый субъект и в этот раз спутал все его планы! Злость и возмущение, которые Ильдэрат испытывал тогда, внутренний протест и гнев сейчас, заставили забыть о том, в каком состоянии находится его организм. Стремление найти решение не предполагало пассивного ожидания, оно требовало активных действий, и ловец, не думая о последствиях, вернул себе контроль над телом, позволяя рецепторам донести до мозга информацию об окружающем мире.
      Ощутил отсутствие пут, сковывающих движения, попытался шевельнуть отростками и замер, не веря собственным глазам.
      Она была рядом.
                 
      Он был рядом. Неподвижная, грузная масса кожи, мышц и костей, которую я вот уже неделю как пыталась привести в более-менее нормальное состояние. То есть помочь справиться с повреждениями.
      Ловец был жив. Все анализы говорили об этом весьма недвусмысленно. Но в сознание не приходил. Тем сильнее меня обрадовало рефлекторное движение щупальцами и приподнявшаяся кожная складка, на несколько секунд открывшая салатовый взор. Есть!
      Убрала инструменты и на всякий случай приготовилась активировать защитный купол. Кто ж знает, насколько агрессивно поведёт себя раненый "спрут". То, что он столько дней провёл без движения, ещё ни о чём не говорит. Ведь, что мы знаем об их физиологии? А о регенерационных способностях? А об анатомических особенностях? Вот именно — практически ничего!
      Хотя... Нет, я лукавлю, конечно. Мой любопытный мозг времени даром не терял, посчитав бессознательное состояние пациента прекрасным шансом для проведения соответствующих исследований. Ведь другие два ловца, хоть и вели себя смирно, если их не трогали, но к своим тушкам даже близко никого не подпускали. А тут такая возможность!
      В общем, мне даже сканирование удалось провести и получить весьма любопытную картинку. Под толстым слоем кожи классических органов не оказалось. Единственное исключение составляли глаза и мозг. Остальное же представляло собой подвижную, текучую массу свободно мигрирующих клеток, которые, по необходимости, складывались в длинные тяжи, похожие на мышцы, связывающие их нити-сухожилия и некие аналоги костей. Отсюда, видимо, и невероятная способность образовывать и убирать в себя отростки, а так же менять конфигурацию тела.
      Уникальный организм! При таком строении восстановление повреждений сводилось к постепенному превращению имеющихся на тот момент структур в клеточное "желе" и последующее формирование новых. Главное, чтобы не пострадал мозг. Но с учётом того, как глубоко он был спрятан и защищён дополнительными оболочками, подобное ему грозило только при расщеплении на атомы!
      Я долго мучилась над вопросом питания, потому что желудка не обнаружила, как не нашла лёгких и сердца, а значит оставались загадкой процессы дыхания и транспорта веществ. Но ведь ловец явно втягивал в себя воздух, когда говорил! И пайки, уверена, проглатывал!
      Единственное, что приходило в голову — эти структуры уже разрушились, а новые ещё не успели образоваться. Правда, вставшую передо мной проблему активной помощи в восстановлении это не решало.
      В итоге я на свой страх и риск ввела небольшую порцию раствора сублитерата ему под кожу. Бурной реакции отторжения не последовало и это меня успокоило. Так что теперь ежедневно повторяла сию процедуру, надеясь, что питательные вещества послужат дополнительной поддержкой истощённому организму. И, похоже, оказалась права! Он пошевелился!
      Но как это вялое, едва заметное движение было не похоже, на мощные, уверенные взмахи, которые он демонстрировал ранее. У меня даже рука, готовая включить защиту, сама по себе соскользнула с датчика. "Спрут" слишком слаб. Да и соответствующих мышц у него сейчас нет — они почти полностью распались на отдельные клетки. Так что опасаться совершенно нечего.
      Осознав, в каком он сейчас состоянии, я почувствовала невероятную жалость. Бедный. Для него это, наверное, такой шок. Быть сильным, уверенным в себе, практически непобедимым, и за несколько дней превратиться вот в такое жалкое подобие живого существа!
      Про те обстоятельства, которые сопровождали моё с ним общение на криатле, я даже не вспомнила. Вернее, не сочла нужным вспоминать. Не сейчас. В любом случае ловец — мой пациент, так что личные счёты — прочь из головы!
      — Всё будет хорошо, — почти без опаски погладила бугристую кожу, которая за время "болезни" потеряла присущую ей эластичность, став куда более грубой и жёсткой. Зато рельеф рисунка приобрёл объём и глубину, позволяя отчётливо видеть кольцевой дизайн шкурки.
      Подчиняясь какому-то внутреннему порыву, провела пальцем по одному из завитков, плавно перешла в следующий, и ещё один, повторяя замысловатую вязь. От необычной ассоциации промелькнувшей в голове, даже хихикнула. Забавно! Словно пишу что-то!
      Прошедшая по лежащему передо мной телу судорога основательно напугала. Я даже с колен вскочила, бросаясь к сканеру. Нет, ложная тревога. Всё в норме, отклонений нет. Ф-ф-фух! Значит, просто рефлекторное остаточное сокращение подкожных мышц. Бывает. Может, они последние разрушаются?
      — Что случилось? — мои суматошные перемещения привлекли внимание телохранителя, бдительно следящего за происходящим. Шаг ближе к охраняемому объекту, оружие наготове, мундир бронезащитный, на голове шлем, всё честь по чести.
      — Порядок, — бодро отчиталась, взмахом руки отправляя мужчину обратно к стеночке.
      Мириться с его существованием рядом мне приходится постоянно. За исключением того времени, разумеется, когда на смену заступает Леонид. Я, хоть и была против подобной опеки, а переубедить мужа не смогла. Менять принятое решение он не стал. Сказал, что есть вещи, которыми мне голову забивать вовсе не обязательно и достаточно того, что он видит в этом необходимость.
      Что мне оставалось? Только взять себе на заметку: на корабле присутствует неведомая для меня опасность! Ну и присматриваться внимательнее, чтобы догадаться, где именно она таится. Видимо, есть то, чего я не знаю.
      Упёртость мужа в этом вопросе сильно смахивала на паранойю (ощущение у меня было, что полковник, в силу своей профессии, перестраховывается), и тем не менее я его понимала. Причина того, в каком состоянии я оказалась в день нашей свадьбы, благодаря стараниям ревнивой претендентки и её подружки, для Леонида стала шокирующим открытием. И последствия ему пришлось снимать самым, что ни на есть радикальным способом. То есть снижать зашкаливающий гормональный фон естественным путём.
      Эх. Сколько раз я потом корила себя за то, что не подумала об ином способе проникновения наркотика в организм, кроме как принятие внутрь! Как и о том, что недальновидно ушла, предоставив подружкам тет-а-тет обсуждать свой гардероб! Уверена, останься я, и узнала бы, что именно они затеяли.
      Это было очень умно придумано. Нестандартно и изобретательно. Подобрать из своих "запасников" подходящее платье, благо ткань-тянучка имеет широкий диапазон размеров, пропитать делсинолом плотно прилегающий к коже вырез и высушить. А дальше оставалось только мне его подкинуть, чтобы я "презентик" надела.
      Что я и сделала, собственно говоря, даже не задумавшись. Тело быстро согрело ткань, вещество начало испаряться. Так что я ещё в каюте, пока собиралась на банкет, надышалась парами. Плюс, яд частично через кожу проник в организм. От того и эффект получился таким полноценным, молочная диета бессмысленна, а результат аукнулся мне неожиданными последствиями.
      Я оказалась замужем. До сих пор в голове не укладывается. Сейчас. А уж что говорить про "тогда"? Мысли путались, желания были весьма специфичными, поведение не вписывалось ни в какие рамки. Удивительно, что я ещё хоть что-то соображала и фиксировала в памяти, могла бы вообще на полном автопилоте функционировать. К тому же утром "отходняк" был глобальный. Со слезами, истерикой и прочими прелестями, сопровождающими гормональные экзерсисы в женском организме.
      Леонид несколько дней долго и терпеливо убеждал меня в том, что я напрасно переживаю. Ничего страшного не произошло, привыкания делсинол не вызывает, и для организма последствий не будет. Раз десять заверил, что у него и в мыслях не было воспользоваться моим состоянием в личных целях, и предложение "замуж" было спонтанным, потому как ему показалось, что я к этому готова. Всё же и на "ты " перешла, и во время танца... гм... равнодушной к его объятиям не осталась. В общем, всё это было воспринято, как сигнал к действию. Ну он и решился, тем более, что только и ждал подходящего момента.
      Причин не верить мужу у меня не было. В его голосе, взгляде, в том, как он ко мне прикасался, я чувствовала только заботу и беспокойство за моё душевное состояние. Да и воспоминание о том, как именно мне сделали предложение неприятным назвать было трудно. Да я в самых бурных фантазиях не могла себе представить полковника, опустившегося передо мной на колено! К тому же Леонид попросил прощения за то, что был невнимателен и понял, что со мной что-то не так слишком поздно. И настоял на том, что раз уж я теперь его жена, значит могу переложить на него все проблемы и заботы. Он никому не позволит использовать меня в своих грязных замыслах.
      Афишировать подлость отдельных личностей Леонид не стал. Разобрался с виновницами по-своему, не ставя в известность широкую общественность. Правда, мне позволил за сим процессом понаблюдать, видимо, решил, что это зрелище морально меня успокоит. Так что я сидела за стеклом его кабинета и любовалась, как краснеющих и бледнеющих от страха разоблачения заговорщиц разводят на чистосердечное признание.
      Нет, сначала подружки, разумеется, вели себя самоуверенно и нагло. Подумаешь — платье! Да они же просто хотели как лучше! Знали, что мне пойти на банкет не в чем, и решили выступить в роли спонсоров. По принципу, почему бы хорошему человеку не сделать приятное? А тайно подложили, потому как не хотели, чтобы я начала чувствовать себя им обязанной. Стояли на своём до последнего. Знали, что доказать наличие на одежде следов наркотика могла только суперточная экспертиза, а на корабле подобное оборудование отсутствовало. И поняли, что просчитались, когда им пригрозили, что платье законсервируют, как вещьдок, чтобы на Земле подобную процедуру провели обязательно, а ещё дословно процитировали часть разговора, благо заранее попросили меня припомнить его до мелочей.
      Ну и в заключении, присмиревших дам открытым текстом предупредили, что первый же косой взгляд в мою сторону, и вся эта грязная история станет известна капитану. А, не дай бог, ещё одна подобная выходка, и полковник лично, без долгих моральных терзаний отправит обеих за борт.
      Нужно ли говорить, что после этого Алевтина была сама любезность, а Элина — мисс предупредительность. Хотя я, разумеется, старалась общаться с ними как можно меньше. Исключительно по производственной необходимости. Я же не дура, чтобы не понимать что внешняя кротость ещё ничего не значит. Может, пакостить и побоятся, но в душе всё равно будут ненавидеть. Хорошо хоть не ведьмы, а то, уверена, сглазили бы с удовольствием.
      — Лика, ты где? — отвлёк от раздумий мужской голос из коммуникатора. Леонид на всякий случай перенастроил его на прямое соединение, без вызова, и теперь бессовестно пользовался возможностью свободно со мной говорить. — Опять со своим пациентом? — в интонации почувствовала ревнивые нотки. — А о муже забыла? — добавил, с едва заметным смешком.
      Ясно. Настроение у него сегодня хорошее. Впрочем, о чём это я? У него со дня нашей свадьбы оно всегда такое. Насколько я поняла, полковник даже жесткий режим своих подчинённых сменил на куда более мягкий. Соответственно, те личности, с которыми мне невольно приходилось пересекаться, были на седьмом небе от счастья, а взгляды, которыми меня одаривали, явно демонстрировали то, что мою персону они считают чуть ли не спасительницей и готовы костьми лечь, если мне что-то нужно, лишь бы начальство подольше оставалось в хорошем расположении духа. Смешно даже.
      — Не забыла, — покосилась на циферблат, ужасаясь цифрам, которые на нём высветились. Да я уже часа полтора как сверхурочно "работаю"! Удивительно даже, что он только сейчас спохватился, что меня до сих пор в каюте нет. — Просто у ловца изменения в состоянии. Я наблюдаю, — отмазалась.
      — Может, всё же домой? — не сдался супруг. — Никуда твой монстрик не денется. Сворачивайся. Я жду.
      Последняя фраза прозвучала загадочно и многообещающе. Оу! Мне надо опасаться каких-то сюрпризов? С одной стороны, любопытно и приятно, что о тебе заботятся, а с другой...
      С другой, я же так и не влюбилась в него по уши. Он мне нравится, конечно, но ровно настолько, чтобы спокойно реагировать на близкие отношения. Без отторжения. Просто потому, что Леонид — опытный, взрослый мужчина, который умеет быть привлекательным во всех смыслах. К тому же он на самом деле меня любит. Вот в чём сомнений у меня нет, так в этом. И слова тут вовсе не при чём, хотя слышу я их каждую ночь. Дело в ином. В том, как он на меня смотрит, как касается, целует, как сбивается его дыхание, когда я приближаюсь...
      Я именно поэтому о разводе даже не заикаюсь, хотя, в принципе, это совсем не проблема. Пойти к капитану и... А вот что будет после этого "и", я даже представлять себе не хочу. Слова Элины о невменяемом полковнике я помню хорошо.
      Так что пусть всё остаётся так, как есть. В конце концов, страдающей я себя не чувствую, забавно даже, в некотором смысле. Возможно, со временем и я начну испытывать к нему нечто большее, чем просто симпатию. Тем более, что он делает для этого всё.
      — Ну наконец-то! — Не успела шагнуть за порог лаборатории, а меня уже подхватили на руки.
      — Я думала ты дома! — ошалела от неожиданности. Но за шею всё же обняла, комфорта ради.
      — Был, — уточнил муж, кивком головы отпуская охрану на все четыре стороны. — Решил, что раз ты ко мне не спешишь, придётся идти самому, — наигранно-печально вздохнул, утаскивая добытое, меня то бишь, в коридор.
      — А мы куда? — попыталась определить конечную точку выбранной им траектории перемещения.
      — Ужинать, — уверенно поставили меня в известность.
      — Ага. — Я с сомнением посмотрела на невозмутимую физиономию. — А ты уверен, что направление правильное? — приняла правила игры. — Камбуз в другой части корабля.
      — А зачем нам туда, если есть места поинтереснее? — на меня скосили хитрый зелёный глаз. — Или ты предпочитаешь компанию за столиком капитана?
      — Знаешь же, что нет, — шутка мне не понравилась.
      — Знаю. — Меня опустили на пол, на мгновение сжав сильнее в объятиях. — Поэтому сюда и пришли, — Леонид отстранился, разворачиваясь к ближайшей стене.
      — А что это? — с недоумением осмотрела небольшой отсек в котором совсем ничего не было. Я даже примерно определить его функциональность не могла.
      — Только то, что хочешь ты, — муж ответил весьма загадочно, продолжая "колдовать" над панелью управления. — Глазки закрой, — попросил, когда свет начал тускнеть.
      Послушно опустила веки, отмечая, что становится всё темнее, и не понимая, какой смысл в его просьбе, если я и так ничего не буду видеть?!
      — Не подсматривай, — зашедший со спины мужчина обнял меня за плечи. — А теперь вспомни место, где бы тебе хотелось сейчас оказаться больше всего.
      Даже так? Выданным мне указаниям я удивилась, но спорить не стала.
      — Я почему-то так и думал, — задумчиво произнесли сзади. — Открывай.
      Вот хорошо, что он меня держал, потому что от неожиданности увиденного я дёрнулась, отступая назад и, вполне вероятно, на ногах бы не устояла.
      — Что?.. Как?.. — я глазам своим не верила. Растерянно хлопая ресницами, вертела головой, рассматривая знакомое пространство.
      Светлые бирюзовые стены, одна из которых, становясь прозрачной, открывает вид на индустриальный пейзаж. Чуть заметно покачивающиеся у потолка медузоподобные светильники. Стол из тёмно-синего трипслата, вокруг аналогичного цвета зависшие в воздухе гравитационные кресла. Это вообще-то моя квартира! То есть мамина! В которой я всё детство провела.
      — Нид, что это? — нервно развернулась к мужчине, с лёгкой полуулыбкой на лице наблюдающему за моей реакцией, вцепляясь пальцами в его предплечья.
      — Реал-камера менталскана, — не стал меня мучить, озвучив ответ.
      Шок меньше не стал. Скорее усилился. Да так, что я рот открыла и зависла, не понимая, чего мне хочется больше: выяснить как эта штука работает или возмутиться, что меня сюда затащили не получив предварительного согласия.
      — Не переживай, — меня взяли за руку, подводя к столу и усаживая в одно из кресел. — Ничего лишнего из твоих воспоминаний прибор не считает. Я же сказал, здесь только то, что ты хочешь мне показать.
      Не считает? Пояснение меня немного успокоило. Допустим. Но почему всё вокруг такое... настоящее!
      Провела пальцами по подлокотнику, ощутив привычную гладкость и тепло. Поверхность стола тоже оказалась вполне вещественной. Наверное, это какая-то очень специфичная галлюцинация. Насколько я помню, максимум, на что способен менталскан — создать голографическую объемную картинку. Но уж никак не воспринимаемую осязательно.
      — Именно такую, — утвердительно кивнул визави, присевший в кресло напротив. — Технология сложная, но даёт очень высокий процент реалистичности. Её разработали перед самым нашим стартом и фактически эта камера — один из первых образцов.
      — Зачем? — постепенно приходящее в себя сознание потребовало объяснений.
      — Цели разные, — пожал плечами блондин. — Основная — более полное погружение в воспоминания, ну и более качественная передача образов.
      — А кроме этого? — подтолкнула к продолжению.
      — Лапочка, — мужчина улыбнулся, — давай совместим приятное с полезным. Я поужинать хотел, а разговаривать можно и во время еды. Вы за этим столом обедали, надеюсь? Вспомнить сможешь?
      Ну знаете ли! Прогресс — это вещь, конечно, замечательная, но не до такой же степени!
      Похоже, что именно до такой. Послушно закрыла глаза, а когда открыла пустым стол уже не был. И то, что я обычно предпочитала из съестного, сейчас лежало на своих тарелках передо мной.
      — Это можно есть? — повертев в пальцах вилку и убедившись в её материальности, недоверчиво ткнула в котлету по-киевски. Золотистая корочка с характерным звуком лопнула, обнажая белую, сочную мякоть. Нос мгновенно уловил аппетитный запах, даже слюнки потекли.
      Та-а-ак! Глюки ещё и обонятельные?
      — Конечно, — не дожидаясь приглашения, Леонид по-хозяйски переложил себе на тарелку пару котлет и овощной гарнир. — Ты разве не голодна? — отвлёкся от процесса пережёвывания, заметив, что я так и сижу в прострации.
      Если он хотел меня удивить, то ему это удалось. Мысленно встряхнула себя, приступая к поглощению деликатесов, и, пока жевала, успела ещё раз удивиться тому, насколько вкус еды, как она ощущается во рту, её запах, точно совпадают с теми, которые существуют в моих воспоминаниях. Но ведь такого не может быть! Даже одинаковая пища всё равно чуть-чуть, да отличается! Начала подозревать подвох и насела на мужа, требуя объяснений. Ну и получила...
      — В этой камере создаётся сложный эффект реальности, — пустился в неторопливые объяснения мужчина. — Сложный не потому, что трудный, а потому что складывается из разных компонентов. Менталскан вытаскивает из мозга картинку и сопутствующие ей ассоциативные восприятия характеристик предметов, а дальше программа решает, какие из них она в состоянии воспроизвести и нам продемонстрировать, а какие внушить. Ну, вот смотри, — отложил приборы, чуть отодвигаясь от стола. — Визуально тебе кажется, что я сижу в кресле, хотя на самом деле меня поддерживает гравитационный гамак. Тебя тоже, — добавил, заметив, как я дёрнулась. — Образ кресла возникает потому, что вокруг каждого из нас сформирована галопроекция, воспринимаемая глазами.
      — А остальные ощущения? — я снова прошлась пальцами по ручке. Ну настоящая же!
      — Их создаёт излучатель, — пояснил Леонид. — Он испускает волны, которые воздействуют на кору мозга, стимулируя возбуждение в соответствующих зонах, и тебе кажется, что рецепторы извещают тебя о качественных характеристиках предмета.
      — Э-м-м... — я снова с подозрением воззрилась на продукты. — То есть этого здесь нет? И весь ужин — иллюзия? И ощущение сытости тоже? — сообразила вдруг, что уже совсем не голодна.
      — Сам ужин — не иллюзия, — блондин вновь придвинулся к столу, чтобы доесть свою порцию. — Мы на самом деле поели. И в желудках у нас настоящая еда, только... — чуть замялся, — не та, которую ты вспомнила.
      — А какая? — схватилась за стакан с оранжевым напитком, стараясь определить — настоящий он или нет. А если это подделка, то из чего? Понюхала и даже отпила. Но лишь в очередной раз убедилась. Сок. Апельсиновый. Без вариантов.
      — Вот это, например, — палец указал на исследуемую мной жидкость, — обычный морс, который ты всегда пьёшь. А ассортимент блюд точно такой, как сегодня в столовой.
      Понятно! Я даже рассмеялась. Это, оказывается, просто мозгозапудриватель! А я-то думала!
      — Не понимаю, какой в этом смысл? Если мы могли всё то же самое съесть в столовой, зачем было идти сюда? — с интересом взглянула на своего сотрапезника.
      — Разве тебе было неприятно? — его лицо стало серьёзнее. — Почувствовать себя дома. В знакомой обстановке. Не на корабле, —— в интонациях уловила скрытую обиду.
      — Прости, — поняла, что веду себя некрасиво. — Всё же учёного во мне больше, чем обывателя, принимающего всё на веру, — попыталась донести до него причины моего поведения. — Мне приятно, разумеется, но мозг знает, что это всё не на самом деле и мыслит критически. То есть забыться и наслаждаться ложными ощущениями не желает.
      — Ясно, — на меня задумчиво посмотрели. То ли не ждали подобной прагматичности, то ли прикидывали, чем компенсировать провал. Он же впечатление пытался произвести, а тут такой облом.
      — Нид, а мы можем одно воспоминание посмотреть? — решила подсказать ему верное направление. — Мне интересно, как это будет выглядеть здесь. А то я раньше только обычные галопроекции видела.
      — Можем, конечно, — с готовностью откликнулся блондин. — Твоё или моё? Ты хочешь что-то конкретное?
      — Да, — усиленно закивала головой, радуясь его уступчивости. — Появление ловца и как у него получилось меня забрать!
      Взгляд снова стал напряжённым. Почти минуту муж обдумывал мою просьбу, и я начала подозревать худшее. Я же не просто так об этом попросила. Ну не даёт мне покоя мысль о том самом выстреле, который меня в кому вогнал. Так неужели Леонид солгал и теперь боится, что я узнаю правду?
      — Тогда придётся считывать с меня, — наконец, озвучил итог раздумий, доказывая, что сомневаюсь я в нём напрасно. — Ты к нему спиной стояла, почти ничего не видела. Хотя... — снова ушёл в себя, что-то припоминая. — Можно сложить оба воспоминания. Они у нас с разных ракурсов, а значит, сформируется полноценная объёмная картинка. Вроде у менталскана была такая функция.
      — Здорово! — перспективам я обрадовалась и теперь с нетерпением наблюдала за неторопливыми действиями полковника, который принялся вдумчиво терзать голографическую панель управления, возникшую перед его лицом.
      — Готово, — муж покинул кресло, обогнул стол и потянул меня за руку.
      Пришлось встать и, кстати, вовремя, потому что обстановка исчезла. Отсек снова был совсем пуст.
      — Как мы стояли помнишь? — блондин отступил на пару шагов назад. — И остальное?
      Кивнула и сосредоточилась, зажмуриваясь. Такое забудешь...
      — Уже всё, Лика, — мягко позвал мужской голос. Рука приобняла за талию, отводя в сторону.
      Распахнула глаза, обмирая от реалистичности и нереальности окружающего пространства.
      Светлая комната с прозрачным потолком, через который виднеется кусочек неба с облаками. Старинный шкаф, картины на стенах, доисторический, раритетный паркет на полу. И две фигуры друг напротив друга. Невысокая черноволосая девушка в домашнем спортивном костюме, прижимающая к груди полыхающую белым светом сферическую конструкцию, и молодой решительный блондин в черно-белой форме. А за его спиной и сбоку люди в камуфляже и оружием на изготовку.
      Почувствовала, как крепко меня сжали руки мужчины, заставляя отступить ещё дальше в глубину комнаты, чтобы видеть панораму в целом.
      — Уверена, что хочешь это вспоминать? — тихий вопрос, словно шанс изменить принятое решение.
      Кивнула, облизнув пересохшие губы. Нет уж. Идти, так до конца!
      — Запуск, — короткая команда, и статичность поз исчезла. Фигуры шевельнулись, приходя в движение. Поворот головы, сверкнувший гневом изумрудный взор, рука медленно ползущая к кобуре...
      Я смотрела на блондина, заранее зная, что именно он сейчас сделает. И это было дико. И страшно. Видеть направленное на меня оружие.
      И пусть не я сейчас была на месте испуганной девушки, и не я смотрела ему в глаза, но в ногах всё равно появилась та самая неприятная ватность, которую я чувствовала в тот момент.
      — Давай-ка проверим, насколько активатор делает тебя неуязвимой.
      Знакомый голос, но какие злые интонации! Меня аж в дрожь бросило.
      — Стоп! — скомандовали за спиной.
      Фигуры послушно замерли, воспроизведение остановилось.
      — Ты как? — осторожный вопрос и мягкое, успокаивающее скольжение ладони по волосам.
      — Всё нормально. Дальше, — взяла себя в руки, понимая, что это просто надо пережить.
      А дальше всё начало происходить так быстро, что я едва успевала концентрироваться на деталях.
      Резко стемнело. За спиной девушки возникла массивная туша ловца в белом световом потоке. Выстрел. И это точно был не пистолет Леонида, потому что именно в этот момент рука мужчины начала уходить в сторону. Не успел смолкнуть первый хлопок, как раздался второй. Третий. Мельтешащие белые отростки. Разлетающиеся к стенам тела. Я, с красным расплывающимся пятном на груди, оседающая на пол и исчезающая в коконе щупалец. Яркая вспышка, после которой пострадавшие в стычке остались без движения на полу. И только блондин, лежащий лицом вниз, попытался приподняться. А когда ему это удалось я увидела кровь, пропитавшую разорванную ткань кителя.
      Ой! Так вот откуда у него шрам! Ловец постарался. А я никак не могла понять. И спрашивать постеснялась.
      — Ты её упустил! — неожиданное обвинение свалилось, как снег на голову. Оба мужчины вздрогнули. И тот, который восемь лет назад пошатываясь поднимался на ноги, и другой, стоящий сейчас позади меня. — Самонадеянный кретин! Сопляк! — ещё одна фигура появилась в комнате, но рассмотреть её я не успела.
      — Стоп! — раздражённое восклицание. — Сброс!
      Картинка послушно исчезла, оставляя нас наедине друг с другом.
      — Кто это? — я развернулась в кольце обнимающих меня рук, заглядывая в потемневшие от неприятных воспоминаний глаза мужа.
      — Лика, — поморщился тот. — Ты хотела увидеть похищение и убедиться, что в тебя стрелял не я, — доказал, что раскусил мою нехитрую уловку. — Всё остальное — только мои проблемы.
      Настаивать не стала. С выяснением можно и подождать. Я и так перестаралась со своим стремлением получить подтверждение. Фактически наглядно показала, что ему не доверяю. Так что теперь полковник может с полным основанием считать меня неблагодарной и мнительной.
      Неприятно, конечно, но... Что сделано, то сделано. Время назад не повернёшь и даже не затормозишь, когда оно летит так стремительно. Настолько, что этой ночи, например, я вообще не заметила. Хотя чему удивляться? За день устала, вернулись в каюту мы поздно и, несмотря на то, что настроение у кое-кого было не ах, сразу лечь спать не получилось. Так что, когда, наконец, моя голова коснулась подушки и я закрыла глаза, то даже не почувствовала, как Леонид свалился рядом, а когда открыла — его уже не было.
      Посмотрела на часы и вся сонливая расслабленность мигом исчезла. Сообразила, что будильник забыла активировать! И проспала, соответственно! Часа три как должна быть на рабочем месте. А у меня там пациент...
      Пробежала пальцами по коммуникатору, выводя последние данные по его состоянию, вгляделась в показатели и мигом слетела на пол, отыскивая одежду и кляня на чём свет стоит одну озабоченную личность, которая сначала основательно меня вымотала, а потом ещё и не догадалась разбудить утром!
      Выскочила в коридор, намереваясь рвануть к лаборатории, и тут же потерла правильное направление от соприкосновения с тушкой охранника, который неудачно выбрал местом ожидания точку на моей траектории перемещения. К счастью, быстро сориентировалась и уже через пару минут натягивала защитный комбинезон, надеясь, что успела.
      Едва дождалась, когда система примет мой ID и откроет двери в изолятор. Буквально влетела внутрь и бросилась к ловцу, лежащему на небольшом возвышении в центре помещения, чтобы проверить не сорваны ли датчики, фиксирующие физиологические параметры.
      Но нет. Увы. Все они оказались на своих местах, прикреплённые к "спруту". Неподвижному. У которого разве что кожа в некоторых местах почти незаметно шевелилась, словно изнутри её что-то поднимало, а затем опускало обратно.
      Обернулась к виртуальному экрану, на который регистраторы с безжалостной объективностью выводили информацию о том, что жизнедеятельность вверенного их контролю объекта упала до критического минимума, если принять за норму те показатели температуры и скорости обмена веществ, которые были у ловца раньше.
      Что же с ним происходит? Умирает? Неужели повреждения оказались необратимыми и новые органы никак не могут сформироваться?
      Стряхнув с себя накатившее оцепенение, села за панель управления, запуская работу магнитно-резонансного томографа. Нужно посмотреть, что творится внутри. Ведь пока не разберусь, остаётся риск навредить больше, чем помочь. Так что даже стимуляторы не рискну вводить!
      Проследила, как неторопливо развернулась конструкция, придвигаясь ближе к моему пациенту, сейчас больше всего напоминающему бесформенный мешок, чем-то наполненный, но слегка сплющенный силами гравитации. Отростков не было ни одного. Все они полностью втянулись внутрь, даже самые крупные, которые всегда находились снаружи.
      Сканирующие лучи пробежали по потемневшей коже, из белой превратившейся в грязно-зелёную. Минута. Две. Прибор старательно выполнял программу, а картинка на экране зависла на прорисовке контуров поверхностных слоёв, почему-то так и не перейдя к внутренним структурам. Ещё минута и...
      "Процедура прервана" — вместо нормального результата выдала система. "Недостаточная глубина проникновения" — милостиво изволила сообщить подробности.
      Ого! У меня от удивления челюсть отвисла. Как?
      Необъяснимых нелогичностей стало на одну больше. Мешать работе томографа могут только металлсодержащие фрагменты, а их в теле ловца нет, ведь раньше мне ничего не стоило получить изображение! И даже если предположить, что они неизвестным образом появились, то максимум что должно было произойти — искажение картинки, но уж никак не полный отказ программы её формировать. Получается, что под кожей должен лежать целый пласт чего-то металлического!
      Практически не надеясь на иной результат, запустила считывание ещё раз и уже совсем спокойно восприняла повторный отказ. Отключив прибор, обошла инопланетное существо кругом, присматриваясь внимательнее и, поразмыслив, подтащила к себе лабораторный столик.
      Раз уж современная техника пасует, будем действовать по-старинке. Для начала возьмём на анализ образец подкожной массы и попробуем определить, что именно препятствует сканированию.
      Нацепила маску, выбрала подходящий инструментарий и вставила руки в перчатки-манипуляторы. Сконцентрировалась, осторожно прорезая лазерным скальпелем невероятно прочную шкуру. Бог мой! Раньше она была раз в пять тоньше и мягче. По крайней мере, питательный раствор внутрь я вводила без проблем. Это у ловца начались необратимые изменения, связанные с тем, что он умирает?
      Наверное, я излишне увлеклась, потому что произошедшее дальше даже не зафиксировалось в сознании. Вот только секунду назад я пинцетом раздвигала грубый эпителий, стараясь проникнуть глубже, и р-р-раз! Уже сижу на полу. В глазах пляшут чёрные точки и и ещё что-то яркое вспыхивает, затылок ноет, а в ушах сквозь шумный гул пробивается чей-то настойчивый голос, явно требующий, чтобы я обратила на него внимание.
      — Ирилика Владимировна! — наконец, не только мой слух, но и остальные органы чувств соизволили вернуться к нормальному восприятию окружающего мира. Присевший рядом охранник с беспокойством всматривался в моё лицо, придерживая за плечи, чтобы не упала. — Вы в порядке? — в голосе такая тревога!
      Что ж случилось то?
      Перевела взгляд на ловца, по-прежнему мирно лежащего на своём ложе метрах в... пяти. Ух ты! Что это меня от него так отбросило?
      — Он и отшвырнул, — посмотрел туда же телохранитель. — Только я не понял, чем именно. Никаких отростков не увидел. Просто кожа резко вспучилась и опала. А вы улетели сюда.
      — Ну дела... — дотронулась до затылка, который продолжал ныть. Прочувствовала что-то влажное и недоумевающе осмотрела пальцы, перепачканные кровью. Качественно я приложилась!
      — Вам к врачу надо! — забеспокоился мужчина. — Я отнесу, не двигайтесь. Не думаю, что в таком состоянии вам можно ходить, — пресёк мои попытки встать самостоятельно, поднимая на руки.
      Может, и правильно сделал, потому что от резких движений на меня ещё и тошнота накатила. Зато пока я с ней боролась, не заметила, как в лечебном отсеке оказалась.
      А там вокруг меня развили такую бурную деятельность, что оставалось только глазами хлопать, послушно отвечать на вопросы и терпеливо сносить медицинские манипуляции. А ещё успокаивать разбушевавшийся ураган по имени Леонид, который заграбастал меня в охапку и никак не желал отпускать.
      Всё со мной в порядке. Ну подумаешь, головой стукнулась. Сотрясение? Полежать? Вот ещё! У меня там пациент недорезанный. То есть незашитый! И приборы!
      Ой-ой! Ладно-ладно, убедили!
      Прекратила спорить, расслабилась и уснула, кажется, потому что не заметила, как муж исчез, да и Олег тоже. В комнате осталась только медсестра, которая, присев на диванчик напротив и приглушив освещение, что-то перебирала пальцами на экранчике портативного юнита.
      — Женя, — позвала девушку. Приложила основательное усилие, чтобы приподняться на локте. — Можно воды?
      — Ой! — мгновенно встрепенулась та. — Не вставай, пожалуйста! Я сейчас!
      Откинулась обратно на подушку, понимая, что находясь в стрессе явно переоценила возможности своего организма. Или это от лекарств?
      — И от них тоже. Но слабость скоро пройдёт, — Евгения заверила, что беспокоюсь я напрасно. Подождала, пока напьюсь, и забрала стакан. — Тебе бы ещё поспать, — посоветовала негромко. — Ночь на дворе. Или поесть хочешь? Ты целый день в отключке была.
      — Хочу! — приняла заманчивое предложение, попутно удивляясь и столь длительному восстановлению, и тому, что муж не забрал меня домой, а оставил под наблюдением. С другой стороны, поступил он разумно и правильно. Мало ли что!
      — Ему врач не разрешил, — тихо засмеялась девушка, услышав мой вывод. — Видела бы ты, как они спорили! Леонид сдался только когда Олег пригрозил доложить капитану, что твой муж не в должной мере заботится о здоровье жены.
      — Это такая страшная угроза? — от удивления я даже есть перестала.
      — Разумеется, — кивнула собеседница. — Если ты по его вине пострадаешь или хотя бы просто чем-то будешь не довольна и пожалуешься, капитан у полковника согласия не спросит. Аннулирует запись о браке в досье, и всё. Тут с этим очень строго.
      Вау... Какие подробности, однако! Надо иметь в виду. Хотя особого смысла не вижу. Ну разведут нас, и что? Леонид будет в депрессии, и этот зверь мало того, что изгрызёт его изнутри, так ещё и отыграется на окружающих. А я... А что "я"? Можно подумать, мне прям есть куда идти! И вообще! Меня всё устраивает!
      — Это хорошо, — улыбнулась шатенка, убирая за ухо кудрявую прядку. — Здорово, что вы с полковником нашли общий язык. Я ведь после того нашего разговора переживала, как всё сложится. А потом узнала, что ты замуж вышла.
      — Прости, что к тебе не заглянула, — извинилась, понимая, что поступила некрасиво. Мне так старались помочь, а я даже не соизволила сказать "спасибо". — Столько всего навалилось. Муж. Работа новая. Ловец этот... — рука непроизвольно потянулась к затылку.
      — Не трогай! — получила строгое предупреждение и столь же строгий взгляд. Впрочем, уже через секунду серые глаза сверкнули любопытством. — Расскажи хоть, сработало? Как ты себя чувствовала? Наркотик не подействовал? — меня забросали вопросами, видимо, не удержавшись.
      Я даже улыбнулась её горячности. И утаивать ничего не стала. В конце концов, она единственный человечек, которому всё было известно с самого начала. Так что... Смысл скрывать?
      Женя ахала, округляя глаза, хваталась за щёки, качая головой, прикрывала ладошкой ротик, а к концу повествования притихла, словно испугалась.
      — Лика, ты прости, конечно, — начала медленно. Во взгляде я увидела настороженность. — Может, это не моё дело, но...
      — Говори же! — не понимая, что именно её смутило, дёрнула за рукав, стимулируя разговорчивость.
      — То, что ты описываешь, — девушка нервно сглотнула, — это не делсинол. Вернее, не только он. Физическое влечение — да, стопроцентно, но утрата способности логически мыслить — точно не от него. Скорее, какой-то психотроп сработал.
      — Ты уверена? — её тревога передалась и мне.
      — Ну сама посуди. — Невольный следователь принялась штудировать доказательную базу: — Внушаемость, потеря концентрации, резкая смена приоритетов. А ещё интоксикация, которой не бывает от обычной гормональной стимуляции, зато при взаимодействии препаратов она проявляется запросто. Тебя кто-то очень сильно невзлюбил, раз такое подсунул, — закончила перечисление неутешительным выводом, который и у меня уже вертелся в мыслях.
      Вот кому и чем я так не угодила? Стоп. Я, кажется, не с той стороны к вопросу подошла. Ведь "Черная дыра" и её экипаж, ещё тот гадюшник! Одни начальственные подружки чего стоят. Значит, есть и другие личности, имеющие свои, устоявшиеся за время полёта планы, в которые моё появление на корабле не вписалось. Впрочем, как-то не похоже, что меня пытались устранить. Хотели бы вывести из игры — результат был бы иным, однозначно. А меня, похоже, в эту самую игру ввели. Причём, весьма радикально и быстро. И поставили на то место, которое изначально определили. Как новую шахматную фигуру.
      Но кто? Леонид?
      Задумалась о том, может ли муж вести нечестную игру. Чисто теоретически — да. Он во всём произошедшем самое заинтересованное лицо, получившее свой выигрыш. У него действительно были мотивы подсунуть мне психотроп, и необычайно весомые. Но именно это и выглядит подозрительно! Не думаю, что как полковник он стал бы так подставляться, а как влюблённый мужчина поступать подобным образом со своей избранницей. По крайней мере, подлых черт в его характере я никогда не замечала. Он всегда действовал прямо, открыто и бесхитростно.
      Возможно, это и не так, разумеется, но с учётом того, как я ошиблась в выводах насчёт выстрела, торопиться и обвинять не буду. Пока не получу веских доказательств обратного.
      Эх! Жаль я не весь экипаж знаю! Круг моего общения очень узок, ведь меня никто не торопился близко знакомить с той кагортой лиц, которые имелись в начальственном окружении. Я даже на банкете себя чувствовала белой вороной, потому что большую половину присутствующих видела первый раз в жизни.
      А ведь тот, кто подсунул мне препарат, мог быть среди них. Совсем близко.
      Попыталась воспроизвести в сознании цепочку событий на торжественном мероприятии, кто сидел со мной рядом, кто подходил, но ничего криминально-подозрительного не припомнила и махнула рукой. Бесполезно.
      Можно, конечно, попросить у мужа ещё раз воспользоваться менталсканом, но сразу начнутся вопросы: что, да как, да зачем... Не уверена, что его нужно в это посвящать. По крайней мере, пока.
      Сделаю вид, что ничего не знаю и побуду наблюдателем. Тем более, что у меня сейчас куда более важные заботы — состояние ловца. За ним, разумеется, присмотрят, персонал в исследовательском секторе ответственный, но на самом деле, что они смогут сделать, если я сама в полной растерянности?!
      Именно поэтому, когда меня, наконец, домой отпустили, я убедила Леонида в первую очередь наведаться в лабораторию.
      Зрелище мне открылось унылое. Кожа бывшего "спрута" стала совсем тёмно-зелёной, почти чёрной, сморщенной, жёсткой, как камень. Он съёжился и уменьшился в размерах раза в полтора, а датчики жизнедеятельности трагично демонстрировали нулевую активность по всем показателям.
      Всё. Умер.
      — Не расстраивайся, — меня обняли за плечи, выводя обратно.
      — Что теперь с ним сделают? — я притормозила, оглядываясь на прозрачные двери, за которыми осталось инопланетное существо. — Выбросят в космос?
      — Зачем? — удивился муж, оборачиваясь туда же. — Такой ценный груз?! Отвезём на Землю, пусть его там изучают. Как я понял, он естественным образом мумифицируется, а не разлагается, так что даже помещать в холодильник не понадобится. Кстати, — снова потянул меня за собой, — если есть желание, можешь и сама исследованием заняться. Пусть ловцы и не животные, но и к людям их строение отнести невозможно. А нам было бы полезно знать, что именно убило эту особь, чтобы не потерять остальных.
      А, ну да, точно! Есть же ещё два! Которые ведут себя куда более спокойно и никакой гиперактивности не демонстрируют. Любопытно, что заставило эту особь начать вести себя так агрессивно? Может, он чем-нибудь заболел?
      — Инфекция? — Леонид нахмурился, открывая дверь в нашу каюту и подталкивая меня внутрь. — Думаешь, для людей она не опасна? Карантин ввести?
      — Не знаю, — пожала плечами, послушно переступая порог. — Но мне кажется, что это не болезнь, а реакция организма на повреждения, — опустилась в кресло, с удовольствием расслабляясь на гибком покрытии. Как же хорошо дома! Ну и пусть понятие "дом" тут условное! Ведь так приятно оказаться там, где чувствуешь себя спокойно и в безопасности.
      Пробежалась взглядом по обстановке, замечая своё украшение на столике.
      — Ой! — потянулась к ней, чтобы достать. — Я цепочку забыла надеть, представляешь! Так торопилась в лабораторию.
      — Не надевай, — у меня мягко отобрали добытое, возвращая обратно. — Всё равно сниму.
      — Отдай! — вскочила, пытаясь снова получить желаемое, но добилась только того, что оказалась в сильных руках, не позволяющих оттолкнуться от прижавшего меня к себе мужчины.
      — Лапочка, никуда не денется твоя цепочка. А я соскучился, — страстный шёпот в ушко, ладони, скользнувшие под блузку со спины, и губы, с такой удивительной нежностью берущие в плен мои.
      Спорить расхотелось. Такой жёсткий, внушающий страх полковник в семейной жизни оказался совсем иным. Ласковым, внимательным, может в чём-то и излишне настойчивым, но никогда не переходящим границ. И меня это радовало. С ним было хорошо и уютно. Он не повышал на меня голоса, не ругал, если делала что-то не так, опекал, пожалуй даже больше, чем нужно. Я таких заботливых мужчин в своей жизни никогда не встречала. Хотя какой у меня опыт? Может ли считаться таковым общение с парнем, который в универе за мной ухаживал? Вряд ли. А что касается семьи... Так я собственного отца даже ни разу не видела. Только имя и знаю, а вот как и где мама ухитрилась мной обзавестись, осталось тайной за семью печатями. Разве что дедушку можно в качестве примера привести. Он-то бабушку любил именно так. Самозабвенно и не раздумывая. Готов был ради неё на всё. Ну и пусть не сразу у них всё сложилось, зато навсегда. Не зря же такой символичный камень подарил, как хризолит.
      Закинула руку за голову, нащупывая на тумбочке у кровати украшение. Чуть прибавила света, чтобы полюбоваться жёлто-зелёной глубиной с таинственными отблесками. Помню я то самое мистическое значение, которое он имеет — вызывать страсть в мужчинах к его обладательнице. Чушь, наверное, но...
      Покосилась на спящего рядом блондина. Что ж его так тянет ко мне? Ну не камень же в самом деле!
      Улыбнулась глупым мыслям, надевая кулон. Мистика — это ненаучно. А значит, нет смысла об этом рассуждать. Вот будут доказательства, тогда пойдёт совсем другой разговор! А для этого исследования нужны.
      Кстати, о них.
      Изучение ловца методом препарирования я откладывала. Изыскивала себе другие дела, стараясь не смотреть на сморщенные останки в углу. Никак не могла решиться на столь радикальное вмешательство, хотя Леонид согласовал с Элиной эту сферу моей деятельности, и та возражать не стала.
      Подобная уступчивость была мне понятна — новых проблем она не жаждала, а заниматься инопланетной особью лично не хотела. И вообще, считала саму затею бессмысленной тратой времени и ресурсов. Это я краем уха слышала, когда Элина с кем-то из сотрудников беседовала. Но озвучивать мне или полковнику свои умозаключения не спешила, видимо, решив подождать и посмотреть, что из этого получится. Вдруг я наделаю ошибок, и тогда у неё появится на меня компромат. А уж как его использовать она-то придумает, можно и не сомневаться.
      Вот я и не торопилась, продумывая, что именно буду делать и как. В конце концов, это вам не обычное вскрытие, когда заранее знаешь где и что находится. Тут можно опираться только на результаты первого сканирования, а оно, весьма вероятно, уже давным-давно устарело, с учётом того, как быстро менялась внутренняя структура у "спрута".
      На всякий случай решила подстраховаться, попросив у Леонида разрешения поговорить с пленными ловцами. Терять-то всё равно нечего. Захотят общаться — замечательно, нет — попытка не пытка, останемся при своих.
      Допуск получила, хотя муж и отнёсся к моей просьбе скептически. Мол, ловцы очень замкнуты и ещё ни на один вопрос не ответили. Молчат, как партизаны. Даже между собой не общаются, хотя их и пробовали поместить в один изолятор и оставить под присмотром камер. Но я не сдалась, и вот теперь с замиранием сердца смотрела сквозь толстую стену из прозрачного трипслата на одного из монстров. Он лежал в центральной части своего отсека, неторопливо пошевеливая отростками. И не поймёшь, не то спал, не то просто занимался ничегоделанием.
      — Простите, я могу вас побеспокоить? — понимая, что несу откровенный бред, попробовала привлечь к себе внимание. Услышала за спиной сдавленные смешки и шевеление. Скосила глаза вбок, замечая растянувшиеся рты до ушей.
      Так. Охрану я развеселила. Уже что-то. Вновь вернулась взглядом к ловцу и вздрогнула, поняв, что за эти секунды он успел приблизиться. Бог мой! Всего месяц прошёл, а я совсем забыла, насколько страшно подобные существа выглядят в расцвете сил и возможностей.
      Огромный, мощный, возможно даже крупнее Ильдэрата, с кожей похожей на потемневшее серебро, весь исполосованный вертикальными полосами разной глубины, устрашающе взмахивающий конечностями...
      Невольно отступила на шаг, и тут же почувствовала руки, опустившиеся на плечи.
      — Не бойся, говори, — меня поддержали не только физически.
      — Тебе нечего бояться, ментальная пара, я слушаю, — неожиданно успокоил ловец. — Что ты хотела спросить?
      — Э-м-м... — от такой учтивости я даже растерялась. — Ладно, — попыталась сосредоточиться на разговоре. — Я могу узнать ваше имя?
      — Рэдират, — легко представился спрутообразный.
      — Вы хорошо себя чувствуете? Вам ничего не требуется? — это во мне врач проявился, наверное.
      — Благодарю, всё в порядке, — меня вновь поразили своей обходительностью. — Но ведь ты не за этим пришла, ментальная пара, — в интонациях уловила какое-то непонятное предвкушение, словно он чувствует, что я брожу вокруг да около.
      — Рэдират, вы можете мне сказать, как меняется ваше тело, когда вы умираете? — пошла напролом, раз уж разрешили.
      — Умираем? — кажется, ловец задумался. — Это так редко происходит, — медитативно раскачал одно из щупалец. — Не могу тебе ответить, ментальная пара. Я никогда не видел себе подобных в таком состоянии.
      — Ясно, спасибо, — кивнула, вздохнув. Придётся действовать наобум и надеяться, что не наломаю дров.
      — Не огорчайся, ментальная пара, — как-то излишне точно среагировал визави на моё удручённое состояние. — Скоро сама всё выяснишь, моя помощь в этом тебе не нужна.
      Неужели понял? Как? По выражению лица? Интонации? Он же "спрут"! Априори не должен разбираться в таких вещах! И вообще! Что за эпитет дурацкий?!
      — Почему вы меня так странно называете? — не сдержалась.
      Отростки зашевелились интенсивнее и ловец издал знакомый булькающий звук-смешок.
      — Пара не знает, что она пара? — по-своему истолковал мой вопрос. — Весело, — затрясся ещё сильнее, крутанулся вокруг своей оси и стремительно вернулся на своё прежнее место, словно показывая — разговор закончен.
      — Что он имел в виду? — обернулась к стоящему за спиной мужу, пальцы которого уже весьма ощутимо сдавливали плечи. Суть разговора от него не ускользнула, не зря же техники столько времени и сил на создание переводчика угрохали и программу в коммуникаторы прошили. С моей же помощью, между прочим!
      — Понятия не имею, — сузил глаза Леонид, присматриваясь к загадочному пришельцу. Причём ни выражение лица, ни тон, не обещали тому ничего хорошего. — Сможешь вывести его на разговор ещё раз, позже, через пару-тройку дней? — поинтересовался в итоге. — Я подготовлю вопросы.
      — Попробую, — не стала отказывать. Мне и самой было любопытно постичь тайны инопланетной психологии. Ведь если вспомнить, то как только меня не классифицировали. "Товар". "Пара". "Малышка". "Материал". Сырой. Бред полнейший. И я из тех фрагментов, которые знаю про общество, где жил Ильдэрат, не могу составить внятной картинки. Вот уж воистину: чужая душа — потемки. А уж про целый мир и говорить нечего.
      Надеюсь, Леонид основательно продумает, в каком направлении нужно будет вести беседу, ибо правильно заданный вопрос — уже половина победы. А в том, что блондин настроен серьёзно, сомневаться не приходилось. То ли он что-то почувствовал, то ли что-то знал, а мне не хотел говорить, но почти уснувший в нём полковник, неожиданно проснулся, напомнив мне о том, кто мой муж на самом деле. Расчётливый, жёсткий, несгибаемый. Нет, не со мной, с другими, но... Я даже пожалела, что настояла на встрече с ловцом. Бедные его подчинённые опять пострадали. Их счастье было таким недолгим
      Даже мой телохранитель получил настолько строгие инструкции, что, похоже, и ночевал бедненький у дверей нашей каюты. По крайней мере, на следующий день, когда я вышла в коридор, видок у него был именно такой. Бдительный. Слава богу, в лаборатории вёл себя так же, как обычно. Встал молча у стеночки, делая вид, что его нет, чтобы не смущать своим присутствием.
      А я к его наличию привыкла настолько, что внимания уже и не обращала. Сосредоточилась на работе и начала готовиться к операции. Нужно же покончить с этим неприятным делом!
      Настроила приборы, подобрала оборудование, приготовила фиксаторы. Сгрузила всё на лабораторный столик и подтащила поближе к ловцу, чтобы далеко бегать не приходилось. Задумалась о том, что было бы неплохо кого-нибудь из лаборантов в помощники получить. А лучше - парочку. Уже коснулась коммуникатора, чтобы вызвать Элину, и замерла, потому что взгляд зацепился за странный рубец на сморщенном теле. Вывороченный наружу, словно сомкнутая створка раковины.
      Это что такое? Ещё вчера тут ничего подобного не было!
      Осторожно коснулась пальцами грубой кожи. Почувствовав что-то вязкое, отдёрнула руку, чтобы рассмотреть испачкавшую её, желтоватую слизь. Хм... Может, высыхающая оболочка не выдержала, лопнула и теперь вытекает та жидкая субстанция, которая находилась внутри?
      Вытерла пальцы салфеткой, заодно и продезинфицировав. Мали ли что.
      Натянула перчатки, активируя манипулятор. Зацепила края "створок", жёстко фиксируя одну и отводя в сторону вторую.
      Раскрылся кожный мешок легко, словно это и не он совсем недавно был прочнее трипслата. Обнажил жёлто-зелёную, влажную внутреннюю поверхность, демонстрируя своё содержимое. Вернее... полное его отсутствие!
      Ой! Невольно отшатнулась, сообразив, что проявила невероятную глупость. Кто-кто, а я-то должна была это предвидеть. Сообразить! Я же биолог! Ведь все признаки были налицо!
      Ускоренный обмен веществ. Распад внутренних структур с возможностью перестройки. Наличие постоянного мозга и глаз, при отсутствии статики других органов. Ну равно как у некоторых земных насекомых, на стадии личинки готовых трансформироваться в имаго. Да ещё и изоляция от внешнего мира, эдакое своеобразное окукливание...
      У ловца шёл метаморфоз, причём полный, а мне даже не пришла в голову мысль о такой возможности!
      По коже пронеслась неприятная дрожь, едва взгляд снова упал внутрь пустой оболочки. Кто-то из неё вылупился. Но кто? И где он?
      Нервно пробежалась глазами по помещению, в котором при желании можно было найти не так уж и мало укромных мест. Оглянулась на охранника и увидев того лежащим на полу, задохнулась, только поэтому не вскрикнув сразу. А когда набрала воздуха...
      — Т-с-с-с, — прямо над виском раздалось шипение. Широкая ладонь закрыла рот. Другая рука обхватила за талию, заставив прижаться спиной к твёрдому корпусу. — Не надо шуметь. Иначе жертв будет больше, — в голосе говорящего не было ни капли наигранности, только предупреждение. Страшное и равнодушное. Как факт. — Ты меня поняла? — захват ослаб, позволяя кивнуть. А потом отскочить и развернуться к пришельцу лицом.
      И вот на этом этапе я получила новый сокрушительный удар по своему миропониманию, потому что передо мной стоял Леонид. Такой же высокий, плечистый, с прямым классическим носом, высоким лбом, волевым подбородком и изящно очерченной линией губ. А ещё — голый!
      Нет, мне, конечно, без разницы, я его в разных... э-м-м... степенях одетости видела, но... Это же не он!
      Точно не он, потому что и шрама на груди нет, и глаза совсем иные, не изумрудные, а жёлто-зелёные. К тому же очень светлые, не слишком короткие волосы окрашены на концах травяной зеленью. И эта окраска мне показалась какой-то подозрительно знакомой. Точно! Вспомнила! У Амирэма и Дэташша она идентичная, разве что цвет другой!
      Ай!
      Я неожиданно потеряла равновесие, заваливаясь назад себя, ведь изучая незнакомца медленно отступала назад, забыв, где нахожусь, ну и не рассчитала. Упёрлась пятой точкой в столик с инструментами, который сопротивляться приданному ему ускорению не стал и начал заваливаться на бок. И не просто так, а ещё и меня за собой увлекать. Ибо мой перепуганный организм не придумал ничего лучше, как ухватиться за него мёртвой хваткой.
      От неминуемого падения меня спасли цепкие руки этой самой инопланетной сущности, столь неумело замаскировавшейся под моего мужа. Резкий рывок вверх... Я и понять ничего не успела толком, а уже стояла с ним рядом, ощущая сильные пальцы, сжимающиеся вокруг моих запястий. Быстрые реакции у него, однако!
      Грямс!
      От оглушающего грохота вздрогнула. Ну да, меня-то спасли, а вот столик благополучно развил максимум скорости и с соответствующим звуковым эффектом приобрёл несвойственное ему положение боком на полу. И весь лежащий на нём инструментарий с радостным перезвоном приземлился туда же.
      — Йаш! — раздражённое восклицание в ответ на творящееся безобразие и столь же недовольное ко мне: — Я же просил!
      Краткий, быстрый взгляд в сторону двери, и решительное:
      — Сама виновата.
      Новый рывок, и меня развернули, увлекая куда-то в сторону, в конечном итоге припечатывая спиной к стене. Нависли сверху, обхватывая пальцами шею, не позволяя опустить голову. Гипнотизирующие, салатовые глаза приблизились настолько, что я почувствовала чужое дыхание, сплетающееся с моим.
      А дальше просто ничего не успела сделать, даже зажмуриться. В сознании вдруг возникла совсем иная картинка. Я словно провалилась в искрящий снежно-белый мир, ослепляющий разноцветными бликами, окутывающий со всех сторон, воздушно-невесомый.
      Явное ощущение парения и лёгкой эйфории, медленно сменяющееся тревожным ожиданием перемен. Золотистый свет, резанувший по глазам, когда молочно-белое пространство разорвалось. Нечто новое, чужое, ворвавшееся вместе c ослепляющим потоком и увлекающее за собой. Туда. В неведомое. Которое никак не хотело приобретать чётких форм, расплываясь разноцветными пятнами. И только звуки были понятны и успокаивали знакомыми стрекочущими переливами.
      — А вот и третий! — умилился кто-то рядом. — Какой хорошенький!
      — Йаш! Диола! Третий! — совсем иначе отреагировал другой. Весьма нервно. — Это же огромная проблема! Что теперь делать?
      — Да ладно тебе! — нежный пересвист всё того же приятного голоса. — Никто не мог предсказать, что так получится, значит, и переживать напрасно не стоит. Просто в новой колонии будет три ментаута, а не один.
      — Дефектная колония? — отрывисто бросил второй. - Это нонсенс.
      — Нет, — мягкое укачивающее движение, и формирующийся перед глазами нереальный, но очень красивый образ. Ласковый, завораживающий взгляд огромных серых глаз, почти круглых, с вертикальным зрачком и длинными тёмными ресницами. Голубоватая чешуйчатая кожа, заострённый подбородок, красивый, маленький рот с застывшей загадочной полуулыбкой и тонкие губы, прошептавшие:
      — Это их судьба...
      Ставшая почти чёткой картинка крутанулась, как карусель, взорвалась и рассыпалась мелкими осколками, оставляя после себя бездонный мрак небытия.
                 
      — Йаш! — ловец поморщился, усилием воли возвращая себе ощущение реальности. Прошлое, в которое его выбросило ментальное слияние с парой, было таким далёким, что воспоминания о нём стёрлись, погребённые под массой иных, куда более значимых.
      Почему процесс соединения потоков вытащил их на поверхность, заставив вновь пережить своё рождение, он не знал. Принял как должное, радуясь, что не ошибся — физический контакт действительно нужен. Ведь сколько раз проваливались попытки сделать то же самое на расстоянии! И в прежнем облике, и во время трансформации, и сегодня, когда он наблюдал за тем, как девушка готовится исследовать его бывшую оболочку.
      Оторвался от расслабленных губ, отстраняясь и подхватывая на руки сползающее вниз по стене тело. Прислушался к идущим от неё тревожным колебаниям и мысленно их коснулся, успокаивая. Всё будет хорошо, ей нечего бояться. Физическое состояние девушки его не беспокоило, он чувствовал, что с ней всё в порядке. А то, что она потеряла сознание, даже к лучшему, меньше будет проблем. Не придётся тратить драгоценное время на объяснения и уговоры.
      В том, что эта своенравная особь откажется улететь с ним по собственной воле, он даже не сомневался. Слишком многое ему было известно о её характере. Упрямая и изворотливая! Лживая и коварная! Ему ещё придётся изобретать способы удержать её рядом!
      Но, несмотря ни на что, ловец был доволен, буквально на физическом уровне ощущая, насколько мощнее стало ментальное поле, которым он теперь мог не просто оперировать. Полноценно управлять! Обретение пары подняло его возможности до максимума. А то, что платой за эту способность стала смена физической формы на куда менее удобную и слабую... Не страшно. У него есть другая защита.
      Сосредоточился, жёстко фиксируя постоянный ментальный контакт с ближайшими ловцами. Теперь это не просто восприятие друг друга на эмоциональном уровне с возможностью мысленного диалога. Полный контроль и безоговорочное подчинение! То, на что раньше не хватало сил!
      Дождался полноценного отклика, доказывающего, что приказ достиг цели, и быстро преодолел пустующее пространство лаборатории до неподвижно лежащего охранника. Аккуратно опустил девушку на пол рядом, присмотрелся к застёжкам и принялся освобождать безвольное мужское тело от одежды.
      Вспомнил, как легко тот попал в ловушку, которую за эту ночь ловец для него приготовил, и усмехнулся. Всё же привычка занимать каждый раз одно и то же место, да ещё и находящееся в самом затемнённом углу лаборатории, стала для горе-телохранителя роковой. Закреплённые на стене тонкие иглы были там совсем незаметны и легко прошли сквозь защиту, когда мужчина прислонился к поверхности.
      Иглы. Смертельное оружие при прямом контакте с противником! Хорошо, что он нашёл несколько таких под кожей его прежней оболочки. Видимо, слагающий их материал не подвергся переработке и не потребовался для формирования нового организма. Вот и пригодились.
      Впрочем, он и без них справился бы с противником, пусть менее быстро и бесшумно, но столь же результативно. Изменённое тело не воспринималось как чужое. Не хватало некоторых привычных действий, но в принципе, дискомфорта не ощущалось. Полноценный организм, сильный, в меру своих физических возможностей, но, главное, внешне привлекательный для своей пары. Это же она хотела видеть его таким! Вот вроде и не знает, кем для него является, а действует правильно. Сама, без подсказок, на каком-то внутреннем инстинкте запустила процесс трансформации! Удивительно.
      Надев брюки, затянул ремень на поясе, и взялся за рубашку. Можно было обойтись и без одежды, но так тело чувствует себя куда более защищённым, он это прекрасно знал. Ведь ловцу столько времени приходилось общаться с гуманоидными формами. Но ему и в голову не приходило, что он когда-нибудь станет одним из них!
      Ещё пара минут, и всё, что можно было использовать, обрело нового хозяина, который вновь сконцентрировался на связи с ловцами. Убедился в готовности обоих действовать и в том, что задача им ясна. Внутренне собрался, прекрасно представляя себе всю сложность реализации задуманного плана. Поднял девушку на плечо, досадуя, что это едва ли не единственный приемлемый сейчас способ транспортировки, и направился к выходу.
           
      ГЛАВА 4
      Многоликий мир
           
      Охранная система предсказуемо взвыла, едва рука скользнула по гладкой поверхности. Ещё бы! Нечто чужое пытается выбраться из лаборатории!
      Ловец усмехнулся. Как же предсказуемо! И своевременно. В принципе, ничего не стоило вывести из строя и эту технику. Удалось же ему без проблем отключить камеры в самой лаборатории! Но план требовал именно этого — широкой огласки чрезвычайной ситуации, требующей самого пристального внимания. И чем больше народа будет о ней оповещено, тем лучше.
      Терпеливо дождался появления за прозрачной стеной вооружённых людей и спокойно шагнул им навстречу, едва створки разошлись в стороны.
      — Стоять! — резкий приказ на фоне щелчков готового к применению оружия. — Отпусти девушку!
      — Зачем? — ловец не удержался от усмешки, отметив про себя,как непонимающе тот, кто повёл с ним переговоры, рассматривает его лицо. Видимо, что-то знакомое уловил. Любопытно было, что именно, но выяснять это сейчас не стоило. Нужно было сосредоточиться на другом. — Она же без сознания. Упадёт, — сделал вид, что крайне этим удручён.
      — Положи её на пол и отойди, - новый приказ и выразительное движение разрядником.
      Ловец едва не засмеялся в полный голос. Его что, за бионта держат?
      — На пол? — с демонстративным сомнением посмотрел себе под ноги. — А он у вас чистый?
      Подобная постановка вопроса, а может быть просто наглость нарушителя общественного спокойствия, на несколько секунд ввела присутствующих в ступор. По крайней мере те из них, кто стоял за спиной своего командира, начали недоумевающе переглядываться.
      — Я не люблю повторять дважды, — в отличие от своих подчинённых, начальство повело себя куда увереннее. — Не вынуждай меня стрелять, — вместо разрядника в руке появилось другое оружие. Наверное, его посчитали более эффективным.— Твоё тело не выглядит неуязвимым. Я не промахнусь. Никто из нас не промахнётся.
      Неуязвимым... Ловец повторил про себя до боли знакомое звуковое сочетание, которое произнёс сам человек, а не выдал маленький аппарат его на руке, стараясь понять, где же он мог его слышать. И вспомнил. На их планете! Когда забирал свою пару!
      — В прошлый раз особой точности я не заметил, — убрал маску наигранности. — Иначе бы не она получила ранения и не оказалась в коме. Или я не прав? И тот выстрел был предназначен именно ей? — впился взглядом в зелёные глаза, подозрительно сощурившиеся в явном непонимании того, на что он намекнул.
      Получить ответа не успел. Взвывшая вдалеке сирена и замерцавшие тревожными переливами наручные аппараты отвлекли внимание, усугубляя и без того неспокойную обстановку. Напряжение во взглядах и движениях чувствовалось теперь ещё отчётливее.
      Приопустив веки, ловец на мгновение погрузился в созданное им соединение, убеждаясь, что причина именно в том, что это его подопечные начали действовать,. Максимально защитив кожный покров, принялись разрушать материал использованный для возведения переборок внутри корабля.
      Секунда. Две. Разделяющая изоляторы перегородка не выдержала. Ещё пять, и покрытие пола тоже. Теперь они вырвались на свободу. Не мешкая, прикрывая друг друга, направились к ангару, где были зафиксированы криатлы. А остановить их было практически некому, ведь те, кто мог оказать сопротивление были сосредоточены здесь.
      Напряжение нарастало. Блондин, решая возникшую проблему, бросал краткие приказы, отправляя часть своих людей на подмогу тем, кто охранял корабли. Оставшиеся держали нарушителя на прицеле.
      Понимая, что развязка близка, ментаут перехватил женское тело удобнее, освободив вторую руку и нащупал в кармане сферу. Активатор, который он предусмотрительно спрятал в своём теле, когда, будучи ещё в прежнем облике, позволил себя захватить. Он же не настолько безрассуден, чтобы оставлять контроллер управления на криатле! Теперь главное, чтобы его подопечные успели проникнуть на корабли до того как горе-командир пришельцев сообразит, чем им всем грозит промедление.
      Успели.
      Почувствовав нужную волну, ловец сжал сферу, запуская систему защиты.
      Вовремя.
      Блондин развернулся, решительно шагнув к нему и замер, не в силах преодолеть возникший барьер. Отступил, извлекая оружие, которое успел убрать и выстрелил, целясь в ноги. Маленький, вылетевший с огромной скоростью цилиндр завяз в силовой матрице и остановился, словно повис в невесомости.
      — Бессмысленно, — ловец позволил себе прокомментировать произошедшее. — Эту защиту вам не пробить!
      Дожидаться новых попыток не стал. Усилил мощность силового купола и, не обращая внимания на живую массу, перекрывающую выход, направился в сторону коридора. Тех, кто пытался воспрепятствовать его продвижению, швырнуло в стороны, впечатывая в стены гравитационным давлением.
      Тактика оказалась эффективной настолько, что ментаут быстро и без особых проблем добрался до ангара. Попасть на корабль, прикрытый дополнительным энергетическим щитом, который подняли его ловцы, тоже труда не составило. Тех, кто, несмотря ни на что, не оставлял попыток его остановить, он даже не заметил.
      — Стартуем! — едва ступив на борт, отдал новый приказ, прекрасно представляя, что за этим последует.
      Четыре криатла, объединившиеся в один, окутаются мощным защитным полем. Двигатели заработают на разгон. И удержать эту силу внутри не сможет никакая броня. Не важно даже то, как далеко успел увезти их чужой корабль. Вырвавшись в космическое пространство они легко уйдут в зону перехода, которую сформирует экспериментальная установка творцов.
      Но всё это можно уже не контролировать так жёстко, его подопечные справятся самостоятельно. Тем более, что управлять объединённым криатлом может только обычный ловец, имеющий достаточное число отростков. Но никак не ментаут, их лишившийся.
      Лишившийся? Нет! Теперь у него их будет больше, чем когда либо! Любой ловец в системе Глисс станет его глазами, ушами и отростками. Каждый, кто окажется на нужном расстоянии, позволяющем зафиксировать с ним ментальную связь. Навсегда. Потому что он теперь высший ментаут не по происхождению, а в истинном смысле этого слова. Ибо у него есть пара.
      Провёл рукой по чёрным волосам девушки, лежащей в гравитационном гамаке, в который он предусмотрительно поместил её на время взлёта. Закрыл глаза, настраиваясь на нужную ментальную волну.
      — Л-л-лика-а-а... — позвал тихо.
                 
      — Л-л-лика-а-а... — отразилось гулким эхом в гнетущей тишине.
      Ну слава богу! Хоть что-то изменилось! А то я уже совсем потерялась в этой кромешной тьме. Так и с ума сойти недолго.
      Уцепилась за единственную нить, ведущую в реальность, открыла глаза и... снова закрыла. Потому что сразу поняла — сходить с ума лучше в темноте. И тишине. Для надёжности даже к ушкам ладошки прижала.
      — Лика, хватит уходить в себя! — руки оторвали от головы. Ещё и за плечи потянули, чтобы заставить сесть. — Это глупо и бессмысленно!
      Как сказать. Вот живёшь ты себе, никого не трогаешь, и вдруг появляется многорукое нечто, превращается в подобие твоего мужа, лезет целоваться, отправляет невесть куда, а потом возвращает назад и требует от тебя нормальной реакции.
      Так. Ладно. С этим разобрались. А где Нид, спрашивается? Почему до сих пор не появлся? Неужели его подозрительность и интуиция не сработала? Меня же не на пять минут вырубило! И куда охранник смотрит? Ой! Его же убили! Переродившийся гад постарался. Больше некому. А теперь за меня принялся?
      Рванулась, выдираясь из цепких конечностей. А когда получилось, долго не раздумывала, спрыгнула с мягкой поверхности, в надежде сбежать и оказаться от жуткого типа как можно дальше. Вот только то, на чём я сидела, вместо того, чтобы сохранять неподвижность, коварно раскачалось и прыжок мой закончился отнюдь не приземлением. Падением. На пол.
      Н-да. Как же я люблю выдавать желаемое за действительное. Естественно, не на пол, а обратно в загребущие лапки, усадившие меня на колени к тому, на кого я смотреть спокойно не могла.
      — Ты бы поаккуратнее, — возможными последствиями моего поведения явно озаботились. По крайней мере, салатовые глаза смотрели тревожно. — Уже второй раз за сегодня падаешь. Неужели так трудно себя контролировать? Вроде не маленькая, должна уметь это делать. Впрочем, — губы, которые я привыкла видеть и отождествлять с другим человеком, чуть заметно улыбнулись, — мне не трудно тебя страховать, всё равно будешь всегда рядом.
      — Что значит "рядом"? Почему "всегда"? — растерянно пробормотала. Ошарашенный полученным выговором мозг попытался сложить услышанное, чтобы вывести адекватное умозаключение, и не смог.
      — Ты моя пара, — пояснили, как само собой разумеющееся. — Я же не могу тебя бросить.
      — Какая ещё "пара"? — уцепилась за знакомое слово. Вспомнила, что ловец, с которым я разговаривала, тоже меня всё время к этой категории пытался причислить. Только он ещё добавлял: — Ментальная? — поёжилась от прошедшей по телу дрожи.
      — Верно, — совсем уже открыто заулыбался имитатор. — Вот видишь, ты всё понимаешь. Не надо нервничать, - погладил меня по спине.
      — Ничего я не понимаю! — возмутилась, выгибаясь, чтобы избежать навязанного контакта. — Достали со своими двусмысленными намёками! Неужели так трудно объяснить нормально, что происходит?! Тела меняете! Чужие облики воруете! Меня преследуете! Издеваетесь, что ли? — выплеснула захлестнувшие сознание эмоции. Пробежалась взглядом по небольшому, совсем пустому отсеку, осознав, что проблемы мои странными формулировками не ограничиваются. — А сейчас куда затащили? — немедленно попыталась выяснить и это. — Зачем? Что за самоуправство? И вообще! Перестань меня уже трогать! — вновь попыталась встать, отталкивая наглого субъекта. Даже замахнулась, чтобы пощёчину залепить, когда в руки вновь вцепились сильные пальцы, стараясь удержать. — Пусти! — взвизгнула, потому что эффект получила обратный. На этот раз меня повалили животом на раскачивающуюся поверхность, выворачивая руки за спину и стягивая чем-то запястья. Да ещё и прижали так, что максимум, который я могла себе позволить — шевелить пальцами. И говорить.
      — Сволочь! — немедленно воспользовалась оставшейся возможностью. — Ты что себе позволяешь?! Ско... м-м-м!
      Ну всё. Теперь я вообще ничего не могу. Только мычать, потому что скрученный в жгут кусок ткани — весьма эффективный способ заставить замолчать.
      — Я себе позволяю только то, на что имею право, — закончив с узлом на затылке, холодно парировал бездушный садист, разворачивая меня лицом к себе и усаживая напротив. — Так что твои наезды не по адресу. Не хочешь нормального, спокойного диалога? Хорошего отношения к себе не понимаешь? Нет проблем. Буду поступать иначе. Мне без разницы, как именно заставлять тебя вести себя прилично. Но оскорблений больше не потерплю. И непослушания тоже. Это ясно?
      Присмотрелся к моему лицу, по которому катились невольные слёзы, и стёр их пальцами.
      — Мне неприятно, что приходится начинать наши отношения с насилия, — в голосе проскользнуло сожаление. — Но ты не оставляешь мне выбора. Как я могу тебе что-то объяснить, если ты ведёшь себя подобным образом? Бросаешь мне обвинения, задаёшь вопросы, кричишь. И при этом не даёшь возможности ни оправдаться, ни ответить! Это ненормально! — спокойствия в его голосе не было, только злость и раздражение. — А твои поступки? Ты меня провоцируешь, заставляешь применять силу, чтобы удержать от необдуманных действий, а ведь я могу её и не рассчитать, случайно тебе навредив! Чего ты добиваешься? Неужели не понятно, что ничего хорошего из этого не выйдет? Делаешь только хуже. Себе, в первую очередь! Так что теперь тебе придётся потерпеть некоторые неудобства, не хочу, чтобы ты получила какую-нибудь травму. И я буду говорить, а ты слушать!
      Он оттолкнулся от сиденья, принимая вертикальное положение, и отошел на два шага.
      — Думаешь, вот это, — хмурым взглядом окинул самого себя, продемонстрировав своё новое тело, облачённое в позаимствованную у охранника одежду, — мне было нужно? Вовсе нет! Меня абсолютно устраивало то, прежнее! Всё изменилось из-за тебя! Ты запустила программу трансформации. Ты ввела в неё образ, в котором я буду вынужден находиться всю оставшуюся жизнь. Ты сама привязала себя ко мне!
      Сердито выдохнул, отступая ещё на шаг. Прислонился спиной к стене, скрестив руки на груди, и принялся задумчиво рассматривать мою, совершенно потерянную, заплаканную моську.
      — Сделанного не изменить, — заметил философски. — Когда я сказал, что ты теперь всегда должна быть со мной, я именно это и имел в виду. В прямом смысле. Процесс трансформации изменил не только тело, но и позволил мне соединить наши энергетические поля. И теперь моё сознание через твоё черпает энергию, становясь мощнее. Ты проводник, Лика. Пара, которая усиливает мои ментальные способности контролировать и подчинять! Но только пока находишься рядом.
      Зажмурился, наморщив лоб, видимо, концентрируясь на чём-то другом. Растёр ладонями лицо, возвращаясь к нормальному состоянию и разговору.
      — Я не знаю, по какой причине и почему так получилось. У меня вообще не должно было быть пары! И то, что ты, совершенно не готовое к этому существо, ею стала, для меня полная неожиданность. Ты же видела моё появление на свет и слышала о возникшем дефекте. Он больнее всего отразился на мне! Братья смогли почувствовать свои пары, а я... — стиснул зубы, прикрыв глаза. — Ментаут, у которого никогда не будет возможности полноценно управлять! — словно процитировал кого-то, и горечи в голосе прибавилось. — Я думал, что это просто генетическая аномалия, ущербность, патология. Имел право контролировать свою часть колонии, но даже не пытался, зная, что для этого моих сил недостаточно. А теперь их получил и не желаю терять. И никому не позволю меня этого лишить.
      Оторвался от стеночки, перемещаясь обратно и вновь занимая стратегическую позицию рядом.
      — Я рисковал своей жизнью, позволив твоим собратьям захватить себя в плен. Рисковал только для того, чтобы обрести недостающее и стать полноценным. А получив, сбежал и тебя забрал с собой. Причину я уже озвучил. Надеюсь, не нужно повторять? — подождал, не соизволю ли я хоть как-то отреагировать, не дождался и закончил: — Так что выбора у тебя нет. Прими это и привыкай к другой жизни. К прежней ты уже не вернёшься.
      На несколько мгновений ушёл в себя, словно к чему-то прислушиваясь, и покачал головой:
      — Тебе не нужно меня бояться, в этом нет никакого смысла. Ты же понимаешь, что если с тобой что-нибудь случится, у меня не останется будущего. Может, какое-то время я ещё буду способен сохранять контроль, не знаю всех тонкостей, не интересовался раньше, но в конце концов всё равно его утрачу. И это точно. А с таким малофункциональным телом и не имеющий внешней защиты долго не проживу, — криво усмехнулся. — Так что, если вдруг решишь покончить с собой, предупреди заранее, чтобы я сделал тоже самое и не мучился. Договорились?
      Протянул руку, аккуратно стягивая вниз закрывающий мой рот кусок ткани, и снова прошёлся пальцами по щекам.
      — Не плачь, — отреагировал на мой судорожный всхлип. — Обещаю, что сделаю всё, чтобы ты чувствовала себя комфортно. Я твои эмоции ощущаю постоянно и, поверь, мне вовсе не доставляет удовольствия распознавать в них боль и панику. Но если ты будешь меня вынуждать, как сегодня, то придётся прибегать вот к таким мерам. Всё зависит только от тебя самой. Не усложняй жизнь ни мне, ни себе. Прошу.
      Последние слова я слушала сжав челюсти и зажмурившись. Факт превращения из любимой жены в предмет первой необходимости меня не радовал. Шокировал. Убивал. Но эмоциональный всплеск уже пошёл на спад, и подоплёка действий бывшего "спрута" до сознания всё же дошла. Как и логика происходящего, из которой следовало, что Леонид не сумел помешать этому переродившемуся монстру сбежать и прихватить меня в качестве трофея. Второй раз, между прочим! Вот я теперь плоды и пожинаю.
      Открыла глаза, рассматривая столь удачливого типа. Похож же, с-с-скотина! Вот если волосы ему назад зачесать, чтобы зелёных кончиков не было видно, и не зацикливаться на цвете радужек, то вообще один в один!
      Это я его таким сделала? Нервно сглотнула, лихорадочно соображая, как это я ухитрилась? Может, когда по завиткам пальцами прошлась? Не зря же у меня чувство было, что пишу что-то. Ой! Я же реально в тот момент о муже думала. Он у меня вообще из мыслей никуда не уходил, слишком многое было с ним связано. Ну и дела...
      Дела? Да это просто рок какой-то! Что ж меня судьба так швыряет от одного непонятного субъекта к другому? Как мячик прямо! Удар, и вот он я, Леонид Романович, здрасте. Ещё один, и картина Репина "Не ждали", со спрутообразным персонажем на переднем плане. Ответный пас! Опять полковник. Прошу любить и жаловать. И замуж сразу, чего тянуть-то?! Финт, и оп-па! Получите проапгрейденного ловца. То есть наоборот. Ловец, получите свою пару. Ладно хоть теперь продавать не будет. Самому нужна.
      — Лика? — кажется, кое-кто обеспокоился моим молчанием. Прищурился, вновь концентрируясь на чём-то внутри себя, и чуть заметно улыбнулся. — Я рад, что тебе лучше, — облегчённо выдохнул.
      Млин! Такими темпами он мысли мои читать научится! Это надо как-то пресекать!
      — Развяжи, пожалуйста, — тихо попросила. Голос прозвучал так сипло, что я сама испугалась. — Можно попить? — облизнула сухие губы.
      Вау... Как же кардинально всё изменилось. Полчаса назад он со мной совершенно не церемонился и злой был, как чёрт, а теперь сама любезность. Осторожно распутал все те узлы, что навязал, помог встать и даже руки от меня убрал, когда я на него косо посмотрела. Наверное, решил нового скандала не провоцировать. А может, он реально моё состояние чувствует и оно вот так на нём отражается? Я психовала, он злился. Успокоилась, и у него настроение выправилось. Это, конечно, и у обычных людей срабатывает, но скорее как эффект зеркала. А тут другое. Ловец же сам сказал: "ощущаю". Значит, и реагирует соответственно. Мне даже стыдно стало за своё поведение. Нет, ну правда, с чего это я так взбесилась? Причины были, разумеется, но что б вот до такого меня довести... М-да.
      Хоть ноги и дрожали, до "кормового" отсека я дошла сама. Придерживалась за стеночку, когда уж совсем плохо становилось, но от помощи категорически отказалась. Я не инвалид, в конце концов, а стресс... Его просто пережить надо. Эх, жаль у них тут валерьяночки нет.
      Пока я воду пила, этот тип терпеливо ждал, прислонившись к архитектурному шедевру, собранному из контейнеров с "пайком". Улыбался каким-то своим мыслям, наверное прикидывал, какие теперь перед ним перспективы откроются. Колониальный барон, что б его! Ментальное управление ему усиливать надо, видите ли! Стоп. Я даже захлебнулась. А лезть ко мне целоваться тогда зачем?
      — Прости, — ошалел от вопроса блондин. — Лезть "что делать"?
      — Целоваться! — повторила упрямо. — Вот сюда! - постучала пальцем по губам.
      — Я запомню это слово, — меня совершенно серьёзно поставили в известность. — И я не лез. Оно само по себе получилось. Мне просто требовалось физическое взаимодействие, чтобы закрепить формирующуюся связь. Я не думал о том, как именно это сделать, тело выбрало подходящий вариант контакта.
      — А можно больше... это... того... Не закреплять, — теперь уже я обалдела от столь неожиданной трактовки действий.
      — Наверное... — нахмурился ловец. — Не знаю... — задумался, прикрывая глаза. — Сейчас поля сплетены прочно, — оптимистично известил о результате "тестирования". — Если они закрепятся в таком состоянии и не станут больше расходиться, я тебя трогать не буду, обещаю.
      Это он меня утешил? Ага. А если "разойдутся"? Опять контакта потребует? Ему же надо! А мне? Да у меня в душе всё переворачивается, когда я на него просто смотрю, потому что... да потому, что вижу в нём другого! Как я остальное смогу воспринимать?!
      Эх! Вот опять я переживаю на пустом месте! Ещё ничего не произошло, а уже себя накручиваю. Нельзя так.
      — Ты снова нервничаешь, — мужчина присел рядом, вновь продемонстрировав возможности своей "чувствительности". — Давай-ка, всё же поешь, — протянул мне вскрытую упаковку этого... сублитерата, от которого я отказалась пять минут назад. Видимо, решил, что стресс не только запивать, но и заедать нужно.
      Спорить не стала, вгрызаясь зубами в вязкую массу. Боже! Я ж теперь этим постоянно питаться буду! Уй! Как бы донести до ловца прелесть разнообразного меню? Может теперь, когда у него другое тело, сделать это будет проще?
      Покосилась на столь же вдумчиво жующего свою порцию субъекта. Никаких эмоций на лице. И не поймёшь, нравится ему или нет. Ладно, с едой постепенно разберёмся, а спать как?
      — Я спросить хотела, — осторожно начала прощупывать обстановку на предмет нежданных осложнений. — Быть "рядом" это насколько близко? Всегда вот так, как сейчас? Или можно дальше?
      Вопрос оказался, что называется, "на засыпку". Блондин завис, так и не проглотив то, что находилось во рту, воззрившись на меня с таким выражением, будто я у него сто двадцать восьмую цифру после запятой у числа "пи" спросила
      — Понятия не имею, — справился, наконец, с удивлением, возвращаясь к процессу питания.
      — И?.. — я с очень нехорошим предчувствием потребовала продолжения.
      — Не будем рисковать, — пожал плечами. — Пока постараемся сохранять минимальную дистанцию, а прилетим к Амирэму и я выясню все нюансы его взаимодействия с Лэйтэмом.
      — Этот синеволосый его пара? — Я едва дар речи не потеряла от изумления, а увидев ответный кивок, обо всем остальном уже думать не могла, даже на "минимальной дистанции" внимания не заострила. И совершенно напрасно, между прочим! Потому что отпускать мою ценную персону от себя ловец категорически отказался. Он даже у входа в то самое подобие гигиенического модуля меня караулил. И пока переодевалась, меняя защитный комбинезон, который надела в лаборатории, на куда более удобный, выбранный из имеющего на криатле запаса одежды, терпеливо ждал у стеночки. И засыпала я в отсеке с довольно большим углублением в центре, заполненным чем-то белым, воздушным, похожим на гравитационный матрас, всего лишь метрах в трёх от него. А когда проснулась...
      Когда проснулась, совсем рядом за спиной ощущалось что-то большое, тёплое, шумно дышащее в макушку и прижимающее к себе. Ясно. Дистанцию свели к нулю. И не поймёшь, непроизвольно или специально.
      Осторожно выбралась из-под тяжёлой руки, отползая подальше и села, протирая глаза и приглаживая растрёпанные волосы. Присмотрелась к беспечно дрыхнущему субъекту и вздохнула. Что мне теперь делать? Не в смысле "сей секунд", а в смысле "вообще"!
      Привыкать и приспосабливаться? Или терпеть и ждать? Есть ли шанс, что меня отсюда вытащат? Подумала и скептически усмехнулась. Спасут, как же! В прошлый раз это совершенно случайно вышло и то, исключительно из-за того, что ловец оставил меня одну. А сейчас, при таком жёстком контроле, это абсолютно нереально.
      Даже если у полковника возникнет желание меня вернуть, ничего хорошего из этого не выйдет. Особенно теперь, когда ловцам известно о "Чёрной дыре" и о том, как можно обойти её систему защиты. Да и капитан не дурак, не будет рисковать, возвращаясь в чужой, враждебный мир за одним-единственным членом экипажа, шанс отыскать которого безумно мал, зато бесконечно велик риск потерять корабль и погубить всех остальных. Эх... Значит, мне остаётся только приспосабливаться.
      И что я могу? Влиять на эмоциональное состояние. Уже немало. Может, ещё что-то выяснится в итоге. Ловец, похоже, сам не знает, чем для него чревато обретение пары. То есть меня.
      Кстати, что он там про комфортное существование говорил? Обеспечит? Любопытно, что именно имелось в виду? Пока ничего из того, что можно было бы отнести к этой категории, я на криатле не видела. Всё очень просто и минималистически. Или этот самый "комфорт", где-то в другом месте? Может, у ловцов тоже есть какие-нибудь базы? Как у этих...
      — У творцов, — основательно меня напугав, неожиданно точно закончил мою мысль проснувшийся субъект. Правда, когда продолжил, я успокоилась. Мысли он всё же не читает. — У творцов, на станции Амирэма, отдыхать будет некогда, так что, надеюсь, ты выспалась? — Не знаю, зачем он это спросил, ведь ответа дожидаться не стал. Одним сильным движением оттолкнулся, поднимаясь на ноги. — Идем, — шагнул ближе. — Нам пора открывать зону перехода.
      Ой!
      — Какую зону? — вырвалось невольно.
      — Гравитационного искажения, — пояснил, наклоняясь, прихватывая мою руку и вздёргивая вверх. — Это не страшно и безопасно, не бойся.
      Безопасно? Помню я одну такую "зону" из которой криатл с моими родственниками спустя шестнадцать лет вынырнул! А другой, который впереди них летел, вообще в прошлом оказался!
      — Глупости! — услышав причину моей фобии, презрительно фыркнул блондин. — Пространственные искривления не создают временных деформаций, если ими правильно пользоваться... Подожди, — вдруг остановился, разворачиваясь и впечатывая меня в стену. — Хочешь сказать, что ты завела криатл в тот же переход, который я открыл для первого?
      Опять двадцать пять!
      — Я уже объясняла, — вздохнула, старательно сдерживая раздражение. Не дай бог сейчас спровоцировать у ловца аналогичное состояние. — Это была не я, а моя бабушка. И да, насколько я поняла из её воспоминаний, корабль она направила именно туда.
      — Знаешь, — салатовые глаза расширились от изумления, — вот сейчас я готов поверить, что ты — не она. Никакого чувства самосохранения! Это же было самоубийство! Можно сказать, им всем вообще повезло, что удалось выйти обратно в нормальное пространство!
      Приобнял меня за плечи, увлекая дальше по коридору.
      Ура! Меня признали отдельной личностью. Какое счастье!
      — Почему? — маленькой победе я обрадовалась, но выяснение продолжила. Очень уж хотелось узнать причину.
      — Да потому, что искривление могло просто-напросто схлопнуться, — безапелляционно заявилось в ответ. — Я же при расчёте необходимого для формирования перехода фантомного скалярного поля с отрицательной плотностью энергии учитывал параметры одного криатла, а не двух! В большинстве случаев даже незначительное расхождение соотношения обычного вещества и фантомной материи "запирает" туннель, делая его непроходимым, а тут такое превышение массы!
      — Ага, — я слегка ошалела от терминологии, но суть поняла. — Откуда же тогда взялось временное искажение?
      — Думаю, дело в конфигурации туннеля, изменившейся из-за перевеса. Похоже, его не сжало, а закрутило, и момент вращения спровоцировал замыкание квантовых линий. Криатлы ушли по ним в разных временных направлениях, вот и получился эффект выброса в прошлое и будущее одновременно.
      Безумно интересно! Моей бабушке действительно можно только позавидовать. Это ж каким везением надо было обладать, чтобы вот так, в принципе весьма благополучно, сложились обстоятельства?! По крайней мере, для неё и дедушки, которые остались живы. Хотя очень жаль тех, кто был на другом криатле. Получается, что из-за её поступка они и погибли? Хотела узнать, что именно с ними произошло, когда корабль вылетел в прошлое, но дальнейшие расспросы пришлось отложить. Мы уже вышли в отсек управления, а там, в самом центре помещения, который обычно занимала внушительная фигура спрута-альбиноса, сейчас возвышалась другая, ещё более крупная, тёмно-серебристая.
      Этого ловца я узнала. Трудно забыть того, с кем разговаривал пару дней назад.
      — Рэдират теперь управляет криатлом вместо меня, — получила пояснение-подтверждение. И даже уточнение: — Вернее, я управляю через него.
      Мою персону усадили в кресло, а дальше оставалось только наблюдать, как новоявленный высший ментаут сосредоточенно вникает в параметры на почти прозрачном полусферическом экране, а спрутообразная марионетка послушно исполняет его молчаливые приказы. И всё это в абсолютной, гнетущей тишине. От которой, несмотря на заверения в безопасности, меня начало нервно потряхивать. Ещё и разговор этот дурацкий, про деформацию времени...
      — Лика! — прервав свою деятельность, блондин вдруг развернулся и двинулся в мою сторону. — Ты что делаешь?
      — Я? — от неожиданности не поняла, о чём он спрашивает. - Сижу.
      — У меня от твоего "сижу" все поля расслоились! — возмущённо уставился в мои глаза, присев на корточки рядом. — А ведь ещё час назад всё было идеально!
      — Это плохо, да? — почувствовала себя полной дурой. Вот что я творю, спрашивается?! Сама нарываюсь на проблемы!
      — Ты же просила тебя не трогать, — мне тут же предсказуемо напомнили о специфике возвращения ментального соединения в исходное состояние, — а как я могу выполнить твою просьбу, если теряю контроль? Йаш! — зашипели сердито, сдергивая меня с кресла и прижимая к себе.
      Возмущаться не стала. Ну глупости делаю, согласна. Вот и получаю в ответ. Зато знаю теперь, как можно лишить его возможности управлять ловцами. Вау! От неожиданного вывода мне даже стало весело. Да у меня в руках, то бишь в мозгах, красная кнопка! Нажму в нужный момент и... Ой, что будет!
      Что будет, что будет... Шашлык из тебя, Ликушка, будет. Потому что поджарит тебя взрывной волной. Ты забыла, что этот тип тут же восстанавливать связь полезет? И не факт, что масштабные повреждения этих дурацких полей не спровоцируют столь же глобальных мер по ликвидации проблемы. Так что лучше не рисковать и использовать сей подрывной элемент лишь в крайнем случае, ибо есть у меня подозрение, что "поцелуями" дело не ограничится. А мне как-то большего не хочется. По двум причинам. Первая. До сих пор не могу привыкнуть к его внешности, вернее похожести на кое-кого. У меня мозг переклинивает, когда я вижу одного человека, а знаю, что он совсем другой! Вторая. То, что сейчас происходит, и поцелуем-то назвать нельзя! Ловец к этому процессу подходит совсем не интересно! Он просто фиксирует меня в положении губы-в-губы и всё! Боюсь представить, как в его исполнении может выглядеть "большее". Бр-р-р! По-моему, это будет просто издевательство над организмом. Вот Нид целуется... И остальное... Это да-а-а-а...
      То ли я забыла о реальности, то ли слишком глубоко ушла в свои воспоминания, а как оказалась снова в кресле и не заметила. Спохватилась, только когда "спрут" привлёк моё внимание, активно зашевелив большей частью своих отростков, потому что начал перемещать их из одних отверстий виртуальных боковых панелей, в другие. Блондин снова стоял у консоли управления, а перед ним на фоне космического простора красовалась абсолютная пустота лишённая звёзд.
      Вот она! Чёрная дыра, о которой я так много узнала из воспоминаний бабушки. Вход в туннель, соединяющий разные точки пространства. Мрачный, жуткий, беспросветный. И не мы летели в него. Он наползал на нас.
      Я не отрываясь смотрела на экран, темнеющий всё сильнее, пока тот не стал чернее ночи. Похоже, всё. Мы уже внутри.
      — Нам долго лететь? — рискнула привлечь к себе внимание.
      — Пару часов, — на меня бросили краткий взгляд, но от панели не отошли. — Расстояние совсем небольшое.
      Ничего себе, небольшое! "Чёрная дыра" почти два месяца бороздила космические просторы, улетая подальше от системы Глисс! И с не самой маленькой скоростью! Хотя... В подпространство мы должны были только через две недели погрузиться. Вот тогда да, на выходе получилось бы о-о-очень далеко. А так, наверное он прав. Да и с такими технологиями, для них это на самом деле близко.
      Два часа. Это только сказать легко, а пережить? Делать нечего, смотреть не на что, говорить не с кем, все заняты. Один в экран тупо смотрит, перекатывая в ладонях ту самую сферу, из-за которой весь сыр бор и начался, второй замер в неподвижности, погрузив отростки глубоко в датчики. Ску-у-учно!
      Я уже в этом отвратительном кресле извертелась вся. Нет, поначалу оно нормальным казалось. Потом стало слишком мягким. Потом жёстким. Потом тесным. Потом неудобно покачивающимся. Это когда я на него с ногами забралась. Кстати!
      Угнездилась на спинке, вцепившись в неё покрепче, и раскачала. Ух ты! Здорово!
      — С ума сошла? — мои невинные шалости пресекли, стащив с подпрыгивающего предмета мебели и поставив на пол. — Ты зачем это делала?
      — Просто так, — обрела, наконец, равновесие. — Это же забавно! — попыталась донести до непонятливого типа всю прелесть процесса. Которой он явно не понял. Открыл рот. Закрыл. Посмотрел на весело пляшущее сиденье. Не впечатлился. Ещё раз приоткрыл, вздохнул и снова ничего не сказал. В итоге развернул меня за плечи, отводя от травмоопасного объекта подальше.
      — Тут постоишь, — втиснул мою скромную по габаритам тушку между собой и панелью управления.
      Минут десять мне было любопытно. Перед глазами мерцали огонёчки, вспыхивали индикаторы, менялись параметры, которые выдавало оборудование криатла, пытаясь донести до пользователей изменения в градусах кривизны, факт смены диапазона предела статичности, текущее значение модуля давления фантомной материи, процент скачка приливных сил, скорость нарастания тензора деформации... Чего?!
      Нет, ну это свинство! Я же не пилот и даже не навигатор, чтобы подобные вещи меня интересовали! И не маленький ребёнок, который будет широко открыв рот следить за яркими световыми вспышками.
      Терпеливо подождала ещё немного, переступила с ноги на ногу, полюбовалась радужным потолком, оглянулась на мужчину, который, опустив веки, шевелил губами и беззвучно что-то шептал.
      Хм... Ему, походу, без разницы: стоя, сидя, лёжа... Занят какими-то своими ментальными проблемами. А мне каково? Я устала, между прочим, стоять и ничего не делать!
      Ещё раз осмотрелась и обнаружила, что сфера-активатор, которую он держал в руках, лежит сбоку в небольшом углублении. Погасшая, тёмная, точно такая, какой я её увидела первый раз в доме у бабушки. А если я её возьму, она снова светиться начнёт?
      — Не надо. Ничего. Трогать! — рявкнули над ухом.
      Вздрогнула, убрав непроизвольно протянувшиеся к сфере лапки и скрестила их на груди. От греха подальше. Хотела убрать за спину, но... там кое-кто стоял слишком близко.
      — Какая же ты непоседа, — тут же констатировал вредный субъект. — Неужели это так трудно, просто спокойно подождать?
      Не выдержала, невольно застонав. Я с его менталитетом и стилем жизни реально свихнусь. Это же сущий ад!
      — Ладно, — кажется, надо мной сжалились и милостиво разрешили: — Можешь вернуться. Только постарайся меня не отвлекать, мы уже на месте, — отступил, выпуская на свободу, и вновь впился взглядом в экран, где вместо надоевшей уже черноты, появились улетающие вперёд нас, белые световые вспышки.
      На месте, это хорошо. Ещё немного и... Вот не очень хорошими были бы последствия, честное слово! А с учётом того, что мой псих мог отразиться на состоянии блондина, ну и, как следствие, на ловце, который управляет криатлом... Ой нет, лучше о таком не думать!
      Предусмотрительно приземлилась на сиденье, вдруг трясти начнёт, и с облегчением выдохнула, когда к центру экрана рванул целый сноп искр, полыхнул яркой вспышкой и разошёлся кольцевой волной, оставляя после себя глубокое космическое пространство, украшенное звёздной россыпью.
      Фух! Вылетели!
      Даже веселее как-то стало, и я с внутренним нетерпением и возбуждением всматривалась в космический объект, появившийся в зоне видимости. Белая звезда, ощерившаяся протуберанцами, хорошо распознаваемыми даже с такого значительного расстояния. Цефеида. Глисс, как её называют местные жители. Яся, так, за непереносимую яркость, её прозвали первые межзвёздные путешественники.
      Зажмурилась от нестерпимого блеска, а когда рискнула посмотреть снова, звезду уже сменила планета. Жёлтая, с мохнатым белым облачным покровом и редкими, красно-коричневыми проблесками на поверхности. Еллоу. Место, где упокоился "Звёздный ветер".
      Не успела рассмотреть толком, а картинка снова сменилась, и теперь на фоне звёздной россыпи к нам приближалось искусственное космическое сооружение. Невообразимо огромное, внушительное, с гантелеобразным центром, отходящими от него "спицами", заканчивающимися кольцеобразными расширениями, и несколькими боковыми платформами, на причале у которых опознавались корабли. Станция творцов.
      Боже! Разве я могла предположить, что когда-нибудь увижу всё это собственными глазами?!
      — Прибыли, — с невероятным удовлетворением в голосе известил блондин. Прекратил, наконец, гипнотизировать экран и развернулся, перемещаясь ближе.
      Я уже решила, что пора идти, даже приподниматься начала, но мужчина упёрся ладонями в подлокотники и наклонился ко мне, заставив вновь откинуться на спинку.
      — Лика, — совершенно серьёзно посмотрел в глаза. — Прошу тебя, постарайся говорить как можно меньше. По крайней мере до тех пор, пока я не улажу все нюансы с братом.
      — Это потому, что Лэйтэм купил у тебя право со мной побеседовать? — я припомнила подслушанный разговор.
      Подслушанный! Прикусила язык и зажмурилась. Дура!
      — Та-а-ак, — ничего хорошего не обещающим тоном протянули над головой. — И откуда, спрашивается, у тебя такая информация?
      — Я мимо проходила. Случайно. Когда вы торговались, — глаз я так и не открыла, но врать не рискнула. Почувствует ведь, гад.
      Секунд пять ничего не происходило, и я начала беспокоиться, а потом....
      — Ну Лика! — бывший ловец зашёлся в приступе гомерического хохота. — Не ожидал! Случайно, значит? Мимо, да?
      Приоткрыла один глаз, присматриваясь к веселящемуся субъекту. Убедилась, что он действительно смеётся и открыла второй. Ага, ругать меня он, кажется, не собирается.
      — Ладно, идём, — выдохся, наконец. Схватив за руку, потянул на выход, выводя в белоснежный коридор, а затем другой, более узкий и тёмный, похожий на соединительный шлюз, и ещё один, с затекающим на стены радужным полом, потом в столь же интересный по дизайну переходный отсек... Похоже, мы на старый криатл попали, потому что места я узнавала, слишком уж хорошо отпечатались в памяти воспоминания бабушки. Вот тут она стояла, пока дедушка вёл переговоры. А тут "спрут" лежал, раскинув отростки, когда его изжарили разрядником, прежде чем выбросить в космос. А ещё дальше...
      Дальше меня задвинули себе за спину и остановились, не позволив рассмотреть следующее помещение.
      — Йаш, — раздался его смешок. — Амирэм! Ты меня удивляешь! Ничего себе приёмчик!
      Осторожно выглянула из-за широкого плеча, чтобы понять, что же он имеет в виду.
      На фоне некоего технического шедевра дизайнерской мысли, который я даже словами описать не рискну, метрах в пяти впереди нас выстроилась целая шеренга решительно настроенных синеволосых людей с оружием в руках.
      Мамочки! Нас сейчас изжарят, а этот тип шуточки шутит!
      — На моей станции не любят незваных гостей, — неприветливо ответил кто-то. Плотный ряд охранников расступился, пропуская вперёд высокого блондина с волосами, окрашенными на концах в васильковый цвет, и закутанного в длинный белый плащ с синей отделкой, из-под которого виднелись только кончики белых сапог. — К тому же... — продолжил мужчина и вдруг замолк. Сапфировые глаза впились в лицо моего спутника, непонимающе пробежались по фигуре, задержались на волосах и бледное лицо удивлённо вытянулось. — Эльдират? — выдавил, справившись с изумлением.
      — Долго же ты соображал, — хмыкнул бывший ловец, который, по всей видимости, всех вводил в заблуждение относительно собственного имени. И личности.
      Любопытно, ведь творец никогда не видел брата в таком облике и всё равно узнал. По глазам что ли? Или волосам? Получается, что высшим ментаутам положено быть блондинами с крашеными кончиками?
      Вспомнила, как ловко "спрут" выкрутился, когда я его расспрашивала о том, как выглядит социальное устройство системы Глисс. Ведь даже не намёка не сделал на то, что он и есть этот самый третий брат! Или же пока он был в другом облике, то как бы и не был братом вовсе, а просто ловцом? Или...
      — Подожди, — сбивая меня с мысли, по-прежнему растерянно пробормотал Амирэм, подходя ближе. — Ты нашёл пару? Но этого же не может быть! — покачал головой, останавливаясь совсем рядом. — Как это вышло? — синий взгляд скользнул в мою сторону.
      Меня тут же дёрнули за запястье, вынуждая вернуться за спину и не высовываться.
      — Вот и я хотел бы это знать, — фыркнула скрытная личность. — Очень надеюсь, что ты поможешь. Мне во многом нужно разобраться, столько всего понять, а обращаться за этим к Дэташшу я не хочу.
      — Йаш, Эльдират, — хоть я и не видела лица говорящего, но даже по интонации догадалась, как оно искривилось. — Мог бы этого типа при мне и не упоминать. Разумеется, я помогу. К тому же у меня к тебе тоже немало вопросов. Идём!
      Почувствовала руку, сжавшую мою, и послушно потопала следом, удивляясь тому, что меня стараются вести так, чтобы я оставалась вне поля зрения Амирэма. То есть тот замечал моё присутствие, конечно, и взгляды бросал любопытные, но рассмотреть мою персону ему не давали, закрывая то плечом, то спиной.
      Мне уже самой стало интересно, что ж за игру такую повёл мой спутник, и я с нетерпением ждала окончания путешествия по залам, ошеломляющим своим техническим великолепием, сквозь которые нас стремительно несла прозрачная, летающая кабина. Именно к её стенкам я завороженно прилипла, созерцая опять-таки знакомые и одновременно незнакомые интерьеры станции. Видимо, после устроенного земным экипажем погрома и побега здесь многое изменили.
      Ранее полупустые склады заполнены под завязку, верфи изобилуют разнообразной техникой, а в ангарах совсем нет свободного места, настолько много в них находится кораблей...
      Маршрут нашего движения в точности повторял тот, что был в воспоминаниях, вот только вместо строгого по оформлению зала для допроса пленных, который я так боялась увидеть, мы оказались в очень спокойной и изящно-декорированной комнате, где, среди вороха накиданных на пол шкур и подушек, удобно расположился Лэйтэм.
      Облокотившийся на заведённые назад руки, запрокинувший голову и мечтательно закативший глаза к потолку, причудливый изгиб которого демонстрировал звёздное небо, смуглый синеволосый мужчина весьма эффектно смотрелся на фоне серебристых тканей, хромированных поверхностей и тёмно-синих бархатных покрытий стен. Чёрные брюки в обтяжку, лёгкие сандалии, бледно-голубая рубашка расстёгнута, тонкие пальцы легко скользят по стоящему рядом с ним на полу хрустальному бокалу... М-да. Вот кто расслабляется по-полной!
      — Амир! Наконец-то! — встрепенулся, отталкиваясь, чтобы сесть удобнее. Голубые глаза метнулись в нашу сторону и на лице нарисовалось недоумение, а меня снова предусмотрительно прикрыли спиной. — Ты не один? — повисший в тишине вопрос получился удивлённо-недовольным.
      — Не злись Лэй, — вроде мягко, но всё же приказал творец. — Я помню, что обещал тебе, но сейчас не время для этого. Отложим. Мне нужно поговорить с братом.
      Эх, жаль я ничего не вижу. Зато прекрасно слышу разочарованный вздох, последующее за ним лёгкое изумлённое восклицание и шорох тканей. Видимо, синеволосый встал, чтобы подойти ближе.
      — Приветствую, Эльдират, — в интонациях столько предвкушения, что я даже испугалась. У Лэйтэма родился план, как использовать в личных целях высшего ментаута-ловца? Зная его пакостную натуру, поверить в такое легко. — Рад знакомству. С тобой твоя пара? — уровень любопытства зашкалил за сто процентов.
      — Верно, — спокойное подтверждение, и мне, наконец, позволили оказаться под прицелом расширяющихся от неожиданности увиденного глаз. Синих — спокойных, непонимающе-растерянных. Голубых — холодных, сверкнувших злой яростью.
      Ой! Можно я обратно спрячусь?!
      — Ладно, — первым пришёл в себя Амирэм. — Это на бред похоже, но если ты говоришь, что она твоя пара...
      — Он лжёт! — не дав ему договорить, зашипел Лэйтэм. — Эта особь не может быть его парой! — Красивое лицо исказилось гримасой. — Ты посмотри на неё! У неё другие волосы, глаза, да она вообще не его морфотип! С какой радости остался зелёный спектр?! Если бы трансформация шла по ментальной привязке, получился бы чёрный! — впился яростным взглядом в мою шевелюру. — Твой брат тебя обманывает, Амир! Прикрывает девчонку этим статусом, чтобы... — запнулся, соображая, что может означать моё появление. — Йаш! — словно вспомнил что-то. — Помнишь, я на сутки купил её у одного из ловцов? Цена была заоблачной, мы её выплатили, а он так и не выполнил своих обязательств! Так может всё это всего лишь уловка? И твой брат вот таким способом пытается тебя надуть, выгородить виновного подопечного и разорвать сделку, оставив нас ни с чем?
      — Лэй! — не выдержав, рыкнул творец. — Придержи язык или я тебя накажу!
      — Йаш! — синеволосый развернулся, коротким наклоном подхватил одну из подушек и с размаха швырнул в стену. Вслед за ней вторую. Третью. Бокал. Только осколки брызнули в стороны.
      Я аж зажмурилась от неожиданности. Меня тут же притянули к себе.
      — Не бойся, — прошептали на ушко, погладив по голове. — Для них это нормально.
      Ну-ну. Помню я садистские наклонности этого типа. И если он пара творца, и может эмоционально влиять, как я на Эльдирата, то стоит ли удивляться тому, какие причудливые формы принимает стиль их общения.
      Проследив взглядом за психующим субъектом, Амирэм, тщательно сдерживая раздражение, молча указал нам на подушки в той части комнаты, которую не затронули последствия скандала, устроенного Лэйтэмом, и отошёл к нему. Обняв за плечи, начал что-то шептать, видимо, успокаивая. Губы коснулись виска, рука скользнула по спине, чуть ниже...
      Я отвела глаза. Тут не деловое партнёрство, похоже, а... гм... семейные отношения, если можно так выразится, конечно. А я, хоть и имею широкие взгляды, но подобных вещей не одобряю.
      Мы минут пять сидели, ожидая, пока взъерошенный Лэй соизволит сменить гнев на милость и вернётся вместе со своим ментаутом к нам.
      — Эльдират, — расположившись напротив, Амирэм вновь взял инициативу в разговоре в свои руки. — Без обид, но пойми, что всё это действительно выглядит странно. Сначала ты заявляешь, что не будешь даже пытаться искать другие способы контроля своей части колонии, раз у тебя нет способностей делать это ментально. Отпускаешь всё на самотёк и исчезаешь непонятно куда! На связь не выходишь, вынуждаешь нас с Дэташшем приспосабливаться, договариваясь напрямую с каждым из твоих ловцов, чтобы поддерживать стабильность и жизнедеятельность колонии. Потом вдруг появляешься, без предупреждения, изменённый трансформацией, с парой, которая действительно не твой тип, да ещё и одна из тех пришельцев, которые вторглись в колонию извне, — бросил взгляд на притихшего, но хищно прищурившегося Лэйтэма. — Что произошло, Эльдир? Я хочу объяснений.
      — Ты их получишь, — покладисто отозвался тот. — Вот уж не думал, что мотивы моего исчезновения тебя так сильно удивляют и ты не можешь их понять, — чуть заметно усмехнулся. — Лишённый нормальных способностей я не видел смысла в формировании другого типа управления. Он был бы куда более опасен для колонии, нежели свобода от него вообще. Ты представляешь себе, что могло бы произойти, если мои попытки заставить ловцов подчиняться приказам встретили бы неприятие? Ты знаешь, что значит неконтролируемый ментально, рассерженный ловец? А если их несколько тысяч? А я знаю. Поверь, это сила которую не остановить. Она сметет на своём пути всё. Личная независимость каждого из них была единственно возможным вариантом более-менее спокойного существования для всех. Ну а я стал одним из них. Просто ловцом. Даже цвет изменил, чтобы меня не узнавали. И имя.
      — Ты — Ильдэрат! — взвился синеволосый. Догадался, сволочуга.
      — Именно, — спокойно подтвердил мой спутник.
      — Н-да-а-а... — задумчиво протянул Амирэм, пройдясь пальцами по гладкому подбородку. — А я считал, что ты решил таким способом на нас с братом отыграться. Отомстить за то, что мы имеем способности, которых нет у тебя. Рад, что ошибся. Но знаешь, — синий взор смотрел с укором, — общение с твоими ловцами было не самым приятным занятием. И не легким. Надеюсь, теперь ты сможешь ими управлять. У тебя же всё нормально? — взгляд стал беспокойным. — Ты поток зафиксировал? — теперь пристальное внимание досталось мне
      — Кажется, да,— в голосе я услышала неуверенность.
      — Что значит "кажется"? — нахмурился творец. — Поля стабильны?
      — Не всегда, — покачал головой ловец.
      — И часто расходятся? — при этом почему-то снова с любопытством посмотрели на меня, а не на того, кто эти самые "поля" фиксировал.
      — Пока только один раз, но времени прошло совсем немного, — теперь и салатовый взор скользнул в мою сторону. — Это нормально? Амир! — вновь вернулся к собеседнику, не став дожидаться ответа. — Объясни ты мне, как я должен действовать?! Ты же знаешь, я никогда не вникал в подобные вещи. Сглупил, да! — бурно отреагировал на появившуюся улыбку. — Но кто же мог предполагать!
      — Попал ты, братик, — весёлого настроения уже не скрывали. — Ну, давай разбираться с самого начала, — похоже, даже обрадовались тому, что в жизни столько неожиданного и интересного, требующего внимания. — Ты её почувствовал, понял, что она твоя пара, а потом? Метаморфоз кто запустил?
      — Лика, — уверенно заявил Эльдират.
      — Почему "Лика"? — встрял синеволосый. — У неё же другое имя! Сейчас! — наморщил лоб, вспоминая. — Доминика Коваль! Навигатор! — обрадовал нас всех хорошей памятью.
      — Нет, — коротко отрезал ловец. — Девушки похожи, но это не она.
      — Йаш! — стукнул себя ладонью по коленке Лэйтэм, закатывая глаза к потолку. — Вот что за невезение! Я жду не дождусь, когда смогу, наконец, вытащить из неё информацию, а что в итоге? — меня облили холодным презрением. Присмотрелись и подозрительно сощурились, уточнив: — А ты уверен? Это точно не она?
      — Лэй, прекрати, — остановил его творец. — И помолчи! Не до твоих махинаций сейчас. Хорошо, — вернулся к выяснению. — Лика, значит... — Посмотрел на зелёные кончики волос Эльдирата, перевёл взор на мои чёрные. Потрогал свои, отливающие на концах синим, кинул взгляд на васильковые Лэйтэма. В итоге надул щёки и недоумевающе потряс головой. Видимо, нестыковка по цвету реально не укладывалась в норму. — Странно всё это. Ну да ладно. Может, она и пара тебе именно поэтому, — пожал плечами. — Ну а дальше?
      — Дальше я соединил потоки. Они совсем рядом были. Я пробовал это сделать и до метаморфоза, но ничего не выходило.
      — Ну правильно, — нисколько не удивился Амирэм. — Ты же в другой фазе был. У тебя мозг за время трансформации перенастроился и вы совпали по частоте и амплитуде ментальных волн.
      — Да, но даже после этого для соединения мне пришлось максимально уменьшить расстояние! Поля расходятся из-за удалённости? — высказал предположение.
      — Это одна из причин, — кивнул творец. — Чем дольше и дальше ты находишься от пары, тем быстрее это происходит. А вернуть соединение в прежнее состояние можно только новой фиксацией. И это, действительно, получается сделать только при прямом физическом контакте, — он остановил взгляд на губах Лэя, который непроизвольно их покусывал в нетерпении. Видимо, хотел что-то спросить и не решался, выжидая удобного момента.
      — Лика сказала, это называется "целовать", — вогнал меня в краску несносный тип, выдав с потрохами. — Почему именно так?
      — Потому что физиологично! — смешливо фыркнул его брат. — Или ты думаешь, что тело изменилось просто так? Йаш! Эльдир! Да если бы требовалась только смена фазы, и я, и Дэташш, и ты, мы бы все остались прежними и изменилась лишь та часть мозга, которая отвечает за ментальную связку! Ты что, так и не понял зачем шла трансформация? — натужно выдохнул, когда тот отрицательно мотнул головой. — Как же с тобой тяжело... — обречённо выдал и неожиданно гневно воззрился на меня: — А ты что всё это время делала?! — практически обвинил в таинственных грехах. — Тебе что, ничего не надо?!
      — Нет! — на всякий случай пискнула, отползая подальше.
      — А что ей надо? — заинтересовался ловец.
      Амирэм схватился за голову. Лэйтэм, у которого рот уже расползся до ушей, похихикивал, стараясь не расхохотаться в полный голос, и перебегал смеющимся взглядом от меня к Эльдирату и обратно.
      — Спокойно! — не то ему, не то самому себе скомандовал творец. Прошёлся пальцами по застёжке на груди, стащил с плеч плащ, оставшись в белой рубашке и синих брюках, и подтянул к себе ещё одну подушку, усаживаясь удобнее. Видимо, разговор предстоял непростой.
      — Нельзя брать и ничего не отдавать взамен, — менторским тоном приступил к обучению. — Сплетая поля ты получаешь доступ к дополнительному источнику ментальной энергии, но забирая её истощаешь собственный энергетический запас своей пары. Если это продолжается долго, то поля, в конце концов, просто перестанут удерживаться рядом, как бы ты не старался их соединить. Так что твоей паре обязательно нужно восстанавливать потенциал. А что ей поможет это сделать? — вопросительно воззрился на непонятливого братца, который внимал ему с полной сосредоточенностью. — Лэй? — потребовал подсказки.
      — Любое состояние удовлетворения и эйфории, — усмехнулся тот. — Всё, что нравится и от чего можно получить удовольствие.
      — Это ясно? — как-то обречённо вздохнул Амирэм. По всей видимости, запросы его пары относительно этих самых "удовольствий" были весьма специфичны и не совпадали с его собственными.
      — Да, но причём здесь тело? — Эльдират понял суть, но не принцип.
      — Перестройка внешнего облика идёт в соответствии с тем образом, который нравится твоей паре. Чтобы максимально уменьшить риск психологического отторжения. Основная задача здесь — привлекать и удерживать пару около тебя, — он скептически осмотрел новый облик брата, словно оценивал. Изъянов, видимо, не нашёл и продолжил: — Это во-первых. А во-вторых... — взял Лэя за руку, потянув на себя, и тот охотно переместился ближе. — Процесс фиксации ментальной связи идёт куда эффективнее и быстрее, если приносит твоей паре удовольствие.
      Они целовались, ловец задумчиво на это смотрел, а я...
      А я из всего этого уяснила три вещи. Первая. Амирэм когда-то был таким же "спрутом", как и его брат. Вторая. В отношениях "ментаут-пара" не факт, что главный — ментаут. Ну и третья. Судя по загоревшимся глазам Эльдирата, меня ждёт такая масса "развлечений", что от её переизбытка в конце концов мне станет тошно.
      — М-м-м...
      Словно иллюстрируя, насколько именно мне будет "приторно", раздался протяжный стон.
      Бросила взгляд в сторону источника звука и аж подпрыгнула. Нет, ну это уже ни в какие рамки! Они что, собираются нам весь процесс демонстрировать?!
      — Что с тобой? — отвлёкся от учебного показа ловец, оборачиваясь ко мне.
      — Э-э-э..... я... в общем... — начала тормозить, потому что никак не могла решить: попытаться их остановить или сказать, что хочу уйти?
      Не дождавшись от меня внятного ответа, Эльдир начал подползать ближе. Я его наличия в непосредственной близости не планировала, соответственно попыталась совершить действие аналогичное, но с обратным показателем направления. Вот только рука проскользнула по шёлковой ткани, лишив меня начальной скорости и удобного для отползания положения. Завалилась я, короче, спиной на пол. Даже испугаться толком не успела, хотя мысль о том, что кое-кто, вполне вероятно, воспользуется удобным моментом для закрепления пройденного материала, всё же промелькнула. И тут же исчезла, ибо уже через секунду я вернулась в исходное состояние. Вернее, меня вернули, оперативно вздёрнув вверх и осмотрев на предмет повреждений. Скорая помощь отдыхает.
      К счастью, сладкая парочка, отреагировав на нашу возню, расцепилась сама. И вот что удивительно! Если по физиономии и сбитому дыханию Лэя видно было насколько он возбужден, то Амирэм оставался вполне адекватным, словно действо его интересовало постольку-поскольку. Может, он всё это делает только ради пары и сам удовольствия не получает? А что, очень даже может быть, если учесть, ради чего всё затевается.
      — Лика? — меня развернули к себе, всматриваясь в глаза. — Ты чего красная такая? Тебе плохо? Амир! — с беспокойством взглянули на творца, потому что я от подобных вопросов смутилась ещё больше, даже в жар бросило и воздуха перестало хватать. — Что с ней? — как сквозь вату пробился взволнованный голос, в глазах потемнело, ноги ослабли.
      Упасть мне не дали. Ни на пол, ни в обморок. Подхватили, плавно опуская на подушки, ворот комбинезона рванули вниз, освобождая от давления, чтобы стало легче дышать, даже по щекам легонько похлопали.
      Пришла в себя, ощутимо недоумевая. Чего это я на происходящее так отреагировала? Никогда не замечала за собой излишней впечатлительности. Даже в анатомичке с трупами спокойно работала, без особых психо-физиологических экзерсисов, а тут любовной сцены не вынесла. Позорище!
      Вцепилась в плечо склонившегося надо мной Эльдирата, чтобы подняться.
      Сесть мне помогли. И по волосам рукой прошлись, приводя в порядок. И даже посмотрели обеспокоенно.
      — Ну надо же, какая слабенькая, — сочувственно выдал сидящий рядом Амирэм. — А мне казалось чужаки этим не страдают. Вон, какой разгром на моей станции устроили! Половину бионтов из строя вывели. Тебе, братик, придётся быть с ней очень внимательным.
      — А там что? — облокотившийся о его плечо Лэйтэм, бесцеремонно ткнул в меня пальцем.
      Не понимая смысла восклицания, проследила за направлением мужского взгляда и решительно стянула разорванный ворот.
      — Там я, — буркнула сердито. Вот наглый!
      — При чём здесь ты?! — фыркнул синеволосый.— Это что?!
      Протянул руку, цепляя пальцами цепочку с хризолитом, которая так неудачно оказалась на виду.
      Вот в который уже раз я прокалываюсь?! Нет бы снять украшение и спрятать куда подальше! Я ведь его фактически выкрала из запасников "спрута". Он же сейчас быстро сообразит, где именно я покопалась, трофей добыла и забрала с собой без разрешения! Поди-докажи, что имею на него полное право! Настучит по голове однозначно. Потому что вазу разбитую тоже припомнит. Наверняка ведь обнаружил!
      — Йаш! — вместо возмущённой отповеди ловца, услышала сдавленный возглас творца. — Реат! Откуда?
      Я только ресницами изумлённо захлопала. Какой такой "реат"?
      Ментальный кристалл, уяснила из дальнейшего бурного обсуждения. Эдакий усилитель мозговых волн. Редкая штучка.
      — Ты давно его носишь? — на меня требовательно смотрели салатовые глаза.
      Призналась. А что мне оставалось? Попробуй тут, придумай отмазку, когда на тебя с трёх сторон давят, выясняя такие мелочи, от которых мозг в ступор встаёт. По крайней мере на вопрос: "И где твой дедушка взял реат?", ответить не смогла. Откуда я знаю?! В магазине купил, наверное! И никакой это не реат! Обычный хризолит!
      Смеялись мужчины долго. Амирэм заявил, что ему теперь всё ясно и все они идиоты, потому что ответ лежал на поверхности, а никто о нём даже не подумал.
      — Эльдир! Ты на цвет реата посмотри и на свои волосы! — триумфально выдал тоном первооткрывателя. — Это же кристалл тебя "закрасил", когда поток сквозь него прошёл! Я вообще думаю, что только благодаря нему ты пару и почувствовал! И связь фиксировал через этот реат, не иначе. Поздравляю, братик, тебе невероятно повезло!
      — Да уж, — на меня посмотрели весьма странно. Словно в чём-то нехорошем подозревая. — Считаешь, что кристалл помогает мне манипулировать полями? А если его снять?
      — Попробуй, — пожал плечами творец. — Я не знаю.
      Кулончик перекочевал в его руки, чистоты эксперимента ради. Я вообще ничего не почувствовала, а ловец... Ловец прикрыл глаза, посидел в задумчивости, вздохнул, приоткрыл один глаз, убедился, что украшение по-прежнему у брата, снова закрыл, уходя в себя глубже.
      — Обратно надень, — коротко приказал. Подождал, пока украшение окажется на моей шее, и недоумевающе выдохнул, распахивая глаза: — Пф-ф-ф! Не понимаю! Почти ничего не меняется! Разве что картинка чуть легче и быстрее прорисовывается.
      — Может потому, что связь уже установлена и слияние полей завершёно? — высказал предположение Амирэм. — Или же, что более реально, в процессе трансформации, когда шла перестройка, твой дефект ментального восприятия исчез сам по себе. Да какая разница, как именно реат сработал и почему! Главное, каким получился результат! Ты теперь полноценный высший ментаут! — оттолкнулся, поднимаясь на ноги и перемещаясь к одной из стен.
      — Лэй, — обернулся к синеволосому, с серьёзной сосредоточенностью наблюдающему за происходящим. — Ты что будешь?
      — Всё равно, — на автомате ответил тот. По-моему, так впечатлился результатом опыта, что даже не подумал вникнуть в суть вопроса.
      У нас ничего не спросили, а через минуту на невысоком прозрачном столике, который услужливо прополз и вписался между нами, появились такие же бокалы как тот, несчастный, упокоившийся о стену. Мир его... осколкам.
      С опаской присмотрелась к опалесцирующей жидкости, которую с видимым удовольствием дегустировал Лэйтэм и совершенно равнодушно его ментаут. Посмотрела на своего, отпившего с такой же постной физиономией. Принюхалась. Запах приятный, на медово-цитрусовый похож. Попробовала и офигела. Млин! Вкуснотища же нереальная! А они так реагируют! У бывших спрутов что, совсем с чувствительными рецепторами проблема?! Неужели им что вода, что напиток, без разницы? Ну, в таком случае понятно, почему этот... сублитерат нормальной едой считается.
      А дальше я уже ни о чём не думала. Я наслаждалась. Расслаблялась и получала удовольствие, ибо про меня забыли, увлекшись обсуждением своих колониальных проблем и ментальных заворотов, типа: "А с какой интенсивностью ты сжимаешь поля, когда фиксируешь соединение?", "Да почти на максимуме, иначе получается очень долго". Или: "И сколько ловцов ты держишь сейчас в контроле?", "Шестьдесят". Вот и когда успел, спрашивается? Ещё вчера у него их было только двое! Или это самое ментальное управление дистанционно устанавливается?
      — Кристалл не носи постоянно, — неожиданно раздался тихий совет.
      Воспользовавшийся отсутствием внимания ментаутов Лэйтэм сменил дислокацию и теперь сидел совсем рядом. Ещё и наклонился ближе, чтобы я его слышала.
      — Почему? — шепнула одними губами, сообразив, что афишировать дискуссию он не хочет.
      — Реат сделает тебя уязвимой, — помялся, но всё же ответил. — Начнёшь чувствовать его эмоции, сочувствовать, сопереживать и всё, считай ты у него на коротком поводке. Уже не ты будешь им манипулировать, а он тобой. Как и остальными, — в сторону Амирэма полетел ненавидящий взгляд. — Хочешь оставаться свободной, сними украшение и спрячь подальше. Твоё счастье, что Эльдират не почувствовал разницы. Надевай, только когда ему нужно будет поля заново сводить.
      Ого! Мамочки! Да тут всё ещё круче, чем я думала!
      — Хорошо, спасибо, — сочла правильным его поблагодарить. Следовать совету или нет, я ещё подумаю, а вот обижать его не стоит. Наверняка человек как лучше хочет. Человек? Я даже испугалась совершенно безумной мысли. — Лэйтэм, а ты кто? — украдкой бросила взгляд на по-прежнему занятых разговором мужчин. — Ты же совсем другой! Не такой как... — запнулась, не зная как же правильно назвать "спрутов".
      — Колонисты, — подсказал, невесело усмехнувшись, синеволосый. — А я... — грустная улыбка дополнилась болью в глазах, словно он что-то очень неприятное вспомнил. — Не важно, — пробормотал, отстраняясь и возвращаясь на прежнее место.
      Ясно. Рассказывать мне всё и сразу не собираются. Радуйся Лика тому, что до тебя вообще снизошли и соизволили осчастливить предупреждением!
      На фоне слегка прояснившейся ситуации, вопросов снова прибавилось. Но факт того, что парами "спрутов"-колонистов становятся другие жизненные формы, сомнений больше не вызывал. Как и то, что обитатели колонии могут оставаться в форме "спрутов", как ловцы, а могут иметь внешний вид близкий к облику своего трансформированного ментаута. Охрану Амирэма я прекрасно помню. Да и в воспоминаниях бабушки персонал станции и базы на Еллоу имел вполне человеческие формы. И близкие вариации цвета волос. Любопытно. А может они все когда-то были "спрутами" и изменились, когда их ментаут обрёл пару и стал высшим? Ой! Если это так, то все ловцы вскоре начнут в "людей" превращаться?!
      Получить ответы мне было не от кого, а мозг уже закипал от будоражащих воображение картинок, так что я вновь вцепилась в бокал, где на дне ещё оставалось немного напитка. Жаль, что мало. Хотела позвать Эльдирата и попросить еще, но он так заинтересованно общался с Амирэмом, что обрывать их увлечённый диалог не стала. Решила дождаться паузы в разговоре и зависла, открыв рот, потому что...
      — ...отклонение видел, но вмешиваться и менять настройки полёта не рискнул, — продолжал излагать какую-то свою мысль ловец. — Так что временной дефект всё-таки словил.
      — Понятно, — кивнул творец. — Но я же предупреждал Ильдэрата... — запнулся и тут же исправился: — то есть тебя, что этот криатл первый, пробный образец. И не гарантировал стопроцентной безотказной работы. Трудно было ожидать, что обойдётся без сбоев и побочных эффектов.
      — Я не в претензии. Но ты бы своих техников загнал на корабль, пусть посмотрят показания и разберутся с проблемой. Хоть мы с тобой теперь и имеем возможность более быстрой координации для организации транспортных перелётов, но я был бы рад, получить в пользование и криатлы нового типа. Если они перестанут скакать во времени, естественно! — фыркнул смешливо.
      — Подумаешь, скрутилось искажение на четыре года...
      — Четыре года?! — вырвалось у меня невольно. О напитке я уже и не думала, только о том, что услышала. — Мы летели сюда четыре года? — мне так хотелось услышать опровержение! Что я не так поняла, ошиблась, не разобралась. А получила:
      — Верно. А в чём проблема?
      Нет! Ни в чём! Всё зашибись как классно! Воздуха опять хватать перестало.
      — Ты что делаешь?! — зашипел на ловца Амирэм. — Идиот! Спокойно, девочка, не надо так переживать, — переместился ближе, забирая из ослабевших пальцев бокал, который я уже готова была уронить. — Вы летели два часа, — постарался исправить то, что натворил брат. — Сколько времени прошло вне подпространственного туннеля не принципиально, ведь у вас обоих не было жизненно важной необходимости появиться здесь срочно и немедленно.
      — Йаш! — услышала, как тихо выругался Эльдират. — Поля!
      — А я тебя предупреждал, — сокрушённо покачал головой творец. Поднялся на ноги, помедлил несколько секунд и шагнул к брату, прихватывая того за плечи. С минуту что-то усиленно ему втолковывал на ухо. Отстранился, кивнув своей паре: — Лэй! Идём!
      Вау! Мы умеем проявлять деликатность? И быть скрытными?
      С нехорошим подозрением посмотрела вслед исчезнувшим за сомкнувшимся проёмом фигурам, обернулась к ловцу и вздрогнула, потому что тот оказался совсем рядом.
      — Я знаю, что тебе это не нравится, — салатовые глаза смотрели решительно и было ясно как день, что отступать он не намерен. — Но по-другому поля мне не свести, ты же понимаешь. Так что попробуй получить удовольствие. Я в принципе понял, что делал не так.
      — А можно, как раньше? — нервно облизнула губы. — Я лучше потерплю.
      — Лика, — на меня посмотрели очень строго. — Не упрямься. Ты забыла, что тебе нужно восстанавливать потенциал?
      — Помню, но...
      Дослушивать он не стал. Может поля разошлись до критического состояния, а может ему просто надоело со мной препираться. Так что уже через секунду я лежала на этом дурацком мягком полу, а Эльдир весьма уверенно "фиксировал ментальное соединение". Обучаемость у него оказалась на высоте. С первого раза усвоил, что и как делать надо, с-с-сволочь белобрысая!
      Впрочем, дальше поцелуев дело не зашло. При том, что ловец-то как раз двигался в очень даже правильном направлении, видимо, выданные ему братом инструкции касались именно данного способа получения удовольствия. Просто я встала в позу, заявив, что: "Вот этого мне точно не надо!"
      — Почему? — приподнялся на локтях, освобождая меня от своего веса.
      — Потому, что у меня муж есть. — поставила в известность, стараясь выкинуть из головы то, что тела ментаута, прижимающего меня к полу, и моего земной спутника жизни фактически ничем не отличаются.
      — Муж? — светлые брови уползли высоко вверх. Блондин прикрыл глаза, встряхнул головой, разметав светлые волосы, и сел рядом, выпустив меня из объятий. — Объясни, — с любопытством уставился на мою растерявшуюся персону.
      — Муж... это... муж, — я тоже сменила горизонтальное положение на более удобное. Села, скрестив ноги и уложив на них одну из подушек для удобства.
      — Лика! — закатил глаза к потолку несносный субъект. — Ну когда ты поймёшь! Нет у нас такого понятия! То, что ты говоришь, для меня просто набор звуков! Ты можешь описать термин "муж" другими словами?
      Вот и как я ему это растолкую? У них же совершенно другое мировоззрение и жизненные приоритеты! Я даже аналогий провести не могу! Или могу?
      — Эльдират, — первый раз назвала его по имени. — У тебя же есть родители? — решила пойти по пути наименьшего сопротивления. — Я ведь видела твоё рождение, — заторопилась, потому что он нахмурился и попытался меня оборвать. — Видела ту красивую инопланетянку с голубой кожей. Это была твоя мама?
      Выражение лица стало ещё более мрачными и сердитым.
      — Я не понимаю, почему ты задаёшь вопросы вместо того, чтобы отвечать? — на меня выплеснулось его недоумение.
      — Потому что ты хотел разобраться, а у меня недостаточно информации. Я с удовольствием дам тебе ответ, как только его подберу. Ладно? — мягко попросила, заглянув ему в глаза. Даже по руке погладила. На всякий случай.
      За моим движением проследили с интересом и вроде как успокоились, потому что дальнейшие расспросы воспринимали спокойнее. Правда, дало мне это безумно мало.
      — Лика, я не знаю, кем является та женщина из моих воспоминаний. — ловец поморщился. — Я её больше никогда не видел. Нас, ещё развивающихся, поместили в инкубатор, а после формирования полноценных телесных оболочек, подбора пар и обучения отправили создавать колонию. Если я правильно тебя понял, то термином "мама" ты пытаешься назвать того, кто производит новых колонистов? Ничего не могу тебе сказать определённого. Разве что Дэташш знает. Это же он поддерживает оптимальное соотношение разных типов особей, — меня опять "послали" к жнецу.
      Сделав вывод, что со стороны аналогий вариант объяснений оказался бесперспективным, я пошла ва-банк. То есть выдала всё на самом примитивном уровне.
      — Тогда попробуй представить, что есть особь мужского морфотипа, жнец, он и будет называться "муж". И ещё одна особь — жнец женского типа, это "жена". Она ему как бы пара, но без этих ваших ментальных слияний. Он её защищает, заботится. Они живут рядом и доставляют друг другу физическое удовольствие, а у них потом появляются маленькие колонисты — "дети".
      Эльдир завис. Он несколько минут сидел неподвижно с самым бессмысленным выражением на лице, приоткрыв рот и не моргая. Видимо, пытался воссоздать в голове нарисованную мной картинку. Я даже испугалась, что перестаралась с образностью. Впрочем, очень скоро мыслительный процесс завершился, и глуповатый вид сменился весьма неприятным прищуром. А когда ловец заговорил, поняла, что недооценила своего ментаута.
      — О том, что он будет с тобой рядом, даже не мечтай, — сказал, как отрезал.
      Всем всё ясно? Я тут мозги себе выкручиваю, изобретаю, как бы до него, бедного-несчастного, несведущего, суть процесса воспроизводства населения донести, а он только о личных амбициях думает. Стоп. Ловец меня ревнует? Разве это возможно? С другой стороны, почему и нет? Собственнические инстинкты они такие. Многогранные.
      От абсурдности сложившейся ситуации мне смешно стало. А потом обидно до слёз. О каких мечтах он вообще говорит? Мне теперь Нида в живую никаким боком не светит увидеть. Даже теоретически-и-и...
                 
      Эмоциональный всплеск, и поля вновь всколыхнулись. Ментаут сконцентрировался, ожидая новых проблем, однако, к его удивлению, связка осталась устойчивой. Может потому, что фиксация была совсем недавно? А может, это просто не та реакция, которая рвёт соединение? В прошлый раз всё было иначе. Но тогда Лика и не плакала, скорее испугалась.
      Притянул девушку к себе, вытирая слёзы и поглаживая по волосам, чтобы успокоить. Чувствовать, что его пара расстроена, было неприятно. Впрочем, ощущения вины за её состояние у него не возникло, только привычное раздражение, когда он вспомнил о причинах.
      Как же верны были его выводы относительно присутствия рядом с ней того, кто помогает, защищает, поддерживает. Эльдират ведь не единожды улавливал те самые, неприятные нотки, которые весьма недвусмысленно на это намекали.
      Муж, значит? Ловец усмехнулся скептически. Что там она сказала, когда объясняла тип их взаимоотношений? "Она ему как бы пара, но без этих ваших ментальных слияний". Ха! Как бы не так! Может, чужаки и не видят этого, не осознают, но фазы-то у них совпадают! Они бы и соединение, скорее всего, устанавливали запросто, да только фиксировать связку не умеют. И это замечательно, иначе бы ему не удалось так легко сформировать свою. Но это не означает, что он позволит чужаку находиться рядом! Теперь Лика его пара и делить её он ни с кем не собирается.
      Эльдират невольно притянул к себе ближе всё ещё всхлипывающую девушку, на всякий случай проверил состояние полей, убедился в том, что всё в порядке и успокоился. Её эмоциональная вспышка не отразилась на контроле подопечных ловцов. За это время даже успели сформироваться две новые связи и ещё три, потенциальные, чувствовались в непосредственной близости. Тех, кем можно было управлять, становилось всё больше. И это радовало.
      Радовало? Нет, не так! Это захватывало дух, пьянило, доводило до состояния эйфории. Это было непередаваемо. Ментальный контроль расширял сознание, позволял ощущать себя не маленьким, запертым в телесной клетке, ничтожным существом, а огромным, единым организмом, каждая частичка которого функционировала самостоятельно, но так, как хотелось Эльдирату, открывая новые возможности и даря то, чего он так долго был лишён — восприятие полноценного, единого себя.
      Разумеется, сейчас ментаут ещё не чувствовал себя таковым, потому что независимых ловцов оставалось очень и очень много, но медленно к этому приближался и был уверен, процесс завершится, как только все они окажутся в его сознании. В том, что на это у него хватит сил, он даже не сомневался — интенсивность идущего через соединившиеся поля потока энергии была более чем достаточна.
      Ловец присмотрелся к уснувшей в его руках девушке и улыбнулся. Как же мало она знает о том, что ему даёт. Впрочем, может ей и не нужно в это вникать? У чужаков такое странное восприятие мира и своего места в нём. И эта малышка так мило старалась всё объяснить, чтобы он понял.
      Эльдират осторожно переложил Лику на подушки, стараясь не разбудить. Необходимость не просто следить за тем, чтобы она всегда была рядом с ним, а куда более затратная обязанность заботиться о восполнении её энергетического потенциала, о которой он узнал от своего брата, была неожиданностью. Вот она — плата за обретение самого себя! Цена, которую нельзя сбросить со счетов и заменить другой. И дело тут вовсе не в ресурсах, которые могли бы обеспечивать паре комфортное существование, а в ней самой. Вернее, в её физиологии и психологии, которые выходят на первое место в основных потребностях.
      Хорошо хоть организм изменился именно так, чтобы с этим не возникало особых проблем. Всё же природа весьма предусмотрительна! Даже процесс соединения полей и тот весьма органично вписался в модель взаимодействия. Удивительно только, что она не захотела принять большее, а ведь это нужно её организму! По крайней мере, так утверждал Амирэм, а не верить брату, с его-то опытом общения с парой, пусть и несколько иного морфотипа, ловец не мог.
      И снова мысль о том, что девушка отказала отнюдь не потому, что в настоящий момент её тело не нуждалось в подобной форме удовлетворения, а потому что она желала получить её с помощью другого, взбудоражила сознание. Эльдират не мог понять, что именно ей в нём не нравится. Ведь его облик, судя по всему, сформировался по образу того самого чужака, которого она назвала "муж". Логично было предполагать, что она думала именно о нём, когда запускала метаморфоз. Значит, Лика должна видеть в своём ментауте фактически его отражение и принимать, а происходит всё с точностью до наоборот. Почему?
      Ответа на этот вопрос он не знал. Как не знал и того, что именно снится лежащей рядом с ним девушке, губы которой беззвучно шептали: "Где же ты, Нид?".
           
      ГЛАВА 5
      Рок войны
           
      Клац-клац-ц-ц... Клац-клац-ц-ц...
      Высший ловец-ментаут, облачённый в тёмно-зелёную форму, торопливо шёл по гулкому, эхом отражающему звуки его шагов коридору, стремясь как можно быстрее попасть туда, где он оставил свою пару.
      Десять дней, проведённых на станции Амирэма, не прошли даром. Эльдират многое понял и осознал из того, о чём раньше даже не задумывался. За это время сфера его контроля затронула практически всех ловцов системы Глисс. Оставшиеся вне управления, хоть и находились в непосредственной близости, но "подключиться" не могли. Не "не желали", а именно "не могли". С ними можно было мысленно общаться, но присоединиться к ментальному полю своего ментаута у них не получалось. Как пояснил недоумевающему брату творец — это совершенно нормальное явление.
      — Я тоже имею таких неуправляемых. И у Дэташша они есть. Кстати, ты же сам не раз пользовался их услугами. Помнишь?
      Пару станций с отщепенцами ловец прекрасно знал. И то, почему они остаются свободными, вернее, почему братья позволяют им таковыми оставаться, вызывало недоумение. Ведь оба ментаута прекрасно знали, где именно находятся подобные особи и всё равно не уничтожали.
      — Возможно, в их появлении и существовании тоже есть смысл, — рассудительно заметил Амирэм. — В конце концов, вреда они не приносят, а иногда даже становятся полезными, если приходиться через них налаживать контакты с ловцами. То есть... — улыбнулся, и исправился: — приходилось. Я уже говорил тебе, Эльдир, и ещё раз повторю, я безумно рад, что ты стал таким, каким должен был быть по праву рождения!
      Сейчас ловец понимал, что брат имеет в виду. Ментальный контроль не был банальным способом подчинения, с подавлением собственной воли каждого. Не был он и путь тесным, прочным, но простым симбиозом. Это было куда большим. Глобальным процессом слияния полей, затрагивающим всех. Теперь не один Эльдират ощущал себя единым со всеми. Все чувствовали тоже самое и вновь оказаться одинокими больше никто из них не желал.
      И это изменило так много! Усилия каждого, ранее направленные на обеспечение собственного благополучия, теперь получили иную цель - поддерживать столь же комфортное существование всех. А с учётом того, что их высший ментаут фактически объединился с братом, ибо быстро понял, что совместная деятельность выгоднее, нежели торговые отношения, ловцы тоже перешли к непосредственному сотрудничеству с творцами.
      Эффективность подобной политики сказалась сразу. Вместо узких проблем по обеспечению жизнедеятельности разрозненных элементов колонии, открылись широкие перспективы их оптимального сосуществования, которые братья не единожды обсуждали между собой.
      Новые криатлы и свободно открываемые зоны переходов для быстрых перелётов, со стороны творцов. Бесперебойная транспортная связь и своевременная доставка грузов, гарантируемая ловцами. Взаимная помощь в том, что раньше оставалось личными трудностями, с которыми каждый разбирался самостоятельно.
      Отношения между братьями из официально-семейных стали совсем дружескими. Видимо, сыграло свою роль то, что теперь они оба имели куда больше точек соприкосновения, нежели раньше. Личные способности ментаутов. Возможности и трудности ментального контроля. Специфика и недостатки облика после трансформации. Особенности взаимодействия с парой.
      — Я не понимаю, — жаловался Амирэму Эльдират, наблюдая за тем, как работают бионты-творцы в одном из ангаров, собирая непонятную конструкцию, которую попросила изготовить Лика, нарисовав эскиз и обозначив размеры. — С ней так трудно! Почему она упорно не желает получать от меня то, что я обязан ей давать, раз уж тело изменилось именно для этих целей?! Это не стыкуется с тем, что ты говорил. Лэй реагирует на аналогичные действия с твоей стороны совершенно иначе.
      — Не знаю, братишка, — сочувственно взглянул на него творец. — Мне действительно было проще. Во-первых, я знал о подобном аспекте взаимодействия, а во-вторых, Лэйтэм сам этого потребовал, в первый же день когда я зафиксировал поля. Вот я и подумал, что это норма. Может, у неё чуть иные запросы, связанные с телесным обликом? — высказал предположение. — Она же совсем другая. Я её собратьев как вспомню, до сих пор дурно становится. У них только морфотипы идентичные нашим парам, а всё остальное так сильно отличается! Выглядят, как классические бионты, а ведут себя словно ментауты в общем контроле. Бред какой-то!
      — Это я знаю, — задумчиво кивнул ловец. — Я же с ними тоже в прямом контакте оказался. Необычные существа. Кстати, — прошлое напомнило ему о том, что он давно хотел выяснить. — А ты не в курсе, как поступил Дэташш с теми, кого ему продали мои подопечные?
      — Пф-ф-ф! — надул щёки Амирэм. — Ну ты спросил! Когда это Дэт извещал кого-либо о том, что именно делает? А техника, которую он у меня заказывает, всегда уходит к нему в частичной сборке, так что я даже представить не могу для чего именно она жнецу нужна и как её использовать.
      — Ясно, — снова кивнул Эльдират. — А те, что были у тебя? С ними как?
      — Так их всего двое осталось, после побега остальных, — поморщился творец. — И тех, захватили не на станции, а на базе. Один, раненый, пары дней не протянул. Дэташш восстанавливать его отказался, а попросить это сделать нелегалов я не успел. А от второго, насколько мне известно, значимой информации получить не удалось. На своём корабле этот пленный занимался системой энергоснабжения, а в этом аспекте наши технологии куда более эффективны. Так что его Лэйтэм забрал для своих развлечений.
      — Тебе не кажется, что они у твоей пары несколько... специфичны, — ловец затронул весьма деликатный вопрос. — Получать удовольствие от того, что причиняешь боль другому, это как-то дико.
      — Согласен, согласен, — не стал спорить с ним брат. — Но запретить ему это делать я не могу. Пробовал. И не раз. Знаешь, как трудно потом поля сводить! А один раз чуть вообще ментальный контроль не потерял. Представляешь, вдруг резкое расслоение пошло, мне соединение фактически заново фиксировать надо, а у Лэя энергетический потенциал почти на нуле! Едва справился. Так что теперь я просто стараюсь не обращать внимания. Нравится ему — пусть забавляется. Мне стабильность связки дороже.
      — Как же сильно мы от них зависим, — констатировал Эльдират. — Неужели это навсегда? И нет другого способа прокачивать энергию?
      — Увы, нет, — заметив, что бионты закончили работу, творец начал спускаться вниз по узкой лестнице. — А что ты хотел? — бросил за спину, идущему следом брату. — Ничего не даётся даром. Мы платим своей зависимостью, они — своей свободой. Каждый из нас что-то получает и что-то теряет. Это неизбежно.
      Спорить с ним тот не стал. Подобные выводы не раз приходили и ему в голову, так что оставалось только принять это, как факт, и менять привычный уклад своей жизни, адаптируя его в новые условия и к новым потребностям.
      — Держи! — триумфально выдал Амирэм, протягивая ему готовое изделие. В сапфировых глазах плескалось весёлое изумление. — Не знаю, зачем Лике эта штука, но будет занятно посмотреть. Пригласишь?
      — Чуть позже, обязательно, — пообещал ловец, забирая заказ и спешно отправляясь на выход.
      Он больше не боялся на время покидать свою пару, точно зная на какой срок это можно сделать, чтобы восстановление полевой матрицы не потребовало значительных усилий, и тем не менее, старался не оставлять её одну. В конце концов, они не на его личном криатле, а на чужой станции. Да, Амир заверил его, что Лэй не посмеет причинить Лике вреда, но спокойствия Эльдирату это не приносило.
      В брате он был уверен. В его паре — нет.
                 
      — Лика! — звучный голос вывел меня из состояния прострации, заставив встрепенуться и подняться навстречу вошедшему в комнату мужчине. — Ты это хотела? — в его руках увидела то, что с таким трудом выпросила. С трудом, не потому, что Эльдир не хотел выполнять мою просьбу. Он просто не понимал, что именно я желаю получить. Пришлось браться за некий аналог бумаги, больше похожей на тонкий металлический лист, стилус-карандаш, и вытаскивать на свет божий чертёжные навыки. Вот и пригодились. А я-то в школе возмущалась, типа зачем они будущему ветеринару, глупая!
      — Спасибо! — невольно расплылась в улыбке, не веря своему счастью.
     
--------------------------------
     
      Окончание (ещё 3 главы) можно найти здесь
     
--------------------------------
     
     ГЛОССАРИЙ
     
     Менталскан — прибор для считывания нейронного кода с коры головного мозга и его расшифровки. Визуализирует элементы долговременной памяти человека.
     Кротовая нора — гравитационное искривление, соединяющее между собой две неискривленных области пространства. Расстояние между её входом (чёрной дырой) и выходом (белой дырой) изнутри, обычно короче, чем расстояние измеренное снаружи (иногда с точностью до наоборот).
     Реат — кристалл, усиливающий процесс перераспределения ментальной, первичной и вторичной энергии между организмами, пространством и подпространством.
     Сингулярность (гравитационная) — точка в пространстве-времени под горизонтом событий чёрной дыры, через которую нельзя продолжить геодезическую линию.
     Трипслат — комбинированный материал (вещественно-полевой структуры), обладающий упругостью, прочностью, избирательной прозрачностью и практически полной устойчивостью к внешним воздействиям.
     Флёр — механизм формирующий подпространственный микроканал, соединяющий разные точки пространства на небольшом удалении друг от друга. Минимум удалённости — пятьсот метров, максимум — десять тысяч километров. Скорость прохождения по каналу высокая. Длительность перемещения для внешнего наблюдателя и для перемещаемого объекта одинакова. Локация тоннеля лучевая, что позволяет точно идентифицировать конечную точку выхода.
     Юнит — техническое устройство для индивидуального использования, формирующее виртуальные экраны с пространственно-сенсорным управлением и обеспечивающее взаимодействие с другими юнитами.
     
     
     © Эль Бланк, 2015
     

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"