Белоусова Светлана Витальевна: другие произведения.

Звёзды Зажигаются Сегодня. Часть Первая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новое время и старые ценности...Настоящие, ради которых главная героиня готова жертвовать собой. Ода женщине и любви, которая, несмотря на трагичесике испытания судьбой, почти вынужденный выезд за рубеж как следствие убийства мужа, способна побороть разочарования, взять на себя обязательства и компромиссы, чтобы в конце концов встретить то единственное и настоящее чувство - истинную ЛЮБОВЬ. Роман о любви, верности, дружбе. О том, как даже вдали от Родины русский человек, не меняет своих взглядов и не изменяет своим ценностям, приобретает новый опыт жизни иного уклада, изнутри сталкивается с устоями "западной" культуры, с юмором и присущей ей наблюдательностью отмечает различия в воспитании и восприятии окружающих, традициях другой страны. События разворачиваются в Испании и России в середине девяностых- начале 21 века.

Светлана Белоусова Slaviane@gmail.com Звезды зажигаются сегодня Романтический детектив Часть Первая Крах мечты Услышав в трубке голос Вадима, Марина удивилась. Брат мужа даже не приехал на их свадьбу, сославшись на очередные сопли до локтей и даже пяток у двойняшек Сашки и Машки, звонил редко и почти всегда разговаривал только с Костиком. Казалось, что он и Светлана были первыми и единственными на свете родителями двух маленьких детей, с которыми невозможно строить планы на личную жизнь. Понятно, что с появлением малышей в семье одновременно существенно сокращается личная свобода родителей, но не до такой же степени!
  Марина и Костик, живущие на два города, две столицы, и маленькая Ника, как-то умудрялись устраивать свою жизнь и не позволять памперсам и детскому питанию сводить на нет собственные интересы. Они уже дважды съездили за границу, в Швецию и Испанию, причем второй раз с Никой; ходили по гостям, с большим удовольствием принимали у себя друзей и не жаловались на частые детские простуды и разбитые коленки, отнимающие время и силы...
  - Марина, случилось несчастье, - прохрипел Вадим. Тебе срочно надо вылетать в Москву... Это Костя... Он умер... Погиб...
   В глазах поплыло и стало темно. Она пришла в себя от слишком сильных гудков в самое ухо от повешанного где-то за сотни километров телефона. C трудом дотянулась до аппарата, чтобы повесить трубку.
  - Костик! Этого не может быть! Он не может...Нет...Не сейчас...
  Она зажмурилась, тряхнула головой, старалась не впускать в себя страшную новость, отогнать ее подальше. Попыталась закричать, но от внезапно накатившего спазма в желудке, не смогла даже разреветься. Марина сползла по стене на пол и закрыла лицо руками.
   Телефон снова зазвонил.
  - Ты в порядке? Прости, - снова заговорил Вадим.
  - Вадик, Господи! Да что случилось? От чего он умер?!
  - Солнце, я толком ничего не знаю. Мне позвонил Мишка Беркутов, сказал, что Костик и Сашка Щукин договорились встретиться на объекте, который им и их московским партнерам предложили на хороших условиях. Щукин выехал раньше к Нотариусу, а Костик - прямо на объект. Лил сильный дождь, в Москве дожди идут весь июль... и навстречу выехал Камаз. Он снес всю левую часть Костиного Вольво и протащил машину на 150 метров вперед... Есть свидетели, пара пенсионеров, чудом избежавшие столкновения. Ехали на Жигуле следом за Костей. Говорят, что долго провозились с его мобильным телефоном, не знали, как с него позвонить в Скорую. Хорошо, что Сашка его набрал. Старики ответили на звонок... в общем, ужас! Я тебя встречу, позвони, каким рейсом ты вылетаешь...
  
   Папина дочка
   В свои почти три года Ника разгадала главный секрет воспитания - делай, как взрослые и не ошибешься. С неподдельным энтузиазмом девочка имитировала движения матери, пытаясь разглядывать фотографии, которые та разбросала по ковру.
  - Папик! Мама! Ника! Папик! Буличка! - маленький пальчик с розовым ноготком водил от лица к лицу знакомых и таких любимых членов семьи...
  - Деда! Папик! Папик! Ника! - она с восторгом взвизгнула, вцепившись в большую фотографию, сделанную в Порт Авентуре два месяца тому назад в Испании.
  - Котенок, осторожно, а то порвешь... Можно, я посмотрю? - Марина ласково погладила кудряшки дочери и потянула за край действительно удачной фотографии.
  -Дарррю! - Ника, поздно научилась выговаривать букву "р", и теперь все слова, содержащие эту букву, раскатывались в воздухе словно звуки пролетевшего реактивного самолета. С таким усердием ребенок наслаждался своим талантом правильного произношения. Она обожала одаривать своих близких. Это они с папиком придумали такую игру. Она была его Королева, а он - покорный слуга, который бросался выполнять самые невероятные капризы своей госпожии. Девочке же очень нравилась роль. Еще бы! Она могла одаривать отца мамиными сережками и дедушкиными именными часами, своей любимой сандалией (вторая пара куда-то делась) и пустым флаконом от бабушкиного парфюма. Дарила от сердца... и тут же забирала все обратно на правах Королевы...
  - Я дарррю! -настаивала Ника, видя, что Марина задумалась и совершенно не обращает на нее никакого внимания... - Даррю! Даррю! - какое безобразие! Мама же должна непременно благодарить и кланяться...А она молчит и не смотрит на Королеву!
  - Спасибо, родная! Это кто тут?
  - Папик! Папик! - девчушка разулыбалась полным ротиком, обножив беленькие зубки. - Адьос!
  И помахала пухлой ручкой в сторону прихожей.
  После Испании, где Костя измучил Марину, постоянно требуя перевести все подряд, он твердо обещал жене заняться испанским языком, и в знак доброй воли научил Нику прощаться по-испански и говорить последнее "АДЬОС"!
  Они так и попращались три недели назад, когда Щукин позвонил из Москвы ночью, что только что получил информацию по горнизону, где практически все семьи, только что переведенные из Молдовы, согласны на компенсацию, которую предложила фирма. Косте нужно было срочно вылетать, чтобы подготовить договора и провернуть операцию, пока клиенты не передумали или не стали советоваться со "знающими" людьми...
  - Адьос, малышка.
   - Адьос, папик.
  Релакс после испанской поездки был прерван. Костя улетел в Москву, как обычно, практически не звонил из-за сумашедшей занятости, и вдруг погиб в нелепой аварии...
  
   Бизнес по-русски
   Марина любила испанский язык с детства. Любила, понимала, обладала необычным чувством языка и говорила без акцента. Еще бы! Когда новый управляющий испанской фирмы по окончании переговоров похвалил ее уровень знания языка в присутствии почти пятисот участников конференции, щеки вспыхнули. Костя как раз приехал за ней и тихонько проскользнул в зал, где она синхронно переводила в течение четырех часов... Зал заапладировал, она смутилась. Костя тоже хлопал и улыбался.
  Они тогда проговорили всю ночь. Строили планы, занимались любовью, снова мечтали... Если она все-таки примет предложение от испанской компании A&B на должность переводчика-референта генерального директора, ей часто придется уезжать в Испанию. Если повезет, они смогут иногда ездить втроем, совместив полезное для Марины и приятное для Костика и Ники. Муж был в восторге от такой перспективы и всячески ее поддерживал.
  У Костика тоже дела пошли в гору в Москве. Российская столица словно проснулась после долгого летаргического сна. Криминал конечно отпугивал инвесторов, но работы было непочатый край и среди своих. Массовые увольнения и демобилизация из Вооруженных Сил офицеров привели к тому, что появилась целая армия риэлторов, специализирующихся на обналичивании жилищных сертификатов военных. Друзья Кости, используя свои контакты, первыми узнавали о планах временного переселения офицерских семей из некогда дружественных стран рухнувшего Варшавского договора в отдаленные гарнизоны. Еще недавно престижные назначения менялись на временные убогие квартирки, которые после демобилзации или сокращения также нужно было осовбождать. В период хаотическогй приватизации генералы из Министерства Обороны быстро сообразили, что можно заработать, перепродавая гражданским лицам и фирмам целые военные городки, из которых выезжали демобелизованные офицеры.
  Чтобы решить в кротчайшие сроки набухающий "квартирный вопрос", новоиспеченные отцы отечества придумали ловкий трюк, который позволял им быстро обогащаться, одновременно снимая остроту проблемы. Взамен освобождаемого жилья, демобилизованным офицерам выдавались жилищные сертификаты на сумму значительно ниже рыночной стоимости аналогичной жилплощади. И самое ужасное, что обналичить это сертификат офицеры не могли, только расплатиться им в сделке за куплю-продажу новой квартиры. Команда Костика Заславского придумала гениальный ход - обналичивание военных сертификатов через продажи военным объектов недвижимости по завышенной стоимости. Если, предположим, квартира, которую хотела приобрести офицерская семья, стоила миллион рублей, а сертификат был выдан всего на половину этой суммы, то при подписании купчей наличными вручалась вторая половина плюс процент за "обналичивание". Фактически Заславский вынуждал людей переплачивать за вновь приобретенное жилье, ибо сертификат, выписанный максимум на шесть месяцев, быстро обесценивался. Брошенные на произвол судьбы тем самым государством, которому прослужили долгие годы, офицеры готовы были за любые деньги купить квартиры, чтобы не оставить семью на улице.
  Оказались в центре событий, партнеры Костика зарабатывали большие деньги на приватизации освобоженных объектов военного строительства, выкупая целые воинские части и превращая их в плацдарм для будущего элитного сторительства комплексов по западному образцу. Таким образом, они дважды нагревали руки на одной и той же афере.
  Насколько рискованным или до конца законным был этот бизнес, Марина не знала. Иногда слышала, как Костя отчаянно спорит с кем-то из Москвы, требуя гарантий безопасности, но, повесив трубку, выражение его лица из хмурого или озабоченного снова превращалось в приветливое, и он возвращался к своим любимым девчонкам - жене и дочери.
  Марина никогда не сомневалась в словах мужа. Ей только казалось иногда, что он ей не все рассказывает. Верным признаком сложностей или неприятностей были образцово-показательные ужины, которые готовил Костик после очередного возвращения из столицы, часами запираясь на кухне. Даже дочь не протестовала на этот счет, требуя внимания и личного присутствия на кухне. Папик был для нее словно волшебник, превращающий некрасивую свеклу во вкуснейшее пюре с изюмом и грецкими орехами. Изюм и орехи Ника терпеть не могла, а вот те же самые инградиенты в исполнении любимого папика были настоящим объедением!
  Марина и Костя Заславские поссорилась за годы знакомства и совместной жизни всего один раз. Даже не поссорилась. Ссориться или сердиться на Костика было невозможно. Он всегда умел подобрать нужные слова, имел комплимент для всех женщин из окружения Марины, ее мамы, младшей сестры, подружек. Этакий болтун и говорун. Однако, начав зарабатывть деньги, буквально на глазах превратился в молчуна, то есть интроверта, как сейчас модно говорить. Каждый раз, возвращаясь из Москвы с деньгами и подарками, он не радовался, а как-то мрачнел, но говорил, что это усталость.
  Как-то Марина все-таки настояла на откровенном разговоре, и тогда Костя совершенно серьезно ей сказал:
  - Не бойся, солнышко моё! Всё нормально, правда. Просто сейчас я использую тот вакуум, который образовался в нашем законодательстве, и обвинить меня в незаконной деятельности невозможно.
  - Костик, а если законодательство изменится, что тогда с тобой может случиться? - взволнованно спросила Марина.
  - Ну, если уж очень прижмет, у нас всегда в запасе и на самый крайний случай будет возможность уехать заграницу, например, в Испанию. Там мы с тобой точно не пропадем! Правда, моя прекрасная сеньора? - рассмеялся и наигранно чмокнул жену, чтобы снять напряженку.
  Они помолчали, и Костя продолжил:
  - Не волнуйся, я сделаю всё, чтобы ты жила спокойно и уверенно. Я обо всем позабочусь. Верь мне только, пожалуйста...
  
  ...Рев Ники прервал воспоминания... Малышка все-таки порезалась краешком очередной фотки, с которой так широко ей улыбался любимый папик...
  - Папик, плохой! - рыдала Ника и шлепала фотографии. И мама плохая! - и ударила Марину по губам...
  - Бедняжка ты моя...ну, не плачь, давай мама подует, поцелует, покалдует...и все пройдет. А? Уже не больно, обидно конечно...но уже не больно...
   В комнату прибежал абсолютно белый кот по кличке Макс. Еще час назад ему надоело наблюдать за кучей непонятных бумажек, разбросанных на полу, с которыми нельзя было поиграть, и он гордо продефелировал в маленькую комнату на подоконник, откуда наблюдал за скачущими по веткам птичками...
  - Смотри-ка. Максютка прибежал нашу девочку-припевочку пожалеть!
  Кот, будто понял, что сказала Марина, и лизнул Нику в нос. Девчушка сморщилась и рассмеялась...
  
  Смерть в гостях
  Kостик умер сразу...
  Так Марине сказали. Не стали показывать изуродованное тело, практически никаких личных вещей не отдали... Упомянули лишь, что если бы не документы и не его машина, идентифицировать труп по внешним признакам было бы невозможно. Ни за что! Часы на правой руке были раздавленны, а левая рука - оторвана. Зачем-то спросили, носил ли Костик какие-нибудь драгоценности. Вопрос был неуместным. Какие драгоценности? Только обручальное кольцо, которым он очень дорожил, и на внутренней стороне которого было написано НАВСЕГДА. Такое же он подарил Марине, с аналогичной надписью. В кровавой каше кольца-то как раз и не было... Пощадили, одним словом... зачитав полный список увечий.
  Потом был шквал вопросов, связанных с его работой. Но на них Марина толком не смогла ответить. Знала только, что его партнерами были бывшие сокурсники по военному училищу, Беркутов и Щукин, а больше она ничего сказать не могла. Следователь Орловский сочувственно и терпеливо ждал, пока она соберется с мыслями. Новая порция вопросов казалась обезумевшей от горя женщине еще более абсурдной и не имела отношения к делу. Однако Орловский настаивал, пытаясь помочь вспомнить то, о чем Марина не имела понятия, неуклюже хлопал ее по плечу.
  - Вы настоящий молодец... Эээээ, в смысле настоящая... Вобщем, держите себя в руках. Ну, все-таки скажите, неужели ваш муж никогда и ни о чем вам не рассказывал? Не называл фамилий московских партнеров, не делился страхами или сомнениями. Может быть, ему кто-то угрожал?
  - А почему и кого Костя должен был бояться?
  - Ну, бизнес - это такое нынче дело. Большие деньги - большие риски.
  Марина смотрела на него и молчала.
   - Скажите, Марина, а фамилия Белокуров, Павел Белокуров, Вам о чем-нибудь говорит?
  И снова повисала пауза в ожидании, когда Марина вспомнит детали.
  - Нет, никогда не слышала об этом челоеке. А это кто?
  Она мысленно спрашивала себя: "Боже мой, какая разница? Зачем ему все это? Ведь самое главное, что Костика нет, а Орловский задает и задает какие-то вопросы!"
  - Видите ли, мой муж не зарабатывал очень уж больших денег, - она неуверенно пыталась отбиться от своего мучителя.
  Орловский что-то записывал в блокноте, решая про себя, наивна ли молодая вдова и действительно думает, что заработки мужа соответствовали среднестатистической зарплате рядового россиянина и носили исключительно законный характер, или просто хорошо играет? Мда, занятная дамочка.
  
  Pодня
  На похороны в Питер года собралось порядка 100 человек. Свекровь, правда, пыталась настаивать на захоронении под Москвой, но тут вмешалась мама, и все встало на свои места.
  Свекр, худощавый, но жилистый мужик-работяга, как истинный представитель российской глубинки, благодаря сыну, перебравшийся в столицу, повадок своих не менял. Пил по любому поводу и по-многу. Но знакомство с питерской сватьей - матерью Марины, изменило его жизнь. От души отпраздновать свадьбу сына, Николай Константинович готовился к мероприятию серьезно. Накануне торжества спрятал за цветочнымы горшкам по рюмке самогонки, привезенной из деревни. Тошнотворный запах забродившей карамели поплыл по комнатам. Когда рука потянулась за цветущий, словно по заказу, декабрист, над ухом раздался спокойный ровный голос:
  - Николай Констанитинович, ну разве можно так? Вы всех здесь отравите. А сыну-то за вас как стыдно будет!
  Николай Константинович замер, а потом виновато поглядел на Елену Владиславовну, мать Марины. Его крикливая супруга уже бы устроила драку. А эта женщина смотрела на него ласково и обращалась к нему с уважением. Тогда он впервые добровольно отказался от перспективы напиться до беспамятства...
  Обычно смирный и покорный своей буйной половине с громким голосом, после гибели сына, Николай Константинович проявил настоящее мужество - поддержал питерскую родню по поводу места захоронения Костика, за что и получил тяжелую оплеуху...
   "Даже в таком страшном горе она остается гром-бабой," - думала Марина, наблюдая за свекровью.
  
  Нет слез, нет слов
  Марина не плакала, совсем. Она просто не верила в то, что с ней происходит... Костика, или то, что от него осталось, хоронили в закрытом гробу... На крышку поставили его фотографию, которую Марина заказала увеличить после Испании. Светловолосый. Зеленоглазый. Как голливудский актер, загорелый. В рубашке и шортах, которые купили в Барселонском суперсторе La Roca Village, он был особенно хорош. Когда Марина принесла уже увеличенную фотографию из Кодака, он внимательно рассмотрел свое изображение, будто не верил, что это он и есть. Вдруг обнял Марину сзади и тихо сказал ей:
  - Я никогда бы не стал таким, как сейчас, если бы не ты! Я даже не думал, что смогу когда-нибудь так любить. Чтобы я ни делал, мысли мои о тебе. Все, что я делаю - для тебя, и это будет наш секрет. Я так тебя люблю, что иногда мне страшно, что счастье имеет срок годности. Если ты меня разлюбишь, я умру!
  Марина удивилась такому внезапному проявлению чувств мужа, ничего тогда ему не ответила, только потерлась своей щекой об его. А надо было бы ответить про типун на языке!
  
  Периодически подходили подруги, целовали, гладили по голове, говорили слова утешения... Она не слышала. Было много мужчин, которых Марина видела впервые. B основном, москвичи, те, с кем у Костика, Беркутова и Щукина были только деловые отношения. Они тоже подходили, жали руку, иногда даже до боли в локте, и тоже говорили что-то про Костика и про помощь, и про то, что в случае чего...
  Облокотившись на раму открытой двери на балкон, стояла девушка. Марина не обратила на нее внимания, пока та не повернулась, и их взгляды не встретились. Марине показалось, что глаза незнакомки заблестели. Она, как и Марина, была одета в черное платье, только с короткими рукавами. Наверное чуть постарше, хотя великолепно сложенная. Золотистые волосы убраны в кичку сзади, как у балерины...
  Лена Филимонова, лучшая подруга Марины, приехавшая на похороны из Хельсинки. подошла к Марине, обняла за талию.
   - Смотри-ка, похожа на актрису, - заметила Марина.
   - Наверное приехала с кем-то из Москвы, я спрошу, - с готовностью ответила подруга и исчезла в толпе.
  Незнакомка дернулась, было, навстречу Марине, но в этот момент, как из воздуха, появился свекр, засуетился около Марины и увлек ее за собой к столу. Марина оглянулась. Может быть, незнакомка хочет ей что-то сказать? Но с девушкой уже разговаривала Лена. "Ну, и ладно. Если что-то важное, Лена потом ей расскажет."
  Марина задыхалась в этой угнетающей обстaновке, где все говорили друг с другом приглушенными голосами. Она побыла еще немного, а потом, извинившись, уехала к бабушке, чтобы ночевать вместе с дочкой. Ника не понимала, где все ее родные, и почему любимый папик не приходит к ней играть и не звонит по телефону, как это делал всегда, когда она ему говорила "Адьес"...
  
   Ветер перемен
   Полгода пролетели незаметно. Марина с Никой перебрались в родительский дом, где все, казалось, напоминало о прежней жизни, еще до замужества Марины, но внутри что-то надломилось, оборвалось навсегда.
   За прошедший период Марина заметно изменилась, осунулась, черты лица заострились. Несмотря на работу в испанском представительстве, которая в основном заключалась в организации приема испанских фирмачей и их сопровождение на встречи с потенциальными покупателями, она пару раз съездила в Финляндию, в гости к Лене Филимоновой. Но грусть, отрешенность во взгляде, не отпускали.
  Накануне новогодних праздников отец, не в силах больше наблюдать за тем, как дочь таяла на глазах, превратив визиты на кладбище едва ли не в смысл жизни, купил ей и младшей сестре Анюте путевку в Испанию.
   - Мариша, проветритесь, отвлекитесь, опустошите с Анюткой магазины западной Европы! - мама не знала, какие аргументы еще можно использовать, чтобы дочь хоть немного воспряла и проявила интерес к жизни. - О Нике, наконец, подумай, ты и нам, и дочке своей нужна молодая, здоровая, веселая!
   - Хорошо, мамуля. Прости. Вы простите меня с папой, ладно? - Марина понимала, как переживают родители.
   Младшая сестра кинулась собирать чемоданы. Еще бы. Наконец-то и ее отправляют за границу. Классно!
   Прилетев в Барселону, Марина неожиданно встретила Гаспара Апариси, того самого, что прилетал на переговоры в Питер. Коммерческий директор компании возвращался с каникул из Праги в сопровождении очень красивой черноволосой девушки, почти на пол головы выше его.
   - Марина! Вот это сюрприз! Какими судьбами? А эта малышка кто? - воскрикнул, и не дожидаясь ответов от обеих сестер, бросился целоваться в знак приветствия, красивый испанец.
   Анютка засияла, окинув долгим взглядом сверху вниз иностранца, да к тому же такого красавчика. Черноволосая скорчила явно недовольную гримасу, нервно поглядывая то на часы, то на экранчик мобильного телефона.
  - Подожди, детка, это важно для меня, - опередил ход мыслей подруги по-испански Гаспар и направил все свое внимание на Марину.
   "Блин, вечно так. Какая я тебе малышка? У меня сиськи больше, чем у Маринки!" - пробурчала под нос Анютка, закусив пухлую губку и, демонстративно перешагнув через багаж сестры, отодвинула Жердь - так мысленно она назвала красивую и не типично высокую испанку, и отплыла к киоску прессы и всяких сувенирчиков для приезжих.
   - Не поверишь, Марина, а я как раз собирался связываться с тобой в Петербурге. - глаза Гаспара сияли. - Компания ищет человека на должность экспорт- менеджера по Восточной Европе. Я тебя настойчиво рекомендавал Генеральному.
   - Гаспар, спасибо, это так неожиданно, - растерялась Марина.
   - Скажи, как долго ты пробудешь в городе? Где останавливаешься? Давай я подъеду и покажу тебе город!
   - Э, Сэр, пардон, Сеньор, я тоже тут, или Вы меня не видете? - зло съязвила Анютка. - У нас бронь в отеле Дипломатик, и меня зовут Анна, я сестра Марины, и мне, между прочим, 16 лет!
   - О, какая большая, самостоятельная девочка. Ой, и очень красивая, - спохватился Гаспар, догадавшись, наконец, какого именного комплимента до сих пор не хватало в его восторженно-спонтанной речи. - Меня зовут Гаспар, я...знакомый твоей сестры и ее будущий коллега.
   - Наконец-то, а то "слона он не приметил", - Анюта победоносно метнула вызывающий взгляд на Жердь.
   Марина укоризненно посмотрела на Анютку.
   - Чтоооооо? - младшая снестра не сдавалась, тем более что ее только что назвали красивой.
   Марина улыбнулась. Наконец-то, первый раз за последние пол года.
  
  
   Стеклянные глаза
   Kогда испанцы формально предложили работу в экспортном отделе в центральном офисе в Барселоне, она даже не стала брать время, чтобы всё взвесить.
  Поставила лишь одно условие, дочка поедет с ней. Если компания так в ней заинтересована, помимо зарплаты, страховки и квартиры, она хочет няню или ясли для ребенка. Луис Варгас Рамбла, Генеральный Директор фирмы A&B тут же согласился.
  То ли компания выделила немалые средства на новое направление, которых хвтило бы и на семерых детей, то ли глядя в красивые и некогда бирюзово-голубые глаза Марины, ставшие в одночасье стальными, почти стеклянными, новый шеф не посмел спорить. Гаспар, который также присутствовал на подписании контракта, тут же отправился звонить в Барселону, чтобы отдать новые распоряжения по поводу подготовки условий Марининого договора.
  На помощь для сборов снова приехала из Финляндии Леночка. Не задавя лишних вопросов, она привезла Марине множество полезных, с ее точки зрения, контактов в Барселоне. Марина автоматически записывала в блокнот имена, телефоны и комментарии Леночки, не совсем понимая, чем эти, совершенно незнакомые люди, могут быть ей полезны. Среди них были клиенты Лены еще по работе в "Интуристе", где обе подруги - студентки факультета иностранных языков - подрабатывали гидами-переводчицами. А также некая женщина по имени Тереза, которая совсем ребенком родителей-республиканцев была вывезена из Испании в СССР. Она долгое время проработала воспитателем детского сада на Петроградской и некогда была дружна с бабушкой Лены...
  - Зачем она мне? - спрашивала Марина.
  - Не отказывайся, дурочка, - говорила Лерочка, - в заграничном хозяйстве тебе многое понадобится. Няней ее наймешь, контракт это предусматривает.
  Наконец, решив все текущие дела, Марина с Никой вылетели в Барселону. В Санкт-Петербурге оставались мама, папа и сестра Анюта в самом разгаре переходного возраста; сданная в аренду шведскому фирмачу квартира, воспоминания о прошлой счастливой жизни, которая внезапно оборвалась...и огромный букет белых роз с надписью на ленте "НАВСЕГДА!" на могиле Костика на Северном кладбище.
  
  
   Синдром "маньяна"* или Обещания по-испански
   Приступая к работе, Марина получила первое задание от коммерческой дирекции - найти в России покупателей на строительные и отделочные материалы, которые экспортное подразделени A&B в больших количествах завозило на свои склады, скупая стоковые партии у заводов-производителей по смехотворным ценам, а потом перепродавало в различные страны мира. Начало строительного бума в России открывало небывалые перспективы продаж. Керамическая плитка, сантехника, аксессуры для ванных комнат, душевые кабины и мини-бассейны, салонная и садовая мебель - русские покупатели открывали для себя совершенно новый уровень комфорта, платили большие деньги, всегда вперед, и практически всегда были довольны. Этот момент надо было использовать. А для этого фирме нужен был бы человек, коммуникабельный и умеющий принимать быстрые решения, одинаково хорошо владеющий и русским, и испанским языками. Марина полностью отвечала требованиям компании. Гаспар, как ответственный за продажи, настоял остановить выбор именно на Марине, несмотря на ее сложные личные обстоятельства.
  Марина попросила шефа не ставить в известность будущих коллег в Барселоне по поводу ее личной трагедии, но, видимо, у испанцев, принято делить все на всех, кроме денег, и, в особенности, делиться информацией, которая считается сугубо конфидициальной. В первый же день работы в офисе Марина пришла с Никой, так как обещание о няне не было выполнено. Будущие коллеги встретили ее сочувственным молчанием, а топ-менеджер долго мялся с ноги на ногу, видимо, соображая, как лучше ее представить сотрудникам... Сеньора или Сеньорита Заславская? Марина представилась сама, заодно поинтересовавшись, где ее рабочее место, и кто занимается вопросами ее устройства?
   - "Маньяна", ( завтра - прим.автора) всё будет сделано, - ответила секретарь и отвернулась.
  Это самое "завтра" длилось полгода.
  Первым неожиданным открытием в Испании для Марины стала колоссальная необязательность со стороны практически всех, кто ее окружал. Условия контракта все еще не были выполнены, хотя прошло шесть месяцев со дня ее прибытия. Няню в результате Марина нашла сама - очень помогли записки и контакты Лены. Также пришлось поменять квартиру, так как та, которую организовала фирма, не имела отопления, а при включенных электрических радиаторах, моментально летели пробки.
  Повальная улыбчивость окружающих, где-то слишком навязчивые тисканья за щеку Ники с возгласами "Ах, какая Куколка! Ах, какая беленькая! А какие глазки!" -приводили Марину в состояние напряжения и вызывали раздражение. Но она всячески пыталась подавить в себе эту, непонятно откуда взявшуюся, агрессию.
  Однако ни в какое сравнение с бытовыми трудностями не шло отсутствие какой бы то ни было ответственности у коллег по работе. Каким бы серьезным не казался промах или невыполненное обязательство, в ответ привычым стало обыкновенное "Мне жаль" и отрешенный взгляд...
   - То ли убить, то ли просто сходить пива попить вместе... Как дети маленькие, ей Богу! - пожаловалась как-то Марина отцу. - Живут по принципу: Слово мое, хочу-даю, хочу - беру обратно. Никто ни за что толком не отвечает!
  - Теплая страна, расслабленная жизнь, привыкай, дочура, это тебе на пользу пойдет. - попытался успокоить Марину отец. - Они же не просто отказываются от своих слов, они же СОЖАЛЕЮТ об этом... Привыкай. Думай о хорошем.
  Причем одинаково "искренне сожалели" о невыполненных обещаниях, данных в Питере, Генеральный Директор компании, сетуя на новизну и массу национальных особенностей российского рынка, и секретарь департамента, оставляя на "маньяна", все срочные поручения Марины.
  Несмотря на трудности в работе, с приходом Заславской в компанию, продажи экспортного отдела выросли на шестьдесят процентов, русская речь в здании центрального офиса перестала удивлять служащих компании. А сами испанцы были искренне удивлены результатам ее работы уже к концу седьмого месяца. Русский рынок превращался в приоритетный, а Марина - в незаменимого человека Восточно-европейского направления.
  
   Кто такой Челябин?
   Kак-то в четверг, когда в отделе никого не оставалось, на включенный свет заглянул коммерческий директор, Гаспар, который в свое время приезжал на переговоры в Петербург, а позже случайно втретился с Мариной в аэропорту.
  - Все еще здесь? Одна? Тебе помочь? - открывая ровные зубы в улыбке, за которую при других обстоятельствах можно было бы простить абсолютно все, поинтересовался Гаспар.
  - Помоги! Надо написать письма в Литву и Молдавию, отправить факсы в Челябинск и Тюмень и ответить на претензию из Ставрополя, - спокойно ответила Марина.
  - Все это надо сделать по-русски? - брови Гаспара смешными домиками застыли на лбу.
  - Конечно, это единственный общий язык всех бывших республик СССР, - неожиданно для себя съязвила Марина.
  - Ты шутишь, да? - заискивающе переспросил он. - А кто такой Челябин?
  - Нет, не шучу. Челябинск - это город за Уралом, - ответила Марина и подняла на него свои бирюзовые глаза.
  - А это далеко? Мы и туда тоже продаем наши товары? - искренне удивился Гаспар.
  Повисла нехорошая пауза. Марина боролась с собой, но месяцы напряжения взяли своё:
  - Гаспар! Ты это серьезно спрашиваешь или шутишь? Я не знаю, какого ответа ты ждешь от меня. Или ты хочешь, чтобы я тебя сейчас обидела?
  -Почему? У тебя есть повод меня обидеть? А что я тебе такого сделал? - недоумевал Гаспар.
   - Что вы все ждете от меня, задавая вопросы, ответы на которые знаете заранее или не хотите слышать неприятных для вас ответов! ...
   Марина сама от себя не ожидала такой реакции, даже прервалась на несколько секунд, будто сама не верила тому, что только что сказала. А затем продолжила спонтанную обвинительную речь. Почти за семь месяцев работы у нее накопилось претензий и накипело на душе. Кроме того, за прошедший период адаптации в Испании она хорошо усвоила, что улыбчивость - еще не есть синоним товарищества.
  Гаспар оторопел и присел на стул, который удачно оказался рядом с входной дверью.
  - Проблемы? - сочувственно спросил он и придвинулся к Марине.
  - Да нет, не проблемы. Это рабочий процесс, который не может идти сам по себе, Гаспар.
  - Хочешь поговорить со мной об этом? - миролюбиво подвинулся еще ближе начальник.
   - Тебе действительно интересно, что я думаю по поводу всего этого? - теперь вверх полетели брови Марины.
  Гаспар закивал. Причем так быстро, что Марина даже засомневалась, а понял ли он, о чем она собирается с ним поговорить.
  - Только у меня к тебе небольшая просьба, Марина. Давай это обсудим где-нибудь в другом месте, уже половина девятого, а я сегодня не обедал...- он скорчил такую гримаску, что Марина невольно рассмеялась.
  Злость прошла, появилось теплое чувство благодарности к этому человеку, который все эти месяцы был рядом, помогал с переездом на новую квартиру, разрешал Марине уходить пораньше и вообще не выходить на работу, когда Ника разболелась после прививки. Он всячески выражал ей свое расположение, а она только холодно принимала эти знаки очевидного внимания. По большому счету его внимание Марине не было нужно. Она в нём попросту не нуждалась. Марина создала себе некое личное пространство, куда вход был запрещен даже по спецпропускам. Казалось, она навсегда отгородилась от внешнего мира, такого солнечного и притарно-радушного...
  - Хорошо, но я должна позвонить няне и попросить ее задержаться до моего возвращения. И ещё пожелать "Спокойной ночи" моей малышке, - сказала Марина, - а ты мне должен пообещать, что в 12:00 отвезешь меня домой.
  - Как Золушку? - улыбнулся Гаспар, но, увидев, что Марина смотрит на него серьезно, поправился: - Как скажешь!
  
  
   Билет в один конец
   "Трагалус" оказался очень элегантным, оформленным в минималистском стиле, рестораном, напоминающим скандинавские интерьеры.
  Нечто похожее Марина видела в Стокгольме, когда впервые поехала за границу с Костиком. Буковые добротные столы, широкие квадратные ножки, красивая посуда кремого цвета. Широченные тарелки на столах, низкие квадратные свечи, настоящие крокусы... захотелось расплакаться, но Гаспар пришел на помощь, шумно представив Марину подошедшему к их столику хорошо одетому мужчину лет сорока.
  - Марина, это мой друг Джузеп, хозяин этого ресторана и еще семи по Барселоне. Очень известный человек, - сказал Гаспар, и лицо его просияло.
  - Мне очень приятно видеть у меня в ресторане такую ослепительную красавицу! Гаспар много рассказывал о Вас, - чуть наигранно, как показалось Марине, произнес, хозяин ресторана.
  - Мне тоже очень приятно, - улыбнулась Марина.
  Они сели за стол.
  - Удиви нас сегодня, дружище!- подмигнув по-мальчишески Марине, попросил Гаспар Джузепа.
  - Доверяете моему вкусу? Рекомендую для начала "фуа гра" домашнего приготовления с малиновым конфитюром, салат из креветок и наше новое фирменное блюдо - равиоли с виноградом и козьим сыром.
  - Потрясающе, - воскликнул Гаспар и снова подмигнул Марине. - Знаешь, здесь готовят потрясающие мидии под секретным соусом.- Заговорщицким голосом продолжил он. Этот рецепт не удается воспроизвести самым известным поварам города. Считается, что в мае, июне, июле и августе, те есть, в месяцы, в названии котороых отсутствует буква "Р", мидии невкусные...это их период размножения...
  Потом тише и более обыкновенно спросил, взяв ее за руку:
  - Тебе хорошо? Может быть, тебе хочется чего-то другого?
  - Нет, все хорошо, спасибо - ответила Марина.
  - Послушай, - приглушенным голосом заговорил Гаспар, подливая в бокал Марины вино, которое сам хозяин раскупорил для гостей и поставил в ведерко со льдом.
  - Я, наверное, должен был быть к тебе более внимательным все это время. Ты не думай, что я не понимаю, как тебе должно быть тяжело здесь. И что со смерти твоего мужа прошло мало времени... но, Марина, ты должна жить и наслаждаться жизнью. Ты очень молодая и очень красивая женщина. Любой мужчина был бы счастлив иметь такую жену! И твоей малышке это было бы на пользу. У девочки должно быть ощущение того, что она не одна на свете, и что не только мама ее любит! - изумление на лице Марины заставило его прерваться.
  - Гаспар, извини, я не понимаю, о чем речь? И причем тут Ника! - не веря своим ушам, сказала Марина.
   - Мы же пришли сюда, чтобы я тебе в спокойной обстановке обрисовала ту ситуацию, которая сложилась в отделе с Россией. Вы попросту говоря, кинули меня на произвол судьбы, не выполнив ни одного пункта нашего договора. У нас так не принято. За свои слова и поступки серьезные люди несут ответственность. Ты меня понимаешь?
  Он кивнул.
  В этот момент за столом, где гуляла шумная компания, состоящая на две трети из ярко-одетых и очень накрашенных девиц, Марина четко услышала нецензурную брань на родном языке. От неожиданности она вздрогнула.
  - Что с тобой? - спросил Гаспар.
  - Да нет, ничего, показалось...
  - Что тебе показалось? - не понял он.
  - Мне кажется, что за тем столом, сзади тебя сидит русская компания...
  Гаспар развернулся. В этот момент трое мужчин очевидного славянского типа, в золотых цепях и рубашках от Версаче, растегнутых до середины живота, встали, чтобы по-гусарски выпить за дам. Довольные дамы запищали и заапладировали, громко чокаясь своими бокалами друг с другом. Один из молодцов, опракинув стопку, тряхнул головой и случайно встретился взглядом с Мариной.
  Она побледнела, Гаспар обернулся, следуя ее взгляду, но чтобы отвлечься и отвлечь внимание Гаспара, Марина тоже тряхнула головой, будто бы отогнала навождение, подвинулаясь к нему поближе и продолжила.
  - Так вот. Я не жду от вас подачек, а также не хочу, чтобы за каждую удачную сделку вы меня благодарили. Это моя работа. Но пойми, я не могу все делать совершенно одна. Я понятно излагаю?
  Он снова кивнул, и не моргая, смотрел на Марину.
  - Я одна делаю работу четырех человек, хронически не успеваю, отвлекаюсь на мелочи, которых так много, что не хватает времени на решение важных, с расчетом на будущее, задач. А ваша секретарь считает возможным сомневаться в приоритетности моих просьб. Скажите мне открыто, что российский рынок для вас - это не перспектива роста, а так, чтобы иногда похвастаться в компании приятелей, что отправляете ваши товары в такое место за Уралом, название которого ты пытаешься выучить полгода!
  - Марина, мне очень жаль... Но русский язык очень трудный, - примирительно смущенно заулыбался Гаспар.
  - Вот именно! Тебе снова только жаль! А что дальше? Так и будете расшаркиваться друг перед другом и жалеть о том, что не произошло, да?
  - Нет, но я готов обсуждать с тобой все возможные альтернативы!
  - Гаспар, нет альтернатив и нет необходимости в пустых никчемных разговорах. У меня скоро истекает контракт, найди мне замену, и я вернусь в Россию! Я не хочу жить в этой стране. Я устала, соскучилась по родным, и мне надоел ваш пофигизм. Ты уж извини, но даже солнце, которое для меня просто спасение от аллергии и простуд, уже давно не радует, а иногда просто раздражает.
  Марина вроде бы ничего такого не сказала, чтобы лицо Гаспара скривилось в ужасной гримасе, и он, еле шевеля губами, вдруг произнес:
  - Ты не можешь уехать в Россию. Нет, только не это! Там холодно и мафия, а я тебя люблю, и умру, если ты вернешься в Петербург! Выходи за меня замуж, я удочерю Нику, я уже ее люблю, а тебе найму целый отдел, который будет беспрекословно тебе подчиняться! Или поехали со мной в Валенсию. Мой отец выходит на пенсию и зовет меня возглавить его бизнес. Там начинается бурное строительство на побережье, мы можем вместе этим заниматься, я разделю с тобой то, что имею. Ты будешь богата. Только не уезжай!
  В его глазах вдруг появилась такая тоска, что Марина невольно осеклась. Прилив давно забытого ощущения тепла и одновременной досады, исходивших от этого красивого мужчины заставили ее по-другому посмортеть на ситуацию. Смысл только что произнесенных слов наконец дошел до ее сознания. Она растерялась... Снова посмотрела в глаза Гаспару. Он сидел напротив, не шелохнувшись. Даже когда официант принес и стал шумно расставлять закуски и подливать вино в нетронутые бокалы, он не пошевелился.
  В этот момент парень в цепях из-за столика в углу встал и прошел мимо Марины и Гаспара, задев, не извинившись, стул, на котором неподвижно сидел Гаспар. Марина мельком взглянула на проходящего мимо парня. Он, не отрываясь смотрел на нее, и прошел мимо к туалету. Марина снова посмотрела на Гаспара.
  - Ты это серьезно, Гаспар? - прервала она его молчание.
   Внезапно столик превратился в необитаемый остров в океане, казалось, что даже галдеж посетителей за соседними столиками куда-то исчез.
  - Абсолютно. Я не могу тебя винить в том, что ты никогда не обращала на меня внимание как на мужчину. Что ты воспринимала мои знаки внимания как автоматическое выполнение условий договора. Я сам знаю, что никогда не пытался к тебе даже подойти с таким вот предложением или, если частно, я каждый раз смотрел на ту фотографию твоего мужа, которую ты держишь на столе...Я ревновал и просто очень боялся получить отказ. Что бы я тогда делал? Но если ты всерьез планируешь уезжать, я не могу этого допустить. Я влюблен в тебя с того дня, когда шеф нас представил.
  - Послушай, Гаспар...- нетипично медленно для себя почти по слогам выговорила Марина.
  - Нет, это ты меня послушай, - нервозно перебил ее Гаспар, - моё предложение совершенно серьезно. Я люблю тебя, и я хочу, чтобы ты взвесила все, что я тебе скажу.
  Марина глотнула вина.
  - Что у тебя в Петербурге? Одни воспоминания... А прошлым жить нельзя! Это неправильно! Ты же не можешь что-либо изменить, и мужа не вернешь. Он умер, его больше нет!
  Марина молчала и изумленно слушала Гаспара. Он с пафосом продолжал:
  - Семья... Я понимаю, но ты же не вернешься домой к родителям... А я готов к тому, что ты меня не любишь сейчас. Но ведь ты обо мне и не думала раньше, потому не могла решить, нравлюсь я тебе или нет, - он улыбнулся и поправил красивые вьющиеся волосы.
  Марина смотрела на него во все глаза, не веря в этот крик души... На работе он был всегда уверен в себе, понимая, как красив. Краем уха она иногда улавливала разговоры о том, каким небывалым успехом у женщин пользуется Гаспар, часто бросая своих подружек в самый неожиданный для тех момент. Слушая его сейчас, невольно вспомнила и поняла, что антипатию женской части офиса она заработала именно тогда, когда он всецело посвятил ей свои выходные дни, помогая с переездом... Значит, какая-то красотка осталась сидеть в ожидании звонка необязательного кавалера. Такие мысли развесилили Марину. Гаспар интерперетировал ее улыбку по-своему. Былая храбрость вернулась к нему, и он предложил тост:
  - Давай выпьем за новый этап в твоей жизни, который превратится из черно-белого документального фильма в цветную романтическую комедию...За твой билет в один конец, навстречу счастью.
  В этот момент светловолосый парень прошел обратно к столику, где гуляла шумная компания, наклонился к своему приятелю и что-то зашептал тому на ухо.
  
  
  Вино и чувство вины
  ...Проснувшись внезапно, Марина резко села на постели.
  - Ой, где я?
  Рядом с таким же недоумением сел Гаспар, протер глаза, зевнул и потянулся к часам, снятым ночью, чтобы посмотреть, который час.
  - Без пятнадцати восемь.
   Она сообразила, что совершенно раздета и снова натянула на себя простынь, резко повернулась к Гаспару:
  - Отвези меня домой, как можно быстрее. Я никогда не оставляла Нику так долго, она будет переживать и плакать.
  Не сказав ни слова, а только кивнув, Гаспар встал, наклонился за трусами и пошел в ванную комнату, покидая сексодром, - так, шутя, окрестила Марина неприлично широкую, якобы холостяцкую, кровать накануне ночью, когда они, изрядно выпившие, приехали из ресторана.
  Несмотря на выпитый алкоголь, она отчетливо помнила каждый фрагмент прошедшей ночи. Как желание накрыло их обоих волной, еще в лифте. Как они, два голодных до любви человека, раскидывали одежду, срывая ее друг с друга. Потом долго целовались, лежа голышом на теплом пушистом ковре... Как он осторожно поднял ее на руки и перенес через всю комнату к постели. Как она вырвалась и, увидев, что лежит на широченном покрывале размерами, которых бы хватило накрыть стадион Камп Ноу футбольного клуба "Барселона", хохотнула и назвала его кровать сексодромом...
  Первая попытка такого долгожданного секса закончилась неудачно. То ли от количества выпитого вина, то ли от сильного волнения, но Гаспар, озабоченно расстроенный, улегся рядом с Мариной и засопел, глядя в потолок.
  - Дурачок, - ласково шепнула она ему в ухо и обвила руками его роскошную шевелюру. - Не волнуйся, все у нас получится... И наклонилась, покрывая поцелуями его грудь и живот, обняла за ягодицы, а потом пощекотала ему в паху своей прядкой золотистых волос..
  - Ты не думай ничего такого... просто не знаю, что со мной сегодня! Я много работал и плохо спал в последнее время...- попытался оправдаться Гаспар...
  - Шшшшшшшшшш.
  Марина смотрела на него снизу вверх, приложив палец к влажному рту...
  - Ничего не говори...Мне все и так нравится...
  Прилив энергии и желания с новой силой охватили его жилистое тело, он резко поднял Марину, подтянув к себе, ловким движением перевернулся и оказался на ней...
  - Сейчас я тебе покажу, на что способен настоящий иберийский мачо даже после длинного рабочего дня... - наиграно повысив голос и с хрипотцой проговрил он... Они оба рассмеялись...
   ...Пока он огибал огромную кровать, Марина залюбовалась его красивым, загорелым без единой жиринки, телом. Впервые после смерти мужа, она провела ночь с мужчиной, который оказался таким трогательным и нежным, что она искренне отругала себя за равнодушие, которое демонстрировала ему все эти месяцы. Tак долго отказывала себе в радостях жизни, которую сейчас рисовал Гаспар в ее воображении.
  Марина провела своей ладонью по шее, которую столько раз поцеловал Гаспар минувшей ночью, потом опустила ее себе на грудь, которая вдруг заволновалась от дерзких воспоминаний...
  Гаспар открыл дверь ванной комнаты и уже совершенно проснувшийся, с мокрыми волосами, зачесынными назад, и мохровым плотенцем вокруг пояса, подошел к постели, сел рядом с Мариной и поцеловал ее в губы.
  - Доброе утро, Принцесса! Я тебе положил полотенца...
  - Бегу, - ответила Марина и проскользнула мимо него в ванную, постыдившись своей наготы. Стоя под душем, она вдруг рассмеялась вслух. Впервые за последние полтора года чувство одиночества и вины исчезло без следа.
  
   Знакомство с незнакомкой
   Выйдя из машины, Марина вдруг ощутила странное чувство, будто бы кто-то за ней наблюдал. Она обернулась. Никаго не было вокруг, только Нора Джонс доносилась из открытого окна серебристого Porche.
  Гаспар сказал, что подождет внизу, так как не нашел места для парковки своей машины.
  Марина вбежала на третий этаж. Позвонила. И когда няня наконец открыла, не раздеваясь, прошла в комнату к Нике. Девчушка хохотнула, отложила куклу и обняла маму своими ручками, неумело взгромоздившись на коленки.
  - Здравствуй, милая! - Марина поцеловала дочку в нос и в лоб.
  - А где мой папа? - вдруг неожиданно спросила Ника. Марина вздрогнула.
  - Папик твой на небе с ангелочками. Смотрит, чтобы у нас дома был порядок, и никто бы нас не обижал.- И снова поцеловала дочурку, прижав ее к себе.
   - Как прошел вечер, Тереза?- обратилась Марина к няне, которая вошла следом за ней в детскую.
  - Сеньора, после разговора с Вами вчера было несколько звонков, но плохо соединяло. Потом позвонила какая-то женщина, похоже инстранка, попросила Константина, но я сказала, что она ошиблась номером, и женщина повесила трубку.
  Марина удивленно уставилась на Терезу. Пожилая женщина, прожившая многие годы в СССР, как сирота родителей - республиканцев, вернулась в Испанию пять лет тому назад. Ужиться с дальними родственниками, которые не выносили ее советских привычек, не смогла и осталась совсем одна. Она старалась не говорить по-русски и нарочито подчеркивала свое испанское происхождение. Видимо, чувство оторванности от второй Родины и непринятие первой тяготили ее. Но, как говорится, гвардия умирает, но не сдается. Тереза не сдавалась. Когда Марина нанимала ее на работу, они договорились, что разговаривать будут по-испански между собой, а с Никой по-русски. Однако сейчас слова о ночных звонках Тереза произнесла на русском языке.
  Марина отвернулась, сделав вид, что странная новость ничуть не удивила ее, однако тревога, появившаяся непонятным образом, твердо поселилась в ее сознании. Что-то враждебное и незнакомое вторглось в ее новую жизнь, угрожало ее спокойствию, а главное, и это больше всего пугало - Нике. Из состояния оцепенения ее вывел звонок мобильного телефона. Гаспар ласково промурлыкал:
  - Ты скоро, моя Принцесса? Прошло уже полчаса и, если ты не поторопишься, мы опаздаем на совещание к Генеральному.
  Марина переоделась в джинсы и надела новую футболку бледно-сиреневого цвета. Глядя на свое отражение в зеркале, подкрасила губы розовой помадой, но мысли хаотично блуждали в голове. "Что-то не так... Почему спрашивают Костю? Кто звонил вчера?". Однако тут же чмокнула Нику и уже у дверей обернулась к Терезе:
  - Тереза, сегодня вместо вашей традиционной прогулки по Авенида Диагональ, погуляйте у нас в скверике. Стоит чудесная погода, наверняка другие мамы выйдут со своими детишками на площадку.
  - Вы недовольны, что мы так долго гуляем? Но ведь девочке нужно много бывать на воздухе! - попыталась возразить Тереза.
  - Да нет же, Тереза! Просто я сегодня приду на обед, хочу компенсировать моему Солнышку вчерашний вечер.
  - Правда? А я уж решила, что это из-за той приятной сеньоры, что к нам подошла... Так мы с Никой пели песню про кузнечика по-русски. Она ведь только подошла, чтобы убедиться, не ослышалась ли! - поджав губы, попыталась оправдаться Тереза.
   Марина насторожилась.
  - Тереза, о чем Вы говорите? Какая сеньора?
  - Как это какая? Вам Ника разве не рассказала про красивую женщину, которая подошла к нам вчера во время прогулки? - Тереза осеклась.
  Марина уставилась на нее в ожидании продолжения. Няне некуда было деваться:
  - Ну да. Подошла к нам, услышав, что мы поем про Кузнечика. Мы с ней поговорили, она расспросила Нику, как зовут ее маму и папу. Ника все ей подробно рассказала. Такая говорунья! Умница! А та сеньора, миловидная такая, из Москвы, похожа на актрису...
  - Тереза, помните, как еще в СССР учили: "Болтун - находка для шпиона!"
  Тереза растерянно заморгала.
  - А кто эта сеньора, как ее зовут? Или только она вас с Никой расспрашивала? А вы ей тут же все и разболтали??? - не на шутку разволновалась Марина.
  Няня оканчательно растерялась. Сегодня сеньора Марина была на удивление капризная и придирчивая. Что ж, придется сидеть в скверике перед домом. Ах, Ника! Болтливая девчонка! Но ведь сеньора права. Та незнакомка ничего о себе не сказала, даже имении своего не назвала!
  
   Письмо без адресата
   Роман с Гаспаром начался так же бурно, как и неожиданно. Теперь каждый день они ужинали вместе, иногда даже обедали. Он стал приезжать к ней на выходные, баловал подарками и часами возился с Никой, которая, в свою очередь, была в восторге от нового приятеля, который превратил девчушку в центр внимания.
  Как-то в субботу, сидя на солнечной террасе в районе старого порта Барселоны, они снова стали дурачится за столом, делая друг другу смешные гримасы. Марина вдруг подумала, что впервые за много месяцев она чувствовала себя совершенно счастливой, будто бы не было в ее жизни той страшной трагедии.
  Ника вдруг вернула ее обратно из мира фантазии, неожиданно назвав Гаспара папиком.
  Гаспар и Марина замерли, глядя друг на друга и на Нику, а девчушка, словно поняла, что сказала что-то новое, спросила:
  - Гаспар, ничего , что я тебя папиком называю???
  - Да что, ты, Куколка моя! Я просто счастлив, что ты меня ТАК назывешь.
  - Ну и хорошо!- сказала Ника совсем по-взрослому, обняла его своими ручками и чмокнула в щеку.
  - Тетя Тереза тоже считает, что маленьким девочкам нужен папик! Девочкам без папика никуда! Правда, мама?
  Глаза Гаспара заблестели, и от внезапного прилива нежности он прижал к себе малышку, глядя Марине в глаза.
  Она смутилась.
  А еще через несколько минут Ника и Гаспар снова гримасничали и хохотали на всю террасу.
  
  Несколько дней спустя, войдя в подъезд, Марина невольно остановилась перед почтовым ящиком, который был открыт, а из него выступал большой белый конверт.
   Штампов и марок не было, адреса отправителя, как, впрочем, и получателя, тоже.
  Разорвав конверт, Марина едва не рассыпала по полу фотографии...Ника с няней в Парке Гуэль, а вот Ника на качелях, а Марина поддерживает ее со спины, Марина с сестрой, которая снова приезжала месяц назад на неделю в гости ... дочка с другими детьми, а на заднем плане женская фигура. Тереза? Нет, какая-то блондинка...
  Сердце замерло, острая боль подкатила очень близко, кольнула, отпустила. По всему телу пробежала нехорошая дрожь...
  Кое-как запихав фотографии в сумку, она поднялась к себе на этаж, забыв в растерянности, что есть лифт.
  
  
  Родное начальство
  Безусловно было бы правильным поблагодарить Гаспара за то, что он поставил вопрос о нaйме в офис второго менеджера по экспорту в Восточную Европу для Марины и выделения ей личного секретаря, но в голове стремительно проносились мысли, обрывки фраз, вопспоминания, совершенно несвязанные с работой.
  Во время перерыва Гаспар подошел к ней совершенно растерянный.
  - Что-то не так? - спросил он, заглядывая в глаза.
  - Ты раскаиваешься? Ты считаешь, что у нас все очень быстро происходит? Или тебе что-нибудь про меня рассказали? Всё неправда!
  - Да нет, наоборот, я очень тебе благодарна. Правда. Даже не ожидала такой стремительной атаки на начальника отдела кадров, - стараясь казаться искренней, ответила Марина. Просто не выспалась, - и снова улыбнулась. - Но это приятная усталость.
  Гаспар просиял и надул щеки.
  - Я тибия лублу - медленно, но с выражением объявил он.
  Марина вспомнила, как однажды ночью, после бурного сеанса страстей, он попросил научить его этим словам. И, повторив их раз восемь, каждый раз хуже предыдущего, уснул счастливый как младенец. "Надо же, вот вам и Челябин!" - подумала она.
  - Было бы здорово, если на интервью с соискателями на место второго менеджера, начальник отдела кадров разрешит присутствовать и мне, - сказала Марина, решила, что надо брать быка за рога и использовать сложившуюся ситуацию благодушного расположения к себе со стороны начальства, которое вдруг стало таким родным.
  - О, об этом я не подумал, но ты безусловно такой инициативой облегчишь жизнь Хосе. Он очень нервничает по поводу того, чем должен руководствоваться, подбирая тебе помощника. Он ведь по-русски не говорит...Отличная идея! Я ему расскажу, что ты предложила себя для проведения интервью. Он будет счастлив! Да-да, великолепная идея!
  Марина в который раз поймала себя на мысли, какие многословные испанцы бывают даже тогда, когда требуется использование одной, максимум, двух фраз. Но испанский язык, не менее могучий и великий, с необыкновенно широким спектром слов, обозначающих одно и то же, оказывал медвежью услугу переводчику, часто заставляя даже самого большого профессионала изрядно попотеть, чтобы не повторяться. Особенно непростыми были переговоры или просто разговоры с опонетами из бывшего СССР, которые требовали ясности и четкости выполнения договоров. Совсем недавно у нее был случай, который со временем она вспоминала как забавный, однако в тот день ее очень обидели...
  
  Алексей Ветров
  На переговоры приехала делегация из Иркутска. Ребята - все яркие блондины со светлыми глазами, крупные, широкоплечие... Испанцы на их фоне казались хрупкими подростками. Безусловно появление таких красавцев в офисе фирмы вызвало бурную реакцию женской половины.
  Алексей Ветров, владелец самой крупной в Иркутской области строителеьной компании и Генеральный Директор будущего представиетльства A&B у себя в регионе, спросил Марину, о чем галдели девушки.
  - Удивляются в восторге вашим размерам в высоту и ширину, - ответила Марина.
  - А еще? - не унимался Алексей.
  - Что еще?
  - Так о чем еще говорят?
  - Я же сказала, о том, какие вы большие и красивые.
  - Слушай, - очевидно разозлился будущий генеральный директор. - Не лечи меня, ладно? Они, как сороки, трендят уже полчаса, а ты резюмируешь одним предложением. Не можешь перевести, так и скажи, мол, слова не все понятны! Нашла дурака! - и вышел в приемную, громко хлопнув дверью.
  Марина возмутилась. Как он посмел! Она была первоклассным переводчиком, и никогда к ней не было претензий. Она даже в Университете на практике никогда не оказывалась в тупиковой ситуации, когда не хватало бы словарного запаса!
  На обеде и особенно во время самой ответственной части визита - подписания контракта о Полномочиях представительства и условиях поставок в далекий регион, она была подчеркнуто любезной, переводила весь разговор, тщательно подбирая слова.
  Особенно пришлось побороться за изменение текстов нескольких параграфов в условиях оплаты и ответственности сторон. Испанцы совершенно не хотели нести расходы за непредвиденные трудности или проблемы в процессе транспортировки товаров, а деньги непременно требовали вперед, без гарантий частичного возврата или другой компенсации в случае, если товары придут поврежденные.
  Увидев, как наливается малиновым цветом лицо второго заместителя Ветрова, она попросила в буквальном смысле слова тайм-аут, и настояла на корректировке всех положений контракта в пользу россиян. Это было справедливо и вынуждало испанскую сторону действительно всерьез отнестись к дополнительной упаковке товара, во избежание каких-либо повреждений на протяжение всего пути из Испании до склада в Иркутске.
  - Транспорт и страховка всегда оплачиваются покупателями, это правильно,- обратилась она к Гаспару, - но если ваша упаковка будет такой же, какую вы используете в отправках в соседнюю Францию, никакая страховая компания не признает право покупателя на компенсацию в случае боя. Тут же совершенно другие расстояния и погодные условия!
  - Хорошо,- сдался Гаспар,- я согласен оплатить 50% транспортной страховки и допоставлять бесплатно бой, который не превысит 1% от поставки.
  - Речь идет о керамической плитке, аксессуарах для ванных комнат, мебели, в частности, мягкой..., один гарнитур стоит пятьсот евро...То есть, один процент боя не компенсирует им ничего...
  - Хорошо, пять процентов, дополнительная упаковка, 0,1% стоимости бесплатно в дополнительных аксессуарах для ванной комнаты в качестве компенсации за частичный бой и больше не возвращаемся к этому вопросу! Я устал и хочу есть,- взмолился Гаспар.
  Марина поблагодарила его и тут же перевела Ветрову новые условия. Он молча выслушал, одобрительно кивнул и подписал отредактированный контракт.
  Алексей делал вид, что не видит Марину в упор. Даже не смотрел в ее сторону. Вечером, после подписания договора, как это было принято у испанцев, Гаспар от имени фирмы пригласил своего свежеиспеченого Директора Иркутского Представительства и его помощников на шикарный ужин с шоу-фламенко.
  Сибирские богатыри были в хорошем расположении духа, расслабились, отодвинули бутылки белого Viña Esmeralda, которые выбрал Гаспар из винной карты ресторана, и заказали себе коньяку и виски вместо вина. Гаспар в буквальном смысле обалдел, совсем сник и откровенно отчаялся. Ведь он был истинный знаток испанских вин, и всегда этим очень хвалился во время приема зарубежных делегаций.
  - Смотри-ка, Дон Жуан устал бодаться за проценты, - усмехнулся Ветров, кивнув на рассеянно скучавшего Гаспара Марине.
  - Нет, он в ужасе от того, что вы проигнорировали вино. В Испании не принято креветки запивать крепкими напитками. - спокойно ответила Марина и чокнулась своим бокалом с бокалом Гаспара в знак солидарности.
  Пока россияне хлопали и притоптывали, стараясь попасть в такт кастаньет, он обиженно шипел Марине:
  - Они с ума сошли! Коньяк к креветкам! Виски к осминогу! Это же невероятно! Что обо мне тут подумают??? Тут же любой врач скажет, что такая комбинация идет вразрез всех теорий правильного питания, да к тому же они быстро опьянеют и ничего потом не будут помнить!!!
  - Не переживай, милый. Всё, что им надо помнить, они подписали в Контракте. Ну а что пьют не по правилам...так в России вообще все не по правилам, потому что нет никаких правил! - сказала Марина и ласково погладила Гаспара по щеке.
  Неожиданно подсел Алексей и сказал:
  - Ты меня... это, извини за сегодняшнее. Я дейстивтельно думал, что ты плохо переводишь и поэтому так коротко мне пересказала комментарии ваших девчонок.
  Марина молча его слушала.
  - На переговорах я чуть по морде вашему генеральному не съездил! Достал он меня жутко. Как можно столько времени из пустого в порожнее переливать! Я сначала думал, что он прикалывается так. Умереть можно. Парни уже хотели плюнуть и уехать домой. Думали, точно контракт не подпишем никогда. Но ты молодец, уважаю. И в терпении ты кому угодно форы сто очков дать можешь, и вообще, Маринка, ты неслабо соображаешь в вопросах Внешней Торговли. Я бы всех ньюансов, которые ты включила в договор, не учел.
  - Благодарю Вас, господин Ветров.
  - Да брось ты! Какой я тебе господин Ветров. Я Алексей. И давай на "ты", окей? Ну, скажи, что ты больше не обижаешься на меня! Я же извинился!
  Она молча слушала Ветрова и удивлялась неожиданному повороту событий и его тона. Надо признаться, ей было приятно, что этот неотесанный сибирский валенок все-таки признал свою вину и извинился. Хотя, не такой уж он и валенок. Красивый, уверенный в себе...грубоватый, правда...
  - Хорошо, я принимаю твои извинения, Алексей. - улыбнулась она.
  - Правда? Ну и супер! И, раз уж мы стали своими, у меня к тебе вопрос, он же, деловое предложение. Сколько тебе этот тореадор платит?
  - Не поняла, - Марина изумленно подняла на него свои бирюзовые глаза.
  Ветров залюбовался ими и чуть осекся, но потом продолжил:
  - Я тебе заплачу в два раза больше и дам квартиру, машину и охрану. Мне нужен такой человек как ты...Я ж не идиот, понимаю, что как представитель им открываю дорогу во весь Сибирский регион... и, к тому же, плачу вперед. Они ничем не рискуют. Но не все так легко им будет даваться. У меня планы круче наполеоновских...Ну, так как?
  - Алексей, Ваше, вернее, твое предложение мне льстит...Но оно не для меня. Я уже приняла решение работать именно здесь и не предам компанию никогда. Извини.
  - Никогда не говори никогда, дорогая, - вдруг совсем серьезно сказал Ветров, глядя Марине в глаза. - Ты себе цены не знаешь! Для них ты - чужая, какая бы красивая и умная не была. И здесь ты всегда будешь переводчиком и девочкой на подхвате, а в России грядут такие времена!
  
   Дуня по-испански будет Dunia
  Через неделю нужно было ехать в Питер.
  Они договорились с Гаспаром, что тот организует Марине встречу с Генеральным. Она, наконец, была готова к разговору о приоритетности российского рынка и о разделении функций в отделе. Ей нужен был верный помощник, экспорт - менеджер, который в ее отсутствие мог бы при необходимости ответить на телефонные звонки, организовать отправку грузов в самые отдаленные регионы страны и просто поговорить по-русски, что невероятно удивляло остальных сотрудников компании. Знакомого слова "челябин" было явно недостаточно для поддержания духа русских заказчиков. Ну, как объяснишь генеральному и остальным испанским коллегам, что душетрепательная беседа с ростовским импортером в восемь утра по Испанскому времени, то есть, десять по Москве - это часть маркетингового плана и работы с клиентом на благо компании.
  Например, Петр Евгеньевич Арутюнов предпочитал звонить по утрам. Он был представителем A&B в Южном Федеральном округе. За какие-то три месяца он купил строительных материалов почти на сто тысяч долларов, совершенно не торговался по поводу скидок и при этом очень любил душевные беседы с Мариной. Рассказывал о своих проблемах с детьми, которые не хотели работать в его фирме, а только тратили заработанные отцом деньги, делился переживаниями по поводу болезни жены, в подробностях рассказывал про похождения на охоте своей новой собаки, которая все время вредничала и теряла добычу...или просто ее выбрасывала.
   На отредактированное совместно с Мариной объявление начальника отдела кадров неожиданно быстро поступило несколько профессиональных резюме.
  После того, как Марина пообщалась с шестью кандидатами на место нового менеджера, ситуация казалась ей еще более драматичной.
  Первые трое молодых людей, указавшие в анкете для Биржи труда, среди прочих достоинств, высокий уровень владения русским языком, по-русски не разговариливали вообще. По крайней мере вслух. Из того, что Марина поняла, пытаясь с ними изъясниться хоть на каком-нибудь языке, а "фрейлины говорили по-французски одна хуже другой", оказалось, что были молодые люди из южной Венгрии. В школе там русский язык преподавался до 8-го класса, два часа в неделю, а потом учительница уехала в Будапешт замуж. Короче говоря, разговора не получилось.
  Полька, пришедшая четвертой, сразу же предупредила, что по-русски только читает, говорит плохо, и перевести заранее приготовленный Мариной текст даже не стала пытаться. Марина расстроилась и отпустила девушку.
  Немец вместо приветствия на пороге офиса выдал: "Спокойной ночи!"
  Марина обхватила голову руками и закрыла глаза.
  Кубинец вроде бы и говорил складно, хотя и с акцентом, но как-то слишком уж страстно смотрел на нее, практически не замечая ничего другого, поддакивал и кивал в такт, но не в тему и называл Марину не иначе как "Любовь моя", и в этот момент зашел Гаспар. Взрыв ревности свел на нет все надежды кубинского собрата по идеологии прошлого. Он, сжавшись под строгим и уничтожающим все вокруг себя взглядом Гаспара, на цыпочках вышел из кабинета.
  Марина стала нервничать. Ее отправляли в Питер на подведение итогов первого квартала года, и оставить кабинет, где телефон начинал дымиться от шквала телефонных звонков уже в девять часов утра, не могла.
  - Марина, тебя ждут в конференц-зале, - коротко сказал по внутреннему телефону начальник отдела кадров.
  - Есть новая девушка со знанием русского языка.
  - Она кто по национальности? - спросила Марина.
  - Испанка! И твоя последняя надежда. Я больше не могу заниматься только твоим вопросом. У меня полно другой работы! - рявкнул Хосе и повесил трубку.
  
  Марина захватила письмо из Ставрополя с претензией по качеству кафеля в последней поставке. Это письмо она уже использовала без успеха в качестве теста с другими кандитами и, если честно, отправилась на встречу без особого энтузиазма.
  "Последняя надежда" была одета в стиле хиппи. Мешковатый сарафан, сумка-котомка через плечо, сандалии без каблуков... Поразил удивительно светлый и явно натуральный цвет кудрей, которые торчали в разные стороны. Для русского человека нет другой ассоциации с образом испанки, чем черноволосая цыганка, одетая в юбки с воланами, с красной розой за ухом, открытым веером или кастаньетами в руках... Но девушка, возникшая на пороге конференц-зала, совсем не отвечала сложившимся стереотипам.
  Она открыто улыбнулась, поднявшись на встречу Марине.
  - Драсвуйтэ! Миния забут Дуния!
  - Простите, как Вас зовут? - Марина решила, что ослышалась.
  - ДУНИЯ! Это русскае имия. Мой папа очен лубил филм "СВИНАРКА И ПАСТУХ", и кАкда я родИлась, - с ударением на первую "А" и вторую "И" тщательно выговаривала девушка, - он миния назвал этим именэм. Ну што, очэн смЕшно?
  Сильный акцент её явно не смущал. Отсутствие каких-либо комплексов и косметики на лице, забавные веснушки на носу, смелый взгляд... Испанка с удивительно русским именем настойчиво пыталась разговаривать по-русски.. Даже если бы на этой короткой презентации запас русского языка испанки по имени Дуня, был исчерпан, Марина поняла, что больше не будет искать других кандидатов. Она лишь подумала, что именно Дуней или Дуняшей, а не Дунией, будут совсем скоро называть девушку клиенты Марины по всей территории когда-то необъятной Родины.
  - Вот тебе текст. Попробуй его прочитать и скажи, что ты поняла. Хорошо? -Марина положила перед Дуней письмо из Ставрополя.
  - Извыныте, у Вас ест флАмастер? Я пакажу, щто ни панимаю, - резонно заметила Дуния.
  Марина, не переставая удивляться тому, что видела и слышала, положила канареечно-ядовитый фломастер перед без мяти минут коллегой.
  Фломастер бодро заскрипел. Дуния отметила восемь...нет, девять слов и отодвинула листок обратно к Марине.
  - Вот тут и тут ни панимаю. А вабще тут ани не очен давОлны, щто ви им отправлалы. Толко я не поняла, щто, - впервые смутилась Дуния и выжидательно заморгала, глядя в глаза Марине.
  "Не поняла , что отправили" - были четыре палеты напольной керамической плитки, которую клиенты почему-то называли в письме "половой". Марина тоже наверное не поняла бы, о чем речь, если бы не занималась этим видом товара и вариантами его обозначения в простонародье в различных частях России.
  Все остальные подчеркнутые слова - были специальными терминами, которые Дуния и не могла знать. Условия оплаты, отправки, абревиатура порта назначения с учетом страховки груза и т.д.
  Совершенно очевидно, что на их автоматическое вызубривание после каких-то курсов, где довольно сносно обучали русскому языку, Дуния бы потратила не более недели, максимум двух.
  - Слушай, а где ты учила русский язык? - вдруг спохватилась Марина, вспомнив, что Хосе даже не успел показать ей резюме их последней надежды.
  - В школе официалных язиков и пият месацыв Москве. Но Москве не била практика, патаму шта апщижитие кантралиравали чеченцы. Они изнасиловали французскую студентку... Девушка выбрасилась из окна. Мы ничем не могли помочь. Очен страшна била. И я уехала до оканчания практики. Испанскае Пасольство пасаветавал.
  Глаза Дуняши впервые потускнели. Было очевидно, что Москва не оставила у нее приятных воспоминаний.
  - Ну ничего, мы догоним упущенное и перегоним всех твоих преподавателей, а обидчикам вашим еще дадим прикурить!!! - сочувственно сказала Марина.
  - Я не курю, - не поняла расстроенная Дуняша.
  - Завтра выйти сможешь на работу?
   Дуния просияла. Ее кудри плавно качнулись и даже, как показалось Марине, радостно расправились и обрели почти опрятный вид.
  - Ви миния бероте?
  - Берем! - рассмеялась Марина. Завтра в 9:00 я тебя жду в кафе около центрального входа. Называется "Mallorca". Расскажу, с чего мы с тобой начнем. Не опаздывай!
  Они поднялись одновременно. Как это принято у совсем близких людей в Испании, расцеловались в обе щеки. Не приложились, а именно поцеловались, и счастливая Дуния почти вприпрыжку вышла из зала, где начальник отдела кадров принимал кандидатов на рабочие места в компании.
  
  Семья - надежный тыл
  Перед самым приземлением в аэропорту Пулково-2 Ника наконец успокоилась. Бедняжка чего-то очень испугалась, когда самолет взлетел над Барселоной и устроила настоящую истерику. Успокаивать ее выходили по очереди даже члены экипажа. Стоило капитану корабля объявить о том, что самолет пошел на посадку, Ника закрыла рот, посмотрела своими заплаканными глазами в глаза Марине, с каким-то даже упреком, и заснула крепко-крепко. Пассажиры не стали апладировать при посадке, чтобы не получить вторую порцию детских слез и причитаний.
  Намного позже, почти через год, Ника расскажет бабушке, что когда самолет набрал высоту, и море появилось под ногами, она вдруг подумала, что если упасть в воду с высокого неба, она никогда не увидит папика. И очень испугалась.
  Как Скарлет О Хара, научившаяся думать о неприятном "завтра", Марина долго откладывала момент встречи со своим прошлым. Она возвращалась в свой любимый город, где провела счастливое детство, и где ее постигла самая страшная беда. Туда, где смерть забрала безвозвратно самого любимого, самого близкого ей человека...
  Она попросила маму с папой не устраивть шумного застолья, не предупреждать знакомых о ее приезде. Марина пыталась сначала про себя проговрить все то, что могла рассказать родителям, чем хотела поделиться с ними, а о чем умолчать.
  Встречи и переговоры, посещение новых клиентов, обязательные ужины или обеды, заняли ровно две недели.
  Родители уговаривали оставить Нику у них.
  - Доченька, мы очень скучаем по малышке. Все-таки единственная внучка, - всхлипнула мама. Мы же тебя с Анюткой вырастили, неужели с ней не справимся? Анютка вон, спит и видит свою любимицу, особенно после возвращения от тебя месяц тому назад! Да и ребенку будет тут лучше, мы и русским языком с ней позанимаемся, и на музыку отдадим! - мама использовала все возможные аргументы.
  - Мама права. Тебе одной было бы прощее решать свои бытовые проблемы, да и личную жизнь надо устраивать, - вмешался отец.
  Марина долго сомневалась. Однако странная встреча няни с той женщиной в Барселоне, конверт с фотографиями, анонимно подброшенный по новому адресу, вызывали у неё странное ощущение, которое она пока не знала, как определить. Постепенно и ему нашлось название - ТРЕВОГА! Хотя ничего этого родителям она не рассказала, решила не волновать зря. Вечерами после насыщенных рабочих дней, сидя у кроватки дочери, Марина пыталась выяснить для себя, что в ее новой жизни стало приоритетным? Ответ был однозначным - безопасность дочери. Наверное, папа прав. Если кто-то пытается обратить на себя внимание Марины, напомнить о прошлом, ребенок тут не при чем. Здесь, в России, Нике будет спокойнее, здесь она будет окружена заботой и любовью родных, ограждена от постороннего глаза.
  Отец возглавил новый медицинский центр, куда теперь приезжали на лечение новые русские и бывшие руководители партийных структур, а ныне директора частных фирм. Он стал активно интересоваться политикой, даже выдвинул свою кандидатуру на муниципальных выборах. В доме всегда было много народу: сослуживцы, студенты, аспиранты, друзья, журналисты. Семья была все время на виду. Все вместе они смогут защитить ребенка.
  Итак, за день до возвращения в Испанию, на семейном совете было решено оставить Нику у бабушки с дедушкой и под присмотром сестры. Анютке как раз исполнилось 17 лет, и чувства материнства вдруг переполнили ее. Она не отрывалась от племянницы. Часами ее тискала и наряжала, и они потом долго хохотали и дурачились. Ника была снова счастлива. Жизнь, как прежде, завертелась вокруг нее - уже подросшей Королевы.
  Марина наконец-то решилась. С утра отправилась на могилу к Костику.
  У подножья памятника лежал огромный, совершенно свежий букет из желтых роз. Марина поежилась, подвинула чужие цветы на край плиты, положив свой букет белых роз. Постояла в тишине. Интуитивно обернулась, увидела, как в сторону выхода удалялась фигура в длинном пальто...
  
  Когда прошлое непредсказуемо
  Вечером накануне отъезда домашние провели теплый вечер в кругу семьи. Ника с Анюткой возились на ковре. Отец, отпустивший студентов, чтобы побыть в семейном кругу, читал на диване, периодически участвуя в разговорах младшей дочери с внучкой. Марина собирала чемодан, разложив подарки и всякие безделушки, которых собралось приличное количество. Мама пошла поставить чайник и моргнула Марине:
  - Доченька, помоги мне на кухне.
  Марина вышла следом за матерью.
  Вместо кухни, мама указала дочери на маленькую комнату, где уже обжилась Ника, разложив свои новые игрушки и наряды. Мама вытащила из шкафа средних размеров портфель и протянула Марине.
  - Его привез твой шведский квартиросъемщик несколько недель тому назад, когда начал ремонт. Мы ему с папой разрешили, - сказала мама и продолжила:
  - Самое удивительное, что обнаружил этот портфель наш швед в проеме между входной и внутренней дверью...
   Портфель был незнаком Марине. По крайней мере тот, что Костик использовал дома, был поменьше и шоколадного цвета, а этот черный, из дорогой кожи, закрытый на замок, и туго чем-то набитый.
  - А что там? - спросила Марина.
  - Мы его не стали открывать, доченька, - произнесла мама необычным приглушенным голосом, пока отец и сестра отвлекали малышку, - папа вообще посчитал, что не стоит тебя расстраивать, прошлое бередить. Но я решила, что ты должна его посмотреть, вдруг важное что про Костю...
  Марина вопросительно посмотрела на мать.
  - У Кости был коричневый портфель, мама, а этот черный, я его впервые вижу.
  - Я поэтому тебе и говорю, что, может быть он связан как-то с Костей, его смертью. Ведь вы же делали первый ремонт, а вторую дверь после Испании ставил именно Костя... - мама осеклась и продолжила:
  - Пару недель тому назад звонил следователь Орловский. Снова интересовался делом Костика, почему-то спросил, не поддерживаем ли мы отношения с московскими партнерами Кости, не в курсе ли их дел. Я сказала, что мы ничего не знаем. Но ты будь осторожна. Нам иногда звонят и молчат в трубку. Я думала, что Анютины кавалеры, но сейчас у меня есть сомнения. Папа взял с меня слово тебе не говорить... Звонила женщина и спрашивала о тебе, потом про Костю... Сказала, что ваша общая подруга... Анютка ей и выдала твои телефоны в Барселоне... А потом только мы сообразили, что своим девчонкам ты координаты давала сама... И я волнуюсь. Ведь звонила она сюда, а не на вашу квартиру. И причем тут Костя?
  - Мам, ведь я тоже не хотела вас зря беспокоить,- задумчиво протянула Марина, думая, стоит ли отвечать маме такой же откровенностью.
  - Мне ведь тоже звонили на квартиру в Барселоне. И тоже как-то все странно. И на улиице какая-то девица к Нике подходила. Вопросы про папу с мамой задавала. Нянька проболталась...
  - Слушай, Мариша, - мама посмотрела на дочь внимательно и очень серьезно, - а чем же все-таки Константин занимался в Москве? Может, с Орловским поговорить?
  
  - Мама, ну, о чем с ним разговаривать? И с какой это стати он станет с тобой информацией делиться?
  - Несчастным случаем так долго не занимаются... - выпалила мама и тут же испуганно посмотрела на дочь.
  - Мам, да ты что? - Марину затрясло, пальцы противно похолодели.
  - Конечно же несчастный случай! Ничего другого не может быть! Он же мне все рассказывал. Если бы были проблемы, угрозы, я бы знала.
  - А про портфель он тебе рассказывал?
  - Не рассказывал. Так может, не успел?
  Повисла напряженная пауза. Обе женщины задавались одним и тем же вопросом: Как уберечь дочь?
  - Кстати, мам, - первая прервала молчание Марина. - А кто-нибудь интересовался местом захоронения Костика?
  - Да нет, в принципе никто. Ты ж помнишь, сколько народу было на похоронах. Только свекр с праздниками поздравляет. Свекровь молчит. Вадик тоже больше не появлялся. Они как узнали, что ты Нику увезла, так и решили, что навсегда.
  - Странно. На могиле лежит свежий букет роз, дорогущий. Мне в голову ничего умного не приходит, кто бы это мог быть... Странно все это. И за Нику что-то неспокойно.
   - За Нику не волнуйся. Папе по статусу теперь дали охрану, в клинике служба безопасности работает. Анютку провожают, когда задерживается или на дискотеку бегает...
  Мама молча протянула Марине связку разных ключей, которые годами собирала от всевозможных замочков.
  - Я сама не решилась. Попробуй ты.
  Марина стала пытаться вставить один за другим маленькие ключики в крохотное отверстие на портфеле. Безрезультатно. Замок был прочным, а опыта вскрытия такого рода замочных скважин у Марины не было совсем. Через некоторое время она снова обратилась к маме.
   - Мам, может у папы отвертку попросить?
   - Что вы у меня хотите попросить? - отец распахнул дверь и хотел было продолжить, но осекся, увидев дочь с портфелем в руках и растерянно-испуганное лицо жены.
   - Елена! Мы же договорились! - возмущенно воскликнул он, глядя на жену. Полным именем он называл ее только, когда очень сердился, что случалось с родителями крайне редко.
   - Ну, как тебе объяснять или убеждать, что есть вещи, которые нельзя делать с бухты-барахты! И что теперь будет?
   - Папа, не ругайся. Все правильно! - вмешалась Марина. - Портфель однозначно Костика, и я хочу знать, что там лежит!
   - Ничего хорошего там лежать не может, иначе бы он его не прятал! Но вам надо обязательно везде сунуть нос! Одной смерти им мало, - и вышел, шумно натолкнувшись в прихожей на разбросанную детскую обувь.
   - Господи, этот портфель как яблоко раздора! Не хватало нам еще из-за него всем рассориться! - воскликнула Марина. - Что же так такое? - Марина взяла портфель ребром и попыталсь просунуть пальцы с бокового края. - Похоже на бумаги...
   - Там какие-то документы, доченька. - утвердительно подхватила Елена Владиславовна.
   - Мам, давай его упакуем в чемодан, а я там дома спокойно открою и разберусь.
  
   Письма Господу
   В Барселонском аэропорту было шумно. Гаспар каким-то образом прорвался сквозь контроль Гражданской гвардии, которая в Испании выполняет роль пограничной службы, и с огромным букетом бросился к Марине. Обнял ее, подхватил и закружил вокруг себя. Люди вокруг улыбались. Кто-то даже захлопал и закричал "Vivan los novios!" (Виват, жених с невестой! - прим. Автора.) Поставив ее на пол и повторив в десятый раз, как он соскучился, Гаспар вдруг спохватился:
   - А где же моя Куколка?
   - Я оставила ее у родителей, Гаспар, - Марина вдруг смутилась от мысли, что совершенно не подумала о том, какая будет реакция Гаспара. И сейчас, глядя на растерянного мужчину, почувстовала жалось и угрызения совести.
   - А почему ты мне ничего не сказала по телефону, Марина? Или тебе все равно, что я думаю по этому вопросу? - в его голосе звучала обида.
   - Мы с родителями решили это в последний день, поверь мне, Гаспар! И я не хотела тебя обижать. Просто они очень соскучились по внучке, и она счастлива в таком окружении. Там она - центр внимания. Ну, не сердись же! - она попыталась поцеловать Гаспара, но тот обиженно отвернулся.
   "Бедный, надо же, как его задело! И Я тоже, хороша, балда. Могла бы и предупредить!" - но делать было нечего, Марина поплелась за Гаспаром, понимая, как прокололась.
   - Хорошо, это твоя дочь, и тебе решать, с кем ей лучше быть! - он старался казаться равнодушным, однако блеск в глазах Гаспара потух.
   Он резко повернулся к бегущей ленте и подхватил подъехавший очень во время большой Маринин чемодан.
  
   ...Офис встретил ее более дружелюбно. Еще бы! Статус Марины резко изменился с тех пор, как коллеги узнали о романе с Гаспаром. С одной стороны, женская половина была вынуждена диссимулировать свою неприязнь к Марине, так как по большому счету бороться было уже не за что. Место под солнцем рядом с золотым женихом было занято. С другой стороны, мужская половина откровенно заглядывалась на избранницу одного из самых активных участников холостяцких вечеринок, которого ряды убежденных холостяков лишились в одночасье. По разным соображениям, но все коллеги резко поменяли свое отношение к Марине. Таковы, вообщем, были особенности национального поведения испанцев в рамках принципиально новой ситуации в компании. Нового расклада сил, так сказать.
   Марине было бы приятнее осознавать, что уважение со стороны коллег-менеджеров по другим странам и других отделов было вызвано именно ее профессиональными успехами, а не победами на личном фронте. Но победа есть победа. Новое положение было ей на руку и открывало существенно новый уровень профессионального взлета.
  По-прежнему, желая вычиркнуть из памяти все те воспоминания, что принесли ей столько боли, и вынудившие ее уехать из России, она впервые подумала о возможности всерьез заняться карьерой в стране, которая открывала ей путь к той счастливой и полной жизни, о которой как-то сказал Гаспар.
  Марина привезла подарки-безделушки, типичные народные промыслы из России, абсолютно для всех работников офиса. Даже вредная секретарь получила ручку в жестяном футлярчике и кулончик с финифтью.
  В момент всеобщего галдежа и демонстрации презентов раздался звонок телефона.
   - Марина, тебя спрашивает кто-то из Латвии, - отчеканила секретарь департамента по экспорту.
  "Кем-то из Латвии", оказался литовец Эрландас Трашкевичус. Он был одним из первых клиентов Марины в странах бывшего СССР. Без занудных лишних слов и долгих переговоров Эрландас сделал большой заказ плитки и сантехники по каталогам, открыв у себя в Клайпеде первый салон испанских строительных и отделочных материалов. У них с Мариной быстро сложились теплые отношения, однако он категорически отказывался общаться в письменном виде. Все вопросы решал при личных встречах, либо по телефону. Объяснял это тем, что плохо понимал по-русски. Марина умилялась такому оправданию, ведь они были почти ровесники, и совершенно очевидно, что учились по одной и той же школьной программе. Однако Литва, Латвия и Эстония всячески отказывались от общего прошлого с Россией. Доходило до абсурда. Но с этим временным явлением приходилось мириться, так как по всем остальным параметрам деловые отношения складывались весьма плодотворно.
  - Марина, здравствуй! - послышался в трубке приятный баритон с сильным акцентом.
  - Клуссо ("Привет" по-литовски - прим. Автора), дорогой товарищ, в смысле пан и господин! - пошутила Марина. -
  - Как твои дела? Я только что прилетела из командировки.
  - Я не понял, почему ты прислала мне такое обидное письмо? - послышалось в ответ.
  - Я??????????? Эрландас, ты о чем? - Марина нахмурила брови, судорожно вспоминая хронологию последних контаков с Литвой.
  - О факсе, который ты мне отправила! - прояснил ситуацию тот же голос с акцентом.
  - Я не отправляла тебе факс? Ты что-то путаешь... Стоп... - Марина вдруг сообразила...
  - Эрландас! Подождешь секунду, мне надо кое - что проверить.
  - Окей, - ответил голос с акцентом.
  - Дуня, - обратилась Марина к помощнице, которая в восторге крутила в руках и разглядывала на солнце крупные бусы из янтаря, привезенные из самого красивого города в мире - Петербурга.
  - Ты в Литву факс не отправляла?
  - Си-си! Отправляла, - радостоно закивала головой Дуния, - сейчас принесу!
  Она услужливо положила перед начальницей лист бумаги. Огромный заголовок с логотипом компании и четыре строчки текста... Но какие!
  
  "Уважаемый Господь!
  Настоящим оповещаю - вы нам должны!
  Сумма к оплате 6.021 евро.
  С приветом Дуня"
  
  Марина от души расхохоталась.
  "Дуня с приветом" часто заморгала.
  Марина включила "свободные руки".
  Литовец хмуро сопел в телефонную трубку.
  - И что же тебя тут особенно оскорбило? - смешливо спросила Марина, обращаясь к сопению на берегу Балтийского моря. - Будь ты Господь, а мы бы тебя господином назвали, тут было бы понятно - в звании понизили, а наоборот, это же к чести твоей, ты не согласен? - она подмигнула оторапевшей Дунии. Та перестала крутить янтарные бусы и положила их на край своего рабочего стола.
  - То есть, ты так пошутила? - спросил голос с акцентом.
  - Нет, дорогой, - ответила Марина, - я бы сказала, что Дуния, все очень правильно сформулировала. - Ты, кстати, по фактуре оплатил нам счет?
  - Нет... Пока нет, - спохватился голос с сильным акцентом.
  - То есть, ты нам должен. Значит, Дуня снова права... Ну, а что с приветом... Так мы все немного того, с приветом. Ты вот, например, по-русски плохо понимал, а тут обиделся...
  - А кто такая Дуня? - спросил Эрландас с меньшим акцентом.
  - Дуня, наша новая менеджер по Восточной Европе. Уверена, что вы подружитесь, - подвела итог Марина.
  - Хорошо, я заплачу в ближайшие дни. До свидания! - попращался литовский дистрибьютор на хорошем русском языке...
  
  Дуния густо покраснела. Бедняжка не могла выговорить ни одного слова. Марина успакоила ее.
  - В следующий раз вместо "С приветом Дуня" напиши "Искренне Ваша, навеки Дуняша!" - ему понравится.
   И озорно подмигнула еще не оправившейся от конфуза коллеге.
  
  
   Для чего нужны женщине маникюрные ножницы?
   Сославшись на не разобранные чемоданы и усталость от двойного перелета, Марине удалось перенести свидание с Гаспаром.
  Квартира, которую любовник заметно улучшил в её отсутствие, встретила её тоскливым молчанием. Гаспар решил устроить Марине сюрприз и купил новую мягкую мебель, предварительно перекрасив стены в её любимый персиковый цвет, набросал на диваны множество расшитых подушек, застелил пол персидским ковром. В салоне, спальне и детской комнате поставил букеты свежих цветов.
  В спальне на дверце зеркального шкафа и на постели висели и стояли фирменные пакеты от LOEWE, ESCADA и ALBERTA FERETTI с новыми нарядами, на полу три коробки с обувью от SERGIO ROSSI, LUCIANO PADOVAN и PONS QUINTANA... "Приодел Принц свою Золушку," - подумала Марина и улыбнулась.
  
  В ежедневных услугах Терезы Марина больше не нуждалась, но Гаспар настоял, чтобы помощница приходила хотя бы раз в неделю и занималась уборкой, стиркой и глажкой. От Ники остались игрушки, которые после косметического ремонта Гаспар заботливо положил практически на те же самые места, где они были разбросаны до отъезда в Питер. Глядя на всю эту красоту, Марина загрустила. Конечно малышка будет скучать без нее, а Марина по дочурке еще больше. Но родители правы, ей надо разобраться с прошлым, все взвесить и принять ряд важных решений, как дальше быть, что делать с контрактом и как планировать будущее с Гаспаром, если только оно у них общее.
  Однако прежде всего надо выяснить, что в портфеле, который перед смертью спрятал муж...
  Она забралась с ногами на новый диван, взявь с собой черный портфель, и стала аккуратно открывать замок маникюрными ножницами, стараясь не поцарапать дорогую кожу...
  Содержимое портфеля не просто ошарашило, но и ввело в состояние оцепления.
  Пересмотрев сначала бегло, а затем более детально документы, Марина насчитала пятьсот тридцать восемь сокращенных копий купчих на квартиры и дома в Подмосковье на свое и мужнино имя, а также несколько выписок из счетов, о которых ничего и не подозревала. Суммы пугали количеством нулей. Еще более удивительным было то, что все они были валютные. Более того, Костиным почерком было исписано две страницы с детальными инструкциями, что и как ей делать, если с ним что-нибудь случится. Удивительно и парадоксально казалось именно то, что Костя настаивал на выезде в Испанию, где, в частности, во время их совместной поездки он открыл счета в двух Испанских банках и одном в Андорре.
  Марина вновь взялась за письмо, написанное мужем:
  " Девочка моя любимая!
  Если ты держишь это письмо, значит я не смог провернуть все согласно заранее составленного плана, в чем-то прокололся. Но, как говорится, риск-благородное дело. И рисковать ради тебя - истинное счастье. Поверь мне!
  Ты для меня, малышка, самый дорогой, самый светлый и , самый добрый подарок, который когда-либо мне преподносила судьба. С тобой и ради тебя я стал лучше, чище, добрее. Я так часто вспоминаю наше знакомство...Помнишь?..."
  Из глаз Марины потекли, побежали слезы. Как же не помнить? Конечно, она помнила каждый миг той нелепой и, отчасти, опасной для нее ситуации...
  ... Проливной дождь вперемешку с градом застали ее врасплох на выходе из Университета. Белая футболка и юбка промокли насквозь, с носа капало, на стоянке такси не было ни одной машины. Она бегом завернула за угол и вдруг замерла. На самой середине проезжей части прибился к асфальту маленький, совершенно белый котенок. Вода и град в буквальном смысле распластали его по проезжей части. Малыш дрожал всем своим крошечным тельцем,беззвучно открывая розовый ротик, а из-за угла, откуда только что свернула Марина, повернула машина. Времени на размышление не было. Марина бросилась под колеса автомобиля, подхватывая крошечный комочек.
  Лязг металла. Звук тормозов. Ругань, открывающая все богатство русского фолклора. Водителем оказался парень красавец в бежевых брюках и светло-бежевой футболке, который с вытаращенными глазами кинулся к Марине, прижимающей котенка к груди, у самых колес передней части бампера его BMW X5. Живописная картинка из серии...Впрочем, было не до сравнений.
  - Ты с ума сошла, ...твою мать! Совсем ошизела? - парень неуклюже подхватил Марину за руку, поднял ее на ноги. - Жива? Что-нибудь болит?
  - Жжжива. Нничего не болит, - то ли от страха, то ли от холода дрожащим голосом ответила Марина. - Сам дурак, не видишь, котенок на дороге!
  - Садись в машину, живо! То же мне, Председатель общества спасения животных.
  Они сели в его машину. Мокрый комочек наконец издал звук, похожий на писк.
  - Не задавленный, так задушенный, отпусти руки, он у тебя задохнется, - сказал парень, показывая на котенка, которого Марина изо всех сил сжала у себя на груди.
  - Я - Костя. Как тебя зовут?
  - Марина...
  - А кота - Бетховен? - он хитро сщурил глаза.
  - Почему Бетховен?
  - Ну, еще вариант, Дурик. Он либо глухой, либо глупый. Чего на дорогу вылез -то? Дома плохо кормят?
  - Я не знаю, чего он на дорогу вылез. Наверное хотел перебежать. А тут ливень с градом, испугался. - Марина развивала мысль совершенно серьезно, почесывая малыша и стараясь его подсушить.
  Парень, представившийся Костей, молча включил отопление и направил теплую струю воздуха прямо в мордашку котенка. Тот поморщился и громко чихнул.
  - Жить будет, вопрос в том, а поумнеет ли.? - Костя снова посмотрел на Марину.
  Промокшая до нитки спасительница белого комочка вызвала у него прилив нежности. Поэтому чуть тише он спросил:
  - Ты и правда в порядке, я не задел тебя? Куда тебя подвезти?
  С того дня они стали неразлучными. А Кот, его назвали не Бетховеным, а просто Максом, и вправдву оказался глухим, на генетическом уровне, хотя чисто внешне его дефект не был замечен. Короткошерстный, голубоглазый, очень игривый, он стал членом семьи Марины, а позже и Марины с Костиком и Никой...
  
   "...Любимая моя, что-то вышло не так...Прежде всего прости меня за беспокойство, за боль, которую я тебе причинил. Клянусь тебе, я не хотел, чтобы все так получилось.
   У меня возникли кое-какие проблемы, которые я не могу решить сейчас. Не все зависит от меня. Поэтому во избежание разборок, в которые тебя могут вовлечь, я открыл эти счета на наши с тобой имена. Особенно это важно, если нам придется выезжать по одиночке, или только тебе. Девочка моя любимая, ничего не бойся. Они не знают наверняка, что купчии и деньги у тебя, но будут пытаться это выяснить. Поэтому постарайся снимать маленькими суммами, до 3000 евро, и пока не покупай себе ничего слишком заметного. А я попытаюсь разрулить ситуацию, чтобы тебя быстрее оставили в покое. Одна просьба, не трогать андрорский счет. Пусть этот будет наш с тобой неприкосновенный запас. Больше ничего рассказать не могу.Так лучше для тебя. Для Ники, для вас всех.. Выезжай немедленно, с любой визой. И помни наше с тобой НАВСЕГДА.Люблю тебя больше жизни. Костик."
   Далее следовал список логинов и паролей для доступа к счетам через Интернет и еще раз просьба снимать деньги небольшими суммами, по возможности до 3000 евро за раз.
   Нехорошее предчувствие тошнотой подкатило к самому горлу, желудок сжался в противный спазм. Так отвратительно Марина себя чувствовала всего два раза в жизни. Первый раз, когда сдавала вступительные экзамены, хотя золотая медаль ей гарантировала поступление без проблем.
  Второе такое нервное потрясение она пережила, за несколько месяцев до свадьбы, на одной из вечеринок, устроенных в холостяцкой квартире Костика в Москве. На вечеринке Костя представил Марину как будущую жену и просил всех присутствующих обращаться к ней как хозяйке дома. Марина отправилась на кухню за новой порцией кофе и неожиданно стала свидетелем выяснения отношений между будущим мужем и какой-то девицей, которую так и не удалось рассмотреть, так как их разговор происходил в приоткрытой ванной комнате. Что говорила, всхлипывая, девица Костику, Марина не расслышала, однако больше обескуражил непонятный ответ Кости незнакомым жестоким тоном: "...Павел не должен об этом узнать." И далее всхлипывания девицы и ее мольбы: "Ты же мне обещал. Что же теперь с нами будет?".
  Что было делать в такой ситуации Марине? Она не была специалистом по подслущиванию и подглядыванию. Ответ напросился сам собой - просто убежать из дому в слезах...
  Костик тогда полностью искупил свою вину, бросившись следом за Мариной и очень аргументированно объяснил, что девушка - его бывшая сокурсница, которая долгое время в него была влюблена, и с которой у него случился роман, но все закончилось, когда та вышла замуж, а Костя как раз познакомился с Мариной. Однако ревнивая подружка настаивала на свиданиях, даже после регистрации своего брака с другим мужчиной, поэтому она пришла на вечеринку вместе с другими приятелями по старой жизни и, воспользовавшись случаем, кинулась выяснять отношения. Но Костя не мог допустить скандала и создать неудобства Марине...
   Его пафосная речь произвела нужный эффект. Марина стала приходить в себя. Костик даже предложил Марине познакомиться с той девицей, чтобы выяснить раз и навсегда все недомолвки. Марине стало стыдно, и она, естественно, отказалась от очной ставки.
  Тогда они еле-еле дождались, когда последний гость покинул празднично оформленные по случаю помолвки и скорой регистрации брака, апартаменты, и бросились в объятия друг другу, будто бы это было в первый раз. Наверное та ночь стала точкой отсчета жизни Ники. По крайней мере так всегда хотелось думать Марине, ибо Ника родилась ровно через девять месяцев...
  У Марины никогда не было сомнений в том, что Костик ее очень любил, искренне и навсегда. Именно это слово, "Навсегда", они заказали граверу внутри своих обручальных колец.
  Костя рассказал ей во всех подробностях всю свою жизнь. Без особого стеснения упомянув любовные истории, которые, по его словам, не имели ничего общего с любовью к Марине.
  Ей нравилось, что муж никогда не отзывался плохо ни об одной из своих женщин. Костя отшучивался, что секс в большинстве случаев стал причиной потери подруг. Объяснил это Марине просто - после случайного секса невозможно вернуть назад прежний тип отношений, где никто никому ничего не должен.
  Сейчас, перечитывая документы, Марина ловила себя на мысли, что на самом деле не так уж хорошо знала своего мужа, так как не переставала удивляться тому, что читала и открывала для себя. Секретов, которые он хранил, пусть и не от нее, а для нее, было слишком много. И как не крути, получалось, что за пять лет, которые Марина провела с Костей, она так и не приблизилась к его душе. От таких мыслей стало обидно. Воображение рисовало неприятные предчувствия. Самолюбие было здорово задето. Выходит, муж просто хорошо играл выбранную для себя роль. Он всегда умел найти именно те слова, которые Марина была готова и хотела услышать. Он, получается, отлично знал женщин и четко просчитывал их реакции.
   Оторвавшись от чтения письма с инструкциями, она стала вспоминать последние разговоры с Костиком, когда тот пытался объяснить про вакуум в законодательстве, которым пользовался вместе со своими партнерами... Все-таки риск был... И какой! Он даже рассматривал вариант выезда за рубеж, и тот факт, что заранее все продумал и подготовился, сейчас по-новому заставил Марину посмотреть на ситуацию. В памяти вспыхнули фрагменты других разговоров: со следователем Орловским, когда его вопросы показались Марине нелепыми и неуместными. А ведь по словам мамы он совсем недавно снова звонил и справлялся о Марине, интересовался партнерами Кости из Москвы. Мамины комментарии по поводу молчаливых звонков на их квартиру, наконец звонки с просьбой пригласить Костика почти через год после его смерти сюда, в квартиру в Испании.
  Вдруг Марина поняла, что документы, на основании которых она стала собственницей чуть ли не целого городка в Подмосковье и разрозненных объектов Московской области, а также пользователем ряда валютных счетов, напрямую были связаны со смертью мужа. Стало страшно. Слезы наполнили ее бирюзовые глаза, покатились по щекам.
  Захотелось с кем-нибудь поговорить...Но с кем? И с чего начать? Что было важно сейчас в первую очередь? Неожиданное наследство не принесло чувства радости или ликования.
  
  ?17 Весна 2009
   Лена Филимонова.
   Леночка Филимонова жила в Финляндии уже пять лет. Лучшая подруга Марины еще со школьной скамьи, а потом и по университету, она не перестала быть близкой даже тогда, когда Марина уехала по контракту в Испанию. Они писали друг другу длинные письма и хихикали два раза в месяц по телефону, несмотря на дорогущие международные тарифы. Марина съездила на вторую свадьбу рассудительной и ухоженной подруги, а Лена не оставила ее ни на минуту в день похорон Кости, помогая Марининой маме и на девятый, и на сороковой дни готовить столы для гостей.
   ...Всегда весьма критичная по отношению к мужчинам, Леночка редко, когда появлялась в компании одна, чаще в сопровождении интересного джентельмена, с которым расставалась без сожаления через некоторое количество лет и также быстро организовывала появление в своей жизни нового мужчины, не менее интересного, чем предыдущий субьект временного обожания. Однако сентиментальной не была и отличалась среди других Марининых подружек очень реальным подходом к теме отношений между мужчиной и женщиной. Всегда экономически независимая, с собственным бизнесом, компанией по международным морским перевозкам с центральным офисом в Хельсинки, она называла вещи, поступки и людей конкретными терминами, оспаривать которые было бы неразумно. Но и никогда не обижала специально. С Мариной они любили друг друга, как сестры, с самого детства, и понимали друг друга с полуслова.
   Что ж, именно такая советчика больше всего была нужна Марине в решении задачки с массой неизвестных и нарастающим чувством тревоги.
   - Ленуся, привет, моя хорошая! - стараясь казаться спокойной и беззаботной, сказала Марина, услышав в трубке знакомый голос.
   - Маруся! Сколько лет! Ты куда пропала, бесстыдница! Я тебе оборвала телефон, уже успела рассориться с твоим автоответчиком, - радостно защебетала подружка.
   - Я была в командировке в Питере, решилась все же оставить родителям Нику, вчера только прилетела... - ответила Марина, чувствуя, как знакомое чувство теплоты и безграничной благодарности к подруге, которая всегда была в отличном расположении духа, охватило все тело. Пальцы, заледеневшие на нервной почве, снова порозовели.
   - Как Ника? А родители? Вот им наверное радости с внучкой повозиться! А ты теперь у нас свободная девушка на выданье? Надо обсудить в деталях кандидатуры всех потенциальных любовников!
   - Ленуся...- начала Марина и запнулась. ...У меня к тебе дело на миллион, хочу совета...но страшно даже начинать рассказывать... Это о Костике... Жаль, что мы не дома...я бы приехала к тебе на чай, как прежде, в той жизни...- неожиданно для себя она почти задохнулась. Ком, подкативший неизвестно откуда, вырвался наружу хриплым всхлипыванием...
  - Мусь, что-то случилось??? Послушай меня, девочка моя! Я же тебе названиваю, чтобы сообщить, что в среду, то есть, завтра, прилетаю на международный транспортный салон к вам в Барселону! И останусь до следующего вторника!
  - Да ты что! Боже мой, как здорово, Ленуська! Тебе даже не представить, как ты мне нужна сейчас и именно здесь. Когда твой рейс? Я тебя встречу в аэропорту, и никаких отелей! Имей в виду, Гаспар отремонтировал мне квартиру, Ники нет, я совсем одна и совершенно свободна до следующей недели. Генеральный щедро одарил меня тремя днями отдыха помимо выходных.
   - Записывай. Рейс Хельсинки-Барселона, компания Эйр Финланд, FIF 399, прибытие в 19:20 по вашему времени. Всё. Целую! Поехала домой собирать чемодан и составлять список для шоппинга. Вот тебя помучаю!!! Кстати, еду инкогнито, а посему бойскаутов в нарядах тореодоров, красный ковер к трапу и оркестр ветеранов гражданской войны можно не заказывать, чтобы богатых отпрысков эпохи франкизма не распугать! - хохотнула подружка и повесила трубку.
  
   Игра по новым правилам
   Рейс финской бюджетной авиакомпании прилетел по расписанию, и Лена вскоре появилась в модном плаще и с небольшим чемоданом на колесиках от SALVADOR BACHILLER, который они с Мариной выбрали в предыдущий приезд накануне ее нового бракосочетания. Шоппинг, как известно - это идеальное средство для снятия любого женского стресса, а в Ленином случае - перед началом новой супружеской жизни теперь уже с финским мужем (первая попытка, то есть, первый муж Лены был с британских островов. Однако скоро пришлось вернуться обратно, из замужа, так как английский джентельмен все-таки юмором не вышел).
  Марина выложила ей все, что накопилось за последние четыре недели. Нет, за последние месяцы. О том, как было трудно, как не хватало понимания и родного языка, как скучала она по родным и близким,...а как тосковала по Костику, как часто не знала, с кем поделиться своими переживаниями, попросить совета, как поступить...Как неожиданно, но стремительно завязался роман с Гаспаром... А тут вдруг такой сюрпиз!!! Она не забыла рассказать про странные звонки, на которые ответила Тереза, про пакет с фотографиями, про портфель и его содержимое...про странную реакцию отца, и, наконец, про свои и мамины подозрения, что Костик не погиб, а был убит...
   Лена слушала молча, взгляд огромных карих глаз, обрамленных длиннющими бархатными ресницами, остановился на одной точке...
  - Тааааааааак, - после некоторой паузы протянула она. - Что мы имеем на сегодняшний день в древней Греции? - задала Лена риторический вопрос из какой-то юморины... И сама себе ответила:
  - Самое главное - не надо суетиться. Всё очень странно, очень. Я бы даже сказала... и ты извини меня за откровенность, что за такое наследство кто угодно сам сядет за руль Камаза, прости Господи, и сотрет в порошок обладателя такого количества недвижимости в Подмосковных районах. Ты знаешь, какие там цены на землю? А квадратный метр построенной площади вообще растёт как на дрожжах. Кстати, а где эти фотографии, дай-ка посмотреть!
   - Лен, я не понимаю, почему эти купчии Костя на нас оформлял, если должен был их отдать кому-то... Марина поднялась, вытащила конверт с фотографиями, протянула подруге и продолжила:
   - Ну, чтоб не делиться ни с кем... Может, сначала у него и были намеренья честно вести бизнес...А потом от таких деньжищ у кого угодно крышу понесет... И потом, какой честный бизнес в России?
   - Но ведь купля-продажа недвижимости, если об этом речь, не имеет ничего общего с криминалом? - осторожно ответила Марина на реплику подруги.
   - Абстактно - нет. Но мы не знаем, у кого, каким образом и на каких условиях все это скупалось. Не на свои же! Кто-то финансировал, например, а значит, имел право на часть земель, может на половину, а может, и больше. Мы с тобой этого не знаем. Марусик. - Лена ласково погладила подругу по голове, видя, каким озабоченно-серым стало ясное личико Марины. Бирюзовые глаза потускнели....
   - Тут многое непонятно... - продолжила Лена, перелистывая документы. - Ведь чтобы заполучить эти купчии, заметь, от конкретных людей, надо понимать, что Костя был не сирота казанская и не бездетный холостяк. Всё, что оформленно на него и тебя одновременно, после его смерти переходит к тебе и Веронике. По большому счету тебе не надо было даже заявлять на права этой части наследства в течение 6-ти месяцев после его смерти, коль скоро ты везде фигурируешь как совладелица. И Ника тоже имеет право на половину имущества, если других детей у него нет... - и оборвала фразу с неудачным предположением...
   -...но если в течение 6-ти месяцев на это добро больше никто не позарился, Маруся, ты не просто богатая, ты ОЧЕНЬ богатая наследница...не совсем своего наследства...
   Марина смотрела на подругу, глаза налились слезами.
   - И какие могут быть другие дети? Он так нас любил...
   Новая волна дрожи прошла по всему телу... Воображение рисовало ужасные сцены наезда Камаза на крохотный Вольво, окровавленное тело мужа, его внимательные, широко раскрытые, но мертвые, глаза...
   - Муся, успакойся. Давай прервемся, а?
   - Нет-нет, я в порядке, извини, я слушаю тебя, Лена, говори, говори. Всё, что думаешь, не щади меня!
   Лена смотрела на Марину, и сердце сжималось от жалости к любимой подруге, такой несчастной и такой испуганной... Но лгать и не придавать важности ситуации она не могла. Поэтому продолжила, глядя на Марину как можно ласковее:
   - Я допускаю, что он понимал, что ходит по краю лезвия, поэтому не стал тебя посвещать в свои дела. Меньше знаешь, лучше спишь. Он, безусловно, знал, что очень рискует, когда занялся обналичиванием жилищных сертификатов у военнослужащих. От сумм, фигурирующих в каждом таком сертификате, судя по записям, обналичивалось через продажи объектов недвижимости не более 70%. То есть, люди получали еще меньше, чем назначало им государство. А значит, было много недовольных... Вот придурок! Как, впрочем, все мужики! Это же самая настоящая подстава! И наверняка он не работал один, то есть, вполне вероятно, что часть этих квартир и земель Костик себе присвоил, не поделил... Безусловно те, обиженные, захотели или захотят получить свое... И если абстрактно... партнеры твоего мужа должны искать эти купчии в первую очередь через тебя...
   Марина встала и пошла на кухню за соком.
   Лена отвлеклась на фотографии и остановилась на одной, где на первом плане была Ника на качелчях, а на заднем, около дерева, стояла худая блондинка. Странно, что-то знакомое было в этой фигуре.
   Марина вернулась, молча протянула подруге стакан с апельсиновым соком и села рядром.
  Лена отложила фотографии и снова вернулась к бумагам, медленно листала документы, которые Марина обнаружила в портфеле, вчитываясь в некоторые обзацы, возвращалась на страницы, уже перелистанные...
  - Смотри - ка, что у нас получается. Практически весь жилой комплекс военного городка на станции Черная-1 перешел вам в собственность на основании приобретения путем обналичивания жилищных сертификатов от Министерства Обороны в течение марта, апреля и мая 2001 года. А вот эти земли вам были проданы жителями Подмосковной деревни Червонка в июне тоже 2001-го... То есть, почти за 4 месяца вы с Костей превратились в крупнейших землевладельцев на территории, где планировалась элитная застройка. Вот тут и планы новых застроек... Если эти документы пропали, и их ищут, логично, в первую очередь, искать тебя, чтобы выяснить, знаешь ли ты обо всем этом, если да, то что именно, и как у тебя это забрать или разделить, если не все по задуманному плану должно было бы записано на вас...
   - Лена, а ведь мы в конце июня как раз в 2001-ом ездили на две недели в Испанию...- медленно произнесла Марина, вспоминая, как первые четыре дня она провела одна с Никой на пляже, так как Костик, нелюбивший пассивный отдых, и будучи аллегиком на соленую воду, взял в первый же день машину на прокат и поехал кататься, сказав ей потом, что смотрел недвижимость на побережье. Тогда она удивилась. Про аллергию на соленую воду у мужа, она никогда не слышала...но и на соленое море они никогда не выезжали вместе летом, это тоже было правдой.
   - Девочка моя, за четыре дня как раз можно открыть банковские счета и положить туда кучу денег...Вот тебе и объяснение, причем самое простое, когда он все это успел сделать. Если все счета были открыты практически одновременно,ты прикинь, какие бабки он вывез и обезопасил за пределами России!
  Марина задумалась. Лена могла ошибаться в мелочах или деталях, но по большому счету и в главном с такими аргументами и фактами было бы глупо спорить. Ей тоже понятно, что слишком много странностей и совпадений произошло за последние недели. Невидимые преследователи явно активизировались. Интересно, почему именно сейчас? Допустим, Костя прибрал к рукам документы на земли, которые условно должны были быть поделены, например, с московскими партнерами, или Сашкой Щукинуым и Мишей Беркутовым... Все, что можно было обратить в валюту, он вывез в Испанию... Потом погиб... Но купчии на дома успел спрятать. Недвижимость, она и в Африке недвижимость. И у нее сейчас есть конкретный владелец - Марина.
  - Не пугай ты меня! Я и сама об этом уже думаю второй день. Не знаю, правильно ли сделала, что оставила Нику в Питере. - Марина была расстроена и обеспокоена не на шутку.
  - Муся, скажи мне такую вещь? - спросила вдруг Лена. - Мама тебе что именно про звонок следователя сказала. Чем именно он интересовался?
  - Московскими партнерами Костика. Мама так и сказала. Что Орловский хотел уточнить, не поддерживаю ли я отношений с московскими партнерами мужа. А что?
   - Раз он такой настойчивый и продолжает делом интересоваться, значит, не просто знает больше, чем ты думаешь, а располагает фактами, которые у него не сходятся там, в Москве. - уверенно заявила Лена.
  - Ведь будь Костина смерть действительно несчастным случаем, зачем Орловскому портить статистику нераскрытых преступлений, полтора года спустя? Ну так что именно он тебя расспрашивал?
  - Ничего. Я тогда в полной прострации пребывала. Он наверное решил, что я дура отмороженная. Да и что мне ему было рассказывать? Если бы этот портфель тогда всплыл...А сейчас...
  Она задумалась. Орловский должен что-то знать, раз так настаивал с расспросами. Но также правда, что утекло с тех пор много воды. Разве будет он просто так делиться информацией с Мариной, которая тогда не смогла вообще что-либо ему объяснить.
  - Надо подумать, на какой козе и при каких обстоятельствах подъехать к этому следователю. Прямо ирония судьбы какая-то...теперь я вот сижу и ломаю себе голову, как бы так его спросить, чтобы он наверняка ответил на все мои вопросы? - Марина вопросительно посмотрела на подругу.
  - Думаю, что Орловского надо ставить в известность и сообщить ему, что тебя, видимо, уже здесь вычислили, Маруся, - осторожно сказала Лена, стараясь не пугать подружку. - Если он о чем-то подозревал или что-то раскопал, это однозначно должно касаться московских партнеров Кости. То есть, надо узнать, кто эти люди, постараться выяснить, в чем конкретно заключаются их претензии и договориться.
  - Тогда Орловский спросил меня про одного конкретного человека. Подожди-ка. То ли Белокопов, то ли Белокоров. Ой, нет, Белокуров, да, точно, Павел Белокуров.
  И добавила изумленно:
  - А что, с убийцами можно договориться?
  - Договориться можно, моя хорошая, с кем угодно. Вопрос в том, сколько это будет стоить? - ответила Лена. - Белокуров, говоришь... что-то очень знакомое. Ну, ничего, я обратно еду через Москву, выясню.
  
  
   Какой дурак придумал про загадки русской души?
   С тех пор, как Марина вернулась из Питера, Гаспар никак не мог остаться с ней наедине. Ему было совершенно непонятно, почему Марина его избегает, хотя внешне казалась ласковой и внимательной. Но на его просьбы провести вечер вместе сослалась на встречу подруги из Финляндии, извинилась и упорхнула домой. А ведь он так по ней скучал все это время.
  Выбирая мебель, давая распоряжения рабочим в рекордные сроки покрасить стены и перестелить полы, обновить кухню...он думал о том, что никогда раньше ни о ком так не заботился. Гаспару казалось, что все его инициативы, желание заметно улучшить её быт, продуманные до мелочей детали, придающие ее новой жизни элементы очевидного комфорта, должны были вызвать восторг и, в качестве премии за его старания, страстные объятия по возвращении из России.
  Ему хотелось во что бы то ни стало выяснить отношения, спросить Марину, что не так, но в то же время он не хотел себе признаваться, что, по большому счету, чуда не произошло. Она не влюбилась без памяти в него так, как он был влюблен в нее. Ведь столько женщин готовы повиноваться любому его капризу, ждать неделями, выпрашивая свидание...а тут, он сам оказался в таком же положении. Своенравный мачо, не знающий отказа до сих пор, чувствовал себя потерянным и униженным... На душе скребли кошки, чувство обиды переполняло его так, что не мог даже ни о чем другом думать.
  На Совете Директоров отвечал вяло, не по теме, чем окончательно разозлил Генерального Директора.
  - Гаспар, останься, - сказал Генеральный, когда Коммерческий Директор почти закрыл за собой дверь просторного кабинета, соединенного с залом для совещаний.
   - Что-нибудь еще? - спросил Гаспар, поглядывая на часы.
  - Это ты меня спрашиваешь? Что с тобой происходит? Ты не в форме, у тебя проблемы? Я не вижу отдачи, отчеты пространные, цифр мало, по Восточной Европе только результаты, которые привезла Марина...
  - Извини, но я сейчас не могу тебе ничего объяснить, наоборот, хотел попросить пару-тройку дней на этой неделе по личным обстоятельствам...Если ты не против...а если против, дружище, я все равно возьму их в счет других выходных или праздников. Мне сейчас необходимо выяснить некоторые вопросы с Мариной. Я был бы очень тебе благодарен, если ты ни о чем не будешь спрашивать. Хорошо?
  - Ну, ты попал! Ты действительно завис на этой девчонке? Да ты что??? Таких, как она, у тебя навалом в адресной книжке мобильного телефона! Это ты из-за нее не можешь собраться с мыслями? Никогда бы не поверил! Вот это да! ...А скажи, твоя загадочная русская душа в постели по-русски постанывает или по-испански, чтоб тебе было понятнее? - Генеральный отпустил сальную шутку, полагая, что, таким образом, разрядил напряженку.
  У Гаспара застучало в висках.
   - Не будь козлом, ладно? Я не просто сплю с этой женщиной, я собираюсь жениться на ней. - И зло дернувшись, вышел из кабинета, громко хлопнув дверью и откровенно выругавшись...
  Выйдя на улицу, он полным ртом набрал воздух. Сердце продолжало стучать в висках. Злость постепенно отступила. Он вытащил мобильный телефон и позвонил Марине:
   - Марина, послушай меня, не перебивая,- решил Гаспар брать быка за рога, - я только закончил совещание Совета Директоров, сейчас заеду домой, поменяю машину и заеду за тобой и Леной на ужин. Сегодня отложи все дела, и после ужина мы поедем ко мне. "Нет" как ответ не принимается, - он заставил себя непринужденно рассмеяться и повесил трубку.
  Марина не успела придумать отговорку, но Леночка, которая всегда умела правильно расставить акценты в своих и чужих отношениях, замахала утвердительно головой в знак согласия отдаться на растерзание краеведу и знатоку местной кухни и ночной жизни.
  - Маруся, ты своего гранда не обижай. Видишь, мужчина понравиться хочет, секса шального, лести легкой... В конце концов он заслужил... Вопросы по Косткиным документам ты ни сегодня, ни завтра не решишь. А жить надо днем сегодняшним и радоваться! Ты посмотри, какую красотищу он тут тебе навел! - она с восторгом провела рукой по мягким подушкам дивана и накинула на себя, словно примеря, платье от LOEWE.
  - Ты вообще себе можешь отвлеченно представить, как избалованный "Дон Педро" по собственной инициативе бегает по магазинам, выбирая краску для стен и потолка, мебель и расшитые бисером подушки? И не смотри ты так на меня! Я всегда на твоей стороне, но тут не могу не признать, что этот мужчина превзошел любые ожидания! Просто бессымсленно искать какие-либо недостатки, ей Богу! - Лена озорно рассмеялась, скорчив смешную гримасу.
  - Лен, ну ты что? Я же его ни о чем не просила! Теперь вот должна быть ему благодарна...Не понимаю, зачем ему было так суетиться... Он же не только диваны откуда-то притащил, ты посомтри, сколько шмоток он купил...Спрашивается, зачем? Или он хочет сказать, что я плохо одета?
  - Ничего подобного! Ему все равно, во что ты одета, хоть голой ходи...так было бы еще лучше. Он просто проецирует на тебя все то, что наблюдал у других своих теток... Он знает, что до шмоток мы все охочие. А если тебе эта красотища не подойдет, мы же с тобой одного размера, и я не позволю, чтоб его подарочки плесенью покрылись, - снова хохотнула подружка и продолжила:
  - Дурында ты, Маруська! Он может быть впервые в жизни о ком-то заботится, причем заметь, по собственной инициативе...Это ж классно! Ты ж под страшной пыткой не признаешься никогда, что чего-то тебе не так или что-то хочется...Гордая и независимая...Ведь так?
  - Ну, допустим, что так... Но согласись, что есть нечто нервозное в том, что он почти год ходил вокруг меня как друг и коллега, а тут, переспав по пьяни, решил заново организовать всю мою жизнь... Я так не хочу...Мне надо время подумать и все взвесить... Я же его не люблю... А к тому же Ника его папиком называет, прикинь! Мне даже кажется, что я напрасно ее у родителей оставила...- Марина смутилась от собственных слов и загрустила...
  - Я дико извиняюсь... - возразила мудрая подруга, - это тебе кажется, что он год вокруг тебя ходил как друг и коллега... на самом деле он в тебя влюблен чуть ли ни с первого дня знакомства. А то, что он так суетится - так это особенность южной нации. Поверь мне, опытной женщине...- Лена театрально приложила ладонь к своей груди и смешно наклонила голову на бок. - Он нормальный, хоть и с тараканами...Они все с тараканами, только с той разницей, что у одних они маленькие, как в старых комуналках, а у других большие и с крыльями, как в Сухуми в советский период... С маленькими таракашками проще достичь взаимопонимания.
  Марина рассмеялась такому необычному сравнению. Лена всегда умела все и всех точно определить...почти как диагноз поставить, но без переборов...Так, чтоб не особенно привыкали к легкой жизни...Это о мужчинах...
  - А люблю - не люблю...- продолжила Лена после некоторой паузы, но уже серьезно... - Знаешь, это весьма относительно... Вот ты Костика обожала, слепо ему верила, в рот смотрела... Но согласись, что сейчас, разгребая это дерьмо, поминаешь его не самыми хорошими словами! Если б он был жив, и ты бы нашла этот портфель, промолчала бы? Вот скажи мне!
  - Ой, Лен, за такое количество вранья крупным оптом - убила бы! Разве ж это жизнь, если такие вещи скрывать??? А недоговорок, вымысла и прочих странностей сколько! Я бы его после такого открытия Америки подозревала бы во всех смертных грехах...и ушла бы или выгнала бы нафиг...
  - То-то и оно, - произнесла в заключение подруга. - А испанец твой весь как на ладони, попыхтит, повыступает...зато ничего в себе держать не будет...поссортится-помирится... В таких отношениях кризисов наверное нет... В худшем случае сентиментальная сиеста.
  - Наверное, - неохотно согласилась Марина. - На самом деле так наверное действительно проще жить, они ведь все вслух обсуждают...И тошноту и задержку месячных...в присутствии едва ли не чужих людей... Как говорится, что естественно - то не безобразно... Никого это не шокирует. Я одна в полуобмороке от таких разговоров пребываю вечно... Ему проще меня обо всем выспросить и сделать так, как мне будет приятно... А я со своим советским воспитанием все жду, когда он сам догадается, чего я хочу...
  В этот момент позвонили снизу.
  Гаспар, как и обещал, приехал за подружками на большой и красивой машине.
  
   Стратегия - термин женского рода
   Ужин получился очень приятный и прошел в легкой, непринужденной обстановке. Проучившись с Мариной в специализированной испанской школе и закончив тот же Филфак, уровня испанского Лене хватило на весь ужин, несмотря на то, что последние пять лет она прожила в Финляндии, общаясь с первым, а потом и вторым мужем, по-английски.
   В ресторан "Rey de la Gamba", название которого переводилось как Король Креветок, популярный и очень известный в городе свежайшими морепродуктами, расположенный в старой части барселонского порта, жених подруги привез их не случайно. Атмосфера царила торжественная, а презентация моллюскового ассорти на громадной подносе произвела неизгладимое впечатление. Несмотря на здоровое чувство голода и страшненькие, но такие манящие глазки на выкате красных креветок, Лена помучила своих друзей еще несколько минут, заставив Гаспара, а потом и пожилого официанта, сделать полтора десятка смешных фотографий на фоне моллюсков, в обнимку с подругой и ее женихом-красавцем.
   Раскрасневшаяся от вина и пьянящего чувства исключительного конфорта, она обратилась к Марине по-русски, кокетливо и озорно поглядывая на Гаспара и стараясь перекричать грумкую живую музыку:
  - Маруська, не дури! Мужик исключительной приятности. Павлин конечно, так это и хорошо... он же гранд, а не просто так погулять вышел...Красивый, обеспеченный, кроме как на тебя, на теток других вообще не таращится... он от тебя действительно тащится. Ой, получился стих. Во как! Хе-хе-хе! Выходи быстрее за него замуж... нам неприлично долго в девках засиживаться...характер портится и горе от ума усугубляется - выдала она, как всегда, безаппеляционный вередикт. Потом перевела Гаспару только фразу про его исключительность и заглотила очередную креветку и еще большую порцию вина, щедро подлитого стареньким официантом.
  Гаспар, понимая, что все-таки лишний, извинился и вышел якобы за сигаретами. Ему было немного обидно, что его снова задвинули на второй план и перешли на непонятный язык и разговоры по душам. Но про загадочную русскую душу он уже был наслышан. Черт ее побери!
  Марина, оставшись наедине с подружкой, произнесла:
  - Лен, не гони ты меня замуж! Мне надо сначала разобраться с Косткиными бумагами... Мне даже не рассказать этого Гаспару...Что он обо мне подумает? Точно решит, что я и русская мафия - близнецы-братья...
   - А что, в рядах мафии нет случайно заблудившихся приличных граждан? - пошутила Лена и продолжила:
  - Ты права. Твой Гаспар с его цивилизованным воспитанием и природной добротой и даже простотой, не сможет даже представить всего объема проблемы...а проблем они не любят, особенно чужих...Хммммм...надо подумать, как его подключить к делу, при этом не испортив ваши отношения...
  
   Посоветовавшись еще немного, они решили направить свое расследование по двум направлениям: собственно Москву, где у Лены было масса знакомых, клиентов и просто воздыхателей, и куда она ездила примерно раз в месяц. Испанские и андорские банки на предмет нынешнего сальдо, возможностей обналичивания или перевода на другие счета - это должна была выяснить Марина.
  Следователя Орловского решили пока не беспокоить, а подключать в последний момент, предложив обменяться информацией.
  
   Думай плохо и будешь прав!
   Лена стояла под душем после того, как Гаспар и Марина завезли ее домой, и уехали к нему, попращавшись до завтра, и размышляла о том, как помочь подруге разобраться в сложном клубке интриг, оставленным покойным мужем. Если "покойный" происходит от слова "покой"...в данном контексте "покой нам только снился". Вот придурок!
   Если честно, несмотря на безумную влюбленность Марины в мужа, Лене он не нравился никогда. Но о своих антипатиях с подругой Лена не спешила делиться. Маруська просто сияла каждый раз, когда рассказывала про своего Костика... Не будет же она, лучшая подруга, отравлять Мусику ее хорошее настроение. Но... Ей всегда казалось, что в Костике Заславском есть нечто мутное, недоговоренное, непонятное.. .Слишком уж он был сладким, внимательным, всегда и для всех находил нужные слова... Одним словом, идеал.
   - Но мы-то, умные женщины, знаем, что идеальных мужиков нет. Это мы, женщины, прилетели на планету Земля в поисках совершенства, а их, мужиков, изгнали с другой планеты за ненадобностью. Вот мы тут и встретились, почти случайно... - продолжала вслух сама с собой Лена, когда чистила перед зеркалом зубы.
   Короче говоря, идеальность Кости ее всегда настораживала. В нем были лагуны, нехорошие, о которых не знала даже Марина... Теперь все становилось на свои места. Лена оказалась права.
   Когда он сделал Марине предложение, их женская тусовка решила, что переезд Марины в Москву неминуем, однако ко всеобщему удивлению Костя быстро перебрался в питерскую квартиру к Марине... Однако приехал не на халяву. Он подарил Марине почти новенькую Audi TT, почти сразу же сделал ремонт, и к рождению Ники их квартира имела действительно образцово-показательный вид. Однако потом Заславский снова неделями стал зависать в Москве по делам... Самое удивительное, что Маруська ни в чём и никогда его не подозревала, верила ему бесприкословно, томилась неделями без каких-либо новостей от мужа в столице и всегда его оправдывала. И никогда не выясняла отношений. Бывает же такое!
   Надо бы пробить его московские истории, выйти на друзей, однокурсников, любовниц, партнеров. Надо было вернуться в Финляндию, организовать работу своего офиса в Хельсинки, напомнить мужу о том, какой он у нее бриллиантовый и любимый и прокатиться в Москву на разведку. Она поможет подруге разобраться в этой истории...Вот Костька козел!
  Вспомнился еще один фрагмент с похорон, который тогда оставил неприятный осадок, но потом Маруся уехала в Испанию...Та девица в церном платье. Лена обратила внимание на красивую молодую женщину, чуть их постарше, которая непонятно с кем приехала. Она явно была из московской тусовки, наверное чья-то "прихехе", - подумала Лена...Но незнакомка держалась одна. Потом от окна перешла к комоду, рассматривая семейные фотографии, которые Маринина мама с любовью расставила в красивых рамочках.
  Когда незнакомка взяла в руки фотографию Марины, Костика и Ники, Лена незаметно подошла к ней сзади и наигранно протянула в самое ухо:
   - Вы ничего не пьете?.. Я Лена, мы с Мариной дружим со школы, а Вы, простите, кто? Вы были знакомы с усопшим?
  Незнакомка от неожиданности вздрогнула.
  -Да-да, мы были знакомы... это чудовищная трагедия... - рассеянно пытаясь оправиться от внезапно навязанного разговора, ответила она. И добавила:
  - Это трагедия для всех нас...
   Лена смотрела ей в лицо, противно сщурив свои красивые глаза... Эта холеная московская пассия, которая не торопилась представиться по имени, Лене не нравилась. Этой дамочке очевидно не было здесь места... Странная особь...
  На той фотографии, что Марина показала в конверте Лене с остальными снимками, маячила тоже худая блондинка. На секунду мгновения Лера подумала, что слишком уж много совпадений... Но тут позвонил муж, и она отвлеклась на любовное воркование и телефонный секс. Огонь любви надо поддерживать всеми существующими способами, иначе зачем все эти новые технологии?!
  Засыпая, она вдруг вспомнила слова преподавательницы испанского в Университете: "Думай плохо и будешь прав!" - есть в Испании такая народная пословица...
  
   За что мужчина любит женщину?
   Надо же, какая странная штука, жизнь. Гаспар всегда избегал привязанностей. Женщин своих менял не реже, чем его друзья, так называемые золотые холостяки. Все его подружки были из богатых семей, часто мелькали на страницах светской хроники.
  Когда он впервые увидел Марину, эта девушка произвела на него очень сильное впечатление. И дело было не только в ее природной красоте. Она была удивительно молоденькая, очень женственная и одновременно очень взрослая... Она не либезила, не пыталась понравиться, не заискивала. Держалась независимо, к решению вопросов подходила серьезно, так забавно хмурила брови.
   "Какая трогательная! Испанки совсем другие," - думал Гаспар, незаметно наблюдая за Мариной.
  Потом оказалось, что она замужем, а еще позже, что ее муж трагически погиб...
  С тех прошло два с половиной года. Многое изменилось. Но когда Марина приехала работать в компанию, он понял, что эта женщина непременно должна превратиться в его жену.
  Он не мог объяснить себе, чем именно она так отличалась от всех остальных... Или нет... Она многим отличалась от всех остальных.
  Во-первых, она была ослепительная красавица, натурльная блондинка с очень светлой кожей и потрясающими бирюзово-синими глазами. Высокая, стройная с красивой грудью и потрясающими ногами. Несмотря на свои 26 лет, она была очень самостоятельная и взрослая, дисциплинированная и организованная, очень уютная, домашня и, очень одинокая, однако никогда не жаловалась. Ни на что.
  О том, что у нее проблемы с квартирой, в которой постоянно летели пробки, он узнал случайно, когда зашел к Генеральному обсудить успехи ночной "охоты" накануне в модном клубе, и столкнулся с Мариной в кабинете шефа и друга. Луис тут же обрисовал ему ситуацию и спросил, нет ли среди знакомых Гаспара желающих сдать компании квартиру в новом районе, так как, та, которой фирма пользовалась для своих приезжих менеджеров, судя по словам Марины, никуда не годилась. Семья Гаспара владела несколькими квартирами в Барселоне, один таунхаус с роскошной террасой, просторным салоном и двумя спальными комнатами, очень уютный, в новом доме, выходящий на Авенида Диагональ и популярный коммерческий центр El Corte Inglés, пустовал уже год. Именно его он и предложил для Марины.
  Гаспар также лично вызвался перевезти Марину в первые же выходные, чем оканчательно рассорился с Альмуденой, последней своей подружкой. Да и черт с ней, вечно всем недовольна!
  Во-вторых, его искренне умиляла та нежность и забота, которой Марина окружала свою маленькую и такую же хорошенькую дочку. Девочка была похожа на куколку, беленькая, с большими бирюзовыми глазами, как у мамы, с белокурыми волосиками, собранными в смешные хвостики, очень воспитанная и очень умненькая. Если бы его спросили, какой должна быть мать его детей, Гаспар, не задумываясь ответил: Как Марина!
  В-третьих, в Марине была какая-то невероятная и манящая внутренняя сила. Она мало рассказывала о себе, но с удовольствием его слушала, причем делала это искренне, задавая множество уточняющих вопросов. За последние недели Гаспар рассказал ей абсолютно все о своей жизни, даже про последние три любовные романа...а потом испугался, не перебрал ли в откровениях? Но она внимательно его слушала, не обрывала и не перебивала, одобрительно и доброжелательно кивала головой, таким образом, что он, как загипнотизированный, рассказывал все больше и больше деталей, даже таких, о которых не распространялся своим закадычным друзьям. Ей было всё о нём интересно, а ему хотелось разделить с ней все свои воспоминания, детские и более позднего периода, поговорить о своих чувствах, страхах и переживаниях, поделиться самым сокровенным...такими секретами, о которых никому и никогда не рассказывал...
  В-четвертых, а может быть, во-первых, при ее внешней сдержанности, Марина оказалась потрясающей любовницей, неутомимой, темпераментной и раскованной, которая чувствовала его настроение и угадывала его желания до того, как он осмеливался о что-либо попросить. Впервые в жизни он занималься любовью с женщиной, а не просто ее трахал. И она стала ему такой дорогой.
  Когда Марина улетела в Петербург, он ужинал за стойкой популярного бара с одним из своих закадычным друзей-холостяков, нежелающим менять свой статус. Узнав, что Гаспар влюблен в русскую коллегу, заржал, хлопнул Гаспара по плечу и сказал:
   - Добро пожаловать в клуб, дружище! Я всегда говорил, что кто не переспит с русской, вообще никогда не познает, что такое женщина! Только ты уверен, что тебе на ней надо непременно жениться?
   Гаспара задело пренебрежение, с которым приятель говорил о женщинах и, в частности, о Марине.
  - Да, я хочу жениться на Марине и, если она согласится, удочерить ее маленькую дочь,- с вызовом в голосе парировал он. - Что-нибудь ещё?
  - Да ты не заводись, спокойствие, - примирительно ответил приятель. - Знаешь, у русских, в отличии от нас, в паспорте ставится штамп о регистрации брака... Я когда узнал, стал паспорт носить с собой и всем русским и украинским подружкам его показывать...Так смешно...верят на слово, никаких бумаг не требуют... А какие минеты делают...не то, что моя бывшая...получит свое и зевать в другую сторону...козлище...
  - Если у меня возникнет проблема недопонимания с Мариной, я попрошу тебя ей объяснить эти тонкости и детали...- съязвил Гаспар и решительным шагом вышел из бара.
  
   Семейный клан Гаспара Вивес Апариси
   Родители Гаспара жили на побережье в 70-ти км от Валенсии, оба принадлежали к богатым семьям и, поженившись в 1953 году, превратились в одну из самых уважаемых и значимых семейств Среднеземноморья. Они владели сотнями гектаров плодоносных апельсиновых садов, транспортной компанией, которая сначала состояла из семи небольших фургонов для доставки апельсинов крупным оптовикам по всей Испании, а когда позволила экономическая ситуация, закупили в Германии еще два десятка трейлеров и расширили поле деятельности в секторе международных перевозок.
  В конце семядесятых на их территориях были обнаружены залежи красной глины, и Дон Висенте Вивес Дьяго первым построил завод по производству керамической плитки. Два года спустя, второй - по производству эмалей для керамики.
   Сегодня он был Президентом Торгово-Промышленной палаты региона, на территории которого были возведены без малого триста заводов по производству кафеля.
  Донья Эсперанса Апариси Ариас была счастлива в браке и с удовольствием рожала детей, мальчика за мальчиком, в надежде когда-нибудь родить девочку, с которой бы могла делиться женскими секретами, ходить по магазинам, в парикмахерскую, на музыку и бальные танцы. Но судьба распорядилась иначе.
  Девочки так и не получилось, но зато сегодня во время семейных торжеств Донья Эсперанса с удовольствием и нетерпением ждала детей в гости.
  Мануэль, старший сын, Директор крупного Издательского Дома и крупнейший частный акционер банка, был женат на Инес, колумбийке по происхождению, но очень европейского типа женщине, по профессии физиотерапевт. Донья Эсперанса не совсем понимала, зачем жене старшего сына работать... Наверное бедняжка очень переживала от того, что не могла родить себе ребеночка. В результате они усыновили Андресито в Колумбии. Дон Висенте нахмурился. "Внук" был слишком темнокожим, почти "инка"...а у них в семье все были светлокожие и почти все светлоглазые, за исключением его любимца, Гаспара. Но Донья Эсперанса прежде всего любила своих детей, а счастье сыновей было ее счастьем. Если Мануэль согласился на усыновление в Колумбии...ну и что! Просто ростишь ребенка, которого не родил сам. Никакой разницы.
  Гаспар, любимец мужа, единственный в семье черноволосый и кареглазый, был очень похож на отца дона Висенте... Красавец и гулена, все никак не мог выбрать себе девушку...А пора бы! Вон, многие его ровесники уже были женаты и по воскресеньям с женами и детишками совпадали с Доном Висенте и Доньей Эсперансой в яхт клубе города на обед. Однако совсем недавно в разговоре по телефону Гаспар заговорщецки сообщил матери:
  - Мама, я наконец нашел себе девушку...Привезу ее на День Матери (первое воскресенье мая в Испании - прим. Автора), она тебе очень понравится. Причем уже с готовой доченькой. Такая куколка. Просто прелесть!
   "О, Господи!" - Донья Эсперанса закусила губу. Второй сын и снова не свой ребенок...хотя... он такой счастливый, каким она никогда его не видела и не слышала...Не буду ничего спрашивать и расстраивать мужа...В конце концов времена меняются... и потом...девочка...Донья Эсперанса улыбнулась. Она так хотела внучку! Наконец-то сбудется ее мечта, и Гаспар оставит ей эту маленькую куколку, которую Донья Эсперанса будет очень любить и еще больше баловать. Она наконец насладится теми радостями, которых не узнала, воспитывая только сыновей...
   Энрике был третьим сыном Доньи Эсперансы. Он, пожалуй, доставлял родителям больше всего забот. Бросил Университет, хотя задержался в Лондоне почти два года и растратил приличные деньги, которые Дон Висенте отправлял сыну в надежде, что тот привезет первый в семье иностранный диплом престижного межицинского ВУЗа. Однако правда оказалась не такой уж и радостной. Сын появился на пороге родительского дома, сообщив, что медицина - это не его поприще, и что он предпочитает ночной бизнес, приехал домой с идеями открыть ночные клубы по типу лондонских, а летом на пляжах будет иметь деревянные помосты с живой музыкой, показами моделей купальников или чего-нибудь еще более легкого...Одним словом, домой вернулся авантюрист. Но это был их сын, и Донья Эсперанса успокоила мужа:
  - Он же к нам вернулся, значит, расчитывает на наше понимание, доверие и любовь. Не отталкивай его, а помоги. Ведь у тебя масса влиятельных знакомых!
  Первым же летом после Лондона Энрике познакомился с симпатичной Хелей. Девушка приехала из Праги на лечение кожи в Испанию, они познакомились на пляже, и с тех пор Хеличка стала частой гостьей Доньи Эсперансы.
  Младшенький, Хосе, закончил Валенсийский Университет по специальности инженер-химик и пришел на завод отца возглавить лабораторию по производству новых эмалей для керамической плитки. Увлекался рисованием и изготовлением фигур из гипса. Его Донья Эсперанса любила больше всего. Он получился небольшого роста, с детства носил очки, много читал, был замкнут, совсем не похожим на старших братьев, но имел удивительное свойство нравиться абсолютно всем. Несмотря на свою природную застенчивость, еще в Университете Хосе обзавелся невестой. Она была из соседнего городка и, закончив Университет четыре года тому назад, вместе работали в химической лаборатории на заводе мужа. Мерседес или Мерче, как звали ее родные и сын, была хорошая, но несколько резкая девушка. Она курила, гоняла на мотоцикле, носила короткие юбки, но, все это, видимо, не смущало сына. Своим материнским чутьем Донья Эсперанса подозревала, что в этих отношениях ведущую роль Мерче не играла, хотя настойчиво пыталась организовать жизнь сына на свой манер. Он никогда не спорил с ней, но и особого восторга никогда не показывал...или Донья Эсперанса чего-то не допонимала.
  Однако, когда сын вдруг объявил, что у него новая подруга, тоже русского происхождения, светленькая и молчаливая девушка по имени Анна, Донья Эсперанса приняла ее с распростертыми объятиями.
  
   Мачо познает русские традиции и страшно удивляется...
   От того, что Марина рассказала Гаспару после страстных и таких долгожданных объятий, он не смог уснуть до утра. В голове путались мысли, отрывки Марининого рассказа, а изображение рисовало диких и грязных мужчин в военной форме, вооруженных до зубов, с огромными красными звездами на пагонах и с автоматами Калашникова. Одним словом, русская мафия.
  Многих вещей он не понял вообще, однако она сформулировла перед ним одну конкретную задачу, в решении которой только Гаспар мог ей помочь, а именно - выяснить, сможет ли она получить информацию о положении дел на счетах, открытых на ее имя покойным мужем примерно два с половиной года тому назад.
  С одной стороны, его безгранично радовало, что Марина наконец-то доверилась ему и впервые за весь период их знакомства рассказала о себе и попросила о помощи. Однако эти детали ее прошлой жизни изрядно напугали Гаспара.
  Но отступать сейчас он не мог, не имел права. В жизни любого мужчины бывают такие ситуации, когда его отступление может быть неправильно интерпретировано. Он не хотел выглядеть трусом в её глазах. Если она считает его способным решить такие сложные и даже опасные вопросы, он сделает это...
  С другой стороны, его несколько озадачил тот факт, что в России мужья могут открыть совместные с женами счета, при этом не поставив тех в известность. Странные традиции. А если бы Марина не нашла распечаток, что же получается? Эти деньги навсегда бы осталисьв испанских банках, а она бы и знать не знала, что они есть. Интересно, а какая там сумма?
  Завтра же он позвонит совему старшему брату Мануэлю, который дружен с региональным директором одного из банков, которые интересовали Марину...
  * * *
   - Маноло, это я, Гаспар! - позвонил в первый утренний час брату Гаспар. В семье старшего брата Мануэля звали МАНОЛО.
  - Здравствуй, здравствуй, душа пропащая! Как дела? Что, дружище, наконец-то решился на стабильность жизни в паре?
   - Откуда ты знаешь? - озадаченно спросил Гаспар и тут же вспомнил, что говорил матери о своих намереньях привезти и представить Марину с дочкой. Правда тогда он не знал, что Марина оставит Нику у своих родителей в России.
   - Новости разлетаются быстро, особенно в рамках одной семьи. Я рад за тебя. Могу уже поздравить? Это серьезно или просто продолжительный роман, обретший хроническую форму, - поддел брата старший Вивес Апариси.
   - Да нет, это не флирт, это дейстивтельно серьезно. Хочу вас всех с ней познакомить в Мамин День, надеюсь, что лоботряс Энрике не свалит куда-нибудь на необитаемые острова.
   Старший брат расхохотался.
   - Не могу тебе ничего обещать. Ты же знаешь, что Энрике непредсказуем. Так что у тебя там?
   - Хотел попросить тебя о небольшом одолжении. Это, кстати, связано с моей невестой, Мариной.
  - Выкладывай, что там у вас за секреты, смогу-помогу. Ты же знаешь.
  - Марина была замужем, - Гаспар запнулся...но ее муж погиб в России, предварительно открыв счета в нескольких испанских банках на ее имя. Я бы хотел попросить тебя пробить состояние дел на этих счетах...
  - Мда...это единственная просьба или будет что-нибудь еще? Спросил неожиданно страший брат. - Если я правильно понял, она русская, твоя Марина, так?
  - Так, - ответил Гасапр, - для тебя это проблема?
  - Да в принципе нет, - задумчиво протянул Мануэль, - просто я только что издал книгу о первых десяти годах так называемой демократии в России... страшные люди, страшная страна, и еще более страшные и опасные методы деления на зоны влияния... будь осторожен!
  - Хорошо, буду...- ответил Гаспар и продиктовал название банков, номера счетов, состоящих из 20 цифр каждый и имена бенефициаров, то есть, Марины и Константина Заславских.
  - Договорились,- подвел итог разговору Вивес Апариси старший.
  - Спасибо, брат, - ответил Гаспар.
  - До встречи у родителей! Не пряч свою невесту, я умираю от любопытства. Инес тебе передает привет, - и повесил трубку.
  
  
   Наш пострел везде поспел
   Прилетев в Москву после Испании и вынужденной задержки дома, в Финляндии, из-за страшного гриппа, подхваченного, где-нибудь в самолете, Лена решила не размениваться на некчемные консультации, позвонив сразу же Щукину. Они оба были свидетелями на свадьбе Заславских, а посему знали друг друга в лицо. Встречались всего несколько раз: на свадьбе, в гостях у Марины с Костей в Питере и позже в Москве, а потом - на похоронах.
  Неисправимый бабник, Щукин, узнав, что на момент знакомства в качестве свидетелей, Лена была почти свободна, полез целоваться. (в те дни подданый ее Величества Королевы Великобритании уже нарисовался на горизонте, но на Маринину свадьбу Лена его не пригласила, так как была свидетелем, а это означало, что нянькаться с неговорящим по-русски лордом было бы некому). Получив по мордам, Щукин не понял, что не произвел впечатления и решил пойти другим путем, то есть, попытался ухватиться за Ленину коленку уже за столом. Вторично получив оплеуху, он слегка приостыл, решив, что девушка нравится ему все больше и больше...
   Услышав Ленин голос, узнал ее моментально, почувствовал горячее в паху. Вот он, случай, когда он ее не выпустит, предварительно не оттрахав за свадебные оплеухи и за день сегодняшний, сел в новенький BMW и покатил к центру Хаммера, в отель "Международная-1".
   Лена предполагала, какой сальный план выстроит Щукин, принимая ее приглашение попить кофе, поэтому выбрала стратегически удобное место в холле отеля, в китайском ресторанчике, что находился прямо напротив входа, и к прибытию Щукина уже заказала апперетив.
   - Вау, какие люди в нашем городе! Леночка! Я сам не свой с тех, пор, как ты мне позвонила, предложив встретиться! Ой. Вру...с тех самых оплеух пять лет тому назад, - и протянул огромный букет роз цвета лососины. - Цвет сальмон - констатировал Щукин, очень довольный собой.
   - По мордам-с ты у меня получил не пять, а шесть лет тому назад. Здравствуй, Щукин, присаживайся.
  Кавалер развязно завалился на полукруглый диван вокруг углового столика и резко придвинулся к Лере.
  - Не топчи меня, Щукин. И не глотай мой воздух... Душно, - сказала она и театрально замахала руками вокруг себя.
  Появился узкоглазый, одетый в национальный костюм, китаец и положил перед Щукиным меню.
  - Водки, 100 грамм и бегом...Понял? - гаркнул он китайцу.
  - Понял, - кивнул в такт китаец и также быстро исчез.
  - Стресс? - деланно заломила руки Лена, пытаясь сделать гримаску, что искренне сочувствует тяжелой жизни Щукина...
  - Да, блин, тут расслабишься...Задолбали, - и шумно хлопнул стопку, которую только что поставил перед ним почти невидимый китаец.
  - Сашуль, мы ж с тобой не каждый день обедаем, поэтому я не в курсе, кто твои враги, а кто тебя долбает...
  - А что, я не против с тобой обедать каждый день...ты что, в Москву перебралась? Если нужен спонсор, ни к кому не обращайся. Графиня, я Ваш навеки...и поднял руки вверх.
  - Да нет, милый, я так и работаю в Хельсинки, но в Москву буду приезжать часто, у меня тут партнеры намечаются...вот хотела с тобой поговорить...у меня же никого в Москве, кроме тебя, нет... Я имею в виду такого человека, кому бы могла доверять...- и внимательно посмотрела Щукину в глаза, медленно опуская взгляд с лица на плечи, грудь и руки...- и снова посмотрела ему в глаза...
  Щукин облезнулся и уставился Лене в разрез на груди.
   - Я, собственно, вот, что хотела у тебя выяснить... Лена скресила руки на груди, незаметно расстегнула верхнюю пуговку и снова положила руки перед собой...
  Щукин не моргал... В душе и под столом все закипало, резко встать в этот момент он не смог бы...
  - Вы с Костиком тогда ведь в строительстве крутились, с застройщиками элитными тусовались... а у меня сейчас есть люди, которые могут любые строительные материалы возить через наши таможенные посты практически контрабасом...Вот я и подумала, что может быть, мы с тобой сможем придумать что-нибудь этакое... ты меня понимаешь, мой товар, твой покупатель, комиссия пополам.. Щукин вышел из транса и уставился на нее.
  - А откуда ты знаешь, чем мы с Костькой занимались?
  - Откуда-откуда, от него же самого. От кого еще-то! Когда он в Питер наезжал с подарочками, пока вы в Москве тусовались, мы с ним много болтали, о вас, о любимых...Вот и знаю...
  - Костька, сука, нас всех тогда подставил... - глаза Щукина зло заблестели, скулы заострились, жилы на шее налились...
  - О чем это ты? - спросила Лена, не ожидав такой реакции Щукина, шутовской тон в голосе которого куда-то исчез.
  - Незадолго до смерти этот мудак потерял портфель с документами очень важными. Нам московские мужики за эти бумаги чуть было яйца на кальмырные кольца не нарезали...всё наезжали, угрожали... еле отбились!
  Лена сделала удивленное лицо:
  - Не понимаю, о чем ты, Котик...
  ... И Котик, глядя в разрез кофточки, почти не моргая, рассказал Лене интересную историю...
  
   Костя Заславский и честь офицера
   Костик Заславский, Сашка Щукин и Мишка Беркутов вместе закончили военное училище связи в Питере и разъехались по назначениям в разные гарнизоны необъятной тогда Родины.
  После развала Союза, практически не сговариваясь, демобилизовались и встретились у Мишки Беркутова в Москве на очередной ежегодний мальчишник, как когда-то договорились, будучи еще курсантами.
  Отец Беркутова служил в Министерстве Обороны и заведовал отделом жилищного имущества, едва ли не первым сообразил, что при возвращении советского контингента из бывших союзных республик и стран Варшавского Договора, встанет вопрос о расселении семей, к чему высшее руководство было не готово.
  Тогда и возникла идея заселения военнослужащих в почти вымирающие села регионов России, в частности, по рязанскому направлению. Однако понятно, встал вопрос морального порядка - объяснить сотням семей, что после роскошных индивидуальных квартир в элитных частях за границей им придется довольствоваться более чем скромными лачужками в самых неприглядных и отдаленных от центра деревнях. Другого варианта нет. Либо временные подселения в уже существующие военные городки, либо - заброшенные села... При этом, Минобороны не торопилось выплачивать компенсации в виде жилищного сертификата, который обналичить семьи не могли, только по безналу в счет жилья, причем того, где собирались жить сами.
  Костик тогда, услышав об этом плане, первым понял, что, если во время подсуетиться, скупив в тех самых селах развалины, можно их потом будет перепродать семьям военных, которые бы по безналичному расчету оплачивали свое новое жилище. Понятно, что единственная форма обналичивания заключалась бы в подписании сделки о купле-продаже некого объекта недвижимости, за который бы покупатель вносил на счет продавца сертификат, выданный Минобороны, получая в ответ купчию на тот дом или квартиру, которую бы команда Костика предварительно находила в рамках заранее обговоренной суммы.
  При оценке жилья, скажем, в миллион рублей, часть стоимости вручалась бы наличными (с каждым из военнослужащих Костик договаривался отдельно), а сертификат зачислялся путем безналичного перевода со счета покупателя на счет продавца в счет приобретенного объекта. Остаток покупатель вносил наличными на момент подписания Договора о сделке.
   Даже сообразив, что покупателя обманули, впарив холобуду стоимостью выше рыночной, семья приобретала крышу над головой, так как по другому только накопленных наличных денег на жилье не хватило бы.
  - Не фига себе, господа офицеры придумали! - с наигранным восторгом присвистнула Лена. - Вот тебе и честь офицера и клятва служить верой и правдой Отечеству...
  - Да какая тут, на хер, честь офицера. Там такие бабки посыпались, тебе не представить. За 25 лет выслуги в самом престижном месте не накопить и не заработать то, что мы заработали, провернув эту операцию с одним подразделением, приехавшим из Чехии, а позже из Преднестровья. Там с семьи, в среднем, получалось около полумиллиона рублей.Только вот у Костика от такого бабла крышу понесло. Перестал нас в свои планы посвещать, самостоятельно стал искать новые объекты...мы с ним как-то сели и поговорили...Он все понял, и попросил подождать до конца весны, начала лета, чтобы честно разделить. Потом-то мы поняли с Мишкой, что он за нашей спиной нашел каких-то мужиков из самой Москвы, при деньгах...застройщиков. С ними разрабатывал новые коттеджные городки уже для новых русских...Денег в конце июня тогда нам с Мишкой дал меньше, чем мы ожидали, но свел с новыми партнерами...а сам уехал с Маринкой в отпуск... Вот тогда московские впервые и забеспокоились. Сказали, что Костик не выполнил договора о передаче им части земель где-то под Коломной, целый военный городок, который мы же и расселяли зимой... Он должен был тогда привезти документы и деньги, чтобы отдать долю купчими москвичам, внести частичную предоплату и под нее получить разрешение на строительство.
  - Котик, - перебила Лена, судорожно запоминания столько новых фактов, которые практически полностью подтверждали их с Мариной версию, - а кто такие московские партнеры, с кем именно Костик имел дела?
  - Холдинг ЕВРОДОМ Павла Белокурова. Известная личность. Сам откуда-то из Сибири, но давно тусуется в Москве. При делах. Крутой. - Он снова опракинул новую стопку, незаметно поставленную китайцем и продолжил:
  - Когда Костька вернулся из отпуска, что-то там у них с Белокуровым произошло... короче, документов не оказалось. Он сказал, что то ли потерял, то ли у него их сперли в поезде. Никто не поверил, и ему дали срок, чтобы все найти или восстановить и привезти для завершения операции. Я сам его высвистывал на ту стрелку. По дороге на объект Костька и попал в аварию. Документов при нем так и не нашли. Ничего не нашли. После похорон в течение шести месяцев пасли Маринку на предмет предъявления прав на наследство, но она так и не появилась. Потом стали звонить в Питер, а она, оказывается, по контракту уехала в Испанию. Мама ее тогда сказала, что оставаться в квартире, где прожила с Костиком столько лет, не захотела. Уехала по контракту... Мы тогда, если честно, боялись, что и на Маринку наедут. Белокуров тогда своих людей на похороны пригнал, но свидетелей, видимо, было до фига... Ее не тронули... Потом все у нас с Мишкой выпытывали про Маринкину семью, но там папа ее очень поднялся в Питере, поэтому трогать побоялись... Мы с Мишкой еле-еле откупились. Пришлось просто отписать на эту команду часть земель, которые нам Костька вручил в качестве гонораров за работу зимой.
   Тут он прервался, заглотнул еще стакан водки, который услужливый китаец снова поставил, когда уносил пустой...
   - Так что лично у меня с тем бизнесом завязано.
   - А этот Белокуров...Как ты думаешь, может быть заинтересован в прямых поставках для своего строительства? - спросила Лена, пытаясь завершить разговор.
   - А почему бы и нет? Я слышал, что у посредников он все реже и реже стройматериалы покупает, напрямую возит... У него прямые поставки идут из Европы. Хотя фирма сейчас больше всего строит в Москве. А сам Белокуров выпендривается, развесил по городу биллборды с фотографией своей зазнобы, известной модели Хомылевой, и написал "Я тебя люблю"... Везде в центре висят и по МКАДу тоже мелькают...Все очень круто... Она у них там - имидж фирмы...
  "Ну что ж, дружочек, ты оказался настолько болтливым, что мне даже не придется придумывать повода для новой встречи, она мне не понадобится..." - медленно ковыряя вилкой в уже успевшей остыть темпуре, размышлялал Лена.
  Информации было много. Если все правда, практически вырисовывается понятная картинка. Весьма простая. Костика погубила элементарная жадность. Те купчии, которые он оформил на себя и Марину, большей частью или полностью были предназначены московским партнерам в качестве возврата их долевого участия и предоплаты за свое участие в будущих операциях. Но он решил, что не стоит ждать долго тех дивидендов, которые сулили москвичи от продажи будущих домов новым русским. Он просто присвоил себе эти земли, кинув опасных подельщиков. И они его убрали, но, видимо, не просчитали тот вариант, что Костик твердо решил ни с кем не делиться. Поэтому, спрятал портфель до отъезда в Москву, думая, что отвертится или выиграет время, вернется и что-нибудь придумает...Но ему подстроили автокатастрофу в качестве наказания за кидок...Что ж, очень в стиле того времени...
  Щукин закончил с бутылкой водки, и его развязло. Он пытался приставать к Лене, но та, безаппеляционным голосом осадила его и вызвала такси, себе и ему.
  
   Время не всегда расставляет все по местам
   Что ж, в Москве делать было нечего. Лена выяснила практически всё, что хотела у Щукина. Костика, как это не печально, убили за то, что присвоил не совсем своё. Можно было бы постараться выяснить, какая часть присвоенного все-таки была Костина, а остаток вернуть...или...было бы забавно продать именно компании Белокурова...но, с другой стороны, зачем нарываться на придурков, которые уже один раз пошли на убийство... С третьей стороны, если все-таки не думать о Костике очень плохо, можно допустить, что вывезенные в Испанию деньги он не столько спрятал, сколько просто решил сохранить... Это уже было совсем сюрреалистично...но для плохого оправдания - пошло бы... Этими деньгами, не зная деталей, Марина вполне могла бы распоряжаться...В конце концов это его гонорары... Одним словом, всё встает на свои места...
  Простаивая в пробке на Садовом кольце по направлению к выезду на МКАД, Лена вдруг увидела огромный плакат, развешанный над дорогой. "Я тебя люблю!", а с фото на нее смотрела во все глаза та самая девица, что была на похоронах Костика и не захотела представиться. Если бы Лена сидела за рулем автомобиля, она бы непременно затормозила, предварительно никого не предупреждая...И устроила бы им тут, в их столице, такое ДДП, что и не снилось...Но, сидя на заднем сидении такси, лишь выдавила водителю:
  - Я передумала, не еду в аэропорт, едем снова в отель.
  Приехав в отель, она в первую очередь набрала Марину.
  - Да, я слушаю! - прозвучало в трубке.
  - Муся, это я! У меня куча новостей, хотя не уверена, что порадую тебя. Ты готова к неприятностям? - честно спросила она подругу.
  - Валяй, - прозвенел в ответ голос Марины.
   Не используя определенные термины по отношению к покойному мужу подруги, она довольно подробно описала ситуацию и высказала те соображения и выводы, к которым пришла, не упомянув лишь блондинку...Ведь по большому счету по этой особе информации не было, и она, скорее всего, приехала по науськиванию любовника. На разведку, так сказать. И зачем тогда зря расстраивать Марусечку?
   Марина, помолчав, ответила:
  -Ты думаешь, что Щукин не наврал и сам ничего не додумал? Ведь если это правда, Костик действительно их всех кинул, присвоив общие деньги и земли... А, следовательно, и я, как совладелица, с точки зрения обиженных и оскорбленных, участвовала в этой затее. Меня в покое не оставят, Лена... Я боюсь...
   - Выглядит расклад именно так, но хочу заметить следующее. Если бы общая сумма была бы действительно такая большая, тебя бы искали не так вяло, а настырно... Потом совершенно непонятно, пока...кто тебя фотографировал и что именно этим добивался. Ведь никто тебе претензий не выставлял, правильно? Значит, никто не знает, что ты можешь иметь на руках эти документы...было бы логично быстро отделаться от этих участков, продав их, а раз ты уехала, вероятность того, что ты не в курсе, очень высокая...
  - Я тут тоже кое-что выяснила по счетам. Вернее, выяснил Гаспар и очень испугался. На мое имя в разных банках Испании и Андорры положены почти 3 миллиона евро. Располагать я ими могу, когда захочу, при условии, что буду снимать суммы не более, чем в 3000 евро. А если больше, банк надо заранее предупредить, чтобы они указали время, когда прийти за деньгами. Из соображений безопасности. Представляешь?
  Лена оторопела. И впервые испугалась. За три лимона Муську в покое не оставят. И ее, судя по всему, не перестали искать, а только начали... что-то все-таки стало точкой отсчета...Но что? Однако вслух лишь весело сказала:
  - Маруська, удочери меня, а? Я тоже хочу куснуть кусочек от твоих миллионов... И, отвлекая подругу от темы их разговора, продолжила:
  - По такому случаю хочу тебе посоветовать вот, что. Тебе надо, не раздумывая, выйти замуж, за твоего Гаспара, и чем раньше, тем лучше, так как ты сможешь сменить фамилию и переехать под другим именем в другую автономию. Он же нам на ужине рассказывал что-то про Валенсию. Знаешь, как говорят: береженого и Бог бережет...Сейчас ты завидная невеста, надо бы отдать тебя и Нику в надежные руки, ты не согласна?
  Марина рассмеялась:
  - Не знаю, захочет ли Гаспар теперь взять меня замуж...раньше я для него была бедная Лиза, а сейчас он знает, сколько у меня денег...и, видимо, не знает, как к этому относиться...
  - Немедленно прекрати на себя и на него наговаривать. Он тебя полюбил как раз бедной Лизой. А богатство только сближает миллионеров, их счастью помогает!
  
   Интервью для несуществующего журнала
   Просидев неимоверное количество часов за компьютером в бизнес-центре "Международной-1" Лена собрала приличный досье на г-на Белокурова Павла Антоновича 1963 года рождения. Официальная версия гласила, что Павел Антонович, родом из г.Иркутска выпускник Московской Академии им.Плеханова, занялся бизнесом буквально с первых лет перестроечного периода. Его компания входила в десятку самых крупных в стране с филиалами в центре, на юге и Сибири. Был разеден, делал попытки политической карьеры, а в последние несколько лет появлялся в светских тусовках, путешествовал, открывая свои филиалы и представительства в сопровождении известной модели Евгении Хомылевой...
  Он был крупный мужик, с яркой внешностью ухоженного бандюгана, с маникюром и красным лицом, как после первого визита к косметолоку на выдвливание угрей...
   На странице Рунета на темы компромата, набрав в поисковике его фамилию, Лена натолкнулась на статью некого Гаврилова, в которой говорилась, что Белокуров отсидел 11 месяцев в следственном изоляторе по делу об убийстве подающей надежды актрисы, с которой встречался некоторое время. Вышел из-за отсутствия прямой причастности к делу. Любопытно, что делом об убистве модели занимался следователь Орловский. Надо же, неужели снова совпадение? Может, сначала все-таки поговорить с Орловским или оставить его на потом, то есть, на десерт?
  Кое-где проскользнула фишка, что Белокуров якобы женился на Хомылевой в приватной обстановке, однако афишировать церемонию бракосочетания не стал, а другие источники эту новость не подтверждали. Вот и фотографии счастливой парочки. Точно, эта Евгения и есть та самая таинственная незнакомка, которую Лена пыталась вывести на чистую воду на похоронах и, кстати, это она же каким-то образом оказалась на фотографии, где Ника катается на качелях в Барселоне. Прямо как Ленин в Польше... Так их учила преподаватель истории: когда в России были заварухи и волнения, помните, Ленин всегда отсиживался в Польше!
  Теперь надо подумать, как получить возможность приблизиться к Белокурову, не вызвав его подозрений... Думай, Лена, думай!
  Она вспомнила, как еще одна их общая подружка и в прошлом одноклассница и сокурсница, вышедшая по рассчету замуж и уехавшая в Женеву, чтобы меньше видеть нелюбимого мужа, стала издавать на его деньги журнал для богатых эмигрантов, бизнесменов и инвесторов из России. Назвала журнал "Русские в Швейцарии", и, приехав как-то к Лене в Финляндию, Майка сказала:
  - СМИ - великая вещь...вроде бы и в друганы никто не лезет, но и откровенно ссориться никто также не хочет. Я со своим удостоверением прессы куда только на халяву не хожу, какие только двери шпилькой не открываю...ты не представляешь...
  Что ж, интервью с известным бизнесменом - это звучит если не гордо, то вполне правдиво... Надо бы вернуться снова домой, распределить работу отделов, заказать визитки погламурнее и вернуться в Москву, напросившись к Белокурову на встречу...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"