Белоусова Влада Владимировна: другие произведения.

"Артемида". Продолжение и конец.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это продолжение повести "Психушка "Артемида"". Всем любителям Вальтера и подобной тематики на радость.

  Ира была подавлена, запугана, с глубоким чувством безнадеги внутри. Она озиралась вокруг, как загнанный в клетку зверь. К ней допустили только Дмитрия. Отчего-то родителям нельзя было видеться сейчас с преступницей вроде нее.
  Но они не разговаривали между собой. Ира сидела, печально свесив окольцованные кисти вниз, а друг обнимал ее за плечи, пытаясь хоть как-то помочь в сложившейся ситуации. Говорить было не о чем.
  Какое странное это было место! Вроде бы тюремная столовая, а с другой стороны - вульгарная кафешка. Все "заключенные" здесь шумели, смеялись и жили своей жизнью, будто никто не лишал их свободы. Одна только новобранец Ирина сильно выделялась своим мрачным настроем на их фоне. Но вдруг они оба вздрогнули, когда напротив почти грузно приземлился какой-то незнакомец.
  Он подпер подбородок ладонью и с глубоким соучастием в глазах предложил кружечку чая. Дмитрий хотел отказаться, но Ира тихо кивнула. У нее все пересохло во рту от волнения и долгого ожидания. Незнакомец щелкнул пальцами, и перед ними тут же оказалось три дымящихся кружки коричневатого напитка.
  - Можете называть меня Вальтером, - просто представился мужчина и отпил свою порцию, - прошу меня простить за то, что так беспардонно к вам подсел. Сегодня в этой столовой аншлаг.
  Ира подняла на него затуманенные глаза и снова промолчала. На вид этому приятному человеку было примерно за тридцать. Не нужно было быть гениальным, чтобы догадаться, в каком она находилась состояние.
  - Новобранец? - кивнул на спрятанные под столом руки он.
  Ира в ответ подняла над столешницей окольцованные запястья и зачем-то легонько тряхнула ими. Дмитрий положил свою руку поверх ее дрожащих пальцев и заставил положить их обратно. Это была не грубость, а только соучастие. Девочка была на грани и едва не срывалась в истеричные припадки. Нельзя было ей позволить сейчас так себя повести.
  Вальтер изобразил что-то непонятное лицом и отвел взгляд в сторону. Он казался самым адекватным человеком в этом сумасшедшем доме и с ним, в самом деле, было приятно говорить, но очень быстро около его стула выросла фигура гадкой властной женщины. Эльза Величкина грубо приказала ему уступить место, и мужчина немедленно повиновался, спрятав руки в карман, но никуда не уходя.
  - Я еще не допил свой чай, - ответил он на ее негодующий взгляд и угрюмо улыбнулся, старательно и шумно отхлебывая напиток.
  - Я смотрю, вы уже познакомились с одним из моих сотрудников, - предпочла обратиться к Ирине с Дмитрием женщина, отворачиваясь от Вальтера.
  - Вальтер здесь работает? Не лечится? - уточнил зачем-то Дмитрий.
  - У нас все работают, кто лечится. И он один из лучших моих подчиненных, - она снова недобро покосилась на него одним лишь краешком глаза, - может быть, ты все-таки удалишься? Или тебе так не терпится познакомиться со своей новой напарницей?
  - С нею? - веселее прежнего кивнул он на Иру.
  Девочка в свою очередь озадаченно всмотрелась в него. "Напарник? Вот уж не ожидала", - мысли в ее голове зашевелились быстрее, предчувствуя неладное. С другой стороны ее пытливый ум пришел к выводу, что, если без напарника в этом месте находиться не положено - то этот вариант самый лучший из всех. Хотя она не так хорошо его знала... зато видела всех остальных. Тут каждый второй псих бьется головой о стену, дико вопит и носится по коридорам со страшными глазами. От них двух связанных слов не добьешься и вообще рядом находиться страшно. А этот нормальный такой, добрый.
  Эльза в этот день много всего рассказала. Посещения были возможны не чаще, чем раз в месяц. И нельзя было видеться с родителями! Как Ира с Дмитрием не допрашивали ее - им ничего вразумительно узнать не удалось. Хотя подсознательно ребята и так догадывались, отчего такая пытка. Но принять этот факт не хотелось.
  Наступил момент расставания. Эта жестокая женщина покинула их, давая возможность насмотреться друг на друга в последний раз в этом месяце. И когда охрана чуть ли не грубостью стала выводить юношу прочь из здания, Ира не сдержалась и закатила целую драматическую сцену, впадая в панику и падая на колени. Благо, Вальтер снова пришел к ней на помощь и ласково так обхватил за плечи, как это иногда делал сам Дмитрий. Ира доверчиво приняла его тепло и, разрыдавшись, стыдливо спрятала лицо в свои ладони. До конца этого дня она толком ничего больше не помнила.
  А поселили ее по приказу Величкиной в одном доме с новым напарником. Предупредили о невозможности побега, конечно, но сам Вальтер выглядел очень беззаботным и не заинтересованным в том, чтобы следить за каждым шагом девушки. Он только изредка бросал на нее любопытные взгляды и постоянно помогал, помогал, помогал...
  Девочка сидела в кресле напротив выключенного телевизора, обхватив себя руками, будто ей было холодно. Она уставилась в какую-то одну несуществующую точку и все боялась отвести взгляд. Как изваяние во льдах.
  - Чай, кофе, что-нибудь согревающее? - немедля "разбудил" ее Вальтер.
  - Чай... спасибо, - мучительно вернулась в реальность девочка и очень удивленно обнаружила прямо перед собою кружку желаемого напитка, - когда ты успел его приготовить?
  - Только что, - улыбнулся как от похвалы мужчина, - просто предположил, что тебе сейчас захочется именно этого. Тяжело адаптироваться в новом месте?
  - Я... не могу пока ничего сказать про это... - но это была ложь.
  В голове было столько мыслей, особенно негативных и жалостливых, что хотелось их все проорать и сбежать из этого проклятого места. Но она какими-то последними крохами рассудка сдерживала себя. Да и напарник хорошо умел согреть обстановку. Девушка взяла в руки теплую кружку и поблагодарила гостеприимного хозяина за предложенные печенья.
  - Вы очень добры, - закраснелась она и еще раз застенчиво подняла на него глаза, - какое у вас отчество?
  - Я предпочитаю, чтобы меня называли просто Вальтером, - сел он напротив и вдруг спохватился, будто вспомнил что-то, - вот еще: наши с тобой комнаты находятся в разных концах дома и за дверьми, которые можно запирать. Тут все запирается. Поэтому ты можешь быть спокойна за любые неожиданности - их не будет.
  Девочка с еще большей благодарностью выдавила тухлую улыбку и заставила себя задержать на нем взгляд подольше. Теперь ей было неловко, да и душа стала отогреваться в теплой атмосфере этого дома. Стало забываться то, что она находится под стражей.
  - Спасибо, что предупредили, - сказала она.
  - Да не за что, - он очень любил похвалу и благодарности, - я просто предположил, что тебя это может волновать. Да и любую красивую девушку вроде тебя это беспокоило бы. Тем более что мы тут вдвоем и по идее я могу делать в своем доме что угодно... но не строй такие страшные глаза, я пошутил!
  Он рассмеялся и похлопал ее по руке. Этот жест был очень приятным и ни в коем случае не походил на домогательство. Ира с радостью поверила ему на слово, хотя продолжала ежиться от каждого шороха.
  - Если захочешь принять душ или перекусить ночью - кухня и ванная комната в твоем распоряжении. Только стучись хоть иногда. Иначе ты рискуешь приятно удивиться шикарным мужским телосложением, - он снова рассмеялся от своей шутки и вновь отмахнулся от нее.
  - Хорошо, буду стучаться, - с легкой опаской ответила девушка и огляделась вокруг.
  Чересчур приветливая обстановка для такой организации. И слишком приятный сотрудник. Но выбирать не приходилось. А то, что есть - очень даже сносно.
  Спала она как убитая, ни разу не проснувшись за ночь. Утром ее голова болела так сильно, что пришлось идти за таблетками к своему рюкзаку. А пока она к нему шла, успела уже окончательно вернуться мозгами в реальность и съежится от мысли, что этот кошмар был не во сне.
  Ира открыла дверь, и тут же с кухни до нее донесся вожделенный запах еды. Никогда еще аромат яичницы так не дразнил ее аппетит. Девушка неловко вошла в это помещение и поприветствовала Вальтера.
  - Доброе утро, - бодро откликнулся он, обернувшись лишь на мгновение, - любишь яичницу?
  - Да, - скромно потерла свою руку Ирина.
  - Это хорошо. Потому что ничего другого я вообще готовить не умею. Холостяцкая жизнь, видите ли, - и он разделил глазунью на две тарелки.
  - Спасибо за завтрак, - поблагодарила его девушка и жадно принялась за еду.
  - Не за что. Сегодня по пути в "Артемиду" зайдем в какую-нибудь забегаловку, наберем фаст фуда. Я с этих яиц скоро кукарекать начну!
  Ира хихикнула. Пока что ей казалось, что, возможно, все не так уж и плохо и она вполне сможет ужиться в этом месте, если только ее не разлучат с Вальтером. Нельзя так быстро доверять людям, но он не внушал ей никакого страха.
  - А за что ты в этой организации? - поинтересовалась она, - просто ты не такой как все там, в психушке. Ты вроде бы нормальный. Даже добрый.
  - Ты не поверишь, но здесь почти все нормальные, - горячо и уверенно заверил ее мужчина, - или все они хотя бы выглядят нормальными. Но что касается меня - я здесь из-за своей профессиональной стрельбы. Я гений в этом деле. Никогда не промахиваюсь, и никто не сможет попасть в меня.
  - Серьезно?! - не поверила ему Ирина, - так тебя посадили за гениальность? Тебя тоже подставили?
  - Не совсем, - звонко брякнул вилкой он, - некоторые ученые считают, что гениальность всегда граничит с шизофренией, отложенной на потом. Вот такие дела. И я, кстати, охотно им верю.
  - Ты считаешь себя сумасшедшим?
  - Да. И я считаю, что весь мир делится на психов и на тех, кто их лечит, - он усмехнулся собственной мысли.
  Ира еще немного помолчала, переваривая полученную информацию. Он был интересным собеседником, нестандартным. Но ей все не верилось в его мастерство. Захотелось увидеть... и она, стесняясь до покраснения, упросила его продемонстрировать свою меткость.
  Вальтеру эта идея безумно понравилась. Видимо он давно уже ждал, когда его об этом попросят и потому, не вымыв посуды, подорвался с места. На заднем дворе мужчина выстроил в ряд пустые банки и бутылки.
  Только сейчас Ира поняла, что выпученные карманы под его рубашкой - это два пистолета, которые он таскал с собою даже в доме! Девушка невольно опешила и вопросительно уставилась на напарника. Он не придал ее эмоциям никакого значения и только самозабвенно прокрутил пистолеты на пальцах (как в авантюрных фильмах). После этого прозвучало несколько молниеносных выстрелов подряд и менее чем через три секунды все банки и бутылки уже валялись на земле, простреленные насквозь. Девочка даже удивиться не успела!
  - Так быстро! - схватилась она за голову и больше не могла произнести ни слова.
  Ее удивлению не было предела. А мужчина горделиво поклонился. Он заверил ее, что может и быстрее, но сейчас не видит в этом смысла. Врал, конечно. Куда уж быстрее?
  Но на развлечения времени больше не оставалось. И, перезарядив свое оружие, Вальтер погнал Ирину обратно в дом. По пути в злосчастную "Артемиду" он остановился возле лотка с мороженным и поинтересовался, какое больше всего любила его напарница. Ира не смогла отказаться от его предложения и попросила обычный пломбир. Она пыталась заплатить за себя, но Вальтер отказался от денег.
  - Расплатишься потом, - двусмысленно пошутил он и снова расхохотался над ее лицом, - обожаю, когда ты такую рожицу строишь!
  - Меня сейчас все пугает, - честно и виновато призналась она.
  - И не зря, - неожиданно серьезно заверил он, - там, куда мы направляемся, нельзя доверять никому. По идее мне тоже, но ты, похоже, уже сделала свой выбор.
  - Ничего я еще не сделала, - поспешила оправдаться девушка и задумчиво уставилась на мороженое, поедая его огромными кусками, - но все равно спасибо тебе за все.
  - За что это? - вскинул брови Вальтер.
  - Этой ночью ты сдержал слово и не пытался ко мне вломиться, - испытующе взглянула на него Ирина, - значит, ты умеешь держать свое слово.
  - А ты не пыталась сбежать, - подмигнул он ей, - интересно, почему? Возможностей было много: окно, входная дверь...
  - Но ты же, наверное, запер входную дверь?
  - Нет, - отрицательно покачал головой мужчина и состроил какое-то хитрое выражение лица, изучая реакцию напарницы.
  - Стоп, а откуда ты узнал, что я не пыталась бежать? Ты все-таки следил за мной? - вдруг опомнилась она.
  - Ты меня подловила, - виновато улыбнулся он и посмотрел вперед улицы, избегая глаз Ирины, - нас неспроста поставили в пару. Все в Артемиде следят друг за другом. За поимку беглеца нам полагаются огромные вознаграждения. Поэтому не пытайся бежать, кто бы рядом с тобой ни был.
  - Ты тоже хочешь вознаграждение? - вдруг ледяным душем обдало самые добрые чувства Иры.
  - Мне этого не нужно, - с такой уверенностью сказал Вальтер, что она готова была вновь ему поверить, - но все равно не расслабляйся. Я не просто слежу за тобой, но и отвечаю за твою сохранность. Поверь, улизнуть незамеченной у тебя не получится при всем желании. Даже за мной кто-то постоянно следит. И если тебя остановлю не я - то это сделает кто-то другой... кто-то более циничный. И тогда мало не покажется.
  - Такое ощущение, будто тебя все это устраивает, - снова вернулась в свое осторожное состояние девушка.
  - Я свыкся с такой жизнью и не вижу в ней ничего плохого. Если играть по правилам - то ты получишь много плюсов и поблажек. Для меня похвалой считается уже удовлетворение моих потребностей.
  - Какую роль ты играешь в Артемиде?
  - Я убийца, - беззаботно и серьезно сказал он и выдержал театральную паузу, - и это моя прихоть. Стрелять по пустым баночкам не так интересно.
  - То есть ты палач? - не поверила своим ушам Ира, - не очень-то ты похож на палача.
  - Благодарю.
  - Ты караешь только виновных? - с надеждой уточнила она.
  - Можно и так сказать, - уклончиво ответил он, - в этом мире все перед кем-то виноваты.
  Остаток пути они провели в тишине. Ира мучительно сводила концы с концами в своих мыслях, и жестокая реальность снова стала непрошено внедряться в ее мозг. А как только перед глазами выросло мертвенное здание "Артемиды", ее охватил тот же ужас, какой она ощущала вчера.
  Пока они шли по коридору, девушку преследовала паранойя. Ей постоянно казалось, что кто-то смотрит на них, намеренно не сводит своих пакостных мелких глазок.
  И вдруг Иру кто-то грубо схватил за плечо и повернул к себе лицом. Девушка не успела даже вскрикнуть, хотя вопль застыл в ее гортани. Обезумевший старикан, пуская слюни и строя детские глазки, пытался залезть ей пальцами в рот. Точь в точь как младенец, только уродливый и взрослый! Девушку передернуло, но из его сильной хватки невозможно было высвободиться.
  И только она собралась с силами, чтобы наконец-то завизжать, как Вальтер перехватил цепкую руку старика и очень грубо отшвырнул его к стене, до боли прижав сдавливаемым горлом к вертикальной поверхности. Псих застонал, запуганно и подслеповато уставившись на своего противника. Под молчаливым взглядом Вальтера он стремительно сжался в комочек и завизжал на таких высоких нотах, как это обычно делают собаки. Ира была поражена до глубины души, но не заступилась за него. Она не видела, что выражали глаза ее напарника в этот момент, но была уверенна, что внутри его таилась какая-то ужасно мощная сила. Без слов он мог достучаться до любого съехавшего с катушек ума. Поразительно и только!
  - Благодарю еще раз, - поспешно пролепетала на ходу девушка, когда они продолжили свой путь по этому коридору, полному незнакомых неприятных людей.
  - Я хочу тебя предупредить, - вместо ответа заговорил он неожиданно властным голосом, - если ты не научишься здесь быть жестокой - тебя просто подавят и размажут о пол. Это не то место, где нужно включать свои благодетели. Однажды меня не окажется рядом, и что ты будешь делать? Этот старик - всего лишь шестерка в руках более властных и искусных сотрудников организации.
  - Да, пожалуй, ты прав, - смиренно соглашалась с ним Ирина, не принимая, однако, всерьез.
  Какая-то детская безудержная наивность заставляла ее верить в лучшее. Вальтер, похоже, почувствовал это и неодобрительно поморщился. Но больше они ни о чем не разговаривали.
  Зайдя в кабинет к Эльзе Величкиной, Ира вновь почувствовала прилив ненависти к этой женщине. Она сидела на своем стуле как приговоренная к смертной казни через электрошок и все время боялась поднять на нее глаза. Странная ненависть, перемешанная с инстинктивным страхом. Вальтер же вел себя рядом с нею очень даже развязно. Иногда бросал хамские шуточки, на которые у Эльзы всегда была одна реакция:
   - Дорогой мой, не веди себя как святоша, - и она драматично, но безыскусно закатывала глаза.
  Смысла их немого монолога Ирина никак не могла понять. Она постоянно прислушивалась и присматривалась к этим двум, связанным друг с другом людям и все не осознавала, как они могли так тесно сотрудничать. Ведь они совершенно разные!
  После какого-то неинтересного собеседования, Эльза ответила на очередной назойливый телефонный звонок и на секунду вышла. Вальтер пожаловался на затекающий зад и решил прогуляться по кабинету. Ира же сидела как будто на гвозди прибитая к своему месту. Но вдруг ее взгляд зацепился за очень занятную папку на столе хозяйки: "Личное дело Вальтера". Без отчества и фамилии, даже без инициалов.
  Не раздумывая, она затолкала эту папку в свой портфель на собственный страх и риск, надеясь, что все про нее забыли. Она не знала, зачем поступила так, но чувствовала, что в подобном месте ее никто за это не осудит. Здесь надо было как-то выживать и, похоже, сражаться приходилось методами этой стаи. Угрызение совести девушка смогла как-то подавить на время пребывания в этом кабинете, но еще не раз мысленно возвращалась к той папке в рюкзаке в течение дня.
  Вальтер был с нею очень добр, совершая экскурсию по зданию и разъясняя функцию каждого кабинета. В этом ужасном доме было множество одиночных палат для особо буйных больных. Здесь никогда и нигде не было тихо, повсюду кипела нездоровая жизнь. И Ира инстинктивно жалась ближе к своему напарнику, пытаясь отгородиться от всех этих людей. Он же не отвергал ее слабости, но и не одобрял. Постоянно напоминал о том, что нужно быть сильнее, нужно быть жестоким и уметь пугать этих безмозглых существ. Однако все слова пролетали как-то мимо ушей девушки, и она только тяжело вздыхала на каждый его довод.
  - Очень скоро от тебя будут требовать того же, что и от всех в этой психушке, - во дворе сказал он, любезно растолковывая все непонятные моменты жизни этой организации, - тебя будут заставлять делать то, что тебе даже неприятно. Но если будешь сопротивляться - тебя сломают. И не думай, что ты выстоишь против всего этого. Сколько сюда не попадало подобных смельчаков, да только все они давно уже стали покорными марионетками Эльзы.
  "Я сломаюсь быстро, - досадно анализировала в этот момент Ирина и с накатившейся волной беспомощности протерла свои запястья, - без своих браслетов я вообще ничего не могу. Без них я ноль, не маг, хуже, чем обычных человек. Чего они от меня хотят-то? Отобрали единственное оружие и еще глумятся".
  - Все цепляешься за свое прошлое? - кивнул он на ее рефлекторный жест.
  - Мне просто непривычно без них, - виновато потупилась Ирина, - особенно когда мне страшно... я совершенно беспомощна.
  - От тебя здесь не требуют никакой магии. От тебя им нужен только твой Драконис-Персона.
  Ирина встрепенулась и подняла на него свои уставшие глаза. Вальтер был серьезен и, казалось, знал о требованиях "Артемиды" не хуже самой хозяйки.
  - Откуда ты знаешь про это?
  - Все знают. Как только в организацию вступает новый сотрудник, его имя моментально разносится среди наших психов. Особенно, если у него есть такая уникальная способность. Знаешь, Эльза давно мечтала заполучить хотя бы одного редкого обладателя этой способности. И вот ты здесь. Видишь, как все быстро и легко организовалось? "Артемида" и не на такое способна.
  - Но ведь это подло. Меня просто подставили, - глаза ее чуть не наполнились опять слезами от горькой обиды, - я ничего не сделала и не виновата, что получила Драконис-Персона. Это была не моя прихоть...
  - Ну-ну, только не плачь у всех на виду, - он деликатно достал из кармана платок и подал ей, - твои слабости сыграют злую шутку против тебя. Если ты пока не можешь перешагнуть через себя и стать такой же черствой как все вокруг - то хотя бы не показывай слез. Будет только хуже. Готовься к этому.
  Было тяжело принять все это. Злость, обида и неприятие реальности боролись в голове Ирины. Она каждую минуту думала о том, что попала сюда по ошибке и что ее скоро выпустят. Только Вальтер в это почему-то не верил... и это ее пугало, ведь ему девушка доверяла очень сильно.
  На вечер она закупила в магазине полезной пищи, а не ту дрянь из ларьков быстрого питания, которую предлагал напарник. Она решила оставаться настоящей хозяйкой даже в этом ужасном месте. Вальтер не сопротивлялся, хотя и не видел особой нужды в таких порывах. Он отстегнул ей небольшую сумму на всякие потребности, комментируя это следующим образом:
  - Все равно тебе скоро зарплата капать начнет. А пока что ты на моем попечение. Так что не дергайся.
  После восхитительного ужина Ирина немного оттаяла и уже с улыбкой смотрела прямо в лицо мужчине. У нее было такое ощущение, будто она пьяна. Да только вот алкоголя они не пили.
  - Чего ты улыбаешься? - настороженно поинтересовался он, - ты меня пугаешь.
  - Это меня тут все пугает вообще-то. Забыл? - уперлась челюстью в ладони девушка и слегка взгрустнула, - просто я все еще надеюсь на лучшее. Ты даешь мне эту веру.
  - Лучше не надейся, - как всегда оборвал ее напарник, - больно будет возвращаться в реальность потом. Задержишься в фантазиях и прощай твоя адекватность. Вместо того чтобы включиться в работу, начнешь страдать различными расстройствами.
  - То же самое сделали и с тобой? - поморщилась от таких резких речей Ирина.
  - Именно, - дернулись его брови, - хотя со мной им было проще. Я не так добр и прост, каким кажусь тебе.
  - А какой ты? Если ты так плох - зачем прикидываешься добряком?
  - Я не прикидываюсь, просто сейчас мне это нравится, - и он мечтательно закатил глаза, будто вспомнил что-то приятное, - я всегда живу исключительно по настроению. По идее даже Эльза не властвует надо мною. Просто я полюбил этот образ жизни и потому позволяю ей командовать мной.
  - Какой же ты иногда циничный и противный, - недоверчиво отреагировала Ирина и отвернулась к окну, - ты когда-нибудь кого-нибудь любил?
  Мужчина призадумался. Его настроение пошло на спад, что немного взволновало девушку. Она не хотела его обижать и уже хотела извиниться, но Вальтер жестом дал понять, что не обижен.
  - Я никого не любил. Но была одна полоумная идиотка, полюбившая меня.
  - Зачем же так грубо? - жалобно вздохнула Ира.
  Но взгляд Вальтера неожиданно стал неприятно холодным и твердым. От него повеяло какой-то незнакомой эмоцией, которая заставила девушку напрячься всем телом.
  - Потому что меня нельзя любить. И она продала душу Огню... ради меня, - и последние слова он сказал с такой неприятной гадкой улыбкой, что Ира еще больше отклонилась в своем стуле назад, не веря глазам и ушам своим.
  На этом ее расспросы в этот вечер закончились. До самой ночи она не могла заснуть и все думала и думала о тех словах напарника. Что он хотел сказать? Он сам подтолкнул ту бедняжку на это или все-таки стал призирать как раз после того, что несчастная девочка с собою сделала? И почему он считает, что его нельзя любить? Гениальность и страшная профессия еще никогда не были большим препятствием на пути к домашнему счастью. Хотя возможно здесь нет никакой тайны. Может быть во всем виновата "Артемида", где никак нельзя иметь личную жизнь. Здесь все сопряжено с риском и не стоит забывать, что все сотрудники - заключенные.
  От всего этого становилось страшно и холодно на душе. Ирина зябла, дрожала под своим одеялом и задалась целью завтра же узнать все о Вальтере. Она хотела обезопасить себя от всякого рода неожиданностей. Но ее рюкзак остался в гостиной комнате. Нужно постараться уснуть и не потревожить напарника своими хождениями по комнатам. Это в любом случае разбудит его и тогда придется раскрывать все карты.
  Утром Вальтер вновь накормил ее завтраком и объявил, что должен отлучиться на задание до обеда. После этого он строго взглянул на нее и снова предупредил, чтобы Ира не пыталась бежать.
  - Кто же за мной будет следить кроме тебя? Или ты дверь запрешь? - по-дружески ухмыльнулась девушка.
  - Даже если и запру - ты найдешь выход, - лениво пояснил мужчина (сегодня он что-то был не в духе), - но я все тебе уже давно объяснил. Поймают - и я ничем не смогу помочь.
  - Почему ты так беспокоишься о моей судьбе? - раздраженно дрогнул голос Иры, которая только и думала о том, как быстрее выбраться из этих пут "Артемиды".
  - Потому что тебя не убьют, а хорошенько покалечить смогут, - и он очень трезво бросил на нее сочувствующий взгляд, - мне с тобой еще работать вместе. Я не хочу, чтобы у меня была одноногая напарница. Или полоумная. Не хватало еще на плечах или в тарантайке тебя таскать.
  - Очень романтичное объяснение, - страдая недосыпом, упала на руки Ирина.
  Но ее реакция ничуть не рассмешила Вальтера и даже не смягчила его разговоров. Он только обреченно вздохнул, будто уже разговаривал с полоумной и напоследок дал еще несколько каких-то наставлений.
  - И перестань уже быть таким ребенком, - в конце концов, упрекнул он ее, - неужели ты не понимаешь, куда попала? Видимо, обстановка и атмосфера моего дома тебя так расслабила. Ты мне нравилась больше в первый день пребывания здесь.
  Это больно укололо Ирину. Она намеренно не поднимала головы до тех пор, пока Вальтер не вышел из дома. Он запер дверь, но нарочито оставил открытым окно на кухне. Хотел ли он на что-то намекнуть тем самым или просто проявил свою рассеянность - не ясно.
  Но вместо побега Ира затеяла уборку и приготовила еду к обеду. Пока ее не заставляли делать ничего страшного, и заключение не сильно тяготило, девушка решила повременить с побегом. Предупреждения напарника сильно взволновали ее. Не хотелось тратить силы и здоровье без особых причин. Вот если припрут к стенке... тогда она еще задумается над этим. А пока есть время на раздумья.
  Продумывая различные варианты развития событий и возможные пути отхода, Ира не заметила, как быстро пролетело время. Вот вроде бы только что на дворе светило утреннее солнце, а сейчас там жарит уже горячий полдень. Девушка спохватилась, что в ее рюкзаке все еще лежит не прочитанная папка с личными данными Вальтера.
  Ей так нравилась личность своего напарника, что хотелось узнать, за что же на самом деле его сюда засадили и почему его все здесь устраивает. При таком характере не похоже чтобы он был искренен. Либо Вальтера так сильно запугали, что ему пришлось играть по правилам "Артемиды", либо все дело в нем самом... возможно он еще не раскрылся Ирине в своем истинном обличие.
  За свою недолгую жизнь девушка научилась не доверять людям при первой же встрече, но сделала исключение для этого мужчины. Просто он оказался в нужном месте в нужное время, когда она не знала себя от отчаяния. Но если бы Эльза не доверяла ему на все сто процентов, она бы не поселила их в одном доме так далеко от главного офиса. Пора прекратить мучить себя неопределенностью и вопросами и заглянуть уже в ту самую папку.
  Закончив все ненужные дела, Ирина комфортно устроилась в кресле в гостиной комнате и достала личное дело напарника. Скучного вида папка легко легла в ее руку, почти не имея никакого веса. Девушка еще немного сомневалась и мучилась совестью, но отбросила все ненужные мысли и открыла первую страницу.
  В уголке там на скрепке была закреплена фотография Вальтера. Ей не понравился этот кадр. Какой-то больно безумный взгляд у него там был. Нет, не такой, какими обычно изображают сумасшедших в мультиках и кино, но какой-то недобрый огонь просвечивался из нутра этого человека на фотографии. Он совсем не походил на Вальтера живого, которого несколько дней уже знала Ирина.
  Она напряглась, доверяя своей капризной интуиции, и заставила себя прочесть текст на первых двух страницах. Ей очень не хотелось узнать чего-нибудь плохого о единственном человеке, которому она могла здесь доверять, но пришлось знать правду... ради собственной безопасности.
  Полученная информация в самом деле ей не понравилась и даже напугала. Ира не могла оторваться от этих злобных букв, дающих понять кто такой на самом деле Вальтер...
  - Только не это, - пожалела сама себя Ирина, закрыв рот рукой.
  "Маньяк, убийца, насильник, садист. На протяжении десяти лет запирал на заброшенном заводе своих жертв и пытал их всеми возможными способами до тех пор, пока те не погибали или не сходили с ума.
  В выборе жертв не было предпочтений. Среди них: десять женщин и мужчин престарелого возраста (трое погибли от сердечного приступа, одна от самоубийства; две погибли, оказавшись уже на свободе; трое закончили жизнь в доме для престарелых, а один пожилой мужчина - в сумасшедшем доме); восемнадцать несовершеннолетних молодых девушек; семь девушек и женщин от восемнадцати и до сорока пяти лет; одиннадцать парней и мужчин от двадцати и до пятидесяти лет; четыре ребенка до десяти лет.
  При пытках Вальтер пользовался как психической атакой (чаще всего), так и вступал в половую связь со своими жертвами, либо наносил физические увечья. Объясняя свое поведение, данная личность сказала следующее: "Я не заинтересован в этих людях как в личностях. Меня просто возбуждает то, как они страдают. Мне нравится их реакция на мои действия. Я чувствую эйфорию, кайф, непередаваемое наслаждение. Мне не важно, буду ли я вступать с ними в половую связь или нет. Главное знать, чего боится человек и давить на эту точку до самого предела. Я почти никогда не пускал в ход свои пистолеты. Если только для запугивания...".
  В данный момент Вальтер заключен в организации "Артемида" и находится на службе у Величкиной Эльзы Вениаминовны. Палач, специальный агент, снайпер, телохранитель, садист. Раскрыл шесть важных дел, казнил тридцать преступников, пытал свыше ста человек (благодаря чему смог выявить всю необходимую для организации информацию).
  Блестящий работник, профессиональный исполнитель, доверенное лицо Величкиной Э.В.
  Оправданию и освобождению из-под стражи не подлежит. Чрезвычайно опасен".
  Ира долго непонимающе и шокировано моргала, не веря своим глупым глазам. Она перечитала еще раз весь текст, всматриваясь в каждое слово и предложение. Нет, она по-прежнему отказывалась в это верить... это все просто глупые буквы! Бездушный канцелярский текст, за которым ничего не стоит. За этими строками нет той личности, которую видела Ира.
  Если Вальтер так опасен и отвратителен - как он может скрывать это? Черноту в душе ведь не спрячешь, каким бы хорошим актером ты ни был! А вся его заботе о ней? Какой в этом смысл? Вальтер всегда искренен, добр и рассудителен, хотя и изрядно циничен.
  Она отказывалась в это верить, просто не могла... почти физически. Девушка решила привести свои мысли в порядок и зашагала по комнате как обезумевшая. Она постоянно бросала озлобленный и взволнованный взгляд на эту чертову папку и снова начинала ходить. Будто это должно было ей помочь.
  Во рту снова пересохло (так бывает от сильного волнения). Девушка заставила взять себя в руки и вышла на кухню, чтобы приготовить кофе. День шел как-то наперекосяк, все валилось из рук, пальцы не могли удержать на весу полную кружку. Пришлось задержаться возле стола. Ира вдруг почувствовала, как ей резко стало плохо. Ведь если все это про Вальтера правда - ей надо хорошенько задуматься над собственной безопасностью! Не далек тот день, когда она однажды проснется в своей комнате, а там...
  В коридоре громко хлопнула дверь. Девушка от ужаса подпрыгнула на месте чуть не до потолка. Она затряслась как облитая водою кошка и запоздало вспомнила, что оставила открытой папку в гостиной на столе.
  "Какая же я безмозглая! - схватилась за голову Ира и бросилась к своему рюкзаку, - меня настолько выбило из колеи это личное дело, что я совершенно забыла спрятать его обратно". Когда она вошла в открытую дверь, то вся обомлела на том же месте. Ей даже пришлось прислониться к косяку, чтобы не потерять силу в ногах. Мужчина вернулся с задания и с очень увлеченным лицом сейчас стоял и читал собственное дело...
  Он понял, что Ира тоже заметила его и следит за реакцией. Но долгое время он ничего не выражал и девушка начала уже надеяться, что ошибалась в нем и вся информация в папке - ужасная ложь. Но за одну секунду весь ее мир перевернулся.
  Он усмехнулся.
  Усмехнулся и сделал это так противно, что девушке померещился на миг в его лице тот самый черный огонь, который она уже видела на фотографии в его личном деле. Одно лицо! Точь в точь.
  Девушка потеряла всякий дар речи, глядя на него почти внаглую. Она отважно не сводила с него глаз, но как только зрачки Вальтера устремились на нее, Ира не смогла не спрятать лица.
  - Нет-нет, только не говори, что это... - мучительно и почти навзрыд застонала она.
  - ...это чистая правда, - ледяным неприятным голосом заверил он и театрально одной рукой закрыл папку, - вижу, ты времени зря тоже не теряла.
  Девушка опустила ладони чуть ниже, открыв только свои глаза. Она была на грани и все молчала. Оправдываться было бесполезно. Теперь каждое слово из этого чертова дела вгрызалось намертво в ее мозг и воспроизводилось в самые неподходящие моменты. "Маньяк", "садист", "насильник"... как это все некстати, и как все это страшно!
  - Где ты его взяла? - помахал он документом над своим правым ухом и, не дождавшись ответа от запуганного "зайца", бросил его небрежно на стол, - а ладно. Все равно мне без разницы.
  - Правда? - слегка оживилась Ирина.
  - Конечно. Что изменится от того, что ты немного раньше времени узнала всю правду обо мне? - он снова театрально закатил глаза (обожал театр!), - но вот Эльзу ты провела. Папочка с ее стола... я слышал, как ты там шуршала у меня за спиной. Довольно шумно сработала, но все равно похвально. Я обязательно замолвлю за тебя словечко.
  - Лучше не надо! - панически вырвалось у Иры, и она снова отпрянула назад, натолкнувшись на глаза Вальтера как на лезвие.
  Теперь он пугал ее до чертиков и больше всей этой организации с ее психами вместе взятыми. Боги, да она живет в одном доме с настоящим монстром! Он с такой легкостью и ради удовольствия загубил столько невинных жизней. Что его остановит перед этой крохотной беззащитной девочкой, у которой даже браслеты отобрали?
  - Ну вот. Обратная реакция, как я и предсказывал, - неодобрительно скривился он, - то доверяла мне, что чуть целоваться не лезла. Теперь боишься. Привыкай. Остальные, с кем тебе предстоит вместе работать, далеко не лучше меня. Не надейся даже найти здесь хоть одну адекватную душу.
  Она молчала.
  - А ведь я тебя предупреждал, - и устало зевнув, он направился на кухню, - проголодался до ужаса. Поработать сегодня пришлось очень активно. Сначала выслеживать, затем догонять... но это ничего. Главное было успеть ноги отстрелить, а там все как по маслу пошло.
  Чтобы не приближаться к нему ближе, чем на десять метров, Ира стремительно перешла в противоположный угол кухни и молча уставилась оттуда на своего напарника. Больше у нее не было такого желания открывать всю свою душу этому человеку.
  - Ты говорить-то не разучилась? - громко окликнул он ее.
  - О чем? - тихо спросила она.
  - Боже мой, - и Вальтер неприятно разбалованно расхохотался, - как же тебя напугало мое личное дело! А ведь это все бумажки. Думаешь, тебе самой не придется делать все то, что там про меня написано? Придется и еще похуже вещи творить надо будет. Тебе это, скорее всего даже не понравится.
  "И тогда ты всласть налюбуешься на мои страдания", - с ненавистью подумала Ирина. И, похоже, эта эмоция так явно проявилась на ее лице, что Вальтер бессовестно и заинтересованно развернулся к ней всем телом. Спохватившись, Ира отвернулась немного в сторону, стараясь, тем не менее, следить за напарником краем глаза.
  - Какая отважная овечка, - просюсюкал он, - злишься. И очень хорошо так злишься. Почти ненавидишь. Но боишься. Чего же в тебе больше?
  - Какая разница? - у нее больше не было желания с ним разговаривать.
  - Ищу на что давить, - съязвил он и издал какой-то смешливый звук, - не переживай ты так. Я не каждый день людей пытаю. И до тебя у меня тем более никакого интереса нет. Пока что.
  Последнее слово резануло слух девушки. Она все переводила свой взгляд с предмета на предмет, пытаясь хоть как-то скрыть свои смешанные чувства и эмоции. Ей казалось, будто она маленькая мышка, попавшая в ловушку. Нет, это был еще не капкан. Ее лапки и позвоночник целы. Но теперь ее каждый день будут слегка притапливать, оставляя снаружи один лишь носик, чтобы полностью не убить. Теперь-то она хлебнет свою чашу страданий.
  - Ты ела? - вдруг прежним спокойным голосом поинтересовался Вальтер, отвернувшись от нее.
  И звук был такой неподдельно светлый, что Ира опешила и недоверчиво уставилась ему в затылок. Как он так мастерски мог переводить свое внутреннее состояние и настроение с одной ноты на другую?
  - Скажи уже хоть что-нибудь. Или лучше иди, сядь за стол как нормальный человек, - он выдвинул для нее стул, - вот-вот в обморок упадешь.
  Немного поразмыслив, она рискнула. Заставляя свои ноги двигаться в нужном направлении, Ира подошла и села рядом. Она косилась на его тарелку с супом.
  - Вкусно сделано, - доброжелательно похвалил ее готовку он, - молодец, женщина.
  - Как ты так делаешь? - набралась смелости Ирина.
  - Чего? - заедая суп хлебом, удивился он.
  - Я боюсь тебя. И вижу, что не зря. Я только что видела, каков ты на самом деле. И вот ты снова строишь из себя невинного добряка. Как у тебя получается быть таким правдоподобным?
  - Я никогда не прикидываюсь тем, кем не являюсь и всего-то. Искренность - лучшая театральная игра, - нравоучительно и неохотно отметил он.
  - Я тебе не верю...
  - Послушай, - грубо перебил ее он, - я не маньяк-убийца. Сколько раз тебе надо будет это повторить, чтобы ты запомнила? Человек с садистскими наклонностями и маньяк - это немного разные вещи. Не находишь?
  - Нет, - честно призналась девушка.
  - Ну, тогда это твои проблемы, - отмахнулся он, - я всегда настоящий. И живу по настроению. Будешь и дальше так психовать от каждой моей ухмылки - сойдешь с ума раньше, чем начнешь работать. А сейчас либо ешь, либо перестань городить всякую чушь. И так голова трещит после работы.
  Но на следующее утро он, похоже, решил, что Иру все-таки веселее доводить до истерии. Он издевался и подшучивал над нею каждую минуту и каждый раз зловредно хохотал, как сатана. Постепенно девушка перестала бояться этого и просто возненавидела своего напарника всей душой. Какой же он оказывается мелочный гад!
  Но как только настроение мужчины менялось (что было очень редко), он становился очень милым и полезным, помогая разъяснять девушке некоторые важные моменты своей работы и способы общения с местным "душевным" коллективом. От него Ира узнала такую важную информацию как, например, тот факт, что главным врагом "Артемиды" является организация "Черная кошка". Оказывается, между ними уже много лет длится страшная вражда. Вернее, она и раньше это знала, но теперь выяснила некоторые подробности.
  - Какая же он иногда все-таки сволочь! - с душой орала в пустую стену Ирина, после чего набрала в грудь воздуха и проорала то же самое еще раз.
  В этот день он даже не дал ей выспаться. Всю ночь кто-то громко дышал под дверью, дергал за ручку, возился с запертой замочной скважиной. Девушка все это время не спала и молча пялилась на железную дергающуюся ручку, молясь, чтобы эта хрупкая деревянная конструкция выдержала. Затем звуки прекратились. Но не успела Ира прийти в себя (а она не доверяла Вальтеру), как его лицо неожиданно появилось на уровне ее глаз за окном! Девушка визжала как очумелая и даже свалилась с кровати. Ей показалось, что она поседела как минимум на полголовы после этой ночи, тем более что Вальтер хохотал над нею затем все утро, вспоминая эти "замечательные приключения" и пообещал повторить нечто подобное.
  - Да не планировал я тебя насиловать, - отбрехался он на ее претензии и вновь залился животным хохотом, - вот это реакция, вот это лицо! Да мы с тобой еще развлечемся, оказывается.
  - Не желаю я с тобой развлекаться! - от обиды кричала Ирина и мечтала больше всего в этот момент всадить в него нож.
  - До-до-до... - скуксился Вальтер и игриво приподнял одну бровь, - какие у тебя планы на сегодняшнюю ночь?
  Девушка вся покраснела от гнева и, не сдерживая себя, зашвырнула в него какую-то подушку. Мужчина и не пытался уворачиваться. Он только остался, как всегда безумно доволен и еще пару раз припомнил, каким было ее лицо, когда он заглянул в окно.
  Но на этом его развлечения не закончились. Однажды за завтраком напарник с каким-то особенно загадочным лицом достал из кобуры один свой пистолет и стал медленно крутить его перед глазами, как бы сдувая пылинки. Девушка до стального звона напрягла все свои мышцы и, не скрывая тревоги, уставилась на оружие. А он все крутил и крутил пистолет, пока Ира совсем не психанула и не бросила на него абсолютно ненавистный изничтожающий взгляд. Почувствовав, что ее нервы уже на пределе, Вальтер улыбнулся. Этого хватило чтобы пожелать ему смерти и, психанув в очередной раз, Ира встала на месте и строптиво решила уйти обратно в свою комнату.
  Но неожиданно за ее спиной прогремел выстрел. Девушка завизжала что есть силы и упала на пол, закрываю голову руками. Сердце колотилось так сильно, что едва не вырвалось наружу сквозь плоть и одежду. Ира вся побелела как полотно и, сдерживая неприличное косноязычие, нашла в себе силы, чтобы оглянуться. Вальтер сидел как никогда молчаливый и довольный. Ему только этого и надо было! А выстрелил он куда-то в стену, выражая тем самым всю свою беззаботность, на которую только был способен этот человек. Вместо агрессии и матершинного выпада Ирина всхлипнула и обиженно удалилась в свою комнату, мечтая как-нибудь ему отомстить. Но возможности и сил на это постоянно не хватало. Он буквально выпивал из нее всю кровь! "Гадкий энергетический вампир", - билась головой об стену Ирина и заливалась жалостью к самой себе. Но это были только цветочки.
  Однажды ему хватило наглости выбросить ее на автостраду! По его дальнейшим объяснениям стало понятно, что он как бы что-то там просчитал и был точно уверен, что ее никто не задавит... но как здесь остаться адекватным человеком, когда тебя чуть ли не каждый день подвергают такому стрессу? У Иры, в конце концов, вовсе не оставалось никаких сил ни на месть, ни на достойный ответ. Вальтер все больше и больше подавлял ее волю и вселял оправданную паранойю.
  Девушка постаралась не разговаривать с ним. Устроить бойкот. Но напарник пообещал продемонстрировать ей все свои умения в пытках, какими только владел, если она не заговорит добровольно. И звучало это более чем убедительно из его уст. Переборов в себе все отвращение к этому человеку, Ирина все-таки вернула в дом прежние отношения. Но чего ей это стоило! Вальтер остался доволен, но постоянно насмехался над нею за этот поступок. Назвал его слабостью и злобно высмеял. А Ира продолжала сокрушаться: "Что я могла поделать в такой ситуации? Схватиться за нож? У меня есть хоть какие-то шансы против двух пистолетов?". Вальтер злобно хохотал над нею и не давал никаких ответов. Он просто играл. Просто веселился. А ведь они еще не начали даже работать вместе...
  В одно непрекрасное утро они снова направились в главное здание. Вальтер шел уверенными широкими шагами, заставляя людей расступаться уже заранее. Это было удобно особенно в час пик, хотя Ира всей душой мечтала потеряться. Возможно, это не посчиталось бы за побег.
  В этот день мужчина был особенно добр. Просто у него было хорошее настроение. И девушка дала себе волю немного расслабиться. Она сильно измоталась от вечного напряжения и нуждалась в разгрузке. "Так и с катушек съехать недолго", - мучительно осознавала она и старательно не отставала от напарника. Но стоило им завидеть на горизонте нужный им дом, как мобильник Вальтера отвратительно запиликал.
  - Да? Что? Обязательно это делать сейчас? Да, занят, - он говорил это все без раздражения, хотя и косился после каждой фразы на Ирину, - ясно, ага, хорошо, ладно.
  Разговор закончился. Ира развесила уши и во все глаза таращилась в его лицо. Над чем он так глубоко задумался?
  - Сбежишь ведь? - вдруг в лоб задал он вопрос.
  - С чего это? - не поняла Ирина.
  - Да мне тут дельце одно срочное надо сделать... ну, в общем, иди пока туда одна. У кабинета Эльзы встретимся, - и он без лишних слов развернулся и с легкостью перемахнул через низенькую оградку за аллеей.
  Девушка осталась одна в полном недоумении. Она и думать не смела сейчас о побеге. Наверняка ее проверяют! Какой дурак так запросто бросит посреди улицы заключенного? Но подсознание жалобно заставляло поверить в то, что Вальтер слишком безрассуден и потому, в самом деле, мог, не подумав, оставить ее тут... он никогда не продумывает ходы наперед. Кажется, такое возможно.
  Девушка закусила губу и оглянулась. "Как же соблазнительно тут все выглядит! - страдальчески свела она брови, - все эти машины, автобусы, свободные улицы. Как же хочется уйти... и какой нереальной выглядит вся моя ситуация". Она заставила себя идти в нужном направлении, пока мысли овладели всем ее нутром.
  У нее было такое ощущение, будто перед маленьким ребенком открыли огромную коробку конфет и только лишь на словах сказали "кушать их нельзя" и оставили малыша одного в комнате. Ну, разве хотя бы одно дитя откажется от такого? И Ирина поддалась соблазну на свой страх и риск.
  "Я бежать сейчас никуда не собираюсь, - кровь стучала в висках как два маленьких сердечка, - я только лишь спрошу, куда едут автобусы с этой остановки". Это действительно была какая-то конечная станция, расположившаяся как назло чуть ли не у самых дверей психушки. Ира на ватных ногах приблизилась к одному автобусу, помялась на месте и все-таки заглянула внутрь.
  - Кто-нибудь здесь? - ласково улыбаясь, поинтересовалась она у водителя.
  Тот оценил ее шутку и приветливо пошутил о чем-то в ответ. Сути разговора девушка уже не помнит, но, кажется, она тогда очень мило с ним побеседовала. Это была отдушина за последнюю неделю общения с одними чокнутыми людьми. Ира узнала, куда отправляется автобус и во сколько. Постаралась запомнить все расписание на слух и, радушно поблагодарив незнакомца, покорно вышла из транспорта.
  Как же тяжело ей это далось! Так и хотелось, как бы невзначай остаться там, за неожиданно закрывшимися дверьми и уехать отсюда подальше. Но предупреждения Вальтера все с той же силой будоражили ее кровь. Она помнила каждое его слово и боялась, что ей не позволят так просто отсюда уехать. Тем более, из-под самых дверей "Артемиды".
  Но не успела Ирина зайти за угол, как сзади на нее навалилось какое-то тело, до боли зажало бедняге рот, и дальше она оказалась в какой-то кромешной тьме. Похоже, на голову надели мешок. Куда-то поволокли сопротивляющегося человека. Ужас неимоверно колотился в ее груди и голове. Сражаясь с неведомой силой, Ира ощущала, что бьется слишком слабо.
  У нее не было времени на то, чтобы опомниться. И тут ее очень оперативно и быстро доставили в какой-то кабинет. Задрожав как осиновый лист, Ира огляделась вокруг и поняла, что это за место. Суженными до точек зрачками она наблюдала за Эльзой Величкиной, внимательно и строго разглядывающей свою жертву. По ее лицу было понятно все, что она думала о бедной девушке в этот момент.
  Ира и рада была бы все объяснить, но ее рот все еще перекрывал кусок крепкой материи, не позволяющий вымолвить ни слова. Из-за спины девушки выплыл огромной высоты (наверное, под два метра роста) человек странной нездоровой внешности и с очень пустыми страшными глазами. Он выглядел как труп в черных одеждах, и даже чем-то походил на зомби. Но это был живой человек!
  - Где ты ее подловил? - приказным тоном спросила у него хозяйка.
  - На автобусной станции, - льдом ответил он, - разговаривала с водителем.
  "И что? Это преступление?" - пораженно подумала Ирина, но снова ничего не сказала. Она пыталась включить в ход всю свою богатую мимику, но ее лицо как будто одеревенело из-за непонятности происходящего. Ни один мускул не потревожился. В голове снова всплыли предупреждения Вальтера. Как же страшно теперь стало! Как она раньше не могла себе этого представить. Что с нею будет?
  - На первый раз можно преподать ей легкий урок, - и Эльза отвернулась к окну (это не к добру!), - избей ее. Но не сильно. Ей еще рожать в будущем придется.
  "Чего?!" - только и смогла опешить Ирина и резко уставилась на этого высокорослого незнакомца. Она поняла, насколько он был сильнее ее и без браслетов с таким ей ни за что не совладать. Девушка беспомощно попятилась, чувствуя как время замедлилось, и каждый ее вздох ощущался как последний...
  Самое лучшее, что она придумала в этот момент - это развязать свою повязку и поднять шум. "Это же самоуправство! Хоть кто-то должен прийти ко мне на помощь. Не может быть такого, чтобы никто не пришел", - отчаянно вцепилась она в свой кляп, раня себя до крови и ломая ногти от безумной истерики. Пятиться уже было некуда, надежда все быстрее таяла.
  Ира только сорвала со своего рта эту проклятую материю, и неимоверный силы удар тут же врезался ей прямо подвздох. Девушка задохнулась, в голове все помутилось, пол и стены перед глазами поплыли и она рухнула как пластмассовая игрушка на жесткий паркет. Больно ударившись головой и продолжая задыхаться, Ирина беззвучно кричала, но ни единого звука не извлекла из своих легких. Она отключилась от реальности, и только ее организм пытался рефлекторно завести систему дыхания обратно.
  Но как только ей удалось сделать первый вздох и сквозь хрип пропищать хоть что-то, как ее схватили за волосы и больно запрокинули голову назад. Она подумала в этот момент, что ее глаза уже давно лезут из орбит, но картинка перед нею все размазывалась. И тут последовал абсолютно бесчеловечный удар откуда-то справа, куда-то в голову... во всяком случае в правом ухе зазвенело и оглохло левое как от болевого шока.
  
  Вальтер стоял на том же месте, где недавно оставил одну Ирину. Он выглядел не очень разочарованным, но немного озабоченным. Судя по раскрасневшимся костяшкам пальцев, ему тоже пришлось с кем-то драться. Зазвенел телефон. Подняв трубку, мужчина не проронил ни слова. Даже в лице не изменился. Глубокий профессионализм сказывался на его эмоциях. Положив сотовый обратно, Вальтер направился в строго определенном направлении.
  Дверь в кабинет Эльзы Величкиной открылась. Вальтер шагнул внутрь и не сильно эмоционально поднял одну бровь. Скрючившаяся на полу Ира вдруг как будто прозрела и, корчась от боли и собственной крови, завопила его имя как в исступлении. Она не могла встать, сгибаясь пополам, но истерично и очень спешно поползла в его направлении, пытаясь получить хоть какую-то защиту. Выглядела она очень жалко и... избито.
  - Твоя пропажа? - рассержено поинтересовалась Эльза.
  - Моя, - равнодушно кивнул Вальтер.
  - Что ж ты не следишь за своими новичками? - осклабился незнакомец.
  - Я ее предупреждал, - небрежно отбрехался мужчина и так брезгливо взглянул на Иру, будто она была не живым человеком, а червем каким-то.
  - Следующий раз предупреждай вразумительнее, - строго приказала хозяйка, - а теперь забирай ее и заключи куда надо. Это нельзя так оставлять.
  - Понял, хорошо, - охотно согласился Вальтер и достаточно аккуратно помог напарнице подняться, чтобы покинуть это место.
  Ноги понемногу смогли нести свою хозяйку на себе, но все тело жутко ныло и стонало от недавних побоев. Девушка хотела реветь в голос больше от несправедливости, чем от боли, но могла лишь только тихо хныкать. Она злобно сопела и одновременно затравленно озиралась по сторонам. Вальтер не сильно торопил ее. Было даже ощущение, будто он заботился о ее покалеченном организме. Но она ему не доверяла.
  - Это ужасно, - наконец расклеилась она и захотела от собственного несчастья упереться в напарника лбом, но он мягко не позволил ей этого сделать, - что здесь черт побери происходит?
  - Это называется наказание, - все также ровно объяснил Вальтер на ходу.
  - Я поняла уж! - вспылила она и тут же ненадолго закашлялась, - но я не пыталась сбежать. Хочешь - верь, хочешь - нет, но я всего лишь перекинулась парой фраз с водителем автобуса...
  - Послушай, мне не интересно, - грубее прежнего отбрил ее порывы мужчина.
  - Какая же ты все-таки скотина! - со всей накопившейся ненавистью выпалила Ирина и отпустила его руку, но быстро потеряла равновесие и потому вцепилась обратно, - чем ты, кстати, занимался все это время? Проверял меня?
  - С чего бы? - саркастически воскликнул Вальтер, - я всего лишь выполнял свою работу.
  - Убил кого-то? - Ирину несло в какие-то ненужные темы.
  - Нет, наказывал, - набравшись терпения, вкрадчиво пояснил Вальтер и снова строго взглянул на притихшую напарницу, - примерно такую же прекрасную девушку как ты. Видишь ли, тут многие этим занимаются, и в этом нет ничего удивительного или дикого.
  - Меня ударил мужчина, - всхлипнула в сердцах Ира, - это уже дико. Я к такому не привыкла. Я не боюсь боли, но это было так ужасно... боги, я думала, он меня убьет там. Я так испугалась, так испугалась! У него были такие жуткие глаза...
  - Да, Моцарт отличается скверным характером, - поддакнул Вальтер.
  - Моцарт... - повторила имя того ужасного человека она, - так ты тоже как и он избиваешь тех, кто пытается бежать? То есть на его месте сегодня мог оказаться и ты?
  - Возможно, - уклончиво ответил мужчина, и девушка поняла, что больше разговаривать он не намерен.
  Они свернули в одном из коридоров, и Вальтер втолкнул ее в какую-то тихую небольшую комнатку, слепящую своей психоделической белизной. Не успела Ирина опомниться, как дверь за нею захлопнулась, и она вопросительно и потерянно уставилась на запертый замок.
  - Как это понимать? - завопила она обратно и забила кулаком по мягкой обивке.
  На уровне ее глаз появилась крохотная прорезь, в которую могла бы поместиться, пожалуй, только тарелка без еды. Оттуда на нее смотрел Вальтер.
  - Это особые меры, которые Эльза применила к тебе за попытку побега. Вместо моего дома ты будешь некоторое время проживать здесь, пока не перевоспитаешься. Но не волнуйся, каждое утро я буду встречать тебя здесь и отводить в столовую.
  - Это же... наглость! - заорала в ярости Ирина и снова попыталась колотить кулаком в дверь, - какого черта надо мной вообще тут издеваются? Что я такого сделала? Это даже не побег был... да если бы я знала, что так будет - сбежала бы по-настоящему!
  - Доброй ночи, - подмигнул ей он и закрыл крохотное окошко.
  - Эй! А ну вернись! Сволочи, чтоб вы все сдохли там! - и она до умопомрачения покрывала отборной бранью всю эту огромную психушку и тех, кто в ней работал.
  Но сил у Иры было не так много, и потому она быстро выдохлась. Пришлось в этот раз смириться с обстоятельствами и вытянуть ноги на ужасной жесткой кровати. Над головой висел телевизор. "Надо же какие хоромы!" - мысленно съязвила она и обиженно отвернулась к стенке. А что ей еще оставалось? До следующего дня впереди была еще целая вечность.
  
  Ее разбудил громкий звук открывающейся двери. Оказывается, девушка глубоко провалилась в сон в тот день и не просыпалась до самого утра. Она чувствовала такую сильную слабость во всем теле, что долго не могла встать на ноги. Те места, куда ее били, ныли еще больше.
  А взглянув на себя в зеркало, Ира и вовсе загрустила: она выглядела как бомж с улицы, который подрался с кем-то из-за бутылки. Пришлось приводить себя в порядок... на глазах у Вальтера, который терпеливо стоял в дверях и ждал ее.
  - Доброе утро, напарник. Снилось ли тебе что-нибудь сегодня? Мучает ли совесть? - язвила она по ходу дела.
  - Не понимаю о чем ты, - безразлично откликнулся он и вдруг улыбнулся.
  - Что за улыбка? - заметила его в зеркало Ирина.
  - Просто предвкушаю твою реакцию на сегодняшнюю встречу.
  - Какую еще встречу? - насторожилась девушка (события в этом месте сменяют друг друга чересчур активно).
  - Увидишь, - уклончиво ответил мужчина и грубо толкнул ее в плечо, - хватит прихорашиваться, идем уже на завтрак. Иначе без еды останешься.
  Сперва Ира зло сверкнула на него глазами, но ее стонущий от голода живот заставил промолчать и смириться с ситуацией. Нельзя было доводить себя до истощения, иначе кто знает, какие еще наказания выпадут тут на ее бедную голову.
  Та самая столовая-кафешка не сильно изменилась с того самого раза, когда Ира впервые явилась сюда в наручниках. Она сидела даже за тем же столом, и сейчас ее сердце жалобно сжималось от мысли, что Дмитрия тут сильно не хватает...
  Надо было срочно отвлечь себя от этих мыслей. Ира подняла глаза на напарника, который все утро витал где-то в своих собственных размышлениях.
  - Вальтер, ты имел дело с новобранцами до меня?
  - Нет. Так тесно не имел, - он снова ухмыльнулся самому себе.
  Ира пропустила его остроты мимо ушей.
  - Многие ли здесь отказывались служить? Что с ними потом делали за это? - эти вопросы очень сильно мучили Ирину в последние несколько дней.
  А теперь, после того избиения, особенно. Она прекрасно понимала, что это была лишь прелюдия.
  - Они прекращали отказываться, - в своей вечно уклончивой манере ответил ей напарник, и этого ответа было достаточно для того, чтобы вселить ужас.
  - Но какого рода работа мне достанется? Что я буду тут делать?
  - Много чего. И убивать, конечно же, тоже, - эти слова как ножом рубанули все последние надежды.
  - Но что, если я не могу убить человека? Мне приходилось пару раз совершать нечто подобное, но там были другие условия... и я была на драконе... меня вообще-то мутит от вида крови и в дрожь бросает от мысли об убийствах! - после короткого молчания она добавила, - как вы толкаете здоровых людей на подобное?
  - Здоровых людей? - поморщился Вальтер, - очень просто. Называется наш метод "Время новостей".
  - Чего? - не поверила своим ушам Ирина.
  - Да-да. Целыми днями в твоей палате будут крутить новости. Криминальные и политические. Ты сама понимаешь, какие эмоции они вызовут.
  - Это не логично, - не согласилась с ним Ира, - как можно стать тем, кого ты ненавидишь? Как можно начать убивать, имея отвращение к убийцам?
  - Увидишь, - с хитрой рожей заключил напарник.
  Его уверенность вселила тревогу в сердце девушки. И, казалось, что собственный страх еще больше давил на ее психику, чем его слова.
   Но время завтрака подошло к концу, и Вальтер повел Ирину наверх (снова в кабинет Эльзы). Он тащил ее чуть ли не в охапке, потому что сама бедняга совсем не хотела туда торопиться, а вот мужчина очень даже спешил.
  Дверь кабинета открылась. Вальтер затолкнул Иру внутрь. Она как всегда повиновалась и, пробежав пару метров по инерции, остановилась, долго не поднимая глаз. Разглядывая пол, она обнаружила несколько ножек офисных стульев. Волей неволей девушка подняла глаза, и тут ее как током ударило: прямо перед нею, очень даже близко, стоял тот самый вчерашний ужасный человек, который нанес ей все те побои. Это был Моцарт! И Эльза тут же.
  Ира пыталась подавить в себе этот животный страх, но ее всю моментально заколотило, и кровь отхлынула от рук и лица. Вся бледная в полубреде она стала отходить назад, не сводя глаз с этого холодного взгляда. Ей почудилось, что ее снова привели сюда для того же... "Да что я опять такого сделала?" - в истерике мысленно прокричала Ирина и легкое прикосновение Вальтера показалось ей выстрелом.
  Дико завопив, девушка чуть не бросилась на напарника, защищаясь от собственного бреда. Он не был готов к такому, но быстро перехватил ее уже у самых дверей и обездвижил. Ире было все равно, как она выглядела в этот момент, но ей не хотелось снова подвергаться вчерашним пыткам. Она не могла поверить, что ее напарник так поступил с нею, и теперь она беспомощно и безнадежно повисла на его руках, не способная больше вырываться. Ее взгляд как-то странно остекленел, и все тело обмякло, свесившись полным весом на Вальтере.
  - Успокойся уже, - грубо сказал он.
  Ира не слушала его и все не выходила из прострации. Даже поворачиваться отказывалась. Тогда мужчина заглянул ей прямо в глаза и сказал уже спокойнее:
  - Тебя никто сегодня наказывать не собирается.
  - Правда? - с трудом выговорила это слово она.
  - Правда. Моцарт здесь совершенно по другому делу. И, между прочим, он тут не один.
  - Не бросай меня, - вцепилась в него ногтями девушка, боясь выпустить хотя бы на секунду.
  - Я тоже буду здесь, - скривился он, и только тогда Ирина согласно кивнула и перестала за него держаться.
  Мужчина провел ее на один из стульев. Ира заставила себя оглядеться на остальных присутствующих, убедившись, что Моцарт сидит достаточно далеко (в другом конце ряда). Слева от него сидело две странных девушки, вопросительно уставившихся друг на друга и на новенькую. Вальтера и Моцарта здесь, похоже, знали все... как и они друг друга (судя по вызывающим пренебрежительным взглядам).
  - Я рада, что все собрались вовремя, - заговорила Эльза Величкина, - мое сообщение будет кратким. С этого дня я собираю команду, которая будет выполнять спецзадания от моего лица. Это большая честь для вас. Каждый из присутствующих здесь отличается особым профессионализмом, никогда еще меня не подводившим...
  Тут она замолчала, взглянув на Ирину. Девушка уже размечталась о том, что ее в эту команду не включили. Но женщина соизволила уделить ей особую речь.
  - Среди вас есть новенькая. С Драконис-Персона (после этих слов все очень заинтересованно покосились на Иру). Пока что она не умеет управлять своими силами, но я уверена, что вы поможете ей освоиться быстрее. Времени на обучение у нас нет. Поэтому либо она погибнет, либо даст своей силе выйти наружу во благо нашей великой миссии. Поэтому у каждого из вас будет побочная задача: раскрыть потенциал вашего юного напарника. Помочь ей развиться и не умереть раньше времени.
  - Каким способом-то? - подала голос девушка, сидевшая ближе всех к Моцарту.
  - Вы будете брать ее на все свои задания... абсолютно на все. Контролировать, чтобы она не сбежала (многозначительно кивнула обоим лицам мужского пола) и не отлынивала от работы.
  - Можно вопрос? - в дурацкой школьной манере задрал руку Вальтер, - за отлынивание от работы что полагается?
  - То же, что и за побег, - многозначительно ответила Эльза.
  Дальше разговор был не столь интересным и важным. Ира сидела, погруженная в свой собственный мир мыслей. Она впитывала абсолютно все, что говорили ей до сих пор. На душе стало еще хуже, чем до этого.
  В этом месте играют по каким-то диким правилам и ей это очень не нравилось. А еще она не могла никак отвести взгляда от этого монстра, сидящего справа от нее. Да и Вальтер еще не полностью раскрылся. Не известно еще, кто из них пугал ее больше. На уровне животных инстинктов Ирина сторонилась Моцарта, но разумом она осознавала, что и напарнику нельзя довериться полностью. Чем дальше в лес... тем хуже. Даже положиться не на кого.
  Всей толпой они двинулись в столовую, где по приказу Эльзы должны были познакомиться между собой. Роль оратора взяла на себя все та же девушка, которая не просто не сторонилась Моцарта, но и очень дружественно к нему обращалась с милыми интонациями в голосе. У нее были нежно серые глаза, кучерявые волосы и очень миролюбивое лицо.
  - Ну, Вальтера с Моцартом здесь абсолютно все знают, я полагаю, - глупенько хихикая между слов указывала руками она, - да кто их не знает? Гордость "Артемиды", лучшие убийцы...
  - Сколько раз я говорил тебе научиться следить за своей речью, - раздражительно прервал ее мужчина с холодным взглядом, - переходи сразу к сути.
  - Да-да, извини, - виновато закраснелась она, - это, кстати, мой напарник. Мы с ним вместе уже несколько лет работаем...
  - Снова не в те дебри ушла, - хлопнул он себя по лицу.
  Ирина очень удивленно и внимательно разглядывала эту крохотную девочку, которой на лицо было меньше восемнадцати лет, а ростом она не доставала своему напарнику и до плеча. Она так долго сотрудничала с этим монстром и осталась такой милой и позитивной? То ли ее отклонения связаны как раз с неправильным мировосприятием, то ли Ирина не все еще знала об этом странном незнакомце. А по факту она, в самом деле, ничего о нем не знала... кроме того, что он с легкостью избивает женщин. По телу снова пробежался холодок, но Ирина постаралась скрыть это.
  Малышка сильно поразила ее, когда сказала, что ее возраст уже близится к тридцати годам (она еще и старше была!), но инфантильность и низкий рост не позволяют этого сказать (боги, она реально постоянно скачет с темы на тему). Звали ее Олей, и она шаман из какой-то там древней деревни или племени, названия которого Ирина не запомнила.
  С ее слов стало известно, что Моцарт тоже своего рода шаман, но немножечко другой. Играя на своих музыкальных инструментах (чаще на скрипке), он способен был совершать самые невероятные вещи, вплоть до воскрешения мертвых. Но воскрешаются они, как правило, ненадолго. Однако описать этот процесс словами очень сложно, это нужно только лишь раз увидеть и все сразу станет понятным (Оля так мило улыбалась в течение всего рассказа, будто речь шла о пушистых котятках, а не о воскрешение мертвецов).
  - Вальтер, - снова вернулась она к его личности, - ну не могу я пропустить тебя! Слишком уж люблю и горжусь. Ты наш лучший пытатель, самый молниеносный стрелок и просто замечательный человек. С тобой не бывает скучно.
  Мужчина ответил улыбкой на улыбку, показав благодарность каким-то странным жестом, которого Ира раньше не видела. Но ей было это не интересно.
  - А вы не могли бы представиться сами? - обратилась Оля к самой тихой и как будто бы забитой девушке в их команде.
  Даже Ирина выглядела буйной и эмоциональной на фоне этой незнакомки. Услышав обращение к себе, она вяло что-то изобразила лицом и снова натянула на себя маску отстраненности.
  - Это Линда, - ответил за нее Вальтер, и все внимание обратилось к нему, - сама по себе она почти ничего не умеет. Но у нее есть могущественный хранитель, который всегда выполняет всю грязную работу. Ну и еще... она обожает своего ребенка больше всего на свете.
  - Какого ребенка? - шепотом спросила у него Ирина, не заметив никаких детей в присутствии Линды.
  Напарник молча указал глазами на пластмассового пупса на руках у девушки. Ира не поверила ему и решила, что ее нарочно дурят, но судя по редкостной серьезности в лице мужчины, поняла, что он не врет.
  - Ой, как мило! - сложила ручки вместе Оля и перегнулась к новенькой через весь стол, - а как зовут твоего малыша?
  - Эрик, - нежно ответила ей Линда и так трогательно ласково обняла свою куклу, будто в ее руках был настоящий ребенок.
  "Она думает, что он живой", - с сочувствием догадалась Ира, - "что-то, наверное, случилось с ее родным дитем, и вот теперь бедняжка привязалась к этому... как ужасно. Жалко ее". Оля продолжала и дальше ворковать со своей новой подружкой, а Вальтер тем временем сходил за чаем.
  - Чертовы официанты, - выругался он, когда вернулся, - то они есть, то их нет.
  - Официантами здесь тоже чокнутые подрабатывают? - поинтересовалась Ира.
  - Ну как бы тебе сказать... - без особого интереса вздохнул мужчина, - если быть точным, то здесь никто официантом не подрабатывает. Просто есть определенные забитые жизнью и затравленные остальными чудики, которые готовы услужить любому лишь бы их не били. Все кто выполняет эту роль, по сути, больны страшной паранойей в большей или меньшей степени.
  - Когда первое задание? - наконец подал голос после долго молчания Моцарт и так надменно посмотрел на Вальтера, будто бросал ему вызов.
  Но оппонент не повелся на этот жест и только лукаво ему улыбнулся.
  - Ручки уже чешутся? Займи их чем-нибудь полезным.
  - Хочешь мне что-то посоветовать? - недобро отреагировал тот.
  Не успел их разговор перейти в полемику, как к столу подошла какая-то странная женщина с блуждающим взглядом. Она выглядела несчастно и помешано одновременно. Каким-то больно нездоровым было ее лицо, как будто после долгой болезни. Потрепанная устаревшая шаль обволакивала ее хрупкие плечи, и странное длинное платье свисало как старая тряпка с худых бедер.
  Она что-то еле слышно забормотала, комкая слова и протягивая к сидящим руки. Оля с Линдой просто безучастно бросили на нее мимолетные взгляды, а мужчины и вовсе предпочли не замечать.
  - Умоляю... - единственное четкое слово из ее речи донеслось до слуха Иры.
  - Пошла вон! - резко рявкнул на нее Вальтер и так злобно посмотрел ей в глаза, что чувства бедняги совсем смешались.
   Она потерялась и повернулась к той половине стола, где сидели все остальные. И снова взялась за свое. Иру возмутило поведение ее напарника, но исходя из всего своего прежнего опыта, она промолчала, угрюмо созерцая ситуацию как бы со стороны.
  Незнакомка стала тянуть руки к столу, и тут ее молниеносно и грубо схватил за кисть Моцарт, привстав на своем месте как свирепое животное, готовое к прыжку. Но в отличие от Вальтера он не выражал свои эмоции так ярко на лице. Оно по прежнему было холодным и мертвым (но не равнодушным как у тех, кто продал душу Огню).
  Но неожиданно его выражение переменилось, и вместо гневных слов он наигранно восхищенно сказал:
  - Какие у вас красивые запястья! Какая нежная кожа.
  Женщина закраснелась и кокетливо улыбнулась ему. А скрипач даже подошел ближе и обнял ее за талию.
  - Прошу прощения за моего грубого напарника. Давайте я выслушаю ваши просьбы в более подходящем месте. А заодно может быть узнаем друг друга получше, - завораживал он ее своими речами.
  Девушка легкомысленно расцвела в лице и улыбке. Она не сводила влюбленных глаз с этого человека и пошла вместе с ним прочь из столовой.
  - Какой он, оказывается, романтик, - с мрачным удивлением сказала ему в спину Ирина.
  - Он не романтик, - членораздельно ответила ей Оля.
  И эти слова не сулили ничего хорошего. Но никто больше не стал ничего объяснять.
  После этого Ира снова прогулялась по городу, волоча за собою послушного Вальтера и увязавшуюся с ними Олю. Девушке очень хотелось насмотреться на эти просторы и надышаться этого дорого воздуха, которого так не хватало в той ужасной больничной палате. Там все пахло стерильностью, хлоркой и лекарствами. А ведь эту ночь и еще несколько последующих ей предстояло провести именно в психушке. Иру слегка удручала эта мысль.
  Оля всю дорогу трещала о чем-то, перескакивая с одной мысли на другую, стремительно меняя темы и не заботясь о том, чтобы ее хоть кто-то слушал. Через час и Ирина перестала уделять ей должного внимания. Что поделать, но даже она была не святая, да и никогда слушать других людей не любила подолгу. Но главная беда была в том, что ее невозможно было вывести на нужный разговор. Начиная с конкретного запроса, Оля снова очень быстро улетала в непонятные дали, и бесполезно было напоминать ей о вопросе.
  На фоне ее Вальтер наоборот принципиально молчал и не говорил ни слова. Единственное только, что он несколько раз страдальчески пробормотал, было что-то вроде "как жаль, что я не курю". Это бедняга так тяжело реагировал на Радио-Олю.
  - Самое ужасное, что над нею даже прикалываться не весело, - шепнул он как-то в магазине Ирине, - в отличие от тебя, конечно.
  - Чем это я тебя так прельщаю? - надулась на это напарница.
  - О-о-о, много чем, - оскалился Вальтер, и девушка поспешила сменить тему, пока мужчина не додумался до чего-нибудь конкретного.
  А также она быстро сменила магазин, чтобы ее "случайно" не задушили каким-нибудь мужским галстуком в примерочной из соседнего отделения. От реальности всего этого ее даже передернуло. Ира невольно позавидовала беспечности Оли, с которой она совершала абсолютно все свои действия (и даже глупости).
  - Послушай, чем ты больна? - наконец спросила Ирина ее напрямую.
  Вальтер подавился собственным смехом от такого и явно стал прислушиваться.
  - Я ничем не больна, - искренне захлопала глазами Оля, - меня лишь обвиняют в моем происхождении, а так - я вполне нормальный человек.
  "Где-то я это уже слышала", - недовольно покосилась Ира на своего напарника. Теперь уже он смеялся громче, запивая хорошее настроение колой.
  - Ира, а чем ты больна? - ва-банком спросил ее Вальтер.
  - Я? Кому как не тебе знать, что меня просто подставили! - не менее искренне вспылила она и вдруг осеклась, поняв, к чему ведет мужчина.
  - Да-да, все мы здесь работаем не по своей воле, - продолжила его мысль с улыбкой Оля, - я давно привыкла к тому, что сначала все возмущаются и отрицают свою чокнутость, а затем сами начинают в нее верить.
  - Ладно, тогда другой вопрос, - поспешила сменить тему Ирина, - как ты можешь быть такой счастливой, работая с таким человеком... ну... с этим Моцартом. Он же просто чудовище.
  - О нет, он не такой плохой, как может показаться. Я видела и похуже, - и кротко сплетая пальцы между собой Оля продолжила, - скажем так, нас связывают общие интересы.
  - Вы оба шаманы? - догадалась Ирина.
  Девушка хотела что-то ей ответить, но Вальтер срочно перебил ее, не позволяя этого сделать. Он вечно вел какую-то свою игру.
  - Там много личного между ними. Очень много... человеческого, - этот чудик вечно считал себя самым гениальным и остроумным.
  Ира состроила ему такую же рожицу, какую он часто строил ей, и решила больше никого не допрашивать. И так было ясно, что все хотят быстрее разойтись по своим комнатам и ждать следующего дня. Только вот ради чего?
  Как только девушка оказалась запертой в своей палате, ее телевизор сам включился и заунывно начал рассказывать новости о криминальной и политической стороне страны. "Время новостей" настало.
  Ира угрюмо прослушала пару выпусков. Почувствовала только дикую скуку. Ее они вообще не касались. И чего только она так испугалась, когда ей об этом рассказывал Вальтер? Просто он слишком хороший психолог и умеет запугивать в любое время любого человека.
  Но телевизор не отключался и ночью... проснувшись в три часа утра, Ирина недовольно уставилась на сменяющиеся картинки и противный голос диктора. Ей захотелось разбить эту проклятую коробку ко всем чертям, но он прятался за укрепленной клеткой (как раз в расчете на подобных больных).
  Тогда девушка намотала на него свое одеяло и звук немного приглушился. Во всяком случае, спать было бы приятнее, если бы не очередная защитная функция этой адской штуки.
  Недолго просидев в тишине, она вдруг услышала, как голос диктора стал усиливаться с и каждым словом все страшнее и зловещее раздавался в ее палате. В результате дошло до того, что телевизор орал больше прежнего и теперь Ира боялась разбудить своих соседей по несчастью. Она не знала, что делать и потому сперва в панике заметалась по палате, в поисках пульта, но быстро поняла, насколько глупа была ее затея. На свой страх и риск Ирина скинула одеяло с аппаратуры, и звук новостей пополз опять в тишину. Но не замолк. Чего и следовало ожидать.
  Нецензурно выругавшись, Ира спрятала голову под подушку в надежде, что так ей удастся быстрее уснуть. Но сон в эту ночь был безнадежно уничтожен.
  - Как нехорошо ты выглядишь, - ахнула на следующий день Оля, встретив Ирину с Вальтером в столовой, - ты плохо спала, дорогая?
  - А у тебя в палате не стоит телевизор? - хмуро вопросом на вопрос ответила девушка.
  - А я не в палате, - захлопала глазами "подружка", - я в одном доме с Моцартом живу. Мне говорили, что ты вроде также...
  - Да, было такое. Пока она не попыталась бежать, - встрял в разговор Вальтер.
  - Я не пыталась! - резко вспылила на него Ирина и осеклась.
  Настроение у нее было дьявольское. Хотелось рвать и метать и еще больше - побить кого-нибудь. Но "Время новостей" здесь не при чем! Так, во всяком случае, она себя убеждала. Просто невозможно спать, когда целую ночь над ухом так громко что-то жужжит.
  - Ирочка, теперь ты достаточно всех ненавидишь? - продолжил язвить Вальтер.
  - Тебя я больше всех скоро буду ненавидеть, - огрызнулась на него Ирина.
  - Плохо. Надо, чтобы ты уже сейчас такой была.
  - К чему ты клонишь, Вальтер? - покосилась на него девушка.
  - Я недавно был у Эльзы... - загадочно проговорил он, и все внутри у Иры снова ухнуло вниз, - сегодня мы всей нашей веселой компашкой идем на наше первое массовое задание. Если повезет - ты примешь в нем непосредственное участие. Если нет - хотя бы перестанешь витать в облаках. Сколько еще тебя можно нянчить?
  - Заткнись уже, слушай, - закрыла уши руками Ирина, - я сюда добровольно не напрашивать. Так что не упрекайте меня за нежелание сотрудничать.
  - Ты своего счастья не понимаешь, дурочка, - сказал с упреком мужчина и прекратил разговор, дожидаясь, когда остальные члены команды придут за стол.
  "Да, эта женщина много чего хочет от меня, - ползли мрачные мысли в голове Ирины, - каждый день она донимает меня и Вальтера своими указаниями, идеями и допросами. То сжимает хватку, то расслабляет. То запугивает, то снова пытается приласкать. Как мне все это не нравится. Что она задумала? Как планирует воевать со мной?".
  Через несколько минут все были в сборе. Линда сегодня сияла добром и каким-то тихим счастьем. Скрипач был примерно в том же настроение, что очень неестественно смотрелось на его грубом лице.
  - В отличие от Иры, ты сегодня прекрасна, милая, - продолжала раздавать комплименты Оля.
  - Еще бы. Я сегодня спала, - тихо улыбнулась она.
  - О, это дорогого стоит в твоем случае, - акцентировал на последних словах свою фразу Вальтер, - сегодня у него не было настроения?
  - Мне это не интересно, - ощетинившись, поспешила увильнуть от ответа девушка и снова увлеклась уходом за своим пластмассовым ребенком.
  "У нее есть возлюбленный?" - не поняла их намеков и недосказанности Ирина. Но хотя ее и интересовал этот вопрос, она не хотела никого специально ни о чем допрашивать. Тем более в присутствии обоих мужчин.
  Вальтер торжественно объявил о задании, которое им дала на сегодня Эльза Величкина. Оля с Моцартом приободрились. Линда осталась безучастной. Ира грустно вздохнула.
  Им предстояло совершить саботаж. На организацию "Черная кошка". Услышав это, зрачки Ирины расширились как у зверя на добычу. Нет, она не хотела устраивать погром посреди города, но очень заинтересовалась ролью этих живодеров в планах "Артемиды". Чего они не поделили?
  - Ерундовое задание, - отмахнулся Моцарт и потянулся.
  На спинке стула висел кофр с его скрипкой, похоже. Оля сделал из пластмассовых вилок забавные рожи и баловалась ими как малый ребенок, забавляя саму себя. Своей оценки приказу Эльзы она не дала вовсе.
  - Можно взять с собой ребенка? - спросила разрешения Линда, намекая на свою куклу.
  - Бери, ему там будет безопасно, - уверенно кивнул ей Вальтер.
  "Он полностью потакает ей в этой шизе с неживым ребенком, - тут же мысленно прокомментировала их поведение Ирина, - неужели никто не пытался открыть этой дамочке глаза на правду?". Она дождалась, когда большая часть компании перестанет обращать на нее внимания и снова подошла поближе к напарнику.
  - Зачем "Артемида" нападает на "Черную кошку"?
  - О, какие стальные нотки я слышу в твоем голосе, - восхитился ни с того ни с сего Вальтер и все-таки ответил на вопрос, - это давние враги. Я же уже тебе рассказывал.
  - Быть врагами на словах и в бизнесе - это одно. Но мы сейчас идем буквально совершать подрывную деятельность. Так ведь?
  - "Совершать подрывную деятельность", - истерично расхохотался он, хватаясь за живот, - мы идем взрывать здания и, возможно, калечить людей. Это за то, что они недавно захватили и убили несколько наших сослуживцев.
  - Вот оно как! - пропустила его сарказм мимо ушей девушка, - так выходит, что они тоже ведут такую грязную игру?
  - Еще бы. Не мы первые затеяли эту войну. А ты прекрати уже доверять телевизору, который изливает слишком много лживой информации на головы непосвященных. Теперь ты такой же творец истинной истории, как и мы все. Твое имя также не засветится ни в одном официальном репортаже, но мы работаем не ради славы. А ради великой миссии.
  - Великая миссия у организации с столь скверной репутацией? - наморщила нос Ирина, показывая свое презрение ко всему, что здесь происходит.
  Вальтер смерил ее не менее саркастическим взглядом и предложил перенести разговор на следующий раз. Пришло время выезжать на задание. "Слишком быстро, - немного запаниковала Ира, - я еще не готова к этому". Она понадеялась на то, что сможет увильнуть от всего этого или, в крайнем случае, спасти чью-нибудь жизнь... все-таки обычные работники не виноваты в том, что творят их директора и доверенные лица. Может случиться так, что после их саботажа будет много невинных жертв.
  Всю дорогу до нужной улицы Ирина мучилась этими мыслями. Она выглядела такой напряженной и несчастной, что заставила обоих мужчин наблюдать за собою. Девушка каждую секунду чувствовала их взгляды, и от этого становилось особенно неуютно. Тогда она закрывала глаза и пыталась уйти мыслями в астрал, но ей этого не удавалось. Ничто не давало здесь сосредоточиться.
  Из служебной машины их всех выпустили за несколько кварталов до места назначения. Двигались они долгое время всей толпой, не боясь, что их засекут или остановят. "Какая самоуверенность", - между дел думала Ирина и угрюмо всматривалась в лица тех людей вокруг себя, которые еще не догадывались, что здесь скоро произойдет такая трагедия.
  Вальтер с Моцартом давно уже продумали какую-то там стратегию, в то время как Оля болтала о чем-то с Линдой и не участвовала в обсуждении. Ира же была слишком сильно взволнованна, чтобы вслушиваться в их слова, поэтому тоже ничего не поняла и не запомнила. Но им все объяснили очень коротко и понятно.
  - Линда, у тебя сегодня легкая роль - на подхвате. Если что-то пойдет не так, и мы не будем справляться с натиском - вызывай своего хранителя, монстра и все, что у тебя там есть. Хорошо?
  - Ладно, - бесцветно ответила она.
  - Оля, ты со мной, - многозначительно объявил Моцарт, и девушка с легкостью согласилась, не теряя своей беспечности в каждом жесте.
  - Ира, постарайся не мешаться, - приказал ей Вальтер, - просто учись и привыкай.
  - Может быть, мне вообще не обязательно присутствовать? - попытала последнюю надежду она, но по строгим взглядам поняла, что такая халява ей не светит.
  Позже она выяснила, что скрывать свои лица вообще никто не планировал. И потому все странно косились на все ее попытки по возможности отворачиваться от камер слежения.
  - У нас есть договор с городской властью, - раздраженно объяснил ей Вальтер позже, - наши личности никто не станет устанавливать после свершения саботажа. Также как и не покажут лиц местных работников, если они решатся сделать ответный удар.
  Все это сильно сбивало ее с толку. Она не знала, куда деть себя, куда спрятать стыдливые глаза и что вообще нужно делать. Наконец вся их команда продвинулась вглубь здания. Единственное что заботило Вальтера и Моцарта в этот момент - необходимость скрываться от охранников и некоторых ярких личностей (которые Ире пока еще были незнакомы).
  - Нас-то двоих эти ироды всегда с легкостью узнают в толпе, - рычал себе под нос Моцарт.
  Но Ирина заметила, что их никто не узнавал даже стоя совсем рядом. Она заподозрила, что здесь не обошлось без магии, но кто из их пятерки способен на такое? Ни у кого кроме Линды не было браслетов (и вот этот факт как раз-таки больше всего терзал Ирину: почему ей позволили их носить?!). А эта девушка сама по себе, казалось, ничего не делала для того, чтобы одурачить кого-то или хотя бы не вести себя вызывающе. То как она нарочито усердно сюсюкалась со своим "ребенком" очень сильно привлекало внимание окружающих.
  Они вышли во внутренний дворик. Стоит немного рассказать о том, что из себя представляла эта "Черная кошка". Это огромное многоэтажное офисное здание с какой-то пародией на приют на первом этаже (тот самый, который чаще всего появляется в кадре телевизоров, когда речь заходит об этих "благородных" людях) и страшным бараком немного поодаль (похоже, то самое место, где они забивали крупный и мелкий скот и прочих невинных животных).
  Внутренний дворик не был безлюдным. Здесь раскинулся милый зеленый садик, где трудились студенты и местный персонал, ухаживая за растениями. Именно это больше всего и напрягло Ирину, когда их команда остановилась именно в этом месте... их, кстати, по-прежнему никто не замечал.
  - Ира, для тебя тоже найдется, пожалуй, партийное задание, - вдруг обратился к ней Вальтер.
  Девушка нервно дернулась. Ее вроде бы обещали не трогать и не вмешивать во все это поначалу. Она нехотя подняла свой вопросительный взгляд на мужчину.
  - Отсюда можно выйти четырьмя путями. Три двери ведут в кабинеты, которые затем переходят в коридоры, а последняя - сразу в главный холл. Ты должна будешь сейчас войти в каждый кабинет и блокировать его выход в коридор. Это легкая задача, как видишь.
  - Что если там будут люди? Меня могут прогнать или схватить, - прикинулась дурачком Ирина, хотя ее слова были не лишены логики.
  - Наша главная шаманка уже давно обо всем позаботилась, - кивнул на свою напарницу Моцарт, - на тебя никто ничего плохого не подумает.
  Ира снова пригляделась к кучерявой малышке и обратила внимание, что она что-то быстро-быстро нашептывала, потрясая слегка руками. Между пальцев ее что-то тихо шуршало и стучало, но невозможно было понять, что именно. Было очевидно, что всю дорогу Оля проводила какой-то важный ритуал и это благодаря ей они смогли пробраться сюда незамеченными! "Надо будет расспросить ее потом подробнее о том, как она эта делает", - почувствовала легкую заинтересованность Ирина, но больше не оставалось времени на то, чтобы разглядывать своих "друзей".
  Она повиновалась и вошла в первую дверь. К счастью, там никого не оказалось. Это было легко: девушка всего лишь подошла к противоположной стене и щелкнула затвором. Во втором помещение также отсутствовал персонал. Только здесь на главном компьютере висела огромная записка "у всех обеденный перерыв, АТВАЛИТЕ". Она многое объясняла и даже порадовала Ирину, что большинство людей не пострадает. А если повезет - то и меньшинство избежит такой кары.
  А может быть, Ира зря так сильно волновалась? Может они специально пришли в самое безлюдное место организации, чтобы устроить громкую показуху без жертв? А Вальтер сказал про месть просто так, для того чтобы снова побесить Ирину. Он любил это делать. Почему бы ему не поступить так еще раз?
  Увы, но уверенность девушки немного поубавилась после того, как она оказалась в третьем кабинете. Там было около десяти человек, оживленно беседующих между собой и доедающих свои бутерброды. Они смеялись и рассказывали различные обыденные истории про своих детей и друзей, попавших недавно в странные или нелепые ситуации. Все эти женщины и мужчины были столь беспечны, что Ирина почувствовала острый укор в свою сторону за то, что должна была сейчас сделать.
  Ее совесть неожиданно пробудилась и встала настороже. Руки не шевелились, ноги отказывались двигаться дальше. Ира так и стояла перед всеми этими работниками, чувствуя себя самым подлым человеком на свете. Она не решалась пойти на это преступление. Что-то плохое должно было случиться с минуты на минуту...
  - Прошу прощения, - набралась она смелости обратиться ко всем присутствующим, - но не могли бы вы ненадолго выйти из этого кабинета?
  Ее руки снова тряслись от волнения. Девушка осознавала, на что она идет: либо ее опознают и схватят (а значит, она завалит задание "Артемиды), либо она перешагнет через свою гордость и тогда все эти невинные люди пострадают из-за нее (Ира никогда не смогла бы простить себе такого!). Взвесив все "за" и "против", девушка скрепя сердце выбрала первый вариант, не думая о последствиях.
  Но реакция людей была неожиданной. Они вопросительно уставились на незнакомку и снова беспечно продолжили свое общение. Будто ее здесь и не было. Ира отчаянно повысила голос и почувствовала вдруг, что не может достучаться до сознания этих бедняг. Они, в самом деле, не видели ее или забывали о ее присутствии в следующую же секунду. Девушка и не думала, что Оля была настолько сильным шаманом...
  - Да послушайте же вы! - крикнула Ирина уже в полный голос и грубо развернула к себе ближайшую веселенькую женщину средних лет, допивающую свой обеденный кофе.
  - Девочка? Откуда ты здесь появилась? - удивилась, наконец, она.
  "Как будто впервые видит меня", - поняла Ирина. Но на этом нельзя было останавливаться. Надо было как-то прогнать их всех отсюда поскорее. Иначе из-за долгого отсутствия Вальтер мог подумать, что его напарница сбежала.
  - Я не девочка, а сотрудник Санитарно-эпидемиологической станции. Просто я выгляжу моложе своих лет, - она догадалась, что ведет разговор уже не туда, - нам поступил приказ обследовать помещения, которые ближе к внутреннему дворику. У вас был выявлен страшный вирус, переносимый по воздуху.
  - Да вы что? - ахнула женщина, отставив кружку в сторону.
  - Да, серьезно! - продолжала убедительно врать Ирина, - если вы все покинете кабинет на время - мы сможем обработать его, и уже через час можно будет вернуться к работе.
  - Но как же я тут все брошу? - растерянно забормотала она, - у нас еще столько дел. Мы даже в столовую не пошли, потому что не можем оторваться от работы. А что если важные документы пострадают...
  - Послушайте, все будет в порядке. Я обещаю! - в панике заторопила ее Ира, то и дело, поглядывая на настенные часы, - только уйдите все отсюда. Прошу вас, умоляю!
  - Но как же я их всех уговорю? У нас тут еще много срочных дел...
  "Как будто ей мозги промыли! Неужели и здесь Оля над всеми поглумилась? На что еще способна эта, невинная на первый взгляд, девка?", - времени на рассуждения больше не оставалось. Ненавидя себя за это, Ира подскочила к необходимой двери и заперла ее на замок. Как только она собралась бежать обратно, ее схватил кто-то за рукав. Ирина обернулась и увидела единственный трезвый и чистый взгляд среди всей это толпы.
  То была светловолосая еще совсем молоденькая работница, чем-то похожая на старую подругу Иры Алису. Это сходство мучительно сжало сердце девушки. Она даже могла бы расплакаться, если бы не экстремальность всей ситуации.
  - Прошу прощения, но я слышала ваш разговор на счет страшного вируса. Сегодня все какие-то странные и потому не слышат вас. Все, видимо, слишком перегрузились с работой. О чем вы пытались договориться с Кариной Викторовной?
  Ира посмотрела на нее с невыразимой болью в глазах и груди. Теперь было бы странно идти на попятную и на глазах у всех открывать запертую дверь. В надежде на лучшее она сложила свои руки на кисти незнакомки и с удивительно уверенностью сказала ей:
  - Ничего особенного. Вы только не переживайте, все будет хорошо. СЭС сам со всем справится и вам даже не придется уходить из своих кабинетов.
  - Все-таки это очень странно. Раньше СЭС не приходило к нам без предупреждения, - она довольно строго взглянула на уличную форму Ирины и похоже начала что-то подозревать.
  Но голос ее был не противный и не злобный. Она явно не собиралась никого ловить и сдавать в руки правосудия. В ее речах была лишь обычная логичная предосторожность. И Ире стало ее жалко, но ничего уже невозможно было вернуть назад.
  - Я обещаю вам, - заверила она бедняжку, - я лично позабочусь о том, чтобы никаких инцидентов не произошло. Возможно, наша телеграмма просто еще не дошла до вашего отдела.
  - Ну, раз вы обещаете, - ласково улыбнулась работница и вернулась к своим коллегам с тем самым милым еще совсем детским лицом, какое бывает у молодых студентов, которые недавно только вышли на работу.
  "Обещаю ли?" - жалобно подумала Ирина и быстрее-быстрее выбежала на улицу, лишь бы только больше не сталкиваться ни с кем глазами, лишь бы только не пришлось отчитываться перед этой хорошенькой девочкой... лишь бы только не было настолько мучительно больно от сделанного выбора. Она твердо решила, что постарается защитить всех этих людей. Она готова была даже пойти в конфронтацию с Вальтером, если понадобится. Надо было как-то оправдать свое поведение и свои пустые обещания. Ох, как же нехорошо она поступила! Что-то теперь будет.
  Когда Ира вернулась к своим, никто не упрекнул ее за медлительность. Все были озабочены поставленной задачей и как никогда сконцентрированы. Моцарт медленно снял с плеча черную сумку и извлек из нее свой инструмент.
  Скрипка вся состояла из человеческих костей! Ребра, часть позвоночника, перепонкой натянута местами кожа... но самым ужасающим для Ирины оказался смычок. Как только мужчина достал его, девушка тут же опознала в этом предмете часть человеческой руки. Причем это была рука... той самой несчастной незнакомки, которая недавно молила их о помощи в столовой, и которую Моцарт обольстил своими лживыми речами.
  Иру чуть не стошнило на месте при виде такой нелицеприятной композиции. Не было никаких сомнений в том, что все кости настоящие. Зато этот негодяй был доволен как никогда прекрасным пополнением своей коллекции. Он даже гордился обновленным смычком, часто поглаживая его пальцами и продолжая восхищаться необычайно ценной находкой.
  - Да, Моцарт у нас некрофил, - беспечно заговорила с Ириной Оля, которая уже вышла из своей прострации, - у него есть целая студия инструментов, сделанных из человеческих частей тела. Он человек творческий. Почти гений искусства.
  Ира вообще не разделяла ее мнения. У нее кровавые мальчики плясали перед глазами от этого "чудесного" инструмента и собственной фантазии, каким образом эта скрипка конструировалась.
  - А я... люблю поедать останки убитых им людей... - обыденно добавила вдруг шаманка и так мягко нежно улыбнулась, будто ничего ужасного в этом не было.
  - И той девушки тоже? - подавляя рвотный рефлекс, опешила Ирина.
  - Нет, ее я еще не ела. Да она и жива осталась. Если только не умерла пока от болевого шока или потери крови, - и Оля обиженно сконфузилась, - но, боюсь, ее мясо меня не интересует. Анорексичка. Запомни, Ирочка, диеты - это зло. Никогда не садись на диету.
  Девушка ничего лучше не нашла как согласится. У этой шаманки с головой было не только не все в порядке, но даже очень плохо. Она совершенно не видела ничего плохого в том, что говорила. И более того, она слишком легко все смешивала с бытовухой и, казалось, каждый раз зачем-то подлизывалась к самой Ире. Набивалась к ней в подруги. Наверное, мечтала съесть однажды.
  - Перед тем как подорвать тут все к чертям, мне нужно несколько трупов, - вдруг обратился Моцарт к Вальтеру, - ведь нужен не только результат, но и зрелище.
  - Хорошо, - легко согласился тот и достал оба пистолета из кобуры.
  И не успела Ира осознать и поверить в то, что ее напарник, в самом деле, это сделает, как прогремел целый дождь выстрелов, и весь зеленый садик внутреннего двора погрузился в кричащий паникующий хаос. Люди не знали, откуда пришла беда, запинались друг о друга, жалобно пищали и кричали во весь голос, молились богу или просто в испуге пытались бежать. Это была обычная бесчеловечная бойня!
  В голову Ирине ударила кровь. Не помня себя от ужаса и злости, она бросилась, было, на Вальтера, чтобы остановить его (кажется, она еще что-то кричала тогда, но за выстрелами ее не было слышно), но ее тело искусственно сковало что-то невидимое.
  - Потерпи немного, ты еще не знаешь всей сути, - спешно зашептала ей на ухо Оля, похожая в этот момент больше на рыбу, чем на человека.
  Из-за того что она страшно выпучила свои серовато-голубые глаза и вожделенно уставилась на растущие горы убитых людей, в голове могла возникнуть именно такая ассоциация. Но Ирине было плевать на все их приколы, секреты и прочий бред. Тут люди за просто так гибнут! А им все равно? Их это тешит? Да они совсем лишены человеческих чувств, оказывается!
  На фоне всего происходящего ужаса зазвучала плачущая скрипка. Ира не сразу обратила на нее внимание, жалобно закрыв глаза и пытаясь собственными словами заглушить чужие предсмертные вопли. Ей плохо это удавалось, но вдруг все резко затихло... повисла абсолютно мертвенная тишина. И только скрипка продолжала загробно завывать, лениво растягивая слова и предложения.
  На фоне этих звуков послышался скромный тихий бубен. Но его голос становился все сильнее и все увереннее вплетался в канву рассказов скрипки. Они идеально сливались вместе, и Ира наконец-то рискнула приоткрыть глаза. Ее тело уже было свободно. А Оля оказалась занятой именно тем самым странным инструментом, очень похожим на бубен.
  Оба напарника работали по какой-то давно им знакомой схеме. И под властью этих магнетических музыкальных инструментов трупы вдруг зашевелились! Ирина наблюдала за ними в полном оцепенении, боясь пошевелиться и даже дышать.
  Все те, кто только что был мертв, встали на слабые трясущиеся ноги и, не поворачиваясь на звук, стали затыкать кровоточащие дыры собственными пальцами. Они делали это так поспешно, так нервно и с таким болезненным выражением лица, будто и не заметили, как умерли. Как будто в них еще теплилась жизнь. Но только это были зомби... ожившие под скрипку и магический бубен двух шаманов некромантов (если только они были некромантами).
  - Что, испугалась? - обернулся к Ире Вальтер.
  Она так дико взглянула на него, что стало ясно: ответа тут не дождешься. Мужчина пожал плечами, как будто он не был виноват в ее надрыве и просто куда-то ушел. А девушку накрыло целой волной дурных ощущений и простого, но сильного шока. Она не могла вымолвить ни слова. И только смотрела-смотрела-смотрела на этих полуживых мертвецов как завороженная.
  - Зомби повсюду, да-да, - вторила ее ужасному состоянию Линда из-за спины, - те, кто живы - тоже все зомби. Как это естественно, каждую секунду ощущать боль существования. Боль - это и есть сама жизнь. Подчинение - одно из проявлений жизни. Повинуясь кому-то, позволяя совершать над собою все что угодно, ты всего лишь покоряешься своей судьбе. И надо постараться свыкнуться с этим, чтобы окончательно не сойти с ума.
  Ира обернулась на ее голос. Девушка была все той же прежней зажатой молодой мамашой с неживым ребенком у груди. Глядя на творение рук своих монстров-оппонентов, она, казалось, наслаждалась или просто чувствовала себя в своей родной привычной атмосфере. Она вкладывала много смысла в собственные слова и в возвращение к жизни всех этих несчастных студентов и работников "Черной кошки". Но до Ирины все доходило как сквозь вату.
  Прошло, наверное, много времени, прежде чем крупицы какого-то сознания стали снова работать в ее голове. Девушка огляделась вокруг себя и быстро подошла к Линде ближе.
  - Где Вальтер? - наконец спросила она.
  - Пошел в запертые тобою кабинеты, - просто ответила та.
  Все еще больше помутилось в голове Ирины.
  Шатаясь, как пьяная на собственных ногах, девушка с трудом добралась до той самой двери, где в последний раз видела тех десятерых беспечных канцелярских работяг. Что-то усердно пульсировало у нее в виске и агрессивно подступало к горлу.
  Но как только Ира открыла ту самую дверь, то за секунду перед нею пронеслись какие-то обрывки реальности: горы жестоко убитых и застреленных людей и сам Вальтер с двумя расчехленными стволами и звериным лицом убийцы. Девушка громко с болью закричала и... с этой минуты она ничего уже не помнила.
  
  Когда она очнулась, то обнаружила над головой знакомый потолок и неприятное жужжание телевизора, пробивающееся сквозь вату и звон в ушах. Ира привстала на локтях. Ее голова ужасно болела и раскалывалась на части. Девушка бегло осмотрела себя и поняла, что не ранена. В голове творился какой-то бред, смешивающийся в кашу. Она смутно помнила, что произошло с нею в последние несколько дней. Но когда воспоминания стали постепенно возвращаться, Ирина отказалась верить им, надеясь на то, что это все был просто плохой сон.
  Ира встала со своей кровати и постучалась в дверь. Она хотела окликнуть кого-то, неважно кого, но главное, чтобы это был живой человек. Она хотела выпить каких-нибудь успокоительных таблеток. Чертовски разрывалась голова, и совесть мучила так, будто эта жуткая поездка в "Черную кошку" была настоящей.
  "Но это все не правда, - твердила сама себе Ирина, - я бы так не поступила с людьми. Если я пообещала их защитить - я бы сделал это. Как так вышло, чтобы я...". Но она не успела закончить своих рассуждений. Всего пара слов из новостей заставили ее прислушаться острее.
  - "...Был совершен террористический акт группировкой неизвестных лиц. Их личность пока еще устанавливается. По предварительным данным погибло около двадцати пяти человек и более десятка получили ранения. Повторю еще раз, что на днях в приюте для животных "Черная кошка" группа неизвестный совершила террористический акт...", - и так далее со всевозможными подробностями и уклонениями от темы.
  Боль страшнее прежнего пронзила сердце Ирины. "Так все это было правдой!" - мучительно поняла она и спрятала свои позорные глаза за руками. Она ненавидела себя больше всех на свете, больше чем Вальтера, больше чем Моцарта со всей его шайкой. Ира - вот кто здесь самый скверный человек! Нельзя было идти на поводу у страха тогда. Нельзя...
  И много-много других "нельзя" пришло в голову бедной девушки, пока она изничтожала саму себя в ту ночь из-за случившегося. А утром дверь отворилась, и в коридоре ее как всегда встретил Вальтер.
  Ирина взглянула на него издалека как на врага. Он был все таким же, как и всегда. Никакого отпечатка не осталось на его лице с тех недавних событий. Он просто не придал значения тому, что совершил! Правда, при виде девушки улыбнулся.
  - Чего ты так смотришь на меня, принцесса? - насмешливо спросил он.
  Ирина промолчала. Она вышла из своей палаты, потому что так было нужно. Но не спешила приближаться к нему. Недоверие взыграло в ней с удвоенной силой.
  - Есть идешь? - продолжил мужчина.
  Напарница кивнула и нехотя двинулась вперед. Ей было страшно поворачиваться к нему спиной и больно скрывать свои внутренние тревоги, но она старалась выглядеть сильной. Но что-то постоянно ее выдавало.
  - Я чувствую твое презрение, - говорил позади нее Вальтер, - и чувствую твой ужас. Даже руки трясутся, как будто все произошло вчера.
  - А когда? - удивленно уточнила она.
  - Вообще-то прошло три дня с того саботажа, - шокировал ее напарник, - но ты так замечательно парализовалась прямо посреди задания, что не приходила в себя до сих пор. Ты не падала в обморок, но изображала из себя овощ. Я даже подумал, что ты прикидываешься. Но вроде бы ты стала постепенно кушать, спать, говорить что-то... однако память до того момента тебе реально отшибло. Хитрый у тебя мозг. Но, к счастью, не настолько. Самого главного ты не забыла...
  Чувства нахлынули на Ирину необузданной волной. Она резко развернулась к нему и в сердцах с ненавистью выпалила:
  - Я обещала тем людям, что их никто не тронет! Ты мог хотя бы предупредить меня о своих действиях! Вы никто ничего мне не сказали. Как я должна теперь доверять вам? Как мне простить себя за то, что я их не уберегла... - и, задохнувшись, она снова спрятала лицо в ладони и уперлась плечом в стену, чтобы прийти в себя.
  Циничный Вальтер лишь присвистнул. До него ничего не дошло!
  - Злишься на меня. Какая святая наивность. Я жизнь тебе спас, между прочим.
  - Каким таким собачьим образом? - метнула в него испепеляющий взгляд Ира.
  - А таким, что если бы я посвятил тебя в наши планы - ты стала бы активно мешать заданию. И тогда, возможно, пришлось бы тебя как следует обезвредить... и не ясно, какими именно способами мы бы воспользовались. Может быть, пришлось бы даже отстрелить тебе что-нибудь. Или отдать на растерзание Моцарту. Тебе ведь понравилось общаться с ним тогда после побега?
  Холодом наполнило все нутро Ирины под этим взглядом и от этих слов. Она ненавидела его, себя и всех в этой организации. Она не хотела и не могла ничего ответить ему и потому просто агрессивно двинулась в столовую, будто там ее ждало облегчение. Но от себя не убежишь. Этого никак не могло случиться.
  - Я не маньяк-убийца, пойми, - продолжил начатую тему в столовой Вальтер, - но я люблю убивать. Вернее не так: я люблю стрелять и не ценю человеческие жизни, как их ценишь ты.
  - И это, по-твоему, не одно и то же? - через силу заставляла себя говорить Ирина.
  - Нет, ни в коем случае, - задрал рукава мужчина, как будто ему внезапно стало жарко, - я в принципе совершенно обычный человек. Как и многие вокруг. Но с одним небольшим отклонением. Люблю пытать.
  - И Эльза это одобряет? - уточнила девушка.
  - Да, она даже подкидывает мне некоторые кадры сама, - и он так блаженно улыбнулся, что Ира вся еще больше сморщилась, - иногда она просто закрывает глаза на мои выходки. Ну и частенько я участвую в допросах. Вот это особый сок. И мне приятно и "Артемиде" полезно.
  - Но пытаешь ты при этом только морально, так? - припомнила некоторые строки из его личного дела Ирина.
  - Как получится, - облокотился он о спинку стула, - это зависит от того, чего человек боится больше всего. Если он боится смерти - тогда я мучаю его морально. Если боли - начинаю причинять физические муки.
  - То есть ты насилуешь людям, как мозги, так и тело? - она все не прекращала следить за каждым его жестом на всякий случай.
  - И не только насилую. Иногда некоторые особы женского пола боятся быть изнасилованными... - и он игриво впился взглядом в зрачки Ирины.
  Девушка молча расширила глаза и сильно пожелала отстраниться от него, но не позволяла себе этого сделать. Вальтер только этого и ждал. "Вот гад! Чувствует, насколько я подавлена после этого саботажа, так еще и разговоры ведет, которые меня раздражают. И играет на моих принципах и еще подпитывается негативными эмоциями. Да ему нравится, что я страдаю!", - мелькнула мысль в ее голове.
  - И ты... делаешь это? - спросила она, давясь собственными словами.
  - Конечно, - легко согласился он, и вид у него был такой, будто его за что-то хвалили.
  - Сколько их было?
  - Много, - охотно отрапортовал он и романтично уставился куда-то в сторону, - даже очень много. Почему-то каждая вторая девушка боится этого больше, чем смерти и боли.
  Ире немедленно стало хуже прежнего. Она не хотела продолжать этого разговора, но Вальтер не был бы собой, если бы не взял инициативу в свои руки.
  - Но в этом деле ты можешь меня похвалить за две ценных вещи: я не гомосек и никогда не увлекался детишками.
  - Какой ты молодец! - съязвила на его хвастовство девушка и отвернулась.
  Тлетворная атмосфера как всегда сгустилась вокруг этого человека. Не желая больше слышать от него ни слова, Ира демонстративно встала и медленно бесцельно заходила из стороны в сторону недалеко от стола.
  Следующих слов напарника она не слышала. А он в свою очередь впервые за весь период их знакомства был в таком эмоциональном тонусе.
  - И тебя это, скорее всего ждет, - самому себе под нос проговорил Вальтер, - сейчас ты просто еще не достаточно готова, - и громче добавил, чтобы она слышала, - ты же в курсе что любую жертву нужно готовить к ее пытке заранее? Как вкусную пищу, обмазанную специями. Она должна сперва пропитаться и только потом идти на сковородку.
  - Очень и очень ценная информация, Вальтер! - показала, не поворачиваясь ему некультурный жест Ирина, вызвав только вечный самодовольный смех у напарника.
  К чему был весь этот разговор, девушка так и не поняла. И понимать не хотела. Ее просто все ужасно раздражало, и она мечтала лишь о психологе и успокоительном.
  "Скоро встреча с Дмитрием", - явилась яркая мысль в голову Ирины и девушка от радости чуть не вскрикнула. Она и не представляла до сих пор как ждала этой встречи, как сильно хотела связаться хотя бы с одним человеком из своей прошлой жизни. Ей до смерти хотелось увидеть родителей, но если у нее пока что нет на это права - тогда нужно увидеть любого другого близкого ей человека. Таким являлся любимый тренер и друг. Как же она соскучилась! Как ей хотелось нажаловаться ему на все, что здесь творилось, как страстно желалось поскорее отсюда выбраться...
  "Он обещал найти способ вытащить меня отсюда, - вспоминала она его прощальные слова и утирала скромные слезы с слегка раскрасневшихся глаз, - он сделает это. Я верю ему. Он самый честны и лучший человек из всех. И как я раньше этого не замечала? Я знала это всегда, но никогда так не ценила как сейчас. Особенно после всех этих... животных". И девушка с еще большим отторжением огляделась вокруг себя. Ее окружал настоящий ад, переодетый в оболочку благодетели. И среди всей этой грязи приходилось выживать несчастной хрупкой Ирине. Как несправедливо обошлась с нею жизнь!
  Ира нашла в себе силы вернуться за стол. Она намеревалась быть сильной, несмотря ни на что и не сдаваться. Пускай все эти ироды осыпаются дустом! Она будет бороться и обязательно доживет до того дня, когда сможет выбраться отсюда.
  К ним быстро присоединилась Оля в вечно приподнятом настроение и все с той же чокнутой манерой много говорить. Первым делом она попросила Ирину взглянуть на нее и осталась довольна результатом.
  - Ты снова прежняя. Как это приятно, - улыбнулась она на манер дурочки.
  - Ты тоже не сильно изменилась, - пролепетала Ира.
  - Ты все еще дуешься на нас за тех убитых людей? - невинно задрала она брови, - но дорогая, как ты хочешь бороться с противником без жертв?
  Ирина была сбита с толку. Она пыталась замять в себе воспоминания, надеялась, что никто вокруг не будет возвращаться к этой теме, а эти шизофреники еще и специально заставляют ее выговариваться. Откуда-то изнутри девушки наружу вырывался истошный вой, но она всеми силами удерживала его внутри. Однако еда в рот больше не лезла. Слишком богатая фантазия вернула ее в тот день, заставила смотреть на истекающих кровью студентов, с ужасной болью на лицах затыкающих простреленные груди и животы...
  - Достаточно! - крикнула Ирина и так сильно швырнула ложку в тарелку, что оставила в ней глубокую трещину.
  Вальтер, до сих пор молчавший, вдруг снова придурковато улыбнулся и стал буквально пожирать напарницу вниманием. Оля же удивилась.
  - Хватит теребить мою душу. Меня это достало! - Ира запустила пальцы в собственные волосы, - я никогда не стану такой же как вы, даже не старайтесь. Я умею сострадать, я не могу быть безжалостной, я никогда не отберу чужую жизнь. Потому что я верю, что люди не боги, и никто не имеет на это право.
  - И как ты собираешься здесь выживать в таком случае, принцесса? - с подвохом спросил напарник.
  - Я... я не сломаюсь, так и знай... - заикаясь, сказала она, не поднимая на него глаз.
  - Сильный характер, однако, - восхищенно захлопала ресницами Оля.
  - Сильный характер - это действительно хорошо, - похвалил ее Вальтер (Ира не ожидала этого), но в следующую секунду его интонации резко изменились, - бесхарактерные люди никогда не смогут убить осознанно. Они как овцы - отдаются без борьбы и мечтают, чтобы их закололи. Сильные же прекрасно перевоспитываются. Из тебя выйдет отличный представитель артемидовского общества, принцесса. Мне остается только ждать и почти ничего не делать. Сама доведешь себя до необходимой кондиции.
  Ирина так смотрела на него в этот миг, будто желала ему смерти. Она заставила себя заткнуться, прокусывая до крови собственную губу и не выдержав такого напряжения, почти бегом скрылась в туалете. Оля недоуменно перегнулась к Вальтеру через весь стол.
  - Что это с ней? - спросила она.
  - Переоценка ценностей, - небрежно ответил он, - все идет так, как и должно быть. Очень скоро мы получим от нее то, что хотела увидеть Эльза. Нужно только немного подтолкнуть.
  - А мне ее жалко, - вдруг насупилась малышка, - она такая вся хорошая, у нее такие чистые помыслы. Что если она не выдержит такого испытания? Что может с нею произойти?
  - Все мы либо миримся со своею жизнью, либо нет. Во втором случае у человека есть лишь только одно спасение... смерть.
  - А я хочу, чтобы она осталась жива. Она мне нравится.
  Пока их разговор естественным путем длился дальше и переходил на новые темы, Ирина убивалась в женском туалете. Она смотрела на себя в зеркало и понимала, как сильно изменилась за этот короткий срок. Ее лицо огрубело, появилась новая морщинка на лбу, уголки губ, казалось, уже давно не улыбались. Ей не хотелось оставаться здесь больше ни секунды. Поскорее бы все это прекратилось!
  Она понимала, что никуда ей уже не деться... от своих воспоминаний. Трупы каждую минуту вставали перед глазами. Не позволяли даже моргать. В каждом промежутке они ей мерещились, заставляли вспоминать и сожалеть о содеянном и сказанном. Они отравляли ей каждую секунду жизни. Даже глядя в зеркало, Ирина то и дело видела всех этих людей, всех зомби, как будто они стояли и лежали горами прямо за ее спиной.
  - Врача... - жалобно застонала девушка, сдавливая глаза руками до болезненных светлячков в зрачках, - врача мне...
  И вдруг она услышала чей-то голос... из дальней кабинки кто-то вторил ей. Кто-то повторял ее слова.
  Оттуда вышла Линда со своей куклой на руках. У нее был крайне потерянный и расстроенный вид. Она тянула на прямых руках этого пупса к Ирине и часто-часто шептала "врача, врача... это верно".
  - У него третий день уже запор. Как ты думаешь, нужен ли нам врач? - спросила молодая мать совета.
  Ира была вне себя. Беды этой идиотки казались ей настолько глупыми и надуманными на фоне проблем Ирины, что хотелось сделать что-нибудь назло. Что за бред: искать врача для куклы! Можно еще понять, почему она привязалась к ней как к живому ребенку, но лечить ее, водить в туалет и кормить грудью (а девушка замечала за Линдой даже такое) - это уже полный бред!
  - Просто невыносимо, - рыкнула она на нее в ответ, запугав застенчивую молодую женщину резкой сменой настроения, - ты таскаешься с нею, и все тебе потакают. Все тебя жалеют, сочувствуют, многое, наверное, прощают. Иногда мне даже кажется, что ты прикидываешься, будто веришь в эту легенду про якобы живого ребенка.
  Да в нее сам бес вселился! Ира никогда бы не поверила, что может так разговаривать с людьми. Но нервы ее уже звенели от такого натяжения и больше не могли терпеть.
  Линда в полном недоумении прижала пупса к себе, как бы оберегая его от этой зверюги и поспешно вышла из туалета. Зачем-то Ирина последовала за нею и уже в коридоре услышала в свою сторону возмущенное бормотание.
  - Чего ты сказала? - остановила она Линду.
  - Ты чокнутая самовлюбленная истеричка, - развернулась к ней женщина, но сказала все это без особой злобы, - думаешь, тебе хуже всех тут живется? Ничего ты еще не понимаешь. Не испила еще свою чашу горя... в отличие от меня.
  - Это не то же самое, что верить в свою куклу, - передернуло Иру от эмоций.
  - Это не кукла. Это мой сын! - настороженно и вполне серьезно заявила Линда.
  - Я докажу тебе, что ты неправа, хочешь? - и с ловкостью кошки Ирина вцепилась в "младенца" руками, резко потянув его на себя.
  С ярко читаемой паникой в глазах, молодая мамаша рванула ребенка обратно, но не смогла выцепить его из когтей Ирины. Она даже вскрикнула, пытаясь позвать на помощь, но ее соперница знала, что в этом месте всем на всех наплевать. А ей кровь из носа, как надо доказать хоть кому-то в "Артемиде", что их дурят! Возможно, эта дурочка и сама не замечает, в какие сети она попала. Да еще и с радостью играет свою роль. Это просто отвратительно.
  Но к ее удивлению, на шум потасовки прибежали Оля с Вальтером! Увидев их разборки, маленькая шаманка изобразила искренний ужас на лице и закрыла рот руками, после чего быстренько по стенке скрылась прочь. Странная, однако, реакция. Но здесь не приходится удивляться подобному поведению.
  Но поведение Вальтера поразило Иру не меньше. В его глазах читался тот же самый ужас, что и у Оли. Он широкими шагами приблизился к борющимся девушкам и помог Линде вырвать ребенка из рук Ирины, грубо в плечо, оттолкав ее в сторону. Его отчего-то трясло, во всех жестах читалась нескрываемая паника. Ирина была настолько сбита с толку этим, что не могла даже злиться на напарника за вмешательство в их личные разборки.
  - Ты что вытворяешь, неразумная? - заорал он на свою напарницу.
  На это можно было бы много возмущаться в ответ, но в голосе его читалась обеспокоенность... за нее. Он думал не о себе. Впервые в жизни. Девушка наконец-то почувствовала, что сделала что-то опасное и неверное. Она даже объяснить не могла, что на нее нашло, и только сейчас поняла, как глупо все это смотрелось со стороны. Что заставило ее так агрессивно себя повести и сорвать все личные проблемы на бедной больной девушке? Но не это волновало Вальтера.
  - Если сейчас придет ее защитник Владимир - тебе точно несдобровать. И живой после встречи с этим вампиром ты вряд ли выберешься из этого места. Ты понимаешь? - продолжал напарник, но леденящий незнакомый голос за его спиной ответил вместо Иры.
  - Как это понимать? Что это только что было? - из воздуха материализовался какой-то странный высокий белесый человек с грубыми острыми чертами лица и бледной болезненной кожей.
  Он выглядел страшно, в нем читалась угроза, он... судя по всему был сильным магом. Но не это было странно. Реакция знакомых Ирине психопатом больше поразила ее.
  Линда, услышав голос защитника, резко отстранилась от него, боясь поднять глаза. Ее дыхание тут же сбилось, и лицо приобрело жалостно плаксивое выражение. Она прижалась всем телом к стене напротив и, крепко обняв "ребенка", затравленно уставилась на этого Владимира больше как на старого знакомого врага, чем на хранителя.
  Также Ира впервые увидела, как Вальтер перед кем-то пресмыкался. Даже хозяйку он так не боялся как этого странного Владимира! Сгущалась тягучая странная атмосфера, не предвещавшая ничего хорошего. Ира заволновалась, но как глупая овечка не опускала глаз. Слишком поздно было отступать, но что за странное чувство она ощущала рядом с этим существом? Как будто он не был человеком. Это заставляло в полной мере беспокоиться за свою сохранность.
  - Я осознаю, что мы поступили плохо, но прошу пощадить, - наклонил свою голову почти до самых колен Вальтер перед вампиром, который просто полыхал недовольством.
  - Встань, человек. Это не ты, а она должна понести наказание за свой кощунственный поступок, - сверли он взглядом Ирину и даже двинулся в ее сторону, но Вальтер быстро встал между ними.
  - Умоляю, сделайте исключение. Она здесь новенькая и еще не знает всех нюансов...
  - Я не делаю исключений никогда, - с ледяной отчетливостью произнес Владимир, - мне плевать на ее происхождение и прошлое... настал час кровавой расплаты.
  - Вы обалдели? Двадцать первый век на дворе! Какая кровавая расплата? - наконец испугалась Ирина, пятясь назад в полном замешательстве от происходящего и от того, что они все говорили на полном серьезе.
  - Влад, молю тебя! - вдруг заступилась за Иру Линда, прикладывая руки к его груди, - не наказывай ее, она еще так молода и не выдержит твоих методов.
  - Если вы так жаждите возмездия - позвольте мне это сделать, - срочно предложил Вальтер.
  Эти уговоры подействовали. Сперва вампир окинул суровым взглядом свою подопечную, которая то и дело прятала и снова поднимала глаза обратно на его лицо. Затем Владимир оценивающе присмотрелся к напарнику Ирины.
  - Ты за нее отвечаешь? - перешел он на деловой тон.
  - Да, я за нее отвечаю, - серьезно ответил Вальтер и замер, ожидая результата.
  - Хорошо, приступай, - довольно ответил Влад.
  - Что?! - завопила Ира, злясь уже на то, что ее игнорируют и не включают в эту безумно "интересную" и, безусловно, важную беседу.
  - Я сейчас не могу, - вдруг стушевался Вальтер, - позвольте сделать это в другой раз. Обещаю, она не избежит наказания, но сейчас нельзя.
  - Ты же понимаешь... - надменно начал вампир, но Вальтер поспешно и уверенно закивал головой, как будто хотел изобразить из себя чинского болванчика.
   Он выглядел настолько приниженным и размазанным, что Владимир остался доволен ответом. Не сказав больше ни слова, он растворился в воздухе, а Вальтер с облегчением выдохнул.
  Мужчина с Линдой победоносно переглянулись и молча разошлись в разные стороны, как бы желая побыстрее убраться из этого проклятого коридора. Вальтер очень грубо за шиворот волок за собою Ирину. Она психовала, пыталась вырваться, обещала, что может идти самостоятельно, но напарник не отпустил ее до тех пор, пока не оттащил на достаточное расстояние от молодой мамаши с ее чудесным ребенком.
  - Черт, как жаль, что я сейчас не в настроении. Придется отложить из-за этого твое наказание, - сказал он немного позже.
  - Ты серьезно?! - задохнулась от возмущения Ира, - я думала, мы провели его!
  - Балда, привыкай в этом месте следить за своим языком и мыслями, - дал он ей мощный подзатыльник, - здесь тебя все подслушивают, все видят и все следят за тобой. Личного пространства нет даже в голове. И если ты не понесешь наказания от моей руки - Влад настигнет тебя и сделает это сам. Поверь, мало тебе не покажется. Можешь позже пообщаться на эту тему с Линдой. После него тебе смерть покажется соблазнительнее жизни.
  Ира была оскорблена и напугана одновременно. Надежда на возможность избежать очередное незаслуженное наказание все быстрее уплывала, но все еще оставалась.
  - Чушь какая-то. Не бывает таких людей, которые могли бы абсолютно везде за мной следить, - наконец не выдержала она.
  - Он и не человек, - строго взглянул на нее Вальтер, - и более того, разделавшись с тобой, он прикончит меня, а затем разнесет половину "Артемиды". Запомни раз и навсегда - здесь нет никого сильнее Владимира. Он - самый могущественный и влиятельный маг. Могущественнее даже хозяйки. Она просто вынуждена мириться с ним и ублажать его подружку, иначе организация давно развалилась бы. Тут очень тонкое и сложное сотрудничество, которое держится на соплях, и любое дуновение ветра может разгневать Влада настолько, что он одним взмахом руки изничтожит все живое в радиусе одного километра. Ты еще не знаешь кто такие нынешние вампиры, принцесса. А Владимир - самый сильный из них.
  У Иры все в голове смешалось. Она не могла соотнести реальность и все эти рассказы. Тем более она знала, кто такие вампиры... Тремер до сих пор не давал ей покоя. И Ира часто вспоминала его в этом месте, но никому не рассказывала об этом.
  - Так что же связывает такого великого супер мага и эту зашуганную чокнутую девчонку с пластмассовой куклой на руках? Если он так велик - почему просто не уберется из этого места?
  - Каждый неовампир нуждается в подзарядке. Всякий маг, пытающийся поставить себя на одну ступеньку с данной книжной легендой, вынужден постоянно подзаряжаться от людей специальной энергией, необходимой ему для колдовства без браслетов. Людей-аккумуляторов на земле существует не так уж и много. Линда - против своей воли стала одной из них по жестокой иронии судьбы. У них очень сложные взаимоотношения, но Владимир будет защищать свою "батарейку" любой ценой и от любого врага. А ты посягнула на его любимую игрушку! Какая еще должна была быть реакция? Еще легко отделались.
  - Но я не на нее конкретно напала... - все больше стыдясь своего поступка, пролепетала Ира, - ...меня давно бесила эта кукла.
  - Еще хуже, - опечалил ее Вальтер, - хочешь - верь, хочешь - нет, но это реально ее ребенок. Их ребенок, насколько мне известно. Его тело и душа заключены в этом пластмассовом пупсе. В редких случаях они высвобождают его. А сам он живет в совершенно другом измерении вместе со своим отцом.
  - Но это невозможно, - не поверила ему девушка, - в другие измерения можно иногда заходить, но жить там - это выше человеческих сил.
  - Я же говорил тебе уже, что Владимир не человек, - многозначительно повторился Вальтер, - и потому ребенок у них не из человеческих существ. Это довольно ужасающее звероподобное существо с титаническими силами способностями, заключающее в себе одновременно сущность мага и вурдалака.
  - Откуда ты так много знаешь про них? - поразилась Ира.
  - Как только Владимир появился в "Артемиде" - Эльза стала искать себе телохранителя, которому поведала все самое необходимое для ее защиты.
  - Этим телохранителем стал ты? - не поверила своим ушам Ирина, - почему в таком случае ты возишься со мной, а не сопровождаешь Величкину по коридорам?
  - Потому что... - он замялся, но решил все-таки рассказать, - ...так и быть, я раскрою все карты перед тобой. Эльза надеется и из тебя тоже сделать второго телохранителя-исполнителя. Мы вдвоем должны будем сопровождать ее, и делать всю грязную работу, включая казни, давление, пытки и защиту. Я обучаю тебя и делаю таким сотрудником, который необходим хозяйке. Мы могли бы просто бросить тебя в гущу событий со всеми этими шизиками, но все-таки взяли под опеку. Драконис-персона слишком ценен для нас, чтобы так просто его похерить.
  - Вам Драконис-персона важен, а не человек, - подавила в себе отрицательные чувства Ирина, - у меня нет слов.
  - Да, много информации. Поэтому подумай пока что над всеми моими словами и готовься к следующей встрече с Эльзой. Она состоится сегодня в ее кабинете.
  - Что-то она зачастила с этим, - устало вздохнула Ира и безнадежно уставилась куда-то в пустоту.
  "Понятно, меня отсюда ни при каких условиях не выпустят", - все яснее и назойливее становилась мысль. И она сводила девушку с ума. "Зачем сегодня-то я нужна Эльзе?" - это была интрига дня.
  Времени на отдых у нее не было. Вальтер сегодня занимался мелким террором, выбивая деньги из каких-то должников. Все обычно обходилось довольно мирно. Его настолько все боялись как правую руку Эльзы, что возвращали хотя бы часть задолженностей тут же... а остальную часть Вальтер изымал сам.
  Всего пару раз ему пришлось кого-то избить. Но не сильно... жертвы теряли не больше пяти зубов. Ира, конечно, содрогалась при виде всего этого, но уже не вмешивалась. Она прятала глаза, незаметно затыкала уши, но выполняла свою грязную роль: не выпускала никого из дома (или квартиры). К ее счастью, все обошлось без убийств, хотя день был аморальным.
  На душе скребли кошки, но она почему-то продолжала молчать и повиноваться. На обратном пути у Вальтера было чрезвычайно хорошее настроение.
  - Обожаю свою работу, - пересчитал на ходу купюры мужчина, - ты сегодня почти хорошо держалась. Вид только у тебя был такой, будто ты мне задолжала, а не роль пристава играла.
  - Мне не нравится эта роль, - подавлено ответила она.
  Работа в "Артемиде" высасывала из нее все соки. Теряя душевное равновесие, Ира теряла силы и веру в то, что в жизни еще существует справедливость. Почему она не заступалась за тех людей? Она сама себе не могла дать точного ответа. То, что им даровали жизнь и ничего не сломали - теперь это казалось более чем гуманно. Еще пару недель назад девушка так не сказала бы.
  Но она знала, на что способны члены "Артемиды". И чувствовала, что теперь и сама могла бы кого-нибудь избить, если ей поставят выбор между этим исходом и убийством. С каким равнодушием Вальтер расстрелял всех тех студентов в "Черной кошке", с какой бесчеловечностью превратили трупов в зомби Моцарт с Олей, как страшно смотрел на нее этот некий Владимир... волей неволей, начинаешь понимать, почему жизнь одного человека здесь никого не волнует. В каких масштабах они истребляли все живое до того, как Ира попала в эту организацию? Даже спрашивать не хочется. Слишком страшно знать правду.
  Вместо того чтобы отвести ее в палату, Вальтер повел напарницу в кабинет Эльзы. Этот путь Ирина уже выучила наизусть и заранее начинала волноваться. Под ложечкой недобро засосало. Это место ассоциировалось у нее с подавлением и болью.
  Уже на уровне подсознания она не боялась никого больше, чем эту странную властную женщину, которая в одиночку держала в своих руках столько опасных могущественных психопатов. Каждый из них, даже один Вальтер или Владимир могли разложить это место и ее саму по кусочкам. Но почему-то они все повиновались. Повиновалась и Ира, которая давно уже ощущала свою беспомощность и не могла сопротивляться с той прежней бойкостью, которой владела в детстве. Ох, какой же она была тогда наивной, считая, что сила воспитания и морального духа никогда не иссякнет.
  - Я рада, что после предыдущего задания Ирина взяла себя в руки и не мешала сегодня, - вроде бы похвалила напарницу Вальтера Эльза, сидя на своем извечном месте.
  Она редко разговаривала с Ирой напрямую. Чаще всего девушка присутствовала в этом ужасном душном кабинете как объект обсуждения, но лично ее мнения никто не спрашивал. А если и спрашивали - то это обычно плохо кончалось.
  Она неуютно ежилась, созерцала идеально прямые углы прямоугольного стола хозяйки. В душе ее грела только одна мысль о том, что скоро ей удастся увидеться с Дмитрием и все кошмары прекратятся. Ведь он вызволит ее отсюда. Надо только переждать, надо немного потерпеть и все закончится.
  - Она не только не мешала, но и выполняла свои элементарные функции, - кивнул Вальтер, - в общем, идет на поправку, если можно так выразиться.
  Ира делала вид, что ее тут просто не существует. И старалась не реагировать на все это вранье. Ни с чем она не примирилась и ничего там не выполняла. Просто не было никакой необходимости.
  - В таком случае настало время пройти испытание, - вдруг веско сказала Эльза и Ира почувствовала что-то неладное.
  Слишком много силы вложила в эту фразу хозяйка. Величкина всегда следила за своим языком и даже по ее интонациями можно было догадаться о сути не озвученного задания. Но глаз Ира не подняла на всякий случай. Как школьники иногда делают, когда учитель начинает спрашивать про домашнее задание.
  - Оу, веселуха! - откинулся на спинку стула Вальтер и сложил руки на груди как перед началом интересного спектакля, - быстро вы.
  - Снова что-то нехорошее? - еле слышно прошептала Ирина и по-прежнему как школьница перевела взгляд на шкаф.
  "Я сильная. Я ко всему готова. Пока что с меня взятки гладки. Там идет судебный процесс по поводу моего освобождения. Мне не дадут ничего сильно страшного и чего-нибудь такого, что я не могла бы избежать", - холерично убеждала она себя, до побеления сплетая пальцы рук на коленях.
  - Вальтер приведет тебе завтра человека. Ты должна будешь всего лишь убить его. Как видишь, я очень мягко с тобой обращаюсь. Не заставляю пытать или душить младенцев, - объявила, наконец, Эльза.
  И в глазах Ирины все помутилось. Она впервые так внимательно посмотрела на хозяйку, пытаясь выискать в ее лице хотя бы намек на шутку. Но та была вполне серьезна.
  - И где здесь мягкость? - только и поразилась она, чувствуя, как ватой обволакивает все ее конечности.
  - Этот человек - преступник. И не просто враг нашей организации, а убийца во всех отношениях. Или насильник. Или подрывник... все зависит от того, кого Вальтер сможет выпросить из тюрьмы.
  - Как это выпросить? - рефлекторно стала растягивать время Ирина.
  - У нас с ними тоже заключен контракт, - было видно, что этот никчемный допрос стал раздражать Величкину, - иногда они предоставляют нам людей для испытаний. Потом их зачисляют в списки самоубийц. Иногда нам везет выклянчить оттуда приговоренных к смертной казни. Но они слишком дорого нам выходят. Тут свой бизнес, малышка. Не строй такие глаза. Что тебя смущает?
  - Нет! - выпалила Ира.
  Она хотела резко встать, но ее гирями тянуло обратно. Она не могла прервать этот страшный зрительный контакт с хозяйкой. А та смотрела на нее все с большим озверением. Неужели она так наивна, что посчитала, будто Ира способна убивать? Девушка всеми силами старалась доказать обратное и тут ей такое заявление! Ее сердце заколотилось еще сильней.
  Вальтер все с еще большим интересом поудобнее устроился на своем месте, закинув ногу на ногу. Он бегло переводил взгляд с одной женщины на другую, боясь упустить из виду все самое интересное. Как же комфортно он чувствовал себя в таких ситуациях!
  - Чего тебе стоит, принцесса? - дурманящим голосом спросил он, - ты же видела, как мы делали это на нашем совместном задании? Все очень просто. Главное сделать это быстро. Я подскажу тебе как...
  - Нет-нет и еще раз нет! - она нашла в себе силы встать и едва не опрокинула стул, - за кого вы меня принимаете? Я не одна из вас! Я не сумасшедшая. Я не смогу сделать этого.
  - Давай-ка я помогу тебе, - недовольно сощурилась Эльза, - что мешает тебе выпустить на волю свой Драконис-Персона и уладить все это без лишних проблем и капризов?
  - Я знаю, что вы от меня именного этого хотите. Но забрать чью-то жизнь я не смогу. Потому что она дарована людям свыше... - попыталась она надавить на них хотя бы религиозной темой.
  - Хватит, - грубо рявкнула на нее хозяйка и еще больнее впилась зрачками в глаза Ирины, - я поняла тебя. Вальтер! Запри ее в своей комнате еще на несколько дней и сделай все возможное, чтобы сменить этот ее настрой. Заставь ее выполнять приказы, не пререкаясь. Любыми способами. И чтобы на этой неделе она прошла испытание.
  Ира захлебнулась от негодования. Она не могла позволить, чтобы с нею обращались как с собственностью или животным. Она отстранилась от напарника и решительно двинулась на хозяйку, не зная, что собирается сделать с нею. Но мужчина оказался проворнее, чем она ожидала.
  Вальтер молниеносно оказался рядом и больно заломил девушке обе руки за спину. Ира вскрикнула и попыталась высвободиться, но за это получила ботинком под колено, отчего ноги подкосились, и сухожилия неприятно хрустнули. Девушка смогла только выпустить со стоном воздух из легких, чтобы под гнетом такой властной боли перестать сопротивляться. Она не ожидала, что ее напарник, который только что так мило ей улыбался, вдруг беспрекословно и жестоко кинется выполнять приказы Эльзы. В этот момент Ире показалось, что он и убить ее сможет, если хозяйка того захочет.
  Но все мысли из головы стала вытеснять нарастающая боль и девушка даже не удивилась как быстро она стала молить о прощение. Так низко и так бесстыдно. Но перед таким рычагом мало кто смог бы устоять.
  Немного ослабив хватку, Вальтер привел ее в свою палату и грубо толкнул на пол. Там он крепко привязал Ирину к спинке кровати, чтобы она не могла даже сойти с места или отвернутся в другую сторону. Бедняга была обессилена настолько, что ничего не могла ему противопоставить. Она жалобно хныкала без слез, жалея себя и свою судьбу. Но на этом ее ужасы не закончились.
  - Настало время особенных телепрограмм, - торжественно объявил мужчина, и в руках его Ирина обнаружила пульт.
  Он немного поколдовал с кнопками, и с первых же кадров девушку едва не вырвало на пол. Какие-то ужасные живодерские картинки замелькали на экране. И не понятно было, чьи это разделанные тушки так некрасиво валялись на земле в собственной крови.
  - Вальтер, прошу тебя, - взмолилась Ира, - я сделаю все, что ты захочешь, но только выключи этот ужас! И не заставляйте меня проходить это испытание. Мы же с тобой почти друзья. Эльза тебя послушает. Уговори ее не заставлять меня... я не хочу...
  - К твоему несчастью, здесь тебя никто не спрашивает, - удивительно равнодушно произнес он эти слова, и в его голосе Ирина услышала те самые нотки наслаждения от пыток, которые он так часто получал и ранее.
  В кромешной темноте она не видела его лица, но догадывалась, какие там сейчас играли эмоции. Ей было невыносимо находиться с этим человеком в одном помещении, но и оставаться вот так привязанной вовсе не было желания. И в голову постоянно лез один вопрос: как он так умудряется иногда изображать заботливого приятного напарника, которому искренне симпатизируешь и доверяешь? И как этот приятных человек за долю секунды превращается в такого монстра и садиста?
  - Не смей, - единственное, что пришло сейчас в голову Ирине, и панический ужас стал накрывать ее с головой, - Вальтер, переключи каналы. Я и так уже не сплю ночами. Что ты со мной делаешь?
  - Тут еще будет передача про всемирную охоту на драконов, - не слушая ее продолжил он, - кажется, ровно через час начнется. А сейчас идет какой-то репортаж про живодерни. В полночь начнется самая страшная программа, которую запрещено показывать днем. В общем, тебе должно понравится. Если не заснешь вовремя.
  - На меня это не подействует, - ухватилась за свою последнюю попытку Ира и промахнулась.
  - Вот и увидим, - и Вальтер запер ее одну напротив телевизора, в котором тут же усилился звук.
  Отвернуться от него лицом было возможно, но шея очень быстро затекала и потому рано или поздно приходилось хотя бы на пару минут смотреть все эти ужасные телеканалы. Время приходилось коротать сидя, потому что ни встать, ни лечь девушке не позволяли путы. Да и сидеть удавалось только в двух положениях.
  Вывихнутые руки стали опухать где-то к середине ночи. Ноги и все тело затекло от неудобных поз. Ирина жалобно проплакала весь вечер, и теперь ее раскрасневшиеся глаза щипало от собственной соли. Но невозможно было ни почесаться, ни размять уставшие мышцы. Из-за всего этого невозможно было заснуть или хотя бы провалиться в забытье на час. Еще все эти передачи, рвущие душу на части. Иногда ей казалось, что лучше бы согласиться на избиение дубинками, чем оказаться в таком положении. Но на самом деле мозг уже плыл куда-то, и все в ее сознании перемешалось, превращаясь в бредовую кашу.
  От отчаяния Ира перепробовала все: кричала, молила о чем-то, стучала головой в стену... через час она уже разговаривала сама с собой. И так естественно у нее это получалось, что можно было подумать, что в помещении рядом сидел еще кто-то. Но комната была пуста.
  Еще через час в голову стали лезть опять убитые студенты, те люди, которых девушка обещала спасти, но не смогла... ее мыслям вторил телевизор... а она уже в полным голос кричала и просила их всех о помощи, не зная, кого ей ненавидеть. Голова кружилась. Боль в висках все усиливалась. Только теперь она поняла, что самым страшным для нее было остаться наедине со своими воспоминаниями. Кто бы мог подумать?
  Утром в дверях ее как всегда встретил Вальтер. Вернее, в этот раз вместо санитаров пришел он, чтобы развязать пленницу и дать ей возможность растереть затекшие конечности. Но времени на отдых мужчина не дал. Он заставил ее подняться на ноги и идти по плану в столовую. Ей этого не хотелось, она страшно желала сна, а не еды. Но ее желаний тут никто не спрашивал. И снова эта фраза всплыла в голове!
  Чем она занималась весь день - это благополучно было сожрано мозгом и стерто из воспоминаний. Чем-то посредственным, чему Ира даже не придала значения на фоне своего недосыпа и подорванного психического здоровья. К вечеру она смогла немного прийти в себя (ей удалось пару минут поспать в пути между заданиями Вальтера).
  Но тут ее снова привели к Эльзе! Вернее, притащили на руках, потому что сама она никогда бы сюда не вернулась. Состоялся почти такой же разговор как в прошлый раз. Величкина приказала повторить заточение на привязи. Ирина пыталась выкрутиться и найти какую-то альтернативу этому испытанию, но все равно оказалась в кандалах перед этим проклятым телевизором. Он бесил ее все больше! Назойливая ужасная бездушная техника! Из нее выходит столько негатива, ты узнаешь, что в мире столько сволочей и негодяев, что уже и самому жить не хочется.
  На следующий день все повторилось. И в подобном режиме Ира жила еще несколько дней, разбавленных только чьими-то угрозами, физическим и моральным давлением, духовным изничтожением. В один день ее, совсем обессиленную, приволокли за руку в столовую и только там объявили: "У тебя сегодня день посещений. Совсем забыла?"
  Ирина встрепенулась (насколько это было возможно в ее состоянии). Она не могла этого забыть, но уже ни во что не верила. Вальтер уронил беднягу за одним из столов и сам сел немного поодаль, чтобы не мешать, но все видеть. Девушка стала усиленно бороться со сном, чтобы повидаться-таки с Дмитрием, но не поборола своей изнеможенности. Ей казалось, что она лишь на секунду прикрыла глаза и вот ее уже грубо трогают за плечо. Открыв глаза, Ирина не сразу узнала перед собою старого любимого друга. Она долго как в тумане смотрела на него и молчала, приходя в себя и в сознание.
  - Боже мой, Ирина, что же с тобою творится? - он был бледен, искренне испугался за ее состояние.
  - Дима? - реально стала возвращаться к ней, - боги, как же хорошо...
  И она как-то заставила себя откинуться на спину стула, запрокинув голову немного назад. Ей стоило большого труда не уснуть опять.
  - Я даже боюсь задавать стандартный вопрос "как ты", - угрюмо вздохнул юноша.
  О, как он был свеж! Полон сил. Сытый, выспавшийся... с воли. Ирина смотрела на него с черной завистью в глазах. Она по-прежнему любила его как друга из прошлого, но не верила, что он реален.
  - О, Дима! - девушка наклонилась к нему и жалобно вцепилась в одежду, желая обнять покрепче.
  Ей удалось сделать это только после того, как друг сам подвинулся ближе. Ирина вцепилась в него ногтями, боясь, что их вот-вот разнимут. Она держала его и верила, что теперь ее никто никуда не затащит. Девушка хотела плакать (в последние дни ничего кроме этого не приходило ей на ум), но слез уже не осталось.
  - Мне страшно за тебя, - гладил он ее по голове и спине, - надеюсь, тебя здесь хотя бы не бьют?
  Этот вопрос прозвучал для нее как сарказм. Ира надолго замолчала и даже замерла, сдерживая все накопившиеся в ней эмоции. Она хотела нажаловаться на все, накричать, намолиться, забыться... но молчала. И этого было достаточно для того, чтобы Дима понял все правильно. Он приподнял ее лицо рукам и заглянул в глаза.
  - Ира... - говорил он мало, а в мыслях разом проносилось столько фраз, - как я могу облегчить твою жизнь здесь?
  - Меня не выпустят? - вдруг поняла она по его потерянному взгляду и осторожно подобранным вопросам, - ты не смог меня отсюда освободить?
  И эта новость была для нее не новой. Мысленно, девушка догадывалась, что так и будет. Но слишком страшным оказался для нее этот молчаливый ответ и стыдливое качание головой. Дима ненавидел сам себя, по нему было видно. Но участь Ирины это никак не облегчало.
  Она насилу отклонилась от него обратно на свое сидение. Множество чувств и эмоций встрепенулись в ней с такой силой, будто и не было этих нескольких дней пыток изнеможением. Девушка зашарила глазами по полу и растерянно ушла в себя.
  - Но я сдержу обещание. Я выпущу тебя! - поспешно стал уверять ее Дмитрий, - просто суд затянулся слишком надолго. Я пытаюсь всеми возможными способами, но мне постоянно кто-то ставит палки в колеса...
  - Это все Эльза, - бесцветно и уверенно произнесла Ирина, - она всех купила. Весь город. Все у нее в руках. Вся власть и все деньги.
  - Что ты такое говоришь? - попытался успокоить ее друг, - всегда можно найти кого-то выше...
  - Нет, - убийственно посмотрела она ему в лицо, - страшнее этой женщины ты никого не найдешь.
  Ее тон не позволял спорить. Юноша замешкался и переключился на другую тему. Он рассказывал Ирине про родителей и хотел, чтобы она поведала ему о своей настоящей жизни в этом месте. И девушка охотно говорила ему правду, но умоляла лишь о том, чтобы...
  - ...мама с папой ничего этого знать не должны, - в этот момент она казалась такой взрослой, - это их убьет. Это слишком страшно.
  - Это убивает даже меня, - он и не догадывался, что с нею здесь натворили, - как ты это выдерживаешь? Я готов был поменяться с тобою местами тогда...
  - Я знаю, - мягко и одновременно раздраженно опередила его Ирина, вспоминая, как Дмитрий рвался грудью на амбразуру, защищая девушку от несправедливого правосудия, - но от этого не слаще. Просто скажи им, что мне тяжело. Но я держусь. Большего им знать не нужно.
  Она и врать не хотела и правду боялась говорить. Ира долго мучилась и не знала, стоит ли признаться Диме про то, что она готовится совершить убийство... в результате, решила умолчать. Хотя это было трудно. Девушка едва не проговорилась и лишь чудом этот страшный секрет так и остался секретом. Друг почувствовал, что она что-то скрывает. Но не смог ничего от нее добиться. Слишком мало времени выделялось на их встречу.
  Прозвучал какой-то сигнал, и Ира с необыкновенным повиновением тут же встала и, слабо попрощавшись с ним, резко отвернулась. Чтобы не дать себе надежды, чтобы больше не причинять такой неудержимой боли мнимой свободой. Дмитрий немо смотрел ей вслед и поражался таким переменам. Он и не подозревал, как сильно здесь обрабатывают новобранцев. Он и не догадывался, в какое страшное место попала бедная ни в чем не повинная Ирина.
  Она все шла и шла на выход. От одного из дальних столов отсоединился человек и двинулся ей навстречу. Дима узнал в нем Вальтера. У него была хорошая память на лица. Каким властным жестом этот мужчина положил свою руку девушке на плечо, какой безропотной она стала рядом с ним. Что здесь происходило все это время? Что за чудовище этот Вальтер?
  Дмитрий и раньше трудился не покладая рук ради освобождения Ирины. Но теперь он прочувствовал всю ее боль как свою собственную и до крови в ладонях сжал кулаки. Теперь он намеревался стараться еще больше и готов был пойти на все, лишь бы только высвободить ее из лап "Артемиды". Этого нельзя было так оставлять!
  
  Ирина всей душой возненавидела "Черную кошку" опять... когда ночью узнала про их ответный удар после саботажа. "Артемида" нанесла им достаточно большой ущерб, который было трудно возместить. Но эти никчемные люди додумались до гениального решения: они сожгли свой собственный приют вместе с животными и частью персонала. А для чего? Для того чтобы получить компенсацию от государства!
  Расследования затягивались, и полиция никак не могла найти виновных в разрушении ботанического садика во внутреннем дворике. А значит и деньгами они этой организации пока что не помогали. Ну, те и нашли удобный способ их получения. Какие чудовищные методы.
  Ира уже почти не боролась со своим внутренним голосом. Он давно заглох. Она уже не знала, что ответит Эльзе, когда та повторит свой вопрос. Но даже если девушка согласится на словах пройти испытание - сможет ли она оправдать их надежды на практике? Ей казалось, что при виде запуганного человека, вся решимость куда-то бесследно исчезнет. Да ее и нет уже давно в душе Ирины. Осталось одно немое отчаяние и дикая усталость. Желание прекратить это все быстро. Чтобы больше не мучиться.
  У нее даже отдушины никакой не было в этой палате. Нельзя было ни рисовать, ни читать, ни писать. Можно было слушать телевизор и пинать углы. Хоть кровью уже расписывай стены! Ирина таинственно улыбнулась этой мысли и своим воспоминаниям о Магах Крови. "Хорошие были времена", - издеваясь над самой собой, подумала она и еще несколько раз специально стукнула затылком в стену. Хоть какое-то развлечение.
  Утром Ира поняла, что ощущения от встречи с Дмитрием слишком быстро выветрились из ее головы. Казалось, что они и не общались вчера. Это недосып по всем виноват! Девушка до боли вцепилась ногтями в кожу головы и поняла, что даже эти ощущения дошли до нее не так быстро. Она стала заторможенной во всех отношениях. "Ужасно", - очень вяло подумала Ирина и одновременно поняла, что ей так вовсе не казалось. Она почти перестала испытывать эмоции.
  - Вальтер, - впервые за последние несколько дней заговорила с ним она, - можно вопрос?
  Он снова был нормальным. Собственно, он не всегда вел себя как изверг. На него просто находило периодически, например, когда он привязывал ее напротив телевизора или ему позволяли кого-то избить. Но в остальное время с этим существом можно было переброситься парой слов. Тем более он был хотя бы немного адекватнее всех остальных психов. А без общения девушка чувствовала себя еще хуже.
  - В теории человека можно заставить сделать что-то намного быстрее. Поставить его в безвыходное положение. Когда наступает выбор между жизнью и смертью за счет чужой жизни - большинство идет на невозможное.
  - И что тебя здесь волнует? - спросил напарник.
  - Зачем вы играете со мной? - ее лицо уже не выражало ярких эмоций, но сейчас на нем было читаемо недовольство, - зачем мучаете так долго? Это же вполне в твоем стиле приставить дуло пистолета к виску и... бах! Никаких проблем, никакой поэзии.
  - Ты хочешь, чтобы мы поступили с тобой так? - усмехнулся он.
  - Нет, вовсе не хочу, - надулась она, - но я не пойму, чего вы ждете. Это на вас не похоже. Это пугает. Что если я долго буду сопротивляться и не пройду испытание?
  - Пройдешь. Причем очень скоро, - в полной уверенности ответил мужчина.
  Когда он так говорил, ей всегда становилось не по себе. Потому что, к сожалению, чаще всего Вальтер оказывался прав. Его небрежность трактовалась именно этим. И это было ужасно. Если он что-то утверждал - то добивался этого результата. И тут уже в дело шли любые средства.
  - Если понадобится - то и пистолет к виску приставим и петлю на шею кинем, - вдруг решил продолжить он, - но Эльзе важнее, чтобы ты пришла к этому добровольно.
  - Как же это может быть добровольно, если в душе я не убийца? - она все больше на свое горе свыкалась с мыслью о том, что испытание неизбежно.
  - Когда настанет то самое состояние, в котором ты будешь на все согласна - тебе не покажется это странным или аморальным. Ты еще и удивишься, что когда-то думала иначе, - и этими словами он отбил у нее всякое желание продолжать разговор.
  Было гадко подумать, что она, в самом деле, до этого дойдет. Эта деградация, махавшая девушке ручкой уже из-за горизонта пугала ее уставшие нервы. Оказывается, человек способен трансформироваться и его так легко переучить... если только он не решится свести счеты с жизнью. Ире было ужасно осознавать, что она уже так сильно переменилась и сама не заметила, когда успела стать другой.
  Надо было срочно сделать что-нибудь поперек. Эта мысль пришла ей в голову неожиданно. Надо было сломать их планы и начать можно в принципе с малого.
  - Идем уже, - сказал чуть позже Вальтер, дергаясь из-за того, что Ира слишком долго собиралась.
  Она в кои-то веки решила изобразить из себя настоящую женщину и свыше получаса вертелась перед зеркалом, воспользовавшись крохами собственной косметики и выпросив какие-то крупицы у Оли с Линдой. Девушка объясняла свою медлительность тем, что ее слишком долго мучают лишением сна. От этого под глазами образовались темные мешки, с которыми неприлично было бы выходить в город (хотя на самом деле Ире было плевать на это).
  - Куда мы в этот раз пойдем? - недовольно откликнулась она, демонстрируя свою строптивость.
  - На задание, куда же еще? - закатил глаза Вальтер.
  - Нет, я не пойду с тобой, - вдруг отвернулась Ирина.
  Наступила короткая пауза. Мужчина все не вынимал своих рук из карманов и смотрел ей в затылок. Девушка даже почувствовала жар в той точке, куда устремились его глаза.
  - Ира, идем, - угрожающе и тихо повторил он.
  Этот тон никогда не предвещал ничего хорошего. Этакая дурацкая демонстрация терпения вперемешку с желанием кого-нибудь прибить.
  - А что, если нет? - дерзнула вдруг Ирина, - все равно ты меня не застрелишь.
  В этот момент ей показалось, что терять уже нечего. Морально ее изничтожали каждую минуту каждого дня. Физическое наказание можно и перетерпеть. Девушка почему-то была уверенна, что в любом случае ее не доведут до такого состояния, когда невозможно будет даже ходить. Не считая пыток сном, когда от изнеможения ей приходилось касаться стен руками, чтобы не упасть.
  - Незаменимых людей нет, принцесса, - недобро скривился он, - тем более не обязательно стрелять тебя наповал. Я могу и в ногу прицелиться.
  - Вот и хорошо! Столько времени в больнице проваляюсь. Высплюсь наконец-то, - она даже язык ему хотела показать от ощущения собственной гениальности.
  Но Вальтер скопировал это ее выражение лица и еще утрировал чем-то ужасающим. Ирина немного осела.
  - Тогда я просто скажу нашим врачам, что ты пыталась вновь бежать. И знаешь, что с тобой тогда сделают? Будут лечить без обезболивающих.
  - Ах, ты... - подавилась от негодования Ира, - я всегда знала, что ты полнейшая сволочь.
  - Да-да, идем уже. И хватит свою мордашку подравнивать. Красивее от этого ты не станешь. Да и не нужно это в нашем грязном деле, - и он просто отвернулся и пошел на выход.
  Это был вызов! Он дал ей возможность ослушаться, но Ирина... сгорая от стыда снова повиновалась. Она поплелась за ним как послушная собачонка, ненавидя себя с каждым днем все больше за слабохарактерность.
  Они шли по улице пешком. Не так часто им выпадала миссия недалеко от "Артемиды". Однако, как только они отошли на достаточно расстояние, Вальтер неожиданно резко замер и выхватил оба пистолета из кобуры. Ирина в испуге шмыгнула ему за спину и бегло огляделась вокруг. Повсюду тишина и шорох листьев.
  - Что случилось? - шепотом спросила она, доверяя его особенной интуиции.
  - Вы в ловушке, вот что, - зычно ответила на нее вопрос незнакомая черноволосая женщина, вышедшая навстречу.
  Ирина не могла разглядеть ее лица с такого расстояния. Голос ей однозначно не понравился. Противный, гадкий, с каким-то повизгиванием. Но больше всего девушку напрягал собственный напарник, который не торопился делать никаких решительных действий.
  - Убери свое оружие, - приказал она ему, - иначе тебя быстро превратят в решето.
  - Да, она права, - спокойно сказал он Ирине, - их слишком много. Я смогу застрелить лишь четверых... и увернусь от шестерых. Остальные же нас прикончат.
  - Их так много? Всего на нас двоих? - недоуменно расширились глаза девушки.
  И она с такой мольбой посмотрела на Вальтера, которого всегда считала всемогущим, что он невольно отвернулся. Ей оставалось только вжаться в него всей спиной и ждать.
  - Вы ведь из "Черной кошки", - уверенно сказал он, - мстить пришли.
  Эта новость громом грянула в сознании Ирины. Она еще раз высунулась из-за спины напарника и попыталась приглядеться к женщине. Ей отдаленно казался знакомым этот образ, причем с нею у Иры были связаны очень негативные воспоминания. Но кто это такая? Все равно стояла слишком далеко. Боялась подойти поближе.
  - Бросай оружие, - торопливо повторила она, не желая больше отвечать на другие вопросы.
  - Хорошо-хорошо, только не нервничайте, - виновато улыбнулся мужчина и направил оба пистолета в небо.
  Прогремело несколько выстрелов. Ирина вздрагивала после каждого из них, и в ушах у нее зазвенело уже после первого. Вальтер выпустил все пули в облака и демонстративно уронил оружие на землю. Девушку обдало жаром и холодом одновременно. Она осознала, что они сдавались без боя. Что с ними будет? Сколько всего пришло этих негодяев, раз даже не убиваемый всемогущий Вальтер сложил оружие?
  Послышались поспешные шаги. Из своих укрытий вышло несколько чужаков с закрытыми масками лицами. Они скрутили руки Вальтеру, и один проверил его одежду на наличие другого оружия. Ирина впервые так отчаянно сопротивлялась, уворачиваясь от грубых рук, не желая так просто сдаваться. Она понимала, что это было глупо, но не хотелось показывать абсолютного повиновения. Хотя бы капельку свободы!
  Но сзади до нее добралась та самая женщина, командующая всем этим сбродом и очень злобно схватила девушку за ворот, чуть ли не приподняв ее над землей. Ирина вцепилась ей в руки и только сейчас увидела вблизи это лицо. Между ними сверкнула какая-то недобрая искра. Они обе опознали друг друга.
  - Ты?! - пораженным фальцетом поразилась чужачка.
  - Вы?! - только и смогла выговорить Ирина.
  И тут к ее горлу подступил комок... надолго замолкшей клокочущей ненависти. Это она! "Та самая, которая выступала за закрытие нашего драконьего клуба". Это была она. "Та, которая требовала усыпить мою любимую Волю". Это она... отдала приказ убить старую знакомую Эсмеральду.
  - Ты стреляла в нее, - только и прошипела Ирина, чувствуя, как неимоверная мощь подступила к ее рукам и сердцу.
  Впервые за последнее время она почувствовала настоящее желание избить. И ощущала, что право у нее на это есть. В "Артемиде" ей развязали руки, только девушка до сих пор не хотела пользоваться этой привилегией.
  - О ком ты? Что ты вообще делаешь среди них? Ты ведь та самая девочка из спортивного клуба... - была слегка сбита с толку Инесса, - но это не имеет значения сейчас.
  - Да, не имеет! - выпалила Ирина и пустила в ход ногти, хорошенько полоснув ненавистного врага по лицу.
  Надо было бы сразу бить с кулака в нос. Но это девушка поняла чуть позже. Она высвободилась из хватки женщины и тут же бросилась на нее сама, пытаясь ударить посильнее в живот. Впервые она столкнулась с нею так близко. Впервые она могла отомстить! Раньше ей постоянно что-то мешало это сделать: то воспитание, то социальный статус. Приехали: теперь все можно! Зачем же терять такую возможность?
  Вальтер при виде всего этого был искренне поражен. С одной стороны он осознавал, как сильно все вышло из-под контроля, и беспокоился за то, что стрелки могли начать пальбу из кустов, но с другой - ему было любопытно наблюдать это перевоплощение забитой зашуганной девочки в настоящую кошку.
  - Ах ты паршивка! - заорала в ответ Инесса и не дала Ирине возможности напасть на себя.
  Она как-то ловко извернулась и накинула девушке тонкую леску на горло. Все произошло так быстро, что Ира даже не поняла, отчего начала задыхаться. Она только царапала свою шею до крови пальцами и панически хватала ртом воздух.
  - Прекратите, прошу вас, - спокойно попросил ее Вальтер, не унижаясь до жалостливой мольбы.
  - Ничего. Я и раньше ее недолюбливала, - маньячной улыбкой ответила ему женщина.
  Ира распрощалась уже с жизнью. Она начала терять сознание, когда хватка неожиданно ослабла. Девушка упала на землю и истерично начала дышать. Воздух горячо входил в ее легкие и причинял не меньшую боль, чем удавка на шее. Ирина издала несколько звуков с надрывом и окончательно вернулась в этот мир. Она огляделась.
  Рядом с нею стояла Оля.
  - Оля! - с неистовой радостью выпалила Ирина.
  - Не опоздала? - подмигнула ей та, и в этот момент прогремел выстрел.
  Но в нее не попали. Шаманка сверкнула глазами и как животное отпрыгнула в сторону, пытаясь быстрее добраться до улепетывающей Инессы. Но прогремел второй выстрел, и кровь брызнула следом за пулей, пролетевшей навылет... бедняге попали в плечо. Ира с ужасом вскрикнула и хотела двинуться на помощь, но ее за шкирку подтянул к себе какой-то рослый мужик в маске и болезненной хваткой сковал движения. Все превращалось в какой-то хаос!
  Оля отчаянно сопротивлялась боли. Она сдавила раненное плечо и заскрипела зубами. Казалось, ее так просто не возьмешь. Она встала в полный рост на ноги и снова двинулась на зачинщицу "торжества". К ней подскочил еще один мужик в маске, но шаманка каким-то невидимым жестом на расстояние заставила его согнуться пополам, после чего она приложила к голове врага свою ладонь, и тот с душераздирающим криком повалился на пол как игрушка. Из его ноздрей и глаз тут же потекли по земле струи крови. Что-то взорвалось у бедняги внутри.
  Однако этот удар выкачал остатки сил у Оли. Она так тяжело дышала, будто пробежала бегом свыше километра без отдыха. Ей пришлось снова опуститься на одно колено и тут ее перехватили сзади, приложив охотничий нож к горлу.
  - Нет! Не троньте ее! - попыталась вырваться Ирина, но ее держали слишком крепко.
  Шаманка больше не сопротивлялась. Как будто отдаваясь в руки своей неизбежной судьбе, она повернула голову немного набок, чтобы видеть Иру. И тут девушка увидела в ее лице прощальную улыбку. Улыбку!
  Ирина реветь была готова в голос. Она и не подозревала, что будет так жалеть об этом человеке. Но теперь ей было не до глубоких философских рассуждений. Она злилась на себя за беспомощность и в последний момент закрыла глаза, понимая, что, скорее всего и ее ждет та же участь.
  Но оказалось, что все они слишком рано опустили руки. Тонкая звучная трель пронеслась по небу над их головами. Ирина открыла глаза и с первых нот поняла, кто это был.
  По шее Оли на грудь стекала струйка ее собственной крови. Враг успел сделать надрез, но ранил только кожу. Шаманка ловким легким движением вырвала у него нож из рук и с неженской мощью всадила лезвие в обратную, в грудь по самую рукоять. Мужик ахнул и вроде бы повалился на пол, но задержался на колене и, как будто удивляясь самому себе, посмотрел на собственные руки.
  Тот громила, что держал Ирину, недовольно что-то завопил, и девушка почувствовала, как сокращаются ее минуты жизни. Но до этого дело не дошло. Убитый Олей человек, со скоростью молнии вырвал нож из своей груди и вонзил его прямо между глаз солдату за спиной Иры. Девушка ощутила, как приятно освободились ее руки. Тяжелое тело упало на землю, но тоже стало шевелиться и пытаться встать на ноги.
  Ирина уже видела подобное однажды. Зомби. Моцарт.
  Она встретилась глазами с Олей. Та была счастлива, но в своем блаженном тихом стиле. Она все еще страдал от боли в плече, но теперь не так демонстративно.
  Ирина оглянулась на Вальтера. Он был уже свободен и держал в руках свои заряженные пистолеты. Но не стрелял. На вопросительный взгляд напарницы он лишь пожал плечами и спрятал оружие обратно.
  - Наша работа на сегодня окончена, - буднично заявил он, будто и не было никакой потасовки только что, - если на поле боя пришел Моцарт со своей скрипкой - то остальным можно разойтись по домам.
  - Их всех убьют? - спросила вдруг Ирина, но без прежней дрожи в голосе.
  - Возможно. Они нужны им, - и Вальтер кивнул на Олю, - для опытов, еды, инструментов и чего-то там еще. Мы не вправе забирать их добычу.
  - А Инесса? - задала мучающий ее вопрос Ира и почувствовала опять как сердце кровожадно забилось в груди, желая чего-то... жалуясь, что начатое дело не завершено.
  - Она останется жива, - однозначно ответил мужчина и внимательно всмотрелся в лицо напарницы, - ты еще увидишься с нею.
  - Хорошо, - не отводя глаз в сторону, кивнула в ответ Ирина и только теперь смогла вздохнуть с облегчением.
  Она потерла горло руками. Еще раз взглянула на Олю. Шаманка уже не обращала на нее внимания и шла навстречу своему напарнику, появившемуся недалеко из-за какой-то будки. А за ним попятам уже шли слуги Инессы. Новый отряд зомби прибыл.
  
  Впервые за последние несколько дней Ирина почувствовала какое-то нездоровое удовлетворение. Она думала об этой женщине, с которой ввязалась в драку и которая так долго отравляла ее жизнь. Она портила кровь всем, кто был хотя бы немного связан с животными.
  Мораль в мыслях девушки вступила в свои права не скоро. Только под утро она явилась к ней во сне в виде Дмитрия и ее родителей, утверждающих, что так сильно ненавидеть плохо и это ни к чему не приведет. От всего этого Ирина проснулась в гадком настроении. Душевные метания все-таки не покинули ее.
  Но еще удивительнее был тот факт, что Эльза больше не звала девушку к себе в кабинет и то, что ей наконец-то дали выспаться. Оказалось, что достаточно и одной ночи, чтобы вернуть себе оптимистичное настроение. Ира с жадностью поглощала этот сон как страдающий от жажды воду.
  Утром в столовой она с искренней радостью обняла Олю как любимую подругу. Малышка только весело расхохоталась и обняла здоровой рукой Ирину в ответ.
  - Плечо заживет очень быстро, - любезно отвечала она на ее расспросы, - тем более я не боюсь ранений. Меня они заводят.
  - В каком смысле? - удивилась Ирина.
  - Во всех, - усмехнулся вместо нее Вальтер и этак поиграл бровями, что Оля изобразила наигранную застенчивость.
  Ира же моментально покраснела и ненадолго замолчала. Она стала активно заедать неловкость котлетами. Пошлые шутки между этими двоими все не прекращались. Ирине даже показалось, что они смогли о чем-то договориться, но принципиально не вслушивалась.
  - Моцарт сегодня не придет, - снова обратилась к ней шаманка, - у него много забот.
  - После вчерашнего? - понимающе уточнила Ира.
  - Ага. Много работы. Много приятных экземпляров. Он меня даже из студии выгнал. Сказал, что я слишком отвлекаю его от работы своим жадным взглядом. А я и не мешала вовсе. Я же не вечно голодный монстр какой-то. Просто мне нравится смотреть, как он работает.
  - Ты расскажешь мне когда-нибудь про свое прошлое? - изъявила такое желание Ирина.
  - Да хоть сегодня, - радостно согласилась Оля, но Вальтер ее прервал.
  - Сегодня нельзя. Сегодня у нас торжественный отдых перед завтрашним днем.
  - А что будет завтра? - хором спросили у него обе девушки.
  - Завтра узнаете, - уклончиво ответил он и обратился теперь уже к Ирине, - Эльза дала тебе выходной. Можешь радоваться.
  - Уже порадовалась хорошему сну, - как всегда недоверчиво, но с улыбкой ответила Ира, - с чего это она так добра ко мне?
  - Ты хорошо проявила себя во время нападения.
  - Ты и здесь уже успел доложить!
  - Это моя работа.
  - Ты слишком сильно приукрашаешь мои достижения в глазах Величкиной. Как бы не пришлось ее разочаровать.
  - Не разочаруется, - в своей извечно привычке многозначительно сказал мужчина.
  Ирина вздохнула. Она устала тревожиться, но и эйфория постепенно улетучилась. Через час ее вновь охватил дикий страх за испытание, которого никто не отменял. Девушка снова вспомнила о том, что ей нельзя доверять ни одной подачке со стороны Эльзы. Это все было неспроста. Но не насладиться этим днем было невозможно.
  Вальтер захватил с собою Олю с Линдой по просьбе Ирины и все вместе они пошли гулять по городу. День был прекрасный. Девушка давно мечтала извиниться перед юной мамкой с пластмассовым ребенком на руках и в этот день ей вроде бы это удалось. Правда, Вальтер намекнул, что от расплаты она все равно не убережется. Ире было грустно это осознавать, но также приятно было и просто успокоить свою совесть хотя бы в этом вопросе. Все-таки в отличие от них всех, она одна пока еще сохранила в себе человечность.
  Ближе к концу прогулки Оля неприятно напомнила ей опять об убийстве.
  - Ты сильно боишься этого? - поинтересовалась она.
  - Да, - повесив нос, ответила Ирина, радуясь в душе, что хотя бы Вальтер их не слушал, - вас тоже заставляли это сделать?
  - Да, но лично мне было не сложно. В нашем племени почти с детства обучают этому искусству, - и она зачем-то погладила девушку по руке, - у нас многому готовят с детства. Поэтому тебе и тяжелее здесь уживаться, что все впервые и так непривычно.
  - А Линда? - аккуратно убрала свою руку Ирина.
  - Когда-то я служила в "Артемиде" добровольно. Сама пришла сюда, - ушла в воспоминания та и надолго замолчала.
  "Безумие, - подумала Ира, - своими ногами я бы точно сюда не явилась". Она вспомнила давно мучающий ее вопрос и снова обратилась к шаманке.
  - Так ты расскажешь мне сегодня про свое прошлое?
  - Сегодня уже нельзя, раз Вальтер запретил мне, - с легким повиновением ответила та, - но что конкретно ты хотела узнать?
  - Да все про то же... - залепетала Ира, подбирая нужные слова (но они как назло не шли на ум).
  Однако малышка прекрасно поняла ее. Она своим обыденным нежным взглядом измерила мученицу и подалась немного вперед.
  - Ты хочешь, чтобы я поделилась с тобой самым тяжелым моментом из своей жизни... я скажу тебе. Это был день, когда меня тоже заставили пройти один ритуал, которого я дико боялась и очень не хотела. В нашем племени был принят каннибализм. И я... была обязана... отведать частичку своих родителей. Помню этот день, как будто он был вчера. Какой глупенькой наивной девочкой я была! Для этого племени я была чужой, проклятым подкидышем. Но они специально выцепили меня из лап города. А родителей принесли в жертву своему Богу. И ради воссоединения с этим Богом каждый должен вкусить плоть жертвы. Для меня же тут была важна еще одна цель: стать одной из них. Я не стала бы никогда шаманом, если бы не сделала этого тогда...
  - То есть ты... все-таки... съела? - позеленела Ира.
  - Ну да, - кивнула Оля и без всякого сожаления улыбнулась вновь, - и мне ни капли не больно сейчас. Потому что я познала истинного Бога. Я знаю, что так мы дарим людям вечное блаженство на том свете во чреве нашего Бога. Бог сможет позаботиться о своих детях только тогда, когда они станут его частью. Но приблизиться к Богу каждый из нас может только через совместную трапезу. Так мы даем ему весть о том, что всегда готовы оказаться на месте жертвы. И он видит нас, он бережет нас. И я мечтаю, чтобы меня тоже однажды съели.
  - Ужасно... просто чудовищно... - еле выдавила из себя Ирина и пожалела о том, что спросила ее об этом.
  - Знаешь... если сравнить тот ритуал из моего детства и то испытание, которое тебе еще только предстоит - то между ними почти нет никакой разницы. У каждого человека в жизни происходит что-то подобное. И человек всегда сильно боится этого. Но все равно все проходят свое испытание с тем или иным результатом. Неизбежность - это инструмент судьбы и Бога. Не стоит смотреть на нее как на нечто ужасное. Это наоборот помощь свыше.
  Ирина перехотела слушать эти религиозные дикие словеса и потому уже несколько минут глупо-глупо улыбалась Оле в лицо, показывая, что ее этот вопрос уже не интересует. Но наивная девчушка совершенно не понимала намеков. К счастью Иры, в это время к ним вернулся Вальтер.
  - О чем болтаете, курочки? - поинтересовался он.
  - Курочки? - расхохоталась Оля, - а ты кто? Петушок?
  - За такие шутки нужно почки отбивать, - обиделся и одновременно с угрозой сказал мужчина.
  - Ладно-ладно, больше не буду. Извини меня, Вальтер, - замахала на него рукой малышка и откинулась на своем месте на спинку.
  - Ира, знаешь ли ты вампира Тремера? - вдруг сменил тему мужчина.
  Девушка чуть не подавилась соком, который она любезно приняла из рук напарника. Знала ли она? Очень хорошо даже знала! И ей было стыдно и обидно за этот факт. Но все не верилось, что ее так напрямую про него спросили. Неужели у "Артемиды" и эта информация есть? Что им нужно?
  Ира недоверчиво посмотрела на Вальтера, не торопясь отвечать. Она срочно придумывала удобную ложь. Но он прекрасно понял ее тревоги.
  - Не собираюсь я тебя ни в чем обвинять, - закатил он глаза, - просто ответь, знаешь или нет?
  - Это главный враг "Артемиды", - подсказала Оля.
  Ирина с еще большим удивлением уставилась на них обоих. Что она слышала? Бывает же такое.
  - Враг моего врага - мой друг, - машинально повторила девушка фразу какого-то великого человека, но быстро пояснила, - мне знаком этот... ирод.
  - Люблю, когда ты так злишься, - расплылся в блаженстве Вальтер, - тебе это к лицу.
  - Не думаю, - поспешила обломать его напарница.
  - И что ты про него знаешь?
  Ира еще немного помолчала, переваривая всю информацию, которая давно уже сидела в ее голове и начала рассказывать. Она не знала, почему ей так этого хотелось. Но звучала ее речь как исповедь. Девушка упивалась своей ненавистью к этому существу, из-за которого едва не рухнула вся ее жизнь. Приятно было осознавать, что здесь его тоже недолюбливают.
  - "Артемида" охотится на него? - с надеждой спросила после рассказа Ира.
  - О да, - мечтательно ответила за Вальтера Оля, - уже много лет.
  - Он слабее Влада, - вдруг очнулась Линда и подняла на девушку затуманенные глаза, - он не заслуживает звания вампира.
  - Конечно-конечно, - кивнул ей Вальтер и снова вернулся к Ире, - думаю, ты догадалась, что наши интересы неожиданно совпали. Нашей главной целью являются не мирные жители и даже не "Черная кошка". Испокон веков мы истребляем опасных преступников по заказу государства. И сейчас нам заказали Тремера. Он достаточно насолил этой стране и в частности этому городу.
  - Как бы я хотела увидеть этого урода, прикованным к электрическому стулу, - прошипела Ирина.
  - Понимаю, - с уважением кивнул напарник, - но ты и сама можешь участвовать в его поимке. А затем возможно и в казни. Если тебя это интересует.
  Девушка поняла, к чему он ведет свой разговор. Но ее душу обуяло сомнение. С одной стороны она не хотела переступать эту черту между моралью и аморальностью. Но с другой - предложение звучало слишком соблазнительно. Она уже ощутила нечто подобное недавно... когда напала на Инессу. Боги, что "Артемида" делала с ней?
  - Я бы очень этого хотела, - против своей воли сказала она и даже не стала оправдываться.
  
  С утра Ирину разбудили раньше обычного. Она поначалу удивилась, но когда ее отказались кормить - девушка сразу поняла, куда ее ведут. Коленки затряслись уже в коридоре. Она была уверена, что откажется делать это, но не знала, что ей смогу противопоставить. Снова неизвестность, снова плохое предчувствие.
  Вальтер привел свою поникшую напарницу к комнате пыток. Ира с содроганием всмотрелась в эту стальную дверь и с мольбой в глазах молча уставилась на мужчину. Но до него было не достучаться. И она слишком хорошо это знала, чтобы тратить силы на уговоры.
  - Слышала ночные новости? - полюбопытствовал он.
  Ира отрицательно покачала головой. У нее во рту так сильно пересохло, что невозможно было ни единого слова выговорить.
  - Как плохо, - иронизировал он, - ваш драконий клуб, кажись, подорвали.
  Ирина недоуменно подняла на него шокированные глаза. Давно она так сильно не удивлялась.
  - Не веришь мне? - игриво дернулись брови напарника.
  - Есть жертвы? - в голове родилось много вопросов, которые ей хотелось задать.
  - Вроде бы кто-то из драконов.
  - Ты врешь! - агрессивно огрызнулась она, чувствуя, к чему он клонит, - ты хочешь специально меня настроить на агрессивный лад. Чтобы я сделала это без сожаления.
  - Кто знает, - парировал он, - тебе ведь тоже правда не известна. Вот сегодня вечером глянешь повтор новостей и убедишься в моей правоте... или лжи.
  "Чертовы шуточки. Проклятые игры", - свирепела девушка, и горький комок подкатил к ее горлу. Она знала, что все это неправда! Но волнение слишком непрошено вторглось в ее сердце. Теперь она не могла думать ни о чем другом. Что за подлый прием!
  - Ты угадала на счет "Черной кошки", - добавил он, - похоже, это они сделали. У них есть на то причины, насколько я помню.
  - И какие же? - сквозь стиснутые зубы спросила Ирина.
  - Вот сейчас сама и спросишь, - и Вальтер толкнул стальную дверь.
  Они попали из светлого коридора в кромешную тьму. Как в кино в луче света стоял стул. На нем сидел человек. В полумраке вычерчивался какой-то стол с разложенными неизвестными приборами. Мужчина запер за девушкой проход и безмолвно отстранился в темноту. Ирина замерла.
  Она не собиралась здесь ничего делать. Точно не собиралась! Но Ира сразу поняла, что уйти ей тоже никто не позволит. Она мялась на месте и почувствовала пристальный взгляд со стороны несчастного пленника. Ирина все время старалась как-то отстраниться от этой реальности, но у нее не получалось. Она постаралась нашарить глазами в темноте своего напарника-предателя, но он слишком хорошо скрылся.
  - Почему вчера Эльза не спросила меня, о том, готовая ли я это сделать? Это подло, - зачем-то шепотом спросила она, в надежде, что Вальтер ее услышит.
  Он не ответил. Девушка только услышала его извечный смешок откуда-то слева и вся сгорела от разрастающейся в ее душе злости. Демократия закончилась. То есть те лишения тоже были демократией!
  - Что если я откажусь сейчас опять? - принципиально села на месте Ирина.
  - Тогда все будет просто, - вдруг ответил ей из темноты его голос, - помнишь свой вопрос про пистолет у виска?
  - Вот и замечательно, - зажмурилась Ирина и почувствовала, что вот-вот расплачется, - это лучший исход для меня. Потому что это невозможно.
  Она знала, что так все и произойдет. Ее насильно запихают в эту комнату, она откажется играть по их правилам, не смотря ни на что, и получит пулю в лоб. Как все до противного просто. И этот вчерашний прекрасный день - как последнее желание перед казнью. Замечательно, просто прелестно!
  Готова ли она была умирать? Нет. Но убить другого человека, который был перед нею ни в чем не повинен - еще сложнее. "Что-то они просчитались", - язвительно думала Ирина и с трудом удерживалась, чтобы не начать биться в дверь. Она-то знала, что отсюда ее никто не выпустит. Так зачем унижаться? Но было дико страшно. Аж пальцы похолодели. Хорошо хоть, что здесь темно. Она может не смотреть в лицо своему убийце. Ира так боялась глаз Вальтера... сейчас было бы очень некстати видеть их. Видеть это наслаждение... ее всю передернуло. "Нет-нет, я ни за что этого не сделаю, - уже менее решительно подумала девушка, - поскорее бы он уже... стрелял!". Она почувствовала, как остатки решимости все быстрее таяли.
  - Ну же! - набралась наглости Ирина и обняла сама себя руками, унимая истеричную дрожь.
  - Скажи, пожалуйста, почему ты подумала в первую очередь о себе? - спустя некоторое время вдруг спросил Вальтер.
  Ира замерла на месте, широко распахнув глаза. Она прислушивалась. Ничего не говорила...
  - Мне отдали приказ ликвидировать двух никому не нужных стариков в случае твоего неподчинения. Ты случайно не догадываешься, о ком я?
  - П-понятия не имею, - но подозрения давно уже стали подкрадываться к ней как леденящие монстры, захватывающие человека в свои костлявые объятия, сжимая его внутренности до болезненных спазмов.
  - Эльза понимает, что ты смелая девочка и предугадала такой исход. Далеко не все ее клиенты выбирали жизнь преступника в обмен на свою. Но твои сильные качества легко обратятся в твою слабость, когда ты узнаешь, что мне приказали застрелить твоих родителей. Если захочешь - то это можно будет сделать прямо на твоих глазах. В любом случае в их смерти будешь виновата ты.
  - Нет! - крикнула Ирина, задыхаясь от боли внутри, стискивая свою рубашку на груди.
  Ей так не хватало воздуха, ей не хватало свободы. Какая же здесь духота! Как сильно что-то сжигает все изнутри. Она погибала без внешних ран. Истекала невидимой кровью.
  - Вальтер, зачем? - в промежутке между адской болью в изнеможении спросила она, - я считала, что ты другой...
  - Не заговаривай мне зубы, - он слегка выступил из темноты, - или ты действительно думаешь, что я этого не сделаю? Что мне помешает? Внешность? Адрес? У меня есть вся необходимая информация на руках. Улица Вильветовая, дом 10. Краснополянск. Люсьена Лаврова и Эдуард Лавров. Два старших сына и дочь. Только один сын не родной для Люсьены. Но мне это не важно. Устраню и его, если понадобится. Чувствуешь, сколько жертв ляжет на твои плечи разом, если ты не разберешься всего с одним человеком? С настоящим преступником!
  Ира немо качала головой, хотя сама себе уже не верила. Она не знала, какими силами еще заставляла себя сделать хотя бы этот жест. Ее лицо так некрасиво исказилось от страха, ее глаза так страстно хотели проснуться в другом месте... только не в этом аду. Сомнений в ней больше не оставалось. Она готова была сдаться и сделать все, чтобы необходимо. Омертвение души нарастало все быстрее.
  - Взгляни на нее, - снова вернулся во мрак Вальтер, - еще недавно ты хотела собственноручно задушить этого человека. Что тебе мешает сделать это сейчас? Взгляни и убедись, что это она виновата во всех твоих бедах. Возможно, даже она сдала тебя в "Артемиду". Какая роковая ошибка...
  И он снова улыбнулся в полной тишине. Но Ира услышала его эмоцию. Она подняла карие глаза с пола на пленника. Там действительно сидела женщина. В полной темноте девушка не сразу разглядела ее черные волосы. Что-то гулко стукнуло у Иры внутри как сигнал.
  "Она, - вдруг пришло осознание, и девушка встала с колен, - она... так вот кого привела мне Эльза! Какая трогательная забота. Постаралась сделать так, чтобы мне было ее ни капельки не жаль. Позволить убить моих родителей ради этой твари? Ради этой сволочи?!". Это было не позволительно! Ирина слишком хорошо опознала Инессу. И все самые различные эмоции слились теперь в одну единственную, направленную лезвием в сторону женщины.
  Девушка выпрямилась. Подошла поближе, как будто ее кто-то подталкивал сзади. Теперь ей стало немного страшно за себя: боялась не сдержаться. Никогда еще ненависть не кричала в ней так громко. Ах, как удобно складывались обстоятельства! И при этом какой-то чужой голос заговорил внутри Ирины совершенно другими интонациями.
  "Ну же! Чего ты медлишь дурочка? Все могло быть намного хуже", - говорила незнакомка.
  "Почему она меня не боится? Зря, зря она меня не боится! Ее колючий взгляд выводит меня из себя еще больше. Она презирает меня? Зря, очень зря!" - спорила сама с собой настоящая Ирина.
  - Я вижу, ты не собираешься меня убивать, - дерзнула ей Инесса, предчувствуя, что ее гибель все равно настанет, но только не от этих рук, - не ожидала, что моим палачом станет плаксивая сопливая девчонка. Ты только на то и способна, что рожи царапать. Маленькая сыкушка.
  - Что с Кранополянским драконьим клубом? - Ира цеплялась за последние лазейки.
  - Я без понятия. По твоей милости я пробыла тут заложницей уже несколько дней.
  - Ты будешь мне отвечать! - так правдоподобно рыкнула на нее девушка, что Инесса невольно спрятала голову в плечи, - будь умницей. Я не умею убивать и потому принесу тебе много страданий. Может быть, столько же сколько и ты близким мне людям...
  - Я не трогала твоих близких, - зашипела в ответ женщина.
  - Не груби, - сощурилась по звериному Ирина и в голову ей ударила кровь, - ты отдавала приказ кому-нибудь по подрыву клуба перед тем как напасть на нас? Отвечай!
  - Да, - немного погодя ответила Инесса и закрыла глаза, - надеюсь, они сделали свою работу чисто и зарезали-таки эту чертову Волю. Ужасный дракон, ее давно надо было пустить на мясо в экзотические рестораны...
  Вальтер вытянулся в струночку, чтобы не упустить ни одного слова или жеста, но это произошло так быстро, что даже он не ожидал. Слегка вздрогнув, мужчина пораженно и одобрительно склонил голову немного на бок. "Молодец, девочка", - говорила его физиономия.
  По полу рассыпались черные волосы, мгновенно охватываемые темно-красной еще совсем теплой рекой. Эти открытые глаза устремились в потолок, не успев ничего увидеть в последние секунды. Стул был опрокинут, вместе с ним и безжизненное тело, пронзенное в горло.
  Вальтер не поверил сперва увиденному. Он не знал, что в Ирине кроется нечто подобное. Но когда она оглянулась на него - все сразу встало на свои места и в темноте сверкнули его зубы. "Как же хорошо! - мысленно воскликнул он, - двух зайцев одним ударом".
  - Молодец, принцесса! - несколько раз хлопнул мужчина в ладоши.
  На него смотрели черные драконьи глаза, полные льда, огня и ненависти. Ирина все не приходила в себя. Это была вовсе не она. Ее лицо не выражало ни единой прежней эмоции. Оно было звериным, решительным и жестоким, даже страшным. Вальтер ей сразу не понравился, и, казалось, девушка его не признала. Ее руки окутывали прозрачные сияющие нити. Это дар Прядильщиков. Только в Драконис-Персона ей удавалось овладеть этим тонким искусством.
  Затаившийся дракон прекрасно разглядел в темноте дурного человека. Ира вообще не смотрела на недавно убитую женщину, будто ее тут вовсе не существовало. А в то время на руках девушки все еще теплилась чужая кровь.
  - Хочешь теперь и за меня приняться? - игриво вздернул он брови и шагнул навстречу.
  Ира зашипела и приготовилась к рывку. От нее исходила какая-то необузданная мощь. Вальтер был знаком с этим явлением. Только до сих пор он ни разу не общался с владельцами этой редкой техники. Однако мужчина знал, как их контролировать.
  - Тише, принцесса, - властно и уверенно он двинулся к ней.
  Ирина оскалилась и почувствовала неожиданно внутри себя страх перед этим человеком. Она ощущала по отношению к нему что-то большее, чем по отношению к Дмитрию. Она боялась и обожала его одновременно! Эта сила: она дурманила как собаку сильный вожак. Такому монстру хотелось подчиняться... хотелось беспрекословно следовать за ним, выполнять все, что он попросит.
  И сменив гнев на милость, Ира неуверенно шагнула навстречу, позволяя прикоснуться к себе, погладить себя. Она смотрела в глаза Вальтеру так жадно, будто пила из них. Она наслаждалась ими и тем, что крылось глубже. Вальтер опьянял ее и не позволял от себя оторваться. А он только хвалил ее и любовался этими внешними переменами.
  - Этого мы все и хотели, - заключил напарник, - надеюсь, ты будешь возвращаться почаще. От прежней Ирины вообще никакого толку.
  - С радостью, дорогой, - едва не промурлыкала она, щуря свои темные глаза как кошка, но, не отводя их в сторону.
  
  Ира очнулась в своей палате. Сначала она решила, что снова отрубилась тогда из-за сильного стресса, но позже до нее стали доходить какие-то обрывки воспоминаний. Они все были ужасны: кровь на руках, ее затхлый запах, мертвое тело напротив... это все было правдой, но доносившейся откуда-то издалека, из самых глубин сознания. Состояние аффекта? Да нет, не похоже.
  Еще отвратительнее были воспоминания о тех эмоциях, которые девушка испытала тогда: радость, кровожадность, глубокое удовлетворение... симпатия Вальтеру! Это не могла быть она. Точно не ее разум. Ира верила, что ни за что не получила бы удовольствие от подобного. Зато она знала, кто был способен на такое...
  "Кошмар, какой кошмар", - закрыла Ирина лицо руками и жалобно сжалась в комочек как в детстве, когда хотелось спрятаться от холода и бабаек под кроватью. Тогда все было проще. А сейчас этот прием не сработает.
  В дверь постучали. Ира отняла руки от глаз, но не обернулась. Она была уже одета и не стеснялась того, что ее могут увидеть в подобном виде. Тем более не нужно было долго гадать о том, что это явился опять Вальтер. Как и всегда, изо дня в день.
  По пути в столовую он в мельчайших подробностях пересказал ей все, что произошло в пыточной комнате. Ирина покорно слушала его, повесив голову. Она снова ненавидела его. Особенно за то, что в шкуре Драконис-Персона так сильно обожала его.
  - Так это можно считать прохождением испытания? - в надежде спросила она.
  Изнутри ее все больше наполняла пустота. В голове кто-то непрошено поселился и все время что-то нашептывал. Ира знала, кто это был. Игнорировала принципиально, боясь окончательно распрощаться с реальностью.
  - Да, испытание ты прошла почти сносно, - поиграл Вальтер пальцами в воздухе, - засчитывается.
  Ира хотела облегченно вздохнуть, но знала, что это еще не конец. А лишь начало.
  - Постарайся чаще доверять своему Драконис-Персона, - голосом профессионала добавил Вальтер, - она всегда поможет тебе в нашем нелегком деле.
  - Да уж. Вы добились своего. Получили то, что хотели, - мрачно отреагировала Ира.
  - Ну, принцесса, зато теперь тебе привалила куча поощрений. Почти недельный отдых и возвращение в мою хибару. Неплохо получить такое за работу, которую даже не ты сделала, - и он подмигнул ей, намекая на вторую личину.
  - Не хилые поощрения, - безэмоционально согласилась Ира.
  Она, в самом деле, так считала.
  
  С этот момента девушка почувствовала, как в ней что-то надломилось. Она пошла против принципов и нарушила-таки их. Самооправдания не помогали. Ирина была вынуждена признаться, что она действительно стала убийцей. Бесповоротно.
  С другой стороны она почувствовала, что освободилась от чего-то гнетущего и ненужного. От оков морали? Интересно.
  - Ира, мы уже все знаем! Это замечательно! - хлопала в ладоши как всегда позитивная Оля.
  Ирина бегло пригляделась к ее руке и заметила, что та почти уже зажила. Чудеса современной медицины.
  - Да, замечательно... - кисло ответила она в ответ, фальшиво улыбнувшись.
  Даже этому научилась в "Артемиде"! Изображать эмоции против истинного внутреннего состояния. Ирина оценила это в себе и улыбнулась еще шире. Лицо ее приобрело очень болезненный страдальческий вид, но она растягивала рот все шире. Вопреки самой себе. Этого от нее хотят?
  - Бедняжка, ты совсем бледная. Давай я тебя обниму, - захомутала ее своими объятьями шаманка и позволила Ириной голове склониться к себе на плечо, - первое убийство всегда проходит тяжело для человека. Даже если он ненавидел свою жертву. Успокойся, так и должно быть. Это не стыдно.
  Честно говоря, Ира не чувствовала ничего похожего на стыд, но как всегда согласилась с Олей активно кивая. Она всегда с нею соглашалась. Потому что малышка в принципе не нуждалась ни в каких подтверждениях своих слов. Она и так считала себя всегда правой.
  Ирина бегло скользнула взглядом по Моцарту, созерцающему свой завтрак. Его челюсти работали технично и как-то машинально. Он не обращал внимания на их девчачью болтовню. Линды все еще не было.
  - Вальтер, я кое-что до сих пор не могу понять, - перевела взгляд на напарника Ирина, стараясь выглядеть как можно спокойнее, - что это все-таки было за нападение со стороны "Черной кошки"? У них ведь не было никаких шансов. Зачем так разбрасываться людьми?
  - Ну почему ты считаешь, что их нападение было неудачным? Они чуть не повязали нас, - отвлекся от собственной тарелки мужчина.
  - Но ведь мы все равно победили их, причем без потерь.
  - Хвали мою смекалку, - хвастливо ткнул себя в грудь Вальтер и, стрельнув глазами в сторону компаньона добавил, - и скорость Моцарта. Не думал даже, что он так быстро бегает.
  Тот никак не отреагировал на его плоскую шутку. Ирина осталась недовольна ответом.
  - "Артемида" тоже также разбрасывается своими сотрудниками?
  - Да, есть такое, - невозмутимо кивнул напарник.
  - Но зачем? - удивилась девушка.
  - Потому что никому не нужны слабые единицы. От них всегда нужно избавляться. Инесса была слаба, - на этом объяснения закончились.
  Ира готова была с ним согласиться. Она чувствовала, что еда не лезет ей в горло и во избежание выворачивания себя наизнанку, отодвинула тарелку подальше. Оля еще раз демонстративно сочувственно погладила ее по волосам как заботливая старшая сестра.
  Над столом вытянулась тень. Это была Линда. Ирина недоуменно вгляделась в ее безмолвные черты. Молодая мама по какой-то рассеянной случайности была сегодня без ребенка и вся содрогалась от мелкой дрожи, током проходящей по ее коже. Вид у нее был, мягко говоря, не здоровый. Местами не исчезли синяки от побоев, кое-где налилась большая гематома. Губы иссохли и слились цветом с бледной кожей лица.
  Не сказав ничего, она хотела присесть, но вместо этого рухнула всем телом на стол. Ирина с Олей подскочили, чтобы помочь ей, но оба представителя мужского пола даже не пошевелились. Только кружки с кофе подняли над собою, чтобы не расплескать их содержимое.
  - Собаки, - зло обругала их Ира, - ей же плохо, разве вы не видите?
  - Ага, ей плохо по десять раз на неделе, - лениво откликнулся Вальтер.
  - Не собираюсь каждый раз плясать вокруг каждого ее приступа, - поддакнул ему Моцарт.
  - Бесчувственные вы! - заступилась за "подруг" Оля, - ей в последнее время совсем не сладко живется с этим ее Владимиром.
  - Это он такое сделал? - пораженно уставилась на нее Ира.
  - Да, каждый раз его работа. Больше никто к ней и не может прикоснуться, - плаксиво сдвинула брови шаманка и влила ослабшей Линде горячий напиток в горло, - в последнее время у него ужасно плохое настроение.
  - Или много работы, - возразил ей Вальтер, - не забывай, что он с нею не только свои прихоти вытворяет, но и заряжается энергией от ее тела. Так что прекращай ее там жалеть и Иру к этому пагубному делу не приучай. Иначе создаст нам еще больше возни.
  - Но разве ей никак не помочь? - оглянулась Ирина на своего напарника.
  - Она потеряла всякую надежду на это уже много лет назад, когда связала свою судьбу с Владом. И не советую тебе, кстати, особо усердно помогать Линде. Мы еще не выполнили его приказа, если ты не забыла.
  "Вспомнил про наказание", - изничтожающим взглядом измерила его девушка в ответ. Но молодая мамаша вдруг зашевелилась, хотя это больше было похоже на судороги. Она рывком села удобнее на своем месте и с вялой благодарностью отстранила от себя всех сочувствующих. В ослабшие руки взяла свою кружку кофе и стала понемногу ее цедить.
  - Со мной все в порядке, - с трудом выдавила она и снова стала пить.
  - Он с каждый разом все больше извращается, - участливо погладила ее по плечу Оля.
  Линда еле заметно кивнула на это, но ничего не сказала. У нее не было на это сил.
  - Может быть, не стоит брать ее сегодня на задания? - обратилась Ира к мужчинам.
  - Оклемается, - небрежно отмахнулись те.
  - Ужас какой-то! С вами не продохнуть, - ощетинилась девушка и снова замолкла.
  - А ты прошла? - вдруг развернулась к ней Линда.
  Это она про испытание. Настроение Иры и так было гадким, а теперь и вовсе вернулось в свой постоянный минус. По ее изменившемуся лицу, молодая мамаша и так все поняла и не стала дожидаться ответа.
  - Она сильно переживает, - как всегда вклинилась Оля.
  - Неженка, - бросила Линда.
  Вот это было как пощечина! Ирина только рот и раскрыла от подобного высказывания. "Мы к ней значит с сердцем и помощью, а она в душу плюет!", - но злость быстро сменилась на сожаление. Все-таки Ирина часто слышала про все те странности, которые происходят между Линдой и ее хранителем. Если она уже много лет подряд терпит нечто подобное - то им нечего сравнивать даже.
  - Ты, кажется, пропустила вечерние новости, Ира? - вдруг сказал Вальтер.
  Девушка сперва затормозила. Но наконец-то поняла, о чем он. Она еще несколько раз изменилась в лице, не зная, какое чувство в ней преобладало: злость, страх или досада.
  - Ну, зачем ты мне напомнил? - мрачно спросила она, - и так живется не сладко.
  - Чтобы не расслаблялась, - своей обычной самодовольной улыбкой улыбался мужчина.
  Ирина фыркнула на него. К сожалению, слова дошли до адресата, и уже через пару минут девушка чуть не залезла на стену от невозможности узнать судьбу своей Воли и драконьего клуба. "По телевизору правды не скажут, - досадовала она, - а с Дмитрием мы увидимся не скоро. Почти целый месяц ждать".
  - А нельзя как-нибудь узнать подробности про клуб? - не удержалась и спросила она у напарника немного позже.
  - Никак нет. Если только нас не пошлют выполнять какие-нибудь миссии в том районе, - ответил он.
  "Черта с два нас туда отправят! Другой город совсем", - досадно осознала она. Правды не узнать, а ложь и так слишком глубоко вгрызлась во внутренности. Казалось, что терпеть этого уж больше нет никаких сил и оставалось только выть, но Ирина снова держалась. Неизвестно какими остатками души.
  - Убивать готова? - перебил ее мысли напарник.
  - Нет, - решительно и наотрез ответила она.
  - Ну, теперь ты хотя бы знаешь, как это делать, - не заинтересованно ответил он.
  "Зачем было спрашивать тогда?" - мысленно огрызнулась Ирина.
  - Идем к Эльзе, - после короткого звонка приказал он.
  Ира тяжело вздохнула и повиновалась. Поплелась за ним как собачонка. Она в принципе часто ощущала себя собакой во всех значениях и ипостасях. Побитая собака, мокрая как собака, сволочь кусачая... как собака. Все люди немного собаки.
  - Вот ты и совершила свое первое убийство, - удовлетворенно говорила Величкина.
  Ира слушала ее речи и почти безразлично водила глазами по местным предметам. Ну не могла она смотреть прямо на эту женщину! Противно ей было и невыносимо. Даже не ясно почему. Вроде бы Вальтер ничем не лучше, а к нему иногда и прикоснуться можно без брезгливости.
  - Да-да, - невпопад отвечала девушка почти шепотом.
  Ей было страшно признаться, что она сделала это лишь в состоянии Драконис-Персона. С одной стороны этого и хотела хозяйка, но с другой-то стороны сама Ира буквально этого не делала. Она была не в своем уме, когда проходила испытание. Боялась девушка, что в таком случае ей не засчитают результат. Как это ужасно, когда человеческие жизни превращались в баллы и результаты! Но в этом месте по-другому к ним не относились. И Ира тоже здесь была лишь боевой единицей, не более.
  - Вальтер, я довольна твоей работой, - отдала и ему кусочек славы Эльза, - я не сомневалась в твоих педагогических способностях.
  - Какой из меня педагог? - хохотнул он, сидя в своей излюбленной позе (нога на ногу), - вот президентом я бы с удовольствием стал.
  - Мило, - сказала Эльза, - но ты, моя девочка...
  - Нет, я серьезно! - вдруг встрепенулся он и даже встал со своего места, - вы бы только знали все мои замыслы! Ух, как бы я их реализовал... так весь мир пал бы к моим ногам.
  - Я поняла тебя Вальтер, но, боюсь, тебе это не светит, - строже осадила его Величкина.
  Однако на мужчину ничего не действовало. Если уж его несло куда-то - то это надолго.
  - Подвиньтесь, пожалуйста! - двинулся Вальтер к ней.
  Эльза что-то в возмущение воскликнула, но мужчина уже оттолкал ее в сторону. Он взгромоздился в ее кресло, закинул ноги на стол и, развалившись, как амеба в странной позе, начал командовать невидимым слугам.
  - Сначала я сделаю так, чтобы на каждой улице стояло по борделю. Это будут не обычные сутенерские дома, а всякие заведения для извращенцев. Чтобы люди не скрывали свои тайных помыслов. Но это лирика. Затем я обязательно сделаю дешевой любую выпивку. Сам я не пью, но так легко можно спаивать всяких милых цыпочек, чтобы после этого их... - он изобразил что-то некультурное, - короче потом у меня будут собственные "шестерки"!
  Ира недоуменно переводила взгляд с него на Эльзу и обратно. И как она это терпела? Но женщина сурово без единого упрека наблюдала за этим цирком со стороны, сложив руки на груди, и далеко не сразу вступила обратно в свои права.
  - Вальтер, а ну быстро свалил, - отчетливо произнесла она, и он нехотя повиновался как обиженный ребенок, у которого отобрали любимую игрушку.
  - Как же вы грубы! - наигранно упрекнул он хозяйку, не желая возвращать ей кресло.
  - Спасибо, что согрел мое место, - не размыкая челюстей, прорычала она, и Вальтер окончательно переместился обратно к Ирине, толкая ее локтем и куда-то вечно указывая.
  Девушка не хотела участвовать в его играх и потому очень несчастно водила глазами от одного клоуна к другому. Да, иногда Эльза тоже казалась ей клоуном, но только злым. Как в фильмах ужасов.
  - Дорогуша, ты уже переехала обратно в свой дом? - снова обратилась к ней хозяйка.
  - Еще не совсем, - запнулась Ирина, - Вальтер мне уже сообщил об этом, но мы пока что не дошли.
  - Чем вы занимались полдня, Вальтер? - строго взглянула на него Эльза, - почему ты до сих пор не позаботился о ее переселении?
  - У нее вещей вообще нет, чтобы париться из-за этого вопроса, - возмущенно воскликнул мужчина, - значит ей нужно просто взять и переместиться из одного пункта в другой. Не вижу никакой проблемы. Поэтому решил не торопиться.
  - Мы общались с другими... членами нашей команды, - уклончиво ответила за него Ирина (она хотела сказать сперва "с другими ребятами"), - потом я снова упросила Вальтера прогуляться по городу.
  - Зачем?
  - Просто мне это нравится, - неожиданно почувствовала себя виноватой девушка и на всякий случай пояснила, - я не планирую никаких побегов! Честное слово.
  - Не сомневаюсь, - сказала Эльза это таким тоном, будто сообщала об обратном, - надеюсь, за неделю твоего отдыха не случится никаких инцидентов.
  Ожесточенно зазвенела сигнализация. Все трое они резко подскочили на месте. "В этом месте никогда не бывает спокойно!", - с досадой подумала Ирина.
  - Что это? - без паники удивилась Эльза.
  - Мы проверим, - любезно кивнул ей Вальтер, и Ира быстро направилась с ним вместе к выходу, но хозяйка их остановила.
  - Идите сразу на второй этаж. На балкон над столовой. Кажется, я догадываюсь что это, - и она вышла вперед них.
  У девушки не было даже никаких догадок, но красная лампочка в коридорах так отвратительно мигала и сопровождалась истошным воплем сигнализации, что хотелось все это уже поскорее разбить. Внутренний голос снова оживился. Ира почувствовала его недобрый настрой и то, как сердце наполнилось адреналином.
  Они вышли на балкон, как им и приказали, и девушка сразу поняла что происходит. Это был бунт! Психопаты восстали. В это было трудно поверить, и Ира таращилась вниз во все глаза, жадно сжимая перила. Она перегнулась через них так сильно, что едва не оторвалась ногами от пола.
  Вальтер напрягся. Толпа внизу все сильнее бесновала, выстреливая чем-то в потолок, разбивая столы и люстры. Они походили на бесформенную мощную массу. Преданные слуги Эльзы, наподобие Вальтера, собрались все на верхних этажах, созерцая бурлящие страсти внизу с нескрываемым презрением. И Ира была среди них, но только отношение у нее к бунтующим было другое. Она разделяла их революцию! Душою девушка была там внизу с этими смельчаками. Она тянулась к ним... но Вальтер остановил ее одним только взглядом.
  - Не смей. Иначе мне придется застрелить и тебя.
  - Что? Ты собираешься их всех убить?! Но где вы найдете столько новобранцев? - попыталась вразумить его Ирина.
  - Мне плевать. Это забота Эльзы, а я лишь выполняю приказ, - хладнокровно объявил он.
  - Когда ты успел получить приказ? Мы ведь оба были у нее в кабинете, и я не слышала ни слова... мы даже не знаем по какой причине они бунтуют... - голос Иры дрогнул.
  Напарник выпустил воздух из легких и ласково положил ей руку на плечо, понимающе заглядывая в глаза. Ирина даже на мгновение поддалась этому мнимому пониманию.
  - Я думаю, так будет лучше для тебя, - после короткой паузы сказал он и оттолкнул девушку назад.
  Не успела она опомниться, как оказалась в медвежьей хватке Моцарта! И когда он успел так бесшумно подкрасться сзади?
  А в следующую секунду под лампами сверкнули пистолеты Вальтера, и последовала череда оглушительных выстрелов и диких криков ужаса и боли. Ирина стала отчаянно отбиваться. Она пыталась выбраться из захвата и орать на напарника, но все было тщетно. Голос ее совсем утонул в поднявшемся хаосе криков и выстрелов.
  Надрываясь до хрипоты, Ирина впала в отчаянное безумие. Она не могла позволить ему убить всех этих людей. Как же так можно? Столько загубленных жизней без суда и следствия... даже без приказа! Она могла бы поговорить с ними, убедить их...на ее глазах совершался настоящий геноцид. Неужели она одна не стала еще окончательно монстром среди всех этих безмолвных исполнителей? Но своими женскими ручками ей не удавалось перебороть даже скрипача, а что уж говорить о том, чтобы как-то остановить Вальтера? Он чудовищно силен.
  Ей срочно нужна была помощь. Любая. Какая угодна. Пускай даже извне. "Я могу помочь", - подсказал ей внутренний голос, и не успела Ира остановить этот соблазн, как глаза ее покрылись черной пленкой и вместе с ними обычный человеческий голос ее превратился в истошный рык. Безудержная сила наполнила ее руки и вырвалась наружу.
  Ирина без проблем, словно пушинку отшвырнула от себя Моцарта, хорошо вбив его в стену за своей спиной. Не собираясь растрачивать свое время на него, девушка бросилась на Вальтера. Но он, казалось, ждал этого. И с дикой азартной улыбкой мужчина смог ловко увернуться от нескольких целенаправленных ударов, после чего с легкостью одним пинком вышвырнул напарницу вниз.
  Приземлившись с легкостью кошки на пол, Ирина окончательно потеряла свое человеческое сознание. Суматоха, запах крови, трупы повсюду... выстрелы прекратились, но не вымещенная злость в душе осталась. Принципы? О чем вы? Девушка тяжело дышала как подбитый зверь и с такой ненавистью смотрела на всех этих бунтарей, будто не соболезновала им секунды назад. Она непонимающе оглядывалась и все не понимала, что делает в этом странном месте. Чего она хотела добиться?
  Подняла глаза наверх. Там вся ее "семья". Там и новый любимый хозяин. А здесь... обезумевшие люди, поднявшие бунт против ее хозяев. "Ясно, - сделала вывод Ира, - истребляй, убивай".
  Драконис-Персона безошибочно выбрал свою цель. Встав в полный рост, девушка-монстр недолго целилась и искала первую жертву. Она выпустила драконьи когти, распушила стальные нити Прядильщиков и принялась за свою излюбленную работу.
  Вальтер приказал Моцарту наблюдать за всем сверху и тот невольно восхитился ее работой.
  - Неплохо, - оценил он.
  - А то! Моя девочка, - как будто просматривая кинофильм, воскликнул Вальтер, - ох, Эльза обрадуется. Я предчувствую это.
  - А она? - кивнул скрипач на Ирину, - как только она выйдет из Драконис-Персона - то снова начнет ныть и переживать по поводу сделанного.
  - Я позабочусь о том, чтобы она не додумалась до суицида, - заверил его товарищ, - давай-ка спустимся вниз. Пока дойдем - она уже все закончит. Уф, ну и шум, сколько ненужных воплей. У меня даже в ушах зазвенело. Стоило ли так стараться? Никогда не понимал этих психов.
  
  Ира очнулась. Как от страшного сна. Еще шире распахнула глаза. Пригляделась. Она по-прежнему в столовой! А здесь побоище... ей стало плохо, закружилась голова... вырвало за столиком. На глаза попались собственные руки. Они были... не просто в крови... с каким-то ошметками... ужас какой, противно! Девушка начала постепенно впадать в истерику. Она упала на пол, отползая как будто от самой себя. Пригляделась еще раз к окружающей обстановке. Сколько... мертвых тел. Только не говорите, что все это сделала...
  Ирина еще раз посмотрела на свои руки. Теперь она не могла отвести от них глаз. Ей стало еще хуже и дурнее. Она тяжело и часто дышала, издавая нечеловечески звуки. Схватилась за свои волосы и болезненно натянула их. Это все ее рук дело! В уродливых позах, кто где... повсюду... лежали, сидели, продолжали бежать лежа... с вывернутыми руками, выколотыми глазами, рванными гортанями... она не могла вымолвить ни слова и только беззвучно орала. Не верилось. Не могло быть правдой! Просто не должно! Как она могла... на тех, кого хотела защитить... как такое вообще возможно? Что она натворила? Это не сон? Нет...
  Пока девушка не навредила сама себе в состояние повторного аффекта, Вальтер подошел к ней сзади и грубо схватил за шиворот. Он поволок ее прочь из столовой почти полностью на своих руках. Ира не могла сопротивляться и даже сама идти была не способна.
  Мужчина притащил ее обратно к Эльзе. Вроде бы даже похвалил за отличную работу. Надавал кучу рекомендаций и перспектив. Эльза осталась довольна результатом и вновь за что-то отблагодарила Иру. Они еще несколько раз обменялись какими-то подобными фразами, но слова не доходили до разума бедняги. Она была будто в оцепенении.
  Ее выходные начались "отлично".
  
  Ира долго не выходила из себя. Она жила с Вальтером. Он к ней никак и ни с чем не приставал. Была возможность уйти в свои мысли. И девушка уходила... но не могла оттуда вырваться. Ее это мучило. Но Ира ничего не могла с этим поделать.
  - Вальтер, говори со мной, - с мольбой в очередной раз подошла к нему она, выкатывая глаза наружу.
  - Зачем мне облегчать твою жизнь? - отрывался он ненадолго от своих занятий.
  - Иначе я сойду с ума и не смогу вообще здраво рассуждать, - поспешно и терпеливо пояснила девушка, - поговори со мной хоть о чем-нибудь. Неважно о чем. О погоде, например.
  - Погода сегодня прекрасная. День настолько ясный, что можно легко разглядеть любые пятна крови на асфальте.
  Ира взвыла и снова с болью стукнулась головой об стену. Буквально. Ей это немного помогало. Хотя ей помогала любая боль, но ненадолго. Руки и так уже были избиты до синяков.
  - Да ты не волнуйся. Скоро это пройдет, - ни капли сочувствия.
  - Как скоро? - принимала она на веру его слова.
  - Когда привыкнешь к процессу, - нифига не помог.
  Ирина сперва испепелила его взглядом. Затем психанула и что-то разбила. Но меньше, чем через полчаса вернулась. И выглядела она так несчастно и так плохо, что можно было реально обеспокоиться за ее состояние здоровья.
  - Тебе еду приготовить? - предложил мужчина.
  - Да, - легко согласилась она.
  Заедать горе тоже получалось ненадолго. Боль и еда заглушали любые сильные эмоции, но на очень короткий срок. А между тем девушка пыталась говорить-говорить-говорить, пускай даже сама с собой.
  - Чувствую я, все твои выходные уйдут на реабилитацию, - беспощадно продолжал Вальтер, - но знай, что после этой недели ты должна быть как огурчик.
  Она удрученно слушала его, но не внимала. Она вообще не воспринимала информацию о каких-то там сроках, когда в душе скребли кошки.
  - Чего ты так переживаешь вообще? По идее ты даже не помнишь ничего. Драконис-Персона слишком хорошо отшибает мозги, - занимал ее разговорами напарник.
  - Не так хорошо как хотелось бы, - призналась однажды Ира и с грустью добавила, - Вальтер, кажется я подсела.
  - На что? - неодобрительно покосился на нее он.
  Кстати, сам Вальтер отличался удивительным отсутствием вредных привычек. Он не пил, не курил, не кололся. Ему вполне хватало его собственной извращенной мании: насилия. Остальное было ни к чему и им очень не одобрялось.
  - Я почти не выхожу из Драконис-Персона, - сложив голову на руки, ответила Ирина, - когда мне становится слишком тяжело - я снова обращаюсь к этому состоянию. Чтобы забыться. Когда во мне пробуждается она - все становится проще. Я даже спать теперь без этого не могу. Либо приходится пить снотворное. Но только сильное снотворное. Я боюсь, что однажды просто не очнусь после него. А, пожалуй... это будет к лучшему.
  - Ты не покончишь жизнь самоубийством, - голосом знатока сказал мужчина, - те, кто планируют нечто подобное, никогда не рассказывают об этом заранее. Ты просто жалуешься. Я понимаю тебя. Но это ничего не меняет. Пройдет неделя, и возобновятся наши спец-задания. Потерпи немного.
  - Мне от этого полегчает разве?
  - Любая активная деятельность помогает отвлечься от лишних мыслей.
  - Но ведь вся наша деятельность заключается в том же самом... - беспомощно развела она руками.
  - Ну и что. Тебе какая разница? Забьешь старые воспоминания новыми. Заглушишь угрызения совести с помощью Драконис-Персона. Тебе этого никто не запрещает.
  - Я потеряю остатки человечности, если слишком часто буду пользоваться этой техникой.
  - Это будет очень нескоро, принцесса, - улыбнулся Вальтер.
  Так неделя и пролетела... под знаком попыток сбежать от самой себя. Как будто и не было ее. А существовали в этом мире только те несколько дней, когда Ира впервые сюда попала, когда увиделась в первый раз с Димой и два первых убийства. Просто ужасно.
  Однажды Вальтер вернулся домой в его частом дурацком настроении. Он что-то напевал, пролетел мимо Иры по коридору и включил какую-то веселую песенку на компьютере (он, кстати, был без интернета). Сам с собой пустился в пляс. Двигался он хорошо, но все равно его поведение казалось неуместным.
  Ира застенчиво выглянула из-за угла. Вальтер чуть не впутал ее в свою безудержную радость, но обозвав, в результате, девушку хандрой он изобразил что-то, скача вокруг нее.
  - Чего ты такой счастливый? - хмуро поинтересовалась она.
  - Получил премию.
  - За что?
  - За тебя. Особенно за погашение бунта. Вот видишь как все хорошо! А ты сокрушалась, будто ничего доброго в этом деле нет.
  Ира измерила его критическим взглядом. Она и так давно уже была не в настроении что-то тут танцевать, тем более веселое, а Вальтер еще и над убитыми людьми радуется. Как он еще не додумался на их братской могиле сделать нечто подобное? А может быть и додумался. Вполне в его стиле.
  Ирина вырвалась из этого круга и снова принялась за приготовление пищи на кухне. Ей было не интересно узнавать какие-либо подробности. А напарник в это время еще долго танцевал.
  Однажды после окончания ее недельного отдыха, они заявились в студию Моцарта. Это было необходимо, чтобы выцепить скрипача из своего склепа, поскольку он не приходил даже в столовую (ее очень оперативно отмыли и почистили на следующий же день). Ирина не горела желанием увидеть пристанище этого монстра изнутри, но призналась сама себе, что ей в "Артемиде" никогда ничего не хочется. А значит - какая разница куда идти, что делать и на что смотреть? Одного другого не слаще.
  Первой на их стук выскочила Оля. Она была в приподнятом, даже возбужденном настроение. Тараторила быстрее, чем обычно. Из ее слов Ира поняла, что Моцарт вновь увлекся своими "креативными поделками" благодаря тому, что у него появилось много новых материалов. Девушка даже безошибочно догадалась, откуда все эти материалы. Ей стало немного грустно.
  Следом за шаманкой не сразу вышел и сам скрипач. Он протирал руки полотенцем, недовольно, но вдохновленно созерцая своих гостей. Его взгляд быстро упал на руки Иры, которые он тут же заключил между своих пальцев и стал очень внимательно разглядывать. Девушка испуганно попыталась вырваться, но его профессиональная хватка не позволяла этого сделать. Ирина жалобно взглянула на Вальтера, но тот и не собирался помогать. Он бросил какой-то жест товарищу и прошел внутрь.
  - Не трогай меня, - обратилась уже непосредственно к Моцарту Ира.
  - Жаль... твои пальцы не самые лучшие. Тупо профессиональный инструмент. Никакой красоты. У меня есть экземпляры и получше, - он перебрался к ее мизинцу и больно натянул его, - только может быть вот этого подойдет...
  Зная, на что способен этот человек, Ира еще грубее попыталась возразить. Но когда Моцарт уже до боли отогнул ее мизинец в обратную сторону, на помощь неожиданно пришла Оля. Она хлопнула напарника по руке так, что он выронил кисти Ирины.
  - Отстань от нее, - покровительственно и при этом по-дружески сказала она, - не лишай человека его рабочего инструмента. Кажется, так ты сказал.
  - Не очень-то и хотелось, - надменно заявил он и, крутанувшись на каблуках, вернулся в свой дом.
  Ирина горячо поблагодарила малышку. Та обняла ее в ответ. Крепко-крепко. Как школьница.
  - Давно тебя не видела. Соскучилась, - искренне заговорила она, - как ты?
  - А ты не слышала разве про... столовую... - заливаясь краской, спросила Ирина.
  - Слышала. И что? Ты вроде бы молодец.
  - Да уж... по меркам "Артемиды" - молодец, - снова повесила нос девушка.
  - Дорогая моя, как сильно ты всегда переживаешь! Брось. Ты хорошо выполняешь свою работу, скоро пойдешь на повышение. Я в этом просто уверена. Что тебя так терзает? - потрепала ее шаманка по плечам.
  - Меня... не отпускает моя прошлая жизнь, - почему-то с нею всегда хотелось говорить откровенно, - там все было другим. Меня воспитывали по-другому. Учили другому. И никто не заставлял никого убивать. Это было всегда противозаконно вообще-то.
  - А у нас - законно. Ты просто не поняла еще всех преимуществ "Артемиды". Здесь открываются двери для всех твоих желаний, которые упорно подавляло социальное общество. "Не убей, не мсти, не злись, не наказывай..." - какая пошлость. Это даже скучно. Не мудрено, что многие сопротивляются и попадают в тюрьмы. А им бы лучше сразу к нам сюда... здесь их похвалят и приютят. Еще и заплатят за то, что им приятно. Но люди боятся. Социум внедрил в их разум с детства, что все это преступно. А ты подумай, кем бы вырос человек, если бы не насильственное воспитание? Если бы с детства его все подряд не учили правильному поведению? Все эти школы, детские сады, семьи - это искусственно, чуждо человеку. Врожденные качества совсем другие. Взгляни на меня - я истинный представитель настоящего человека. Я ближе всех к исконной природе человека.
  Ирина искреннее попыталась найти в ней то, о чем она говорила. Даже повнимательнее вгляделась в короткие ноги, тонкие руки и вечно добрые черты лица. Она не была похожа на маньяка. Но при этом совершала все эти ужасные действия... и не страдала. И более того - все эти убийства не накладывали на нее никакого отпечатка. Человек был в духовном равновесии с самим собой. Как ей это удавалось?
  - Ты так считаешь, потому что родилась и выросла в полудиком племени? - уточнила девушка.
  - Я... не рождалась в моем племени, - немного помедлив, сказала Оля, - они забрали меня из города, когда я была еще совсем маленькой. Они спасли меня от этого лживого мира. И показали истину.
  - И заставили съесть своих родителей, - угрюмо добавила Ира.
  - Но это не беда. Теперь-то я вижу, что так было нужно. Это было во благо, - беспечно махнула рукой Оля, - рано или поздно наше божество всех съест. И я мечтаю об этом. Все должны желать этого.
  - Да, может быть ты и права, - вздохнула Ирина.
  - Я видела его своими глазами, - вдруг добавила шаманка.
  - Своего Бога? - удивилась девушка.
  Оля игриво улыбнулась и кивнула. Судя по ее описаниям их божество похоже на какого-то гигантского зверя с огромной пастью и зубами. И в их племени считалось, что каждый больной и старый человек должен добровольно прийти и позволить проглотить себя. Еще лучше, если за собой он приведет еще несколько жертв из города. Это у них такая сила просвещения была: освободи от неправильно жизни неверующих и получишь особое место внутри божественного монстра. Ты окажешься ближе всех к его сердцу. Чем больше человек погубишь - тем лучше.
  Ирина поежилась.
  - Ты меня тоже собираешься скормить вашему Богу? - напрямую спросила она.
  Шаманка призадумалась, внимательно рассматривая "подругу". Она склоняла голову то направо, то налево и, в конце концов, невинно захлопала глазами.
  - А что? Это хорошая идея. Если ты этого хочешь.
  Ирина всегда восхищалась ее непосредственностью! Она невольно улыбнулась малышке. Не верилось, что Оля была старше ее.
  - Я все-таки немного боюсь, - подыграла она ей.
  - Не бойся, Бог добрый. Он съедает быстрее и безболезненнее тех, кто ему верен, - загорелся взгляд шаманки, - но я не могу, к сожалению, тебя туда отвести. Меня, скорее всего уже изгнали за долгое отсутствие. Наверное, они думают, что я от них сбежала. А на самом деле меня загребли в "Артемиду". Тоже против моей воли, но я так привыкла здесь жить. Тем более Эльза разрешила мне найти любого, кем я хочу быть съеденной. Знаешь, в нашей вере не принципиально, чьей жертвой ты станешь. Моим Богом однажды можешь стать и ты.
  - Я?! - чудесные волны умиления нахлынули на Иру (шутка, конечно).
  - Ну да. Это не сложно. И тогда мы обе приобщимся к великой истине! И если после этого ты отправишься к Божеству нашего племени - оно наградит тебя за столь смелый и правильный поступок. Все-таки далеко не все в городе решаются поставить себя с ним на одну планку. А это похвально.
  - Культ еды какой-то, - незаметно хлопнула себя по лбу Ирина.
  - Я тут подумала, - Оля еще увереннее взглянула в лицо подруге, - это хорошая идея. Очень даже хорошая. Я бы хотела, чтобы ты стала моим божеством.
  - Не могу обещать тебе этого, - виновато скривилась Ира, - разве среди прочих психов нет таких... ммм... каннибалов, которые тебе нужны?
  - О, нет-нет, они не достойны, - гордо тряхнула своей шевелюрой Оля, - но ты все-таки подумай. И давай уже зайдем внутрь. Чего мы тут встали?
  Ирине по-прежнему не хотелось заглядывать в студию Моцарта, но она рискнула. Шаманка в очередной раз умудрилась ее сильно удивить. Необычайно странная женщина!
  Одно было хорошо в общение с ней. Только Оля могла хорошо отвлечь Ирину от прочих мучающих ее мыслей. Остальные отказывались помочь бедняге в этом.
  Не успела девушка войти внутрь, как тут же отвернулась и не сделала больше ни шага. Оля неодобрительно попыталась протолкнуть ее подальше, но Ирина взмолилась, чтобы та ее не заставляла.
  - Привыкай, - настойчиво возразила малышка, - ты уже так далеко прошла. Не стоит избегать подобных вещей. Иначе не будет развития.
  - Это деградация, а не развитие, - Ира села на корточки и закрыла голову руками, - оставь меня здесь. Я... дождусь, когда Вальтер с Моцартом там обо всем договорятся. Не хочу на это смотреть.
  - Тебе уже говорили, что твоего мнения никто не спрашивает в "Артемиде"? - без агрессии спросила Оля, - я не конкретно про тебя говорю, а просто про лозунг.
  - Да... и не раз, - грустно ответила девушка.
  - Пойми, что я тебя не сдам. Но если Моцарт увидит твое поведение - он обязательно доложит Эльзе, что у тебя с этим большие проблемы. Хозяйке не нужны солдаты, которые чего-то боятся. Она будет искоренять это любыми способами. Лучше притворись сейчас, что тебя это не пугает, чем потом...
  - Что потом? - слезно спросила Ирина через плечо.
  - Потом... много чего Эльза может придумать. Либо закрепит тебя за Моцартом вместо меня на перевоспитание. Либо просто заставит расчленить кого-нибудь на его же глазах. Не важно. Неужели ты еще не усвоила этого? Уж больше месяца в "Артемиде".
  Ира с содроганием осознала, что Оля права. Именно так с нею и поступят. Здесь всегда так делают. За это она и ненавидела Величкину со всей ее шайкой. Они всегда добивались того, чего хотели. И всегда заставляли делать то, что тебе больше всего противно. Это их стиль.
  Тяжело вздохнув несколько раз, девушка кивнула Оле и встала на ноги. Ее голова закружилась уже от одних только мыслей, что сейчас придется делать. Но ей это было не впервой. Заботливая подруга подставила ей свое плечо. Ирина не смогла отказаться от него.
  Они обернулись. Девушка закрыла глаза. Затем предпочла спрятать их ладонью. Сквозь пальцы она кое-как заставила себя смотреть на эту анатомическую студию инструментов. Абсолютно все было сделано из человеческих частей тела!
  - Хорошо хоть запаха нет, - сдержанно заметила Ирина.
  - И запаха нет и самого разложения тоже, - похвасталась Оля, - Моцарт очень хорошо все бальзамирует. А некоторые инструменты со временем становятся такими же блестящими и жесткими как те, что сделаны из дерева. Некоторое время он даже пытался их продавать, и у него это получалось: покупатели верили, что это просто профессиональная деревообработка или работа с пластиком. Ну-с, надеюсь, они не додумались проверить это через генетический анализ. Иначе их ждет небольшой сюрприз.
  - Я бы такого в жизни не купила, - признала девушка.
  - Я тоже, - неожиданно заявила шаманка, - бесполезная штука. Я в них даже красоты не вижу.
  Ира недоуменно посмотрела на нее. Оля просто пожала плечами.
  - Ирочка, есть и любить внешне то, что ты ешь - разные вещи.
  - Ты гениальна, - попробовала улыбнуться Ирина, но не смогла.
  Оля заставила ее пройтись вдоль всех стеллажей и инструментов. Не завела только в кабинет напарника, где он обычно и производит всю обработку "запчастей". Ира не сильно от этого расстроилась. Шаманка рассказала ей по пути о том, что ее собственные вещи все целиком состоят из дерева и костей животных. Обычно она пользуется различными руническими камушками, посохом, бубном и еще кучей прочих мелочей.
  Также она поведала подруге и о том гипнозе, который Ирина приметила в "Черной кошке". Оказывается все просто: она перетирала в руках четки, сделанные из множества маленький камушков. Этот шорох и стук создавал необходимую звуковую волну, которую Оля преобразовала с помощью особенного шепота в гипнотическое сотрясение воздуха и благодаря заговору увеличила расстояние его распространения на много метров вокруг... проще говоря этому ее тоже научили в племени и свое дело шаманка делала на отлично.
  Дверь кабинета открылась и навстречу девушкам вышли их напарники. Вальтер слегка вскинул брови при виде Ирины.
  - Ты рискнула войти? - издевался он.
  - Конечно! - демонстративно заверила его она, - мне очень здесь понравилось. У Моцарта хорошая творческая жилка и профессиональные руки.
  Оля незаметно показала ей большой палец на это и толкнула в бок. Мужчины только усмехнулись. Причем Моцарт остался доволен комплиментом.
  На улице Ирина наконец-то смогла выдохнуть. Ей было очень некомфортно в этом анатомическом музее. В худшем месте она, наверное, еще ни разу не была.
  - Какое сегодня задание, шеф? - спросила у Вальтера Оля.
  - Выдернуть Моцарта из его мастерской. На сегодня больше ничего.
  - Выдернули - что дальше?
  - Завтра выезжаем в один город... - мужчина загадочно и многозначительно улыбнулся, - на собственном транспорте до него добираться несколько дней. Там нужно будет задержаться дня на два. И обратно еще дня три. Почти неделю мотаться будем. Маркополис.
  - Зачем мы едем в такую даль? - напряглась Ирина.
  - Если я правильно тебя поняла - то это будет очередная зачистка, - протянула шаманка.
  - В смысле? - не поняла Ира.
  - Будет не интересно, но ладно, - вяло отреагировал Моцарт.
  - Да о чем вы все? - психанула девушка.
  - Тебе будет спокойнее не знать о том, зачем мы туда едем, - нагло улыбнулся ей Вальтер.
  - Ты же знаешь, что это меня наоборот напрягает, - зло стрельнула в него глазами напарница.
  В ответ он дал ей понять, что очень хорошо знает. Снова издевался. Но остальные члены группы тоже ориентировались на него и не раскрывали секретов. Ирина и так знала, что ничего хорошего это не предвещает, но злилась на их тщедушность.
  Очень скоро они отправились в путь. Ехали в какой-то тесной машине. Спать возможно было только сидя. Хотя периодически по пути они выходили в других городах и ночевали в отелях.
  С ними поехала даже Линда. Она светилась спокойствием и тихой радостью всю дорогу. Похоже, ее хранитель не рисковал приставать к ней в незнакомом месте. Но что-то Оля сомневалась в этой версии, однако Ира оставалась верна своему мнению.
  И вдруг они заехали в Краснополянск... сердце девушки все зашлось от сладостной тоски по дому. Она вышла из машины и не могла оторваться от родных просторов. Она их чувствовала уже издалека, но не ожидала, что их компашка остановится именно здесь. Ей так хотелось сейчас же рвануть подальше от этой машины, посмотреть хотя бы одним глазком на свой драконий клуб и убедиться, что у них все в порядке, поговорить с родителями... до слез хотелось! Она хотела спрятаться где-нибудь в подвале, зажаться там в комочек, чтобы ее не нашли и переждать эту напасть. Только бы ей разрешили, только бы отпустили...
  Но не успела девушка и подумать о том, чтобы юркнуть в какой-то переулок по пути к отелю, как за спиной послышался холодный голос:
  - Куда ты, принцесса?
  - В туалет, - соврала Ирина, чувствуя, как затряслись поджилки, выдавая ее с головой.
  Моцарт недоверчиво обошел девушку кругом и посмотрел в ее глаза. Случайно Ира отвела взгляд, ненавидя его мертвое лицо, но быстро спохватилась и дерзко всмотрелась прямо в зрачки мужчины. Они были такими же неприятными, как и его внешность. Да и вообще он своим внешним видом сильно не вписывался в архитектуру и социум этого райского уголка на земле. Он оскорблял все, что здесь жило и росло. А Ира-то этим местам родная! Почему ей не позволяют удалиться от компании хотя бы на часок?
  - До отеля дотерпишь, - с угрожающей ноткой сказал он.
  - Нет, мне очень надо, - упиралась Ира, чувствуя, что перегибает палку.
  Моцарт наклонился вперед, чтобы их глаза оказались напротив. От него всегда веяло смертью...
  - Будешь выпендриваться, и я вырежу твой мочевой пузырь прямо здесь, чтобы ты больше никогда не хотела в туалет.
  Ира отшатнулась от него и с таким презрением отвернулась, что даже бесчувственная дубина смогла бы это понять. Но Моцарт то ли не хотел понимать, то ли специально игнорировал ее психозы. Так или иначе, пришлось возвращаться.
  "Всегда наблюдают за мной! До сих пор не доверяют, - сокрушалась она, - особенно усердно стали следить именно здесь. Неужели все в "Артемиде" в курсе, где я живу, и где живет моя родня? Как же я их ненавижу. Отпустите меня уже на волю! Ну, хотя бы на минуточку...". На каждом метре, за каждым углом Ире мерещились родные и знакомые лица, которых она могла бы окликнуть и "случайно" завязать разговор. Ох, сколько всего она успела бы узнать и поведать даже одним лишь взглядом, одним прикосновением и вздохом! Но все это были чужие люди, незнакомые ей.
  Ира каждую секунду ждала, что вот-вот ей подвернется удача и получится улизнуть от своей компашки. Она бы вернулась. Она готова была пообещать это самому Вальтеру. Она даже вытерпела бы наказание за это. Но только дайте ей кусочек дома!
  Но никто не отпускал ее одну даже в туалет в коридоре отеля. Постоянно следом шел кто-то... это еще больше закрепило страстное желание Ирины не спать ночью и готовиться к побегу. Должен же быть хоть какой-то шанс! Да, она поступала безрассудно, но не могла иначе. Душа болела! От Инессы девушка не получила никакой информации о своем клубе. Как можно спать спокойно, когда твой дракон, возможно уже умер? Как можно жить в неведение? Это хуже, чем получить физическое ранение. Пытка неизвестностью.
  А как страшно осознавать, что почти в паре метров, буквально в соседнем квартале живут твой отец и мама! До них можно дотянуться рукой, но одновременно они недосягаемы. Нет, Ире точно не спалось. Она все планировала и планировала и как назло не могла придумать ничего логичного. Ее поведение не оставалось незамеченным, но Вальтер нарочно не заводил никаких разговоров на эту тему, чтобы не провоцировать девушку на новые глупости. А она пыталась не говорить о своих переживаниях, чтобы ей не усилили охрану.
  Наконец-то ночью ее отправили в туалет с Олей! Это был единственный шанс. Нельзя его упустить. Как только они отошли на достаточное расстояние от своих номеров, Ирина тут же спряталась в кабинке вместе с нею и умоляюще вцепилась ей в плечи.
  - Оля, прошу тебя, пожалуйста, умоляю, помоги мне. Очень тебя прошу! Ты не представляешь, что я чувствую, но мне очень это нужно. Я готова на все, лишь бы только на пять секунд вырваться отсюда в город... я вернусь, обязательно вернусь, я обещаю!
  - Тише-тише, успокойся, - погладила ее по волосам шаманка, выражая всем своим лицом сострадание, - ты ведь понимаешь, что я не могу тебе помочь. Никак. Даже глаза не закрою на побег.
  - Ну, пожалуйста! - Ира готова была кричать, но шептала все это, боясь разбудить остальных.
  - Ира, нет, - с непривычной строгостью отказала Оля, - я не боюсь, что мне перепадет за это. И даже верю, что ты готова перетерпеть наказание. И знаю, что ты вернешься. Но...
  - Что? Какое "но"? Говори, и мы все решим прямо здесь, - с жаром заторопила ее Ирина.
  Оля медлила с ответом. Взгляд из сострадающего стал едва не печальным. Ирина же боялась, что в случае однозначного отказа ей придется пойти на это...
  - Извини меня, - сказала девушка и, переступая через себя, достала из кармана что-то тяжелое, чтобы устранить препятствие на ее пути любым способом.
  - Брось Ира, - властно остановила ее шаманка, - я сразу поняла, что ты готова на подобное. Брось камень. Это не поможет тебе сбежать.
  Девушка не собиралась мириться с отказом. Ей было жаль Олю. Как плохо, что все так сложилось.
  - Ирина, если ты нападешь на меня, тебя тут же повяжут. За тобой следят. И я не должна была этого говорить. Но если ты не остановишься - тебе будет намного хуже за нападение на сослуживца.
  Ира на мгновение остановилась. Ее глаза были полны слез.
  - Кто следит за мною кроме тебя? - спросила она.
  - Брось камень, - настойчиво повторила Оля, - и тогда я тебе все расскажу.
  - Хорошо, - Ирина повиновалась, и упавший предмет гулко покатился по кафелю, - кто? Откуда?
  - Ты ведь помнишь, что Моцарт тоже шаман. Он слышит тебя прямо через стены. Из любого уголка здания. У него много сигнальных рун здесь. Они начертаны прямо на стенах.
  - Где? - взгляд Иры как-то нездорово менялся.
  - Я бы показала тебе, но... - снова охватило сомнение женщину, и она просто отступила от подруги, повернувшись к ней спиной, - лучше бросить всякие надежды. Они погубят тебя. Не пытайся вернуться домой. В "Артемиде" всегда играют именно на слабостях человека, чтобы добиться того, что им больше всего нужно.
  - Значит, ты не знаешь, где начертаны руны?
  - Знаю. Часть из них я сама писала. Но что тебе это даст?
  И вдруг Оля как парализованная застыла на месте, вытянувшись стрункой. Она тянулась руками к своей шее, в то время как к ее горлу было приложено холодное острое лезвие.
  - Не думала, что ты решишься, - глупо улыбнувшись, сказала она и почувствовала, как грубо лезвие врезалось в ее кожу.
  - Я хотела решить все по-другому, - руки Ирины начали трястись, но решимости в ней было больше, - выведи меня из этого здания. Возможно, мне не придется прибегнуть к насилию. Надеюсь на это.
  - Дорогая, ты взрослеешь, - похвалила ее Оля и немного повернула голову на бок, - но, к несчастью, я не могу позволить тебе уйти из этого места. Тебя в порошок сотрут. Либо тех, кто тебе по-настоящему близок. Я слишком люблю тебя, чтобы позволить этому случиться.
  - Не вешай мне лапшу на уши! - заорала уже громче Ирина, - здесь все друг друга ненавидят. Всеми правит ненависть и массовая шизофрения. Я не верю тебе, ни единому твоему слову. Ты такая же лживая как все в "Артемиде"... веди меня!
  - Знаешь, как это называется? Ты настраиваешь себя на убийство. Заставляешь себя ненавидеть меня. Но у тебя не получается. Девочка моя, не губи свою жизнь. До сих пор у тебя был шанс вернуться к своей семье. Но теперь...
  И не успела Ирина отреагировать, как что-то невидимое обхватило ее рот и правую кисть своими лапищами, после чего последовал короткий удар. Все резко потемнело, будто отключили свет.
  Ира открыла свои глаза и увидела... удаляющийся Краснополянск в окно движущейся машины. Голова дико раскалывалась. Затихшая боль от удара быстро вернулась и вступила в свои права. Вместе с нею врезалось что-то щемящее и в душу.
  "Нет, - вытянулась вся девушка и как выброшенная на сушу рыба лицом прильнула к стеклу, - нет-нет-нет, мой дом! Моя семья, друзья, драконы...". Она со всей силы ударила кулаком по окну и бросилась прямо на ходу дергать за дверную ручку. Все было наглухо заперто. После безуспешных попыток, Ирина обернулась и увидела, как на нее все смотрели.
  - Кажется, наша беглянка очнулась, - недобро проговорил с переднего сидения Моцарт.
  - И тут же кинулась выпрыгивать из машины на ходу, - улыбнулся Вальтер, но в этот раз его голос не предвещал никакой прежней дружелюбности.
  С другой от него стороны сидела безразличная ко всему Линда и Оля с потупившимся виноватым взглядом. Она только бегло взглянула на Ирину и отвернулась, как будто извиняясь.
  - Хочешь выбраться отсюда? - напрямую обратился к Ире Вальтер.
  Девушка испуганно затрясла отрицательно головой, но глаза ее врали. Мужчина выглядел взбешенным, хотя мастерски это скрывал.
  - Да ну. Мне казалось, пару минут назад именно это ты и пыталась сделать. Давай-ка я тебе помогу... - и он потянулся мимо нее к ручке двери, крича на ходу водителю, - разблокируй ее, пожалуйста.
  - Не надо, я не хочу! - взвизгнула затравленно Ирина, но в машине было слишком тесно.
  Она даже не успела остановить его. Одной рукой Вальтер распахнул дверцу машины, а другой сдавил горло напарницы и силой вытащил ее наполовину наружу прямо на ходу. Адреналин со всей силой ударил Ире в голову. Тут же какой-то ком земли болезненно ударил ей в висок и в глазах моментально все раздвоилось. От дорожной пыли и сильного ветра девушка стала задыхаться и кашлять. Она держалась руками за кисть, сдавившей ее горло и с таким ужасом смотрела на мужчину, какого не переживала еще ни разу в своей жизни. Но ни молиться, ни ругаться она не могла, настолько ей передавило связки и перехватило дыхание.
  А он все смеялся. Ужасно скалил зубы и с нечеловеческой силой держал ее почти навесу. Еще чуть-чуть и на такой скорости ее затылок мог коснуться земли и размозжиться как упавший арбуз. Ирина сопротивлялась, мысленно прощаясь с жизнью, а он что-то кричал ей в лицо. Она не разбирала слов, и только огромное чувство страха владело ее сознанием в этот момент.
  Дальше все было как в тумане. Вальтер насмешливо наклонил голову девушки еще ниже, и откуда-то с задних сидений Оля вцепилась ему в плечи ногтями, что-то быстро нашептывая на ухо и с ужасом пытаясь остановить это безумие. Мужчина грубо отмахивался от нее, теряя контроль над своей жертвой. Краем глаза Ирина приметила впереди перед машиной какой-то особо крупный камень, который двигался ей навстречу так быстро, что она успела лишь зажмуриться и...
  Ее тело грубо заволокли обратно в салон в тот момент, когда до опасного объекта оставались всего какие-то сантиметры. Сладостный глоток воздуха немедленно влился в легкие Ирины, и она тяжело громко закашляла, сгибаясь пополам и хватая руками свое освободившееся горло. Дверца за ее спиной захлопнулась и щелкнула блокировкой.
  Ира все дышала и дышала, боясь даже глаза поднять. А когда ее руки наконец-то перестали так сильно трястись и дергаться, девушка откинулась на сидение, пряча лицо в ладони и собственные волосы. Она не хотела никого видеть и желала, чтобы про нее тоже забыли. Так безопаснее. Так лучше.
  Так они ехали очень долгое время. Но даже когда Ирина окончательно отошла от того шока, она не поворачивалась к своим сослуживцам и всю дорогу жалостливо смотрела в окно. Она не подпускала к себе ни единой мысли. Даже способность думать тяготила ее настолько сильно, хотелось снова забыться и больше не возвращаться в этот проклятый мир. В этот Ад наяву.
  
  В конце концов, они добрались-таки в Маркополис. Поселились всей толпой в каком-то страшненьком отеле. Переночевали и собрались утром в местном буфете. Ирина все еще дулась на всех. Вернее, ненавидела. Как и всегда.
  Она сидела за столом безмолвно, не вмешиваясь ни в один разговор. На некоторые вопросы отвечала киванием или отрицательным качанием головы. Еще Ира приметила, что Линды здесь тоже не было. И как всегда никого это не взволновало. Девушка встала и решила посетить ее. Не то чтобы ей было важно проверить состояние сослуживца, но это было лучше, чем сидеть так долго за одним столом с кучкой аморальных уродов.
  Никто не стал ее останавливать. Ну конечно, они, видимо, считали, что достаточно хорошо наказали ее. Мол, теперь Ире хватит здравомыслия для того, чтобы не пытаться бежать. А она бы и сбежала. Если б в этом был хоть какой-то смысл. Здесь же не Краснополянск. Зачем дергаться?
  Ирина поднялась на третий этаж. Постучалась в номер Линды. Та не ответила. Девушка прильнула ухом к двери - никого. Абсолютная тишина, какая бывает только в безлюдных помещениях. Но дверь была не заперта. "Какая прелесть. В лучших традициях фильмов ужасов", - мысленно прокомментировала это девушка и взялась за ручку.
  Когда она вошла внутрь, то потеряла дар речи. К потолку была прикреплена цепь, заканчивающаяся на концах острыми крюками. Они глубоко впивались в руки распятой Линды, и острие их высовывалось наружу, пройдя сквозь бледную плоть. Вывернутые наружу лопатки, поникшая бессознательно голова, холодеющие ноги. Кровь стекала повсюду и даже изо рта тянулась какая-то безобразная струйка.
  Девочка в ужасе затряслась как листок и с душераздирающим воплем вылетела в коридор. Где-то на середине пути ее перехватил Вальтер и принудительно остановила на месте.
  - Там труп! Линду убили... это было ужасно, - билась в истерике Ирина.
  - Не может такого быть, - недоверчиво возразил Вальтер.
  - Я своими глазами видела как она, вся избитая и, похоже, мертвая висела под потолком... ее подвесили крюками...
  - А, так это Владимир, - расслабленно и слишком мило улыбнулся мужчина, выбесив Иру до предела.
  "Бездушная черствая скотина! Ему на всех плевать. Он всегда такой был и таким останется. Чтобы он сдох", - мысленно материлась Ирина. Она привела его в ту комнату и в испуге отшатнулась обратно. Тела девушки там уже не было.
  - Она была здесь! Только что, - лепетала как обезумевшая Ирина, хватаясь за голову и не понимая, что происходит.
  - Привыкай. Такие забавы у ее хранителя Влада, - жизнерадостно проговорила Вальтер, вдыхая полной грудью запах страданий, - он пытает ее до полусмерти, а затем излечивает. Сейчас она, скорее всего, лежит в соседней комнате, приходит в себя. До завтра мы ее не увидим.
  От каждого его слова Иру передергивало все больше, и она не могла поверить, что все это правда. Представьте себе ее шок, когда на следующий день она, в самом деле, увидела Линду, которая как ни в чем не бывало, выгуливала свою куклу во дворе и миловидно нюхала цветы у калитки. Она была цела и невредима! И даже ни одной ранки не было видно на ее теле.
  - Линда?! - Ирина неуверенно подошла поближе к женщине и потрогала ее руки.
  Та не мешала ей делать обследование, но немного удивилась.
  - Что-то не так? - поинтересовалась она.
  - Ну... да... нет... просто я вчера зашла в той номер и там... - девушка запнулась, не зная как бы ей все объяснить и при этом не оскорбить, - там была девушка, замученная... она висела под потолком. И я решила, что это ты. Но, вижу, я была не права.
  Ирина чувствовала себя очень неловко в этот момент. Но реакция Линды была еще более странной. Она покраснела, затем снова побледнела и застенчиво отвела глаза в сторону.
  - Ты не ошиблась. Это была я, - призналась она.
  Девушка мечтала застрелиться в этот момент от ее простоты. Она развела руками и побоялась притрагиваться к молодой мамаше еще раз.
  - Но как? Как такое могло случиться, что ты абсолютно целая после того... после вчерашнего?
  - Просто мой хранитель профессионал, - она сказала это с какой-то глубокой давнишней ненавистью, - умеет залечить все внешние последствия так, чтобы на утро я выглядела нормально. Но внутри все равно частенько все продолжает болеть.
  - Это ужасно, - сжалось сердце Ирины, - он всегда настолько сильно тебя пытает?
  - Да, почти всегда, - кивнула она, - редко когда бывает легче.
  - Поэтому ты иногда буквально валишься с ног?
  - Да.
  Ира не знала больше, что и сказать на это. До сих пор она считала себя самой несчастной в "Артемиде". Теперь ее глаза открылись на правду. И эта правда была такой ужасной, что лучше бы иной раз ее не знать. Наверное, Ирина зря затеяла тогда эту идею с проверкой самочувствия сослуживца. На некоторые вещи лучше закрывать глаза.
  
  В этот день они все выдвинулись в местную мэрию. Их задание было предельно простым: склонить мэра к их условиям договора, выдвинутого "Артемидой" или... Ира и так уже давно поняла, каким будет второй исход. Вальтер предложил ей вести переговоры и постепенно девушка согласилась. Она все еще не теряла надежды повлиять хоть немного на ход событий. До сих пор ей это не удавалось.
  Линда плелась вместе с ними. Она часто шла с закрытыми глазами, как бы уходя в себя. Ирина смотрела на нее слишком часто, что не осталось незамеченным ее сослуживцами. Они тоже стали слишком выразительно коситься на нее, заставив девушку отвлечься от сострадания.
  Оля несколько раз пыталась завязать с нею разговор, но Ира капризничала. И шаманка на время отстала. Удивительно еще, что она не затаила злобу на того, кто приставил ей тогда нож к горлу. Зато Ирина не могла простить ей то предательство, которое произошло в Краснополянске. Напрашиваешься в друзья - так будь милостив и помоги хоть немного. "Боже, о чем это я? - на мгновение мелькнула совесть девушки, - я бы ни за что такое не подумала по отношению к Белле, Дмитрию, Глебу и Алисе с Аликом. И уж точно не приставила к ним нож... это место превращает меня в монстра. Это артемидовцы во всем виноваты".
  Внутрь здания они вошли без проблем. Какие-то дурацкие бейджики, гласящие о том, что вся компашка явилась из "Артемиды" заставила людей расступиться и без гипноза шаманов. Зато в апартаментах мэра находилась усиленная охрана. Но никого кроме Ирины это не взволновало.
  - Приветствую вас, дорогие гости, - на какой-то старинный любезный манер проговорил мужчина.
  Его улыбка была слишком неестественной. Жесты - дерганые. Да и сам он весь обливался потом так сильно, что можно было подставлять тазик. Ира прекрасно понимала его страх. Но самым ужасным для нее было то, что она упивалась этими эмоциями. Чувствовать внутри себя власть, ощущать ее руками - это очень сильный крепкий напиток, моментально бьющий в голову.
  "Я здесь не за этим", - быстро осекла себя девушка и решительно вышла вперед, чтобы объявить требования "Артемиды". По пути она бегло окинула взглядом всю охрану, присутствующую в этом же помещении. Что-то их тут многовато... если кто-то из ее компашки решится на глупый поступок - их моментально расстреляют! Не было даже шансов на побег.
  - Добрый день, - начала она и вдруг прогремел выстрел.
  Ирина опешила. Мэр замертво рухнул. Что произошло? И какого черта? Она только успела обернуться, чтобы убедиться, что это был Вальтер, и дальше началась настоящая неразбериха. Каким-то образом вся их компашка осталась жива, да еще и охрану устранила. Никто не получил ни единого ранения, даже Ирина. Ее выволокли в главный холл, ничего не объясняя. А в голове в этот момент зрела и росла былая невыносимая злость.
  "Я не должна высвобождать свой Драконис-Персона", - отчаянно хваталась Ира за голову, но при этом чувствовала, как она страстно этого хотела. В такие моменты невозможно было отличить свои желания от ее. И... Ирина потеряла над собой контроль.
  
  Девушка стояла на краю плоской крыши. За ее спиной все остальные. Под ногами горел разрушенный Маркополис... Ира приходила в себя медленно, но с первых же секунд все хорошо осознавала. Она даже не плакала, а просто с какой-то безнадежной отрешенностью обнимала себя за плечи и смотрела на этот рукотворный ад. Ей не хотелось даже вдаваться в причины произошедшего. Просто ею опять воспользовались как удобным инструментом.
  - Пришла в себя? - потряс ее за плечо Вальтер.
  Странно, но к нему Ирина тоже не испытала ненависти в этот момент. Она только взглянула на него как рыба и вновь обернулась к городу.
  - Как много может сделать крохотная кучка психопатов, - тихо проговорила она.
  - Ну да, - с профессиональной ноткой в голосе сказал мужчина, - ты тоже в одного много натворила. Мощь у твоей второй половинки неописуемо обширна.
  - Я не понимаю, когда ты так говоришь, - закрыла девушка глаза.
  - Давай-ка я тебе покажу, - он обхватил одной рукой ее плечи и указательным пальцем показал куда-то направо, - видишь те руины? Начиная от той разрушенной стены дома с надписью "мир" и до во-о-о-он той нетронутой башни. Да гляди же дальше. В нескольких милях отсюда. Она чуть-чуть видна в дыму. Вон шпиль ее.
  - Это та самая зубочистка? - усиленно щурилась Ирина.
  - Да-да, она самая, - одобрительно кивнул Вальтер, - так вот эта часть города - полностью твоя работа.
  Ира недоверчиво уставилась на него. Затем снова просчитала расстояние, о котором говорил напарник. Да там свыше тридцати километров!
  - Это все я одна сделала?! - не поверила ему девушка.
  - Ага, - без энтузиазма, но с легким восхищением сказал Вальтер, - хорошая такая, качественная работа. Как ураган пронеслась. Мы вчетвером только смогли охватить такой же объем. Ну... хотя вру. Мы втроем взяли на себя треть города и Линда со своим Владом разрушили все остальное. Можешь гордиться собой: твоя сила разрушения не уступает силе неовампира.
  - Было б чем гордиться, - Ирина мягко отвернулась от всей этой панорамы, вернулась к своим сотоварищам и села в круг.
  - Ирочка, ты хорошо себя чувствуешь? - аккуратно подсела к ней Оля.
  - Зачем ты каждый раз это спрашиваешь? - устало взглянула на нее девушка.
  - Потому что я беспокоюсь о тебе. Ты как птенец, который учится летать. Вот-вот разобьешься вместо того чтобы взмыть в небо, - самым смешным было то, что она говорила все это с искренней заботой и нежностью.
  Ирина хотела прислониться к ней, получить это приятное тепло, но сдерживала себя. Неожиданно она почувствовала себя очень гадкой сволочью. И, конечно же, не промолчала об этом.
  - Ты не такая, какой себя видишь, - жалостливо ответила шаманка, - и я на тебя не злюсь за тот случай в твоем городе. Надо было бы мне помочь тебе, но ситуация действительно была патовой.
  - Я тоже поступила очень опрометчиво, - провела рукой по своему лицу Ирина, - когда целиком поддаешься эмоциям - всегда выходит что-то ужасное. Нужно было бы вести себя рассудительнее. А я была последней истеричкой. Сможешь ли ты простить меня?
  - Уже давно простила. И даже не начинала злиться, - наконец-то обняла ее Оля, и Ира с глубоко затаившейся радостью приняла ее тепло и любовь.
  Неподалеку девушка вдруг обнаружила Владимира! Она даже думать о своих заботах перестала. Хранитель Линды почти никогда не являлся перед ними во плоти.
  Он изучающе наблюдал за последствиями этой бойни (почти также как и сама Ирина несколько минут назад). Линда находилась рядом, обнимала своего "ребенка" и периодически как-то странно на него косилась, но молчала.
  - Эх, какая у них все-таки трогательная любовь, - романтично прижалась к Ирина Оля, - они такие милашки.
  - Что-то не заметно чтобы они друг друга любили, - пораженно проговорила Ирина, - как можно любить его после таких пыток?
  - Они и не любят. Она его вообще ненавидит, - сказал, севший неподалеку Вальтер.
  - О как мне это знакомо, - покосилась на него в ответ Ирина (она сильно раздражалась, когда он так непрошено встревал в разговор).
  - Не сравнивай. Если бы я с тобой сделал то же, что он с нею - ты бы не выглядела такой боевой. Ты была бы примерно как она: тихой и покорной. Какая чудесная перспектива, кстати! - какой-то странный неприятный взгляд последовал за этими словами.
  Ира мысленно испепелила его в ответ, но все же промолчала. Если Вальтер начинал фантазировать, то каждое твое слово тут же обращалось против тебя. А сейчас ей этого очень не хотелось. Девушка чувствовала себя уставшей и подавленной.
  Они решили выдвигаться домой в тот же вечер. Отель на окраине был цел, но по понятным причинам закрыт. Правда, нашей компании это ничуть не помешало добраться до своих комнат и забрать какие-то мелкие вещи перед отъездом.
  В коридоре Ирина снова столкнулась с Линдой и их взгляды встретились. Девушка не планировала с нею общаться, но молодая мамаша сама вступила в разговор.
  - Однако, все было не зря, - проговорила она.
  - Что именно? - удивилась Ира.
  - Я про Владимира. Он был так силен сегодня... Эльза будет довольна всеми нами.
  - Ты сейчас оправдываешь его вчерашние пытки?! - не поверила своим ушам девушка.
  - Пожалуй, да. Он молодец, - призадумавшись, кивнула Линда и в смешанных чувствах замолчала.
  Ирина тоже не знала, что ей ответить на это. В неловкой паузе они пожали плечами и разошлись. "Как можно ему прощать подобное? Терпеть, да еще и восхищаться... может быть она реально его любит? Как-то в психологии этот синдром называется... когда жертва влюбляется в своего мучителя. Подумать только!", - с этими мыслями закончился ее день. В машине почти все спали как убитые.
  
  - Мы снова поедем через Краснополянск? - жалобно спросила на одной из остановок Олю Ирина.
  Шаманка тревожно вгляделась в ее лицо вместо ответа. Но Ира безнадежно махнула рукой.
  - Не переживай. Я больше никуда не рвану. Запрусь в машине, чтобы даже соблазнов не было. И наглотаюсь снотворного.
  - Хорошее решение. Если только наших непутевых мужчин не понесет куда-нибудь, - смягчились ее черты.
  - Куда еще их может понести? - раздраженно поинтересовалась Ирина, - одного разрушенного города им мало?
  - Связь с Эльзой на данный момент есть только у них. Никто из нас, кроме Вальтера и Моцарта не созванивается с хозяйкой. Не сегодня-завтра, она сообщит им какой-нибудь новый приказ и нас потащат в третью сторону, а не обратно в "Артемиду".
  Ира была вынуждена согласиться с нею, что это возможно. Но от идеи про снотворное она не отказалась.
  А в одном городе они вдруг неожиданно решили напиться в честь успешного выполнения задания. Мужчины притащили алкоголь, и никто не отказался. Ирина даже удивилась сама себе, что согласилась. Потом она удивилась, что долго держится и не пьянеет. Затем до нее дошло, что все-таки она перебрала, когда с кружащейся головой начала заигрывать с Вальтером. Все-таки какие-то крохи трезвости в ней еще существовали.
  Линда снова не присутствовала. Сдуру Ирина вновь поперлась к ней. Алкоголь завладел ее сознанием, хотелось срочно о чем-то поговорить. Что у трезвого на уме - то у пьяного на языке. Вот уж правда!
  Когда девушка вошла в нужные апартаменты, то увидела как Линда, ласково качает колыбельку и поет какие-то песенки. Она обернулась на стук в дверь. Вид у нее был недовольный, но она промолчала. Все сотрудники "Артемиды" привыкли к отсутствию личного пространства.
  - Ты его любишь? - сразу же в лоб задала волнительный вопрос Ирина.
  - Кого? - Линда была немного сбита с толку.
  - Своего хранителя, - пьяновато подбоченилась девушка, - ты всегда так его выгораживаешь, не смотря ни на что. Видимо, между вами что-то есть.
  - Как можно любить этого монстра? - с содроганием удивилась женщина, - я никогда в жизни не питала к нему ни капли симпатии.
  - А как же вы зачли вашего ребенка? - Ирину несло не туда, но она уже не могла остановиться.
  Линда не выглядела оскорбленной, но в отличие от Иры она была трезвой. Молодая мамаша встала и медленно подошла ближе, глядя в окосевшие глаза напарницы.
  - Скажи мне, можно ли любить подобное? - и она вдруг с размаху воткнула свою пилочку для ногтей Ирине в руку.
  Трезвость наступила быстро. Как только из раны хлынула кровь, девушка вскрикнула от неожиданной боли и истерично отбросила опасный инструмент в сторону. В шоке сдавливая кровоточащую рану пальцами, она отпрянула от Линды как от буйной психопатки.
  - Ты совсем очумела? - взвизгнула Ирина, пораженно глядя на того, кто всегда отличался удивительной сдержанностью.
  - Вот. А каково испытывать это почти каждый день? Когда вместо того чтобы дать мне поспать он уводит меня в какую-нибудь безлюдную комнату и начинает свои пытки, выворачивая руки, разрезая плоть, прокусывая насквозь горло... а однажды он чуть не отрезал мне язык. А в другой раз положил руками на колотое стекло. И самое ужасное то... - Ира не заметила, как уперлась спиною в стену, когда пятилась и потому Линда вдруг прижалась к ней совсем вплотную, - ...что он крепко жмется к тебе, пока совершает все свои издевательства. Для того чтобы ты чувствовала каждой клеточкой то как он возбуждается от каждого надреза, каждого твоего болезненного вздрагивания. Как он наслаждается в тот момент, когда ты уже в агонии... ты все это имела в виду, когда спрашивала про мою любовь к Владу?
  - Отойди от меня или я тебя сама отброшу, - вдруг металлическим голосом ответила Ирина.
  Линда небрежно фыркнула, разворачиваясь и медленно направляясь к колыбельке. Она потеряла всякий интерес к своему собеседнику.
  - Боже, какие мы нежные. А еще что-то там про меня говорила. Можешь уходить, я должна кормить своего ребенка, - и она сделала жест рукой, требующий, чтобы гостья удалилась.
  Бросив на нее последний ошеломленный взгляд, Ира незамедлительно покинула эту проклятую комнату. Кровь все еще текла по коже, ранка опухла и покраснела. Нужно было срочно чем-нибудь ее обработать и заклеить, чтобы никто не обратил внимания. Но конспирация была неудачной.
  - У тебя какая-то непреодолимая тяга к Линде, - глядя на перемотанную руку Иры сказал на следующий день Вальтер.
  Он тоже уже немного протрезвел. И его даже не мучило похмелье. Девушка с укоризной решила, что он намеренно пил меньше всех, чтобы не выпускать никого из виду. Она не удивилась бы и трезвому Моцарту, если бы увидела его таковым.
  - Это не от нее. Я сама случайно порезалась, - смущенно соврала Ирина.
  - Ну да, ну да, - скривился Вальтер, - завидуешь что ли? Я могу обеспечить тебе те же эмоции.
  Девушка вспыхнула и едва не запустила вилку ему в глаз, но удержалась. А напарник только самодовольно захихикал. Он что-то задумал. И ей это не нравилось.
  - Вальтер, у меня к тебе чисто деловой вопрос, - сменила тему Ира, - почему вместо переговоров мы устроили в Маркополисе бойню? Я так понимаю, в наши планы изначально не входило общение с мэром?
  - Конечно, - уверенно кивнул тот в ответ.
  - А я снова была лишь приманкой? - сурово спросила она, - отвлекающим маневром?
  - Что-то вроде того, - снова согласился мужчина.
  - Если все так просто - почему вы не сообщили мне о своих планах. Я и так знала, что вы не уйдете оттуда, кого-нибудь не пристрелив. Но вы же решили поиграться...
  - А вот тут ты ошиблась, - перебил ее напарник, - мне нужно было как-то высвободить твой Драконис-Персона. Для этого тебя нужно привести в состояние такого стресса, при котором ты добровольно захочешь покинуть свое сознание. И тогда приходит она - твоя лучшая сторона.
  - Лучшая? - нахмурилась Ирина.
  - О да, она прекрасна. Буйная, смелая, сексуальная, - он замечтался.
  - Это плохо, - вздохнула девушка, - то есть вы уже знаете, как вызволять ее и контролировать? Даже мы с Димой не могли найти к ней подход. И всегда считали, что Драконис-Персона слишком хаотична. Я ведь нападала даже на своих друзей в том состоянии.
  - Ты просто неправильно воспринимала саму себя всю жизнь. Здесь же ты, наконец-то познаешь свой истинный внутренний мир, - заговорил словами Оли Вальтер, - Драконис-Персона - твоя животная страстная половина. Та, которая живет по закону инстинктов, а не по правилам этикета. А если она зверь - значит и управлять ею нужно только как зверем. Кому как не тебе это знать? Райдер Ирина.
  "Райдер, - Ира тяжело вздохнула, - когда-то это слово значило так много для меня". Она с грустью взглянула на своего напарника и постаралась вспомнить тот день, когда увидела его впервые. Это был совершенно другой человек. А если взглянуть на себя по-новому? Изменилась ли Ирина с тех пор как попала в "Артемиду"? Ответ очевиден: да. Но только одно в ней осталось прежним: она все еще Райдер. И, наверное, это единственное, что до сих пор держало ее на плаву. И Вальтер затронул эту чувствительную струну в ее душе, даже не заметив, какую важную вещь он подметил.
  - В последнее время мне кажется, что меня настигнет судьба одного из братьев из баллады... я сойду с ума и навечно останусь в шкуре своего Драконис-Персона, - с печалью в голосе заметила она.
  - Да, пожалуй, все будет именно так, - обнадеживающе подтвердил он, - и тогда ты будешь намного полезнее для Эльзы, чем сейчас. Поэтому не стыдись выпускать ее почаще.
  Ира поняла, что деваться некуда, и она готова была отдаться судьбе и поплыть по течению. Но забота Димы до сих пор удерживала ее от этого соблазна. Он ведь старается там, на свободе, пытается вызволить ее. Он столько пережил ради того, чтобы Ира ни в коем случае не пошла по пути самоуничтожения. Он много рисковал, сопереживал и помогал ей... особенно после того как Ирина на медитациях получила эту уникальную технику. Ей очень не хотелось предавать его. А все остальное - теперь тлен. В ее жизни остался только Дима, который должен был вскоре приехать на встречу. Ох, как он не обрадуется ее новым профессиональным достижениям...
  
  Когда они въехали в Краснополянск, Ирина снова почувствовала, как что-то заныло у нее внутри. Но она давно уже придумала способ, как избавить себя от этих страданий.
  Вспоминая советы Вальтера, девушка тут же вызвала свой Драконис-Персона, и ее страдающая гримаса сменилась безудержной улыбкой веселья. Ира полной грудью вдохнула этот городской воздух и подмигнула своему напарнику, с интересом задержавшем на ней свой взгляд.
  В узком проходе в отеле она невольно столкнулась с Моцартом, который предложил ей пройти первой. Ирина поблагодарила его, ласково погладив по щеке, и прошла вперед, игриво виляя бедрами на ходу. В этот день она почти не возвращалась в свое истинное сознание... и ей это нравилось.
  Ночью же, когда вместо снов бедняге в голову снова полезли ужасные воспоминания и мысли, девушка с болью схватилась за голову. Ей не спалось. "Нельзя, нельзя так пускать все на самотек! Нельзя так часто пользоваться своей техникой", - но очень хотелось. Однако каким-то чудом Ира нашла в себе силы не поддаваться этому отчаянию и... не спала до самого утра.
  Голова трещала больше прежнего. Когда девушка первой вышла из своей комнаты, чтобы прогуляться, за нею выбрался и заспанный Вальтер. Ирина посмотрела не него смыкающимися глазами и молча двинулась вниз по лестнице.
  - Как я себя вела вчера весь день? - поинтересовалась она, т.к. эти воспоминания все не приходили к ней.
  - Очень соблазнительно, - потер свою переносицу Вальтер и улыбнулся, - приставала ко всем подряд как проститутка. Даже на Олю пыталась залезть. Но она этого не оценила.
  Ира сразу дико застыдилась. С его слов все звучало просто ужасно, и она пришла к еще более твердому выводу, что нельзя так часто прибегать к помощи своей техники. Но зато она никого не убила. И даже не напала. Что бы это могло значить?
  - Слышала свежие новости про "Черную кошку"? - вдруг спросил напарник, - какой-то смелый журналюга раскрыл один их излюбленный фетиш.
  - У меня в номере нет телевизора. Откуда мне знать? - развела руками Ирина, - что за фетиш?
  - В одном из их приютов в клинике специально делают здоровых животных инвалидами для того... чтобы их было проще отдавать в чужие руки. Потому что статистика показала, что люди охотнее берут и даже покупают именно калеченых зверей. В нашей стране любят убогих.
  Холодок пробежал по спине Иры. Ее заспанный мозг стал быстро просыпаться.
  - Это синдром Бога какой-то. Ужасно, - пораженно воскликнула она, - кто им дал право так измываться над бедными животными?
  - Твой гнев понятен, но ведь с другой стороны они делают это якобы из любви к кошечкам и собачками. Многие питомцы в их приюте засиживаются аж по много лет. И на улицу не выкинешь, и брать никто не хочет. А тут этого зверька в клинику привезут, ножку или хвостик ему отрежут, пустят миф о том, как этот милашка попал под машину и оп-ля - на следующий же день находятся сострадающие олухи. Как тебе?
  - Не одобряю, - категорично сложила руки на груди Ирина, - какими бы светлыми не были помыслы - пути их реализации почти всегда ужасны.
  - Ну как знать, - они уже стояли в дверях буфета, который все еще был закрыт, - что-то мы рано.
  - Я знаю. Просто не могла больше находиться в этой чертовой спальне, - честно призналась девушка и пошла в сторону улицы.
  Напарник за нею. Так они вышли погулять по утренней прохладе. Все было так свежо и прекрасно, что хотелось совершить что-нибудь прощальное и запоминающееся.
  - Давай сходим в местный цирк, - предложила Ирина, - там есть комната кривых зеркал.
  - Там же тоже все закрыто.
  - Да, но я думала, что в "Артемиде" нелегальность некоторых поступков никого не волнует... - кокетливо намекнула она и ответила улыбкой на довольную гримасу мужчины.
  - Ты быстро учишься, - одобрительно сказал он и вместе они направились в этот самый цирк.
  Вдвоем мужчина и девушка подошли к невысокой ограде, через которую легко было перелезть. Так они, собственно и поступили. Здесь было несколько различных аттракционов, которые уже много лет никуда не переезжали. Даже охранник здесь работал всего один. Воровать-то все равно было нечего.
  Ира восхищенно озиралась по сторонам, вспоминая, как несколько раз в детстве приходила сюда кататься на кружащихся огромных чашках или качаться на гигантской лодочке, в которой всегда было безумно страшно и периодически кого-то рвало. Она умилительно коснулась рукой железных лебедей, которые когда-то поднимали маленьких девочек и мальчиков в небо и спускали их обратно. Как жаль, что она посещала это место не так часто тогда...
  - А вон и хижина кривых зеркал, - указала вдруг Ирина пальцем куда-то вдаль, - она большая. И поделена на множество маленьких комнаток.
  - Хм... тогда я лучше снаружи останусь, - сказал Вальтер.
  Ира оскорбленно оглянулась на него. Затем смягчилась и с пониманием кивнула.
  - До сих пор мне никто не доверяет. Но правильно делаете, - она вдруг улыбнулась, - тогда жди меня здесь. Я не знаю, есть ли в этой хижине запасной выход, но обязательно поищу его.
  - Очень смешно, - невозмутимо ответил напарник, - все равно ведь найду. Из-под земли достану.
  - Я знаю, - сдержанно отреагировала девушка и помахала ему ручкой.
  Она без труда взломала замок какой-то элементарной магией, для которой не нужны были даже браслеты. Затем Ира закрыла за собой дверь и с приглушенной радостью несколько раз чихнула от пыли. Все-таки это была родная пыль. Когда-то маленькой девочкой Ирина сгребала ее пальцами и вытирала о свои штаны. Под конец дня ее одежда всегда была очень грязной, и родители ругали свою дочь за неаккуратность. Тогда было обидно, а теперь вспоминалось с ностальгией.
  В окна начали проникать лучи утреннего солнца. По комнате забегали солнечные зайчики. Ирина не спеша ходила между зеркалами и без смеха заглядывала в них. Она всматривалась в свое отражение и все не верила, что так сильно изменилась. И с этим местом было связано еще одно ее воспоминание: тогда девочка была одинока. У нее не было друзей, не было драконьего клуба... она была чужой для всех и никому не нужной. Почти, как и сейчас. Эти чувства были ей родственны вновь, и потому искаженное лицо в кривом зеркале казалось ей правдивее и роднее, чем свое настоящее, разрезанное тяжелыми морщинками на лбу и переносице.
  Ирина медленно исследовала каждую комнату, ласково прикасаясь к каждому предмету, и собралась уже уходить, как в одном зеркале ей кто-то померещился. Девушка опешила и замерла на месте. Она чувствовала чье-то присутствие, но это был не Вальтер. Интуиция подсказывала, что надо выбираться из этого места, причем срочно, но в это невозможно было поверить. Кому она здесь нужна кроме своих же сослуживцев?
  Ира дергано огляделась по сторонам, прислушалась опять - тишина. А до выхода надо было пройти еще несколько комнат. "Нет, я точно видела чужое отражение. Надо быть осторожнее", - и приблизившись поближе к стене, девушка двинулась вперед.
  Где-то снова кто-то зашуршал, и Ирина встала на месте. Каждый волосок на ее теле встал дыбом. Она услышала явственное, но ровное дыхание прямо за своей спиной и медленно обернулась. Девушка вся обомлела и открыла уже рот, чтобы завизжать, но его тут же перекрыла шершавая рука.
  - Не надо, не поднимай шума, - быстро зашептал мужской голос.
  Ирина стала отчаянно отбиваться, пытаясь дотянуться ногами или хотя бы руками до ближайшего зеркала, чтобы разбить его и заставить Вальтера прийти на помощь, но чужак все предусмотрел. Второй рукой он схватил ее поперек и снова попытался вразумить свою жертву. Но она слишком хорошо знала его, чтобы не доверять всем этим словам. Уж слишком близко она познакомилась когда-то с Виктором Тремером.
  - Ты заставляешь меня быть грубее, - с досадой заявил он.
  "А если поддамся на уговоры - ты не дашь мне второго шанса на побег", - запаниковала Ира и попыталась вызвать в себе Драконис-Персона, но у нее почему-то с первого раза не получилось. А до второго - не дошло. Как только Тремер коснулся двумя пальцами ее лба, девушка обмякла как от хлороформа.
  Ее бредящее сознание стало возвращаться довольно быстро, но целиком Ира пришла в себя, когда была уже привязана к стулу в какой-то маленькой комнате без окон. Под потолком горела желтая лампочка, искажающая краски и тени. Вдоль противоположной стенки туда-сюда ходил Виктор собственной персоной.
  Девушка хотела бы притвориться спящей, но знала, что без шума ее тут никто не найдет. А ситуация и так уже выходила из-под контроля и становилась слишком опасной. С момента их последней встречи, Тремер натворил много дел... одни теракты чего стоят. Ирина смотрела на него с опаской и как всегда молчала, не решаясь начать первой.
  - Ну, говори, - заявил он.
  - О чем мне с тобой разговаривать? - пасмурно ответила девушка.
  - Я хочу все знать о тебе. Какая ты сейчас? Что изменилось с момента нашей последней встречи? Столько лет прошло. Наше неожиданное столкновение должно быть очень трогательно для тебя, - точно издевался.
  - Почему-то мне кажется, что тебе это не интересно, - она научилась разговаривать с теми, кто несет в себе скрытую угрозу.
  Тремер выглядел очень уставшим, но его настроение стремительно поднималось. Это выражалось в его улыбающихся глазах на хмуром лице. Он долго молча рассматривал Ирину.
  - Ты смелая девочка, как и прежде. Злишься. Но совершенно без страха, - констатировал мужчина и зашарил по карманам.
  Он состарился. Только сейчас Ира приметила это. Прошло почти пять лет с момента их последней встречи, и лицо этого человека перетянулось морщинами и новыми шрамами. Но в нем больше не оставалось той наносной доброты, как прежде. Он даже притворяться не хотел.
  - Кто бы мог подумать, что ты по-прежнему в Краснополянске... - с сожалением протянула Ирина, - я бы давно дала на тебя наводку, если бы только знала об этом.
  Он очень странно посмотрел на нее после этих слов. Будто не ожидал. Только он не кривлялся в отличие от того же Вальтера. Не все его эмоции доходили до лица.
  - Вот как ты заговорила, - надул нижнюю губу Виктор, - и кто тебя так научил?
  - Тебе какое дело? - насторожилась Ира, - а хотя мне не страшно признаться. Я работаю сейчас в "Артемиде". И очень скоро они обнаружат мое отсутствие. Сюда придет вооруженный до зубов отряд и повяжет тебя. Ты не думал о том, что меня могут использовать как наживку?
  - Выставлять наживку - это, конечно, в их стиле. Но такого ценного работника ни за что не бросили бы на такую легкую роль, - заметил он, - какое счастье, что я успел узнать тебя хорошенько при нашей первой встрече. Иначе мне пришлось бы убить тебя прямо здесь. Ты хорошая актриса.
  - Наша первая встреча была большой ошибкой! - кипела и рвалась со стула Ира.
  Она до сих пор не могла простить ему того предательства, когда он выстрелил в Дмитрия Жанновича. Этот террорист много дел натворил ради того чтобы вернуть ее себе, но ему это не удавалось. Каждый раз судьба отводила Ирину от подобной участи.
  Но вот они встретились вновь. И снова Ира в роли заключенного. Ей уже стало это надоедать. А он еще и допрос какой-то ненужный устроил... ладно, пускай болтает. Сам себе время оттягивает, глупец.
  - Так тебе нравится работать в "Артемиде"? А мне ты говорила об обратном тогда.
  - Тебя это не касается. Я не по собственному желанию попала в "Артемиду", но именно они помогут мне избавить мир от тебя.
  - Ты слишком самоуверенна, - передернуло Виктора, будто Ира говорила что-то некультурное.
  Ее нынешнее поведение никак не вязалось в его голове с той милой малышкой из прошлого. Но не за дружбой он вернулся.
  Из полов своего пиджака Тремер достал несколько странных предметов, один из которых был похож на шприц, другой на нож, третий на ключи и отмычки. Ирина недовольно покосилась на них. Все вещи лежали на надломанном столе недалеко от нее.
  - Так, значит, ты хочешь убить меня, - покачал он головой, - может еще и собственноручно?
  - А я смогла бы, - она все еще следила глазами за тем, как Виктор медленно по очереди брал в руки каждый предмет и как будто примирялся им к чему-то.
  - А ты стала другой, - пораженно проговорил он и тут же его голос наполнился восхищением, - если бы ты не выбрала паршивца Димку, к сегодняшнему дню мы были бы самым могущественными магами во вселенной.
  - Сомневаюсь. Потому что ты неовампир... тебе нужно от меня только одно - моя энергия. Ты истощишь мое тело как щепку и выбросишь на помойку. Думаешь, я все такая же наивная идиотка?
  - Нет, я вижу твои серьезные перемены, - наконец-то он определился и взял в руки нож и посмотрел на реакцию Ирины, - не обессудь. Я мог бы убить тебя и магией, но подручные инструменты смотрятся более устрашающе...
  Вальтер недовольно посмотрел на свои часы. Его напарница не возвращалась слишком долго. Он, конечно, слышал какие-то шорохи из хижины кривых зеркал, но не придал этому особого значения. Зародилось предположение, что паршивка все-таки сбежала. Ну что ж... ей же хуже.
  Мужчина беспечно затолкал руки в карманы и вошел внутрь. Здесь его ждал небольшой сюрприз, который не заметили бы типичные обыватели. По растоптанной пыли на полу Вальтер догадался, что здесь был кто-то еще кроме Ирины. Незамедлительно достав оба пистолета, мужчина тихо закрыл за собою дверь и огляделся. Интуиция подсказывала ему, что здесь произошло что-то неладное. Но сперва надо было собственноручно исследовать каждую комнату. И он бесшумно направился по коридору вглубь.
  - Скажи уже, чего ты хочешь добиться. В "Артемиде" моей жизни столько раз что-то угрожало, что я перестала бояться блефа, - по-прежнему опасливо косилась на лезвие Ирина.
  - А ты думаешь, я блефую? То есть по твоему я шутки сюда пришел шутить? - он аккуратно, чуть ли не ласково стал прикладывать нож к ее сердцу, - мне нужен только твой Драконис-Персона и ничего больше. Вызови его и все остальное я сделаю сам.
  - Да что ж вам всем дался мой Драконис-Персона?! - едва не плача выпалила в потолок Ира и закрыла глаза, - зачем тогда ты пытаешься меня убить?
  - Ты не умрешь... если согласишься работать на меня.
  - Никогда, - только сейчас она испугалась по-настоящему, но была верна себе, - ты бесчестный кровожадный террорист. Я никогда не стану помогать тебе в этом.
  Все внутри у Иры похолодело. Она была напугана, но при этом устала убегать. Скорее бы уже все это разрешилось и закончилось! Девушка уже желала этого, хотя боялась умирать. Но лучше уж такой исход, чем жизнь, полная подстав и предательств.
  - Ну, раз ты не согласна служить мне добровольно, тогда я вынужден сделать это... - грустно заключил Виктор.
  Ирина зажмурилась, чтобы было не так страшно. Она подняла свое лицо наверх, где по идее должно было светить дневное краснополянское солнце и, что есть мочи, закричала, зовя на помощь. Девушка знала, что для нее здесь все кончено. Любой исход проигрышный. Осталось только надеяться на удачу, что в последний момент как в кинофильме кто-то вломится в запертую дверь и спасет ее. Какая сомнительная надежда!
  Но вместо удара в грудь Ира неожиданно почувствовала прикосновение к своей шее чем-то острым и неприятным. Это было не лезвие и вонзилось оно не в трахею. Девушка распахнула глаза и завизжала теперь с настоящим безумным испугом. Ее укусили!
  Как настоящий вампир он вонзился в ее шею клыками, и это было так больно, как если бы хирург орудовал тупым скальпелем. Почему-то его не волновало, что их кто-то может услышать и потому не закрывал своей жертве рот. Бедняге в плечи впивались его отвратительные заостренные ногти, на собственную грудь стекала струйка темноватой крови.
  Ира думала, что сердце ее сейчас разорвется на части. Она пыталась убедить себя, что не верит в вампиров, но это как минимум было тошнотворно! Ее мысли истерично заметались в тесной черепной коробке, но не находили выхода из этого положения. А как только клыки вампира достигли артерии, Ирина и вовсе не смогла пошевелить ни рукой, ни головой. Она замерла и даже кричать перестала. Только морщилась от боли и как будто пережидала. Вот теперь ее действительно тянуло на слезы от безнадеги. Они выходили наружу вместе с кровью и высыхали так быстро, как морская соль на солнце.
  Вальтер вернулся в первую комнату зеркал и зло всмотрелся в свое кривое отражение. Он выглядел немного взволнованным и все сжимал пальцами свои пистолеты. В его голову закралось какое-то подозрение и, наведя оружие на эти бесполезные стекляшки, мужчина открыл огонь.
  И вдруг за одной рамой пуля глубоко вошла в грудь деревянной двери. Мужчина опустил пистолеты и склонил голову немного на бок.
  Ирина повесила голову как безжизненная кукла. Кровь все еще стекала по ее коже куда-то вниз, нежно скользя по ключице. Девушку одолевала судорога, ей было очень нехорошо, она чувствовала, как сильно мутило и воротило все ее нутро. Она была едва не без чувств. И больше не кричала. Даже не плакала.
  Тремер закинул ее голову обратно назад, придерживая открытую рану пальцами, и снова вернул нож в прежнее положение. Девушка даже смотреть на него не могла. Ее как будто парализовало.
  - Помнишь, когда ты была маленькой девочкой, я говорил, что Бог хранит тебя? Тогда ты, кажется, не поняла смысла моих слов. Так вот пришло время тебе объяснить... - ее разум как содержимое песочных часов по крупице постепенно покидал сознание, а он все читал какие-то нотации, - ты всегда была очень наивной и доброй малышкой, но ни разу не натыкалась на настоящих маньяков и убийц. И тебе долго везло. Но как только ты получила свою уникальную способность - неприятности так и повалили чередой. Я следил за тобой. Я желал уберечь тебя от всего этого. Но ты отказала во всем. Теперь же я спрашиваю единственный и последний раз, что ты выбираешь: смерть или службу мне? Если я не проткну твое сердце согласно ритуалу - ты умрешь от потери крови, и второго шанса больше не будет.
  - С-с...смерть, - через силу прошептала Ира.
  Девушка уже начала терять сознание и единственное, что было для нее очевидно - то, что ни под каким предлогом она не станет прислуживать этому террористу. Даже боль стала отпускать ее и впереди сквозь полузакрытые веки начал мерещиться долгожданный свет.
  - Ты уверена? Ритуальный нож сделает свое дело - ты выживешь, но станешь вурдалаком. Неужели тебе не хочется этого? - он был немного недоволен ответом.
  Веки Ирины поползли вниз. Она уже не могла ему ответить. Девушка тяжело и медленно заваливалась в сторону. Виктор ненадолго призадумался и наконец-то решительно поднял руку с лезвием над телом Иры.
  - Однако Бог хранит тебя до сих пор, дитя мое. Я не позволю тебе умереть так просто, - но вместо удара в грудь последовал треск выломанной ногою двери.
  Тремер подскочил на месте и мгновенно бросил нож в сторону неприятеля. Лезвие жалобно звякнуло о металл пистолета, и второй рукой Вальтер выстрелил в ответ. Виктор болезненно вскрикнул и повалился на стол, хватаясь рукой за простреленную ногу. Он потянулся к шприцу, но работник "Артемиды" отшвырнул опасный предмет носком ботинка в сторону и прицелился оружием в голову преступника.
  - Попался-таки! Кажется, кого-то ждет большая прибавка к зарплате... и это будешь не ты, - счастливо улыбнулся он.
  
  Ире приснилось как что-то огромное и страшное неминуемо засасывало ее внутрь, сдавливая бока, перехватывая дыхание... эта черная дыра не сулила ничего хорошего, и девушка гребла как под водой обратно. Но ее сил не хватало для того чтобы выбраться из этого ужасного места. Она заглянула внутрь черной дыры и увидела там много огня... и котлов как в Аду! А чей-то зловредный голос, похожий по очереди то на Вальтера, то на Тремера нашептывал ей какие-то нелицеприятные перспективы на ухо и все хохотали-хохотали-хохотали... все громче и громче...
  - Но я не хочу! - из последних сил заорала бедная Ирина под этот демонический смех и вдруг очнулась.
  Она сидела на своей кровати и обливалась холодным потом. Но слабость быстро вернулась обратно, и Ира тяжело повалилась на подушку, изнемогая от вялости в каждой мышце. Ей было так плохо, будто она потеряла больше половины своей крови. Голова по-прежнему кружилась, но уже не болела. Заставив себя сконцентрироваться, девушка поняла, что лежит опять в палате в "Артемиде". И ее это ничуть не удивило поначалу. Пока она не вспомнила последние события, произошедшие с нею.
  От этого Ирина снова заставила себя сесть и после долгой отдышки спустила ноги на холодный пол. Бродящим взглядом она отыскала в помещение зеркало и как-то добрела до него, опираясь руками о стену. Оттуда на нее посмотрела бледная и сильно похудевшая девушка с миленьким лицом и двумя рубцами на шее. Они не сильно походили на вампирский укус, но Ира знала, что это именно следы клыков. Ее снова передернуло.
  "Вампиров не существует, есть только подражатели. Есть только неовампиры", - еще раз стала убеждать себя в этом девушка и немного оттянула вниз края рубашки. Напротив сердца никаких ранений. Значит, он все-таки не сделал того, что обещал? Что произошло в таком случае? Ее кто-то успел спасти?
  Ира огляделась вокруг и пришла к выводу, что, наверное, так и было. Иначе бы она не стояла сейчас в привычной "Артемиде". Как долго она была без сознания? Спать Ирине больше не хотелось, не смотря на то, что за окном все еще светила луна.
  До утра осталось не так уж много времени. Когда дверь открылась, девушка едва не прыгнула Вальтеру на шею от радости, не смотря на все гадости и неприятности, которые он до сих пор ей доставлял. Почему-то она чувствовала, что осталась жива лишь благодаря ему. Кто бы еще додумался искать пленницу в этом богом забытом подвале?
  По пути в столовую мужчина рассказал ей, как перебил чуть ли не все зеркала в той хижине и нашел лестницу вниз. Так он и отыскал свою напарницу, хотя до последнего думал, что она просто сбежала. Ира виновато смотрела в пол и не могла никак нарадоваться, что обстоятельства сложились так удачно. Если бы ее не подозревали в возможности побега - то и спасти, наверное, не успели бы.
  - Оле пришлось тебя заговорить, чтобы остановить кровь и оттянуть время смерти. Мы едва не проворонили этот момент, - продолжил Вальтер.
  - Как хорошо, что успели, - с облегчением улыбнулась Ирина и твердо решила отблагодарить шаманку в лучших традициях.
  - И у меня есть для тебя хорошие новости, кстати, - вдруг вспомнил напарник, - вампиров действительно не существует. Поэтому ты ни в кого не превратишься, не смотря на то, что тебя укусили по всем правилам.
  - Правда? - загорелись неподдельным счастьем глаза Ирины, - вы точно в этом уверены?
  - Конечно. Тебя врачи исследовали вдоль и поперек, прежде чем вернули в палату. Ну и не обошлось тут без консультации Владимира.
  - И почему ему я верю больше чем всем вашим врачам? - облегченно выдохнула девушка.
  Вальтер пожал плечами. Ира испепелила его за этот ненужный жест. Зачем было отвечать на риторические вопросы? Но вообще это неважно. Все обошлось - и слава богам.
  В столовой за столиком уже сидела как всегда ранняя пташка Оля. Она неистово завизжала при виде подруги и немедленно обхватила ее руками, прыгая и не переставая что-то тараторить. Ира тоже была безумно рада ее видеть и потому не постеснялась обнять малышку в ответ настолько сильно, насколько у нее получилось.
  - Я хотела поблагодарить тебя за мое оживление, - наконец пробилась сквозь Олин словесный поток Ирина, - я очень тебе признательна. Проси, чего хочешь. Но помни, что я не все могу, к сожалению.
  И девушка виновато улыбнулась. Шаманка расхохоталась и задорно замахала руками, тараторя, что ей ничего от Иры не нужно.
  - Главное, чтобы мы всегда оставались друзьями и больше не ссорились. И это будет лучшим подарком для меня, - заверила она девушку и умилительно посмотрела ей в глаза.
  Ирина хотела на радостях пообещать ей это, но невольно вспомнила поведение Вальтера, который исполнял любую малейшую прихоть Эльзы, не смотря на внешнюю доброжелательность. Но отбросив эти ненужные мысли, она сказала, что постарается стать для Оли хорошей подругой. Шаманке этого было достаточно, и она даже помогла Ирине сесть на ее место, прежде чем приземлилась сама.
  Довольно скоро к ним присоединились Линда и Моцарт. Молодая мамаша нянчила "ребенка" и одновременно внимательно приглядывалась к шее Ирины.
  - Не болит? - поинтересовалась она.
  - Нет, к счастью, - благодарно ответила Ира, - Влад и вправду считает, что я не превращусь в вампира?
  - Пф, нет конечно, - небрежно фыркнула Линда, - у некоторых и специально это не получается, а тут на халяву... все бы удавились, если бы тебе это удалось.
  "Ну, нет. Уж я точно не сильно расстроилась из-за этого", - виновато улыбнулась Ирина, начиная привыкать к грубой манере общения этой женщины. Потому что не так давно она и сама была на грани того, чтобы превратится в такую же прислужницу... ну или "аккумулятор", как любил выражаться Вальтер.
  - Вы еще не сообщали этой бездельнице, сколько дней она провалялась в кроватке? - с большим раздражением, чем обычно поинтересовался скрипач.
  Вот умел он портить малину! Ирина вопросительно взглянула на своего напарника. Тот безразлично попивал кофе.
  - Какая разница. Реабилитация - штука важная. Все равно вампирчика мы поймали.
  - Ну, тогда я безгранично счастлив от того, что под нашей крышей одобряют подобную халтуру, - и Моцарт встал, - прошу меня простить. Дела.
  И он ушел из столовой широким шагом. Повисло недоуменное молчание.
  - Что это с ним? - Ирина была озадачена.
  Этот скрипач и раньше был неадекватным, но сейчас его особенно сильно что-то бесило. Оля неловко поежилась.
  - Это он так завидует, - сквозь стыд выдала она его тайну, - он всегда мечтал выслужиться перед Эльзой, поймав заклятого врага "Артемиды". Но наш новичок сделал это быстрее. Ну, разве это не повод для гордости?
  Ира была польщена и смущена одновременно. И все-таки вопрос остался не решенным.
  - Я не понимаю, - вновь начала она, - мне казалось, что тогда я потеряла сознание только из-за потери крови. Почему же я так долго не приходила в себя?
  - Ты приходила, - возразил Вальтер, - но... это была не обычная потеря крови. Тебя лечили и обследовали одновременно врачи и шаманы. В том числе и Оля.
  - Ты тоже в этом участвовала? - с еще большей благодарностью обернулась к ней Ирина.
  - Немного. Совсем чуть-чуть, - честно призналась малышка, - я не каждый день к тебе приходила.
  - Понимаешь ли, у этих неовампиров все повязано на очень сложных ритуалах, - вступила в разговор и Линда, - Влад лишь исключение. Он единственный во всем мире достиг такого могущества, что незаметно и относительно быстро совершает каждый свой обряд. А вот Тремеру нужно намного больше времени на то, чтобы сотворить даже элементарный. Скажи, он долго поддерживал с тобой контакт?
  - Какой контакт? - нервно выпучила на нее глаза Ирина.
  - Ну, уж не знаю, - разозлилась на этот идиотский вопрос Линда, - Владимир пытает, например. Некоторые обходятся разговорами, интимом, прикосновениями... у каждого свой способ выкачивания энергии.
  - Ах, нет-нет, никаких прикосновений, - забегали вновь глаза девушки, - только болтовня. Ну и цапнул потом... гад такой последний...
  - Значит разговоры и кровь, - заключила молодая мамаша, - а он запугивал тебя? О чем вы говорили?
  - Вспоминали прошлое, - не сразу призналась Ира, и ею снова овладело несчастное чувство ностальгии, - я уже рассказывала вам. Мы были знакомы.
  - Он давил на твои негативные эмоции! - довольная своей догадкой выпалила Оля.
  Линда одобрительно кивнула ей. Ирина вновь перебрала в голове все, что произошло в подвале между нею и Виктором. Это было... отвратительно.
  - Я чувствовала там не страх, - сказала девушка, - Тремера я не боялась. У меня было только презрение, стыд, злость, отвращение. Сложно представить, что когда-то я приняла его за хорошего человека и едва не погубила своего лучшего друга из-за этого. А потом благодаря тому, что я так много раз помогала ему скрываться и не умереть с голоду, этот мерзавец окреп и снова стал взрывать мирных людей. Я ненавижу себя и его за это. Я чувствую свою причастность к каждому его новому саботажу. Это... это не передать словами...
  Оля смотрела на нее с сочувствием. Вальтеру как всегда на все было... поровну. А Линда слушала ее без особого интереса.
  - Понятно, - просто сказала женщина, переворачивая пупса на другой бок, - он постарался сделать все возможное, чтобы в тебе это всплыло. Это тебя едва не погубило, но и спасло одновременно. Как известно, через чур длинная болтовня злодеям не к лицу.
  Невольно на это даже Ира хихикнула. Она чувствовала, как к ней возвращаются прежние силы и готова была к новым событиям, но первым делом ей хотелось посмотреть на календарь.
  А календарь гласил, что девушка провалялась в своей странной коме почти целую неделю. Ирина схватилась за голову. Так долго она еще не болела... это сколько же времени прошло в сумме с ее последней встречи с Димой? Уж месяц заканчивается!
  В этот день она почти ничем не занималась. Если не считать похода с Вальтером в какой-то пивной бар на окраине города. Напарник приказал ей стоять снаружи, пока он уладит внутри какие-то дела. К своему удивлению Ирина заметила, что звук выстрелов показался ей вполне закономерным. Отсчитав несколько минут после наступления тишины, она вошла и увидела вполне очевидную для нее картину: вокруг убитые люди, перевороченные столы и стулья, разлитое пиво, сломанная барная стойка.
  И только какой-то старинный радиоприемник наигрывал веселенькую музыку, под которую вовсю выплясывал Вальтер в приподнятом настроении. Он ловко перепрыгивал через тела, пинал мешающиеся предметы и снова вытворял что-то бесноватое.
  Ира знала, что все эти несчастные были преступниками. "Артемида" не охотится на простых людей. Но по идее моральная сторона вопроса должна была, как всегда затронуть ее нервы и душу. А нет.
  "Самое ужасное - это то, что глядя на мертвые тела бандитов я начинаю думать о том, сколько же много их еще живет на земле. Сколько этих негодяев не убивай - все равно меньше не становится. И мне их, кажется, больше не жалко. Боги, я стала таким же монстром, как и все здесь".
  Этой ночью девушка снова ночевала в доме Вальтера. На его мягких простынях ей намного лучше спалось. Хотя и совесть сюда приходила чаще. Почему-то домашняя обстановка била по нервам сильнее, чем больничная палата.
  Ира смотрела на шкафы и тумбочки, создающие видимость уюта и тихонько жалела сама себя. Она начала привыкать к "Артемиде" и осознавала, что это ужасно. Ей срочно нужно было повидаться с Димой, чтобы не допустить полного очерствения души. Да и вообще бедняге не хватало какой-то отдушины в этом проклятом месте. Нельзя же постоянно настраивать себя на то, что для тебя неестественно.
  - Хочешь еще одну новость? - радостно утром встретил ее напарник, - скоро дадут добро на пытки Тремера.
  - Как это греет душу, - не без внутреннего удовлетворения откликнулась Ирина и сделала себе бутерброд, - хорошо, что не просто казнят. Сколько он невинной крови пролил! И все ради чего? "Для того чтобы жить потом так как я хочу".
  - Это он так тебе сказал? - поинтересовался Вальтер.
  - Да. Еще при первом нашем знакомстве, - девушка с остервенением и хрустом откусила кусок своего хлеба с колбасой.
  Мужчина не стал говорить ничего ни в пользу, ни против фразы Тремера, но призадумался. А Ире было все равно на его думы. Только она запоздало промотала в голове слова напарника и заподозрила, что добро на пытки дали именно ему... иначе Вальтер не был бы так рад. Что еще нужно садисту для счастья? Хотя девушка и питала невыносимую ненависть к Виктору, но присутствовать при этом она не желала. Поэтому впредь на данную тему разговор не поддерживала.
  Ирина отсчитывала дни и минуты, приближающие ее к долгожданной встрече с другом. И потому в день, когда все должно было состояться, она сильно удивилась, когда вместо столовой Вальтер повел ее в кабинет Эльзы.
  - А она не может подождать? - неодобрительно притормозила Ира, - сегодня же мой законный день.
  - У нас не бывает наших законных дней в "Артемиде", забыла? - несколько раз неприятно ткнул он напарницу в лоб, - это из той же оперы, что и про наши желания говорится.
  - Да-да-да, помню-помню! - раздраженно отмахнулась от его длинных пальцев девушка и насупилась, - надеюсь, Эльза не будет слишком сильно нас задерживать. Иначе я не знаю что сделаю.
  Вальтер только хмыкнул. Он никогда не верил угрозам Иры. Мужчина справедливо считал ее мелкой и несерьезной. Но сейчас к его иронии примешалось и какое-то новое чувство. Ирина как всегда попыталась предугадать его, но как всегда ошиблась. И эта новость, которую скрывал напарник, ее ни капли не обрадовала.
  - Но почему пытки вы поставили именно на этот день? - затаив дыхание и, сжав волю в кулак, возопила она перед хозяйкой, - и почему я должна присутствовать при этом? Я не люблю этого. Неужели у вас нет сотрудников, которые идеально годятся для подобных дел?
  - Ты тоже должна познать ремесло, - недовольно дернулись брови Величкиной, - в идеале ты должна приступить к ним сегодня, но можешь просто посмотреть со стороны. Сегодня редкий случай, когда Драконис-Персона тебе вызывать запрещается. Иначе ты разорвешь его на мелкие кусочки. А мне это не нужно.
  - Какая информация конкретно вам нужна? - с еще большим скрежетом в зубах уточнила Ирина.
  - Элементарная. Он должен выдать всех своих сообщников, все свои базы, где он прячет оружие, всех торговцев оружием, с которыми контактировал... Вальтер, ты же и так все это знаешь? Тем более я тебе все сообщала по телефону. Объясни юнцу, что к чему.
  - А вам как всегда некогда? - неприкрыто агрессивно оскалилась Ирина.
  - Не дерзи мне, девочка, - строго посмотрела на нее Эльза, - это не займет много времени. Если только ты не помешаешь процессу.
  "Так и быть, не буду", - молча ответила ей девушка и отвела глаза в сторону. Она была бы рада этим пыткам над Виктором, если бы не целых три "но". И это ее безумно огорчало. Но надежда на встречу с Димой все еще теплилась в ее душе. Возможно, ее просто немного перенесли на вечер... "надеюсь, никакого обмана не последует" - с содроганием подумала девочка.
  - Ты можешь идти, а Вальтера я попрошу задержаться немного, - и Величкина в каком-то приказном тоне сделала поклон, намекая, что Ирине лучше не противиться.
  Девушка встала и вышла. На душе снова заскребли кошки. Она подозревала, что знала, о чем хозяйка сейчас разговаривает с Вальтером. И ее это беспокоило. "Не переживу, если мои опасения оправдаются", - и Ира укусила себя за кулак, чтобы как-то перетерпеть свои волнения.
  Ее внимание привлек Моцарт, вдруг появившийся в конце коридора. Он шел ей навстречу как всегда широкими раздраженными шагами. Ирина была настолько сильно не в духе, что он решил, будто ее тяжелый взгляд направлен на него. У дверей Величкиной мужчина замедлился и вызывающе спросил "чего?".
  - Ничего, блин, - в очередной раз вспыхнула девушка, - иди к своей хозяйке. Полагаю, она ждет тебя.
  Пальцы Моцарта разжались и, отпустив дверную ручку, он грудью развернулся к Ирине. Она невольно сжалась в комок перед этой горой опасности и прикусила язык, отводя глаза в сторону. Скрипач поднес свою руку к ее горлу, и Ира почувствовала его прикосновение к ее волосам, но даже не пискнула. Она только старательно отворачивала лицо и ругала себя за преждевременную агрессию.
  - Вот так легко взять и свернуть тебе шею как куренку, - с большим желанием сказал он и в последний момент отвел руку в сторону, - но, к сожалению, нам не положено делать то, что хочется. И тебе того желаю.
  И резко выпрямившись, скрипач вошел в кабинет, усиленно хлопнув дверью. Только сейчас девушка смогла с облегчением выдохнуть. "И что на меня нашло?" - сокрушалась она некоторое время, но быстро переключилась на Вальтера, который тут же покинул помещение.
  - Идем, - приказал он, и Ирина как всегда пошла за ним.
  "Будут плохие новости. Он готовит для меня очень плохие новости", - смотрела девушка ему в спину и в голове уже нарастала катастрофа. Они вошли в комнату пыток, Вальтер запер за нею дверь. Ирина стояла в том же полумраке как в прошлый раз и уже ждала этих слов...
  - Сегодня ты со свои Дмитрием не увидишься, - щелкая затвором, сказал мужчина.
  Ирина не отреагировала. Она уже давно плакала. Вальтер мельком глянул на ее реакцию. Наверное, остался доволен.
  - И больше никогда не увидишься, скорее всего, - добавил чуть позже он.
  - Почему я догадывалась об этом? - подняла лицо к потолку Ирина как тогда, когда почувствовала, что скоро умрет.
  - Он сам отказался от тебя. Эльза передала, что этот молодой человек приходил сюда и сам объявил о том, что больше не собирается с нею судиться. Твое дело окончательно передано в собственность "Артемиды". Суд постановил приговор не обсуждаемым.
  "Можешь не продолжать", - мысленно говорила ему Ирина и все не опускала глаза. Она была окончательно истощена. Все кончено. Пора бы уже привыкнуть...
  "Я ведь знала...знала, что рано или поздно он опустит руки. Перед Эльзой никто не устоит. Она всех покупает, убивает, устраняет... какой-то там Дима из драконьего клуба ей не помеха. Слишком мелкая сошка, - девушка устремила свой взгляд на, прикованного к своему месту, Тремера, - и ты один из тех несчастных, кто рискнул-таки пойти против нас. Каждого постигнет твоя судьба. Поэтому никто особо и не борзеет".
  - Ирина, выйди, - крикнул он с вызовом в темноту, - я слышал твой голос.
  "Какое тебе дело?" - не стала откликаться на его зов девушка. Она по-прежнему стояла в темноте и во все глаза смотрела на своего врага. В луч света перед ним вышел Вальтер.
  - Чего это тебе девочка сдалась? - усмехнулся он и на ответное молчание шагнул Виктору за псину, - купился ты, старик. Попался... хорошо тебя наша сотрудница обыграла.
  - Эта сотрудница рано или поздно всадит вам нож в спину, - улыбнулся желтыми зубами пленник, сверля глазами то место, где стояла Ирина, - почти также как и мне.
  Ира с все большим остервенением желала ему страданий. Но до сих пор не говорила ни слова. "Собаке собачья смерть", - почему-то она была уверена, что этот день будет для Тремера последним.
  - Не тебе судить ее... пока она наша, - и это прозвучало так явственно, что девушку слегка перекорежило.
  Но недолго внутренне она сопротивлялась этим ощущениям. "Я принадлежу им, - уверенно заверила сама себя Ирина, - я одна из них".
  - Ира, ты не желаешь начать? - вдруг окликнул ее Вальтер.
  - Эта соплячка ничего мне не сделает, - снова начал насмехаться Виктор и рассмеялся ей в лицо.
  Ирина уже стояла перед ним и таким мертвым взглядом смотрела в эти пакостные глаза, что не знала, как сдержать себя от Драконис-Персона. "Я одна из них. Одна из нас", - твердо решила она.
  - Чего смотришь, дитя мое? - впился в нее зрачками Тремер, - поздно сожалеть. Я готов был подарить тебе весь мир, но ты отказалась от этого дара.
  "Ирина, он раззадоривает тебя, - подсказывал внутренний голос девушке, - не поддавайся". После ее первого убийства Вальтер уже разложил тот день на плюсы и минусы и сказал, что главной проблемой Иры является чрезмерная вспыльчивость. "Она поняла, что не выживет и предпочла быструю смерть. Для этого и разозлила тебя. Никаких приказов эта дура не отдавала. Не в ее это власти, - говорил тогда напарник, - и она добилась своего. Ты, конечно, молодец, но впредь контролируй свои эмоции".
  - Назови имена своих сообщников. Это "Черная кошка"? Или кто-то другой? - ледяным голосом приказал Ирина.
  Что-то глубоко внутри удивилось, что она так может. Но Ира не изменилась в лице. И не отвела взгляда.
  - Я работаю один, ты же знаешь, - разболтался Тремер.
  И тут увесистый удар чем-то железным последовал сбоку в челюсть. Мужчина сплюнул сгустки крови на пол и сквозь мерзопакостную улыбку снова обратился к Ирине.
  - Вот чему тебя здесь научили? Зубки показываешь...
  Ира без сожаления еще раз двинула его тем же предметом в челюсть. Тут уже полетели зубы. Девушка подумала, что перебарщивать с этими ударами не стоит, иначе он слишком быстро умрет. Она отложила вещь обратно на стол.
  - Крутая девочка, ничего не скажешь... - снова плевался Виктор.
  - Я сотрудник "Артемиды". Не разговаривай со мной как с давним другом, - все тем же металлом ответила она.
  - А мы давние друзья и есть. Или ты забыла как кормила меня хлебом в подвале какого-то приюта?
  Ирина сжала кулаки и едва не двинула ему прямо в нос, но удержалась. Она только мельком бросила вопрошающий взгляд на Вальтера и тот многозначительно поигрался каким-то ножом между пальцами.
  - Я найду на тебя управу, - согласно ответила она, - Вальтер! Помоги немного.
  Напарник как будто давно ждал этого. Он так стремительно и с такой готовностью вогнал стальное лезвие врагу в плечо, что невольно и крутой неовампир вскрикнул. Но только на мгновение. Он с неподдельной злобой теперь посмотрел на Ирину и сквозь боль выдавил нарочитую улыбку.
  - Назови имена своих сообщников, - теряя веру в свои силы, повторила Ира.
  Она не ожидала, что ее так сильно подкосит этот удар. Она думала, что все будет проще, что внутренней ненависти ей хватит, чтобы довести дело до конца. Но не тут-то было. Все еще оставалась какая-то слабость в душе, не позволяющая приносить столько боли человеку, пускай и заклятому врагу. С одной стороны она желала, чтобы это произошло, но с другой - была сильно не готова.
  - Работаешь чужими руками? - надавил на ее больное место Тремер.
  Ирина вспылила и чисто по-женски дала ему пощечину. Она специально остановила себя, чтобы не врезать опять железным предметом. Потому что ее сознание начинало уже уплывать куда-то в сторону. Девушка испугалась, что вот-вот вместо нее в эту комнату явится вторая личность. Уж она точно не умела пытать. Кажется, Вальтер тоже это понял и потому вышел вперед и отгородил Иру от Виктора.
  - Время детских шуток закончилось, - улыбнулся он и резко надавил на ручку ножа, - назови имена своих сообщников. Не сопротивляйся, друг. В отличие от нее я не буду с тобой нянчиться.
  - Пошел ты знаешь куда? - сквозь завывающую боль выпалил Тремер.
  Лезвие прокрутилось внутри почти на сто восемьдесят градусов, и неудержимый вопль наполнил эту комнату. Ирине стало плохо, и она тихо отошла назад, сдерживая рвотный рефлекс. Ее мутило вновь. Она стала сильно ненавидеть в себе эту привычку. Когда же при виде чьих-то мук ее перестанет рвать на пол?
  А Вальтер все задавал свой вопрос, снова и снова после неправильного ответа совершая какие-то нелицеприятные действия. Иногда казалось, что Виктор вот-вот сдастся, но он откуда-то брал новые силы и опять начинал упираться. Когда в очередной раз Ира чуть не упала в обморок, она решила ненадолго сбежать в коридор, чтобы потом опять вернуться.
  - Я быстро, - еле-еле прошептала она и, открыв замки, вырвалась наружу.
  Ей было сейчас плевать, по правилам ли она поступала или нет. Но как только девушка захлопнула за собою дверь и стала срочно дышать свежим воздухом, приглушенные крик за ее спиной прекратились, и недобро щелкнул стальной затвор...
  - Эй! - Ира рванула ручку на себя, но та не поддалась, - Вальтер! Что за шутки? Открой быстро!
  Но он не открывал и даже не откликался. Девушка почувствовала неладное... ей казалось, что она совершила роковую ошибку и потому в шоке срочно стала ломиться обратно. Ее поведение сильно привлекало внимание окружающих, но Ирине было плевать. "Что он задумал? Надо остановить его... я боюсь, Вальтер с его пристрастиями может зайти слишком далеко. Что делать? Что делать?", - девушка потерянно огляделась по сторонам в поисках хоть одного знакомого лица. Никого. Магией замок не отпереть - он односторонний.
  В панике она заметалась и, в конце концов, рванула в кабинет к Эльзе. Ира понимала, какую глупость она делает, но не могла больше ничего придумать. На ее испуганный вопль Величкина отреагировала со всей серьезностью.
  - Нельзя было оставлять его там одного, идиотка! - немедленно вспылила она и нажала на кнопку телефона, - Моцарт, Кандратьев, слышите меня? Берите людей и все к комнате пыток. Вальтер там один с подсудимым.
  Это звучало, как настоящая катастрофа и Ира еще десять раз прокляла себя за необдуманный поступок. А дальше началась какая-то неразбериха и кутерьма. Из коридора эвакуировали всех лишних людей. Забегали туда-сюда лучшие сотрудники "Артемиды", стараясь как-то воздействовать на Вальтера уговорами, но с той стороны двери доносились только вопли. От них у Ирины все холодело внутри, и она сползла по стене на пол, вцепившись себе в волосы с отрешенным взглядом.
  Когда все убедились в тщетности переговоров, Эльза приказала выломать дверь. Сама же она строго взглянула на Иру и, ничего ей не сказав, ушла в комнату видеонаблюдения.
  Девушка понимала, что ее роль на сегодня здесь окончена и, заставив себя встать на ноги, она как в тумане пошла зачем-то в столовую. Наверное, надеялась найти там хотя бы Олю. Но в этом месте тоже никого знакомого не было. Только несколько счастливо-страдающих лиц, сидящих тут на встрече со своими родственниками и близкими. Сегодня был день посещений. Ира посмотрела на них так, будто хотела передушить каждого. И она была близка к этому. Когда зависть перемешивается с такой сильно злостью, в результате выходит взрывоопасное вещество.
  Но девушка какими-то неземными усилиями взяла себя в руки и просто заперлась в своей палате. Там она упала лицом на кровать и почувствовала вдруг что-то похожее на дикую усталость... и уснула. Она даже сама не могла понять потом, как ей это удалось, но теперь после любого стресса Ира чувствовала только желание поспать. И больше ничего. А когда она просыпалась, то мечтала забыться, вспоминая на холодную голову все, что творила в течение суток или недели. Особенно часто ее посещала это состояние после использования Драконис-Персона, но в данном случае ситуация была не лучше.
  
  - Как ты думаешь, для чего я поставила тебя в пару именно с Вальтером? - вопрошала позже у нее Эльза.
  - Для того чтобы он учил меня, - угрюмо чеканила Ирина.
  - Не только для этого. Боже, как ты глупа! Вальтер - садист. Это не просто профессия для него, а мания. У каждого психа есть своя мания, непреодолимая, неконтролируемая... и когда их руки окончательно развязываются - эти люди не могу себя остановить. Даже исполнительный Вальтер дает осечки и идет поперек моих приказов. Ты должна всегда контролировать его. Следить, чтобы подобное больше не повторялось. Тебе все ясно?
  - Да, - кивнула девушка, - что стало с Тремером?
  - Он живой, - любезно ответила Величкина, - мы подоспели вовремя. Хорошо, что тебе хватило мозгов хотя бы для того, чтобы сообщить обо всем мне. Иначе я вам обоим головы оторвала бы.
  Ира снова тяжело вздохнула. Ей хотелось уже побыстрее выйти из этого надоевшего кабинета. Но она стеснялась об этом спросить напрямую и потому ждала очередную тираду нравоучений.
  - Можно вопрос? - вдруг подняла она глаза.
  - Только не долго.
  - Кто был учеником Вальтера до меня?
  - У него не было учеников. Но были напарники... от которых он, к сожалению, успешно избавлялся. Не многие пережили нашего снайпера.
  - Но как мне остановить его, если мания все-таки уже захлестнула? Вы же знаете, каким неуправляемым он становится тогда...
  - В мои обязанности не входит думать над твоими проблемами, - как всегда раздраженно ответила хозяйка, - просто старайся не играть в его же игру. На этом поле кто угодно проиграет.
  Вот и весь разговор.
  Каким образом в тот день повязали Вальтера, Ира не знала. И особо не интересовалась. Она только лишь встретила его на следующий день, как и положено, в дверях своей палаты (одну в его дом ее не пустили) и чуть не заперлась опять, почувствовала сильную отталкивающую ауру. Напарник был, как в воду опущен. Впервые она видела его таким подавленным.
  - Что с тобой? - в конце концов, рискнула на подобный вопрос девушка.
  - Тебе знакомо такое ощущение, когда ты почти достигаешь пика наслаждения... и неожиданно кто-то ломает весь кайф? - усердно стал растирать свою шею Вальтер, недобро покосившись на напарницу.
  "Я в этом не виновата", - рефлекторно хотела ответить Ирина, но вовремя взяла себя в руки. С этим человеком, как и с Моцартом нежелательно распускать язык. Поэтому она лишь потупила взгляд и скромно ответила нечто неопределенное, вроде "не то чтобы было, но все же...". Вальтер еще некоторое время сверлил ее глазами, но потом ему это просто надоело.
  - Нам сделали выговор, - застенчиво подала голос Ира, зная, что мужчине это и так известно, - временно мы отстранены от Тремера. Так?
  Было не лучшим решением говорить об этом сейчас. Напарник посмотрел на нее как на идиотку и наговорил каких-то гадостей, которые легко могли бы довести Ирину до слез. Но она мысленно отстранилась от всего этого, закрыв глаза и сжав на коленях пальцы.
  Как же трудно в этом месте общаться с людьми! Постоянно орут, обзывают, не желают отвечать на вопросы. Сделаешь что-нибудь плохое - разотрут в порошок. Сделаешь хорошее - все равно найдут к чему придраться. Ужасное место, просто невыносимое.
  - Ладно, пошли, - поставил на стол недопитую чашку Вальтер и решительно встал.
  - Куда мы сегодня идем? - покорно одевая на себя жилетку, поинтересовалась Ирина.
  Мужчина вновь окинул ее критичным взглядом и даже не пожелал отвечать. Он только буркнул себе под нос "на задание" и раздраженно закинул собственную куртку на плечо. Ему и так было слишком жарко от собственных эмоций. А тем временем на улице царила осень с ее ранними морозами в сентябре. Бабье лето еще только впереди.
  В этом месяце их посылали только на элементарные мелкие задания. Это наказание казалось унизительным для Вальтера. Его нарциссизм настолько пострадал от этого, что он ходил целыми днями злой и не выспавшийся. К тому же Ира предположила, что "бедняге" до сих пор не представилось случая кого-нибудь замучить вместо не реализовавшегося Виктора. Без дозы он не работник.
  Ну и она соответственно не лезла лишний раз ему на глаза. Старалась выполнять любые команды беспрекословно и пряталась от него в мирное время. Но это было не самым худшим событием в это время...
  Не так давно прошел день рождения Ирины. Ей исполнилось семнадцать лет. Но эта дата впервые в жизни не радовала ее. Девушка старательно скрывала от всех сие событие, но неприятный подарок ей все же явился. Прямо в этот день всем стало известно о побеге Тремера из "Артемиды".
  - Как это могло случиться? Что произошло? - первым делом выпалила в столовой Ира.
  - Говорят, он сбежал прямо из больницы, где залечивали его раны после пыток, - жалостливо ответила Оля и схватилась за голову, - что теперь будет? Вальтер, наверное, в ярости.
  - Угу, - кивнула Ирина, вспомнив свое утро.
  Она уже давно ночевала в его доме. И после одного звонка (видимо от Эльзы), и без того плохое настроение напарника вдруг стало отвратительным. Он выпустил всю обойму пистолетов в стену, после чего взял себя в руки и направился на выход. Благо, Ирина додумалась последовать за ним без лишних расспросов. По пути он и сам сообщил о побеге, смешивая эту новость с рыком и матом.
  - Я боюсь его теперь еще больше, - честно призналась она, - а где Моцарт и Линда?
  - Моцарт теперь цветет и пахнет, - развела руками шаманка, - Эльза поручила ему бежать по горячему следу Тремера и вернуть его. Линда с Владом там же. Мне приказали обшарить всю "Артемиду" изнутри, но я вот решила найти время для тебя.
  - Рискованно, - упрекнула ее Ирина, - тебя могут наказать за это.
  - Но так я же ненадолго, - улыбнулась та в ответ, - и ведь ты меня не сдашь.
  - А ты не сдашь меня за то, что я тебя не сдала? - невесело усмехнулась Ира.
  Оля расхохоталась и похвалила подругу за проницательность. Но пообещала не делать этого.
  - Тебе и так сейчас не сладко. Мне никакой пользы от того, что я тебя сдам, - просто пояснила она и быстро попрощалась.
  Похоже, она увидела издалека Вальтера. Ира хотела бы рвануть сейчас за ней и раствориться в поисковой работе, но ей это не положено. Она примерно сидела на месте и ждала, когда напарник подойдет поближе.
  Мужчина демонстративно прошел мимо Ирины, мимолетно махнув ей рукой, мол "следуй за мной" и вышел на улицу. Она рысцой выполнила его пожелание и там они вместе направились пешком в соседний квартал. Там напарники зашли в какую-то кафешку, где подошли к барной стойке и Вальтер старательно растер свое лицо руками. Ира вопросительно смотрела на него, все еще не зная, какое у них задание.
  - Расслабься, мы не на работе сегодня, - буркнул он из-под руки.
  Вид у него было ужасный. То ли уставший, то ли злой... во всяком случае мужчина давно уже ходил не в духе. Сейчас же он заказал пива и стал дуть его прямо из горла. Девушка неуютно засуетилась на стуле и купила стакан сока.
  Вальтера это не рассмешило как раньше. Он на нее и не смотрел вовсе. Уставился куда-то в одну точку и все думал и думал...и очень долго этим занимался. С одной стороны Ирине было скучно, но с другой - хорошо, что никого не надо убивать. Через час подобного времяпровождения она даже умиленно заболтала ножками и несколько раз сладко зевнула. Это был самый лучший отдых за все дни жизни в "Артемиде".
  - Нравится? - вдруг спросил у нее напарник.
  Ирина чуть не поперхнулась от столь неожиданного обращения. Только что ему было на все наплевать, а тут на нее уставились оживленные подобревшие глаза. Что за перемены в настроение?
  - Сок? Да, я уже третий стакан допиваю, - подыгрывая его настрою, улыбнулась Ира.
  Уж лучше лишний раз перешагнуть через себя и изобразить то, что хочет человек, чем потом век расплачиваться за последствия. Интуиция подсказывала девушке, что сейчас как раз тот момент, когда Вальтеру лучше во всем потакать. До разумных пределов, конечно.
  - Это хорошо, - мужчина огляделся по сторонам и улыбнулся какой-то даме неподалеку.
  Ирина скосила на нее свои глаза и вспомнила, что эта незнакомка действительно уже десять минут как строила Вальтеру глазки. Мрачный сарказм зародился внутри девушки, но она промолчала.
  - Ладно, мне надо отлучиться. И потом домой, - он любезно положил перед Ирой деньги, - закажи себе еще чего-нибудь.
  - Ты очень добр сегодня, но зачем мне? - попыталась отказаться от них девушка, - куда ты? Надолго что ли?
  - В уборную, - он уже давно был на пути к цели.
  И махнув ей как-то неоднозначно рукой, напарник скрылся за поворотом. Ирина пожала плечами и спрятала деньги в карман, намереваясь вернуть их мужчине попозже. "Чего это он вдруг? Что-то недоброе задумал. Ох, боюсь я возвращаться к нему в дом сегодня", - медленно тянулись ее мысли.
  Девушка покосилась на оставленную бутылку пива. Она поймала себя на мысли, что еще ни разу не пила этой марки (да и вообще сторонилась раньше этого напитка). Теперь ей почему-то вдруг сильно захотелось попробовать его и, сгорая от стыда, Ира вылила остатки себе в стакан.
  Она сидела две минуты, три... пять, десять. Параноидное ожидание недоброго накрыло ее с головой. С участившимся пульсом, Ира слезла со своего стула и огляделась. Вальтер все не возвращался. Что он задумал?
  "Надо осмотреться повнимательнее, - решила она, - странно, он же говорил, что мы сегодня не работаем". И все-таки одну пропажу девушка заметила. Исчезла та прекрасная дама, которая усердно оказывала знаки внимания Вальтеру! "Не дай бог она додумалась до такой глупости, как соблазнять его, - сжались кулаки Ирины и в голове застучали барабаны, - если это так, то кому-то сегодня точно несдобровать. И первой будет эта идиотка".
  Ира медленно, но решительно направилась в уборную. Она прекрасно знала, что ее напарник нуждается сейчас в дозе хороших эмоций. А как их получить? Замучить кого-нибудь. Или может быть изнасиловать. А может быть и замучить, завершая все насилием. "Фу, кошмар", - отмахнулась сама от себя Ирина, протирая лицо рукой, будто бы снимая паутину.
  Она неуверенно потопталась напротив двери мужской уборной. Что-то подсказывало ей, что это правильный путь, но только слишком очевидный. Да и не хотелось заваливаться без явной причины в чужой туалет. Краем глаза девушка заметила табличку "туалет не работает" на двери женской уборной...что-то екнуло у нее внутри.
  Ирина дотронулась до ручки и почувствовала, что дверь не заперта. "Как неосмотрительно, Вальтер. Совсем форму потерял", - с сарказмом решила она и вошла внутрь, закрыв за собою проход.
  Открывшаяся картина не удивила ее, но сильно разозлила. Ира и не знала до сих пор, что в ней играют такие бесы. Но потерпеть подобное она не могла.
  Вальтер прямо на открытом пространстве, не прячась в кабинку прижимал ту самую таинственную даму к стене, но отнюдь не с сексуальными побуждениями. Судя по растекшейся туши и остекленевшему взгляду, ей уже угрожали пистолетом, который сейчас висел куда-то в пол. Но на звук двери мужчина отреагировал безупречно и вот одной рукой он целился бедняжке в лоб, а вторую направил на вошедшую Ирину.
  Увидев напарницу, он не сильно расстроился. Это даже не помешало ему продолжить.
  - О, это всего лишь моя напарница, - проворковал он, приблизившись настолько близко к своей жертве, что мог уже коснуться ее носом.
  О да, в таком возбуждении Ира его давно не видела. Это было не то же самое лицо как во время пыток над Тремером. Нечто другое. Нечто более блаженное.
  - Вальтер, не стоит, - медленно проговорила Ирина.
  - Не волнуйся, она оказалась проституткой. Я лишь воспользовался ее предложением, - не сводя глаз с рыдающей дамы, ответил он и расплылся в улыбке, - ну что? Доставила мне удовольствие? Ведь неудачных клиентов каждая из вас боится. Или все-таки чего-то еще...
  Дуло пистолета медленно поползло вниз и уперлось ей в живот где-то на уровне матки. Бедняга зашептала какие-то невнятные слова, часто оглядываясь на Ирину, в поиске поддержки, и все тряслась-тряслась и тряслась.
  Она была еще совсем молода. Из-под макияжа выглядывало личико восемнадцатилетней некрасивой девчонки. Ирине стало нестерпимо жалко ее и она предприняла еще одну попытку на спасение бедняги, попавшей не в то время, не в то место.
  - Вальтер, так нельзя. Ты хочешь на всю жизнь оставить ее бесплодной?
  - Если она выживет, конечно, - весело отреагировал он.
  - Но...
  - Заткнись! - сорвался он на крик (его настроение менялось также быстро, как и у Иры), - это мой трофей! Моя компенсация! Иди отсюда и не читай мне больше своих моралей. Гребная святоша, кусок идиотства и никчемности!
  Таким девушка его видела точно впервые. Вот это он был взбешен... даже страшно было продолжать, и хотелось скрыться из этого места, но она не могла. Ира не могла так просто бросить того человека, которому подала надежду. Она уже согласилась с тем, что лучше бы ей не заходить в эту комнату и позволить Вальтеру свершить свое пакостное дело, но теперь другого выхода нет. Ирина не могла обмануть бедную незнакомку...
  - Не смотри на нее с такой надеждой, - обратился мужчина к своей дичи, - она тоже убийца. К тому же похлеще меня. Ты не видела ее, когда она в бешенстве.
  - Что?! Это я-то убийца похлеще тебя?! Что ты мелешь, - пораженно воскликнула Ирина.
  - Да... именно ты, - он очень строго взглянул на напарницу, взяв себя в руки, - к сожалению, тебе удалось сбить мой настрой и теперь все не в кайф.
  Он грубо отбросил запуганную даму в угол и щелкнул металл пистолета. Мужчина многозначительно взглянул на нее и сказал "не двигайся".
  - Вальтер, я не позволю! - быстро двинулась на него Ирина, но Вальтер и ее остановил, прицелившись прямо в лицо.
  Девушка замерла. Как загипнотизированная она не могла отвести глаз от оружия, но все же пустила недобрый взгляд на напарника. Она была очень им недовольна. Его это даже рассмешило.
  - Прямо как Эльза, - и добавил, - чего же ты больше не мешаешь мне? Испугалась? Еще не привыкла?
  - С тобой скоро привыкну, - стальным голосом проговорила Ирина.
  Настроение Вальтера снова заметно поползло наверх. Он переводил взгляд с одной девушки на другую и в результате состроил какую-то пакостную рожу. Ира тоже взглянула на бедную проститутку, но не смогла перехватить ее глаз, чтобы хоть как-то приободрить.
  В тишине зазвенел выстрел. Кто-то дико вскрикнул. Ирина обнаружила себя сидящей на полу, в ужасе закрывая уши и глаза. Она быстро пришла в себя и оценила обстановку: все остались живы. Только Вальтер хохотал во весь голос.
  - Надо же! Не привыкла, - ерничал он над напарницей.
  Несчастная жертва сидела в углу бледнее смерти. На девушку этот выстрел произвел такой эффект, будто в нее попали, и теперь она медленно истекала кровью. Но ничего этого не было. Только лишь сильный шок.
  - Пока сюда не набежала охрана, давай выясним один момент, моя дорогая напарница, - прокрутил на пальце один пистолет Вальтер, - чем ты считаешь себя лучше всех сотрудников "Артемиды"? Пора бы уже признаться самой себе, что ты такой же психопат и убийца. Ты ничуть не лучше нас.
  Ира снова молчала, как будто воды в рот набрала. Она смотрела на него в ожидании развязки. Все-таки она вступила в эту игру. Теперь слишком поздно идти назад.
  - И во всей этой ситуации тоже ты виновата, - продолжил он.
  - Чем это я тут виновата оказалась? - возмущенно выпалила девушка.
  - Лишила меня удовольствия закончить дело с Тремером. Сдала Эльзе как школьника. Теперь еще и не позволяешь насладиться своими жертвами. Ты виновата, это очевидно.
  - Допустим, - напряженно сказал Ирина, - но все это потому, что я все-таки лучше всех сотрудников "Артемиды". В отличие от всех вас я еще человек и сохранила в себе хоть что-то от морали. И не собираюсь становиться таким же чудовищем, которое губит чужие жизни ради собственной потехи.
  - Да ну, - столько яда он еще не выпускал, - лучше? Сколько невинных жизней ты погубила? Марокополис, бунт в столовой, Инесса...не отрекайся от своих поступков. Все они были невиновны, но ты забрала их жизни. Разве не так?
  - Нет... прекрати, Вальтер, - он ударил ее по больному месту, - Инесса не безвинная жертва.
  - Как знать. Она в отличие от тебя еще никого не убила собственноручно. Только приказы отдавала и проплачивала детские дома и приюты для животных на вырученные в подобных операциях деньги. Ах, ты не знала? Чувствуешь теперь угрызения совести? Груз вины...
  - Да не виновна я! - безнадежно выдавила из себя Ирина, все больше теряя уверенность в этом, - меня заставили. Ты же первый начал это...
  - Не перекидывай на меня свои грехи. Они твои.
  - Нет!
  -Твои! - и распалившись, он стал буквально орать на нее опять, - это твои руки убивали, вешали, поджигали людей и целые районы. Это с твоего молчаливого согласия Драконис-Персона совершала все те преступления и деяния. Разве не ты хозяйка своего тела? Отвечай!
  Ира сжималась в жалкий комочек под его натиском. Она сначала долго молчала, подавляя в себе желание, просто убежать отсюда, но все-таки опять повторила "нет". Это все было несправедливо! Зачем он распаляет все те думы, которые и так замучили ее в течение всего времени служения "Артемиде"?
  - Ах, значит, нет? - и казалось, что он вот-вот схватит ее за волосы, - ну так я тебе докажу. Смотри внимательно.
  И он наставил оружие проститутке в переносицу. Она вся оцепенела и боялась даже дышать. Сердце Ирины сдавила невыносимая боль.
  - Вальтер... - опешила девушка, не смея пошевелиться.
  - Давай, вызови опять свой Драконис-Персона. Ведь ты знаешь, что я сделаю это. И кто помешает мне? Ты? - не дожидаясь ответа, он издевательски прищурил один глаз, - лучше вызови его прямо сейчас, иначе тебе будет тяжело на это смотреть. Разлетающихся мозгов ты еще не видела.
  Ира, наконец, овладела своими конечностями и с нечеловеческим визгом бросилась всем телом на руку с оружием. Но выстрел прогремел с другой стороны. Чего и следовало ожидать.
  Девушка так и замерла, навалившись на плечо Вальтера. Она боялась даже обернуться. Ира упала медленно на колени и обессилено содрогалась. Ее пробил сильный озноб.
  Но вдруг за спиной послышались чьи-то всхлипы. Не поверив своим ушам, Ирина оглянулась и обнаружила, что несчастная жертва жива! Над самым ее ухом в стене зияла глубокая дыра от пули. Ира даже не предполагала, что Вальтер может кого-то пощадить. И пока она находилась в состояние шока, мужчина схватил ее в охапку и грубо тряхнул за плечи.
  - Не спи, к нам уже бегут гости.
  - В окно, - только и успела выпалить девушка.
  В этом туалете была крупная застекленная толстым сплавом дыра, сооруженная здесь непонятно для каких целей. Такую еще можно увидеть в старых школах. Разбить подобную конструкцию случайно было невозможно. Зато пулям она поддалась на ура.
  Перед уходом Вальтер демонстративно бросил проститутке в руки свою визитку, на которой гордо значилось "Артемида". И когда они с Ириной оказались на улице, их никто не преследовал до самого дома. Наверное, та визитка удачно попала в нужные руки.
  - Ну вот, а ты еще отрекаться пыталась от нашей веселой психушки, - издевался мужчина над напарницей по дороге, - а сама теперь укрываешь преступника.
  - Отстань, - Ира огрызалась больше по привычке, чем по необходимости.
  - И сама тоже реагируешь на правоохранительные органы так, будто в чем-то постоянно виновата. То есть внутри себя ты прекрасно осознаешь, кто ты есть на самом деле. Не так ли? - продолжал гнуть свое Вальтер.
  Ира угрюмо молчала и плелась рядом. Напарник был снова прав. Как и всегда и бесповоротно прав! Это было невыносимо.
  - Ладно, не парься, - вдруг прекратил свои издевки Вальтер, - сейчас доберемся до дома, я наемся, напьюсь, высплюсь и буду как огурчик. Ты, кстати, не захватила мое пиво?
  - Я его сама выпила, - превозмогая чувство стыда, призналась Ира.
  Сейчас на нее снова напало какое-то отвращение. И почему оно не пришло в тот момент, когда ей пришло в голову осушить ту грязную бутылку в баре? Какая-то дурацкая эйфория.
  - Значит, не напьюсь, - немного с грустью констатировал мужчина, - еще и пиво мое допила. Ну, просто ужасная напарница.
  Однако он сказал это без прежней злости и даже с какой-то дружеской любовью. В это верилось с трудом, но никаких подводных камней в его словах девушка не обнаружила.
  Ира тоже начала понемногу оттаивать. Она не могла служить в "Артемиде" никому не доверяя. Поэтому приходилось мысленно прощать какие-то грехи напарнику.
  Когда они пришли домой, ее и вовсе коснулась какая-то непонятная хандра, требующая заботы. Девушка глубоко в душе чувствовала себя разрушителем карьеры Вальтера. Она видела, как он страдает, и прекрасно понимала, как тяжело ему переживать облом, произошедший с той проституткой. Ира была уверена, что он и пальцем не тронул бы бедняжку. Он просто запугал бы ее и отпустил. Это его стиль. Просто Ирина не вовремя вошла внутрь и все как-то пошло наперекосяк.
  Нет, она не одобряла его действия и извращенных желаний, но в рамках "Артемиды" такое поведение считалось нормой. Ира и сама стала верить в то, что если ты не убиваешь человека или не калечишь его жизнь - это уже более менее морально.
  Глядя на Вальтера за ужином девушка еще больше убедилась, что на душе у него остался осадок после всех событий этого месяца. Он выглядел дико уставшим и замученным.
  Ира решила как-то реабилитироваться и сочувственно похлопала его по плечу, после чего согрела мятного чая для поднятия настроения. Она решила научить его расслабляться по нормальному, по человечески, не думая о своих садистских наклонностях. Может быть, еще не все потеряно для этого эмоционального человека? Ведь проститутку он не застрелил, не смотря на то, что упорно хотел доказать Ирине свою правоту. Значит, что-то адекватное еще теплится в его сознании.
  Но Вальтер выглядел все также плохо, даже потягивая ароматный напиток из полуразбитой кружки. Его глаза были тусклыми и даже слегка помутненными, как в бреду.
  - Ты не заболел? - изображая заботу, поинтересовалась Ира, - тебе надо отдохнуть. Утро вечера мудрее.
  - Мудренее, - поправил ее на автомате напарник.
  - Моя версия мне больше нравится, - улыбнулась девушка.
  - Да-да, дерзкая принцесса. Совсем ни стыда не совести. Такая наглая стала в последнее время... - пробормотал Вальтер и с хрустом потянулся, - я так вымотался от всей этой бестолковой ходьбы, что не могу и пальцем ноги пошевелить.
  - Какой ноги? Правой, левой? - с легким смешком подыграла девушка, закусывая чай печенькой.
  - Той, что из бедра растет, - без единой улыбки бросил мужчина и окончательно отставил от себя кружку с чаем, - мне бы все-таки помучить кого-нибудь.
  Ирина чуть не подавилась своей порцией и изумленно уставилась на напарника. Нет, в его лице не было наигранности. Он говорил вполне серьезно и даже приободрился от каких-то воспоминаний, связанных с пытками. Ее это слегка насторожило. Тем более, сейчас Вальтер внимательно разглядывал плечи и руки Иры, как будто прикидывал в уме что-то.
  - Хм, если ты хочешь помочь мне восстановиться, принцесса - то я найду тебе применение...и отлично смогу отдохнуть, - с игривой улыбкой и недобрым блеском в глазах сказал Вальтер.
  - Да что ты? Я хочу, чтобы ты поскорее восстановился перед поимкой Тремера, но участвовать в этом не собираюсь, - с виновато-настороженной усмешкой промямлила Ира и мимолетно скользнула глазами по стенам дома: дверь, ведущая в коридор и на улицу находилась на достаточно далеком расстояние от них.
  - Ну, помоги мне, ну пожалуйста. Я очень тебя прошу, как друга, - издевательски просящими глазами уставился на нее Вальтер и изобразил нечто похожее на "милого котенка", но только в его исполнение все это выглядело чересчур зловеще, - мы же ведь друзья, принцесса?
  Ира нервно подскочила на месте, чуть не опрокинув стул, на котором сидела и встревожено проследила за действиями напарника глазами. Он сидел все с тем же маньячно-милым лицом и будто бы просил ее о чем-то. Эта игра не предвещала ничего хорошего.
  - Вальтер, ну что ты? - предприняла последнюю попытку перевести все в шутку Ира, - давай просто выспимся сегодня, и завтра ты обязательно замучаешь кого-нибудь из "Артемиды". Договорились?
  - О, да, хорошая идея, - медленно привстал на своем месте Вальтер и стряхнул крошки со своей рубашки, - да только ты тоже работник "Артемиды". Зачем же откладывать аж на завтра то, что можно сделать сейчас?
  Делал он все это нарочито медленно, со вкусом, с предвкушением... Ира невольно отступилась назад. На лице партнера мелькнула виноватая улыбка.
  - Ты ведь знаешь, что время уже позднее... - выдавила тонкую улыбку Ирина, чувствуя, что этой ночью ей придется запереть дверь не только замком, но и шкафом, - ну так кого ты завтра будешь истязать? Мне просто надо знать, чтобы успеть оказать бедолаге психологическую помощь.
  - Ммм, - сладко протянул мужчина и выпрямился в полный рост, хрустнув пальцами рук, - ты бы видела себя сейчас. Такая милая, такая трогательная... такая идеальная для того, чтобы помочь мне справиться с хандрой. Ты не находишь?
  Ира "не находила". Она лишь с большей настороженность следила за Вальтером и краем глаза не выпускала из поля зрения путь к спасению, если дойдет все же до такого... ей было уже не до смеха.
  - Ну что ж, приступим? - проворковал мужчина и на весь дом раздался жалобный звон разбиваемой стеклянной вазы.
  Бедная Ирина настолько сильно подалась назад, что не заметила крохотной столешницы, покоящей на себе запыленную реликвию. И вот осколки рассыпались как звезды по всему полу и настолько сильно испугали разнервничавшуюся девушку, что она не сдержалась от мимолетного вскрика.
  Ирина по глупости и по привычке оглянулась назад, и на мгновение выпустила из виду своего напарника. Ему хватило этой секунды для того, чтобы оказаться совсем рядом с ней с болезненно блестящим взглядом, и дрожащими от возбуждения руками, болезненно схватившими ее за запястья.
  Второе исступленное визжание огласило весь дом, после чего Ира рванула в сторону, но этот подонок держал ее слишком крепко. Она затряслась всем телом от неведомого инстинктивного испуга перед этим неадекватным хищником, и взгляд ее выразил разом мольбу и агрессию.
  - Вальтер! Не шути так, - попыталась придать уверенный приказной тон голосу Ирина, вспоминая советы Эльзы про то, что нельзя поддаваться игре мужчины.
  Но очень быстро ее спесь сошла, как только руки хрустнули под нечеловечески сильным натиском. Острая боль ударила в висок, слезы брызнули из глаз и окропили собою пол. В голове на миг произошло какое-то помутнение, но дальше - хуже...
   Волна стрессового опустошения охладила все внутренности девушки. Она очень отчетливо осознала, чем ей грозит этот вечер один на один с психопатом и второй раз дико рванула назад, врезавшись спиной в кухонную стенку.
  Как только болезненная пелена перед глазами рассеялась, а ноющие от сдавливающей боли руки вернули свою подвижность, Ирина отыскала на полу спасительные осколки вазы. Но было слишком поздно - одним пинком Вальтер закинул самые крупные из них глубоко в угол за своей спиной, а мимо него проскочить незамеченным было также невозможно, как пройти по лезвию ножа, не порезавшись.
  - Вальтер, зачем? Я же твой напарник! - в неожиданной истерике завопила Ирина, не замечая, как впадает в самую настоящую панику.
  - Во-о-от, вот это мне и нужно, - с нечеловеческим наслаждением на болезненно-худом лице выдохнул Вальтер, - ты должна страдать... страдать также сильно как все мои бывшие жертвы, ты понимаешь? Только так я смогу восстановить свои силы. Ты же хочешь, чтобы я отдохнул, как следует, а? Напарник? Я не слышу.
  - О чем ты говоришь, идиот! - неистово завопила в ответ Ирина, пытаясь напугать его своим напором, но она до сих пор не понимала в полной мере, насколько сильно свихнуты мозги этого человека.
  - Ха-ха-ха, ты пытаешься напугать меня, принцесса? Маленькая моя, запуганная бедняжка Ира... - с нервным смехом воскликнул Вальтер, все больше теряя контроль над собой, - ты так соблазнительна сейчас.
  - Заткнись! Отпусти меня, слышишь? - снова попятилась куда-то в сторону Ирина, не способная сдержать приступа обжигающих слез.
  - Не двигайся! Я сказал не двигайся, - секунда... рука скользнула за пояс... блеснул тот самый пистолет и вот он уже целится девушке в голову.
  Зная, как Вальтер пользуется огнестрельным оружием, Ира не желала проверять на себе теорию его милосердия по отношению к жертвам. И она вся онемела от нестерпимого ужаса, застыв, как статуя на месте. Зияющая тьма внутри дула притягивала к себе ее взгляд, как змея, готовая к броску. Второй раз за день она столкнулась с этой мглой лицом к лицу. Что-то слишком часто...
   Девушка все больше давилась собственными слезами, не способная даже пальцем пошевелить. Теперь весь мир поплыл мимо нее, даже из-под ног пол готов был уйти как можно скорее. "Черт побери, заберите меня отсюда!" - отчаянно закричала душа, но побледневшие губы не шевельнулись. Страх перед оружием усиливалась страхом перед человеком. Если бы это был кто-то другой, а у Ирины были ее браслеты на запястьях, она, возможно, смогла бы отбиться в одного, но это же Вальтер! Ее напарник, который никогда в жизни не промахивался.
  - Вальтер, я прошу тебя, умоляю, - потекли горячие струи слез по щекам и подбородку бедной девушки, - что ты делаешь? Убери его, пожалуйста... ведь ты не хочешь убивать меня. Ты никогда не убиваешь своих потенциальных жертв... я тебя знаю...
  - Нет, убивать я тебя не хочу, - весело и беззаботно подтвердил мужчина, тем не менее, не отводя пистолета в сторону, - но ты меня заводишь все больше. Столько внутренней силы, столько сопротивления... столько дерзости и косяков в этом месяце... ты очень-очень плохая напарница...
  - Не говори так! Ты меня пугаешь!
  - Я еще не достаточно тебя напугал, принцесса, - он вновь прищурился, - в голову стрелять - не вариант. Ну, тогда выбирай.
  - Ч-что выбирать? - дрожащим безвыходным голосом пролепетала Ирина.
  - Конечность выбирай. Без какой в ближайшее время ты сможешь работать? Я так аккуратненько ее прострелю, чтобы ты только немного помучилась, но не переживай, мы ее потом вылечим. И ты даже забудешь, что в нее когда-то стреляли.
  - Я...я? - это было равноценно самоубийству и бедная Ира окончательно растерялась.
  Она еще несколько раз дернулась, хотя и знала, что это не принесет ни к каким результатом. А тем временем довольный собой Вальтер метался дулом пистолета то к ее ноге, то к руке. Это завораживало, но не более. У девушки даже появилось подозрение, что если он и выстрелит - то от собственного шока она ничего не почувствует. И где-то глубоко внутри эта мысль порадовала ее... хотя невозможно это назвать именно радостью.
  Но вдруг ее руки освободились, и Ира почувствовала, что хочет сейчас же убежать, но не делала это. Крохами оставшегося адекватного сознания она осознавала, что Вальтер только этого и хочет. Он играет с нею! Но соблазн был так велик, что Ирина все же сделала несколько неуверенных шагов в сторону двери.
  - Молодец, принцесса. Вижу, ты хорошо усвоила, что я смогу попасть в тебя из любой части дома, если захочу. Но если ты не побежишь - я все равно что-нибудь тебе прострелю. Или, может быть, ты хочешь отдаться мне без боя?
  Это была последняя капля. Не помня себя и не давая отчета своим действиям, Ира схватила первую попавшуюся вещь с ближайшей тумбочки и зашвырнула ее в психопата. Она даже толком не разобрала, что кинула, но уверенность в успехе операции у нее точно не было. Все мысли смешались в одну хаотичную кашу, заставляющую делать глупости одну за другой, но не дающей дельных советов по выживанию.
  Обнаружив, что Вальтер на секунду отвлекся на пролетающий мимо предмет, Ирина совершила глупость, с диким воплем бросившись наутек к двери, ведущей к свободе. За спиной послышался пугающий выстрел и дикий хохот, нагнетающий мрачную обстановку до предела.
  - Беги! Беги, глупая девчонка! - послышалось откуда-то сзади.
  Одна дверь распахнулась, вторая была закрыта - черт! Срочно искать окно - забито на гвозди?! С каких пор? Так вот чем он занимался вчера вечером! Неужели уже готовился? О, нашла какой-то удобный предмет... срочно-срочно кинуть в окно! Не разбилось, кинуть снова... стул! Стул пробил середину, вокруг одни осколки... о боги-боги-боги, только бы быстрее!
  И по порезанным рукам потекли струи горячей крови. От безумства, вспыхнувшего в душе Ирины с новой силой и от крохотного глотка свободы вскружило голову. Вот она улица! Совсем рядом! Остался лишь один шаг сквозь режущие осколки, и она может бежать...
  Но вдруг Ирина завизжала так, как никогда прежде не кричала. В ее голосе было и отчаяние, и слезы, и детское рвение души, напоминающее о близкой свободе, которая так неожиданно уплыла из-под ног. Осталось только чувство колоссального разочарования. Ее схватили поперек туловища и с неистовым смехом оттащили обратно.
  - Нет... нет-нет-нет! Отпусти меня! - не разбирая ни боли, ни страха безостановочно кричала Ирина, отбиваясь, насколько это было возможно.
  Да и Вальтер не торопился тащить ее обратно на кухню, хотя ему это было не трудно. Он и сейчас наслаждался... тем, как она безрезультатно барахталась в его руках, не способная даже на шаг приблизиться к столь желанной воле. И на уровне подсознания девушка тоже это понимала, но не могла остановить себя, настолько ей это было нужно!
  Но вдруг ветер просвистел в ее ушах и вот Ирина валяется на полу в гостиной комнате с ноющей болью во всем теле. Она сфокусировала покосившийся на мгновение взгляд на двери - она теперь была так далека и недосягаема, что Ира неволей удивилась, как ее так с легкостью смогли выкинуть в другую часть комнаты. Послышался леденящий душу щелчок - дверь была закрыта на замок, и змеиная улыбка огласила торжество момента своим немым ехидством.
  Волосы грузно сползли с плеч девушки и тяжелыми плетями повисли, чуть касаясь грязного пола. Ирина бездумно смотрела себе под колени и все никак не могла понять, отчего оказалась в такой безвыходной ситуации. Она, кто так много сражался с разномастными бойцами, и это не считая драконов, которых она способна остановить одним лишь взглядом... почему? Почему именно перед Вальтером девушка вдруг оказалась такой беззащитной. Этого нельзя было допустить.
  Ира набрала как можно больше воздуха в легкие и поняла, что теперь любой ее поступок будет одинаково безумен и скорее всего безрезультатен. Но даваться в руки этого маньяка так просто ей не хотелось. О боги, как она могла поддаться на заманчивость идеи о дружбе с этим ужасным человеком? Она-то думала, что раз они партнеры - то ей ничего не грозит. Как бы не так... он не просто угрожает, он нападает! И каким будет его следующий шаг - не предсказать. Это-то и пугало - непредсказуемость психопата.
  Сдерживать дыхание было уже невозможно, и девушка с громким воплем от отчаяния кинула к той самой двери, от которой Вальтер даже еще не успел отойти. Ему ничего не оставалось, как просто без труда обхватить ее руками, не пуская никуда более, но в ответ Ира совершила агрессивный выпад, расцарапав ногтями обидчику все руки. Кровь сочилась тонкими струйками из его предплечий, перемешиваясь с ее собственной, но на какой эффект девушка рассчитывала?
  А в ответ холодный острый осколок того самого разбитого окна у горла...
  - Надо же, сколько в нас прыти, - тихим воркующим голосом прошептал ей на самое ухо Вальтер, не позволяя Ирине высвободиться из своего захвата, - была у меня одна такая девушка, которая выдержала все пытки и даже влюбилась в меня, представляешь? (сдержанный смешок) Ее звали Бирутой, кстати. Помнишь, я тебе про нее рассказывал? Давай посмотрим, сможешь ли ты влюбиться как она после нашей сегодняшней программы...
  И он снова грубо отбросил ее от себя, наблюдая за лицом, выражающим разом множество смешанных эмоций и безразличную борьбу одновременно.
  - Любить тебя? Да ты издеваешься, отвратная сволочь, - выплюнула кровь от разбитой губы Ирина, - значит, это ты довел ее до того, что бедняга продала душу огню... ты хочешь сделать то же самое со мной?
  - О, снова агрессия в голосе. А где наш страх, принцесса?
  - Забитая в угол крыса и та будет отбиваться, борясь за свою жизнь, - Ирина встала, было, в полный рост, чтобы вновь попробовать сыграть роль стальной леди, но снова ее планы были нарушены самым необычным образом.
  Она никогда не успевала замечать чересчур быстрые и невидимые движения и жесты Вальтера и в данной ситуации ее это часто подводило. Что и как произошло - девушка не поняла, но из своего положения пришлось делать определенные выводы - ее зажали между стеной и осколком стекла у горла.
  Как же все это было отвратительно! Вальтер нарочито громко дышал совсем рядом с ее лицом, то радостно хрюкая от смеха, то возбужденно заглядывая в глаза. А она... а ей ничего не оставалось, как дрожать на месте, не понимая, как можно избежать перерезанного горла.
  - Ты глупая девчонка, - наконец выдал Вальтер торжественное умозаключение и прижался своим лбом к ее, обливая девушку своим гадким липким потом от чрезмерного напряжения, - ты сама не понимаешь что натворила. И это забавно. Ты не понимаешь, что сама себя подставляешь. И я уже боюсь потерять контроль, чтобы не сделать с тобой абсолютно все, о чем подумал за последние пару минут. А так хочется, это желание так велико!
  - Я ничего не сделала, - дрожащим голосом с закрытыми от отвращения глазами прошептала Ирина.
  - О нет, ты сделала слишком много для этого, - Ирина почувствовала, как он прижался к ней всем своим телом и это чуть не вызвало у нее непроизвольную тошноту, - ты сопротивляешься... и мучаешься одновременно. Ах, если бы все мои прежние жертвы были такими же, как ты - я бы не завязывал, наверное, со своими старыми играми. А может быть отбросить все эти формальности? А? Как ты думаешь?
  - Плохая идея...
  - Я другого ответа и не ожидал, - сладко расширилась улыбка Вальтера и он неожиданно для девушки, прижался губами к ее шее.
  - Вальтер, прочь! - рванула на мгновение Ирина, но жгучая боль и новая струйка горячей крови, потекшей по шее до плеч и стекающая по ключице за кофту, вдруг отрезвила на мгновение разум, но ситуации не улучшила.
  Она чуть не зарезала себя сама тем проклятым осколком стекла, и в этот-то момент стало абсолютно ясно, что он острее бритвы.
  - Ай-ай-ай, принцесса, - прошептал ей мужчина на ухо, - смотри не убей себя. Мне будет жаль потерять такого ценного напарника.
  Время шло на секунды. Поделать сейчас ничего невозможно, но если терпеть еще дольше - то этот гад и так и так погубит ее душу.
  - Боги, Вальтер, я намного младше тебя! Ты идиот, ты меня слышишь? Не трогай меня, не прикасайся!
  - Это десять лет разницы ты называешь "младше"? - с издевкой прокомментировал мужчина, - Бируте было восемнадцать. Она бы отдала все за то, чтобы оказаться на твоем месте.
  - Больше десяти лет разница... Ты даже не представляешь, как мне это не нравится. Тебе самому такое по душе разве? - попыталась пробудить в нем разумное начало Ира, но все было абсолютно тщетно.
  Вальтер все больше и больше переходил черту нравственности, и протягивая свои гадкие пальцы к ее талии он все больше возмущал и пугал чистую натуру Ирины. Она дрожала как осиновый лист на ветру, пыталась осознать, осталась ли свободной хоть одна часть ее тела - но все было в плену этого ненормального... а его губы снова коснулись ее шеи.
  "Драконис-Персона, где же ты, когда так необходима?" - отчаянно взмолилась Ира и снова такая знакомая, но неведомая сила вселилась в ее ослабевшее тело, наполнив мышцы неведомой мощью, а глаза драконьим зрением. Взгляд выразил искреннее неподдельное возмущение, и одним мощным ударом в живот девушка отбросила от себя проклятого насильника.
  Почему-то он мгновенно оклемался, встряхивая, как мокрая собака головой и даже не удивился, когда нащупал разбитый до крови участок на своей голове. Вальтер даже наоборот выразил чрезмерную веселость и обернулся на изменившуюся Ирину. Она теперь стояла такая сильная, агрессивная и будто бы возродившаяся с драконьими глазами, ничуть не пугавшими его.
  - Не ожидал, сволочь? - прорычала девушка, - а теперь и я поиграю с тобой. Ты посмел позариться на дракона!
  И она сделала было выпад в его сторону, но легкое намекающее покачивание стеклом в руках напомнило ей о неисчезнувшей опасности. Да и Драконис-Персона играл против своей хозяйки, не смея напасть на любимого хозяина. В результате этого замешательства личность дракона внутри опять стала вытеснять маленькая осторожная Ирина.
  - О, это уже много интересней. Твоя знаменитая техника не слушается твоих же приказов, - злорадно ухмыльнулся Вальтер, не вставая с пола.
  - Я вполне могу убить тебя. И только одна причина заставляет меня не делать этого.
  - Ой, да не загоняй ты про наше сотрудничество. Представь на секунду, что все это в прошлом и сейчас есть только мы: ты и я, запертые в этом доме. Как тебе картинка? Оба смертельно опасны и желанны друг для друга.
  - Пошел ко всем чертям со своим вожделением, - несдержанно выпалила Ирина, - я к тебе ничего кроме отвращения не чувствую. Да, могу пожелать только того, чтоб ты сдох поскорее со своими дурацкими играми.
  И уверенная в своих силах, Ирина развернулась к поверженному Вальтеру спиной, направляясь на кухню, чтобы взломать то окно, но вдруг мимолетная колющая боль, за доли секунд распространившаяся на все тело остановила ее и даже повалила на пол с дикими воплями и самоунижением. Девушка не сразу поняла, что случилось, но вскоре обнаружила тот самый злополучный кусок стекла, на половину торчащий из ее правой ноги.
  От неистового раскаленного ранения Ирина корчилась на грязном паркете, обхватив ногу руками, истекающая кровью и стонущая на всех возможных диалектах. Выглядела она беззащитной и жалкой, со слезами на глазах, с искривленным от ужаса лицом, но щекотливости ситуации добавил Вальтер, подошедший поближе. Девушка лишь на мгновение взглянула на него и тут же забылась, поглощаемая собственными страданиями. Теперь ей было на все наплевать и даже на него она не могла злиться, поскольку злобе среди этих эмоций не находилось места.
  Но, не смотря на все то, что происходило с ними в этом помещение за последние пару минут, Вальтер приложил руку к проколотой ноге и внимательно, как врач рассмотрел ранение. После чего он констатировал, что попал именно так, как хотел, не задев ничего важного.
  - И все-таки это нога, - спокойным голосом прокомментировал он и одним резким движением выдернул осколок обратно.
  Новый приступ воплей со слезами, после чего Ирина впала в какое-то непонятное шоковое состояние и одна лишь укоризна выражалась сейчас в ее глазах. В ушах было столько "ваты", что сквозь нее даже чувство боли перестало пробиваться. А Вальтер тем временем профессионально оказал первую помощь и, вытирая кровь о собственную рубашку, позвонил в Скорую "Артемиды".
  - Да-да, и еще психолога там вызовите, - рычала в ответ на его телефонные разговоры Ирина, - и психиатра. И вообще ЗАБЕРИТЕ, НАКОНЕЦ, ЭТОГО ПРИДУРКА!
  - Что? Крики? Да это Ирина и кричит. Ну, кричит, что я придурок. Да, пытал. Ну, блин, потом разберетесь, главное приезжайте. А то я немного стеклом в ногу ей заехал. Глубоко. Уже выехали? Хорошо, оперативненько работаете, ребята, - положил трубку, - не кричи, принцесса. Сейчас все приедут и тебя вылечат.
  И он присел на корточки напротив, недобро окинув несчастную девушку взглядом хозяина. Ира была почти беспомощна и попыталась отползти от него, изо всех сил упираясь рукам в пол и жалобно подвывая. Но Вальтер этак ласково положил ей на щеку свою медвежью руку и повернул лицо к себе.
  - Хочешь продолжить нашу игру? - предложил он.
  Ира отчаянно отрицала любые его предложения, превозмогая возвращающуюся боль в ноге. Но она осознавала, что была теперь полностью в его власти.
  Вальтер подсел еще ближе, едва не развалившись рядом, странно заглядывая в глаза. Его рука гладила плечи Ирины, переходя на шею, перебирая локоны волос.
  - Проверим, успеет ли доехать Скорая до того момента, как мы с тобой... - он намеренно не закончил, но здесь и так все было понятно.
  А Ира только отрицала и отрицала, уронив голову на грубый пол и безудержно рыдая. Она была мошкой в лапах паука. Откуда ей искать спасения?
  И сознание незаметно кануло в забытье, которое в последнее время слишком часто посещало Иру. Она пока еще не задавалась вопросом, почему ее мозг играл с нею такую шутку, но иногда это было даже удобно.
  Примерно, как и сейчас, когда девушка рывком подскочила на своей кровати и, скрипнув зубами от далекой затихшей боли в ноге, прилегла обратно.
  Она лежала в своей родной палате. Ее окружал полумрак и тишина, столь непривычные, в последнее время. До проснувшегося сознания донеслись какие-то обрывки воспоминаний, сбивающиеся в полноценные картины и эмоции. Душой хотелось завыть от всего этого, но не было смысла издавать звуки в пустоте. Ирина жалобно сжалась в комок и попыталась вспомнить, что с нею сделал Вальтер до того как приехала скорая. Почему-то этот эпизод упорно ускользал и не желал возвращаться. А тело тем временем отчего-то постоянно сокращалось мышцами до морозных мурашек и сопротивлялось воспоминаниям.
  Ира тупо уставилась в потолок, когда устала мучить свой мозг и попыталась просто заснуть. За окном еще царила ночь, и не было смысла раньше времени вставать и куда-то торопиться. Но сон как назло не приходил.
  Вдруг ее ноги стали холодеть и девушка решила, что пора сменить положение, иначе так у нее все конечности затекут. Но она не смогла ни двинуться, ни пошевелиться... а ноющая боль все больше стала разрастаться и ползти наверх, охватывая собой теперь колени, бедра и сдавливая ребра.
  Ира попыталась стряхнуть наваждение, ее сердце тревожно колотилось, она почувствовала что-то не ладное, но была прикована к постели. Что с ней происходит?
  И не успела Ирина открыть глаза, чтобы осмотреться, как в кромешной темноте ей грубо зажали рот рукой и приложили к горлу ледяное обжигающее до крови острие. Ира попыталась закричать и отбиться, но каждое движение было либо скованно чем-то, либо приводило к появлению из неоткуда многочисленных порезов, тут же начинающих исторгать кровь.
  Ира распахнула глаза еще больше, пытаясь искусственно расширить зрачки, как кошка и вдруг к своему ужасу увидела совсем рядом в темноте самодовольное лицо Вальтера с воспаленным холеричным взглядом. Он что-то высматривал в ее запуганных чертах лица и скалился всеми своими отвратительными зубами.
  - Привет, принцесса! Думала так просто избавиться от меня?
  Девушка безнадежно дернулась, но не смогла ничего сделать. Паника подступила к самому горлу...
  - А давай-ка продолжим начатое, - вдруг объявил напарник и после короткого нервного смешка он зачем-то вцепился ей зубами в горло, рыча как животное.
  Ира очнулась с вскриком от удушения одна в своей палате. Хватая воздух ртом, она огляделась по сторонам и поняла, что Вальтера здесь нет и не было. Это был сон! Дурной сон после его садистских шуточек. Даже не верится, что ее бред теперь кажется таким реальным...
  А утром Ирину ждал сюрприз: к ней пришел Дима! Неизвестно почему, но она не смогла насладиться этой встречей полностью. Ее до сих пор бил гадкий озноб и погруженность в свои мысли и воспоминания снова отравили все их попытки заговорить друг с другом. Ира не хотела верить ни единому слову Эльзы о том, что друг отказался от нее, но его речи, к несчастью, подтверждали ее слова. Они не были столько вдохновенными как раньше, и хотя Дима обещал продолжать бороться за ее свободу, девушка видела, как сильно он обнадежен во всех своих попытках. Юноша что-то не договаривал, и ей этого не хотелось делать тоже.
  Тем более она была не настроена сейчас говорить о счастливом прошлом. Ира с зарытой глубоко в душе истерикой все смотрела на дверь и боялась, что оттуда вот-вот внутрь вломится ее неадекватный напарник и реализует все те ужасные фантазии, которые так сильно мучили девушку всю ночь. И сколько Дмитрий не пытался ее вернуть к реальности, ему этого не удавалось.
  "Черт, я ее не узнаю, - с холодными мурашками по коже взволнованно подумал он, - кто довел ее до такого состояния?". Из ее невнятных речей он понял, что это как-то связано с Вальтером. Юноша и раньше в душе недолюбливал эту подозрительную личность, но теперь окончательно убедился, что беднягу нужно быстрее спасать из этого места, от этих сумасшедших людей.
  Она же не стала рассказывать Диме абсолютно все. То ли обидеть не хотела, то ли не считала нужным. Вообще Ирина как-то сильно переменилась к нему, чего сама и не ожидала.
  - Ира, хватит паниковать, я рядом, слышишь? - повысил голос юноша, но обратной связи так и не последовало.
  "Эта сволочь сейчас стоит там... в этом коридоре... он знает, что нельзя заходить, но по-прежнему ждет чего-то. Он в очередной раз довел ее до этого... она выглядит даже хуже, чем во время нашей первой встречи", - от этих мыслей пальцы сами собой сжались в кулак, что даже побелели костяшки: руки буквально жаждали расплаты. Дмитрий и сам не знал, почему его так задевали проблемы и боль Ирины, но тяжелый груз ответственности был не единственной причиной, по которой хотелось продолжать бороться за эту невинную запуганную девочку.
  И тут юноша неожиданно резко встал и чуть ли не бегом бросился к двери, не желая больше терпеть этой злости, распирающей его изнутри. От такой скорости вздрогнула даже Ира и только сейчас опомнилась, с ужасом осознав, зачем друг кинулся в коридор. Она что-то крикнула ему вслед, стараясь удержать, но, увы, это было не в ее силах.
  - Эй, ты ведь Дима? Она часто вспоминала тебя. Наверное, рада теперь, что ты наконец-то пришел, чтобы поддержать ее, - как ни в чем не бывало, с глуповатой улыбкой махнул рукой Вальтер... и тут же получил увесистый удар в челюсть, отчего нехило впечатался в стену.
  Но следующий взмах руки он уже не упустил и без труда смог остановить нападающего разъяренного юношу, который был не только младше его, но и ниже ростом почти вдвое. Драка как-то не задалась, не смотря на то, что охотник продолжал изображать "дурачка", но теперь Дмитрий не мог и на метр приблизиться к нему.
  - Ты изворотливый урод, стой на месте! - выпалил юноша.
  - Добровольно подставляться под удары? Извини, не в моем стиле, - небрежно соврал Вальтер, прекрасно зная, что это неправда.
  - Что здесь происходит? Хватит! Вы оба, стойте на месте! - рявкнула на весь коридор Эльза Величкина и ее подчиненный, как ни в чем не бывало с готовой улыбкой опустил руки по швам.
  Тут-то Дмитрий и собирался добраться до него, но женщина остановила юношу своим знаменитым властным взглядом. Он не успел даже опомниться, как в коридоре оказалась Ира и при том уже держала его обеими руками поперек талии, пытаясь уберечь от продолжения драки.
  - Ира, тебе нельзя сюда! - необдуманно рявкнул на нее друг, но это ничуть не напугало и не расстроило закаленную общением с психопатами Ирину.
  - Прекрати, Дима, слышишь? Я приказываю тебе, я умоляю... - и щеки девушки вспыхнули пятнистым румянцем, какой обычно появляется перед слезами, - не надо на него нападать, он того не стоит и... более того... ты не сможешь ему навредить.
  - Вот если бы мне тут не мешал кое-кто, то я бы смог стереть эту ухмылочку с его рожи... - остро полоснул взглядом Эльзу с ее любимчиком Дмитрий.
  Но хозяйка лишь высокомерно и вызывающе подняла одну бровь. Казалось, они уже разговаривали на эту тему до того как завязалась потасовка, но подробностей их общения Ирина как всегда не знала.
  - Что вы хотите этим доказать, юноша? - процедила неспешно Эльза.
  Она по-прежнему не позволяла Вальтеру отомстить за то попадание по челюсти, но было такое ощущение, будто его в данный момент ничего и не волновало, кроме сладкой атмосферы суеты и мимолетного хаоса. Он уперся спиною в стену, скрестив ноги и сложив руки на груди. Этакая поза человека, которого якобы не интересует все происходящее.
  - Ничего, - мигом перебила друга Ирина и во всем ее теле, как и в голосе, вдруг зазвучали прежние нотки несгибаемого солдата, - он просто не привык. Не привык к этой сволочи, которая только и умеет, что издеваться над людьми. Это я про тебя говорю, Вальтер, откликнись хотя бы своему напарнику!
  - Напарнику? Так ты согласна добровольно вернуться в строй? - игриво дрогнули брови охотника, ждущего с наслаждением этого обращения уже давно.
  - Нет! - приказал ей Дмитрий.
  - Да! - не менее твердо и грозно отрапортовала Ирина и сверкнула предупреждающим взглядом на друга, мысленно приказывая замолчать.
  Такого юноша терпеть уж точно не мог. Он легко высвободился из ее капкана и, пошатываясь, отошел в сторону, пытаясь перевести дыхание.
  - Ирина, зачем ты лезешь? Я убил столько времени на то, чтобы вытащить тебя из этого места. Трачу свои силы, деньги, репутацию... а ты так легко возвращаешься к ним?
  - Есть незаконченные дела, Дима, я не могу их так бросить... - сквозь внутреннюю муку и смятение выдавила Ирина, как будто не веря своим словам.
  "Боги, что я говорю? - вопрошала сама себя девушка, - почему бы мне просто не вцепиться в него и не молить о том, чтобы меня поскорее отсюда забрали?". Но, наверное, ей все-таки не хотелось врать самой себе. Ире суждено служить в "Артемиде" до конца дней ее... до тех пор, пока Эльза жива. И никакой Дима или любая другая букашка не вызволят ее из этого капкана. Так зачем рыть самой себе заранее могилу? Зачем подвергать сомнению свою верность?
  Если Величкина усомниться в Ире хотя бы раз - она снова прикажет пытать ее, тем более что за предыдущий случай Вальтера никто не наказал. Позже Ира узнала, как сам мужчина объяснил свое поведение и почему его оправдали без суда и следствия, не смотря на то, что напарница слегла на несколько недель в больницу. Он сказал, что она совсем распоясалась и стала много своевольничать... поэтому Вальтер всего лишь поставил девушку на место, но очень своеобразным способом. И этот ответ удовлетворил Эльзу!
  Ирина догадывалась об этом и в данный момент, когда пыталась убедить Диму оставить ее здесь. Она боялась. И говорила не то, что хотела. Но заставляла себя хотеть того, что она говорила. Иначе пришлось бы просто умереть от очередной волны слабости. А так как это невозможно - Ира предпочла пойти по пути наименьшего сопротивления.
  - Это не ответ, - в запале крикнул юноша, выбив Ирину из колеи своих внутренних рассуждений.
  - Еще какой ответ, - как можно медленней ответила девушка, прибивая все аргументы гвоздями к стене, - да, я съехала с катушек. Я уже все нервы оставила в этой дурацкой психушке с этим чокнутым напарником. Но пойми и ты меня... изменились некоторые обстоятельства.
  - Если эти твои обстоятельства достаточно веские, тогда я продолжу помогать тебе, Ира. Или...
  - "Или"? - чувствуя недоброе, переспросила девушка.
  - Или мне придется бросить тебя здесь, - словно суровый вердикт выдал Дмитрий.
  - Пусть будет так, - недолго думая ответила Ирина, умеющая принимать удары, - но оправдываться я не собираюсь.
  Это прозвучало как гром средь ясного неба. Друг не ожидал такого ответа, да и подобного разговора в общем. Он пораженно переводил взгляд с одного лица на другое и постоянно возвращался к Ирине, пытаясь через ее глаза как будто заглянуть поглубже внутрь, чтобы найти ответы на это поведение. Но он их не находил.
  - Юноша, вы мешаете ей приступить к своей работе, - незамедлительно вмешалась в спор Эльза и по лицу Ирины мелькнула какая-то судорога, исходящая изнутри.
  Диме было и безумно жалко ее, и в то же время он был зол. Он чувствовал себя обманутым и предателем одновременно. Ему хотелось только узнать одно... что могло заставить человека вернуться к своему мучителю, да еще и добровольно?
  - Этот вампир... - медленно начала девушка, опустив глаза в пол, боясь взглянуть в зрачки обиженного ею товарища, - ...тот, который выстрелил в тебя однажды... он был в моих руках недавно. И впервые в жизни я почувствовала такую власть над нашей судьбой, что не могу забыть тех ощущений до сих пор. Когда я смотрю на тебя, Дима, мне хочется помогать тебе. Хочется отплатить тебе добром за все, что ты ради меня сделал, и что из-за меня тебе пришлось пережить. Дружба с Тремером - моя самая большая ошибка. И я хочу ее исправить. И в этом мне поможет только "Артемида", - от этого льда, образовавшегося в энергетике Ирины друг поежился, - я поймаю его снова... а затем эту сволочь наконец-то казнят. И я вырежу эту неприятную личностью из биографии вашей семьи, Дима. Ты никогда этого не сделаешь сам, так я помогу тебе. Я обещаю.
  И пронзительно зелено-карие глаза Ирины устремились куда-то сквозь Дмитрия, не замечая его перед собой. Она уже была вся там, на своем задании, и ее никто не мог остановить. Жестокость, пробудившаяся в ней так ярко, была безумной и необузданной. Все это и нужно было хозяйке, и она, наконец-то, властным жестом руки пригласила свою верную слугу вернуться обратно в палату.
  - Вальтер, - искоса глянула на напарника девушка, и он вежливо обратил на нее внимание, - если ты еще раз повторишь или хоть попытаешься сделать что-то подобное...
  - Ой-ой, Ирина наконец-то разозлилась. Ты мне нравишься такой, ты знаешь... - засюсюкал приторно сладким голосом мужчина, намеренно напоминая ей о заточении в доме.
  - Заткнись собачий сын, - неожиданным для Ирины лексиконом выпалила она, пригвоздив всех к стене своим напором, и направила указательный палец как оружие прямо в грудь мужчине, - с этой минуты ты со мной не разговариваешь до тех пор, пока я сама тебе этого не позволю. И не смотри на меня как на ребенка, я уже далеко не та наивная девочка. Ослушаешься - и с позволения хозяйки я устрою тебе такое удовольствие, какого ты не забудешь до конца жизни своей.
  - Я даю тебе такое позволение, - вдруг ответила ей Эльза, - но только в разумных пределах.
  - Какая прелесть. Дамочки наконец-то о чем-то смогли вместе договориться, - усмехнулся Вальтер.
  - Исчезни лучше... чтоб ты застрелился, - проворчав последние слова себе под нос высказалась девушка и поспешно направилась обратно в палату чтобы переодеться.
  Уже сегодня ей предстояло выйти на свое очередное задание. График был таким же сумасшедшим, как и вся жизнь в этой психушке. Судя по звукам, доносящимся из коридора, Диму попросили убраться отсюда побыстрее. Он не сильно сопротивлялся и только задержался ненадолго напротив открытых дверей в палату друга, прежде чем скрылся вовсе. И только сейчас Ирина позволила слабину своим эмоциям и, спрятав лицо в собственной одежде, несколько раз судорожно вздохнула, будто бы плача. Но как только она отняла все эти тряпки от своих глаз, было видно, что они остались такими же сухими как и прежде. Просто в них не осталось больше слез. Все-таки в человеке нет ничего бесконечного.
  - Ты что-то долго, - саркастически упрекнул Ирину Вальтер, когда она вышла из своей палаты, - уж солнце высоко в небе.
  - Не умничай, пожалуйста, - недобро посмотрела на него девушка, и мужчина игриво исполнил ее приказ, руководствуясь какой-то собственной логикой.
  Эльзы тут уже не было. Возможно, она лично проводила Диму до дверей. До чего скользкая личность эта женщина! Буквально говоря - змея.
  Но не успели они никуда сдвинуться, как зазвенел сотовый Вальтера. Ира внимательно прислушалась к их разговору, но поняла лишь какие-то несвязанные обрывки.
  - Это Эльза? Что ей нужно? Мы ведь только что рядом были, - поинтересовалась она.
  Вальтер посмотрел на Иру так, будто глухонемого попросили спеть, а у него всю жизнь рос комплекс неполноценности из-за этой своей инвалидности. Короче девушка закатила глаза и разрешила ему говорить в любое время, когда он пожелает. Лишь бы не переусердствовал с этим.
  - Дима не дошел до автобуса, - ответил, наконец, Вальтер, - надо помочь ему немного.
  - Боги, какой же дурак! - сдавило сердце Ирины невидимыми тисками, но напарник неожиданно отрицательно закачал головой.
  - Нет, там какая-то другая причина. Какая-то странная девчонка не позволяет ему выйти из дверей. Эльза сказала, что это каким-то образом касается лично меня... короче нужно пойти и глянуть на эту незнакомку. И узнать чего ей от меня нужно.
  - И почему она не выпускает Диму, - напряглась девушка, поспешив на выход и толкая перед собою мужчину, - не тормози ты! Ноги оттопчу.
  
  
  
  Хрупкая маленькая девушка с пронзительными яркими глазами смотрела на Вальтера оттуда. Мужчина даже застыл на месте в растерянности, какой Ирина за ним еще никогда не замечала. Но его черты лица быстро сменились с удивления на издевательство. Однако эти перемены были какими-то слишком наигранными и неестественными.
  - Ах, это ты... - как бы небрежно протянул он, - зачем ты пришла, Бирута?
  "Это она? - во все глаза всмотрелась в нее Ира, - та самая девочка, влюбившаяся в своего насильника?". Перед нею стояла очень хрупкая женская особь с колючим взглядом и тонкими бровями, укоризненными стрелами, подчеркивающими края приподнятых век. Ей было не до шуток. Дергано сложив руки на груди, она полоснула свое лицо искривленной улыбкой. Все в ее внешности было острым, колющим, стальным.
  - Не прошло и ста лет, - зазвенел металлом ее голос, - может быть, мне стоило кого-нибудь убить, чтобы ты прибежал быстрее?
  - Что за дела? - недовольно нахмурился Вальтер, стирая свою улыбку, - тебя сюда вообще никто не звал. И чего ты опять хочешь добиться?
  - Того же самого, - она пронзительно посмотрела на Иру, - надеюсь, она не...
  - Именно так, - притянул к себе за плечи Ирину Вальтер, - напарница и моя духовная покровительница.
  - Брось свои шуточки, идиот! - вырвалась из его захвата девушка и отпрянула, потирая ноющее плечо, - не вмешивай меня в свои любовные дела.
  - Вы уже спали? - как будто утверждала, а не спрашивала Бирута и глаза ее налились кровью.
  Дмитрий, до сих пор безмолвствовавший неожиданно поперхнулся и тоже, испытующе посмотрела на Ирину. А она пораженно отбивалась от них недоуменным взглядом.
  - Вы все свихнулись что ли? - жалобно простонала она, - да как же можно?
  - Да, - вдруг ответил Вальтер и его голос показался настолько громким для ушей напарницы, что она закрыла их руками и, что есть силы, замотала головой.
  - Нет, Вальтер, заткнись уже! Не было ничего! - она не знала, почему снова поддалась истерике, но ее тело вдруг все сжало от каких-то невидимых конвульсий и захотелось провалиться сквозь землю сейчас же.
  - Да, Ирина, - убийственно повторил мужчина, сверля ее бесчеловечными зрачками, - не отрицай того прекрасного вечера.
  - Заткнись-заткнись, замолчи уже! - Ира мечтала убить его сейчас же, - я ничего не помню с того вечера! Не пытайся запятнать меня. Не помню - значит, не было!
  - Ира, - участливо протянул к ней руку Дмитрий и отеческим мягким голосом продолжил, - успокойся, пожалуйста. Я верю тебе. Никто не послушает бредней этого умалишенного кретина.
  - Этого не было! - еще раз зачем-то выпалила Ира.
  - Я знаю, - заверил ее друг.
  - Не было... - девушка опять схватила себя за голову и потеряно уставилась в землю, - не было, не было, ничего не помню...
  Она и вправду не помнила. Вальтер сказал это специально. Он просто хочет позлить ее. И Бируту тоже. Он обеих решил доконать разом. Но ведь она и вправду ничего не могла вспомнить! Кто же из них прав? Она бы такого точно не забыла, если бы подобное случилось... нет-нет, он врет. Он всегда так делает.
  - Вижу, вы время зря не теряли, - это относилось именно к Ирине.
  Девушка подняла глаза на Бируту и поймала ее агрессивный настрой. Она не могла в это поверить.
  - Послушай, я здесь вообще не при чем. Любовь у вас там с Вальтером какая-то? - Забирай его! Я не против. Только перед Эльзой тебе придется самой потом отчитываться, - оскалилась Ира.
  - Не пудри мне мозги, - скривилась Бирута, - я бывшая работница "Артемиды" и знаю местные нравы. Именно я должна была стать напарницей Вальтера, но поставили тебя... как это объяснить?
  "Боги, да она помешанная", - не поверила своим ушам Ирина и вся ощетинилась. С этой девчонкой невозможно говорить разумно. Она вся живет одними эмоциями и прошлым. Погруженная в свою извращенную любовь психопатка. Еще одна.
  Ира почувствовала, что соперница готова ее атаковать с минуты на минуту и приготовилась обороняться. Здесь было бесполезно биться словами. Почему только ее опять вмешали во все это? Ирина здесь самая главная жертва, а ее причислили к ряду преступников.
  - Я не собираюсь с тобой драться из-за него, - взяла свои эмоции под контроль Ирина, - и вообще я не знаю, что между вами когда-то произошло на самом деле, но мне честно не интересно это знать. С чего ты вообще взвинтилась? Те, кто продал душу Огню, не выражают никаких эмоций.
  - Это... не твое дело... - на свету Ира разглядела ее острые ногти, - одна из нас сегодня умрет.
  "Вот это поворот! - сверкнула мысль в голове Ирины, - ну, посмотрим, кто кого, хотя у меня нет никакого резона сражаться с нею". Вальтер цинично сдавил свою переносицу.
  - Дамы, не ссорьтесь. Меня на всех хватит... а хотя нет. Бирута может развернуться и уйти восвояси, - заявил он.
  "Зачем этот урод подливает масла в огонь? - возмущенно поразилась девушка, - это, конечно, в его стиле, но что за отношения у него с этой девчонкой? Почему он гонит ее?".
  - Вальтер, позволь мне все объяснить, - жалобно попросила Бирута и тут же вернулась в свое колючее состояние, - после того как я разберусь тут с одной паршивкой...
  И в этот момент последовал абсолютно подлый удар по глазам, ослепивший Ирину на несколько секунд. Она и не обратила внимания, что Бирута носила браслеты. Ее настолько сильно сбила с толку вся эта история с Вальтером, что девушка упустила из виду такую очевидную вещь. И теперь это едва не стоило ей жизни.
  Кто-то с силой оттолкнул девушку в сторону и, повалившись на землю, Ирина стала растерянно моргать, пытаясь вернуть утерянное зрение. Вспышка была подобна яркой лампочке в темноте, когда в глазах начинают сиять светлячки, не позволяя некоторое время разглядеть интерьер. В голосе своего спасителя Ира безошибочно угадала Диму и как слепой котенок попыталась отыскать его на слух.
  - Беги, как только сможешь видеть, - крикнул он другу и снова его голос оборвался.
  Кто-то громко топал, нападал, кряхтел, ругался матом... зрение наконец-то вернулось к Ирине. Прямо перед нею развернулась настоящая схватка между двумя магами, но Вальтер не принимал в этом никакого участия. Он был чем-то недоволен и как-то сухо наблюдал за происходящим, спрятав руки в карманы. Было такое ощущение, будто он выполнял здесь роль судьи, наблюдающего за какой-то игрой.
  Наконец-то Диме удалось выпустить из пальцев невидимые нити и опутать ими агрессивную девчонку. Она застыла на месте тут же, не пытаясь сопротивляться. И только стервозные ножи метнула в него своим взглядом.
  - Ты думаешь, так просто совладать со мной? - процедила она.
  - Ничего я не думаю на счет этого, - тяжело дышал юноша, - ты вообще первая все это затеяла. Причем на пустом месте. Никто и не стал бы на тебя нападать...
  - Зачем ты защищаешь эту девку? Тебя этот вопрос вообще не касался, - ее тонкие губы неприятно дрогнули.
  - Потому что она мой друг. И будь моя воля - я бы собственноручно засадил и тебя и твоего Вальтера за решетку за один лишь тот факт, что вы без всякой причины напали на нее. Ира заслуживает покоя и свободы.
  Ирина чуть не прослезилась, хотя подобная сентиментальность все больше повергала ее в тоску. Потому что каждый раз, когда ее касалось что-то прекрасное, "Артемида" выхватывала это из рук и растаптывала у нее на глазах. Нервы настолько закалились из-за подобного отношения, что больше не хотели опрометчиво реагировать на любое проявление доброты.
  Бирута тоже отреагировала на это высказывание очень язвительно. Все вокруг почти физически ощутили тот яд, который она вокруг себя распространила.
  И ничего не сказав, девушка воспламенила свои руки. Языки огня лизнули магические нити и стремительно поползли по ним к рукам Димы. Он до последнего надеялся на то, что ему удастся как-то избежать этой магии, но в последний момент был вынужден распустить чары.
  Получив свободу, Бирута мгновенно выпустила наружу всю свою воспламеняющую силу, какой владела. Ее кисти горели так ярко, что могли ослепить кого угодно. Дима был в большой опасности, и Ира решительно встала на ноги, чтобы зайти к этой чертовке со спины. Но вдруг ей на плечо легла тяжелая рука напарника.
  Щелкнул затвор пистолета. Бирута оглянулась - дуло было направлено ей в лицо. Но девушку ничуть это не испугало. Она только бесконечно влюбленными глазами посмотрела на Вальтера, и неуместные слезы счастья потекли по ее щекам. Но Вальтер не отвечал ее чувствам: он был угрюм и серьезен.
  - Ты ведь понял, что я не стала продавать свою душу Огню? Я это специально тогда сказала... я думала, что ты один из них, но...
  Перед ее глазами пронеслись все те годы, проведенные рядом с Вальтером. Нельзя было сказать, что они были самыми лучшими, но зато они были полны любви. Однако чувства эти ни разу не принесли ей счастья.
  Немного позже Ирина узнала их историю из третьих рук.
  До того как поступил на службу в "Артемиду" Вальтер удовлетворял свои психические наклонности, а именно брал в заложники людей, изводил их морально и потом отпускал, когда считал это нужным. На него долго не могли выйти власти, поэтому двадцатитрехлетний психопат долго наслаждался этой игрой.
  Но однажды к нему в плен попала одна девчонка из "Артемиды", которая охотилась на него по приказу Эльзы: дочка бывшего сослуживца, временно занимающая его пост. Это была Бирута. Она долго страдала от рук этого ненормального, но вскоре обнаружила, что ее сильно тянет к своему "насильнику" и она перестала страдать от пыток... но от глаз Вальтера это не укрылось.
  Бирута робко подошла к своему "хозяину" (он так просил называть его) и, дрожа всем телом, обхватила его голову руками. Она была бледна и истощала настолько, что, казалось, могла рассыпаться от солнца. Ее щеки опали, детская красота исчезла - Вальтер вдоволь поиздевался над бедной девочкой. Но вместо задуманной мести, она лишь прикоснулась к его щеке губами и застыла в невыразимо-странной позе, сама не понимая своих действий.
  - Да как ты посмела? - словно громовым раскатом рявкнул "хозяин" и что есть силы приподнял девочку одной рукой над полом за шиворот одежды.
  Его озлобленный взгляд сверкнул в темноте настолько ясно, что Бирута в его руках сжалась в невесомый крохотный комочек, тщетно закрывая лицо руками от новых побоев. Но наказания было не избежать, и Вальтер грубо отшвырнул ее от себя, не заботясь уже и о физических ранах, которые могли появиться у несчастной.
  Больно ударившись о пол, Бирута тихо заплакала, обхватив руками усохшие плечи, но делала она это тихо, от страха не желая подавать лишних звуков. Но вместо того, чтобы уйти как всегда по своим делам, Вальтер зачем-то задержал свой взгляд на ее лице. Он смотрел долго, внимательно, после чего неожиданно резко подошел ближе и грубым движением сдавил нижнюю челюсть девочки, поднимая ее широким лбом к себе. И вот острые глаза впились в ее собственные крохотные, жалостливые и красные от слез.
  - Что это такое? - тихо пророкотал Вальтер, - что это за выражение на твоем лице?
  И он будто с презрение отпустил ее скулы, прекратив причинять неприятную боль. И вмиг слезы прекратились. Теперь уже девочка сама взглянула на него всем своим круглым личиком, стараясь не моргать и не отводить глаза.
  - Ни страха, ни злобы... даже презрение куда-то исчезло, - тихо и сумрачно произнес Вальтер.
  Он поднес свою ладонь к щеке Бируты и легонько похлопал ее по тонкой коже. Девочка не дрогнула и даже не моргнула. Тогда он, не задумываясь, размахнулся и, что есть силы, одарил невинную жертву пощечиной, огласив пустую залу щелкающим звуком. Бирута только зажмурилась на секунду от боли, после чего снова устремила свой новый пронзительный взгляд в его лицо. И это поразило психопата.
  - Я понял тебя, - с неистовой улыбкой прошипел Вальтер, - я понял тебя теперь точно. Я понял, понял...
  И он, радуясь собственной мысли, встал в полный рост и, отвернувшись от девочки, направился к двери, бормоча себе под нос: "так вот что ты задумала? Наконец-то я понял тебя". Но вдруг он резко остановился и развернулся к ней все с тем же торжеством на лице.
  - Я не ожидал, что так выйдет, но ты, кажется, влюбилась в меня. В своего насильника, в садиста. И самое смешное, что не я в тебе этот мазохизм развил. В тебе это сидело давно, но никто кроме меня не мог понять этого. Никто не позволял тебе выпустить эту силу наружу.
  Девочка все также безмолвно сидела на полу и пораженно созерцала своего "хозяина", будто бы потеряв дар речи. Она уже выглядела более обеспокоенной, чем до этих слов и данное выражение лица не ускользнуло от Вальтера.
  - Вот! Вот оно! - с неподдельной радостью указал на нее пальцем юноша, - вот оно настоящее страдание! И когда оно вдруг появилось? Когда появилась возможность уйти отсюда. Да, я предлагаю тебе свободу, но ты не хочешь ее. Ты поражена, испугана и возмущена. Вот оно и отвращение выступило в твоих тонких сомкнутых губах. Вот это все, чем я так долго наслаждался от своих жертв, но появилось оно лишь сейчас, когда я готов отказаться от тебя. Какой мне прок с такой девчонки, которая получает удовольствие от пыток? Я устал от всего этого. Устал от жертв, глупых плачущих людишек и глупой беготни от власти. Прочь с моих глаз, сейчас же!
  - Как? - наконец-то дрогнул тонкий голосок Бируты, - ты... выпускаешь меня на волю? Я не верю этому...
  - Да, я выгоняю тебя на волю. Пошла прочь и не появляйся больше на моих глазах. Я завязываю со своим промыслом, но не из-за тебя, не задирай свой нос слишком высоко. Мне все надоело, а ты мешаешь мне остаться наедине с самим собой. Прочь! - и Вальтер почти бегом кинулся обратно к пораженной девочке, схватил ее за горло и вновь поднял с земли, как тряпичную куклу.
  Бирута не сопротивлялась, а только смотрела на него глазами, полными повиновения, жалости и обожания. Она бесила его, сама того не замечая. И Вальтер, издав яростный рык, вытолкал девчонку на улицу из своего убежища, где держал эту несчастную восемнадцатилетнюю малышку больше двух месяцев.
  Но на этом не закончилось сие приключение. Сразу же после вызволения Бируты на его дом нагрянули люди из "Артемиды" и схватили бедного психопата. Однако это было сделано не с целью арестовать его... они поступили намного страннее. Глава данной службы взяла его на работу после того, как провела собственное психическое обследование. Как выяснилось, они могли неплохо помочь друг другу, и потому сделка была взаимовыгодной.
  Однако в это время Бирута сбежала из больницы и с бредовой мыслью в голове "я хочу продать свою душу Огню, чтобы быть как он, чтобы быть вместе с ним" обратилась к окультистам. Там вроде бы произошел священный обряд, пожравший ее душу, оставив девочке одни лишь отголоски собственного бывшего "я". Но настойчивости ей это не убавило. Она пришла прямиком к Вальтеру, найдя его одного дома.
  - Ах, так это снова ты, - безразлично бросил юноша, разглядывая с ног до головы свою бывшую жертву, - зачем ты явилась ко мне?
  - Я... поняла тебя тоже, - неожиданно резким и дребезжащим голосом воскликнула Бирута, - я стала такой же, как ты. Я смогу теперь быть вместе с тобой, мой милый, дорогой Вальтер...
  - О чем это ты? - с хитрым прищуром уточнил бывший "хозяин", - мне очень жаль, что ты влюбилась в меня таким глупым образом, однако что ты сделала с собой? Насколько я вижу - это нечто худшее, чем моя работа.
  - Как же ты не понимаешь? - нервно расхохоталась Бирута, - я продала свою душу Огню. Я теперь тоже часть этой необъятной вселенной. Я такой же психопат! Теперь мы можем быть вместе, ведь мы понимаем друг друга.
  И девочка в порыве безумной страсти снова обхватила своими руками голову своего объекта обожания и нежно-агрессивно принялась его целовать, не раскрывая горячих объятий. Но Вальтер принимал все это холодно и даже игнорировал выпавшие на него поцелуи. Он оскорблял чувства девочки, чем воспламенял в ней страсть с еще большей силой.
  - Мне жаль, что ты так глупо загубила свою жизнь, - с ядовитой улыбкой, полной наслаждения над чужим несчастьем, проговорил Вальтер, - однако я не продавал себя Огню.
  - Как? - вырвалось короткое сдавленное восклицание из змеиных уст Бируты и она отпрянула на миг от него, как будто ошпаренная кипятком, - но ты же псих!
  - О, какими категориями мы пользуемся. "Псих", - с еще большим ядом передразнил девочку Вальтер, - ты угадала с психом, конечно. Но я не говорил, что продал кому-то свою душу. Тем более, люди Огня не имеют никаких страстей... душа умирает примерно через неделю после обряда. У меня другой степени психическое заболевание. Оно у меня на фоне... хм... гениальности. Не постесняюсь так выразиться, потому что кое у кого и этого нет.
  - Но, но... но неужели это имеет значение? - попыталась вернуть владение ситуацией в свои руки девочка, однако оружие юноши было острее и резало ее полупогубленную душу без ножа, - но ведь я тогда могу убить тебя! И позже убью себя! И так мы будем вместе, да! Мы останемся вместе, и я точно это сделаю прямо сейчас...
  - У тебя не получится, - снова безразлично ответил Вальтер, глядя на воспламеняющееся тело Бируты.
  Ее глаза и вправду изменили цвет, и вся она исторгала из себя холодное голубое пламя, готовое к бою, но убивающее собой собственного носителя. Девочка была не просто в бешенстве, ее разум уже давно покинул ее голову.
  - Это мы еще посмотрим, - наконец выпалила Бирута и метнула в сторону возлюбленного что-то горящее.
  Но Вальтер лишь лениво отвел в сторону левую руку, и пламя не настигло своей цели. В его лице появился лед, а глаза остановили девочку на месте.
  - У меня есть дар... с детства, - щелкнул магазин старинного пистолета, - я, не обучаясь этому ни дня, могу попасть в любую цель с любого расстояния и положения. И это мой дар, та самая гениальность, убивающая мой мозг... помимо этого там есть, конечно, и еще что-то, но главная суть в том, что я могу убить тебя, а ты меня - никогда не сможешь.
  Он хладнокровно поднял руку и выстрелил. Бирута не сдвинулась с места, ее глаза были широко распахнуты, и в них читалась смерть. Но это был обман. По щеке потекла кровь, пуля пролетела вскользь, лишь слегка задев свою жертву. Но глаза не вернули своего прежнего состояния - отрешенность осталась в них теперь навсегда. Огонь забирал свое.
  - Ты промахнулся, - в тон ему с таким же льдом в голосе произнесла она.
  - Нет, я попал куда хотел. Если ты не поняла... - и послышался еще один выстрел, и такая же царапина извергла из себя холодную красную кровь, но уже на другой щеке девочки.
  Скользнула улыбка наслаждения. Последовала череда выстрелов, каждый из которых оставлял на теле девочки не более царапины. Но магазин пистолета перезаряжался так быстро, что между выстрелами как будто не было паузы. Бирута стала сдаваться, смерть пугала ее, еще не погибшую прежнюю личность. Она издала крик ужаса и попыталась убежать, но выстрелы продолжали лететь ей в спину, усеивая тело все новыми ранами.
  - Ты убьешь меня так! - завопила она.
  - Будешь дергаться - убью, - выпалил в ответ Вальтер, - а будешь терпеть - предоставишь мне великое удовольствие.
  - Как ты можешь так отвергать меня? Такими способами, да и вообще...
  - Да потому что ты дура! - неистово заорал на нее юноша, оставив звенящую тишину в воздухе.
  - Что ты сказал? Повтори, - оскорблено дрогнули губы Бируты.
  - Я сказал, что ты дура! Пошла прочь отсюда и не возвращайся больше!
  - Да как ты смеешь? Я сожгу твой дом!
  - Мне теперь все равно, я не появлюсь в нем больше. Я теперь работаю на "Артемиду".
  - Как? На мою бывшую организацию?
  - Да. Теперь я на твоем бывшем месте, - и рука с пистолетом спокойно вернулась в свое первоначальное состояние, - будешь меня искать, и тогда я пристрелю тебя. И в этот раз не промахнусь.
  С Бируты было достаточно. Она была убита и внешне и внутренне, и только глаза ее выражали полный могильный холод. Остальное с ней доделает Огонь. С тех пор они не встречались много лет...
  ...и сейчас она смотрела на него с такой любовью, как будто забыла все те унижения. Она верила, что он ее простил и примет в свои объятия. Станет частью ее жизни.
  - Как же ты мне надоела, - сказал Вальтер и вдруг выстрелил.
  И время замедлилось. В глазах Ирины помутнело и ее вырвало прямо на траву. Ее чистая одежда запачкалась кровью. Все произошло так близко, так неожиданно... никто не верил, что Вальтер мог так поступить. Обезличенное тело Бируты упало навзничь, некрасиво раскинув ноги. Мужчина выждал несколько секунд, опустил руку... и еще три раза выпустил пулю в кровавое месиво, которое когда-то было лицом.
  В ушах Ирины зазвенело еще больше. Она не знала, что там делал Дима и о чем он думал, но ей было так плохо, что девушка едва нашла в себе силы, чтобы отползти в сторону. Ее неудержимо выворачивало наружу, но внутри больше ничего не оставалось. То же можно было сказать и о лишних мыслях и духовных переживаниях.
  Ей повезло пока что: она еще не знала той самой истории любви этой ненормальной парочки. Но женское чутье подсказывало ей, что Вальтер только что натворил... у этого монстра нет в жизни ничего святого. Он растаптывает все, что мешает ему наслаждаться жизнью в своем эгоистическом стиле. Песня спета, занавес упал.
  
  Ирина взбунтовалась больше прежнего. Она вела себя невыносимо по меркам "Артемиды". Теперь ее ничто не удерживало в рамках приличного, особенно по отношению к Вальтеру. Девушка хамила ему, часто посылала матом, неуважительно смотрела на Эльзу, рычала на всех остальных. Она как с катушек съехала. И это сильно бросалось в глаза.
  Как только Диму выдворили со двора после того случая с Бирутой, его существование немедленно прекратилось для Ирины. Она не получала от него никаких вестей, ни разу не слышала, чтобы о нем упоминали хотя бы вскользь в разговоре и вообще... внешний мир стал таять для нее с неимоверной скоростью. Будто и не существовало ничего в ее жизни кроме стен и сослуживцев "Артемиды".
  У девушки появилась новая жизненная философия, помогающая ей сохранять остатки разума в этом проклятом месте. Каждый раз, когда она по глупости проникалась к кому-нибудь или чему-нибудь особой симпатией - тут же заставляла себя остановиться.
  "Живи так, как будто ты можешь потерять в одночасье все, что тебе дорого. Не хватайся за вещи, не преувеличивай их ценность. Знай, что ничто не вечно. Даже мы".
  Однажды на одном из заданий Ирине пришлось заночевать с Вальтером в каком-то заброшенном здании. Не смотря на то, что за окном была зима, внутри реально было перетерпеть ночь. Тем более что они поддерживали внутри небольшой костер. До "Артемиды" было далеко.
  Ира не сводила с напарника глаз после нескольких пошлых шуточек о совместном сне. Он опять поднимал себе настроение за счет понижения чужого.
  - Давай как тогда, принцесса, - сладострастно ухмылялся он.
  - Не было тогда ничего, - автоматически по привычке огрызалась Ирина.
  - Да было-было.
  - НЕ БЫЛО!
  - Если ты не помнишь - это еще ничего не значит.
  - Надеюсь, ты замерзнешь сегодня до смерти, - в очередной раз рассердилась девушка и стала готовиться ко сну с другой стороны костра.
  Ей вдруг пришла в голову какая-то особенно гениальная мысль и Ира начала рисовать вокруг себя многочисленные руны, которые когда-то видела у магов крови. В этом богом забытом месте больше нечем было заниматься.
  - Ммм, знакомые рисунки, - многозначительно промычал Вальтер.
  - Как будто ты знаешь, что это, - хмуро процедила Ирина.
  - Конечно, я знаю знаки магов крови. Я же тоже книжки читаю.
  - Ты?! Читаешь? Что-то я сомневаюсь, что ты и читать-то умеешь, - отбрила его девушка и улеглась спать лицом в его же сторону, хотя страстно хотела отвернуться, чтобы не видеть этой наглой рожи.
  - И чего же ты хочешь добиться? - заинтересовался такой "игрой" мужчина и лег прямо напротив глаз Ирины, - тебе так приятно видеть мое лицо перед сном?
  - Спокойной ночи, - буркнула девушка, чувствующая себя раздраженной кошкой, не смеющей противиться воле хозяев.
  Но стоило ей закрыть глаза, как послышался какой-то шорох и она тут же очнулась: Вальтер исчез. Ира немедленно подскочила на месте как ошпаренная, думая, что уже уснула и ей вновь снится кошмар. Но вдруг она услышала довольный смех рядом и поняла, что ее разыграли. Вот это было колоссальное унижение.
  Нечто подобное он проделывал потом еще несколько раз. Ирина устала реагировать на каждый шорох, но, к сожалению, ее кошмары по ночам все не прекращались, заставляя в присутствии напарника всегда быть начеку. Жизнь катилась ко всем чертям. Даже во сне.
  Но это было не худшим "сюрпризом" во всей ее службе...
  Однажды утром Ирине пришла телеграмма. Она не верила в то, что они все еще существуют, но эта принесла самую страшную новость за все пребывание девушки в "Артемиде". Пришло извести о смерти ее родителей. Для них заказали оркестр и приглашали Ирину на похороны.
  - Мама...папа... - через силу выговорила девушка, задыхаясь, - я не верю... это просто очередная ложь... я это точно знаю...
  Сдавленная до неузнаваемости в руках бумажка окропилась слезами горя. Все-таки еще осталась в организме такая жидкость.
  Горе было преувеличено вдвое новостью о том, что Эльза отказалась пускать Ирину куда-либо за пределы их территории, пускай и на чьи-то похороны. Она назвала это недостаточно веской причиной. На все вопросы о ложности данной телеграммы Ира встречала только прежние насмешки и отрицание. Конечно, они ни в чем не признаются. Им это на руку.
  И признав свою низшую ступень существование в этом месте, Ирина затаилась. Теперь настолько глубоко, что ее эмоции никто не мог выцарапать наружу. А собственное отношение к людям моментально переросло в... равнодушие. Она слушала об убийствах с безразличием на лице, не реагировала на просьбы о помощи, свободно умерщвляла сама. Иногда это было легко сделать. Всего один удар и человек как хрупкое стекло уже лежит на полу и не дышит. А если вызвать Драконис-Персона - тогда вообще никаких проблем ни с чем не возникает. Такой путь и выбрала Ирина. Они хотели это получить? Они получили.
  - Знаешь, как умерли твои родители? - однажды спросил Вальтер.
  В другое время Ира испепелила бы его за то выражение лица, какое он на себя надел при этом. Но сейчас она даже не повернулась и лишь неоднозначно махнула головой.
  - Твой любимый Тремер это сделал, - с сарказмом объявил напарник, - он все-таки ускользнул от "Артемиды". Черт его знает, каким образом, но ему это удалось. Может быть, он не такой уж и слабый неовампир, как нам показалось.
  - Не понимаю, зачем ему это понадобилось, - с едва ли не циничным выражением лица объявила Ирина, и ни один мускул не дрогнул, - выгоды вообще никакой нет. Все равно я не буду ему служить.
  - Правильно, не будешь. Ты уже служишь "Артемиде". До самой смерти. Учитывая, что тебе больше нечего терять...
  - И некуда идти, - бесцветно откликнулась Ирина и полной грудью вдохнула затхлый уличный воздух, - день сегодня прекрасный. Наши задания закончились? Тогда можно сходить опять в какую-нибудь забегаловку. Мне сегодня лень что-то готовить.
  Девушка пустила свой Драконис-Персона на полную катушку в эти дни. Она в этом состояние пребывала даже больше времени, чем в своем обычном. И очень быстро голоса в голове стали усиливаться, нашептывая ей что-то, направляя и подсказывая.
  Глядя на Моцарта в столовой Ира ощущала странную симпатию к нему, похожую на ту, которую испытывала при виде Вальтера. Ей становилось противно от самой себя и тогда глаза снова чернели, принимая ту жизнерадостную отрешенность, какая встречается иногда у наркоманов. Она получалась покой и расслабление.
  - А ты пристрастилась, - почти укоризненно сказала ей однажды Оля.
  - И че мне этим хочет сказать малявка недоросток? - грубо наехала на нее в ответ девушка.
  - Нет-нет, ничего, - поникала тогда шаманка и больше с нею не разговаривала.
  Не понятно, что таилось в ее душе в этот момент. То ли грусть, то ли такое же равнодушие. Но только Ирину это очень удивляло. Если эта чудачка хочет обрести друга в "Артемиде" - значит, она еще слишком наивна не по возрасту. Вот Ира довольно быстро обрела смысл существования здесь и теперь ее ничто не мучает. Прекрасное состояние. Без волнений и тревог.
  За все успехи сотрудница была щедро вознаграждена самой Эльзой. Та повысила ее до звания собственного телохранителя. Вальтер тоже реабилитировался за счет нее и пребывал в очень позитивном счастливом настроение в это время. Ира была немного польщена, хотя по-прежнему не могла взглянуть на шею хозяйки без соблазна: всего один раз хрустнуть и деспота не станет. Но почему-то не слушались руки, и язык болтал совсем не то, что было на уме.
  Девушка была не в состояние сама разобраться в этом феномене и потому однажды завела с напарником занимательный разговор на данную тему. Почему Эльзу все беспрекословно слушались, хотя она была не самой сильной здесь? На это Вальтер с азартным смехом предложил ей попробовать собственноручно убить Величкину и поспорил, что девчонке это не удастся сделать. Ира и сама уже давно подумывала об этом и реально уже могла осуществить свою мечту (ведь человеческая жизнь больше не представляла ей никакую сакральную ценность), но не ожидала, что случай представиться так скоро.
  Они с Эльзой сидели вдвоем в столовой за одним столиком, в то время как Вальтер попивал кофе за спиной хозяйки и во все глаза таращился на них в отражение в чайнике. Он просто наблюдал и улыбался. Ире же было как-то не по себе. Нечестно, когда во время спора за исполнением условия кто-то следит! Но что поделать. Придется абстрагироваться и сделать это. Все равно на нее никто не обидеться за этот поступок. Многие даже с облегчением вздохнут. Моцарт только возмутится, но даже он сможет это пережить. Он корыстнее, чем кажется.
  - Надеюсь, ты поняла меня, - говорила о сути новой миссии хозяйка, попивая свой чай, - через час вы оба должны стоять в холле, готовые к выходу. После этого...
  Она болтала, а Ира смотрела на ее шею во все глаза. Затем куда-то в область сердца. Затем мысленно прицелилась в висок. Но очень быстро она поняла, что даже руки поднять не может на эту женщину. Как будто невидимое поле окружало ее. И что руководило Ирой? Страх? Покорность? Обожание? Ничего из перечисленного. Однако она не могла убить Эльзу. Хотя давно уже не останавливалась перед обычными людьми.
  - Чего ты уставилась на меня? - небрежно брякнула хозяйка, - повышения хочешь выпросить?
  - Никак нет, - на армейский мотив ответила Ирина и отвела свой взгляд.
  Это уже ни в какие ворота не шло! Как такое может быть, что ты к человеку испытываешь злость, но не смеешь прикоснуться к нему? Учитывая, что у тебя такая мощь. Девушка еще раз мельком осмотрела ее обыкновенное женское тело.
  Наверное, стоит вызвать Драконис-Персона. Уж она-то вообще размышлениями не страдает. Тем более в последнее время Ира приспособилась вызывать ее по собственной воле. Это было так удобно и выгодно, что даже в обыденные дни "подружки" не расставались.
  Черные глаза впритык опять смотрели на Эльзу и внимали ее последним завещаниям. Женщина вяло обратила внимание на перемены и с полным ощущением собственной безопасности встала, бросая перед сотрудницей пачку денег.
  - Остальное отдам после успешного завершения задания. Скорее всего, придется замарать руки.
  - Да, сделаем, - как ни в чем не бывало, ответила ей черноглазая Ирина и позволила хозяйке беспрепятственно уйти.
  Злость заклокотала у нее в груди. Настоящая душа вытеснила дракона и грузно уронила голову на руки. Вальтер подсел к ней и торжественно громко загремел чайно ложечкой по кружке.
  - Ну как успехи? - смеялся он.
  - Чувствую себя отвратительно, - не поднимая головы, промямлила Ирина, - ничего не понимаю. Меня бесит такая неопределенность!
  - Советую тебе расслабиться. Тут многие мечтают ее замочить, но почему-то до сих пор даже не попробовали. Куда уж тебе...
  - А ты не хочешь? - подняла на него глаза напарница.
  - Мне это не выгодно, хотя сука она порядочная. А вот Моцарт наверняка мечтает. Но при этом ты не найдешь более верного слуги во всей округе.
  - Отношения как у животных с дрессировщиком.
  - Именно, - дрогнули брови Вальтера, - и ни одна собака не даст ответ, почему она не нападет на дрессировщика. В принципе они легко могут прожить без еды и тепла. Найдут себе это сами, да еще и свободу обретут. А вот какая-то привычка... тянет всех на дно. Аминь.
  Девушка чокнулась с ним кружками и допила свой напиток тоже.
  Миссия их в этот день была, мягко говоря, странной. Чем-то похожа на убийство мэра в Маркополисе. Эльза в сопровождение всего двух своих человек шла по коридору здания, и Ира приметила мощную охрану, вытянувшуюся вдоль всего прохода до самых дверей начальника. Столько людей с автоматами она видела лишь единожды.
  Вальтер вел себя так, будто не замечал никого вокруг. Гордо задрав подбородок и, не выражая ни единой эмоции, он шел по правое плечо от Эльзы. Ира двигалась широкими шагами слева, разглядывая каждого человека в коридоре, пытаясь понять их отношение к ней, чувствуя от некоторых сильный страх, получая наслаждение от этого факта... на некоторых она специально задерживала внимание, чтобы заставить их как-то на это отреагировать. И получала ответ! В микроскопических подергиваниях мышц, странном блеске глаз, движение зрачков...
  - Не выпендривайся так явно, - шепнул ей, наконец, напарник, - учись быть хорошим телохранителем. Следи за обстановкой, но не так явно.
  Ира была вынуждена согласиться. Последовав его совету, она перестала нервировать людей и направила глаза перед собой, лишь искоса рассматривая новые апартаменты. Она сильно увлеклась и не сразу заметила, что напротив них стояли телохранители Андрея Борисовича. Два молодых крепких мужика не сводили глаз с нее и Вальтера. Девушка немедленно оценила степень их опасности. Такие и голыми руками задушить могли, а тут маги...
  Эльза говорила о каких-то там договорах, которые этот начальник якобы нарушил. Он спорил с нею, возмущался, предлагал что-то от себя. В конце концов, Величкина устала играть словами и напрямую обвинила его в грабеже.
  - Я покрывала вас настолько долго, насколько мне позволяют контакты с другими городскими структурами. И при этом вы решили стянуть деньги у меня из-под носа. Это не есть хорошо, товарищ. Я такого не прощаю.
  - Я тоже устал болтать с вами о всяких глупостях, - с не меньшим раздражением выдал мужчина, - что бы я ни сказал, вы не желаете идти навстречу. Значит, нам больше не о чем разговаривать.
  - Это ваше окончательное решение? - отчетливо спросила женщина.
  Запахло жареным. Ира навострила все свои органы чувств и поняла, что его телохранители поступили также. Вальтер тоже был на взводе, насколько ей позволяло заметить это боковое зрение.
  Неожиданно без предупреждения и лишних слов с занебесной скоростью один из силачей занес руку, выстрелив в Эльзу из своего оружия, но пуля жалобно звякнула о чужеродный металл и полетела в сторону. Перенаправив руку с пистолетом от лица хозяйки на громил, Вальтер попытался выстрелить в ответ, но со второй стороны его болезненно ударил по руке второй телохранитель, едва не сломав ее. Ему это не удалось только потому, что Ира вовремя перехватила его кулак стальными невидимыми нитями и после неудачной атаки вышвырнула наглеца в противоположную часть комнаты.
  Дальше все произошло еще быстрее, чем началось. На нее полетел магический удар с правой стороны, но девушка успела с помощью Драконис-Персона предсказать это и совершила ответный выпад навстречу, свернув врагу голову как куренку. Тому первому Вальтер каким-то чудом прострелил обе ноги в полете, едва не упав на пол всем своим телом. И таким образом после короткого погрома все снова затихло. Только стрелок сделал контрольный в голову, убедившись, что Эльзе он не нужен.
  У Ирины внутри даже ничего не дрогнуло при этом. Хозяйка, молча, одним лишь взглядом отдала ей приказ и вот девушка уже прижимала за горло Андрея Борисовича к стене. К сожалению, она не могла эффектно приподнять его над полом, так как ростом доставала этому человеку от силы до подбородка. Но это не помешало ей усмирить этого негодяя до такой степени, чтобы он перестал сопротивляться.
  - Куда ты дел деньги? - в воцарившейся тишине спросила Эльза.
  Вальтер в это время заблокировал главный проход, заперев его на замок и подперев какими-то вещами. Время шло на секунды. Охрана должна вломиться с минуты на минуту.
  Мужчина только жалобно трепыхался в стальной хватке Иры, и женщина заключила, что воровал он точно не наличными, а, значит, здесь их искать бесполезно. На пытки времени тоже не оставалось, а с собой этого слюнтяя тащить не имело смысла. И дождавшись от него лишь наспех названного кода от сейфа, она приказала прикончить эту бесполезную тушу.
  Начальник даже понять ничего не успел, а в его голове уже зияла дырка размером с чью-то пятерню. Окропленный собственной кровью костюм тяжело рухнул на пол вместе со своим хозяином. Когда внутрь ворвалась охрана, наша тройка была уже далеко.
  На пальцах Ирины по самое запястье сияло красное пятно, которое она поспешно оттирала на ходу. Она не брезгала этим, но оставлять следы на предметах ей не хотелось.
  - Я бы подал тебе тряпочку, которой чищу свое оружие, но пачкать не хочется, - проговорил расслабившийся Вальтер.
  - Очень остроумно, - буркнула ему в ответ Ирина.
  - Тише вы оба! - рявкнула на них Эльза и все покорно затихли.
  Иру даже не тянуло узнать, зачем они ходили к этому странному человеку и за что конкретно убили его. Коррупция в этой сфере - нормально дело. Но ведь не все расплачиваются жизнью за жадность. Да какая, собственно разница?
  За этот день Эльза заплатила им очень неплохо. Вальтер даже хотел гульнуть, но Ира отказалась. Ей было не интересно развлекаться в местных стриптиз клубах. Да и Вальтер шел туда, наверное, не за сексуальным развлечением. И зачем ей опять сидеть напротив бармена битый час, дожидаясь, когда напарник с кем-нибудь развлечется в "запертом" туалете? Лучше уж выспаться перед следующим заданием.
  А следующий день оказался еще веселее. Самостоятельная работа.
  - Почему каждое наше задание заканчивается чьей-то смертью? - спросила уже после девушка.
  - Потому что "Артемида" занимается такими делами, за которые не имеют право браться обычные органы правопорядка. Нам сбрасывают всю самую грязную работу. За это и терпят и покрывают, - объяснил Вальтер.
  В этот день их отправили аж в центр города, куда заявилось два панка подростка на некрупных драконах. Они требовали, чтобы их показали по телевидению и вызвали побольше ментов, чтобы объявить свои условия. А вместо ментов явились сотрудники "Артемиды", но пока что об этом никто не догадывался.
  Ира врезалась в толпу зевак, направляясь прямо к нарушителям спокойствия. Она чувствовала легкое раздражение от их поведения. Два балбеса верхом на опасных ящерах изображают из себя террористов ради какой-то игры. Но ей же это казалось больше похожим на неудачное ограбление банка с колготками на головах вместо нормальных масок. Шутовство сплошное и карнавал. И откуда они вообще драконов достали? Мрак их знает.
  Девушка уже почти приблизилась к краю этого людского океана, грубо расталкивая всех как ледокол. Уже издалека она бросила им какое-то оскорбление, заставившее обратить на себя внимание всех вокруг. Люди невольно расступились от сумасшедшей, как жир от моющего средства. Ирина же не повела и бровью.
  - Сопляки хотят играть во взрослые игры? - повторила она свой вопрос и неодобрительно взмахнула густыми ресницами, - чего языки проглотили, сосунки?
  На нее посыпался дикий гогот вперемешку с матом. Они были явно младше ее, но ростом выше вдвое. Особенно учитывая тот факт, что они восседали на животных. Но Иру это ничуть не взволновало. Она сложила руки на груди и строго как школьная учительница следила за их действиями.
  - Иди лучше домой, малышка, - выкрикнул один подросток и снабдил свою фразу пошлыми подробностями, после чего добавил, - либо наши драконы порвут тебя на куски. Так будет даже лучше. По телеку такое не покажут, но зато в "нужных" кругах...
  - Вы меня своими драконами не запугивайте, - покрывалась пятнами сарказма девушка, - иначе пожалеете. Лучше берите руки в ноги и валите к своим мамочкам, пока мы вас не пристрелили.
  Подростки еще больше развеселились и, не сговариваясь, двинулись прямо на нее, едва не наступая на голову Ирины. Но она больше не намерена была терпеть этот цирк. С почерневшим взглядом и озверением внутри она всего один раз глянула на ящеров, заставив их замедлиться и неуверенно притормозить. Но панки так усердно секли животных электрическими плетками, что у драконов не было выбора и они затравленно раскрыли свои зубастые пасти у самого лица девушки.
  Ира усмехнулась. Ей было жалко калечить драконов. Дмитрий учил ее, что животные не виноваты в том, что творят люди. Значит, надо было поступить как можно гуманнее... она еще настойчивее подалась вперед и за спиной девушки начал вырисовываться из уплотняющегося воздуха силуэт гигантского ящера, выше, чем эти два несчастных дракончика. Мальчишки уже ничего не могли поделать с диким страхом и покорностью своих животных и наконец-то смекнули, с кем имеют дело. Они прекрасно знали, что такое Драконис-Персона и срочно стали дубасить драконов по шеям, желая сжечь все на площади и скрыться в дыму, но Ира не позволила реализоваться этим планам.
  - А ведь я вас предупреждала, - и Ира подняла руку высоко над головой, - по ногам сопляков!
  Из толпы сверкнуло два выстрела и панки как подкошенные с вскриками неожиданности свалились на землю как мешки с дерьмом. Зеваки завизжали как очумелые и разбежались в разные стороны, легко поддавшись панике. Из волн этого живого моря на середину вышел Вальтер с расчехленными пистолетами.
  "Террористы" затряслись как щенки при виде него и, пустив сопли и слезы от боли и страха, стали молить о пощаде. Но сотрудников "Артемиды" не волновали теперь их желания и просьбы.
  - За то, что вы планировали устроить теракт в городе, который мог понести за собой множество человеческих жертв, за поджог и отказ в сотрудничестве с представителями правосудия, а также за нападение на представителей правосудия именем закона я выношу вам смертельный приговор, - словно судья перед обвиняемыми вынесла им вердикт Ирина.
  Вальтер с готовностью навел на них пистолеты.
  Пацаны больше прежнего стали умолять о сохранении жизни, обещали рассказать все, что было необходимо, сдать кого нужно. Оказывается, они не по своему желанию явились в центр города и не ради шутки требовали журналистов с ментами. Им приказал... Тремер. Панки не назвали его фамилии, но переглянувшись с Вальтером, Ира поняла, что ее догадка верна. Он снова вернулся к своей террористической деятельности!
  - Мы все вам рассказали. Теперь вы отпустите нас? - в надежде спросил один из подростков.
  - Ну, вы молодцы, что ничего не скрыли от нас, - улыбнулась в конце Ирина и встала на ноги с колена, на котором она сидела, слушая их, - вы хотите, чтобы правосудие отменило свой приговор? Ваше признание смягчит его. Я обещаю.
  В глазах "террористов" засияла надежда. Ирина же с ее черными глазами не излучала ни единой искренней эмоции.
  - Приказываю привести приговор в исполнение. Быстрая смерть. И это ваша награда.
  И Вальтер с радостью сделал это. Мальчишки даже ничего осознать не успели. Драконы хотели бежать, но страшная незнакомка заставляла их стоять на месте и ждать приказа. В толпе где-то в стороне снова послышался чей-то всхлип и визг, после чего все опять затихло.
  Ира огляделась вокруг и как будто впервые увидела испуганных приговором зевак. Но под ее тяжелым молчаливым взглядом всю толпу как ветром сдуло. Ира даже слова не сказала. Это было удобно...
  - Драконов я заберу в "Артемиду", - снова обратилась она к Вальтеру, скидывая поводья с шей ящеров, - а эти двое пускай лежат здесь. Я уже слышу звуки ментовских сирен. По идее Скорая тоже должна приехать. У них будет много работы.
  - Зачем тебе драконы? - усмехнулся напарник.
  - Я давно не летала на них. Жажду поскорее опять сесть в сентар.
  Им никто не препятствовал, ничто не помешало скрыться с места преступления. Как удобно, когда одна половина населения города куплена, а вторая настолько безучастна, что позволяет убивать невиновных под собственными носами.
  В "Артемиду" Ирина вернулась в приподнятом настроении. Она чувствовала гордость за свою работу и ожидала похвалу от Эльзы за такие шикарные трофеи.
  - Гляди-ка, они боятся тебя, - усмехнулся у входа внутрь Вальтер.
  И правда, ящеры держались от Ирины на расстояние вытянутых поводьев, широко растягивая красные ноздри, вдыхая ее запах, вздрагивая от каждого жеста. Девушке это безумно льстило.
  - Никто и никогда не устоит перед истинным Драконис-Персона, - торжественно объявила она.
  Двери скрипнули, к ним навстречу вышла Оля с Моцартом (похоже, собирались куда-то по своим делам) и тут шаманку будто парализовало на месте. Она так странно смотрела на драконов, что невозможно было разобрать этого чувства: страх, удивление или затаившаяся радость.
  - О божество мое, ты явилось! - пала малышка вдруг на колени и окружающим даже показалось, что глаза ее заблестели от слез, - ты пришло за мной! Я знала, что ты не бросишь меня в этом бренном мире...
  - Эй, ты это прекрати, - вернулся и тряхнул ее как следует за плечи Моцарт, но напарница не реагировала на него.
  В ее поведение было столько религиозного безумия, что нельзя было и подумать, что этот человек может быть адекватным. После нескольких бесполезных попыток, мужчина попытался силой утащить женщину от животных, но она неожиданно направила ногти ему в грудь и со страшным взглядом сказала: "не смей мешать воле богов наших, иначе пожалеешь об этом. И я им в этом помогу".
  От ее ежедневного позитива не осталось и следа. Этот цирк так сильно удивил напарника, что он грубо оттолкнул ее от себя и озадаченно стал наблюдать за продолжением. Такой он видел ее впервые.
  Из-за странности всей ситуации Ирина тоже вернулась в свое естественное состояние и недоверчиво следила по очереди за поведением Оли и драконов. Она понимала, что что-то нужно предпринять.
  - Так вот кто является твоим Богом! - пришло неожиданное осознание в ее голову, - недалеко от вашего племени живет какой-то старый гигантский дракон, которого вы все приняли за неземное существо и стали ему поклоняться...
  "Значит вся твоя религия ложная", - подумала Ира и не рискнула озвучить это вслух. Глядя на шаманку ей стало вдруг жалко это несчастное существо, которое только этой верой и живет. Если лишить ее этого - скорее всего человек просто не найдет себе места в этом мире и... случиться что-то страшное. Невольно девушка поставила и себя на ее место. Но почему-то ломать чужую жизнь в этот момент не захотелось, не смотря на то, что своя была уже погребена под развалинами воспоминаний.
  Ирина присела на корточки напротив Оли, которая вновь упала на колени. Девушка попробовала обратить ее внимание на себя, но все было тщетно. Более того, шаманка начала уже злить драконов свои поведением. И злила она их специально. По ее словам это были какие-то особенные ритуальные действия, умоляющие Бога забрать жертву в свое чрево. А по факту это все просто элементарно бесило животных.
  Поняв, что с нею разговаривать по нормальному теперь бесполезно, Ирина пересилила себя и стала общаться с фанатиком на его языке. Она проникновенно заглянула в глаза Оли и доверительно положила руку ей на плечо.
  - Послушай меня, тебе нельзя быть сейчас съеденной. Твоя миссия на земле еще не выполнена.
  - У меня только одна миссия... - страдающей улыбкой ответила ей шаманка.
  - Я понимаю, но помнишь, ты как-то раз попросила меня стать твоим Богом? Я долго думала над этим и теперь решила, что, пожалуй, я возьму на себя эту роль, - тут же наступила абсолютная недоуменная тишина.
  Даже наслаждающийся цирком Вальтер навострил уши, внимательнее вслушиваясь в их разговор. Моцарт только хлопнул себя ладонью по лицу. Зато на шаманку это подействовало чудодейственным образом. Ее взгляд немного протрезвел и стал чуть более осмысленным.
  - Ты хочешь стать моим Богом? - повторила она, - ты согласна? Ты мне обещаешь это?
  - Обещаю, - заверила ее Ирина, - клянусь всем, чем только захочешь.
  - Спасибо, - ее голос немного дрогнул, женщина была тронута, - то есть ты поглотишь мою плоть, когда придет время?
  - Я же сказала, что клянусь тебе в этом, - с еще большей уверенностью кивнула Ира и заставила себя улыбнуться в ответ.
  - Ты самая лучшая в моей жизни! - воскликнула Оля и бросилась ей на шею, душа своими объятьями, - я всегда тебя обожала, но теперь люблю еще больше. Я буду любить тебя как своего Бога. И я верю, что ты сдержишь слово. Скажи мне, когда этот день настанет.
  - Я скажу тебе, - погладила ее по спине Ирина, - но он точно не сегодня. Сегодня у тебя неотложное задание с Моцартом. Не подведи Эльзу.
  - Слушаюсь, - отпрянула от нее Оля и активно закивала, - теперь ты выше всех для меня. Только тебя я могу слушать беспрекословно. Я обещаю.
  - Хорошо-хорошо, - встала на ноги Ирина, - а теперь иди по своим делам. Мы еще увидимся вечером. Будет о чем поговорить.
  Сразу было видно, что человек обрел смысл жизни. Оля моментально забыла о драконах и удалилась в таком приподнятом настроение, что раздражала этим напарника. Но ей было плевать, и она оставалась счастливой, не смотря на все его унизительные слова по этому поводу.
  Ира решила, что ей есть чему у нее поучиться. И еще оставалось сделать одно дельце...
  - Куда же ты? - с интересом спросил Вальтер в коридоре.
  Он никак не мог догнать свою напарницу, двигающуюся уверенным широким шагом, который вошел в ее привычку с недавних пор. Ирина не обернулась, как и всегда, общаясь с ним. Она была теперь слишком горда для этого.
  - Эльза мне кое-что должна, - ответила она только у кабинета и вошла внутрь, хлопнув дверью перед самым носом мужчины.
  Вальтер хмыкнул и послушно остался по эту сторону, изучая стены коридора. Ему все это начинало нравиться еще больше. Весь мир вокруг них двоих теперь погружался в какую-то болезненную эйфорию. И с тем же ощущением Ирина заискивающе и коварно улыбнулась хозяйке.
  - Всем своим сотрудникам вы даете то, что они хотят. Могу и я получить то, что мне по душе? - прямо заявила она.
  Это могло бы прозвучать как вопиющее нахальство, но Величкина и бровью не повела. Она только выжидающе как всегда подняла глаза на вошедшую девчонку и лишь слегка свела вместе брови.
  - И что же? - сдержанно поинтересовалась Эльза.
  - Я хочу дракона. Вернее тех двух драконов, которых забрала на задание.
  - Да бери их, - с незаметным облегчением ответила хозяйка, - это все?
  - Да, вполне! - радостно воскликнула, показав все зубы, Ирина и игриво подмигнула ей на манеру Вальтера, - по ходу мы отличненько сработаемся с вами, если и дальше так легко будем обо всем договариваться.
  Вальтер, конечно же, ждал ее снаружи.
  - Дала? - сходу спросил он.
  - Еще как! Обоих, - гордо объявила девушка.
  - На кой тебе оба-то? - одобрительно качнул он головой.
  - Потому что я так хочу, - строптиво отреагировала Ирина, - одну будут звать Волей, а другую - Свободой.
  - А если один из них мальчик?
  - Тогда Воля и Свободный. Да какая разница? Все равно вскоре Воля помрет, а Свободный убьет кого-нибудь и сбежит.
  
  За время своей работы Ира успела понять кое-какие истины о людях. Особенно, когда она пересела на драконов и стала ради устрашения выступать на них в город, выполняя разные миссии.
  Все люди - глупые стадные животные, полные при этом кучи отрицательных качеств и безучастности. На этом и играет "Артемида". На этом даже больше, чем на подкупах.
  Можно убить человека на глазах у окружающих, можно избить парня, в то время как другие будут стоять и записывать это на камеру; можно похитить девушку средь бела дня и никто не кинется ей помогать...
  Однажды они так и поступили. Ира вышла из машины и перегородила дорогу какой-то цаце. Пока та соображала, за что потревожили ее великую особу, из нутра автомобиля появился высокий статный мужчина и почти силой заволок бедняжку в салон. Она сопротивлялась, но не сильно, поскольку против мужской силы не выиграешь. Кричать бесполезно. Пару каких-то визгливых нот и все снова затихло. Ирина не двигалась с места, оглядывая прохожих. Большинство из них ускорили шаг и сделали вид, что их это не касается. Ну как похоже это на типичных людей!
  Некоторые вроде бы останавливались в замешательстве, но столкнувшись с взглядом Иры, тут же прятали глаза. А больше времени на раздумье им девушка не дала и села на свое место, громко захлопнув дверь. Она закинула ногу на ногу, услышала явственный щелчок и принялась рассматривать ногти. Несколько было сломано после недавней потасовки в баре. Но это не беда. Зато в качестве поощрения Эльза дала им неделю отгула и позволила делать все, что душа желала.
  "Пожелание Вальтера исполнено, - хитро косилась из-под ресниц на затравленную пленницу Ирина, - а мне всего-то надо полетать. Размять мои старые косточки". Крашеная блондинка затравленно пищала и путалась в словах, но основной смысл ее лепета и так был понятен.
  - Куда... вы меня везете? - обратилась она больше к Ире, чем к водителю.
  - Милочка, на этой неделе вам обеспечено свидание с одним восхитительным мужчиной. Он настоящий романтик, поверьте мне, - она демонстративно достала пилочку и, проведя ею сперва по горлу, принялась подпиливать ногти, - не прячьте своих эмоций и все пройдет не так болезненно.
  - Да я... да вы... не смейте... - ее уверенность все быстрее таяла и бедняга не уследила, как чужие пальцы сильно сдавили ее подбородок.
  Вальтер развернул лицо незнакомки к себе и одобрительно скуксился. Ирина невольно прыснула в кулак, но быстро взяла себя в руки и продолжила стачивать ногти.
  - Если будете вести себя хорошо - тогда в конце недели вам не придется столкнуться с еще одним мужчиной. Он романтик еще больше меня. Он похитит ваше сердце, - этих слов было уже достаточно для того чтобы жертва могла распрощаться с жизнью.
  Ира же сидела как на иголках и успокоилась только тогда, когда добралась наконец-то до своих драконов. Она жадно гладила их, очищала от грязи и пыли на кожистой чешуе. Сбросив всю лишнюю амуницию и положившись на свой Драконис-Персона девушка выехала на улицу и с середины же двора взметнулась вертикально вверх до самых облаков. Она не останавливалась до тех пор, пока земля не скрылась под этой пеленой далеко внизу.
  Забытое давным-давно чувство свободы и радости от полетов нахлынуло на нее и не отпускало до самого конца своих прогулок. Девушка совсем загоняла бедного дракона, заставляя его метаться из стороны в сторону с таким остервенением, будто это ему нужна была свобода, а не ей. Ирина вкладывала в эти виражи столько злобы и души, что не замечала, как уставала от длительных перерывов. Но ее это не огорчало, а даже наоборот подстегивало. Хотелось мучить себя больше и больше, до тех пор, пока кровь не хлынет из носа и слабость не заставит ноги разжаться, чтобы прямо на этой высоте слететь со спины ящера и разбиться насмерть. Но собственное же тело не дало ей такой услады, и вся усталость обрушилась на одного лишь дракона, который даже приземлился из-за этого плохо, едва не переломав себе все ноги.
  Ира почувствовала, что она была не в себе. Пожалев ни в чем неповинное животное, девушка протерла его мышцы всевозможными кремами, чтобы те не распухли от перегрузок.
  Почему она не пыталась бежать? И почему не сделала этого уже давно, с момента появления ящеров? Это навсегда останется загадкой для Ирины, как и то, почему она не прикончила Эльзу за все это время. Когда она закрывала глаза, сидя в сарае с животными, ей казалось, что ответ близок, но он рассыпался в руках. Наверное, когда ты теряешь все, что тебе когда-то было дорого, ты не знаешь куда причалить и временно останавливаешься там, где началась твоя новая страница жизни. Это кое-что объясняет, но все же...
  
  - Ты даже не посмеешь поступить так с этими людьми, - злорадно говорило ей отражение в зеркале.
  Ирина созерцала саму себя, но другую. Та с черными глазами злобно ходила из стороны в сторону и периодически дарила убийственную улыбку своей собеседнице.
  - Я перережу тебе глотку, если ты хотя бы дернешься отсюда, - шипела она же.
  - Прекрати мне угрожать. Я и так позволила тебе слишком много, - отречено ответила Ира.
  - Слишком много? - отражение плюнуло себе в ноги, - слишком много? Ты живешь в этом мире, а я нет. Я только твоя вторая половина. А хочу быть единственной, понимаешь? Позволь мне проживать вместо тебя остатки жизни и тогда я скажу, что ты дала мне много. Но уж точно не "слишком" много.
  - Нет, - как в пьяном бреду качала головой Ирина и прятала лицо в собственные волосы.
  - Чего тебе терять, идиотка? - сокрушалось отражение и стучало кулаком по раме зеркала, - ты и сама не хочешь продолжать свое существование. Так дай хотя бы мне насладиться им.
  - Это мое тело и я тебя сюда не пущу дольше, чем мне это потребуется, - агрессивнее ответила Ира.
  - Ты пользуешься мною. И делаешь это так часто, что я могу судить о твоей наглости и хамстве здраво. Ты абсолютная эгоистка. А я ведь тоже живая. Ты сделала меня своим рабом. А сама даже не наслаждаешься минутами жизни...
  - Хватит уже об этом. Я проживаю свою жизнь так, как я хочу!
  - Прекрати уже спорить сама с собой. Послушай лучше меня...
  - Ты - это я. Я и так разговариваю сама с собой. Прочь из моей головы! Хватит на меня давить. Проваливай, - она с трудом сдержалась от желания разбить зеркало.
  Как хорошо, что в ее палате не было этих штуковин. Иногда Ира оставалась ночевать в "Артемиде", чтобы оградить себя от лишних вещей. Они мешали спать. Постоянно что-то заставляло ее думать, а мысль в этом месте работала как наказание. Она почему-то дружила с совестью, которую девушка так старательно пыталась забить поглубже (и до сих пор ей это более менее удавалось).
  - Неужели тебе не хочется слетать на могилку своих родителей? - с особым сарказмом сказал однажды Вальтер, когда Ирина в очередной раз отбрила его чувство юмора, - крылья у тебя есть. Что мешает?
  - Не думай, что я боюсь наказаний, - подавила в себе желание забить его рот землей девушка, - когда мне найти время на столь дальние поездки? У нас график и так плотный.
  - А ты наплюй на все. Я тебя прикрою, - гнул он свое.
  - Господи, когда ж ты сдохнешь, - жмурилась Ирина и меняла обычно тему.
  Но в этот раз все повернулось как-то по-другому. Вальтер сначала промолчал (обычно это в его стиле), но затем отвернулся и капризно запихал руки в карманы.
  - Быть может ты и права, - буркнул он.
  Ира опешила и даже обернулась. А напарника похоже что-то тяготило.
  - Как меня все это достало. Эти визгливые идиотки, эти сопливые кучи мусора, называющие себя мужчинами, эти должники, мертвецы, депутаты... все какое-то одинаковое и такое надоевшее! Забыться? Быть может это выход.
  Ирина обошла его и встала напротив лица, чтобы видеть каждую эмоцию. В его чертах не было сейчас ни капли иронии.
  - Выход? Мне казалось, тебе тут все нравится. Какой тебе нужен выход? Тебе, человеку, который свободен.
  - Я свободен? - удивился Вальтер.
  - Если работа в "Артемиде" не бесит - для меня это свобода. Свобода - это когда ты волен делать то, что хочешь или то, что тебе нравится. Эльза позволяет тебе почти все: ты убиваешь в удовольствие, пытаешь ради веселья. Что еще нужно-то?
  - Меня все это давно уже не веселит, - отрезал мужчина, - и не бесит, конечно.
  И он замолчал. Ушел в себя. И даже Ира не знала, что сказать еще на это. Она не могла понять, что его волнует и не верила, что этого человека в принципе что-то может волновать в жизни. Но помутнение рассудка было временным, и очень скоро Вальтер стал самим собой, позволив напарнице забыть про ту странную минутную слабость. С обыкновенным Вальтером было проще работать. С той самой пошлой, извращенной аморальной персоной, которую Ира наблюдала с собой круглые сутки почти целый год напролет.
  
  Однажды Ирина увидела, на что способен ребенок Линды, заточенный в куклу. До этого дня она не верила, что этот пупс реально что-то может. Но ситуация была очень необычной с самого начала.
  Им пришлось всей своей пятеркой выйти на бой с "Черной кошкой" на нейтральной территории. По развалинам Ирина угадала Мертвые земли. В этот раз здесь никого не было, но скорее всего все жители заблаговременно скрылись в подвалах и окраинах города. Система оповещения у них всегда работала отлично.
  Не успели члены "Артемиды" явиться на поле боя, как едва не подорвались на растяжке. "Очень смешно магам пользоваться такими побрякушками", - промямлил Вальтер и тут же затих, сложив руки на оружие. Он выждал всего три секунды, после чего обернулся и выстрелил куда-то вдаль в двух направлениях. И тишина.
  - Промахнулся? - съязвила Ирина.
  В качестве ответа в конце улицы из окон вывалилось два мертвых тела и с шестого этажа рухнули на землю. Не было ни криков, ни попыток удержаться. Девушка скривила губы.
  - Снайперы - это еще глупее, чем растяжка, - продолжил свою мысль с раздражением Вальтер, - за кого они нас держат?
  - Как ты угадал, что они там?
  - Услышал, - и он зачехлил пистолеты.
  Его слуху можно было позавидовать. Ира ощутила укол упрека и впустила в себя Драконис-Персона для продуктивности. Так дела пошли еще веселее. Ей удалось обнаружить животной интуицией несколько засад, а уже через пару минут все обернулось вооруженным прямым столкновением двух отрядов. Причем "Черная кошка" обзавелась довольно крупной армией. Во всяком случае, их было втрое больше. А еще чуть позже наши воины обнаружили, что с той стороны идет подкрепление.
  - Они серьезно настроены, - отсиживалась Ирина с остальными в укрытии, - мы их сильно достали.
  - Мы втроем справимся, - вдруг сказала Линда и повелительно махнула рукой, требуя всем остальным удалиться, - мы сотрем их с лица земли меньше чем за полчаса.
  - Втроем? - переспросила Ира, но Вальтер уже потянул ее прочь за собой.
  Как только наша четверка отбежала на достаточное расстояние, с которого возможно было из укрытия созерцать все происходящее на главной улицы, устные объяснения стали ненужными. Линда встала в полный рост как самоубийца и направилась вперед. Справа от нее послышалось тихое копошение, слева - выпал из-за угла чей-то труп. Быстро напротив материализовался и сам Владимир.
  Он только молча оглянулся на Линду, и она кивнула ему, выпустив из рук пластмассового младенца. Но он не рухнул на землю, а приземлился на ноги и как живой побежал вперед, уродливо корчась и дергая ненастоящими ручками. Выглядело это существо как кошмар из ужастиков и пластмассовое тело его все искажалось и плавилось, словно на печке под тяжелым взглядом вампира.
  И тут Линда щелкнула пальцами и выстрелила чем-то в спину кукле. Ребенок повалился ничком вниз и замер. Из огромной дырки сочился дым. Некоторое время ничего не происходило. Но вскоре дымка образовала собой какой-то еле уловимый образ, похожий на человеческое существо без тела.
  Тогда Владимир подошел к этому призраку ближе и возложил над ним свою руку, отчего дым содрогнулся и сгустился. И вот перед Линдой стоял на четвереньках... вурдалак. Помесь человека и монстра с клыками и гигантскими когтями, вывернутыми назад коленками и волосатыми руками, рваной вдоль позвоночника кожей и красными от крови глазами.
  - И это их сын? - сконфузилась Ирина при виде этого.
  - О да. Чрезвычайно невоспитанный ребенок. Сейчас он как раз начнет играть со своими любимыми игрушками, - то ли неодобрительно, то ли равнодушно прокомментировала Оля и дернула Моцарта за рукав, - нам пора?
  - Еще как, - засияли глаза напарника, - кровавое шествие ждет нас. Соберем в этом городе всех подпольных крыс и сметем эту кучку дерьма ко всем чертям.
  И коротко распрощавшись с сотоварищами, они оба скрылись в развалинах. Ира лирически наблюдала за их удаляющимися спинами и прислушивалась к последним шагам.
  - Чувствую, после сегодняшнего от этого места камня на камне не останется, - сладострастно сказала она.
  - Да уж постараемся, - неопределенно повел рукой Вальтер и щелкнул пальцами, - ты все пропустила!
  Девушка недоуменно оглянулась и увидела, что Вурдалак стоял на том же месте, но в облике города что-то явно сменилось... той самой кучи трупов и рек крови только что не было там. И посреди всего этого хаоса возвышалась великая "семейная" троица. Влад с особым усердием дал смачный подзатыльник сыну и ругал его за испачканную рожу.
  - Не подобает вампирам и их детям выглядеть как животные какие-то, - с неприкрытой угрозой наставлял он, - сейчас же вытрись и не смей больше жрать чужие трупы. Иначе я тебя собственноручно задушу.
  Безмолвный вурдалак издавал недовольные рычащие звуки и неловко утирался в то время как его любящая мать с обожанием помогала платком стирать грязь с звериных плеч и волосатых ребер. Было в ее помешательстве нечто такое, во что сложно было поверить. Она как будто не замечала, что ее ребенок - настоящий монстр из канализации. Женщина говорила ему ласковые речи и не брезгала прикасаться и обнимать свое любимое существо.
  Ирину же слегка передернуло, но только лишь с непривычки. Она в свою очередь крутанула в руках электрическим хлыстом и отвернулась в обратную сторону.
  - Как только услышим музыку наших шаманов - начинаем громить и добивать? - уточнила она у напарника.
  - А то, - подтвердил Вальтер и ласково как любимую женщину погладил свои пистолеты, - я уже заждался. Не честно все самое интересное и вкусное оставлять другим.
  Ирина встала и подошла к своему дракону, скрывающемуся неподалеку. Он затравленно смотрел ей в глаза и не желал никуда лететь и ничего разрушать, но выхода у этого существа не было. "Как же мне тебя жаль, - погладила черноглазая всадница свое животное, - ты слишком крупный для таких боев. Надо успеть, все сделать быстро и по возможности сохранить тебе жизнь".
  - Слышу, - крикнул ей Вальтер и отряхнул штанины, - настал и мой час. Наконец-то.
  До слуха Иры долетели животрепещущие мелодичные звуки и шорох тысяч чьих-то ног. Она не удержалась от того, чтобы посмотреть на это зрелище и осталась им довольна. Среди толпы своих же зомби, прикрываясь их телами как щитом, пританцовывая, шла Оля, подыгрывая каким-то отдаленным мотивам Моцарта. Она выглядела и двигалась так хорошо, будто не работала, а развлекалась. Черноглазой Ирине даже завидно стало, и она нетерпеливо запрыгнула в сентар.
  - Ну что ж, Вальтер. В рассыпную, - подмигнула она и с места взлетела вертикально вверх, пока в сердце ее дракона не успели всадить пулю...
  
  В тренерской Краснополянска на этой неделе царила особенно беспокойная атмосфера. Дима не мог сдержать сжимающихся кулаков при виде этих новостей по телевизору... разрушено целое поселение в Мертвых землях. Это самый крупный террористический акт за последние несколько лет. Объявлен трехдневный траур с оркестром за упокой душ... эффект разорвавшейся бомбы... еще не установлены виновники произошедшего. Но Дмитрий-то знал, чьих рук это дело. И его сердце стучало также вязко и тяжело, подавляя волны злости.
  - О, боже мой, - выдохнула в конце репортажа Белла и аккуратно присмотрелась к состоянию своего тренера, - только не говори, что она тоже там была.
  - Да, - повесив голову, ответил ей Дмитрий и нервно зачесал волосы на затылок, - и скорее всего она еще и больше всех разрушила.
  - Ее заставили, - уверенно попыталась убедить его Изабель, но Дмитрий посмотрел на нее так, что продолжать больше не хотелось.
  - Я уже не знаю чему верить больше, - через минуту ответил он, - слухам, своим глазам или своему сердцу. Как глупо по-детски это звучит!
  - Ничего не глупо, - заступился Глеб, - Дима, не прекращай борьбу. Ирина даже продохнуть не может в этом месте. Она в тот раз наговорила тебе все это, потому что не имела иного выбора. Ты же сам говорил, что ее держат в "Артемиде" хуже чем... крысу в лаборатории.
  - Да-да, я верю в это, но... сил уже нет, - он тяжело вздохнул и еще раз осмотрел своих воспитанников заспанными глазами, - вы знаете, сколько сил и денег мы потратили на эти суды, на эти разборки, на подкупы... целый год и никаких результатов.
  И он неожиданно злобно пнул ногой пустое мусорное ведро, которое грустно покатилось до ближайшей стены. Дима держался одной рукой за голову и снова сел на свой стул.
  - А может быть уже поздно? - резонировала вдруг Алиса, заставив остальных недоуменно обернуться в ее сторону, - кто вам сказал, что Ира врала тогда? Ты попробуй увидеться с нею еще раз, Дима. Я уверена, что это уже не та самая девочка, с которой мы были знакомы до сих пор. Ей так хорошо там промыли мозги, что может быть и стараться уже больше не имеет смысла?
  - Что ты такое говоришь? - возмущенно опешил Глеб.
  - Ты предлагаешь сдаться? Сложить лапки? - агрессивно надвинулся на нее Дима, - вот этого я точно не ожидал от своих учеников.
  - Да будь же ты реалистом, Дима! - не выдержала такого напора блондинка и психованно тряхнула волосами, - ты и сам уже убедился, насколько тщетны все твои усилия. Сам уже внутри себя догадываешься о том, что я рискнула сказать вслух.
  - Так нельзя, Алиса, - укоризненно сказала ей Белла, - я никогда этого не приму. Дима, если ты думаешь также - то я окончательно потеряю к тебе всякое доверие.
  - А разве ж я не права? Я не права? - все больше распалялась Алиса и отчаянно искала глазами поддержки, - Дима! Неужели ты и вправду так наивен, что веришь в сказки со спасением несчастной принцессы. Есть такие ситуации, когда выхода просто нет.
  - Выход всегда есть, - оборвал ее тренер и провел ладонью по лицу, - но в нашей ситуации я его не вижу.
  У ребят вырвался вздох возмущения и растерянности одновременно. На этом их дискуссия закончилась. А юноша в свою очередь снова оглянулся на телевизор, будто это он был во всем виноват и попросил всех удалиться.
  "В какие грязные руки ты попала, Ирина, - уперся кулаком в подбородок Дима, - как жаль, что я не выцепил тебя из них до сих пор... как плохо, что я допустил это тогда год назад. Я вокруг виноват перед тобой. За это и сражаюсь. Только бы совесть моя была чиста. Извини меня...".
  - Сын, ты все еще упорствуешь? - на молчаливое присутствие Дмитрия откликнулся Жан.
  - Да, отец, - коротко ответил юноша, - только не говори, что я зря стараюсь. Я и так уже почти верю в это...
  - Что же до сих пор заставляло тебя стараться?
  - Ирина... она совершенно не такая как другие ребята. В первую очередь из-за того, что ей постоянно перепадают последствия всех моих косяков. Сколько помню ее возле себя - ей всегда доставалось. Как и мне за нее. Мы так сильно повязаны, что я уже не могу бросить ее там, среди этих людей. Они испортили ее. По телевизору показывают страшные вещи, в которых теперь замешана она. Но я не верю, что все настолько потеряно. Мне кажется, ей нужен только рывок. Но у меня уже не осталось ничего, чем я мог бы помочь. Я не знаю что делать.
  Мужчина долго смотрел на него и поглаживал свою бороду. Он был задумчив не меньше сына и, в конце концов, с кряхтением откинулся назад.
  - Если тебе так проще - не сдавайся. Если сдашься - будет только хуже, поверь.
  - Дело не в том, проще мне так или нет. Она все-таки живой человек! - как последний аргумент выкрикнул это Дима и даже подскочил от собственных слов, - ее родители сводят меня с ума. Алиса с Аликом отворачиваются от меня и давно уже отказались от нее. Мне это ножом по сердцу. Не верится, что в моей команде начался такой разлад. Я-то думал, что они все друг за друга горой и если понадобится - мы все вместе заступимся друг за друга перед любой напастью. А выходит, что каждый сам за себя. У меня огромное желание послать их всех на четыре стороны и сделать все самому.
  - А что же другие ребята? Глеб, Изабель... они тоже отказались от тебя и от Ирины?
  - Нет. Кажется они еще с нами. Но разве можем мы в таком малом количестве что-нибудь сделать.
  - А что ты такого задумал, для чего нужно много Райдеров?
  - Есть одна мысль, - загадочно ответил Дима, - но для этого мне нужно еще раз увидеться с Ириной. В последний раз. Это будет решающая встреча.
  Телевизор в тренерской опять зашипел дикторским голосом. Они обернулись на него. Дима прибавил звук и, не выпуская пульта из рук, стал вслушиваться в каждое слово. Снова какие-то разрушения, террористические акты, упавшие самолеты... и повсюду следовала незримая тень Ирины.
  Юноша чувствовал, что это ее рука совершает все те ужасы, которые с легкостью навесят на нее и погонят на казнь при первой же удобной возможности. Как он боялся такой судьбы для нее. Как пытался ее уберечь от этого... но не смог. Какой же он после этого тренер?
  - Отпусти пульт, а то сломаешь, - спокойно посоветовал ему Жан, хотя пластиковый корпус уже начал трещать.
  
  Ира снова сидела в палате. Сон не шел к ней опять. Только теперь ее пугали уже не зеркала с ее безумным отражением. Девушка видела своего двойника наяву. И сейчас эта черноглазая бестия стояла в противоположной стороне комнаты и ехидно ухмылялась. Ирина смотрела на нее безразлично.
  - Отдай мне свое тело, - вторил доплер.
  - Нет, - качала головой девушка.
  - Я становлюсь с каждым днем все сильнее, - стала приближаться черноглазая Ирина и ее шаги так реально стучали по полу, будто она, в самом деле, существовала.
  Но Ира-то знала правду. И пыталась убедить себя, что все это просто кошмары. Но галлюцинация обволакивала ее голову и теперь до хрипоты сдавливала горло. Она заглядывала в ее карие зрачки и душила...
  - Я могу убить тебя, - говорила она.
  "Ты этого не сделаешь", - запрокинула от боли подбородок Ирина, хватая воздух ртом.
  - Я посажу тебя на цепь, как только стану еще могущественнее. Запру тебя в уголках сознания точно так же, как ты это делаешь со мной. И тебе будет несладко. Лучше иди на мои условия добровольно.
  "Ты лишь часть меня".
  - В отличие от тебя я полноценна! Меня не мучает совесть за мое существование.
  "Я настоящая".
  - Ты ущербна. И слишком жалкая, чтобы считать себя выше меня.
  "Я не отдам свое тело".
  - Отчего? ОТЧЕГО? Скажи хотя бы раз! Назови причину.
  - Я не знаю, - хрипом ответила Ирина, и глаза ее закатились куда-то назад.
  Она стала медленно сползать по стене на пол и как будто бы потеряла сознание от нехватки воздуха. Но все это было лишь глупой иллюзией, посещающей ее по несколько раз на неделе. А вскоре частота их встреч ужасно увеличилась и стала все более материальной. Поверить только: собственный двойник становится все реальнее, а ты меркнешь словно тень.
  - Но я не сдамся тебе, - упрямо повторяла раз за разом Ирина, сама не зная, почему не хочет полностью отдаться судьбе и забыться.
  - Ты не будешь больше страдать, - шипела каждый раз чужачка.
  - Я хочу страдать, - признавалась тогда Ира.
  - Зачем?
  - Воспоминания мне дороги. Они теперь дороже всей моей жизни.
  - Я оставлю их с тобой, - свирепел двойник.
  - Нет, я назло останусь жить в своем теле!
  - Снова ты за свое! Перестань сопротивляться уже.
  - Нет.
  - Будь ты проклята.
  И черноглазый клон превратился в трех разных человек, надвигающихся на беднягу со всех сторон и сводящих ее с ума своим бормотанием и ледяным прикосновением рук. А она зажималась в крохотный комок и прятала голову руками. Ей больше не на кого было положиться. И эта игра тоже скоро прекратиться. Оставалось только тянуть время.
  "Сама на себя я руки не наложу, - решительно думала девушка, - хочет забрать меня - пускай. Это как раз то, отчего меня всю жизнь предостерегал Дима. Я даже не знала как это все страшно. Но я добровольно не сдамся. Хоть в чем-то я могу контролировать свою судьбу?".
  Иногда "они" являлись в очень неподходящий момент. Ира видела "их" повсюду, ощущала острые прикосновения, чувствовала шаги внутри себя. Мир ее раскалывался на множество частей и связь с реальностью все больше размывалась. Это мешало работе настолько, что Ирина не выходила из Драконис-Персона уже двадцать часов в сутки.
  Она осознавала, что и так уже почти исчезла с этой планеты как личность, но до последнего хваталась за это хрупкое утекающее слово "нет", как за спасительную соломинку. И знала вроде бы, что надеяться не на что, а постоянно повторяла "я останусь, я буду жить, я тебе себя не отдам". И казалось это ничтожно короткое слово и отсрочивало ее исчезновение. Но вскоре и оно должно было оборваться на умирающих устах. Но пока что этот день не наступил. И Ирина снова закидывала голову назад и делала свои глаза черными, чтобы просто отдохнуть... она забывалась и это было приятно. Но возвращаясь с чудовищным трудом обратно, девушка намеренно брала верх над своими слабостями и снова повторяла одно и то же раз за разом...
  Однажды ее ошарашили неожиданной новостью: к тебе пришел гость. Ира не поверила своим глазам, когда увидела в столовой Дмитрия, смиренно сидящего за одним из столиков и глубоко о чем-то думающего. Ненависть к нему моментально вскипела в сердце девушки, но она сдержала свои порывы и заставила себя сесть напротив. Честно признаться, она не знала, за что так злилась на него. Это было нечто глубоко запрятанное внутри, связанное со старыми обидами и непрошенным внедрением новой жизни.
  Дима не встал при виде Ирины. Он только очень внимательно всмотрелся в ее лицо. Она смотрела молча в ответ. Разговор не вязался и даже не начинался. Они понимали, как сильно оба изменились за это время... как же долго не видели друг друга!
  Ира была теперь не затравленной замученной мышкой. Она сидела как хозяйка в этом месте, почти не отличалась от окружающих сотрудников "Артемиды". На ней была какая-то пошлая форма, много черной косметики. Выглядела ужасно, будто террористка какая-то. Дмитрий невольно скривился.
  - Ну, привет, - сказал он, наконец, не меняя выражения лица.
  - Здравствуй, - ответила Ира.
  - Вижу, ты чувствуешь себя лучше. Это хорошо.
  - Не благодаря тебе, - это был удар по челюсти словами, но Дмитрий выдержал, лишь слегка пошатнувшись.
  - Не переживай, я пришел в последний раз. Если ты того не захочешь - я больше тебя не потревожу.
  Что-то екнуло внутри Ирины в этот момент. Но она не подала виду. Ее этому хорошо обучили. Она не сводила глаз с бывшего друга, пытаясь угадать, зачем он пришел... во второй последний раз.
  Что-то знакомо брякнуло на его коленях. Что-то приятное... что-то из прошлого. Ира едва заметно указала туда глазами.
  - Это они? - почти ровным голосом спросила она, догадавшись.
  - Да, - с волнением ответил Дмитрий, - возьми их. И потом ты сама решишь, что делать. Если хочешь остаться здесь - уничтожь. Если все еще мечтаешь обрести свободу - воспользуйся.
  Ира замялась. Но, не потому что она боялась взять свои браслеты. Девушка не оглядывалась воровато по сторонам. Она просто прожигала стол какими-то странными больными глазами, сбиваясь на частое дыхание и ненавистные морщины по лицу.
  Вдруг Ирина встала и сделала это так резко, что юноша подскочил следом, и железные предметы виновато звякнули о бетонный пол. Они смотрели друг на друга очень остро в этот момент.
  - Убери их. И уходи, - сказала она, твердо глядя на своего друга.
  - Нет уж, возьми и реши сама, что тебе важнее, - подался Дмитрий вперед, пытаясь схватить ее за руку, - я больше не буду бегать за тобой, если ты этого не хочешь. Поэтому возьми эти чертовы браслеты и расплавь их прямо сейчас на моих глазах, если твердо решила остаться! Я снимаю с себя всю ответственность за твою судьбу.
  Ира выглядела обезумевшей. Каждое его слово достигало своей цели, и душевное равновесие покинуло беднягу. Она не знала что ответить, как поступить, не выносила давления... и ее глаза стали черными.
  - Убирайся! - рыкнуло ее второе я.
  - Избавься от нее, Ирина. Ты слишком часто прибегаешь к помощи Драконис-Персона, - приказным тоном говорил Дима.
  - Ты ничего не понял? Мне намотать твои кишки на люстру, чтобы стало яснее? - она быстро пришла в бешенство, какого не достигала уже давно.
  "Он лжец и предатель. Он не смеет указывать нам что делать! - боролась сама с собой Ирина, - зачем он мучает меня опять? Зачем он пришел сюда? Чтобы посмеяться надо мной? Над нашей беспомощностью?". Драконис-Персона тоже отчего-то негодовала, и еще больше ее бесило поведение человека, который слишком много знал и как-то манипулировал ею.
  - Ты зря не доверяешь мне, Ира. Я прекрасно понимаю, что ты чувствуешь. Я даже догадываюсь, что тебе про меня наговорили здесь...
  - Да когда же ты уже замолкнешь! - и она с такой яростью вцепилась ему в горло, что удивилась, как не свернула тут же шею.
  Но Дима даже не пошевелился. Он продолжал смотреть ей в глаза, сверля своим глубоким взглядом. Ирина буквально чувствовала, как теряла силы.
  - Мне от тебя ничего не нужно. И ты не указывай, что мне делать, - орала она в его поганое лицо и на секунду ее голос треснул как стекло от одной постыдной и соблазнительной мысли, которая невольно вырвалась-таки наружу, - скажи только несколько вещей... живы ли мои родители и Воля?
  Теперь сам Дмитрий казался удивленным, но все еще выдерживал молчание. Ира психовала все сильнее, трясла его со всей силы и едва сдерживала себя в руках.
  - Отвечай же! - но тут она догадалась, что юноша не отвечает из-за сдавленного горла.
  Ира отпустила его и напряженно стала ждать, когда он откашляется, аккуратно потирая шею. Наконец-то Дима выпрямился и коротко ответил долгожданные слова "все живы".
  Наивно он полагал, что Ира переменится в лице в этот момент. Но она и виду сначала не подала о своих истинных чувствах. Наверное, не поверила. Это было уже слишком, и Дима наконец-то вышел из себя.
  - Тебе тут врали, Ирина! Они всегда тебе врут, и как ты только могла поверить хотя бы единому слову этих болтунов? Почему ты предпочитаешь их правду моей? Если ты считаешь, что я предал тебя - это тоже неправда. Эльза сама не подпустила меня к тебе. Ты не знаешь, что было тогда и все эти месяцы в ее кабинете. Мне угрожали тюрьмой, смертью, жизнью моей семьи. А я все равно искал легальные способы добраться до тебя, чтобы выпустить. И что я вижу? Ира... я хоть раз тебя бросал?
  - Да заткнись же! - отвернулась она и закрыла рот рукой.
  По ее умершему огрубевшему лицу покатились слезы глубоко проснувшейся... радости. Это были слова истины. Жизнь в драконьем клубе снова пронеслась перед ее глазами. Она подняла взор к небу, чтобы это безобразие прекратилось и, немного времени спустя, снова обернулась. Несмотря на черные глаза, ее черты немного смягчились, и девушка теперь смотрела на юношу нежно и приветливо.
  - Спасибо тебе за правду, - сказала она и прикрыла веки, - но я должна идти. Работа не за горами. Опаздывать нельзя.
  И не дождавшись ответа, Ира сорвалась с места, бегом исчезнув из столовой. Дима был сбит с толку и тяжело упал на свое место, глядя девушке вслед. Его нога случайно стукнулась об упавшие браслеты, и сердце в груди часто забилось от счастья. "Не взяла, - неудержимо радовался он, - не уничтожила!".
  
  - Принцесса Ира, а не потянуло ли вас на ностальгию? - растянулась гадкая усмешка на лице Вальтера.
  - Принцесса? - напряглась она, - чего это ты вспомнил? Я думала, эта кличка давно отпала от меня.
  - Да-да, конечно, - он вальяжно обошел напарницу стороной, - а я думал, что ты уже распрощалась с прошлой жизнью.
  - Это так, - настороженно ответила девушка, не двигаясь с места.
  Мужчина ходил вокруг нее как шакал, подготовивший какую-то пакость. Ирина не любила это его настроение. Оно пугало... даже спустя год нельзя было полностью доверять этому человеку.
  Вальтер исчез из поля зрения и вдруг притянул Иру к себе. Она уперлась спиной в его грудь и приготовилась атаковать первой, но кое-как сдержала пыл. Он прильнул к ее уху и с горячим дыханием зашептал.
  - Почувствовала глоток свободы, увидев старого друга? Захотела вернуться к нему? Но ты не забывай, кто здесь заказывает музыку...
  - Я и не забыла, - зашипела Ирина в ответ и захотела высвободиться, но Вальтер только еще крепче вцепился рукой ей в ребра.
  - Тише, принцесса, не дергайся. Иначе будет хуже. И не думай, что ты совладаешь со мной, раз стала такой крутой и сильной. Когда-то это осознание сильно подвело тебя, - она ухом почувствовала его сдержанный бесшумный смех, - и тогда настал момент, когда ты впервые что-то потеряла.
  - К чему ты ведешь? - он выводил ее из себя, - снова хочешь припомнить мне конец той твоей дурацкой игры? Я устала повторять...
  - А ведь все было, было, - Вальтер тронул пальцами шею Ирины, - признайся, ведь внутри себя ты это прекрасно осознаешь.
  - Я прекрасно знаю, что не помню ничего подобного, - и девушка наконец-то высвободилась из этого тесного контакта, - завязывай уже со своим вампиризмом, Вальтер! Мне ничуть не страшно. Ты же видишь.
  - Ну да. Я и не задаюсь этой целью сейчас. Мне незачем тебя запугивать, - он любил общаться, стоя очень близко к собеседнику, - однако приятно видеть твое отвращение.
  - Так ты все выдумал? Чтобы раз за разом злить меня. Я так и знала.
  - Какое это имеет значение, было что-то тогда или нет? - склонил голову немного набок, - правда ничто, если нужный мне эффект произведен. Но пока я не дам тебе точного ответа на вопрос, ты будешь страдать.
  - Не так сильно как тебе хочется, - она с трудом удержала себя от желания показать ему язык.
  - Как только тебя перестанет это волновать - мы повторим процедуру, - напрямую выдал напарник, - и не важно, веришь ли ты в то, что твои любимые родаки с драконом живы или нет.
  - А это здесь при чем?
  Он снова сделал шаг вперед, едва не касаясь лица Ирины воротником своей куртки. Она не стала отходить, принимая этот вызов и стервозно смотрела мужчине в лицо.
  - Потому что, если все мертвы - то я отберу последнее, что у тебя осталось, - его рука зависла где-то на уровне ее груди, но дальше не продвинулась, как будто хозяин еще сам не решил, что ему больше хочется сделать, - я чувствую, как ты теряешь власть над своим телом с каждым днем все больше и больше. Пока что им занимается только Драконис-Персона. Но когда за него возьмусь и я - твои чувства будут непередаваемы. Ты и сама это знаешь.
  Ира слушала его все это время с нескрываемым презрением. Она краем глаза следила за его руками и знала, что не позволит прикоснуться к себе, но сдерживалась. Уже из последних сил. Как же он ее достал. И все-таки достиг своей цели! Мурашки пробежались по спине и дыбом встали волосы на шее.
  - Согласно твоей логике я ничего не потеряю, если Воля и родители остались живы, - медленно проговорила она.
  - Ну уж нет, - он наконец-то убрал руку обратно в карман, - в этом месте ты, принцесса, всегда что-то теряешь. И многого еще успеешь лишиться. Например, завтра.
  - Мне не интересны твои планы, - с наносным равнодушием взмахнула руками девушка, желая поскорее закончить разговор, и отвернулась.
  - Завтра ты должна будешь прийти в пыточную комнату, - сказал Вальтер ей в спину.
  - Зачем? - с профессиональной ноткой в голосе поинтересовалась Ирина, - ради твоих глупостей или весь этот разговор был прелюдией к пыткам над очередным преступником? Я уже не маленькая девочка, чтобы меня так долго подготавливать. В этот раз я смогу принести боль кому угодно.
  - Нет, это была прелюдия к пыткам над тобой, - он не сдерживал эмоций и задыхался уже от собственного пафоса, - забыла про наше обещание, данное Владимиру?
  Иру словно молнией прошибло. Она помнила. Но надеялась, что другие забудут. Однако чем чаще девушка видела Влада в деле, тем больше начинала заранее его бояться. И вот этот день настал. Он уже завтра! И его никак не избежать. Ирина обернулась с нескрываемой растерянностью на лице.
  - Владимир все еще ждет? - только и спросила она.
  - А как же? Он не напоминал, конечно, но лучше не доводить его до этой крайности. Влад не любит нерасторопных. Мы и так затянули с наказанием, - его веселость бесила ее.
  - А что если я убью тебя? Драконис-Персона защищает тело хозяина...
  - Не выдумывай. Она не приходит без твоего желания. А ты, надеюсь, постараешься себя контролировать.
  - Значит, другого выхода нет... - тяжело вздохнула, закрыв глаза Ирина.
  - Поверь мне, я не для своего наслаждения это сделаю, - его издевательский азарт, в самом деле, начал тухнуть, - мне совершенно не в кайф забить тебя до потери сознания. Но придется. Это абсолютно не мой стиль и не мой почерк.
  - Хоть с прелюдии получил то, что хотел, - трагично и злобно ответила она.
  В ответ только беглая улыбка. И тут же на его лбу появилось много странных морщин и брови сошлись вместе. Глаза устремились в пол, и теперь этот несчастный мужчина не походил на маньяка-садиста, каким Вальтер был пару минут назад. Ирина видела его таким всего второй раз в жизни и снова невольно удивилась. Страдать придется ей, а загрустил он. Неужто так сложно заколотить кого-то?
  - Не бойся, ты останешься жива, - как будто оправдываясь, начал Вальтер, - я постараюсь сделать так, чтобы ты быстро вернулась на работу. Все же лучше это сделать мне, чем Владу. От него ты живой не уйдешь.
  - Слышала уже, - раздраженно повела плечом Ирина, - как он узнает о том, что мы это сделаем? Ты сообщишь ему?
  - Вездесущим не нужны гонцы, - ответил Вальтер и зачем-то достал пистолет из кобуры, разглядывая его с особой любовью, протирая пыль, - тебе говорить, чем я буду избивать?
  - Да, пожалуй, - немного помедлив, кивнула Ира.
  Не то чтобы она жаждала узнать это, но рассчитывала подготовиться морально. Увильнуть от наказания не было никакого шанса. На смену бурным эмоциям пришла воинственная покорность.
  - Сначала кнутом, - как будто нехотя поднял он на нее глаза, в которых не было ни капли радости, - затем вырублю прикладом пистолета. Так будет безопаснее для твоего здоровья.
  - О да, ты очень заботлив, - не удержалась Ирина и тут же одернула себя, - ужасно. Но я выдержу.
  - Да, я знаю, - в его голосе вдруг послышалось одобрение, - поскорее бы это все закончилось.
  - Что "все"? - немного опешила от его смен настроения девушка.
  - Да все. Меня все достало, - на него опять напала какая-то непонятная апатия.
  Но, как и в прошлый раз, Вальтер опять осекся и прекратил этот разговор также быстро, как и начал. Не сказав больше ни слова, мужчина развернулся на каблуках и вышел в другую комнату. Ира недолго смотрела ему вслед и вернулась опять мыслями к своему завтрашнему дню. И все-таки ему суждено настать...
  "Испугана?" - язвительно зашипело альтер эго. Девушка только сдавила голову руками, но ей не нужен был обычный слух для того чтобы слышать ее. Перед глазами замаячил собственный черноглазый образ, выстукивающий пальцами какой-то замогильный ритм. Ирине сразу не понравились эти странные намеки, но бежать от них было невозможно.
  - Поди прочь! - безнадежно выпалила девушка.
  - Да ни за что, - оскалилась она, - теперь-то я наслажусь сполна твоими мольбами.
  - Что? - опешила Ирина, - ты должна защищать меня в таких ситуациях, а не подставлять. Разве нет?
  - Я никому ничего не должна, - она молниеносно сдавила горло девушке, заставляя смотреть себе прямо в зрачки, - я дракон. И потому надо мною никто не властен. Даже ты. Ты стала слишком часто забывать об этом, когда начала работать в "Артемиде". Бесстыжая паршивка.
  - Скажи это еще раз... - зашипела сквозь сдавленные челюсти Ира, - ты всего лишь животное, пляшущее под дудку Эльзы и всех ее приспешников.
  - Если так - то мы обе в этой роли, - она отпустила горло Ирины, - но я никогда ни под чью дудку не плясала. Я вольное создание.
  - Тебе это только кажется, - но ее слова не удостоились ответа.
  Гордая Драконис-Персона своенравно махнула волосами и испарилась, оставив в комнате след неприятных разговоров. Она всегда врывалась в мозг Ирины с голосами и уходила, оставляя их ей. До полного сумасшествия. До абсолютного отчаяния.
  
  Дима вернулся в клуб в боевом настроении. Впервые он был так уверен в своем решении и силах. Все ребята не отходили от него ни на шаг, пока, в конце концов, не услышали долгожданный приговор.
  Юноша собрал всю спортивную группу в тренерской и не сразу начал разговор. Он долго молчал, собирался с мыслями и наконец-то обернулся к ним.
  - Я иду на них войной, - объявил наконец-то он и таким тяжелым взглядом измерил всех ребят, какой бывает только у отрешенных людей, - не смею просить у вас помощи, но если кто-нибудь хочет вместе со мною вызволить Ирину - я не откажусь. И чем больше райдеров согласится на этот шаг - тем лучше. Но затея рискованная.
  - Я давно ждал этого, - первым вышел из толпы Глеб и встретил Диму сияющим лицом, - хватит уже играть по их правилам. Они до старости будут издеваться над тобой! Сколько можно терпеть?
  - Я согласна с Глебом, - сделала шаг вперед Белла, - я тоже иду с тобой. И я не боюсь риска. Иру надо вызволять срочно! Пока она окончательно не стала одной из них.
  - И мы с тобой, будь уверен, - откликнулся кто-то из спортсменов, - все со мной согласны в этой комнате?
  И в помещение раздалось единогласное "да". Дима выглядел сдержанно довольным и безгранично благодарным.
  - Я рад это слышать, - и он перевел глаза на Алису с Аликом, стоящих немного поодаль.
  Следом за ним туда повернулись и все остальные. Брат с сестрой некомфортно поежились и поначалу отводили глаза. Но, наконец, Алик тронул слегка свое инвалидное кресло и подался чуть вперед.
  - Дима, мы не сможем следовать за тобой, - сказал он неуверенно, сгорая от стыда, - но это не от страха. Мы, правда, должны уехать на этой неделе, но просто не успели тебе сказать.
  - Дима, какие мы бойцы? - прервала его Алиса и положила руку брату на плечо, - ты только оглядись вокруг! В этой комнате одни девушки и подростки.
  - Это ваше решение. Я говорил, что не буду никого клеймить за отказ, - с болью в голосе ответил Дмитрий Жаннович, испепеляя их взглядом, обиженным подобным предательством.
  Изабель с Глебом тоже выглядели пораженными. Они не ожидали такого ответа от своих друзей и теперь буквально молили их одними глазами одуматься. Но решение было принято и брат с сестрой отчаянно отстаивали свое положение. Только в отличие от Алика Алиса не сожалела о том, что они делали. И как они могли перечеркнуть все, что их связывало с Ирой и Краснополянским клубом? Неужели прикрытый страх за свои жизни так затмил их разум? Ох уж эта чертова человеческая природа...
  - Дима, ты ведешь столько человек на бойню в мирное время ради Ирины? - продолжала гнуть свое блондинка, вызывая все больше ненависти к себе.
  - Лучше помолчи, - одернул ее Алик, чувствуя сгущающиеся над ними тучи, но сестру было не остановить.
  - Не буду я молчать. Я не собираюсь скрывать свое мнение. Я не трус и могу смело сказать правду в лицо, - вспылила она и все больше наливалась краской на пару с Димой, который все также недвижимо следил за нею, - Дима, ты всегда был моим любимым тренером. Но пришло время расстаться. Алик прав, мы не от страха уезжаем. Нам надо искать родителей в другом городе, чтобы эмигрировать оттуда в другую страну. Грядет военное время. И все в этом клубе станут первыми, кто отправится в бой. Драконы всегда были боевой единицей и навсегда таковыми останутся. Безумно так накладывать на себя руки, оставаясь здесь. Ради кого? Ради государства, которое всего лишь играет чужими жизнями и зарабатывает толстые кошели денег на чьих-то смертях? Мы не хотим играть под их дудку. И вам советуем поступить также.
  Ее разгромная речь звучала в тишине, периодически прерываемой возмущенными голосами, но по мановению руки Дмитрия Жанновича спортсмены снова замолкли. Когда Алиса закончила, она поймала на себе странный взгляд Беллы. Девушка смотрела на нее как на похоронах. Когда не просто видишь человека в последний раз, а мысленно прощаешься с ним навсегда. Для Избель она больше не существовала в этом мире. Глеб тоже не верил своим глазам и, тяжело вздохнув, отвернулся в другую сторону.
  - Я понял тебя, - замогильным голосом ответил вскоре Дима и перевел глаза на Алика, - а ты что скажешь?
  - Я полностью согласен с Алисой, - с вызовом откликнулся юноша.
  Он больше не краснел от стыда и снова взял сестру за руку в знак поддержки. Но она как будто не замечала его. Она не понимала, почему с нею никто не согласен. Ведь все что Алиса только сказал, было чистой правдой.
  - Ну и катитесь, - Дмитрий Жаннович резко сменил позу, и блондинка даже вздрогнула от этой энергетики, образовавшейся вокруг него, - а тебе я отвечу, прежде чем отправлю в последний путь. Я родился с драконами, вырос с ними и останусь с этими созданиями до самой смерти. Быть Райдером - это не пустые слова. И в отличие от вас двоих Ирина это всегда понимала. И я пошел бы на смерть не только за нею, но и за любым Райдером, который понимает, что для него значат драконы. А теперь катитесь ко всем чертям. И чтобы мои глаза вас больше не видели.
  Изабель чуть не расплакалась и спрятала глаза в плечо Саши. Глеб только сжал собственные руки до белизны в костяшках и притворялся, будто его происходящее не волнует. Дмитрия же, как будто подменили. Он намеренно стоял к Алисе с Аликом спиной, и лицо его искажалось от таких сильных эмоций, будто десять тысяч кнутов опустились на его спину. Юноша даже глаз не мог открыть, чтобы не сдать себя с потрохами. Но его чувства невозможно было скрыть.
  Алиса надулась, но больше ничего не ответила. Она гордо подняла голову и с прямой осанкой поверженного победителя направилась к двери. Каждый шаг ей давался как будто через боль. Девушка даже на своих старых друзей не взглянула, чтобы не дать волю эмоциям. Алик с вздохом направился за нею и только у самого выхода обернулся на мгновение.
  - Как бы там ни было...спасибо вам, Дмитрий Жаннович, за все что вы для меня сделали, - сказал он и они ушли.
  Исчезли из жизни Краснополянского клуба. Даже не верилось, что такие люди могут добровольно уходить. И только сам Дима своим видом не давал никому в тренерской проронить ни слова. Каждый здесь был шокирован и огорчен одновременно. Не было никакого желания сейчас обсуждать поступок брата с сестрой, но и переключиться на другие темы было сложно.
  - Остальных я тоже попрошу разойтись до завтра, - немного совладав с голосом объявил не оборачиваясь тренер.
  И спортсмены немного помедлив послушно ушли. Остались только Избель с Глебом и Александром. Но через некоторое время и широкоплечий парень предпочел удалиться, предоставив Диму его самым близким друзьям. И только сейчас юноша стал приходить хоть немного в себя.
  - Как ты понял, что Ира еще с нами? - наконец рискнула первой спросить Белла.
  - Браслеты, - и Дмитрий вытащил из шкафчика мешок с вещами, бросив их на стол перед собой, - она очень ярко дала мне понять, что не хочет там оставаться. Вся ее надежда теперь только на нас.
  - Будет непростительным предательством бросить беднягу там, - согласился с ним Глеб и заверительным тоном продолжил, - даже не сомневайся в успехе, Дим. Мы вытащим ее оттуда и втроем, если понадобится. Что бы ни случилось, на нас с Беллой ты всегда можешь положиться.
  - Только вы у меня и остались, - ответил обмершим голосом Дима и устало протер глаза, - мне надо отдохнуть. Слишком тяжелая неделя выдалась...весь год - одно сплошное сумасшествие.
  
  Утро Ирина встретила в палате "Артемиды". Ей так было проще настроиться на процедуры этого дня... но Вальтер ее не встретил. Изумлению девушки не было предела. Она постояла несколько минут в дверях как потерянный домашний зверь и все-таки захлопнула за собой путь отступления.
  - Скажите, пожалуйста, у убийц тоже может быть кризис среднего возраста? - столкнулась она в столовой со всей своей компашкой.
  - Да, наверное, - смущенно подняла от еды голову Оля, - ты одна?
  - Ты одна?! - недоуменно переспросила Линда.
  - Вот и я о том же, - развела руками Ирина, - Вальтер пропал. Вернее, я знаю, где он, но меня никто не встретил сегодня утром.
  - Слишком много чести, - усмехнулся Моцарт.
  И чем он так был доволен? Ира хмуро окинула его неодобрительным взглядом.
  - Ты ничего с ним не сделал? - прямо спросила она.
  - Какие глупости, - фыркнул тот, - скорее уж тебя заподозрят в чем-то, чем меня.
  - Мне нет никакого дела до Вальтера, - ощетинилась Ирина, - но это странно. И в последнее время он вел себя очень неадекватно... по его меркам. В депрессии впадал, апатичным часто становился.
  - Это вредит работе, - технично отрапортовала молодая мамаша.
  - Я за Вальтером такого не замечала, - захлопала глазами малышка, - но где же тогда он?
  - В пыточной, - Ира не знала, зачем сказала правду, но подсознательно она хотела, чтобы как можно больше человек знало об этом.
  Тем более это полезно было знать Линде. Ведь там где она всегда рядом находится и Владимир. Если он настолько умен, каким всегда казался, то поймет, ради чего девушка об этом тут распространяется.
  - Мы договорились встретиться с ним там сегодня. Но я не думала, что меня даже встречать никто не будет. А вдруг я сбегу? - сложила руки на груди она.
  Моцарт как всегда издевательски закатил глаза. Обе девушки тоже не купились на эту шутку. Только Оля выдавила из себя улыбку ради приличия.
  Ира хотела обидеться на все это, но не могла. Ей настолько сильно не хотелось идти на саморасправу, что для оттягивания времени ей годилась любая компания. Она все пересиливала себя и не могла отойти от этого проклятого стула, в который вцепилась пальцами. И хотя хорохорилась девушка на славу, ее тело выдавало беднягу с потрохами. И еще какое-то предчувствие было нехорошее.
  - Иди уже, - вдруг грубо бросила ей Линда.
  Ира уставилась на нее с таким удивлением, будто впервые увидела. Она хотела бы поспорить с нею или ответить также грубостью, но силы стали покидать ее.
  - Я чувствую себя очень нехорошо, - жалобно пролепетала Ирина.
  Она не просила сочувствия или жалости к себе, но что-то заставило ее сказать и это. Голова закружилась, ноги стали подкашиваться. Девушка не осознавала, что говорит и вдруг ни с того ни с сего рухнула всем телом на стол как это произошло у Линды однажды.
  Взъерошенная Оля тут кинулась ей помогать, молодая мамаша брезгливо смахнула с себя остатки лапши, попавшей ей на кофту, а Моцарт дико подскочил на месте, чтобы не запачкать свои брюки. Ира почувствовала, как ее куда-то поволокли, но оказалось, что она проделала путь лишь в пару метров, после чего тело ее посадили на стул. Она открыла глаза и ощутила, как свинцом наполнились ее руки. Это было знакомое ощущение. Перед лицом маячили шаманка и альтер-эго.
  - Черт бы тебя... - выругалась было Ира, но во рту так пересохло, что невозможно было продолжать.
  - Ты о ком это? - опешила малышка, - ты плохо себя чувствуешь?
  - Год служит, а до сих пор в обморок при мысли о пытках падает, - выругался мужчина, - может быть, я сам дотащу ее туда, чтобы этих припадков больше не было? Задолбала уже!
  - Отстань хоть на секунду, Моцарт! - попросила его Оля и приложила руку ко лбу Ирины.
  - "Не хочу, не буду, не делайте этого", - язвила черноглазая Ира, - "боги, я умру, Вальтер меня изнасилует..."
  - Я этого не говорила, - зашипела на нее настоящая Ирина, - чего тебе сейчас-то надо?
  - У нее раздвоение личности, - догадалась Оля и обернулась на сослуживцев, - так продолжаться не может. Драконис-Персона совсем ее измотало. Нужно сказать Эльзе...
  - Ничего не надо ей говорить. Переживет, - рыкнул Моцарт, - а если не переживет - то нам до этого никакого дела нет. В Драконис-Персоне от нее больше пользе, чем так.
  - Но она страдает... - как маленький ребенок плаксиво заявила шаманка.
  - И что? - вспыхнула теперь уже Линда, - все мы страдаем. И все сдохнем однажды в канаве у дороги. Кому какое дело?
  Оля понимающе промолчала. При мамаше говорить подобное было большой глупостью. А при Моцарте и подавно. Малышка только набрала воду в руки и побрызгала ее Ирине на лицо, но не добилась желаемого эффекта.
  - Будет лучше, если Драконис-Персона заберет ее быстрее, - согласилась наконец-то она.
  - Вот поэтому и тащи ее быстрее к Вальтеру, - решительно схватил Иру за плечо мужчина.
  Но девушка вдруг перехватила его за запястье и злобно так посмотрела в глаза, что даже он на всякий случай замедлился.
  - Не тронь меня, я в порядке, - сталью заявила она и медленно привстала.
  - Ирина, ты снова пришла в себя, - замаячила перед нею Оля, складывая руки то вместе, то ей не плечи.
  - Я все слышала и все прекрасно осознавала, - обливаясь холодным потом сказала ей Ира, - вы все правы. Нужно... завершить начатое. И если мне повезет... сегодня все закончится.
  - Давно пора, - одобрительно кивнул мужчина.
  - Скатертью дорожка, - бросила Линда.
  - Тебя проводить? - предложила шаманка.
  - Это... не обязательно... - с отдышкой сделала первые шаги Ирина, но малышка все равно увязалась за нею, - зачем ты это делаешь? Я все равно начну опять изничтожать тебя после того как полностью отдамся Драконис-Персона.
  - Я просто не могу быть другой, - виновато подхватила ее под локоть Оля, но девушка грубо отказалась от ее помощи, - я не праведник. И мое божество не требует от меня ничего подобного. Но мне жаль тебя. Тем более... ты теперь мой бог. И я хочу беречь тебя.
  - Сомнительная радость мне от этого, - силы постепенно возвращались в ее тело и голос, - если верить профессионализму Вальтера - то я не умру сегодня. Да только последние силы потеряю, которые помогали мне до сих пор сдерживать своего клона.
  - Ты и так уже без сил, - пролепетала шаманка, - это ты идешь на собственные пытки, ведь так?
  - О, и как ты догадалась? - саркастическим фальцетом выпалила Ирина.
  Малышка потупилась, но не от обиды. Она ни на кого здесь не обижалась. Да только ей искренне было жаль Иру. И она готова был предложить себя вместо нее, ведь богу нельзя страдать. Он всегда должен быть сыт и доволен своими подопечными. Но предложить такое Ирине было совершенно невозможно. Она какой-то неправильный бог. С нею нужно разговаривать как-то по-другому.
  "Что бы там не произошло..., - думала в это время Ира, - ...мне уже должно быть все равно. Я давно себе не принадлежу. На боль я настроилась, но как к этому привыкнешь? Только маги крови могут утверждать, что боль - их спутница и подруга. А для меня она всегда оставалась злейшим врагом. Боль - это слабость. Избавившись от тела, я избавлюсь от боли. От любой. И раз все так удачно складывается, что все живы... все кто был мне когда-то дорог... больше мне незачем тяготить эту землю собой. Никому я не нужна. Только мой Драконис-Персона все хотят. А если так случилось, что кому-то еще нужна я... я освобождаю вас от этого груза. Аминь". Она скорчилась сама от себя и от своих пакостных мыслей. Когда что-то жутко не хочется делать, начинаешь думать слишком много и слишком часто. Пора ускорить шаг. Но ноги не слушаются. "Слабачка!" - усмехнулась сама себе Ирина и даже улыбнулась, отчего стала выглядеть еще безумнее.
  - Стой, - скомандовала она Оле, - дальше не провожай меня.
  - Может быть, все-таки проследить за вами? Я честно не буду вмешиваться в процесс, даже не сомневайся. Но ты же знаешь Вальтера...
  - Да я знаю Вальтера, и я хочу, чтобы все было так, как будет, - отказалась от ее помощи Ирина, - именно так. И главное чтобы никто нам не мешал.
  "Прямо головой в омут, - решила она и толкнула дверь пыточной, - чем хуже, тем лучше". С этого момента все в ее жизни должно было измениться навсегда. Налитое свинцом сердце, издающее последний живой удар забилось теперь куда-то подальше. В темноту. Туда всему и дорога. Смирившись с самой собой, Ирина не сразу вошла внутрь. Она понимала, что все ее прошлое теперь позади и останется там, как только захлопнется эта дверь. Вальтер все сделает правильно, даже если перестарается. Давно пора расставить все точки над "i" в "Артемиде". Надежды приносят слишком много дискомфорта...
  По щеке сбежала вниз всего одна лишь маленькая слезинка. Ире не стыдно было показать ее. Кому теперь какое дело. И она захлопнула за собою дверь.
  Подняв глаза на свет, Ирина сперва подумала, что ее разыграли. В пыточном кресле сидел ее напарник с поникшей головой. Его рука неестественно свесилась вниз, как после падения и на кончиках пальцев застрял не выпавший пистолет.
  Девушка подошла ближе, затем еще ближе... приблизилась почти вплотную, и только дыхание стало чаще. Даже глядя на дырку от пули в голове она не верила своим глазам. Вальтер?!
  Ира потерялась в пространстве. На удивление даже ее второе "я" молчало. Ошалевшая она поспешно открыла дверь и выпала в коридор как после удушения. Шаманка еще не успела далеко уйти и потому первой оказалась рядом.
  - Посмотри, - истерично схватила ее за рукав Ирина, - Вальтер... это он? Мои глаза мне не наврали?
  - Да, он, конечно, - бросив беглый взгляд издалека кивнула малышка, но Ира затрясла ее сильнее.
  - Он застрелился! У него дырка в голове. Он просто убил себя...
  - Что?! - не поверила Оля.
  - Этого не может быть! Поди проверь, я глазам своим не верю, - она наделала столько шуму своими воплями, что вокруг уже собралась толпа зевак, услышавших знакомое имя и шокированных такой новость.
  Внутрь комнаты сразу хлынула толпа, позади которой осталась на своем месте Ирина, упершись в стену спиной, как будто бы желая проломить ее. Она была вся бледная и испуганная. Ничто так сильно не шокировало ее за последние несколько месяцев работы в "Артемиде". Чтобы Вальтер сам себя... застрелил?! Абсурд. Не верится. Как такое может быть? Но ведь и никто другой пристрелить его не мог при всем желании. Это же бессмертный стрелок Вальтер!
  Перед глазами пошли круги. Ира собралась с силами, чтобы уйти отсюда и надышаться свежим воздухом. Навстречу ей уже шла раздраженная Эльза. Кто-то успел ее позвать. Столкнувшись взглядами с Ирой, она остановила ее властной рукой и приказала ждать. Девушке ничего не оставалось, как рефлекторно повиноваться.
  - Как это произошло? - вышла она из пыточной уже через минуту.
  - Я не знаю... сегодня утром меня никто не встретил, и я пошла сразу сюда... - заплетающимся языком ответила Ирина.
  "Я хочу воздуха. Воздуха мне!" - думала она, но умалчивала. Хозяйка же не собиралась отпускать ее так быстро.
  - Откуда ты узнала, что он будет именно здесь? - сверкнула женщина глазами.
  "Они меня подозревают во всем, - догадалась девушка, бесстрашно смотря прямо в глаза Величкиной, - как и предсказывал Моцарт". Она замялась, не зная, следует ли ей распространяться про Владимира. Эльза расценила это по-своему.
  - Иди за мной. Сейчас мы выясним правду. Моцарт, вот и ты! Ты мне нужен.
  - Как пожелаете, - быстро отреагировал мужчина и сразу встал на место правой руки хозяйки, не удостоив Иру даже взглядом.
  Шаманка пристроилась с другой стороны, сохраняя удивительное спокойствие и молчание. Ирина бегло отметила про себя, что Линды здесь не было и в душе затаилось какое-то подозрение.
  Они пришли в комнату, где отображались все записи с камер наблюдения. В операторской все были "на ушах", и только в присутствии Величкиной немедленно заткнулись и расселись по местам. Оказывается инцидент произошел за секунды до того как Ира вошла в пыточную. И никто еще не успел подготовить нужную запись к показу. Но через пару минут все уже сгрудились вокруг одного телевизора и стали напряженно всматриваться в него.
  Вальтер вошел туда, как и обычно, своей ежедневной походкой. Сложил ящик с инструментами на стол неподалеку от стула и присел. Его лица не было видно и потому невозможно было разглядеть эмоций. Мужчина сидел неподвижно некоторое время, ни с кем не разговаривал. Затем достал свое оружие и как будто от скуки стал целиться во все стороны. Но делал он это без суеты, как обычно бывает в предчувствии опасности. Вальтер делал это просто для того, чтобы занять чем-то лишнее время. Он явно пришел в пыточную раньше, чем планировалось.
  Затем ему пришла безумная идея приставить дуло к своей голове. Ира замечала за ним такую привычку, когда напарник хотел над чем-то подумать или просто почесаться. Но обычно никакого продолжения или речевого сопровождения за этим не следовало. А здесь...
  Он долго сидел в этой позе, после чего прогремел выстрел. Девушка даже вздрогнула, как будто слышала этот звук впервые. Она невольно отвела глаза и захотела открыть окно, чтобы не упасть в обморок. Ее по-прежнему мутило, но не от отвращения. Что-то давно затаившееся и забитое проснулось внутри. И стало так активно скрестись и проситься наружу, что новому сознанию стало как-то не по себе. Душу Ирины выворачивало наружу от мысли, что она всего несколько минут назад была на грани самоуничтожения и вот судьба подарила ее никчемной жизни продолжение подобным образом...
  - Черти что, - проговорила Эльза, - чтобы Вальтер... так...? Ира!
  Девушка снова вздрогнула. У нее было такое ощущение, будто она не служила уже целый год в "Артемиде", а попала сюда впервые. Без Вальтера она ощутила вдруг, что потеряла защиту и смотрела теперь на Величкину с нескрываемым испугом и удивлением.
  - Ответь мне все-таки, чем вы планировали заниматься с Вальтером в пыточной. Я не назначала вам на сегодня ни одного преступника.
  - Я... мы... - девушка не могла выговорить ни слова, и теперь отчаяние выразилось в ее глазах.
  Она мысленно металась от Оли до Моцарта и опять к Владимиру. Вспомнились сразу же слова напарника про то, что сделает этот вампир, если не исполнить его приказа. Скорее всего, это он устранил Вальтера, но если так - то почему не дал ему всего несколько минут? И почему еще не добрался до нее и Эльзы, если настолько силен? Как бы там ни было, Вальтер не самоубийца. Хотя его необъяснимые апатии тоже наверняка сыграли здесь какую-то роль. Так что же это было?
  Но вдруг она обнаружила какое-то новое выражение на лице хозяйки. Девушка не поверила своим глазам, ведь та была на грани срыва. Она... страдала от смерти Вальтера!
  - Скажи мне, девчонка, - дрогнул с надрывом ее голос, - твой напарник нес какую-нибудь чушь про скуку в последнее время? Говорил подобное?
  "Откуда она знает?!" - удивленно распахнулись глаза Ирины. Девушка и не придавал этому особого значения, а тут ее спрашивают всерьез. Ира была не способна совладать со своими губами и потому просто кивнул.
  Тут из груди Эльзы вырвался какой-то крик, напугавший присутствующих. Ирина снова в ужасе уставилась на нее, глядя во все глаза. Величкина резко обессилила, схватившись рукой за голову. Она упала на свободный стул и не удержала эмоций в узде: хозяйка переживала страшную трагедию, с которой не могла смириться... и только слезы ей удавалось задерживать внутри себя.
  - Это снова оно... - надломленным голосом пролепетала Эльза, - снова эта апатия... как тогда, когда я впервые спасла его от суицида. О боги, нет. Вальтер... как же я тебя упустила? Нет-нет-нет...
  "Мне нужен воздух, я задыхаюсь", - подумала Ирина, испугавшись ее эмоций и не в силах ничего ответить, направилась к окну. Ее сердце мучительно сжалось и, казалось, больше не начнет биться как прежде. Девушку кто-то окликал позади, но перед глазами все вновь темнело.
  - Величкина Эльза, я требую твоего внимания, - послышался безумно громкий мужской голос откуда-то снаружи.
  Ира не сразу поняла, откуда он, но ее сознание неожиданно прояснилось как от приятного глотка воздуха. Она вскинула голову как лошадь, услышавшая своего любимого хозяина, спустя года и едва удержалась от того, чтобы не откликнуться ему. Все в операторской тоже встрепенулись и немедленно обступили хозяйку плотнее, чтобы защитить ее в случае непредвиденных ситуаций.
  - Это говорю я, Бессмертин Дмитрий Жаннович. Тот, кого ты смогла обойти по официальной части, подкупив все власти нашего и своего города. Но раз так, то я пришел забрать свое неофициально и силой. Как видишь, мы стали играть по твоим правилам. У тебя есть последний шанс, чтобы одуматься иначе наши драконы сожгут это место дотла...
  Ирина не поверила своим ушам и не знала, как отреагировала. Она уже распрощалась со всем, а тут... не сдержав эмоций, девушка целенаправленно двинулась к окну, чтобы увидеть глазами своего самого любимого давнего друга и тренера, чтобы вразумить его и по возможности не развязывать эту бессмысленную бойню. Ведь если "Артемида" выступит против него в полную силу - у драконов не останется ни шанса. Ира знала это, она верила в это и хотела объяснить ему, что надо уходить, не следует подставлять себя и других ради какой-то девчонки... ради никчемной Ирины...
  Но ее мысли настолько смешались и спутались, что девушка не подумала ни о последствиях, ни о том, как ее поведение смотрелось со стороны. Она не успела и руки протянуть к окну, как свет в помещение тут же потух.
  
  "Нельзя было оставлять их вместе так долго, - мучительно сдавливала руками голову Эльза в своем кабинете, - я ведь знала, что так выйдет! Знала, что для Вальтера смертельно к кому-то привязываться. Поэтому я в свое время отвела от него Олю!". Она не могла себе простить такой оплошности.
  И вот теперь его нет. И Величкина дала волю слезам, сделав это, наверное, впервые за последние несколько лет. Она и не знала, что ей будет так тяжело терять своего сотрудника.
  Но Вальтер был не просто снайпером. Эльза всю душу в него вложила! Вытащила с того света. Взрастила, дала ему все условия для комфортной жизни, а здесь эта гадина...
  "Убью! - налились кровью глаза Величкиной, - убью ее! Хотя нет. Лучше месть. Такая, чтобы девчонка страдала больше меня. Чтобы познала всю боль этой утраты. Сволочь должна подвергнуться самой худшей пытке из всех... я заставлю ее убить собственных друзей. И она сделает это! После чего я возьму ее к себе в напарники и изничтожу остатки городского разума. Пускай торжествует Драконис-Персона. Она единственная, кто не вредил Вальтеру". И от истеричных мыслей женщина даже выдавила сдержанный смех, после чего снова тяжело выдохнула и закрыла лицо руками.
  - Тварь, тварь, убийца... - проговаривала она вслух вполголоса, - за что только Вальтер погиб? Почему он так поступил со мной?
  В голову лезли воспоминания последнего месяца службы. Величкина не раз упрекала снайпера в том, что он стал много врать. А он только отшучивался, да вяло отмахивался. Казалось, этому человеку стало плевать на "Артемиду". Как это странно. Ради кого он продался?
  - Мне не нравится такая тенденция. Ты меня пугаешь, Вальтер, - проговорила однажды хозяйка, - помнишь, чем закончился твой последний роман с девушкой?
  - Не сравнивайте Ирину с Бирутой, - вдруг сжались челюсти мужчины, - и я ни в кого не влюблялся. Вы же знаете, это цыпочки сами на меня клюют.
  Но в его нынешних шутках не было прежней свежести и азарта. Вальтер, словно говорил все это по инерции. И Величкина прекрасно чувствовала переменившиеся нотки в голосе. Она знала их.
  - Ты подсел на свою новую ученицу, - догадалась она теперь окончательно, - я обязана что-то предпринять, пока ты не погубил себя. Я... отстраню тебя от ее обучения.
  Тут глаза снайпера наполнились ртути. Такого тяжелого взгляда от него хозяйка еще никогда не видела. "Так это правда", - в ужасе нашла подтверждение своим словам женщина. И на душе заскребли кошки.
  - Попробуйте, - с угрозой проговорил Вальтер, - только не забывайте, кто сделал из этой соплячки настоящее идеальное оружие. Хотите перечеркнуть все мои достижения?
  - Ты можешь гордиться ею. И я ни в коем случае не умоляю твоих заслуг, - осторожно проговорила Эльза, - но зачем ты вкладываешь в нее душу? Она же всего лишь носитель Драконис-Персона.
  - Она - мой лучший проект, - мечтательно закинул руки за голову Вальтер, - вы бы знали, через что нам пришлось пройти.
  - Нам? - Эльза больше не могла этого терпеть, - Вальтер, да ты помешался на ней! Как на дочери, любовнице или подруге - мне плевать. Ты теряешь себя. Ты теряешь вкус жизни. Короче, решено: эти две недели будут последними в вашей совместной работе. Я подыщу ей другого напарника. В наставниках эта детка больше не нуждается. Выросла.
  Мужчина смерил ее насмешливым злым взглядом. В его глазах плясали демоны. И когда снайпер ничего не ответил, а просто кивнул, встал и вышел, Величкина заподозрила неладное. Так оно и вышло.
  "Смерть... то что мне нужно, - размышлял Вальтер в пыточной комнате, играя с пистолетом, - как стало скучно жить. Вернуться снова к рядовым заданиям? К этим сопливым напарникам или бездушным тварям вроде Моцарта? Это невыносимо... ужасно скучно". Он приставил дуло пистолета к виску и ощутил дрожь по всему телу.
  "О да... - выдохнул с удовольствием мужчина, - это... так будоражит. Даже возбуждает. Что если пустить пулю в висок? Почему бы и нет? Очень соблазнительная мысль. Успею ли я ощутить боль? Будет ли мне приятно? Или человек вообще ничего не чувствует в последнюю секунду жизни?". Он все искал более удобное положение и даже прикрыл глаза, наполняясь приятными эмоциями. Ему хотелось сделать это быстрее. Это был замечательный выход из тупиковой жизненной ситуации.
  Ему незачем больше жить. Ведь жизнь без удовольствия не имеет смысла...
  "Но я не ухожу, - в последний момент подумал Вальтер, - я просто хочу испытать что-то новое". И он нажал на курок.
  
  Открыв глаза, Ира поняла, что ее просто вырубили. Ударом в затылок. Голова раскалывалась надвое, в волосах грязью осела слипшаяся кровь. Девушка долго смотрела на свою запачканную ладонь и сводила в голове концы с концами.
  Она сидела за решеткой, и только крохотное окошко под самым потолком давало ее камере немного света. На шее висело что-то тяжелое, ожерельем сдавившее связки. Было неудобно и неприятно, но эта гадость не снималась. И рассмотреть ее получше не получалось без зеркала.
  Из коридора послышался звук шагов. Оказывается, кто-то уже давно находился тут, но Ира не сразу заметила его. И с первого же взгляда она опознала этого человека.
  - Моцарт, объясни, что я здесь делаю, - прислонилась она к решетке, слегка шатаясь на ногах, - меня схватили за побег?
  Он посмотрел на нее впервые с таким торжеством и отвращением одновременно, будто с ним канализационная крыса заговорила, а не человек. Вот уж неприятный тип.
  - Попытка побега - это меньшее из зол, - ответил он, не подходя к заключенному ближе, чем на три метра.
  - Я даже не пыталась, - обозлилась на его тупость Ирина, - сколько можно вам повторять, что я ни разу не пыталась бежать из этого идиотского места!
  - Меня не интересует твое мнение и не касаются приказы Эльзы. Только она захотела, чтобы ты осталась цела и невредима... на некоторое время. А жаль. Лучше бы избавиться от тебя как ты это сделала с Вальтером.
  - Я не убивала Вальтера, - ей очень не нравилось, что приходилось так много оправдываться, - и это не смешно. Вы слишком много навешали на меня. С какой стати?
  - А с той, что Величкиной так нужно. Она считает, что ты намеренно довела Вальтера до такого состояния, - честно сказал Моцарт, и в этот момент что-то громыхнуло снаружи, как будто граната разорвалась неподалеку.
  В ушах даже зазвенело слегка, и девушка вдруг поняла, что сидела на полу, прижавшись к решетке спиной. Она оглянулась. Мужчина всматривался куда-то вдаль. Похоже, там было окно.
  - Что там? - спросила Ирина.
  - Твоя шайка, - не поворачиваясь к ней, прокомментировал он, - ну да ладно. Пора тебя отвести в одно место...
  И мужчина стал медленно приближаться к камере, перебирая ключи в руках. Ирина настороженно встала в удобную позицию, чтобы улизнуть от него или хотя бы защититься, если понадобится. Но найдя необходимый ключ, Моцарт наклонился и достал откуда-то из-за стены свою скрипку. Ира невольно поежилась как при виде оружия и всем телом легла на дверь, как бы, не позволяя открыть ее.
  - Моцарт, будь честен со мной. Я стала врагом "Артемиды"?
  - Ты всегда была врагом организации, - сверкнул он глазами.
  - Это не так! - и не зная толком зачем она это делала, Ира схватила его ногтями за воротник, - только ты один служишь здесь ради того чтобы однажды занять место Эльзы. Ждешь не дождешься, когда появится удобная возможность сместить ее, в то время как Линда, Оля и Вальтер служили по своему желанию. Даже я в последнее время перестала желать свободы. И после этого ты называешь меня врагом? Да ты спятил. Самый большой враг здесь - это ты.
  - Очень опрометчиво с твоей стороны там легкомысленно расставаться с руками, - и крепко перехватив ее за кисть, Моцарт выгнул Иру в обратную сторону до неприятного хруста в локте.
  Девушка вскрикнула и, поддавшись рычагу неестественно изогнулась. Она с ужасом скосила глаза на него, столкнулась с этим могильным взглядом и ощутила, как все вновь стало стремительно холодеть у нее внутри. Только он умел так делать. Вальтер никогда не был настолько целеустремлен и предсказуем.
  - Если бы только хозяйка разрешила мне делать с тобой то же, что я делаю со всеми своими пленниками... - он потянул ее пальцы на себя, совершенно не заботясь о том, что живой организм просто не способен уже так растягиваться, - ...было бы намного больше пользы.
  - Моцарт...
  - И чего ты добиваешься своим поведением?
  - Освободи меня, - предприняла последнюю попытку Ирина, - я все объясню Бессмертину. Скажу, чтобы они валили отсюда. Но сперва... освободи мою руку, пожалуйста.
  - Ты через чур смелая, - и все-таки он отпустил ее, - не ставь никому тут условий. Особенно новой правой руке Эльзы.
  Пока Ира счастливо протирала свою ноющую кисть, он открыл перед нею дверь. Девушка хотела ухитриться и пройти мимо него, но смычок скрипки остро указал ей прямо в сердце.
  - Один неверный шаг и ты пожалеешь, что родилась на свет. Ты меня знаешь.
  - Да, к сожалению, - холодно ответила она и примирительно проследовала строго туда, куда указал мужчина.
  На ходу она несколько раз притронулась к своей разбитой голове и поморщилась от боли. Этот шаман совершенно бестолково выполняет свою работу. Слишком топорно.
  Снаружи снова что-то громыхнуло, и раздался дикий вопль дракона. Ира содрогнулась и невольно замерла посреди коридора. Она сразу поняла, куда, чем и какому дракону попали смертоносным зарядом. Это больше невозможно было терпеть. Нельзя допустить, чтобы ящеры погибали...
  - Ай, прекрати! - вдруг воскликнула она, когда ощутила, как сотня игл уткнулась в ее кожу следом за пугающим стоном скрипки, - я иду, разве ты не видишь? Не убегаю, не сопротивляюсь...
  - Вот и не останавливайся, - с угрозой сказал он.
  "Какой же ты идиот!" - заскрипела Ирина зубами и не успела сама сделать шага, а скрипач уже толкнул ее грубо в спину и следующий шаг показался безумно болезненным. Девушка будто на острие ножа стопой наступила, но не сказала ни слова, проглатывая обиду молча.
  Почти до самых дверей кабинета Эльзы неприятные ощущения не отпускали ее тело, хотя скрипка уже давно покоилась в ладони шамана. Все-таки он был очень опасным человеком и не дай бог обзавестись таким врагом.
  Тронув дверь, Ирина вошла внутрь первая. Хозяйка смотрела в окно, а в ее кабинете было на удивление большое скопление народу. Половину из них Ира видела впервые, хотя и слышала когда-то имена из уст Вальтера. Если верить ему, то это были одни из лучших сотрудников "Артемиды". Их можно было свободно поставить на один уровень с могущественным Моцартом и покойником стрелком... но кое-какие лица были все-таки знакомыми. Линда вела себя так, будто была горда собой и никогда до сих пор не знала и не общалась с Ирой. Оля же бросала на нее лишь беглые взгляды, не позволяя себе быть смелее.
  Надеяться в этом месте было не на кого, и девушка решила не всматриваться ни в чьи глаза. Все равно на нее тут все ополчились, и когда состоится казнь без суда и следствия - это был лишь вопрос времени. Хотя что-то подсказывало Ирине, что так просто ее не убьют. Одно только непонятное заточение в тюрьме говорило о том, что ее услугами еще успеют попользоваться.
  - Твои друзья сделали свой выбор... - сказала ей Эльза, постепенно разворачиваясь, - а я сделала свой...
  "О, так это она против меня столько народу сюда пригласила?" - вдруг пришла дикая мысль в голову девушки, как только она увидела странную заискивающую мягкость в голосе хозяйки. Так значит, ее здесь все-таки боятся?
  - Я повторю вам то же, что говорила пару минут назад Моцарту. Дайте мне шанс поговорить с Бессмертиным и я смогу убедить его больше не соваться сюда, - и это было вполне искреннее высказывание, ведь Ира, в самом деле, не верила в свое спасение.
  - Не волнуйся, мы организуем тебе встречу с ним, - и от каких-то своих мыслей Величкина недобро улыбнулась, поджигая мундштук и пуская едкий дым в помещение.
  Ирина превратилась в один огромный слух и наблюдательность. Она еще не видела Эльзу курящей. И что означали ее слова?
  - На тебе висит ошейник из Драконьего камня. Ты ведь знаешь, что это значит?
  - Да, вполне, - девушка вся скривилась от вскипевшей внутри злости, - Драконий камень, значит. Ах так вот какое у вас ко мне доверие! Вот чего стоят ваши слова...
  - Твои слова здесь тоже ничего не стоят, - зло полоснула ее глазами Эльза, - если ты была некогда моим телохранителем - это еще ничего не значит. В "Артемиде" никому нельзя доверять на сто процентов. Да и по жизни тоже.
  - Где же я оступилась? - начала выходить из себя Ирина и потому стала много паясничать, - почему Моцарт, который только о том и мечтает, чтобы однажды овладеть всей "Артемидой" не вызывает у вас подозрений, а я все-таки вызвала? Разве я мало грязной работы выполняла ради вас?
  Этот выпад не удостоился должного внимания. Он никого не удивил и не напугал. На пленницу только взглянули как глупенького ребенка и сразу же потеряли к ней интерес.
  - У каждого человека есть мания, удовлетворив которую, ты заполучишь его покорность. Когда у человека нет таких рычагов - его становится слишком трудно контролировать. Это я тебе, Ира, рассказываю лишь потому, что надеюсь еще на продолжение нашего сотрудничества. Иначе ты не получила бы второго шанса.
  - Хотите сказать, что вы недостаточно контролируете меня? - и девушке хотелось безнадежно и истерично смеяться от этого, - да ну. По вашему мнению, вы меня не всего еще лишили?
  - Пока еще не всего. К счастью, на ловца и зверь бежит. Твое последнее испытание настанет уже сегодня. Только после него я смогу убедиться в твоей абсолютной преданности.
  Ирина уже догадывалась, к чему вела хозяйка. Она смотрела на нее все более прожигающим взглядом. Но эту женщину было не напугать и не удивить подобным. Каждый второй мечтал ее убить, но так и не смог. Хотя многим тут нечего терять.
  - Боги, к чему все эти намеки? - раздраженно проговорила она, выпрямляясь все увереннее, - предлагаете собственноручно устранить Бессмертина? Зачем вам его гибель?
  - Ты сообразительна, но слишком много вопросов задаешь.
  - А вы слишком много говорите издалека. Не подумали о том, что Драконис-Персона питает к нему нежные чувства? А я не контролирую ее совсем. Гнев может перекинуться на вас...
  - Твой Драконис-Персона - животное, которое обожает подчиняться властной руке своего хозяина. Понимаешь? Ты полностью в моей власти. Так что прекрати тут пререкаться и готовься уже к исполнению твоего самого важного задания.
  - Зачем тогда мне Драконий камень? - Ира испытующе, затаив дыхание всматривалась в лицо хозяйки.
  - Чтобы быть уверенным наверняка, что ты не сбежишь. А теперь иди. Можешь взять своего последнего дракона. Остальным тоже приказываю разойтись и занять свои позиции. Защитите "Артемиду" и уничтожьте всех нападающих вместе с их животными. Никого нельзя оставлять в живых. Если попытаются сбежать - дайте им такую возможно, - и немного тише она добавила, - с ними мы расквитаемся позже.
  Вот она двойственность политики Величкиной. Вроде бы из этих дверей Ира вышла наравне со всеми, но явно ощущала при этом свою отверженность. Сослуживцы обгоняли ее, обступали, расходились как волны и исчезали где-то вдали. А она как будто в своем собственном мире жила. Встреча с Димой на боевом поле помогла бы разрешить ей многие вопросы и решиться уже конкретно для себя, с кем она готова остаться. Казалось бы, ответ очевиден. Душа и сердце стремились прочь отсюда, туда, где прошло все детство Ирины. Но мозг возвращал обратно по вполне объективным причинам. Шансов-то у драконов нет...
  Не успела она сунуться на улицу, как прямо перед самым носом на небо взлетели обе двери со ступенями каменной лестницы. Девушку отбросило обратно вглубь здания, не ранив и не оглушив. Правда, она некоторое время как ошалелая ощупывала свою голову и лицо руками, но недолго находилась в таком состояние. С этим ужасом пора было завязывать и поскорее.
  Выбравшись сквозь дым, пыль и огонь Ирина наткнулась чуть поодаль на чье-то тело. Это была маленького роста девушка, фигурой и цветом волос похожая на Линду, но это была точно не она. Владимир не позволил бы такому случиться. И не придав телу больше никакого значения, Ира под покровом суматохи нырнула в тайный сарайчик, в котором содержала своего дракона.
  "Только бы увидеть его, - заторопились ее мысли, - только бы успеть заговорить с ним до того как камень начнет действовать". Она невольно попыталась сломать это ожерелье под покровом ночи, но цельный кусок не поддался. Чертовщина какая-то!
  После смерти Вальтера что-то встряхнулось в "Артемиде". Прежнее спокойствие улетучилось. Все взволнованны и это прекрасно видно невооруженным глазом, хотя сослуживцы и пытаются скрывать эмоции. Что уж говорить об Ирине, которая тоже была сама не своя? Каждый раз, думая о нем, она чувствовала какую-то утрату внутри, хотя по-прежнему презирала этого садиста. С другой стороны он был немного не таким как все. Зачастую вел себя даже справедливее... да кого она обманывает? Довольно редко это с ним происходило. Но почему-то сей человек был такой сволочью, которую немного жаль. Не смотря ни на что.
  Ира взглянула в небо, выводя дракона на свет. "Сбежал от всех проблем, негодяй, - подумала она и медленно перевела взгляд на землю, - только в аду не бывает выходных. Здесь ты точно не отдохнешь". Она ощутила, что туда же и ей дорога. В глазах миллионов людей Ира была такой же преступницей, как и все в "Артемиде". Нечего и надеяться на оправдание. Слишком много дров наломала.
  Она вскочила на дракона и с места рванула вперед сквозь огонь и какие-то взрывы, не позволяя ему взлететь. Ветер осколками бил ее по лицу, но привычное и любимое ощущение скорости позволяли не задумываться о такой мелочи.
  Ира мчалась не наобум. Она постоянно высматривала кого-то или что-то в суматохе. И одна какая-то мысль не прекращала крутиться на языке... девушка не могла остаться абсолютно бесчувственной, не смотря ни на что. Где Оля?
  Шаманка сложила свое оружие. Она стояла прямо в эпицентре между тремя или четырьмя драконами. Сражение ушло куда-то на периферию, и вот бедняга осталась одна наедине с Райдерами. Свесив руки вниз, она как загипнотизированная смотрела на ящеров и все не могла встать с колен. Ей хотелось остаться с каждым из них навсегда, но она предает "Артемиду"... ее разрывало на части от соблазна, и бедняга просто переводила тревожный взгляд с одного врага на другого, не позволяя себе сопротивляться.
  Но все эти мысли промчались в долю секунды. Только что она невзначай выбила из строя двух всадников и теперь сидела на собственной казни. Какой-то юноша выпалил что-то угрожающее и двинул своего дракона на нее. Оля отрешенно посмотрела на приближающиеся зубы и в смятении закрыла глаза.
  Но этому не дано было случиться. Из-за деревьев между ног гигантских драконов к виновнице метнулась черная точка и произошла яркая вспышка, какой Райдеры обычно отпугивают ящеров. Шум, суматоха и недовольный рычащий вой раздались одновременно. А как только всадники прозрели от ослепительной вспышки, то увидели улепетывающего ящера небольших размеров. А рядом с шаманкой теперь находился еще один человек с черными глазами, выпустивший прозрачные Когти Дракона...
  - Не может быть? - прошептала одна из девушек, - почему она против нас?
  - Это точно она? Точно Ира? - недоверчиво присмотрелись парни.
  - Оля, что я тебе говорила? - рыкнула Ирина на малышку, следя острым взглядом за нападающими.
  - Прости меня, Ира! - готова была разреветься шаманка, - но я не могу причинить им вреда. У меня руки не поднимаются на такое богохульство... иначе я...
  - Если ты умрешь - я не прощу тебя, - и девушка одной рукой прижала Олю к себе, чтобы удобнее было следить за нею и защищать, - я твой Бог и навсегда им останусь. Ты смеешь изменять мне?
  - Прости меня... - трогательно заблестели глаза женщины, - я больше не предам тебя. Если хочешь - я убью всех их сейчас же.
  - Ира, что ты задумала? - двинулась к ней верхом спортсменка, но едва не лишилась своего дракона по неосторожности.
  Ирина столь агрессивно хлестнула перед самым ее носом плетью, что проделала довольно глубокую продолговатую канаву, растянувшуюся на много метром в стороны. Райдеры осторожно отступили и наблюдали за происходящим издалека. Девушка в свою очередь шипела и рычала, не позволяя приблизиться к себе. Их было слишком много... а она не хотела калечить животных.
  - Если вы приблизитесь еще хоть на шаг... - медленно проговорила она, - я буду вынуждена защищать себя и своих людей. Если не цените свои жизни - подумайте хотя бы о драконах.
  - Дима, слышишь меня, - постучал по рации юноша и жестом приказал своим товарищам отступать, - мы нашли Ирину. Да... да... но она совсем спятила. Бросается на нас и едва не угробила Веронику. Мы возле сожжённого продуктового магазина "Мирабу". Она снова готова напасть... мы вынуждены отступить....
  - "Я понял. Отступайте, но не теряйте ее из виду", - ответил голос и Райдеры послушно разошлись.
  Ира все еще не доверяла им и потому следила глазами до тех пор, пока последний хвост не исчез вдалеке за домами. Шаманка тоже молчала, пока девушка не отпустила ее.
  - Что теперь? - вожделенно посмотрела малышка на свою спасительницу.
  - Будем ждать, - сказала Ирина, - почему ты ведешь себя как тряпка? Тебя за соперника даже никто не считает.
  - Я не могу напасть на своего Бога, в чьем бы облике он ни явился, - удивленно повторила женщина то, о чем рассказывала ей довольно часто, - разве у тебя нет такого существа, на которого ты бы не смогла напасть ни при каких обстоятельствах?
  - Вот только мораль мне сейчас не читай, - скривилась девушка и раздраженно прислушалась, - сейчас именно через это мне и придется пройти, чтобы стать непобедимой.
  Оля долго и странно смотрела на нее. В это время глаза Ирины снова стали нормальными, но напряженную позу она не сменила. И лицо ее выражало все то же недовольно смятение. Вся душа ее была наружу в этот момент.
  - Что делает с тобой Драконий Камень? - спросила шаманка.
  - Позволяет Драконис-Персона являться в мое тело без моего разрешения. Когда захочет, - ответила ей девушка и закусила губы, - он пришел.
  Оставив своего дракона где-то поодаль, на свободное место вышел сам Дима. Оля впервые видела его в лицо и потому едва не атаковала в первые секунды, но Ирина успела предсказать ее действия и остановила. Они стояли на большом расстоянии друг от друга и все не начинали разговор. Теперь они были по разные стороны баррикад.
  - Ну, привет опять, - бросил ей юноша, внимательно всматриваясь в эмоции друга.
  - Какой же ты все-таки идиот, - выругалась Ирина и сжала кулаки.
  Она была зла на него. Не за то, что бросил, а за то, что продолжал упираться. Когда его об этом уже не просят.
  "Драконий Камень? - обратил он внимание на ее шею и сжал челюсти, - сволочи. И до этого додумались". Медленно юноша стал снимать с руки перчатки.
  - Я так понимаю, мне надо только успеть прикоснуться к тебе, - почти спокойным голосом проговорил он, и глаза его стали такими же черными как у Ирины в Драконис-Персона.
  Почувствовав накал атмосферы между ними, Оля покорно отошла немного назад, чтобы не мешаться и не попасть под горячую руку. Все становилось еще интереснее, и она не хотела упускать ни звука, ни взгляда. А глаза говорили о многом... больше, чем слова.
  - И почему ты не сбежал тогда? Когда это было еще возможно, - руки Ирины неимоверно тряслись, и их невозможно было унять никакими силами.
  - Я пришел за тобой. Слышишь? Я не отрекаюсь от своих слов.
  - Тогда ты умрешь здесь! - и, вселив в себя другого человека, Ира нехотя выпустила когти, и воздух содрогнулся от сгустка энергии, которая тут же стала ее оружием.
  - Нападай, если сможешь прикончить меня быстро, - встал в удобную стойку Дима, растопырив пальцы, - только я что-то сомневаюсь в этом.
  "Что он творит?" - пораженно высунулась из-за своего укрытия Оля, и молниеносный удар тут же врезался в дерево мимо юноши, расколов его надвое. Щепки с содрогнувшейся листвой полетели прямо в шаманку, но она даже прикрываться от них не стала. Ее сердце забилось от этого трепета и словно в кинотеатре она, затаив дыхание продолжала просмотр несмотря ни на что.
  Ирина зависла буквально в сантиметре от ладони Димы и тут же отпрянула от него, не позволяя к себе прикоснуться. Нанесла удар с другой руки, но юноша был не так-то прост и легко смог его парировать, воспользовавшись наручниками. Затем какой-то взрыв, чей-то выпад, какой-то прыжок... земля еще больше вздрогнула и застонала от нескольких некрупных взрывов. Комья грязи и мусора разлетелись во все стороны, пыль взметнулась до самых небес.
  Из пыли на девушку вынырнула чья-то рука, но она отшатнулась от нее с такой легкостью, с какой кошка уворачивается от струи воды. Но она была быстрей его и потому настигла своим хлыстом бедолагу в спину, оставив ему кровавую полосу от одного плеча до другого. Дима вскрикнул, но не потерял равновесия и живо развернулся, ответив ей тем же приемом. Ирина увернулась, попыталась полоснуть его когтями, но вынуждена была опять отпрыгивать от ладоней.
  Нельзя было прикасаться к нему, иначе действие Драконис-Персона могло резко закончиться. А тогда и всей операции конец. Как же так прикончить его, не касаясь? А ведь он тоже знает все ее приемы и потому умеет их блокировать. Но ведь он не так проворен, как она... только отчего-то девушке это преимущество не сильно помогало. И, в конце концов, она оказалась опутанной невидимыми тончайшими нитями, проворонив их по какой-то катастрофической случайности.
  "Просто поразительно. Та ли это Ира, которую я знала? - шокировано подумала Оля, - та ли это девочка, которая громила в одиночку целые города и за секунды убивала даже тех противников, которые были во сто крат сильнее ее и точно сильнее этого мальчишки? Да она просто не хочет его убивать! Это так очевидно, что даже... но что же происходит между ними? Чего она хочет добиться?".
  Дима медленно подходил к Ире, вытянув перед собою руку. Она не сопротивлялась и не пыталась высвободиться из пут, но смотрела на него остервенело. Юноша был осторожен, но настойчив и только в нескольких сантиметрах от цели остановился.
  - Не смотри так, - грубо откликнулась на его замешательство девушка, - я всего лишь отдыхаю.
  И все путы вдруг разом вздрогнули и разлетелись в стороны, как будто они и не сдерживали ее ни секунды. Дима даже сделать ничего не успел, как мощным ударом в живот его отбросило назад, едва не переломив пополам. Оля с ужасом закрыла рот руками, жалея бедного наивного мальчика. Ира не приближалась, но и Дима не упал.
  Он долго сидел на одном колене, упершись рукой в землю, сплевывая кровь на землю. Его душил кашель, резко головокружение и дикая боль от удара. Долго бедняга не мог прийти в себя, но и Ира не смела нападать пока что.
  - Все еще на что-то рассчитываешь? - скалилась черноглазая девушка.
  Дима попытался что-то ответить, но неловко захрипел и снова закашлялся, согнувшись пополам. Похоже, она вдарила ему слишком сильно. "Так-то лучше. Все именно так как надо", - решила она и сверкнула под пробившимися лучами солнца огромными когтями.
  Шаманка даже на цыпочки привстала, чтобы не пропустить ни единого жеста. Для нее все это было чем-то вроде телесериала.
  Переборов последние крупицы сомнения Ира уверенно двинулась на него, пощелкивая когтями на каждом шагу. Он все не поднимался, как будто неведомая сила тянула его голову обратно вниз. Девушка совсем расслабилась при виде этой тряпки и неосторожно возвысилась над своей жертвой, явственно прикладывая свое оружие к его горлу.
  И тут в одно мгновение Дима вдруг выбросил руку перед собой и прикоснулся-таки ко лбу Ирины. Она смотрела на него пораженным испуганным взглядом, осознав, что ее провели... но почему-то план юноши не сработал. И теперь настало его время удивляться.
  - Скотина! - истерично взвилась девушка и впечатала его кулаком по лицу в землю.
  В этот раз удар настиг свою цель, и бедный Дима от боли не смог даже пошевелиться сначала. Разгневанная Ирина немедленно села коленями на его руки и еще несколько раз кулаками нанесла несколько ударов подряд. Но делала она это так странно со смешанными чувствами, и вместо ненависти выпаливала какие-то укоряющие фразы...
  - Зачем? - еще один удар, - не надо было возвращаться! Мы же тебя предупреждали! Мы тебя предупреждали, идиот ты такой!
  И еще несколько ударов почти вырубили распластавшегося юношу. Он лежал уже на грани сознания, слепо смотря наверх и не говоря больше ничего. Даже дыхание его стало каким-то прерывистым, нос безобразно утонул в крови и неприлично хлюпал ею... а на глаза Иры наворачивались слезы, как у Оли.
  И тогда девушка решила, что пора с этим заканчивать. Она выпустила когти и занесла руку высоко над головой. Зрачки юноши скосились на блеснувшее оружие, и он болезненно нахмурил брови, но сразу же закрыл глаза, как будто разочаровавшись в результате. Ирине было больно, ее альтер эго чувствовало то же самое, но не знало, что толкало ее на этот поступок. Она осознавала, что не может сделать этого, но не понимала, что ей мешает... почти как в ситуации с Эльзой.
  - Ира, - наконец-то не выдержала зареванная Оля, - может быть не надо? Оно того не стоит, поверь мне. Оставь его живым, он слишком хороший, чтобы вот так... его прикончить. Ира, ну послушай же меня...
  Шаманка, дрожа, стиснула в руках какой-то амулет на себе, но не вмешивалась в процесс. Она топталась на месте и волнительно созерцала эту драму. Почему-то создавалось впечатление, что всем было прекрасно известно, что Ира не сделает этого. Но почему?
  "Твоя вторая личность - зверь. А если так, то и обращаться с нею нужно как со зверем, - говорил когда-то Вальтер, небрежно размахивая перед носом пистолетами.
  "Твой Драконис-Персона - животное, которое обожает палку и подчиняется властной руке своего хозяина. Понимаешь? Ты полностью в моей власти", - утверждала не так давно Эльза, презрительно поднимая одну бровь.
  "Так вот кому я служу!", - возмутилась черноглазая Ирина, чувствуя, как новая эмоция заклокотала в ее душе с еще большей силой, - убиваю того, кто ставит меня наравне ради тех, кто втаптывает меня в грязь? Где логика? И разве не этого так долго хотела Ира, дожидаясь этого глупца изо дня в день, не засыпая по ночам, выдерживая все пытки... я ведь думала о том же. Эта дура считает, что мы с ней - два разных организма. Но ведь у нас одни и те же желания!".
  Рука девушки медленно поползла вниз, упав наконец-то плетью рядом с бедром. Дима, грубо отплевываясь, снова открыл глаза и увидел ее растерянное лицо. Он хотел бы выдохнуть с облегчением в этот момент, ведь его жизнь висела на волоске, но разбитое лицо не позволяло даже улыбнуться.
  - Я не животное, - наконец после короткого молчания сказала Ира, и лицо ее налилось кровью, заставив буквально выплюнуть следующие слова с животным оскалом, - я дракон... я Райдер!
  И она закричала это с таким остервенением и мощью, что, казалось, они достигли окон Эльзы сквозь шум битвы и взрывов. Содрогнулись как от ветра деревья, тряхнув уставшими листьями, вздрогнули бегущие по небу тучи... и только эти трое оставались на своих местах.
  - Ира... - сказал Дима это с такой нежностью, не смотря на свои увечья, что девушка захотела снова, как раньше оказаться в его объятьях, позволить обнять себя, погладить по голове и успокоить, заверить, что все это было дурным сном.
  Она хотела снова быть любимой. Она устала от каждодневного риска быть избитой и униженной в компании этих нездоровых людей. Весь мир отвернулся от нее, но этот юноша... он, безусловно, такой же ненормальный, как и многие другие в "Артемиде", но по-своему. Он готов биться за нее даже после всего того, что она натворила...
  - Я Райдер... - еще раз как молитву произнесла эти слова Ирина и, освободив руки Димы, отошла немного в сторону, вглядываясь в то, что она натворила.
  Всматриваясь вдаль, в то, что натворил ради нее старый друг. Они оба сошли с ума.
  И, дотянувшись пальцами до своего проклятого ожерелья из Драконьего Камня, девушка ненавистно сдавила его, царапая ногтями собственную кожу. Оно казалось слишком крепким, чтобы треснуть под напором женских рук. Но Драконис-Персона тешила себя мыслью, что она не просто человек. Она - это два человека в одном теле. Тем более она явно сильнее этой глупышки Ирины... и улыбнувшись своему милосердию, девушка напрягла все мышцы, и душащее ожерелье надломилось, жалобно звякнув и расколовшись надвое.
  Торжествуя и все еще не покидая это тело, она обернулась, как будто ожидая похвалы. Дима уже сидел, затыкая свой разбитый нос каким-то платком, любезно поданным Олей. Шаманка уже успела к нему подползти!
  - Эй ты, свали! - наигранно сурово нахмурилась ей Ирина.
  - Ой-ой-ой, - язвительно показала язык малышка, - кто его избил? Ты. А значит, по логике кто лечить должен? Тем более он такой милашка. Неужели тебе одной должна вся прелесть доставаться?
  - Тогда, я думаю, ты умрешь от счастья, если узнаешь, что его дракон самый огромный из всего нашего клуба, - впервые с облегчением улыбнулась Драконис-Персона и, оставив Олю с ее собственными восхищениями, снова обратилась к Диме, - тут Ира все к тебе бьется из недр... чуть нож к горлу не подставляет.
  - Вот пускай она и возвращается, - до смешного гнусаво ответил Дима и, немного поразмыслив, добавил, - но спасибо, что одумалась.
  - Я же все-таки девушка. Я такая непостоянная в своих решениях, - и рассмеявшись самой себе она ушла... сменив черные глаза на свои обыкновенные и при этом диком испуганные.
  "Живой", - с облегчением выдохнула Ира и упала на колени. Слезы просились из глубины, но не смели выйти наружу. Какая-то отрешенность напала на беднягу, и она все боялась заговорить первой.
  Дима смотрел на нее с нежностью и понимаем. Они так соскучились друг по другу, что не могли выразить это словами. Просто с любовью смотрели в лицо и периодически вздрагивали, когда поодаль что-то взлетало на воздух.
  - Я даже не хочу знать, как она смогла остановиться, - прошептала Ирина, наконец.
  - Забудь, - повелительно сказал Дима и подполз к ней на коленях, чтобы обнять за плечи.
  Но Ира рефлекторно оттолкнула его, с еще большим отчаянием взглянув как на мертвеца. Юноша же настоял и все-таки заключил ее в свои объятия, заставив прислониться лицом к своей груди. Плечи девушки тут же задрожали как от рыданий, но ни одной слезинки она не проронила в этот момент.
  - Успокойся-успокойся, Ира, - погладил он ее по голове, - мы улетаем домой. Поверь, теперь я тебя не отпущу. Мы все тебя не отпустим.
  А она не верила в это. Уже отвыкла во что-то верить и все болезненно сжималась в комок, раскачивая головой из стороны в сторону. Она не внимала его словам и не хотела опять разочаровывать свои надежды. А он чувствовал это и только крепче сдавливал ее спину рукой. Когда же кровь с его лица потекла уже на руки Ирины, Дима спохватился и немного отклонился, чтобы не запачкать ее. Она смотрела с бесконечной преданностью и влюбленностью на то, как он опять прятал распухший нос в платке.
  - Меня отсюда никто не отпустит... - снова начала она гнуть свое, но в этот раз Оля вперед юноши встряла в разговор.
  - Ира, доверься в этом деле мне, - вдруг предложила она и решительно достала из карманов какие-то шаманские вещички, - я проведу вас до ваших драконов, где бы они ни были. Поверь, меня и одной хватит для этого.
  Девушка пораженно уставилась на нее, не веря своим ушам. Оля пойдет против своих ради нее?
  - Но ведь... с этого момента ты станешь врагом "Артемиды", - неуверенно сказала она, - сам же Моцарт с радостью убьет тебя и пустит на свои скульптуры. Ты так любишь свою службу. Зачем рискуешь?
  - Извини меня, Ира, но я не могу бросить в беде своего Бога, - виновато улыбнулась малышка, - тем более о нашем маленьком секрете никто не узнает. Я сделаю все чисто.
  И она быстро встала на ноги, капаясь в своих кисетах, пробуя какие-то порошки на вкус и запах. Дима вопросительно кивнул на нее головой. Ира не знала, как в двух словах объяснить ему всю ситуацию.
  - Она шаман, - сказала девушка и, немного подумав, добавила, - если она решила помочь - она нас не придаст.
  - Но она одна из тех... - засомневался Дима.
  - Я тоже, Дим, - серьезно оборвала его Ирина и подошла к Оле.
  - Погода сегодня самая подходящая, - похвасталась женщина, - и я нашла необходимый мне наркотик. Все пройдет гладко.
  - Наркотик? - впервые удивилась ей Ира, - ты и это употребляешь?
  - Да, конечно, я же шаман, - пожала плечами Оля и только сейчас девушка обратила внимание на ее неестественно расширившиеся зрачки, - травы всякие, порошки, зелья - они помогают мне воссоединиться с вселенной и договориться с природой обо всем, что я хочу. У меня много союзников. Я не одна.
  - Это не опасно? - жалостливо усомнилась Ирина.
  - Все мы однажды умрем. Под ножом Моцарта или чуть позже, - пожала та плечами и весело улыбнулась, - но пока я искала нужный препарат, кажется, употребила не тот. Есть у меня парочка растений, которые и в малых дозах уже начинают работать. Ох, что-то мне похорошело...
  - Наши драконы находятся в той стороне, - зачем-то указал на Север Дима.
  - Спасибо за направление, - кивнула ему Оля, которую все больше распирало на ее вечную болтливость, - теперь будет еще проще. Эх, жизнь моя поскудная!
  И распевая во все горло какие-то дикие песни, она двинулась туда, куда показали. Ира на всякий случай окинула внимательным взглядом Диму, чтобы убедиться, что он доверяет ей и шаманке и только после этого двинулась следом. Она уже жалела о том, что впутала во все это наивную малышку.
  Оля, казалось, не обращала внимания на то, что за нею кто-то шел. Она зашлась кашлем в такт Диме и харкала кровью, закрывая рот руками, не позволяя выйти наружу всей той гадости, которую она только что проглотила. Ее тело отчаянно сопротивлялось и отторгало наркотические вещества, но шаманка судорожно глотала и запрокидывала голову. Ее лицо тут же стало бледнее прежнего. Ира стала еще сильнее переживать за ее состояние, но шаманка приказала не мешать ей, и оставалось только подчиниться.
  Женщина наконец-то справилась со своим желудком и взмахнула над головой бубном в изящном отработанном жесте. Затем в такт ему стала раскачивать второй рукой и вышагивать по каким-то одной ей известным траекториям. Она то приплясывала, то просто подпрыгивала на месте, ускоряя шаг и впадая в транс. Ее зрачки закатились куда-то, и Оля теперь смотрела на мир побелевшими глазами, исторгая из себя судорожный шепот и нечеловеческую улыбку.
  Ее ломало в каждом суставе, трясло каждой клеточкой тела, равновесие вовсе уплыло на волнах наркотического опьянения, но шаманка добилась своего. По ним вдарил сильнейший дикий ветер, неестественно взвившийся именно в этом месте. Он принес за собою медленные тучи, властно закрывающие небо и пожирающие солнце. Оля все выше задирала безглазое лицо к этому явлению и все громче выкрикивала какие-то неразборчивые слова, пока погода совсем не стала отвратительной и на землю не упала стена дождя.
  - Надо же, действует! - огляделся по сторонам Дима, растирая замерзающие руки.
  Ира и не сомневалась в этом, но тоже была сбита с толку. Она замерзала, но не трогала свои плечи. А только с внутренней болью наблюдала за Олей, боясь за ее здоровье. Чего ей будет стоить такая чудовищная сила?
  Но не успел обряд завершиться, как вокруг явственно хрустнули ветки и посыпались откуда-то камни. Юноша с девушкой рывком огляделись вокруг себя и увидели множество людей... это были точно не спортсмены из клуба. Ира с ненавистью врезалась соколиными глазами в психопатов из "Артемиды" и приготовилась уже защищать себя и своих товарищей, как краем глаза уловила взгляд Оли.
  Шаманка без зрачков смотрела на тех же людей и медленно поднесла к лицу пустую ладонь. Когда враги стали приближаться, а их было не меньше десятка, женщина выкрикнула всего одно заклинание и страстно сжала кулак, как будто держала в нем трепещущее вырывающееся сердце.
  И, казалось, так и было. Чужаки одновременно как по команде сломились пополам, истерично что-то выкрикивая и хватаясь за грудь, падая на колени, хватая ртами воздух, мучительно и медленно заваливаясь на бок. Дима был шокирован и немедленно приблизился к Ире, не понимая, что произошло. Девушка же невольно облегченно вздохнула и закрыла глаза. Объяснять она ничего не хотела.
  - Теперь нам никто не помешает и никто нас не сдаст, - только сейчас зрачки Оли вернулись на свое прежнее место, хотя взгляд ее все еще был болезненно-блуждающим.
  - Зачем тебе нужен был дождь, если ты и так в одного всех вырубить можешь? - непонимающе спросил Дима.
  - Я никого не вырубала, - как на дурачка посмотрела на него шаманка, - я их просто убила. А следом за дождем в этот город придет и... смерть мешающим.
  - Мешающим кому?
  - Великому спасению Божества из лап еретиков, - счастливой детской улыбкой залилась Оля и протянула руку Ире, подзывая ее к себе, - подойди же.
  Юноша не хотел подпускать к ней Ирину, но девушка отмахнулась от него. Она бесстрашно подошла ближе к шаманке и та ласково провела пальцами по ее волосам, после чего поцеловала в лоб.
  - Ты не похожа на дракона, но я все равно люблю тебя. Слова дороже внешности, - сказала Оля с обожанием, - тем более Бог может вселяться в тела верующих, чтобы помочь им воссоединиться со своими любимыми.
  - Да, я помню все твои учения, - с виноватой улыбкой поторопила ее Ирина, зная, что шаманка может рассуждать на эту тему до бесконечности, - но из-за меня в эту секунду гибнут другие драконы. Поверь, их очень много. Те четверо, которых ты видела недавно - лишь десятая часть всей массы. И чем быстрее мы отсюда выберемся - тем больше из них сможет выжить.
  - А в вашем клубе тоже соблюдаются такие же ритуалы, как в моем племени? - сладострастно поинтересовалась Оля.
  - Да, именно так, - быстрее Димы ответила Ира, чтобы не дать ему ляпнуть правду, - я скрывала это от тебя, чтобы ты не захотела сбежать из "Артемиды". Я заботилась о тебе все это время.
  - А значит, теперь я позабочусь о тебе, - прослезилась уже в сотый раз Оля и подняла руки вверх, - да настанет конец света для еретиков!
  И, пару раз хлопнув в бубен, она как будто оглушила все вокруг, заставив дождь на мгновение зависнуть в воздухе, не давая ни одной капле прикоснуться к земле. Ира готова была поклясться, что увидела разлетающиеся во все стороны звуковые волны от инструмента шаманки, но наваждение было мимолетным. Почти сразу после этих слов что-то гулко громыхнуло где-то высоко в небе. Затем звук повторился, навалилась тьма, грохот все не унимался и становился только сильнее... и в землю со всей своей чудовищной божественной силой ударила ярчайшая молния, ослепившая всех присутствующих на некоторое время.
  Ирина даже вскрикнула и прильнула к Диме, но он был сбит с толку не меньше ее. Молния исчезла сразу же после нападения на землю, но тут же ударила где-то поодаль. А затем сюда же последовали и ее собратья, как живые звери, набрасывающиеся на почву и асфальт, кусающие здания за бока, разрывающие загорающиеся деревья в клочья. Вокруг полетели щепки, листья, тлеющая трава, послышались чьи-то крики... суеверный страх вселился в душу людей в этот миг.
  - Драконы! - выпалил только Дима, испугавшийся за судьбу Райдеров в такую погоду, но Оля повелительно приложила ладонь к его груди.
  - Они будут целы. Магия шамана никогда не тронет невиновных.
  - Дима, просто поверь ей, - остановила его словесный поток Ирина и властно потянула за рукав, - идемте уже быстрее. Я застоялась на этой чертовой поляне!
  Они рванули за шаманкой, неловко переступая через тела. Дима обернулся на них непривычным взглядом и не стал больше тут задерживаться. Он бежал за двумя сумасшедшими и периодически направлял их в нужную сторону. По пути он орал в рацию что-то вроде приказа к отступлению, но его собственный дракон Трибунал все еще не виднелся вдалеке.
  - Стойте, здесь! - схватил юноша обеих девушек за плечи, и они резко встали на месте как вкопанные, едва не свалившись в грязь.
  - Чего так резко-то? Помягче нельзя было? - насупившись, выдала Ирина по своей рабочей привычке, но вовремя спохватилась, - в смысле... почему мы остановились?
  - Трибунал не любит суеты, - снисходительно объяснил Дима и несколько драконьих тел промчались над их головами по небу, - слава богу, есть еще те, кто может улететь.
  - Какие они все шикарные! - вопила от радости Оля, прыгая на месте и протягивая руки к небу, - их-то молнии обойдут, они их не тронут! Таких не должны тронуть.
  Ира как завороженная провожала улетающих Райдеров зачарованными глазами и все не могла поверить, что ее миссия подходит к концу. Как неожиданно... она привыкла не верить в этот день за целый год службы.
  Но Дима преподнес ей еще один подарок. Даже сквозь запачканное недотертой кровью лицо была видна его беглая улыбка. Ира одними глазами вопрошала у него причину приподнявшегося настроения и юноша еще громче облегченно вздохнул.
  - Знаешь, она у тебя очень разумная и очень рвалась сегодня с нами, как будто чуяла, куда мы летим. Я решил не останавливать ее и пошел на риск взять с собой не оповоженного дракона. Ты же простишь мне такую непрофессиональную вольность? - и, щелкнув пальцами без магии, он перевел глаза на чернеющий лесок.
  Там что-то живо загудело, гулко вздохнуло и четыре ярких огонька загорелись сквозь непроглядную тьму грязной листвы. Деревья заскрипели и застонали под натиском двух неимоверно гигантских тел, особенно под напором черных крыльев и королевских рогов Трибунала.
  Оказывается все это время оба дракона покорно лежали там с закрытыми глазами, как и учили в детстве, и только сейчас посмели встать на ноги, хотя Воля, например, долго елозила и суетилась, почуяв любимую хозяйку. Но она, подражая старшему в стае, все-таки сдержалась и только теперь позволила себе сойти с ума от счастья и как маленькая собачонка бросилась навстречу крохотной, но сильной духом девочке, которую не видела уже так давно...
  Ира едва не завизжала, кинувшись ей навстречу, но отчего-то по привычке сдержала себя и только вытянула руки, чтобы немедленно прикоснуться к теплой склонившейся морде. Дракониха цвела от радости и все не знала, куда деть свое безобразное громоздкое тело, чтобы получше разглядеть девушку и прислониться к ней хотя бы краешком своей гигантской головы.
  Оля снова прослезилась. Ощущение, что она и не прекращала плакать все это время, как только Ира встретилась с Димой. Да и то, как он нежно по-дружески хвалил за хорошую службу Трибунала, тоже тронуло ее до глубины души, и шаманка завыла как маленькая девочка, закрывая лицо рукой.
  - Я не забуду этого никогда! - ревела она, судорожно всхлипывая от эмоций, - вы такие хорошие, такие милые. Я еще никогда не видела Бога таким счастливым. Я умру, я, наверное, умру сейчас, чтобы унести это воспоминание с собой на тот свет.
  - Зачем умирать? Идем с нами, - протянула к ней руки Ирина, почувствовав, как она полюбила весь мир в этот момент.
  И хрупкую малышку ей стало неожиданно жалко и не хотелось бросать ее в этом ужасном месте. Тем более, раз она так сильно помогла им в этом бою, рискуя своим здоровьем и репутацией. Девушка даже за поддержкой оглянулась на Диму, и он неопределенно с улыбкой пожал плечами, решив, видимо, что это неплохой вариант.
  Что делать с нею потом, без документов удостоверения личности и без прошлого - не известно. Но в клубе на некоторое время реально было приютить. Тем более именно по их милости она теперь осталась без работы, если Райдеры успели нанести достаточно разрухи этой проклятой организации. Не бросать же человека в беде и в голоде.
  Оля была тронута и заключила Ирину в любящие крепкие объятья. Она еще долго лила слезы ей на плечо, и девушка была вынуждена ласково похлопывать шаманку по спине как младенца. Но никого сейчас это не смущало.
  - Ты такая добрая, такая хорошая. Я рада, что лично помогла тебе попасть домой... ну я пойду теперь? - как будто не расслышав последнего предложения, мило шмыгнула носом Оля.
  Ира с Димой чуть не присели от удивления. Да только Ирине следом за удивлением пришел и страх, отчего она вцепилась в малышку мертвой хваткой, боясь отпустить ее даже на одну секунду. Она дико всматривалась ей в лицо и все отрицательно качала головой.
  - Нет, - шептала она как обезумевшая, - Оля, не стоит. Тебе нельзя обратно...
  - Почему нет? - с облегченным вздохом потупилась женщина, - не бойся за меня. Я не пропаду. Но это мой дом, это моя жизнь. Я привыкла к этому месту.
  - Но ведь... - Ира не могла найти нужных слов и срочно перебирала в голове всевозможные аргументы, которые помогли бы ей переубедить Олю в обратном.
  Но та и не хотела ничего слышать. Она с понимающим взглядом сняла с себя руки девушки и погладила их шершавыми запястьями.
  - Я знаю, когда мы в следующий раз столкнемся с тобой - то будем уже врагами. И тогда надо будет убить друг друга... но когда наступит этот прекрасный день, пообещай мне...
  - Да? - упавшим голосом спросила Ирина.
  - Когда мы встретимся вновь врагами - убей меня без сожаления. А затем обязательно съешь! И тогда я останусь самым счастливым человеком на свете, потому что исполнится завещанное Богом. Ради этой надежды я буду жить, и ждать тебя, моя дорогая любимая Ира. Только ты не забывай об обещание. Не забывай! - казалось, что она и сама с трудом сдерживает эмоции и потому стала говорить очень торопливо и напряженно под конец.
  И Ирина ее прекрасно понимала, хотя и не плакала. Она ласково держала шаманку за руки, кивала ей и клялась над каждым словом, не веря, что им придется расстаться. Ведь Оля была единственным человеком, кто поддерживал ее все это время и помогал сохранить веру в себя. Они были почти друзьями, если не учитывать специфику их службы. И когда тянуть время уже было нельзя, Ирина с трудом отпустила малышку от себя. Как от сердца оторвала.
  - Обещания придется исполнять, - с тревогой напомнил ей Дима, вглядываясь вслед удаляющейся беленькой точке, энергично размахивающей руками и пританцовывая что-то на собственный мотив.
  - Мы больше не увидимся, - с болью смотрела ей вслед Ирина, - ее убьют сразу же, как она вернется в "Артемиду".
  - Нас же никто не видел. И никто ее не сдаст... - опешил юноша, - почему тогда ты позволила ей уйти?
  - Эльза и Моцарт ей этого не простят. Тем более в "Артемиде" за всеми тайно следят. О ее предательстве, скорее всего уже все знают, - Ира говорила это с такой грустной уверенностью, с которой невозможно было спорить, - я не удержала бы ее никакими силами, поверь. Это же Оля. Она тоже знает правду и добровольно идет навстречу погибели. Так ей завещал ее истинный Бог.
  Дима не совсем понимал этих разговоров на религиозную тему, но сочувственно промолчал. Он только тяжело нахмурился и проследил глазами за еще одной партией драконов, лавирующих между утихающими молниями. "Как хорошо, что почти все спаслись", - думал он, и его сердце тревожно сжималось при мысли о том, что кто-то мог не вылететь с поля боя. Нужно было срочно двигаться на место сборов и пересчитать всех Райдеров и драконов.
  - За нами тоже будет преследование, - как будто останавливая его голосом, заметила Ирина, - ты готов к этому?
  - Конечно. Кто не рискует - тот не пьет шампанского, - пафосно взмахнул он руками и добавил, - зря, что ли мы весь этот бой затеяли?
  Девушка с нескрываемым обожанием улыбнулась ему и, слегка покраснев от своих мыслей, молча подбежала к крыльям Воли. Не разучилась ли она еще летать на крупных ящерах? Нужно срочно восстанавливать навыки, а то за год халтуры и Драконис-Персона не поможет в этом нехитром деле.
  
  Дым сражения стал рассеиваться под действием грозового дождя. На голом асфальте недалеко от главного входа в "Артемиду" лежало обескровленное тело Линды, чья голова была то ли прострелена, то ли пробита осколком после взрыва... она была мертва. И над нею стоял Владимир с бесчеловечно взбешенным выражением лица. Зло оглядевшись по сторонам вампир растворился в воздухе.
  Он не смог предугадать всего-то одной случайности. Шальной пули, невзначай отлетевшего в эту сторону осколка гранаты и все. Его верная спутница теперь холоднее стали. С нее не получишь теперь ни энергии, ни сына, заточенного навечно в кукле. И Влад знал, кто виноват во всей этой чрезвычайной глупости.
  Эльза зашла в свой разбитый кабинет и неодобрительно всмотрелась в улицу, хорошо видневшуюся сквозь гигантскую дыру в стене. За ее спиной маячили сотрудники "Артемиды" и ждали каких-то указаний. Один из них доложил недавно о побеге Ирины и предателе, личность которого еще не установлена.
  - Заклинаю вас, найдите беглянку, - заскрипела зубами взбешенная Величкина, - а предателя убейте сразу же, как найдете и опознаете. Убейте всех, кто содействовал этому побегу. Сколько бы их ни было: один, двое или целый отряд. Или я лично перевешаю вас всех в этом самом кабинете над главной улицей!
  Повторять не пришлось. Послушно склонившись перед хозяйкой, люди удалились, по привычке захлопнув дверь. Она зло пожевала губы, хрустнула костяшками пальцев и привычно подошла к своему столу, который по какой-то случайности остался стоять на месте.
  - Итак, контракт нарушен, Эльза, - прошелестел ледяной голос за ее спиной.
  Величкина не без страха резко оглянулась и увидела там Владимира, грозно заслонившего выход. Он смотрел на нее так красноречиво, что властная хозяйка сразу же побледнела и как запуганная девочка отступила назад к дыре в стене. От ее прежней смелости не осталось и следа.
  - О чем ты, Влад? - потянула она немного время, но он был не настроен на шутки.
  Зло сощурившись вампир растворился в пыль и материализовался рядом с женщиной, сдавливая ее горло бесчеловечной хваткой, впиваясь до крови всеми острыми ногтями в кожу. Она тут же захрипела и стала упираться, но он не желал больше слышать этого отвратительного голоса.
  - Мы договаривались, что Линда останется жива, чего бы тебе это не стоило. И не важно, что ее убило. Лично ты, один из твоих сослуживцев или непосильное задание... но ты нарушила договор, а значит должна умереть.
  - Не смей, - сипела из последних сил Эльза, - мое дело все равно продолжат другие...
  - Возможно, - дрогнул какой-то мускул в лице Влада, и он приблизился к ней еще ближе, - но только меня это уже не касается.
  И без лишних душераздирающих воплей омертвевшая женщина повалилось на пол, на половину свесившись через дыру на улицу. Ее тело было обескровлено, а полные ужаса глаза закатились безобразно в сторону.
  В таком виде хозяйку и нашел в кабинете Моцарт. Он безразлично подошел, проверил пульс (хотя и так было ясно, что она не жилец), сдернул с ее воротника какой-то значок и самодовольно ухмыльнулся. Затем взглянул в гаснущее небо и приказным гарканьем созвал к себе своих новых подчиненных. Он приказал им не убивать предателя, а привести его в пыточную комнату.
  - А когда схватите ее - позовите лично меня на допрос, - сверкнули смертью глаза скрипача, догадывающегося, о том, кто помог Ире бежать.
  Его улыбка стала еще шире, и мужчина без сожаления носком ботинка столкнул женский труп вниз из кабинета.
  
  
  - Что такое подлость? Разве нечестно подло поступать с тем, кто совершенно не может сражаться по правилам? - Вальтер подался сильнее в сторону Ирины, - мы сражаемся с подлыми людьми, принцесса. Поэтому и методы у нас соответствующие.
  Ира стояла немного поодаль, закусив губы. Он опять на нее давил в этот день. "Бедные студенты", - с тоской вспоминала она и легонько дрожала от жалости и ненависти. Когда-то она была так слаба, что не смела даже ответить Вальтеру. А теперь...
  - Ира, Ира! - от шуршащей рации девушка наконец-то очнулась как ото сна.
  Вздрогнув, она вдруг осознала, что давно сидела на спине любимой Воли и все уходила мыслями в себя, в прошлое. И долго до нее не мог докричаться Дима. Полет убаюкивал измученную душу.
  - Я слышу тебя, - коротко ответила она, тайно радуясь, что не нужно лживо улыбаться, - я немного призадумалась.
  - Хорошо, что просто задумалась. Я уж испугался, что ты отрубилась.
  - С чего бы мне? - скривила губу девушка и как всегда исправилась, предоставив Диме смягченную версию своей мысли, - я здорова, не волнуйся.
  "Да, над тобой еще долго придется работать", - внимательно всмотрелся ей в спину Дима, тихо ненавидя "Артемиду". Результаты на лицо: человек превратился в обычное орудие достижения чьих-то цели. Про самоценность личности здесь и речи не шло.
  - Не хочешь о чем-нибудь поговорить? Развеяться? - предложил он, хотя и сам не очень любил пустых разговоров.
  - Нет, - последовал короткий ответ.
  Юноша нахмурился, но не стал продолжать. Он надеялся, что ее поведение - лишь вопрос времени. Может быть, ей просто нужно осознать свою свободу и только тогда она успокоится?
  "Они вернутся, - грустно осознавала Ирина, - вы еще пожалеете, что связались со мной. Зря ты Дима затеял эту игру и ввязал незрелых ребятишек. Они не знают, кто такие эти психопаты".
  
  Вспомнился Ире день, когда вся их группа задержалась в разрушенном городе, окруженная "Черной кошкой". Выхода не было, силы иссякли, нужна была передышка. А за пазухой ни еды, ни воды. Они рассчитывали быстрее разделаться с этим заданием.
  Оля тогда нудила, чтобы ее пустили хоть к одному трупу, но отчего-то мужчины запрещали ей. Линда, просто потупившись, ушла в себя и раскачивалась на месте как болванчик.
  - Отравишься от трупного яда и что тогда? - бубнил в ответ напарнице Моцарт, протирая свою скрипку.
  - Но ведь... - жалобно тянула она как ребенок.
  - Ты и сама знаешь, что если есть мертвое тело - то в первые минуты, пока еще теплое. Хотя... на твоем месте я бы вовсе отказался от этой затеи.
  - Я так не могу, - грустно вздохнула Оля и с горя завалилась спать.
  Она могла делать это в любом месте и в любое время, даже на камнях.
  Темнело очень стремительно. Вальтер ни разу не присел и все всматривался вдаль, спрятав руки в карманы. Он работал как живой радар. С его-то слухом.
  - Я немного прогуляюсь, - сказала еле слышно Ирина и пошла вдоль разбитого тротуара.
  "Прогуляюсь" - это было громко сказано. В их распоряжении был лишь маленький клочок территории. Высовываться за высокие заборы было равноценно самоубийству. Засекут и дело с концами.
  Острый глаз девушки обнаружил маленький ручеек, бегущий по разрушенному водостоку. Ее пересохшее горло немедленно откликнулось страстным желанием утолить свою жажду. И, несмотря на то, что вода была сомнительного цвета и явно не питьевая, девушка не удержалась и жадно припала к мутной жидкости губами. Она не пила, а набирала воду в рот и выплевывала. Но по телу сразу прошла дрожащая волна благодарности.
  И невзначай скосив глаза налево, Ира увидела холодный труп, едва не коснувшийся грязными волосами ручья. Ее дыхание тут же перехватило, и тошнота подступила к горлу, но девушка как-то сдержалась. Она только отпрянула от ручья и, не выпуская тело из виду, зачем-то закрыла рот рукой.
  - Наткнулась-таки на жмурика, - черт бы побрал этого Вальтера, но он всегда ходил бесшумно и появлялся неожиданно, - не истери, принцесса. Этот человек тебя больше не убьет.
  Ира дико переводила взгляд с живого на мертвого и наконец-то отняла ладонь от лица. Она ничего не хотела отвечать и только сдерживалась от тошнотворных позывов в области живота. Ей стало казаться, что она все равно выпила бы эту воду, даже если бы обнаружила мертвеца раньше.
  - Ужасно, - в который раз повторила шепотом девушка, - даже не отвратительно уже.
  Это была ложь. И Вальтер прекрасно это знал. Но оценил ее браваду.
  - Не ломай себя, равнодушие придет само. Естественным путем.
  Что означало в данной ситуации "естественным путем"? Цинизм какой-то. Но Ира снова ничего не ответила. Она решила, что достаточно смочила рот и пора было вернуться к своим.
  Вспоминая этот день, все продолжало сжиматься и холодеть внутри у нынешний Ирины. И все-таки не прошло... естественным путем. И сидела она теперь перед булькающим котелком, а не журчащим водостоком. Душу упорно оттягивало вниз.
  - Что-то она совсем, - кивнул Диме один из спортсменов, шепча это как можно тише.
  Тренер и так знал, что она "совсем". Он давно уже не сводил с нее глаз и все ждал, когда наступит то просветление в глазах еще молодой девчонки от мысли, что она теперь свободна. Но ничего с нею не происходило. Ровным счетом ни-че-го. Сидит сама в себе, хмурая, удрученная, мыслями вся там и ни во что светлое не верит. Разучилась верить. В ее-то годы!
  - Может быть еще оттает? - сочувственно и с надеждой спросила другая спортсменка.
  Ее риторический вопрос так и остался без ответа. В присутствии Ирины ни у кого разговор не вязался. И она ощущала это, хотя чаще всего не замечала, углубляясь в свое недавнее прошлое.
  
  - Оля, твое имя что-нибудь значит? - подперев рукой подбородок, однажды поинтересовалась Ирина.
  Шаманка в это время что-то активно лопала и потому ее изумленный взгляд, подкрепленный огромными щеками, малость развеселил угрюмую девушку. Она улыбнулась и все-таки подождала ответ. Куда ей тут в "Артемиде" спешить?
  - Я как-то не задумывалась даже, - проглотила огромный ком малышка, - а твое?
  - Мое... - Ира нахмурилась, - я не знаю, что оно означает. Просто в этой психушке почти ни у кого нет ни отчеств, ни фамилий. Зато почти у всех есть клички. У тебя родное имя?
  - Да, еще от родителей, - кивнула собеседница, - но есть еще и другое. Нареченное племенем. Но я его тебе не назову, иначе беды на меня обрушатся великие.
  - Понятно, - грустно протянула девушка.
  - А ты не хочешь себе какую-нибудь кличку? Что-нибудь такое звучное, устрашающее! - загорелись энтузиазмом глаза Оли.
  - И какое ты бы мне предложила? - почти без интереса спросила Ирина.
  - Ну... эм... - у нее периодически заедала фантазия, - Ирина Кровавая?
  - Ужас, - нахмурилась девушка, - тогда уж лучше полностью без имени с одной кличкой остаться. Не хочу, чтобы "Ира" с чем-то сочеталось.
  - Без имени полностью тоже нельзя, - серьезно заявила шаманка, - откажешься от имени - потеряешь себя и прошлое свое. И перечеркнешь всю судьбу. Имя не зря при рождении дается. Оно твою дальнейшую жизнь определяет.
  - А как же твоя кличка? - поинтересовалась девушка.
  - А она защищает меня, но имени не отменяет, - заверила ее Оля, - кличка тоже дается лишь за второе рождение. У нас в племени есть такая традиция. А дальше к имени лишь прибавлять можно новые слова и титулы, но никак не отказываться от первородного.
  - Спасибо, что глаза открыла, - вяло улыбнулась Ирина.
  И в реальности ее губы тоже немного растянулись. Застонало сердце сильно по-человечески, и бедняга закрыла лицо руками. Но затем вновь открыла обзор и уставилась в небо. Стоило ей опустить веки и перед лицом снова появлялись все они... но только в отличие от Вальтера, Олю ей было искренне жаль. Она мучилась от мысли, что так просто дала ей уйти. Не нужно было ее, наверное, отпускать...
  Рядом в темноте что-то зашуршало. Ира по привычке напряглась и за долю секунды юркнула в угол палатки. Все они поселились в каком-то заброшенном бараке, расстелив предварительно внутри брезентовые конусы, поскольку крыши у этого строения не было. Но сама Ирина поселилась почти у самого выхода и потому не мудрено, что она реагировала на каждый шорох.
  Внутрь кто-то просунул голову и неожиданно почувствовал на своей шее что-то острое.
  - Ты кто?
  - Очумела совсем? - послышался возмущенный знакомый голос.
  Спохватившись, Ира включила беспроводную лампу, и дневной свет залил палатку изнутри. Белла смотрела на нее с укоризной и без страха. Зато Ирина немного краснела за свое поведение.
  - Извини, я перестраховалась, - и девушка отвернулась от нее, чтобы не выдавать своего смущения.
  - Да, ты изменилась, - присела на колени в проходе старая подруга и внимательно всмотрелась в профиль собеседницы, - и внешне тоже. Я уж не говорю про поведение.
  - Ты винишь меня в этом? - едва не вспылила Ирина, но Изабель как всегда мягко молча покачала головой.
  - Ты слишком нервная. Понимаешь же, что я не это имела в виду, - ее поведение обволакивало Иру, завораживало ее и заставляло немного расслабиться, - ты за эти несколько дней ни слова не проронила мне с Глебом. Только Диме пару раз что-то невнятное перепадало. Я прекрасно понимаю, отчего ты неразговорчива и потому не навязывалась. Но сегодня вот не удержалась и захотела пообщаться.
  - Почему именно ночью?
  - Не будь ты такой подозрительной и настороженной! - с укоризной воскликнула Изабель, снова пристыдив подругу, - расслабься уже. Прекрати прятать руки, будто перед атакой. Думаешь, я не вижу всего этого?
  - Обычно мои враги как раз должны были видеть все эти жесты, если хотели выжить, - и немного подума,в Ира добавила, - но ты права. Сейчас это ни к чему.
  - Да уж, точно, - согласилась с нею Белла.
  - Видишь ли, я стала параноиком, - сконфузилась немного Ирина и надолго опять замолчала.
  Она чувствовала, что вовсе не обязана ни перед кем оправдываться, но почему-то не могла остановиться. Да и не винят ее вроде бы ни в чем... опять эти двойственные эмоции. Неужели ей всю жизнь от самой себя мучиться.
  Белла тяжело вздохнула и подсела ближе. Она была прежней, все такой же меланхоличной и чувственной. Подруга провела рукой по волосам Ирины и бесшумно так улыбнулась.
  - Я уж думала ты и сейчас на меня набросишься, - сказала она.
  - У меня все на рефлексах, но я же не совсем еще психопат, - улыбнулась в ответ Ира и невольно засмеялась вместе с Изабель, - боги, как это все теперь далеко. Я надеюсь на это... но еще одно нападение точно будет.
  И мимолетная радость сменилась вновь серьезностью. Девушка насупилась и отвела глаза в сторону. Подруга продолжала смотреть на нее все также изучающе и еще раз вздохнула. Было заметно, как она силилась понять чувства Ирины и найти хотя бы одну общую тему, чтобы завести разговор, но все обрывалось и обрушивалось в самом начале.
  - Сколько Райдеров и драконов пострадало? - спросила Ира.
  - Ира, не думай об этом. Не обязательно быть в курсе всех дел...
  - Изабель, я прошу тебя, - девушка сверила ее зрачками, - пока мы не достигли Краснополянска, я должна быть в курсе всех дел. Ведь это все касается непосредственно меня. Сколько пострадало?
  Белла продолжала молчать, отведя глаза в сторону. С ее стороны было бы разумнее соврать что-нибудь, но она не желала этого делать. Видимо, она пыталась защитить подругу, ограждая ее от любой информации, способной вызвать чувство вины или мрачные воспоминания, но делала этим только хуже.
  - Сколько! - приказный тоном рявкнула Ирина, забыв, наверное, что она уже не в том месте и не в то время для этого.
  На этот выпад подруга отреагировала в своей манере. Она строго так посмотрела на девушку и обиженно поджала губы. Ира чувствовала, что сделала что-то лишнее, но не могла уже остановиться. Грань между дружбой и службой стерлась. И сейчас она была вполне уверенна, что Изабель обязана сообщать ей подобную информацию.
  - Я, конечно, все понимаю, но... - и перебив саму себя Белла все-таки сказала, - один дракон погиб и один ранен в ногу. Лететь, к счастью, может. Из Райдеров трое ранены, но я их подлечила, так что они способны самостоятельно долететь до клуба. Мы пересадили их на учебных драконов - те не подведут в воздухе. Тебе еще что-нибудь рассказать, о, госпожа, великая и строгая?
  - Изабель, не паясничай, - отмахнулась Ира, чувствуя что-то неприятное на уровне совести, - неужели так сложно было сказать мне об этом? Ты же видишь, какая я вернулась оттуда. Меня чужие ранения и смерти не напугают.
  - Вот в том и проблема, - отчеканила каждое слово подруга и глаза ее заблестели как от слез, - ты вернулась не просто другой. В тебе сидит какой-то монстр, поверх которого ты напялила парадную маску и щеголяешь перед всеми этим. Нам всем, конечно, жаль тебя, но ты хвастаешься.
  - Я хвастаюсь? - Ирина едва не задохнулась от возмущения, - Белла, прекрати, иначе мы так с тобою поругаемся.
  - Вот и прекрасно, - она сузила глаза, и они вновь стали такими же красивыми в своей истинной миндальной форме, как и раньше, - ругайся со мной. Злись на меня. Кричи, ори, плачь, делай что угодно. Лишь бы прежняя Ира вернулась к нам, и ты вышла уже, наконец, из своего оцепенения. Я должна идти, прости.
  И не давая ни секунды на ответ, девушка выскочила из палатки и растворилась в ночном сумраке. Ирина осталась одна с гадким чувством на душе, оставшемся после этого ночного разговора. Вроде бы она была зла на нее, но с другой стороны не могла обидеться сильно и всерьез. Где-то в глубине души она даже согласилась с высказываниями подруги, но все еще не могла понять их и принять всем сердцем. Лучше всего в таких ситуациях спать. Сон помогает расставить все по местам.
  
  Проснулась Ира из-за запаниковавшей интуиции. Она силилась понять, что могло ее так взволновать, как через секунду послышался чей-то истошный визг.
  Не растерявшись, девушка выскочила из палатки и тут же бросилась на незнакомую личность, без лишних слов приложив ее головой к стене. Медлить было нельзя. Это "Артемида" пошла в атаку. Прогнозы начали исполняться...
  - Райдеры, бегите! Нападение! - кричал чей-то мужской голос в суматохе.
  Но проход уже был переполнен оккупантами, ворвавшимися внутрь сразу после первых воплей. Рядом с Ирой мелькнула вспышка выстрела, затем кто-то грубо оттолкнул ее в сторону и через короткое мгновение еще один нападающий болезненно вскрикнул и затих. Следом в какой-то возне и борьбе пискнула девчонка (явно кто-то из своих), послышался еще один визг и вскоре в этой каше невозможно было уже ничего понять.
  Ира не могла позволить себе атаковать в полную силу. Она уже не различала ни своих, ни чужих и только беспомощно всматривалась в темноту, отбиваясь от тех, кто пытался схватить ее. Двигаясь по стенке, она вдруг столкнулась лицом к лицу с одной светловолосой запуганной спортсменкой, которая шустро шепнула ей "отойди от меня подальше" и, подойдя ближе к стене, сложила на ней ладони.
  "Что она собирается делать?" - непонимающе уставилась на нее Ирина и тут ответ пришел сам собой... когда бедняга подорвала каменную преграду магией. Взрыв был такой силы, что всех откинуло назад, и борьба на мгновение прекратилась. В ушах зазвенело, кто-то даже оглох. Часть человек была дезориентирована. Было ощущение, будто сработала настоящая бомба.
  Но никто вроде бы не поранился. И путь на волю был снова открыт, чем немедленно воспользовались остальные ребята. Под яркой луной на широком пространстве при блеске драконьей чешуи стало проще ориентироваться, и схватка должна была бы ожесточиться, но нападающие решили ретироваться.
  Ира догнала несколько человек, обезвредила их ударом по голове и хотела продолжить сей легкий посев, но выцепила из толпы глазом одного мужика, давящего Диму смертельным захватом. Юноша не мог сопротивляться, и вдруг за их спиной в темноте Ирина разглядела мастерски затаившуюся Волю. Она, почуяв, опасность зачем-то бросилась на помощь людям вопреки своей наплевательской животной природе. Девушка почувствовала ее желание спасти Диму, во что бы то ни стало, и решила не мешать драконихе в этом.
  Юноша увидел ее и взглядом красноречиво стал просить о помощи. Но Ира не спешила и даже опустила вниз руки. "Нападай же, ну!" - мысленно подавала она команды ящеру на свой страх и риск, но Воля медлила. Ей непривычно было выполнять то, о чем просила хозяйка, но соблазн был велик.
  Дима стал слабеть, и тогда Ирина не сдержалась и крикнула вслух: "Воля, грызи его уже!". Юноша в потухающем сознании уловил всю абсурдность сего приказа и готов был возмутиться, если бы только не удушение. Но теперь Воля не стала долго сомневаться и с грозным рыком вцепилась в заклятого врага зубами. И Ирина вдруг поняла все, о чем ящер подумал в этот миг: удивление, радость и животное наслаждение испытала она. И, получив согласие на продолжение, с готовность тряхнула головой из стороны в сторону как бойцовая собака, ломая кости врага, и отбросила его так далеко в сторону, что не было смысла идти искать труп.
  Ира почувствовала, что Воля готова была распоясаться и продолжить свой пир, но теперь это было бессмысленно. Артемидовские слуги и так скрылись в лесах, как будто и не было их здесь пару секунд назад. Что за неудачное нападение?
  - Ира... - шатаясь, подошел к ней Дима, потирая шею рукой, - ...этого нельзя делать...
  - Сказал бы "спасибо", - свысока взглянула на него Ирина и, круто развернувшись, пошла в другую сторону.
  - Ира! Не поворачивайся спиной, когда я с тобой разговариваю, - его голос крепчал и приказной тон сбил девушку с толку.
  Она остановилась, но встала вполоборота. Ей не нравилось когда с нею так разговаривали вне "Артемиды". Да еще и от лица тех, кто называл себя друзьями.
  - Не нужна мне эта укоризна в твоих глазах, - строго парировал юноша, - я все еще твой тренер и ты должна знать, что в нашем клубе недопустимо приучать драконов к убийствам и крови.
  - И повсюду меня пытаются подчинить и посадить на цепь, - негодуя, возмутилась она.
  - Не тебя, а твоего дракона. Мы едва спасли ее от государственного правосудия, а ты хочешь пустить все псу под хвост?
  - Вы едва спасли меня от государственного правосудия, а уже хотите снова запереть. Только теперь в другую клетку.
  - Ира...
  - Давай лучше поищем раненных и убитых. После того взрыва наверняка кто-нибудь да...
  - Не бросайся такими прогнозами, - и, смерив ее злым взглядом, Дима прошел мимо.
  Девушка не могла понять, в чем ее обвиняют. Что за истерики на фоне спасения? И не все ли равно, каким образом ты избавляешься от врагов? Они пришли убить здесь всех. Почему нельзя убить в ответ?
  - Черт бы тебя побрал... - вслух матерился впереди тренер, - все мертвы... нападающие все убиты...
  "Правильно. Я не наматываю сопли на кулак в отличие от вас. Отделались меньшими жертвами", - мысленно испепеляла его Ирина, шагая немного позади и даже не окидывая глазами тела на земле. Она-то знала, куда и как бьет.
  В затишье спортсмены схватились за головы, расспрашивая друг друга о травмах, суетливо бегая по полю, всматриваясь в лица валяющихся людей. Ире был противен этот хаос. Она понимала, что каждый боялся за жизнь своих друзей, но если человек имеет силы для того чтобы стоять и разговаривать - значит он цел и нечего излишне уделять ему внимание. Тем более она давно прикинула на глаз, что кого-то в этой толпе не хватает. Кого-то из своих. К чему эта перекличка? Хотя ладно, хотя бы этот момент организации не так глуп, в отличие от всех других.
  - Дима, есть сильно раненные... - бросился к тренеру какой-то спортсмен и голос его слегка дрогнул при виде Александра, стоящего поодаль, - ...там Вика и... Белла.
  И его друзья положили на землю два хрупких женский тела с обожженными руками и расслабленными лицами. В светловолосой девочке Ирина признала ту самую подрывницу, которая пожертвовала собой ради остальных. Она понимала, что если не сделает этого - ее друзья погибнут. Это было правильно решение, но... Ира почему-то не ожидала такого. Когда это осознание захватило ее целиком, что-то шевельнулось в сердце, заставив его жалостливо дрогнуть. Даже эти сопляки могли проявить себя как настоящие воины.
  "Что-то я огрубела за год службы", - отвела от подрывницы глаза Ирина и внимательно всмотрелась в Беллу. Так странно было осознавать, что вот вы недавно общались с человеком и тут он... ускользает от тебя. Она была еще жива, но уже на грани... и если сейчас кто-нибудь не отвезет этих двоих в больницу - то их дни сочтены. И Ира готова была хоть на своем горбу нести девчонок, если бы только не появилось множество других кандидатур. И девушка замолкла, не сказав ни слова. И сомнение в правильности своего поведения закралось в ней. Она смотрела на Беллу и удивлялась себе... что-то разрывалось в ней и приводило в такое смятение, из-за которого невозможно было размышлять хладнокровно и рационально.
  - Врача! Беллу позовите кто-нибудь! - кричал чей-то тревожный бас со стороны.
  - Не выйдет, - ответил ему все тот же спортсмен, притащивший девушек на плечах, - она сама без сознания. У вас там серьезно?
  - Только рука повреждена, - вышел из тьмы уставший высокий юноша с окровавленной щекой, - видимо перелом. Ему дурно, но продержится, он вытерпит.
  - Черт бы вас побрал, вы никто не умеете оказывать первую помощь что ли? - распалился наконец-то Дима, вышедший из раздумий, - пускай этот со сломанной рукой садится на дракона и в носилках везет в ближайшую больницу Беллу с Викой. Кто он, кстати?
  - Да Пашка, - сконфузился парень-каланча, - до ближайшего города несколько часов лету. Думаю, он успеет добраться до того как хлопнется в обморок.
  - Что за нежности? - уже и Ира сверкнула на него неодобрительным взглядом, - чего ты так выгораживаешь этого Пашу?
  - Паша боится крови. Падает от нее в обморок, - заступился за неведомого мальчика один из близстоящих спортсменов.
  Ирина осеклась. "Зачем тогда он полетел на это задание? - поразилась она и оглядела ребят вокруг себя, - они все какие-то странные. Что-то в них есть такое... не воинственное, но смелое одновременно. Каждый со своими слабостями, такие изнеженные детки, но ведь полетели. И это учитывая, что часть отказалась от моего спасения и осталась в клубе. Что движет этими людьми? Я настолько испорчена "Артемидой", что уже не помню себя в их положении. Я ведь тоже была совсем иной. Не то, что сейчас". Она повесила нос.
  Менее чем через пару минут к ним навстречу вышел тот самый Паша, весь бледный и едва не падающий в обморок. Но он заметно боролся с самим собой и пытался пересилить свой страх. Поэтому подойдя ближе, юноша заверил Диму, что готов лететь. Девушек погрузили в специальные носилки на сентаре и троица полетела на Запад.
  - Это безопасно? - уже без прежней горячести поинтересовалась Ирина у тренера чуть позже.
  - Я не могу разбрасываться сейчас здоровыми людьми, потому что в любой момент атака может возобновиться, - и он стал таким сосредоточенным и раздраженным в этот момент, что девушка забеспокоилась о его состояние.
  "Что-то его гложет, - догадалась она, - уж не совесть ли? Так ведь все живы пока что. Почему?". И Ира вновь посмотрела по сторонам. Плачущие девочки пытались как-то успокоить друг друга, кто-то постоянно выкрикивал "Вика... Белла... за что вас... лучше бы меня...", юноши пытались навести порядок в коллективе, не смотря на то, что сами нуждались в помощи... и девушка стала вспоминать каждого из них. Ведь эти лица не раз встречались ей. И подрывницу она тоже помнила достаточно хорошо. Это та самая малышка, у которой всегда были проблемы с принятием решений (она не могла ничего сделать без чьей-нибудь команды).
  И парень-каланча - это Лешка, который всегда отказывался от всех соревнований, потому что ходил в клуб не ради славы, а просто ради общения с драконами. Он мечтал стать вскоре тренером драконов и уехать за границу. Удержало-таки его что-то на родной земле.
  И раненный Паша... только про его боязнь крови Ира услышала впервые. Вот уж не ожидала. Раньше этот мальчик всегда был чуть ли не самым безбашенным и рискованным из всей спортивной группы. Он первый учил и предлагал всевозможные пируэты в воздухе, каждый из которых мог стоить Райдеру жизни при малейшей ошибке. Казалось, этот юноша вообще ничего на свете не боялся. А тут такое...
  И снова мысли Ирины вернулись к бедной Белле. Девушка догадывалась, почему ее подруга попала в самую мясорубку. Наверняка кинулась кого-то спасать. Уж она ни на секунду, ни в чем не сомневается, если встает вопрос жизни и смерти. И в первую очередь никогда не задумывается о собственной безопасности. Рядом с нею Ира просто трусливый котенок, пускай и вернувшийся из "Артемиды".
  "Все-таки я там ничего не приобрела, - вдруг сжало ее горло горькое осознание, - только потеряла". И нестерпимая боль подступило к груди. Ира стала задыхаться от нахлынувших чувств и хотела уже сбежать в свою палатку, лишь бы не попадаться на глазам всем этим благородным людям, в которых она смела ошибаться, но на возвышение встал Дима и призвал всех выслушать его.
  - Ребята, поскольку наша Белла сейчас в плачевном состояние находится на пути в госпиталь, я прошу вас пройти к Олесе с Катей. Они окажут вам первую помощь. Как только придете в себя - возвращайтесь в свои палатки и попытайтесь уснуть. До утра еще целых шесть часов. А после этого пройдите к моему дракону. На общее собрание. Это все, - и он сошел с импровизированного пьедестала и, не оглядываясь ни на кого, спешным шагом ушел куда-то в темноту.
  Ирина с жалостью проводила его задумчивыми глазами и тоже поспешила в свою палатку. Она не хотела слышать, как ее сейчас начнут за глаза обвинять во всех грехах. Мол, из-за нее полетели на это опасное задание и уже пострадало несколько человек и драконов... нет, это слишком больно. Тем более совесть и так не давала девушке покоя.
  
  Наступило утро. Все ручейками стекались на собрание к Трибуналу. Дима сидел у его дремлющей морды, облокотившись об острый нос и тоже, казалось, спал. Видимо он всю ночь тут провел. То ли следил за обстановкой, то ли просто не желал пока еще объединиться с пострадавшими ребятами.
  Сюда же явилась и Ирина, молчаливая и смиренная как никогда. Она даже глаз не сомкнула за все это время, невольно прислушиваясь к чужому шепоту. Ей было отвратительно слышать, как спортсмены ругали своего тренера за молодость, неопытность и за то, что он не просчитал развития событий. "Летели наобум, напали также, свалили как собаки, еще и впросак попали на ночлежке", - ворчали ребята. И ни слова про нее... это еще больше кололо девушку в сердце и заставляло злиться на них всех. Но с некоторыми аргументами сложно было спорить. Большинство парней в спортивке были старше Димы и потому говорили многое здраво, но все равно их обвинения казались незаслуженными.
  "Сейчас все и решится", - молча встретила подавленный взгляд тренера Ирина. "Сейчас вы узнаете все", - без слов говорили его глаза. Но не успело начаться собрание, как в небе обнаружили дракона. Все ребята тыкали туда пальцами и спорили друг с другом, определяя принадлежность Райдера, и признали-таки в нем Пашу.
  - Чего это он обратно летит? - с удивлением, перемешанным с радостью и страхом, вопрошали друзья.
  А тем временем сам парень довольно мягко приземлился поодаль и долго топал пешком обратно, с перебинтованной зафиксированной рукой. Он выглядел еще более уставшим, чем все присутствующие. Его глаза серьезно запали, лицо осунулось и побледнело. Но шаг был довольно твердым.
  - Павел, какие новости? - с серьезным лицом вышел ему навстречу Дима.
  - Не знаю даже, с чего и начать... - упал голос парня вниз и он неуверенно окинул взглядом лица, полные надежды и мольбы, - ...врачи говорят... неутешительные вещи.
  На поляне повисла звенящая тишина. Даже природа, казалось, замолкла в этот момент. Зашуршали в толпе чьи-то безудержные всхлипы. Сконфуженный юноша помолчал и выдавил из себя следующие слова.
  - Про Вику говорили, что шансов нет. Говорят, что ей жить осталось всего пару суток. Белле... прогнозируют то же самое, - и его голос камнем упал вниз, печально звякнув на дне пропасти.
  В загробном молчании послышались вздохи, учащенное дыхание, стук изнывающих сердец. Дима и вовсе стоял сам не свой в таком состояние, будто находился на грани срыва. Его губы побелели, и лицо резко постарело.
  - Как ты смог выписаться так рано? - наконец подала голос Ирина, бесшумно выйдя из толпы, - почему не остался на лечение?
  - Я сбежал из палаты. У меня пустяковая рана. А дракон нужен нам всем для завершения этой чертовой операции, - и он сказал это в сердцах, заставив устыдиться даже Иру, которая вроде бы и не виновата была ни в чем, - пусть лучше они возьмутся всеми силами за Вику с Беллой. Им свободные врачи нужнее.
  - Я так понимаю, теперь все в сборе, - не в унисон сказал Дима и встал на морду Трибунала, который был не против, и не планировал поднимать голову в ближайшие несколько минут.
  Все лица обратились к нему. В них читалось что-то неразборчивое, похожее на укоризну и прошение одновременно. Они ждали чего-то. И в атмосфере этого собрания повисло страшное напряжение, давящее на всех присутствующих и особенно на тренера.
  - Вина целиком лежит на мне, - начала Дима и глаза некоторых ребят стали крупнее вдвое, - я это осознаю и не отвергаю. Я подвел вас. Я взялся за руководство, не продумав всех деталей нашей миссии и... результат на лицо. Я понимаю ваше негодование. Мне тоже безумно жаль бедных девочек, и я надеюсь, что им все-таки станет лучше. Я буду молиться за это... но понимая ваше негодование на мой счет за все что произошло в эти несколько дней, я готов искупить свою вину следующим образом. Если кто-нибудь из вас потребует снятия моей кандидатуры с главенствующего поста на время операции по спасению Ирины и с поста тренера в клубе - я безоговорочно передам свои обязанности кому-нибудь другому.
  Непрерываемая тишина наполнилась скромным шепотом. Ира поймала взгляд Глеба и Саши в толпе: они не собирались ни в чем обвинять Диму, но что-то пытались найти в лице самой девушки. Она не догадывалась что именно, тем более что Ирина сейчас не смела выражать никаких ярких эмоций. И так чувствовала себя пришибленной.
  Но тут в полный рост встал один из парней. Все взгляды тут же устремились на его целеустремленное, полное уверенности лицо. "Вот настоящий лидер", - кольнуло что-то внутри Ирины и тут же стало отвратительно от собственных мыслей. Она слишком привыкла к неправильным меркам. Но то же самое, похоже, решил и Дима.
  - Ясно... я понял... - сквозь сжатые мышцы горла проговорил тренер и приготовился уступить место добровольцу.
  - Я только спросить, - вдруг оборвал его готовность райдер, - почему ты так быстро сдался?
  Все глаза тут же вернулись обратно к Диме, заинтересовавшись тем же самым вопросом. Тренер был немного сбит с толку. "Да, действительно! - послышались и другие голоса из толпы, - чего это вдруг? Не будь девчонкой, все ж нормально! Димон, не раскисай!". Сердце Иры наполнилось теплой радостной негой и она, как и все, впилась в юношу недвижными зрачками, ожидая от него ответа. Он выглядел не очень хорошо и позитива в его лице не прибавилось.
  - Ребята, не сходите с ума, - одернул он их, - я погубил дракона и двух человек. И не скрываю, что одна из них уже долгое время является мне самым близким другом... и я ни за что не прощу себе подобного. Как вы можете соглашаться на командование человека, который даже близких друзей уберечь не может?
  - Дима, я тебе этого никогда не прощу! - вдруг выпалил Глеб, ошарашив всех свой неожиданно энергичностью, - чтобы ты так ныл и пресмыкался... когда бы мы с Беллой обвиняли тебя, в чем либо? Всегда ли мы при этом оставались целы и без единой ранки? Это жизнь, а не ты виновата. И дело даже не в плохой организации. Ирина вообще получила Драконис-Персона якобы по твоей вине, но разве она жалуется?
  Услышав опять свое имя, девушка содрогнулась и не сдержала эмоций. Слезы подступили к горлу, увлажнили ее раскрасневшиеся щеки и в каком-то неведомом порыве она тоже резко встала.
  - Ты прав, Глеб. Я ни на секунду не пожалела ни об этой болезни, ни о том, что никогда не покидала Диму, в какую бы историю он нас ни втянул. Во всем случившемся не может быть виноват один человек. Это "Артемида" все устроила. Ты, Дима, думаешь, что грызущая совесть дает тебе право оставить свои полномочия?
  В гуле одобрения утонули ее последние нечленораздельные звуки, которые не могли никак оформиться в слова из-за слез. Ира беспомощно хватала сама себя за трясущиеся руки и с огромной болью и вновь проснувшейся дружеской любовью смотрела на озадаченного юношу. И наконец-то слово взял Сашка... помрачневший как ночь после всего, что случилось с Беллой. Все обернулись к нему и стали сосредоточенно ждать.
  - Короче если бы мы устроили сейчас голосование - я без колебаний проголосовал бы опять за Диму. Хоть ты и паршивец малолетний, но будь добр, доведи работу до конца. И больше никогда так не делай, как сейчас нагородил.
  - Правильно говоришь. Я тоже за Дмитрия Жанновича. И я! И мы тоже! Мы тебя не бросим! - зашумели спортсмены, по очереди вставая на ноги, вскидывая головы к юноше, называя его имя и топая ногами.
  Дима был польщен и тронут одновременно. Он долго молчал, внимая этим голосам и не верил, как такое могло случиться. Как они смогли не потерять в него веру? Обычные дети из благополучных и неблагополучных семей. Не солдаты, не внуки солдат, а обычные подростки. И пережив столько потерь и страха, они все еще скандируют его имя!
  Надо было бы что-то сказать в ответ, но он не находил слов. И совсем рядом перед ним вдруг выплыли из толпы Ирина, Глеб и Саша, мягко улыбаясь и подбадривая его своими преданными взглядами.
  - Я больше не подставлю вас, - сказал им Дима, но его голос отчетливо разнесся над всеми головами, вызвав новую бурю одобрительным восклицаний.
  - Белла и Вика поправятся, вот увидишь, - дотянулась до его руки Ира, - и если виноват в этом кто-то...
  - Виноватых здесь нет и искать бессмысленно, - грубо оборвал ее Саша, - хватит размусоливать эту мыльную оперу. Ты была в беде, и мы осознанно полетели на твое спасение. Никого силком сюда не тащили, вообще-то.
  - Это правда, - заверил ее Глеб, - те, кто испугался чего-то - давно отказались и свалили по домам. Так что совесть ваша чиста, ребята. Давайте уже поскорее доберемся до Краснополянска.
  В этот день было решено лететь дальше. Дима хотел отправить Пашу обратно в больницу, но юноша настойчиво лез обратно в строй. Оставалось только махнуть на него рукой и надеяться, что воевать больше не придется. Ира смотрела теперь на этого мальчика с особым восхищением и прониклась к нему глубоким уважением. Не за его глупое решение со сломанной рукой сбежать из больницы, а за борьбу со своими слабостями.
  
  Как-то раз Ирина выглянула в холл перед тем как идти на задание. За ее спиной как всегда маячил Вальтер, то и дело поглядывающий на часы. На выход мимо них шли какие-то странные люди: девушки, будто пораженные болезнью Паркинсона и громилы с каменными лицами рядом с ними. Эти мужики волокли за собою безобразных нездоровых дам за локти, а кто-то даже тащил подопечных на цепи.
  - Кто это такие, Вальтер? - убивая время, поинтересовалась Ира.
  - Боевые пары, - бросил беглый взгляд на удаляющихся личностей мужчина, - элита "Артемиды". Только перезарядка частая нужна.
  - Чего? Ты умеешь говорить точнее? - возмутилась охамевшая за время службы девушка.
  - Представительницы "прекрасного" пола - Маги Крови, а их сопровождение - обычные колдуны, чья функция заключается лишь в контроле самоистязания. Иначе эти дуры частенько забивают сами себя до смерти.
  - Маги Крови? - недоверчиво уставилась на колонны людей Ирина и в самом деле нашла много общего с тем, что видела раньше, - значит, они тоже сюда попадают.
  - Да, но только на последних стадиях шизофрении. Редкие, к сожалению экземпляры. Те, кто еще в своем уме - не идут к нам добровольно. Правда, иногда Эльза не церемонится с ними и доводит до этого состояния уже по ходу службы.
  - То есть ворует людей или незаконно в чем-то обвиняет, как и меня? - скривилась напарница.
  - Именно так, - безразлично кивнул мужчина и улыбнулся, - возможно, тебе еще предстоит полюбоваться на них в деле сегодня. Незабываемое зрелище. А я рядышком постою и посмотрю на тебя.
  Ира испепелила его по своему обычаю недовольным взглядом, но знала, что это все равно неизбежно. Во время боя ей часто приходится видеть отвратительные вещи, а напарник никогда не покидает ее, т.к. не имеет на это права. Замкнутый круг. И спорить с ним на этот счет не имеет смысла.
  И вот наступил тот самый момент, когда Ире представилась возможность лицезреть эти боевые пары. Представление не из приятных, как и все остальное в "Артемиде".
  Громила снял свою слугу (называть это животное напарницей язык не поворачивался) и толкнул ее навстречу бою. Девушка, пробежав по инерции несколько шагов, удивленно стала смотреть вокруг, как будто только сегодня родилась. Затем она долго изучала свои руки, затем опять поднимала глаза перед собой.
  Вдруг мимо свистнула какая-то пуля, расцарапав бедняге руку. Кожа поддалась и лопнула, из новоиспеченной раны немедленно потекла струйка крови. Но слуга, как будто и не заметила, что ее ранили. Она обнаружила рану только тогда, когда кровь полилась ей на пальцы и попала в поле зрения. Пока ведьма разглядывала эти капли и до ее тормозящего мозга доходила суть всего происходящего, мужик грубо вцепился ей волосы и что-то крикнув в самое ухо, швырнул еще дальше вперед.
  Повалившись на землю, дама жалостливо как ребенок сморщилась, захныкала и зло посмотрела прямо перед собой. Она осознанно впилась пальцами правой руки в раненное плечо и... что есть силы, рванула ногтями вниз. Ирину передернуло, но она не прекращала смотреть из своего укрытия на продолжение этого безумства.
  Запачкав кровью все ладони и успев как-то перемазать лицо, пленница выпалила какие-то слова (которые тут же заглохли в шуме боя) и "демоны" немедленно полезли во всех концах поля, нападая на врагов. Ведьма входила во вкус, радостно смеялась при виде каждого убитого ею врага и еще больше пыталась расцарапать свое тело, сдирая с себя одежду, истерично катаясь по земле. Любезный "напарник" подбросил ей перочинный ножик и... дальше Ирина отказалась смотреть.
  Возможно, она была достаточно бледна, судя по цветущей роже Вальтера. Девушка закрыла на мгновение глаза, чтобы прийти в себя и поняла, что не слышит криков той пленницы. Маг крови, жрица, да еще и мазохист... и где они таких нашли? Из-за укрытия доносился только рыдающий булькающий смех. "Ужасно, бесчеловечно", - качала головой Ира и отошла от края стены.
  
  И на фоне этих воспоминаний девушка созерцала совершенно иное отношение к человеческим жизням. То самое здоровое, чего так не хватало Ирине в "Артемиде". Она видела, как все друг друга ценят, пытаются беречь, успокоить и помочь. Даже если и вспыхивали какие-то споры - они все равно не переходили те грани ненависти и бесчеловечности, каких девушка насмотрелась за время службы.
  Нежные чувства нахлынули на нее, и терпеть их уже не было сил. Да еще и Дима подошел к ней перед вылетом, чтобы сказать какие-то напутствия. Ира почувствовала его спиной и, развернувшись, ошарашила своим внешним видом. Пока юноша стоял в замешательстве, Ирина уткнулась лицом ему в грудь, беззащитно свесив руки на плечах и тихо заплакала.
  Дима ничего не говорил и только понимающе привычно погладил ее по спине. Затем улыбнулся и сказал: "Есть вещи, которые, к счастью, не меняются". Ира затряслась еще сильнее, но это было выражение настоящего счастья. Как будто стальные путы слетали с нее в этот момент, и яд выходил из организма вместе со слезами. Впервые за эти несколько дней она почувствовала себя в безопасности, в окружении понимающих адекватных людей... она впервые осознала, что летит домой.
  В этот день Ирина взлетела как будто на собственных крыльях. Она единственная взметнулась на Воле вертикально вверх и, обдав всех сильным потоком ветра, домчалась до самых облаков. Ей нужно было подавить в себе эти сильные эмоции, смешавшиеся и переплетенные между собой. Почему-то она была уверенна, что у пострадавших девочек все будет хорошо. Особенно у Беллы, ведь она всегда была сильной.
  Ира открыла глаза и изящно перевернула дракона мордой вниз, чтобы со свистом упасть почти до самой земли. По пути она едва не сшибла Трибунала и игриво вильнула перед ним хвостом, выдавая неописуемые пируэты и строя Диме глазки. Настроение ее порхало выше небес и на душе не осталось никакого осадка скорби. Это же состояние постепенно охватило и всех остальных. Даже подавленный Паша через силу улыбался, отчасти соглашаясь с ее невысказанным мнением. Но все равно он был также бледен и оставался до сих пор единственным напоминанием о том, что судьбы обеих раненных все еще не известны.
  
  Но при следующей посадке у Димы неожиданно зазвонил телефон. Он недобро выругался, потому что момент был немного неподходящий, но взглянув на дисплей аппарата, резко потерял дар речи. Все спортсмены с любопытством уставились на него и тоже затаили дыхание.
  Юноша приложил трубку к уху и с недоверием сказал "алло", после чего надолго замолчал, не опуская вниз руки. Затишье затягивалось и, наконец-то, Дима улыбнулся. При этом его глаза были настолько отчаянны, что говорили красноречивее любых слов.
  - Девочки наши живы, - выдохнул с облегчением он, положив трубку и заглушая восторженное громогласное "слава богу!" обратился уже лично к Ире, - звонила сама лично Белла. Я не поверил, честно говоря, когда ее имя увидел на дисплее... это чудо какое-то.
  - Точно, чудо, - с трудом сдерживала свою радость Ирина, - так порадуемся же за них обеих. А говорили, что шансов нет...
  - Да... - Дима нервно перевел дыхание от пережитого стресса, - Белла как всегда в своем стиле. С первых же слов засыпала меня фактами о здоровье Вики и ни слова про себя. Кажется, она даже бросилась помогать врачам выхаживать ее. Как хорошо, что все обошлось. Теперь я могу вздохнуть свободно.
  Но он и не думал расслабляться. Казалось, даже, что юноша теперь был вдвое внимательнее ко всему в своем лагере. Не упускал из виду ни одной мелочи, ни одного человека, старался всем помочь и уследить за непредвиденными исчезновениями спортсменов.... В общем, жизнь у райдеров закипела как будто впервые.
  
  До Краснополянска оставалось всего ничего. Райдеры вытягивали шеи в предвкушении дома и с радостью вдыхали этот сладкий воздух. О возможности повторного нападения они невольно забыли и подолгу о плохом думать вовсе не хотелось. Тем более в тот раз все обошлось, и сердца ребят бились в одном радостном ритме, не желая терпеть огорчений. Один Дима ходил задумчивый и все чаще говорил о том, что его интуиция ожидает какого-то подвоха. Бедняга все не мог расслабиться.
  И тут вдруг в лесу завелось что-то такое, отчего драконы все чаще вскидывали головы и всматривались в темноту. Спортсмены невольно стали ежиться, и волнение тренера передалось и им тоже, но это был не страх. И в листве таился не враг, иначе ящеры вели бы себя по-другому. Но неизвестность пугала и сверкала своей коварной улыбкой откуда-то оттуда. Что за зверь следил за ними уже больше часа?
  Глеб долго всматривался в полумрак, прислушиваясь и что-то анализируя. Вскоре к нему присоединился Дима, а чуть позже подошла и Ирина.
  - У меня нет ни малейшего представления, что бы это могло быть, - пожимал парень плечами, - если враг - то почему так плохо прячется. В прошлый раз "Артемида" смогла напасть абсолютно бесшумно. Если бы только некоторые спортсмены не спали...
  - Это точно не "Артемида", - с видом знатока подтвердила его слова девушка, - но если это друг, то я не представляю с какой стороны его ждать. Разве у нас есть подобные союзники?
  - Никогда не знаешь, откуда ждать этих друзей, - склонил голову набок тренер, - надеюсь это "что-то" не появится до нашего вылета.
  Но вопреки его словам от опушки отсоединилась какая-то точка и стремительно юркнула куда-то в сторону, возвращаясь с поляны к деревьям. Вся троица опешила. Это был какой-то зверь. Хотя с этого расстояния тяжело определить внешность. Ну, хоть не враг.
  - Надеюсь это обычный медведь или волк, - многозначительно сказал Дима.
  - Тогда нам нечего беспокоится, - согласился с ним Глеб.
  - Ну, я пошла помогать нашим с готовкой завтрака, - с облегчением вздохнула Ира и ушла отсюда первой.
  У нее сегодня было много дел. Она стремилась всем и всюду помогать, чтобы быстрее влиться в коллектив. Ребята принимали ее с радостью, но с привычным напряжением. Все-таки они ждали, что она сильно изменилась, и мысленно готовились общаться с совершенно иным человеком.
  Ира и не скрывала этого, но немного стыдилась своих перемен. На нее все смотрели странно, особенно после того, с какой легкостью она убила несколько врагов. Своим поведением и опущенными глазами девушка как будто каялась перед всеми за это, но в душе она была согласна со своим поступком и не видела в нем ничего зазорного.
  И вдруг где-то неподалеку послышался радостный женский визг, переходящий в мужской вопль неожиданности. Все сперва хихикнули, после чего обернулись на шум и смех моментально прекратился. Обернулась и Ира, но за сгущающейся толпой не разглядела причины всеобщего внимания. Что там произошло?
  - Это ты! Это ты! Мой дорогой, мой любимый медвежонок! Я скучала! - визжала девчонка.
  - Что? Как ты... ахахах, не щекочи меня... ха-ха, да что же ты... - кричал и смеялся одновременно парень (судя по голосу - Глеб).
  Тут уже Ирина заинтересовалась больше прежнего и стала стремительно протискиваться сквозь толпу к этому спектаклю, но уткнулась в спину Димы. Он же был весь в таких смешенных чувствах, что сперва преградил собою путь, а потом только объяснил причину такого поведения.
  - Хотя чего это я тебя отгораживаю? Все равно ведь увидишь... - смущенно пролепетал он.
  - Так! - с угрозой возвысился и застыл где-то наверху женский голос, и толпа спортсменов расступилась, давая Ире возможность разглядеть незнакомку.
  И тут ее руки опустились.
  - Марра?! - только и выпалила она.
  - И эта паршивка тоже здесь, - зло скривила губы внучка вурдалака, - спасли-таки ее из лап "Артемиды". Ага, ну удачи вам. Намучаетесь еще. Какие же вы глупцы, оказывается, я и не ожидала.
  У Ирины начался нервный тик. Она ни слова не могла вымолвить на это неожиданное появление. "Столько лет ведь прошло!" - сокрушалась она и хватала ртом воздух как рыба.
  Зато Глеб сиял как начищенный чайник и не смутился даже на ее выпады в сторону бедной Иры. Он только встал с ног, обхватил Марру за талию и ласково притянул к себе, заставляя замолчать. Девушка недолго держала на себе маску сарказма и с легкостью переключилась на него, глядя на парня влюбленными глазами.
  Она сильно изменилась с момента их последней встречи. Волосы стали длиннее, отросли до самой попы, глаза теперь по-женски красиво стреляли прямо в сердце возлюбленного, а изящные руки-плети крепко обвились вокруг его шеи как лозы, из которых невозможно было выпутаться. Она вся была одним огромным концентратом животной страсти, женской сексуальности и безумной стервозности. От этой неземной ауры невольно размякли в любовном пылу и остальные спортсмены мужского пола. Одни девчонки смотрели на чужачку с недоверием, а Ира - с ненавистью. Вот это встреча!
  - Только не говори, что она полетит с нами? - сконфуженно возмутился Дима.
  - Кто же ее остановит? - рассмеялся Глеб, который был нескрываемо рад этой встрече.
  Марра издала мурлыкающий звук и впилась ему в губы в длинном поцелуе. Парень даже слегка закраснелся как девчонка, но быстро пришел в себя и обнял ее за плечи. Ира чувствовала, что ее сейчас вырвет и едва не бегом ушла в свою палатку. Вот уж кого она хотела видеть меньше всего сейчас. Вот уж кто испоганит ее жизнь похлеще Вальтера...
  - Теперь-то я от вас никуда не уйду, - ходила за Димой хвостом в этот день Марра, - сделай вид, что не замечаешь меня.
  - Тебя не заметишь... - иронично отвечал на это тренер, - прости, но у меня много дел. Не могла бы не ходить за мной по пятам?
  - Нет, не могла бы, - злилась девушка.
  - Чего тебе надо? - встал на месте юноша.
  - Дай добро на то чтобы я отправилась с вами в Краснополянск.
  - Глеб верно сказал, что от тебя не отделаешься даже при желании. От меня-то тебе чего конкретно нужно?
  - Дракона.
  - Какого тебе еще дракона? Ты летать не умеешь. И вообще, насколько я помню, ты очень их боялась раньше.
  - Ничего подобного! - строптиво взвизгнула Марра, но взяла себя в руки, - дайте мне Убийцу. Он единственный у вас без крыльев. А я прекрасно справлюсь с ним.
  - Как?
  - У меня хорошее чувство равновесия, вот увидишь!
  - Не буду я драконом рисковать, - всплеснул руками Дима, - извини, что о тебе ни капли не беспокоюсь.
  - Да не надо обо мне беспокоиться. Дракона дай!
  - Отстань уже от меня. Не дам я тебе дракона.
  - Нет, дашь! Я сказала, дашь - значит дашь. Дай-дай-дай-дай!
  - Нет же...
  - Я Глеба позову! - обиженно раскатала она губы, - Глеб! Мне не дают дракона!
  - Глеб такой же подопечный, как и все остальные. Как он на меня должен повлиять? - краснел от злости Дима.
  - Дай дракона! Ну, дай Убийцу! Я прямо сейчас покажу тебе, как умею ездить верхом.
  - Да отвянь ты уже!
  - Ну, Глеб! Меня обижают и не хотят брать с собой! Вы, Дмитрий Жаннович, тоже имеете что-то против нашей любви, как Ирина в свое время?
  - Не переводи тему.
  - Дай дракона!
  - ДА НЕТ ЖЕ!
  
  Ира сидела возле своей Воли в этот момент и слышала все эти вопли. Она пыталась как-то абстрагироваться, но ей это плохо удавалось. Тем более, очень скоро рядом с нею оказался Дима, весь взъерошенный и взбешенный. Его руки так тряслись, будто он хотел кого-то ими задушить.
  Он несся со всех ног к Трибуналу. Но частично обрадовался, увидев Ирину. Она молча созерцала его со своего тайного места.
  - Пришлось разрешить, - хлопнул он себя в негодовании по штанам и пошел дальше.
  Ира и не сомневалась, что так получится. И откуда явилась эта чертовка? Да еще на своих двоих... в последний раз они оставили ее далеко отсюда. Где-то в Мертвых землях.
  Девушка поежилась от воспоминаний об их первой встрече. Она тоже была не из лучших. Особенно то, что из-за Марры Глеб едва не погиб, сцепившись с волками. И все были так рады, когда смогли отбить его от любвеобильности этой внучки вурдалака. Но она оказалась настойчивее, а Глеб - глупее. С чего он вдруг так в нее влюбился? Видно невооруженным глазом, как он от нее балдеет. Уму непостижимо!
  Но остаться в одиночестве надолго ей не удалось. Почему-то Марра решила с первого же дня расставить все точки над "i" и потому немедленно отыскала беднягу Ирину. Они смерили друг друга убийственными взглядами, после чего внучка вурдалака медленно произнесла:
  - "Неужели ты не видишь, Глеб, что она ведет себя как царица, но если ей какой-то вопрос не интересен - то прикидывается безмолвной овечкой. Она просто пользуется тобой как удобной заслонкой" - так ты говорила ему после нашего расставания? Хотела, чтобы он забыл меня?
  - Да. И что с того? - скрывать это от нее было бесполезно, да и не боялась Ирина нападок этой безумной девахи.
  - Ах ты тварь, - зашипела внучка вурдалака, - да что ты понимаешь в наших отношениях?
  - Понимаю только, что Глеб еще не раз пострадает из-за тебя. Но это теперь его дело. Мы все взрослые люди и вполне можем отвечать за свои ошибки, - огрызалась Ирина.
  - Как же ты меня бесишь, - выпустила Марра когти, - вечно лезешь, куда не следует, вечно всему хочешь помешать. Мечтаешь разрушить нашу любовь.
  - Это никакая не любовь, - приготовилась выпускать и свои когти девушка, - и хватит тут на меня наезжать. Теперь-то я смогу дать тебе хорошую трепку. Дай только повод.
  - О нет... - она облизала свои зубы, - это ты мне только дай повод. И больше не приближайся к нам. И не разговаривай с ним без моего присутствия. Обнаружу что-нибудь - покалечу.
  И горделиво занеся над нею дикий взгляд, девушка удалилась, остро и сексуально виляя бедрами. Ирину передернуло, но она еще могла держать себя в руках. Отпор она вроде бы дала, но их разговор еще продолжится. Девушка не собиралась уступать этой паршивке.
  Однако ей нужна была разрядка. Ира резко встала и пошла искать Диму. На самом деле она просто хотела погулять перед вылетом. Обычно ходьба помогает выветриться лишним мыслям. Ну, зачем, зачем эта дура сюда явилась? Давит на совесть, стыд и ошибки прошлого. Тут с настоящим-то не все так просто...
  И ушла девушка очень далеко, все углубляясь и углубляясь в лес. Почему-то ей так хотелось. Ее сюда как будто что-то звало. Ира касалась руками деревьев и прислушивалась. Ей хотелось ощущать чувство опасности. Ее мышцы и нервы жаждали того напряжения, к которому Ирина успела пристраститься в "Артемиде". Она боялась признаться в этом спортсменам и друзьям, но понимала, что жить без этого больше не сможет. Даже риск теперь казался ей соблазнительной конфетой. Получится ли у нее избавиться от этой мании?
  Через грубый треск веток Ира услышала звук впивающихся когтей в землю. Но она не пошевелилась и даже не обернулась. Девушка чувствовала спиной, что это идет ее дракон, соскучившийся по давней подруге и хозяйке. Она даже взглядом не упускала ее из виду ни на секунду. А если девушка все-таки скрывалась где-нибудь, то Воля следовала за ней. И готова была идти в любую точку земли, а возможно и в жерло вулкана.
  Дракон обошел Ирину стороной и их взгляды снова встретились. Что-то изменилось в ней... нет, не за год разлуки, а за эти дни. Особенно после убийства человека. Кажется, Воля еще ни разу не позволяла себе такого. Ира прекрасно понимала ее в каком-то смысле, но не знала, как в дальнейшем отреагирует ящер на подобные приказы? По идее в ее инстинкте заложена страсть к умерщвлению, но до сих пор еще никто не позволял ему раскрыться. Что если позволить себе такую вольность?
  Воля тяжело вздохнула, но в ее глазах мелькнуло что-то вроде азарта. Иногда Ирина верила в то, что драконы умеют читать мысли. Может быть, это была какая-то их давняя способность, подавленная временем и людьми? Во всяком случае, сейчас это было очень кстати. Ирина решила размяться и наведать кое-кого. И Диме об этом знать было вовсе не обязательно.
  - Я слышала, тут есть какая-то деревня неподалеку, - погладила она Волю по щеке, - и там скрываются подельники Тремера. Пока власти играют с ними в демократию... я притворюсь опять ненадолго карающей дланью "Артемиды". Хочешь поучаствовать в этом?
  Дракон распушил свои "ресницы" и раскрасил их в воинственный красно-оранжевый цвет, давая понять, что он на все готов. Ирина знала, что Дима этого не одобрит, но ему об этом знать не обязательно. А Глеб... он и так сейчас слишком увлечен своей Маррой. Никто и не заметит, что она куда-то летала.
  
  За час до вылета Дима стал поднимать всех на уши, заставляя быстро собираться. Он был уже на взводе из-за этой дуры и хотел уже оказаться в небе. Его мнение разделяли и другие. Даже парни, которые незаметно превратились в рабов прихотливой внучки вурдалака. Она угрозами и флиртом заставляла всех плясать вокруг себя и достала уже до белого каления.
  Одного Глеба влюбленная маньячка никогда не напрягала. А если он орал на нее, тогда вместо агрессивного шипения Марра падала на колени и рыдала настоящими слезами, обнимая его ногу. И как всегда бедный парень оттаивал, не привыкший к такому обращению. Она и раньше так делала, но сейчас особенно зачастила. При этом взгляд у девушки был такой... как у рабыни, которая ни на секунду не сомневается в правильности своего наказания. Ну как можно долго злиться на такую? Хотя Глебу просто было очень неловко участвовать в этом цирке на глазах у других, поэтому он быстро якобы прощал ее, лишь бы только эта истеричка не висла на его ноге, мешая ходить и шевелиться.
  Тренер лютовал все больше. Он был безрассудным, когда злился. И спортсмены молча соглашались с ним и не спорили, не смотря на то, что половина из них была одного с ним возраста, а кое-кто и старше. Дима наконец-то остановился на месте и стал вести подсчет людей и драконов.
  - Кого-то не хватает... - пролепетал он, пересчитывая ребят по третьему кругу, - кого-то очень глупого и очень женского пола... чтоб тебя за ногу, ИРИНА!
  Все даже вздрогнули от этого вопля. Юноша стоял в таком виде, что, казалось, из его ушей сейчас пар пойдет. Он схватился за голову и стал носиться по лагерю с еще большей скоростью, пытаясь отыскать пропажу.
  - Воли тоже нет, - рискнул кто-то подать голос из толпы.
  Дима несколько раз крепко матюгнулся и пошел в поля искать эту парочку на горизонте. Что ему еще оставалось? Ему казалось, что сейчас он готов прибить кого-нибудь.
  Он метался как дьявол по всей местности, пока из леса ему навстречу не вышла Ирина собственной персоной, ведя за собою уставшую Волю. Девушка на ходу протирала платком руки и невозмутимо смотрела на искаженное лицо тренера.
  - Уже улетаем? - как ни в чем не бывало, поинтересовалась она.
  - Ты где была? - он был не настроен на шутки.
  - Здесь, - наивно захлопала она глазами, - где мне еще быть?
  - Ира, что за приколы? Я тебя битый час ищу... ты куда-то улетала. Отвечай, где ты была!
  - Я тебе не жена, чтобы таким тоном со мной разговаривать, - пошла в атаку и она.
  - Ирина...
  - Дима! - в ответ выпалила девушка, и они смерили друг друга недовольными взглядами.
  - Дай сюда, - и он без спросу вырвал у нее из рук тот самый платок.
  Ирина не сильно-то старалась его удержаться и потому просто сварливо уткнула руки в бока, наблюдая за его действиями. Юноша повертел тряпку в руках, и не обнаружил в ней ничего подозрительного. Вернул обратно.
  - Доволен? - съязвила Ира.
  - И все-таки, почему ты скрываешь куда летала?
  - Да не летала я никуда, чего ты завелся? - и, не сдержав эмоций, она отвела глаза в сторону, притворяясь обиженной.
  Кажется этим-то жестом девушка и дала осечку. Она поняла, что повела себя немного неправильно и теперь мысленно проваливалась под землю под тяжелым взглядом друга, который с легкостью раскусил ее. Дима смотрел с такой укоризной, что Ирина невольно покраснела, но позу не сменила.
  - Этому тебя тоже в "Артемиде" научили? - тихим голосом сказал он и, развернувшись, пошел обратно к своим ребятам.
  Ира надула губки и долго смотрела ему в спину. По идее она должна была устыдиться и бросить в спину правду, которую так желал услышать Дима.... Но девушка знала, что такая правда ему не понравится. И она смогла заставить себя промолчать.
  И уж тем более она ничуть не стеснялась того, какой спектакль только что разыграла на манер Марры. Ей было необходимо запудрить ему мозги. Не рассказывать же, сколько человек недавно сожрала Воля по ее приказу. Тем не менее, Ире было просто необходимо подготовить дракона к защите спортсменов от новых атак. Не думает же Дима, что артемидовские псы так просто отступят и сами передумают вновь атаковать? Что за чушь?
  "Но все так беспечны, - гуляла по лагерю Ирина, всматриваясь в разные лица, - никто не готовится даже обороняться. Они и сражаться-то не умеют. А их драконы? Мы с детства учим их не трогать людей. Чего мне стоило сейчас переломить Волю, чтобы она сожрала хотя бы одного. Такое обучение, конечно, идет быстрее, чем изучение техник полета, но все же... при первой же стычке наши ящеры растеряются и не защитят своих райдеров. И как они додумались с такими-то силами и подготовкой лететь за мной?".
  Но какая-то странная атмосфера повисла среди спортсменов с возвращением Иры из леса. Девушка оглядывалась по сторонам и все не могла понять, почему ребята так странно смотрели на нее. Но у всех на лицах читалось одно... на нее смотрели, как на предателя. Девушка была сбита с толку и срочно пробежалась глазами по своей одежде. Вроде бы она хорошо успела почиститься и отмыть Волю от лишних пятен... как спортсмены могли что-то заподозрить?
  Но, казалось, они не заподозрили ее... они все знали. И Ира похолодела внутри, боясь, что правда каким-то образом открылась. Мимо нее невесомо прошел Глеб и, не останавливаясь, на ходу шепнул еле слышно "запах крови, Ира..." и прошел дальше. Девушка не подставила его, не обернулась. Но остолбенела, впервые вздрогнув от того, что ее раскрыли.
  Оказывается, она настолько привыкла к этому запаху за время работы в организации психов, что не придала ему никакого значения. А здесь-то подобное сразу бросается в глаза и режет нюх. Значит и Дима уже обо всем догадался? Нужно срочно его увидеть и все объяснить. Нужно покончить с этим недоразумением и объяснить-таки, чего Ирина хочет добиться. Ей надо срочно сказать ему, что она такой же райдер как и все вокруг, что она не собирается никого предавать... но как? Ведь Дима был категоричен и переубедить его почти всегда сложно.
  Ира понимала, что разочаровала тренера... опять. И чем дальше в лес - тем больше дров. Она от волнения даже не знала, с чего начать. И ноги сами привели ее к нужному дракону...
  - Ты хочешь что-то мне сказать, Ира? - делая вид, что он очень занят, сказал Дима, - какую ложь ты приготовила теперь?
  - Дмитрий Жаннович, - начала девушка, чувствуя нарастающее внутри раздражение.
  Но продолжить она не смогла. Когда юноша обернулся, Ирина и вовсе потеряла дар речи. Она не могла больше оправдываться. Не хотела больше спорить с ним, обижать его, выносить это недопонимание. И он тоже уже устал от всего этого. И если сказать, что лицо тренера было недовольным в этот момент - это значило не сказать ничего.
  - Ира, - он тяжело вздохнул, не способный так долго держать себя в напряжение, - я понимаю, конечно, что над тобой неплохо поиздевались там... но здесь-то ты почему продолжаешь свой разбой? Разве та жизнь тебе важнее, чем мы? Зря все спортсмены помчались на твое спасение?
  - Я вас об этом не просила, - невольно уперлась девушка.
  - Да ну, - сверлил он ее глазами, - врать ты не умела и не умеешь до сих пор. И что за детское поведение? Ты ведешь себя как ребенок, которому в руки дали гранату. К чему все это?
  - Я... просто...
  - Говори, я тебя не перебиваю, - махнул рукой Дима.
  - Дима, вы все слишком безрассудно относитесь к этому заданию...
  - Мы не на задание, Ирина, - возразил он, - мы просто живем и помогаем друг другу. Помогаем друзьям, товарищам, драконам... ты считаешь все это работой, а это жизнь. Ты попала в передрягу - тебя вытащили. Мы попали в передрягу - ты нас вытащила. Так и будет продолжаться. И не раз повторится. Помнишь, как мы пытались спасти Волю? Ее жизни ничего не угрожало. Всего лишь вопрос продажи в другой клуб и только. А мы ее спасали. И ты называешь это заданием? Работой? Кармой? Просто в жизни не все так гладко, как хотелось бы. Но учись расслабляться.
  - Я учила сегодня Волю нападать на людей, - призналась Ирина, невольно понимая, что ей ни капли не стыдно.
  - Я уже догадался, - потер переносицу Дима, - но надеялся, что ошибся...
  - Если уж вы не хотите о себе подумать - тогда это приходится делать мне, - вспылила Ира, - за мною придут еще раз и снова нападут ночью или в любое неудобное для вас время. Я работала там. Я знаю их тактику!
  - Не нужно мне больше этих слов! Ты думаешь, я способен давать осечку дважды? Чего ты бежишь вперед своего тренера? Забудь о том, что мы друзья или когда-то ими были. Здесь и сейчас я в первую очередь твой командир! Если тебе так понятнее, то перейду на твой язык. Я главнее. И слушаться все здесь должны только меня. И никаких своевольных поступков, никаких обучений драконов ненужным вещам, никакой инициативы. Тебе все понятно?
  Девушка смотрела на него как завороженная. Она еще никогда не видела Диму таким... строгим, озлобленным и принципиальным.
  В груди ее что-то защемило, и Ира не смогла вымолвить ни слова в этот момент. Она тяжело переваривала его слова и пыталась как-то справиться с кашей в своей голове.
  - Тебе все понятно? - медленно повторил свой вопрос юноша, недобро смотря ей в глаза.
  - Я поняла, Дима, - огрызнулась она и все-таки добавила, - я поняла, что нужно во всем слушаться только тебя и потакать только тебе. И не убивать никого без твоей команды. И не защищаться без твоей команды. И отдать свою жизнь за грош, если ты этого пожелаешь...
  - Не перегибай палку, - заиграли искры в его глазах.
  - А еще я хочу тебе сказать, что, несмотря на все выше сказанное, я продолжу бороться с отребьями вроде артемидовских псов. Но по-своему. Это моя личная месть им. И я имею на нее право. И с этим тебе придется смириться, Дима. Можешь не прикрывать меня при этом как раньше. Не порть свою репутацию. Я все возьму на себя. Только развяжи мне руки. И тогда мы не рассоримся окончательно.
  Юноша неодобрительно и настороженно всмотрелся в ее лицо. Оно было очень красноречиво.
  - Я не этому тебя учил, Ира, - наотрез возмутился он.
  - Меня жизнь научила, - и она ответила ему таким взглядом, против которого невозможно было что-то возразить.
  "Молодец, принцесса. Хорошо усвоила урок", - заговорил голос Вальтера в ее голове. Ирина слегка смутилась, но не стала оборачиваться на него. Она знала, что это лишь ее воображение. Однако волосы на коже встали так, будто напарник стоял совсем рядом за левым плечом и вот уже готов был положить ей руку на шею, чтобы нежно провести пальцами по скулам, прежде чем причинить боль. А рядом с Димой из воздуха появилась ее черноглазая половинка, довольно ухмыляющаяся и бросающая игривые взоры на юношу.
  - Чувствуешь, что можешь легко убить его? - заговорила она, - а ведь ты можешь. Но почему ты дрожишь? Тебя пугает это?
  - Не бойся, - ледяным ветром коснулся ее ушей Вальтер, - ведь "Артемида" не отпускает своих работников. Ты по-прежнему одна из нас. Помнишь, как ты клялась в этом?
  - И мы с тобой очень неплохо там сработались, между прочим, - сделала шаг ей навстречу копия, - почувствуй, сколько могущественных сил не реализовалось среди твоих любимых спортсменов. Какое ты сейчас чувствуешь разочарование... на что ты вообще надеялась, когда мечтала вырваться из психушки? Думала, что тебя тут встретят с распростертыми объятьями? А тут поучают и не принимают такой, какая ты есть...
  - А ты ведь убийца, Ира. Такая же, как я, - теперь-то его пальцы легли ей на плечо вполне телесно, однако Ирина все еще не двигалась с места, - правая рука Эльзы, между прочим. Как можно отказаться от такой чести? Как можно вместо власти выбрать подчинение? Да еще этому сопляку... ты только послушай, чему он пытается тебя научить.
  - Я знаю, ты вернешься в "Артемиду" сама. Не зря ведь ты стала учить своего дракона убийствам. Ты прекрасно знаешь, что пошла на это не ради этих глупых спортсменов.
  - Нет... - зажмурилась настоящая Ирина.
  - Что? - не понял Дима (ведь он не видел ее галлюцинаций).
  А тем временем Вальтер с Драконис-Персона обступили беднягу с обеих сторон и приблизились так близко, что ей не хватало воздуха, чтобы дышать полной грудью. Она стала задыхаться, но не сопротивлялась этому. Мужчина обхватил ее рукой за шею и дулом пистолета ткнул в живот, а черноглазая копия вплелась пальцами в густые волосы, проводя когтями по щеке. И они все шептали, шептали, шептали ей...
  - Отвалите... - шепнула с надеждой Ира.
  - Скажи, что вернешься, и тогда отпустим, - соблазняла и угрожала одновременно Драконис-Персона, пустив ей струйку крови совсем рядом с правым глазом, - ты борешься только сама с собой. Ты давно уже все решила, ведь я вижу. Почему медлишь? Я твоя вторая половина и знаю, чего ты хочешь на самом деле.
  - Принцесса, а ведь ты расстроилась, когда узнала, что я умер тогда. А может быть все это только сон? Что если ты сейчас очнешься в палате, где только мы с тобой и никого больше? И все твои ощущения окажутся правдивыми. И я, в самом деле, готовлюсь выстрелить тебе в живот.
  - За что? - вновь почувствовала себя беспомощным ребенком девушка и воспоминания нахлынули на нее с такой силой, будто она, в самом деле, не покидала стен "Артемиды", - Вальтер, не смей... я же не убегала. Если все это лишь глупый сон... за что ты хочешь выстрелить в меня?
  - За предательство, - и он спустил курок.
  Ирина завизжала от боли, захрипела, упала на пол и забилась в конвульсиях. Повсюду текла кровь, ее кровь! Она слабела, загребала ногтями невидимую землю, теряла сознание и барахталась уже в луже собственной крови... и леденящий хохот Вальтера раздавался над ее головой. Он наклонился ниже и схватил ее за волосы, убирая руки с простреленного живота. Оттуда еще сильнее хлынула кровь... Ира не смогла отбиться от него и глаза ее начали закатываться назад... неужели так глупо ей суждено умереть? И боль стала постепенно отступать... и забвение посетило ее голову, но не было обещанного света в конце туннеля. Ее куда-то засасывало, беспощадно пожирало и затягивало внутрь себя... Ирина увидела в темноте лицо Оли и со слезами протянула к ней окровавленные руки.
  - Бог сожрет всех нас однажды. Ты первая. Как же я тебе завидую, - и она с улыбкой помахала ей ручкой, не пытаясь даже помочь.
  - Оля, спаси! Прошу тебя, - вопила из последний сил Ирина, - я не хочу!
  - Есть только один выход, - на месте Оли из темноты появилась Линда с младенцем и пошла параллельно ей в этот мрак, затягивающий в себя все живое вокруг, - и этот выход - вернуться в "Артемиду". Тебе же плохо без нас. Соскучилась, наверное, уже... а хотя Вальтер уже сделал свое дело. Ты все-таки умрешь. Прощай. Никто по тебе не будет скучать.
  - Ира-Ира, очнись! - раздался голос как будто издалека.
  Девушка холодела и заливалась слезами, которые быстро становились красными, едва достигнув ее раны. Ирина обмякла и в последний раз попыталась отыскать кого-то глазами...
  - Ира! Ты меня слышишь? - кто-то ударил ее по щеке.
  Перед глазами на мгновение всплыло лицо Моцарта. Ира непонимающе захлопала ресницами. Затем мимолетно огляделась вокруг себя и с ужасом осознала, что она в кабинете Эльзы.
  - Г-где я? Что я здесь делаю?
  - Очнулась-таки, - оскалился скрипач, - отлично. Величкина будет рада услышать, что беглянку вернули.
  "Не помогло. Не сбежала! - панически забилась мысль в голове Ирины и она как перед казнью уставилась на то, как мужчина потянулся за скрипкой, - Все было зря. Меня все-таки похитили. Я же говорила Диме, что спортсменов нужно лучше готовить!".
  - Стой! Что ты хочешь сделать? - выпалила она.
  - Я-то? Всего лишь наказать тебя. Разве не понятно?
  - Нет-нет-нет, не смей! Я убью тебя, - и с этим воплем Ирина вселила в себя Драконис-Персона и попыталась выбить инструмент из рук скрипача.
  И ей даже удалось это сделать, но он со всего размаха ударил ее смычком в бок. Оказалось, он был острым, и девушка издала звук подбитого животного, отпрыгивая в сторону. Снова кровь... откуда ж столько? А где выстрел Вальтера?
  - Паршивка... попыталась напасть на меня? - провел рукой по царапине на подбородке Моцарт, - непростительно.
  Он достал из своей сумки нож и поднял его на уровень глаз. Улыбнулся.
  - Удивлена, что это не музыкальный инструмент? Правильно. Этим ножом я отрезаю людям части тела, которые мне нужны. И пока ты бессильна - я заберу твои глаза.
  - Чего? - зашипел девушка, - Эльза не одобрит!
  Но он не слушал ее. Только мысленно просчитал расстояние, которое их разделяло.
  - Значит, мне нужно всего лишь дотянуться до твоей головы... - и с этими словами он с небывалой скоростью бросился на нее.
  Перед глазами мелькнуло лезвие, но Ира в последний момент успела увернуться, заливаясь потом и кровью. Она вскрикнула еще раз от боли в боку и в этот момент ее перехватили поперек тела.
  "Попалась!" - в панике поняла она и с нечеловеческим криком полоснула негодяя Когтями Дракона. Тот взвыл, но не отпустил ее и молниеносно схватил девушку ладонью за лоб. Ее голова запрокинулась, руки отчего-то онемели, Ира набрала в легкие побольше воздуха и завыла так громко, как волки на луну. И картинка перед глазами потухла...
  
  Сколько времени прошло, прежде чем она очнулась, Ира не знала. Но когда она открыла глаза, то поняла, что находится все еще рядом с Трибуналом. Ее колотило как от холода, и небо плыло перед глазами. Рядом кто-то тяжело дышал и копошился.
  Девушка с трудом повернула голову и увидела Диму... раненного. Он как-то сам себе перевязал растерзанную руку и теперь смывал собственную кровь с одежды. Они встретились глазами, и бледное лицо юноши тут же просветлело.
  - Ты как? - с искренним беспокойством поинтересовался он.
  "Что произошло?" - Ира была сбита с толку и не спешила отвечать. Она и сама не знала, в каком сейчас находится состоянии. Первым делом девушка коснулась руками своего живота - там все было в порядке. Значит, в нее не стреляли и не кололи смычком. Это все были галлюцинации? С каких пор кроме Драконис-Персона ее стали донимать напарники?
  - Ты страшно кричала. И так металась по земле, что чуть не задохнулась.
  - Как это? - бесцветным голосом спросила она.
  - Ну... я не разобрал, чего ты там кричала, но в какой-то момент зачем-то стала сама себя душить. А потом...
  - Потом я бросилась на тебя? - стала немного соображать Ирина, бледнея от осознания того, что она натворила, - Дима, это я ранила тебя?
  - Это пустяки, - отмахнулся он, - что с тобой было? Ты помнишь?
  - К сожалению да, - грустно нахмурилась она и мучительно закрыла глаза, - "Артемида" меня не отпускает.
  - Ирина, извини меня.
  - За что это? - не поняла она.
  - Если я слишком давил на тебя или что-то сделал не так... просто мне кажется, что у тебя случился припадок из-за нашего последнего разговора. Знаешь... забудь о нем. Я ни в коем случае не хотел превращать тебя в подчиненного, понимаешь? Просто ты разозлила меня, и я не сдержался. Наговорил много лишнего.
  - Дима, - ее глаза увлажнились от нахлынувшей жалости и любви к нему, - не говори так. Мне больно это слышать. Твоя злость была оправдана.
  - Нет, - отрицательно качнул он головой, - так поступать нельзя. Нужно уметь держать себя в руках. И поделом мне. Спасибо что пустила мою дурную кровь. Я хоть отрезвел немного.
  - Но я ведь все равно учила Волю убивать, - и она наконец-то села, хватаясь за голову, которая немедленно стала сильно кружиться, - это непростительно, наверное.
  - Да это так. Но я надеюсь, что мы с тобой еще найдем общий язык мирным путем. Кстати, ты часто кричала что-то про живот, когда у тебя был припадок... было что-то с этим связано во время службы?
  - Да, было... - тяжело кивнула девушка, - Вальтер стрелял в меня однажды. Чаще всего он только баловался и запугивал ради своего удовольствия. А в этот раз я попыталась его убить. Чего это ты так удивился? Думал, я не пыталась бежать?
  Ирина тяжело усмехнулась и на секунду замолчала, проглатывая слезы, которые так и не вышли наружу. Она блуждала глазами по земле и вспоминала тот день.
  - После того как они несколько раз меня избили я предприняла последнюю попытку к побегу. И решила напасть на напарника, пока он спал на задание. Но он не вовремя проснулся. Как в страшных фильма, знаешь?
  - Ты действительно могла это сделать? - сочувственно уточнил Дима.
  - Да. И сделала бы, - она уверенно кивнула, - но он сбил меня с толку. После этого... наступила расплата. Двое держали меня за руки... тогда я еще не умела вызывать Драконис-Персона по своему желанию. И она припоздала. Вальтер оттянул кожу на боку и прострелил ее. Вроде бы мелочь, а знаешь как больно? Не передаваемо.
  И она задрала футболку в том месте, где красовался шрам. Дима понимающе кивнул.
  - Представляю себе.
  - Больше я на них не нападала, - невольно скривилась Ира.
  И тут неподалеку появился силуэт Марры. Она шла куда-то мимо, но остановилась и решила заглянуть к ним. Ирину тут же будто током прошибло, но она заставила себя молчать. И только до крови сдавливаемые колени выдавали ее раздражение.
  Дима решил исправить ситуацию самостоятельно и решительно двинулся навстречу внучке вурдалака. Но она всегда как-то чуяла всю суть ситуации. Поэтому не стала долго сопротивляться, примирительно выставив перед собою руки.
  - Я не к вам, расслабьтесь, - лживо заулыбалась она.
  - Вот и иди своей дорогой, - сурово сказал тренер.
  - Да-да, уже иду, не переживай, сладкий, - и бросив на Ирину многозначительный взгляд, она недобро ухмыльнулась и куда-то сбежала.
  - Чувствую, она еще вернется ко мне, - дрожала от злости Ира, - почуяла неладное. Или слышала мои вопли. Хотела поиздеваться, да ты тут мешаешься.
  - Возможно. Но придется нам ее пока что терпеть. Потом я найду способ отгородиться от этой дамочки.
  "Пока с нею Глеб - ничего у нас не выйдет", - подумала Ирина и взглянула на время. Они уже задерживались.
  - Пойду соберусь к вылету... и кстати, а где Алиса с Аликом?
  Казалось, этого вопроса Дима боялся больше всего. Как он планировал залезть уже на дракона, так и застыл с поднятой ногой. Он пытался придумать что-нибудь более менее вразумительное, но длительное молчание говорило само за себя.
  - Даже так?.. - протянула Ира.
  - Я просто не хотел тебя расстраивать, - с тяжелым сердцем сказал юноша, - хотя сам был не в себе, когда они решили уехать из города.
  - Да?! - иронично подняла бровь девушка.
  - Я не вру. Они уехали из страны. Сами так сказали. Можешь спросить Глеба.
  - Ну, к Глебу сейчас не подобраться, - сарказм сочился из нее по нарастающей, - ну ладно. Пойду к себе. Как жаль, что идти придется через весь лагерь...
  Пока она дошла до своей палатки, ее паранойю подпитали взгляды спортсменов, выражающие все ту же укоризну и недоумение. Девушка делала вид, что не замечала их, а сама в первую очередь стукнула кулаком по дереву, как только оказалась одна. Ей срочно нужно было успокоиться.
  Ее все ненавидят, ее все боятся. Не изменилось ровным счетом ничего... еще и это предательство Алисы с Аликом. Да как они могли? За что они ее так... ненавидят?
  - Что я вам сделала-то? - выкрикнула в пустоту Ирину и закрыла глаза, чтобы снова не расплакаться, - что я должна сделать? Почему вы не принимаете меня назад?
  "Я чужая. Я одиночка. Навечно одиночкой останусь. Меня ненавидят, ненавидят и никогда больше не полюбят, - ее отчаяние все росло, - по своему что ли желанию я стала такой?". И перед глазами вновь стали всплывать воспоминания из "Артемиды". Вальтер с его наглой ухмылочкой, Эльза с бесчеловечным нравом, Линда с хранителем-насильником и мертвым младенцем, некрофил Моцарт, наркоманка Оля... как после такого можно остаться прежним? Как можно оставаться нормальным? А еще каждодневный риск и ответственность... угрозы, избиение, пытки... сплошные предательства, убийства, чьи-то муки... мысль о доме, невозможность бежать, постоянно чувство загнанности...
  - В чем... в чем я перед вами виновата? - выпускала эти слова с болью и воздухом Ирина и шептала их уже одними только губами.
  - Что? Убила кого-то и теперь хнычешь, слезки пускаешь? - Марра вальяжно развалилась на стуле.
  Ира взбеленилась при виде этой паршивки. Как она смогла так бесшумно сюда проникнуть? И как же она не вовремя!
  Ирина с такой ненавистью посмотрела на непрошенную гостью, что едва удержалась от нецензурных выражений.
  - Пошла прочь из моей палатки! - завопила вдруг девушка.
  Марра стервозно стрельнула глазками и по-кошачьи изящно встала, завораживающе вильнув бедрами и отбросив волосы назад. Казалось, что она вот-вот уйдет, но не тут-то было.
  - А вот и нет, - сложила тонкие пальцы на своих округлостях внучка вурдалака, - с чего мне выполнять твои приказы?
  - Зачем ты вообще сюда пришла? - Ира готова была разорвать ее на части и гадкая девчонка понимала это, но продолжала дразнить соперницу.
  - Посмотреть на твою страдающую физиономию. "О боже мой, я только что сделала всем плохо... божечки мои, меня отругали... на меня все косо посмотрели...", - она изображала это так гундосно и отвратительно, что насмешка достигла своей цели.
  Ира окончательно вышла из себя и решительно направилась ей навстречу, на ходу занося руку, чтобы вышвырнуть незваную гостью на улицу. Но сощурившись Марра оскалила акульи зубы и тоже в свою очередь подняла когтистую руку на уровень лица.
  - Врешь, не тронешь! - рыкнула она, - а если рискнешь - то лишишься всего детородного, что только есть у девушки.
  И она глазами мельком указала на вторую руку, которая готова была в любой момент впиться в живот врага. Ирину было не напугать, но она на всякий случай замедлилась. Не хотелось бы устраивать драку с возлюбленной Глеба. Хотя именно хорошая трепка ей пригодилась бы.
  - Ах ты сучка, - дернулась ее губа, - взбесить меня хочешь. Вальтера мне не хватило в "Артемиде"...
  - Ты заслуживаешь всех этих страданий, - улыбнулась на истеричный манер Марра, стоя совсем рядом и почти касаясь своими волосами волос Ирины, - проститутка артемидовская.
  - А ну-ка повтори, - посерело лицо оппонентки.
  - А что я сказала не так? - состроила наивное ангельское лицо внучка вурдалака, - чистая правда, между прочим. Добровольно служить этим людям целый год. Якобы не могла выбраться оттуда сама. "Ах, я так беззащитна! Я могу перебить целый город народу, но не могу избавиться от парочки тупых надзирателей. Я не хотела, извините меня невинные люди...".
  - Ты *** тоже убиваешь всех без разбору. Чем ты лучше? - она намеренно говорила тише, чтобы это походило на звериный рык, но та лишь невозмутимо сощурилась, в предвкушении бури.
  - Я хоть не сожалею о том, что делаю. А вот ты показушница и клоун. Как была артемидовской собакой, так ею и осталась. В тебе это больше не искоренить.
  - Чтоб ты сдохла... - но не успела Ирина вцепиться ей в волосы, как внутрь откуда-то вихрем ворвался Глеб и моментально оценив обстановку, встал между девушками.
  - Стоп-стоп, разойдитесь! - выпалил он, бесцеремонно оттолкнув сцепившихся кошек, друг от друга, - чего вы тут устроили вообще?
  - Глеб, она первая начала. Ты же знаешь, как она меня ненавидит! - пустила крокодильи слезы Марра, встревоженно и жалобно глядя в глаза возлюбленному.
  - Чего?! - захлебнулась в своей ненависти к ней Ирина, - и ты веришь этому цирку? Она разводит тебя! Между прочим, это она в моей палатке, а не наоборот...
  - Ира, - тяжело взглянул на нее Глеб, требуя заткнуться, - уж ты-то взрослая девушка. Чего сцепилась с нею?
  - Я?! - от обиды она хотела врезать им обоим и уйти поплакать всласть, но нельзя было себе позволить ни того, ни другого.
  Марра торжествовала. Она посылала язвительные взгляды оппонентке и тут же становилась невинной на глазах у парня. Он и ее смерил тяжелым взглядом, да только все попусту. Она не перевоспитается от такого, тем более любовь стачивает острые углы в отношениях.
  - Нам надо крепко поговорить, - с угрозой и нежностью сказал он ей.
  - Да, мой милый, - покорно сказала она.
  - Забери ее отсюда, - буркнула уязвленная Ирина.
  - Помолчи, - неожиданно грубо отбрил ее Глеб и вышел, волоча за собою Марру.
  Но она и тут успела испортить остатки настроения Ире. Уходя обернулась и показала бегло язык. Как только они скрылись, Ирина едва не зашвырнула тот самый стул им вслед.
  Это была последняя капля. Сколько можно терпеть это унижение? Но и податься больше некуда. Что ж она никак не может найти свое место в это мире?
  - Зачем ты все это терпишь, принцесса? - Вальтер уселся на тот самый стул, с которого недавно встала Марра.
  Ира сверкнула в его сторону острым взглядом, будто он, в самом деле, существовал. Но она-то знала, что это снова ее галлюцинации, не смотря на такую явную телесность.
  - И что ты предлагаешь, умник? - с визжащими нотами в голосе поинтересовалась она.
  - Устрой ей дуэль хоть раз в жизни. Либо я могу помочь тебе пристрелить ее. Это же так просто. Какая разница, что она внучка вурдалака. Там седьмая вода на киселе. Силы у нее тоже как у обычного мага...
  - Она девушка моего лучшего друга, - сквозь зубы процедила Ирина, сплюнув на пол.
  - Вот ты и разозлилась, - довольно улыбнулся мужчина, - а теперь самое время призвать Драконис-Персона и идти на разборки.
  - Может быть, я так и сделаю! - вдруг с ясностью в голове заявила Ира, - просто я выжидаю удобного момента.
  - И сошлешь все на несчастный случай? Тебя все равно в первую очередь заподозрят. В этом месте тебе не доверяют, принцесса.
  - Мне нигде теперь не доверяют. Ничего нового, - она сложила руки на груди и посмотрела куда-то вдаль тем самым взглядом, какой приобрела на работе, - ты, в самом деле, поможешь мне? Ведь я своими глазами видела, как ты застрелился.
  - Ты видела запись с камер. Откуда тебе знать, что это не спектакль?
  - Тебя не видит никто кроме меня, - привела последний аргумент девушка.
  - Хочешь проверить мою телесность? Дождись ночи.
  - Чего?! - Ирина с негодованием двинулась на него.
  Вальтер отклонился от нее, но не смыл эту довольную ухмылочку с лица. Он выглядел как сытый кот в предвкушении новой игры.
  - Ладно-ладно, не будем развлекаться. Я и так в хорошем настроении, поэтому не хочу никого пытать. Но ночью я продемонстрирую тебе свою силу. Ты увидишь, что мои пули все также опасны, как и прежде.
  Кто-то постучал по брезентовому боку палатки и девушка обернулась. Кто стучит в палатку?! Что за бред? Почему бы сразу не войти?
  Ира не удивилась, когда через секунду на стуле уже никого не оказалось. Вальтер даже будучи живым умел скрываться незамеченным, а тут...
  "Но я задержалась, - спохватилась она, - давно уже пора взлетать. Нужно собираться".
  
  До Краснополянска осталось лететь всего сутки. Это была последняя остановка. Всю дорогу Глеб летел ниже остальных чтобы следить за Маррой, воинственно несущейся по полям на Убийце. Она, в самом деле, хорошо держалась на спине дракона и без сентара. Уму не постижимо, как она ни разу не свалилась с него, не имея опыта верховой езды!
  От этой мысли Ира закусывала губы и сожалела, что Убийца слишком глуп для того чтобы скидывать всадников. Ему главное дать волю, и он несется как дурак по прямой, не разбирая пути и не волнуясь ни о чем. Бестолковый дракон, который, как и лошадь может сдохнуть на ходу. Лучше бы этой Марре Арахну дали. Уж эта ящерица быстро скинула бы ее на полной скорости.
  Еще ей не давало покоя предложение Вальтера. Неужели он и вправду может как-то помочь? Почему-то девушке все меньше это казалось чушью. Может быть рискнуть? Но даже без его помощи Ирина решила, что больше не позволит над собой издеваться. Если Марра хочет боя - она его получит, не смотря ни на Глеба, ни на Диму. Отныне Ира будет поступать по-своему. Так она решила.
  При посадке девушка не спешила слезать с дракона. Она еще долго бродила верхом по новой стоянке, которая должна была стать их последней остановкой перед домом. Тем более ей было приятно гулять в одиночестве, пока спортсмены суетились, раскладывая вещи, ставя опять палатки, разжигая огонь. Они уже забыли о невзгодах и травили какие-то шутки, весело смеялись и баловались. Как дети малые.
  Ирина никак теперь на них не реагировала. Она вела себя очень отстраненно и все продумывала свой ужасный план. Наказать Марру своими силами не составит ей никакого труда, если та снова сунется к ней. Но как проверить Вальтера?
  "Этой ночью он продемонстрирует свои возможности, - успокоила свой пыл девушка, - нужно только ждать и стараться раньше времени ни на кого не нападать". Как хорошо, что все ее вещи висели на Воле. Никто не дергал Иру и не поторапливал с обустройством. И поэтому она прогуляла так почти до самого вечера, подпитываясь теплом своего любимого дракона, чувствуя его преданность и умиротворение.
  Но день близился к концу... а удобного случая для разборок все не представлялось. Марра как будто почуяла недоброе и не высовывалась из палатки Глеба. Не найдя повода для драки, Ира обустроилась меж двух деревьев и тревожно попыталась заснуть. Но поспать ей так и не удалось.
  Бессонница в облике Вальтера подняла девушку на ноги. И она теперь брела между палаток как зомби и пыталась отделаться от его навязчивой болтовни про то, что неплохо бы ворваться к Глебу нахрапом и накостылять внучку вурдалака прямо там. Ира решительно отвергла эти предложения, обозвав их слишком вульгарными. Все-таки она еще не все крохи рассудка потеряла.
  И от всех этих волнений девушка решила зайти к Диме. Она на уровне подсознания догадывалась, что он еще не спит, и потому очень хотела с ним переговорить. Глюк не стал противоречить и просто последовал за ней.
  - Тук-тук, - отодвинула она в сторону край брезента, - можно?
  Тренер сидел на полу с телефоном в руках. Что-то печатал или искал в интернете. Услышав знакомый голос, он немедленно встал на ноги и вопросительно посмотрел на гостя.
  - Не удивляйся. Мне просто не спится... могу я присесть?
  - Да, конечно, - кивнул юноша и тоже вернулся обратно на пол, - а чего не спится?
  - Мысли всякие в голову лезут, - и Ира слегка смутилась, поняв, что Дима готовился ко сну, а она так непрошено к нему внедрилась, - но это все не важно. Как твоя рука? Не болит?
  - Рана чистая, не гноится. Заживет как на собаке, - вяло улыбнулся он.
  - Ладно, спасибо, что уделил мне внимание. Я пойду, - виновато ответила улыбкой она и собралась уйти, ругая себя за такое поведение.
  "И чего я к нему пришла, в самом деле?" - поражалась сама себе девушка. Дима голосом остановил ее и поинтересовался здоровьем в ответ, но было ясно, что это всего лишь культурная формальность. Девушка вполоборота хотела ответить что-то невнятное, но вдруг онемела и улыбка разом с летела с ее лица.
  - Хотела проверить, на что я способен? - сверкнул пистолет в руках Вальтера, и он наставил его дулом в голову Диме.
  - Не смей, - оцепенела Ирина, покрываясь потом, - Вальтер, брось эти шутки!
  - Ты же говорила, что я мертв и к тому же призрак. Чего ты вдруг так испугалась? - скалился в своей манере он.
  Тренер выглядел озадаченным. Он не видел и не слышал этого человека и потому решил, что Иру снова посетили припадки. Возможно, так и было, да только девушке все казалось до безумия реальным. И она, панически бегая глазами по палатке, искала какую-нибудь безделушку, за которой можно было бы двинуться вперед и как бы случайно закрыть юношу телом. Ей не хотелось, чтобы он снова начал переживать за ее психическое здоровье и потому зачем-то скрывала присутствие напарника.
  - Раз-два, стреляю! - опередил ее мужчина, и следом за звучным хлопком последовала смертельная тишина.
  В глазах Ирины помутнело. Все произошло как в замедленном кино. Дима не успел даже вскрикнуть. Просто его взгляд остекленел и струей из-за уха полилась на плечо и на пол кровь... тело его обмякло и повалилось вперед на руки девушки. Она успела его поймать, но не рассчитала вес и потому тоже повалилась на пол. Бедняга не могла даже закричать, не веря своим глазам.
  - Упс, - ухмыльнулся Вальтер.
  - Ч-что... это не правда, это все галлюцинации! Это снова припадок, это неправда, - истерично колотило девушку.
  На улице послышался шум чьих-то шагов. Кто-то бегал там и постепенно, казалось, проснулся весь лагерь. Ирина не на шутку запаниковала.
  - А ведь это ты его убила кстати, - оказался совсем рядом с нею мужчина и очень осязаемо похлопал по щеке, - молодец, напарница.
  - Что?! - завопила в полный голос она.
  - Неужели ты поверила в то, что призрак может убить? - состроил рожу клоуна он, - просто ты настолько свихнулась, что уже не замечаешь своих ударов. Ты посмотри на рану и все поймешь. Удивлена?
  Мозг Иры отказывался принять эту правду... рубленная рана! Не дыра от пули. Как же она так... что произошло... почему она совершила это?.. Казалось, ее мозг истерично вопил от ужаса, но голос не поддавался усилию мышц. Вот-вот сюда ворвутся ребята и обнаружат ее так...
  "Это все плохой сон, я не верю в это, не верю", - сбросила тело юноши Ирина и только сейчас обнаружила, что залила всю себя его кровью. Оттереть это было невозможно. Красная жижа была повсюду. А шаги с улицы все приближались, голоса становились громче. А непривычное оцепенение все не спадало с рук и ног Ирины, и она поступила как ребенок в школе: забилась в дальний угол, закрыла голову руками и бессмысленно смотрела-смотрела-смотрела на убитого собственными руками друга... лучшего друга...
  Ее сердце так неистово сжалось, что от боли девушка закрыла глаза и жалобно завыла в небо, не в силах выдержать такой утраты и собственного предательства. Еще этого ей не хватало! Пускай ее убьют... пускай спортсмены сделают это прямо здесь же... такой как она нет места на земле.
  Но нарастающий и бьющий по ушам шум неожиданно отключился. Буквально отключился. Как звук у телевизора. Истерика сменилась непониманием, и Ира рискнула открыть глаза. Ее тело все еще сотрясало мелкой дрожью, но... она оказалась в собственной палатке!
  - Что?! - не поверила своим глазам и ушам девушка и вылетела стрелой на улицу.
  На небе давно висела круглая луна, осветившая все под собой словно фонарь. В ее свете Ирина смогла внимательно рассмотреть себя. Ни капли крови на одежде. Что это было? Почему все выглядело таким реальным?
  Сбитая с толку девушка поплелась на ватных ногах в палатку Димы. Ей безумно нужно было увидеть его живым, чтобы убедиться в том, что все эти шизофренические сны - всего лишь плод ее фантазии. И слегка отодвинув брезент в сторону привычным жестом, Ира с облегчением выдохнула, хватаясь за сердце.
  Друг был жив. И мирно спал в спальном мешке, пока свет луны не разбудил его, ударив по глазам. Ирина вздрогнула и хотела убежать к себе, чтобы не распугать сон окончательно, но Дима успел заметить ее и окликнуть.
  - Ты чего? - удивился он, привставая.
  - Не вставай, не надо! - торопливо затараторила она, - я просто хотела убедиться, что у тебя все порядке. А то рука там в крови вся была, да сны всякие дурные... все хорошо, я уже ухожу.
  - С рукой все нормально. Рана же ведь чистая, не загноится, - он думал взбодрить ее этой фразой, но лицо девушки наоборот стало серее пергамента, - что с тобой творится?
  - Ничего, - ссохшимися губами шепнула она и скрылась.
  Но Дима был не из тех, кто оставлял вопросы без ответов. Он быстро натянул штаны и догнал ее у входа в собственную палатку. Схватив девушку за руку, тренер заставил ее посмотреть себе в глаза. Но взгляд бедняги бегал от него. Это было так на нее непохоже.
  - Ира, ты же знаешь, что можешь признаться мне во всем. Я все переварю. В чем дело?
  - Дима... лучше не приближайся ко мне больше, - она с невыразимой мольбой в глазах посмотрела на него, но лицо юноши стало только серьезнее.
  - Таких заявлений от тебя я слушать не намерен, - одернул он ее, - скажи честно, что случилось. Ты же знаешь, я не отстану.
  - Да, это так... - и она упавшим голосом призналась, рассказав все, что с нею только что произошло.
  Дима ни разу не усомнился в истинности ее слов и серьезно внимал каждому жалобному вздоху. Когда Ира закончила и судорожно вдохнула ночной воздух, он почувствовал, что хочет обнять ее как маленького ребенка... как в прошлом, когда они все еще были детьми в его учебной группе. Тогда этим жестом решались многие проблемы. Но сейчас все не так. Она сама ускользала от любых его намеков на нежность, на элементарное человеческое тепло. Сама избегала всякого сближения, даже дружеского. И почему эта девчонка решила, что может решить все свои проблемы сама? С чего вдруг она отказывается от помощи?
  - Ира, я сделаю все ради того, чтобы помочь тебе вернуть прежнюю жизнь. Больше не скрывай от меня ничего. Я и не знал, насколько у тебя все серьезно.
  - Ты готов на все из-за чувства вины передо мною, - саркастически выпалила вдруг Ира, ненавидя себя в данный момент за эти слова, - думаешь, что это ты виноват в том, что наделил меня Драконис-Персона. А ведь я давно тебя простила. И даже не винила никогда. Ты свободен в своих действиях, Дима. Устрой свою жизнь так, как тебе хочется. Перестань зависеть от меня. Разве ты не видишь, что чем больше стараешься - тем меньше живешь в свое удовольствие. Это моя судьба и мне самой предстоит нести этот груз.
  - Ты не права, Ира, - его лицо стало суровым и грустным одновременно.
  Девушка чувствовала, что приносила ему боль и злость своими словами, но не могла ничего с этим поделать. Она очень хотела уберечь его от опасности, которую несла в себе. Ни за кого Ирина так не беспокоилась и не тряслась как за своих друзей и особенно за Диму. Все потому что он как полный глупец готов был пойти ради нее, Глеба и Беллы на край земли и часто рисковал ради них своей жизнью. Пора бы и им ответить чем-то.
  - В конце концов, это был просто плохой сон, - заключила она свистящим голосом, - попробую заснуть поглубже в этот раз. Доброй ночи, Дим.
  И она беспрепятственно ушла к себе, застегнув палатку изнутри на молнию. Юноша недолго стоял снаружи. Он тоже буркнул что-то наподобие "приятных снов" и ушел на свое место.
  Но совесть снова стала жадно грызть Ирину. Она уже устала с нею воевать. Нужно было что-то срочно менять. Но спать теперь никак нельзя. Ира верила, что сон вернется к ней и не раз еще потревожит нервы. Нужно было как-то пережить эту ночь без всяких сновидений...
  - Ну-ну, принцесса, чего это мы задумали? - она едва не закричала в голос, услышав рядом в темноте этот зловещий тембр.
  - Пошел прочь отсюда, ирод! - высветила она телефоном во мраке Вальтера.
  Он сидел совсем рядом с нею, сложив руки на груди и хитро поглядывая на ее изможденное лицо. Выглядел довольным.
  - Понравился предыдущий сон? Хочешь еще один такой же?
  - Хватит меня преследовать, - жалобно попыталась угрожать ему девушка, - иначе я... я наложу на себя руки и тогда вы все облезете в своем желании свести меня с ума. Не буду я играть под вашу дудку. Достали!
  - Кто это здесь вдруг решил показать зубки? - грозно привстал он и завис над нею, - совсем забылась, да? Решила грубить своему напарнику? Что-то ты распоясалась малек...
  - Прекрати! - выпалила она, но уверенность сильно пошатнулась, - ты умер, а я еще жива. И мне плевать на твои угрозы. Все равно сам ты ничего мне сделать не можешь.
  - Ах, так, значит, первого раза тебе не хватило? - недобро воскликнул он, - ну тогда дубль ?2. Специально для тебя.
  Он щелкнул пальцами, и свет в палатке погас. Сперва Ира сильно перепугалась от такого эффекта, но поняла, что ей нужно просто опять нажать на кнопки телефона, чтобы экран начал светиться. Вот дуреха, от каждого шороха теперь пугается.
  Она нервно надавила на кнопки и вместо телефона включилась лампа. Девушка находилась в какой-то комнате... это была пыточная "Артемиды". Однозначно. Это помещение ни с чем не спутаешь! И чуть поодаль на стуле как всегда сидел какой-то человек. Но сердце Иры быстро признало в незнакомце Диму.
  - О нет, только не опять! - схватилась она за голову и рванула на себя стальную дверь, - хватит, Вальтер, я прошу тебя, умоляю. Я так больше не могу...
  - Не можешь, значит покончи с этим, - пригласительным жестом указал он рукой на человека в центре комнаты, - иначе я буду прокручивать этот момент до тех пор, пока ты сама его не убьешь.
  - Зачем тебе это нужно? - звучно стукнулась лбом о бездушную железяку Ирина.
  - Все мы хотим одного. Чтобы ты вернулась в "Артемиду". Не более.
  - Не для того Дима рисковал жизнью, чтобы я вот так вернулась обратно, - из последних сил сопротивлялась девушка, не отпуская побелевшими пальцами ручку двери.
  - Какая ему уже будет разница после этого... - и после какого-то неприятного звука прозвучал и короткий вскрик удивления связанного юноши.
  Ирина не хотела оборачиваться, пытаясь вбить себе в голову, что все это только плод ее воображения. Но она не удержалась и взглянула туда одним глазком. Ну конечно... ее альтер эго обхватила голову тренера рукам и безжалостно тянула на себя. Ира издала какой-то звук и бессильно рухнула на пол. Ее тело сильно ослабло из-за нервных срывов.
  Но свет погас, затем вернулся обратно, и вот безжалостная пыточная комната опять появилась перед глазами девушки. Она опять стояла перед живым Димой, но теперь намного ближе. И он с каким-то неподдельным ужасом в глазах смотрел на нее, ожидая своей участи. А Ира уже ничего не понимала и чувствовала только дикую усталость. Она запрокидывала голову назад, жалобно что-то мямлила и закрывала лицо руками. Но Вальтер все поторапливал, и Ирина снова возвращалась глазами к другу.
  "Могу ли я?" - вопрошала она сама себя и со страхом отступала назад. Она больше не могла терять его так часто. Просто не хватало ни сил, ни нервов. Напарник недовольно заворчал и, сказав что-то наподобие "если не хочешь сделать это сама, тогда он будет страдать", достал откуда-то нож.
  Ирина прекрасно помнила тот опыт с пытками Тремера. И потому невольно двинулась навстречу мужчине и схватила его за кисть обеими руками. Она больше не чувствовала власть над ним и понимала, что она всего лишь марионетка. Все такая же глупая запуганная принцесса и никакая она не личность. Чтобы прекратить этот ночной кошмар, ей нужно было сделать всего лишь один жест.
  Ира забрала нож из рук напарника и медленно стала рассматривать его прямо на глазах у друга. Она делал это чтобы оттянуть момент и как-то настроиться. Она понимала, что это все глупая неправда, но все выглядело таким реальным и так сдавливало сердце, что оно начало задыхаться и биться в конвульсиях в крохотной грудной клетке.
  "Только бы я проснулась после этого и все прекратилось, - думала она, - а потом... потом бежать. Бежать от Димы и спортсменов и всех остальных, чтобы этого не повторилось в реальности...".
  - Ира, ты не обязана... - начал было юноша, но Ирина остановила его одним только диким взглядом, полным отчаянной решительности.
  - Лучше не говори, - выпалила она и рывком занесла над головой нож, - извини меня!
  Но вдруг чья-то сильная рука остановила ее, схватив за кисть. Ира открыла глаза и обмерла, увидев, что стоит в палатке Димы, а он не привязан к стулу и с трудом переводит дыхание как после длительной борьбы. Девушка мимолетно оглядела обстановку вокруг и поняла, что это уже реальность. И она как лунатик пришла к нему... и едва не убила настоящим ножом... из дрогнувших рук орудие тут же выпало, вонзившись острием в песок.
  Но юноша предсказал ее реакцию и потому требовательно загреб в свои объятия, поглаживая по голове и спине, шепча ей на ухо что-то отстраненное, заверяя, что все в порядке, требуя успокоиться. А Ира все не могла прийти в себя и в руке почти телесно до сих пор ощущала холодную ручку того самого ножа. И хотя он тоже был частью ее иллюзий, девушку не отпускала мысль, что она реально пришла сама в палатку друга с мыслями об убийстве!
  - Тише-тише, все хорошо, я жив и здоров, ты меня даже не ранила, - трепетно повторял тренер, срочно пытаясь придумать способ успокоить ее, - уже почти утро, успокойся. Я больше тебя не покину и буду следить, чтобы ты не уснула. Хочешь так? Я тоже не буду спать и помогу тебе дожить до утра. А там мы найдем выход...
  - Отпусти меня, я уже в порядке, - вдруг сказала она.
  Дима сомнительно нахмурился, но все-таки позволил девушке вынырнуть из его объятий. Она сначала стояла на месте как будто в растерянности, заламывая пальцы и что-то быстро соображая. Но затем, не сказав ни слова, вдруг рванула стремительным бегом прочь из палатки. Не успел юноша опомниться, как Ирина магией закрыла наглухо его вход.
  Пока бедняга в спешке возился с заедающим замком, через весь лагерь на всех порах неслась беглянка, как бы стараясь обогнать саму себя. Девушка верила лишь в одно: если она успеет добежать до Воли раньше, чем друг откроет свою палатку, тогда ей удастся скрыться отсюда незамеченной.
  Но Дима не стал мелочиться и просто порвал жалобно треснувший брезент на части, проделав немаленькую дыру в нем. Как только он вылез наружу, то тут же стал громко окликать ее и побежал следом, перебудив половину спортсменов, сонно жмурящихся и выглядывающих на улицу. Юноша и не осознавал, как дико колотилось его сердце в этот момент. И мысли бились в такт собственному сердцу: "Только бы успеть! Только бы не упустить". Но пока он добежал до Трибунала, Воля уже взметнулась в небо, разрезая воздух крыльями, унося с собою Иру.
  - Стоять я сказала! - из последний сил выпалил тренер и, сжав зубы от злости, вскочил на спину своего дракона без сентара, успев накинуть на него лишь один заум.
  Воля добросовестно летела на полной скорости, без сожаления покидая своих сородичей. Почти то же ощущала и Ирина, прижавшись к ней грудью. Она искоса глянула назад и поняла, что Дима слишком настойчив для того чтобы бросить ее.
  - Какой же ты глупец! - слезно выпалила она и направила дракона вертикально в небо.
  Как только она оказалась между облаков, то сразу же оторвалась от погони. Здесь ее никто и никогда не обнаружит.
  Тренер скрипнул зубами при виде этого маневра. Он рванул за нею, но как и ожидалось не нашел в этой пелене никого. Тем более он не успел полностью одеть спортивный костюм и стал стремительно покрываться ледяной коркой, а изо рта повалил густой пар. Он замерзал на ходу и срочно должен был снизиться, но злость переборола в нем всякое чувство самосохранения. Он с ненавистью смотрел на эти облака и продолжал замерзать, крутя головой. "Все равно найду...", - думал он.
  - Будем искать, пока не свалимся, Трибунал, - выкрикнул он.
  Дракон выглядел равнодушным, но тоже, казалось, увлекся погоней. Он фанатично взмахивал своими гигантскими крыльями и покачивал венценосной головой из стороны в сторону. Чувствовал, как замерзает юноша на его спине, но не противился приказам. Он был отличным исполнителем и товарищем.
  - Только бы она не наделала никаких глупостей, - сжимал кулаки Дима.
  И в такт его переживаниям Трибунал издал затяжной громкий визгливый рев, который разнесся на многие километры вокруг. Но Ира услышала этот призыв уже издалека. Воля слегка встрепенулась под нею, но не ослушалась и не повернула назад. Она была такая же самоотверженная, как и ее хозяйка. И Ирина была одновременно счастлива и огорчена этим. Иногда ей так хотелось, чтобы что-то в жизни решалось не ею, а кем-то другим...
  Через час полета девушка приказала дракону снизиться на какой-то поляне. Там стояли незнакомые люди, задрав головы. Она медленно спустилась недалеко от них, опасливо вглядываясь в эти лица. Ящер пыхтел и недовольно ворчал, но терпел присутствие неприятных существ поблизости.
  - Это она? - щурился какой-то мужчина.
  - Она самая. Ира - бывшая правая рука Эльзы, - заверил его другой незнакомец.
  - Решила прилететь добровольно нам в руки? - улыбнулась из-под капюшона женщина.
  - Мой побег был недопустимой ошибкой, - давила на каждое слово Ирина, унимая внутренний страх, - но я поняла, что мое место здесь, среди таких, как вы. Я знаю, что Эльза достаточно демократична. Я... согласна подвергнуть себя любому наказанию и снова вступить в ваши ряды.
  "Так будет безопаснее для них", - подавленно думала бедняга, вспоминая счастливые лица спортсменов и доверчивое лицо любимого тренера. Сердце сопротивлялось ее решению, мозг отказывался верить в то, что она добровольно летела в лапы своих врагов, но действия говорили сами за себя. Ира решительно жертвовала своим благом ради друзей. Она больше не хотела причинять им боль. Девушка понимала, что давно уже свихнулась и не контролирует свое тело. Она теперь слишком опасна для обычной жизни.
  - Хорошо, моя девочка, - медом лился голос незнакомки, - ты же знаешь наши порядки. Ослепи своего дракона, чтобы он не напал на нас. И тогда мы позволим тебе проследовать за нами до самых дверей "Артемиды". Это будет доказательством твоей преданности.
  - Мой дракон и так ничего вам не сделает, - напряженно ответила Ирина.
  - Если ты не сделаешь этого - мы убьем вас обоих, - настойчиво продолжила она же.
  Ира не поверила своим ушам. "Она не врет, говоря про убийство. Но ведь Эльза никогда не отказывается от своих сотрудников... даже от предателей и беглецов, - эта мысль вызвала в ней определенные подозрения, - если так - то что им мешает убить меня после того как я ослеплю Волю? Что-то здесь нечисто".
  - Что же ты медлишь? - и их руки медленно скользнули куда-то под куртки, - выполняй приказы хозяина.
  - Хозяина? - акцентировала голосом окончание слова Ирина, - в "Артемиде" смена власти?
  - Не задавай лишних вопросов, - грубо плевался на каждом слоге первый мужчина, - делай это сейчас же, или мы приступим к казни.
  "Да они серьезно! - отшатнулась Ира, - ничего не понимаю. Это не методы Эльзы. Что же делать? Ведь они в первую очередь покалечат Волю, а она здесь вообще не причем". Испугавшись за судьбу дракона, девушка решила пойти на хитрость. Однако ей все равно было жалко бедного зверя, ведь он не знал, что это заклинание ослепляет всего на несколько часов...
  Испуганно взревев и заметавшись по поляне, Воля выражала неподдельный страх, широко раздувая ноздри, пытаясь ориентироваться на слух и запах. Она панически спотыкалась и отказывалась слушаться, изображая полную дезориентацию. Ира умоляла ее остановиться, но все было тщетно. Ящер бесился до тех пор, пока девушка не накинула на него магические веревки на манер заума. Ей было отвратительно делать это, но пришлось. И спустя несколько минут Воля все-таки встала на месте, тяжело дыша и вздрагивая от каждого шороха. Этот дракон теперь абсолютно беспомощен. Слепой ящер не может ни летать, ни убегать, ни нападать.
  - Извини меня, если только можешь - прости! - кляла себя Ирина, - Скоро все пройдет. И ты сможешь улететь к своим. Как только отведешь меня в нужное место. Я отпущу тебя и ты должна попытаться улететь. Иначе тебя схватят или убьют. Извини за то, что подвергаю тебя такому риску... но я вынуждена... я не хотела. Прости...
  Воля набрала в легкие воздуха и издала какой-то запуганный визгливый писк, похожий на тот, что издают маленькие дракончики, потеряв маму. Она все визжала и визжала, а сердце девушки разрывалось на части. "Чего это она? Почему не доверяет мне, как раньше?", - панически метались ее мысли.
  - Воля, успокойся! Все будет хорошо, - но она и сама уже не верила в это.
  - Следуй за нами, - приказала ей довольная троица.
  - Да подождите вы, меня дракон не слушается, - зло выкрикнула им Ира.
  - Тогда может проще его убить? Зачем нам такая обуза?
  - Вы свихнулись? - и она еще раз требовательно пнула Волю ногами, - ну же, малышка, чего ты оцепенела? Тебя же пристрелят, что ты вытворяешь? Мы ведь прекрасно работали и с завязанными глазами. Что ты делаешь? Ты убьешь себя!
  А Воля как с ума сошла. Она мотала головой, крутилась на месте, пищала и заваливалась на локти, теряя равновесие. Ее бока стали так часто вздыматься, будто бедняга задыхалась. Да так и было, но от страха, а не от нехватки воздуха. Девушка уже не знала, что с нею делать и жалобно посмотрела на незнакомцев.
  - Разрешите бросить ее здесь. Я честно пойду за вами, а дракон пускай остается на этом месте. Она вас не тронет, я клянусь!
  - Мы так и знали, что ничего не выйдет, - оскалилась женщина, - парни, вызывайте драконов. Прикончим этих двоих и дело с концом. Хозяин сказал притащить ее мертвой или живой. И так сгодится.
  И они незаметно юркнули куда-то, пока Ира боролась с Волей. Она услышала их слова, но не поняла значения. И тем более не поверила своим глазам, когда откуда-то с неба прямо перед нею приземлилось целых пять незнакомых ящеров с райдерами на спинах.
  Почуяв незнакомые запахи, Воля наконец-то застыла на месте, истерично мечась ослепленными глазами из стороны в сторону. Она пятилась и рычала, оголяя свои гигантские зубы. Ира тоже напряглась всеми частями тела.
  "Райдеры?! В "Артемиде"? Не может быть, там не было ни одного всадника кроме меня, - опешила она, хватаясь за Волю и пытаясь удержать ее на месте, - до такого мог додуматься только один человек... Моцарт понимал, что на меня не будет иной управы. Эльза не пошла бы на мое убийство". Ее мысли суетились, и страх за жизнь своего дракона перекрыл опасения за себя саму. Ну, зачем она пошла на этот глупый шаг? Теперь ей нужно любыми силами уберечь Волю от этого жестокого и бесславного убийства. Она не позволит забрать ее так просто.
  - Нет, я никогда не брошу тебя, - панически соображала Ирина, - мы с тобою будем вместе навсегда. Ты же помнишь?.. Помнишь тот день в лесу? Когда ты впервые спасла меня. Никто не верил в это, все считали тебя чудовищем. А потом... потом ты ни разу не подводила меня. И я... я никогда не бросала тебя... мы были друзьями, боевыми товарищами. Ты для меня как дочь... я не брошу тебя тут. Ценою своей жизни... уж лучше я первая тут сдохну, чем ты. Я не позволю им даже прикоснуться к тебе! Ты мне веришь?
  "Как она мне поверит после того, что я только что сделала?" - задрожали губы Ирины. Она предала Волю уже тем, что взяла ее с собой. Знала, что этот дракон без сомнения отвезет ее куда надо и просто воспользовалась ею. Это ли было платой за доверие? Ослепила и подвергла опасности после всего, что Воля ради нее сделала!
  "Нет мне прощения, - сжала добела пальцы девушка, - но... если мы не объединимся сейчас, то обе не выберемся отсюда живыми". Но это казалось невозможным в данных обстоятельствах. Слезы страха покатились по лицу и упали на спину ящера. Ира смотрела на нее как в последний раз и беспомощно наблюдала, как вражеские райдеры обходили ее стороной перед тем как напасть.
  - Не бойтесь, подходите ближе. Она ослеплена, - приказывал самый главный из них, - слепой дракон - мертвый дракон.
  "Это верно, это бесспорно правда", - нехотя соглашалась с ним Ирина. Но вдруг она ощутила что-то новое... Воля повернула к девушке свою огромную голову и слепо "смотрела" на нее как тогда... в тот самый день в горящем лесу, когда маленькая беспомощная девочка из последних сил закарабкалась на ее спину, не разбирая пути, задыхаясь от дыма. Они обе тогда были намного младше и намного наивнее, чем сейчас. И никто их никогда недооценивал.
  На каждых соревнованиях все смотрели с неподдельным удивлением, когда неизвестная девочка с Драконис-Персона выделывала пируэты высшей школы на спине дракона без амуниции. Люди хватались за сердце, обвиняли райдера в том, что она подвергает всех риску, ругались на тренера за то, что он выпустил на поле несовершеннолетнего ребенка с таким огромным ящером. А Дима только загадочно улыбался и просто верил в нее, ничего не объясняя непосвященным. Ира буквально слышала его голос в ушах в этот момент: тот самый приободряющий тренерский тон, способный вселить силы в ослабшего, взбодрить упавшего духом и поднять на ноги рухнувшего. Он говорил: "Доверяй своему дракону, Ира. Ведь не только она выбрала тебя, но и ты ее. Она не подведет никогда. Что бы ты ни сделала. Твой дракон всегда вытащит тебя из любой передряги. И вашим главным соперником можешь стать только ты. Научись доверять своего дракону и вместе вы преодолеете любые преграды".
  И он оказался прав. Прав как всегда! Дима почти никогда не ошибался, особенно в вопросах, касающихся доверия. Ира так ясно осознала это сейчас и наконец-то поняла, что ее тренер не так глуп, как она решила вчера. Она, наивная девчонка, думала решить все свои проблемы без него. Не хотела подвергать никого опасности? Да кто сказал, что драконий спорт может существовать без риска? Риск только заводит настоящего райдера и опасность никогда не отвернет его от своего дракона и не заставить бросить любимую дисциплину. А Дима как истинный тренер никогда не отворачивался от своих воспитанников. Он верил в них до последнего. Верил в то, что они встанут после неудач. Знал наверняка кто и на что способен. Он ни разу не ошибся ни в Ире, ни в Глебе, ни в Белле. Он научил инвалида Алика летать и выступать на соревнованиях!
  И не раз он страдал из-за Ирины. Своим поведением она вечно попадала в какую-то заварушку, из которой ее героически вытаскивал Дима. И он ни разу не отказался от нее, не выгнал из клуба, не запретил продолжить занятия. Даже когда сама Ира переставала верить в себя, он хватался за нее из последних сил и тянул эту непосильную ношу. Ответственность ли его заставляла делать это, вера ли в ученика? А знаете... это не так важно. Главное, что Дима - профессиональный райдер и трудности никогда не останавливали его.
  Вот как следует поступать и им, его извечным цыплятам. Они-то глупые думали, что уже повзрослели. Оказывается, нет. Им еще умнеть и умнеть и смотреть на Диму с открытыми ртами, внимая каждому его слову и запоминая его жесты.
  И не смотря на грозящую ей опасность, Ира вдруг улыбнулась. Она с восхищением смотрела на своего отважного дракона и понимала, что та теперь готова ее слушать и выполнять все, что потребует товарищ. Ирина сбросила с нее невидимые веревки и поняла, что пришло время действий. Она ведь настоящий райдер. И Дима ни за что не поверит в то, что они вдвоем могли проиграть каким-то шарлатанам, водрузившим свои жирные зады на драконов и возомнивших себя всадниками.
  - Пора показать им, кто здесь настоящий, - провела она рукой по любимой спине, - доверься мне теперь. Сначала я думала, что твоя слепота - наш недостаток. Но теперь я докажу, что это огромное преимущество...
  Почему? Потому что сложно предугадать действия того, кого всегда недооценивали. На этом можно выиграть!
  Воля полностью подчинилась Ирине. Девушка незаметно отдавала ей приказы и молилась, чтобы все прошло так, как она задумала. И в последний момент, когда один из драконов кинулся на нее, девушка увела из-под укуса Волю и стремительно заставила ее пятиться задом, пока не последовал новый выпад. Она ловко увернулась и от него, озадачив врагов такой юркостью ослепшего дракона. Как она вообще догадалась, откуда наносились удары? Да еще и без амуниции. А Ирина лишь успевала перевести дух, понимая, что дракониха и вправду слушается и выполняет ее приказы до последнего миллиметра. Она пустила в ход всю свою природную пластику, и вот пришло время на обманный маневр.
  Девушка резко развернула зверя и пустилась наутек. Остальные рванули за нею, матерясь и вслух не понимая, как она еще может сопротивляться. Скорость все увеличивалась, вражеские ящеры не поспевали за нею. "Она совсем с ума сошла? В слепую ведь бежит", - принес чьи-то слова ветер.
  "То ли еще будет", - и с этими мыслями Ирина резко затормозила Волю, подняв гигантскую дымовую завесу вокруг себя, в которую тут же влетели и все остальные, не успев отреагировать. В этой пелене ее удар молниеносно атаковал одного ящера, повалил его на землю... под удушающий визг и копошение запаниковали и остальные райдеры. Но когда они приблизились к месту суеты, то встретили только труп сотоварища и улепетывающего прочь дракона.
  Ира вырвалась вновь на полной скорости из растаявшей пыли в обратную сторону, и враги как болванчики вновь бросились в погоню. Но на этот раз Воля не успела разогнаться, как следует и Ире пришлось срочно ее затормозить, чтобы дать отпор двум всадникам, забежавшим вперед.
  Она совершила ловкий скачок вправо, влево, стерла пот со лба от волнения. Ведь дракониха смотрела сейчас ее глазами! А Ирина не могла уследить разом за двумя ящерами. Да еще и третий поспевал сзади. Наудачу она сделала выпад на того зверя, что был поближе и просто отпихнув его плечом пошла на риск. Вырвавшись из окружения, девушка тут же стукнула Волю по бокам кулаками и та послушно стала расправлять крылья.
  Главарь приказал остальным остаться на земле, а сам не поленился броситься за нею. Он ухмылялся и бормотал сквозь зубы: "Что же ты задумала, глупая? Твоя слепая беготня была впечатляющей, но в небе ты сильно уступишь зрячему дракону. И ты ведь знаешь это...".
  А Ире больше нечего было терять. И она, помолившись, взлетела резким толчком вертикально вверх в своей знаменитой манере. Это и была техника Драконис-Персона. Она заключала в себе не простой отказ от амуниции, а абсолютно слияние с драконом, доверие обоих оппонентов друг другу, несмотря ни на что. И благодаря особенному строению тела райдера, владеющего этой техникой, она могла с легкостью переносить резкие перепады давления и кровь не шла у нее из носа и ушей от таких маневров. Иными словами из всех райдеров только одна Ирина умела так резко взмывать вверх. Но она сделал это сейчас не для того чтобы сбежать. О нет, у нее были другие планы...
  Чужак ворвался в облака, спустился чуть ниже, нырнул туда и обратно. Он наблюдал за мордой своего ящера и самодовольно ухмылялся.
  - Он чует тебя, - говорил мужчина в полный голос, - покажись уже. Я знаю где ты...
  - Ты хотел этого? - шепнула улыбнувшаяся Ира, - получай!
  И она камнем обрушилась на врага, сбив его с воздушного потока. Драконы сцепились как змеи, с шипение разрывая друг на друге кожу, пытаясь оборвать крылья, впиваясь когтями в тело. Пару раз им удалось разлететься, затем они снова вгрызлись друг в друга в тесном контакте. Несколько раз Ирина вовремя отбила вражеский магический луч. Она не просто держалась верхом изо всех сил, пока дракон сражался... она сражалась вместе с ним. И не могла расслабиться ни на секунду.
  И некогда ей было смеяться в голос, как это делал тот райдер. Пока в небо улетали капли крови Воли, девушке было не до веселья. Но все это было не ради самоутверждения. Ирине нужно было успеть сделать всего лишь один фокус... всего лишь один удобный ракурс, и победа будет за нею. Хотя это безумно опасный ход.
  И вдруг девушка услышала тот самый звук... сердце подскочило до самого подбородка. "Пора!" - поняла она и рванула назад, призывая Волю перевернуться. Дракон сделал усилие и перетянул на себя вражеского ящера. Небо перевернулось перед глазами, ветер ударил по ушам и молниеносно ушел назад за спину. Иру чуть не снесло со спины ящера, но она смогла удержаться, и теперь оставалось только считать метры...
  Знаменитая петля смерти со свободным падением вниз. Никто на свете кроме обладателей Драконис-Персона не могли выполнять этот трюк. Потому что любой всадник умирал уже в полете от того, что при сильных и резких перепадах давления их мозг взрывался уже на полпути. А дракон не мог улететь в сторону, поскольку был крепко сцеплен когтями со своим врагом. Раньше Ирина использовала этот прием только в качестве циркового элемента на соревнованиях, но теперь пришло время использовать его по полной программе.
  "Придется убить и дракона тоже, - с легким сожалением подумала она, - он слишком агрессивен и не отстанет от нас, пока не догрызет Волю до конца". И вот из-за пелены показалась земля где-то внизу. Паническое волнение подступило к горлу девушки. Даже на зрячем драконе этот трюк выполнялся с великим трудом. Потому что если не успеть вовремя раскрыть крылья, то потока воздуха не хватит на то чтобы избежать столкновения с почвой. А если они не успеют сделать этого - то жизни ящера и райдера грозит огромная опасность: от этого удара будут сломаны все кости. И обычно Воля начинала нервничать и пытаться взлететь раньше времени, отчего элемент никогда не получалось доделать до конца. Но если они сейчас так поступят - то враг тоже сможет легко улететь и окажется, что все было напрасно. А так как ящер Ирины по-прежнему ослеплен, второй раз подобное провернуть им не удастся.
  И сжав всю волю в кулак, девушка отсчитывала метры, каждый раз останавливая занесенную над самой кожей зверя руку, чтобы не дать ему приказ на парение. И к ее удивлению Воля честно ждала этого приказа. Подумать только! Она не боялась разбиться? Или были какие-то другие причины? Как можно выполнять такие страшные пируэты вслепую?
  - Еще... еще немного... еще пару секунд, - шептала Ира и ей все больше казалось, что вот-вот будет слишком поздно.
  И вот тот самый момент! Сейчас или никогда. Девушка почти истерично срочно ударила ящера по бокам, и в ту же секунду он расправил крылья и расцепил когти. Вражеский зверь по инерции камнем рухнул вниз с бесчеловечным грохотом и воплем. А Волю с Ириной так жутко и сильно ударило ветром по крыльям, что девушка забеспокоилась, как бы не порвало бедному дракону перепонки. Но ее дракониха была сильна характером и не обращала внимания на боль. Она самоотверженно держала крыльям распахнутыми как паруса, и падение продолжалось, все ускоряясь и ускоряясь по параболе.
  "Хоть бы вписались, боги!" - и в последний момент Ирина даже зажмурилась, ожидая мощного удара по ногам Воли. Но он не последовал... и только легкое скольжение как по гладком льду дало понять, что трюк прошел успешно. Девушка открыла глаза и не удержалась от радостного визга.
  Всего в паре метрах от земли, разрубая попутные кусты когтями лап, они мчались на полной скорости и были спасены. Так низко мертвую петлю Ирина еще никогда не делала. И не надеялась уже на успех. Но риск оправдал себя...
  Остальные райдеры не поверили своим глазам при виде этого смертельного и красивого падения запаниковали больше прежнего, больше не веря в свои силы. А когда они увидели главаря и его дракона мертвыми, то суеверный ужас вселился в их души и всадники поспешили удалиться, оставив, Иру одну с ее победой. Этот бой был для них проигран.
  Когда Дима каким-то чудом отыскал это место и приземлил Трибунала немного поодаль, он увидел несколько трупов, бездыханного ящера и лежащую на месте Волю с закрытыми глазами. Что-то екнуло у него внутри. Юноша боялся, что опоздал, и произошло нечто ужасное. Но он не рискнул подходить ближе верхом на Трибунале и потому побежал со всех ног, спешившись.
  Его приближение первой почуяла Воля и открыла свои белые, пока еще слепые глаза. Ей оставалось всего несколько минут находиться в таком состояние. Ира лежала на животе сверху, устало свесившись и влюбленно наблюдая за тем, как тренер спешил к ней навстречу. Разглядев девушку на фоне неба, Дима наконец-то смог замедлиться и позволил себе немного отдышаться. Вопросов задавать ему не хотелось. Ира ласково смотрела в его лицо, и этого было достаточно.
  Тренер недолго думая залез по передней лапе Воли наверх и по-дружески коснулся руки Ирины. Она ответила ему крепким и нежным пожатием, после чего не сдержала эмоций и снова чуть не расплакалась.
  - Я стала такой сентиментальной, - сквозь смех и слезы пожаловалась она, краснея.
  - Главное, что у тебя все в порядке, - с облегчением вздохнул юноша.
  - Спасибо, что поверил в меня... - виновато потупившись, сказала она, - я больше не хочу тебя отпускать. Я буду во всем тебя слушаться, честно-честно!
  - Хорошо, - кивнул Дима, - полетели обратно?
  - Да, полетели домой, - уверенно сказала она.
  
  Краснополянск встречал их летней жарой. Бока домов нагрелись за весь день на палящем солнце и теперь отдавали тепло с удвоенной силой. Вечер казался пыльным и тошнотворным, но Ирина все равно была счастлива. Она была счастлива въехать в свой родной город не в качестве врага или преступника, а как свободный человек. Ей хотелось поскорее увидеть своих родных и близких, коснуться любимых вещей руками, забыть обо всем ужасе, который с нею произошел. Это было теперь в прошлом и не должно было повториться.
  Ира, затаив дыхание, въехала во двор клуба одной из первых, неспособная сдержать своих эмоций. Она ходила по родным местам, жадно поглощая их глазами, и вспоминала молодость. Всего год прошел ведь... а здесь почти ничего не изменилось. Как же ей хотелось поскорее заскочить в казармы, вспомнить свое прошлое, вдохнуть этот воздух полной грудью.
  - Сегодня я ночую здесь, - объявил Дима, - уже девять вечера, нужно успеть накормить всех драконов, почистить амуницию, убраться у некоторых в ангарах. Есть еще те, кто в силах помочь мне?
  - Да, конечно! - откликнулось несколько сонливых голосов.
  - Димочка, можно я домой сегодня? Меня заждались уже, я обещала еще вчера вернуться, - подскочила к нему какая-то девчушка.
  - А можно я тоже домой сейчас? Нужно кое-что быстро сделать и я через час вернусь.
  - Да, конечно, идите кому куда нужно. Лишь бы хотя бы шесть человек осталось.
  - Будет тебе целых десять! - выкрикнул кто-то весело из толпы.
  - Отлично, - кивнул тренер и повел Трибунала на свое место.
  Он выглядел безумно уставшим и Ира прекрасно его понимала. Столько всего произошло за это время и за последние сутки... она тоже живого места на себе не чувствовала. Однако, поставив Волю в ее ангар, Ира быстро отыскала друга в коридорах.
  - Я тоже сегодня здесь останусь, - решительно сказала она.
  - С чего это? А как же твои родители? - немного удивился он.
  - Они же все равно не знают, что мы именно сегодня прилетели. Подождут до завтра. Я сегодня не настроена видеть их слезы... - она смутилась, представив себе это.
  - Ну как хочешь, - слегка недоуменно пожал плечами тренер, - тогда ты тоже должна будешь мне помочь с уборкой.
  - Конечно, с огромной радостью, - заверила его девушка, - пойду только разгружу корм Воле в ангар. Ее по-прежнему боятся сторожа?
  - Да, есть такое. Обычно я или кто-то из спортсменов у нее убирается или кормит, - вяло улыбнулся Дима, - беги уже. Дел тут непочатый край. А завтра домой.
  Но не только родительские эмоции заставляли Ирину остаться в клубе на ночь. Она вспоминала свои сны и понимала, что без помощи тренера не справится с ними. Во-первых, она решила трудом перебить свой сон, а во-вторых надеялась, что, в крайнем случае, Дима сможет остановить ее от необдуманных поступков. Все-таки он привык уже к этим странным припадкам и потому всегда искоса на всякий случай следил за своей воспитанницей. Ей так было спокойнее и на душе даже немного повеселело.
  Примерно в час ночи Диме снова кто-то позвонил. Он уже еле волочил ноги и руки его не поднимались, но все-таки поднести трубку к уху юноша смог. Ирина валялась на полу без сил неподалеку и внимательно прислушалась.
  - Это просто замечательно, - положил он сотовый обратно в карман.
  - Чего-с? - спросила девушка.
  - Белла планирует на неделе к нам вернуться. Не знаю, выздоровела она там или нет, но ей не сидится в этой больнице. Вика, правда, должна еще немного там задержаться. Ах, черт... мне же еще их родителям звонить надо... вот черт...
  Ира прекрасно понимала, почему его так расстроила эта мысль. Ответственность. И избежать этого бедняга не мог. Но жалей не жалей, а ничем тут не поможешь. Тренер должен сделать это сам. Ира мысленно ощупала свои конечности и поняла, что сил ей хватит только на то, чтобы доползти до казармы.
  - Иди спать уже, чего маешься? - как будто прочел ее мысли Дима.
  - Я не могу спать, - машинально ответила она.
  - Боишься припадков? - понимающе спросил он.
  - Угу, - кивнула Ирина, - нужно что-то придумать. У меня прямо глаза слипаются. Боюсь, я снова не замечу, как усну и убью тебя.
  - Не убьешь, - заверил ее Дима, - я сам скоро умру от перегрузки.
  - Так поспи, - эхом откликнулась она.
  - Не могу. Не все еще сделано, - затем он немного подумал и присел рядом с нею, - немного отдохну и продолжу.
  Ира мысленно улыбнулась. Она знала, что теперь-то он не встанет. Организм - хитрая штука. Но зато ей теперь не так совестно было валяться на полу.
  - Дима, - вдруг дрогнувшим голосом окликнула она друга, - мне кажется, он снова здесь.
  Она лишь краем глаза видела силуэт Вальтера в конце коридора, но была уверенна, что это точно он. Ее нервы натянулись, но мышцы не слушались.
  Как и ожидалось, тренер никого не видел, но поверил ей. Он положил девушке руку на лоб и выждал некоторое время.
  - Помогло? - спросил он.
  - Эм... может быть, - протянула Ирина, - он ушел. Но не испарился. Вдруг он вернется?
  - Не вернется. Я тут, - он ухмыльнулся.
  Ира тоже нервно рассмеялась. Они хохотали так несколько минут, после чего снова затихли и стали засыпать на месте.
  - Это просто удивительно как ты благотворно влияешь на мою шизофрению, - промямлила девушка, - и Драконис-Персона и глюки отпугиваешь. Неужели это только из-за твоих экспериментов молодости?
  - Кто знает, - откликнулся тот.
  Ира скосила глаза и поняла, что тренер уже давно сидел с закрытыми глазами и стремительно погружался в сон. Она нежно улыбнулась и захотела последовать его примеру, но упорно пыталась бороться с собой.
  - Дима, ты не сможешь так всю ночь сидеть рядом. Иди в тренерскую, - предложила она.
  - Смогу, - бросил он.
  - Я усну и убью тебя, - повторила девушка, погружаясь в какое-то марево.
  - Убивай, - и он тут же заснул крепко и глубоко, посапывая как ребенок.
  Ира продержалась едва ли дольше него. После короткого умиления этим удивительным человеком, она тоже закрыла на секунду глаза... и проспала до самого утра.
  
  Это была самая спокойная ночь за все последние дни. Ирина хорошо выспалась, была полна сил и оптимизма. Она сладко потянулась, обнаружила, что Димы рядом уже не было. Ей стало немного совестно, что они вот так развалились тут... вдруг их кто-то видел? Могли подумать что-нибудь не то.
  Немного смутившись и улыбнувшись своим мыслям, девушка вышла на солнце. Было еще только утро, а небесное светило жарило уже как в Сахаре. Ира тяжело вздохнула, устав от этой духоты и пошла искать тренера, чтобы объявить ему, что она идет домой.
  Дима с радостью дал ей выходной на неделю, но девушка заверила его, что вернется к драконам уже через пару дней. Она не могла жить без своей любимой Воли ни дня больше.
  Дома ее ждала самая настоящая драматическая сцена со слезами и торжеством. Родители были так счастливы, что этого невозможно описать ни словами, ни мыслями. Они долго не отпускали дочь от себя, расспрашивая у нее все подробности, по очереди пуская слезу и обнимая-обнимая-обнимая ее как будто бы наверстывая все упущенные за год нежности. Ирина тоже была безумно рада оказаться дома, увидеть их лица, прикасаться к ним и потому два дня пролетели как одно мгновение.
  Однако девушка вдруг поняла, что не может спать по ночам. В первый раз она сослалась на массу сильных эмоций, которые отодвинули сон в сторону, но во второй раз ее посетила какая-то необоснованная тревожность, подкрепленная шепотом несуществующих гостей. Ирина попросила родителей убрать все зеркала из ее комнаты, но покоя ей это не прибавило.
  Драконис-Персона и так появлялась то тут, то там, поглядывая на девушку со стороны и болтая ножками. Вальтер к ней больше не являлся. Но Ира боялась, что это только временно.
  Повышенная тревожность не проходила и днем. Бедняга совсем не могла расслабиться и изматывалась сильнее, чем от тяжелой работы. Она срочно возобновила занятия в клубе и занималась по общей программе, но ничего не изменилось.
  Встревоженные родители решили обратиться к психологу и Ира нехотя согласилась. Ей этих психологов и всего, что связано с психиатрией за год по горло хватило. Но чтобы не расстраивать родителей она пришла на прием. Рассказывать всей правды не хотелось, и потому между ними возникли очень напряженные отношения. Врач убеждал девушку, что не сможет ее излечить, если она не откроется ему, а Ира в свою очередь косила под дурочку и виновато пожимала плечам. Не говорить же ему, сколько людей она убила сама и сколько смертей успела увидеть. Никому этого не нужно знать... пусть все живут в приятном неведении.
  В результате она попыталась решить проблему самостоятельно и ночевала в клубе в казарме. Но там ее доставала Марра со своими придирками и издевками. Один раз они даже сцепились, но драка не успела развиться. Ее пресекли на корню Глеб с Димой. Они оба следили за девушками и не позволяли им пересекаться. Но все было тщетно. То и дело вспышки случались, но еще ни разу не доводились до логического конца.
  А когда однажды ночью возобновились кошмарные сны, связанные с "Артемидой" и убийством Димы к Ире и вовсе вернулась ее прежняя паранойя. Она жалобно бегала по десять раз за ночь в тренерскую, чтобы убедиться, что не ранила его и устало начинала делать что-нибудь чтобы не засыпать. Иногда она открывала глаза и думала, что снова находится в палате или доме Вальтера. Тогда ее сердце жалобно падало вниз, и страх наваливался на плечи. Ирина уже не хотела жаловаться обо всем Диме, но он и так догадывался о причинах ее измотанного состояния.
  - Как часто ты пользовалась Драконис-Персона, - с деловым видом спрашивал он.
  - По несколько раз в сутки, - честно признавалась девушка, - хотя в последние дни я вообще из него почти не выходила.
  - Да, это сильно ударило по твоей психике, - хмурился тренер, - ты же помнишь, чем это заканчивается.
  - Да, конечно, - обреченно кивала Ира, - я свихнусь, да?
  - К сожалению да, - и этот приговор повис в воздухе.
  Они оба знали правду и не скрывали ее. Не было смысла в этом. Дима не сводил сочувствующих глаз с лица Ирины, а она в свою очередь не хотела поднимать свой взор на него. Было тяжело осознавать, что конец ближе, чем хотелось бы.
  - Скорее всего, я не доживу и до тридцати лет, - поделилась своими подозрениями Ирина.
  - Мне тоже так кажется, - все так же честно согласился с нею юноша и уже спокойнее уперся руками в стол, - но не будем раскисать. Понаблюдаем вместе за твоим сумасшествием?
  - Ты очень оптимистичен, - невольно улыбнулась Ирина, хотя и ей уже давно не хотелось впадать в депрессию.
  Устала она от этого. Если что-то неизбежно - проще, наверное, с этим смириться. Но удивительно, что Дима так спокойно реагировал на этот факт. Вроде бы он всегда больше Ирины переживал за все ее проблемы, а тут... и на душе у девушки потеплело. Он так хорошо ее понимал, так чутко видел, что и в какой момент ей хочется сделать, что Ира до сих пор поражалась, как у них еще не завязался...
  - Но глупые мысли в стороны! - подняла однажды указательный палец к небу она, разговаривая с Беллой.
  Подруга вернулась, как и обещала, на той же неделе, когда позвонила тренеру. У них с Ириной было много тем для общения, но больше всего их обеих взволновал результат психолога. Его решение немного шокировало родителей Иры, но они были вынуждены согласиться на этот шаг. Хотя расставаться с дочерью после такой долгой разлуки им не хотелось.
  - Поскольку мои страшные сны об убийстве друга уже никогда не пройдут, но их можно на время утихомирить, мой врач назначил мне лечение, которому я не могу не обрадоваться, как девушка, - и ее щеки вспыхнули румянцем поверх болезненной белизны и результатов недосыпа, - временно я буду жить в одном доме с Дмитрием Жанновичем и его отцом. По словам психолога это поможет мне убедить мое подсознание, что с другом все в порядке, если я буду видеть его каждое утро здоровым и живым. И тогда мой мозг наконец-то сможет успокоиться и отдохнуть.
  Изабель иронично присвистнула. Чего тут еще можно добавить?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"