Бланк Эль: другие произведения.

Жнецы фантомных душ

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Инопланетянин, живущий в четырёх тысячах парсек от Солнечной системы, и земная девушка, середины двадцать второго века. Что между ними общего?
    Он - прямолинейный прагматик, не терпящий интриг. Она - мечтатель и страстная поклонница секретного агента ноль ноль семь. На нём лежит груз неполноценности, который нужно сбросить. У неё есть муж, которого хочется видеть счастливым. В его бедах виновна война. Её жизнь - итог хитроумных замыслов. Чтобы исполнить своё предназначение, ему необходимо найти пару. Чтобы не сойти с ума, ей придётся принять свою истинную суть. Они совсем разные. И всё же вместе им предстоит создать целый мир. Мир, который подарит надежду на будущее. Многим.
    Третья книга серии. Закончена.

обложка Т8 [Анна Дубинина]     Дорогие читатели!
     Добро пожаловать в третью книгу серии "Колонисты Персея". Читать её как самостоятельное произведение, наверное, можно, но очень многое в сюжете построено на сюжетных линиях предыдущих книг ("Ловцы звёздного ветра" и "Творцы чёрных дыр") и объясняет происходящее в них. Как и в предыдущих романах, здесь всё основано на научной фантастике, приключений планируется с избытком, ну а романтическая составляющая присутствует только постольку, поскольку необходима героям для полноценного существования.
    Увлекательного чтения!
Роман закончен. Полный текст можно найти здесь.
    
    Эль Бланк
    ЖНЕЦЫ ФАНТОМНЫХ ДУШ
    
    ОГЛАВЛЕНИЕ
    Пролог
    Глава 1. Всё ради твоих глаз
    Глава 2. Бриллианты навсегда
    Глава 3. Никогда не говори "никогда"
    Глава 4. Живи и дай умереть
    Глава 5. Умри, но не сейчас
    Глава 6. И целого мира мало
    Глава 7. Завтра не умрёт никогда
    Эпилог
     Глоссарий
          
     ПРОЛОГ
          
     Мэтсим приоткрыл люк посадочной капсулы и осторожно выглянул наружу, внимательно изучая окружающее пространство.
      Покрытое густым растительным покровом, залитое ярким солнечным светом оно оказалось на удивление спокойным. Прозрачная, сияющая нежной синевой атмосфера над головой и зелёные кроны, скрывающие горизонт. Лишь вывороченные с корнями деревья в непосредственной близости и безобразный кратер, уходящий на несколько метров вглубь земли, на дне которого сейчас покоился аварийно приземлившийся модуль, вносили некоторую дисгармонию в мирный пейзаж. Впрочем, поднятая в воздух пылевая взвесь уже осела, тревожащие отзвуки удара давным-давно стихли, а поднятый ударной волной воздушный вихрь потерял свою разрушительную мощь, сменившись едва заметным, теплым ветерком.
      Убрав упавшие на глаза чёрные волосы, молодой мужчина опёрся ладонями в перчатках о край ещё теплой поверхности и оттолкнулся, перекидывая тело через борт. Приземлился на ноги и, стараясь не испачкать одежду о копоть и пыль, покрывающую матовую, шершавую поверхность, вытащил из капсулы рюкзак с комплектом жизнеобеспечения. Перекинул через плечо и, помогая себе руками, принялся штурмовать практически вертикальный подъём, увязая в рыхлой, светло-коричневой массе и обрушивая вниз небольшие песчаные лавины.
      Выбравшись на насыпь, Мэт стряхнул с себя налипшую грязь, поправил снаряжение и уверенным шагом направился в глубь ветвистых зарослей.
      На место своего приземления не оглянулся, даже когда за спиной раздался взрыв. А какой в этом смысл? Ведь он сам запустил функцию саморазрушения, чтобы окончательно уничтожить следы своего появления на Земле. Теперь кратер ничем не отличается от обычного, метеоритного, а оплавленная масса модуля превратилась в пористую субстанцию, которую самый придирчивый исследователь принял бы за расплавленное метеоритное ядро.
      Преодолев последнее препятствие из поваленных стволов, брюнет сверился с картой, которую услужливо развернул перед ним наручный органайзер. Определил верное направление, осмотрелся и довольно усмехнулся, оценив проходимость намеченной трассы. Дальше путь будет лёгким. Лес чист, между огромными стволами деревьев даже кустарников нет, и скорость передвижения можно увеличить, а это значит, что радиус поиска "свалившегося с неба" значительно расширится, в том случае, если его всё же засекли, разумеется.
      Впрочем, раз до сих пор местные спецслужбы, в обязанности которых вменяется реагировать на вот такие нестандартные "падения", не появились, можно расслабиться - произошедшее никого не заинтересовало. Теперь он - невидимка. Хотя, наверное, лучше сказать, - один из. Опознать его среди местного населения будет весьма и весьма проблематично. По крайней мере, так утверждал отец.
      - Твой морфотип абсолютно идентичен человеческому, - расхаживая по отсеку управления станции, являющейся аванпостом ловцов, высокий светловолосый мужчина инструктировал внимающего ему сына. - Так что проблем возникнуть не должно. Разве что... - он чуть замялся, даже остановился, впиваясь взглядом в сидящую чуть в стороне изящную фигурку. - Лика? - позвал неуверенно.
      - Я не знаю, как она себя поведёт, когда его увидит, - вздохнула женщина, встряхивая тёмными, короткими волосами. - Но то, что узнает, бесспорно. У Мэта слишком много от меня... неё... - запнулась, кусая губы.
      Замешательство матери сыну было понятно. Когда-то давно, ещё до его рождения, чтобы прекратить войну колонистов с землянами, ей пришлось пройти через зеркальное поле ментальности и клонировать не только своё тело, но и душу. В итоге, две идентичные друг другу девушки оказались на расстоянии тысяч парсек друг от друга. Одна вернулась на Землю, другая осталась в колонии. Как и дети. Двойняшки, которых ещё эмбрионами разделили, желая оставить по одному ребёнку каждой из них.
      Перепрыгивая через неглубокий овраг, оказавшийся на пути, Мэтсим помрачнел, вспоминая эмоции, затопившие его сознание в тот момент, когда дядя обрисовывал ситуацию, озвучивая последствия своей ошибки. Ведь это именно он провёл операцию и, фактически, отдал землянам второго ребёнка, не сумев определить вовремя, что у него есть тот же потенциал высшего ментаута, что и у первого.
      - Твоих способностей ловца и творца, которые проявятся, едва ты найдёшь свою ментальную пару, будет недостаточно, чтобы создать собственную колонию, - Дэташш поправил светлые волосы, окрашенные на концах красным, замаскировав этим нехитрым движением своё смущение. - Нужен жнец. А этот дар достался твоей сестре. Прости, Мэт, - карие глаза на миг встретились с негодующим чёрным взором племянника и тут же вернулись к созерцанию звёздного неба в проёме стены. - У тебя нет выбора.
      Нет выбора. Реально нет. Потому что неполноценный колонист - это ещё хуже, чем дефектная колония!
      - Йаш! - брюнет выругался и, сбрасывая нарастающее напряжение, со злостью пнул небольшую мягкую кочку, оказавшуюся под ногами и разлетевшуюся от удара мелким растительным крошевом.
      Пока он был маленьким, щемящее чувство отсутствия чего-то очень важного практически не ощущалось, лишь иногда в душе рождалась пустота. Пугающая, требующая заполнения, но кратковременная. Однако с возрастом она стала постоянным спутником, а стремление от неё избавиться практически непреодолимым.
      - Это твоя сущность ментаута просыпается, - объяснил Амирэм, второй брат отца, к которому Мэтсим периодически прилетал, чтобы изучать функциональные обязанности и специфику работы творцов, и которому пожаловался на неприятные симптомы, мешающие нормальному существованию. - Ей требуется всё больше энергии, а у тебя ещё нет ни пары, чтобы обеспечить её приток, ни репликантов, для работы с ментальными полями. Тебе бы с Дэтом об этом поговорить, - посоветовал и тут же вернул своего ученика непосредственно к процессу обучения: - А сейчас, не отвлекайся, - развернулся к экрану, на котором медленно вращалась объёмная модель, демонстрирующая структуру зоны перехода. - Видишь, чего не хватает для стабильной работы пространственного искажения?
      Мэт видел. Всё, что касалось технического оснащения колонии ему давалось легко. Все инженерные сооружения казались элементарно простыми, он с одного взгляда запоминал особенности схем для изготовления оборудования, с полуслова улавливал нюансы технологических процессов сборки и практически сам, на уровне какой-то невероятной интуиции, понимал, как использовать имеющиеся механизмы.
      А вот то, что касалось его второй ипостаси, было не столь радужно. Для молодого ментаута не составляло проблем проложить маршрут и завести его в навигационную систему, но пилотировать корабли, которые адаптированы для манипуляций отростками, а не руками, он не мог.
      Это отцу было легко - криатлами своей колонии он управлял через ментальную связь со своими ловцами. У Мэта такая возможность отсутствовала. Соответственно, аналогично под вопросом находилась и обороноспособность будущей колонии. Оставалось надеяться, что сестра создаст все необходимые жизненные формы.
      А для этого её нужно вернуть.
      Мужчина поморщился, освобождая рюкзак, зацепившийся за ветки кустарника, через который пришлось пролезать. Это сказать просто - вернуть! А сделать? Будет замечательно, если она согласится сама. Но ведь весьма вероятен и противоположный результат. Особенно в том ракурсе, что о своей истинной сущности девушка навряд ли что-то знает. Может, и чувствует некоторый дискомфорт, но наверняка не соотносит его со своими особенностями. И достаточно ли будет простых разговоров, чтобы её убедить улететь с ним, оставив на Земле всё, к чему привыкла?
      - Действуй по обстоятельствам, - уже перед самым отлётом посоветовал отец. - Тебя в методах, в принципе, ничто не ограничивает, кроме твоей собственной интуиции. Если перспектив не почувствуешь, можешь на крайние меры пойти. Хотя это и не желательно. Заставлять ментаута действовать против его воли, не лучший вариант, это я по себе знаю, - задумчиво покачал головой.
      То, на что он намекнул, Мэт прекрасно понял. Когда-то у отца проблемы были в некоторой степени похожие. Его, не имеющего возможности ментально контролировать ловцов, пытались заставить это делать другими способами. И ни к чему хорошему подобная настойчивость не привела, только к тому, что отец сбежал. Исчез, сменив и имя, и внешность. И, если бы не нашёл свою пару, так никогда бы и не вернулся к братьям. Не хочется, чтобы сестричка, почувствовав давление, поступила аналогично.
      Как бы Мэтсим не был занят своими мыслями, окружающий мир он отнюдь не игнорировал, чутко реагируя на малейшие изменения. Вот начала хлюпать под ногами почва. Много влаги. Значит, надо уйти в сторону более сухого маршрута, пусть и менее комфортного в плане перемещения, из-за обилия невысокой кустистой растительности, пришедшей на смену лесному массиву. Вот совсем рядом шевельнулись ветки и кто-то большой грузно шарахнулся в сторону, ломая ветки. Это не опасно. Можно внимания не обращать. Вот вдалеке возник нарастающий шум, словно что-то на небе шипит раздражённо.
      Брюнет остановился, прислушиваясь, и резко присел, скрываясь в мелкой листве. Вовремя. Над ним пронеслась вереница летательных аппаратов, направляющихся в сторону эпицентра локальной катастрофы.
      Засекли всё же.
      Выждав пару минут мужчина продолжил путь. Произошедшее его не слишком обеспокоило. Поздно спохватились! До города осталось совсем немного - сооружения уже появились на горизонте!
      Ускорил шаг и через час уже шёл по неширокой, пружинящей дорожке, зависшей в полуметре над цветущим растительным покровом, поражающим изобилием красок и источаемым ароматом. Фиолетовые полосы невысокой травы, стелющейся по земле, сменялись зелёными зарослями, усыпанными ярко-красными, невероятно крупными бутонами. Им на смену приходили похожие на клубящуюся туманную дымку нежно-голубые соцветия, уступающие место насыщенно-жёлтым. А по бокам деревья поднимали ввысь изящные ветви, усыпанные темно-зелёной листвой и скрывающие за собой контуры жилых сооружений.
      Такого великолепия Мэт даже представить себе не мог и в восхищении пожирал глазами нереальный пейзаж. Ничего подобного ни на одной из планет родительской колонии он не видел. Даже на базах жнецов живое содержимое смотрелось куда скромнее. А ведь это их прерогатива - работать с биологическими формами!
      - Осторожнее! - гневное восклицание, и чья-то рука упёрлась в спину, останавливая пришельца, шагнувшего назад себя и не заметившего препятствия на пути. И, словно усиливая эффект неожиданности, откуда-то снизу донеслось возмущённое:
      - Р-р-р-яф!
      Обернувшись, Мэтсим встретился глазами с сердитой брюнеткой, а, опустив взгляд, с ещё более недовольным, совсем крошечным рыжим зверьком, оскалившим белые, острые зубки.
      - Прошу прощения, - тактически отступил, старательно сдерживая смех. Комичность ситуации была налицо, но провоцировать и без того не слишком позитивно настроенную незнакомку ему не хотелось.
      - Вы что, никогда не смотрите куда идёте? - девушка нагнулась, чтобы погладить яростно рычащее существо, не желающее снижать уровень агрессивности - ведь противник всё ещё рядом!
      - Обычно я более внимателен, - мужчина всё же не удержался от улыбки. Его собеседница оказалась очень молоденькой, симпатичной и, по всей видимости, чрезвычайно обеспокоенной безопасностью своего четвероногого друга. - Просто отвлёкся. Я ищу один дом. Может, вы мне поможете?
      - Какой именно дом? - проявила весьма понятное любопытство земляночка. Пробежалась заинтересованным взглядом по одежде, задержалась на руках, удерживающих рюкзак, даже на носочки чуть привстала, чтобы за спину заглянуть, вдруг и там найдётся что-нибудь интересное. - Вы не местный, - сделала вывод.
      - Верно, - не стал отрицать брюнет. - А дом... - провёл пальцем по запястью, поднимая галопроекцию. - Вот этот, - развернул изображение к девушке, которая, скользнув мимолётно по картинке, впилась глазами в координатный адрес.
      - Оу! - выдохнула с непередаваемой интонацией. Впрочем, изумлённо расширившиеся глаза, равнодушными тоже назвать было сложно. - А зачем?.. Вы, наверное... - растерянно захлопала ресницами и прервала саму себя, не закончив ни вопроса, ни догадки, словно передумав. - Идёмте. Я провожу, - развернулась, взметнув в воздух длинные тёмные волосы. Взмахнула рукой, заставив дорожку раздвоиться и отвернуть в сторону. - Можете звать меня Вереника, - шагнула по упругому покрытию, убегающему в направлении скопления усыпанных белыми цветками деревьев. - А этот упрямец, - наклонилась, поднимая отказывающуюся идти и упирающуюся всеми четырьмя лапами лохматую сущность и чмокая её в нос, - Мэт.
      - Что? - от подобного заявления её спутник, даже споткнулся на ровном месте.
      Его замешательства не заметили, а вопроса, похоже, не услышали, потому как зверёк, осознавший, что прогулка заканчивается, а с его мнением считаться не будут, решил высказать своё негодование и звонко затявкал, вырываясь на свободу. И пока смеющаяся девушка успокаивала любимца, уговаривая не вредничать, Мэтсим взял себя в руки. Ну мало ли какие совпадения бывают.
      Вот только через десять минут в случайности стечения обстоятельств он уже не был так уверен. В первую очередь потому, что девушка, оказавшись в непосредственной близости от силового барьера, ограждающего территорию, прилегающую к двухэтажному зданию, совершенно спокойно шагнула сквозь мерцающее сияние, деактивируя защиту. Она однозначно была здесь хозяйкой. Ну или, по меньшей мере, тем человеком, который имел соответствующий доступ.
      - Проходите, - приглашающе повела рукой, указывая внутрь.
      Недоумевая, мужчина последовал за ней, вернее, за хвостатым клубочком, забывшим о своих претензиях и с радостным лаем умчавшимся к дому.
      Растерянность Мэтсима была понятна. Пока он готовился к полёту, родители часто обсуждали то, как ему вести себя на Земле, общаться с людьми, одеваться, откуда получать информацию и, естественно, где жить, пока он не найдёт сестру. Мама была уверена, что её старый дом окажется нежилым. Не раз говорила, что с ним связаны не самые приятные воспоминания и, вернись она на Землю, однозначно бы жить в нём не стала. Как и продавать, впрочем. Потому и считала, что его можно будет использовать как временное пристанище. А теперь эта возможность исчезла. Мало того - стала опасной. Если здесь есть обитатели, то это место уже не убежище для того, кто старается остаться незамеченным, а способ афишировать своё присутствие! Хорошо, что имеется ещё один вариант. Запасной. Вот только не так уж он и близко. До него ещё добраться нужно!
      Мэт едва удержался от соблазна немедленно развернуться и отправиться восвояси. Не сделал этого только потому, что природное любопытство взяло верх. И с каждым шагом, приближающим его к зданию, гладкие стены которого играли оранжевыми переливами в закатных лучах опустившегося к самому горизонту светила, желание разобраться в происходящем, становилось всё сильнее.
      А девушка в синем платье, длинная юбка которого свободно развевалась в ритме её быстрых шагов, легко взбежала на невысокое крылечко, оглянулась на своего спутника, остановившегося за спиной, подарив ему ещё один заинтересованный взгляд, и уверенно распахнула дверь, пропуская внутрь нетерпеливо подпрыгивающего зверька и куда более хорошо себя контролирующего мужчину. Шагнула следом, закрывая проём.
      - Ангелина! - эхом отразился от стен её звонкий голосок.
           
      ГЛАВА 1
      Всё ради твоих глаз
           
      В ожидании той, которую позвали, Мэтсим пробежал глазами по уютному пространству, в котором оказался. Высокий потолок, матовый в одной половине комнаты и прозрачный, открывающий впечатляющий вид на темнеющее небо, в другой. Идеально белые стены с фактурой, похожей на вязь кожного рисунка ловцов. Светлая, крупная мебель, стоящая вдоль одной из них, заполненная мелкими предметами, рассмотреть которые можно только приблизившись. Мягкий диван и кресла, с пёстрой обивкой. Такой же яркой, как и цветы, растущие вокруг дома. А их, кстати, и в самом помещении было более, чем достаточно. Напольные вазы, ёмкости на столе и шкафах, все они были заполнены самыми разнообразными композициями из этих чудных земных форм жизни.
      Много. Слишком много. Или это нормально?
      Нормально. Для жнеца, который не умеет контролировать ментальную энергию, и она выплёскивается, подпитывая собой окружающие её живые структуры.
      Догадка, мелькнувшая в голове, моментально расставила всё на свои места. Как, впрочем, вызвала и новую порцию изумления. Откуда здесь столько энергии? Сестра нашла свою ментальную пару? Невероятно! Или это всё же не она?
      Всё ещё пребывая в растерянности, брюнет обернулся на лёгкие шаги хозяйки дома, спускающейся с лестницы, ведущей на второй этаж.
      Высокая, гибкая, в длинном ярко-красном платье, открывающем плечи и изящные руки, с пронзительным взглядом чуть раскосых, ярко-зелёных глаз, маленьким ровным носиком, розовыми, чётко очерченными губами и длинными прямыми светлыми волосами, свободно перекинутыми через плечо. Сомнения, если они и оставались, исчезли окончательно. Слишком уж узнаваемым был её морфотип! И если от матери она взяла не так уж и много, то от отца практически всё.
      "Генетического отца" - напомнил себе Мэтсим. Ведь структура ментаута совсем иная, и настоящий отец, тот, кто спровоцировал её появление в этом мире, не имеет никакого отношения к внешнему виду физической оболочки.
      - Что случилось? - шагнув вниз с последней ступеньки, девушка замерла, переводя вопросительный взгляд с нежданного гостя на облокотившуюся на спинку дивана брюнетку.
      - Это к тебе, - та оттолкнулась, обогнула сиденье, сбросила лёгкие туфли и забралась на мягкую поверхность с ногами, усаживаясь удобнее. - Мэт, сюда иди! - позвала, прихватив со столика маленький пакетик и похлопав ладошкой по обивке рядом.
      Пришелец вздрогнул, не сразу сообразив, что приглашение адресовано совсем другому. Тому, кто с воодушевлением рванул к ней, не забыв по дороге выразить своё негодование по поводу присутствия в доме чужака.
      - Ко мне? - насторожилась блондинка. - Ника! - возмутилась, увидев, как торопливо домашний любимец проглатывает лакомство, появившееся из раскрывшейся упаковки. - Я же просила не кормить его до ужина! - махнула обречённо рукой, видимо не первый раз подобное безобразие происходит, и шагнула ближе. - Кажется, мы не знакомы? - остановилась рядом, рассматривая нежданного гостя.
     
      Знакомы? Глупый вопрос, ну а что ещё я должна была спросить? "Какого чёрта вы сюда заявились?" Или сказать: "Простите, но мы не ждём гостей"?
      В душе зародилось недовольство. Появление посторонних в доме, по крайней мере в ближайшие дни, не входило в мои планы. И почему меня не предупредили? Я же просила дать мне время побыть одной! Ника не в счёт.
      Кто же так "удружил"? Мама?
      Ещё раз пробежала взглядом по крепкой фигуре, оказавшейся на пару сантиметров ниже меня, и явно родственным чертам лица.
      Высокий лоб, прикрытый тёмными прямыми короткими волосами, широкие скулы, небольшой, тонкогубый рот, густые брови вразлёт, узкий разрез глаз с угольно-чёрными радужками, внимательно всматривающихся в мои.
      Ну точно это кто-то с маминой стороны!
      - Меня зовут Мэтсим. - Мне протянули ладонь. - Можно просто - Мэт.
      Мои губы невольно растянулись в улыбке, а взгляд переместился на игнорирующего всех и вся, занятого поглощением вкусняшки йоркшира. Мне этого пёсика мама четыре года назад подарила на двадцатилетие и имя попросила не менять. Не знаю уж чем оно ей так понравилось. А может... В голову вдруг пришла неожиданная мысль. Может, она йорика в честь этого брюнетика назвала?
      - Лина, - представилась и, не задумываясь, подала ему свою руку, ощутив деликатное пожатие. - Вы, я так понимаю, мамин родственник?
      - Почти, - от меня взгляда не отвели, продолжая всматриваться в лицо. - Я твой брат.
      - Двоюродный? - деловито уточнила, убирая руки за спину.
      - Нет, - в воздухе разлилось явное негодование по поводу подобного предположения. - Мы с тобой двойняшки.
      Офигеть. От неожиданности я даже отступила, соображая - куда лучше о подобных субъектах сообщать? В службу безопасности? Или психологического контроля? А может, если получится, конечно, просто тихо-мирно выставить его из дома и пусть идёт на все четыре стороны?
      Гостю я не поверила. Вот если бы он заявил, что его появление - грешок отца, нисколько бы не удивилась. Папа даже сейчас, несмотря на возраст, очень привлекательный мужчина, а уж что говорить про его прошлое! К тому же он - глава земного комитета по контактам с внеземным разумом, и в его окружении всегда может найтись та, которая готова скрасить вынужденное одиночество, если таковое возникнет, разумеется. Так что вариант "сводный брат" ещё мог бы иметь право на существование, но утверждение, что мы - двойняшки, это уже перебор.
      - Вы ошибаетесь, - решила не возмущаться и вывести его из заблуждения с минимальными затратами нервных клеток. Ну мало ли, какие у человека проблемы! - У моих родителей, кроме меня и Ники, детей нет. Я это знаю точно, - отрезала категорично. Поняла, что действую жестковато и добавила в голос сочувствующих ноток: - Вас, скорее всего, кто-то ввёл в заблуждение. Не знаю уж зачем, - шагнула навстречу внимающему мне субъекту, подхватывая под локоть и поворачивая к двери. - Наверное, решили использовать ваше сходство в каких-то своих целях, - потянула за собой, к начавшему открываться проёму. - Вы бы разобрались сначала, а уж потом... - подтолкнула его вперёд, освобождая руку.
      - Я разобрался, - не дал мне договорить этот ненормальный. Ну а поскольку прекрасно понял моё стремление от него избавиться, соответственно и выйти не пожелал. Остановился, так и не сделав шага наружу. Ещё и развернулся, меняя дислокацию. Теперь мои запястья оказались в сильных пальцах, а его сердитое лицо - совсем рядом. - Твоё нежелание признавать очевидные вещи ни к чему хорошему не приведёт.
      Очевидные, значит? Ни к чему хорошему? Мне угрожают? Ладно.
      Бросила взгляд на сестру, которая давным-давно вскочила с дивана, испуганно созерцая наш дуэт и не решаясь перейти к каким-либо действиям. Указала глазами на юнит и чуть заметно качнула головой. Поймёт, надеюсь.
      - Хорошо, - мило улыбнулась, вновь обращаясь к "братику". - Может, вы присядете и всё мне объясните?
      Хватка ослабла, мужчина расслабился, оглядываясь, чтобы найти предложенное ему кресло. Послушно переместился, опуская свой рюкзак на пол рядом.
      - Спасибо, - поблагодарил, наблюдая как я, расправив юбку, сажусь напротив. - Наверное, мне трудно будет в двух словах описать произошедшее, но попробую, - сцепил пальцы в замок, сосредотачиваясь. - Я не обманываю, ты действительно моя сестра и наше появление на свет было одновременным, но... - сделал паузу и закончил: - в разных местах. Ты родилась на Земле. Я - в системе Глисс. Так уж получилось, что наше зачатие произошло именно там. Вот только шла война, и нужно было думать о мирном решении конфликта, а не о судьбе двух, ещё не рождённых малышей, которые оказались в эпицентре разборок между враждующими цивилизациями. Чтобы не усугублять ситуацию ещё больше, наша мама согласилась с тем, что я останусь у колонистов, а ты полетишь на Землю, - покачал сокрушённо головой. - Это решение было большой ошибкой! Тебе нельзя было улетать! Я именно для этого и искал тебя, чтобы вернуть обратно. Прости, сестричка, если действую излишне прямолинейно, но, надеюсь, ты поймёшь мою настойчивость правильно. У меня нет выбора. И у тебя его нет. Как и времени. Нас разделили, разорвав связь, без которой ни ты, ни я нормально существовать не можем. И с каждым днём проблем, с этим связанных, будет становиться всё больше. Возможно сейчас ты этого ещё не замечаешь, но очень скоро почувствуешь, - провёл рукой по волосам, убирая их со лба.
      Задумчиво покивала, соглашаясь. С сумасшедшими лучше не спорить. А то, что он мне сейчас наговорил - однозначно полнейший бред. Я, конечно, безумно люблю детективы и вообще всё, что касается расследований, шпионских заговоров и интриг. Книги, фильмы, истории. У меня даже любимый герой - Джеймс Бонд! Но вот такие "изыски" - это слишком, даже для меня.
      Да, родители участвовали в одной из межзвёздных экспедиций в упомянутую Глисс. Они там и познакомились. И вернулись на Землю, когда мама уже была мной беременна. Но никакой войны не было! Вернее, был спасательный рейд, потому что часть экипажа "Звёздного ветра" - первого межзвёздного лайнера, погибшего в рукаве Персея, осталась жива и послала сигнал SOS. Полномасштабная спасательная операция закончилась, увы, практически ничем. Вернуть никого не удалось. Зато обнаружили иную форму жизни. Разумную! И, действительно, называли её - "колонисты". Именно поэтому, вот уже больше двадцати лет комитет по контактам, во главе с моим отцом, разрабатывает стратегию взаимодействия и реализует механизм пассивной защиты. Потому что не слишком ясно, как по отношению к нам они будут себя вести. А этот тип утверждает, что среди них и вырос. Ну, по крайней мере, я так его слова поняла. Как в такое поверить?
      - Значит, мне нужно улететь с вами в Глисс? - сочла за необходимость простимулировать дальнейшую "откровенность". Сменила положение ног и провела ноготком по подлокотнику, отвлекая внимание мужчины на себя, чтобы не заметил действий Ники, манипулирующей экраном за его спиной. - И что я там буду делать?
      - Создавать колонию, - как само собой разумеющееся выдал этот... пришелец. - Я без тебя этого сделать не смогу.
      - Понятно, - кивнула, хотя ясности пояснение не принесло. - А как?
      На мой вопрос брюнет улыбнулся, невероятно знакомой улыбкой. Мне даже не по себе стало. Ну вот однозначно у мамы такая же!
      - Я не могу объяснить, но ты легко с этим справишься. Тебя научат. Тем более, что потенциал у тебя есть, - почему-то посмотрел на цветы в вазах. Восхищение в глазах стало явным, улыбка шире. - Как ты с ней справляешься? - взгляд превратился в заинтересованно-сочувствующий.
      - С чем? - на мгновение пропавшее подозрение в невменяемости моего визави немедленно вернулось.
      - Энергии много, - подтвердились мои опасения. - Разве ты этого не чувствуешь? Ты же все излишки в них сбрасываешь! - вновь впился глазами в несчастные цветочки.
      Равнодушно пожала плечами, типа не в курсе я. Ничем не показала, что после его слов в душе родилось ощутимое беспокойство. Ибо в точку он попал.
      Мне всегда легко было с растениями. Почему-то именно мои руки они любят. Ни одно не погибнет, если я им занялась. Я потому специальность флориста себе и выбрала. Всё в округе засадила своими "подопечными" и все прижились. Про те цветы, которые выращивает фирма, где я работаю, можно и не упоминать.
      А с некоторых пор растения, с которыми имею дело, растут как на дрожжах. И удобрений им не надо. И цветут независимо от сезона. И если срезать, месяцами могут в вазах стоять! Поневоле задумаешься о причинах.
      - А ваш корабль? - направила разговор в более привычное русло, уходя от обсуждения паранормальных явлений. - Он на Земле? Вы где-то рядом приземлились?
      - Увы, нет, - отрицательно качнулась тёмная голова. - Он на орбите одной из планет этой системы. А сюда меня перебросило искажением. И капсула, в которой я летел, почти полностью сгорела в атмосфере.
      - Как тогда возвращаться? - мне стало интересно.
      - Тебе не нужно об этом волноваться, - мужчина неожиданно наклонился в мою сторону, прихватывая одной рукой моё запястье, другой цепляя лямки рюкзака. Поднялся, потянув за собой. - Если готова, корабля долго ждать не придётся.
      - Нет! - рванулась на свободу. Сердце поступило аналогично, мощно ударяя в грудную клетку, хотя я не столько испугалась, сколько возмутилась самоуправству.
      Не получилось. Ни у него, ни у меня. Пальцы держали крепко, рёбра тоже, и, несмотря на то, что я хрупкой девочкой себя отнюдь не считала, нужного эффекта не добилась.
      - Лина? - безмерное удивление в голосе, и что-то беспокойное, на мгновение мелькнувшее в чёрных глазах. Правда, тут же исчезнувшее. - Не хочешь лететь сейчас?
      - Вообще не хочу! - на повышенных тонах пояснила непонятливому субъекту.
      - Категорично? - интерес вызвал только факт моего отказа. Мотивы его, похоже, не волновали. Ну точно, ненормальный!
      - Вот стопроцентно! - вцепилась другой рукой в сжатые пальцы, стараясь избавиться от железного захвата.
      - Хорошо, - меня неожиданно отпустили.
      Столь счастливо освободившуюся конечность я отдёрнула, а вот равновесия не удержала, начав заваливаться назад. Инерция моих руковырывательных попыток сработала.
      Упасть мне не дали. Поймали, весьма оперативно возвращая обратно в вертикальное положение. На одну секунду я оказалась к мужчине так близко, что почувствовала его запах. Тонкий, едва ощутимый, до щемящего чувства в груди знакомый.
      Всего мгновение и...
      Грохот распахнувшейся двери, торопливые шаги вбегающих в дом людей и два раздавшихся одновременно приказа:
      - Стоять!
      - Не двигаться!
      Я, хоть и ждала подобного развития событий, но оказалась не готова к той стремительности, с которой они начали происходить.
      Нас окружили. У виска брюнета, даже не попытавшегося оказать сопротивление, появилось оружие. Меня выдернули из его рук, отправив в другие, с невероятной силой притянувшие к корпусу.
      Обняла, прижимаясь щекой к мягкой ткани футболки, обтягивающей накачанную грудь, и прислушиваясь к учащённому стуку сердца, краем глаза наблюдая, как выводят из дома фигуру в необычной одежде, со стянутыми за спиной руками.
      Широкая ладонь прошлась по волосам, словно успокаивая. Пальцы скользнули по щеке, подцепили подбородок, потянув вверх.
      Послушно подняла голову, чтобы позволить мужчине увидеть моё лицо.
      - Ангел мой, ты как? - карие глаза смотрели с тревогой.- Испугалась?
      - Да нет. Просто... - вздохнула, стараясь не концентрироваться на смешанном коктейле эмоций, бурлящих в душе, - неожиданно как-то. И странно... - бросила ещё один взгляд на закрывшийся проём.
      - А кто это? - посмотрев туда же, меня решительно увлекли в сторону дивана, усаживая рядом. Из объятий не выпустили, по-прежнему прижимая к себе. - Я ничего толком не понял из сообщения Ники, - чуть отклонились, чтобы отыскать глазами сестру. - Как этот тип в дом-то попал? - в голосе столько возмущения!
      - Феликс, прости, это я, по глупости, - где-то за спиной протянули жалобно. Даже всхлипнули для наглядности.
      Ну слава богу, хоть понимает, что виновата. Сама привела к нам сумасшедшего, вот пусть теперь и оправдывается!
      Ника меня не подвела. Выложилась по-полной. В таких красках описать произошедшее мне бы и в голову не пришло. Представляю, какое она сообщение Фелу отправила! Надо будет потом в юните запись посмотреть.
      Осмелевший Мэт, на время жарких событий предусмотрительно исчезнувший под одним из кресел, вылез и забегал по холлу, демонстрируя максимум активности и потявкивая в самые "напряжённые" моменты изложения. Мол, я тут старался вовсю, да только кто ж на мои потуги внимание-то обратил?
      - Бред какой-то, - выслушав сестричку, заявил Феликс. - Ладно, разберёмся. Меня хоть чаем за проведённую спасательную операцию поощрят? - едва ощутимо касаясь кожи, провёл тыльной стороной кисти по моему предплечью.
      - Конечно, - я поняла, что он совсем не злится, хотя ему наверняка пришлось сюда "прыгать" прямо из дома. Ведь и одеться толком не успел! - Могут даже ужином, - внесла альтернативное предложение.
      Веренику оно не прельстило, так что на кухне мы оказались вдвоём. Вернее, втроём. Мэт своего не упустил и теперь торопливо заглатывал законную порцию паштета. Фел молчал, задумчиво наблюдая за тем, как из системы экспресс-доставки появляются приборы и еда. Ну а я, соответственно, извлекала заказанное, накрывая на стол. Тоже молча. Мне было интересно, выдержит он хотя бы до середины ужина или нет?
      Не выдержал. В один прекрасный момент поймав мою руку, потянул к себе, усаживая на колени. Я едва успела последнюю тарелку поставить.
      - Лина, - зарылся носом в волосы, щекоча шею своим дыханием. - Ты решила от меня избавиться, доведя до инфаркта? Или это новый способ меня помучить? Я же и так сам не свой без тебя, - горячие губы коснулись кожи, заставляя меня замереть от двух совершенно противоположных желаний. Чтобы он продолжил. И чтобы перестал.
      Продолжил, потому что я его люблю. И чувствовать его желание, его любовь мне хочется больше всего на свете. Ну а перестал... Ох, как не просто всё.
      Во-первых, слишком быстро между нами вспыхнули взаимные чувства. По сути, мы меньше месяца и знакомы-то. И я никогда не верила в любовь с первого взгляда, а тут, стоило мне его увидеть... Нет! Ещё раньше! Я в своей офисной кафешке обедала, а Феликс за заказом пришёл и тоже перекусить заглянул. Он ещё даже не вошёл, а я уже знала - сейчас появится тот, единственный, с которым я проведу всю оставшуюся жизнь. А когда увидела, всё, пропала. И ведь не скажу, что красавец прям писаный. Обычный, крепко сложенный мужчина, ну высокий, да, тут уж не отнять, но лицо ничем не примечательное. Зато характер золотой.
      Во-вторых, я на всё готова, лишь бы он был счастлив. С первого мгновения знакомства. Но это же не нормально! Первые дни я старательно делала вид, что отношусь к нему ровно, а у самой в душе всё разрывалось, требуя совсем иного. Особенно в том ракурсе, что его поведение по отношению ко мне нейтральным назвать было сложно.
      Потому и попросила оставить меня на время, думала эта болезненная зависимость исчезнет, если мы будем на расстоянии. Какое там! Вот он опять рядом, и я понимаю, что все мои попытки спорить с судьбой совершенно бессмысленны. Патологическое стремление быть с ним стало только сильнее.
      - Фел, - выдохнула тихо. - Я подумала над твоим предложением и... - замолчала, чувствуя, как напряглись мышцы, на которые я опиралась. Мужчина медленно отстранился. В позе - сдержанное ожидание, а в глубине глаз - огонь желания, которое он очень хорошо контролирует. - Я согласна, - шепнула одними губами.
      Понял. Услышал. Судорожно вдохнул, потому что до этого момента, кажется, даже не дышал.
      - Ангелина, - притянул к себе, сжимая в объятиях. - Девочка моя. Как я этого ждал, - зашептал сбивчиво. - Боялся, что ты не решишься, испугаешься... - Сильные ладони прошлись по спине. Одна осталась на талии, другая легла на затылок. Губы прижались к виску в лёгком поцелуе, и скользнули вниз, медленно перемещаясь по лицу. - Любимая...
      Он говорил, а я таяла. Прикрыла веки, наслаждаясь его близостью, лаской, теплом, которое разливалось по телу в ответ на жаркие прикосновения, томлением в ожидании большего. Это было волшебно. Настолько, что думать не хотелось ни о чём, кроме мужчины, который, так и не коснувшись губ, нетерпеливо спросил:
      - И когда мы поженимся?
      Открыла глаза, попадая в плен шоколадного взгляда. Глубокого, стремительно темнеющего от страсти, которую рождала близость наших тел.
      - Не знаю, - зачарованно выдохнула. - А ты когда хочешь?
      - Завтра, - решительно заявили в ответ.
      - Э-м-м... - растерялась, не сразу сообразив, что он просто не подумал о том, как сложно всё будет организовать меньше, чем за сутки. - Давай через неделю. Феликс! Никуда я от тебя не денусь, - погладила пальчиками нахмуренные брови. - Мы пока всё подготовим. Мои родители как раз вернутся, не хотелось бы регистрироваться без них.
      - Через неделю у тебя день рождения, - прагматично напомнили мне. - К тому же юбилейный. Неудачная мысль, совмещать два праздника в один.
      Ой... Это как-то я упустила из виду. И вообще он прав, это ж потом каждый год придётся всё вместе отмечать!
      - Тогда, может, через две? - робко заикнулась. - Ладно-ладно! - пошла на попятный, заметив, как он задохнулся от возмущения. - Родители прилетают послезавтра, вечером. Регистрация на следующий день тебя устроит?
      - Лучше бы, завтра, но, так и быть, два дня подожду, - разочарованно согласился нетерпеливый жених.
      - Тогда давай ужинать, - шутливо чмокнула его в нос и оттолкнулась, чтобы встать.
      Сбежать мне не дали. Губы поймали в жаркий плен, тело к себе прижали, оплетая руками и...
      И мир изменился. Превратился в полотно, сотканное из множества мелких, искрящих игл. Подвижных, вибрирующих, цветных, вспыхивающих новыми оттенками, словно пропускающих что-то сквозь себя. Сплетающихся в цепочки и снова распадающихся на отдельные фрагменты. Дикое, невероятное ощущение. Когда Фел целовал меня первый раз и я это увидела, даже испугалась. Ни в одной книге про любовь, которую читала, такого не описывалось. Ну эйфория, ну восхищение, ну страсть, на худой конец. Но чтоб вот так, до какой-то нереальности... А когда всё повторилось, подумала, что, возможно, это явление трудно словами описать, вот народ и упрощает. На том и успокоилась. Приставать с вопросами к маме не стала. Неудобно как-то. А с подругами мы на этот счёт не откровенничаем.
      Интересно, а Феликс то же самое видит и чувствует? Сконцентрировалась на нём, замечая, как ярко разгорается окутывающий нас мерцающий ореол. Ого! Раньше он был куда менее интенсивным!
      Стало страшно. Может, я напрасно согласилась?
      Сжала кулачки, впиваясь ногтями в ладони, заглушая физической болью рвущееся наружу, разрывающее душу желание не прекращать поцелуя, сделать что-то ещё. Осторожно отстранилась, выравнивая дыхание, и спрятала голову у него на груди.
      Несколько секунд мир ещё переливался радужно, а потом неспешно вернулся в нормальное состояние. Словно и не было ничего. Только ощущение, что я так и не обрела того, что должна была получить, осталось. Знать бы ещё, что именно...
      А потом мы ужинали. И Феликс так на меня смотрел, что о своих страхах я забыла. Почти. Не давала покоя одна мысль, вернее, фраза, проскочившая в пламенной речи моего ненормального гостя. О проблемах, которых я, возможно, не замечаю и не чувствую, но которые меня ждут. Может, он именно на эти странности намекал?
      Сейчас я уже жалела о том, что с выводами о невменяемости поторопилась и решение от него избавиться приняла излишне поспешное. Нужно было разобраться во всём самой, прежде чем ставить в известность Фела, который, естественно, вызвал службу безопасности. С другой стороны, это мне сейчас легко рассуждать, в спокойной обстановке. И вообще! Ну мало ли какие совпадения бывают!
      Проводив до двери мужчину, который категорично заявил, что ему будет спокойнее, если я останусь дома, а до флёра он в состоянии добраться самостоятельно, тем более, что тот открывается в пяти метрах от ворот, вернулась в холл. Вереника давным-давно поднялась к себе, она по вечерам встречается с друзьями, и в этом случае её при всём желании из комнаты не вытащишь. Мэт, разомлевший от избытка еды и пресыщенный впечатлениями, развалился кверху брюхом на диване, мерно посапывая.
      Тихо. Пусто. Спокойно.
      Поправила сдвинутые со своих мест кресла. Привела в порядок букеты, вытащив начавшие увядать цветы. Выронила один, наклонилась, чтобы поднять, и замерла увидев рюкзак, который незнакомец принёс с собой. Он остался лежать на полу, вернее, под столом. То ли его случайно туда толкнули, то ли гость сделал это специально, но факт наличия в доме чужой вещи был налицо.
      Осторожно потянула за лямки, извлекая ниходку на свет божий. Растерянно присела на диван, решая, что же теперь с ней делать? Отправить в полицию? Или посмотреть?
      Несколько минут кусала губы в сомнениях, в итоге решилась. Растянув горловину, одним глазом заглянула внутрь и выронила от неожиданности. В глубине, среди вороха вещей что-то светилось. Ярко так, голубеньким приятным светом.
      Ой-ой! На всякий случай отодвинулась, кто ж знает, что это такое!
      Больше я уже не раздумывала. Пусть те, кому положено, разбираются! Коснулась панели юнита, активируя систему. Пробежалась пальцами по развернувшемуся передо мной экрану, отыскивая данные по местным отделениям полиции, в которые сегодня доставляли задержанных. Таковых оказалось целых три, и пару секунд я не могла решить в какой обратиться первым, но мои сомнения развеялись сами собой. Потому что экран мигнул, сообщая о входящем вызове с одного из них.
      - Ангелина Леонидовна Нард? - строго взглянуло на меня объёмное изображение серьёзного офицера в бело-красной форме. - Пройдите идентификацию.
      Послушно погрузила руку в возникшую рядом с ним "читалку", позволяя убедиться, что он не ошибся и я это я.
      - Спасибо, - мужчина сухо кивнул. - Я понимаю, что довольно поздно, - выразительно посмотрел на панель, наглядно демонстрирующую отнюдь не детское время. Всё же Феликс засиделся допоздна. - Но по факту происшествия в вашем доме проведено соответствующее расследование и, с учётом отсутствия состава преступления, у меня нет оснований задерживать вашего брата в участке на более длительный срок.
      - Простите, - я растерялась. - Вы сказали, брата?
      - Система генетической идентификации не ошибается, - взгляд стал совсем строгим. - Вот заверенное подтверждение, - в мои руки упал отпечатанный галопринтером лист, на который я воззрилась с неимоверным удивлением. - Мне очень неприятно, что вместо того, чтобы решить ваши семейные проблемы самостоятельно, вы прибегаете к крайним мерам, - меня пристыдили, как ребёнка. - И вашему жениху мы отправили соответствующее уведомление о недопустимости подобных действий в будущем, - ещё раз доказал, что в плане осведомлённости полиция у нас впереди планеты всей. - Итак, вы его заберёте? Или, учитывая то, что вы сочли брата не вполне адекватным, мне следует передать его службе психологического контроля? - холодно поинтересовался.
      - Заберу, - выдавила через силу, потому что мозг никак не желал понимать, что происходит. - Простите за беспокойство. А персональные данные в земной базе...
      - Да, мы их уже внесли на основании идентификации, - офицер меня понял с полуслова, даже время не стал тратить, дожидаясь, пока я закончу фразу. - Штраф за несвоевременное прохождение процедуры стандартный. У вас пять минут. Ждите у флёра.
      Он отключился, а я так и осталась сидеть с приоткрытым ртом, буравя взглядом пустоту экрана, заполненную привычным белёсым маревом, поскольку юнит перешёл в режим ожидания.
      Ну и дела...
      То, что полиция спокойно отнеслась к отсутствию у них первичных данных и сделала вывод о личности задержанного на основании сравнительной генетической экспертизы, меня не удивило. Три года назад канула в небытие база персональных ID. Программный сбой, и полная неразбериха. Скандал был страшный. От чипов, которые фиксировались на запястье и передавали в систему информацию о человеке, пришлось отказаться. В спешном порядке перешли на более надёжную систему генетической идентификации и всё то, что могли, естественно, восстановили, но частично информация оказалась утраченной. Потому и всплывают периодически вот такие "неучтённые" жители. Чаще всего это были те, кто возвращался из частных экспедиций. Улетел, например, золотодобытчик на прииск Ио до "сбоя", прилетел обратно, и выясняется, что такого человека не существует. Именно поэтому все приземления на контроле у спецслужб. Любопытно, как братику удалось прошмыгнуть мимо них? И зачем родители скрывали факт наличия ещё одного ребёнка? Детектив какой-то. А с учётом того, что он мне тут наговорил, вообще, настоящая шпионская история со всеми вытекающими последствиями!
      Спохватилась, вспомнив о времени и практически бегом рванула на выход. Полиция не шутит. Успела вовремя. Несколько секунд, и канал сработал. Над очерченным рядом с оградой серебристым кругом заклубился плотный туман, в котором проявились контуры мужской фигуры. А через мгновение брюнет, от присутствия которого меня избавили четыре часа назад, шагнул на дорожку. Остановился в нерешительности, хмуря брови и покусывая губы.
      - Прости, Лина, - соизволил, наконец, заговорить. - Я не хотел тебя пугать. Думал ты поймёшь. Если вернёшь мне вещи, я улечу и тебя больше беспокоить не буду.
      - Ну уж нет, - я возмутилась, вцепляясь пальцами в его руку и утаскивая за собой в дом. - Улетишь, а мне потом всю жизнь от любопытства мучиться?! Хватит с меня ваших безумных секретов! Так, - остановилась посреди холла, осматриваясь. - Спать ляжешь здесь, - кивнула на диван, где, широко зевая, косился на нас одним глазом йорик. - Объясняться будешь утром. И только попробуй сбежать или выкинуть какую-нибудь шуточку, - упёрла руки в бока, потому что не доверяю я вот этому взгляду, следящему за мной с совершенно непонятным выражением. - Не знаю уж, кем ты себя считаешь на самом деле, но официально ты - землянин, система тебя признала, так что веди себя соответствующе. Ужинать будешь? - вспомнила, что наверняка этот тип вообще ничего не ел с момента приземления.
      - Буду. - Кажется братик обрадовался. Не ожидал, что его примут обратно после того, как фактически вышвырнули вон? Нет, чисто по-человечески я его, конечно, понимаю, но и он, прежде чем вваливаться в дом и выливать на меня такие новости, должен был задуматься о том, как подобное эффектное появление будет выглядеть!
      - Я не умею лгать, Лина, - на мой упрёк ответили совершенно обескураживающе. - Мне даже скрывать что-то невероятно трудно, если меня спрашивают напрямую. А избежать вопросов не всегда получается, - Мэтсим деликатно отломил вилкой и отправил в рот кусочек оставшейся с ужина пиццы, которую я перед ним поставила. Слава богу, Феликс съел не всё, и мне не пришлось возиться с заказом.
      - А как же тогда... - начала и осеклась, увидев, с какой готовностью он набрал в лёгкие воздух, чтобы мне ответить. - Нет! Всё! Завтра! - вскочила со стула, выскакивая в коридор. - Гигиенический модуль есть и на первом этаже, - всё же вернулась, заглядывая на кухню. - Сам разберёшься? - с облегчением увидела его кивок. - И посуду в утилизатор закинь, если не трудно, - указала пальцем, где именно находится нужный отсек, и сбежала.
      Сбежала, в прямом смысле этого слова. В ускоренном режиме заказала доставку постельного белья, пусть это дороже, но ждать целый час у меня нет никакого желания. Через минуту, раскидав полученное по дивану, прихватила возмущённо задёргавшегося Мэта и утащила в свою спальню. По дороге заглянула к сестре, нужно же ей сообщить "приятную" новость, но та уже легла, и будить её я не стала, понадеялась на то, что встану раньше.
      Совершенно напрасно надеялась, между прочим! Истошный женский вопль вырвал меня из сладкой дрёмы, я даже не сразу сообразила, что вообще происходит. О том, чем закончился вчерашний день, не вспомнила. Подорвалась, вскакивая с кровати, и пулей слетела с лестницы, в панике, что сейчас увижу что-то совершенно ужасное, а в итоге...
      Мирно сидящий на диване брюнет, округливший глаза и натянувший одеяло до самого подбородка. Истошно голосящая сестра, замершая в паре метров от него и прекратившая звуковую атаку, едва я затормозила на последней ступеньке, повисая на перилах. И никакого криминала.
      - Чёрт! - отдышавшись, выдала я в сердцах. - Ника! Ну чего так орать?!
      - Что?! Он! Тут! Делает?! - взвизгнула та, с переходом в ультразвук.
      Поморщилась, шагая к ней, и обняла за плечи, увлекая к креслу.
      - Посиди, - коротко попросила. Потопала на кухню за успокоительным. Подумала и прихватила кофе с бутербродами, благо не забыла вчера повара запустить. Притащила всё в гостиную, водружая на стол.
      Воду с лекарством осторожно вручила в маленькие ручки, прихватила свою чашку, остальное подвинула ближе ко всё ещё в напряжении следящему за нами мужчине. Присела на ручку кресла, в котором сидела Вереника.
      - Ну что, братики-сестрички, - отпила ароматный напиток, морально успокаиваясь. - Будем знакомиться самостоятельно, раз уж родители по какой-то причине решили, что нам это не нужно.
      - Брат? - на меня воззрились с неимоверным удивлением, даже про воду забыли. - Но ты же вчера... - растерянно захлопали ресничками.
      - Ты пей, пей, - напомнила ей, дотягиваясь до листочка, который так и остался лежать на панели юнита. - Я откуда знала, что это правда? - помахала перед Никой добытым.
      - Ну знаете ли! - возмутилась та, залпом осушая стакан. - До инфаркта доведёте своими поступками. Неужели так трудно было мне сказать? - выхватила вещественное доказательство, пробегая глазами по цветным строчкам.
      - Ты спала, - я пожала плечами. - Извини.
      - Ладно, - отмахнулась маленькая ладошка. Оттолкнувшись, девушка встала. - Без меня ничего не обсуждать! - строго предупредила: - Маме пожалуюсь! Я одеваться, - шагнула на лестницу. - Ты бы тоже привела себя в порядок, - кинула на меня выразительный взгляд, исчезая наверху. - Дома посторонний... то есть, брат... а на тебе почти ничего...
      Упс! Едва не стартанула с места в карьер, но взяла себя в руки. В конце концов, не голая же я. На мне очень даже приличная вещь. Дизайнерская, между прочим! Ну почти прозрачная. Ну коротенькая. Но ночнушка же!
      Медленно встала, возвращая чашку на стол, стараясь не обращать внимания на скользящий по мне любопытный взгляд.
      - Очень милое "почти ничего", - наряд одобрили, доказав, что понятие "брат" весьма условное.
      - Я не одеваюсь для незнакомцев, - фыркнула смешливо, вспомнив, что подобная фразочка уже фигурировала в старом-старом фильме про Бонда. А я и так себя участницей какого-то шпионского заговора чувствую! - Кофе, - указала на дымящуюся чашку, к которой он так и не притронулся. - Или ты пьёшь по утрам чай? Или сок? - подумала, что сглупила, не выяснив заранее.
      - Обычно жидкую форму сублитерата, - с готовностью просветили меня.
      - Ага, - так и не поняла, он дразнит или серьёзно говорит. - Чего нет, того нет, - развела руками, - придётся тебе довольствоваться кофе.
      Ушла. А когда вернулась, бутербродов уже не было. И кофе тоже. Зато на диване сидел сытый и очень даже довольный жизнью брюнет, переодевшийся в то вчерашнее безобразие, которое разве что для маскарада сгодится. Ибо древность несусветная. Лет двадцать такое никто не носит. Вздохнула, затормозив на полдороге. Свернула к панели обслуживания, обернулась к братику, пробежалась глазами по фигуре, визуально оценивая на предмет размерности, ввела параметры и едва успела поймать выпавший из доставки комплект нормальной одежды. Молча вручила всё это "богатство" мужчине в руки и отправилась на кухню, надеясь, что до неприкосновенного запаса он не добрался.
      Повезло. Так что через пару минут справедливость была восстановлена. В том смысле, что теперь и мне, и Нике тоже было чем завтракать. Ох! Я ещё об одном "страждущем" забыла, который всё это время лихорадочно бегал вокруг, не понимая, почему все заняты своими делами и не его милой персоной! Накормила. Исчез. И сделал это куда раньше, чем в проёме появился его тёзка. Впрочем, я и по сердитому лаю догадалась, кто движется в моём направлении!
      - Не понимаю, как это надевать, - появившаяся в проёме фигура, продемонстрировала мне элемент гардероба, который, по всей видимости, не вписался в общую концепцию одеяния.
      - Я помогу, - возникшая за его спиной Вереника, оперативно выхватила из рук непонятливого субъекта набор широких кожаных лент, моментально фиксируя основной ремень на поясе. Перекинула один из боковых ремешков через бедро, второй завела на плечо и пристегнула. Ещё один, самый широкий, спустила вниз, обтягивая им ногу чуть выше колена.
      - Это зачем? - оценивая результат, растерянно осмотрел себя Мэтсим.
      - Модно, - категорично отрезала сестра, залезая на свой любимый подъёмный стул. Взлетела к потолку и рухнула вниз.
      Вот вроде и взрослая почти, скоро шестнадцать, а ведёт себя как ребёнок!
      - Ника, прекрати, - поймала её за руку, подтаскивая к столу. - Ешь! - выключила стул, пресекая баловство на корню. - Мэт? - вспомнила о застывшем в дверях мужчине. - Садись, не стой. Мы тебя внимательно слушаем.
      - Так я вроде вчера всё сказал, - тот проявил невиданную скрытность и опустился на ближайшее к нему сиденье.
      - Ничего себе заявочки! - я возмутилась. - Я от твоего "всё" чуть не поседела раньше времени. Признайся уже, что ты просто хотел ошеломить нас своим появлением, потому и придумал все эти шокирующие откровения про войну, колонию и трагическое расставание в младенчестве, - выдала желаемое за действительное.
      - Точно-точно! - подержала меня Вереника. - Сам, небось, всё это время жил где-нибудь рядом! А полицию как-то убедил в том, что его в базе не было! Между прочим, - воодушевлённо встрепенулась, - знакомый одного моего друга смог систему ген-контроля обмануть! И все его долги... - крутанула рукой, наглядно демонстрируя куда и как они исчезли.
      - Я не лгал и никого не обманывал, - сквозь зубы процедил Мэт. - А вы обе даже не представляете, насколько всё серьёзно и сложно, - тон неожиданно стал таким жёстким, что у меня аж похолодело в груди.
      Бросила короткий взгляд из-под ресниц на мгновенно преобразившегося субъекта. Глаза прищурены, челюсти плотно сжаты, на лице такое выражение, что в дрожь бросает. Ух ты... А братик-то реально не прост! И та внешняя покладистость и кротость, которую он периодически пытается демонстрировать, скорее всего, обманчивы. Чувствую, мне дорого мои шуточки обойдутся, а сестричке её буйные фантазии.
      Ника, кажется, тоже это поняла, присмирела. Вот кому подобная методика воспитания полезна! Она на самом деле очень хорошая девушка, но избалованная и привыкшая ко вседозволенности. Слишком уж многое отец ей разрешает.
      - Ладно, извини, - я вздохнула, понимая, что выговор мы обе в общем-то заслужили. И где моя деликатность, спрашивается?! Веду себя так, словно специально нарываюсь на неприятности. - Не обижайся, - осторожно коснулась напряжённо сжатой в кулак руки. - У нас, похоже, с нервами не всё в порядке со вчерашнего дня. К тому же не слишком большой опыт общения с братьями... - чуть не ляпнула: "по разуму", но вовремя остановилась. - Вернее, - задумалась и нивелировала множественное число: - его вообще нет.
      Заглянула в изумлённо расширяющиеся глаза и мысленно погладила себя по голове. Умничка, девочка, так держать! Проблемы нам не нужны, значит до приезда родителей будем действовать максимально осмотрительно. А пока постараемся разузнать как можно больше. Нужно же понимать, чем скрытных родственников к стенке припереть, когда, наконец, появятся.
      - Может, всё же скажешь, как получилось, что нас разделили? - приступила к исполнению задуманного. - И что значит "до рождения"? Тебя вынашивала суррогатная мама?
      Вот только вместо того, чтобы расслабиться и изложить всё, Мэт снова напрягся. Несколько секунд молчал, посматривая то на меня, то на Нику.
      - Не меня, - в итоге нехотя, но ответил. - И не тебя. Нас обоих, - запутал окончательно.
      - Как это "обоих"? - моя челюсть непроизвольно отвисла.
      - Всё очень непросто, Лина, - брюнет взъерошил свои, и без того не слишком аккуратно уложенные волосы. - Я не человек, да и ты тоже. Мы - колонисты. Форма жизни, которая зарождается и живёт на энергетическом уровне, а материальные тела, для удобства существования в физическом пространстве, выращивает в специальном инкубаторе. В нашем с тобой случае процесс пошёл неправильно. Вместо лабильных тел нас затянуло в формирующиеся человеческие эмбрионы. Так что мы оба развивались не там, где нам положено.
      - Допустим, - усилием воли подавила непреодолимое желание вызвать психушку. А чтобы оно не вернулось, сосредоточилась на первом попавшем в руку бутерброде. - Но мама-то у нас... то есть эмбрионов... была одна? - надкусила хрустящую булочку.
      - Одна, - со вздохом подтвердил этот... ненормальный. - А зародыши потом разделили.
      - Ну вот, - его слова я восприняла как фактическое подтверждение моей гипотезы. Проглотила прожёванный кусочек и констатировала: - Значит тебя пересадили в тело другой женщины.
      - Нет, - поморщился Мэт. - Это ты росла в теле генетической копии Ирилики Нард, а я в её исходном, которое, по своей, сути тоже является клоном, - подумал, видимо вспоминая, и закончил: - Доминики Коваль.
      Кофе, которое пила Ника, разлетелось брызгами в стороны. Маленькие роботы-уборщики тут же активировались, серыми тенями скользнув по испачканным поверхностям и одежде, и снова замерли, прилипнув к стенам.
      - Офонарели? - сестра прокашлялась, продышалась, от слов ругательных воздержалась. Почти. - Колонисты, млин! - чашка с громким стуком водрузилась на стол, расплескав остатки содержимого и вызвав ещё одну волну ажиотажа среди чистильщиков. - Вы бы себя со стороны послушали! Пересадки! Копии! Прабабушку приплели! Ещё бы господа бога вспомнили! Никакая мама не клон! Обычный человек! А вы... Вы... - Ника вскочила, гневно сверкая своими прекрасными тёмными глазами. - Вы оба ненормальные! Ты, - ткнула пальцем в грудь мужчины, - потому что несёшь откровенный бред! А ты, - яростный взгляд переместился на меня, - потому что его слушаешь!
      Девушка пулей вылетела в коридор, я даже удержать не успела, так и осталась сидеть с протянутой в её сторону рукой.
      - У Вереники очень неустойчивая психика, - Мэтсим обеспокоенно посмотрел ей вслед.
      - Только сейчас заметил? - я начала злиться. И причина крылась вовсе не в смысле произнесённых им слов, а в том, что он все эти бредни озвучил при Нике. С другой стороны, я сама виновата! Должна же была понимать, как сестра может отреагировать на подобные измышления. А с третьей стороны, кто ж знал, что у этого типа настолько извращённая фантазия?! Его вчерашние "откровения" - детский лепет, по сравнению с озвученными сегодня! А с четвёртой, я первый раз в такой экстремальной ситуации оказываюсь! Мы с сестрой никогда и ничего не скрывали друг от друга. - Зачем при ней говорить стал? - всё-таки не удержалась от упрёка.
      - Так ты же сама позволила Веренике участвовать в разговоре, - озадаченно моргнул визави. - Я решил, что ты понимаешь, что делаешь. А я откуда мог знать, какой у неё тип восприятия?
      Закрыла глаза и стиснула зубы, чтобы не выругаться вслух. Он хорош. И я ничем не лучше! Похоже, мы действительно стоим друг друга!
      Медленно поднялась, оставив на тарелке несчастный, надкусанный бутерброд, и отправилась в комнату сестры. Если у неё будет нервный срыв, меня родители четвертуют. Я и так взвалила на себя слишком большую ответственность, когда уговорила их не брать Нику с собой в поездку и позволить на время своего отсутствия пожить со мной в этом доме. Уговорила по её просьбе, конечно. Не хотелось девочке лететь к чёрту на кулички и две недели изнывать от скуки, сначала на корабле, а потом на станции, где никаких развлечений нет, не было и не планируется в будущем. Ибо работа, работа и ещё раз работа. У отца - бесконечные совещания, обсуждения, переговоры. У мамы - секретарские обязанности по организации встреч и сопровождению. Вообще-то она ветеринар, но работать по этой специальности папа ей категорически запретил, сказал: "Без меня никуда!". А поскольку сам всё время в разъездах, вот и маме приходиться мотаться вместе с ним. Ну и Нике, соответственно, пока несовершеннолетняя. Это я уже вроде как самостоятельная и самодостаточная, в свои неполных двадцать пять. Даже живу отдельно. Причём, наверное, в самом старом доме, который на этой планетке можно отыскать!
      Приложила ладонь к двери, а та распахнуться не соизволила. Ясно, заблокирована.
      - Вереника, - позвала, легонько постучав, - открой, пожалуйста.
      С полминуты было тихо. Я даже начала беспокоиться и прикидывать, как бы эффективнее взломать систему, чтобы меня впустили внутрь. В итоге всё же створки разошлись в стороны сами, а в проёме показалась заплаканная сестричка.
      - Неужели любимого братика одного бросила? - насупилась, завесив лицо прядками волос.
      От подобного вопроса я даже растерялась. Ника ревнует?
      - Малышка, не придумывай, - шагнула к ней, обнимая за плечи и уводя к кровати. - Ты мне куда больше дорога, - усадила, целуя в макушку и убирая мешающие вытирать глаза волосы.
      - Почему тогда не выгонишь его? Он же ужасные вещи говорит! - на меня с таким упрёком посмотрели!
      - Ника, - покачала головой, прижимая сестру к себе. - В то, что рассказал Мэтсим, я не верю. Сначала мне ещё казалось, что есть в его словах что-то разумное, но потом... - договаривать не стала и без слов всё ясно. - А веду себя с ним так, потому что мне не хочется его обижать. Нам от подобного вымысла не жарко и не холодно. Ну пусть придумывает, если у него такая фантазия. К тому же это мало что меняет, в конце концов он наш брат. И, похоже, психически не совсем здоров. Куда ему идти в таком состоянии? Вот вернутся родители и разберутся во всём. Это же их сын. Может, они нам о нём ничего и не говорили, чтобы мы жили спокойно и не переживали за него. Согласна? Потерпишь?
      - Ладно - шмыгнула носом строптивица. - Если он больной на всю голову, то... - вздохнула. - Конечно, потерплю.
      - Вот и умничка, - я встала, оправляя халатик. - Умойся и спускайся к нам.
      - Лина-а-а, - последовать моему примеру сестра не поспешила. - А можно я лучше тут побуду? Мы вчера с друзьями рано разбежались, договорились сегодня с утра встретиться.
      Ясно. Отговорки ищет. Общаться с новоявленным и не вполне адекватным братом ей не хочется. А может это и к лучшему.
      - Конечно, - разрешила. - К обеду хоть спустишься?
      Помялась, но кивнула. Вообще прекрасно!
      В куда более приподнятом настроении я легко сбежала вниз по лестнице, свернула к кухне и... И попала в загребущие лапки. Сильные такие. Хваткие.
      Вот ведь! Жених в наличии, а я в халате, растрёпанная и без косметики! Пожалела, что ввела в систему его генкод на опознавание свой-чужой, потому что Фел бессовестно свободным доступом воспользовался. Ещё и Мэт, сволочь, не предупредил! Опять разлёгся на своём любимом диване и делает вид, что его тут нет. Хоть бы тявкнул для приличия!
      Впрочем, долго страдать по этому поводу Феликс мне не дал, наглядно доказав, что ему как-то без разницы, в каком именно виде я тут разгуливаю. К тому же в привычно возникшем радужном переливе контуры тел опять стали крайне нечёткими. Так что если Фел видит то же самое, что и я... Ой!
      Испугалась я основательно. Совсем рядом, за его спиной стоял ещё один силуэт. Совсем тёмный, тяжёлого цвета морской волны на глубине океана. И он-то как раз не искрил. Скорее наоборот, вбирал в себя разливающийся вокруг него вокруг свет. А я такого эффекта ещё ни разу не видела!
      Дёрнулась, вырываясь из тесных объятий.
      - Что с тобой? - огненным заревом встревоженно-ярко полыхнуло окружающее пространство.
      Помотала головой, приходя в себя. Вернее, заставляя сознание быстрее вернуться к нормальному восприятию.
      Ну вот, ничего страшного. Разве что в карих глазах обнимающего меня мужчины ясно читалось беспокойство. Чёрные же, которые я прекрасно видела из-за его широкого плеча, смотрели совсем иначе. И в том, что именно происходило в душе их обладателя, наблюдавшего за нашим тесным общением, я никак не могла разобраться. Недоверие? Сомнение? Подозрение?
      А этот-то тип чем недоволен?
      - Феликс, - осторожно потянула мужчину за руку, разворачивая к нескромному свидетелю и представляя: - Это Мэтсим.
      - Я знаю, - живо отреагировал жених, с любопытством рассматривая нового знакомого, опирающегося спиной на стену и сложившего руки на груди. - Он твой брат. Уведомление из полиции получил. Правда, так и не понял, что происходит, потому у тебя и появился так рано и без предупреждения. Ангелина? - наконец, заинтересовался моим страстным желанием сбежать. - Ты куда? - поймал за руку, возвращая к себе.
      - Я всё тебе объясню, - принялась отдирать от себя его пальцы. - Но ты же сам сказал: "рано" и "без предупреждения". Можно мне хотя бы сначала одеться нормально?
      - Ты замечательно выглядишь, - меня окинули озадаченным взглядом, но послушно отпустили.
      Фыркнула и стремительно унеслась наверх. Ещё один "ценитель" женской красоты нашёлся! Неужели все мужчины считают, что чем меньше на женщине надето, тем лучше? О том, как будет происходить взаимодействие жениха с братом в отсутствии меня, задумалась только в своей комнате. На мгновение испугалась, а вдруг Мэт сейчас повторит Фелу всё то, что говорил нам и... И я не знаю каковы будут последствия! Потому и спускалась обратно осторожно, неспешно, стараясь ступать максимально тихо, прислушиваясь к негромкому разговору.
      Интонации беседующих меня успокоили. Никто не нервничал, не психовал, мужчины сидели в гостиной друг напротив друга, в креслах, предоставив диван в единоличное пользование третьего представителя сильного пола, который, по всей видимости всецело удовлетворённый происходящим, вообще отключился от реальности, забыв, что он тут, по сути, охранник. А вот смысл того, о чём шёл разговор напряг меня ощутимо. Потому что меньше всего я ожидала, что предметом обсуждения станут наши с Феликсом личные отношения. Соответственно, предусмотрительно притормозила, чтобы не выдать своего присутствия и подслушать. Любопытно же!
      - Сомневаешься ты совершенно напрасно, - не то отвечая на вопрос, не то продолжая свою мысль спокойно говорил Мэт. - Если Лина дала согласие, значит кроме тебя ей никто не нужен. И не будет нужен никогда.
      - Не понимаю, как ты можешь быть в этом уверен, - с лёгкой горечью парировал Фел. - Я же не слепой. Прекрасно вижу, как на неё смотрят мужчины. И у меня в душе всё переворачивается, едва представлю её с другим. Она же такая красавица...
      Ласковые интонации сладкой волной прошлись по телу, даже дыхание перехватило, словно я чем-то захлебнулась. От неожиданности и чтобы не упасть, вцепилась в перила, настолько реалистичным оказался "эффект".
      - Ревнуешь? - в голосе брата ни тени насмешки, скорее беспокойство. - Напрасно. Поверь, это чувство не поможет тебе обрести уверенность.
      - А что поможет? - словно удивился жених. - Я же стараюсь вести себя так, чтобы Лина не ощущала дискомфорта, а она держится со мной напряжённо. Словно боится чего-то. На какие-то мгновения становится совсем близкой, я даже боюсь поверить своему счастью, а потом... - заканчивать не стал, видимо, посчитав, что и так всё ясно.
      - Это временно, не нужно торопиться, - обдумав его слова, мягко высказался Мэтсим. - Не дави на неё, прояви терпение. Сестра ещё не осознаёт многих вещей, необходимость которых интуитивно чувствует и её это пугает. Она разберётся, поймёт, чего именно желает, и её отношение к тебе изменится. Вот увидишь.
      - Надеюсь, ты прав, и Лина не передумает в последний момент, - совсем тихо произнёс Феликс.
      В наступившей тишине стало слышно, как сладко посапывает терьерчик, которому было наплевать на моральные терзания моего жениха. А вот мне - нет! Я, конечно, знала, что нужна ему, иначе зачем бы Фелу делать мне предложение, но не ожидала, что он настолько близко к сердцу принимает мои попытки сохранять дистанцию и оставаться в рамках приличий! Хорошо хоть ума хватило не мучить мужчину долго, хотя действовала я под влиянием совершенно непонятных стимулов. Интересно, а что Мэт имел в виду, говоря "не осознаёт"? Чего это я должна начать желать? Секса?
      Почувствовала, как кровь прилила к щекам. Это лет пятьдесят назад в отношениях между полами всё ещё сохранялась либеральность, культивируемая прошлым веком. И свобода в выборе партнёра, как и то с кем и когда вступать в близкие отношения, была максимальна. А сейчас всё очень даже строго. Неразборчивость в подобных связях не поощряется и моральная нравственность в отношениях прочно закрепилась в обществе.
      Именно поэтому патологическое стремление быть с Фелом пугало меня ничуть не меньше, чем ненормальные видения во время поцелуев. К тому же внутренняя мотивация мужчины была мне неизвестна. А теперь, получается, можно расслабиться. Он действительно хочет быть вместе ради меня самой, а не чего-то ещё.
      - После свадьбы вы с сестрой останетесь жить в этом доме? - сбивая меня с мысли, неожиданно проявил любопытство Мэт.
      - Лично мне хотелось бы иного, - поделился мнением его собеседник. - Мой дом мне кажется несколько более удобным, а этот... - замолк, словно осматриваясь, и вынес вердикт: - тесноват. Да и в плане комфортности уступает современным. Так что предпочту, чтобы Лина переехала ко мне.
      Пользуясь тем, что разговор принял совсем иное направление, я спустилась в холл.
      - А меня спрашивать никто не собирается? - сделала вид, что обиделась. - Я люблю этот дом. Пусть он и старый, зато мне здесь хорошо. И природа здесь очень красивая. И соседей почти нет. А у тебя шага нельзя ступить, чтобы с кем-нибудь не встретиться, - присела на диван рядом с поднявшим голову йориком. Погладила мягкую шёрстку, получив в ответ бурную активность и забравшийся на колени шерстяной клубочек.
      Феликс растерялся. В карих глазах разлилось замешательство, а я в душе словно пустоту какую-то почувствовала, тут же пожалев, о том, что сказала. Зачем я его огорчаю? Мне же хочется совсем другого! Чтобы он был счастлив! И с ним я уеду хоть к чёрту на кулички, без разговоров.
      - Я думаю, что у вас ещё есть время обдумать этот вопрос и обсудить, придя к решению, которое устроит обоих, - спас ситуацию дипломатичным вмешательством Мэтсим, удивив меня неимоверно. - Как Вереника? - бросил краткий взгляд наверх. - Нервничать перестала?
      - Что-то случилось? - проявил аналогичный интерес жених.
      - Появление Мэта было для нас несколько неожиданным. Ты забыл, какое сообщение она тебе сбросила? Вот теперь и не понимает, как себя с ним вести, - ответила ему и кивнула брату: - Ника к тебе привыкнет, не переживай. К тому же не думаю, что ваше с ней общение будет постоянным, завтра приедут родители и она вместе с ними вернётся в Лирград.
      - А как же свадьба? - нахмурился Фел.
      - После свадьбы, - успокоила я его, пропуская сквозь пальцы шелковистую шёрстку наслаждающегося лаской пёсика. - Эти два дня Мэту придётся потерпеть.
      - А потом? - будущий муж заинтересовался другой стороной вопроса. - Как я понял, у Мэтсима с жильём некоторые проблемы?
      Чуть было не ляпнула: "Не только с жильём", но вовремя спохватилась.
      - Никаких проблем, - пожала плечами. - Если у родителей не будет других планов, он сможет остаться в этом доме. Раз уж ты так настаиваешь на том, чтобы мы жили у тебя.
      Вот теперь я сказала правильно, потому что улыбка до ушей и движение навстречу, навряд ли свидетельствуют о чём-то другом. Как и всё остальное. Мало чего соображающего терьерчика забрали из моих рук, возвращая на диван, а меня подняли, усаживая к себе на колени. Уютно устроили в объятиях, поцеловав в висок.
      - Спасибо, - тихо шепнули, ласково скользнув ладонью по спине, и продолжили уже громче: - Прости, ангелочек, мне на работу нужно, я ведь заскочил только чтобы убедиться, что у тебя всё в порядке. Вечером зайду, и мы займёмся подготовкой, хорошо? - мужчина чуть изменил положение тела, заглядывая в мои глаза.
      Почему-то я только сейчас обратила внимание на то, что на нём надето. Тёмно-синий комбинезон аэрорепайера с серой кожаной обтяжкой, похожей на ту, что цепляла Мэту Ника. Только если у брата она выполняла в большей степени декоративную функцию, то у Феликса имела вполне определённое значение. Ибо удерживать инструменты, в то время, как висишь над землей, можно только закрепляя их на себе, ведь ремонтировать аэрокары приходится прямо в воздухе, нет никакого смысла терять время и буксировать их на станции. И эта профессия считается самой престижной, даже в стиле одежды её имитируют.
      - Конечно, - ответила ему улыбкой, - я буду ждать.
      Получила ещё один целомудренный поцелуй и едва сумела погасить в себе возникшую в ответ бурю желания изменить место локализации этих ласковых губ. Ф-ф-фух... Как всё-таки хорошо, что скоро мне уже не нужно будет сдерживаться!
      - Мэтсим, - выпустив меня из объятий, мужчина протянул поднявшемуся с кресла брюнету руку. - Приятно было познакомиться, - крепко пожал ладонь, которую тот подал в ответ. - Слушай, - не отпустил, продолжив удерживать в своей, - а не хочешь поработать со мной? Ты же сказал, что хорошо разбираешься в технике.
      От подобного предложения я только рот открыла, а вот Мэт...
     
      Мэт смотрел в доброжелательные карие глаза своего нового знакомого, ощущая крепкое, уверенное пожатие и пытаясь разобраться, почему у того вдруг возникло желание взять с собой человека, незнакомого со спецификой работы. Да, в ответ на вопрос: "А специализация у тебя какая?", он ответил: "С техникой взаимодействую, в основном". Но неужели землянин готов тратить на него своё время только из-за этого? Или дело совершенно в ином. Например, в том, что Феликсу хочется наладить отношения с тем, кто скоро приобретёт статус родственника. Мама рассказывала, что семейные узы для людей понятие отнюдь не абстрактное. Хотя во многом и двусмысленное. Ведь о собственных родителях она говорила крайне редко и не самые приятные вещи.
      - С удовольствием, - принял приглашение, замечая изумлённо расширяющиеся глаза сестры и разомкнутые губы, словно она не может для себя решить: возразить или предоставить ему свободу действий.
      Её реакция, в общем-то тоже была ему понятна. В то, что он рассказал, она не поверила. Сделала вид, да, максимально нивелировала полное неприятие реальности у своей сестры, но всерьёз слова брата не восприняла. Мэта это нисколько не огорчало. Всему своё время. Мысль о том, что можно было бы действовать иначе и ввести её в заблуждение, придумав удобную полуправду, он отбросил сразу. Стоит сделать это однажды и у сестры начнут появляться сомнения. А своему брату она должна доверять безоговорочно, иначе колонию не построишь. У землян на этот счёт есть хорошая поговорка, которой Мэт решил придерживаться: "Лучше горькая, но правда, чем прекрасная, но ложь". К тому же ему всего лишь нужно дождаться, когда сущность ментаута сестры заявит о себе, привлечённая избытком энергии. Сопротивляться самой себе она не сможет. Необычайная удача, что её пара оказалась с ней рядом именно сейчас!
      Предстоящая встреча с земными родителями колониста тоже не смущала. Он прекрасно понимал, что прилетев на Землю, фактически сделал её неизбежной. Вообще, глупо и недальновидно было бы рассчитывать на то, что его пребывание на планете останется тайной для них или кого-либо ещё. Тем более, что чип с индивидуальным кодом у Мэта отсутствовал. И в этом смысле, проведённая генетическая экспертиза, по результатам которой установили личность, сыграла ментауту на руку, легализовав его, как полноценного члена земного сообщества, избавив от необходимости скрываться или объясняться со спецслужбами.
      Теперь Мэтсиму оставалось только ждать, по возможности стараясь получать максимум информации. А что для этого оптимально? Ответ напрашивался сам собой - общение с землянами. С сестрой, в первую очередь. Однако всё то, что касалось её пары, казалось пришельцу не менее важным. Хотя бы потому, что парень оказался совсем не так прост, как показалось на первый взгляд. Не в смысле отношения к Ангелине, тут всё было абсолютно прозрачно, к девушке Феликс относился более чем трепетно. А вот вопросы, которые он задавал в разговоре с её братом не требовали прямых ответов, способных заставить того выдать цель своего появления или того, кто он есть на самом деле. Землянин как будто сознательно избегал всего того, что могло спровоцировать колониста на откровенность. И именно это вызывало подозрение.
      Заинтригованный причинами, Мэт сделал выбор - оставив Лину дома, ушёл с Фелом. И сейчас с интересом следил за тем, как ловко мужские руки извлекают из раскрытого борта дефектную деталь.
      - Подобный тип повреждений ты уже видел, - зависший в двух метрах от ремонтной платформы аэрорепайер бросил добытое в утилизатор. - А у этих моделей аэрокаров варианты установки почти не различаются. Может, попробуешь сам? - предложил, кивнув наблюдающему за его действиями новоявленному помощнику.
      - Давай, - не стал отказываться Мэтсим, отыскивая в контейнерах с запчастями нужную и фиксируя инструменты на обтяжке комбинезона. Одежду, которую утром ему заказала Лина, пришлось сменить на более удобную для работы, и теперь становилось ясно, что именно имитировал набор непонятных ремешков. Факт, который кроме удивления у колониста ничего не вызвал. Зачем выдавать желаемое за действительное, Мэт так и не понял, зато комфортность и функциональность экипировки оценил. Как и то, насколько легко оказалось работать с земными инструментами и техникой. Шагнул в пустоту между машинами и, качнувшись в силовых линиях включившегося антигравитационного пояса, стабилизировал своё положение. Установил деталь на положенное ей место и подключил к системе, адаптировав параметры.
      - Готово, - коротко отчитался, разворачиваясь к "начальству".
      Оценив результат, Феликс только головой покачал. Видимо впервые ему довелось столкнуться с тем, кто смог без подготовки и объяснений справиться с не самой лёгкой задачей. Впрочем, от вопросов, откуда у непрофессионала подобные навыки, он снова воздержался.
      - Вы можете продолжать полёт, - кивнул пассажиру, нетерпеливо ожидающему окончания ремонта. - Свободного вам пространства. Ну что, - вернулся взглядом к помощнику, - у нас ещё один вызов и можно будет лететь домой.
      Домой. Возвращаясь на платформу, Мэт усмехнулся. Как дико слышать это слово, когда у тебя его нет. Разве для того, кто должен создать его сам, что-то может служить заменой? Домом для ментаута может быть только его собственная колония, а всё остальное... Остальное лишь иллюзия. Как псевдоремешки на одежде.
      Именно поэтому предложение Лины предоставить земной дом в полное его распоряжение особого энтузиазма у Мэтсима не вызвало. Оставлять сестру без присмотра ему не хотелось. Ведь необычайно высока была вероятность того, что в тесном физическом контакте с парой, энергетический потенциал которой в этот момент будет максимальным, девушка не справится с нахлынувшим на неё потоком энергии и испугается открывшейся перед ней ментальности. И, раз уж Ангелина не приняла на веру слова брата о том, кто она на самом деле, легко представить, как будет шокирована происходящим. Так что Мэт прекрасно понимал, насколько важно, чтобы он оказался рядом, когда это произойдёт.
      Самым оптимальным был бы, конечно, вариант не дожидаться спонтанного погружения, а спровоцировать формирование ментальной связки прямо сейчас. Но как? Как заставить сущность сестры погрузиться первый раз в ментальность? При том, что сейчас она даже во время поцелуя, когда остаётся всего лишь коснуться полей, этого не делает! А ведь энергии для этого вокруг неё концентрируется более, чем достаточно! У Феликса, похоже, хороший потенциал.
      Самих потоков Мэтсим не видел, сущность ментаута в нём не могла использовать чужую энергию, а своей пары он не имел, но ему достаточно было косвенных признаков, чтобы понять - Ангелина уже на грани и переступить её может в любой момент.
      Проблема требовала решения, а найти его не удавалось. Брюнет второй час сидел в кресле гостиной, наблюдая за увлечённо терзающей юнит молодой парой, прислушиваясь к возникшему спору и надеясь получить хоть какую-то подсказку.
      - Сам такое платье и надевай! - тихо возмущалась Лина. - Оно ужасное!
      - Ладно... - её жених чуть ли не с головой "влез" в галоэкран. - Тогда может вот это? - вытащил откуда-то из потаённых глубин земной информационной сети виртуальный образ ещё одного.
      Присмотревшись к шедевру местной швейной индустрии, девушка закатила глаза к потолку.
      - Феликс... - застонала. - Я всё понимаю, тебе нравится, но подбери что-нибудь менее вычурное и объёмное, пожалуйста! В этом платье я буду неповоротливой, как круизный лайнер.
      Судя по диалогу, который вели молодые люди, выбор одежды для одного из будущих супругов ложился на плечи второго, и достичь компромисса, если взгляды расходились, было не просто. Впрочем, дело всё же сдвинулось с мёртвой точки, когда, наконец, Фелу удалось отыскать устраивающий и его, и Лину вариант. Поцелуй, который за этим последовал, окончательно примирил обоих, и парочка продолжила обсуждение, перейдя к выбору места для проведения церемонии.
      Замерший в ожидании Мэт разочарованно вздохнул. Ну надо же! Ангелина могла прямо сейчас связку зафиксировать, ан нет! Опять зависла на границе между мирами, так и не перешагнув. Но ведь пару она чувствует! Вон как у сестры дыхание перехватывает, когда Фел незаметно подходит к ней со спины, при том, что она мужчину даже не видит! И тем не менее энергию, которая проходит через него, оставляет неиспользованной. Почему? Боится? Или не осознаёт того, что конкретно с ней нужно делать?
      - Лина, подожди, - брюнет остановил сестру, когда та, проводив жениха после совместного ужина, направилась к лестнице. - Я хочу у тебя кое-что спросить.
      - Спрашивай, - помедлила, но вернулась. Привычно подогнув ногу и подтянув юбку, присела на мягкую ручку кресла, облокачиваясь локтем о спинку.
      - Почему ты себя сдерживаешь? - Мэтсим остался стоять, опираясь бедром на край стола и скрестив руки на груди.
      - Не понимаю, о чём ты, - тряхнула головой девушка. Золотистые волосы, убранные за спину, рассыпались по плечам.
      - О нём, - кивнул на дверь, возле которой минуту назад прощался с Ангелиной Феликс. - Твоя пара так близко, а ты не реагируешь. Неужели не чувствуешь, того, что должна с ним сделать?
      Краска залила щёки смутившейся девушки, вот только в глазах сверкнула отнюдь не растерянность. Сестра рассердилась. Впрочем, возможно, колонисту это только показалось, потому что ответила она совершенно спокойно:
      - Предпочту дождаться свадьбы.
      Оттолкнулась, наглядно демонстрируя, что разговор закончен, и скрылась наверху, несмотря на попытку Мэта, который не сразу сообразил, что она трактовала его слова в совершенно ином смысле, её вернуть.
      Поведение Лины осталось ему непонятным. Неужто Фел был прав, когда пожаловался на холодность своей невесты? Ведь ментаут должен в первую очередь заботиться о том, чтобы пара получила максимум удовольствия, а Ангелина почему-то упорно делает всё, чтобы этого не происходило. Зачем?! Что творится у неё в голове? Или жизнь на Земле изменила её настолько сильно, что она тоже стала неполноценной?
      Обеспокоенный Мэтсим в задумчивости мерил шагами комнату, погрузившуюся в темноту. Нет. Не может такого быть. Не должно! Ведь столько в этом мире, в его жизни и в жизни других, зависит от этой девочки! И ради неё, ради того, чтобы она исполнила своё предназначение, он готов на всё. Неужели это напрасно?
           
      ГЛАВА 2
      Бриллианты навсегда
           
      Утром сестра на брата не смотрела, словно его рядом нет. Не разговаривала даже, чем удивила не только заскочившего проведать невесту Феликса, но и Нику, спустившуюся к завтраку. Настаивать на общении колонист не стал, сообразил, что это защитная реакция такая, да и ждать тех, кто сможет изменить её отношение, осталось совсем недолго. Невозмутимо выпил кофе, лично добыв его и бутерброд из недр повара-автомата, ну и отправился переодеваться, выполняя вчерашнее обещание поработать с Фелом ещё один день. Беспокойная мысль, которая со вчерашнего вечера накрепко засела в сознании, сегодня трансформировалась в философское спокойствие. Если изменения сознания Ангелины настолько сильны, что земная личность подавила ментальную, то сделать с этим ничего нельзя. И раз уж сестра не хочет лететь с ним, не желает принимать того, кто она есть на самом деле, не в состоянии зафиксировать связку, при том, что все условия для этого у неё имеются, значит, так тому и быть. А ещё Мэт понимал, что в этом случае и для него самого возвращение в Глисс не имеет никакого смысла. Самым оптимальным будет остаться на Земле, где жители имеют аналогичный телесный облик, и адаптироваться. Это не сложно. Генетически он им идентичен, потенциальное место жительства есть, а теперь вот и работа...
      - Молодец, что согласился! - радостно похлопал его по плечу Феликс. - Это большая удача, что тебя взяли без испытательного срока. Впрочем, ты это заслужил, - с уважением посмотрел на квалификационные параметры, которые выдала система регистрации по результатам исправленных Мэтсимом поломок за пять часов работы и пройденного тестирования. - Обычно категорию "Тау" аэрорепайер получает только года через три-четыре.
      - А у тебя какая? - заинтересовался молодой специалист.
      - "Омега", - улыбнулся куда более опытный коллега. - Я семь лет здесь работаю.
      На шкале, которую сейчас рассматривал новоиспечённый землянин, эта категория на три позиции превышала присвоенную ему и была максимально доступной. Ну что ж, есть к чему стремиться. И этот факт будет стимулом для самосовершенствования.
      Предложение пообедать в местной столовой прежде, чем возвращаться домой, Мэт принял с энтузиазмом. Проголодаться он успел, да и земная еда ему нравилась. Куда больше, чем та, которой приходилось питаться в колонии. Не в отношении вкуса. Мама была непреклонна, буквально заставив Дэташша ввести ароматизаторы во все концентраты, которые готовили его жнецы, однако консистенция оставалась неизменной. Сублитерат мог быть исключительно однородным, хоть и разной плотности. Потому и сравняться с земной пищей ему не удавалось.
      Подтвердив свою личность и тем самым оплатив счёт, Феликс убрал от считывающего устройства ладонь, приступая к поглощению того, что появилось перед ним на столе. В который уже раз цепляясь взглядом за перстень на мизинце его правой руки, Мэт, наконец, решился:
      - Красивый камень, - пододвигая к себе одну из тарелок, указал глазами на сверкнувший тёмным фиолетовым отблеском кристалл, оправленный в белый металл с яркой жёлтой полосой.
      Феликс [Интернет+фотошоп] - Нравится? - переложив вилку в другую руку, удовлетворённо распрямил пальцы мужчина, позволяя лучше разглядеть украшение.
      - Очень интересный дизайн, - максимально корректно высказал своё мнение ментаут, неторопливо пережёвывая салат. - Как долго он у тебя?
      Феликс чуть нахмурил брови, припоминая.
      - Где-то... с месяц, - озвучил, наконец. - Увидел в продаже и не удержался. Давно о таком мечтал, - вновь полюбовался игрой света на гранях кристалла.
      Мэтсим задумался. Может, именно этот камень и есть реат? Других же землянин не носит, а без кристалла Лина бы не почувствовала в нём свою пару. Тем более, что сестра упоминала в разговоре, что она примерно столько по времени с Фелом и знакома. Любопытное совпадение. Или не совпадение?
      - Снимаешь кольцо или постоянно носишь? - словно между делом полюбопытствовал, цепляя сочный кусочек мяса на вилку и отправляя в рот, маскируя этим нехитрым действием нарастающее напряжение.
      - Постоянно, - с улыбкой отозвался землянин, следуя его примеру и меняя блюдо. - Камень утоплен глубоко, за одежду не цепляется и работать не мешает. Очень удобно. Хочешь, мы тебе такой же перстень подберём? Или похожий, - по-своему расценил проявленный интерес. - Не самая дешёвая модель, конечно, но зарплата тебе теперь позволяет, - намекнул на изменение статуса.
      - Спасибо, обязательно воспользуюсь твоей помощью, но позже, - отказываться Мэтсим не стал, в душе удивляясь неимоверно. И было чему.
      Пара его отца, когда прилетела в Глисс, носила реат на цепочке, как кулон. Именно благодаря ему он её почувствовал. И камень этот был с Земли. Дэташш рассказывал Мэту, что у многих захваченных в плен землян, тоже аналогичные кристаллы были. У кого в браслетах, у кого в кольцах. Невероятно. Что ж за планетка такая, на которой реаты, безумно редкие и ценные, продаются совершенно свободно?!
      А ведь это ещё не всё! Получается, что на Земле и пары для ментаутов считай на каждом шагу. Взять хотя бы того же Фела. Совершенно случайно встреченный Линой человек, а оказался с нужным потенциалом! Кстати, экипаж того же "Звёздного ветра" почти на треть был укомплектован теми, кто мог стать парой. И Дэт не раз сокрушался, что выжили из них лишь немногие. Ведь ментальные пары тоже редкость и их приходится искать едва ли не по всей Галактике!
      Всё же Земля очень необычная планета. Удивительная.
      - Мэт, - вернул к реальности голос Феликса. - Лина просит нас не задерживаться, - мужчина развеял в воздухе пришедшее ему на коммуникатор сообщение. - Ваши родители прилетели.
      - Хорошо, - колонист встал, показывая, что откладывать встречу он не намерен. - Идём.
      Ближайший флёр, в контуры которого они ступили, предупредительно опустил вниз виртуальную панель управления, и Мэтсим, за эти дни прекрасно запомнивший координаты дома Ангелины, сделал движение, чтобы их ввести. Вот только Фел остановил его руку на полпути.
      - Они в своих апартаментах, - пояснил, быстро пробежавшись пальцами по полупрозрачной консоли и активируя перемещение. - Девочки к ним уже "прыгнули", - добавил и, едва осел конденсат, шагнул на упругое покрытие услужливо проявившейся перед ними дороги.
      Оказавшаяся столь же послушной как и та, которой управляла Ника, тропинка, послушная мановению руки Фела, убежала к каплевидному зданию, увитому спиральной обтяжкой из прозрачного материала. Слепящие блики, отражающиеся от стен, заставляли жмуриться и мешали рассмотреть его хорошенько, но то, что подобное сооружение здесь не единственное, колонист заметил. Чуть в отдалении за ним возвышалось ещё несколько, в свободном пространстве между ними шустро сновали аэрокары, а в метре над поверхностью земли, прикрытой толстым зелёным растительным ковром, широкими лентами лежали транспортные дорожки.
      Следуя за мужчиной, брюнет приложил максимум усилий, чтобы задавить эмоции и оставить разум свободным для анализа информации. Излишне сильные эмоциональные реакции были ещё одним неприятным "дефектом", напрямую связанным с человеческим телом, и с ним приходилось считаться. Отец Мэта не раз сетовал по этому поводу, стараясь научить сына оптимальному контролю. И всё же, как ни старался колонист остаться равнодушным, сделать этого не смог - на его лице так явно отразилось, всё, что затопило сознание, ведь женщина, которая стояла перед ним спиной к окну, была совсем неотличима от его матери. Да и по сути они были идентичны друг другу. Не только телом, но и душой.
      Невысокая, по-прежнему темноволосая, с привычной короткой стрижкой, одетая в лёгкое цветное платье до колен, Ирилика с волнением всматривалась в черты того, кто перешагнул порог. Того, кого она согласилась оставить другой себе, чтобы спасти от гибели два мира. Того, кого она не надеялась и не мечтала увидеть, потому как Дэташш лично её заверил, что правды своему брату он не откроет.
      И вот теперь, когда ещё в полёте было получено извещение о фиксации в земной базе землянина, имеющего общую с ней и её мужем генетическую структуру, стало ясно - своего обещания жнец не сдержал. И причины подобного поступка взволновали Лику куда сильнее, чем сам факт появления мальчика на Земле.
      - Мэт?! - женщина метнулась к замершему в дверях молодому мужчине. - Господи! Почему ты здесь?! - вцепилась пальцами в плечи, с тревогой заглядывая в тёмные глаза. - Что-то случилось в колонии? Ты прилетел один? А твой отец? С Эльдиром всё в порядке? А со мной? То есть... - запнулась, видимо только сейчас сообразив, как дико звучат её вопросы для тех, кто наблюдает за этой встречей со стороны.
      - Девочки, Феликс, - не выпуская обретённого сына из рук, обернулась к ним. - Вы не могли бы побыть несколько минут в другой комнате?
     
      В другой. Понятно. Вот так всегда, на самом интересном месте нас выпроваживают куда подальше! Но и спорить сейчас нельзя, вон как мама нервничает, в голосе столько беспокойства! Всё же с братиком реально что-то не так. Жаль только объяснять, что именно, нам не спешат.
      Развернула раскрывшую рот Нику, подтолкнув в соседнее помещение, оглянулась на Фела, шагнувшего за нами следом, и закрыла проём. Пусть. Всё равно я всё выясню! Похоже, невменяемостью и придуманным миром тут и не пахнет, скорее чем-то очень даже реальным. Неужели весь тот бред, который Мэтсим озвучивал, всё же имеет место быть? Или не весь?
      Принялась ходить по комнате, снимая стресс и прикидывая, что же происходит?! Вернее, происходило когда-то, раз отец, всегда сдержанный, предельно корректный и до безумия влюблённый в маму, сейчас мрачный, как туча, с ней не разговаривает, на нас только один взгляд бросил, не самый невозмутимый, кстати, и вообще, сбежал чёрт знает куда, едва корабль приземлился. За сутки не успокоился? А ведь родители, как я поняла, именно столько времени в курсе появления сыночка на Земле. Получается, мама скрывала его наличие от всех? У Мэта другой отец? И вопрос она задала, именно на эту мысль наталкивающий. Но генетика-то у братца с нами одинаковая, иначе система сразу бы идентифицировала его как сводного! А-а-а! У меня мозг вскипит раньше, чем я получу ответы!
      - Ангел мой, ну что с тобой? - меня поймали, прижав к себе. - Ты сама не своя. Мэт отличный парень, не думаю, что с ним связано что-то плохое.
      - Тебе легко говорить, а я за отца переживаю, - отталкивать мужчину не стала, его поддержка сейчас была нужна. Да и спокойнее как-то, когда он обнимает. Увереннее, что ли. - Похоже, что папа о нём, - кивнула в сторону двери, за которой остались мама и брат, - вообще ничего не знал. Представляешь, каково это?..
      - Вы можете потише разговаривать? - перебила меня, неожиданно раздражённо зашипев, Ника. - Я из-за вас не слышу почти ничего!
      Обернулась на её голос, с удивлением обнаруживая сестру внутри голограммы юнита, созданной пиратской программой прослушки.
      - Ника! - изумлённо расширила глаза, поражаясь сразу двум вещам: бесцеремонности и наглости. - Выключи немедленно! Где ты вообще эту гадость взяла?
      - Ага, щас, - на меня посмотрели, как на дуру. - Чтобы нам потом опять лапшу на уши навешали? А программу... - сестра хитро усмехнулась: - где взяла, там уже нет. Вы слушать будете? - невинно хлопнула ресничками.
      И пока я приходила в себя от подобной наглости, всё решили за меня. По всей видимости посчитав, что предложение Ники разумное, Фел увлёк моё приватизированное в личное пользование тело ближе к новоиспечённому хакеру. В общем, в себя я пришла сидящей у него на коленях, окутанная призрачным облаком голографической картинки, слишком нечёткой, чтобы можно было её рассмотреть, но достаточно явственной в смысле звукового сопровождения.
      - Тебе совершенно незачем оправдываться, - звучал совсем рядом тихий голос Мэта. - Я в курсе всего, что происходило. От меня никто и никогда ничего не скрывал. Ни ты, ни отец. Так что я прекрасно понимаю, насколько всё сложно, и уж тем более не обижаюсь. В конце концов, ты же всё равно была со мной.
      Владеющее мной желание возмутиться самоуправству жениха и отругать сестру на этом душещипательном моменте самоликвидировалось. Получается, братику рассказывали всё, а нас зачем-то держали в неведении?
      - Мэт, - кажется мама всхлипнула, - а ты уверен, что Лина тоже колонист? Дэташш же сказал, что она обычный ребёнок.
      - Дядя ошибся, - совершенно спокойно заявил Мэтсим. - Не смог рассмотреть её сущности, когда мы были вместе, а после пересадки не проверил. Поторопился.
      - И что теперь будет? - кажется мама начала не на шутку беспокоиться. - Линочка к этому совсем не готова! Ты с ней говорил? Как она это приняла? А как же Фел? Они же хотят пожениться, я сообщение получила. Может, ей не обязательно улетать с тобой?
      - Мама, - Мэт вздохнул. - Ты задаёшь вопросы быстрее, чем я могу на них ответить. Не переживай, я уже понял, что Лина хочет остаться на Земле. Создать колонию я её заставить не могу и настаивать не буду, в этом точно нет никакого смысла. Она сама должна захотеть это сделать. К тому же сестра мне не верит. А что касается Фела... - голос стал несколько тише, словно брат знал, что мы его слушаем. - Он её ментальная пара.
      От подобного сообщения мама совсем растерялась. С минуту молчала, да и Мэтсим ничего не говорил, слышны были только шаги, словно он ходит по комнате. Тело Феликса на которое я опиралась, закаменело. И я прекрасно понимала, каково ему слышать подобное, вот только сделать ничего не решалась.
      - Пара... - наконец мама повторила озадаченно. - Но... - снова замолчала. - Я думала, что для этого ментауту нужно быть "спрутиком" и пройти трансформацию...
      - Совсем не обязательно, - в интонациях послышалось что-то смешливое. - Главное, чтобы мозговые фазы совпали. И потом, ты же в курсе, зачем перестраивается тело. Так что Лине необычайно повезло - свою пару она может использовать в полной мере и прокачивать через неё нужную энергию, ведь Феликс одного с ней морфотипа.
      - А ты? - продолжился "допрос". - У тебя пары нет?
      На этот раз молчание наступило по инициативе брата.
      - Мэт? - мама расстроилась. - Ты никого не почувствовал?
      - Нет, - решился тот на ответ. - Думаю, что у меня пары не будет никогда.
      - Почему? - родительница ужаснулась подобной перспективе. - Ты подожди, не торопись! Твой отец тоже считал, что не способен к ментальному контролю, а потом встретил меня и у него всё получилось, - видимо, решила его успокоить. - И у тебя тоже получится, нужно только поискать! На Земле много девушек. Неужели среди них не найдётся той, которая тебе подойдёт?
      - Возможно, - снова послышался звук шагов, - но какой смысл иметь пару, если нет колонии? - раздался горький смешок. -У отца она была. А у меня без Лины её не будет, ведь не похоже, что сестра согласна менять свою жизнь. Так что, придётся мне жить без этого...
      -Хватит! - я рванулась из ослабевших рук, выключая технику. - Ещё раз такое сделаешь, расскажу отцу! - сердито пригрозила испуганно отпрянувшей от меня сестре. - Вот ему и будешь объяснять, откуда у тебя такие программы и наклонности!
      Ушла к окну, созерцать индустриальный пейзаж и успокаиваться. Эх, Ника! Что ж такая любопытная?! И Фел у неё на поводу пошёл! Понятно, что я всё равно узнала бы правду, но ведь мама могла рассказать мне всё иначе, смягчив ту неприглядную реальность, которая вырисовывалась из подслушанного диалога. А теперь я чувствовала себя паршивей некуда. В первую очередь потому, что проявила непростительную беспечность, вовремя не осознав своей ответственности за жизнь того, о ком я совсем ничего не знала и кого не принимала всерьёз. Как же я могла быть такой глупой?!
      На плечи легли тяжёлые руки.
      - Расстроилась? - тихий вопрос сопроводил скользящее движение ладоней.
      Кивнула, осторожно отстраняясь от него и шагая в сторону.
      - Лина? - Феликс забеспокоился. - Ты на меня обиделась?
      Отрицательно мотнула головой, продолжая упорно смотреть в окно. Не хочу расстраиваться ещё больше.
      - Тогда что не так? - моей реакции он не понял.
      - Ты же сам всё слышал, - пожала плечами, присматриваясь к тому, как гнутся под порывами ветра тонкие ветви молодых деревьев. - Мэт ничего не выдумал. Я - не человек. Ты для меня какая-то непонятная пара, которую я буду использовать, а вовсе не жених. И проблем, которые придётся решать, у меня теперь будет выше крыши. Тебе это надо?
      - Вот глупая! - в голосе мужчины и злость, и облегчение. - Я же люблю тебя и мне без разницы, кто ты на самом деле. Даже не мечтай, что я тебя оставлю. И замуж за меня завтра ты выйдешь, даже если мне для этого придётся тебя тащить силком. Ты от меня так просто не избавишься и всё твои проблемы будем решать вместе. Поняла?
      Меня развернули и с силой прижали к себе, оплетя руками.
      - Фел, - всхлипнула, вжимаясь лбом в жесткую ткань его комбинезона. Он ведь после работы даже переодеться не успел. - Ты пожалеешь и сбежишь.
      Сокрушённый вздох, и меня уже целуют, не позволяя увернуться и доказывая, что сомневаюсь я в нём совершенно напрасно. И привычное пространство снова исчезает за радужными переливами. Вот только желания вникать в то, что же это за мир такой, в который меня затягивает каждый раз, едва губы Феликса касаются моих, нет никакого. Может, от этого можно как-то избавиться, чтобы жить нормально?
      - Кх-м... - недовольное покашливание за спиной и тихое бурчание: - Вообще-то, я ещё тут. А вы пока не женаты.
      Вот маленький блюститель нравственности! Ей подслушивать, значит, можно, а нам целоваться при свидетелях нельзя?! Одностороннее у сестры понимание этики, однако ж!
      - А ты давно могла бы к себе уйти, - неожиданно укорил её звучный низкий голос. - И дать им возможность побыть вдвоём.
      - Папа!
      Прозвучало это дуэтом. Среагировали мы с Вереникой совершенно синхронно.
      Поднырнув под руку отпустившего меня жениха, я стремительно переместилась к отцу и обняла. Сестра вцепилась в него с другой стороны. Соскучилась за две недели.
      - Мама где? - нас погладили по головам и мягко отстранили.
      - С Мэтом разговаривает, - тут же наябедничала сестра.
      - Понятно, - взгляд отца безошибочно остановился на закрытой двери. Впрочем, уже в следующую секунду переместился на дочь. - Ника, ты бы заглянула к себе в комнату, - на губах промелькнула улыбка. - Я тебе кое-что привёз.
      Темные глаза загорелись любопытством, девушка ахнула, встрепенулась и всё же чуть помедлила, словно понимая, что под благовидным предлогом её просто выпроваживают. Но ушла. Надеюсь, что у неё хватит совести не подслушивать. Хотя отец с той же предусмотрительностью поставит блокировку, если почувствует, что в этом есть необходимость. Это только мама такая доверчивая и не думает, до каких изысков может дойти любопытство тех, кто остался за стеной.
      Ну вот, я же говорила! Почти незаметным движением папа активировал защиту, усаживаясь на диван и касаясь панели юнита. Кивнул Феликсу, указывая на место напротив. Внимательно проследил за тем, как я помедлила, выбирая: приземлиться рядом с женихом или сесть отдельно. Чуть нахмурился, когда выбрала первое, оказавшись в плену притянувших меня к корпусу рук.
      - Вижу, планы не изменились, - констатировал негромко, качнув светловолосой головой. - Решили, что всё складывается удачно? А если не получится?
      Заявления я не поняла. Да, отец всегда относился к Фелу с определённой долей настороженности. Но и негатива никогда не демонстрировал и встречаться с ним меня не отговаривал, разве что несколько раз просил подумать хорошенько, прежде чем решаться на что-то серьёзное.
      Растерянно взглянула на Феликса. Вступать в диалог тот не спешил, молчал и совершенно спокойно, не опуская глаз, смотрел на будущего тестя. Перевела взор на отца, который столь же пристально всматривался в лицо потенциального зятя. И взгляды, которыми эти двое сейчас обменивались, меня насторожили. У них какие-то свои дела? Да что ж за жизнь у меня такая?! Кругом одни интриги! У меня ощущение, что с таким окружением мне самой из флориста придётся в секретного агента переквалифицироваться! Срочно!
      - Ладно, - так и не дождавшись ответа, как-то обречённо выдохнул отец. - Кто я такой, чтобы вам мешать? Раз уж всё идёт к этому... - грустно посмотрели на меня изумрудные глаза. - Но учти, - взгляд вернулся к мужчине, в голосе появилось вполне осязаемое предупреждение, - обидишь девочку, пожалеешь. И ты, и все остальные. Это ясно?
      - Я никогда не сделаю ей больно, - на этот раз Фел отмалчиваться не стал. - И никто другой не посмеет. Вам не нужно беспокоиться.
      - О чём речь? - направление, которое принял разговор мне не понравилось. Какое отношение имеют некие "все" к нашей будущей семейной жизни? - Кто и почему должен будет пожалеть? - потребовала объяснений.
      - Те, кто решил, что может тебя использовать, - безапелляционно заявил папа.
      - Не поняла... - в душе что-то взметнулось, словно ледяной порыв ветра прошёлся. Даже вздрогнула, настолько холодно стало.
      - Не бойся, мой ангел, - меня притиснули к себе сильнее, словно желая согреть. - Всё не так страшно, как ты думаешь.
      Заглянула в карие глаза, которые смотрели с такой нежностью, что подозревать их обладателя в неискренности было невозможно. Ровно в той же степени, в которой я не могла избавиться от желания оказаться с ним наедине.
      - Прости, Лина, - снова заговорил отец. - В происходящем с тобой я виноват в первую очередь. Не смог защитить твою маму, и она попала в плен к колонистам. А Лика к тому моменту уже была беременна. И то, с кем ей пришлось взаимодействовать повлияло на тебя. На то, кем ты стала. Только телом осталась человеком, а душой... - знакомым жестом, выдающим его смущение, прошёлся по подбородку. - Того, что ты ментаут, я не знал. Твоя мама тоже считала тебя обычным ребёнком. А о том, что у тебя был брат мне ничего не говорила, боялась, что я не пойму. Да и я даже в мыслях не допускал, что с этой беременностью было что-то не так. Однако, как выяснилось, это только я проявил такую самонадеянную беспечность.
      Отец одним сильным движением оттолкнулся, поднимаясь на ноги. Сделал несколько шагов по комнате, остановился у окна. Склонился к стеклу, опираясь ладонями на подоконник. Несколько секунд всматривался вдаль и, наконец, обернулся к нам.
      Он развернулся, а я от неожиданности вцепилась пальцами в то, что оказалось рядом - руку Фела. И было от чего. Лоб разрезанный вертикальной морщиной, брови сошлись к переносице, взгляд, и без того не самый спокойный, стал совсем злым, желваки ходуном ходят... Я таким отца практически никогда не видела.
      - В один "прекрасный" момент, - мрачно продолжил папа, - я понял, что твоей жизнью очень уж интересуется тот, от кого подобного любопытства я не ожидал. Конечно твой дед всегда отличался патологическим стремлением и способностью влезать в чужие дела: вся эта дурацкая военная операция против колонистов была под его контролем! Он даже меня ухитрился использовать, чтобы задуманные планы реализовались. Но я и подумать не мог, что ему понадобишься ты, - горечи в голосе становилось всё больше и постепенно она вытеснила яростные нотки, оставив только почти физически ощутимое разочарование.
      О том, что у моего отца с дедом не самые хорошие отношения, я знала. Тот, несмотря на весьма преклонный возраст, занимал один из руководящих постов в земном правительстве, и они не раз схлёстывались по вопросам безопасности Земли. Это я в новостях читала. Хотя, когда была маленькая, мы пару раз к нему "прыгали". Дед отдыхал на море. И, честно говоря, мне очень понравился. Сильный и физически, и психологически, относящийся ко многим вещам с изрядной долей юмора, он не вызвал у меня никаких негативных эмоций. Но на этом наши встречи и прекратились. Получается, дедушка Рома сделал что-то такое, что отцу не понравилось?
      - Именно он сказал мне однажды, что ты не человек, - подтверждая мою догадку, продолжал говорить папа. - Тебе тогда было десять. Не знаю, откуда у него появилась эта информация. Своей агентуры твой дед никогда не раскрывал. Я не поверил. Мне привели доказательства, спорить с которыми оказалось невозможно, - нервным движением прошёлся ладонью по волосам, убирая их со лба. - Сначала я злился. На себя, - добавил, увидев, как я напряглась. - А потом решил, что даже если всё это правда, она не будет иметь для меня никакого значения. Ты моя дочь и человеческого в тебе всегда было больше, чем инопланетного. Тем более, что последнего я вообще не замечал!
      Папа снова зашагал по комнате, на этот раз продолжая одновременно говорить:
      - Вот только мой отец не просто так поставил меня в известность. Он желал, чтобы ты прошла специальную подготовку и обучение в школе профессиональных разведчиков. Я так думаю, что ему нужен был тот, кто мог бы наладить прямой контакт с колонистами, не вызывая у тех подозрений. И ты в этом отношении подходила идеально. Отдавать тебя отцу я отказался. Хотел, чтобы у тебя была нормальная человеческая жизнь. А в итоге он выждал время и начал действовать иначе, - теперь тяжёлый взгляд сверлил обнимающего меня мужчину, который даже не подумал смутиться. - Не знаю, на что конкретно рассчитывает твой дед. Ведь из всех тех, кого пытались тебе навязать, ты выбрала самого безобидного. У него совершенно нейтральная специализация, к разведке и военным структурам не имеющая никакого отношения. В этом смысле можешь быть спокойна, я проверял. Верно, Феликс? - холодно поинтересовался, опускаясь на диван.
      - А я сразу вам сказал, что решился пройти тестирование исключительно из-за самой Лины, - рука ласкающим движением прошлась по моему плечу и спустилась вниз, забирая пальцы в мягкий захват. Губы едва ощутимо коснулись виска. - Если уж на то пошло, изначально меня вообще не рассматривали как подходящий для неё вариант, несмотря на высокий уровень соответствия мозговых фаз, - вот теперь в голосе что-то сердитое проявилось. - И позволили встретиться с Ангелиной только после того, как все остальные остались ни с чем.
      У меня от удивления едва челюсть не отпала.
      - И много было претендентов? - слегка ошалев от подобных заявлений, я почему-то только этим и заинтересовалась.
      - Насколько я знаю, - карие глаза смотрели на меня с хорошо заметной ревностью, - больше тысячи.
      Цифра сразила меня наповал. Это как я ухитрилась такое количество мужчин отшить, если ни с кем, кроме Фела, даже на свидании не была?! Да и в окружении моём особей противоположного пола хорошо если пара десятков наберётся!
      - А тебе и не нужно было с ними общаться, - вновь взял инициативу в разговоре в свои руки отец, совершенно правильно расценив моё изумление. - Ты - ментаут, и свою пару чувствуешь на расстоянии, даже если не видишь. Ну и реагируешь, соответственно, - вздохнул, словно сокрушаясь, что я у него такая. Неправильная. Впрочем, возможно мне это просто показалось, и жалел он о чём-то ином.
      - Ты знал, - констатировала тихо. - А мама? Ей ничего не говорил? - вспомнила подслушанный разговор с Мэтом. - Почему?
      - Не хотел, чтобы она переживала, - отец снова взъерошил волосы. - А в итоге выяснил, что Лика скрывала от меня ничуть не меньше, когда два дня назад получил информацию о сыне. И то, что он прилетел на Землю однозначно имеет вполне определённую цель - забрать тебя. Факт, который как нельзя лучше играет на руку моему отцу! Так что я теперь ума не приложу, что со всем этим делать! - разгладившиеся было морщинки вновь легли на лоб, а в голос вернулись возмущённые нотки.
      - А мне кажется, - внёс свой вклад в обсуждение Феликс, - что и не нужно ничего предпринимать. Мэтсим понял, что его планы несбыточны и согласен остаться на Земле. От предложенной ему работы не отказался, мы с ним легко поладили. Уверен, вы тоже найдёте общий язык с сыном, значит, и Ангелине беспокоиться не о чем. Она может жить так, как вы этого хотели. Спокойно и для себя.
      - С тобой, - добавил отец.
      - Если не передумает, - моментально напрягся жених. - Лина? - развернулся, заглядывая в глаза, по-прежнему сжимая мои пальцы в своих. - Ты же выйдешь за меня?
      Кивнула, облизнув пересохшие губы, понимая, что сказать "нет" не в состоянии. Не знаю, что это за ненормальность такая у ментаутов, но позволить себе его потерять я не могу. Вот не могу и всё. Даже если бы он был матёрым шпионом-диверсантом и любил меня в половину меньше, всё равно бы согласилась. Дурдом какой-то!
      - Спасибо, ангелочек, - с таким чувством выдохнул Фел, что я не удержалась. Освободила руку, чтобы пройтись подушечками по гладко выбритой щеке. Улыбнулась, когда он поймал мою ладонь, нежно сжимая пальцы и поднося к своим губам. Заглянула в любимые глаза, такие завораживающие, стремительно темнеющие.
      В расширяющихся зрачках мужчины вдруг что-то блеснуло. Разрослось, растекаясь приторной световой патокой, и мягкой, бледно-фиолетовой волной выплеснулось, заставляя окружающий мир уйти за границу реальности. Вторая волна. Третья. Пульсар испускал лучи, наполняя пространство вокруг меня призрачными слоистыми структурами. Я затаила дыхание и подалась навстречу. Ближе! Потребность дотронуться до этого чуда, почувствовать, как потоки будут струиться между пальцами, окатила жаркой волной и стала практически неодолимой. Настолько сильной, что я начала терять над собой контроль. Моё! Взять! Немедленно, безотлагательно, сию секунду! Желание осталось только одно - наплевать на всё, притянуть того, кто может мне это дать, к себе ближе и провалиться в безбрежный световой кокон, заполненный переливающимися, сплетающимися друг с другом нитями. Невероятно тонкими, яркими, теплыми, до щемящего чувства в груди манящими.
      Вау! С томительным предвкушением потянулась к сверкающему источнику, осторожно раздвигая лучики, стараясь не разорвать и наслаждаясь их ласкающими прикосновениями.
      - Лина?! Феликс?! Что с вами? - тревожные колебания, пришедшие извне, нарушили сложившуюся гармонию. Нити раскачало. Теперь они двигались как живые, убегая, теряя яркость, исчезая, растворяясь в небытие, превращаясь в дымку. Почувствовала, как что-то внешнее встряхнуло меня, словно в попытке вернуть обратно.
      Исчезнувший было материальный мир начал просвечивать сквозь призрачное марево. Тело, на которое я опиралась, оказалось уже не так близко, как раньше.
      Ну нет! Вцепилась в него сильнее, рванув на себя, чтобы не позволить разорвать контакт. Рано! Я не закончила!
      - Стойте! - ещё одно восклицание и новая порция штормового возмущения в моём пространстве. - Не трогайте их! Всё нормально! Она справится!
      Вот это правильно. Мешать мне не надо. Я знаю, что делаю.
      Скользнула в сгущающийся туман, с удовлетворением отмечая перемены. Начавшее было угасать сияние вспыхнуло с новой силой, манящая к себе звезда призывно заискрила световыми переливами, рождая новые нити, играющие яркими отблесками. Потянулась к ней, погружая руки в тягучую, световую массу.
      Вспышка. Ослепляющая. Нестерпимая настолько, что я зажмурилась, спасаясь от яростного блеска. Нарастающий гул, нечёткие голоса...
      - Раз уж ты так в себе уверен, - доносится до меня невероятно знакомый голос. Звонкий, властный. Вот только прозвучавшая в нём насмешка мне не нравится. Слишком уж она явная. И раздражающая.
      - Выбирай! - хлёсткий приказ, и я распахиваю глаза, всматриваясь в того, кто замер напротив.
      Длинные, совершенно седые волосы, собранные в хвост и перекинутые через плечо. Яркие малахитовые глаза, чуть прищуренные, внимательно наблюдающие за мной. Внушительная фигура в сером деловом костюме, склонившаяся над чёрной поверхностью гладко отполированного стола и опирающаяся на него костяшками пальцев.
      С усилием заставляю себя сосредоточиться на том, что мне нужно сделать. Опускаю взгляд, растерянно рассматривая рассыпанные по тёмному стеклу, оправленные в металлические кольца камни, поблёскивающие маслянистыми гранями.
      Много. Слишком много. Какой из них нужный?
      Красный, голубой, дымчатый.... Взгляд скользит по цветной палитре, а в душе рождается боль. Я не хочу ошибиться. Зелёный, желтый, прозрачный... Продолжаю всматриваться в радужные переливы. Нет, я не знаю какой брать. Поднимаю глаза на замершего в ожидании визави, замечая смешливые искорки в его взгляде, и решительно протягиваю руку, не глядя вытаскивая украшение. Поднимаю, демонстрируя его нам обоим. Фиолетовый кристалл сверкает в солнечных лучах, льющихся через открытое окно.
      - У тебя два часа, - коротко кивает пожилой мужчина. Отталкивается от стола, опускаясь на стул позади себя. - И не вздумай потерять реат, - холодно предупреждает. - За тобой проследят, - бросает взгляд в сторону, где застыла в статичной неподвижности ещё одна мужская фигура.
      Надеваю кольцо на мизинец, разворачиваясь и шагая на выход.
      - Бессмысленная попытка, - слышу брошенную в спину насмешку. - У него ничего не выйдет. Напрасно теряем время.
      - Зато перестанет настаивать на своём и займётся, наконец, делом... - голоса растворяются в отражающемся эхом от стен гулком стуке.
      Тук-тук. Тук-тук. Мерные удары моего сердца и пульсация в ладонях. Синхронные настолько, что это кажется невероятным. И правильным.
      Медленно вытащила руки из вязкой субстанции, любуясь, как послушно тянутся следом энергетические нити, похожие на разряды молний. Отпустила их, разрешая вернуться в источник, и снова притянула, наслаждаясь получаемым эффектом и властью. Даже жалеть начала, что раньше этого не сделала! Вот глупая трусиха! Столько времени потеряла! А ведь у меня не раз была возможность. Когда жених меня целовал.
      Феликс!
      Вспомнив о нём, забеспокоилась, сообразив, что не знаю, как он отреагировал на произошедшее. Кстати, неплохо было бы понять, а что вообще я сделала! Двойственность восприятия, не дающая рационально оценивать свои поступки, неожиданно исчезла, оставив после себя чёткое осознание - я забралась туда, куда меня не приглашали! Мало того! Я же до умопомрачения боялась этого нереального пространства и всеми силами старалась избежать длительного контакта с ним! А тут так бесцеремонно в нём хозяйничала, словно оно мне принадлежит!
      Вздрогнула, отрываясь от податливых губ и отстраняясь от расслабленного тела, боковым зрением замечая, как призрачное окружение быстро трансформируется в привычный мир. С тревогой всмотрелась в закрытые глаза.
      - Фел, - встряхнула мужчину за плечи. - Что с тобой?
      Жених наморщил нос, сильно зажмурился, вздохнул и, наконец, поднял веки, чтобы посмотреть на меня.
      - Всё хорошо, ангелочек, не волнуйся, - успокоил, погладив по волосам. - Ты как?
      - Не знаю, - попыталась разобраться в своих ощущениях. - Я в каком-то странном мире была... - начала нерешительно.
      - В ментальности, - перебил спокойный, но уверенный в себе голос.
      Оглянулась, чтобы увидеть его обладателя, и изумлённо захлопала ресницами. Вся семья в сборе. Мама сидит на диване напротив. Папа стоит за её спиной, опираясь на высокую спинку. Ника устроилась на полу, перебирая виртуальные картинки в юните. Братишка замер у окна, фактически усевшись на подоконник задней частью тела и упираясь в него руками.
      - Что за консилиум? - с подозрением пробежалась взглядом по честной компании.
      - Поздравляю, сестричка, - опять заговорил Мэт, потому что остальные молчали. - Ты теперь высший ментаут.
      Это шутка такая? Присмотрелась к нему, надеясь уловить в глазах подтверждение, но ничего, кроме внимательной заинтересованности не увидела.
      - И что это значит? - потребовала объяснения.
      - Можешь работать с ментальной энергией, - с готовностью просветили меня. - Прокачивать и фиксировать по мере необходимости.
      - И зачем мне это? - ошалела от глобальности перспектив и полного отсутствия видимого смысла.
      - Чтобы создать колонию, - объяснили непонятное непонятным. Впрочем, я быстро припомнила, что брат об этом мне уже говорил. Когда предлагал с ним улететь.
      - Ага, - насторожилась, сжимая руку Феликса, который почувствовал нарастающее во мне напряжение и очень своевременно меня обнял. - А если я не хочу ничего создавать?
      - Тебя никто не заставляет, - вздохнул Мэт, доказывая, что он желал услышать от меня совсем иной ответ.
      - Живи так, как тебе нравится, - добавил отец.
      Ну и слава богу. Я расслабилась, прижимаясь щекой к мужскому плечу и ойкнула, когда что-то острое впилось в кожу.
      - Фел! - отпрянула от коварного дикообраза, маскирующегося под приличного человека. - Ты бы хоть инструменты на работе оставлял!
      - Я же всё вытаскивал... - жених с недоумением прошёлся ладонью по ремням обтяжки, неожиданно для самого себя извлекая из крепежа маленькую, тонкую, заострённую палочку. - Забыл, кажется... - виновато посмотрел на меня. - Больно?
      - Неприятно, - потёрла пострадавшее место. Прошлась ладонью по виску, убирая с лица и приглаживая растрепавшиеся волосы. Фыркнула недовольно, потому что они прилипли к пальцам, словно наэлектризованные. Помогая себе второй рукой, собрала в хвост, чтобы закинуть их за спину, и замерла, открыв рот от изумления, когда перед глазами вместо красивых золотистых прядок мелькнули изрядно поблекшие, да ещё и окрашенные на концах в фиолетовый цвет.
      - А это что такое? - опешила окончательно. Вскочила с дивана бросаясь к зеркалу на стене. Увидела себя во всей "красе" и отпрянула от неожиданности. Ну Мэт! Мог бы предупредить, зар-р-раза!
      Мои шикарные, блондинистые волосы превратились в непонятное нечто! Нет, у корней и примерно до середины длины прежний цвет сохранился, а вот дальше они всё сильнее бледнели, насыщаясь белым цветом с ненормальным фиолетовым отливом.
      Кошмар!
      В растерянности обернулась к присутствующим. Заметила, как подался вперёд, в готовности встать, Фел. Оценила хмурое лицо папы. Поняла, что брат смотрит на меня с нескрываемым, хоть и спокойным интересом. Одарила злым взглядом хихикающую Нику, явно довольную творящимся безобразием. И чуть не заплакала, увидев сочувствующие глаза мамы.
      - С этим можно что-то сделать? - едва удержалась от эмоциональной реакции. Очень уж хотелось зареветь от обиды. - Может, покрасить? - снова взглянула в зеркало. - Или отрезать? - это уже от безысходности предложила, потому что никогда не любила короткие стрижки. Как мама подобные носит?!
      - Зачем? Тебе не нравится? - совершенно искренне удивился брат. - Срезать их, конечно, можно, но концы всё равно такими станут, - предупредил. - А краска при первом же погружении в ментальность исчезнет. Так что это бессмысленно.
      Ну всё. Закрыла глаза, чтобы не видеть изменённую себя. Вот они! Прелести быть колонистом! Мне теперь хоть все зеркала из дома убирай.
      - Мэт, - процедила сквозь сжатые зубы, интересуясь: - Это всё? Или ещё сюрпризы будут?
      - Не надо, Лина, - сильные руки развернули меня, прижимая к корпусу. Феликс всё же не смог остаться наблюдателем со стороны. - Твой брат не виноват. А ты прекрасно выглядишь. Мне нравится, - ладонь прошлась по голове и скользнула на затылок, зарываясь пальцами в волосы. - Очень, - горячий выдох обжёг висок, потому что мужчина склонился ко мне.
      Обняла, стараясь больше ни обо что не уколоться.
      - Ладно, - вздохнула, постепенно успокаиваясь. Ну а реально, если его всё устраивает, то какой смысл переживать? Подумаешь, на работе будут от меня шарахаться! Нет. Не "подумаешь"! Не собираюсь выглядеть как крашеное пугало и объяснять радикальную смену имиджа любопытным коллегам. Придётся отказаться от распущенных волос и изобретать причёски, чтобы хоть визуально спрятать этот жуткий эффект.
      - Так, - подвёл итог дискуссии папа. - Раз уж всё в порядке, займёмся делами. Мэтсим, ты не против беседы наедине? - дождался утвердительного кивка брюнета. - Феликс, - теперь внимание досталось и моему жениху, - мне кажется, тебе тоже есть, чем заняться.
      - Ангел мой, прости, но твой отец прав, - извинился тот, ослабляя объятия. - Я "прыгну" к тебе часика через три-четыре, заберу вещи, чтобы завтра уже этим не заниматься. Хорошо?
      Быстрым движением поцеловал меня в лоб и отстранился, шагая к выходу.
      Непроизвольно потянула к нему руку, в попытке удержать. Ощутимым волевым усилием остановила себя, подавив ненормальную реакцию, и проводила глазами исчезающую в проёме фигуру. Не понимаю, с чего у меня вдруг безумное желание вернуть Фела обратно? Да, я всегда скучала без него, но чтоб вот так, до полной потери контроля... Подозрительно.
      Заставила себя о нём не думать, сосредотачиваясь на насущных проблемах. Так. Вещи... Точно! За всей этой суматохой, я о них и забыла совсем. Хорошо, что Феликс напомнил! А ведь планировала, пока мужчины на работе, и комнаты в порядок привести, и всё своё забрать, чтобы, когда перееду к мужу, Мэтсиму ничего не мешало и он не чувствовал себя как в чужом доме. Не успела. Родители прилетели раньше, чем я ожидала. И вот теперь придётся в спешке всё делать!
      - Я помогу, - предсказуемо отреагировала на мою жалобу мама.
      - Я - пас! - столь же быстро самоустранилась Ника. - Всё своё ещё утром собрала. Сумка в коридоре.
      Настаивать я не стала. То, что Вереника останется дома, мне только на руку. Воспользуюсь возможностью кое-что прояснить. Ведь днём родительница так нервничала, что добиться от неё чего-либо вразумительного у меня не получилось. А вот теперь...
      - Знаешь, Лина, - вытаскивая из шкафа одежду и складывая её аккуратной стопкой на кровати, вздохнула мама. - Я больше всего жалею о том, что не могла никому рассказать правды. Ах, если бы я только знала, что тебя тоже коснулись изменения, как и Мэтсима! - расстроенно всплеснула руками. - Хоть твой брат и уверял меня, что Дэташш ошибся, я до сих пор не могу в это поверить. Мэт! Фу! - вырвала из хищно щёлкнувших челюстей упавший вниз ремешок со стразиками.
      - Получается ты йорика специально этим именем окрестила? - я ревностно проследила за сохранностью любимого аксессуара. - А откуда ты знала, как моего брата будут звать?
      - Эльдир... - мама запнулась. - Тот, для кого я была парой... - снова затормозила, ну а поскольку я молчала, продолжила: - Он мне сразу имя назвал, как только выяснилось, что ребёнок будет ментаутом. А назвала... - она с грустью посмотрела на насупившегося пёсика. - Потому что хотела, чтобы хоть так Мэт был с тобой. Вы же двойняшки.
      - Мам, ну а всё-таки, - я принялась сгребать расставленную на трюмо косметику в сумку, - кто его вынашивал-то?
      - Я и вынашивала, - родительница на мгновение замерла, словно сама испугалась того, что сказала. - Только это другая я была, - продолжила осторожно. - Как бы копия.
      - Да, Мэт что-то про клонирование говорил, - я кивнула своим мыслям, утрамбовывая последние вещи и фиксируя застёжку. - Две мамы это что-то невообразимое, - закатила глаза к потолку. - И отцов у нас тоже два, - задумчиво протянула. - Я правильно поняла? - перевела взгляд на напряжённую фигуру, которая присела на край кровати, забыв про уборку.
      - Ну, в общем... - замялась та. - Да, - подтвердила наконец, и вздохнула, осматривая опустевшее пространство. - Так, - обрадовалась тому, что можно сменить тему. - Здесь мы закончили, теперь куда? Вниз?
      Несколько минут уборочной деятельности увлекли нас настолько, что стало не до разговоров. Впрочем, от атакующих мозг мыслей занятость рук не спасала, поэтому, едва подвернулась возможность, я задала вопрос, который не давал покоя:
      - Так всё-таки была война с колонистами или нет? - остановила деловито снующую по кухне родительницу, поймав её за руку и усадив на стул. - Может, ты мне всё же расскажешь, что случилось в этой самой Глисс?
      - Это долгая история, - мама поняла, что на этот раз я намерена выпытать всё, и испугалась. - Линочка, может не сейчас? Фел скоро придёт. Да и Мэтсим тоже, - напомнила в надежде, что я передумаю.
      Ага, щас. Завтра у меня свадьба, точно будет не до откровений. А потом, кто знает, как ещё сложатся обстоятельства. Так что у неё на поводу я не пошла. Сделала нам чай, покормила ненасытного терьерчика, практически не глядя перебрала меню повара, настраивая его на приготовление ужина, и внимательно слушала.
      Пересказывая произошедшее, мама говорила несколько сумбурно, часто возвращаясь назад, когда ей казалось, что она упустила что-то важное, а я медленно выпадала в осадок, потому что всё, что успела узнать за эти два дня, логично вписывалось в её повествование. Словно разрозненные элементы мозаики, наконец, сложились, дав мне возможность увидеть картину целиком.
      Фантастическую картину.
      Первая земная экспедиция к звёздам, финал которой стал неожиданностью и для тех, кто входил в состав экипажа, и для тех, кто остался на Земле. Встреча "Звёздного ветра" с колонистами, закончившаяся настоящей трагедией. Секретные воспоминания прабабушки, послужившие катализатором череды не самых приятных событий для моей мамы. Общение с ловцом-"спрутиком". Встреча с полковником новой экспедиции и совершенно неожиданное замужество. Появление изменившего свой облик колониста-ментаута, для которого она стала парой. Возвращение за ней адмирала земного флота. Согласие пройти сквозь зеркальное поле ментальности, чтобы остановить войну...
      Расскажи мне кто-нибудь всё это раньше, прочти я о подобном в книге, однозначно бы приняла за вымысел. Но теперь... Теперь я уже не рискнула бы отказывать в реальности существования тому, с чем мне пришлось столкнуться лично. Мало того, прочувствовать на собственной шкурке! По крайней мере, своё вынужденное погружение в ментальность колониста, в результате которого мы с Мэтом и изменились, мама описала очень похоже на то, что я видела. Не идентично, конечно. Никакого источника света она никогда не наблюдала, а вместо сверкающих нитей там были вполне осязаемые слои, похожие на отражение реального мира.
      Взяла себе на заметку - разобраться. Это ментальность такая разная или восприятия пары и ментаута не совпадают?
      Легко сказать, разобраться, а как это сделать, если единственный источник информации сам впал в лёгкий ступор от моего вопроса.
      - Знаешь, сестричка, - брюнет, которого я усадила ужинать и на которого насела с вопросами, едва тот заявился домой, поморщился в явном замешательстве. - Я ведь в ментальности ещё ни разу не был. Для этого пара нужна, а у меня её нет. Так что ничем тебе не помогу. Разве что чисто теоретически...
      - Давай хоть так, - кивнула, поощряя его разговорчивость.
      - Как мне объясняли, каждый ментаут создаёт свою собственную ментальность. И в каждой колонии она своя. То есть, получается, что это не один общий мир, а множество, изолированных друг от друга. А ещё Дэташш сказал, что меня подобные задачи вообще не касаются, потому что рождение ментального мира - функция жнеца. Кстати, - взгляд чёрных глаз прошёлся по моим волосам, а на губах появилась едва заметная улыбка, - закрепив связку со своей парой ты именно это и сделала. У нас появился свой маленький мир. Так что теперь тебе нужно его развивать и наполнять новыми структурами. И делать это тебе придётся за нас обоих. Увы, но помочь в этом я не могу. Я творец. И ловец. Моя задача обеспечивать техническое развитие колонии, защищать её и тебя. Я могу манипулировать уже готовыми ментальными полями, но не трансформировать их. Лина, - как-то грустно на меня посмотрел, - а ты не хочешь слетать в Глисс и этому научиться? - спросил с надеждой.
      - Нет! - категорично отвергла "заманчивое" предложение. - Мэт, - мягко коснулась его запястья, извиняясь за резкость. - Прости, но мне и на Земле неплохо... - оборвала саму себя, потому что под пальцами, которые соприкасались с его кожей, вдруг возникло искрящее свечение, пронзающее подушечки лёгким покалыванием, а воздух вокруг наших рук задрожал, поднимаясь вверх, словно нагреваясь от жаровни.
      Испугалась, отдёрнула конечность к себе, чтобы рассмотреть, но ничего необычного не обнаружила. Вообще.
      - А это что сейчас было? - на всякий случай поинтересовалась.
      - Что именно? - брюнет причин моей паники не понял, удивлённо поднимая брови.
      Он этого не видит и не чувствует? Ладно. Может, это у меня глюки такие.
      - Наверное показалось, - встряхнула головой, отгоняя наваждение. - Ты не обижайся, - вернулась к тому, на чём остановилась. - Вся эта ментальность, конечно, прекрасна и интересна, но не настолько, чтобы я всё бросила и рванула в неизвестность.
      - Так я и не обижаюсь, Лина. Это бессмысленно, требовать от тебя того, чего ты не хочешь делать, - совершенно спокойно отреагировал брат, возвращаясь к трапезе. Равнодушно, практически безэмоционально, как будто мой отказ ему безразличен.
      Подобная реакция меня насторожила. Он на самом деле принял моё решение как данность? Или же таким способом пытается на меня повлиять?
      - Мэтсим, - решила проверить. - А давай найдём тебе девушку хорошую? Женишься, а там, глядишь, она тебе парой станет. Работа у тебя есть и дом тоже. Живи в своё удовольствие! На Земле столько всего интересного. Тебе понравится!
      - Давай, - и снова со мной согласились. И снова никакой эмоциональной реакции. Покладистость у него сегодня просто умопомрачительная!
      Брюнет ест, а мне теперь кусок в горло не лезет. Получается, что он на уступки идёт, никаких претензий не выдвигает, на меня не давит, ни на чём не настаивает, а я, хоть ничего страшного и не делаю, на произвол судьбы его не бросаю, готова позаботиться о том, чтобы у братика на Земле всё сложилось хорошо, всё равно чувствую себя виноватой! Парадокс какой-то!
      Ну а на самом деле, отчего мне так плохо?! Почему в груди что-то сворачивается в тугую спираль, словно ищет выход и не находит? Это моя ментаутская сущность такая требовательная? Или человеческая ипостась излишне совестливая?
      В общем, так и не выяснив, что же из этого верно, я трусливо сбежала. Спать. А утром, чувствуя, что легче мне не становится, ни свет ни заря, рванула к тому, от кого рассчитывала получить реальную поддержку. Ибо точно знала: из всех тех, кто в курсе происходящего, он самый осведомлённый. И единственный, кто сможет мне помочь чем-то более существенным, нежели простые советы!
      - Девушка, вы куда? - искренне изумился статный рыжеволосый красавец-охранник, когда я, пулей вылетев из флёра, благо доступ в правительственный корпус у меня был, не притормаживая рванула по коридору. - Стойте! - крикнул вслед. Впрочем, преследовать меня не стал и, завернув за угол, я прекрасно поняла почему. Навстречу, перекрывая дорогу, шагнули две крепкие фигуры в тёмно-бордовой униформе.
      - Я к Роману Райтовичу, - решительно заявила, делая шаг, чтобы проскользнуть между ними.
      - Советник занят, - на мой уверенный тон не купились, окончательно блокируя удобную траекторию движения. - И сегодня никого не принимает. Вам назначено?
      - Нет, - поморщилась, потому что мой план не предусматривал ставить его в известность о намерении нанести визит. - Но мне нужно срочно. Будьте добры, сообщите...
      - Извините, - даже не дослушав, качнул головой тот, что повыше, оттесняя меня из широкой приёмной обратно в коридор. - Вам лучше уйти.
      - Не уйду! - я начала злиться. - Пока с ним не поговорю!
      Спорить со мной не стали. Просто впились железным захватом в плечо, разворачивая к выходу.
      - Эй! - я возмутилась окончательно. - Вы что себе позволяете! - вскрикнула, потому что с величиной приложенных усилий он явно переборщил.
      - Что происходит? - за спиной охранников, упёртых в своём стремлении выдворить меня вон, раздался недовольный голос.
      - Простите, что побеспокоили, - теперь и второй вцепился в мою руку, придя на помощь первому. - Девушка уже уходит.
      Извернулась, чтобы увидеть говорящего, и с облегчением опознала седовласую знакомую фигуру, застывшую в проёме. А рядом с ней ещё одну, шатенистую, без промедления шагнувшую ко мне.
      - Лина! - тревожное восклицание, и недальновидных караульных оттолкнули в сторону. Меня бережно прижали к себе, целуя в макушку, потому что я привычно приложилась щекой к знакомой рубашке.
      - Лина? - в интонациях деда, наблюдающего за нами, ощутимая растерянность. - Ты что тут делаешь?
      - Поговорить нужно, - буркнула раздражённо, отстраняясь от своего "спасителя". - Ну и культурные у тебя охраннички. Спасибо, хоть не пристрелили! - бросила сердитый взгляд на мужчин, невозмутимо замерших у стены, замечая смешинки в их глазах. А с чего это им так весело?
      - Идём, - дед тоже чему-то усмехнулся, но комментировать моё замечание нужным не посчитал.
      Развернулся, возвращаясь в кабинет и остановился, дожидаясь пока я зайду следом.
     - Давно не видел тебя, малышка, - раскинул руки, приветливо улыбаясь. - Здороваться с дедушкой будешь?
      Упрямиться не стала. Послушно шагнула к нему, оказываясь в удивительно сильных объятиях, в очередной раз удивляясь, как же ему удаётся в весьма преклонном возрасте оставаться в такой отличной форме.
      - Не ждал твоего появления, честно говоря, - погладив меня по волосам, дед озадачил новым откровением. - Не думал, что захочешь видеть того, кто пытался тебя использовать. Леонид же тебе всё рассказал? - как-то невесело хмыкнул и, не дожидаясь ответа, выпустил меня на свободу. - Феликс, - позвал стоящего рядом мужчину, - поухаживай за своей... невестой.
      В чем заключался смысл сделанной паузы я не поняла. Ну а поскольку жених на неё никак не отреагировал и совершенно спокойно помог мне сесть на стул за огромным круглым столом, приземляясь на соседний, вообще выкинула сомнительную фразу из головы. У меня сейчас другая цель.
      - Ты ведь за чем-то пришла? - проявил невероятную прозорливость визави, так и оставшийся стоять напротив. - Хочешь что-то узнать?
      - Нет, - мотнула головой. - Получить.
      - Что именно? - удивлённо изогнулись седые брови.
      - Реат. Можно парочку, - подумала, что много не мало. Лишними точно не будут.
      Если я хотела его шокировать, то у меня это получилось. Пауза была не самой короткой. Выражение лица весьма специфическим. А потом ещё и осторожный вопрос последовал:
      - С чего ты взяла, что у меня они есть?
      - Как это? - растерялась даже, не сообразив сразу, в чём именно проблема. - У тебя же их много. Вон какой выбор Фелу предоставил!
      Мужчины замерли. Доброжелательность взгляда малахитовых глаз исчезла окончательно, они сощурились и скрылись за веером морщинок, впиваясь в шатена, тот даже едва заметно вздрогнул, и возникшее между ними напряжение я почти физически ощутила, - по коже словно невидимая волна прошлась. А до меня, наконец, дошло - дедушка решил, что жених мне рассказал о камнях, а делать это, по всей видимости, ему было запрещено.
      - Я же сама видела! - торопливо добавила, исправляя собственную ошибку.
      От подобного заявления внушительная фигура напротив даже осела слегка, упираясь ладонями в крышку стола, словно ища поддержки.
      - Как это "сама"? - оставив в покое лицо моего спутника, дед переключился на моё. Похоже, он сегодня инфаркт заработает моими стараниями.
      - Я когда в ментальность ушла, формируя связку, меня в его воспоминания затянуло, - осторожно коснулась лежащей совсем рядом на столе руки Феликса, пытаясь извиниться, что не рассказала сразу. Впрочем, по грустной улыбке и ласковому взгляду, поняла - он об этом знал. Просто обвинять меня в "несанкционированном проникновении на частную территорию" не стал. - Так что я лично слышала, как ты предлагал ему выбрать себе реат, - выдала честно и откровенно. Ну а чего теперь скрывать? Карты на стол и не блефовать! - И видела, сколько их тут было, - добавила, указав на то место, где были рассыпаны украшения.
      - В тебе больше сюрпризов, чем я думал, - натужно выдохнул дедушка, опускаясь в стоящее за ним кресло. - Ну и зачем тебе реат? Они же парам нужны, а не ментаутам, - ответно раскрыл прикуп.
      - Правильно, - оценила его прямоту. - Я хочу брату пару найти.
      - Вот как? - пожилой мужчина задумался, рука непроизвольно прошлась по подбородку. - У тебя не получится, - зарубил идею на корню.
      - Почему? - нахмурилась, пытаясь понять причину отказа.
      - Лина, - дед откинулся на спинку кресла, нервируя меня пристальным взглядом, который лишь немного вернул себе прежнюю мягкость. - А что ты вообще знаешь о специфике сочетания "пара - ментаут"?
      Пожала плечами. Знаю я и в правду безумно мало. Только то, что без этого камушка ментаут пару не чувствует. Беспомощно взглянула на Феликса, который упорно смотрел в одну точку на стене и приходить на помощь не спешил, продолжая хранить молчание. Расстроилась окончательно. Ему что, вообще говорить запрещено? Ущипнула, заставляя хотя бы посмотреть на меня. В ответ мою кисть мягко сжали в своей, но позы не изменили.
      - Так вот, - вполне удовлетворённый произведённым эффектом, продолжил лекцию дедушка, - если бы дело было в одном лишь кристалле, я без разговоров дал бы его тебе, но!.. - многозначительно поднял указательный палец, - главную роль здесь играют параметры мозговых фаз обоих партнёров и волновые характеристики реата, который соединяет их через себя. То есть камень должен оптимально пропускать энергию в обоих направлениях. От пары к ментауту и обратно. Знаешь, сколько сочетаний нам пришлось перебрать, прежде чем мы нашли то, которое подошло для тебя? - заметно скривился, скользнув взглядом по мужской фигуре рядом со мной.
      - Представляю, - прикусила губу, чувствуя себя круглой дурой. Сама могла бы об этом догадаться! Ведь все факты были налицо! Разведчик из меня никудышный. И это при том, что я столько фильмов о них пересмотрела! А вот вести себя аналогично, придерживать важную информацию и разгадывать чужие планы, похоже не научилась. - Значит, сделать совсем ничего нельзя? - всё же попыталась добиться желаемого ещё раз.
      Пару минут мой несговорчивый визави размышлял, чуть заметно покачиваясь в своём кресле на гравитационных амортизаторах.
      - Ладно, - с неожиданным энтузиазмом в голосе вернулся ко мне, видимо, приняв какое-то решение. Которое немедленно и озвучил: - Так и быть, я вам помогу. Приводи своего брата... - вдруг осекся, опустив взгляд на мою руку. Секунду что-то обдумывал и закончил: - Завтра. Если у вас не было иных планов, конечно.
      Ой... Намёк понятен. Вот только мне теперь стыдно до глубины души! Я же его на свадьбу не пригласила, потому что представить себе не могла как папа, который на дух своего отца не переносит, будет с ним общаться. И получается очень некрасивая ситуация.
      - Не надо смущаться, девочка, - понимающе усмехнулся дедушка. - В моём возрасте вредно на свадьбах гулять, можно разве что в парках на скамеечках сидеть. К тому же с твоим отцом мы за одним столом точно не уживёмся, а портить тебе праздник я не хочу. Так что веселитесь, отдыхайте, а вечерком милости прошу ко мне. Идёт?
      - Спасибо.
      Поблагодарила я его совершенно искренне. И уважение, которое к нему чувствовала, стало только сильнее, несмотря на все нелицеприятные факты, которые мне озвучивали. Ну знал дед, что я не человек, ну попытался по-своему это использовать, и что с того? Он же не во вред мне действовал, а как лучше хотел. По крайней мере, кабы не его махинации, пары у меня точно не было бы. Но даже если я ошибаюсь, если у деда коварные, далеко идущие планы, в которых мне отведена не самая приятная роль, если это игра такая, и моего участия в ней он добивается любыми способами, что ж, поиграем. И выясним, что на самом деле ему от меня нужно. Это будет столь же занимательно, как в покере, когда приходится просчитывать не карты, а игрока, сидящего напротив. К тому же пока преимущество на моей стороне. Во-первых, я не стала марионеткой. И за это спасибо папе, который не позволил меня забрать в спецшколу. Страшно представить, чему бы я там "научилась"! Во-вторых, моей парой стал совсем не тот человек, которого дедушка желал видеть со мной рядом. Допускал такую возможность, да, иначе бы вообще не позволил Феликсу участвовать в авантюрном отборе женихов, но ставку на него не делал. И пусть в последнем нет моей заслуги, можно сказать - случайность, но ведь сам факт уже играет мне на руку! Ну и в-третьих. Мой будущий муж, при всей его визуальной непричастности к таинственным замыслам, однозначно что-то знает. Так что нужно всего лишь тактически правильно задавать ему вопросы. Например, с какой-такой радости он сегодня в кабинете советника оказался?
      - Утром получил сообщение с просьбой зайти, - ничуть не смутился Фел, провожая меня по коридору до флёра. - Ты же понимаешь, что игнорировать подобные "просьбы" я права не имею? - неожиданно остановился, разворачивая меня и прижимая собой к стене. Сжал голову в ладонях и склонился к лицу, не позволяя избежать взаимодействия. Вот только вместо того, чтобы поцеловать по-настоящему, лишь невесомо коснулся губ, щеки, виска, окончательно меня дезориентируя своим поведением. - Лина, глупышка, с ума не сходи! - быстро зашептал, обжигая своим дыханием. - Тут же прослушивается всё! Потерпи, я всё тебе расскажу.
      Ещё один дразнящий поцелуй, и он отстранился, заглядывая в глаза, словно желая убедиться, что я его поняла.
      Заставила себя улыбнуться, лёгким движением скользнув ладонью по гладко выбритой щеке. Как же я могла не подумать о таких элементарных вещах! Или это у меня в присутствии пары мозг начинает отказывать? Потому что единственное, чего мне сейчас безумно хочется - вернуть эти губы обратно! И желательно в несколько более близкий контакт, нежели тот, что был минуту назад. И это стремление настолько сильно, что даже пространство задрожало в готовности трансформироваться в ментальность.
      Секунда, и энергия пары, которую я потянула к себе, полыхнула ярким отблеском, разливаясь стремительным потоком, окутывая наши фигуры и сжигая остатки контроля. Наконец-то! Засмеялась, перебрав пальцами искрящие нити, привычно проявившиеся рядом. Прошлась ладонями по поверхности разгорающегося в моём мире светила, с наслаждением втягивая в себя его свет. Как же это приятно и возвращаться не хочется, а надо.
      Осторожно высвободилась из липких нитей, которые никак не желали меня отпускать, оттолкнула мужчину, разрывая контакт и снижая поток энергии, рвущийся от него ко мне. Помогло. Сияние почти погасло, позволяя выйти в реальность.
      - Идём, - жених не стал дожидаться от меня объяснений странностей поведения и потянул к выходу. - Из дома больше не уходи, пожалуйста, - тихо попросил, бросая краткий взгляд в сторону с нескрываемым интересом наблюдающего за нами охранника. - К пяти я буду у тебя, - это уже куда громче, в явном расчёте на любопытные уши, подталкивая меня внутрь механизма переброса, набирая код и активируя канал.
      Послушно шагнула в круг, окутываясь дымкой конденсата и ощутимо недоумевая. С чего это я в очередной раз сорвалась? Вчера крышу снесло. Теперь сегодня. Что же за сущность во мне сидит, которую я не в состоянии контролировать?
      - Никого иного в тебе нет, только ты сама, - терпеливо объяснил Мэт, на голову которого я, едва успев войти в дом, обрушила град вопросов, благо братик оказался в наличии. - Просто вместо того, чтобы сознательно управлять, ты всё пускаешь на самотёк. Это как плыть по течению. Удобно, приятно, но опасно, потому что можешь попасть не туда, куда нужно. А чтобы достичь правильного результата, всё нужно жёстко координировать, удерживая в том состоянии, которое тебе необходимо.
      Зашибись. В расстроенных чувствах я плюхнулась на диван, безжалостно сминая юбку и ничуть не заботясь о сохранности любимого платья. Как говорится: не было печали... дальше вариантов много, все их знают, а смысл един. Не описать другими словами досаду на нежданные проблемы, которую я сейчас испытывала. Вот скажите, зачем мне эта ментальность, когда я прекрасно могу прожить и без неё?! Нормального мира мало? Почему меня в эту нереальность тянет так, словно там мёдом намазано?
      Так. Решено. Раз это не кто-то иной в неё рвётся, а я сама, значит нужно просто держать себя в руках. Буду считать, что я - толстеющая сладкоежка, а ментальность - это тортик, есть который мне нельзя категорически. Смотреть - можно. И даже полезно в плане закаливания характера. Но пробовать - ни-ни!
      - Не расстраивайся. Дэташш говорил, что контролировать ментальность не сложно. У тебя получится, - кажется Мэт решил поддержать меня морально. Присел рядом, взяв за руку.
      - Р-тяф! - подтвердил его тёзка, запрыгнув на диван. Потоптался по свободному краю юбки и лизнул пальцы.
      Спелись. И когда успели? Ещё вчера йорик косо и весьма недружелюбно смотрел на захватчика своей исконной территории, особенно сильно переживая за трепетно любимый диван, а сегодня ведёт себя так, словно всю жизнь провёл с ним рядом.
      - А почему ты не на работе? - погладив радостно повизгивающего пёсика, взглянула на столь же довольного общением со мной брюнета.
      - Ты ведь тоже не там, - тот мило улыбнулся и ловко ушёл от прямого ответа. Я даже удивилась. Братик учится быть скрытным?
      - Я в отпуске, - пожала плечами.
      - А у меня выходной, - наконец-то озвучил причину своего наличия дома. - То есть контракт только завтра в силу вступает... - замолк, прислушиваясь к едва различимому мелодичному переливу. Взгляд пробежался по мне, безошибочно замерев на запястье, перехваченном тонкой лентой коммуникатора.
      Кому это я так срочно понадобилась? Вздохнула, отнимая руку, которую он продолжал держать в своей, и активировала комм. Из струй изменённого техникой воздуха и световых потоков сложилось изображение абонента.
      - Дочурка, ты как? - тёмные глаза внимательно просканировали мою физиономию на предмет наличия последствий эмоциональных реакций. - Спала нормально? Кошмары не мучили? Помочь чем-нибудь нужно? Может, мне "прыгнуть" к тебе?
      - Всё хорошо, мам, спасибо, - остановила поток рацпредложений, понимая, что её забота сейчас готова зашкалить за максимум. Как-никак, а дочка замуж выходит! - Со мной Мэт побудет, он сегодня дома, так что вечером встретимся, ладно?
      Не знаю уж насколько я была убедительной, но мама кивнула и исчезла, растворившись в воздухе. Впрочем, не успела я с облегчением откинуться на спинку мебели, как сигнал раздался снова, возвращая меня в позицию готовности к общению, а комм в активное состояние.
      - Привет, сестричка, - отчаянно зевнуло взъерошенное чудо-юдо. - Как поживают твои волосы? - глаза прошлись по прядкам, гладко зачёсанным назад и собранным в пучок на затылке. - Давай, я тебе с причёской помогу, а? - совершенно серьёзно предложила. Похоже, от увиденного её сонливость улетучилась мгновенно и проснулись угрызения совести за вчерашнее поведение.
      - Не нужно, я сама справлюсь, - пользоваться шансом и упрекать сестру я не стала. Ника совсем ещё ребёнок, что с неё взять? - Ты лучше за мамой присмотри, а то она на нервах вся, - попросила, зная, что Вереника не откажет.
      Не ошиблась. Согласие получила. Вот только, не успела погаснуть эта картинка, как начала формироваться новая. Опять?! Да что ж я сегодня популярная-то такая?!
      - Доча, у тебя всё в порядке? - низкий встревоженный голос раздался ещё до того, как возникло полноценное изображение. - Для чего ты была у советника? Он что-то от тебя хотел? Требовал?
      Ну вот. Наивно полагала, что мои поступки - это моя личная жизнь, а оказывается, что все уже в курсе происходящего.
      - Не волнуйся, пап, - постаралась успокоить и его. - Это моя инициатива. Мне у дедушки узнать кое-что нужно было.
      - Лина, - сокрушённо покачал головой отец. - Ты, конечно, взрослая девочка и в состоянии решать с кем тебе общаться, а с кем нет, но будь осторожнее, глупостей не наделай, - помедлил, словно хотел добавить что-то ещё, в итоге махнул рукой и отключился.
      На мгновение в душе появилась тревога, заставившая начать сомневаться в правильности совершённого поступка, но взгляд чёрных глаз, спокойно наблюдающих за моим общением с родственниками, вымел это чувство напрочь. Нет. Я всё делаю правильно. И Мэтсима не брошу, и не успокоюсь, пока у него в личной жизни всё не сложится так, чтобы он был счастлив. В той же степени, что и я.
      - Сестричка, тебе не нужно ради меня чем-то жертвовать, - он словно мысли мои прочитал. - В этом нет абсолютно никакой необходимости. Я смогу самостоятельно адаптироваться к жизни на Земле.
      - Не бери в голову, - я легко отмахнулась от его аргументов, перекрыв одним единственным, который казался мне самым главным: - Тебе девушка нужна. То есть пара. Вот найду её, и дальше адаптируйся в своё удовольствие, я твоей жизни касаться не буду. А пока, будь добр, потерпи. Завтра пойдём к деду. Он, конечно, не самый понятный тип, и с ним нужно быть осторожнее, но реаты есть только у него, а без них пару тебе не подобрать. Всё, прости, времени совсем нет, - стряхнула с юбки пригревшегося под боком Мэта и вскочила, направляясь к лестнице, - мне себя в порядок привести нужно. Кстати, - притормозила, вспомнив: - Мама тебе костюм передала. Там в доставке, - махнула рукой в сторону технической панели. - Переоденешься?
      Ну а куда он денется? Конечно, переоденется. Потом на свадьбе с нами погуляет. А когда найду ему пару, так ещё и влюбится. И женится. Интересно, а детишки, которые у него появятся, тоже будут колонистами? Или людьми? А мои?
      От неожиданной мысли замерла, рассматривая в зеркале свои изменившиеся волосы. Мама сказала, мы с Мэтом такими стали, потому что в ментальности зародились. Значит, если я буду себя контролировать и постараюсь туда не "нырять", дети у меня будут обычными? Очень на это надеюсь. Ещё один стимул к тому, чтобы прекратить опасные эксперименты и вернуться к человеческому существованию, а не жутко-ментальному.
      Почти три часа массажа и прочих расслабляющих процедур в уютных объятиях перенастроенного на косметический режим гигиенического модуля, маленький перерыв на "поесть и выгулять домашнего любимца", ещё два часа в "руках" виртуального визажиста, услуги которого Фел оплатил, несмотря на мои протесты и заявления, что я в состоянии самостоятельно "навести красоту", а дальше - неторопливое облачение в шикарное нижнее бельё, платье и туфли, опять-таки выбранные тем, кому на всё это потом придётся любоваться.
      Феликс... Обжигающая волна вдруг прошлась по сознанию, учащая дыхание, заставляя сердце встрепенуться, а меня непроизвольно шагнуть к выходу. Неожиданно настолько, что я даже жемчужное украшение, которое закрепляла на корсаже, невольно уронила. Впрочем, объяснение происходящему нашла быстро - он уже в доме, и я его появление почувствовала. Просто несколько сильнее, чем обычно. Может, потому, что связка закреплена?
      Торопливо закончила последние приготовления, несколько секунд постояла, стараясь успокоиться, и открыла дверь в своё будущее. Притормозила на верхней площадке лестницы и, стараясь остаться незамеченной, осторожно присела, рассматривая холл сквозь просвет в опорных планках перил.
      Медленно прохаживающийся внизу шатен в светлом бежевом костюме, который я ему подобрала, выглядел шикарно. Высокий, подтянутый, с хорошей укладкой, нетерпеливо ожидающий свою невесту. Мечта, а не мужчина. Моя мечта.
      Больше уже не раздумывала, быстро сбежав по ступенькам вниз.
      - Лина... - шатен шагнул навстречу и замер, переменившись в лице. Широкая улыбка, которой он меня встретил, медленно исчезла.
      - Что-то не так? - почувствовала беспокойство, рождённое непонятным мне выражением карих глаз. Он ждал иного результата?
      Посмотрела на брата, стоящего чуть в отдалении. Вот у него реакция правильная. Ведёт себя сдержанно, смотрит, пусть и не восхищённо, но с одобрением, и сразу понятно - выгляжу я вполне прилично. Вновь вернулась взглядом к жениху, с прежним молчаливым ошеломлением изучающему мой облик.
      - Фел? - осторожно позвала, едва удерживая готовое выплеснуться, растущее волнение. - Тебе не нравится? Ты же сам выбирал...
     
      Расстроенные нотки в нежном женском голосе, пробудили сознание мужчины, который совершенно перестал себя контролировать, ведь та, что стояла перед ним, казалась ему нереальной, фантастичной, совершенной, идеальной. С милыми, мягкими чертами лица, чуть более яркими, чем обычно, из-за наложенной на них косметики. Со светлыми волосами, убранными в сложную причёску, скрывающую окрашенные в необычный цвет кончики. В белом платье с изящной вышивкой, рукавами до локтя, скромным вырезом и объёмной, воздушной юбкой, чуть более длинной сзади и совсем короткой спереди, открывающей стройные ноги в ажурных чулочках и лакированных туфельках на каблучках... За эти часы Лина изменилась, стала другой. Внешне - бесспорно, но Феликс чувствовал, что-то ещё. Неуловимое, неосязаемое, ощутимое разве что на уровне духовного восприятия. Пытаясь понять, что же произошло, он всматривался в очертания изящной женской фигурки, ставшей для него ещё более притягательной и желанной. И именно понимание этого повергало в шок. Как такое возможно?
      - Ангел мой, - выдохнул тихо, - ты бесподобна. Я поверить не могу...
      Движение навстречу, и девушка оказалась в его руках. Облегчённо вздохнула, обнимая шатена за шею, и улыбнулась невозмутимо наблюдающему за ней брату, словно разделяя с ним своё счастье.
      Вот только свидетель этой сцены, несмотря на внешнее спокойствие, внутри такового вовсе не испытывал. Изменения, неуловимо затронувшие облик сестры, он тоже заметил. И это стало для него сюрпризом, ведь Дэташш утверждал, что человеческие тела не могут подвергаться трансформации! Или же он имел в виду поверхностный метаморфоз, а не глубинные перестройки?
      Следом за молодой парой Мэтсим шагнул в активированный флёр, спустя несколько мгновений оказываясь среди тех, кого теперь нужно было воспринимать как членов семьи.
      Леонид. Когда-то в прошлом адмирал флота, атаковавшего Глисс. Землянин, чья внешность послужила матрицей для преобразования облика высшего ментаута-ловца Эльдирата. Человек, являющийся генетическим отцом физического тела, в котором оказался маленький ментаут. Может, именно поэтому он отнёсся к нежданно появившемуся на Земле колонисту так лояльно, фактически признав в нём своего сына?
      Рассеянно рассматривая статного мужчину, с лёгкой грустью наблюдающего за тем, как Ангелина общается со своей матерью, Мэт вспомнил вчерашний разговор наедине.
      Необычный разговор.
      - При всём том, что я сейчас знаю, мне трудно принять случившееся! - с хорошо заметной горечью в голосе говорил Леонид. - Для меня всё это дико, непонятно, ненормально! Вернувшись из Глисс на Землю, я считал, что всё закончилось. Радовался рождению дочери, спокойной семейной жизни. И что в итоге? Лина оказалась не человеком. Постепенно с этим я смирился. Понимал, что в этом есть и моя вина. Но теперь выяснилось, что и мой сын, о котором я даже не знал, тоже фактически принадлежит другой расе! - рука нервно прошлась по голове, взъерошивая светлые волосы. - Мэт, а как ты сам к этому относишься? - Изумрудные глаза, так похожие на те, что молодому ментауту приходилось видеть каждый день в колонии, впились изучающим взглядом в его лицо.
      - Думаю, что мне в этом смысле несколько проще, - спокойно пояснил брюнет. - В нашей цивилизации нет понятия "семья". Мне, можно сказать, повезло. Исключительно из-за отсутствия полноценного лабильного тела мне позволили остаться в той колонии, которая дала мне и Лине жизнь. Если бы всё пошло по стандартному сценарию, я воспитывался бы в инкубаторе, как и другие колонисты, не имея ни малейшего представления о том, где именно произошло моё зарождение. Так что о том, что есть "семейные узы" и "родители" я знаю исключительно благодаря той, которая стала парой моему ментальному отцу. О тебе тоже она мне рассказала и я, в принципе, понимаю, что генетические связи для землян - прочное связующее звено между особями. И мне было бы приятно знать, что ты относишься ко мне, как к настоящему сыну. Хотя, в общем-то, я не настаиваю на поддержании каких-либо отношений, - осторожно закончил. - Если для тебя психологически сложно меня видеть, мы можем организовать свою жизнь так, чтобы не встречаться. Это же не сложно.
      Некоторое время землянин молчал, обдумывая его слова. И буря эмоций, которые владели его сознанием, так хорошо отражалась на суровом лице, что Мэтсиму стало его жаль. Человеческая эмоциональность, при всём контроле, прививаемом колонистами, была ментауту знакома и понятна.
      - Не стоит принимать это так близко к сердцу, - попытался помочь. - Выбор - лишь иллюзия. Его всегда делает кто-то за нас.
      - Кто тебе это сказал? - мужчина вздрогнул, в изумлении рассматривая брюнета, слово в слово повторившего фразу, которую Леонид не раз слышал из уст своего наставника. Она была его любимой.
      - Один из пленных, оставшихся в колонии после окончания военных действий, - пояснил ментаут. - Я иногда с ним беседовал. Его звали Владимир и, насколько я знаю, ты сам отправил нам этого человека в качестве трофея. - Мэт невесело улыбнулся, добавив: - Мама многое мне о нём рассказала.
      Деликатно промолчал о том, что именно, прекрасно понимая, как эти воспоминания тяжелы для адмирала. Да и можно ли испытывать что-либо хорошее к тому, кто прикрываясь благими намерениями фактически тебя подставлял, наблюдая за результатом и исполняя волю того, на кого работал. Особенно, если доверял ему до последнего. А ведь долгое время Леонид считал своего наставника вторым отцом.
      - Он жив? - подтверждая его выводы, голос прозвучал необычайно хрипло.
      - Был жив, - тактично сообщил брюнет. - Лет... - задумался, припоминая, - десять назад. А потом пропал. Вернее, сбежал. Так что где он сейчас и что с ним, мне не известно, - развёл руками.
      - Как же так вышло? - последовал закономерный вопрос.
      - Ему помогли, - вздохнул Мэтсим. - Извне, - добавил, видя, как землянин нахмурился. - Мы зафиксировали образование совсем крошечной чёрной дыры сквозь пространство, но отреагировать не успели. Переход открылся неожиданно быстро, совсем рядом со станцией, где находился пленный. Маленький корабль практически на полном ходу пролетел сквозь технические отсеки, частично их разрушив, и столь же молниеносно скрылся в схлопнувшемся искривлении. Похоже, что Владимир знал когда и где это произойдёт. Как сообщили ловцы, наблюдающие за обитателями станции, именно после пролёта чужого корабля землянин исчез. Ну а поскольку перемещение пленных по станции в принципе ничем не ограничивается, то его исчезновение вряд ли можно объяснить иными причинами.
      - Ясно, - Леонид, до этого сидевший в кресле своего домашнего кабинета, встал, шагнув к окну. Помолчал, задумчиво созерцая яркий солнечный пейзаж за стеклом, и обернулся, задав следующий вопрос: - И тип корабля вы не смогли опознать?
      - Смогли, - внимательный взгляд чёрных глаз впился в застывшую в ожидании ответа фигуру. - Амирэм сказал, что это был дискоид старков.
      - Старки... - растерянно повторил визави, недоумевающе сдвинув брови. - Подожди, я что-то такое уже слышал, - с усилием растёр виски, словно стараясь припомнить. - Лика... - нахмурился ещё больше, - моя жена говорила, что колонисты обсуждали их возможное взаимодействие с человечеством.
      - Верно, - кивнул Мэт. - Элементы технологий этой цивилизации использованы в конструкциях земных звездолётов. А это значит, что зелёные однозначно вступали с землянами в контакт. Но неизвестный корабль не имел интегрированных фрагментов. Это был классический дискоид старков, причём старой модификации. Они на таких летали ещё века три назад, когда колонисты с ними непосредственно сталкивались.
      - И какая связь между Владимиром и этими... старками? - недоумевающе тряхнул головой Леонид. - Ничего не понимаю, но попытаюсь разобраться, - приблизился к сидящему в кресле молодому мужчине. Остановился рядом, протягивая ему руку. - Буду рад, если ты мне в этом поможешь. И за Линой присмотришь. Она ведёт себя совершенно беспечно. О безопасности совсем не думает!
      - Помогу, чем смогу, - ментаут принял ладонь, отвечая на пожатие. - Информацией, по крайней мере, точно. Что касается сестры, то в её нынешнем состоянии вести себя подобным образом - это нормально, - успокоил волнующегося за дочь отца. - До тех пор, пока ментальность, которую она создала, не приобретёт стабильности, бессмысленно ждать от Ангелины адекватной оценки происходящего в реальности. Сейчас её сознание концентрируется только на паре, которая обеспечивает энергетическую подпитку нового мира. И Лина подсознательно боится её потерять. Соответственно, и все её поступки направлены только на то, чтобы сохранить ментальную связь. Это пройдёт со временем, когда она поймёт, что ничего страшного нет и нужно просто поддерживать энергетический баланс, ну и, соответственно, перестанет неконтролируемо тянуть энергию. А насчёт присмотреть... - он улыбнулся. - Защищать колонию - моя обязанность. И Лина, в этом смысле, - единственное, что у меня есть. Так что можешь не сомневаться, как бы неосторожно сестра себя не вела, она всегда в безопасности. Мне бы только возможностей чуть больше, - посетовал, зная, что его поймут. - Но об этом говорить пока рано.
      - Наличие пары могло бы в этом помочь? - заинтересовался землянин, по-прежнему удерживая его руку в своей.
      - Разумеется, - кивнул Мэт. - Иначе я не смогу уходить в ментальность и управлять ловцами. Так что желание Лины найти её для меня вполне объяснимо.
      - Хочешь сказать, что девочка, интуитивно делает всё, чтобы и ты мог полноценно выполнять свои функции? - удивился Леонид.
      - Верно, - улыбнулся брюнет. - Хотя ей всё видится несколько в ином свете.
      - Да, я знаю, она думает, что этим привяжет тебя к Земле, - задумчиво покусал губы его собеседник. - Жаль, что это не так...
      Комментировать последнее замечание колонист не стал. В интонациях мужчины он распознал то, что желал услышать - сожаление. Леонид жалел о том, что и сын, которого он только что обрёл, и дочь, которую так боялся потерять, исчезнут из его жизни. Но неизбежность, подобного сценария он принял, и Мэтсиму этого было достаточно. На землянина можно было положиться. Не подставит. Всё же мама очень точно предугадала, как он воспримет появление в своей жизни ещё одного ребёнка и как при этом себя поведёт.
      Мама. Та, что осталась в Глисс. А здесь другая. И тем не менее точно такая же. Заботливая, ласковая, понимающая. Всегда и во всём его поддерживающая. И ничуть не изменённая тем, что жила всё это время на Земле, в совершенно ином окружении.
      Мэт вздохнул, возвращаясь из воспоминаний, и скользнул взглядом по невысокой темноволосой женщине, мягко старающейся успокоить начавшую нервничать невесту. Ещё бы. Ведь жених куда-то исчез! Впрочем, уже через минуту появился с изящным букетом бело-розовых цветов в руках, которые и вручил Лине, немедленно шагнувшей к нему.
      - Какая красота! - восхищённо всплеснула руками Ника, впиваясь взглядом в благоухающую композицию. - Сестрёнка, я так тебе завидую!
      Ответить ей никто не успел, потому что в ту же секунду распахнулись двери, открывающие доступ в соседнее помещение, куда более обширное и интересное по дизайну. Высокий потолок, поддерживаемый устремляющимися вверх рельефными колоннами, и практически неразличимый, теряющийся в полумраке. Матовые светло-коричневые стены с прожилками жёлтого минерала, украшенные причудливой вязью чуть более тёмного оттенка. Два ряда сидений, расположенных полукругом и оконтуривающих небольшое возвышение, увитое зелёным растительным декором.
      Именно там и оказались те, кто решился накрепко связать свои жизни. Стройная женская фигурка в белом платье и несколько более крупная мужская, взявшиеся за руки и внимательно вслушивающиеся в слова, сопровождаемые тихой приятной мелодией. Звуки рождались ниоткуда, шли одновременно со всех сторон, окутывая своим завораживающим звучанием и молодожёнов, и присутствующих, создавая необычайно торжественную атмосферу.
      Сидя в удобном кресле и наблюдая за происходящим, Мэтсим терпеливо ждал. С одной стороны, церемония казалась ему формальностью, ведь связь Лина уже закрепила и теперь при всём желании не в состоянии от неё отказаться. С другой стороны - необходимостью. Нужно, чтобы Феликс был привязан к Лине сильнее, нежели простым физическим влечением, даже если оно строится на взаимной симпатии. Страсть со временем пройдёт и вот тогда будет нужен мотив, чтобы он остался с той, которая фактически его использует. А что может быть лучше, чем взятые на себя обязательства? Тем более, что для землян, с их приверженностью к подобным ритуалам, похоже именно этот таковым и является. Добровольно данное согласие быть вместе, которое становится крепче физической привязки.
      - Согласен, - словно в ответ на его мысли неожиданно врезался в сознание сильный мужской голос.
      - Согласна, - в унисон ему откликнулся нежный женский.
      В лучах падающего сверху светового потока сверкнули два кристалла. Прозрачный, кольцо с которым жених надел невесте на безымянный палец, скрепляя договор. И фиолетовый, который по-прежнему красовался на мизинце мужской руки, фиксируя ментальную связку.
      Бриллиант и реат. Вместе. Навсегда.
           
      ГЛАВА 3
      Никогда не говори "никогда"
           
      В просторном холле загородного дома, привычно украшенного по-прежнему неувядающими букетами цветов, разговаривали двое. Облачённый в тёмно-синий спортивный костюм молодой темноволосый мужчина, в напряжённой позе сидящий на диване, и светловолосая девушка в ярко-красном платье, стоящая перед ним уперев руки в бока.
      - Нет, Мэт, это обязательно! - наставительно-строго звучал женский голос. - И я от тебя не отстану, пока ты не оторвёшь свою задницу от дивана и не соизволишь отправиться со мной к деду!
      - Ли-и-ина, - поморщился брюнет, которому спорить с ней не хотелось, но приходилось. - Неужели ты до сих пор не поняла, что это бессмысленно? Две недели одно и тоже. Никаких сдвигов нет и не предвидится. Искать мне пару на Земле, да ещё и подобным способом, бесперспективно. Пойми это!
      Неэффективность процедур, в которых изо дня в день ему приходилось участвовать, казалась Мэтсиму очевидной. Слишком уж трудоёмким оказался используемый землянами метод "подбора". Брюнет считал, что поставив его на научную основу, они усложнили всё неимоверно. К тому же подошли к процессу с совершенно иной стороны, непривычной, и потому, наверное, до сих пор не получили положительного результата.
      В колонии, вернее, в ментальном хранилище, где обнаруженные колонистами и находящиеся в стазисе потенциальные пары дожидались своего часа, Мэту было достаточно провести несколько минут, чтобы понять - ни одну из них он не чувствует. А всё потому, что принцип выбора был необычайно прост: мозг будущих пар определенным образом реагировал на подобранные для них реаты, позволяя ментауту поймать нужное ему излучение.
      Земляне же сначала совмещали показатели мозговых фаз колониста и девушек, согласившихся участвовать в необычном эксперименте, отбирая из них тех, кто имел максимальное сходство по параметрам, а потом уже переходили к проверке того, какой кристалл сработает как усилитель. Оставалось только удивляться, что таким жутким способом удалось найти пару для Лины.
      - Так они больше шести лет мучились, - фыркнула девушка, услышав подобное замечание. - Представляешь?! Ну да, трудность была в том, что меня нельзя было "выдернуть" на тестирование, и это ощутимо усложнило им задачу. Но ведь справились же! Так что твой пессимизм совершенно неуместен. Подумаешь, две недели! Не вижу проблемы и в том, что тридцать девушек тебе не подошли. Будет ещё тридцать! Всё! - категорично заявила, наклоняясь, и цепко ухватив за запястье, заставила мужчину подняться. - Не хочу слушать никаких отговорок! Пошли!
      Не желая разочаровывать сестру, Мэтсим промолчал, послушно последовав за ней к выходу. Возможно, Лина права, и он делает излишне поспешные выводы. Да, разумеется шансы обнаружить пару на Земле катастрофически уменьшаются с каждым новым отрицательным результатом, но вероятность удачного "подбора" остаётся, так что ещё не всё потеряно.
      Колонист поднялся с кресла, на котором просидел целый час, дожидаясь, когда прибор используемый землянами для регистрации мозговых волн, закончит работу и выдаст результаты сверки. Подошёл к одной из стен лаборатории, не занятой оборудованием и по сути представляющей собой огромное стекло, прозрачное в одном направлении. Остановился, изучая трёх девушек, занятых разговором друг с другом и периодически осматривающихся по сторонам. Наблюдателя они не видели, так что, нисколько не смущаясь, весело смеялись, оценивая аскетичность интерьера в котором им приходилось проводить время.
      Две брюнетки и шатенка. Симпатичные, совершенно разные и по типажам лиц, и по длине волос. Стройные, гибкие, с притягательной изящностью движений. Одна высокая, в светлых бежевых брючках и белой блузке, две другие, одетые в цветные платья на подобии тех, что нравились Лине, казались Мэтсиму намного ниже его самого.
      Смотреть на них было приятно и в душе рождалось непонятное, волнующее томление, вызывающее весьма специфические реакции организма, по всей видимости готового наладить физический контакт с представительницами противоположного пола, не взирая на отсутствие каких-либо предпосылок к тому, что у них есть потенциал и возможность стать его парой. Именно поэтому желание познакомиться с претендентками ближе колонист задавливал в себе на корню. Угодить в ситуацию, когда личные симпатии и предпочтения окажутся кардинально противоположными ментальным потребностям, ему не хотелось.
      Вели себя девушки непринуждённо, эмоционально реагируя на внешние раздражители. Смеялись, когда приходилось фиксировать на руках непонятного назначения широкие браслеты, с любопытством рассматривали полупрозрачные виртуальные "шлемы", голограммы которых окутывали их головы, ну и, наконец, восхищённо ахали, пожирая глазами великолепие разноцветных камней, оказавшихся перед ними.
      Земляночки неспешно примеряли на себя украшения, любуясь игрой света в гранях кристаллов и изящностью оправ, а Мэтсим замер в напряжении, прислушиваясь к самому себе.
      Пусто. Ничего. Неприятное осознание того, что он всё же поторопился в своих первоначальных выводах относительно того, что на Земле потенциальных пар много, вновь затопила сознание. Неужели Дэташш ошибся? Или это только ему так не везёт и та, которая способна стать для него парой, одна-единственная, которую придётся искать всю жизнь? Или её вообще не существует?
      Брюнет закрыл глаза, стараясь уловить хоть что-то необычное, несущее надежду.
      - Ну как? - со спины раздался заинтересованный мужской голос, озвучивая вопрос, который готовы были задать ментауту многие. Все сотрудники лаборатории, занимающиеся подбором, с нетерпением ждали положительных результатов.
      Отрицательно качнув головой, колонист развернулся, шагая в раскрывшийся рядом проём. Смысла оставаться дольше он не видел, как и тратить время впустую. Правда, уйти далеко ему не удалось. На пути возникло непреодолимое препятствие в облике метнувшейся к нему сестры, вцепляющейся в плечи и вопросительно заглядывающей в глаза.
      Обнял, погладив по голове, и улыбнулся замершему рядом шатену, взгляд которого назвать равнодушным тоже было сложно. Ну надо же, как все переживают за происходящее. Эх, если бы сестрёнка умела чувствовать потенциальные пары! Это бы в корне изменило ситуацию! Не нужно было бы полагаться на человеческий фактор и везение. Она ведь жнец и её способности подразумевают подобные навыки. Но, увы. Этому нужно учиться. У Дэташша. А Ангелина категорически отказывается к нему лететь.
      - Ты опять за своё?! - отталкиваясь от брата, та предсказуемо зашипела, возмущённо сверкнув своими прекрасными зелёными глазами. - Найдётся твоя пара! Рано или поздно, обязательно! А мне и на Земле неплохо, сколько раз можно повторять?! Ни шагу с неё не сделаю. Никогда!
      Последние слова максимально приглушила, потому что рядом неожиданно для всех возникла внушительная фигура седовласого мужчины в строгом сером костюме, уточнившего с любопытством:
      - Что именно ты никогда не сделаешь? - фактически доказал, что слух у него отнюдь не старческий.
      Мэтсим напрягся, выпуская сестру из своих рук. В отличие от Леонида, этот родственник, с которым приходилось общаться, доверия ему не внушал, несмотря на кажущуюся открытость и готовность помогать во всём. А вот подозрений вызывал достаточно. Во-первых, потому что выяснилось: реаты отнюдь не были ходовым и легкодоступным товаром и находились исключительно под контролем этого человека. Фел, побуждаемый к откровенности Линой, всё же рассказал колонисту, как именно и откуда получил свой камень. Соответственно, сразу возникло два вопроса. Первый. Как так вышло, что экипаж "Звёздного ветра", попавшего в Глисс, имел в своём распоряжении столько редчайших и тщательно охраняемых кристаллов? Второй. Откуда у землянина реаты, если их добывали только старки? И на Раминар, где находились прииски, никого не допускали, а если узнавали об утечке камней, вообще вели себя крайне агрессивно! * Это Мэт прекрасно знал. Амирэм ему не раз рассказывал о том, как долго и тщательно колонистам, имеющим неосторожность увести из-под носа зелёных человечков сотню реатов, приходилось скрываться, меняя звёздные системы, в итоге закрепившись в галактическом рукаве Персея. Ведь старки не просто настаивали на немедленном возвращении кристаллов, но и требовали за них компенсацию. К тому же земляне в то время ещё в космос не летали. Значит, и предполагать, что генетический дедушка камушки выкрал или получил в качестве подарка было бы наивно.
  ---------------
  * Упомянутые события описываются в романе "Безмолвные тени Раминара".
  ---------------
      Во-вторых, однажды в кабинете советника Мэт, который заглянул к нему по просьбе Лины, заметил того, о ком совсем недавно говорил со своим земным отцом. Всего мгновение, и человек, стоящий в полумраке у стены, пропал из поля зрения. Исчез куда быстрее, чем колонист успел среагировать на его присутствие, и в дальнейшем больше нигде не появлялся. Однако ментаут был уверен, что не ошибся. Владимир, бывший пленный, сбежавший со станции на дискоиде старков, сейчас находился где-то поблизости. И не просто находился, а весьма тесно контактировал с самым загадочным человеком, который жил на Земле. И Мэтсима ощутимо тревожили те нехорошие совпадения, которые так явно прослеживались в цепочке событий. Кто и какую игру ведёт? Старки используют землян или наоборот?
      - Так что там "никогда"? - сбивая с мысли повторил вопрос дедушка, потому что Лина продолжала молчать.
      - Со мной не расстанется, Роман Райтович, - спасая растерявшуюся жену, ответил Феликс, обнимая девушку за талию и притягивая к себе. - Так ведь, ангелочек?
     
      - Так Фел... - благодарно шепнула в ответ, опуская голову ему на плечо. Меньше всего мне хотелось афишировать то, что Мэт настаивает на возвращении в родительскую колонию. Тем более ставить деда в известность о том, что такая необходимость существует.
      - Ах, в этом смысле! Ясно, - тот понимающе усмехнулся. Вот только глаза остались серьёзными, доказывая, что уловку мужа он раскусил. И взгляд, который достался Феликсу, однозначно давал понять - подобным поведением советник недоволен. Впрочем, возможно я и ошиблась, ибо продолжил он вполне миролюбиво: - Я очень рад за вас, дети, но мне бы хотелось кое-что прояснить.
      - Что именно? - теперь уже брат попытался нас спасти, переключая внимание деда на себя. Ну и получил:
      - Ты, например, - указательный палец уткнулся в грудь недоумевающего брюнета. - Тебе не надоело каждый день отпрашиваться с работы, чтобы попасть сюда? Лина, Феликс, - взялся прорабатывать нашу парочку, - у вас медовый месяц, а вы чем занимаетесь? - вогнал меня в краску. - Вместо того, чтобы получать удовольствие, портите себе нервы и бессмысленно тратите время, просиживая в лаборатории. Меня интересует, как долго вы трое собираетесь превращать свою жизнь в кошмар?
      - И что ты предлагаешь? - я с возмущением уставилась на того, кто мне обещал помочь, а теперь идёт на попятный. - Всё бросить?
      Закатив глаза к потолку дедушка что-то беззвучно прошептал. Похоже, ругательное.
      - Я предлагаю, - вернулся взглядом ко мне, - вам всем на время уехать. Мэтсиму взять отпуск, это не проблема, твой ещё не закончился, а у Феликса только начался. Так что у вас есть прекрасная возможность отдохнуть всем вместе в спокойной обстановке. Набраться сил. Получить новые впечатления. А лаборатория поработает на полученных ранее данных, их уже более чем достаточно.
      От озвученных альтернатив дар речи потеряли все и наступила тишина, которую коварный провокатор даже не пытался ликвидировать. Просто скрестил руки на груди и наслаждался полученным эффектом.
      - Зачем нам куда-то уезжать, если и дома неплохо? - наконец, я решила, что хватит сваливать ответственность на моих мужчин и пора самой себя защищать. Ну и их заодно. Вот только взглянув на Фела, неожиданно осознала, что поддержки не получу. В карих глазах читалось всё, что угодно, кроме согласия с моими словами.
      - Он прав, Линочка, - мягко принялся меня убеждать, доказывая, что я излишне поспешно отказалась от "заманчивого" предложения. - И тебе, и Мэтсиму нужно успокоиться, тогда, вероятнее всего, и нужный результат получится быстрее.
      Мотивы мужа я прекрасно поняла. Хоть и лежали они отнюдь не в той плоскости, в которой он их озвучил. Наша семейная жизнь была, так скажем, своеобразной. Первая брачная ночь оставила после себя весьма специфические ощущения, несмотря на то, что муж был со мной очень нежен и осторожен. В общем, мне не слишком понравилось. То есть первая часть, которая "до", была очень даже ничего, а вот то, что "во время и после"... Гм... В итоге я попросила тайм-аут на денёк-другой,хоть Фел и уверял меня, что дискомфорта больше не будет и боль в первый раз это нормально. А когда решила, что готова к продолжению, начались... э-м-м... в общем не самые удачные для физической близости дни. А потом я нервничала насчёт неудач с поиском пары для брата и в муже мне хотелось видеть больше друга, чем любовника. Он, видимо, это понял, потому что настойчивые попытки соблазнить жену, у которой голова занята отнюдь не романтикой, прекратил, оставив только поцелуи и обнимашки. Но это отнюдь не означало, что ему не хотелось большего. И он не мог не понимать, что только кардинальная смена "декораций" изменит ситуацию.
      Я, конечно, осознавала, что веду себя не совсем правильно, но сделать с собой ничего не могла. Мне не хотелось часто уходить в ментальность. Во-первых, там было слишком хорошо, а я ведь решила "сидеть на диете"! Во-вторых, контролировать процесс я так и не научилась, а затягивать меня туда стало при каждом поцелуе, особенно сильно, когда Феликс чрезмерно увлекался процессом. Мне даже представить страшно, что будет происходить при... более длительном телесном контакте. С другой стороны, не могу же я бегать от этого всю жизнь?
      - Мэт? - вопросительно заглянула в глаза брюнета, оставляя решение на его усмотрение.
      Тот только плечами пожал, неуверенно кивнув.
      - Вот и славно, - мгновенно встрепенулся дедушка. - Мальчики, вы погуляйте, мне с внучкой наедине поговорить нужно, - непререкаемым тоном заявил и тем самым недвусмысленно выставил их за дверь. Ещё и руками себе помог.
      Вау. Расширенными от изумления глазами проследила за сим процессом и даже рот приоткрыла, чтобы поинтересоваться, вот что это такое сейчас было, да только не успела. Он меня опередил.
      - А теперь слушай внимательно, малышка, - с напором, который никуда не исчез, подхватил под руку, оттаскивая к окну и таинственно приглушая голос. На всякий случай, наверное. - Есть у меня подозрение, что пару Мэтсиму мы не можем подобрать потому, что он излишне на этом концентрируется. Ты, когда Феликса почувствовала, ни о чём таком не думала и не предполагала даже, верно? - Вопрос был риторическим, поэтому ответа от меня дед дожидаться не стал, излагая свою позицию: - Искать мы продолжим, но делать это постараемся так, чтобы Мэт об этом не догадывался. Там, куда вы едете, девушек будет более чем достаточно и их частой смены твой брат не заметит. Соответственно, ничего не заподозрит. Если ты, разумеется, не захочешь всё испортить и ему рассказать. Это ясно? - Полюбовался на мою ошалевшую моську и улыбнулся: - Глупенькая! Думала, я пытаюсь от вас избавиться? Да ты совсем ребёнок, Лина! И замужняя жизнь тебя не изменила. Чем Фел с тобой занимается, спрашивается? - улыбка стала шире, обнажая ровный ряд белых зубов. - Супруг, называется! Надо ему внушение организовать, чтобы не халтурил, - сделал демонстративно-задумчивое лицо.
      - Не надо, - нахмурилась, потому что недвусмысленные намёки мне не понравились. - Сами разберёмся.
      - Не обижайся, - меня притянули к себе и ласково провели рукой по волосам, гладко зачёсанным назад и собранным в узел. С некоторых пор эту причёску я предпочитаю всем остальным, по вполне объяснимым причинам. - У меня жизнь была слишком долгая и насыщенная событиями, чтобы я продолжал относиться к ней серьёзно. Ко многим вещам нужен философский, а к некоторым даже легкомысленный подход. Иначе можно запросто свихнуться, - голос постепенно потерял всю свою наигранную смешливость, и стало ясно, что шуточки закончились. Мне приоткрыли душу, а в интонациях осталась только горечь: - Нельзя принимать происходящее близко к сердцу. Идеи и идеалы не щадят никого, перемалывая в своих жерновах в угоду смыслу жизни. И чтобы выжить, нужно уметь отказывать и отказываться. Отрастить толстую шкуру, поскольку иногда жертвовать приходится не только собой, но и другими. Зачастую, самыми близкими и дорогими. Твой отец этого не понял, пойми хоть ты, девочка. И запомни. Я не хочу, чтобы жизнь тебя сломала и уничтожила раньше, чем ты закончишь начатое.
      Откровенность признания ввела меня в ступор. Основательный. Подняла голову, чтобы заглянуть в малахитовые глаза и с трудом отвела взгляд. Они с таким выражением смотрели зелёную в даль за стеклом, словно уже видели там призрак грядущей опасности.
      - А что я начала? - робко уточнила, осторожно отстраняясь. Ну а правда? Вроде как ничего особенного не делала.
      - Создала новый мир, - демонстрируя удивление моему вопросу поднялись вверх седые брови. - И тебе его нужно развивать. Наполнять энергией, придавать структуру, изменять, контролировать. А ты этой обязанностью пренебрегаешь. Мало того, ещё и сознательно делаешь всё, чтобы возникшая ментальность угасла. Исчезла. Потому что твои попытки в неё не попадать по-иному расценить трудно.
      - А если я не хочу? - вместо того, чтобы задуматься о том, откуда у деда такие познания, осведомлённость в мотивах моих поступков, и почему у меня ощущение, что он сам заинтересован в существовании этого эфемерного мира, встала в позу непримиримого борца за личную свободу и независимость. И чего всех так волнует эта дурацкая ментальность?
      - Не хочешь... - задумчиво повторил дедушка, окончательно погрустнев. - А о брате ты подумала?
      Подобная постановка вопроса возмутила меня до глубины души. Это я-то о нём не думаю?! А как же мои усилия по поиску пары?
      - Лина, - к вырвавшемуся на волю протесту отнеслись совершенно спокойно, лишь сокрушённо качнули головой. - Пара нужна для того, чтобы закачивать в ментальность энергию. А если закачивать некуда? Что тогда? Чего будут стоить твои "усилия"? - фыркнули презрительно. - А я тебе скажу, - в голосе появились не самые приятные нотки. - Ничего не будут стоить! Всё будет бессмысленно! Потому что в этом случае Мэту пара не нужна. Без созданного тобой мира она бес-по-лез-на! - даже по слогам разделил, чтобы смысл подчеркнуть. - Чего ты добиваешься, когда отказываешься его формировать?
      - Я добиваюсь того, чтобы меня оставили в покое, а Мэт занимался своей личной жизнью, а не моей! - негодование стало сильнее.
      - Когда-то я думал аналогично, - неожиданно признался мой оппонент, не позволив мне продолжить. - У меня тоже был брат. И я, как и ты, не хотел, чтобы он мешал мне налаживать свою личную жизнь. А сейчас больше всего на свете жалею о том, что позволил себе подобную вольность. Меня не оказалось рядом с ним в нужный момент, ну и... - не договорив, закрыл глаза, погружаясь в воспоминания.
      - Он... умер? - я мгновенно растеряла всю свою воинственность. Тут такая трагедия, а я со своими амбициями!
      - Его убили, - услышала совсем тихий, бесцветный голос. - Собственный сын. Вернее, внебрачный, который не смог простить ему связи со своей матерью и считал, что Борис её бросил, а она из-за этого покончила с собой. Хотя брат о существовании ребёнка не имел ни малейшего представления и узнал о том, что у него есть ещё один сын только спустя тридцать лет, когда мальчик стал совсем взрослым. Сначала Ян делал вид, что понял причины, по которым произошла трагедия, сотрудничал, помогал, заверял нас всех, что никаких обид и претензий не имеет, а на самом деле ждал удобного момента, чтобы отомстить. - Дедушка с минуту молчал, прежде, чем продолжить: - Ян взорвал станцию, которую строили на орбите Марса. Это задолго до твоего рождения произошло. Мой брат в это время был там вместе с женой. Она тоже погибла. Никто не уцелел. Взрыв был колоссальный...
      У меня в душе всё оборвалось. Я вдруг поняла причину натянутых отношений между отцом и дедом. Папа ведь тоже внебрачный. Жена деда - Алина, взяла его на воспитание, потому что родная мама умерла при родах. Бабушка, правда, тоже прожила не долго, и в десять лет у папы остался только отец. А тот, вероятнее всего, подсознательно опасался того, что его сын поступит так же, как и Ян. То есть будет действовать во вред. Вот и держал сына на расстоянии, приставив к нему своего помощника, который мог бы контролировать его поступки. О Владимире и его роли в жизни отца мне Мэт рассказал, причём, не так уж мало. Во всяком случае то, что дедушка предпочёл своего сына использовать вслепую, вместо того, чтобы действовать честно и открыто, я прекрасно поняла. И доверия ему это не прибавило.
      - Не повторяй моих ошибок, Лина, - тем временем не догадываясь о моих мыслях, продолжал убеждать меня дед. - Вы с Мэтом связаны в разы сильнее, чем я с Борисом. И если мне до сих пор, хотя прошло столько лет, трудно смириться с произошедшим, то каково будет тебе, если случится что-то подобное? Прошу тебя, не лишай его ментальности. В ней смысл жизни для колонистов.
      Вот это да-а-а... У меня в мозгах всё перевернулось с ног на голову. Почему же Мэт ни словом, ни жестом не намекнул, насколько сильно ему самому нужен этот призрачный мир? Меня пожалел? Не хотел, чтобы я чувствовала себя обязанной что-то делать ради него? Уж лучше бы сказал. Неприятно чувствовать себя эгоисткой поневоле. Хорошо хоть не поздно ещё ситуацию изменить. И в первую очередь, вывести излишне деликатного братца на чистую воду. Нет, ну а на самом деле, как предлагать мне "прогуляться" до колонии, так это он может, а как объяснить, зачем ему лично это нужно, так сразу в кусты? Если, конечно, дед не придумал всё это, чтобы меня на что-то спровоцировать, использовав ровно в той же степени, что и папу.
      Воплощать свой план в реальность начала сразу, едва представилась удобная возможность. А появилась она часа через три после того, как собрав нужные вещи и закинув их в нутро транспортной системы, чтобы не таскать лично, мы оказались в гидрокапсуле, которой предстояло доставить нас к подводному отелю. Именно там нас ждали две недели того, что дедушка на прощанье обозвал "маленькими радостями жизни". "Прыгнуть" прямиком возможности не было, ибо механизм соединительных каналов отказывался работать, если приходилось преодолевать даже незначительные объёмы воды. Так что выйдя из ближайшего к океаническому простору флёра, мы пересели в куда менее быстроходный, зато необычайно интересный механизм. Изготовленный из трипслата, а потому полностью прозрачный, больше похожий на небольшую торпеду, рассчитанный на шесть пассажиров, тот, едва мы устроились на сиденьях, с приличным ускорением рванул вдоль почти невидимого рельса, уводящего в морскую пучину.
      Кроме нас в нём никого не было, так что мы, с интересом рассматривая открывающийся взору пейзаж, периодически вскакивали со своих мест и меняли их на другие, чтобы не упустить самого интересного. А такового оказалось не так уж и мало, особенно в начале "путешествия".
      Голубоватая толща воды, сквозь которую до самого дна проникал рассеянный солнечный свет. Пестрые рыбки и белые медузы. Коралловый риф прямо под нашими ногами с небольшими пятнами светлого песка. Безумные, яркие анемоны, раскачивающие своими щупальцами, словно сдуваемыми порывами ветра. И гигантские, похожие на птиц скаты, мерно взмахивающие "крыльями".
      Успокоились мы только когда капсула нырнула на глубину и стало темно, даже подсветка и носовые прожектора не позволяли разглядеть что-либо в подробностях. Разве что смазанные силуэты скал, проносящихся мимо. Вот тогда-то я и вспомнила о своём желании узнать правду. Осторожно выбралась из загребущих лапок мужа, который, по всей видимости, очень переживал, что я передумаю, и потому до последнего момента предпочитал меня из своих рук не выпускать. И всё же удерживать не стал, то ли морально расслабившись, то ли просто правильно отреагировав на мой умоляющий взгляд.
      - Мэт, - я переместилась к брюнету, прилипшему ладонями к трипслатовой поверхности капсулы и застывшим взглядом изучающему тёмное пространство за ней. - Очнись! - потрясла за плечо, видя, что реакции - ноль.
      - А? - на меня, наконец, посмотрели совершенно обалдевшими глазами.
      В принципе его состояние я понимала. Даже для нас, землян, привычных к подобным пейзажам, поскольку может и не часто, но на море выбираться удавалось, впечатлений было выше головы. Что же говорить про ментаута, у которого в родительской колонии таких красот нет и не было априори. Насколько я поняла, там исключительно космические станции и лишь на паре-тройке планет что-то более-менее приличное в плане животно-растительного мира, на остальных же только суровая природа и техника.
      - Послушай, братишка, - убедившись, что взгляд сфокусировался на мне и перестал бегать по сторонам, приступила к допросу. - Помнится, ты мне говорил насчёт общей для нас ментальности.
      - Я говорил? - удивлённо округлились тёмные глаза.
      - Ну да, - вопроса я ждала, так что врасплох меня не застали. - Сначала сказал, что у каждого ментаута она своя, а потом, что у нас появился новый мир. Значит, один на двоих? Или я ошибаюсь?
      - Нет, так и есть, - коротко кивнул брат. - Обычно в колонии один ментаут, поэтому проблем с ментальностью и её заполнением не возникает. Мы же с тобой и сам мир, и функции делим. Наша родительская колония тоже неправильная, там вообще три высших ментаута.
      - Ага, - я приняла задумчивый вид, ибо выдавать Мэту источник информации, спровоцировавший мою любознательность, не хотелось. - И всё же, я не понимаю, зачем вообще ментальность нужна? Что с ней делать? Какой в этом нереальном мире смысл?
      - Хочешь слетать в Глисс, чтобы научиться с ним работать? - мой визави встрепенулся, глаза загорелись нездоровым блеском. Он даже про то, куда именно мы едем и зачем, забыл. А всё почему? Да потому, что вопрос трактовал так, как ему показалось удобнее!
      - Нет! - оперативно замотала головой, пока его энтузиазм не преобразовался в неприятные последствия. - Пока нет, - постаралась смягчить впечатление, потому что разочарованный вздох наглядно показал, насколько Мэтсима огорчила моя реакция. - Я хочу знать, для тебя ментальность жизненно необходима или просто важна и всё, - пошла ва-банк.
      - В принципе, я могу жить и без неё, - ответил он честно, хоть я и видела, насколько неохотно брат озвучивает то, что отдаляет его от желанной цели. - Но в этом случае мне и пара не нужна, - грустно улыбнулся. - Какой тогда смысл в поисках?
      Мне стало не по себе. Ну вот что я делаю, спрашивается? Его расстроила. Сама перепугалась. Фел теперь смотрит как-то напряжённо. И опять ничего толком не узнала, разве что в очередной раз убедилась - прятать голову в песок и продолжать делать вид, что происходящее меня не касается, не получится. А может, и не нужно? Пусть себе существует эта непонятная ментальность и радует Мэта. Что для этого требуется? Энергия?
      Эх! К чёрту диету! Решительно встала, подхватывая под руку стоящего рядом мужа и заставляя отступить. Вернее, шагнуть назад себя и приложиться спиной к прозрачному борту.
      - Фел, - шепнула, прижимаясь корпусом к опешившему от моего напора мужчине. - Если ты не против, давай-ка добавим в ментальность немного огонька, - заглянула в изумлённые глаза.
      Ладони легли на плечи, ощутимо сдавливая. Зрачки расширились, поглощая серую радужку, превращая взгляд в обжигающе-страстный. В глубине разгорелось знакомое светило, к которому я невольно потянулась, почувствовав его притяжение. Хриплый вдох, резкий разворот, и теперь уже я вжата сильным телом в упругий трипслат.
      - Обязательно, ангел мой, - Феликс склонился ближе, но целовать не стал, просто скользнул носом по моим волосам, вдыхая их запах. - Но не здесь. И не сейчас, - хрипло выдохнул. - Потому что я могу и не сдержаться, - прикусил зубами мочку, сильнее сжимая дёрнувшуюся от нахлынувших ощущений меня. А потом резко отстранился, бросая краткий взгляд в сторону Мэта, и столь же неожиданно подхватил меня на руки, крутанув вокруг оси.
      Засмеялась, чмокнула в щёку, обняла за шею, подмигивая брату, который, наконец-то соизволил обратить на нас внимание. Даже встал, придерживаясь рукой за спинку кресла, потому что капсулу неожиданно сильно начало раскачивать.
      - Феликс! - быстрое предупреждение, и меня уже усаживают, фиксируя ремнями безопасности, несмотря на бурные протесты и заявления, что ничего страшного со мной не случится. Ну подумаешь, штормит слегка!
      Ага. Так меня и послушали. Ещё и пригрозили, что не буду слушаться, из отведённых нам комнат вообще потом не выпустят. Вот ведь наглецы! Ладно муж, понятно чем он в этих самых комнатах со мной заниматься собирается, а братик с какой радости его поддерживает?
      Спорила с ними и даже не заметила, как пейзаж за бортом изменился. Капсула начала всплывать. Стало светлее, но до поверхности мы так и не поднялись, снова заскользив в толще воды над рельефным дном, ещё более живописным и насыщенным жизнью, чем у побережья. А через несколько минут в голубой дали проявились очертания подводного города - один, самый крупный купол в центре и несколько поменьше, раскиданных по периметру.
      Коралловый атолл, замкнутым кольцом окружающий подводный город, имел пару километров в диаметре и отлично изолировал маленький оазис нежной тропической жизни лагуны от сурового простора открытого океана. Правда, выше уровня воды природный барьер не поднимался, что в общем-то и лишало нас возможности пользоваться флёрами, чтобы сюда добраться. Но, честно говоря, путешествие доставило мне столько приятных минут, что о скорости "доставки" я уже не думала.
      Подобно Мэту прилипла к борту, наблюдая, как медленно и неторопливо наше средство передвижения огибает ближайшую полусферу, за прозрачной стеной которой вполне различимо прогуливаются по извилистым дорожкам местного дендрария отдыхающие. Невысокие деревья, кустарники, цветы, скамеечки, открытые беседки, увитые растениями. И всё это в живописном окружении шныряющих совсем рядом рыб, скатов, медуз, поднимающихся со дна гибких водорослей... Представляю, как сногсшибательно подобный антураж выглядит изнутри.
      Ещё один поворот, и новое сооружение, надёжно защищающее людей, сидящих за столиками ресторана, растянутого по всему периметру купола. Обслуживающие технические секции были скрыты в центре, а потому не видны, зато в верхней части над ними опознавалась свободная площадка, явно предназначенная для танцев. Клуб, соответственно.
      Дальше, дальше, дальше... Неутомимая капсула, словно решив устроить нам обзорную экскурсию, сложным извилистым маршрутом двигалась среди рукотворных объектов. Вот показался переполненный водными горками и бассейнами корпус аквапарка и тут же скрылся, уступив место сложной конструкции напоминающей гибрид воздушного пузыря и подводных пещер, скрывающих неведомые нам красоты. Новая полусфера с изящным внутренним пространством, похожим на выставочную галерею. А за ней открылся свободный простор лагуны, яркий, цветной, колоритный, усеянный многочисленными маленькими корпусами спального комплекса, сменившимися приподнятой над дном площадкой, с пришвартованными к гладкой поверхности транспортными капсулами. Наша присоединилась к их веренице, прилипнув к трипслатовой трубе, ведущей к центральному куполу, и приятным женским голосом заявив:
      - Уважаемые пассажиры! Мы прибыли в пункт назначения. Развлекательный комплекс "Нереида" приветствует вас.
      Блокирующая выход кормовая створка дрогнула, меняя структуру и растекаясь в стороны, недвусмысленно намекая, что нам - туда. Да мы, в общем-то, упрямиться и не собирались, скорее, наоборот. Оперативно поднялись, перемещаясь в зону гостевой регистрации.
      Оставив деловую часть вопроса на моих мужчин, я любовалась эффектным интерьером в стиле фентезийной интерпретации морского дна и его обитателей, искренне радуясь тому, что возможность побывать в таком замечательном месте у меня всё же появилась. Ибо стоимость двух недель проживания здесь зашкаливала за все разумные пределы. Нет, мой отец, например, вполне мог себе это позволить, но принять от него предложение оплатить расходы совесть мне не позволила. Это только Ника, узнав куда же мы отправляемся, встала в позу обиженного ребёнка, которого лишили всех радостей жизни, потому как брать с собой отказались, и папе пришлось ей пообещать, что своё двадцатилетие она отметит в аналогичном месте.
      Феликс, надо отдать ему должное, меня поддержал, сразу и категорично заявив, что у него средств достаточно, чтобы он мог себе позволить оплатить наш отдых из собственного бюджета. Так что дедушка, который, подкинув ему идею, куда отвезти жену и шурина, попытался было внести вклад в финансовую составляющую вопроса, нехотя, но уступил. А вот брату, единственному, у которого нынешние расходы значительно превышали доходы, пришлось побыть в роли "нахлебника". Правда, он пытался доказать, что может обойтись без развлечений, но тут вмешалась мама. Сказала, что он не имеет права отказываться от помощи, потому что все они ему слишком много должны. Надавила морально, буквально заставив Мэта согласиться и перестать спорить.
      Так что всё решилось быстро и без особых проблем. Единственное, что меня основательно напрягало и чего я так и не могла понять - как так получается, что муж, который моего престарелого родственника терпит исключительно по "производственной" необходимости, и дед, аналогично относящийся к Феликсу, неизменно оказываются по одну сторону баррикад?
      Дедушка, пусть и скрепя сердце, но всё же реат Фелу разрешил выбрать и к отбору "женихов" допустил, хоть и не считал достойным кандидатом. Мог отказать, однако этого не сделал!
      Феликс, столь же неохотно, но на личные беседы с советником являлся. Опять-таки мог бы встать в позу и подобные просьбы игнорировать, не начальство же! Так нет, общался, несмотря ни на что.
      И при всём этом оба всегда сходились во мнениях относительно того, что именно мне нужно. Никаких расхождений. Вот это однозначно лежит где-то за рамками моего разума. Что-то их связывает, по всей видимости, но и дедушка, и муж упорно делают вид, что это не так. И даже прямые вопросы, которые я пыталась задавать Фелу, не помогли ситуацию прояснить. Ответ был весьма уклончивый и лаконичный: "Нас объединяет то, что мы оба в тебе заинтересованы". Пояснять свою мысль супруг не стал. Любопытно, что же на самом деле имел в виду?
      Нет, в том, что он меня любит, я нисколечки не сомневаюсь. Ведь ничего от меня не требовал и не требует. Всё и всегда делает так, чтобы мне было хорошо. Если и настаивает на чём-то, то очень мягко, стараясь убедить в том, что он прав и так будет лучше. Беспокоится, когда у меня "сносит голову" после погружений в ментальность. Про то, как Фел на меня смотрит, я вообще молчу. Такого мужа как он ещё поискать! Однако есть в его мозгах что-то, чего я не знаю, и это меня беспокоит. Надеюсь, всё прояснится когда-нибудь. И я в нём не разочаруюсь.
      Задумалась и даже не заметила, как мы внутрь комплекса попали. Фактически пришла в себя, когда Феликс, оплетя рукой мою талию, уверенно двинулся в сторону отведённых нам апартаментов.
      Вау! Головой я завертела на все триста шестьдесят градусов, потому что идти по туннельной дорожке, когда в полуметре от тебя растут кораллы и шныряют любопытные рыбы, а над тобой двадцатиметровая толща воды, сквозь которую льётся рассеянный солнечный свет, - сногсшибательное зрелище.
      Реакция Мэта от моей ничем не отличалась. Он, конечно реагировал менее эмоционально, но я и по его глазам видела, насколько для него всё это чудно. И только муж вёл себя спокойно. Улыбался, когда я восторженно ахала, замирая и забывая, что нужно идти, а не стоять. Мягко подталкивал вперёд, обещая, что впечатления ещё будут, так что нечего время терять. А потом, отправив шурина в боковое ответвление, ведущее к маленькому куполу, стоящему по соседству с тем, у входа в который мы остановились, открыл проём. Подхватил меня на руки и шагнул внутрь. Даже осмотреться не дал, уронив на что-то мягкое, придавив собственным телом и закрыв собой обзор. Сжал голову в ладонях, не позволяя увернуться.
      - Кто-то хотел немного энергии? - шепнул прямо в губы, опаляя жарким дыханием.
      - Фел...
      Больше сказать ничего не успела. Он с такой ответственностью подошел к данному мне в капсуле обещанию, что в себя я пришла, ох, как не скоро.
      Открыла глаза, бездумно всматриваясь в окружающий полумрак, понимая, что полностью дезориентирована и выжата как лимон. Во-первых, ментальность и явь перемешались настолько сильно, что я с трудом отделила одно от другого. Выпуталась из привычно липких световых нитей, не желающих меня выпускать. Там. И осторожно отодвинулась, выбираясь из-под придавливающих меня конечностей. Здесь. Ф-ф-фух!
      Во-вторых, Феликс, что называется, дорвался. Полученное разрешение, вкупе с двумя неделями целибата рядом с любимой женой, вылились в двухчасовой марафон, который он мне устроил. И теперь физическая нагрузка весьма недвусмысленно сказывалась на моём состоянии. Впрочем, усталость была приятной и совсем не раздражающей. Но ещё более приятными были воспоминания о том, что было между "Фел..." и "выбралась". В ментальности энергетический поток не просто пульсировал, как обычно при поцелуях. Он раздувался до размеров сверхновой, взрывался огненными фейерверками, опаляя и заставляя меня зажмуриваться, а в реальности - кусать зубами подушку, чтобы хоть как-то приглушить рвущиеся стоны, провоцируемые сильными движениями моего несдержанного мужчины. Требовательного и нежного одновременно.
      Я основательно перепугалась, когда последний энергетический выброс едва не затопил ментальный мир и меня вместе с ним, схлынув только после того, как страстный напор Феликса сошёл на нет, и супруг затих, промычав что-то совершенно нечленораздельное мне в волосы. Между прочим, поток-то исчез бесследно, а вот мерность стала куда большей по размеру. Такими темпами маленький мирок, в котором мне было так уютно, очень быстро в бесконечную вселенную превратится! Надо будет узнать у Мэта, это нормально вообще?!
      Попыталась сесть, проверяя жизнеспособность организма.
      - Ты куда? - хриплый голос, и сильные руки осторожно уложили меня обратно на кровать, подгребая ближе к обнажённому мужскому телу.
      Вырываться не стала, послушно прижалась к нему, обнимая и целуя влажную кожу на его плече. Облизнула губы, почувствовав солёный привкус.
      - Может, в модуль? - робко предложила. Ему точно нужно. Мне тоже не помешало бы себя в порядок привести. На голове воронье гнездо, хоть я и не вижу, но представить не трудно - опять-таки Фел постарался. Косметика, скорее всего, не поплыла, она у меня хорошего качества, стойкая, но хочется уже от неё избавиться. Да и вообще, в целях гигиены...
      - Тут кое-что поинтереснее есть, - мгновенно подорвался супруг, подхватывая меня на руки и поднимая вверх. Где только силы нашёл? Пара шагов и меня уже опускают вниз.
      Взвизгнула. Подпрыгнула. Вцепилась в плечи, чтобы забраться обратно на ручки.
      Смешно? Я бы на вас посмотрела, в подобной ситуации! Я тут вся такая расслабленная, тёпленькая, мягонькая, голенькая, ко всему прочему, а меня сажают на что-то холодное, твёрдое и скользкое!
      - Ну что же ты такая трусишка, Лина-а-а... - сокрушённо протянул муж, послушно прижимая меня к себе.
      Почувствовала, как он перешагивает через высокий бортик, усаживаясь вместе со мной в какое-то углубление. На этот раз я оказалась на нём и поэтому возмущаться не стала. С любопытством огляделась, стараясь сообразить, что это за развлечение такое экстремальное. А когда поняла...
      - Фел... - едва выдавила из себя сквозь смех. - Хоть бы предупредил! подводный отель [Интернет]
      Оказалось, что затащил он меня в керамическую ёмкость сложной конфигурации, которая, среагировав на наше появление, начала медленно заполняться водой. По-моему, этот "шедевр" человеческой мысли называется джакузи. Экзотика, которую теперь днём с огнём не сыщешь, разве что имея непреодолимое желание оформить квартиру в старинном стиле. Не используют их. Главным образом потому, что очень уж неэкономный расход воды получается. И если обычный гигиенический модуль обходится пятью литрами на одну "помывку", потому как работает на рециркуляции, то в этом устройстве каков объём, столько воды и потребуется. Соответственно, всё это очень дорого и малоэкологично. Но приятно, спорить не буду.
      Потянулась, сползая с упругого тела мужа в тепленькую водичку. Мешать мне он не стал, разве что помог лечь удобнее, устроив голову у себя на плече. Придерживая моё готовое "утонуть" тело, дотянулся до стены и открыл встроенную в неё нишу, извлекая небольшой флакон. Густая жидкость, которую он из него добыл, равномерно распределив по ладоням, пахла морем и пенилась, особенно хорошо, когда соприкасалась с водой.
      Напряглась и расслабилась. Историю я помнила. Очищающий гель. Лет сто назад ещё использовался. То есть вообще раритет.
      Закрыла глаза, нежась в ласкающих прикосновениях бурунчиков, поднимающихся со дна, и наслаждаясь скользящими движениями ладоней по коже. Спина, плечи, руки, пальчики, снова плечи, грудь. Эй!
      Дёрнулась, разворачиваясь лицом к непредсказуемому мужчине.
      - Фел, ты... - начала было, но меня ловко сгребли в объятия, закрывая рот поцелуем.
      - Тс-с-с... - оторвался от губ, когда почувствовал, что я перестала сопротивляться, и осуждающе покачал головой. - Кто-то мыться хотел, - вернул в исходное положение, продолжая свою разрушительную деятельность. Икры, бедра, животик, чуть ниже...
      На этот раз я даже адекватно среагировать не успела. В общем, в ментальность меня затянуло быстрее, чем я сообразила, что вообще происходит. А когда выбралась в реальность, возмущаться устроенному произволу было поздно. Феликс очень быстро научился пользоваться тем, что в момент "перехода" я своим телом вообще не могу управлять. И мне приходится постоянно перестраивать восприятие, чтобы контролировать происходящее "и тут, и там". А это безумно трудно. Я же не могу разорваться и быть в двух местах одновременно!
      Не могу... А так хочется! Потому что безумно жаль упускать даже малые частички той палитры ощущений, которая рождается в тесном сплетении наших тел. И я ничего не имею против, может и слегка бесцеремонного, но такого понятного желания мужа исполнять свой супружеский долг. Правда, в эти моменты в ментальности, едва я на время теряю с ней связь, энергетический поток словно прорывает невидимую плотину, заполняя собой всё свободное пространство, растягивая его как резиновый шарик. Только вот сжиматься обратно оно, похоже, не умеет.
      - А зачем ему уменьшаться? - непонимающе округлились чёрные глаза брюнета, которого я, спустя пару дней моральных терзаний, осторожно попросила ознакомить меня со спецификой функционирования ненормального мира. - Нужен адекватный объём, соответствующий уровню той энергии, которую ты получаешь от пары. Тем более, что ты, судя по твоему рассказу, держишь Феликса на максимуме прокачки.
      - Чего? - теперь настала моя очередь изображать из себя набор чайных блюдец.
      - Лина! - всплеснул руками брат, практически впервые проявив столь бурную эмоциональную реакцию. Довела я его, по всей видимости. - Энергетический потенциал пары не вечен. Ты забираешь, он уменьшается. А восстанавливают его любым состоянием эйфории или удовлетворения. Ну да! - совершенно правильно понял причину моей упавшей от изумления челюсти. - Секс, в первую очередь. Но и многое другое подходит тоже. Так что, пока Феликс с тобой счастлив, считай, что источник энергии у тебя фактически неиссякаемый.
      Мамочки! Так вот почему у меня такое непреодолимое желание видеть мужа, что называется, "сытым и довольным"! Получается, я сама в происходящем виновата?!
      - Чем больше Фел отдаёт тебе энергии, тем шире будут границы нашего мира, - не обращая внимания на моё шоковое состояние, продолжил колонист. - Тем более, что ты ни на что другое её не тратишь.
      Намёк понятен. Тратить я не умею, потому что не обучена. А учат где? Правильно. В Глисс. Вот и напрашивается простой вывод: хочешь жить спокойно - туда и отправляйся.
      Ну уж нет! Сама справлюсь!
      - Я могу это остановить? Ну или хоть затормозить. Куда мне столько энергии? - сосредоточилась, включая логику. Не может быть, чтобы не было выхода!
      - Остановить? - теперь уже брови поползли вверх. - Можешь, - лгать мне Мэт не стал. Вот только правда, которую он озвучил, оказалась не так уж и приятна: - Если потеряешь связь с парой.
      - Это как? - облизнула мгновенно пересохшие губы, прислушиваясь к бешеным ударам сердца и выравнивая сбившееся дыхание. Организм необычайно бурно и весьма негативно отреагировал на подобную перспективу.
      - Если ментально истощишь пару, выкачав максимум энергии и не дав ничего взамен, - взгляд стал неприятным. Осуждающим. Видимо, у колонистов подобное поведение не считается нормальным и не поощряется. - Второй вариант, если Феликс снимет реат. Тогда зафиксированное тобой соединение начнёт угасать, а канал прокачки сжиматься. Очень медленно, почти незаметно. И чем дальше вы будете находиться друг от друга, тем выше окажется скорость этого процесса. В конце концов имеющаяся связка "схлопнется" окончательно, прекратив функционировать. Восстановить её можно будет только фиксируя заново, с нуля.
      - А созданная ментальность исчезнет? - мне стало не по себе. Неужели всё, что я, пусть невольно, но уже сделала, совершенно напрасно?
      - Н-н-нет, - чуть помедлив, словно сомневаясь, озвучил брат. - Она останется. Но ты потеряешь возможность в неё попадать и работать с энергией.
      Ну вот и выход. Только, как им воспользоваться?
      Несколько секунд я молчала, размышляя и наблюдая за суматошным мельтешением стайки маленьких рыбок, упорно игнорирующих прозрачную преграду и настырно рвущихся к нам, словно единственная их цель - проникнуть внутрь купола.
      Допустим, кольцо я с Феликса обдеру, но вот оставлять меня одну он не согласится однозначно. И отказывать ему в физической близости я навряд ли смогу. Одно дело раньше, и совсем другое теперь. У нас медовый месяц, вообще-то! К тому же в моей душе всё переворачивается, едва только представлю, как муж расстроится, если я начну выкидывать подобные фортеля.
      Оглянулась, беспомощно посмотрев на шатена, который в этот момент находился у противоположной стены малого обзорного зала и колдовал над панелью, бронируя для нас места в аквакуб, чтобы весело провести вечер. То есть разговора, к счастью, не слышал, хоть и отвлекался иногда, поглядывая в нашу сторону с некоторым подозрением. Перевела взгляд на брата, который стоял рядом, положив руки на поручень ограждения, с беспокойством всматриваясь в моё лицо. Он явно переживал, дожидаясь, какое же решение я приму. Значит... Значит не всё так просто?!
      - А ты? - подозрения вылились в закономерный вопрос. - Если я потеряю эту самую связь, а ты найдёшь себе пару, то в ментальность уходить сможешь?
      - Нет, Лина. Ты - жнец. Наш мир существует только благодаря твоим способностям. Я могу вносить свой вклад. Помогать тебе, добавляя энергию, которую буду прокачивать через свою пару. Работать с ментальными полями, управляя репликантами, после того, как ты их создашь. Но изменить ничего не смогу, - грустно улыбнулся этот бессовестно скрытный тип. Нет бы сразу признаться! Так ведь, как обычно, ждал пока я спрашивать начну!
      Всё. Я в ауте. Схватилась за голову, закрыв глаза, и покачнулась, в ужасе от понимания того, во что влипла! Наивная! Надеялась, что можно самоустраниться, дав брату то, что ему необходимо. Ан нет. Никаких полумер в отношении ментальности быть не может. Либо мы с Мэтом получаем всё, либо оба не будем иметь ничего. Ну, мамочка... Что же ты меня нормальной-то родить не могла!
      - Что случилось?! - услышала взволнованный голос и почувствовала любимые руки, которые обхватили меня, удержав в вертикальном положении, прижав к сильному телу. - Ангелочек, тебе плохо?
      Спрятала лицо у него на груди, судорожно вцепляясь пальцами в крепкие мышцы. Тихо всхлипнула, потому что от безысходности накатила такая волна жалости к самой себе, что удержать её внутри сил уже не было.
      - Мэт! Тебя с ней теперь ни на минуту оставить нельзя?! - возмущение мужа вылилось на того, кто довёл меня до истерики. - Ты что Лине сказал?!
      - Правду, - буркнул тот в ответ. - Она сама попросила.
      - С ума сошёл?! Какую ещё "правду"?! - весьма эмоционально рявкнул Фел, и склонился ко мне, уже совсем другим тоном попросив: - Радость моя, успокойся, - прошёлся по лицу поцелуями. - Всё будет хорошо.
      - А ты откуда знаешь? - шмыгнула носом, отстраняясь и стирая ладошками слёзы со щёк.
      - Просто знаю, - мне улыбнулись, подбадривая, и погладили по спине. - Ты только не забудь, что у тебя есть муж, которому надо жаловаться в первую очередь, потому что он никому не даст тебя обижать. Даже твоему брату, - ласковый голос снова приобрёл злые интонации.
      - Не хотел я её расстраивать, - убито выдохнул брюнет. - Прости, сестричка, мне не нужно было прилетать. Я всё в твоей жизни испортил. Постарайся разорвать связку. Буду рад, если у тебя это получится и ты вернёшься к нормальной земной жизни, - развернулся, шагая к выходу. Куда именно он направился догадаться было не сложно.
      - Подожди, Мэт! - я рванулась к нему, хватая за руку и вцепляясь в неё, как клещ. - Останься! Ты ни в чём не виноват, это я веду себя глупо. Дура, потому что! И трусиха! И вообще, эгоистка. Не буду я ничего разрывать! Фел! Ну хоть ты ему скажи! Я не хочу, чтобы он улетал! - умоляюще посмотрела на мужа.
      - И я не хочу, - тот протянул брюнету ладонь. - Прости, погорячился. За Лину испугался. Мне не нужно было тебя обвинять. Сглупил. Не разобрался. Больше не повторится.
      Фразы звучали отрывисто, но искренне, и Мэтсим, опешивший от резкой смены поведения, руку принял, ответив на дружеское пожатие.
      Паника от того, что сейчас может произойти что-то непоправимое, медленно отпустила, и я выдохнула, чувствуя невероятное облегчение. Мне на самом деле было страшно. Я точно знала, что если бы Мэт сейчас ушёл, брата я больше никогда бы не увидела. И именно страх его потерять многое перевернул в моей голове, расставив всё на свои места.
      И муж, и брат мне нужны. Раз.
      Новых эксцессов, дающих понять насколько именно, я категорически не желаю. Два.
      Ментальность мне нравится, несмотря на все сложности с нею связанные. Три.
      Нет таких проблем, которые нельзя было бы решить вместе. Четыре.
      Итог?
      - Феликс, - приластилась к супругу, - как тебе идея прогуляться до Глисс?
      - Лина... - дуплетом резануло по ушам. Сверху - непонимающе-удивлённо, справа - изумлённо-растерянно.
      - Ты против? - подняла голову, заглядывая в карие глаза.
      - Нет, - шатен отрицательно качнул головой. Но прозвучало это тоскливо. - Просто, жаль так быстро уезжать. Мы ведь хотели отдохнуть...
      - Так я и не говорю, что полетим прямо сейчас, - успокоила разочарованного мужчину. - Мэт, - теперь уже заискивающе посмотрела на брюнета, снова ощутимо напрягшегося и явно не понимающего хода моих мыслей. - Я очень хочу, чтобы ты на Земле нашёл себе пару. Обещаю, что как только она у тебя появится или как только ты будешь уверен, что её здесь нет, мы сразу улетим. Честно!
      - А как же ты? - почему-то Мэтсима моё предложение обеспокоило. - Ты же не справишься... - запнулся, бросив быстрый взгляд на внимательно слушающего нас Феликса.
      - Справлюсь, - улыбнулась, сильнее прижимаясь к своей паре. - Мне помогут. Правда, дорогой?
      - Разумеется. Если буду знать, чем именно, - получила очередную ответную улыбку. Впрочем, отнюдь не лучезарно-радостную, скорее натянутую. И в глазах осталась озабоченность, скрыть которую Фел не смог. Я растерялась, не понимая причин. Хорошо, что надолго его выдержки не хватило. - Лина, я делаю что-то не так? - выдал себя с потрохами. - Ты хотела разорвать связку, значит, у тебя из-за меня проблемы? - вывод из нашего диалога сделал в общем-то логичный.
      - Нет, - активно замотала головой, показывая насколько он неправ. - Это у меня с головой проблемы, потому что вместо того, чтобы думать, творю чёрт знает что. А потом сама же этому и ужасаюсь. Так что ни ты, ни Мэт тут не при чём. Кстати, - поспешила сменить тему, пока он не напридумывал себе ещё чего. - Мы в "куб" идём? Места есть?
      - Да, порядок, - отозвался муж, спохватываясь и заявляя: - Начало через два часа. За час нужно быть в экипировочной.
      - Если перестанем выяснять отношения, то успеем поужинать, - внес вполне здравое предложение брат.
      Наконец-то мои мужчины вспомнили, что мы вообще тут делаем! Не сговариваясь, практически синхронно развернулись, Феликс подхватил меня под руку, и уже через пять минут мы сидели в ближайшем секторе ресторана, мирно обсуждая ожидающее нас развлечение и поглощая морские деликатесы, к которым Мэт неожиданно пристрастился. В первый день пробовал их с осторожностью, всё же привычка к неведомому мне сублитерату, используемому как еда в Глисс, была сильна. С синтетической пищей, изготавливаемой автоповаром у нас дома, брат довольно быстро смирился, а вот уговорить его попробовать натуральные продукты оказалось необычайно сложно. Он упрямился и отказывался, утверждая, что живых существ нельзя есть в натуральном виде. Зато когда распробовал... подводный отель [Интернет]
      - Фел, будь добр, передай мне салат. Нет. Другой. С креветками, - уточнил, поняв, что получит не тот, который хотел, ибо шатен взялся за ближайшую к нему тарелку. А там недвусмысленно выглядывали из-под бледно-зелёных листьев политые белым соусом осминожки. - Хотя... - задумался, присматриваясь к аппетитному соблазну. - И этот давай!
      Удивительно, но стычка, похоже, их сблизила. Брат с куда большей уверенностью и раскованностью начал общаться с моим мужем, а тот, в свою очередь, отбросил некоторую настороженность, словно перестал ждать от пришельца какого-то подвоха. И доверие друг к другу, как мне показалось, родилось именно из того, что оба, наконец, окончательно убедились - готовность меня защищать даже в ущерб собственным интересам у каждого из них на первом месте.
      Меня это радовало. Конфликт, грозивший перерасти в большие неприятности, в итоге сослужил нам всем хорошую службу. Теперь я могла без оглядки обсуждать с ними всё то, что раньше предпочитала держать в себе, замалчивать по одной, очень простой причине: я чувствовала, что взаимные обвинения неизбежны.
      Как же здорово, что отныне этого можно уже не бояться! Говорить обоим то, что думаю... Стоп. Нет. Не всё. Есть вещи, о которых одному из них лучше не знать. А второму... Второму не только можно, но и нужно.
      Вот только спохватилась я поздно. Поняла это, когда попросила брата выбрать себе партнёра для игры в "кубе". Тот категорически отказался, а Фел, оказавшийся банально не в курсе причин, заставивших меня приехать в этот развлекательный центр, естественно, подобной настойчивости не понял. И вставать на мою сторону не поспешил. Ещё и переубедить постарался:
      - Линушка, - ласково напомнил, - играть втроём правилами не запрещено.
      Мысленно застонала, поднимая глаза к потолку. Ох, что ж я такая недальновидная-то! Нужно было раньше всё мужу рассказать! Когда поумнею, спрашивается?!
      В общем, стоя у арендованного нами шкафчика, встроенного в стену экипировочного отсека аквакуба, и сжимая в руках фиолетовый гидрокостюм, я тихо злилась, ругая себя на чём свет стоит. А причина моего самобичевания, сидела передо мной на скамейке, с самым упрямым выражением на лице.
      - Мэтсимчик, ну пожалуйста! - я попыталась ещё раз. - Это же всего лишь игра! Что тебе стоит выбрать себе партнёра? Поверь, самому вести партию намного интереснее, чем быть на подстраховке! Смотри сколько вакансий! - обернулась к экрану, демонстрирующему целый список "одиночек". В основном, девушек. Очень даже симпатичных, между прочим!
      - В другую команду я не уйду, это даже не обсуждается, - упёрто повторил брат, откладывая в сторону свою экипировку, наглядно демонстрируя серьёзность намерений. - Либо я с тобой, либо остаюсь и жду вас здесь.
      Всё. Можно умывать руки. То есть пускать происходящее на самотёк. Прислушиваться к моему мнению никто не собирается, а провоцировать новый скандал мне хочется меньше всего. К тому же время поджимает.
      - Ладно, - максимально беспечно пожала плечами, уступая позиции, - только не жалуйся потом, что тебе было скучно, потому что Фел взял на себя координацию действий и лишил тебя большей половины удовольствия.
      - Не буду, - пообещал повеселевший субъект, вновь принимаясь за процедуру переодевания. Впрочем, на свояка посмотрел оценивающе. Видимо, раньше получаемый эффект от участия в забаве с озвученной мной позиции не рассматривал. Похоже, даже задумался, прикидывая, как бы сместить акценты. Впрочем, решения не изменил, так что спустя полчаса, которые остались на подготовку, мы вместе с другими "отдыхающими" стояли в центре очерченного на полу круга, располагающегося над игровой зоной "куба". Светящаяся граница предупредительно мерцала, напоминая, что выходить за неё нельзя, пол под ногами подрагивал, словно в нетерпении, даже воздух, поступающий в маску через дыхательные фильтры, и тот стал каким-то густым, тягучим, затрудняющим и без того тяжёлое от напряжения дыхание.
      - Не волнуйся, - шепнул Фел, мягко сжимая мою ладонь и притягивая к себе ближе. - Если боишься, можешь просто смотреть. Мы с Мэтом вдвоём справимся.
      - Ну уж нет. Не для того я в этот экстрим напросилась, чтобы за вашими спинами прятаться, - отрицательно мотнула головой. - И вообще! Я снять стресс хочу, а не получить!
      - Надеюсь, всё-таки будет страшно, - встрял в наш диалог брюнет, хищно прищуриваясь и втягивая воздух расширившимся ноздрями. Даже через тонированное забрало было видно, как азартно заблестели его глаза. И это при том, что вчера я два часа расписывала ему правила и ожидающие нас "ужасы", чтобы морально подготовить. Не впечатлился. Фыркнул презрительно, заявив, что игра есть игра. Детский сад, короче. Ничего серьёзного.
      А вот теперь растущее в других возбуждение передалось и ему. Тем более, что в ожидании начала присутствующие переглядывались, присматриваясь друг к другу, явно оценивая вероятность выигрыша. Кстати, шансов победить сегодня было не так уж и мало. В "куб", рассчитанный на полсотни человек, сейчас были готовы спуститься всего шестнадцать: две пары, девять одиночек - четверо мужчин и пять девушек, ну и наша троица. К тому же численное преимущество никому ничего не давало. Набранный счёт всё равно потом будет разделён на число тех, кто был в составе команды, и в итоге зачтётся среднее арифметическое. Так что... Ой!
      Отвлеклась я зря. Не успела вновь сконцентрироваться, а свет уже погас. Над головой вспыхнуло синее свечение, раздался предупреждающий сигнал и пол под ногами исчез.
      Сердце ухнуло в пятки, а следом за ним и всё тело, которое с ощутимым ускорением врезалось в воду, пролетев метров десять до поверхности. Удар, пузыри, гулкие всплески и падающие рядом соперники дезориентировали меня окончательно.
      Впрочем, это только я оказалась такая несобранная. Фел сориентировался быстро, ну и, поскольку продолжал крепко держать меня за руку, оперативно потянул за собой, утаскивая на большую глубину, подальше от бурлящей человеческой массы. А через секунду я и Мэта заметила. Брюнет держался сбоку, чуть позади, в своей тёмно-синей экипировке больше похожий на тень.
      Где и как он научился столь раскованно и свободно вести себя в водной среде, я так и не поняла, но проблем с перемещением у него не было, несмотря на то, что столкнулся брат с этой средой обитания впервые именно на Земле. Совершенно точно. И тем не менее в первый же день, когда мы вытащили его на пробный "заплыв" в бассейн, мгновенно разобрался, как именно координировать движения тела, чтобы оно занимало нужное положение в пространстве. И вообще, Мэтсим оказался на редкость бесстрашным, быстро адаптирующимся и при этом удивительно рассудительным. В нём чувствовалась рациональность и разумная осторожность, наверное поэтому у меня сложилось стойкое ощущение, что он не станет бессмысленно рисковать ни собой, ни другими. Никогда. За его спиной можно было чувствовать себя совершенно спокойно. Как и за спиной Фела, кстати.
      Так. Не поняла! А с какой-такой радости меня туда задвинули? С недоумением воззрилась на мужчин, между которыми оказалась, и осмотрелась, оценивая сложившуюся диспозицию.
      Зависли мы почти в центре аквакуба, заняв самое удобное для игры положение. До "дна", имитирующего глубинный разлом с вылезающими из него "подводными монстриками", ещё далеко. Плазменных шаров, которыми "плюются" "стены", мимо пролетает достаточно, несмотря на то, что их успевают перехватывать другие игроки, равномерно распределившиеся по всему объёму игрового "поля". "Ловчую сеть", периодически спускающуюся на нас с поверхности, тоже заметить не трудно, чтобы вовремя прошмыгнуть между ячейками, не потеряв набранные очки.
      Ясно. Просто меня решили подстраховать и прикрыть собой. Возмущаться не стала, пусть мальчики почувствуют себя героями, для повышения самооценки это полезно. А я и в их "тени" поиграю. Тоже весело.
      Так. С чего начнём?
      Перехватила пролетающий мимо шар, послушно прилипший к перчатке, посмотрела под ноги, невольно ужаснулась не самому приятному облику копошащихся там чудищ, оценила дальность, выбрала мишень и запустила снаряд в ближайшую тушку. Чёрт! Промазала! Извернулся! Ещё и навстречу рванулся! Ещё раз. Ах ты, сволочь, увёртливая! Третий шар бросить не успела, сразу две огненные сферы влепились в стремительно приближающуюся к нам "живую" массу, разрывая её на части.
      - Целься точнее, ангелочек, - пожурил муж, возвращаясь к своему "сектору обстрела".
      - И скорости учитывай, - добавил брат, ловко поймав новый снаряд.
      Ах так, значит? Ладно. Азарт захватил с головой. Сосредоточилась, понимая, что на пристрелку у меня не так уж и много времени. На первом уровне, то есть когда монстрики обитаются на нижнем слое, игра продержится не долго и скоро уже не отдельные особи, а все эти твари попрут к нам. Вот тогда и начнётся самое "веселье".
      Тщательно анализируя ситуацию, пару раз намеченные цели я всё же "убила", а потом... Потом даже думать перестала. Слишком много всего стало происходить. Излишне быстро.
      Шар. Бросок. Раскрытая пасть в которую он влетает и со смачным звуком рвёт, оставляя лишь искровые следы. "Лина, сеть!" - резкое предупреждение. Взгляд вверх. Оперативное движение в сторону. Прошла. Ещё один шар. "Мэт, слева!" - хлёсткий, как удар, окрик. Рывок за руку, отдёрнувший меня назад. Чешуйчатый хвост, разрезавший воду прямо перед моим лицом. Слепящий выброс энергии, уничтоживший противника.
      Ф-ф-фух! На мгновение зажмурилась, чтобы исчезли световые "зайчики", и искренне порадовалась тому, что играю в команде. Девочкам, которые справляются в одиночку, можно только посочувствовать. Или позавидовать. Это смотря с какой стороны ситуацию оценивать. Одна вон "висит" не так чтобы далеко, и я прекрасно вижу, как ловко она ныряет в ячейки сети и управляется с кружащими вокруг хищными тварями. Опять-таки на неё их "лезет" ровно в три раза меньше. Игровая программа рассчитывает нагрузку на игроков с бесстрастной точностью. Впрочем, ловкость и тренировка тоже имеют немаловажное значение. Игра-то популярная, я в детстве с удовольствием с друзьями в неё "рубилась" в развлекательных комплексах, разве что вместо воды там гравитационные стабилизаторы использовались и размеры куба были несколько меньше. Ну и монстрики попроще. Таких эффектных, как здесь, не было точно.
      Восхищённо покачала головой, оценив сколько очков получила конкурентка, уничтожив очередной экземплярчик, и спохватилась. Я тут отдыхаю, а кое-кто за меня вкалывает. Так и проиграть недолго!
      Подключилась к процессу, стараясь не зевать и поражать только те цели, в которых была уверена. Ибо мои промахи провоцировали новую волну активности нападавших, немедленно устремляющихся к "обидчику", а справляться с ними приходилось уже не мне, а моим защитникам, меняя тактику. И набору очков это не способствовало, особенно, если учесть, что каждое "физическое касание" врага грозило штрафом. И не самым маленьким. А если допустить подобное два раза подряд, половина набранных очков улетала в небытие.
      Увлечённая игрой, я всё же продолжала наблюдать за нашей соседкой, потому и заметила, как пролетели мимо пущенные ею шары. Четыре. Подряд. Да ещё и выпущенные по разным целям. То ли девочка выдохлась, то ли отвлеклась, то ли ещё что случилось, но ничего хорошего теперь её не ждало, однозначно. Ведь несколько монстров, одновременно атакующих одного игрока, это практически стопроцентный проигрыш. Не увернёшься. И уничтожить не успеешь.
      Жалко как! Пусть и конкурентка, но ведь не такой же ценой выигрывать! А до конца раунда ещё минут десять. Столько она не продержится.
      И, словно подтверждая мои опасения, к маленькой фигурке в зелёной защите рвануло сразу четыре объекта. Нет. Пять! Последней была синяя тень метнувшаяся из-за моей спины в её сторону.
      Сначала даже глазам своим не поверила. Мэт? Ну и как он ухитрился разобраться в происходящем и так быстро среагировать, если всё время занят был? Ещё и нас фактически бросил. Может, почувствовал что-то?
      Со вновь проснувшейся надеждой я застыла, всматриваясь в сверкающие вспышки, уничтожающие опасность, и новую пару, которая образовалась так неожиданно.
      - Лина, очнись! - потребовал обеспокоенный моим бездействием Фел. - Устала? Потерпи, совсем немного осталось.
      - Прости, - вернулась к игре, оперативно перехватывая новый шар и сбивая с траектории "полёта" монстра, рвущегося в зону непосредственного контакта. От сети увернулась в последний момент, услышала, как тихо выругался муж, который тоже едва-едва успел на неё среагировать, занятый совсем другим процессом. Ох, чувствую Мэту достанется, когда всё закончится!
      Ошиблась. Едва прозвучал сигнал к завершению игры, возросшая сила тяжести притянула нас ко дну и схлынула вода из опустившегося на игроков защитного купола, Феликс, вместо того, чтобы устроить партнёру выговор, совершенно спокойно тому кивнул, подхватил меня на руки, посчитав, что дойти на своих двоих я не в состоянии, и утащил в гардеробную. Переодеваться. А потом в той же манере переместил в наш гостевой сектор. И о поступке свояка даже не заикнулся.
      - Фел, притормози! - по дороге туда я попыталась выяснить непонятные мне планы. - Разве мы Мэта ждать не будем?
      - Не будем, - с готовностью подтвердил супруг, нисколько не снизив скорости с которой шёл по коридору. - Он не маленький мальчик, не заблудится. Да не волнуйся ты за него! К тому же поздно уже. Нам спать пора.
      Спать? Я растерялась, не понимая, вот это он сейчас в прямом смысле сказал или в переносном? А Феликс моё недоумение развеивать не спешил. Прямо в одежде уложил на кровать и свалился рядом, закинув руки за голову:
      - Кайф! - удовлетворённо выдохнул.
      Скосила вбок глаза, оценивая его состояние. Какой-то он уж слишком довольный. Кажется маленький эксцесс, устроенный моим братом, его нисколько не разозлил. А ведь мы именно из-за этого не выиграли - всего десять очков уступили одной из пар! Но мужа это, похоже, не задело совершенно. Улыбается. Мечтательно в потолок смотрит, вернее сквозь него, в тёмную толщу воды над нами, потому что как такового потолка тут и нет, только прозрачный трипслатовый купол.
      - Фел, - не выдержала, развернулась, приподнимаясь на локтях и заглядывая ему в лицо. - Ты не расстроился?
      - Чего? - удивился тот совершенно искренне. - Лина! Ну что ты! Всё было здорово! Я такого адреналина давно не получал! К тому же совсем не интересно, когда всё гладко проходит. Впрочем, - его глаза хитро прищурились и положение наших тел как-то неожиданно быстро изменилось. Теперь я снова лежала, а он нависал сверху. - Если тебе кажется, что этого удовольствия нам с тобой недостаточно... - хищный вздох, коснувшийся губ, и ладони с нажимом скользнувшие по плечам, стягивающие платье вниз.
      Задохнулась от нахлынувших эмоций, так до конца и не разобравшись, это опять моя душа в ментальность рвётся или просто физическое тело на действия мужчины реагирует! К счастью, разговор с Мэтом вспомнила вовремя и даже мужа на расстоянии удержала, попросив не торопиться. И честно о своих проблемах в ментальности рассказала.
      Выслушав меня, Фел задумался. Так и остался лежать рядом, непроизвольно скользя пальцами по голой коже моих рук. А я с замиранием сердца ждала, что же он скажет, потому что сама ничего хорошего придумать не могла. Ну в самом деле, не разрывать же мне связку только потому, что энергии слишком много!
      - Ангелочек, - муж наконец очнулся, поймав мою ладошку и притянув к себе ближе. - Я, конечно, могу себя ограничить и обойтись без секса. Это, наверное, было бы самым правильным, но... - вздохнул, коснувшись губами запястья, доказывая, что прибегнет он к подобному способу в самом крайнем случае. - Скажи, а тебя только при поцелуях в губы в ментальность затягивает? - замер, в ожидании.
      - Ну да, - смысл его вопроса я не поняла. Пока Феликс его не озвучил:
      - Значит, нужно просто перестать целоваться. И ты будешь оставаться со мной в реальности. Это, разумеется, временная мера, но она позволит нам не отказываться от всего остального, - коже на моей руке достался ещё один поцелуй.
      Я с минуту растерянно хлопала ресницами, недоумевая, почему сама не додумалась до такого простого решения! Логично же! Ведь что главное? Чтобы энергию из пары я не тянула. А где я это делаю? Правильно. В ментальности. То бишь, если меня в ней не будет, то и притока энергии тоже! Ура! Да здравствует удовольствие!
      Удовольствие... Я утром из-за него еле-еле глаза открыла. Муж тоже ещё лежал рядом, в полном отрубе. Кажется, мы вчера немного переборщили, на радостях. Впрочем, эффект от введённого на поцелуи в губы эмбарго был правильный, и я впервые на все сто прочувствовала, как же это приятно, когда не нужно ни на что отвлекаться и можно полностью отдаться на откуп ощущений.
      Полежала ещё немного, любуясь мельтешащими за прозрачной стеной рыбками, тем, как светлеет водное пространство, потому что солнечные лучи начинают пробиваться сквозь водную толщу, расцвечивая её яркими красками. Осторожно, чтобы не потревожить спящего мужчину, соскреблась с упругой поверхности и уползла в модуль. К моему величайшему удовлетворению оказалось, что кроме раритетного джакузи здесь есть нормальная гигиеническая техника. А когда вернулась обратно, поняла, что полчаса наведения красоты, приведения волос в идеальный порядок и придирчивого выбора одежды, потрачены впустую. Потому как на кровати я оказалась раньше, чем сообразила, что вообще происходит.
      Короче, второй раунд марафона, устроенного моим ненаглядным, доконал меня окончательно. И чтобы не оставить шансов мужу продолжить в том же духе, я категорично заявила, что навёрстывать пропущенный завтрак и одновременно обедать мы будем в ресторане. Хотя попытки убедить меня заказать еду в комнаты были. Я не сдалась. И вот теперь задумчиво смотрела на кусочек картофеля, наколотый на зубья вилки, соображая, хватит у меня сил донести до рта добытый трофей или прибор я уроню раньше. Ибо сил не осталось никаких.
      - Давай-ка я тебя покормлю, - объект мучительных сомнений у меня отобрали, пододвигая тарелку к себе и обмакивая золотистый ломтик в соус. - Ротик открывай, - приказали, поднося лакомство к губам, чтобы не оставить шансов отказаться.
      А я не собиралась. На то он и муж, чтобы ликвидировать негативные последствия. Тем более, что сам так активно способствует их появлению.
      Ко мне тем временем пододвинулись ближе, за плечи обняли, в висок поцеловали, очередной кусочек скормили... Даже глаза закрыла от удовольствия. Всё, я в нирване.
      - Мило, - за спиной хмыкнул знакомый голос. - Привет, голубки. Куда же вы вчера исчезли так быстро?
      Дожевала, проглотила, не подавилась.
      - Привет, Мэт, - откинулась назад сильнее и запрокинула голову, чтобы посмотреть на брата.
      Ой! Моментально сменила положение, разворачиваясь в кольце удерживающих меня рук и напрочь забывая о проблемах своего организма, потому что рядом с брюнетом обнаружила симпатичную девушку.
      Невысокая, одетая в свободный цветной сарафан, смугленькая, с прямыми чёрными волосами до лопаток и чуть лукавым выражением лица. Её раскосые карие глаза с интересом присматривались к нашей семейной идиллии.
      - Кто-то тоже исчез, - Феликс показательно вздохнул у меня над ухом. - Правда, чуть раньше и бросив нас на съедение жутким монстрам, - от звучащих в его голосе "трагических" ноток я рассмеялась.
      Мэтсим тоже улыбнулся, по-видимому сообразив, что это шутка.
      - Ты и без меня прекрасно с ними справился, я видел, - легко отмахнулся от "обвинений". - Это Регина, - представил незнакомку. - Ей помощь нужна была, потому что проблемы возникли.
      - Подстава, а не проблемы! - возмутилась брюнетка. - В программе глюк какой-то был, точно! Я своими глазами видела, как шары сначала прямо летели, а потом отклонились от траектории! Представляете!
      - Ого! - ощутимо удивился муж и проявил похвальное гостеприимство: - Обедать с нами будете? Присаживайтесь.
      Через минуту мы уже активно обсуждали игру, сподвигнувшее брата сменить команду маленькое происшествие, те развлекательные зоны, которые уже посетили и те, что отложили на потом. Регина оказалась на редкость коммуникабельной и открытой. Сходилась с людьми она легко, и меня это радовало. Может, хоть общение с ней как-то повлияет на Мэта и изменит его позицию в отношении противоположного пола. У меня ощущение, что пару он не чувствует не потому, что её нет рядом, а потому, что боится раскрыться и пойти на контакт.
      А ведь есть контакт!
      - На гидромассаж не ходите. Мы после игры там были, - убедил меня в этом женский голосок. - Не понравилось, - личико скривилось, демонстрируя насколько.
      - Напор очень слабый, - пояснил Мэт.
      - Слишком сильный! - фыркнула Регина.
      О как. Значит, вечер вместе провели. Любопытно.
      Внимательнее присмотрелась к собеседнице, отыскивая мелочи, которые могли бы прояснить ситуацию. Держится непринуждённо, с Мэтом разговаривает совершенное естественно, без наигранности и попыток соблазнения, словно они друзья на всю жизнь, колечко у неё на руке интересное, витого золота с ярко-красным камнем. Вот и гадай теперь - реат это или рубинчик какой-нибудь. Пара она ему или нет?!
      Хорошо, что братик умереть от любопытства мне не дал, совершенно правильно расценив причину проявляемого мной интереса, и чуть заметно отрицательно качнул головой.
      Ну вот. Теперь я расстроилась. Так хотелось верить, что вот оно, счастье! Ан нет. Мимо.
      - Очень классно в гидрариуме на подводных гонках, - тем временем продолжила делиться впечатлениями наша новая знакомая. - Правда, там тоже шлемы надевать нужно, - с нескрываемым любопытством уставилась на мои многострадальные волосы, которые я просто собрала в хвост, ибо сил сделать новую причёску мне не хватило.
      Ох, что ж не везёт-то так? Паталогически просто! Ну почему именно когда я выгляжу как пугало, появляются невольные свидетели? И без того на меня окружающие косятся, когда фиолетовые концы замечают, а теперь вообще пальцами показывать будут.
      Аппетит пропал напрочь. Желание развлекаться тоже. Впрочем, киснуть долго мне муж не позволил.
      - Ты замечательно выглядишь, ангелочек, - заявил, едва мы распрощались с неправильной парочкой, которая отправилась на экскурсию в подводные пещеры. - Прекрати себя изводить, иначе я замучаю тебя до смерти, доказывая, насколько ты не права.
      И ведь действительно свою угрозу выполнил.
      Утащил в аквапарк, укатал на водных горках, утопил в бассейне, потом спас, но только для того, чтобы накормить ужином, а потом окончательно измотать в постели. У-у-убиться легче, чем выдержать его энергичный запал! И что самое поразительное, ведь бунтовать и требовать от него иных поступков нет никакого желания. Мне бы возмутиться, отказаться, встать в позу для порядка, так нет, терпеливо и мужественно жду, пока он "наиграется"! Неужели потребность в том, чтобы пара получала удовольствие для ментаута настолько велика, что собственные желания вообще ни во что не ставятся?
      Печально, если так. Фел, конечно, глава семьи, любимый муж и всё такое, но я-то тоже человек! Или не человек? Колонисты, они, вообще, кто? Я так и не разобралась в этом вопросе. Да, мама мне многое рассказала, что-то я от Мэтсима узнала, но цельной картинки в голове не сложилось. Многого не хватало и это меня путало, заставляло додумывать, проводить аналогии, которые могли быть верными, а могли и не быть.
      Например, то, что исходные тела ментаутов-колонистов имеют спрутообразный облик, я уяснила. Примерила на себя такой видок и поняла, что мне повезло необычайно. Упаси бог, родиться эдаким "красавцем"! На подобном "фоне" даже мои волосы уже не кажутся чем-то ужасным. А вот то, почему братья моего ментального папы, который внешне выглядит как человек, потому что проходя метаморфоз подстроился под желание своей пары, есть два брата вполне человеческого облика, приводило меня в недоумение. Их пары отнюдь не земляне. Почему же так похожи? Ответа на этот вопрос Мэт мне не дал и насчёт того, как с этим обстоят дела в других колониях, тоже ничего путного не сказал. Типа не был он нигде, кроме Глисс. Не принято у колонистов друг к другу в гости наведываться. Так-то!
      Что ж за цивилизация такая странная?! Чем дольше я об этом думала, тем интереснее становилось. Я даже поймала себя на мысли, что с нетерпением жду, когда закончится наш отдых и у меня появится возможность самой во всём разобраться. Прямо на месте.
      Но больше всего, конечно, хотелось прояснить для себя, что делать с прилипшей ко мне, как банный лист, ментальностью. Опять-таки не для того, чтобы избавиться, а чтобы использовать её правильно. Классная вещь, кстати! Я, когда последний раз там была, обнаружила очень любопытный эффект, который по эмоциональному восприятию оказывается круче любого аттракциона: если зацепиться за нити, которые заполняют этот мир, можно летать. Кружить над пылающей сферой, освещающей окружающее пространство. Парить. И нити эти необычайно прочны, несмотря на то, что кажутся совсем тонкими! И не путаются совершенно, словно скользят сквозь друг друга. Искрящие золотистые паутинки, опутывающие и затягивающие в сгущающийся радужный мир, с каждой секундой всё более насыщающийся сгущающимся фиолетовым туманом...
      Задохнулась и резко дёрнулась, выпутываясь из сладкого энергетического плена. То есть села в кровати, открывая глаза и выравнивая сбившееся дыхание. Прибавила света, чтобы посмотреть на мужа, который безмятежно дрых рядом, даже не думая ко мне прикасаться. Ох ты ж! Такого ещё не бывало! Чтобы меня утягивало в ментальность без прямого контакта с ним! Это же не сон был! Я разницу отлично чувствую! Что происходит?!
      - Что случилось, ангелочек? - раздался сонный голос, и Феликс приподнялся на локте. Всё же я своими действиями его разбудила.
      - Кошмар приснился, - вздохнула, выключая свет. Озвучивать правду не рискнула. Муж и так переживает. - Прости, я не хотела тебе мешать. Не специально. Спи.
      - Лина, - осуждающие интонации я хорошо распознала. Как и активное шевеление, доказывающее, что возвращаться к прерванному процессу супруг не собирается. А потом ещё и руки почувствовала, притянувшие меня к его корпусу. - Почему ты извиняешься? Разве я давал тебе повод? Ангел мой, - Фел тяжело вздохнул, пройдя ласковым движением ладони по моим волосам. - Неужели до сих пор не веришь, что ты для меня дороже всего на свете? Не догадываешься, что я пойду на любые жертвы ради тебя? Не понимаешь, как сильно я тебя люблю?
      - Я тоже тебя люблю, - крепко обняла, опуская голову ему на грудь и прислушиваясь к равномерным и сильным ударам сердца. - И твоё счастье для меня важно ничуть не меньше. Но я не хочу, чтобы ты брал на себя ответственность за то, к чему не причастен.
      Ещё один сокрушённый вздох, и меня потянули вниз, заставляя принять горизонтальное положение. Бережно закутали в одеяло, прижавшись со спины и опутав конечностями. Для надёжности, наверное.
      - Какая же ты глупенькая, Линочка, - мужская рука осторожно убрала мешающие локоны, и мне достался лёгкий поцелуй в шею. - Можешь взвалить на меня всё то, что тебя тяготит. Я не против. На мне и так лежит такая ответственность, что дополнительной даже не замечу.
      Смысла фразы я не поняла. А пока размышляла над тем, что же она может означать, дыхание над ухом стало куда более спокойным и глубоким. Муж уснул, и это лишило меня возможности задавать ему вопросы. Но не думать.
      Феликс... Загадочный ты какой, оказывается. И совсем не так прост, как видится на первый взгляд. Я о тебе, по сути, так мало знаю! Не то, чтобы совсем по нулям, но реально не так уж и много.
      Тебе тридцать шесть, и ты отличный специалист, то есть аэрорепайер высокого класса. Любишь экстрим, спокойно относишься к животным, в душе романтик и идеалист. У тебя золотой характер, совершенно неконфликтный и необычайно терпимый к маленьким человеческим слабостям. Знаю и то, что родителей ты лишился, когда был совсем маленьким, потому и воспитывался в интернате. Может, именно это сделало тебя таким? Деликатным, покладистым, понимающим. Что ещё? Женат ты не был, любимой девушки не имел. Маленькие, кратковременные интрижки не в счёт. С моим дедом познакомился случайно и в составе группы потенциальных женихов тоже оказался волей случая, потому что твой лучший друг, которому предложили участвовать в отборе, попросил тебя его поддержать. Морально. Составить ему компанию на заочном свидании, организованном чтобы увидеть будущую невесту и проверить, как она отреагирует на нового претендента. Не знаю, на что твой друг рассчитывал, но уж точно не на то, что ты влюбишься и сам начнёшь искать возможность пройти аналогичный путь. Разрешение ты получил спустя почти год бесплодных попыток доказать моему деду, который лично контролировал весь процесс, что ты достойный кандидат. Убедил, в конце концов. И оказался удачливее всех. Или я оказалась чувствительнее именно к тебе. Возможно, к твоим чувствам. Возможно, есть иная причина. Кто ж разберёт, по каким критериям моя колонистская сущность выбрала именно тебя?
      А вот теперь получается, что ты не всё мне рассказал? И причина, по которой мой дедушка так настойчиво и часто "выдёргивал" тебя для личных бесед, куда серьёзнее, чем ты мне озвучил? То есть простая родственная забота о счастье внучки, это то, о чём в ваших разговорах речь, если и шла, то в последнюю очередь?
      Моментально припомнила всё, что папа говорил о намерениях своего отца относительно моей персоны. Неужели от своих непонятных планов советник не отступился? Да ещё и того, кто оказался со мной связан, решил по-полной использовать?
      Фел, Фел... что ж за ответственность на тебе такая? Каким же "заданием" дед тебя "наградил"?
      - Ну что за фантазии, ангел мой?! - услышав заданный ему вопрос, муж даже обратно на кровать сел от неожиданности. При том, что встал уже, вернее, из гигиенической комнаты вернулся. - Никакого секретного задания у меня нет. А ответственность... - как-то растерянно на меня посмотрел, словно недоумевая, почему я не понимаю очевидных вещей. - Ты моя жена, я должен о тебе заботиться. Ну а то, что ты - ментаут, обязывает меня думать и о том, что твои потребности отличаются от стандартных, их нужно учитывать, понимать, принимать и помогать тебе с ними справляться. Так что выкинь эти домыслы из головы. Ясно? - в карих глазах сверкнула смешинка. Поняла мгновенно - супруг что-то задумал, но отпрыгнуть не успела. Схватили, повалили, затискали, зацеловали, защекотали... Млин! Опять придётся заниматься причёской!
      - Да оставь ты уже в покое свои волосы, - возмутился Феликс. Отобрал у меня выпавшие из узла на затылке заколки, которые я собрала на кровати, оставив в руках только расчёску. - Они у тебя самые прекрасные на свете! Понятно? Причёсывайся, и на завтрак!
      Ага. Это ему понятно. Мне, в принципе, тоже, привыкла уже. А остальным? А остальным это... Боже мой...
      Широко раскрыв от удивления глаза я смотрела на приближающуюся к нашему столику парочку. Улыбающегося брата в белоснежном брючном комплекте и его спутницу в лёгком, длинном розовом платье. На симпатичном личике - сияющее счастьем выражение, походка - непринуждённая, а волосы - демонстративно распущенны. Чёрные, с кроваво-красным отливом на концах.
      Упс. Что такое? Я думала, что она ему не пара. Ошиблась? Стоп. А разве у пар с волосами что-то должно происходить? Это же у ментаутов такой побочный эффект проявляется, после первого погружения в ментальность. А у братика волосы ничуть не изменились. Ну и как это понимать?
      - Лина, ты чудо! Такая непохожая на остальных. Я когда твоё тонирование увидела, обалдела просто. Настолько необычный эффект! Очень красивый! Ну и не удержалась, - восторженно щебетала сидящая напротив меня девушка, забыв о завтраке и любовно оглаживая блестящие прядки. - Ещё вчера в салон заскочила, чтобы такой же себе сделать. Только цвет другой выбрала, чтобы с моим натуральным сочетался. Здорово получилось. Правда, Мэт? - карие глаза впились в мужчину рядом, совершенно спокойно поглощающего свою порцию.
      - Мне нравится, - тот кивнул, соглашаясь с озвученной позицией.
      Посмотрела на мужа, который не сводил с меня заинтересованного взгляда, многозначительно подняв брови.
      - Вот видишь? - едва слышно шепнул. - Я прав.
      Ладно, ладно. Осталось только руками развести. Кто ж знал, что дурной пример заразителен? Пожалуй, теперь я не удивлюсь, если через пару-тройку дней половина обитателей этого подводного оазиса с подачи Регины обзаведётся подобным "модным" атрибутом.
      - А вы сегодня куда решили пойти? - я предпочла сменить тему разговора на куда более безопасную.
      - Мы вчера только затопленную часть пещер прошли, - ответил мне брат. - Очень интересно было. Может, вы сегодня вместе с нами пойдёте в воздушные гроты? Там маски будут не нужны, только костюмы и обувь.
      Причин отказывать мы не видели и через час уже неторопливо шли по мелкому гравию, устилающему сложный каменный лабиринт. Мрачный, сырой, тёмный, душный, стены и потолок которого буквально сочились влагой, проникающей сквозь пористую породу. Стекающая с них вода скапливалась в небольших углублениях под нашими ногами, а та, что не успевала, кристаллизовалась, формируя свисающие вниз и поднимающиеся вверх похожие на гигантские сосульки образования, иногда срастающиеся в вертикальные колонны. Сталактиты. Тонкие, как иглы. Сталагмиты. Широкие, словно оплывшие свечи. Сталагнаты. Покрытые неровными натёками, будто стволы деревьев. Подсвеченные разноцветной иллюминацией, они единственные создавали тот потрясающий эффект, который кардинально менял впечатление от унылого, пробирающего до дрожи пейзажа. Завораживали, заставляли останавливаться, любоваться причудливыми фантазиями природы, забывая обо всём остальном.
      Вскоре перекатывающиеся под подошвами ботинок камни сменились трипслатовым покрытием, поднимающимся над глубокой расщелиной и убегающим вдаль, к притягивающему взгляд свечению. Не сговариваясь, мы направились именно туда, хотя оставалась ещё возможность пойти в другую сторону, ибо дорожка раздваивалась уводя и влево тоже. Однако этой перспективы мы даже не заметили, торопливо преодолев сотню метров отделяющих нас от... Ах!
      Гроты [Интернет] Обширная пещера. Невысокий свод. Окаменевшие водопады, расцвеченные яркой подсветкой. А внизу - огромное озеро, поверхность которого, покрытая лёгкой рябью, отражала целую палитру световых бликов, играла оттенками, смазывая резкие контуры отражений.
      Жёлтый, изумрудный, голубой, сиреневый... Я невольно подалась навстречу манящей картинке, и мир поплыл, превращаясь в знакомое туманное марево. Глубокое, как море. Слепящее, как солнце. Фиолетовое...
     
      Фиолетовых оттенков в подсветке этого земного "чуда света" было больше всего и Мэт невольно улыбнулся. Как же много вокруг происходит событий и явлений, которые на первый взгляд кажутся чуть ли не знаками судьбы, а на самом деле оказываются всего лишь совпадениями.
      Во-первых, показался необычайно подозрительным спровоцированный программным сбоем в игре промах девушки, внимание которой к своей персоне брюнет заметил с первых дней появления здесь. Она ему понравилась настолько, что он даже решился оставить сестру, чтобы помочь. А когда игра закончилась и Регина сняла перчатки выяснилось, что девушка - одна из тех, кто согласился участвовать в отборе "невест", потому что реат недвусмысленно красовался у неё на пальце. Видимо, земной родственник решил продолжить подбирать ему пару, невзирая ни на что. Мэт прекрасно помнил те украшения, которые предлагались претенденткам в лаборатории, и это колечко среди них было. Вот только никакого отклика в душе колониста не вызвало. Снова привычная пустота.
      Ничего не оставалось, кроме как принять этот факт, установить дистанцию и постараться извлечь из произошедшего максимум пользы. Компания Регины в некоторой степени спасала от одиночества и давала возможность оставлять сестру и её пару вместе. Им сейчас это было необходимо.
      Во-вторых, когда новая знакомая неожиданно затонировала кончики волос, ему на мгновение показалось, что это похоже на упрёк в том, что у него не получилось принять её как пару. Но нет. Объяснение прозвучало совсем иное.
      Вот и сейчас, преобладание в красках пещеры цвета реата, который окрашивал энергию Фела, казалось странным. Словно кто-то специально выбрал именно эту гамму, чтобы лишний раз напомнить им всем, что главное тут - восприятие, а не реальность.
      - Лина?! - тревожное восклицание, и организм колониста среагировал моментально. Развернулся он вовремя, чтобы увидеть, как сестра подалась вперёд, будто в трансе шагая к заграждению. Протянула руку, словно хотела коснуться чего-то невидимого, повисшего перед ней, и начала оседать вниз.
      Подхватил её Фел оперативно, и всё же Мэтсим ждать не стал, спустя мгновение оказываясь рядом с ними. Убрал с лица Ангелины упавшие на него светлые волосы, присмотрелся к плотно сжатым губам, подрагивающим векам, сошедшимся к переносице бровям, убеждаясь, что это отнюдь не обморок.
      - Дихол! - выругался тихо, отстраняясь и сжимая кулаки.
      - Что с ней? - разволновался шатен не на шутку, а причина этого лежала у него на руках, полностью игнорируя окружающий мир.
      - Нам нужно в Глисс, - не отвечая на вопрос, заявил колонист. - Срочно. - Обернулся к молчаливой фигурке, застывшей за его спиной: - Регина, прости, но продолжать экскурсию тебе придётся одной. Мы уезжаем. Ты очень хорошая, но у наших отношений нет будущего. Не грусти, ты обязательно найдёшь свою пару, - провёл пальцами по мягкой щечке, убирая скользящую по ней слезинку. - Фел? - шагнул на выход, позвав растерявшегося землянина, который задумчиво хмурился, покусывая губы. Дождался адекватной реакции, убеждаясь, что мужчина понял, что именно нужно делать, и будет следовать за ним.
      - И как именно мы полетим? - неожиданно услышал брошенное в спину. Стало ясно, что Фел пришёл в себя настолько, чтобы начать задавать вопросы.
      - Возьмём капсулу, чтобы подняться на поверхность, - колонист кинул назад себя мимолётный взгляд. - А оттуда нас заберёт мой корабль. Мне только сначала сферу активировать нужно, - свернул по коридору в жилой сектор. - Подожди здесь, - исчез в раскрывшемся проёме, ведущем в его комнаты.
      Оказавшись в помещении, распахнул створки шкафа, вытаскивая сумку с контролером управления. Осторожно вынул тёмную сферу, закрытую ажурным защитным контуром. Сильно встряхнул, сжимая в ладонях. Родившийся внутри свет доказал, что сигнал корабль принял и опознал. Теперь криатл найдёт их где угодно.
      Кивнув своим мыслям, ментаут скользнул взглядом по эффектной обстановке, которую видел, возможно, в последний раз, и вернулся к ожидающему его Феликсу. Через десять минут они уже стремительно удалялись от гостеприимного отеля, через час Земля стремительно исчезала на боковом экране отсека управления криатла.
      Колонист улетал домой со смешанным коктейлем ощущений в душе, радуясь, что сестра летит вместе с ним, и оставляя надежды найти пару. Пару, которой у него теперь не будет. Никогда.
           
      ГЛАВА 4
      Живи и дай умереть
           
      - У меня сегодня обыкновенный день.
           Вроде, как всегда, только ты не здесь...
      Приглушённый глубокий мужской голос гулким эхом отражался от причудливо изогнутых стен и таял в полумраке, исчезая среди изящных драпировок ткани, нависающей над альковом в котором сидел певец.
      - Ты в нереальности шагов, пустоты и облаков.
           Нереальности потерь - это прошлое, поверь.
           Только вот...
      Сильные пальцы легко скользили по грифу чёрной гитары, перебирая струны. Взгляд карих глаз не отрывался от лица светловолосой девушки, лежащей рядом. Плотно сомкнутые веки, напряжённое лицо, равномерное дыхание, обнажённые изящные руки и маленькие ступни, выглядывающие из-под юбки ярко-красного платья. Просыпаться и откликаться на музыкальный призыв она не спешила.
      - Я по тебе так сильно скучаю,
           Ты рядом, а я не долетаю, не долетаю.
           Грустно мне без тебя.
      Последний аккорд, тишина, напряжение, повисшее в воздухе, и разочарованный вздох. Певец отложил инструмент в сторону, склоняясь над девушкой. Ласковым движением прошёл по волосам, целуя в лоб.
      - Лина, Лина, - расстроено проговорил. - Ангел мой, прости.
      Выпрямился, решительным движением снимая с пальца кольцо с кристаллом, блеснувшим фиолетовыми гранями в неверном свете маленьких светильников. Убрал в карман, отступая назад и исчезая в темноте раскрывшегося за его спиной проёма. Оказавшись в ярко освещённом помещении, остановился, прижимаясь лопатками к сомкнувшимся створкам и опуская веки.
      - Бессмысленно, - прошептал.
      - Не расстраивайся, Феликс, - мягко ответил нежный женский голос. - Попытаться стоило. Могло и помочь. Ментальность очень чувствительна к звуковым вибрациям.
      Глаза приоткрылись, рассматривая невысокую женщину в бежевом комбинезоне с короткими чёрными волосами, замершую в объятиях светловолосого мужчины, стоящего у противоположной стены.
      Ирилика. Та, что осталась в Глисс, чтобы остановить войну. Вот только её спутник, несмотря на полное внешнее сходство, отнюдь не Леонид, адмирал земного флота, а Эльдират. Колонист-ловец. Тот, из-за кого Лина стала ментаутом.
      Впрочем, обвинять его в этом Фел не видел никакого смысла. Он как никто другой знал, насколько много в этом мире не укладывается в рамки традиционного восприятия. Жизнь куда сложнее, чем хочется себе представлять.
      - Ничего страшного, - оптимистично высказал своё мнение ещё один свидетель удручённого состояния землянина. - Не прошёл этот вариант, сделаем так, как сказал Дэт, - молодой мужчина оттолкнулся от сиденья кресла и встал, встряхнув темноволосой головой. - Неприятно, да, но ничего иного не остаётся. Идём.
      Понимая, что выбора у него нет, Феликс последовал за ним в широкий коридор, оставляя наблюдающую за ними пару в одиночестве. Удивительную пару, которая была рада его появлению в Глисс столь же сильно, сколь и дочери. К тому же у её земного аналога Фел никогда не наблюдал столь сильного взаимного притяжения. И ментальная пара отнюдь не играла на публику. Сомневаться в том, как именно Эльдир относится к своей Лике было бы безумием. Колонист буквально ловил каждое её движение, взгляд, готов был выполнить любую прихоть. И это лишний раз доказывало Феликсу, насколько он сам нужен Ангелине.
      Лина. Его ангел, его ментаут. Как она сможет жить без него? Его жена, его любимая. Как он сможет жить без неё?
      - Мэт, - окликнул идущего впереди брюнета. - И долго мне придётся отсутствовать? Дэташш этого тебе не сказал?
      - Сказал, - скрывать информацию колонист не стал. - В лучшем случае пару дней, в худшем несколько месяцев. Ты чего? - остановился, поняв, что его спутник затормозил. - Не переживай! - попытался нивелировать полученный эффект. - Не думаю, что потребуется так много времени. Сестричка, конечно, энергии в ментальность закачала офигительно, но кольцо ты снял, значит нового притока уже не будет. Связка угаснет, и чем дальше ты будешь находиться, тем быстрее это произойдёт.
      Отвечать Фел не стал, просто шагнул вперёд, преодолевая оставшиеся метры до ангара, где длинными рядами выстроились криатлы. Тот, на котором они прилетели, стоял практически последним, и мужчина приближался к нему, стиснув зубы, не желая ничего говорить. Мэтсим тоже шёл молча, вспоминая, как бурно отреагировал дядя на состояние Лины.
      - Мэт?! Как ты это допустил? - жнец едва ли не за голову схватился, когда Феликс, следом за молодым колонистом, внёс в лабораторию по-прежнему не приходящую в сознание девушку. - Знаю, твой отец не хотел, чтобы ты заставлял её лететь с тобой в Глисс, но ведь я тебя предупреждал! Говорил, что все попытки убедить это сделать по собственной воле, будут опасны куда больше, чем применение силы!
      - И всё же Лина согласилась, - оправдался колонист, наблюдая, как шатен укладывает женское тело на платформу диагноста. - Она готова была прилететь. Мы просто не успели, её затянуло раньше. Причины я так и не понял. До этого сестра не раз "ныряла" и легко возвращалась обратно. К тому же у них, - кивнул на ментальную пару, - в тот момент не было физического взаимодействия.
      На подобное заявление беловолосый субъект сначала скептически посмотрел на племянника, а потом закатил карие глаза к переливчатому потолку, беззвучно что-то прошептав. Выругался, скорее всего. Запустил технику, закладывая в неё нужные параметры.
      - Уходила в ментальность в прямом контакте с парой? - закончив настраивать оборудование, деловито уточнил. - Потому и выходила без проблем, - пояснил, увидев ответные кивки. - Проще всего сохранять связь с физическим миром, если понимаешь, где именно он находится. А вот в отрыве... - склонился над девушкой, присматриваясь к напряжённому лицу.
      - И что теперь делать? - Мэт растерянно потёр переносицу.
      - Что, что... - проворчал Дэташш, выпрямляясь и складывая руки на груди. - Лина не обученный колонист. Из такого глубокого погружения она сама не выйдет. А я не могу попасть в её мир. Ты бы смог, у вас ментальность общая, но ты пока не высший ментаут. Остаётся ждать, когда энергия закончится и её банально выкинет. А этого типа, - кивнул на нахмурившегося шатена, - нужно увезти отсюда куда подальше. Парсека на три-четыре, не меньше.
      - Я её не оставлю, - Феликс, по-прежнему стоящий рядом с женой, возмутился подобной бесцеремонности.
      - Это же временно, - не понял его категоричности Мэт.
      - Я её не оставлю, - упрямо повторил землянин.
      - Хочешь, чтобы Лина никогда из ментальности не вышла? - скривился жнец. - Зачем тогда вообще её привёз?
      Мэтсим видел, насколько расстроился Фел, и ему его было жаль. Ведь то, как мужчина относился к девушке было достойно уважения. Сестре необычайно повезло. Отнюдь не всегда ментауту удаётся добиться, чтобы пара привязалась к нему, перестав желать личной свободы и независимости. И даже метаморфоз не во всех случаях помогает, хотя и ощутимо облегчает взаимодействие.
      Думать о том, что у него самого неполноценный организм и нет возможностей, позволяющих удержать пару около себя, Мэт давно перестал, не видя в этом смысла. Что есть, то есть. Жаль, конечно, что из-за этого он не может полноценно выполнять свои обязанности, но это не значит, что их у него нет вообще. Две, по крайней мере, точно.
      Первая - помочь Лине выйти в реальность. Колонист чувствовал себя виновным в том, что произошло. Ведь это он вовремя не предупредил сестру о возможных последствиях. Не сообразил, что ментальность увеличилась настолько, что девушка может в ней заблудиться. При том, что она его об этом спрашивала, правда, несколько в ином аспекте, просто испугалась тех изменений, которые начали происходить в её новом мире. Искала возможность остановить процесс. Подумать только! Додумалась же, перестать целоваться с парой! И даже не предположила того, что энергия всё равно будет продолжать закачиваться, тем более, что Фел получает удовольствие с избытком. И у брата не спросила. А он, занятый общением с Региной, не поинтересовался, какой именно выход из положения она нашла. Не догадался и не предупредил. Значит, плохой из него защитник.
      - Ты-то тут при чём? - потрясённо взглянули на него карие глаза сидящего напротив человека. В небольшом отсеке для отдыха мужчины были одни, и Мэтсим, теперь доверяющий Фелу, как самому себе, не стесняясь озвучивал визави свои мысли. - Это была моя идея. Глупая, конечно, понимаю. Но я же не знал, как именно идёт взаимодействие, - шатен помрачнел. - Из слов Лины выходило, что это поможет, - взгляд опустился вниз, пробежав по маленьким фигурам, стоящим на клетчатой доске. - Тебе шах, - забрал белую ладью, поставив на её место коня. - Смотри, ты вот этот нюанс не просчитал, - вернул фигуры на доску, в позицию трёх ходов назад. - Взял пешку, вместо того, чтобы отойти слоном, - продемонстрировал правильный вариант. - Видишь?
      Мэт кивнул, сосредотачиваясь на игре. Необычайно увлекательной земной игре, которая нравилась ему и тем, что позволяла тренировать ум, анализируя складывающуюся на доске ситуацию, и тем, что времени на неё уходило немерено. А уж чего чего, а этого ресурса у космических скитальцев было предостаточно.
      Несмотря на то, что Фел был не против маленькой экскурсии по окрестностям Глисс, путешествовать Мэтсим не рискнул. Прыгнул на рекомендованное дядей расстояние и завис в межзвёздном пространстве, подальше от населённых систем. Ну и что из того, что их охраняет ещё три криатла? Это же ловцы отца, а не его собственные! Контролировать их, если что-то случится, Мэт не сможет. А допустить, чтобы с парой сестры произошло что-то нехорошее нельзя ни в коем случае. Без Феликса Лина ничего не создаст, теперь он такая же неотделимая часть будущей колонии, как и её ментауты. Так что Мэтсим прекрасно понимал, что задача охранять жизнь этого землянина, целиком и полностью лежит на нём. Вот она - вторая обязанность, которой он не намерен пренебрегать.
      Дни летели, а разрешения возвращаться так и не поступало. Колонист всё чаще начал замечать, как землянин ошибается в игре. Не потому, что его соперник натренировался и стал обыгрывать своего учителя, а потому, что мысли мужчины витали далеко. Он, конечно, не жаловался и с глупыми просьбами не приставал, но Мэту и этих симптомов было достаточно, чтобы понять: психологическое состояние Фела оставляет желать лучшего. Вот и решил, что пора бы и ему проявить инициативу и отвлечь друга новым занятием.
      - Почему бы нам сегодня не заняться сканированием пространства, - словно между делом предложил, краем глаза наблюдая за шатеном, неторопливо поглощающим свою порцию сублитерата.
      - Прости, что? - не то не понял, не то не расслышал Феликс. С видимой радостью отложил недоеденный паёк в сторону и заинтересованно взглянул на колониста.
      - Сканированием пространства, - с улыбкой повторил тот, комкая в руках пустую оболочку и выбрасывая её в утилизатор. Отношение землянина к еде его смешило. Нет, понятно, что после натуральной пищи, сублитерат казался весьма убогим продуктом, как по вкусу, так и по консистенции, но вариантов-то не было!
      - Давай, - с энтузиазмом согласился Фел. - А зачем?
      Улыбка ментаута стала шире. Ну надо же! Стоило упомянуть что-то техническое и мужчина воспрял духом. Похоже, что профессиональные наклонности, пусть на время, но взяли верх над угнетённым состоянием.
      - Просто посмотришь, как далеко мы можем "видеть". Ну и принцип поймёшь, - встал, направляясь в рубку управления.
      Массивная черно-белая фигура, стоящая между колоннами панели контроля, приветственно качнула многочисленными конечностями, спокойно наблюдая спрятанными под кожной складкой глазами за входящими в отсек мужчинами.
      Рэдират. Пилот криатла, потому что отдавать приказы кораблю, система управления которого была заточена под бессчётное количество отростков ловца, кому-то другому было бы проблематично. Именно поэтому отец доверил корабль тому, кто был с Мэтсимом с самого рождения. Единственному его помощнику и няньке, готовому пожертвовать собственной жизнью ради молодого колониста.
      Взмахнув рукой в ответ, Мэт легко пнул носком ботинка стену, добывая из неё нужную им мебель.
      - Рэд, запусти нам навигационный модуль, мы на сканере поработаем, - попросил, устраиваясь в кресле и кивая Фелу, чтобы сел рядом.
      К необычному существу землянин привык. За эти три недели он хорошо изучил жутковатого внешне, но вполне адекватного жителя колонии. Впрочем, и при первом знакомстве в шоковое состояние не впал, держать себя в руках аэрорепайер умел хорошо, зная, как обманчиво бывает первое впечатление. Случалось ему сталкиваться и с куда более страшными личностями. Да, может внешность их была вполне человечной, но вот в душе...
      - Смотри, вот тут можно менять настройки дальности и площади сканирования, - отвлёк его от неприятных мыслей сосредоточенный голос, привлекая внимание к программному интерфейсу. - Если нужно взять другие координаты... - потянулся к панели, поднимая ещё один экран, - то лучше распараллелить процессы, чтобы изменение прошло быстрее. Попробуй, - подтолкнул виртуальный пульт ближе к завороженно наблюдающему за его действиями мужчине.
      Почти два часа Фел увлечённо перебрасывал сканирующий луч от звезды к звезде, изучая технические возможности и наслаждаясь открывающимися картинками. Жёлтый гигант с рыхлой, испещрённой протуберанцами фотосферой. Вереница планет. Желто-коричневая, голубовато-фиолетовая, красная... Космическая станция. Смещение. Голубой сверхгигант и оранжевое солнце. Двойная система. Ледяное кольцо опоясывающее огромную белоснежную планету. Пролетающая мимо комета. Новый сектор обзора. Белый карлик и усеянный ударами метеоритов планетоид. Пояс астероидов. Свободное пространство с едва заметными далёкими звёздными системами.
      - А это что? - палец землянина указал на медленно перемещающийся в межзвёздном промежутке объект, следом за которым летело ещё шестеро.
      - Это... - Мэт всмотрелся в яркие точки. - Корабли. Посмотрим, - пробежал пальцами по виртуальной панели, выбирая сектор и увеличивая изображение. С минуту хмурился, изучая необычные конфигурации, которые стали хорошо различимы. - Любопытно, - пробормотал, запуская ещё одну программу.
      На прозрачном экране замелькали иные силуэты, накладывающиеся на изображение, словно система отыскивала соответствия, раскладывая элементы конструкций на части.
      - Ну что там? - не удержался Феликс, едва дождавшись окончания и появления результатов на боковом профиле.
      - Те, что летят в группе, это рарки. Неприятная раса. Конфликтная до безумия. В системе Вимм у высшего ментаута пара - рарк. Поговаривают, что колония вышла ужасная! А первый корабль стопроцентно принадлежит старкам. Они, кстати, с вами контактировали, ты в курсе? У земных космических кораблей элементы их технологий явно прослеживаются.
      - Старки... - растерянно повторил мужчина, расширенными от удивления глазами всматриваясь в названный объект.
      Почему он побледнел Мэтсим не понял, а спросить не успел. Внимание привлекла яркая вспышка. От одного из кораблей рарков отделилась световая точка и начала стремительно догонять находящийся в ощутимом отрыве объект. Тот в долгу не остался, выпустив аналогичный "презент". Несколько секунд, и обе точки встретились, ярко вспыхнув и погаснув. И тут же ещё две полетели в сторону беглеца.
      - Они его обстреливают? - высказал предположение землянин.
      - Похоже на то, - нахмурился колонист.
      - Может, можно помочь? - проявил чисто человеческое сочувствие Фел. - Возможно и есть объективная причина для нападения, но все на одного, это как-то подленько, - поморщился недовольно.
      - Рэд? - переадресовал вопрос Мэт.
      - Нас слишком мало, - раздался клокочущий стрекот. - И мы далеко. Это, разумеется, не проблема, но я бы не советовал вмешиваться. Риска больше, чем пользы.
      - Но ведь не оставлять всё, как есть? - удивился холодному расчёту землянин. - Неужели ничего нельзя сделать?
      - Согласен, - кивнул, поддерживая друга брюнет.
      Рэдират задумчиво покачал верхними отростками, крутанулся вокруг собственной оси и, резко сменив положение, сразу тремя конечностями влез в расцвеченные флуоресценцией отверстия панели.
      - Можно, - коротко озвучил свои действия, снова перемещая отростки.
      Наблюдая за его движениями, мужчины молчали, с интересом ожидая, что же именно тот сделает. А ситуация на экране тем временем становилась всё более напряжённой. Летящие группой корабли разделились, два из них рванули в стороны, явно задумав какой-то обманный маневр, остальные прибавили в скорости, расходясь веером.
      Наконец, ловец прекратил свои суматошные телодвижения и застыл неподвижно. Минута. Две. Пять. Фел нетерпеливо поёрзал на сиденье, но задавать вопросы не рискнул. Буквально одним глазом взглянув на него, Мэт снова впился глазами в изображение. А там, отвлекая внимание прицельным огнём, рарки добились того, что одинокий корабль сменил курс, теперь прямиком направляясь к одному из тех нападавших, что покинули строй.
      Невольно вырвавшееся у землянина восклицание на секунду опередило новые изменения. На пути корабля начала формироваться гравитационная воронка. Мелькающие в углах экрана цифры стали быстро меняться, бесстрастно докладывая об параметрах искривления, дальности проникновения, времени прохождения предела статичности, напряжения сингулярности... Через несколько минут народившаяся воронка затянула в себя как резко затормозивший и ещё раз сменивший курс дискоид старков, так и попытавшийся удрать корабль рарков. А когда в неё устремились остальные, их оперативно выбросило обратно, а потом искривление схлопнулось, оставляя только пустоту.
      - Один на один, - удовлетворённо прищёлкнул Рэд, объяснив итог. - Теперь шансы уравнены. Остальное они выяснят между собой сами.
      Мужчины переглянулись, обменявшись ошарашенными взглядами.
      - Нормально, - уважительно отозвался о проделанном маневре Феликс.
      - И куда ты их перебросил? - осторожно поинтересовался у ловца Мэтсим.
      - Координаты в базе, - самым что ни на есть невинным тоном щёлкнул тот. - Не переживай, оставшимся раркам до них добираться несколько недель, а формировать быстрые зоны переходов они не умеют. Странно только, что старки этим не воспользовались, они же могли через синхро-канал уйти, а летели в обычном пространстве. Кстати... - замолчал, застыв в неподвижности. - Мы можем возвращаться, - сразил долгожданным известием. - Твоя сестра-ментаут вышла из ментальности.
     
      Холодно. Темнеет. Окружающие меня объекты растворяются в наступающем мраке. И само пространство сжимается, ограничивая движения.
      Нет, ну безобразие просто. Было так комфортно, тёпленько, ярко, просторно. Осминожки плавали. Рыбки разные. Водоросли тянули вверх свои ростки. Камушки красивые под ногами лежали. Парить можно было легко! А теперь? Бр-р-р. Поёжилась, оглядываясь, чтобы отыскать причину.
      Исчезнувшие тонкие искрящие нити снова появились, фиолетовая дымка сгустилась, но так и раньше иногда бывало, а вот факт того, что мой, ранее огромный, истекающий потоками энергии световой шар стремительно тускнел, уменьшаясь в диаметре, мне не понравился. Э! Ку-у-уда?!
      Погрузила руки в световую массу, удерживая гаснущий источник. Помогло. Правда, хватило моих усилий не на долго. Окатив в последний раз слабеньким выбросом, звезда погасла. Совсем.
      Упс.
      Оказавшись в абсолютной темноте, я задохнулась от возмущения и не сдержалась:
      - Дрянь!
      - В точку! - коротко хохотнул низкий голос совсем рядом.
      - Такой облом! - фыркнул ещё один, похожий.
      - Не пугайте девочку! - возмутился куда более нежный и высокий.
      Подняла веки, встречаясь с ласковым взглядом тёмных карих глаз.
      - Мама... - растерялась, всматриваясь в знакомые черты. Черные волосы, привычной короткой стрижкой обрамляющие лицо. Высокие скулы, раскосый разрез глаз, маленькие изящные губы...
      - Я, ангелочек, - моей ладошки коснулись тёплые пальцы, мягко сжав.
      Прикосновение словно пробудило меня от того оцепенения, которое владело телом. Вздрогнула и напрягла мышцы, резко меняя положение тела. Села, прислушиваясь к состоянию организма и приходя в себя окончательно.
      Дышу. Сердечко бьётся. Есть хочется. И пить. Значит, жива. Насчёт "здорова" есть сомнения.
      Посмотрела на сидящую рядом родительницу, замечая совсем незнакомую одежду. Белые комбинезоны она никогда не носила. Скользнула взглядом по полутёмному помещению за её спиной. Тоже не самый привычный дизайн. Хромированные дуги, тканевые тёмно-бордовые драпировки, отливающие слюдянистым блеском стены.
      - Я где? - облизнула пересохшие губы.
      - Ты в Глисс, дочурка, - спокойно пояснила мама.
      Глисс? Помню. Братишка любыми способами старался меня туда затащить. То бишь сюда. Так. А как у него это получилось?
      - Где Мэт? - хрипло поинтересовалась.
      Откуда-то сбоку появилась тёмная фигура. Шагнула в световое пятно, превращаясь в высокого блондина с изумрудными глазами, в столь же необычном облачении. Сапоги с высокими голенищами, бежевые брюки, обтягивающий грудь салатовый колет, белая рубашка. Папа?
      - Скоро прилетит, - ответив на вопрос, отец сел рядом, протягивая мне стакан с водой, который я машинально приняла и выпила. Отдала пустой обратно, зачарованно проследив, как он ставит его в нишу рядом с кроватью.
      - А это что такое? - растерянно спросила, протянув руку, чтобы коснуться кончиков волос его не самой короткой стрижки. Зелёных, между прочим!
      - Я же ментаут, Лина, - улыбнулся родитель. - Они у меня не могут быть другими. Приятно видеть, что и твои изменились. Я очень рад, что ты нашла свою пару.
      Пара! Феликс! Ой!
      Дернулась в попытке соскочить с упругого покрытия, да так и застыла, потому что путь путь заблокировала ещё одна мужская фигура. В бордовом брючном комплекте и с белыми волосами, окрашенными на концах столь же экстремально. Красным.
      - Ну и куда ты собралась? - незнакомец сложил руки на груди. Карие глаза впились в лицо, словно желая заставить что-то сделать.
      Отпрянула назад, потому что по сознанию прошлась паническая волна от которой я едва не задохнулась. Безумное чувство пустоты и холода внутри, ощущение необратимой потери и тоска. Жить не хочется. Глаза заволокло водной пеленой.
      Женские руки потянули меня на себя, позволяя моей голове опуститься на подставленное плечо. Ласковые пальчики погладили волосы. Вот только я этого почти не замечала. Ни о чём думать не могла, кроме...
      - Фел, - всхлипнула, размазывая слёзы по щекам.
      - Ну наконец-то, - удовлетворённо выдохнул незнакомец. - Почему раньше об этом не подумала?
      - О чём? - отстраняясь от старающейся меня успокоить родительницы, с трудом сосредоточилась на его словах.
      - О том, что лишиться пары больно. Мучительно больно, - ответил мне вовсе не он. Отец. - Надеюсь, ты никогда больше этого не испытаешь, девочка моя.
      Посмотрела на него, увидев в глазах, которые смотрели на маму, именно это. Страдание и страх. Страх, что её не будет рядом.
      Ну да... Он же тоже пару терял. Мама мне рассказывала. Ой... Это же другая мама. И папа тоже... как там выразился братик? Ментальный. Я, наконец, окончательно пришла в себя и начала осознавать, что именно происходит и кто со мной рядом. Но волновало это меня безумно мало. Подумаешь, немного другие. Всё равно же родители! Куда больше напрягал вопрос, где муж? То есть пара.
      - Ему пришлось улететь, чтобы ты смогла выйти из ментальности, - бросив на мужчин предупреждающий взгляд, мягко объяснила мама. Видимо, было у них желание ответить на мой вопрос в куда более резкой форме. - И вы скоро встретитесь, - продолжила весьма оптимистично. - А сейчас, давай-ка ты встанешь, приведёшь себя в порядок и поешь. Потом я тебе станцию покажу, здесь есть на что посмотреть, тебе понравится! - начала соблазнять меня перспективами пребывания на новом месте обитания.
      Я не спорила. Послушно делала то, что просили, старательно гасила в душе терзающее меня беспокойство, пыталась сосредоточиться и запомнить хоть что-то из того, что мне показывали и говорили, встряхивала сознание, уговаривая саму себя терпеливо ждать, потому что владело мной только одно желание - вернуть Фела. Немедленно. И сделать для этого я готова была что-угодно. Сбежать. Угнать корабль. Лететь к нему навстречу. Убить того, кто будет мне мешать. Даже станцию взорвать. Лишь бы это помогло!
      - Лина! - по ушам резанул короткий окрик, и я тряхнула головой, концентрируясь на стоящем напротив меня... колонисте. Лицо недовольное, карие глаза гневно сверкают, брови к переносице, руки за спиной. Сердится.
      - Я вас слушаю, - процедила сквозь зубы. Вот этого красно-беловолосого я прибила бы в первую очередь. Почему? Да потому что, во-первых, утащил меня в одну из своих "лабораторий" и выговор устроил! Во-вторых, из-за него я не попала в посадочный ангар, куда уже почти пробралась, тайком, после того, как меня отправили спать. Ведь криатл с Феликсом должен был именно туда прилететь!
      - Слушать и слышать, это две разные вещи, - нравоучительно заметил потенциальный труп. - И уметь контролировать себя и своё окружение для ментаута самый важный навык. Не научишься этому - всё будет бесполезно! И если ты в реальности не можешь собой управлять, то что говорить о ментальности! А ведь этот мир, при всей его притягательности, весьма коварен. В первую очередь потому, что блокирует память. А ну-ка сядь, - кивнул на полупрозрачное кресло, парящее в воздухе рядом.
      Контроль, говоришь? Хорошо.
      Послушно опустилась на сиденье, привычно расправляя юбку. Сложила ладошки на коленях, изобразив из себя самое милое существо на свете. Белое, пушистое... и с огромными острыми игловидными зубками!
      Зубов мой враг не увидел. Всё остальное его вполне удовлетворило. Наверное поэтому он беспечно повернулся ко мне спиной, сосредотачиваясь на виртуальной панели и поднимая полупрозрачный экран, чтобы включить это чудо неземной техники. Интересно, если я его сейчас по голове стукну, вырубится сразу или придётся добивать?
      Интерес к своему затылку колонист почувствовал. Повернулся, присматриваясь ко мне несколько более внимательно, чем требовалось для светской беседы. Ладно, пусть живёт. Пока.
      - Уходишь в ментальность, удерживай воспоминания при себе, - неожиданно отеческим тоном посоветовал визави. - Особенно, если ты не в контакте с парой. Потеряешь связь с реальностью, и снова затянет так, что сама не выберешься. Опять придётся ждать, пока поля... - замешкался, пробормотал: - Так. Нет у тебя ещё полей, - и исправился: - связь угаснет. И вообще, никогда больше не погружайся в ментальность так глубоко и надолго. Этот мир не для того, чтобы в нём жить, хотя когда-то наши предки именно там и обитали. А потом переселились в физический мир, потому что цели их существования стали иными.
      - Какие цели? - на мгновение я даже о своих моральных страданиях забыла.
      - Мы об этом поговорим, когда ты будешь в более адекватном состоянии, - проявленное любопытство поощрили едва заметной улыбкой, но от объяснений уклонились. - Пока запомни следующее: будешь заново связь с парой фиксировать, не увлекайся! Просто закрепи в ментальности источник энергии и выйди. Энергию не тяни! Тебе её девать некуда, а провоцировать расширение мира нет никакого смысла, самой же потом сложно будет структуры создавать. Вот научишься использовать энергию правильно, тогда пожалуйста.
      - А что именно нужно будет создавать? - хмуро посмотрела на "учителя". - Рыбок, камушки и водоросли?
      - Чего? - удивился он ощутимо. - Каких "рыбок"?
      - Ментальных, наверное! - фыркнула. - Потому что реальные в воздухе не плавают!
      - Погоди... - блондин оглянулся, отыскивая ещё одно кресло, шагнул к нему, хватаясь за подлокотник и подтягивая ко мне. Сел напротив, склоняясь ближе. Млин, ну вообще чувство самосохранения у чело... колониста отсутствует! - Хочешь сказать, что ты ухитрилась трансформировать энергетическое волокно в полевую структуру? - у него даже дыхание участилось. Про ошеломлённо расширяющиеся глаза, вообще можно не упоминать.
      Пожала плечами. Откуда я знаю, что и как называется? Подумаешь, пропустила одну искрящую ниточку через световой поток, всё равно делать было нечего. Я же не думала, что она начнёт раздуваться, превращаясь в объёмную картинку!
      - Ну, Лина, - мужчина откинулся на спинку кресла, изумлённо качая головой. - Не ожидал.
      Ага. Интересно, это хорошо или плохо?
      - Так, так... - ощутимо задумался собеседник. -- Значит, одно поле у тебя уже есть. И формировать их ты умеешь, - оценивающий взгляд вернулся ко мне. - Быстро учишься, девочка. Молодец.
      Если он думает, что лесть спасёт его от неминуемой гибели, то совершенно напрасно. Желание вырваться из этой комнаты на волю росло в геометрической прогрессии. Надо только от навязчивой опеки избавиться. Приступим?
      - Контроль, Лина, контроль! - рявкнул колонист, да так, что я обратно на сиденье упала, вцепившись в подлокотники. - Мне что, постоянно тебе об этом говорить?!
      - А какого чёрта вы вообще со мной возитесь? - вместо того, чтобы присмиреть, я возмутилась. - У меня есть родители. Аж двойной комплект! Вот пусть они меня и воспитывают!
      - Воспитывать тебя уже поздно, - визави закатил глаза к потолку. - А вот обучить ещё можно. Нет, - осадил, предупреждая моё очередное заявление, едва я набрала в грудь воздуха. - Эльдират этого сделать не сможет. Он ловец. А ты - жнец. Как и я.
      Открывшийся рот закрылся. Резко. Аж зубы клацнули. Мои, естественно.
      - Есть разница? - провела языком по эмали, проверяя на предмет целостности.
      Посмотрели на меня весьма специфически. Ну да. Ясно же, что есть.
      - А полноценно учиться обязательно? - осторожно начала прощупывать глубину ожидающих меня неприятностей. - Может можно как-нибудь кратенько, в общих чертах... - заискивающе похлопала ресничками.
      Карий взгляд стал совсем строгим. И снова молчание.
      Всё. Приплыли. То есть прилетели. В Глисс.
      - Значит, учить меня вы будете, - констатировала. Представила себе перспективу и оптимизмом не преисполнилась. Разве с таким "преподавателем" стоит ждать чего-то хорошего? С каким таким? Да который одарил меня настолько коварной улыбочкой, что мурашки по коже прошлись.
      - Могу отправить в инкубатор, - ласково сообщил. - А пара твоя пока здесь побудет.
      - Нет! - меня от одного названия передёрнуло, что уж говорить о второй части ультиматума. Боль и пустота в душе усилились, напоминая о том, как сильно Фел мне нужен.
      - Тогда без вариантов, - демонстративно развёл руками несгибаемый инопланетный садюга и заявил: - Сейчас идёшь к себе и больше никуда не выходишь. Это первое. Второе. Когда твоя пара появится, энергетический потенциал ей не поднимаешь, только связь фиксируешь! Для этого целовать доставляя удовольствие вовсе не обязательно. Не нужно в ментальность сразу много энергии накачивать. Третье. С завтрашнего дня приходишь в эту лабораторию сама. С парой. Я за тобой бегать не буду. И последнее, - снова наклонился ближе. - Не будешь меня слушаться, сделаешь хуже самой себе. Ясно?
      Куда уж яснее. Без пары и в инкубатор.
      - Так точно, господин начальник, - отрапортовала, поднимаясь на ноги.
      - Дэташш, - прошипел оскорблённый колонист.
      Да знаю я, знаю. Мне Мэт твоим именем все уши прожужжал.
      Оставила за спиной злющего жнеца, открыла проём и понуро побрела по широкому перламутровому туннелю, освещенному маленькими золотистыми сферами. Заблудиться я не боялась, планировка здесь не самая сложная: центральное расширение, как небольшая округлая площадка, закрытая полусферой-куполом, и радиально расходящиеся от неё лучи-коридоры без ответвлений и боковых ходов. Всё до предела просто. Еще и указатели, куда конкретно каждый из них ведёт.
      Дотопала до конца коридора, осторожно выходя на открытое пространство. Оглянулась назад, чтобы убедиться, что никто за мной не идёт, и заметила над входом светящуюся надпись: "Технические лаборатории". Прошлась по периметру купола, останавливаясь у ответвления "Полётные ангары". В очередной раз порадовалась тому, что станция безлюдна, как арктическая пустыня. Постояла в раздумьях, рассматривая сквозь прозрачный купол звёздное небо. Может, плюнуть на предупреждение и...
      По позвоночнику прокатилась волна дрожи, мышцы напряглись, дыхание участилось. Сердце заколотилось так, что мне даже руку пришлось к груди прижать, чтобы не выскочило. Феликс! У меня такие же "симптомы" были, когда я первый раз его почувствовала, ещё до того, как мужчина в кафе зашёл! Он здесь, здесь, здесь!
      Крутанулась вокруг своей оси, соображая, где именно находится это "здесь". Бросилась в один из коридоров, даже не соизволив прочитать, куда именно я бегу. Точно знала, направление правильное!
      На полпути затормозила, словно меня что-то остановило. Постояла, прислушиваясь к своим ощущениям, и вернулась на несколько шагов назад. Пнула лиловый подтёк, не то стекающий со стены на пол, не то заползающий с пола на стену. Едва дождалась, когда преграда передо мной исчезнет, и влетела в тёмное помещение с едва-едва заметными контурами предметов интерьера. Любят они здесь экономить на освещении!
      - Фел, - позвала жалобно.
      На лёгкий шорох за спиной обернуться не успела, на руки меня подхватили куда оперативнее. Бережно прижали к себе, покрывая щёки поцелуями.
      Обвила руками шею, отвечая на ласку. Зарылась пальцами в волосы, сжала голову в ладонях, останавливая безудержные порывы и легко коснулась своими губами его.
      Мужчина замер, словно не решаясь ответить на поцелуй. Только мне этого и не требовалось. Пространство уже привычно дрогнуло, меняя структуру. Поплыло призрачным фиолетовым маревом, наполняясь светом. Радостным, жарким, ласковым! Таким же нужным! И сразу так хорошо стало, спокойно. Полюбовалась, как всё ярче начинает разгораться мой пульсарчик и осторожно отстранилась от сладких губ, теперь ловя срывающееся с них дыхание.
      - До завтра потерпишь? - шепнула тихо. - Мне сегодня нельзя тебя... стимулировать.
      - Конечно, ангел мой, не волнуйся, - услышала охрипший от волнения голос. - Меня Мэт предупредил.
      Закрыла глаза, наслаждаясь тем, что он рядом. Какой же Фел всё-таки замечательный! Понимающий, заботливый, нежный. Любимый. Обняла так крепко, как только могла. Даже когда мы поменяли положение на горизонтальное, рук не разжала. Всё. Никуда больше не отпущу.
      Я им дышала, я им жила, наслаждалась тем, как его ладони выписывали на спине замысловатые узоры, на ощупь легко водила пальчиками по лицу, очерчивая линию покрытого небольшой щетиной подбородка, знакомых скул, приоткрытых губ, не рискуя провоцировать на большее, и уснуть не могла, боялась, что он снова исчезнет.
      - И давно вы прилетели? - чтобы не позволить себе отключиться, не придумала ничего лучше, как начать расспрашивать.
      - С час примерно, - коснулось виска горячее дыхание.
      От неожиданности замерла, не понимая....
      - Почему я тебя не почувствовала сразу? - вопрос с губ сорвался раньше, чем я попробовала найти на него ответ сама.
      - Похоже, это из-за реата, - вздохнул Феликс. - Мне пришлось его снять, чтобы помочь тебе выйти из ментальности, а надеть кольцо разрешили только сейчас. Ты буквально через минуту после этого сюда вошла.
      Ух ты... А камушек-то с сюрпризами. Помню, мама, которая на Земле осталась, тоже что-то такое упоминала, но я тогда значения не придала. Не поняла насколько это серьёзно. И вообще отнеслась ко всему крайне легкомысленно!
      Только теперь, успокоившись и обретя моральное равновесие, я прониклась всем ужасом того, во что меня втянули. Вольно или невольно. Намеренно или случайно. С чьей-то подачи или по собственной инициативе. У каждого, кто внёс свой вклад в моё превращение из человека в ментаута, были свои мотивы и оправдания. Мама отправила на Землю, думая, что этим исправит то, что они с ловцом натворили в ментальности, а оказалось, что спровоцировала новый виток неприятностей. Отец, когда узнал правду, пытался оградить от страшной реальности, наивно полагая, что это поможет мне остаться обычной девочкой, которую он мечтал во мне видеть. Мэт хотел вернуть, чтобы вместе создать новую колонию, причём сделать это постарался излишне деликатно, а в итоге меня утянуло туда, откуда в нормальном состоянии не выходят. Фел просто попал в жернова интриг, влюбившись в ту, которую ему не позволяли любить. Дед... А он-то чего добивался, упорно ускоряя процесс? Ведь всё делал для того, чтобы я как можно быстрее обрела те способности, которые заложены в моей истинной сущности! Даже антураж создал соответствующий! Цветовая гамма подсветки в пещере, которая меня столь успешно простимулировала уйти в ментальность без привязки к паре, однозначно была подобрана специально и весьма точно. Мне же фактически маленького толчка не хватало, чтобы понять, как именно это делать!
      Вызвав в памяти нужный оттенок, на мгновение скользнула в призрачный мир и тут же вынырнула обратно. Оказывается это так легко! Как же я раньше этого не поняла! Было невероятно глупо решить, что отсутствие поцелуев помешает мне выпадать в ментальность! Фелу простительно то, что он сделал подобный вывод, а я? Почему я была настолько невнимательна и не сообразила, что момент перехода, пусть на доли секунды, но опережает физический контакт! Да и Мэт навряд ли мог бы помочь мне разобраться, у него же подобного опыта не было, а теория... Теория всегда остаётся теорией, в этом я на собственном опыте убедилась. Наша фирма, перед самым моим уходом в отпуск, парковую зону создавала, и каждому флористу были выданы определённые виды растений, которые он и высаживал. В итоге, та часть флоры, что досталась мне, цвела буйным цветом, остальные же прямо на глазах угасали, хотя и почва, и степень увлажнения, и освещённость, всё соответствовало нормам. Вот вам и теория. С другой стороны, а не связано ли подобное явление с моей сущностью? Кажется, Мэт на что-то такое намекал.
      - Не намекал я! - возмутился брат, когда на следующее утро заявился узнать в каком мы состоянии. - Я тебе прямым текстом сказал, что ты ту энергию, которая шла в то время от пары, выбрасывала в физическое пространство вместо того, чтобы загонять в ментальность и использовать.
      - А в чём суть самого процесса? - пока я зависала, вспоминая, это Мэтсим мне говорил или что-то иное, Фел решил внести свой вклад в просвещение. - Я имею в виду, что за тип энергии плохасшиваешся? - смысл последнего слова от меня ускользнул, потому что муж впился зубами в плитку сублитерата.
      Посмотрела на его обречённую физиономию и поняла - с этим безобразием нужно будет что-то сделать. Вчера мне было как-то безразлично, что именно я ем, а вот сегодня... Удивляюсь, что мама, столько времени здесь прожив, ничего не изменила и до сих пор питается таким ужасным продуктом!
      - Я не знаю, - пожал плечами брюнет. - Думаю, что дядя вам всё объяснит. Лина, - повернулся ко мне, аккуратно складывая упаковку от своего завтрака. - Ты же с ним уже познакомилась? Он тебе понравился?
      Жидкость, которую я в этот момент пила, разлетелась в стороны. Подавилась я основательно, даже закашлялась, потому что с дыханием не справилась.
      Меня тут же перетянули к себе на колени и аккуратно постучали по спине. Стёрли салфеткой брызги, попавшие на лицо, руки и одежду, забрали из пальцев пустой бокал, наполнили его новой порцией субстанции, похожей на сок, и вернули обратно.
      - Знаешь, Мэт, - проследив за действиями супруга, я на всякий случай братца решила предупредить. - У меня ощущение, что ужиться с нашим дядей мне будет крайне сложно.
      - Жаль, - расстроился тот. - У вас же одинаковые сущности. Я думал, поладите.
      Хорошо, что в этот момент, наученная горьким опытом, я не пила. Водрузила бокал на стол, решительно поднимаясь на ноги.
      - Ладно, - подвела итог бессмысленной дискуссии. - Пошли грызть гранит науки, пока желание это делать не пропало окончательно.
      Беспокойный взгляд брата нервировал меня всю дорогу до лаборатории. Я даже не удержалась, когда мы пришли:
      - Мэт, - обернулась к шествующему позади нас субъекту. - Ты не переживай, я не отказываюсь учиться. Уж чего-чего, а терпеть своих преподавателей я умею, - улыбнулась, вспоминая обучение на Земле. Ведь и в самом деле пара-тройка профессоров, с которыми студентам приходилось контактировать, заслуживала куда большей ненависти, чем Дэташш. По сути, колонист вообще как лучше хотел, потому что очень вовремя меня остановил и не позволил совершить опрометчивых поступков.
      - Спасибо, сестричка, - расцвел братик. Подтянулся, собрался, даже ростом как-то выше стал.
      - А ты куда? - я насторожилась, поняв, что он намылился топать дальше по коридору, в неведомом мне направлении.
      - К отцу, - услышала брошенное через плечо. - У меня обучение тоже ещё не закончено, - короткий взмах рукой, и мы с Фелом остались вдвоём перед начавшим р аскрываться проёмом.
      - Не бойся, - мою ладошку сжали чуть сильнее, словно понимая, насколько трудно мне будет общаться с местным жнецом после того, что я тому наговорила вчера, пусть и в неадеквате. - Я тебя в обиду не дам. Помнишь?
      Благодарно улыбнулась своему заботливому мужу, отвечая на пожатие и шагая внутрь на этот раз превосходно освещённого помещения. Помню, конечно. Он это говорил моему отцу. И уверена, это были не просто слова.
      Шагнула и замерла от неожиданности увиденного. Ого! Огромнейший зал, заполненный разнообразным оборудованием и приборами. Куда не кинь взгляд, даже сверху, что-то работает, крутится, светится, перемигивается, тихо позвякивает, формируя какие-то галопроекции... Нет, я вчера точно была не в себе, раз ничего этого не заметила!
      - Проходите. Чего встали? Я скоро, - громкий голос, раздавшийся непонятно откуда, вернул меня к восприятию происходящего.
      Присмотрелась внимательнее, углядев, наконец, среди технического великолепия свободный уголок с парящими креслами. То ли Дэташш со вчера их не убрал, то ли заранее для нас приготовил, выяснять мы не стали. Послушно в них уселись, дожидаясь хозяина.
      Моя рука так и осталась в распоряжении Феликса, и я прикрыла глаза наслаждаясь прикосновениями его пальцев, нежно поглаживающих кожу. Тихое гудение, разливающееся в воздухе, смешанное с попискиваниями и непривычным звуковым переливом, почему-то напомнило о том, что в один прекрасный момент в мире, который я создала, появилась музыка. Вспомнила, как зачарованно я следила за тем, как на гармоничные колебания откликаются тонкие световые ниточки, тянутся к непонятному источнику, словно желая что-то от него получить, искрят как-то сильнее. Я тогда не поняла, что это было, а теперь...
      - Фел, - приоткрыла один глаз, чтобы не упустить выражения его лица. - Ведь это ты мне пел, когда я была в ментальности?
      Удивился. Смутился. Застеснялся. Ой, прелесть какая! Оказывается, мой муж полон сюрпризов!
      - Почему раньше никогда мне не играл? И не намекнул даже, что умеешь! - пробежала пальцами по его щеке, поощряя на откровенность.
      - Я не слишком хорошо это делаю, - ещё больше стушевался мужчина. - И голос у меня... - совсем замялся.
      - Давай об этом я буду судить, ладно? - наклонилась, обнимая своего критичного супруга, хоть делать это сидя в кресле и было несколько неудобно. - Споёшь мне вечером?
      На беспомощный взгляд не купилась. Состроила умоляющую моську, заглядывая в растерянные от моей настойчивости карие глаза. Добилась неуверенного кивка и опустила голову ему на плечо. Он ещё и скромный, ко всему прочему!
      - Кх-м... - деликатное покашливание позади нас недвусмысленно напомнило о том, что пришли мы сюда вовсе не для обнимашек.
      Выпрямилась, отыскивая взглядом жнеца, и обомлела. Вместо одного за моей спиной их оказалось трое. И только потом сообразила, что лишь один из мужчин тот самый, с которым я ругалась вчера. Другие просто очень похожи. Типажами лиц и телосложением - однозначно почти полные копии, а вот волосы совсем иные. У одного ярко-малиновые, у другого бледно-красные с оранжевым отливом. И только настоящий Дэташш был беловолосым с теми самыми окрашенными кончиками.
      - Тиар, Дарк, - опускаясь в кресло напротив, он представил своих помощников. - Мои ментауты. Низшие. Тебе тоже таких нужно будет создать, для себя и для Мэта, - закончил весьма неожиданно.
      - Они не настоящие? - вытаращила глаза на серьёзных молодых людей, спокойно слушающих наш диалог и совершенно обычных внешне. Неправильный цвет волос не в счёт.
      - С чего ты это взяла? - Дэт так удивился, что даже пробежался взглядом по своим спутникам, отыскивая причину моего вопроса. - Нормальные репликанты.
      - Репли... кто? - пискнула, понимая, что в моей голове явно не хватает знаний.
      - Ментально-физические клоны с небольшими вариациями морфотипа, - пояснение получила вполне удобоваримое. - Разделённые функционально на три группы, чтобы обеспечивать полноценную жизнедеятельность колонии. Поскольку вы с Мэтом имеете разные сущности, значит твои репликанты будут жнецами, а те, что скопируешь с брата - творцами и ловцами.
      - Ага, - я задумалась, анализируя информацию. Получается, что колония состоит из копий высшего ментаута? Обалдеть. - И как я их создам? - проявила деловой интерес.
      - Посмотришь, как это делаю я, потом с первой парой-тройкой я тебе помогу, остальных будешь формировать сама, уже в своей звёздной системе. С бионтами так же поступим.
      - А это кто такие? - обретённое понимание снова оказалось на зыбкой грани.
      - Рекомбинанты, - меня снова сразили непонятной терминологией. Правда, дожидаться вопроса не стали, сразу пояснили: - Клоны ваших пар с чуть изменённой генетикой, ведь для работы нужны разные морфотипы. То есть твоей пары, потому что у Мэта её нет.
      - А если будет? - на всякий случай уточнила.
      - Ну вот когда найдёт он свою пару, тогда и для его ментаутов бионтов создашь, - как само собой разумеющееся выдал Дэт.
      - Один ментаут - один бионт? - на всякий случай уточнила. Нужно же определиться с объёмом работ. - И сколько всего мне потребуется сделать?
      - Нет, что ты! - блондин отрицательно тряхнул головой. - Один низший ментаут может контролировать пару сотен бионтов. Дарк, - взглянул на оражевоволосого, - у тебя сейчас сколько?
      - Сто семьдесят девять, - невозмутимо ответил тот.
      - Вот видишь, - удовлетворился ответом Дэташш. - Что касается самих репликантов, то сколько тебе нужно, чтобы колония была стабильной, столько и создавай. Если потребуется защита, делаешь упор на ловцов, техника, соответственно, творцов. Жнецы - это твои руки. Я обычно стараюсь соблюдать равновесие, так удобнее.
      Ой, мамочки... Как-то всё это дико и неправильно. Совсем не укладывается в привычную мне структуру земного общественного устройства. Это даже пчелиный улей, если и напоминает, то в весьма гротескном виде, потому что там всё куда проще!
      Беспомощно посмотрела на Феликса, который почему-то совершенно спокойно отнёсся к полученной информации. Видимо, перспектива послужить матрицей для нескольких тысяч клонов его не испугала. Получила в ответ ласковый взгляд, морально успокоилась и поняла, что готова воспринимать информацию дальше. И спрашивать.
      - Получается, если всех жителей колонии нужно искусственно изготавливать, значит, ни бионты, ни низшие ментауты воспроизводить сами себя не могут? - задала волнующий меня вопрос. - Почему? Они же разнополые. Тем более, физические аналоги. Что мешает ментауту мужского типа получить ребёнка от бионта женского типа? Ну и наоборот.
      - Не могут они размножаться, Лина! - взвыл от моей непонятливости и настырности жнец. - Отнюдь не всегда пол ментаута и его пары различается. Амирэм, например, имеет пару мужского морфотипа. Это, конечно, не совсем нормальное явление, редкое, но оно встречается и в некоторых других колониях. Но даже если морфотипы по полу разные, это ничего не даёт. Тела всех ментаутов состоят из пластичных органических структур, способных менять взаимную конфигурацию. Это несочетаемо с клеточно-генетическим строением тел пары и её бионтов... - неожиданно осёкся, уставившись на меня так, словно первый раз увидел. Посмотрел на Фела, снова на меня. - Йаш! - смачно выругался, влепляя лицо в раскрытую ладонь. - Как я забыл! У вас же структуры идентичные! Ну, Эльдир! - рука медленно опустилась, а вот выражение лица осталось сердитым, и Дэташш завис, глядя в одну точку. Расстроился, бедненький.
      - Может, объясните, что вас так напрягает? - я проявила невероятную деликатность. Ага, чего только не сделаешь, ради того, чтобы разобраться.
      На меня посмотрели безумно уставшие глаза. Потом блондин зажмурился, прошёлся ладонями по вискам, словно это могло помочь ему что-то для себя решить. Набрал в грудь воздуха и...
      - Это ужасно, - неожиданно печально заявил. - Я предупреждал твоего отца, что бесконтрольный контакт с парой в ментальности ни к чему хорошему не приведёт, но он меня не послушал. Вот и получилось, что вместо того, чтобы сформироваться в правильном, лабильном облике и ты, и твой брат оказались в организмах, которые для нашего существования не предназначены. Тебе удалось найти пару идентичную твоему телу, поэтому твои ментауты и бионты смогут иметь физическое потомство. В этом ты права, девочка. Насчёт тех колонистов, что будут у Мэтсима пока сказать трудно. Если его пара окажется женского пола и генетически с ним совместимой, то да, - он так это сказал, словно вся его жизнь разрушена от конца и до начала.
      - Разве это плохо? - подобного пессимизма я не разделила. - По-моему, здорово! Какая разница, естественным или искусственным путём будут появляться на свет обитатели нашей колонии?
      - Большая, Лина, очень большая, - всё так же мрачно покивал головой дядя. - Существование колонистов основывается на их тесном ментальном взаимодействии. Именно для этого ты и создаёшь свой ментальный мир. Сначала ты в нём формируешь матрицу самой себя, потом её множишь, из энергетического волокна образуешь поля и привязываешь к ним созданные копии своего сознания. Души низших ментаутов-жнецов будут твоими энергетическими двойниками, способными к самостоятельному полноценному существованию и безоговорочному подчинению тебе, как высшему ментауту. В последствии, работая с полями, ты сможешь телепатически с ними общаться, видеть их глазами, слышать их ушами, чувствовать, обмениваться информацией! Фактически вы все будете единым сознанием, просто разделённым в пространстве. С бионтами несколько сложнее. Души у них тоже энергетические аналоги, только твоей пары. Однако, в отличие от репликантов, связь с другими и восприятие себя, как индивидуальности, у рекомбинантов полностью отсутствует. Поэтому они ментальнозависимы от того низшего ментаута, за которым ты их закрепишь. Именно он будет отвечать за их жизнь, контролировать, направлять, помогать выживать.
      На этом моменте Дэташш встал, делая несколько шагов к ближайшему техническому устройству. Опёрся ладонями о гладкую, серебристую поверхность, рассматривая бегущие по его экрану строчки, и оглянулся на своих спутников. Среагировав на его взгляд Тиар кивнул, словно получив приказ, и моментально исчез за раскрывшимся проёмом, а Дарк уселся за консоль соседнего аппарата, принимаясь сосредоточенно что-то на нём набирать. Постояв ещё несколько секунд в задумчивости, блондин продолжил:
      - Самое главное, что все ментальные привязки нужно формировать в тот момент, когда ты создаёшь колониста. Потом это сделать уже невозможно, - вернулся, усаживаясь обратно в кресло. - А теперь подумай, как ты сможешь контролировать весь этот процесс, если твои подопечные будут размножаться самостоятельно? Как будешь фиксировать поля с их потомками, которые энергетически с тобой ничем не связаны? И кто будет рождаться от подобных физических контактов? Ментауты? Нет. Бионты? Тоже нет. На свет появятся полноценные личности с собственной идентификацией! И это будет уже не колония, а обычная цивилизация. Такая, каких немало в Галактике. Нет никакого смысла её создавать. Мало того, неизвестно, по какому пути развития она пойдёт, ведь управлять ею не сможешь ни ты, ни Мэт. Это может стать опасным для остальных колоний, а нам потенциальных угроз и так хватает.
      Теперь уже зависла я. Оно, конечно, понятно, что сколько жизненных форм, столько и нюансов их существования, но что б вот так...
      - И какой есть выход из сложившейся ситуации? - неожиданно подал голос Феликс.
      Его вмешательству Дэташш не удивился, скорее даже обрадовался, с уважением посмотрев на мужчину.
      - При клонировании генетически изменять не только морфотипы, но и репродуктивные функции, делая ваших колонистов стерильными, - озвучил своё мнение. - Ничего иного не остаётся. Лина! - поморщился, увидев моё изменившееся лицо. - Я понимаю, как тебе трудно принять реальное положение вещей. Ты воспитывалась в иной среде, где главенствуют другие ценности и приоритеты. И в этом есть моя вина, потому что, если бы я вовремя понял, кто ты на самом деле, ни за что бы не разрешил тебя увозить. Тогда у тебя сложилось бы правильное мировоззрение и восприятие. Но пойми! Ты не человек, ты колонист и отрицать это бессмысленно. Ментальность уже сейчас для тебя выходит на первое место, не позволяя её игнорировать и заставляя жить так, как того требует твоя сущность. Совместить несовместимое нельзя. Тебе придётся делать выбор. Либо ты возвращаешься на Землю, продолжая вести привычный образ жизни, хотя я совершенно не представляю, как тебе удастся задавить ментальные потребности, особенно, если вспомнить твоё недавнее состояние и вчерашнее поведение. Либо становишься настоящим высшим ментаутом, принимая как данность дефектность твоей колонии и необходимость корректировать имеющийся недостаток, - помолчал и добавил: - Два недостатка. Потому что, пока у Мэтсима нет пары, полноценно управлять своими ментаутами он не сможет. И это тоже проблема.
      Озвученные варианты мне не понравились. Оба. Но найти третий не представлялось возможным. Я нервно стиснула пальцы, решая для себя пожалуй самую сложную дилемму в своей жизни. Чем пожертвовать? Потребностями своей сущности, которая буквально кричит о том, насколько прав Дэташш, и судьбой брата, который всей душой стремится иметь свою колонию? Или собственными убеждениями в праве живых существ на независимое существование и размножение?
      - Фел? - шепнула беззвучно, попросив взглядом помощи.
      В ответ он накрыл мои кисти своими ладонями.
      - Мы не вернёмся на Землю, - безмерно удивил, озвучив решение, которое я не решалась принять. - У вас будет ещё одна колония и всё, что для этого потребуется, Лина сделает.
      От подобного заявления мой мозг встал в ступор, а потом... Потом я поняла, что напряжение, которое держало меня всё это время, отпустило и на его место пришло куда более приятное волнение от осознания того будущего, которое меня ожидает. Оказывается я подсознательно боялась того, что Феликс начнёт меня уговаривать выбрать другой вариант!
      - Вот как? - блондин окинул его заинтересованным взглядом. - Ну что же, - посмотрел на меня, убеждаясь в согласии с высказанным мнением, и продолжил с явно различимым облегчением в голосе: - Тогда сегодня начнём с самого простого. Тебе, Лина, нужно научиться регулировать поступление энергии в ментальность. Когда мир станет достаточно большим это перестанет быть проблемой, скорее наоборот, энергии тебе вечно будет не хватать, но сейчас, когда он мал, его нельзя перегружать.
      - Я знаю, - кивнула, вспоминая к чему приводил подобный избыток. - Это провоцирует расширение.
      - Верно, - довольный моей сообразительностью улыбнулся Дэт. - Мэтсим сказал? Молодец, - похвалил и брата тоже. - В общем так, - отклонился назад, хватаясь рукой за узкий, высокий прибор, похожий на многоярусный столик, и подтягивая его к себе. Пробежал пальцами по хромированному материалу, оглаживая контуры стоек, и сдвинул так, чтобы тот оказался между нами. - Смотри, это начальные этапы эволюции ментальности, примерно на той стадии, что сейчас у тебя, - указал на появившиеся в нишах проекции, до боли похожие на призрачный мир, который я создала. - Вот здесь, - указал на голографическую панель с инструментами, - настройки программы-симулятора. Поиграй. Попробуй изменить параметры прокачки энергии. Уменьши, увеличь, примени разную скорость. Обязательно соотнеси результат с размерностью затрат на формирование энергетических волокон, а потом определись с тем, сколько её уйдёт на их преобразования в поля. Учти, что второй процесс куда более энергоёмкий. Когда разберёшься, можешь попробовать на своей ментальности. Твоя основная задача - стабилизировать поток энергии и восстановить структуру, которая была до разрыва связи с парой. Поняла?
      Я кивнула, всматриваясь в цифры и яркость источника. Погрузила ладонь в галопроекцию, касаясь виртуальных датчиков и увеличивая прокачку энергии. Волокна заискрили, расслаиваясь и рождая новые. Ого! Сдвинула сильнее и резче, получая совсем иные результаты - нити начали набухать. А если медленнее? Процесс затянул неимоверно, даже не заметила, как Дэташш исчез вместе со своим Дарком и мы остались одни.
      - Тебе не скучно? - всё же нашла в себе силы оторваться от увлекательного занятия, чтобы взглянуть на мужа, который неторопливо прохаживался по лаборатории, рассматривая оборудование.
      - Нет, - Феликс тут же развернулся, направляясь в мою сторону. - Ты закончила?
      - Ещё немного, - вернулась к прерванному процессу. Впрочем, уже через минуту снова отвлеклась, чтобы спросить замершего за моей спиной мужчину: - А почему ты согласился?
      - Остаться здесь? - его дыхание всколыхнуло волосы на макушке. - Потому, что я вижу, насколько тебе это необходимо, - ладони опустились на плечи, разминая напряжённые мышцы. - И знаю, что ты не сможешь жить без ментальности, - теперь уже нос прошёлся по виску, а губы мягко коснулись щеки.
      - И тебе не жаль тех, кого придётся создавать, чтобы потом использовать? - подняла руку вверх, пропуская сквозь пальцы шелковистые короткие прядки, склонившегося ко мне супруга, одновременно стараясь другой рукой удержать виртуальный поток, который сама же и вывела в максимум. Эксперимента ради.
      - А разве им будет плохо? - почувствовала, как он пожал плечами. - Я так понял, что твои ментауты и без размножения будут счастливы. Исключительно потому, что для них главное в жизни - стремление к общему сознанию. А бионты, по сути, особой разумностью не отличаются, раз их во всём контролировать нужно. Меня другое беспокоит, - убедившись, что я выключила программу, Фел потянул меня из кресла, поднимая на ноги, и обнял, прижав к себе. - Как нам с нашими детками быть?
      - А ты хочешь детей? - я так растерялась, что даже не подумав вопрос задала. Ну и реакцию получила соответствующую.
      - Конечно хочу! - возмутился супруг. - Лина, колония это твоя игрушка, потому что ты - ментаут. Но при этом человеком ты быть не перестала, что бы там Дэташш не говорил. И я очень надеюсь, что семья для тебя будет на первом месте!
      Ой... Волной нахлынуло что-то холодное, опустошающее, страшное. Словно металлический нож резанул по нервам, оставляя после себя леденящую пустоту. Я даже не сразу сообразила, что это не в реальном мире произошло, а ментальном, настолько явными были ощущения. А когда догадалась... Попыталась скользнуть в фиолетовое марево, почувствовала, что меня вышвыривает обратно и перепугалась окончательно. Как же так?
      - Что случилось? - почувствовав мою панику, заволновался муж, сильнее сжимая в объятиях и заглядывая в глаза. - Я сказал что-то не то?
      Мотнула отрицательно головой. Его слова меня не смутили нисколько. Он совершенно правильно рассуждал и я была с ним согласна. Проблема явно в чём-то ином.
      Присмотрелась к непонятным тёмным фрагментам окружающего нас тумана, который раньше всегда был однородным. Странное какое-то расслоение. Жуткое. Понять бы...
      Вот только Феликс исправил всё куда быстрее, чем я разобралась. Он просто-напросто меня поцеловал. Впился в губы, сильно, страстно, заставляя ответить ему тем же. Ох, мамочки! Меня ослепила яркая вспышка, окатило жарким потоком, закружившим стремительным водоворотом... И всё пришло в норму. Никаких искажений, привычная мне ментальность. Тихая, мирная, такая знакомая. С рыбками.
      Подалась назад, разрывая физический контакт и выныривая обратно. Приходя в себя, полюбовалась на довольную физиономию.
      - Больше так не делай! - пристрожила, постучав пальчиком по обнажённой груди, потому что верхние пуговицы рубашки оказались расстёгнутыми.
      - Что именно? Не целовать? - насторожился мужчина.
      - Не возмущаться! - до меня дошло, что послужило толчком к столь кардинальным изменениям. - И во мне не сомневаться! - на всякий случай добавила ещё одну возможную причину. - Я из-за тебя едва связь с полями не потеряла!
      - Ладно, не буду, - миролюбиво согласился супруг. - А целоваться можно?
      - Нужно! - безапелляционно заявила, вновь запустив пальцы в волосы и потянув Фела на себя. - Как же я иначе практиковаться буду? - прошептала на ушко, прикусывая мочку и всем телом прижимаясь к напряжённому корпусу, чувствуя нарастающее возбуждение в ответ на мои провоцирующие действия.
      - Лина-а-а, - приторно-медовым голоском протянул муж, - если ты сейчас продолжишь в том же духе, то практику получишь немедленно и в несколько ином аспекте.
      - Во-первых, Дэташш сказал, потренироваться на своей ментальности, когда я пойму, что и как делать, - коварно напомнила о словах жнеца, медленными краткими поцелуями проходя от виска к переносице, а оттуда вниз до кончика носа. - А во-вторых, - заглянула в темнеющие от страсти карие глаза, - одно другому не мешает.
      И вообще нам ничего не мешает. Ни отсутствие нормальной мебели, ибо поверхностей, которые можно использовать в качестве опоры, здесь более чем достаточно. Ни яркое освещение, потому что стесняться друг друга мы уже давно перестали. Ни высокая вероятность того, что кто-то любопытный заглянет в лабораторию, поинтересоваться как у нас дела.
      Нет, можно было бы, наверное, обойтись и без ударной дозы удовольствия. Но у Фела был такой низкий потенциал! Переживания за меня и стресс ощутимо снизили мощность энергетического потока, ко всему прочему, я столько времени была лишена возможности его усиливать! А чтобы наполнить ментальность до нужного объёма, энергии требовалось, ой как много! И я теперь знала как ею управлять. Так что не стала ничего выдумывать, просто воспользовалась тем, что было удобнее. И быстрее. И приятнее. Нам обоим.
      - Люблю тебя, - выдохнула, когда вынырнула в очередной раз в физический мир и поняла, что безумие, которое мы себе позволили, закончилось. Жёсткая, наклонная поверхность, на которую я опиралась, была не слишком удобной, но я этого почти не замечала. Куда важнее были другие ощущения, затапливающие сознание. Гармоничные всплески потока. Разгорячённое тело, прижимающее меня собой к попискивающей от возмущения технике и не позволяющее соскользнуть на пол. И нежность к мужчине, который держал меня в объятиях.
      - И я тебя люблю, мой ангел, - хриплое, тяжёлое дыхание в реальности и новый всплеск энергии в ментальности. Круто.
      На мгновение снова скользнула в свой мир, поправляя поток. Неторопливо подалась обратно, да так и зависла в призрачной дымке, не завершив перемещения, потому что неожиданно уловила ту глубину погружения, которая позволяла мне быть в двух мирах сразу. И ощущение этого было невероятным. Я смотрела на Феликса сквозь очень слабую фиолетовую дымку, почти не различимую, чувствовала его близость, видела стену лаборатории, около которой одиноко плавали забытые нами кресла, и одновременно следила за медленно разбухающим волокном, пропитывающимся энергией пульсара и готовым впоследствии взорваться, сформировав новое поле. По всей видимости, прыгая из одного мира в другой, я всё же не уследила, и его затянуло в льющийся поток.
      - Ты точно в порядке? - услышала встревоженный мужской голос. Видимо, моё слегка заторможенное состояние со стороны выглядело странным. - Я не перестарался? - ещё больше заволновался, потому что ответила я не сразу.
      - Всё хорошо, - улыбнулась, пригладив его волосы, которые до этого сама же и взъерошила. - Просто я учусь не уходить в ментальность полностью.
      - Получается? - заинтересовался супруг, осторожно опуская меня на пол и помогая привести себя в порядок.
      - Похоже на то, - кивнула, дожидаясь пока он застегнёт, наконец, свою рубашку и мы сможем сбежать к себе. - Подожди-ка, - неожиданно вспомнила о том, на что обратила внимание, а прояснить для себя не успела. - Повернись!
      Муж растерялся, но спорить не стал, а я приподнялась на цыпочки, прощупывая пальцами его затылок, и вновь ощутила маленький, едва заметно выступающий бугорок, наличия которого раньше не замечала. Раздвинула волосы, рассматривая странное вздутие. Чуть более тёмного цвета, чем остальная кожа, мягкое, упругое.
      - Фел, - теперь уже волноваться начала я. - Это что? Ты где-то ударился? Поранился?
      - Нет, - поняв, что я закончила осмотр, он развернулся ко мне. - Дэташш сказал, что это интерпретатор. Переводчик. Он мне эту штуку сразу вживил, как только я у него на станции оказался. Я сначала его речь вообще не понимал. Да и остальных тоже, - заулыбался, словно вспоминая что-то очень смешное. - Они так забавно говорили, - подтвердил мои догадки.
      Весело. А как же я? Мне тоже что-то такое "вживили"? С нехорошим подозрением прощупала кожу, обнаруживая под волосами нечто аналогичное. Вот ведь свинство какое! Неужели сначала спросить нельзя было?! Самоуправство дяди мне не понравилось, даром, что этот "интерпретатор" не чувствовался совсем, только если уж совсем внимательно затылок изучать.
      Можно сказать, что Дэташшу повезло, что в этот день он мне на глаза больше не попался. А к утру возмущение слегка поулеглось. По двум причинам. Первая всю ночь лежала рядом, старательно доказывая мне, что поступил жнец правильно и было бы куда хуже, если бы я вышла из ментальности и сразу натолкнулась на языковой барьер. Вторая встретила нас по пути в выделенное нам временно жилище на станции, где ждала нашего возвращения, чтобы поинтересоваться моими успехами. Узнав о причинах моего праведного гнева, посоветовала не глупить и на конфликт с дядей не идти, если собираюсь стать настоящим ментаутом, конечно.
      Эту "причину" я прямо в коридоре прижала к стенке, выясняя, а у него самого эта штуковина имеется? Слишком уж он легко на Земле с людьми общался. Я, например, у него даже акцента никакого не заметила. И что в итоге? Да то, что у братика такая штучка с детства! И он, можно считать, с пелёнок на любых языковых наречиях говорить может. Потому что все знали, куда ему придётся лететь, когда вырастет.
      В общем, когда на следующий день мы оказались в "чертогах" моего ментального родственника, психовать я уже перестала. Но это отнюдь не означало того, что пустила происходящее на самотёк.
      - Проходите, - приветственно кивнул Дэт, поднимаясь нам навстречу. - Сегодня поработаешь со структурой волокон, чтобы понимать их специфику, - махнул рукой в сторону ещё одного прибора, даже шагнул к нему, чтобы напрасно не тратить время.
      - Нет, - категорично отвергла предложенный план обучения. - Я хочу разобраться с интерпретаторами.
      Дядя замер, так и не завершив начатого движения. Посмотрел на меня совершенно непонимающим взглядом, удивился видимо, но спорить не стал.
      - Ладно, - указал нам на выход и пояснил: - В таком случае тебе в другую лабораторию нужно. Но учти, одного дня, чтобы в этом разобраться, не хватит, биоимпланты не так просты.
      - Меня кто-то куда-то торопит? - на всякий случай поинтересовалась у бордовой спины, шествующей чуть впереди нас. Вдруг и вправду какие-то сроки-ограничения имеются.
      - Ни в коем случае, - на меня бросили взгляд через плечо. - Пока всему не научишься, своей колонии тебе не заложить. Так что особой разницы нет, с чего начинать, чем заканчивать и сколько времени ты на это потратишь.
      Вот и замечательно.
      Замечательно? Ох... Знала бы я как тяжело дадутся мне следующие две недели. В первую очередь из-за того, что интерпретаторы оказались пусть искусственно выращенными, но живыми организмами, которые пришлось препарировать, дабы изучить их строение. Но это оказалось не самым страшным, хуже было другое. Узнавать, как именно биоимпланты вживляются в нервную систему и образуют нейронные контактные взаимодействия, тоже пришлось на натуральных объектах. А заставить себя работать с бионтами, из дизайнера переквалифицироваться практически в хирурга, мне было психологически сложно. Я с содроганием в душе бралась за инструменты, несмотря на заверения Дэта, что если и ошибусь ничего страшного не произойдёт, потому как особи, на которых я "тренируюсь", самосознанием не обладают и ценности не представляют. Хотя бы потому, что они всего лишь "потеряшки", случайно залетевшие в систему - каждая колония периодически отправляет в открытый космос небольшие "партии" рекомбинантов, искать места для закладки новых колоний. Кстати, "Звёздный ветер", когда тот попал в Глисс, поначалу и приняли за такую разведывательную группу. Тем не менее резала я скрепя сердце и если бы не моральная и физическая поддержка Фела (вот в самом прямом смысле!), вообще бросила всё к чертям! Зато прояснила для себя две интересные вещи.
      Первая - импланты вовсе не переводчики. На самом деле изначально их создавали для того, чтобы снимать ментальную зависимость. Если проще - "отключать" бионта от его ментаута. Ну а то, что вживление убирает языковой барьер, - всего лишь побочный эффект, который высшие ментауты активно используют, чтобы иметь возможность общаться со своими парами и не тратить время и силы на налаживание коммуникации. Так что никакой опасности для меня или Феликса интерпретаторы не представляли. Зря я переживала.
      Ну а вторая имела скорее познавательный интерес и многое мне открыла в плане мировоззрения. Я, конечно, и без этого знала, что парами для колонистов становятся представители самых разных цивилизаций, но даже представить себе не могла, насколько! Почему-то мне казалось, что все разумные расы будут человекоподобными. Наверное, тому виной было невероятное внешнее сходство всех, кто жил в Глисс, с землянами. Вот только пришлые, случайные бионты, с которыми мне довелось работать отнюдь не все выглядели как настоящие люди. То есть форма-то у них была вполне гуманоидная: руки, ноги, головы, торс. На этом сходство и заканчивалось. Пропорции - разные, кожа - разная, количество этих самых конечностей и их строение тоже. В общем, насмотрелась я и пристала к дяде с той кучей вопросов, которые атаковали мою голову и требовали ответов.
      Сколько всего в Галактике жизненных форм? Есть ли причина, по которой колонисты не останавливаются на какой-то одной расе и образуют энергетический симбиоз практически со всеми? Почему среди них имеются те, кто не пригоден в качестве пар? Это я старков вспомнила, про которых уже слышала. К какой цивилизации относятся пары Амирэма и самого Дэташша? Лэйтема, мне описывали весьма образно и я его хорошо себе представляла, хоть и не видела ни разу, а вот на Жеолу насмотрелась. Миленькая, миниатюрная, красноволосая женщина, не слишком молодая, но вполне адекватная, дружелюбная и эмоциональная, она легко общалась с нами всеми и, насколько я поняла, мама с ней дружила.
      Надо отдать жнецу должное, мою сверхлюбознательность он воспринял совершенно спокойно. Правда, отвечал осторожно, словно боялся сказать что-то лишнее, а может просто не хотел пугать, но в итоге получила я очень даже интересную и занимательную картинку.
      Галактика наша оказалась не столь богата биоразнообразием. В принципе, в ней существовало всего четыре основных типа разумных форм, а они уже давали всё многообразие рас.
      Первая - человекообразная, и её представители имели настолько близкую генетику, что это невольно наталкивало на предположение о начальной общности происхождения. В неё входили: земляне, рарки, холиане и имперцы. Последние так активно осваивали свой сектор Галактики, самый близкий к рукаву Персея, где поселились колонисты, что количество цивилизаций в образованной ими империи стало зашкаливать за сотню. Кстати, Жеола, лансианка, была родом именно оттуда. Лэй же оказался типичным холианином. Вторая группа была гуманоидная, к ней принадлежали старки и лазалваки - зелёные и серые человечки, с непропорциональным, но близким к людям строением тела. Третья - анималоподобная. Очень немногочисленная, включающая: атрионов, чем-то напоминающих рыб, итранцев, внешне похожих на насекомых, и цоррольцев - эдаких меховых змей. Ну и четвертая - пластиморфы, единственными представителями которой и являлись ментауты-колонисты.
      В общем, если не брать в расчёт колонии, то сейчас в Галактике обитаемых планет не так уж и много. Что-то около ста пятидесяти. При том, что когда-то давно наш звёздный островок, дрейфующий по Вселенной, был заселён куда более тесно и, к примеру, одних анималов можно было насчитать несколько сотен видов. В то время ментауты никаких колоний не создавали. Населяли себе тихо и мирно ментальность, а чтобы прокачивать в неё энергию, строили связки с представителями физического мира, да так, что те этого даже не замечали, продолжая жить среди своих собратьев.
      А потом началось массовое вымирание. Численность разумных существ на планетах начала катастрофично сокращаться. Не потому, что смертность увеличилась, а из-за резкого снижения рождаемости. Как раз в это время и колонисты перестали чувствовать тех, кто мог отдавать им ментальную энергию, в итоге оказавшись на грани энергетического коллапса. Логических объяснений и причин так никто и не смог найти, но факт оставался фактом - больше девяноста процентов жизненных форм канули в небытие, жителей мерности осталось так мало, что их можно было пересчитать по пальцам, а сама ментальность сжалась до ничтожных размеров. Именно тогда, в последней отчаянной попытке выжить ментальные сущности вышли из своего призрачного мира и начали создавать изменчивые, лабильные тела, способные контактировать с обитателями реального мира не только энергетически, но и физически.
      Но даже не это вызывало удивление. Другое. То, что именно на планетах тех цивилизаций, представители которых оказались парами в образованных пластиморфами колониях, падение численности внезапно прекратилось, сменившись всплеском появления новых особей.
      В общем, совершенно неожиданно выяснилось, что вынужденный симбиоз стал практически спасением. Вот только никто из "спасённых" ни о чём подобном даже не задумался и не связал факты воедино. Кто-то относился к ментаутам, предлагающим пройти отбор на пригодность к формированию контактной пары, равнодушно, просто как к цивилизации "со странными запросами", и соглашался. Некоторые принимали подобное предложение в штыки и отказывались, а парами становились случайно, когда неожиданно сталкивались с пластиморфами, как это произошло с земным экипажем "Звёздного ветра". Но были и такие, кто считал колонистов ворами и энергетическими паразитами, которых нужно уничтожать. Почему? Причин было две. Во-первых, они знали, что ментауты в физическом мире не могут чувствовать свои пары и взаимодействовать с ними без реатов - кристаллов, помогающих прокачивать ментальную энергию. Во-вторых, у них из-под носа пластиморфы увели целую партию этих камушков, наведавшись на склады-запасники.
      Да, да. Речь именно о старках. Несмотря на то, что ни один из "зелёных человечков" никогда не был парой, настроены они были весьма негативно и прощать хищение своей собственности не спешили. Так что колонисты долгое время мигрировали по Галактике и меняли звёздные системы, скрываясь от ожидающего их возмездия, а в рукаве Персея окончательно закрепились только когда почувствовали, что угроза сходит на нет, а произошло это не так уж и быстро.
      Угасание цивилизации старков оказалось не столь стремительным, как остальных. Просуществовали они куда дольше, исключительно благодаря своему долголетию, ведь средний срок жизни у этой расы составлял несколько тысяч лет. Но даже это их не спасло. Возможно, кто-то из старков и жив до сих пор, но более вероятно, что зелёных человечков вообще не осталось. Тем более, что прямых столкновений колонистов с ними не было уже больше двухсот лет. Да и тот факт, что следы их вмешательства обнаружились в земных технологиях, а самих старков никто в глаза не видел, однозначно доказывал: были, контактировали, передали знания, оставили после себя наследство в виде реатов, людей настроили против пластиморфов, тем самым спровоцировав войну в Глисс, исчезли окончательно. Точка.
      Сформировавшаяся в сознании картина окружающего мира поразила меня до глубины души, на многое открыла глаза, но самое главное - исчез тот дискомфорт, который я испытывала из-за отсутствия целостности восприятия. Всё стало понятным, логичным, объяснимым. Кроме одного. Поведения моей собственной пары.
      Повествование Дэташша Феликс слушал с напряжённым вниманием, куда большим, нежели простое человеческое любопытство, несколько раз порывался что-то спросить, но так и не решился. А когда я к нему пристала с вопросом, ответил, что чуть позже обязательно расскажет, просто ему ещё кое в чём разобраться нужно. Настаивать не рискнула, уж больно потерянный вид был у супруга. Втихую пристала к брату, который пожал плечами, предположив, что, возможно, Фел вспомнил о корабле старков, который они спасли, пока ждали моего выхода из ментальности, ну а теперь, узнав, что, пусть и невольно, но помог врагу, переживает.
      Предположение показалось мне разумным, и я, согласившись с версией морально-этических терзаний мужа, постаралась максимально деликатно их ликвидировать. "Отвлечь, развлечь, привлечь!" - стало девизом моего поведения на следующие несколько месяцев.
      Отвлекать пришлось радикально, решительно и часто. Побочным продуктом стала изрядно расширившаяся ментальность, до отказа заполненная энергетическими волокнами, половину из которых я спешно переводила в состояние полей, потому что не было у меня пока возможности тратить запредельные объёмы энергопотока, который я получала от пары, на иные процессы.
      Развлечений тоже хватало. К счастью, пребыванием в стенах обители Дэташша нас никто не ограничивал. Весь Оливин, главная планета-база жнецов, оказалась в нашем распоряжении. Может на ней и отсутствовали разнообразные и эффектные пейзажи, характерные для Земли, но даже тех, что имелись в наличии, было достаточно для того, чтобы маленькие "вылазки" на "природу" позволяли нам набраться сил перед новым периодом обучения. Гористый рельеф, текучие пылевые реки, жёсткая, похожая на плотные кустики багряная растительность, покрывающая склоны, днём - яростно пылающая цефеида-Глисс, вошедшая в фазу максимума активности, и непривычное по конфигурации созвездий звёздное небо над головой - ночью... Неземная, суровая красота, которая, на удивление, не вызывала тоскливого чувства потери того, что я оставила на родной планете, и не казалась мне чужой. Просто необычной. Феликс тоже не жаловался, с энтузиазмом штурмуя вертикальные подъёмы, периодически переходящие в отрицательные. У него, оказывается, альпинизм - любимое хобби. Экстремал, млин. Я едва инфаркт не получила, когда однажды этот... скалолаз, сорвался, куборем скатившись с десятиметровой высоты. Завис на страховке в двадцати сантиметрах от острых камней, мило улыбнулся и заявил: "Любопытно, а повреждения у своих пар колонисты залечивать умеют или они могут только бионтов создавать?" Я после этого больше месяца из лаборатории не вылезала, пока человеческую анатомию и физиологию не вызубрила так, что с закрытыми глазами могла диагноз ставить. Ну и лечить соответственно.
      Что касается "привлечь", то в этом смысле с мужем мне повезло необычайно. Вернее, с его земной профессией. Когда я начала вникать в синтез органических масс и методик создания биологических форм, выяснила, что для этого жнецы используют оборудование, которое изготавливают творцы. А те поставляют его отнюдь не в рабочем состоянии. В полусборке. И эти "детали" требуется подогнать друг к другу, настроить, совместить, протестировать... Я с трудом вникала в технические подробности, у меня голова пухла от необходимости запоминать, какая именно штуковина и куда должна втыкаться. В итоге я психанула, заявив, что раз Фел всё равно постоянно должен быть со мной рядом, вот пусть он этим и занимается. Короче, без зазрения совести переложила весь груз ответственности за техническую составляющую работы жнеца на плечи своей пары. То есть супруга. А он и не спорил. Наоборот, неимоверно обрадовался. С таким энтузиазмом и прилежанием взялся за изучение, что удивил даже Дэташша, который поначалу отнёсся к моей затее с изрядной долей сомнения и твердил, что я поступаю опрометчиво. Прекрасно знающий, что многие пары не слишком позитивно относятся к своим ментаутам, он долго не мог понять моего безоговорочного доверия мужу, следил за его действиями, словно ожидая какой-то подставы, контролировал чуть ли не каждый шаг, связанный с выполнением землянином моих функций жнеца колонии. Успокоился только после того, как однажды Феликс, проходивший "практику" и наблюдающий за очередной сборкой, усмотрел в технике какую-то неправильность и помог Дарку, вернее, бионтам, которыми тот управлял, исправить дефект.
      В общем, жизнь наша была насыщенна и отнюдь не скучна. Единственное, что меня основательно удручало, - отсутствие возможности видеться с родителями. Они всего несколько дней провели на базе дяди, а потом улетели на свою станцию, дрейфующую в космосе. Не то, чтобы мне прям жизненно необходимо было их присутствие, компания мужа меня вполне устраивала, просто иногда хотелось поговорить с теми, кто больше понимал во всех этих ментальных заморочках, чем столь же неосведомлённая пара. Спросить совета, что-то обсудить, разузнать об их жизни... Я думала, хоть брат останется с нами, но Мэт сказал, что здесь ему делать нечего, свою задачу привезти меня в Глисс он выполнил, остальное не в его компетенции, и слинял в неизвестном направлении. Ну а мне, изрядно расстроенной подобным поворотом событий, прямым текстом заявили, что пока не освою все премудрости профессии высшего ментаута-жнеца, буду сидеть на Оливине. Если, конечно, не пожелаю променять его на инкубатор. Это мне напомнили, когда на меня в очередной раз нахлынула волна истерики. Не так часто, но подобные срывы случались. Слишком уж большие объёмы информации мне приходилось "поглощать".
      Угроза действовала безотказно, как холодный душ, и я успокаивалась. Понимала, что остаться без Фела, непонятно где и с кем, мне будет безумно страшно. Просила сделать перерыв, собиралась с силами, и вновь принималась за учёбу.
      Специфика пребывания в ментальности, её разделение на функциональные зоны, работа с энергетическим потоком, управление полями, создание матриц для дублей, принцип миграции ментальной энергии, структура колонии, генетика рекомбинантов, пластиморфные особенности репликантов, технология биосинтеза... Когда в один "прекрасный" момент Дэташш, вместо того, чтобы загрузить меня новой порцией знаний, сказал, что было бы неплохо мне самой уже создать парочку собственных низших ментаутов, я удивилась неимоверно. Что? Всё?
      - Ну да, - моего изумления дядя не понял. - Разумеется, если у тебя не осталось вопросов и ты уверена в том, что и как тебе нужно делать, чтобы колония функционировала.
      В лёгком шоке от подобного заявления я даже непроизвольно с кресла поднялась и, чтобы замаскировать охватившее меня волнение, подошла к закрытому прозрачным материалом проёму в стене. Задумчиво посмотрела на красноволосых бионтов, деловито снующих вдоль конвейера, штампующего плитки сублитерата. Вопросы... Нет их у меня! Понятно всё до тошноты. Но самое обидное, что вот сейчас эти самые вопросы отсутствуют, а потом, в самый неожиданный момент, появятся!
      - Систему мы для вас подобрали, - тем временем продолжал "соблазнять" перспективами приятный голос за моей спиной. - Мэтсим всё это время занимался компоновкой нужного вам оборудования и созданием зоны перехода для переброски. Ждёт только тебя. Так что можете начинать строить колонию.
      Ах так вот где братик пропадал! Спит и видит, как бы в собственной системе оказаться? А про свою дефектность забыл?
      - Но ведь Мэт не сможет управлять репликантами, - напомнила дяде о том, что имеется ещё одна проблема, которую все почему-то игнорируют.
      - Не сможет, - как само собой разумеющееся подтвердил Дэт. - Но наличие второго ментаута, и уж тем более его неполноценность, в смысле выполнения всех функций, не является оправданием и основанием для отказа от создания колонии. Её формирование прямая обязанность любого высшего ментаута, независимо от того имеет он для этого нужные ему ресурсы и возможности или нет.
      Сказал он это весьма наставительно, так, будто упрекал меня в самом страшном, в чём только может провиниться ментаут. А я представила себе насколько сложно будет договариваться с творцами и ловцами, не связанными общим сознанием, чтобы те работали на благо колонии, а не на самих себя, да ещё и без бионтов, вспомнила поведанные мне истории о том, как тяжело было наладить жизнь в Глисс, где ловцы долгое время оставались свободными, и ужаснулась. Перспектива жить на "пороховой бочке", которая в любой момент может выйти из-под контроля и взорваться, меня отнюдь не прельщала. И сознательно загонять себя в подобные условия я не собиралась.
      - Я не буду пока никого создавать, - заявила ультимативно. - Насколько понимаю, у нас нет необходимости торопиться и закладывать колонию немедленно. Ментальность я разделила, поля приготовила, запас энергетических волокон достаточен. Можно мы сначала слетаем в хранилище, чтобы подобрать Мэтсиму пару?
      - Не вижу смысла, - нахмурился жнец. - Он там уже был и среди потенциальных пар, находящихся сейчас в стазисе, подходящей для него нет.
      - Возможно, он плохо смотрел, - я не сдалась. - Или просто не смог её почувствовать, потому что его полевую зону в ментальности я создала совсем недавно. Мало ли какие факторы изменились? Ну а не найдём там, снова слетаем на Землю. Чувствовать энергетический потенциал я теперь умею, так что процесс поиска ускорится в разы. Дэт, ты же знаешь! - умоляюще сложила ладошки. - Если я заложу колонию, мне оттуда уже нельзя будет улетать! Я окажусь к ней привязанной навсегда! И тогда шанс того, что у Мэта появится пара становится вообще практически нулевым. Это только отцу так повезло, что прабабушка Доминика, а потом её копия - моя мама, в Глисс попали! Какова вероятность того, что такая счастливая случайность повторится снова?
      - Ладно, ладно, - проникся моим волнением Дэташш. - Если ты настолько в себе уверена и сможешь уговорить Эльдирата выделить криатл и отпустить с вами своих ловцов, полетайте, попутешествуйте, может, действительно вам повезёт. Я, честно говоря, столько раз потом жалел, что не дал возможности брату продолжать искать пару после того, как мы с Амиром нашли своих. Но нас было трое и ситуация была несколько иной. Ты же помнишь, что поля нельзя долго держать пустыми, без энергетических привязок к дублям, и когда они устаревают, то схлопываются? Это не такой уж приятный процесс, крайне болезненный, - жнец поморщился, словно наглядно демонстрируя, насколько. - У тебя до этого момента есть время, а у меня его не было, потому что я ещё в инкубаторе заполнил ментальность структурами почти до отказа. Вот и оказался перед дилеммой: терять поля и ждать пока Эльдир найдёт пару или сказать ему, что у него её никогда не будет и строить колонию. Выбирал из двух зол меньшее. Бесконтрольные ловцы, это, конечно, не слишком приятно, но терпимо. А у тебя к ним присоединятся творцы... - снова сморщился, видимо представил, как это может выглядеть в реальности, и резюмировал: - Хорошего будет мало. Так что летите, ищите. Очень надеюсь на то, что у вас всё получится.
     
      - У нас всё получится, - изумрудные глаза смотрели на Мэта с немым укором. - Нельзя же быть настолько пессимистичным! Ну подумаешь, пустышки, - взор переместился на вереницу стазисных коконов, в которых ожидали своих ментаутов потенциальные пары. - Уверена, твоя тоже где-то есть! Нужно просто поискать.
      Молодой колонист вздохнул, на всякий случай улыбнулся сестре и развернулся, направляясь на выход. Прошёл мимо застывших в неподвижности многоруких стражей, готовых в любой момент, если возникнет опасность, её уничтожить, сделать всё, чтобы спасти тех, кто являлся смыслом жизни колонистов. Спрыгнул в широкое стыковочное отверстие, подхватывая на руки девушку, последовавшую за ним, и задраил переборку, отделившую криатл от дрейфующей станции, ощутив запуск двигателей, передавшийся дрожью от корпуса ногам.
      Он с самого начала знал, что затея повторного посещения хранилища бессмысленна, но предпочёл вновь испытать неприятное чувство собственной неполноценности, нежели расстраивать отказом свою ментальную близняшку. Ведь она с такой верой и убеждённостью доказывала ему обратное! Мэтсим даже отца, который сначала категорично отверг и идею слетать в хранилище, и план поиска пары в другом месте, всё же убедил согласиться и позволить им улететь из родительской колонии в открытый космос. Впрочем, наверняка у него бы этого не получилось, кабы не вмешалась Ирилика.
      Выпроводив в коридор станции готовую расплакаться Ангелину, растерявшегося Феликса и спокойно воспринявшего отказ Мэтсима, тем не менее ради сестры начавшего спорить с отцом, она закрыла проём и... Что уж Лика говорила своему ментауту и какие аргументы проводила, осталось неизвестным, но через полчаса Эльдират уже сам настаивал на том, чтобы быстро и уж тем более без второй пары его отпрыски не возвращались. И даже криатлов выделил не один, а целых три. Правда, два из них летели без пассажиров, просто как корабли сопровождения, потому что путешественники решили не разделяться, выбрав себе флагманским тот криатл, которым управлял Рэдират.
      Повеселевшая Лина с восторгом и детской непосредственностью облазила все закоулки инопланетного транспортника и быстро нашла общий язык, как с самим ловцом, так и с его бионтами. Не в смысле разговорной речи, тут как раз проблем не было никаких, из-за прекрасно функционирующих интерпретаторов, а в ракурсе психологического контакта. Рэд для Лины делал исключение, ровно в той же степени, что и для Мэта, хотя, как любой другой колонист, связанный со своим высшим ментаутом, к чужакам априори относился крайне насторожённо. А вот бионты, которые предпочитали на глаза пассажирам не показываться, так что ни Фел, ни Мэт никогда их не видели, в Лине, что называется, души не чаяли и, едва девушка оказывалась одна, спешили составить ей компанию, немедленно исчезая, едва мужчины возвращались к своей даме.
      Подобное поведение рекомбинантов-ловцов Мэтсима смешило. Как и реакция Фела, который почему-то нервничал и дёргался, когда, входя в отсек, видел закрывающийся проём, тёмные силуэты в нём и довольную, радостно улыбающуюся девушку. Вот только землянину было не до веселья, о чём он весьма эмоционально свояку и сообщил, когда тот на третий день полёта намекнул ему, что ведёт себя мужчина как-то неправильно.
      - Не понимаю, что Лина в них нашла! - стиснул кулаки, меряя шагами отсек управления, не обращая внимания на невольного свидетеля - замершего в пристальном внимании к его словам Рэдирата. - А эти... - возмущенно задохнулся. - На минуту жену одну оставить нельзя, они тут как тут! Словно чувствуют, что я ухожу!
      - Ты ревнуешь? - Мэтсим заинтересовался, вспомнив, что мама именно этим словом описывала подобное состояние у людей.
      Феликс замер, разворачиваясь и в его глазах мелькнула боль.
      - Наверное, - тихо выдохнул, возвращаясь к креслу, которое покинул несколько минут назад.
      Мэт изумлённо смотрел на поникшего мужчину, понимая, что сделать что-то нужно, но что? Как ему объяснить, что нет никаких объективных причин для столь бурных эмоций?
      - Если в этом проблема, я могу их к Лине не пускать, - неожиданно подал голос пилот.
      В интонациях ловца брюнет почувствовал обиду.
      - Нет, - решительно заявил, отталкиваясь от сиденья и подхватывая шатена под руку. - Идём!
      Один раз наглядно показать - куда эффективнее, чем три раза рассказать. Это правило Мэтсим помнил хорошо. Именно поэтому оставил Фела караулить у выхода из отсека, где Лина весело щебетала со своими новыми друзьями, а сам отправился в путешествие по коридорам корабля, чтобы подойти с другой стороны. Заходить не стал, просто постучал.
      Бионты, разумеется, ждать появления гостя не стали, вот только сбегать им пришлось мимо замершего у стены Фела и на этот раз рассмотрел он их хорошо. В итоге, когда Мэт всё же появился в отсеке, шатен был счастлив ровно в той же степени, что и раньше. Правда, потом пришлось объясняться с бросившей на брата вопросительный взгляд, раскрасневшейся Линой.
      Ну а две изящные, невысокие, темноволосые фигурки, внешне так похожие на оставшуюся на станции Ирилику, скользнувшие мимо землянина, продолжали прятаться и избегать встреч, причём теперь делали это куда более резво, словно смущаясь того, что их всё же увидели. Впрочем, и сами мужчины больше старались их не пугать. Феликс потому, что понял насколько сильно ошибся, не разобравшись в ситуации прежде, чем сделать выводы а Мэт... Мэт потому, как знал о них куда больше остальных и испытывал огромное уважение и сочувствие к таким, на первый взгляд, простым и скромным трудяшкам-бионтам.
      Рекомбинанты. Генетически изменённые клоны пары и энергетические сущности, заставляющие эти организмы функционировать. Искусственно созданные тела и привязанные к ним ментальные сознания, готовые жить только для того, чтобы умереть. Оболочки и надёжно хранящиеся в них фантомные души, которым суждено умереть для того, чтобы жить.
           
      ГЛАВА 5
      Умри, но не сейчас
           
      Две фигуры, женская и мужская, стояли в обнимку перед огромным, полусферическим экраном, заполненным глубоким чернильным мраком. Над их головами мелкой алмазной россыпью переливались далёкие звёзды, а в ногах скручивался гравитационный водоворот, безжалостно разрывая, сжимая, искажая пространство, складывая его в складку и формируя зону перехода. Чёрную дыру? Нет, кротовую нору, готовую перебросить бесстрашных путешественников туда, где их ждали новые приключения.
      - Нравится? - подошедший сзади брюнет положил руки на плечи своим попутчикам.
      - Это невероятно... - потрясённо прошептала его сестра, не отрывая восхищённого взгляда от космического феномена, подчинившегося разуму. Удивляясь покорности дикой стихии, укрощённой теми, кто должен испытывать перед ней благоговейный ужас. Восторгаясь силой сознания и интеллекта, покорившего такую мощь!
      - Мы дрейфуем в пределе статичности, - сообщил пилот, погрузивший отростки в возвышающиеся рядом массивные блоки панелей управления. - Навигационные параметры стабильны. Сингулярность без регистрируемых искажений. Туннель в фазе "Джи". Можем уходить за горизонт? - замолчал, ожидая разрешения.
      Готовый отдать приказ Мэт набрал воздух в лёгкие и задохнулся. Лёгкая волна чего-то нежного, незнакомого, волнующего накрыла с головой, вызвав приятную дрожь предвкушения во всём теле. Но насладиться необычным ощущением он не успел, как и разобраться с тем, откуда именно оно пришло. Почти сразу по нервам ударил электрический разряд. Мышцы свело судорогой. Сознание затопила боль и паника. Рухнувший на пол молодой мужчина даже не сразу понял, что это отнюдь не его ощущения и эмоции. Чужие, но такие близкие! И тот, кто сейчас их испытывал, ему был нужен!
      - Мэт?! - словно издалека донёсся до колониста взволнованный женский голос. - Что с тобой?! Фел, помоги! Рэд, не смей стартовать!
      А ловец об этом и не думал, удерживая корабль в статичном положении, и с внутренним напряжением следил за тем, как его любимца поднимают, усаживая в кресло, хлопают по щекам, заставляя вернуться к реальности. С беспокойством заметил, что гримаса боли вновь вернулась на лицо, едва тот открыл глаза, непонимающим взглядом окидывая окружающее пространство. Наблюдая, как Мэтсим попытался встать, отталкивая руки, старающиеся его поддержать, с трудом удержал себя от невольного движения подхватить шатающееся тело, неверными шагами идущее к консоли и намертво вцепляющееся пальцами в гладкую панель.
      - Сетку координат! - в воздухе повисла хриплая команда, которую Рэд выполнил беспрекословно, развернув перед ментаутом объёмную картинку окружающего их пространства.
      С минуту брюнет всматривался в горящие на ней точки, переводя взгляд с одной на другую, периодически морщась, прикрывая глаза и тихо ругаясь, словно не мог определиться.
      - Здесь, - наконец подался вперёд, протягивая руку и проваливаясь ладонью в почти пустой сектор. - Сканируй!
      Изображение послушно увеличилось, расширяя зону видимости. Яркий луч торопливо пробежал по ней сверху вниз, высвечивая контуры тех объектов, что отсутствовали на карте, но находились в реальном пространстве.
      Астероид, пустота, ещё одна каменная глыба, неторопливо летящая комета, корабль, второй...
      - Ближе! - чёткая команда, брошенная ловцу, и новый стремительный бег сканирующего луча, на этот раз показывающего обнаруженные конструкции в деталях.
      Небольшой двояковыпуклый диск, со слетевшей и держащейся на "честном слове" обшивкой, почти наполовину впечатанный в корпус куда более крупного, остроносого звездолёта, с широкими раструбами двигателей и яркими иллюминаторами, из которых вырывалось пламя пожара. Выглядело всё так, словно корабли шли на таран, стремясь нанести друг другу как можно больше повреждений.
      - Офигеть, - изумлённо прокомментировал увиденное Феликс, крепко прижимающий к себе рвущуюся ближе к брату Лину. - Там вообще кто-нибудь выжил?
      - Да, - мрачно подтвердил Мэтсим, не отрывая взгляда от шокирующего зрелища. - Рэд, сколько до них?
      - Трое суток, - расчёт пилот сделал практически мгновенно. - На плазменных.
      - А туннелем? - заволновался колонист.
      - С полным циклом переброски, полчаса, но...
      - Давай! - обрывая его, отдал приказ брюнет. - Старую зону не схлопывай, - доказал, что прекрасно знает, что именно беспокоит пилота. - Добавь в неё энергии для стабилизации. Пусть сама потом гаснет, чтобы нас не задело отдачей во время перехода. Мощности должно хватить.
      - Сделано, - отчитался Рэдират, оперативно перемещая отростки, чтобы заложить в полётную программу новые параметры.
      Изображение на экране "поплыло", когда криатл начал разворот, оставляя чёрную дыру на таверзе. Несколько минут, и новый провал разверзся прямо перед медленно движущимся к нему кораблём. На этот раз запрашивать разрешения ловец не стал, ускорив ход, едва приборы показали готовность к погружению в подпространственный канал.
      Напряжение в отсеке достигло пика. Мэт, так и оставшийся стоять у консоли, хмурился, прислушиваясь к своим ощущениям и стирая маленькие капельки пота, выступающие на лбу. Лина, которую муж всё же усадил в кресло, судорожно сжимала его руку и молчала, переживая за брата. Фел, облокотившийся на упругий изгиб мебели за её спиной, покусывал губы, бросая нервные взгляды на мутно-серый экран. И только Рэд сохранял спокойную сосредоточенность, отслеживая изменения в параметрах гравитационного искажения.
      - Две минуты, - предупредил, меняя положение отростков в гнёздах и готовясь к выходу из туннеля.
      Яркий поток разогнавшейся до скорости света материи обогнал начавший тормозить криатл, рассыпавшись искрящим веером в чернильной мгле, мгновенно окутавшей вырвавшийся в нормальное пространство транспортник. Блеснувшие на экране отражённым светом терпящие бедствие корабли доказали - попали спасатели туда, куда планировали.
      - Вы бы защиту надели, - убедившись в том, что криатл лёг на правильный курс, проворчал ловец. Шевельнул отростками, привлекая внимание пассажиров к своим бионтам, в опасной ситуации забывшим о собственной стеснительности и притащившим нужное обмундирование прямо в рубку. - Там, наверное, полная разгерметизация...
      Словно очнувшись от ступора, молодые люди разобрали вещи. Натянули плотные комбинезоны, надели перчатки, подключили силовые шлемы. О том, чтобы Лине, Фелу или им обоим остаться в безопасности на криатле, никто даже не заикнулся, понимая, насколько нужна им помощь друг друга.
      До стыковки оставались считанные секунды. Стоя у переходного шлюза, Мэт с нетерпением всматривался в приближающиеся контуры повреждённого корпуса дискоида, к которому уже "прилипли" сопровождающие их криатлы. Рэдират настоял на том, чтобы ловцы первыми попали на чужую, опасную территорию и могли защитить вверенных им подопечных. Именно поэтому, едва появилась возможность поднять переборку, колонист это сделал и, ничуть не остерегаясь, спрыгнул в темноту. Его спутники последовали за ним, оказываясь в тесном отсеке заваленном сорванным со своих мест оборудованием. Впрочем, практически сразу стало светлее, потому что один из ожидающих их ловцов активировал подсветку, в то время, как второй взмахнул отростками, убирая перегораживающие проход предметы и скрипуче предупредил, наваливаясь на одну из стен:
      - Держитесь позади, - вскрыл перегородку, как консервную банку.
      Противный хруст разрушающегося трипслата слился с раздавшимся где-то взрывом, который основательно встряхнул корабль. С потолка посыпалось всё то, что там чудом ещё держалось.
      Рэдират, оказавшийся в отсеке позже всех, оперативно подхватил одну из маленьких фигурок, которая прижалась к нему, закрывая предусмотрительно отросшими дополнительными конечностями, и выкатился в развороченный проём, предоставляя своим собратьям поступить аналогично с остальными.
      - Куда? - притормозил на развилке, решая в каком направлении двигаться.
      - Налево и куда-то вверх, - удобно устроившийся в сплетении отростков, Мэт в смятении прислушивался к странным, пронзающим его сознание ощущениям, которые то пропадали, то вновь появлялись. Старался сконцентрироваться на них и не мог, испытывая практически ужас, когда промежуток между волнами становился излишне долгим.
      - Стоп! - скомандовал, когда неожиданно понял, что коридор, по которому двигался ловец, уводит их в сторону. - Нам туда, - указал на монолитную стену, точно зная, что это кратчайший путь к цели.
      Рэд замешкался, соображая, как быстрее и эффективнее разрушить препятствие. Выпустил своего подопечного, отправив под присмотр собрата, и сосредоточенно принялся взрезать элемент корпуса второго корабля, который глубоко вошёл в дискоид, перегораживая нужный проход. Очередной взрыв, сотрясший корабли, отвлёк его лишь на мгновение. Спустя минуту через образовавшееся отверстие в сумрак коридора хлынул поток яркого света, душный запах горелой органики, дымовая взвесь, громкие голоса и ослепительные белые лучи оружия, стремящегося смертельно поразить тех, кто желал попасть на чужую территорию.
      И снова Рэдират не стал изобретать тактических ходов, проявлять дипломатию и объяснять агрессивно настроенным обитателям, каковы у гостей истинные цели появления. Бесстрашно бросился навстречу опасности, прекрасно зная, насколько ничтожные повреждения подобный тип оружия может ему нанести. Его примеру последовал ещё один ловец, и теперь будущие колонисты остались под присмотром всего одного сопровождающего, который, тем не менее, ревностно выполнял свои обязанности не позволяя им сдвинуться с места до тех пор, пока не была ликвидирована угроза.
      Шагнув внутрь, Мэтсим замер, осматривая обширное помещение, когда-то красивое, с изысканными витражами и декором, сейчас почти полностью выгоревшее и разорённое. Уловил новый всплеск и, не дожидаясь своего сопровождающего, усмиряющего оставшегося в живых, рьяного защитника корабля, двинулся в нужном направлении.
      Он шел быстро, не выбирая дороги, перешагивая через встречающиеся на пути препятствия, словно не видел лежащих у себя под ногами обугленных мёртвых тел, которые остекленевшими глазами смотрели в своё прошлое, не замечал валяющегося под ногами оружия, не реагировал на рассыпающиеся искры из развороченных взрывами кабелей. Его вело только одно - стремление найти свою пару. Ту, единственную, которую он почувствовал и теперь не намерен терять.
      Поворот. Второй. Ещё один зал. Раздражённый клёкот ловца, который догнал своего воспитанника как раз вовремя, чтобы нейтрализовать ещё одну вооружённую личность, готовую остановить его продвижение. Снова коридор. Мэт ускорился, пробежав последние метры, упал на колени перед неподвижной фигурой, лежащей на гладком иссиня-чёрном покрытии, и застыл, не решаясь к ней прикоснуться.
      Маленькая, хрупкая девушка, одетая в тёмно-серый комбинезон, признаков жизни не подавала. Стянутые за спиной, связанные руки, страдальчески искривлённый рот, светло-русые, чуть вьющиеся волосы, обгоревшие с той стороны, где на щеке был явственно заметен ожог от лазера, и обугленная рана от прямого попадания безжалостного луча в левое бедро.
      Рядом с незнакомкой лежал молодой мужчина. Хотя правильнее будет сказать, под ней, потому что голова и половина корпуса девушки покоились на крупном торсе. Одна из его рук цепко сжимала бластер, другая столь же крепко оплетала тонкую талию, не то защищая, не то удерживая. Песочного цвета кожаное обмундирование тоже было обожжено и открывало глубокую рану в области сердца. Из-под растрёпанных, почти белых, длинных волос, собранных в низкий хвост, проглядывали остроконечные ушки, а широко распахнутые, прозрачно-зелёные глаза застыли в последней попытке увидеть окружающий мир.
      Мимолётно скользнув по нему взглядом, Мэтсим вернулся к той, состояние которой волновало его куда больше. Прислушался к слабому, едва ощутимому потоку, толкающему ментаута к девушке, и понял - может она и без сознания, но жива. Однозначно жива!
      Уже не раздумывая, решительным движением отвёл в сторону мешающую ему руку мужчины, приподнял незнакомку, потянув на себя, и снова замер в испуге, осознавая, что совершил что-то непоправимое.
      Ощущение пары исчезло. Совсем. Словно никогда и не было этого нежного стремления защитить ту, что лежала у него на руках и... тихо вскрикнула, сжимаясь от боли. Не ожидавший подобного поворота событий Мэт ослабил объятия, позволяя ей скатиться на пол.
      - Дихол! - застонав, девушка неловко приподнялась, насколько позволяли связанные руки. - Ты кто такой? - синие глаза с подозрением уставились на растерянного спасателя. - Где Рон? - оглянулась, замечая, наконец, и других участников драмы. В первую очередь тех, которые массивными тушами возвышались рядом, практически упираясь в потолок и помахивая отростками. Округлила глаза, с трудом сдерживая рвущиеся из груди восклицания, ограничившись лаконичным: - Что происходит?! - пересиливая боль и дискомфорт, попыталась подняться на ноги.
      - Кто такой Рон? - помогая ей это сделать, брюнет предпочёл заняться выяснением обстоятельств, а не ответами на вопросы. - Потерпи, - повернул к себе спиной зашипевшую на него шатенку, освобождая её от пут.
      - Пилот, - коротко бросив, та принялась растирать запястья. Опустила взгляд и задохнулась, увидев лежащее в её ногах тело. - Сволочь! - неожиданно сильно пнула, вскрикнув от боли, пронзившей бедро, и едва не упав. - Скотина! - выругалась снова, сквозь слёзы и уже на плече подхватившего её колониста.
      - Это он? - не понял подобного поведения Мэтсим.
      - Нет, - незнакомка всхлипнула, размазывая слёзы по щекам. - Это Лаит. Рарк, - отстранилась, превозмогая боль, и вновь осмотрела помещение. Наверное так и не обнаружила того, кого искала, потому что с беспокойством посмотрела на брюнета: - Найдите его! Помогите! Они же теперь его убьют! Он погибнет! - в очередной раз оказалась в спасительных объятиях, теперь уже по причине того, что пол основательно встряхнуло взрывом.
      Мэт и сам с трудом устоял. Сохранил равновесие только благодаря поддержке предусмотрительно переместившегося ближе Рэдирата.
      - Корабль нестабилен. Навряд ли здесь кто-то ещё остался в живых. Надо уходить, - тревожно щёлкнул ловец, пытаясь осторожно притянуть девушку к себе, чтобы спрятать в сплетении отростков. Однако та истерично взвизгнула, отталкивая щупальца, и отпрыгнула в сторону. Не удержавшись на ногах, упала на тело рарка и, не долго думая, вырвала из его руки бластер, направляя на "спрута".
      - Я никуда не пойду, пока не найду Рона! - теперь подрагивающее дуло смотрело в сторону Мэтсима.
      Лина, до этого с волнением наблюдавшая за разворачивающейся у неё на глазах драмой, бросилась к ней. Даже Фел не успел её удержать. Впрочем, реакция ловца была куда более молниеносной, поэтому ещё до того, как девушка оказалась рядом с эмоционально-нестабильной незнакомкой, оружие уже было вне досягаемости.
      - Не переживай! Всё обойдётся. Мы не улетим и обязательно его отыщем, - Ангелина обняла ошарашенную шатеночку за плечи, чтобы поднять и увести в сторону от раздражённого подобным поведением Рэда. - Ты только объясни, как Рон выглядит?
      - Как человек, - волнуясь, та начала говорить быстро и отрывисто. - Высокий. Сероглазый. Чёрный комбинезон. Синие вставки. Седой. Он намного старше меня.
      Почти не слушая, просто наблюдая за сбивчиво изъясняющейся девушкой, Мэт лихорадочно пытался разобраться в причинах странных изменений восприятия. Должно же быть объяснение. Должно! Может его пара вовсе и не она, а он?
      Колонист осмотрел недвижное тело, зацепившись взглядом за перстень с крупным, прозрачным камнем, почему-то повёрнутым к внутренней стороне кисти, а не тыльной. Реат? Если так, то... Мэтсим едва не застонал, сообразив, насколько был глуп. Этой рукой рарк удерживал девушку, и в эти моменты кристалл касался её тела. Иногда кожи напрямую, иногда через одежду, но этого оказывалось достаточно. Потому-то ощущение пары и было так нестабильно, всё время теряясь и возвращаясь, едва реат снова оказывался с ней в прямом контакте!
      Быстрым движением Мэт присел возле трупа и снял кольцо, спрятав его в карман. Да, он больше не чувствует непреодолимой, сжигающей душу потребности всегда быть с этой девушкой рядом, но он точно знает, что это она. Теперь главное - действовать правильно и не торопиться.
     
      - Поторопитесь! - сердито прищёлкнул Рэд, и ближайший ко мне ловец сделал движение навстречу.
      Поняв, что сейчас ситуация "шокируй спрута", однозначно повторится, я закрыла рот девушки ладонью, прижимая её другой рукой к себе. Не нужно, чтобы ловцы нервничали, у них и так забот хватает.
      - Не бойся, - успокоила ощутимо напрягшуюся девицу, когда взметнувшиеся щупальца, подняли нас над полом. - Так безопаснее, - оказавшись в переплетении конечностей, ослабила руки, надеясь, что в себя незнакомка пришла в достаточной степени, чтобы свои действия контролировать.
      Несколько секунд она ещё бросала напряжённо-тревожные взгляды на меня, мужчин, столь же беспрекословно позволивших Рэдирату проделать аналогичную процедуру с собой, на третьего ловца, который остался без ноши и теперь легко скользил впереди, потом чуть расслабилась, сосредоточившись на маршруте.
      Судя по тому, что разрушений и трупов становилось всё больше, двигались мы в правильном направлении. Не знаю уж, что именно заставило таинственного Рона действовать столь жёстко и безжалостно, да только оставаться незамеченным явно не входило в его планы. Узнать бы причину! Вот только сейчас расспрашивать шатенку я не рискнула. Она и так находилась на грани срыва. Вон как судорожно вцепилась в удерживающее её щупальце, впиваясь глазами в каждую фигуру на полу!
      В отличие от неё, моё внутреннее напряжение, которое я ощущала всё это время, куда-то ушло, оставив после себя лишь нервное возбуждение от осознания двух вещей. Того, что мы пока не в безопасности, и того, что неуловимая гипотетическая пара брата всё же нашлась. Я ни на мгновение не усомнилась в том, что именно заставило его рисковать всем, чтобы попасть на этот корабль. Ощущение пары для ментаута самый сильный стимул, напрочь отключающий всё желания кроме одного - закрепить связь. Удивительно, что братик удержался, хотя девушка столько раз была от него так близко! Любопытно, где она носит реат?
      Вопрос, конечно, был чрезвычайно занимательный, да только окружающая обстановка отнюдь не располагала к тому, чтобы я получила на него ответ. Задымление стало сильнее, взрывы, сотрясающие корабль чаще, а мы уходили в него всё глубже. Сомнение в том, что я поступила правильно, пойдя на поводу у паникующей девушки и фактически заставила всех отправиться на поиски пилота, с каждой секундой росло. Занервничала ещё больше, когда Рэд оказался рядом и я поймала тревожный взгляд мужа. Глупое, ох, какое опрометчивое решение я приняла! Может, назад?
      Решилась, а сказать не успела. Наша кавалькада оказалась в огромнейшем расширении, в центре которого завис ощерившийся длинными иглами жуткий агрегат, пульсирующий строго в такт далёким взрывам, теперь уже совсем частым. Узкие дорожки вели к нему от периметра и на одной из них, присев на корточки спиной к нам, в напряжённой позе замерла фигура в чёрно-синем комбинезоне.
      - Рон! Не надо! - вскрикнула шатенка, выдираясь из своего живого убежища и царапая жёсткую, коричневую кожу, сжавшего её сильнее ловца. - Пустите! - заплакала, когда у неё ничего не получилось.
      Мужчина оглянулся. Изумление в его взгляде сменилось радостью. Он развернулся и даже пару шагов к нам сделал, а потом...
     
     
      Окончание (ещё 3 главы и эпилог) можно найти здесь
     
--------------------------------
     
     ГЛОССАРИЙ
     
     Бионты (рекомбинанты) - аналоги пары высшего ментаута. Физические копии с незначительными генетическими изменениями морфотипа (внешнего облика). Ментальнозависимые от низшего ментаута, т.к. связь со своим "оригиналом" и восприятие себя, как индивидуальности у них полностью отсутствует. Функции в колонии - рабочие.
     Криатл - межзвёздный корабль для погружений в гравитационные туннели.
     Кротовая нора - гравитационное искривление, соединяющее между собой две неискривленных области пространства. Расстояние между её входом (чёрной дырой) и выходом (белой дырой) изнутри, обычно короче, чем расстояние измеренное снаружи (иногда с точностью до наоборот).
     Низшие ментауты (репликанты) - в ментальности являются энергетическими двойниками высшего ментаута, связанными с ним общим сознанием (при фиксированных полях). В физическом мире имеют незначительные изменения морфотипа (внешнего облика) высшего ментаута. Функции в колонии - контроль жизнедеятельности бионтов.
     Реат - кристалл, усиливающий процесс перераспределения ментальной, первичной и вторичной энергии между организмами, пространством и подпространством.
     Сингулярность (гравитационная) - точка в пространстве-времени под горизонтом событий чёрной дыры, через которую нельзя продолжить геодезическую линию.
  Синхро-канал - подпространственный тоннель перехода, позволяющий перемещать объекты на большие расстояния. Скорость прохождения по каналу высокая. Длительность перемещения для внешнего наблюдателя и для перемещаемого объекта одинакова. Локация тоннеля лучевая, что позволяет точно идентифицировать конечную точку выхода.
     Трипслат - комбинированный материал (вещественно-полевой структуры), обладающий упругостью, прочностью, избирательной прозрачностью и практически полной устойчивостью к внешним воздействиям.
     Флёр - механизм формирующий подпространственный микроканал, соединяющий разные точки пространства на небольшом удалении друг от друга. Минимум удалённости - пятьсот метров, максимум - десять тысяч километров. Скорость прохождения по каналу высокая. Длительность перемещения для внешнего наблюдателя и для перемещаемого объекта одинакова. Локация тоннеля лучевая, что позволяет точно идентифицировать конечную точку выхода.
     Юнит - техническое устройство для индивидуального использования, формирующее виртуальные экраны с пространственно-сенсорным управлением и обеспечивающее взаимодействие с другими юнитами.
     
     
     No Эль Бланк, 2016
     

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"