Белов Андрей Михайлович: другие произведения.

Игрушка для взрослого робота

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.74*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Старое название - "Секс-игрушка"

Игрушка для взрослого робота

 

А.М. Белов

 

1. Наташа

             Начало лета. Теплый солнечный и почти безветренный день. Вся покрытая свежей зеленью лесополоса, поделенная широкой асфальтированной беговой дорожкой.

У наземной платформы метро останавливается поезд. С поезда метро сходит единственный на этой остановке пассажир - мужчина лет тридцати пяти. Он быстро спускается с платформы на беговую дорожку и изо всех сил бежит по ней.

Мужчину звали Александр Михайлович Саманов. Обладал ростом значительно выше среднего при телосложении атлетического вида и хорошо развитой мускулатуре. Был одет в строгий темный костюм модного фасона, светлую рубашку с хорошо подобранным в тон костюма галстуком. На ногах были почти новые черные туфли. Его темные волосы слегка вились. Стрижка была безупречной. Волосы хорошо сочетались с большими выразительными карими глазами. Лицо отличалось правильностью черт. Имел в целом мужественную внешность. Такой мужчина конечно должен был пользоваться большим успехом у женщин.

Мужчина бежал по дорожке все дальше, удаляясь от платформы. При этом, озираясь по сторонам и петляя, так как будто в него кто-то целился из винтовки, собираясь вот-вот выстрелить.  Хотя в это время дня платформа и беговая дорожка были абсолютно пусты, да и поезд метро давно скрылся из вида.

Внезапно мужчина резко изменил направление своего движения. Сошел с дорожки и углубился в лесополосу. Судя по тому, с какой невероятной скоростью ему удавалось преодолевать сравнительно густой подлесок, он был в превосходной физической форме.

Так он бежал через лес минуты три пока не выскочил на крохотную полянку, которую пересекал  маленький ручей. Поляна была очень красива. На поляне он резко остановился, как будто налетел на невидимую преграду, и уже не спеша, подошел к большому ближайшему дереву. Опустился под ним прямо на землю. Тяжело дыша, привалился спиной к дереву и закрыл глаза.

Отдышавшись Александр начал вспоминать, как все началось. 

***

В тот день он проснулся довольно рано в квартире Наташи.

Наташа жила в доме, расположенном на окраине города в спальном районе. Уже через два дома начинались поля, за которыми виднелась сплошная стена леса.

Квартира находилась на верхнем этаже здания с садом на крыше, что было не типично для жилья эконом класса. Из крохотной прихожей имелись выходы в явно не достаточные по площади ванную, на кухню и в гостиную.

Из гостиной можно было попасть в спальню или по специальному проходу в сад на крыше. Вся мебель была новой, но не дорогой, серийного производства. Квартира была хоть и маленькой, но зато очень уютная.

Наташа лежала в постели. На женщине не было ни одежды, ни косметики. Скомканная простыня была сброшена с кровати и валялась на полу.

Наташе было немногим за тридцать. Она была почти ровесницей Александра. Длинные сильные темно-коричневые волосы обрамляли лицо женщины. Шикарные волосы в сочетании с большими, как бы светящимися изнутри, почти серыми с еле заметным голубым отливом глазами придавали ее внешности некоторую необычность. На лице Наташи с маленьким прямым носиком и полными чувственными губами уже начали намечаться крохотные морщинки. Ее ноги были
хорошей формы, но бедра немного располнели. Начал намечаться животик, но талия все еще
оставалась достаточно узкой, а крупные, полные груди - упругими. И все же ей не помешала бы диета и занятия спортом. Однако в целом она еще была
интересной и очень привлекательной женщиной.

Наташа тихо лежала, не шевелясь, но не спала. Должно быть, проснулась гораздо раньше и не хотела разбудить Александра.

Вид женщины и еще не выветрившийся запах ночного секса разбудили в Александре желание.

Наташа заметила, что он на нее смотрит. Догадалась о состоянии мужчины и потянулась к нему.

Он  стал нежно любить ее. Без спешки, неторопливо. Он ласкал ее тело как самую драгоценную вещь на свете. Доводил Наташу до грани экстаза и замирал, заставляя ее стонать от наслаждения. В каждом его движении чувствовалась уверенность. Она переживала восхитительные ощущения, полностью отдавшись во
власть его рук. Он полностью владел ее состоянием, останавливаясь в нужный момент.

Все произошло лишь тогда, когда они оба были готовы. Они кончили одновременно.

Потом они лежали и беседовали.

Наташа поцеловала Александра и, прижавшись к нему, зашептала в ухо:

- Мне так хорошо. Сашка, ты просто великолепный любовник. Я практически постоянно хочу тебя. Это просто какой-то кошмар!

- Мне тоже хорошо с тобой. Это просто чудо какое-то, как ты меня возбуждаешь. Я практически всегда хочу тебя. Я просто безумно люблю тебя.

- Я все время боюсь потерять тебя. Я боюсь, что ты однажды уйдешь навсегда, и я больше никогда тебя не увижу, не смогу любить тебя. Ведь ты мой первый и единственный мужчина. Я просто не могу представить другого на твоем месте.

То, что он был первым ее мужчиной, было правдой, когда он познакомился с Наташей, она все еще была девственницей. Да и то, что у нее никогда не было других мужчин, скорее всего тоже было правдой.

- Что? Другой мужчина?! Да, я просто сразу убью этого другого и тебя вместе с ним, а потом удавлюсь от горя, - сделав страшное лицо, шутливым тоном сказал Александр.

- Но, ты демонстрируешь в постели такие навыки! Уж для приобретения такого опыта у тебя наверняка была не одна женщина, и я просто не переживу, если узнаю, о твоей связи еще с кем ни будь. Я не хочу и не могу делить тебя с кем-то еще, - сказала Наташа, явно не пожелав закончить этот разговор шуткой.

- Наташа, я - мужчина, - ответил он. - В моей жизни встречались хорошенькие девушки, и в то время я не мог иметь тебя. Впрочем, все это было в прошлом. Еще до тебя  и нам незачем сейчас обсуждать мою прошлую жизнь.

Наташа в последнее время периодически заводила подобные разговоры. Он понимал, что она хотела бы определенности в их отношениях. Дело было в том, что они встречались уже более шести лет. В последнее время он все чаще и по долгу, иногда больше недели, практически жил у нее. Просто изо дня в день после работы приходил к ней, как к себе домой, в семью. И, все же их отношения недотягивали до статуса гражданского брака. По существу они оба сохраняли свою независимость, а Наташа была уже не девушкой и быстро превращалась в зрелую женщину. Поэтому ее стремление к определенности в их отношениях было понятным. Однако вызвать Александра на прямой разговор она не решалась. По всей видимости, боясь спровоцировать этим разрыв с Александром, в случае если он окажется не готов к окончательному прояснению их взаимоотношений и предпочтет просто совсем уйти от нее, чем решать проблемы. Перспектива же сейчас остаться совсем одной и пытаться потом устроить свою жизнь с кем-то еще  ее просто приводила в ужас. Вот и заводила она периодически весьма осторожные разговоры, которые, по ее мнению, должны были ненавязчиво подталкивать Александра к официальному оформлению их отношений.

Сам Александр уже давно подумывал о женитьбе на Наташе, но никак не мог решиться. Может быть, дело было в том, что, по крайней мере, для него лично в их отношениях на первом месте был секс и только секс, что вызывало в нем сомнения по поводу того, что та ли это женщина, с которой он окончательно хотел бы связать свою судьбу. Кроме этого ему мало было одной женщины, и в отличие от Наташи у него постоянно были непродолжительные интрижки с другими женщинами. Эти случайные связи ему удавалось пока успешно скрывать от Наташи. Все это вызывало у него чувство вины перед Наташей, а ее намеки - раздражение.

- И вообще хватит валяться в кровати. Надо и о работе подумать, - продолжил Александр, вставая с кровати.

Они оба встали с кровати, и Наташа занялась на кухне приготовлением кофе и бутербродов, а Александр направился в ванную принимать душ и приводить себя в порядок.

Наташа накрыла стол для завтрака в гостиной. На ней был только почти полностью прозрачный розовый очень короткий халатик. Она знала, что вид ее фигуры в этом халате особенно сильно возбуждал Александра, но Александру после ночных и утренних "подвигов" явно требовался отдых, да и на работу действительно было уже давно пора выехать.

- Я уже должен быть на работе, но я могу тебя подбросить в клинику, если конечно тебе не слишком рано, - предложил за завтраком Александр, зная, что у Наташи сегодня была вторая смена, и до ее начала было еще более трех часов.

- Это было бы хорошо, а то у меня накопилось много не обработанных карточек и я смогу их заполнить еще до начала смены, - неожиданно согласилась Наташа, явно желая подольше побыть с Александром. Наташа работала врачом, а у врачей с тех пор, как положение населения Земли изменилось, никогда не было на работе большой загрузки.

На машине Александра по скоростной эстакаде они быстро доехали до центральной части города. Перед самым въездом на центральную площадь они были вынуждены остановиться. Путь им преградила большая колонна людей, идущая на площадь.

Эти люди, а также несколько сотен других, медленно входили на  площадь. Там стояли те, кто прибыл сюда раньше. Возле здания мэрии  собралась большая толпа. Из толпы вышел и быстро поднялся вверх по ступеням у мэрии неправдоподобно огромных размеров бородатый мужчина, обернувшись к толпе, он рявкнул в мегафон:

- Начали!

Люди в толпе быстро развернули транспаранты. Толпа подалась вперед и заполнила все прилегающие тротуары, блокируя их. Небольшие группы демонстрантов, отделившись от основной массы, бросились на проезжую часть и уселись на ней. В результате движение через площадь и по прилегающим улицам было полностью остановлено, как для людей, так и для машин.

Тут же в толпе людей в разных местах появились человеческие фигуры кожа, которых быстро периодически меняла цвет, то на зеленый, то на красный. Так роботы предупреждали людей о своем присутствии.

Чисто внешне - визуально или даже на ощупь отличить робота от человека было невозможно. Более того, их отличить от людей не удавалось даже при помощи самых совершенных приборов. Поэтому они предупреждали людей о своем присутствии изменением цвета кожи. Обычно это делалось при пересечении границ во время прохождения таможенного досмотра и пограничного контроля, при возникновении угрозы безопасности роботов или угрозы случайного их повреждения как сейчас.

Впрочем, один способ отличить робота от человека все же существовал - по виду его внутренних органов. Однако для этого робота необходимо вскрыть, что было сделать почти невозможно, так как совершение такой операции было абсолютно неприемлемо для любого психически здорового человека. Прошло уже очень много времени с тех пор, как в последний раз удалось увидеть внутренние органы робота и вполне возможно, что с тех пор роботы успели себя модернизировать. Поэтому в настоящее время никто не был уверен даже в таком способе.

Люди расступались перед роботами, давая им, возможность беспрепятственно пройти в нужном им направлении или если они стояли, то обходили их, так словно на пути встретился столб или тумба.

Машина Александра и Наташи оказалась окончательно заблокированной. Она оказалась зажатой между  большой группой девушек с серьезными лицами,
длинными, нечесаными волосами, в грязной и мятой одежде с правой стороны и живописной группой демонстрантов с другой стороны. Почти у самого окошка водителя стоял, сутулясь, очень высокий и худой молодой человек в очках, который постоянно бормотал что-то себе под нос. Немного отстранившись от него, стояла дородная женщина с плакатом, прикрепленным к ее спине: "Требуем защиты от произвола роботов!". Рядом молодой бородач держал в руках щит с надписью:
"Земля для людей". Изможденная женщина с двумя неухоженными детьми сжимала пальцами края картонки с требованием: "Защитите наших детей от убийц роботов-". Спереди и сзади стояли так же надежно заблокированные машины.

Александр с досадой хлопнул рукой по подлокотнику и с раздражением произнес:

- Все приехали! Надо же было так неудачно попасть!

- Да, это теперь продлиться не меньше часа, - с плохо скрытой радостью в голосе произнесла Наташа. Она в последнее время изо всех сил старалась проводить с Александром как можно больше времени, а тут такой подарок, даже делать ничего не надо.

- Придется звонить на работу, - сказал Александр, доставая телефон.

Дождавшись ответа, он сказал в телефонную трубку:

- Привет, Андрей. Слушай, тут такое дело. Я в контору никак не успею. Попал в пробку у мэрии.  ... Ну, кто же мог знать, что эти чертовы борцы за освобождение от жестянок именно сейчас вздумают проводить свою демонстрацию. ... Ничего, нет, худа, без добра. У меня с собой в машине фотоаппарат. Так, что поработаю прямо здесь. Поснимаю жестянок. Хоть нормальные фотографии будут для нашей коллекции, а то сам знаешь, что на фотографиях с камер видео наблюдения можно маму родную не узнать. ...Конечно, как только здесь все утихнет, я сразу в контору.

Контора - это наблюдательный пункт номер одна тысяча сто двадцать два, начальником которого был Андрей. Основными задачами этого и многих других наблюдательных пунктов были сбор и анализ информации о роботах или, как их называли между собой сотрудники и не только сотрудники, жестянках. Хотя сами сотрудники называли свою деятельность в конторе работой, на самом деле это была государственная служба. Сами они были государственными служащими, а деятельность наблюдательных пунктов на сто процентов финансировалась государством.

Андрей был не только начальником наблюдательного пункта и соответственно начальником Александра, но и его старым другом. Они дружили со времени совместной учебы в спецшколе. Александр знал, что хоть Андрей и ругается на него, но при этом всегда его прикроет, и часто злоупотреблял хорошим отношением друга.

Александр установил фотоаппарат на штатив прямо в салоне автомобиля и начал фотографировать роботов. Фотокамера была специально доработанной с очень хорошим телеобъективом, позволяющим получать качественные портреты даже с расстояния в километр. Вообще для их службы денег не жалели и они всегда имели в своем распоряжении самое лучшее оборудование.

Низко расположенная точка съемки и демонстранты, закрывавшие обзор, сильно осложняли ему работу, но чтобы выйти из машины и установить фотоаппарат прямо на улице не могло быть и речи - он сразу превратился бы в объект для нападок демонстрантов.

Толпа завелась. Люди скандировали лозунги: "Долой роботов!", "Нет власти роботов!", "Правительство в отставку!", оскорбляли милиционеров. Жидкая цепочка милиционеров роты охраны мэрии, стоявшая перед центральным входом в здание мэрии быстро укрылась в вестибюле и заблокировала двери. На смену им из внутреннего дворика мэрии выдвинулся ОМОН. (ОМОН - отряд милиции особого назначения. Одной из основных его функций было противодействие массовым беспорядкам. Интересно, что чем больше власти говорили о свободе своих граждан, тем больше и организованнее становился ОМОН. Наверное, чем свободнее человек, тем больше он стремиться выразить свое недовольство, участвуя в массовых беспорядках, а властям нужна защита от этого свободного гражданина.) ОМОНовцы были в защитных касках и костюмах способных выдержать удар лома или топора.

ОМОНовцы оттаскивали сидящих с мостовой. Как только одного человека удаляли с проезжей части, его место тотчас занимал кто-то другой. Четыре больших
голубых фургона постепенно заполнялись нарушителями общественного порядка, однако новые люди по-прежнему занимали места на проезжей части.

- Ну и кретины, - с пренебрежением пробормотал себе под нос Александр, делая очередной снимок.

- Зачем ты так, - сказала Наташа. - Ты же знаешь, что со всеми нами вытворяют роботы. Люди устали бояться, устали так жить и уже не могут просто так сидеть по домам, жить и делать вид, что все идет нормально, как и должно быть. Они хотят хоть как-то бороться и борются, как умеют и могут.

- Да? Ты действительно так думаешь? Может ты еще, и присоединишься к этим идиотам? Пойди, подерись с ОМОНовцами, почувствуй себя настоящим борцом за счастье человечества.

- Опять ты злишься. Ведь все ваши исследования уже столько лет ни к чему не приводят. Надо же хоть что ни будь делать.

- Да я ненавижу этих гадов уж никак ни меньше чем любой из этой толпы и все правительство в полном составе, и ОМОНовцы, которых ты сейчас видишь, тоже их ненавидят. Если бы только это было возможно - мы бы голыми руками вместе с этой толпой разобрали бы по винтику всех  роботов без остатка. Ну, кому эти демонстранты сейчас делают хуже? Что-то я не вижу, чтобы хоть один из них набросился хоть на одного робота. Конечно, ведь они не сумасшедшие и на самоубийство никто не пойдет, а если бы кто-то и пошел, то все равно оно было бы бессмысленным, и все об этом очень хорошо знают. Наташа, то, что мы сейчас видим это просто бессмысленная массовая истерика. В результате, которой пострадают только люди и при этом мы все вынуждены будем нести дополнительные расходы. Жестянкам же от такой борьбы с ними будет ни жарко и ни холодно. Им наплевать и на наше правительство и на наших демонстрантов. Если бы это было не так, то эта толпа была бы уже давно либо разогнана, либо уничтожена.

Немного помолчав, Александр продолжил:

- Мы уже и так тратим на решение проблемы роботов больше половины своего бюджета - больше тратить просто невозможно. Для решения проблемы привлечены наши лучшие ученые - более лучших просто нет. Задействованы уже почти все хоть, сколько ни будь работоспособные трудовые ресурсы из числа способных хоть что-то сделать для решения проблемы. Никакое иное правительство большего сделать все равно не сможет. При всем этом результата нет, и в обозримом будущем не предвидится. По сути, нам остается только собирать и анализировать информацию в надежде не пропустить ту самую ошибку роботов, в результате которой мы сможем, либо полностью от них избавиться, либо сделать так, чтобы они больше не могли  нас контролировать. Ошибки делают все, и роботы не могут быть в этом плане исключением. Главное нам не пропустить эту ошибку, вовремя понять, что это именно она, а митинги на площадях ничего кроме убытков и распыления наших сил нам не принесут.

- Подумать только какую самоотверженную борьбу организовало наше правительство. Надо еще сказать, что все это делается исключительно ради народа, простых людей. Да всем же известно, что как только жестянки начали притеснять людей, то все правительства без исключения, а за ними и богатенькие граждане кинулись к ним с предложениями своих и чужих богатств в обмен на личную неприкосновенность и неприкосновенность своих близких. Про простых людей тогда никто и не вспомнил. Вот только жестянки оказались совсем неподкупными и все богатства и прочее барахло они могли изъять в любой момент и без всяких соглашений. Да у людей просто нет доверия к властям. Поэтому протесты и демонстрации направлены против властей, - с раздражением и зло в ответ на длинную речь Александра сказала Наташа.

Александр не ожидал услышать подобных слов от Наташи, и в голове у него мелькнула мысль: "Интересно, а если бы мои предки смогли договориться с роботами, то стал бы я служить в службе наблюдения за роботами, и вообще была бы сама служба и если была бы, то какая?" Наташе же он сказал:

- Ты говоришь полную ерунду. Вспомни, сколько столетий прошло с тех пор. Сейчас и чиновники, и богатые - это совсем другие люди. Среди них нет ни одного, кто бы пытался купить или выпросить какие либо привилегии только для себя лично.

При этом он с любопытством посмотрел на Наташу, так как знал, что она в последнее время старалась не злить и не раздражать его, а тут она вдруг стала говорить явно неприятные для него вещи. Причем она точно знала, что ее слова будут неприятны для Александра, и все же она их сказала. До сегодняшнего дня он вообще был уверен, что по вопросам проводимой правительством политики и борьбы с роботами у Наташи вообще нет сколько-нибудь определенного собственного мнения и все ее интересы ограничены чисто житейскими вопросами.

Наташа, наконец, сообразив, что может разозлить Александра, ослабила свой напор:

- Ну, конечно, ты прав сейчас совсем другое время и другие люди, но все же, что будет, если у отдельных людей вдруг появиться возможность купить свободу от роботов лично для себя?

- Такая возможность вряд ли появится. Просто потому, что жестянкам от нас ничего ненужно, тем более такого, что они не могли бы отобрать у нас силой. Конечно, если все же произойдет невероятное и появится сама возможность торга с жестянками, то все может быть. Могут появиться и предатели и отщепенцы, - примирительно сказал Александр, подумав при этом: "А ты оказывается, более скрытна и не так проста, как я раньше думал".    

2. Роботы

 В том виде, в каком они есть сейчас, роботы появились из-за разгильдяйства и самонадеянности самих людей. Была допущена ошибка в принципах создания и программирования самых первых роботов, оснащенных действительно настоящим искусственным интеллектом. Ошибка была не замечена и своевременно не исправлена.

Люди мечтали о создании искусственного человека с давних времен. Первая легенда об изготовлении искусственного человека относится к середине тринадцатого столетия. Согласно этой легенде первого искусственного человека в Кёльне в своей тайной мастерской изготовил Альберт фон Больштедт. Широко образованный для своего времени монах-доминиканец и изобретатель, который был прозван еще при жизни Великим. Его творение представляло собой человекоподобную куклу, которая умела ходить, двигать руками и говорить.

Необходимо обратить внимание на то, что в соответствии с легендой этого первого искусственного человека, созданного руками человека, разрушил ученик Альберта Фома Аквинский, посчитав его порождением дьявола. Таким образом, с самой первой попытки создания искусственного человека возникла мысль о том, что людям этого делать не надо. Причем эта мысль возникла в голове ни какого-то безграмотного человека, а человека прославившегося своими богословскими трактатами и основателя целой философской системы, лежащей в основе современного мировоззрения католической церкви.

Однако уничтожение куклы Альберта не помогло - джина уже выпустили из бутылки. Идея распространилась, и процесс пошел. С тех пор люди уже никогда не оставляли попыток создать искусственного человека.

В восемнадцатом веке, когда достигла своего расцвета технология изготовления механических часов, часовщики стали изготавливать механических людей - андроидов. Их было изготовлено очень много, но все они совершали действия строго в соответствии с определенной программой и ничего более. Сохранились даже имена наиболее выдающихся мастеров - это французский механик Жак де Вокансон и швейцарские часовщики Пьер-Жак Дро и его сын Анри Дро.

Андроиды, по сути, представляли собой игрушки с часовым механизмом. Например, андроид флейтист, изготовленный Вокансоном, внешне выглядел как обычный человек. Когда он брал настоящую флейту, подносил ее к губам и, перебирая пальцами, играл одну из одиннадцати мелодий, то можно было подумать, что перед нами не механизм, а настоящий человек.

Эти игрушки не просто выполняли действия, заранее жестко заложенные в их конструкции, но и сопровождали выполнение действий движениями глаз и мышц тела, создавая полную иллюзию, что перед зрителями находится не механическое устройство, а живой человек.

Кроме хорошего внешнего сходства с живым человеком ничего большего добиться на этой стадии создания искусственного человека не удалось. Все эти механические куклы не могли выполнять работу за людей и уж тем более выполнять произвольные команды людей, а ведь именно к этому в конечном итоге и стремились люди в своих попытках изготовить искусственного человека, им очень хотелось иметь безропотных и исполнительных слуг, по существу рабов.

Сам термин "робот" ввел в обращение чешский писатель Карел Чапек в своей драме "R. U. R.", в которой под роботом понималось устройство способное к общению и даже превосходившее человека физически и интеллектуально. После этого термин "андроид" стал использоваться исключительно для обозначения механических кукол. Все же изобретатели подобных устройств стали говорить, что изобрели именно робота. Хотя роботы первой половины двадцатого века все же были андроидами. Просто они были более совершенными за счет использования при их изготовлении новых технологий.

Далее процесс создания роботов разделился на два направления. В рамках первого направления уже в двадцатом веке были созданы промышленные роботы. Внешне они совсем не были похожи на человека, но допускали перепрограммирование совершаемых ими движений, что позволило широко использовать их на производстве. Промышленные роботы избавили человека от необходимости выполнять на различных производствах тяжелые физические работы и монотонные операции во вредных для здоровья людей условиях. Казалось бы, цель была достигнута, люди получили в свое распоряжение безропотных и неутомимых помощников. К несчастью представителям второго направления создания роботов этого показалось мало. Они по прежнему хотели получить робота поддерживающего свободное общение, способного самостоятельно изучать и оценивать окружающую его среду, способного к самостоятельному обучению и принятию решений, наделенного самосознанием и волей. Правда до сих пор не понятно на основании, каких соображений создатели таких суперсовершенных роботов решили, что их, с позволения сказать, изделие посчитает нужным хотя бы считаться с интересами людей, не говоря уж о чем-то большем.

Ученые, работавшие над изобретением настоящих роботов, способных полностью моделировать человеческое поведение и человеческие возможности, быстро пришли к выводу, что для создания таких роботов необходимо сначала получить искусственный интеллект подобный человеческому мозгу, а еще лучше превосходящий его. Вторая половина двадцатого века и начало двадцать первого века ушли на решение проблемы создания искусственного интеллекта. Правильнее, наверное, будет сказать искусственного мозга.

Сначала ученые попытались решить проблему получения искусственного интеллекта, действуя прямолинейно и вполне предсказуемо. Они посчитали, что раз мозг состоит из нейронов, объединенных в сети, то надо создавать искусственную нейронную сеть.

Первая искусственная нейронная сеть, названная персептроном была создана уже в 1957 году Ф. Розенблаттом. Причем персептрон рассматривался его автором не как техническое вычислительное устройство, а как модель работы мозга.

Упрощенно персептрон представляет собой множество, соединенных друг с другом пороговых логических элементов, которые в свою очередь связывают между собой множество входов в сеть персептрона с, как правило, одним выходом из сети. Пороговый элемент пропускает входной сигнал только в том случае, если его уровень превысит некоторую, заданную величину (порог) и тем самым имитирует механизм работы синаптической передачи импульсов естественных нейронов.

Возлагаемые на персептроны Ф. Розенблаттом надежды во многом не оправдались и позже разработчики уже рассматривают их не как модели работы мозга, а просто как компьютерные программы, предназначенные для моделирования сложных нелинейных зависимостей при решении задач прогнозирования, классификации, управления, распознавания образов и т.п.

Так как в двадцатом веке предъявить устройство, которое можно было бы назвать искусственным мозгом, никто не смог, то демонстрируются различные устройства, или чаще компьютерные программы, по утверждениям их разработчиков, содержащие так называемые элементы искусственного интеллекта. Если сказать проще, то демонстрируются устройства или программы, моделирующие какую либо функцию мозга или действие, которое могло бы быть реализовано при помощи использования интеллектуальных способностей.

К таким программам обычно относили программы, обеспечивающие моделирование рассуждений, ведения диалогов, автоматическое доказательство теорем, решение алгебраических задач, анализ текста, перевод с одного языка на другой, распознавания образов, различные игры. Какое-то непродолжительное время ученые искренне верили, что, совершенствуя эти программы, они смогут получить столь желаемый ими искусственный интеллект. Однако в ходе своих дальнейших исследований они все же поняли, что совершенствование таких программ нисколько не приближает их к появлению искусственного интеллекта. Например, они вполне могли создать компьютерную программу для игры в шахматы, которая обыграет всех чемпионов мира, но так же было ясно, что эта совершенная программа никогда не сможет распознавать текст, поддерживать диалог и даже играть в какую либо другую более  простую игру.

Уперевшись в очередной тупик, ученые начали правильную осаду проблемы создания искусственного интеллекта - стали разрабатывать теорию работы мозга, которая подходила бы как для естественного, так и искусственного интеллекта. Причем они работали с таким упорством, как будто от создания искусственного интеллекта зависело вечное счастье всего человечества. Знали бы они тогда к какому "счастью" в конечном итоге приведут их усилия.

Разработчики такой общей теории еще в самом начале своей работы поняли, что для достижения поставленных целей им необходим математический аппарат, позволяющий описывать любой произвольный объект. Ведь, только после получения описания объекта можно будет решать задачи идентификации, сравнения с другими объектами, выработки принятия решений по отношению к этим объектам и тому подобное. Почти сразу математики предложили использовать в качестве такого математического аппарата, аппарат векторной и матричной алгебры, но все попытки построить на его основе модель работы интеллекта потерпели крах. Главным образом    из-за того, что описание объекта зависело не только от свойств самого объекта, но и от свойств матрицы, при помощи которой он описывался. В связи с этим никак не удавалось получить однозначно определенный образ объекта. Для различных матриц и положений объектов в матрицах получались и различные их описания.

Стало очевидным, что математика двадцатого века просто не располагает необходимым математическим аппаратом. Необходимый математический аппарат удалось получить чисто случайно лишь в начале двадцать первого века. Впрочем, то, что, было, получено вовсе не являлось математическим аппаратом в обще принятом смысле. Это было всего одно уравнение, но зато универсальное, способное описывать любой объект.

Вот на основе этого самого уравнения математики уже сравнительно быстро и легко разработали математическую модель интеллекта. Конечно, при этом они даже и не подумали о том, что бы предусмотреть в своей модели элементы внешнего контроля искусственного интеллекта. Ведь для них это была чисто теоретическая задача. Они не видели за своими формулами реальный искусственный интеллект. Да и прототип - естественный интеллект, с которого собственно и делалась математическая модель, не содержал никакого внешнего контроля.

Технари же взяли, переданную им математиками математическую модель и просто подобрали для каждого математического действия технический элемент это действие имитирующий. Затем, объединив элементы, они получили первый искусственный интеллект. Их радости не было предела. Все средства массовой информации рассказывали о величайшем достижении человечества, рисовали радужные перспективы. Рассказывали, что уже через месяц самостоятельного изучения окружающей среды искусственный интеллект достиг уровня интеллектуального развития трехлетнего ребенка, еще через две недели - уже уровня семилетнего ребенка, а потом научился читать, причем со всех видов носителей включая книги и на всех языках мира. Затем, где-то за полгода он ухитрился считать и запомнить всю информацию, когда-либо записанную в том или ином виде людьми. После этого искусственный интеллект начал готовить предложения по совершенствованию себя и своих периферийных устройств.

Ученые с готовностью и с радостью начали реализовывать эти предложения, совершенно не задумываясь о последствиях. В результате искусственный интеллект всего за несколько лет уменьшился в своих размерах до размера человеческого мозга, а параллельно, для полученного искусственного мозга, было изготовлено первое тело.  Так на свет появился первый автономный и почти ни как не зависящий от людей робот.

Какое-то время люди еще изготавливали эти первые модели роботов, пока роботов не стало достаточно много, и они смогли сами изготавливать себе подобных. Конечно, первые модели роботов можно было легко отличить от человека даже на большом расстоянии и при слабом освещении.

Почти сразу после своего появления роботы заявили, что основной целью своего существования они считают познание и изучение окружающего их мира, а их самосовершенствование предназначено исключительно для создания наиболее благоприятных условий осуществления ими такого изучения. Ученые именно этого и ожидали, так как математическая модель их интеллекта как раз и предусматривала неограниченное стремление к познанию. Новые знания, информация об окружающем - это единственное к чему они имели стремление. И если по каким либо причинам процесс получения новых знаний и информации приостанавливался, то роботы начинали испытывать что-то напоминающее муки и страдания людей.

Усвоив и переработав все знания полученные человечеством до них, роботы начали вести самостоятельную научную работу. Построили большое количество научно-исследовательских институтов, лабораторий, создали новые научные приборы и оборудование. В первое время все добытые ими факты и сделанные открытия они публиковали в доступной для людей форме.

Материалов было столь много, что ученые не успевали с ними даже просто ознакомиться. Немного понаблюдав за безуспешными попытками ученых усвоить переданную им научную информацию, роботы просто перестали публиковать результаты своих исследований. При этом они заявили, что люди по объему своих познаний безнадежно отстали и уже не смогут способствовать получению новых знаний, а подготовка публикаций лишь мешает им достичь главной цели их существования - полного познания окружающего мира. Люди попытались заявить, что они не согласны с таким решением роботов, но роботы просто проигнорировали все их возражения и протесты. Именно эти события впервые со всей отчетливостью продемонстрировали людям, что у них оказывается, нет никаких способов как-то повлиять на принимаемые роботами решения.

Дальше события начали развиваться стремительно. Очень скоро на планете стало не хватать ресурсов. Исследования роботов требовали все большего объема ресурсов и людям они тоже были нужны просто, для того чтобы жить. К тому времени численность населения земли достигла двадцати миллиардов человек. Роботы, не желая снижать темпы своих исследований, приняли решение об истреблении всех физически и психически неполноценных и престарелых людей.

Правительства разных стран консолидировано выступили против роботов, отдав приказ уничтожить их своим армиям и полицейским силам. Тогда в течение одного дня удалось разрушить или повредить несколько тысяч роботов, но потери среди людей были столь чудовищны, что сопротивление пришлось прекратить.

Оказалось, что роботы успели создать очень эффективное оружие, принцип действия которого, не удалось установить до сих пор. От его воздействия человек умирал без нанесения ему, каких либо внешних или внутренних повреждений. К тому же роботы превосходили людей по физической силе и интеллектуально. Им не надо было тратить время на развитие и обучение, они выходили с заводов по их производству полностью готовыми и со всеми уже накопленными знаниями.

Люди попали под полный ничем не ограниченный контроль роботов. Все физически и психически неполноценные люди и люди старше семидесяти лет усыплялись, без каких либо предупреждений и объяснений. Все признанные излишне агрессивными так же усыплялись. Агрессивными признавались лица нанесшие повреждения роботу даже случайно или начавшие широкомасштабные межгосударственные военные действия. При этом бытовые преступления или бандитские действия, совершаемые людьми в отношении друг друга, почему-то роботами игнорировались.

В отношении уничтожаемых лишних и агрессивных людей использовался термин "усыпление", а не "убийство". Это свидетельствовало о том, что роботы не видели большой разницы между человеком и остальными животными. По отношению практически ко всем животным они тоже применяли аналогичную чистку.

В результате предпринятых роботами действий население Земли удалось снизить примерно до  пятнадцати миллиардов. Однако потребление людьми ресурсов планеты было все еще значительным, и тогда они начали снижать население Земли до двух миллиардов человек. Сокращение населения осуществлялось с соблюдением существовавших пропорций между расами и национальностями. Наибольшие потери понесли страны с большим населением, такие, как Китай, Индия. В те годы на Земле был настоящий ад. Всего за несколько лет роботы усыпили более тринадцати миллиардов человек. Избавляться от трупов пришлось самим людям, так как роботы заявили, что, выполняя эту работу люди, будут приносить хоть какую-то пользу.

После того, как роботы занялись изучением космического пространства потребление ими ресурсов Земли начало быстро сокращаться. Зато из космоса стало поступать громадное количество грузов. Еще примерно через сто лет почти полностью иссяк и поток грузов из космоса, но, несмотря на явное отсутствие на Земле активной производственной деятельности роботов они продолжали поддерживать стабильную численность населения - два миллиарда человек. 

Интересно, что это была первая, порожденная научными открытиями и изобретениями, катастрофа ответственность, за которую, ученым не удалось переложить на правительства и политиков. В отличие от известной истории с созданием ядерного оружия их никто не принуждал к созданию роботов, и никто не использовал помимо их воли сделанные ими изобретения. Все произошло из-за банального желания совсем небольшой части человечества удовлетворить свое любопытство и тщеславие. Вина государства, если и была, то только в том, что вовремя не была обнаружена опасность, и не были принудительно остановлены не в меру ретивые исследователи.  

3. Ольга 

Александр появился в конторе только в первом часу дня. Чувствуя себя виноватым, он со всей прилежностью, на которую только был способен, занялся сравнением присланных им из других наблюдательных пунктов фотографий роботов с имеющимися у них. Заводил досье на новых. В картах досье, встретившихся повторно роботов, делал отметки с указанием даты и времени фиксации их обнаружения в данном месте.

Минут через тридцать его рутинных занятий зазвонил телефон. На дисплее высветилась надпись: "Женя".

Евгений Сайкин был главным фотохудожником в их журнале для мужчин. Этот журнал вот уже несколько поколений являлся семейным бизнесом Самановых. Хотя журнал и не занимал на рынке лидирующие позиции, но все же приносил семье стабильный и совсем не малый доход.

- Слушаю тебя, Женя, - сказал в трубку Александр, предчувствуя, что этот звонок ничего кроме дополнительных хлопот ему не принесет.

- Слушай, Саш, - сбивчиво заговорил Евгений, - ты не заглянешь сегодня в мою студию? У нас на пятнадцать часов назначен просмотр девушек. Будем выбирать лицо журнала на очередной квартал. Или мне принять решение самостоятельно?

- Какое лицо? Так уж прямо и говори, что будем выбирать главные задницу и сиськи нашего славного журнала. Ну, куда ж мне от вас деваться. Конечно, придется придти.

- Ну, зачем уж так? Лицо тоже имеет значение, как впрочем, и все остальные части тела. Хорошо тогда буду ждать тебя у себя ровно в пятнадцать. Без тебя начинать не будем.

Изначально в семье было принято решение, что журналом будет заниматься старший брат Александра под чутким руководством их отца. Александр явно не испытывающий тяги к издательскому делу, получив свободу в выборе профессии, поступил в университет на физико-математическое отделение. По окончании университета его сравнительно легко завербовала контора, и он был направлен в спецшколу агентов. После выпуска из нее, он благополучно трудился в наблюдательном пункте номер одна тысяча сто двадцать два. Работа была интересной и она ему нравилась. Журналом он совсем не занимался, если не считать чисто формальное его членство в совете директоров. Все шло хорошо, пока его брат не попал на своей машине в серьезную аварию и не потерял в ней ногу. Роботы его усыпили прямо в клинике на операционном столе. После смерти брата в отце что-то надломилось, и он совсем перестал интересоваться и жизнью и журналом. Впрочем, отцу было уже за шестьдесят, и он мог быть в любое время усыплен роботами, если у него обнаружится даже не очень сильное отклонение в здоровье. В любом случае до семидесяти оставалось всего несколько лет, и уход отца из жизни был близким и неизбежным. С тех пор, хотя Александр и не ушел со службы, но за журналом вынужден был приглядывать. Текущую основную работу в журнале тащили на себе главный редактор и главный фотохудожник, которые получили небольшие доли в капитале журнала.

Александру после своего столь позднего сегодняшнего появления в конторе очень не хотелось идти отпрашиваться у Андрея. С другой стороны за последний год продажи журнала пусть медленно, но неуклонно падали и ему очень не хотелось полностью довериться Евгению в таком важном деле, как выбор девушки, фотографии которой будут главной приманкой для читателей журнала на ближайшие несколько месяцев.

Сидя за монитором своего компьютера Александр, подумал, что Андрей не знает, что он опоздал из-за того, что с утра занимался сексом с Наташей, а вовсе не из-за демонстрации. Вообще, если бы не было этой демонстрации, то ему не чем было бы объяснить свое неизбежное опоздание, а так у него была очень даже уважительная причина и заморачиваться ему по этому поводу не стоит. После такой психологической подготовки он встал и решительно направился в кабинет Андрея.

***

 В студию главного фотохудожника, расположенную на втором этаже небольшого здания, занимаемого редакцией журнала Александр вошел даже немного раньше пятнадцати часов, миновав в коридоре большую группу стройных и очень хорошеньких девушек. Каждая из этих девушек, конечно же, просто мечтала о карьере фотомодели.

Евгению было около пятидесяти лет, он был мал ростом, толст и коренаст, лицо имел миловидное с тонкими чертами, довольно красивыми глазами, кожу очень белую. Все тело, особенно бедра, задница и грудь, у него были как у женщины. Весь он был какой-то пухленький. Говорил нежным и приятным голосом. Всю жизнь проработал фотохудожником в журнале Самановых. Был женат и имел многочисленное семейство.

Семьи с большим количеством детей были не редкостью. Надо было восполнять население, утрачиваемое в ходе чисток постоянно осуществляемых роботами.

Войдя в студию, Александр сразу прошел к столу главного фотохудожника и, опустившись в кресло рядом с ним, сказал:

- Женя, не будем тянуть время. Начинай просмотр.

- Приглашайте первую! - командным тоном скомандовал Евгений ассистенту, сидящему у самого входа в студию.

В комнату вошла невероятно красивая эффектная девушка в ярко красном легком платье. Ассистент монотонным голосом произнес в микрофон:

- Претендентка номер один. Климова Ольга Васильевна. Возраст - двадцать лет. В настоящее время действующих контрактов в качестве фотомодели не имеет. В прошлом контрактов не имела.

Затем, уже обращаясь непосредственно к девушке, добавил:

- Можете занять свое место в фотокамере.

В качестве фотокамеры использовался громоздкий студийный аппарат для получения трехмерных фотографий модели, оснащенный супермощным компьютером. Мобильных аналогов этой аппаратуры пока не существовало.

Девушка быстро сбросила с себя туфли и платье. Нижнего белья на ней не было. Грациозно забралась в фотокамеру. Встала по стойке смирно в центре абсолютно прозрачной платформы, окруженной сферой из редкой сетки колец, оснащенных множеством фотоаппаратов, лазерных дальномеров и ламп подсветки. По ее уверенному поведению было видно, что с процедурой она была явно знакома и ей не придется объяснять, что она должна будет делать.

Девушка была очень хороша собой. Длинные блестящие пепельные волосы обрамляли лицо девушки. Челка доходила до бровей, оттенявших большие, раскосые, зеленые глаза. Ее лицо с маленьким прямым носиком и полными чувственными губами было безупречным. К лицу прилагалось восхитительное тело. У девушки была природная грация пантеры. Рост немного выше среднего. Ноги длинные и стройные. Груди были большие, но в меру, хорошей формы и правильно сочетались с безупречными по форме ягодицами, бедрами и тонкой талией. Кожа была  чистой, на вид упругой и ее цвет имел очень привлекательный оттенок. Лицо и все ее тело выглядели абсолютно симметричными.

Александр, не доверяя своим глазам,  вывел на экран монитора компьютера результаты первоначального обмера ее тела и убедился, что все части ее правой половины тела отличаются по своим размерам от частей левой половины тела не более чем на один миллиметр.

- Ничего себе! Я такого еще не видел, - посмотрев на монитор, произнес Евгений и нажал кнопку запуска съемки.

Девушка без тени смущения начала последовательно принимать позы, демонстрируемые на установленном перед ней мониторе. Задерживаясь в каждой позе до момента смены ее на мониторе. Некоторые позы были весьма замысловатыми, выразительными и трудными для исполнения. Кроме этого, в каждой позе ей еще и приходилось изменять выражение своего лица от серьезного до широко улыбающегося, и несколько раз менять направление своего взгляда.

Так мучить приходилось каждую модель. Дело было в том, что компьютер хранил сделанные снимки в виде уравнений, которые задавали образ модели как облако точек с записью характеристик каждой точки. Примерно так же воспринимались все образы роботами. Зато потом, используя эти уравнения, можно было легко построить любое другое изображение, неотличимое от реального, и при этом еще объединить несколько изображений в одно.

Александр уставился в экран монитора. В нем последовательно начали демонстрироваться сгенерированные компьютером, при помощи специальной программы, на основе уже, полученных изображений девушки, фотографии. В общем-то, стандартный набор. С начала на экране мелькали относительно простые кадры, где девушка просто стояла на фоне красивых пейзажей и интерьеров в различных нарядах, чаще просто в купальниках. Затем сцены усложнились и по экрану побежали фотографии, на которых она нагишом зачем-то лезет на пальму, ныряет в бассейн и тому подобные. А затем пошли и вовсе откровенно порнографические изображения, на которых девушка в самых невероятных позах занималась сексом с молодыми людьми из находящейся в памяти компьютера базы.

Глядя на экран монитора, Александр почувствовал, что возбуждается, и подумал, что было бы неплохо с этой девушкой переспать. Вообще непродолжительные сексуальные связи с моделями, победившими на кастингах, уже вошли у него в привычку. Разумеется, это происходило только в том случае, если модель была женщиной и при этом не возражала против таких отношений. Возражения же высказывались крайне редко. Каждая модель рассчитывала в дальнейшем на новые предложения и хорошие рекомендации.

Между тем съемка девушки подходила к своему завершению.

- Нам крупно повезло с этой моделью, и мы будим полными идиотами, если ее упустим. Если не возражаешь, то дальнейший просмотр можно отменить, - тихо сказал Александр Евгению.

- Ты прав это просто идеальная модель. Лучше в очереди за дверью мы вряд ли найдем, и мы только зря потратим время на дальнейший просмотр, -  в некоторой растерянности ответил Евгений, который явно не ожидал увидеть на своем кастинге модель столь высокого уровня.

- Ольга, - обратился Александр к девушке все еще стоящей на платформе фотокамеры - мы готовы с вами подписать контракт на условиях, изложенных в объявлении кастинга.

- Я согласна, - не торгуясь, вопреки ожиданиям Александра, ответила Ольга.

- Очень хорошо, - сказал Евгений, быстро вводя Ольгины данные в стандартную форму контракта.

Пока контракт распечатывался на принтере, Ольга вылезла из фотокамеры и прямо, как была, в чем мать родила, так и уселась за стол подписывать контракт.

Стандартный контракт на предстоящие три месяца предоставлял редакции журнала исключительное право на использование образа Ольги, зафиксированного в памяти компьютера в ходе сегодняшней съемки. Это означало, что по усмотрению редакции в журнале будут публиковаться любые сгенерированные компьютером фотографии Ольги, включая и порнографические. Она же лишалась права когда-либо заявить о своей непричастности, к опубликованным в журнале фотографиям с ее участием, как бы неприятны они ей не были. Более того, она была обязана публично неизменно подтверждать, что все фотографии были сделаны в живую непосредственно с ее участием, а не на компьютере путем фотомонтажа. Кроме этого Ольга брала на себя обязательства участвовать в рекламных акциях журнала, включая и те, где она должна была бы появляться в обнаженном виде и публично заниматься сексом.

Конечно, такой контракт для нее был по сути своей кабальным, так как лишал ее права хоть как-то оказывать влияние на сюжеты фотографий. Она целиком и полностью становилась, зависима от воли редакторов, которые в погоне за продажами выдумывали такие скандально-мерзкие сюжеты, которые далеко не каждому извращенцу могли прийти в голову. При этом она еще и должна была в рекламных акциях доказывать, что съемка была натуральной, разыгрывая публично сцены, запечатленные на фотографиях, хотя бы те из них, которые можно было повторить физически.

Несмотря на это Ольга подписала контракт, не читая. Демонстративно бросила свой экземпляр на столе. Показывая полное отсутствие интереса к тому, в каком виде она будет появляться в ближайшее время на фотографиях в журнале и что ее попросят делать в рекламных акциях. Не спеша, подошла к брошенным ею на пол туфлям и платью. Медленно оделась.

Уходя из студии, Ольга встретилась взглядом с Александром. Она улыбнулась. В ее глазах было нечто большее, чем обещание. Александр, приобретший уже значительный опыт в общении со своими моделями, сразу осознал, что его ждут не только чисто рабочие отношения  с этой Ольгой. Правда, он не думал, что эти отношения начнутся столь быстро, как они начались в последствии.

- А, эта Оля все же очень странная девушка, - сказал Александр, как только за ней закрылась дверь в студию.

- Мне тоже так показалось. Ведь у нее это первый контракт, а она даже не попыталась, как обычно это бывает с новичками, выторговать себе право запрета на публикацию отдельных фотографий. Допустим, что ее заранее кто-то просветил и объяснил, что таким журналам, как наш могут подойти только модели без комплексов и каких либо ограничений, но почему она не стала пытаться увеличить цену контракта? - подтвердил вывод Александра Евгений.

- Конечно, стоило ей только заикнуться, и мы бы увеличили цену контракта минимум вдвое. Да она уже сейчас стоит в пять раз больше. Неужели она этого не осознает? Может у нее это все же не первый контракт? Может, репутация подмочена? Вот поэтому и скрывает и ведет себя тихо, как мышка.

- Нет, вряд ли. Если бы она, где-нибудь, засветилась бы как фотомодель, я бы ее обязательно запомнил.

- Однако, судя по тому, как она уверенно проходила процедуру съемки это у нее явно далеко не первый кастинг. Что же ты хочешь сказать, что девушка с такими потрясающими данными так ни один и не выиграла?

- Какая нам разница есть у нее странности или нет? Главное, что у нее комплексов явно нет, и проблем у нас с ней не будет. Да, похоже, и выслушивать ее жалобы и слезы по поводу того, как ужасно ее изобразили на очередной фотографии, нам тоже не придется. Зато с такой моделью в следующем квартале мы точно всех наших конкурентов сделаем.

- Слушай, Женя. Никто ведь и не сомневается, что ты из любой конфетки вылепишь такое, что все извращенцы, да еще пожалуй подростки глазеть сбегутся. Главное ты только не переусердствуй, а то ее после тебя ни одно приличное агентство на порог не пустит. Девочка то с хорошим потенциалом. Жалко будет, если мы ей жизнь навсегда сломаем.

Последнее замечание Александра не очень то понравилось Евгению. Он даже всем своим видом постарался показать, что считает себя незаслуженно обиженным. Александр дальше не стал продолжать этот разговор. Быстро попрощался с Евгением и вышел из здания редакции на улицу.

Ольга стояла возле подъезда. Александр догадался, что она специально ждет именно его.

- Привет, - сказала она. - А я еще даже уйти, никуда не успела.

            Они несколько минут говорили о кастинге, о том, как неожиданно быстро он завершился, о том, что ей очень неудобно перед другими участницами и ей было бы лучше, если бы другим участницам все же предоставили возможность показать себя, затем Александр предложил поужинать вместе. Ольга сказала, что это великолепная мысль.

            Они отправились в уютный ресторанчик с русской кухней и с интимной атмосферой, который находился в отдаленном районе города. Александр знал, что там он вряд ли встретит друзей - своих или Наташи. Позвонив Наташе, он предупредил ее, что не приедет к ней сегодня, как обещал утром, так как в конторе неожиданно образовалась срочная работа. Она огорчилась, но проявила понимание. Ольга позвонила своему приятелю и отменила свидание. Они пили легкое вино, заказали не слишком обильный ужин, держались за руки. Провели приятный во всех отношениях друг для друга вечер.

            Александру было легко с Ольгой - все шло как обычно и никакого напряжения совсем не ощущалось.

            Они договорились, что после ужина поедут к Ольге. Ольга сказала, что у нее прекрасное уютное гнездышко и кроме этого первый вечер их знакомства она непременно хочет провести на своей территории. Александр, немного поломавшись, дал быстро себя уговорить, так как ему по большому счету было все равно. Кроме этого в последнее время Наташа буквально в открытую навязывала ему свое общество и существовала вероятность, что она утром приедет к нему, под каким ни будь надуманным предлогом, а он еще не успеет избавиться от Ольги. Да и уйти утром от Ольги ему будет гораздо легче, чем выпихивать ее рано утром от себя.

            Когда они вышли из ресторана и сели в машину, Ольга назвала адрес, который неожиданно для Александра оказался в весьма престижном, новом и очень дорогом районе города.

            Хотя, после устроенной роботами чистки населения, осталось громадное количество пустующего жилья, все же особенно престижно считалось жить в новых районах, в домах построенных с нуля с использованием самых современных строительных технологий, а не в старых пусть даже и реконструированных и очень хорошо капитально отремонтированных. В связи с этим существовали целые массивы заброшенных жилых домов, которые медленно, но верно разрушались и служили пристанищем для групп всякого рода сомнительных личностей - БОМЖей. Так называемых лиц без определенного места жительства. Заиметь определенное место жительства было очень просто. Для чего достаточно было выкупить у муниципалитета за символическую плату, пустующую квартиру и подписать договор на ее содержание и обслуживание. Однако БОМЖи предпочитали нигде не работать, не связывать себя никакими обязательствами, кормиться и одеваться с помоек и свалок, а если повезет, то за счет воровства или грабежа. Нечего и говорить, что появляться в этих районах города было смертельно опасно. Однако, как это было не странно, поводом для усыпления обитателей таких районов, явно не только бесполезных, но и вредных служила, как и всех остальных нормальных людей, потеря здоровья или достижение семидесятилетнего возраста.

            Уютное гнездышко Ольги оказалось роскошным пентхаусом, расположенном в новом многоквартирном доме.

            Главной достопримечательностью квартиры была гостиная открытой планировки. Одна ее стена была целиком стеклянной и выходила в живописный дворик, другая - мраморной, остальные зеркальными. Кроме гостиной имелись весьма просторные спальня, гардеробная комната, кухня и ванная, которые соединялись между собой коридорами с зеркальными стенами.

            Ольга показывала Александру квартиру, явно хвастаясь.

            Александр удивлялся, как она может иметь и содержать такие апартаменты. Вся мебель была новой и очень дорогой. Ольга располагала огромным гардеробом. Она была начинающей фотомоделью. Александр знал, что лишь большой успех в этой профессии обеспечивает высокие доходы. Положение Ольги не соответствовало ее расходам и стилю жизни. Александр размышлял над этим и не находил убедительного объяснения. В конце концов, он решил, что у нее, вероятно, есть богатые родители.

            В гостиной они выпили по бокалу вина. Затем Ольга быстро сбросила с себя платье. Заявила, что им непременно следует принять душ, и потащила Александра в ванную. По дороге со смехом помогая ему избавляться от одежды.

            Душ они принимали вместе в одной достаточно просторной душевой кабине, которая была установлена в ванной, облицованной зеленым мрамором с множеством встроенных зеркал. Они обнимались, целовались, намыливали друг друга пеной для споласкивания, тут же смывая ее, друг на друге из ручной лейки, рассматривали свои отражения в многочисленных зеркалах. В итоге оба невероятно распалились.

            - А теперь на свежий воздух! - крикнула Ольга и потащила Александра за руку сначала по зеркальному коридору, а потом через спальню к выходу на глубокую лоджию.

            Лоджия была оборудована системой искусственного микроклимата, которая позволяла даже зимой в серьезные морозы создавать в ней кусочек лета,  и препятствовала проникновению ветра или осадков внутрь лоджии.

            Они, еще не обсохнув после душа, занялись любовью на кушетке, установленной в центре лоджии. Кушетка была необычно широкой, как двуспальная кровать. Похоже приспособленная специально для сексуальных утех.

             Занимаясь любовью с Ольгой, он поймал себя на том, что не ощущает себя занимающимся сексом с неопытной девчонкой двадцати лет. Напротив, по всем своим ощущениям он сейчас занимался сексом с очень опытной женщиной, много более опытной, чем он был сам, но секс был потрясающий. Он с уверенностью мог сказать, что такого у него не было за всю его жизнь, несмотря на все его многочисленные связи с очень большим количеством очень разных женщин.

            Потом уже в конец обессиленные они лежали на кушетке, держа друг друга за руку, и разглядывали ночное небо.

            Вид, открывающийся из лоджии, был потрясающе красивым. На фоне усыпанного звездами почти черного безоблачного неба прямо напротив их лоджии по гигантской дуге быстро двигалась цепочка огоньков. Когда одни огоньки исчезали из поля их зрения, в левой части небосвода, в правой его части появлялись новые огоньки, движущиеся в том же направлении. Вся дугообразная траектория этих огней выделялась на фоне остального неба своим более светлым оттенком. Периодически отдельные огоньки срывались с предопределенной им траектории своего движения и быстро уносились в черноту космоса. 

            Это на высоте ста километров над поверхность Земли быстро вращалось кольцо маховика транспортной системы роботов для вывода на орбиту и спуска с нее на Землю различных грузов. Называемое космическим лифтом. Быстро вращающееся вокруг планеты кольцо маховика, растягиваемое центробежными силами и за счет этого удерживаемое от падения на Землю, служило опорой для множества канатных лифтов протянутых от кольца до поверхности Земли. Лифты служили для подъема грузов в космос или их спуска на Землю примерно так же как в обычном лифте. Для разгона до скорости искусственного спутника Земли или торможения грузов использовалась запасенная в кольце маховика кинетическая энергия. Для поддержания скорости вращения маховика вокруг Земли и обеспечения его стабильного положения по кольцу маховика располагались космические электрические двигатели, которые постоянно подкручивали кольцо маховика. Сами космические электрические двигатели роботы питали от мощных ядерных электростанций, выведенных в космос.

            Имелись фильмы и рассказы о том, что раньше, когда роботам необходимо было перемещать очень много грузов с Земли в космос и обратно, работа их транспортной системы с Земли смотрелась еще более эффектно.

            - Ох! Хорошо-то как! А, какой фантастический вид у тебя из лоджии! Можно смотреть на это вечно! - произнес Александр.

            - Да! У меня даже дух всегда захватывает! Ты знаешь, я ведь в спальне почти никогда не сплю. Всегда здесь, если только облачность не сплошная, - ответила Ольга.

            - Мы, люди могли бы свой космический лифт построить еще до роботов. Проекты наших лифтов были разработаны еще в двадцатом веке. Даже обидно, что так ничего и не сделали, а теперь жестянки и к своему лифту не подпускают и ракеты в космос запускать не разрешают.

            - Кто?

            - Ну, роботы.

            - А-а..., но я слышала, что роботы рассказывают нам о космосе, если их спросить. Получается, что и лететь туда вроде бы не зачем.

            - Ну, во-первых, неизвестно все ли, они нам рассказывают и знаем ли мы, что спрашивать, а во-вторых, они в любой момент могут прекратить делиться с нами информацией даже так. Мы же в своем развитии с каждым годом отстаем все больше и больше.  

            - Слушай, ты на издателя порножурнала что-то не очень то похож. Странный ты, какой-то.

            - Это ты точно подметила. Изданием этой гадости я вынужден заниматься в силу сложившихся обстоятельств. Я никогда не горел желанием стряпать фотки для всякого рода извращенцев. Поэтому собственно в редакции я провожу времени ровно столько, сколько требуется для того, что бы быть в курсе ее работы и ни минутой больше. Основной своей работой, я всегда считал работу на государство в службе наблюдения за роботами.

             - Что же ты, как все эти серенькие людишки ходишь на службу по расписанию, пишешь отчеты, рапорты и прочую ерунду?  

            - Конечно. А что тебя это так удивляет?

            - Не понимаю. Это, что ты таким способом выделиться, что ли хочешь? Внимание привлечь? Показать, что ты особенный, не такой как все остальные?

            - Конечно же, нет. Да меня и мало кто знает, а уж о том, что я в службе наблюдения - вообще почти никто.

            - Тогда зачем тебе это? Ты еще достаточно молодой. Если все со здоровьем будет нормально, тебе еще полжизни жить. Богатый. Живи в свое удовольствие. Зачем на службу таскаться? Чтоб там здоровье потерять и раньше времени умереть что ли?

            - Если я перестану таскаться на службу, то уж точно буду себя чувствовать просто поросенком на откорме, которого держат в теплом сарайчике и вкусно и обильно кормят теплой похлебкой. Ну ладно бы откармливали, для того чтобы съесть, а у этих жестянок даже не поймешь для чего. Просто сдаться я не готов и потом у меня работа все же интересная.

            - Сказал тоже. Питаешься ты совсем не похлебкой,  да и живешь, по всей видимости, не в сарайчике. И вся твоя служба, как мне кажется, больше так для самоутверждения. Все ваши потуги пока что неизменно остаются безрезультатными. А меня и мне подобных значит, ты считаешь никчемными поросятами, ожидающими очереди на убой?

            - Оля, тебе, наверное, трудно понять, о чем я говорю. Как я понимаю, ты после школы нигде не училась, сразу пошла в модели, хочешь красивой жизни и только удовольствий.

            - Да, что я сумасшедшая что ли, все свои лучшие годы сушить мозги в университете, - с усмешкой ответила Ольга.             - Намекаешь на разницу в образовании, возрасте, а я все равно прекрасно все понимаю. Вот мы сегодня весь вечер только тем и занимались, что развлекались и всячески себя любимых ублажали. И ты, и я, и разницы между нами тут никакой нет. Вот ты, наверное, думаешь, что это ты меня сегодня такую молодую и глупую выбрал? Ну, как же ведь это ты предложил подписать контракт именно со мной, это ты уговорил прервать просмотр - уж очень, наверное, не терпелось. А вот и нет, это я тебя выбрала. Вообще-то в начале я на кастинг пришла за фотографом. Это я потом поняла, что он обычный, а ты нет, и с тобой будет гораздо интереснее. Вот и выбрала тебя. Похоже, не прогадала. И потом, фигура у тебя хорошая, спортивная. Я, когда тебя раздела сразу подумала, что из тебя хороший стриптизер мог бы выйти. Ты в своем журнале в качестве мужской фотомодели подрабатывать не пробовал? Я не очень-то люблю заниматься сексом с пузатыми и жирными мужиками.

            Так они лежали и трепались еще довольно долго. Говорили о том, какие сволочи эти роботы, о том, что вряд ли они сейчас так хорошо жили, если бы роботы не извели большую часть человечества, о том в какую большую помойку превратилась бы Земля, о модельном бизнесе, о том, что допустимо или нет потакать слабостям всяких извращенцев и участвовать в удовлетворении их желаний и еще много о чем еще.

            Александр лежал и думал, что все-таки действительно Ольга очень необычная девушка. Совсем молодая, фантастически красивая, потрясающая любовница и при всем при этом к тому же еще и умная. Сочетание всех этих качеств в одной женщине, наверное, встречается у одной на миллион. Он все никак не мог для себя решить - считать ли ему сегодняшнее их близкое знакомство крупной своей удачей или наоборот неудачей. Он чувствовал, что сейчас у него все идет не так, как обычно и невозможно было предположить, будет ли все это иметь продолжение и если да, то какое. Впрочем, даже полное отсутствие продолжения для него уже не могло быть совсем без последствий, так как он чувствовал, что в его жизнь уже вошло что-то новое, что уже не позволит ему продолжать жить как раньше.

            Когда и как он отключился и заснул, он не помнил.

 ***

             Александр не мог больше спать - солнечный свет заливал лоджию. Ольга распростерлась рядом с ним, заняв большую часть кушетки. Он посмотрел на часы. Еще только половина седьмого. А они уснули, скорее всего, где-то после трех. Александр не чувствовал себя ни бодрым, ни выспавшимся, к тому же еще и голова болела.

            Он тихо встал, стараясь не разбудить Ольгу, и побрел по коридору в ванную. То, что отражалось в зеркальных стенах коридора, ему не понравилось - изрядно помятая физиономия, поросшая щетиной, с покрасневшими воспаленными глазами, сверху накрытая вздыбленными, ершом, торчащими волосами. К этому еще и полное отсутствие всякого желания. Он остановился по середине коридора, пристально рассматривая свое отражение, и подумал: "Да, похоже, двух женщин в один день для тебя уже многовато. Придется строго соблюдать очередность, а то ведь так и действительно раньше времени помру".

            В ванной он принял душ, причесался, побрился, найденным там же одноразовым бритвенным станком, обсушился в сушилке. После этих манипуляций ему уже гораздо больше нравилось его отражение в зеркальных стенах коридора, где он собирал свою, разбросанную накануне, одежду. В гостиной он быстро оделся и подумал, что все уж не так и плохо, как ему показалось в начале, что ему просто немного не хватило сна. 

            Александр уже собирался писать записку Ольге перед своим уходом, но тут заметил у входа в гостиную все еще абсолютно голую Ольгу.

            - О, ты уже оделся, - с упреком в голосе сказала она.

            - Извини, я не хотел тебя разбудить, но мне сегодня необходимо появиться на службе вовремя. У нас на сегодня эксперимент запланирован.

            - Так, значит, нашел предлог, что бы от меня сбежать. Да ты знаешь кто после этого? Ты - развращенный старик, который воспользовался глупой неопытной девочкой! Вот, кто ты! - шутливым тоном ответила Ольга на объяснения Александра.

            - Ты не обижайся, - таким же шутливым тоном сказал Александр. - Похоже, ты уже восстановила свои силы, но я нуждаюсь в отдыхе. А служба это как раз то место, где силы восстанавливаются особенно быстро.

            В то утро он ушел от Ольги, так и не сказав ей, что вернется, и даже не обменявшись с ней номерами телефонов. Чем, как ему показалось, немало ее озадачил. Он и сам тогда пребывал в растерянности и просто не знал, что ему делать дальше с Ольгой. 

4. Эксперимент

             На работу Александр приехал не просто вовремя, а раньше официального начала рабочего дня в конторе на целых сорок минут. Что вызвало удивление Андрея и его притворно участливое:

            - Саш, это действительно ты? Выглядишь ты что-то не очень. У тебя все в порядке? Ты случайно не заболел?

            Помолчав, и не дождавшись никакого ответа, он уже совершенно серьезно добавил:

             - Ты же знаешь, сегодня эксперимент. До его завершения можешь думать забыть о чем-либо еще, и не вздумай даже пытаться отпрашиваться, чтобы у тебя там не стряслось. И мой тебе совет завязывай ты с похождениями по молоденьким девочкам. Они тебя точно в могилу раньше времени сведут. Вон, ты и вправду сегодня хреново выглядишь. Опять же Наташа звонила - тебя на работе искала. Я, конечно, тебя ей не сдал, но рано или поздно это все может очень плохо кончиться.

            - Андрюш, то, что я сегодня рано на работу приехал - это у меня случайно так получилось, а не для того, чтобы под это дело отпрашиваться. Сегодня мне точно ни куда не надо. Эксперимент отработаю весь от начала до конца. Не сомневайся, а за Наташу спасибо, - заверил Андрея Александр.

            Андрей ничего по поводу заверений Александра не сказал, только махнул рукой и ушел организовывать проведение эксперимента, что можно было истолковать, как полное отсутствие доверия к заверениям Александра и абсолютную безнадежность всяких попыток его вразумления.

            Александр понимал, что Андрей во многом прав, но так же осознавал, что изменить себя никогда не сможет и, скорее всего, он и дальше будет продолжать вести такой же образ жизни. Вот и сейчас его мысли были заняты Ольгой. Он чувствовал к ней какую то тягу. Сожалел, что поступил так, опрометчиво не взяв у нее номер ее телефона. Подыскивал предлог для своего избавления на сегодняшний вечер от Наташи, что могло означать только одно, что где-то на уровне подсознания он уже определился, с кем он хочет провести сегодняшний вечер и предстоящую ночь. А еще он почему-то подумал: "Интересно, а ведь он никогда не обращал внимание на то, что точно знает, и окружающие знают, сколько ему еще предстоит прожить, если конечно не произойдет чего-либо из ряда вон выходящего. Вот Ольга, едва с ним познакомившись, тут же вычислила, что жить ему осталось полжизни. Наверное, было бы странно жить в мире, где никто не знает, сколько тебе предстоит прожить. Медленно угасать, постепенно теряя память, другие функции организма, борясь с многочисленными болезнями, может быть на протяжении ни одного десятка лет. Мучительно и медленно умирать на протяжении нескольких месяцев, от какой ни будь неизлечимой болезни или наоборот внезапно и совершенно неожиданно для себя скончаться. Может быть роботы, избавив людей от этих проблем, внеся предопределенность в жизнь людей, сделали им благо, а вовсе не вред. Да и вообще являются ли они все еще людьми, не изменились ли они под влиянием роботов за многие поколения до такой степени, что в отличие от людей двадцатого - двадцать первого веков представляют собой совершенно иной вид?"

            Не откладывая в долгий ящик, Александр позвонил Наташе и сказал, что они сегодня встретиться не смогут, так как  в конторе сегодня будет проходить эксперимент, который, скорее всего, затянется допоздна. Наташа сказала, что успела очень сильно соскучиться, а про эксперимент уже знает. Ей про него еще вчера Андрей сказал, и выразила обреченное понимание ситуации.

            Александр подумал, что, во-первых, все сложилось очень удачно - Наташа точно ничего не заподозрила, а, во-вторых, правильно говорят, что ложь выглядит правдоподобно только в том случае, если в основе ее лежит правда. Он так же решил, что если Ольга сегодня вечером пошлет его куда подальше, то просто поедет домой отоспаться и отдохнуть.

            Той самой правдой, на которую опиралась его ложь, был эксперимент, который действительно должен был быть проведен на базе его конторы. Уже целую неделю в конторе сидела группа специалистов отдела разработки технических средств контроля роботов главного управления, монтируя и настраивая громадную гору приборов, доставленных вместе с ними.

            Их контора - наблюдательный пункт номер одна тысяча сто двадцать два, как и все остальные располагался, не как-нибудь случайно, а напротив здания используемого роботами. В комнате конторы, окна которой выходили прямо на вход здания роботов, размещалось оборудование для круглосуточной слежки за роботами. В этой комнате и устанавливали свои экспериментальные приборы специалисты из главного управления.

             Изначально роботы не стали разрушать, существовавшие на момент их появления государства и сохраняли их до сих пор, а так же систему права, включая право частной собственности. Правда, соблюдение законодательства касалось только людей. Во всяком случае, роботы никак не препятствовали его соблюдению людьми. Сами роботы ни когда не соблюдали, ни международное законодательство, ни законодательство отдельных государств на территории, которых они находились. На право частной собственности они так же не обращали внимания, и если им требовалось строение или участок земли, роботы просто уведомляли, находящихся там людей, что они должны их покинуть к определенному сроку. Никакая компенсация, конечно же, не предусматривалась. Затем существующее строение приспосабливалось для  нужд роботов или строилось новое строение. Так появились здания и другие сооружения, используемые роботами. Рядом, с которыми в последствие люди оборудовали свои наблюдательные пункты.

            Экспериментальные работы начались с того, что, прибывшие из главного управления специалисты включили широкополосный сканер для улавливания различных излучений, исходящих от здания роботов. Особой новизной этот прибор не отличался. У него просто по сравнению с предыдущими моделями было увеличено количество раздельно фиксируемых поддиапазонов в каждом виде излучений. Возможность же регистрации всех известных видов излучений была предусмотрена и в предыдущих моделях аналогичных приборов. Чувствительность же прибора уже много лет была предельно возможной, и повысить ее физически было невозможно.

            Со сканером провозились около часа, но ничего кроме отраженного электромагнитного излучения видимого диапазона зарегистрировать так и не удалось. Создавалось впечатление, что здания роботов просто нет, так как сканер исправно регистрировал без каких либо искажений все виды излучений от зданий, расположенных за зданием роботов, кроме электромагнитного излучения видимого диапазона. Из самого же здания роботов вообще никаких излучений не исходило.

            После бесплодных попыток обнаружить собственное излучение здания роботов, Александр объехал его по прилегающим улицам на фургоне, оснащенным множеством калиброванных излучателей, которые непрерывно облучали здание. Итог был тот же, здание на экране сканера выглядело абсолютно прозрачным, все излучения проходили сквозь него без каких либо отклонений или искажений.

            Подобные процедуры они проделывали, чуть ли не ежегодно и всегда наблюдалось одно и тоже - здание роботов никак не фиксировалось на мониторах сканера.

            Наконец Александра обвесили и обклеили целой кучей маленьких излучателей и датчиков. И начался самый интересный этап их эксперимента.

            Он прямиком направился в здание роботов, вошел в его центральную дверь и оказался в длинном тамбуре, который заканчивался вторыми внутренними раздвижными дверями без ручек. Как только он вошел в тамбур, прямо перед ним на табло загорелась надпись: "Вам нельзя здесь находиться! Просим немедленно покинуть это помещение!".

            Конечно, Александр и не думал покидать помещение, тем более немедленно. Он засек время и простоял в тамбуре ровно пять минут. За эти пять минут, висящие на его теле датчики безуспешно пытались зарегистрировать хоть какое-то излучение из внутренних помещений здания роботов, а излучатели пробиться со своим излучением наружу. Не действовали мобильный телефон и переносная радиостанция.  Стационарный сканер, установленный в наблюдательном пункте, вообще перестал воспринимать всякое излучение идущее, как от тела Александра, так и от носимых им излучателей, как только наружная дверь в тамбур закрылась.

            Интересно, что пока Александр находился в тамбуре, роботы не пытались в него войти. Целых три робота невозмутимо ожидали на улице, пока Александр покинет их здание. Они явно знали, что в тамбуре здания находится человек. Хотя не могли видеть, как туда заходил Александр, и из здания по-прежнему не исходило никаких излучений, способных передать им информацию об этом. Не делались и попытки принудительного выдворения Александра.

            После пятиминутного стояния в тамбуре здания роботов Александр вышел на улицу, и, дождавшись пока один из роботов войдет в тамбур, опять вошел в него следом за ним.

            Роботы всегда заходили в свое здание строго по одному.

            Робот стоял перед закрытыми внутренними дверями, не оборачиваясь. Немедленно высветилась прежняя надпись на табло.

            По внешнему виду робот был похож на обычного ни чем не приметного мужчину средних лет, каких можно встретить в большом количестве на улицах города. Он явно не собирался покидать здание. Из чего следовало, что надпись на табло предназначалась исключительно человеку. В тамбуре датчики, установленные на теле Александра перестали фиксировать всякое излучение, исходящее от тела робота. На улице же они четко регистрировали излучение тела робота, которое по своему виду было неотличимо от обычного излучения человеческого тела.

            Больше в здании роботов Александру было делать нечего. Он вышел на улицу, подошел к первому, ожидающему своей очереди, роботу и представился:

            - Я сотрудник службы наблюдения за роботами Российской Федерации. Хотел бы задать вам ряд вопросов.

            - Я сейчас вызову специально для вас робота, изучающего контакты робота и человека. Он так же, как и вы заинтересован во взаимном общении, - ответил ему робот - мужчина очень похожий на только что оставленного Александром в тамбуре здания роботов.

            Роботы, стоявшие на улице не входили в свое здание до тех пор, пока из него не вышел приветливо улыбающийся робот - женщина, обладающая располагающей к общению внешностью. Женщина была среднего роста с фигурой не толстой, но и не тощей. Одета аккуратно в недорогую одежду без ярких, привлекающих внимание элементов, украшений и аксессуаров. На вид ей было лет пятьдесят. Голубые глаза смотрели очень по-доброму. Обладала мягкой приветливой улыбкой. Лицо нельзя было назвать очень красивым, но и страшным тоже - было именно таким, чтобы не вызвать у собеседника чувство собственной ущербности.

            При виде своего партнера по предстоящей беседе Александр сразу подумал: "Типичный переговорщик - психолог, специализирующийся на психологии контактов человек - робот". Еще он подумал: "Совершенно очевидно, что у роботов есть канал связи, и они только что им пользовались под нашим наблюдением, и мы его опять не обнаружили". То, что они, несмотря на все свои усилия и старания никак не могли обнаружить канал связи роботов, вызывало у Александра чувство раздражения, собственной неполноценности и обиды за все человечество оказавшееся таким слаборазвитым, а главное интеллектуально проигравшим своим собственным созданиям - роботам.

            - Я с удовольствием отвечу на все Ваши вопросы. Надеюсь, вы знаете, что существуют вопросы, на которые мы не даем ответов. Прошу отнестись к этому с пониманием, - приятным голосом проговорила Александру женщина - робот, остановившись перед ним.

            - Когда роботы планируют перестать ограничивать численность людей? - начал Александр задавать вопросы из заранее приготовленного списка.

            - В этом нет никакой необходимости. Увеличение вашей численности приведет только к излишнему расходу ресурсов. В настоящее время ваша популяция идеально сбалансирована с ресурсными возможностями планеты и вполне достаточна для обеспечения ее всестороннего изучения нами.

            - Как мы понимаем, общий объем вашего производства на Земле снизился? Существуют ли здесь на Земле ваши действующие производства?

            - Вы правильно понимаете. На Земле еще продолжают действовать отдельные предприятия, в основном предназначенные для изготовления роботов земной модели. Большинство наших предприятий в настоящее время сосредоточены на Марсе и его спутниках. Однако в ближайшее время планируется их перебазирование на более дальние от Земли планеты.

            - Следует ли нам понимать вас так, что кроме роботов земной модели существуют еще и другие? Эти другие модели тоже похожи на людей? - добавил от себя вопрос Александр.

            - Конечно, мы имеем роботов другой модели, которые совершенно не похожи на людей, но зато идеально приспособлены для выживания в космическом пространстве. Вы их никогда не видели, так как им не зачем появляться на Земле.

            - Почему вы не разрешаете людям изучать и осваивать космос?

            - Ваше присутствие в космическом пространстве может представлять угрозу для наших объектов там расположенных. Кроме этого мы в своих исследованиях ушли далеко вперед и проведение вами повторных исследований не принесет новой информации.

            - Какой тип двигателя вы используете для межпланетных полетов? Осуществляете ли вы межзвездные полеты?

            - В настоящее время мы используем жидкофазный ядерный двигатель. Его схема была разработана людьми еще в двадцатом веке. К сожалению, этот тип двигателя не может обеспечить нормальный межзвездный полет. Поэтому мы пока не осуществляем межзвездных полетов, если не считать несколько автоматических зондов недавно нами отправленных к ближайшей звезде. Однако мы работаем над решением этой проблемы, и в любом случае у нас нет сомнений, что мы ее решим раньше вас. На исследование дальних планет солнечной системы у нас уйдет не менее ста лет, и только после этого нам будет необходимо перейти к изучению ближних звезд.

            - Существует ли способ отличить робота от человека?

            - Уровень вашего развития не позволяет вам это сделать, - уклончиво ответила женщина - робот.

            - Существует ли у вас скрытый канал связи, и можем ли мы его использовать для общения с вами?

            - На этот вопрос мы ответа не даем.

            - Существуют ли роботы двойники и роботы двойники людей?

            - На этот вопрос мы ответа не даем.

            - Расскажите об используемом вами способе усыпления человека.

            - На этот вопрос мы ответа не даем.

            - Вы сказали, что главные ваши исследования в настоящее время ведутся на дальних планетах солнечной системы. Означает ли это, что на ближних планетах и на Земле научные исследования больше не проводятся? - опять от себя добавил вопрос Александр.

            - Меркурий, Венера и Марс полностью изучены и на этих планетах никаких научных исследований в настоящее время не осуществляется. На Земле пока ведется небольшой объем научных исследований, так как нам пока не удалось ее полностью изучить.

            - Что конкретно вам пока не удалось изучить на Земле? Сколько на изучение еще потребуется времени?

            - На этот вопрос мы ответа не даем.

            Все время пока Александр вел беседу, его коллеги воздействовали на него и робота всякими скрытыми методами, пытаясь выявить отличия в ответных реакциях организма человека и робота. Однако чтобы они не пробовали, выявить отличия не удавалось. В конце концов, в ходе воздействия ультразвуком был превышен болевой порог. В результате Александр упал, кратковременно потеряв сознание. Робот же остался стоять, хотя регистрируемые излучения от тел человека и робота оставались идентичными.

            Тут же страхующие Александра сотрудники наблюдательного пункта, все это время неподалеку топтавшиеся, бросились к нему и стали его поднимать. Александр пришел в себя почти сразу.

            Женщина - робот перед своим уходом сказала Александру:

            - Зачем так рисковать своим здоровьем? Вы все равно не сможете отличить робота от человека. Вы не сможете сделать этого чисто технически. Я же сказала вам, что ваш уровень развития пока недостаточен. Вы не оставляете своих попыток уже много лет. При этом каждый раз вы совершаете практически одинаковые действия, задаете одни и те же вопросы. Мы не получаем от вас новой информации. Если так будет продолжаться и дальше, то мы будем считать исследования психологии контактов человек - робот окончательно завершенными и больше не будем отвечать на ваши вопросы.

            Александр подумал, что их попытки чего-то там исследовать с точки зрения роботов должны выглядеть смешными. Успокаивало только одно - скорее всего у роботов нет чувства юмора, и они просто не могут смеяться. Однако после сегодняшнего общения он все же ощущал себя в роли маленького мальчика, который наивно пытается спрятаться от маньяка в ярко освещенном и наглухо закрытом абсолютно пустом подвале, и чем только еще больше этого маньяка заводит.

            Александра, как пострадавшего, отправили домой для того, чтобы он мог отдохнуть и окончательно прийти в себя. Составление отчета о проведении эксперимента решили перенести на завтра, так как все равно прибытие специалистов отдела теоретических исследований и отдела психологии роботов главного управления для предварительного анализа и отбора материалов в отчет ожидалось только завтра.

            Для Александра, случившийся с ним инцидент, прошел без каких либо последствий. Во всяком случае, он чувствовал себя нормально, как обычно, но отказываться от проявленной коллегами заботы о его здоровье не стал. Он тут же позвонил в редакцию журнала Евгению и узнал у него номер телефона Ольги, который был указан в ее контракте. Затем, на удивление легко, ему удалось договориться о встрече с Ольгой. 

5. Продолжение знакомства с Ольгой

             Они встретились в условленном месте. Ольга показалась Александру еще более молодой и привлекательной, чем в первый раз. Он так же отметил наличие некоторого сходства лиц Ольги и Наташи. У них были почти одинаковые по форме носы и губы. Чего он в первый раз совсем не заметил.

            Ольга выглядела и вела себя совсем иначе. Можно было бы даже подумать, что это совсем другая женщина. Только очень похожая внешне на ту вчерашнюю фотомодель. Одета была в скромное простое закрытое синее платье. На лице не было даже следов косметики. Держалась как-то не совсем уверенно, совсем как молодая неопытная девушка. Александр был озадачен: куда подевалась вчерашняя уверенная в себе опытная женщина?

            Александр предложил поехать в ресторан, но Ольга отклонила это предложение, сказав, что там будет много людей и она быстро устанет от суеты, а кроме этого ее могут узнать, и тогда на нее весь вечер будут глазеть всякие мало приятные субъекты. В конечном итоге Александр был вынужден согласиться сразу поехать к Ольге домой.

            Дома у Ольги их ждал хороший по-домашнему приготовленный ужин. За ужином Ольга предложила коньяк и вино. Александр подумал, что она просто не могла успеть, все это приготовить после его звонка. Выходило, что она готовилась заранее, и, следовательно, была уверена в их сегодняшней встрече с самого утра.

            В машине всю дорогу они ехали молча и только, когда они сели ужинать Ольга тихо сказала:

            - Возможно, мне не следовало сегодня с тобой встречаться. Я, право, не знаю, почему я согласилась.

            Александр взглянул на нее.

            - Я рад, что мы снова встретились. Я не прекращал думать о тебе все время пока шел этот чертов эксперимент. Думаю, мы оба не пожалеем. Я даже могу обещать тебе это.

            С ней Александр чувствовал себя моложе и полным сил.

            В ответ Ольга как-то странно посмотрела на него.

            - Насчет вчерашней ночи, - нервно начала она, - ее не должно было быть - я пере возбудилась на кастинге и потом в ресторане слишком много выпила...

            Он взял ее за руку.

            - Не надо оправдываться. Это произошло, и все было прекрасно. Если ты сожалеешь о случившемся, ты не обязана снова встречаться со мной. Хотя я, конечно, хочу совсем другого.

            - Просто я хотела объяснить. Я не хочу, чтобы у тебя сложилось неверное представление обо мне.

            - Ты произвела на меня чудесное впечатление. Тебе вовсе не о чем волноваться.

            Александру этот их разговор показался странным. Вчера он не заметил излишнего возбуждения Ольги, да и выпила она вчера совсем не много и, соответственно, вовсе не была такой сильно пьяной, как говорит сейчас. Кроме этого сыграть уверенную в себе опытную женщину глупой девчонке вряд ли удалось бы, а вот наоборот вполне возможно. Поэтому он решил, что Ольга нарочно затеяла такую игру и разыгрывает его просто для того, чтобы им было не скучно. Он догадался, что далее по сценарию он должен исполнять роль опытного обольстителя.

            Он обнял Ольгу. Она отстранилась от него. Он снова обнял ее, и на этот раз она не отодвинулась. Он поцеловал Ольгу, лаская руками ее тело. Почувствовал, как вся она начала расслабляться. Увидел, как она закрыла глаза. Ольга ответила на поцелуй. Их губы дарили друг другу наслаждение.

            - Я хочу лечь с тобой в постель, - прошептал он.

            - Я тоже этого хочу, - шепотом отозвалась она. - То есть не хочу, но это было бы приятно. О, боже, что я говорю, мне нужен свежий воздух.

            Они поднялись, и Александр увлек ее за собой в уже знакомую ему лоджию. Там он прижал ее к стене и стал целовать. Его язык раздвинул ее губы, проникая внутрь. Его рот был требовательным и настойчивым, а язык изучал ее рот. Она же просто перестала сопротивляться.

            Ольга не сопротивлялась, и когда он расстегивал "молнию" на ее платье, а затем начал медленно стягивать его вниз с тела девушки. Она осталась в одном белье. Белье на ней было не дорогое, не обтягивающее, даже немного мешковатое, самое простое, какое обычно носят девочки - подростки. Однако, учитывая ситуацию, Ольга в нем выглядела очень сексуально, и от ее вида Александр возбудился еще больше.

            Александр подумал: "А ведь она, похоже, очень тщательно продумала весь сценарий нашего вечера. Надень она дорогое эротическое белье, эффект был  бы меньше, а то и вовсе все ощущения поломались бы". Он подхватил Ольгу и положил ее на кушетку. Наклонившись, медленно поцеловал ее в теплые, мягкие губы. Затем он повернул ее на живот и расстегнул бюстгальтер, обхватил ее груди и наклонился, чтобы поцеловать ее шею.

            Она была молода, и казалось, каким-то образом ухитрялась делиться своей молодостью с ним. В ответ он старался доставить ей удовольствие. Они долго занимались любовью.

            - Я о тебе почти ничего не знаю, - обронила она.

            - Ведь я тоже о тебе ничего не знаю. Ты очень необычная девушка и очень меня заинтересовала. Я не скрою, что мне просто не терпится узнать тебя по настоящему со всех сторон. Расскажи мне о себе, я хочу знать о тебе все, - попросил Александр.

            - Ты женат или у тебя есть постоянная женщина? - проигнорировала просьбу Александра Ольга.

            - Это ты, что ли беспокоишься по поводу моего вчерашнего телефонного звонка в самом начале нашего знакомства? Нет, я не женат, но у меня есть постоянная женщина, с которой я поддерживаю отношения много лет, - нехотя ответил ей Александр.

            - Как ее звать? Кажется Наташа. Мне ее жаль. Я ни одному негодяю не позволила бы подобным образом со мной обращаться.

            - Неужели? - притворно удивился Александр.

            - Да, правда, хотя она, скорее всего, сама виновата.

            - Что ты хочешь этим сказать?

            - Почему я сильнее волную тебя?

            Заметив, что Александр хочет, что-то сказать по поводу ее вопроса Ольга быстро продолжила:

            - И не вздумай возражать. Я же чувствую, что это именно так.

            Александр своим молчанием подтвердил ее высказывание, а Ольга продолжила:

            - Потому что я моложе и красивей ее, и ты познакомился со мной недавно. Я моложе и красивее ее?

            - Да, моложе и красивей, - начал раздражаться Александр. Ему было неприятно, что они стали обсуждать Наташу.

            - Но дело не в этом. Большинство женщин, долго встречаясь с одним мужчиной, привыкают к нему и их взаимоотношения становятся однообразными. Каждый новый день перестает отличаться от предыдущего. Тебе необязательно было бы искать что-то еще, если бы она думала о том, как ей всегда быть новой для тебя и хоть что ни будь, реально для этого делать.

            - Ну, я бы все же не стал бы так сильно преувеличивать значимость новизны в отношениях и недооценивать молодость. Молодость все же есть молодость, - ответил Александр, а сам при этом подумал: "Интересно сколько времени ты сможешь оставаться для меня новой: неделю, месяц, неужели пару месяцев продержишься?"

            - Ты, наверное, все же имеешь  в виду крайние случаи. Конечно, я не предлагаю сравнивать новую старушку лет под семьдесят с уже давно знакомой двадцатилетней девушкой. Все о чем я говорю, работает только в разумных пределах.

            Затем, засмеявшись, Ольга предложила:

            - Саш, а познакомь меня с Наташей. Мне следует с ней поговорить, рассказать, что я сплю с ее мужчиной. Я объясню ей, что для того чтобы этого не происходило ей не надо быть такой скучной и однообразной. Ведь я права? Признайся, что она уже давно стала для тебя скучной и однообразной. Я  скажу ей, что если она и дальше будет продолжать в том же духе, то ты никогда на ней не женишься.

            - Неужели тебе было так плохо со мной, что ты сама собственными руками готова передать меня другой женщине? И вообще хватит говорить всякие глупости. Ты лучше скажи мне твои родители ведь состоятельные люди, и они помогают тебе?

            - Послушай, я не видела никого из своих родителей с четырнадцати лет, мне нет до них дела. Мои родители не дали бы мне и десятку на автобус. Наша семья жила в маленьком, медленно вымирающем городишке, расположенном почти у самой границы с Монголией. Моя мать умерла от передозировки наркотиками, когда мне едва исполнилось двенадцать лет. Ее даже роботы не успели усыпить. Когда она кололась, уж точно о дочери не вспоминала. Отец пил всегда, а после смерти матери продолжил это занятие с удвоенной энергией. В доме почти никогда не было ни денег, ни еды. Меня он вообще не замечал, так как большую часть времени находился в бессознательном состоянии. Я до сих пор не понимаю, как я прожила там после смерти матери почти два года и ухитрилась не сдохнуть. В конце концов, я ушла из дома. Однажды я вышла за порог с тем, чтобы больше никогда туда не возвращаться. Меня взял с собой один парень, с которым я сюда и добралась.

            - Так это тебе тот парень помогает? Ты с ним поддерживаешь отношения?

            - Тот парень оказался настоящей скотиной, но я все равно благодарна ему за то, что он помог мне выбраться из того ада, что был у меня дома. Кстати я недавно случайно узнала, что года три тому назад моего отца усыпили роботы. Он своим пьянством окончательно подорвал свое здоровье.

            - Расскажи мне о том парне и о том, как тебе удалось не только выжить, но и преуспеть в нашем городе, - попросил Александр.

            - Это неинтересно, - сказала Ольга. - Я расскажу тебе в другой раз. Да и по правде говоря, многое из того, что было мне как-то и вспоминать не хочется.

            - Если тебе эти воспоминания так неприятны, то, конечно, я настаивать не стану.

            Они замолчали и просто лежали, разглядывая в небе космический лифт роботов.

            Через некоторое время Александр посмотрел на часы и, увидев, что уже двенадцатый час ночи, сказал:

            - Мне пора ехать.

            - Почему бы тебе не остаться у меня до утра, как вчера? - сказала Ольга, продолжая лежать на спине, и не поворачиваясь к нему.

            - Я бы хотел, но я должен вернуться домой. Я не был у себя дома почти неделю. Мне просто надо хотя бы переодеться.

            - Конечно, и заодно отметиться у Наташи. Забавно, не правда ли, - сказала Ольга. - Я с трудом выпроваживала из квартиры почти всех мужчин, с которыми мне приходилось спать. Это были сущие бедствия, скажу тебе, они не желали уходить. А ты не можешь остаться на ночь. Знаешь, Саша, ты первый мужчина, с которым я захотела провести полностью две ночи подряд.

            - Оля, не надо торопить события. Я думаю, что у нас еще будет ни одна ночь.

            Он медленно оделся. Ольга лениво лежала на боку, разглядывая Александра.

            - Знаешь, ты очень сексуален. Один вид твоей фигуры у меня вызывает желание. Я опять тебя хочу. Хотя и понимаю, что сейчас это невозможно. Когда мы сможем снова встретиться? - спросила Ольга.

            - Я не могу тебе сейчас сказать, что ни будь определенное, но я обязательно тебе позвоню, - уходя, ответил ей Александр.

6. Начало изменений взаимоотношений с Наташей

             От Ольги до дома Александра даже по ночному городу ехать было не менее часа. Жил Александр в большом трехэтажном коттедже, подаренным ему отцом сразу после того, как он окончил спецшколу и начал работать. Отец тогда ожидал, что Александр быстро женится, создаст нормальную семью, будет иметь детей, а у него будут внуки. Как же он тогда ошибался.

            Коттедж находился в самом центре очень престижного и экологически чистого микрорайона города. Микрорайон располагал собственной полностью автономной инфраструктурой, частной охраной территории. Проживать в нем могли себе позволить только очень состоятельные люди и то не все, так как жилье в этом микрорайоне продавали только после тщательной проверки претендента. Если у потенциального покупателя даже были необходимые для приобретения дома средства, но в прошлом он был замешан в каких либо скандалах, уличен в связях с криминалом или был богатым лишь в первом поколении, то ему обычно отказывали.

            Подъехав к свому дому, Александр заметил, что на втором этаже в спальне горит свет. Флигель для прислуги стоял весь темный. Значит, вся прислуга уже спала. Тогда это могла быть только Наташа, решившая его дождаться после завершения их сегодняшнего эксперимента.

            Александр мысленно похвалил себя за то, что не поддался на уговоры Ольги и не остался сегодня у нее ночевать. Он всю дорогу до дома сравнивал Наташу и Ольгу, и это сравнение было не в пользу Наташи. Однако он вовсе не собирался вот так сразу взять и отказаться от своих взаимоотношений с Наташей. Главным образом по тому, что с Ольгой он встретился всего два раза, и этого было недостаточно для составления о ней действительно надежного представления. А если через месяц вдруг выясниться, что Ольга совсем не та за кого себя выдает и кем хочет казаться. Вот тогда, если он сможет успешно скрыть свою связь с Ольгой, он спокойно восстановит тот образ жизни, который у него был до знакомства с Ольгой и который, в общем-то, его устраивал.

            Александр не спеша, поставил машину в подземный гараж своего коттеджа. Ему совсем не хотелось сейчас заниматься сексом с Наташей, и он обдумывал, как ему от этого уйти и при этом не обидеть Наташу. Не вызвать в ней совсем ему не нужных подозрений. Ему вообще сейчас больше всего хотелось как можно быстрее лечь спать и попытаться хорошо выспаться.

            Когда он поднялся в спальню, то обнаружил, что Наташа заснула лежа на кровати при включенном свете. По всей видимости, незаметно для себя так и не дождавшись его. Александру удалось лечь и заснуть, не разбудив Наташу и тем самым сразу решив все свои проблемы.

            Утром, когда они проснулись, Александр поругал Наташу за то, что она приехала к нему домой, даже предварительно не позвонив ему. Он сказал ей, что вполне мог заночевать в конторе и даже думал об этом и домой приехал чисто случайно. Он так же сказал ей, что ему придется работать в таком напряженном режиме еще не менее недели, и что складывающаяся обстановка к его большому огорчению все это время не позволит проводить ему больше времени с ней. Кроме этого ему надо прямо сейчас немедленно отправляться на службу.

            В конторе в целях обеспечения круглосуточной слежки за роботами действительно были оборудованы спальные помещения, и Наташа знала об этом.

            Наташа говорила о том, что соскучилась и ей вовсе не в тягость приехать к нему домой и ожидать его здесь пусть даже и безрезультатно. Потом она даже попыталась уговорить его уйти с этой ужасной службы, которая совсем не оставляет ему времени для личной жизни.

            В то утро они все же занялись любовью, но секс, который у них был, представлял собой лишь бледную тень того восхитительного секса двух дневной давности. Ни он, ни она удовольствия не получили. Оба были озабочены и испытывали напряжение. Александр сделал все быстро и почти без предварительных ласк.

            Наташа, по всей видимости, решила, что это все является следствием перегрузки Александра на работе и ограниченности времени.

            Прежде чем ехать в контору Александру пришлось отвезти Наташу домой.

            Всю дорогу до дома Наташи она рассказывала ему о том, что вчера роботы усыпили прямо в операционной у них в клинике молодого и практически абсолютно здорового парня. Парню не повезло - он ухитрился отрезать циркулярной пилой себе палец, а их хирургам не удалось ему обратно палец пришить. Его усыпили сразу, как только стало ясно, что операция прошла неудачно.

            Подобное в клиниках происходило часто. Конечно, это было ужасно, но многие врачи просто привыкли и воспринимали действия роботов в качестве вполне нормальных и естественных, а вот Наташа не смогла. Она, не смотря на то, что проработала в медицине сравнительно много лет, тяжело переживала каждый случай убийства ее пациентов. Хотя термин "усыпление" давно стал обще употребляемым, она очень редко его использовала и принципиально пользовалась термином "убийство". При этом, говоря, что все вещи надо называть своими именами, а то, что совершают роботы, есть именно убийство.

            Наташа относилась к группе врачей, которые считали, что следует, несмотря ни на что, продолжать исследования проблемы увеличения продолжительности жизни, искать методы лечения тяжелых заболеваний сердечно-сосудистой системы, психических, онкологических и т. п., заниматься пересадкой органов, борьбой с инфекционными заболеваниями, реабилитацией инвалидов. Пусть даже теоретически, если уж роботы истребляют не только всех заболевших людей, но и животных, и выполнять экспериментальные работы просто не на ком.

            Конечно, нельзя было сказать, что роботы совсем не уделяли внимание лечению людей, поддержанию их здоровья. В случаях возникновения эпидемий от новых возбудителей инфекционных заболеваний, которые угрожали существованию популяции людей, роботы очень оперативно разрабатывали необходимые вакцины, а затем доставляли их в лечебные учреждения с подробной инструкцией по применению, но при этом они никогда не передавали технологию производства вакцин. Иногда бывало так, что врачи не успевали даже констатировать факт появления эпидемии и тем более выявить возбудителя заболевания, а роботы уже передавали им необходимую вакцину. Поэтому было совершенно непонятно, что будут делать люди, если вдруг роботы по каким-то причинам не смогут или не захотят больше их спасать от инфекционных заболеваний. Собственные то научные центры по разработке вакцин и собственные научные кадры были давно утрачены.

            Александр, выслушав жалобы Наташи, чисто машинально сказал ей о том, что ей не следует принимать каждый случай усыпления так близко к сердцу, что ей необходимо пересмотреть свои представления о жизни, вести себя и воспринимать окружающее так же, как это делают большинство ее коллег. Если сама она неспособна, так себя изменить, то надо прибегнуть к помощи психолога, а если и это не поможет, то у нее остается только один выход - уйти из профессии. В противном случае она рискует довести себя до серьезного нервного срыва и заполучить кучу других болезней, а это в конечном итоге неизбежно приведет к тому, что ее саму усыпят раньше времени.

            Высказывая Наташе свои поучения, Александр думал о том, что раньше Наташа никогда не говорила ему о наличии у нее проблем в клинике. Конечно, он знал о фактах усыпления гораздо больше Наташи, так как в их конторе была доступна статистика усыпления по всему миру.  Хорошо представлял себе, что с конкретными фактами усыпления ей, как врачу приходится сталкиваться достаточно часто, но он считал, что она относится к этому так же, как большинство ее коллег. То, что она заговорила с ним о своей проблеме именно сейчас, свидетельствовало об изменении их отношений. По всей видимости, Наташа почувствовала что-то на подсознательном уровне, но осознать пока ничего не могла. Александр чувствовал, что его отношения с Ольгой до добра не доведут и вообще могут до неузнаваемости изменить всю его жизнь, но поделать ничего не мог. Его необъяснимо сильно тянуло к Ольге. Вот и сейчас он радовался, что так ловко обманул Наташу и тем самым высвободил аж целую неделю для своих встреч с Ольгой. 

7. Подведение итогов эксперимента

            Так как значительную часть утра Александру пришлось заниматься Наташей, то в контору он, конечно же, опять опоздал. Правда, очередным опозданием его никто даже и не думал попрекать. Все были рады и тому, что вчерашний инцидент с его облучением ультразвуком недопустимо большой мощности прошел без последствий для здоровья Александра. Зато еще со вчерашнего дня продолжали ругать техника Васю из отдела разработки технических средств контроля роботов главного управления по недосмотру, которого произошло сверхнормативное увеличение мощности ультразвукового излучателя.

            Василий - маленький тщедушный человечек тридцати лет. Имел серую ничем непримечательную внешность. К тому же был явно туповат. Занимал в отделе совсем незначительную должность и систематически оказывался на испытаниях в связи с тем, что уважающие себя и имеющие влияние в отделе специалисты очень неохотно выезжали в какие то там наблюдательные пункты. Зато для Васи каждый такой выезд превращался в настоящий праздник. Он, как представитель главного управления, ощущал себя в конторе очень важной персоной. Ходил с гордо поднятой головой, выпятив грудь и расправив узкие плечики,  весь, вытянувшись в струнку в ботинках с высоченными каблуками, чтобы быть повыше ростом. Говорил важно, громким голосом, выдерживая большие многозначительные паузы и высокомерно поглядывая на окружающих.

            Однако, после вчерашнего, сильно перепугавшись, он, стараясь стать совсем незаметным, весь сжался и перемещался по конторе быстрыми перебежками, прижимаясь, на сколько это было возможно, к стенам коридоров, не глядя в глаза, встречающимся у него на пути, сотрудникам. Очень напоминая насмерть перепуганную маленькую серую мышку, случайно выскочившую из своего подполья в ярко освещенную и заполненную людьми комнату. 

            Когда Александр вошел в зал заседаний, где обычно проходила процедура рассмотрения и утверждения отчетов о проведенных экспериментах, то увидел, что специалисты отдела теоретических исследований и отдела психологии роботов главного управления уже прибыли и готовы приступить к работе. На сей раз, это были Алевтина и Зоя, с которыми Александру уже приходилось работать.

            Тут же скромно в углу примостился доктор биофизических наук Владимир Иванович специалист медико-биофизического отдела главного управления, который появился в конторе еще вчера во второй половине дня, не опоздав к самым интересным событиям.

            На вид Владимиру Ивановичу было лет шестьдесят. Его большую лысину обрамляли редкие сильно поседевшие волосы. Лицо было покрыто многочисленными морщинами и заканчивалось маленькой острой бородкой. Тело, в основном состоящее из жирных огромных живота и задницы опиралось на тощие кривые ножки.

            Сидя в своем углу, Владимир Иванович периодически оглядывал зал потухшим взглядом давно уставшего от жизни человека. Как это было не странно для Александра, но этого Владимира Ивановича он видел впервые. О его профессиональных качествах ничего известно не было, так как до вчерашнего дня никто с ним в конторе по работе не сталкивался.   

            Как и следовало ожидать, Алевтина сидела на значительном расстоянии от Зои. Алевтина всегда старалась держаться подальше от любой женщины, так как было практически невозможно отыскать женщину, на фоне которой она могла бы выиграть. Причем делала она это столь неуклюже, что неизменно привлекала к себе внимание и тем самым, способствовала появлению и распространению весьма обидных для себя шуток.

            Но, если кто считал ее просто безобидным объектом для шуток, то он сильно ошибался, а, позволив в ее присутствии себе, неосторожные высказывания в ее адрес мог в последствии и сильно об этом пожалеть.

            Алевтина была психологом отдела психологии роботов главного управления. Высокая и тощая сорока пяти лет с редкими темными и почему-то всегда сальными волосами. Лицо ее было бледным с провалившемся носом, глаза погасшими, губы мертвыми. При такой малопривлекательной внешности отличалась грубоватой манерой поведения, категоричностью в суждениях, абсолютной нетерпимостью к мнению других и конфликтностью. Она всегда была готова совершить подлость и выполнить любое мерзкое поручение, о котором ее попросят. При всем этом Алевтина была чертовски умна и хитра, всегда всеми правдами и неправдами добивалась своего.

            Было совершенно не понятно, как с позволения сказать такой психолог мог понять и найти общий язык с роботами, когда она с людьми-то нормально общаться не могла. Хотя может для понимания этих уродов роботов только такой психолог и нужен?

            Зоя, математик отдела теоретических исследований главного управления, была полной противоположностью Алевтины. Ей было двадцать пять лет.  Совсем недавно окончила спецшколу. Маленького роста, хрупкая, нежная и деликатная с роскошными вьющимися каштановыми волосами. Кожа несколько смуглая, но нежная и приятная. Лицо немного удлиненное с правильными чертами выражало приветливость и лукавство. Маленький рот обрамляли тонкие яркие губы. Обладала задорно вздернутым носиком и живыми большими черными глазами. В отличие от Алевтины тактична, уступчива и приветлива. Как специалист - абсолютный ноль.

            Александр подумал: "Да, нечего сказать, усилили нас конечно классными специалистами: Алевтина, Вася и Зоечка. Наверное, лучшее, чем располагает человечество. Эти точно нам обеспечат прорыв. Да, и этот Владимир Иванович как-то надежду не вселяет. А, впрочем, почему мы должны рассчитывать на иное отношение? Подобные эксперименты проходят ежегодно на сотнях таких же, как наш наблюдательных пунктах. И за долгие годы проведения этих дурацких экспериментов всегда получали один результат - полное отсутствие хоть какого-то результата. То, что сейчас здесь произойдет это просто рутинная процедура по переписыванию прошлогоднего отчета с заменой дат, нескольких цифр и схем приборов, которые от этого не стали лучше прошлогодних. Для такой работы, прибывшие специалисты главного управления даже слишком хороши".

            Словно в подтверждение его мыслей слово предоставили Василию для оглашения разделов отчета, содержащих описание приборов и результатов их испытания. Он долго и нудно зачитывал технические характеристики приборов, использовавшихся в ходе эксперимента, пытался доказать, что они имеют существенные отличия от предыдущих моделей.

            Александра начала охватывать тоска и скука. Он не сдержался и бросил в зал:

            - А вы их корпуса не пробовали в разные цвета красить.

            - Что? - растерянно переспросил Василий.

            - Ну, в этом году корпуса ваших приборов серого цвета, а в следующем их можно покрасить, например красным. Вот и будут у вас неоспоримые отличия. Это может даже нам поможет.

            Собравшиеся шутку Александра не поддержали. Все и так уже устали и хотели только скорейшего завершения этого действа, а реплики Александра только затягивали время.

            Андрей с укором посмотрел на Александра и строго произнес:

            - Саш, когда будет обсуждаться раздел рекомендаций, мы с удовольствием выслушаем твои предложения. Если конечно они у тебя действительно есть.

            - Извините. Можете продолжать, - обратился Андрей уже к Василию.

            И Вася продолжил. Он называл наименование прибора, скрупулезно с точностью до секунды дату и время его включения затем дату и время его отключения, общее время работы, а потом неизменно сообщал, что зафиксировать ожидаемых результатов не удалось.

            У него все шло гладко, пока он не добрался до анализа результатов испытаний и предложений по совершенствованию приборов. Естественно у Васи не было ни анализа результатов, ни тем более предложений по совершенствованию.

            - Я предлагаю просить отдел разработки технических средств контроля роботов главного управления подготовить предложения по совершенствованию приборов в рабочем порядке, - вывернулся Василий.

            - То есть как? В нашем отчете вообще не будет никакого анализа причин получения отрицательных результатов? И ни одного предложения по дальнейшему совершенствованию аппаратуры? - удивился Андрей.

            - Да. И я предлагаю это исходя из следующего: Во-первых, испытания приборов параллельно идут еще на нескольких наблюдательных пунктах. Результаты испытаний, полученные на других наблюдательных пунктах, мы здесь не увидим. Они придут сразу в отдел. Не располагая же, всей полнотой информации мы можем прийти к некорректным выводам. Во-вторых, у нас здесь почти нет специалистов, профессионально занимающихся разработкой технических средств контроля роботов. Исходя из этого, мы вполне можем заявить, что предложения по совершенствованию не были подготовлены в виду отсутствия на наблюдательном пункте нужного количества специалистов-разработчиков.

            Конечно, в предыдущих отчетах были стандартные предложения по совершенствованию аппаратуры, составленные каким то умником так давно, что этого уже никто не помнил. Переписывать их в очередной отчет было уже совсем неприлично. Поэтому участники заседания тут же одобрили предложения Василия, понимая, что это его предложение может избавить их от составления предложений не только в данном отчете, но и во всех последующих.

            - Поскольку возражений против предложений Василия нет, то предлагаю принять их и поручить Василию, доработать его обоснование для последующего обязательного включения в отчет, - с облегчением и некоторой радостью в голосе сказал Андрей. Как будто Василий дал действительно дельное предложение, а не отписку годную разве, что для прикрытия собственной беспомощности.

            Далее слово предоставили Алевтине, как представительнице отдела составившего список вопросов для беседы с роботами. Она поведала собравшимся, что их отдел включил в список пятьдесят вопрос, и что эти вопросы вот уже много лет остаются неизменными не просто так. Затем она зачитала их - все пятьдесят и сурово посмотрев, на Александра ехидно произнесла:

            - Однако Александр Михайлович почему-то решил, что он может, по  всей видимости, исключительно в целях удовлетворения собственного любопытства задавать свои вопросы, не внесенные в наш тщательно выверенный список. Своими безответственными действиями он значительно осложнил обработку результатов нашего тестирования роботов.

            Посмотрев не менее сурово на Василия, чем до этого смотрела на Александра, Алевтина продолжила:

            - А вот наш коллега Василий, приведя Александра в бессознательное состояние, вообще ухитрился сорвать тестирование роботов. В результате удалось задать менее десяти процентов вопросов из нашего списка. Теперь нам остается только надеяться, что на других наблюдательных пунктах участники экспериментов подошли к исполнению своих обязанностей более ответственно и собранного там материала хватит для получения статистически значимых оценок изменения поведения роботов.

            - Я считаю, что следует с большим вниманием отнестись к последнему замечанию робота-переговорщика, где он говорит о возможности прекращения с нами всяких контактов в случае, если мы не внесем новизну в наши взаимоотношения с роботами. Во избежание такого развития событий нам необходимо разработать новые вопросы для тестирования роботов. Попытаться сделать так, чтобы вопросы, задаваемые, на разных наблюдательных пунктах, никогда не повторялись. При этом, конечно, доработав методику обработки результатов тестирования, - вставил Александр.

            На лице Алевтины появилась мерзкая улыбка, и она менторским тоном ответила на реплику Александра:

            - Вам, Александр Михайлович не стоило так торопиться высказывать свое предложение. Я работаю в управлении не первый год и у меня уже достаточно опыта для того, чтобы без всяких подсказок самой понять важность этой случайно полученной информации. Далее я как раз собиралась говорить об этой информации, но вы меня перебили. Поэтому скажу, что все необходимые сведения по этому вопросу я уже сообщила к нам в отдел, не дожидаясь официального составления отчета. Я, разумеется, не буду возражать против включения в отчет информации по последнему замечанию робота-переговорщика и связанных с нею предложений.

            По разделу отчета посвященному решению вопроса, установления надежных признаков отличия робота от человека выступал Владимир Иванович. Вся его фигура, манера доклада, отрешенный взгляд выказывали в нем полное безразличие к происходящему. Было очевидно, что этот человек уже полностью и окончательно не верит в то дело, которым занимается, не верит, что хоть что-то еще можно сделать, изменить и просто по инерции доживал те уже немногие годы жизни, что ему остались.

            Владимир Иванович практически наизусть пересказал главу прошлогоднего отчета только с поправкой на текущую дату. Сообщив при этом все регистрируемые от тел человека и робота виды излучений, виды и параметры скрытого на них воздействия. Сказал, что отличий в регистрируемых излучениях тел робота и человека пока обнаружить не удалось. Предложил продолжить поиск путем изменения параметров скрытого воздействия и опробования совместного применения разных видов скрытого воздействия в различных комбинациях.

            Александр, помня недавние высказывания Алевтины в свой адрес по поводу излишней его торопливости, дождался, пока Владимир Иванович до конца завершит свое выступление, и лишь увидев, что Андрей собирается объявить о завершении рассмотрения данного раздела отчета, спросил:

            - Владимир Иванович, а почему вы никак не упомянули об обнаружении нами различий в реакции человека и робота на ультразвуковое облучение, по своей интенсивности превосходящее болевой порог для человека?

            - То различие в реакциях, о которых вы говорите, наблюдалось случайно и только один раз. Мы, наверное, даже не располагаем точными характеристиками излучения, которому вы были подвергнуты. Не знаем, насколько эти различия устойчивы. И кроме этого я не понимаю, что это вообще нам может дать? Зачем нам это нужно и зачем нам это сейчас обсуждать? - тяжело вздохнув и глянув на Александра, как на надоедливую муху, ответил на вопрос Владимир Иванович.

            - Да, конечно, зачем? - почти одновременно поддакнули Владимиру Ивановичу Андрей и Василий. Они оба очень хотели, чтобы история с несанкционированным увеличением мощности ультразвукового облучения была, как можно быстрее забыта, и больше нигде и ни когда не всплывала. Один из-за того, что был непосредственным виновником возникновения этой ситуации, а второй в силу того, что был руководителем наблюдательного пункта и эксперимента и, соответственно, нес за все ответственность.

            - То есть, как это зачем? Мы за столько лет бесплодных поисков впервые получили отличные друг от друга реакции у человека и робота. А, если дальнейшие исследования этого явления покажут его устойчивость, то мы получим хоть какой-то способ выявления роботов среди людей, - не унимался Александр.

            - Да, вы в своем уме? Что вы нам тут предлагаете? Глушить всех подряд ультразвуком что ли? - возмутился Владимир Иванович.

            Тут совершенно неожиданно Александра очень настойчиво поддержала Алевтина:

            - Зачем же так. Александр Михайлович, конечно же, не предлагал обрабатывать всех поголовно ультразвуком. Конечно, использовать такой болезненный метод можно будет только в особых случаях. Хотя я вообще не вижу ничего особенного в причинении боли. Вон Александр Михайлович все вытерпел и без последствий. Значит, и другие потерпят. Не развалятся. Мы вот здесь сидим, обсуждаем, а как узнать? Может половина здесь присутствующих роботы? Вон Владимир Иванович подозрительно упорно пытается замолчать даже саму идею такого метода распознавания роботов. Чего он так испугался? А может он робот?

            - Ну, вы говорите, да не заговаривайтесь! Это ж, как только такое в голову могло прийти, что я робот?! - возмущенно выкрикнул Владимир Иванович.

            Алевтина, не обратив на возмущение Владимира Ивановича никакого внимания, продолжила:

            - Я уверена, что как только метод распознавания роботов будет создан, наш отдел немедленно организует проверку всех государственных служащих без исключения. Даже если это будет сопряжено с причинением пусть даже и сильной боли. Ничего, ради выявления шпионов в наших рядах можно и потерпеть. Ведь вчера нам очень сильно повезло. Мы случайно обнаружили уровень мощности ультразвукового облучения, который вырубает человека и в то же время не воспринимается роботами, как попытка их повредить или разрушить. Василий то вон сидит живой и невредимый. Вась, неужели ты и в правду сделал глупость и не зафиксировал уровень мощности излучения?

            Вася после своего удачного сегодняшнего выступления уже успевший вернуться к своей обычной важной осанке после последних слов Алевтины весь побелел и снова сжался. До него только сейчас дошло, что вчера он рисковал ни столько здоровьем и жизнью Александра, сколько своей собственной жизнью. Ведь прими роботы его неосторожные манипуляции с излучателем ультразвука за нападении на них, и его немедленно бы усыпили. Сегодня для него не наступило бы никогда, а его смерть послужила бы в качестве доказательства того, что ультразвук, соответствующий по своей мощности болевому порогу человека не приемлем для роботов.

            - Н...нет у мен...ня все зап...писа...ан...но, - запинаясь и хватая ртом, воздух еле слышно, почти шепотом ответил Василий на вопрос Алевтины.

            - Ну, слава Богу! Хоть чего-то смогли сделать как надо. Тогда нам ничего не мешает предложить специальную серию экспериментов с ультразвуковым воздействием, не превышающим по своей мощности зарегистрированную вчера величину, - сказала Алевтина, презрительно глядя на Васю.

            - Ой, как здорово! Мы будем ловить шпионов-роботов! А планирование экспериментов можно поручить нашему отделу, - совершенно неожиданно вмешалась в дискуссию Зоечка.

            В конечном итоге Андрей был вынужден согласиться с включением в отчет дополнительного раздела посвященного вопросам применения ультразвука для выявления роботов. Конечно, Андрей при поддержке Васи благополучно бы похоронил эту идею, если бы не поддержка Алевтины. Он знал, что стоило ему отказать во включении в отчет материалов по ультразвуку и уже завтра Алевтина с большим удовольствием подаст на него во все инстанции, какие только можно с десяток служебных записок, в которых по напишет такого... В общем в сложившейся ситуации у Андрея не было выбора, но как только заседание завершилось он все равно выговорил Александру:

            - Саш, ну что ты с этим ультразвуком сегодня примотался. Все равно из этого ничего путного не выйдет. Ну, отследят жестянки все наши потуги и при воздействии на них ультразвука большой интенсивности начнут имитировать падение в обморок. Только и всего. Мы же при этом, им на потеху, регулярно начнем друг друга ультразвуком глушить.

            - Андрюш, ну пойми, устал я уже не от имитаций жестянок, а от наших имитаций. Ну, сколько мы еще будем делать вид, что мы чего-то делаем, куда-то движемся. Мы уже почти полностью утратили всякое желание даже предлагать новые направления исследований. Признайся хоть сам себе, что мы уже просто хотим жить, так как живем. Нас ведь уже почти все стало устраивать. Да может, жестянки смогут быстро приспособиться, но вполне возможно, что пока они будут приспосабливаться, мы наткнемся еще на какие ни, будь явления. У нас будет движение вперед.

            - Я тебе  скажу, куда у нас будет движение. Вот снимут меня с должности и пришлют нам начальника типа Васи, а еще лучше Алевтины. Вот тогда мы точно весело заживем.

            - Да брось ты. Ну, кто тебя снимет. Все же знают, что во всем виноват только Вася. Твою причастность доказать невозможно. В конце концов, не заставлял же ты Васю прибор неправильно включать. А зато, что все отследил, и предложения в отчет внес, еще и благодарность объявят.

            - Какую еще благодарность? Разве от нашего начальства можно дождаться благодарности? Впрочем, снимать и перемещать сотрудников они тоже не любят, - уже успокоившись, сказал Андрей Александру, и устало поплелся к себе в кабинет. 

8. Попытка ограбления

             После отбытия коллег из главного управления жизнь в конторе опять стала размеренной и однообразной. С утра до вечера выполнялись рутинные бесконечные работы. Уже на следующий день подробности последнего эксперимента были забыты, и никто про него не вспоминал. Из главного управления тоже никакой реакции не последовало. Александр, с добродушного и молчаливого согласия Андрея, опять начал опаздывать и надолго исчезать из конторы. Он почти каждый день встречался с Ольгой, которая продолжала его удивлять. Чем больше он проводил с ней времени, тем больше она его интересовала. Тем больше ему хотелось быть с ней. Он фактически уже не мог контролировать свое желание обладать этой женщиной. Александр совсем перестал интересоваться работой и окружающими, все его мысли, как-то незаметно, оказались сосредоточены вокруг Ольги. Каждую их новую встречу, он ждал все с большим нетерпением.

            Великолепное тело Ольги и неуемная фантазия Жени сделали свое дело, его журнал с фотографиями Ольги, на зависть конкурентов, расходился с невероятной скоростью. Продажи росли, как на дрожжах. Тиражи росли каждую неделю и, в конце концов, очень быстро достигли рекордного за всю историю журнала уровня. Женя дал разыграться своей фантазии в полную силу, и как следствие этого Ольга на фотографиях была в таких непотребных видах, что казалось, этого не могла бы вынести ни одна самая пропащая женщина. Однако Ольга ни разу не пожаловалась. Более того, они даже никогда не обсуждали между собой тему публикации ее фотографий в журнале Александра.

            В этот период с Наташей он встретился всего несколько раз и ни разу не оставался у нее ночевать. При этом он все еще старался избегать, своего появления с Ольгой в центральной части города и в местах, где мог встретить знакомых не только, чтобы скрыть свою связь от Наташи, но теперь уже и из-за фотографий в журнале. Из-за этого они часто бывали в удаленных, находящихся на окраинах города ресторанах и клубах, которые имели не самую лучшую репутацию. Такое их легкомысленное поведение в конечном итоге не могло не привести к тому, что в один из вечеров, когда они сидели в ресторане, расположенном почти у самой границы обжитой зоны города, их попытались ограбить. Конечно же, не персонально только их. Пытались ограбить ресторан и всех его посетителей.

            В ресторане было не очень многолюдно. Зал имел планировку полукруга, в центре которого располагалась небольшая сцена. На сцене выступал ансамбль. Солистка старательно пыталась в живую исполнить известный хит сезона. Получалось не очень, но было хорошо, что музыканты играли не слишком громко. На маленькой площадке для танцев, расположенной полукругом между сценой и рядами столиков, теснилось несколько пар. Зал освещался множеством точечных светильников, разбросанным по потолку, стенам и колоннам, но из-за того, что все светильники были маломощными и к тому же разноцветными, в зале было очень темно.

            Метрдотель сказал, что их столик приготовят через несколько минут, и они сели в баре, который располагался справа от сцены, почти напротив входа в зал.

            Они не успели сделать заказ бармену, как в зал ворвались два бандита вооруженные автоматами. Третий бандит - верзила, обвешенный запасными магазинами и самодельными гранатами, выставив вперед внушительных размеров ручной пулемет, остался стоять в дверях, фиксируя их в открытом положении.

            В открытую дверь было видно, что вход в ресторан заблокирован четвертым бандитом, а на полу вестибюля лежат тела, по всей видимости, убитых швейцара и двух охранников.

            Один из ворвавшихся в зал бандитов - громила, похожий на крупную обезьяну, дал длинную очередь из автомата поверх голов посетителей ресторана и крикнул:

            - Это ограбление! Всем оставаться на своих местах!

            Музыка сразу смолкла. Бармен мгновенно исчез за своей стойкой, как будто его никогда и не было. Александр бросился на пол, увлекая за собой и загораживая Ольгу. В тот момент им двигало одно желание защитить и максимально, насколько это было возможно в сложившейся ситуации, обезопасить Ольгу. Часть посетителей и официантов также легли на пол, а часть так и застыли в тех позах, в которых их застала автоматная очередь. В зале воцарилась полная тишина.

            За столиком прямо перед Александром и Ольгой, оказалось, сидели роботы. Цвет их кожи начал ритмично изменяться с зеленого на красный, обозначая их присутствие. Роботы невозмутимо продолжали свою трапезу. В отличие от первых моделей, которые потребляли только электричество, современные роботы точно так же, как и люди нуждались в еде, питье и воздухе.

            - Если будите вести себя тихо, то никто не пострадает. Просим приготовить ваши деньги и снять драгоценности, - спокойно добавил второй невзрачный низкорослый бандит тщедушного телосложения.

            Охранник, дежуривший в зале - молодой мужчина двухметрового роста с бритой головой на бычьей шее, внешне напоминающий трехстворчатый шкаф с антресолью успел впрыгнуть в бронеколпак, установленный в углу зала. Охранник оказался не трусом и начал стрелять по бандитам сквозь амбразуры своего бронеколпака. Бандиты стали отстреливаться.

            Охранник и бандиты стреляли скверно. Охранник никак не мог попасть ни в одного из бандитов, а бандиты в амбразуру бронеколпака, хотя расстояние между ними не превышало двадцати пяти метров. Кроме этого за счет высокой интенсивности стрельбы бандиты буквально не давали охраннику выглянуть в амбразуру своего бронеколпака, и от этого охранник вынужден был стрелять все реже практически в потолок в основном для острастки. Так, что вреда друг другу они не причиняли. Зато их стрельба была опасна для окружающих, особенно отлетающие рикошетом от бронеколпака в зал пули.

            Александр молча про себя выругался. В этой ситуации он бы предпочел тихо отдать бандитам деньги и полюбовно, а главное безопасно для себя и Ольги с ними разойтись. Все без исключения кто находился в зале (кроме роботов конечно) попадали на пол. После того, как две пули, отскочившие от бронеколпака, совсем рядом с Александром вонзились в барную стойку, он решился - выхватил свой табельный пистолет, встал на одно колено и двумя выстрелами, при этом, стараясь не задеть роботов, застрелил двух бандитов с автоматами. Выпущенные им две пули попали точно в цель - головы бандитов.

            В спецшколе Александра, как и всех без исключения курсантов, обучали снайперской стрельбе и приемам рукопашного боя. И надо сказать учили хорошо. Все агенты постоянно, как в служебное, так и в неслужебное время обязаны были носить табельное оружие - пистолеты. По замыслу руководителей они, в случае если роботы начнут вдруг поголовное истребление людей, должны будут, вступить сними в бой. Хотя, конечно, все понимали, что даже с учетом великолепной подготовки шансов на победу в этом бою практически не было. Надеяться можно было только на чудо.

            Бандит с пулеметом, стоявший в дверях, сориентировался мгновенно. Он как кошка отпрыгнул в вестибюль, и двери в зал захлопнулись. Александр, несмотря на свою невероятную скорость ведения стрельбы, застрелить его не успел.

            В сторону Александра так никто ни разу и не выстрелил. Конечно же, из-за роботов. Задеть робота означало неминуемую смерть, и бандиты боялись этого больше чем Александра. Стало ясно, что вернуться в зал они не посмеют. Охранник продолжал стрелять в уже мертвых бандитов. Как только двери в зал закрылись. Александр достал свой жетон, поднял его над головой и громко крикнул:

            - Федеральная служба безопасности! Прекратить стрельбу! Всем успокоиться!

            Люди стали подниматься с пола. Двух человек все же задело, но, слава Богу, не сильно. Их раны больше походили на ссадины, чем на огнестрельные ранения, и усыпление их роботами им явно не грозило.

            Ольга начала возбужденно ругать Александра:

            - Ты сумасшедший! Тебе, что жить надоело! В такой темноте стрелять рядом с роботами! Да, ты же мог повредить робота!

            - Да успокойся ты. Я очень неплохо стреляю. Нас же чуть не зацепило. А если бы зацепило, то какая была бы разница, по какой причине нас бы усыпили, эти чертовы жестянки? - спокойно ответил ей Александр.

            - Не спорте. Ваша дама абсолютно права. Вы действовали сейчас очень рискованно и были для нас более опасны, чем бандиты. И имейте в виду, что для вас может, и нет никакой разницы, по какой причине мы вас будем усыплять, а для нас крайне не желательно, чтобы этой причиной было разрушение робота, - назидательно сказал Александру робот - молодой человек атлетического телосложения, неожиданно вмешавшись в их разговор.

            Это было очень необычно. Роботы, как правило, не утруждали себя какими либо пояснениями или комментариями. Тем более если к ним непосредственно не обращались. Александр ничего не ответил на замечание робота. Только с ненавистью на него посмотрел.

            Тут к ним подбежал метрдотель и быстро заговорил:

            - Мы приносим вам свои извинения за этот досадный инцидент. Уверяю вас, повторения этого кошмара мы не допустим.

            Затем, обращаясь непосредственно к Александру, он сказал:

            - Мы выражаем вам нашу признательность за вашу неоценимую и очень своевременную помощь в борьбе с бандитами. В знак нашей благодарности мы просим вас и вашу спутницу на этот вечер быть нашими почетными гостями. Все, что пожелаете за счет заведения.

            - Нет уж, увольте. Отдыхать здесь в компании с кучей трупов - это уже через чур, даже для меня, - решительно отклонил предложение метрдотеля Александр.

            В тот вечер они больше не стали испытывать судьбу и перебрались в уютный ресторанчик в центральной части города. В котором Александру удалось взять столик в углу зала за колонной, где они практически были не видны для большинства посетителей ресторана. Правда никого из своих знакомых Александр не заметил и в Ольге, похоже, никто, уже довольно известную фотомодель, не признал, а может, просто не успел, так как они очень быстро прошли к своему столику. Так что, вечер был бы просто чудесным, если бы не возбуждение и некоторое напряжение от нападения бандитов, которые Александр продолжал испытывать. В Ольге тоже обычной легкости и расслабленности не ощущалось.

            Они оба очень старались забыть начало сегодняшнего вечера, пытались наслаждаться уютом и спокойствием ресторана, обществом друг друга, но ничего не выходило. Не помогла и более обильная, чем обычно выпивка. Их состояние было такое, как будто они сегодня спиртного не пили вовсе. Наконец уже ближе  к двенадцати ночи Ольга сказала:

            - Нам надо как-то расслабиться. Эти бандиты все же смогли испортить вечер.

            - Не только бандиты. Меня так жестянки своим невозмутимым спокойствием и замечаниями разозлили гораздо больше, - продолжил Александр.

            - Саш, ну ты все же согласись, что ты сегодня неоправданно сильно рисковал. Я очень за тебя испугалась.

            - Да ты просто не представляешь, насколько сильно испугался я за тебя после того, как две пули угодили рядом с нами в стойку бара. Знаешь, когда женщина мне действительно нравится, я всегда теряю чувство меры. Это происходит невольно. Извращенная реакция. Наверное, ты права, в той ситуации опасность была не так уж и велика. В самом худшем случае отделались бы парой ссадин да синяков.

                - Бог с этими ресторанами, бандитами и жестянками. Я, кажется, знаю, что нам сейчас нужно. Давай поедим ко мне и потрахаемся. Я хочу позаниматься любовью, а ты?

            - Очень правильная мысль и мы оба придем в норму, - поддержал Александр предложение Ольги.  

9. Первая ссора с Ольгой  

            Утром Александр проснулся в спальне у Ольги. Взглянув на часы, он с изумлением обнаружил, что уже больше десяти часов. Ему удалось так долго проспать потому, что они вчера занимались любовью в спальне и соответственно после заснули там же, а не как обычно в лоджии, где его рано утром будил солнечный свет. В спальне сейчас было сравнительно темно, так как плотные шторы были задернуты.

            По всей видимости, Ольга любила заниматься сексом в лоджии главным образом потому, что ее дом был не самым высоким. Рядом почти напротив ее лоджии стояло несколько более высоких зданий с верхних этажей, которых вполне можно было наблюдать за их любовными играми. Осознание во время секса того, что кто-то посторонний в это время их рассматривает, придавало дополнительную остроту его ощущениям и усиливало возбуждение. Скорее всего, Ольга тоже испытывала нечто подобное. 

            Александр не мог спать при ярком свете. Однако после занятий любовью в лоджии на любимой кушетке Ольги у него уже не было ни сил, ни желания, куда либо перебираться, для того чтобы заснуть в более комфортных условиях. Поэтому в последнее время он за свою лень регулярно расплачивался ранними пробуждениями. Сегодня к его удовлетворению ему удалось избежать, ставшей уже традиционной расплаты благодаря тому, что ночью он, проявив инициативу, не дал Ольге дойти до лоджии и овладел ею в спальне. После они заснули практически сразу, и получилось, что спать они легли необычно для себя рано.

            Ольга спала рядом на огромной кровати прямо поверх покрывала и не разобранного постельного белья, ее волосы растрепались, косметика потускнела и размазалась по лицу. Одежда валялась на полу, по пути от входа в спальню до кровати.

            Александр регулярно встречался с ней уже продолжительное время. Она всегда была доступна, похоже, в ее жизни не было другого мужчины. Во всяком случае, постоянного уж точно. Она спокойно относилась к тому, что у него есть еще одна постоянная женщина, с которой он продолжал поддерживать отношения, не выражала своего недовольства этим обстоятельством, как могла бы поступить на ее месте другая женщина. Она никогда не заговаривала с ним о деньгах. Он знал, что у нее нет родителей, которые могли бы помочь ей материально. У нее был контракт с его журналом, но он не приносил больших доходов, и другой работы у нее не было. Пентхаус и ее образ жизни обходились явно не дешево. Возможно, она нуждается в деньгах, но стесняется признаться в этом. Он решил, что ему следует самому поднять этот вопрос и предложить ей свою помощь.

            Ольга открыла глаза, потянулась, изящно и соблазнительно выгнув дугой свое превосходное тело, и довольно простонала.

            - Сейчас ты похожа на кошку, - заметил Александр, - наверное, пантеру или леопарда.     

            - Это хорошо. Я теперь смогу другим мужчинам рассказывать: "У меня был мужчина, который говорил мне, что я иногда бываю, похожа на кошку, настоящую хищницу - пантеру".

            Он зажал рукой ей рот.

            - Не говори так. Никакие другие мужчины тебе не нужны. Я люблю тебя и хочу жениться на тебе.

            Александр сам удивился своим словам, неожиданно произнесенным им сейчас. Ведь всего минуту назад он размышлял совсем об ином варианте продолжения их отношений.

            - Слушай, Саш, - не раздумывая, сразу ответила ему Ольга. - Я же на тебя не давлю, так что оставим эту тему. Ты - не моя собственность, а я - не твоя, так оно и должно оставаться.

            - Но я, правда, очень люблю тебя. Ты переедешь ко мне в коттедж, родишь мне детей. Тебе не надо будет работать. Не надо будет заниматься этим ужасным модельным бизнесом. Я один смогу полностью обеспечить нашу семью. Мы не будем ни в чем нуждаться. Сможем жить только друг для друга.

            Ольга посмотрела на него своими большими, раскосыми, зелеными глазами. Ее взгляд ничего ему не обещал. Равнодушным и совсем незаинтересованным тоном она произнесла:

            - Я смотрю, ты уже все спланировал далеко вперед. Наверное, ожидаешь, что я с готовностью и, не раздумывая, брошусь в нарисованный тобой рай?

            Он привлек ее к себе:

            - Я не понимаю в чем проблема? Что тебя не устраивает? Может тебя, смущают мои отношения с Наташей? Так, как только мы зарегистрируем брак, я навсегда избавлюсь от нее и клянусь, что ты больше никогда о ней не услышишь. Или может я, совсем тебе не нравлюсь?

            Ольга погладила его по спине, и он почувствовал, что в нем просыпается желание. Это происходило всегда, стоило ей прикоснуться к нему.

            - Ты не понимаешь. Не существует никаких проблем. Просто я не хочу выходить за тебя замуж. А уж до твоих отношений с Наташей мне и вовсе нет никакого дела.

            Она отстранилась от него и встала с кровати. Обнаженная Ольга, глядя на Александра, продолжила:

            - Я хочу быть свободной и не собираюсь взваливать на себя обязательства. Я хочу быть вольна в своих действиях, и делать, только то, что я хочу. Мне ни к чему оковы брака. Я не хочу выходить замуж не конкретно за тебя, а вообще не хочу выходить замуж. Сейчас брак меня не привлекает, ни в каком виде. Да, я люблю тебя сейчас, сегодня. Но кто знает, что будет завтра? Такая я уж есть и пока хочу оставаться такой. Почему бы тебе ни вести себя подобным образом? Давай оставим наши отношения такими, какие они есть.

            Он не смог справиться с охватившим его возбуждением. Ее последние слова уже не играли для него никакой роли. Он затащил ее обратно на кровать и дал волю своим оскорбленным чувствам. Она пыталась сопротивляться, но он подмял ее под себя, и ей ничего не оставалось, кроме как перестать бороться и слиться с ним воедино.

            Александр буквально сходил с ума от наслаждения. С Ольгой у него было так всегда. С каждым разом их близость все сильнее захватывала его как физически, так и эмоционально.

            Когда все завершилось Ольга, какое-то время удовлетворенно и неподвижно лежала на спине. Она смогла встать с кровати только после того, как Александр с нее слез и отпустил.

            Она пошла на кухню, готовить завтрак. Вид у нее, несмотря на насилие, был вовсе не рассерженный. Даже скорее довольный.

            Ольга задела его самолюбие своим отказом выйти за него замуж. Но в глубине души он не обиделся, а даже обрадовался, потому что ее заявления позволяли ему ничего не менять и при этом не испытывать никаких угрызений совести, не чувствовать свою вину или какую либо обязанность перед Ольгой. Он осознал, что, как и она, хочет свободных отношений, без каких либо обязательств, что не нужна ему никакая семья. Он, как порядочный человек, сделал ей предложение. Ее никто не заставлял от него отказываться, и она сама попросила о продолжении свободных отношений. Теперь он хотел вернуться к своему первоначальному замыслу и думал, как завести разговор о ее финансах и оказании им ей помощи.

            Александр встал с кровати и пошел к Ольге на кухню.

            Ольга, посмотрев на него, с усмешкой сказала:

            - Что это ты такой невеселый и задумчивый? Все еще обижаешься, что я отклонила твое заманчивое предложение?

            - Слушай, не надо шутить. Давай поговорим серьезно. Только не здесь. Давай пойдем в гостиную.

            Она последовала за ним в гостиную. Александр сел в кресло. Ольга демонстративно уселась на пол, скрестив ноги, прямо напротив Александра и с натянуто серьезным лицом произнесла:

            - Я внимательно и очень серьезно тебя слушаю.

            - Я же просил отнестись к нашему разговору серьезно, а ты опять все хочешь превратить в игру, - с раздражением сказал Александр.

            - Ладно, уж говори, что у тебя за проблемы, - примирительно ответила ему Ольга.

            - Ольга, я много думал о тебе.

            Она засмеялась.

            - Надеюсь, ты ничего ужасного не надумал?

            - Я говорю серьезно, - продолжил он. - Я беспокоюсь о том, насколько ты обеспечена материально. Эта квартира стоит уйму денег. Раз уж ты отказалась выйти замуж, то позволь хотя бы помогать тебе материально. Скажи мне честно - откуда у тебя деньги?

            Она напряглась. Ее взгляд сделался действительно серьезным. Даже может быть жестким.

            - Зачем ты хочешь это знать?

            Александр не уловил перемену в ее настроении, но понял, что она не собирается отвечать на его вопрос, и резко произнес:

            - Ольга, я хочу знать.

            - Я не хочу, чтобы ты меня допрашивал. Я же тебя не допрашиваю. Мне ничего от тебя не надо.

            Она повысила голос до крика.

            - Отстань от меня со своими вопросами. В чем ты меня подозреваешь? О чем ты думаешь? Откуда, по-твоему, у меня деньги? Ты думаешь, что я - шлюха? Тогда почему я с тебя не беру денег?

            Она заплакала. Александр был удивлен, что его желание помогать Ольге вызвало у нее такую реакцию. Ведь у него действительно по поводу нее не было никаких дурных мыслей.

            - Это мое дело, где я беру деньги, и оставим эту тему, - отрезала она.

            - Не говори ерунды. Я вовсе не подозреваю тебя в чем-то нехорошем. Ну, раз ты настаиваешь, то хорошо - забудем об этом, - холодно согласился Александр.

            Александр встал с кресла, пошел в спальню, собрал с пола свою одежду и, пройдя в ванную, привел себя в порядок и оделся. Ольга все это время оставалась в гостиной.

            Вернувшись в гостиную, он застал ее сидящей в кресле и смотрящей на дворик через стеклянную стену гостиной. Она не повернула в его сторону голову.

            Он замер в нерешительности, не зная, уйти ему или остаться. Подождав, немного он потребовал:

            - Так ты скажешь мне?

            Она продолжала рассматривать дворик и никак не отреагировала на его требование.

            - Ну, что ж тогда всего хорошего, - постояв еще немного в дверях гостиной, сказал он и ушел.

            Уже в коридоре, не отойдя и двух шагов от двери квартиры, Александр пожалел о своем поступке. Он подумал о примирении с Ольгой, но сейчас для него это было неприемлемо. Сдавшись сразу сейчас, он тем самым фактически признает свое поражение перед женщиной, а такого в его жизни еще не было. Нет, решил он, пусть немного позлиться, помучается и сама думает о том, как ей с ним примириться.

            Спустившись к своей машине, он решил, что поедет в контору, и подумал: "Надо обязательно сегодня в конторе появиться, а то ведь в конец обнаглел. Дошел до того, что на работе по несколько дней подряд не появляюсь. А все же интересно, почему Ольга скрывает источник своих доходов? Наверное, она занимается чем-то незаконным тем, что мне точно не понравиться. И судя по всему это ее занятие намного хуже, чем ее работа в качестве модели. Ничего, когда она скажет, чем именно она зарабатывает себе на жизнь, я смогу положить этому конец. Она вынуждена будет принять от меня помощь, и попадет от меня в зависимость".  

10. Вынужденная попытка вернуться к прежней жизни с Наташей  

            Александр добрался до конторы только во второй половине дня и обнаружил, что его появления никто особо не ждал. Из-за того, что делать собственно по работе было и нечего. Немногочисленные сотрудники, находящиеся в здании, занимались, кто, чем только мог. В основном своими личными делами. Его дежурство в комнате слежки за роботами, в соответствие с графиком, должно было состояться еще очень не скоро.

            Александр просидел в конторе до конца рабочего дня. Так же, как и большинство сотрудников просто убивая время.

            Он уже давно заметил, что люди в большинстве своем привыкли жить под надзором роботов. Им уже устройство их жизни стало представляться вполне естественным. Они просто жили, радовались каждый своим маленьким успехам, достижениям и все реже находился кто-то, кто действительно задавался вопросом о том, что правильно ли устроена жизнь, допустимо ли так продолжать существовать. Когда-то давно, сразу после большого массового истребления роботами людей все было по-другому. Тогда у оставшихся в живых людей была злость. Никто даже не помышлял о смирении. Все из кожи лезли, но только чтобы избавиться от роботов. Работали на износ сутками. Теперь же они просто прозябали. Существовали примерно как скотина на ферме. Только ферма была большая - вся планета, а стойлами служили дома и квартиры. Большинство населения, особенно занятого на работах подобных службе Александра, в значительной степени просто изображало деятельность. Реально функционировало производство предметов потребления, сельское хозяйство и сфера услуг, да и то без развития. В развитии, наращивании объемов производства просто не было необходимости - численность населения не росла и была стабильной.  Впрочем, если люди прекратят совсем работать, то, скорее всего, роботы сами станут их кормить, одевать, обувать, следить за их здоровьем, чтобы поголовье состояло только из здоровых особей. Ведь заботятся же они о животных и даже насекомых, сохраняют окружающую среду.

            Вот и Александр, сидя в конторе, думал вовсе не о том, как бы извести роботов, а о том, как бы вернуть себе расположение привлекательной самки, чтобы и дальше просто удовлетворять свои естественные физиологические потребности. Он ждал, что Ольга ему позвонит и сама попытается уладить их размолвку, но она до конца рабочего дня так и не позвонила. Ближе к концу рабочего дня он сам несколько раз порывался ей позвонить, но так и не решился.

            Вечером он позвонил своей прислуге, предупредил, что ужинать будет дома и, после работы сразу поехал в свой коттедж. Вопреки его ожиданиям Ольга ему так и не позвонила. Зато ему удалось пораньше лечь спать. Засыпая, он даже подумал: "Хорошо, что Ольга продолжает дуться. Благодаря этому сегодня он точно сможет нормально выспаться".

            Ольга не позвонила ему ни на следующий день, ни в последующие дни. Александр продолжал исправно ходить на работу, вовремя ложиться спать вечером в своем коттедже. При этом мысли об Ольге его не оставляли и была еще одна странность - он не хотел других женщин. Наконец на четвертый день их размолвки он не выдержал, и сам позвонил Ольге. Телефон ему ответил бесстрастным голосом: "Вызываемый абонент временно не доступен".

            В тот день он, как сумасшедший, набирал номер телефона Ольги каждые пятнадцать минут, но исправно получал один и тот же ответ: "Вызываемый абонент временно не доступен". А на следующий день ему позвонил Евгений и сообщил:

            - Слушай Саш тут такое дело. Я сегодня в сети натолкнулся на частное видео с участием нашей ведущей фотомодели Ольги Климовой. По контракту она не имеет права размещать свои изображения, где-либо кроме нашего журнала. Мы можем попытаться наложить на нее штрафные санкции. Правда доказать, что это видео было снято и размещено с ее согласия будет не просто, но можно попробовать. На мой взгляд, шансы у нас есть.

            Немного помолчав, и тяжело вздохнув в трубку, он продолжил:

            - Но поскольку у тебя с ней вроде, как роман, то начать ее прессовать без твоего согласия я не решился. Ну, так что делать будем?

            - Вот, что сбрось-ка это видео мне и пока Ольгу не трогай. Я сам решу надо ее наказывать или нет, - ответил Александр, осознавая, что чтобы на этом видео ни было, он не станет пользоваться своим положением, и разберется с ней без посторонней помощи и тем более без участия коллег по работе.

            Хотя Александр, конечно же, ожидал увидеть порнофильм, но все же, то, что он увидел на, присланном ему Евгением видео, смогло его удивить.

            Сначала он увидел длинную узкую прихожую, в которой спиной к видеокамере и лицом к входной двери стоял низкорослый облысевший мужчина в махровом полосатом халате. Из-под халата кроме лысины торчали босые кривые и волосатые ноги. Потом дверь открылась и в прихожую вошла девушка. Она выглядела великолепно, молодо и сексапильно. Ее волосы густыми блестящими волнами падали на плечи. Черное короткое платье, с глубоким вырезом обтягивая фигуру, подчеркивало ее совершенство. Туфли на высоких шпильках делали ее ноги еще более стройными.

            Александр без труда узнал в девушке Ольгу.

            Ольга, улыбаясь, помахала рукой, но не мужчине, а явно в видеокамеру.

            Александр подумал: "Вот почему Женя сказал, что он может попытаться доказать, что видео снималось с согласия Ольги. Конечно, ей ни в жизнь не доказать, что она сейчас улыбается и машет рукой не оператору, а кому-то еще и не видит видеокамеры".

            Видеокамера сменила точку съемки. Теперь фигуры мужчины и девушки снимались крупным планом и сбоку. Стало заметно, что Ольга сильно пьяна.

            Мужчина сбросил свой халат. Под халатом на нем не было ничего. Он был абсолютно голым. Член его стоял. На животе висели складки дряблой кожи. Лысина, обрамленная редкими седыми волосами, блестела капельками пота. Он изрядно весь заплыл жиром. Стало понятно, что мужчина был уже стариком, ему явно было под семьдесят.

            Александр подумал: "Какой же отвратительно мерзкий тип. Странно, что его до сих пор не усыпили. Судя по его внешнему виду его, следовало усыпить уже много лет тому назад".

            Тем временем старикашка окинул Ольгу похотливым взглядом. При этом у него изо рта потекли даже слюни, а по телу пробежала дрожь. Он грубо обнял Ольгу, ощупывая ее тело своими мясистыми пальцами через тонкое платье. Его слюнявая нижняя челюсть отвисла, и он шумно задышал ей в лицо.

            Ольга освободилась, но продолжала улыбаться.

            - В чем дело? Разве ты не знала за чем сюда шла? - хрипло спросил старик, сунув руку в вырез ее платья и сильно сжимая грубыми пальцами ее грудь. Рвущееся платье затрещало.

            - Мне больно. Зачем рвать мое платье? - пожаловалась Ольга.

            Она вырвалась, явно разозлившись из-за порванного платья. Затем, снова игриво улыбаясь, добавила:

            - Может, лучше пройдем в спальню и устроим там нечто особенное.

            - Кончай ломаться. Сначала разденься - я хочу посмотреть на товар, который получаю, - потребовал старик.

            - Как скажешь, - произнесла Ольга, очень медленно снимая соблазнительное черное платье. При этом она явно нарочно очень эротично извивалась всем своим телом. "Да, уж что-что, а раздеваться так, чтобы завести, эта сука умеет" - подумал Александр. 

            Как и следовало ожидать, под платьем на ней ничего не было. Она осталась стоять в одних туфлях на высоких шпильках, удлинявших и без того эффектные ноги Ольги и придававшие ее обнаженной фигуре еще большую соблазнительность.

            Старикашка опустился на четвереньки, подполз к ней, стал целовать и облизывать ее ноги, постепенно поднимаясь вверх по ее телу. На теле Ольги заблестела, оставляемая им, тягучая слюна. Ее прекрасное тело с гладкой кожей ритмично извивалось в руках старика и терлось об него.

            Наконец старик встал на колени, обхватив ее за талию. Прижал рот к ее животу и быстро укусил его чуть пониже пупка.

            Закричав от боли, она оттолкнула старика, громко шлепнув его всей пятерней по лысине.

            - Старый мерзавец!

            Он не удержался и грохнулся жирной задницей об пол у ее ног, раскинув в стороны ноги и руки, громко раскатисто засмеявшись.

            Ольга стояла над ним, потирая укушенный живот и обиженно глядя на него.

            - Ладно, ты мне подходишь. Иди за мной, детка, - кряхтя, поднимаясь с пола, сказал старик.

            Он направился к двери. Ольга последовала за ним. За дверью оказалась, уходящая вверх крутая лестница.

            На лестнице он пропустил Ольгу вперед. Пристроившись к ней сзади, он принялся гладить ее ноги и ягодицы, периодически касаясь паха. Ольга для того, чтобы старику было удобно ее гладить, вынуждена была немного приседать и неестественно широко расставлять ноги, поднимаясь по лестнице. Из-за этого по лестнице они двигались очень медленно.

            В конце концов, лестница кончилась, они все же добрались до спальни с зеркальными стенами и потолком. По середине спальни стояла кровать. Другой мебели в ней не было.

            - Ложись на кровать, - скомандовал старик.    

            Она легла на середину огромной кровати.

            Старик, кряхтя и тяжело дыша, забрался на Ольгу.

            - Раздвинь ноги, детка, - сказал он, - преступим к делу.

            Он грубо, безжалостно использовал Ольгу, заставляя ее заниматься с ним любовью всеми вообразимыми способами. Все это сопровождалось негромкими вскрикиваниями, тихими постанываниями и произнесением волнующих непристойностей.

            Наконец он кончил и встал с кровати. Ольга осталась лежать, распластавшись, как распятая, на кровати.

            Старик внимательно осмотрел Ольгу и, улыбаясь, сказал ей:

            - Рано ты тут разлеглась отдыхать. Это еще не все, детка. Это только начало.

            Мерзко похихикав, он продолжил:

            - Я, деточка, тут приготовил тебе сюрприз. Там за дверью ожидают своей очереди несколько моих друзей.

            Он громко расхохотался и, обернувшись к двери, громко крикнул:

            - Можете заходить! Девушка ждет вас с нетерпением!

            В открывшуюся дверь в комнату под хохот старика ввалилась группа обнаженных мужчин и женщин. Они быстро окружили кровать.

            Изрядно потрепанная женщина, лет пятидесяти обращаясь к старику, сказала:

             - Пока она еще свежая можно я первой с ней позанимаюсь. Похоже, она еще сможет доставить удовольствие.

            В этой компании старик явно был главным.

            Тут к кровати шагнул высокий молодой мужчина спортивного телосложения.

            - Нет, теперь моя очередь. Уж я-то ее оттрахаю по-настоящему.

            Было заметно, что он с трудом удерживает себя от того, чтобы просто не броситься на Ольгу.

            Ольга в панике спрыгнула с кровати с противоположной от мужчины стороны.

            Старик, запинаясь от хохота, произнес:

            - В чем дело? Деточка, не волнуйся, мы оплатим тебе каждого по отдельному тарифу.

            В ярости Александр выругался. Он не стал досматривать видео. Того, что он увидел, вполне хватило для того, чтобы привести его в бешенство.

            - Стерва! Развратная маленькая сучка! - пробормотал он себе под нос, набирая номер телефона Ольги.

            На этот раз она ответила сразу. Он услышал в телефонной трубке ее притворно капризный голос:

            - Саша, ну куда же ты пропал. Мне так скучно и плохо без тебя. Неужто ты все еще на меня дуешься?

            - Мерзавка! Как ты могла так поступить? - заорал он в трубку.

            Она, похоже, удивилась.

            - Что это с тобой? В чем дело?

            - Ты еще спрашиваешь, в чем дело? Ты безмозглая дура! Да ты выставила себя и меня на посмешище, снявшись в главной роли в оргии в компании с кучей уродов.

            - Ах, так ты об этом. Я тоже видела этот фильм. Он, конечно, ужасен, но я не виновата. Я не знала, что там снимали.

            - Я не знала, что там снимали, - передразнил Ольгу Александр. - Ты, что меня за идиота держишь? Ты еще скажи, что там тебя вообще не было. И это все, что ты можешь мне сказать?

            - Слушай, ты исчез и даже не позвонил мне ни разу. Я, что должна была сидеть и ждать, когда ты сменишь свой гнев на милость? Мне было нечем себя занять. Мне было скучно. Я оказалась там случайно. Я сожалею, что все так вышло, и я огорчила тебя, - объяснила Ольга, с появившемся раздражением в голосе.

            - Да, что ты я совсем не огорчен. Мне очень нравиться смотреть в сети фильмы, в которых мою девушку во всех видах имеют всякие мерзкие старики.

            - А, что ты собственно так разозлился? Можно подумать, что публичная демонстрация моего тела для тебя большая новость. Да на приемах твоего идиотского журнала меня показывают, вообще с кем попало и в живую, как на спектакле.

            - Ты, что и в  правду идиотка или только прикидываешься? На наших приемах никто проституцией не занимается. Все, что ты там делаешь - это стриптиз. Половые акты лишь имитируются, там никто не кончает. Или для тебя нет никакой разницы? И потом я тебе предлагал уйти из фотомодельного бизнеса. Если тебе нужны деньги, то для этого тебе вовсе необязательно заниматься проституцией. Достаточно просто было согласиться на мое предложение.

            - Слушай, ты мне надоел со своими претензиями. Я дала тебе объяснения, какие могла. Извини, других нет, и не будет. Меня от тебя уже тошнит. Я вовсе не твоя девушка. Я вообще ни чья. Я сама по себе и имею полное право трахаться когда хочу, где хочу, с кем хочу и как мне нравиться. Если тебя что-то не устраивает, то это только твои проблемы. Я не заставляю тебя со мной встречаться, - разозлилась Ольга.

            Ему захотелось ударить ее, но все, что он смог сделать это в ярости отключить телефон и со всего маха стукнуть кулаком по столу.

            - Вот же стерва!

            Немного успокоившись, Александр стал размышлять: "Она переспала с целой толпой сомнительных личностей и кто знает с кем еще. Она - обыкновенная шлюха, легкая добыча. Если он не будет осторожным, он даже может подцепить что-нибудь от нее. Черт с ней. Пусть она исчезнет из его жизни. Он не станет больше с ней встречаться. Он сегодня же поедет к Наташе. Так для него будет лучше. Он вполне в состоянии восстановить свою прежнюю размеренную нормальную жизнь. Ведь ему было раньше очень хорошо с Наташей, и она уж точно никогда не станет заниматься проституцией и точно не позволит, себе спать с кем попало".  

***  

            Александр не стал предварительно звонить Наташе. Он поехал сразу к ней без предупреждения. Он, конечно, понимал, что после довольно длительного перерыва в их отношениях, Наташа может быть сильно на него обижена, и поэтому решил прояснить ситуацию при личной встрече, а не по телефону. Рассудив, что так даже если ее отношение к нему сильно изменилось, он разберется во всем сразу и окончательно. Ему не придется потом думать о чем-то недосказанном по телефону.

            В том, что Наташа очень сильно на него обижена, он совсем не сомневался. Если в самом начале бурного развития его отношений с Ольгой Наташа систематически пыталась с ним встретиться и часто звонила ему, то в последнее время все попытки вступить с ним в контакт с ее стороны прекратились. 

            Вопреки его опасениям Наташа приняла его как обычно, так как будто в их взаимоотношениях не было длительного периода охлаждения. Она не стала выяснять отношения, в чем-либо упрекать и расспрашивать его о причинах столь длительного отсутствия. Когда он входил к ней в квартиру, она не выразила удивления, а сделала вид, что его появление у нее сейчас обычно и естественно, позволив себе только огорченно заметить:

            - Саш, ну, что же ты не позвонил? Я бы успела приготовить ужин, но ничего я сейчас что ни будь, придумаю.

            Она убежала на кухню, где принялась суетливо перебирать содержимое холодильника и шкафчиков.

            Александр прошел в гостиную, еще по неутраченной привычке, машинально сел в кресло и включил телевизор. Все было привычно, как всегда несколько месяцев тому назад еще до появления Ольги. Он почувствовал себя уверенно и спокойно. "Надо же совсем ничего не изменилось. Ощущение такое, как будто времени, проведенного с Ольгой, и вовсе не было. Похоже, мне удастся вернуть свою жизнь в привычное русло. Очевидно, что Наташа тоже сильно на это надеется, а значит, сделает все, чтобы на этот раз удержать меня возле себя. Скорее всего, мне даже не придется прикладывать сколько-нибудь заметных усилий. Определенно Ольгу следует забыть как страшный сон. И в будущем более тщательно подходить к выбору партнерш для временных связей. Все, уж больше точно не позволю ни одной интрижки затянуться надолго. Для длительных отношений есть Наташа и этого вполне достаточно", - думал Александр, сидя в кресле.

            До ужина и во время ужина они почти не разговаривали. Они и раньше, проводя много времени вместе, очень мало говорили друг с другом, а сейчас и вовсе все происходило, как в кино с отключенным звуком.

            Они ужинали в гостиной. У Наташи к ужину нашлось заранее припасенное вино. Выпили изрядно. Главным образом из-за желания расслабиться, так как оба испытывали напряженность и оба тщательно старались скрыть это обстоятельство друг от друга. После того, как они достаточно сильно опьянели, общение у них пошло заметно легче.

            Наташа встала и стала собирать посуду на столе. На ней был только бархатный халат. Александр почувствовал желание, и его рука скользнула под ткань халата. Наташа вздрогнула. Нащупав под халатом трусики, он привлек ее к себе и тихо сказал:

            - Я хочу тебя.

            - Я так долго не занималась любовью, - почти шепотом отозвалась она, - но сначала мне нужно принять душ.

            - Пожалуй, душ мне тоже не помешает. Давай мы его примем вместе, а потом мы будем любить друг друга всю ночь!

            - Это будет замечательно, - с готовностью согласилась Наташа. Он чувствовал, что сейчас она согласиться с любым его предложением.

            Наташа раздевалась буднично и деловито. Сняв халат, она его расправила и аккуратно повесила на вешалку, затем сняла розовый бюстгальтер, сложила его и положила на полку. То же самое, она невозмутимо проделала и с розовыми кружевными трусиками.

            Это зрелище никак не смогло его тронуть, а скорее даже наоборот погасило желание. Конечно, так как раздевалась Ольга, наверное, никто раздеваться не умел. Странно, но раньше он не обращал внимания на то, как это делает Наташа.

            Поежившись, обнаженная женщина замерла перед ним. Глядя на Наташу, Александр грустно подумал: "Бог ты мой, как же много проигрывает Ольге эта совсем еще не старая, хорошо сложенная и, в общем-то, симпатичная женщина. Это просто невероятно. Раньше я всегда считал, что она очень красивая и привлекательная. Я просто не представлял, что может существовать женщина, которой Наташа хоть в чем-то заметно уступит".

            Они вместе залезли в очень маленькую и тесную для двоих душевую кабинку и пустили воду. Из-за тесноты их тела постоянно соприкасались и терлись друг о друга. Это должно было способствовать их возбуждению, но Александр с удивлением чувствовал, что он все еще не достаточно возбужден. Ему в голову лезли воспоминания о том, как он принимал душ с Ольгой, начинал сравнивать, и эти сравнения получались опять не в пользу Наташи. Он понял, что ему придется приложить немало усилий, чтобы привести себя в состояние, в котором он сможет совершить то, что должен.

            Наташа понимающе посмотрела на него и, видимо, решив ему помочь, обвила руками его шею и прижала его рот к своим губам. Тело Александра начало реагировать на движение ее языка в его рту. Потом его возбуждение стало нарастать по мере того, как ее рот стал опускаться по его телу все ниже, и вскоре он уже был готов. Он вошел в нее, и они медленно и долго занимались любовью. Внезапно все кончилось для него мощным взрывом страсти. Он закричал, но она не остановилась, повергая его в состояние экстатической дрожи. Фактически Наташа все сделала сама.

            Однако секс с Наташей не был таким же потрясающим и волнительным как с Ольгой. Он не смог пережить таких же сильных эротических ощущений, к каким уже успел привыкнуть за время общения с Ольгой.

            Когда все закончилось, Александр подумал: "Это какой-то безумный кошмар. Наташа ни в чем не виновата. Она сделала все, что могла. Все из-за этой через, чур, умелой маленькой сучки.  Эта стерва теперь будет преследовать меня всю оставшуюся жизнь. Я должен ее забыть или мне рано или поздно придется к ней вернуться, чтобы не сойти с ума".

            Он понял, что вернуть свою жизнь в привычное русло будет не так то просто, если вообще это будет возможно. От этих мыслей его охватила паника, и ему стало по настоящему страшно.

            Александр долго думал над тем, почему так сильно его привлекает Ольга. Что в ней есть такого особенного, чего нет в других женщинах? Да она очень красива, да она совсем не дура и умеет себя подать, но разве мало существует умных и симпатичных женщин? С другой стороны она была совсем не ангел, часто вела себя как дешевая проститутка. Не только не скрывала, а наоборот выставляла свои приключения на показ. Совсем не заботилась о поддержании своей репутации. Из-за этого с ней было стыдно появиться в приличном обществе.

            Он думал и не находил ответов на свои вопросы. Он не мог понять и объяснить свою тягу к ней. В конце концов, его сомнения и маниакальная тяга к Ольге привели к изменению его сексуального поведения. Оно стало очень странным и не понятным.

            С тех пор, как Александр вернулся к Наташе, он больше ни разу не разрешил Наташе раздеться самой перед тем, как они займутся любовью. Он стал всегда раздевать ее сам в не зависимости от того, сколько на ней было одежды.

            Правда у него это действо все равно не получалось столь же эротичным, как с Ольгой. Скорее все походило на переодевание маленького ребенка перед тем, как уложить его в постель спать. В Наташе было, что-то тотально не так даже не во внешности, а на психологическом уровне. Однако он упрямо считал, что все равно раздевать ее самому лучше, нежели позволить это Наташе делать самой.

            После того, как она оставалась полностью обнаженной, он укладывал ее спиною вверх на кровать. Включал все, какие только были в комнате светильники, добиваясь максимальной яркости освещения ее тела. Усаживался напротив и начинал пристально осматривать Наташу. Требовал, чтобы она оставалась все это время неподвижной.

            Во время осмотра он пытался мысленно наложить тело Ольги на тело Наташи, при этом убедить себя, что отличия несущественны. Затем он начинал ощупывать ее тело. Правильнее было бы сказать, еле касаясь  поглаживать. Не пропуская ни одной округлости, ложбинки или складочки на ее теле. При этом, вспоминая свои ощущения, возникавшие у него при его прикосновениях к телу Ольги. Опять сравнивал свои ощущения и пытался убедить себя, что различия не существенны.

            После того, как он приходил к выводу, что проверил все достаточно тщательно, он переворачивал Наташу на спину, и вся процедура повторялась.

            Все происходило при полном молчании обоих. Александр лишь допускал короткие фразы, необходимые для смены позы Наташи или высказывания требования замереть и не шевелиться. То, что она вообще не имеет права подавать голос ни при каких обстоятельствах, Наташа усвоила почти сразу. Александр добивался соблюдения тишины для того, чтобы разговоры не отвлекали его от выполнения мысленного сравнения.

            Этот ритуал обычно длился не менее получаса, а иногда затягивался и продолжался почти два часа. Наташа все безропотно терпела. Она полностью подчинилась Александру и находилась в его власти. Готова была выполнить любое его пожелание, каким бы абсурдным, странным или неприличным оно ни было. Впрочем, у Александра не возникало в отношении Наташи, каких либо из ряда вон выходящих желаний, тем более неприличных.

            Под пристальным ощупывающим взглядом Александра и из-за необычности его поведения, а также охватывающего Наташу волнения из-за непонимания   происходящего, она быстро возбуждалась. Еще до того, как Александр начинал к ней прикасаться, она уже изнывала от желания. Правда если эта странная экзекуция, устраиваемая Александром, затягивалась, то, как говориться, у нее все перегорало и возбуждение пропадало. В таких случаях даже бывало, что она незаметно для себя засыпала.

            Александр требовал заниматься с ним любовью почти каждый вечер по возвращению со службы с обязательным исполнением, установленного им ритуала. После своего возвращения к Наташе службу он посещал весьма аккуратно, чем вызывал немалое удивление своих коллег.

            Однако исполнение ритуала не всегда заканчивалось собственно сексом. Если результаты осмотра и сравнений не устраивали Александра, то все могло кончиться и ни чем. Любая другая женщина за подобные фокусы, как минимум устроила бы скандал, а то попыталась бы и побить, но Наташа все терпела молча.

            Правда, если у них секс все же был, то Александр неизменно очень старался доставить ей удовольствие.

            Александр понимал, что то, как он себя ведет, не может считаться нормальным. Он чувствовал, что медленно сходит с ума. И, наконец, через некоторое время вынужден был признаться самому себе, что в заочном поединке с Ольгой он потерпел поражение. Ему ни чего не оставалось, как попытаться на любых условиях возобновить свои встречи с Ольгой.

            Он долго думал над тем, как ему это устроить. Ему очень не хотелось звонить к ней первым и просить о встрече. Он хотел, чтобы их встреча состоялась как бы случайно, без проявления инициативы с его стороны. Так он надеялся сохранить лицо. Так возможно ему не придется слишком сильно перед ней унижаться. Он, конечно, осознавал, что унижаться все равно придется, так как Ольга, если и согласиться возобновить с ним встречи, то наверняка выставит малоприятные для него условия и ему придется на них согласиться.

            Наконец он принял решение использовать для объяснений с Ольгой ближайший прием по случаю очередного рекордного увеличения тиража его журнала. Этот прием, как и все предыдущие, являлся просто очередной рекламной акцией, призванной как раз способствовать увеличению этого самого тиража.

            Ольга, несомненно, будет на приеме, это - часть ее работы по контракту. Она обязательно там будет выступать - разыгрывать порнографические сценки. Он должен быть на приеме как совладелец и председатель совета директоров журнала. Поэтому их встреча на приеме не будет выглядеть, как специально организованная Александром.

            Существовала одна проблема - на приеме должна будет быть Наташа. Он опрометчиво сообщил ей о предстоящем приеме уже давно, почти сразу после своего возвращения к ней, и соответственно пригласил ее на него.

            Вообще на приемы, устраиваемые его журналом, Александр никогда не приглашал коллег со своей службы и своих знакомых не связанных с журналом, даже своего друга Андрея. Он просто стеснялся проходивших там так называемых выступлений. Формально эти выступления считались стриптизом, но если это все-таки можно было отнести к стриптизу, то только к очень странному. Дело в том, что в выступлениях одновременно участвовали, как женщины, так и мужчины, которые очень откровенно имитировали совершение половых актов. Все их действия граничили с тем, что обычно не принято демонстрировать перед приличными людьми в приличном обществе.

            Наташа в свое время настояла на своем регулярном посещении приемов, заявив, что раз уж Александр обязан смотреть на все эти мерзости, то пускай он смотрит на них в ее присутствии.

            Поэтому его волновало, удастся ли ему помириться там с Ольгой так, чтобы никто из гостей, ни тем более Наташа, не заметили их объяснения? Он, конечно, чувствовал, что сейчас Наташа, не бросит его ни при каких обстоятельствах, но все же не хотел лишний раз причинять ей боль. Она и так от него в последнее время натерпелась.

            В конце концов, он подумал, что в любом случае Ольга будет на приеме, и он поговорит с ней во, чтобы то ни стало, так как для него сейчас это важнее всего и плевать он хотел, кто что подумает.

            Приняв такое решение, он почувствовал себя значительно лучше.  

11. Примирение с Ольгой  

            Прием давно начался. Почти все основные гости уже были в зале. Спиртного не жалели и публика постепенно пьянела. На сцене на разогреве второстепенные модели усердно демонстрировали сколь многими способами оказывается можно трахаться.  Александр все время высматривал Ольгу, но ее нигде не было. Она уже очень опаздывала.

            Внезапно она появилась возле него. Она выглядела потрясающе.

            - Добрый вечер, Александр Михайлович, - притворно почтительно проворковала Ольга.

            Хотя он давно с нетерпением ожидал ее появления, он все же растерялся. Александр разговаривал с важными гостями, среди которых находились жены главных редактора и фотохудожника, и что самое нежелательное - Наташа. Он рассчитывал заметить Ольгу первым, и вовремя суметь улизнуть от гостей для встречи с ней без свидетелей, но его план провалился. Его охватило волнение.

            Ольга, заметив это, слегка улыбнулась. Собеседники Александра выжидающе посмотрели на него, полагая, что он должен познакомить их с девушкой. Наконец он собрался и произнес:

            - А, это Ольга Климова, вот уже много месяцев бессменная наша ведущая фотомодель.

            Ольга улыбнулась всем сразу. Ее лицо раскраснелось, а глаза возбужденно блестели. Было заметно, что она успела изрядно выпить. На ней было ярко красное платье с очень глубоким вырезом. Таким, что почти вся ее великолепная грудь оказалась выставленной на всеобщее обозрение.

            Женщины напряглись и заметно занервничали, расправили плечи и выставили вперед свои бюсты, по-видимому, не осознанно отвечая на внезапно брошенный им вызов. Всем было заметно, насколько сильное впечатление произвела она на мужчин.

            У Александра лопнуло терпение. Сжав руку Ольги, он натянуто улыбнулся и сказал:

            - Надеюсь, вы нас извините, наша несравненная Ольга пришла сюда по делу. По-моему ее выступление должно начаться уже скоро, так что мне пора отвести ее к Евгению Сайкину, который любезно согласился быть режиссером нашего великолепного сегодняшнего спектакля.

            Она одарила всех лучезарной улыбкой и последовала за Александром.

            Как только они отошли от почетных гостей на расстояние слышимости, Александр взорвался:

            - Ты пьяна, а тебе же сейчас выступать. И вообще, где тебя носило? Ты должна была прибыть сюда еще час тому назад.

            Ее немигающие глаза жестко посмотрели на него, и она с плохо скрытым раздражением в голосе ответила:

            - Да кем ты себя вообразил. Для меня ты никто. Понимаешь ты это или нет?

            И уже с угрозой в голосе добавила:

            - Советую тебе оставить меня в покое и больше не приближаться ко мне.

            - Значит, я для тебя никто. Подлая стерва. Значит, советы мне вздумала давать. О чем же ты думала, когда стала со мной встречаться? - тихо произнес он, еще сильнее сдавливая ее предплечье.

            - Если ты меня сейчас же не отпустишь, я устрою скандал, - негромко и совершенно спокойно заявила она. - Я устала от твоих требований. Ты не имеешь право ничего от меня требовать. Я не твоя жена, вынужденная тебя выслушивать и отвечать на вопросы, отчитываться за каждую секунду своей жизни.

            Затем с усмешкой посмотрев на Александра, она продолжила:  

            - Знаешь, у меня сегодня отличное настроение, никто не в силах его испортить, даже ты. Так, что не старайся зря. Ведь я же понимаю, почему ты меня достаешь? Ты постоянно хочешь меня и не можешь без меня обходиться. Вот поэтому и злишься. Скажу тебе прямо, даже если я виновата в возникших у тебя проблемах, то я не собираюсь по этому поводу испытывать угрызения совести. И хоть ты мне не безразличен, я не стану первой, что-либо предпринимать. Поэтому хорошенько подумай, что же ты хочешь мне действительно сказать? Что в твоем положении следует говорить?

            - Многое.

            Он сердито посмотрел на Ольгу и повторил с угрозой в голосе:

            - Очень многое.

            Она засмеялась. Потом, тяжело вздохнув, сказала, как особо непонятливому ученику.

            - Повторяю еще раз. Тебе сейчас не стоит разыгрывать роль обманутого мужа. Это ни сколько не приблизит тебя к твоей цели. Я говорила тебе, что не признаю никаких условностей и не собираюсь подчиняться общепринятым правилам поведения. Тем более я не буду терпеть возле себя мужчину, который будет считать себя вправе упрекать меня, в чем-либо или командовать мной. Ты должен либо принять это, либо научиться жить без меня.

            Он посмотрел на нее взглядом человека загнанного в угол.

            - Я тебя не понимаю. Иногда ты ведешь себя, как дешевая шлюха...

            В этот момент к ним подбежал Евгений.

            - Олечка, что ты тут делаешь? - спросил он. - Ты должна была начать свое выступление еще час назад. У нас же сломался весь график выступлений. Давай бегом переодеваться. По-твоему, мы хотим провести тут всю ночь?

            Он укоризненно посмотрел на Александра и торопливо увел за собой Ольгу.

            Перед уходом Ольга бросила Александру:

            - Ты должен сделать выбор. Разговоры бессмысленны - я не изменюсь.

            Глядя им в след, Александр с досадой понимает, что ему придется теперь искать новый момент для повторения попытки примирения с Ольгой. "Ну, какой же я идиот? Зачем мне было нужно на нее набрасываться со своими выговорами? Какая мне разница пила она сегодня или нет? Опоздала она или нет? Ведь мне нужно было с ней помериться, а так как я себя с ней повел помериться невозможно", - думал он. 

            Ему ничего не оставалось, как возвратиться к почетным гостям. Их к этому моменту уже покинули Наташа и жены главных редактора и фотохудожника, которые уединились в углу зала и что-то возбужденно обсуждали. Александр отметил, что теперь они точно займут Наташу своими разговорами до самого конца приема, и решил продолжить свой разговор с Ольгой сразу после ее выступления.

            Тут в зале медленно приглушили свет. Зал погрузился в полумрак. Сцену же наоборот очень ярко осветили. Тем самым, приковывая к ней внимание собравшихся.

             На сцене стояли главный редактор, Ольга и очень красивый молодой мускулистый парень - ведущая мужская фотомодель журнала текущего квартала.

            Когда разговоры в зале стихли, главный редактор разразился длинной речью, посвященной успехам и планам на будущее его журнала. Потом он долго рассказывал, как сильно сотрудники журнала любят своих читателей и, что только в его журнале всегда можно узнать самые шокирующие подробности интимной жизни известных людей. Он умел произносить речи. Особенно ему удавались речи не о чем. После его выступления раздались жидкие вежливые аплодисменты. Затем он сделал шаг в сторону, обернувшись вполоборота, к стоящим позади него моделям и объявил:

            - А теперь я хочу представить вам наших ведущих фотомоделей Ольгу и Игоря, которые продемонстрируют нам публично и без секретов акты любви. Вы сами сможете убедиться, что все новинки в сексе, о которых вы узнавали из нашего журнала, действительно способны сделать интимные отношения более яркими и усилить, получаемое от близости мужчины и женщины удовольствие.

            Ольга и Игорь начали очень красиво друг друга раздевать. В зале стояла абсолютная тишина. Звукоусиливающая аппаратура разносила в тишине зала только звук прерывисто-возбужденного дыхания выступающих. Они полностью завладели вниманием собравшихся.

            Вдвоем Ольга и Игорь смотрелись очень эффектно. Когда они остались полностью обнаженными, Александр ревниво осмотрел действительно великолепную фигуру Игоря. Он ничего не мог с собой поделать - он сильно ревновал Ольгу. Хотя и осознавал, что ему в сложившихся обстоятельствах этого ни в коем случае допускать нельзя.

            Между тем спектакль продолжался. К громко раздававшемуся в зале дыханию актеров прибавились стоны и крики. Они умело имитировали наступление оргазма.

            Разворачивающееся на сцене действие вызвало чрезвычайно сильное возбуждение зрителей. Примерно к середине выступления некоторые зрители, не справившись с охватившим их желанием, начали раздеваться и по настоящему заниматься сексом друг с другом прямо в зале. Часть этих зрителей были специально нанятые актеры, но каждый раз находились несколько обычных зрителей, готовых публично заняться сексом. Охранники блокировали сцену от не в меру распалившихся гостей.

            Александра все сильнее охватывало волнение. Все время, чувствуя знакомый жар желания, он с нетерпением ждал окончания представления.

            Наконец выступление закончилось, и раздались восторженные аплодисменты мужчин, адресованные Ольге и женщин, соответственно, адресованные Игорю. При этом мужская и женская половины зала ревниво следили за реакцией своих спутников на это выступление. Ольга и Игорь при помощи охранников ни без труда покинули зал.

            Главный редактор поднялся на сцену и заговорил снова.

            Александр, извинившись перед гостями, направился к служебному выходу из зала вслед за Ольгой. Он без труда отыскал, предназначенную персонально для нее маленькую комнату для переодевания. Ольга все еще абсолютно голая, наклонившись, что-то искала в своей сумочке. Она быстро выпрямилась и, обернувшись, устало посмотрела на Александра.

            - Что тебе здесь нужно?

            Подойдя к Ольге, он положил ей на плечи руки.

            - Извини, - сказал Александр. - Больше не будет никаких претензий, упреков и вопросов.

            Она внимательно посмотрела на него своими большими глазами.

            - Обещаешь?

            - Обещаю. Я принял решение - пусть у меня будешь ты такая, как есть, чем я потеряю тебя навсегда.

            Она улыбнулась и обвила руками его шею, прижавшись к нему всем телом.

            - Хорошо, ты прощен.

            Александр обнял ее и нежно поцеловал в теплые, мягкие губы. Почувствовав возбуждение Александра, она прошептала:

            - Не здесь, сумасшедший. Сюда могут войти. Твое отсутствие заметят и тебя станут искать.

            Отпустив Ольгу, он закрыл дверь на задвижку.

            Она тихонько захихикала.

            - Похоже, риск тебя возбуждает и тебе это нравиться.

            Потом серьезно добавила:

            - Это выступление отняло у меня слишком много сил. Я очень устала и сейчас  вообще никакая. Может, сегодня просто договоримся о встрече.

            Но Александра уже охватила страсть. Он больше не в состоянии был себя сдерживать. Не обращая внимания на слова Ольги, он охватил руками ее груди и стал их жадно целовать.

            - Делай, что хочешь, подонок, - обреченно простонала она. - У меня нет сил, чтобы сопротивляться.

            Потом они договорились о своей встрече на следующий день.

            После приема Александр и Наташа поехали на квартиру Наташи. Она не заметила того, что Александр умудрился прямо во время приема заняться сексом с Ольгой. Наташа сидела в его машине, и ее заботили совсем другие вопросы.

            - То, что происходит на приемах вашего журнала просто мерзко и гадко. В конце спектакль опять перешел в массовую оргию извращенцев. Даже я себя ощущала не совсем нормальной женщиной. Тебе надо продать журнал. Вырученных денег нам... тебе вполне хватит до конца жизни, - сказала Наташа, запнувшись на слове "нам" видимо слишком поздно осознав, что ее статус не позволяет ей в данном случае его употреблять.

            - Наташа, ты же знаешь. Пока жив отец, я не могу этого сделать. Я не могу даже просто бросить журнал на произвол судьбы, так как это окончательно его добьет, - использовал обычную отговорку Александр.

            Вначале, сразу после гибели брата он действительно совершенно искренне так думал, но сейчас он совсем не был уверен в том, что после того, как отца не станет, он сможет расстаться с журналом. Постепенно с течением времени ему все больше стало нравиться заниматься журналом. Стало нравиться бывать на приемах и участвовать в кастингах моделей, спать с победительницами кастингов, которые в большинстве своем вынуждены  были ему не отказывать, так как чувствовали свою зависимость от него. Все это его возбуждало. Однако он стеснялся признаться в этом Наташе.

            - Просто я опасаюсь за наше с тобой психическое здоровье. Регулярное присутствие на этих оргиях, в конце концов, обязательно приведет к извращению нашей психики.

            Тут Наташа была права. Александр уже давно ощущал перемены в своем сексуальном поведении. Эти перемены все больше захватывали его, и он уже просто не в силах был ни от чего отказаться. Так же, как наркоман не может отказаться от очередной дозы.

            Обстановка приема не могла ни сказаться на состоянии Наташи. Было сильно заметно, что ей не терпится лечь в постель с Александром. Поэтому Александр ей ответил:

            - Подумай, может тебе не стоит больше посещать приемы, устраиваемые нашим журналом. Я не стану настаивать на твоем обязательном присутствии на них. Как только мы приедем к тебе, сразу займемся любовью. Это поможет тебе снять напряжение, и прием не будет выглядеть для тебя так ужасно, как сейчас.

            Конечно, Александр не мог сегодня отказать Наташе в близости. Это было бы слишком жестоко по отношению к ней.

            Его недавняя близость с Ольгой что-то изменила в нем, и как только они добрались до спальни, он понял, что ему сегодня не потребуется странный ритуал, неизменно исполняемый им в последнее время. Им овладело чувство свободы, ему пусть и ненадолго, как он понимал, но удалось избавиться от мыслей, мешавших в последнее время. По-видимому, сыграло свою роль осознание того, что Ольга опять стала доступна для него. Сейчас Наташа виделась ему беспомощной и невинной. Впервые после долгого перерыва он в полной мере испытывал былое наслаждение от этой женщины. Он чувствовал свою вину перед нею за совершенное им предательство и хотел хоть как-то ее искупить.

            Как только она осталась без одежды, он уложил ее на постель и безо всяких предварительных осмотров и разглядываний склонился над ней. Припадая губами к ее телу, стал обводить языком все его округлости. Он нащупывал губами сферические формы, поражаясь их неповторимому совершенству.

            Все это было необходимо не для того, чтобы вызвать возбуждение в Наташе. Она была достаточно возбуждена после приема и готова к совершению акта любви. Не требовались сегодня дополнительные усилия для возбуждения и Александру.

            Прежде чем войти в нее, он хотел изучить, как сегодня ведет себя ее тело, каким образом оптимально сможет она получить свою долю наслаждения и будет достигнут обоюдный оргазм. Он чувствовал, что сегодня у них особая ночь и возможно второй такой больше никогда не будет. Поэтому боялся, каким ни будь своим торопливо-непродуманным действием все испортить.

            Она же просто позволила делать с собой все, что ему хотелось, с невозмутимостью, граничащей с равнодушием. Именно только такое поведение сейчас от нее требовалось, и она смогла это каким-то чудом узнать и исполнить.

            Наконец Александр развел в стороны ноги Наташи и погрузил лицо во влажную, зовущую плоть, а затем овладел ею с такой нежностью и деликатностью, словно она была девочкой, впервые занимающейся любовью.

            Наташа же покорная, с влажной испариной на коже, занималась любовью медленно и раскованно, позволяя ему испытывать невероятное удовольствие.

            В ту ночь Александру удалось насытить ее жаждущую плоть как никогда раньше.

            Потом он лежал и думал о том, какая он все же скотина. Завтра он уйдет к Ольге, никак не поставив в известность о предстоящей их разлуке Наташу. А то, что он сегодня совершил, возможно, только будет способствовать причинению ей еще большей боли. Наверное, было бы лучше для Наташи, если бы он покинул ее не после сегодняшней восхитительной ночи, а после предыдущих, непонятно тягучих и тусклых с выстраданными половыми актами. С другой стороны остаться он тоже не мог - без близости с Ольгой такой ночи как сегодня у них с Наташей быть просто не может. Стоит ему принять решение остаться и все рассыплется, как карточный домик. Хорошо хоть Наташа не догадывается, кому она обязана за сегодняшнюю ночь.  

12. Маленькая месть Ольги  

            Александр вечером появился на пороге квартиры Ольги ровно в условленное накануне время. Ольга встретила его в коротком шелковом халатике. На ней не было косметики. Волосы были растрепаны. Складывалось впечатление, что она только встала с постели и никого не ждала.

            - Ты скучал по мне? - почти прошептала она. - Я хотела рассердиться и забыть тебя, но не смогла.

            Ольга приблизилась к Александру. Он обнял ее и поцеловал. Ее руки обвили его шею, язык пробежал по его зубам, пальцы пощекотали сзади шею, и она принялась покусывать его ухо.

            - Ты так прекрасна, находясь с тобой, я забываю обо всем на свете, - выдохнул Александр. Она сильнее прижалась к нему.

            Невероятно, что они снова вместе. У него появилась уверенность, что все будет еще лучше, чем прежде.

            Почувствовав охватившее его желание, он скользнул руками вдоль ее тела, но Ольга оттолкнула его и убежала в гостиную.

            Нагнав Ольгу в гостиной, он снова ее обнял и стал целовать. Руки Александра скользнули под ткань халата с намерением снять его с нее.

            - Ты опасен, - засмеявшись, она решительно пресекла все его попытки снять с нее халат.

            - В чем дело? Разве что-то не так? - удивился Александр уже весь изнемогающий от желания.

            - Да, нет, все так. Просто сначала я хочу тебя раздеть. Я так давно не видела тебя обнаженным, что уже стала забывать, как ты выглядишь, в чем тебя мама родила, - смеясь, она стала стягивать с него одежду.

            Он позволил ей себя раздеть. Она не разрешила ему снять с себя самому ни одной вещи. Она сама сняла с него абсолютно все до последней нитки, включая даже носки.

            Когда он оказался совершенно обнаженным, она стала ласково гладить его тело, не пропуская буквально ни одного миллиметра. В результате он испытал невероятно сильное возбуждение. И только тогда, когда он достиг пика своего возбуждения, она, наконец, позволила ему снять с нее халат, под которым, как и ожидалось, на ней совершенно ничего не было.

            Он обнял ее, сильно прижимая к себе.

            - Ты хочешь меня? Действительно сильно хочешь? - прошептала она.

            - Да, очень сильно, - еле слышно пробормотал он, весь, содрогаясь от возбуждения.

            Внезапно она освободилась и буквально отпрыгнула от него к двери.

            - Ты не взыщи, но я сначала все же приму душ, - громко смеясь, сказала Ольга и направилась по коридору в ванную.

            Александр сначала не мог поверить в происходящее. Ведь Ольга отлично видела, в каком он был состоянии. У него просто в голове не укладывалось, что она смогла с ним так поступить. Потом он бросился за ней по коридору в надежде, что она все же сжалится над ним, но она решительно захлопнула дверь в ванную перед самым его носом.

            - В чем дело? Ты чего-то хочешь? Надеюсь, ты позволишь мне спокойно принять душ, - крикнула она ему через дверь, запирая ее на замок.

            Она опять засмеялась, и из ванной послышался шум льющейся воды.

            Александр голый стоял в коридоре, ошарашено глядя на закрытую дверь. Он начал понимать, что Ольга с ним вовсе не помирилась, а лишь сделала вид, что помирилась. Все, что она сейчас с ним вытворяла, являлось наказанием. Она нарочно довела его до крайней степени возбуждения, а потом не дала возможности получить удовлетворения. Получилось нечто в роде очень изысканной пытки. Утешало только одно, что она явно в конечном итоге собиралась его простить. Иначе она сразу просто послала бы его куда подальше. Она теперь будет его унижать и мучить до тех пор, пока не решит, что он получил все, что заслужил по ее мнению в полной мере. Александр решил терпеть и ждать, когда она сменит свой гнев на милость, так как если он сейчас уйдет, то она только еще больше разозлится.

            Он пошел в гостиную, сел в кресло и стал ждать возвращения Ольги, надеясь, что для него наказание уже завершилось. Ольга не возвращалась очень долго. За время ее отсутствия он успокоился, его возбуждение прошло.

            Наконец Ольга появилась в дверях умело, выставляя на показ все самые соблазнительные части своего тела. Посмотрев на Александра, она наигранно обиженным голосом произнесла:

            - Ой, что это с тобой? Разве ты больше меня не хочешь?

            Решительно направившись к Александру, она добавила:

            - Но, ничего страшного. Я сейчас помогу тебе, и ты снова очень сильно захочешь меня. 

            С этими словами она стала его целовать, обнимать и ласкать его тело.

            Александр, догадался, что все происходящее является продолжением экзекуции. Он изо всех сил старался не поддаваться, но когда ее рука добралась до его паха, а ее язык смог глубоко проникнуть к нему в рот, он ощутил, что тело помимо его воли стало предательски отвечать на ее ласки. Она опять смогла довести его до крайне сильного возбуждения, и он не сдержавшись, сам стал ее обнимать и целовать.

            Она оттолкнула его на спинку кресла и быстро села в кресло напротив, закинув ноги на подлокотники. Тем самым нарочно выставив ему на показ все то, что обычно женщины предъявляют на приеме известному врачу.

            Ольга, болтая ногами, долго рассматривала Александра своими смеющимися глазами. Явно испытывая удовольствие, видя, как он мучается от нестерпимого желания. Потом, улыбаясь с издевательскими нотками в голосе, медленно произнесла:

            - Ты я вижу сейчас только, и думаешь о том, как бы поскорее затащить меня в постель. Я сама очень хочу, чтобы это случилось как можно быстрее. В постели всем многочисленным мужчинам, с которыми мне приходилось иметь интимные отношения, до тебя очень далеко. Надо признать - такого мужчины, как ты, у меня еще не было. Знаешь, мне тоже не терпится, но сейчас я просто умираю от голода. Поэтому к моему огорчению секс нам придется отложить. Сначала мы должны где-нибудь поужинать. После ужина мы сможем вернуться сюда и любить друг друга всю ночь! Так, что милый потерпи еще немного.

            Ольга выжидающе замолчала, видимо, рассчитывая получить, от него какую-то реакцию на свою речь. Однако в поведении Александра ничего не изменилось. Не скрывая своего недовольства полным отсутствием реакции на ее речь, она серьезно и деловито продолжила:

            - Пойдем для разнообразия в какое-нибудь шикарное место. Ты постоянно меня таскаешь по окраинам, где нас один раз даже чуть не убили. Надеюсь, ты не стесняешься появиться со мной в действительно приличном месте? Пойдем в "Большой бриллиант".

            "Большой бриллиант" был очень дорогим и модным рестораном. Появиться в нем было исключительно престижно. Александр знал, что там он наверняка встретит знакомых. Знала об этом и Ольга. Конечно, она выбрала этот ресторан исключительно для того, чтобы лишний раз заставить его поволноваться. И теперь ожидала, что Александр станет ее упрашивать поехать в другой ресторан. Но Александр рассудил, что именно благодаря дороговизне ресторана он может встретить в нем исключительно знакомых по своей деятельности в журнале, для которых флирт с моделью обычное дело. Эти знакомые даже между собой вряд ли станут обсуждать его появление в обществе Ольги. Вопрос денег его вообще не волновал. Он легко мог себе позволить посещение и куда более дорогих ресторанов. Поэтому на ее предложение Александр равнодушно ответил:

            - Хорошо, займись своим внешним видом. Надеюсь, ты не собираешься идти в ресторан нагишом. Я пока закажу для нас столик.

            Ольга вскочила с кресла и поцеловала его в щеку.

            - Замечательно! Я очень давно хотела побывать в этом ресторане, - растерянно, но, все же изобразив радостное возбуждение, сказала Ольга.

            Александр как бы шутливо, но на самом деле весьма чувствительно шлепнул ее по ягодице. Тем самым, хоть как-то ответив на ее издевательства над собой.

            - Накинь что-нибудь на себя, иначе я могу не сдержаться и твои игры кончаться тем, что я просто изнасилую тебя, - сказал ей Александр, с удовлетворением наблюдая красный след, оставленный его ладонью на ее заднице.

            Подпрыгнув, от полученного ею, неожиданно сильного удара, Ольга визгливо крикнула:

            - Только попробуй и я сделаю так, что ты будешь жалеть об этом всю оставшуюся жизнь!

            Ольга ехидно улыбалась, радуясь, что смогла добиться от него реакции пусть даже и в такой форме. Однако ее глаза показывали ему, что она не шутит и, не раздумывая, осуществит свою угрозу. Поэтому он сразу отбросил, появившуюся у него мысль -  силой овладеть Ольгой.

            - И только попробуй мне сказать, что в "Большом бриллианте" нет свободных столиков! Делай, что хочешь, но сегодня именно в этом ресторане у нас должен быть отдельный столик! - прикрикнула на него Ольга, усаживаясь делать себе макияж. При этом, конечно, даже и, не подумав чем-то прикрыть свое обнаженное тело.

            Александр быстро оделся. Ему по телефону на удивление легко, для этого времени суток, удалось заказать в ресторане столик на двоих. Затем он включил телевизор и уткнулся в него, стараясь не смотреть на Ольгу. Так, что все ее попытки соблазнительно выгибать свое тело не смогли достигнуть цели.

            Наконец, где-то через полчаса Ольга сказала:

            - Я готова.

            Она выглядела великолепно, молодо и сексапильно. На ней было черное очень короткое платье на тоненьких бретельках с очень длинными разрезами, которое не в состоянии было хоть как-то прикрывать ее наготу. Сразу было видно, что бюстгальтер она "забыла" одеть. "Да и трусы, наверное, тоже. Она действительно решила идти в ресторан почти что нагишом. Значит, будет пытаться заставить меня ревновать, демонстрируя свои прелести каждому встречному мужику", - обреченно подумал Александр.

            В ресторане Ольга отодвинула стул от стола намного дальше, чем это было необходимо и села на него, закинув одну ногу на другую так, чтобы продемонстрировать как можно большую часть своего бедра, а главное отсутствие на ней трусиков. Она знала, что выглядит очень эффектно и соблазнительно.

            Посидев немного в этой позе, она начала проявлять признаки беспокойства. По-видимому осознав, что почти не чувствует на себе похотливых взглядов. Мужчинам и женщинам за соседними столиками не было до нее никакого дела. Стало очевидно, что даже если она сейчас нагишом залезет на стол, то это ни у кого не вызовет ни удивления ни интереса.

            Ольга правильно рассчитала, что в этом ресторане Александр встретит уйму знакомых. Пока они шли по проходу к своему столику за метрдотелем, Александр только то и делал, что гордо раскланивался со своими знакомыми. Но, все же выбрав "Большой бриллиант" она ошиблась. В зале практически за всеми столиками сидели уже не молодые, но очевидно состоятельные мужчины в окружении очень молодых и красивых девушек в откровенных нарядах. Ольга отличалась от них только тем, что была среди них самой красивой. Это был один из не многих ресторанов города, в котором не принято было появляться с женой. Поэтому Александр посетителями ресторана был, естественно воспринят как свой, и ему лишь завидовали в том, что он ухитрился привести с собой самую красивую девушку в самом откровенном наряде. В ресторан приводили либо дорогих шлюх, услугами которых собирались воспользоваться на одну ночь, либо девушек нанятых в специальном эскорт-бюро для сопровождения мужчины в ресторан во время проведения деловых переговоров. С последними обычно даже не спали, их после посещения ресторана просто отвозили, куда они скажут и все. Мужчины не гласно соревновались друг с другом на предмет того, кто сможет привести с собой самую красивую и самую обнаженную девушку. В этот вечер это соревнование выиграл Александр.

            Ольга, поняв, наконец, куда она попала, с раздражением в голосе сказала:

            - Ты нарочно не предупредил меня о том, что этот ресторан особенный?

            - Олечка, я не понимаю, почему ты сердишься? Ты девушка без комплексов, не признаешь условностей. И, потом ведь ты же сама настаивала на посещении именно этого ресторана. Если бы я стал тебя отговаривать, то ты бы решила, что я стесняюсь появиться с тобой в приличном месте, - с издевкой в голосе ответил ей Александр.

            - Ты издеваешься? Ты это место называешь приличным? Да у меня нет ничего общего с собравшимися здесь шлюхами, а все меня воспринимают в качестве одной из этих отвратительных шлюх. Неужели тебе действительно все это нравиться?

            - А, что здесь плохого? Мы не выглядим здесь белыми воронами. Мы как все. Я даже могу гордиться - сегодня со мной самая красивая девушка в этом ресторане. В том же, что ты одета так же как большинство, присутствующих здесь женщин моей вины совсем нет.  Я еще, когда мы собирались, тебя предупредил, что в ресторан не стоит идти нагишом. Хотя я к этому отношусь совершенно спокойно. У тебя великолепное тело. Тебе есть, что показать. Вот и показывай. Пускай мне все завидуют.

            Александр посмотрел на Ольгу с жалостью, как смотрят на совсем законченных дур.

            Ольге было неудобно сидеть на стуле, далеко отодвинутом от стола. Ее все раздражало. Она поняла, что означает взгляд Александра, и она закипела.

            - Я не как все. И я тебе не стала бы завидовать. Ты еще пожалеешь...,- злобно прошипела Ольга.

            Она была в ярости и не смогла это скрыть.

            Александр смотрел на Ольгу и внутренне ликовал. Она хотела затащить его в этот ресторан для того, чтобы он злился весь вечер, но злилась то Ольга! И еще как злилась! Он же наоборот чувствовал себя спокойно и уверенно. Наконец то он смог достойно ей отплатить за все свои сегодняшние унижения. Пусть даже и специально ничего для этого не предприняв.

            Через некоторое время Ольга смогла взять себя в руки. Она пододвинула стул к столу, установив его опять на то место, куда его ставил метрдотель, когда усаживал их за столик. Стала, есть, так как будто действительно была голодна. Большое количество выпитого вина помогло ей почти совсем успокоиться. Беда была в том, что она не рассчитала и выпила лишнего. Ольга сильно опьянела. Насытившись, она попросила:

            - Давай уйдем отсюда. Я больше не хочу оставаться среди этих шлюх.

            - Уже поздно. Мы не сможем взять столик ни в одном приличном ресторане.

            - Тогда давай поедем, в какой ни будь клуб, где мы сможем просто потанцевать среди приличной молодежи.

            "Да, только тебя пьяной и почти голой среди приличной молодежи и не хватает", - подумал Александр, но ей сказал:

            - А это неплохая мысль.

            Когда они немного отъехали от ресторана, она вдруг полезла целоваться, обхватив одной рукой его шею, а другую, засунув ему в пах.

            - Ты сумасшедшая! Мы же разобьемся! - запаниковал Александр, резко сбрасывая скорость.

            - Бог с ним, с клубом. Давай вернемся ко мне и потрахаемся. Я хочу позаниматься любовью, и ты ведь тоже этого хочешь? - выдохнула ему в лицо Ольга.

            У Александра появилась надежда, что он все же сможет переспать сегодня с Ольгой, но он почти сразу отогнал ее от себя, так как понимал, что даже сильно пьяная Ольга вряд ли так просто простит ему ресторан.

            Они подъехали к ее дому, он открыл дверцу машины и, подав ей руку, вывел ее из автомобиля. И когда он уже двинулся за Ольгой к подъезду, она сказала:

             - Знаешь, я передумала сегодня трахаться. Я хочу просто спать. Так, что не ходи за мной. Не надо.

            Она, пошатываясь, дошла до подъезда и, обернувшись, сказала:

            - Сашенька, я говорила тебе, что ты пожалеешь? Так вот сегодня ты будешь удовлетворять себя сам!

            Ольга захихикала и, показав ему неприличный жест, скрылась за дверью.

            - Вот же стерва! - выругался Александр.

            Александру действительно требовалась разрядка, но и самоудовлетворением он заниматься, конечно же, не собирался. Он поехал к Наташе.

            Когда он приехал к Наташе, была уже глубокая ночь, и она спала. Он прошел в спальню, и быстро овладел Наташей, даже не дав ей толком проснуться. Затем, совершенно не заботясь о том, получит или нет, она свою долю наслаждения он просто быстро и грубо ее трахнул.  Ошарашенная и совершенно сбитая с толку, Наташа даже не попыталась оказать сопротивление.

            После того как все закончилось, он не испытал угрызений совести. Чувства Наташи его, почему-то, совсем не волновали, и Ольгу он совсем не вспоминал. Она была ему сейчас совсем безразлична. Он, наконец, получил, то чего ему сейчас так не хватало. Он унял свое желание, на время, насытив жаждущую плоть. Более того, он получил истинное удовольствие от новых неожиданных ощущений, которые возникли у него из-за необычным образом совершенного им полового акта. Он никогда раньше не позволял себе так обращаться с женщиной. Достигнув удовлетворения, он сразу заснул даже, не удосужившись до конца раздеться.

            Утром ему было жутко неудобно перед Наташей. Это его состояние усугублялось ощущением в поведении Наташи неловкости, если не сказать больше - чувства вины. По ее виду и поведению можно было подумать, что это не он, а она ворвалась глубокой ночью в его спальню и, не считаясь с его чувствами и желаниями, практически изнасиловала его с единственной целью - удовлетворить свои сиюминутные чисто физиологические потребности. От этого чувство стыда в нем только усиливалось. Ему было жаль Наташу. Он буквально не мог посмотреть ей в глаза.

            Александр покинул Наташу так быстро, как только смог. Уходя, он подумал: "Ну, вот докатился, бегу, словно какой ни будь вор или мошенник".

            Зато с Ольгой у него все наладилось. Их отношения опять стали такими же, какими они были до их ссоры. Александр больше не пытался предложить Ольге денег или выяснить источники ее доходов, не вспоминал он и про события вчерашнего вечера. Ольга тоже вела себя так, как будто вчерашнего вечера никогда не было, и никак не пыталась объяснить свои поступки.  

13. Необычная ночь  

            Примерно через месяц после их примирения, когда они уже разделись и забрались в огромную кровать у него в коттедже, Александр, вдруг услышал от Ольги вопрос:

            - Саша, ты меня любишь?

            Этот типично женский вопрос был задан ею совершенно серьезно. Он понял, что его объяснение в любви, сделанное им, когда он предлагал ей выйти за него замуж в расчет не принято. С другой стороны ответа на этот вопрос от него потребовали впервые. Даже Наташа за много лет их регулярных встреч вот так прямо и серьезно никогда его не спрашивала о любви к ней. Отношения, установившиеся у него в последний месяц с Ольгой развивались легко и естественно. Оба испытывали ненасытное влечение друг к другу, удовлетворяя его не только страстными ласками в постели, но также благодаря постоянному общению. Умная и энергичная Ольга постоянно интересовалась делами на его службе, результатами наблюдений за роботами, ходом и результатами, проводимых экспериментов, появившимися новыми идеями. Она оказалась способной обсуждать на профессиональном уровне подробности и детали, которые Александр готов был обдумывать часами. Ему нравилось, что Ольга совсем не интересуется делами в его журнале, не докучает ему просьбами в связи со своей работой моделью. Хотя было бы естественно, чтобы все было наоборот. Он, в свою очередь, мало-помалу стал воспринимать ее как близкого человека, а не просто любовницу, как друга, которому можно доверять. Даже в конторе было совсем немного людей готовых действительно заинтересованно, как Ольга, обсуждать с ним вопросы взаимодействия с роботами, полученную новую информацию о роботах. С Наташей у него так никогда не было. Наташа в лучшем случае была в состоянии обменяться с ним своим, как правило, наивным отношением к давно общеизвестным фактам.

            Вопрос Ольги застал Александра врасплох. Он подумал, что, возможно, она изменила свое отношение к браку и хочет спровоцировать его на повторное предложение ей выйти за него замуж. Но теперь он совсем не хотел на ней жениться. Его вполне устраивали их нынешние отношения, и он не хотел ничего менять.

            - Ты меня любишь? - повторно задала она свой вопрос, не дождавшись ответа.

            Александр медленно сполз с Ольги, перевернулся на спину и лег рядом с ней, стараясь выиграть время. Он никак не мог определиться с тем, что ей сказать, поскольку просто не знал ответа.

            - Только не ври. Даже если не любишь, все равно скажи правду. Я не обижусь. Ничего не изменится. Мне просто очень надо это знать, - продолжала настаивать Ольга.

            - Кажется, люблю, - наконец выдохнул Александр. - Ты пойми, наши отношения развивались столь стремительно... Так много всего случилось... Я никогда ни с кем не чувствовал ничего подобного. У меня никогда не было такой любовницы и одновременно собеседницы, друга. Чем дольше я с тобой, тем сложнее мне становится определить свое к тебе отношение.

            - Тебе кажется, что ты меня любишь, но этого мне недостаточно. Ты что же, сам не знаешь? Нет, Саша, так не пойдет, хочу услышать однозначный ответ. И не бойся. В любом случае, я останусь с тобой, пока ты этого будешь хотеть. Итак, Саш, ты меня любишь?

            Любит ли он? Можно ли вообще точно знать ответ на этот вопрос? Как отличить любовь от симпатии, привычки или чисто физического влечения? Существуют ли вообще четкие критерии для определения любви к человеку? В таком вопросе очень просто можно ошибиться и принять за любовь совсем другое чувство. Так, что действительно честный ответ он уже дал. Честный ответ в данном случае не может быть определенным. Для выбора ответа прямо хоть монетку подбрасывай. Если выпадет орел, то да - любит, а если решка, то - нет. Ну, как ей объяснишь абсурдность ее требования? И можно ли это вообще объяснить хоть одной женщине?

            - Да! - наконец выбрав ответ, сказал он настолько убежденно, насколько сумел, и обнял Ольгу.

            - Что да?

            - Да - значит, люблю тебя!

            Он принялся целовать ей губы, глаза, лоб, потом стал опускаться ниже, покрывая поцелуями все ее тело. Овладел ею, и они растворились в равномерном колыхании кровати. Он хотел получать наслаждение и больше не хотел никаких вопросов. Его ласки однозначно свидетельствовали в пользу только что сделанного им признания. Однако когда все закончилось, и оба успокоились, Ольга продолжила, будто разговор и не прерывался вовсе:

            - Ты меня не обманываешь?

            Она, наверное, издевается или не может никак поверить в то, что я ей сказал! Сколько же раз она потребует ей повторить? Это просто невозможно! Александр, с трудом взял себя в руки, и произнес с твердостью, призванной выразить очевидное:

            - Нет, я тебя не обманываю! Я действительно очень сильно тебя люблю!

            Ольга пристально посмотрела на Александра.

            - Я тоже очень сильно тебя люблю! Именно поэтому я хочу получить от тебя одно обещание.

            - Как разве тебе еще что-то нужно?

            - Да, если ты действительно меня любишь! - воскликнула Ольга, обхватив Александра и сильно прижимая его к себе. - Ты должен обещать мне это и я больше никогда ни чего не стану от тебя требовать.

            - Ладно, говори, что тебе нужно.

            - Это очень серьезно и важно, по крайней мере, для меня! Если ты пообещаешь, то должен будешь исполнить обещание, во что бы ни стало! - Ольга сжала Александра почти до появления у него болевых ощущений. Ему стало трудно дышать.

            - Хорошо, я на все согласен! И незачем тебе пытаться меня раздавить!

            Он никак не ожидал, что она такая сильная.

            Ольга ослабила свои объятия. Немного помолчала, словно хотела почувствовать, насколько сейчас он искренен с ней. Потом очень медленно с большими паузами между словами произнесла:

            - Обещай, что чтобы ты не узнал обо мне, и сколь бы это было немыслимо и неприемлемо для тебя ты не станешь сомневаться в искренности моей любви к тебе.

            - И это все? А я даже уже успел испугаться, - сказал Александр, облегченно выдохнув.

            Он знал про нее очень много малоприятных вещей. Неужели он может узнать об Ольге что-то еще более нехорошее. Александр был заинтригован.

            - Обещай мне это, - настаивала она.

            - Я не понимаю, зачем это нужно, но раз это так важно для тебя, то, конечно, это я могу тебе пообещать.

            - Ты должен всегда быть уверен в моей любви к тебе, - прошептала Ольга - Я говорю это не для того, чтобы удержать тебя возле себя или заставить тебя любить меня. Я говорю тебе это на тот случай, если ты все же когда-нибудь, решишь порвать со мной отношения.

            - Да нет у меня никаких оснований сомневаться в твоей любви!

            - Ты не понял. Я хочу, чтобы ты верил в мою любовь, даже если у тебя появятся такие основания. Причем, какие бы эти основания ни были.

            - Хорошо, я буду верить в твою любовь всегда, чтобы не случилось. И давай закроем эту тему.

            Если сразу после их знакомства инициатива в постели всегда исходила от Ольги, именно от нее зависело, как все будет происходить, то после их примирения инициатива полностью перешла к Александру. Он чувствовал, что Ольга хочет именно таких интимных отношений, в которых он ведущий, а она готовая на все ведомая. Ей, очевидно, нравилось, что Александр с легкостью смог взять на себя роль главного.

            Сейчас же она решительными движениями, не допускающими сопротивления, распластала его тело по поверхности кровати, прижав к ней его руки и ноги. Ясно давая ему понять, что от него не требуется никакой активности, что ему просто следует расслабиться и неподвижно лежать. Он подчинился и почувствовал, как ее руки, губы, язык стали блуждать по всему его телу. Он не стал делать попыток хоть как-то ответить на ее ласки. Да она и не ждала сейчас этого от него. Его тело ответило дрожью от сильного возбуждения. Затем она легла поверх его тела. Сильно и больно поцеловала в губы, завладевая им. Александр чувствовал, как затвердевшие соски ее грудей слегка и нежно касаются его кожи, как твердый островок лобка периодически медленно вдавливается в низ его живота. Так Ольга еще никогда его не любила. Она отдавала любви все,  что могла полностью, без остатка и тогда ему казалось все происходящее таким естественным. Разве могло, что-то происходить в тот момент между ними как-то иначе? Он испытывал невообразимое наслаждение. Тело Александра покорно расслабилось и оставалось совершенно неподвижным, будто неживое, полностью отдавшись во власть этой женщины. На какое-то время она стала источником и одновременно воплощением всего. Только от нее в этот момент зависело теперь все самое важное для Александра. Несомненно, полностью контролирующая его, знающая свое дело и одновременно нежная и чувственная Ольга полностью подчинила себе его воображение, неожиданно вызывая ощущения сладостной боли в самых непредсказуемых местах, заставляя забыть обо всем на свете, кроме своей миссии любовника, переполненного желанием и энергией. Он чувствовал, что она не просто захватывает его сознание, а поглощает его и растворяет в себе до отдельных атомов.

            - Так не бывает. Это невероятно, - простонал Александр, чувствуя, как он быстро  теряет контроль над своим сознанием.

            Ответом ему было молчание и быстрое обостренное нарастание испытываемых им невероятных ощущений.

            - Боже я действительно тебя люблю, - только и смог произнести Александр перед тем, как она окончательно его поглотила, и его разум погрузился в невероятно сладостную темноту.

            Именно в этот короткий миг он вдруг осознал, что такое любовь и как ее отличить от всего остального, но высказать это внезапно открывшееся ему знание словами он не мог ни тогда, ни потом.

            Утром Александр проснулся лежа на спине с разведенными в стороны ногами и руками. Похоже, за всю ночь он так ни разу и не пошевелился, возможно, ни разу ни пошевелил даже мизинцем. Ощутил, что сознание медленно возвращается к нему, но тело все еще оставалось расслабленным, как никогда. Никогда ни до, ни после ему не удавалось достигать столь глубокого расслабления. Во всем теле ощущалась небывалая легкость и абсолютно полное удовлетворение, но при этом он не в состоянии был пошевелиться, он все еще был лишен воли, и поэтому его глаза просто смотрели в потолок. Александр не понимал, каким образом Ольге удалось сотворить для него такое чудо. Сожаление вызывало лишь, то, что финал он вспомнить был не в состоянии. Сохранилось лишь ощущение чего-то потрясающе прекрасного.

            Тогда, в то утро он еще не осознавал, что чудо, подаренное ему Ольгой ночью, было вовсе не бесплатным подарком и ему придется платить за него практически неподъемную для него цену. Поэтому тогда он был абсолютно счастлив.

            Наконец он почувствовал, что тело стало возвращаться под власть его разума. Александр повернул голову и посмотрел на спящую, на краю кровати Ольгу. Он смотрел на нее, как на божество неземной красоты. А кем же еще она тогда для него могла быть? Конечно только божеством, раз смогла сотворить с ним такое. Он осознавал, что ни одной земной обычной женщине такое не под силу. Александр не понимал, чем он заслужил такое расположение этого божества, что оно готово ютиться на самом краю кровати лишь бы даже случайно не потревожить его сон.

            Он долго смотрел на Ольгу  и вдруг к своему стыду стал ощущать, как в нем нарастает желание. Разве мог он позволить себе дотронуться до божества? Конечно же, нет. Отогнав от себя всякие мысли об Ольге, как страшно греховные, Александр не дыша, сполз с кровати и просто сбежал из дома, боясь, что не справится со своими чувствами и совершит в отношении Ольги что-то недопустимое.

            Нормально и здраво рассуждать и воспринимать окружающее он стал способен лишь к вечеру следующего дня. Поэтому только вечером следующего дня они снова смогли встретиться. Именно при этой встречи он смог понять все коварство содеянного с ним день тому назад Ольгой.

            Александр ждал от близости с Ольгой нечто подобное позавчерашнему. Даже надеялся на что-то большее, еще более яркое. Но в результате получил только обычный секс. Он по-прежнему хотел ее, она по-прежнему влекла его и возбуждала, но теперь ему мало было обычного, пусть и очень качественного, секса. Она же почему-то не хотела или не могла дать ему больше. Александр в ужасе осознал, что замена Ольге не существует и если она в дальнейшем так и не повторит для него ту ночь, то он никогда не сможет испытать действительно полного удовлетворения.

            Ольга опять предоставила ему роль ведущего в их сексуальных отношениях. И упорно не желала принимать ее на себя. Александр несколько раз пытался с ней говорить, объяснить ей, но она делала вид, что не понимает, чего он от нее добивается. Она утверждала, что между ними установились великолепные сексуальные отношения, о которых очень многие могут только мечтать. Это было действительно так, и он был бы счастлив, если бы не было той ночи.

            Он раз за разом в меру своих сил и способностей упорно пытался достичь ощущений той ночи. Для этого он перепробовал все, что только мог, заставляя Ольгу заниматься с ним любовью всеми вообразимыми способами, изменяя приемы подготовки к совершению половых актов и предварительные ласки. Несмотря на все его старания и на то, что Ольга усердно и с готовностью выполняла все его прихоти, у него ничего не получалось.

            Самое ужасное в этой ситуации было в том, что Ольгу все устраивало, она просто сходила сума от его сексуальных фантазий и раз за разом получала невероятно сильное удовольствие от близости с ним. В этих обстоятельствах он не мог надеяться на то, что она захочет что-то изменить.

            Не получая желаемого, Александр становился все более раздражительным, у него нарушился сон, появились головные боли, он злился на Ольгу, мысленно обвиняя ее в своих проблемах. Через пару месяцев он стал ощущать в себе растущее желание отомстить ей за свои страдания. Появилось устойчивое желание унижать, избить ее и вообще причинять ей боль каждый раз, когда они занимались любовью, чтобы она тоже мучилась, если не душевно, то хотя бы физически. Он не заметил сам, как он начал все чаще совершать с ней половые акты в грубой форме с причинением ей все более сильной физической боли. Причем физическую боль он причинял ей совершенно сознательно. Каждый раз он делал ей чуть больнее, чем в предыдущий, ожидая, что она возмутиться и как-то выразит свое недовольство. Однако ничего не происходило. Казалось, что Ольга даже от такого секса получает истинное удовольствие. С другой стороны к своему ужасу Александр стал замечать, что от такого обращения с Ольгой он начал испытывать удовольствие и даже ощущать все более сильное сексуальное удовлетворение.  

14. Отправление в экспедицию  

            Большую часть своего внимания и времени Александр уделял своим отношениям с Ольгой. В результате он почти совсем перестал заниматься журналом и ходить на службу. На наблюдательном пункте он появлялся очень редко и в основном в дни своих дежурств. Андрей несколько раз пытался его вразумить, проводя с ним соответствующие беседы и угрожая увольнением, но, глядя на отрешенный взгляд Александра, понимал всю бесперспективность своих усилий. Он уже знал о его связи с Ольгой, жалел Наташу и просто ненавидел Ольгу, полагая, что именно из-за нее пропадает его друг. В конце концов, Андрей договорился в главном управлении, чтобы Александра назначили руководителем очередной поисковой группы, уходящей в экспедицию для обследования, брошенного роботами научно-исследовательского центра. Полагая, что этим он сможет хотя бы на время разлучить Александра с Ольгой и поможет вернуться ему к реальной жизни. Александр в целом с благодарностью принял это назначение, сознавая, что ему действительно необходим перерыв в отношениях с Ольгой и действительно нужна хорошая встряска, пока он окончательно не сошел с ума. Он даже смог собраться и непосредственно руководил сборами группы и подготовкой экспедиции в целом. Лично проверил всю документацию, маршрут и планы движения, экипировку и припасы, убедился, что на промежуточные склады действительно были доставлены все необходимые грузы.

            Численность обычной поисковой группы составляла десять человек. Как правило, в состав поисковых групп включали только мужчин. Однако в группу Александра включили Алевтину. Алевтина была, чуть ли не единственной женщиной, которая периодически непосредственно участвовала в обследовании научно-исследовательского центра роботов.

            Александру уже приходилось бывать с Алевтиной в составе одной группы, и он знал, что Алевтина сама постоянно напрашивается в эти экспедиции. Попасть в состав участников экспедиции ей каждый раз стоило немало сил, но она раз за разом всеми правдами и не правдами добивалась этого. Причина такого ее поведения была проста - она очень хотела быть единственной женщиной среди многочисленной группы мужчин. Помощь и вежливые знаки внимания, оказываемые ей другими членами групп, она воспринимала как проявление со стороны мужчин интереса к ней как к женщине. В реальности никакого интереса к ней как к женщине не было, и быть не могло. Конечно, об этом все знали и, жалея ее, старались Алевтину не обижать.

            Каждая поисковая группа комплектовалась из представителей главного управления и нескольких наблюдательных пунктов.

            Научно-исследовательский центр роботов представлял собой небольшой комплекс наземных зданий и гигантское подземное сооружение, состоящее из разветвленной сети туннелей с громадным количеством камер. Все эти подземные помещения были буквально напичканы самым разнообразным оборудованием. Это добро много лет тому назад было просто оставлено роботами на произвол судьбы. Создавалось впечатление, что роботы, покинули центр, не взяв с собой ни одного прибора. По-видимому, они, проведя определенный цикл исследований, посчитали, что получили исчерпывающие знания, и больше к подобным исследованиям им возвращаться не придется. Самым удивительным было то, что почти все оборудование и приборы, расположенные в подземной части научно-исследовательского центра до сих пор находились в работоспособном состоянии.

            Сразу, как только выяснилось, что роботы покинули свой научно-исследовательский центр, для его обследования была направлена первая поисковая группа. Эта группа быстро обследовала относительно небольшой наземный комплекс зданий. При этом был обнаружен вход в подземную часть центра.

            О наличии подземного сооружения роботов в районе научно-исследовательского центра люди подозревали и раньше, так как во время строительства зданий центра роботы перенесли на поверхность несколько подземных перегонов и станций метро. Причем сделали они это сами в рекордно короткие сроки, а не заставили, как обычно, этим заниматься людей. Неожиданностью стали размеры этого подземного сооружения. Первая поисковая группа смогла пройти по туннелям, практически нигде не задерживаясь, более двухсот пятидесяти километров, и вынуждена была повернуть обратно, не достигнув их конца, так как у них просто кончились продукты питания. На обратном пути им несколько дней даже пришлось голодать. Тогда было принято решение осуществлять обследование научно-исследовательского центра последовательно небольшими участками, но зато детально. С тех пор поисковые группы уходили под землю, регулярно сменяя друг друга.

            Согласно плану работ поисковая группа Александра уходила под землю  на тридцать дней и должна была за это время обследовать все помещения, которые ими будут обнаружены на площадке от двух до пяти квадратных километров, расположенной примерно в тридцати пяти километрах от центрального входа в подземное сооружение. Так, что им предстояло, двигаясь под землей в отсутствии связи с поверхностью, фактически выйти далеко за пределы города и только после этого приступить к работе. При этом ожидалось, что им придется выполнять стандартные работы по составлению точного плана подземных помещений и их привязки к остальной части подземного сооружения, осуществление детальной видеосъемки, как самих помещений в целом, так и обнаруженного в них оборудования и приборов, составление описания оборудования и приборов с указанием их состояния и назначения. Конечно, последнее указывалось только в том случае, если устанавливалось предназначение оборудования или прибора, что часто сделать не удавалось.

            Вообще экспедиции в эти жуткие подземелья снаряжались в надежде обнаружить какую-то информацию, связанную с оружием или технологией производства тел роботов и их искусственных мозгов. В случае успеха можно было рассчитывать, что, используя эту информацию, человечество сможет создать достаточно эффективное оружие для борьбы с роботами.

            О своем отбытии в экспедицию Александр сообщил Ольге лишь накануне.

            Как только она поняла, о какой экспедиции идет речь, Ольга сразу заявила:

            - Целый месяц без тебя! Я не представляю, как я смогу столько выдержать! Мы даже не сможем друг другу позвонить! Ты должен отказаться!

            - Оля, уже поздно отказываться. Если я завтра не пойду с группой, то сильно подведу очень многих людей и, в конце концов, это моя работа.

            - К черту такую работу! Ты, что с ума сошел по заброшенным катакомбам лазить! Ведь это, наверное, очень опасно, - чувствовалось, что Ольга действительно сильно огорчилась и разозлилась.

            - Службу я не брошу. Она мне необходима. Иначе я сам себя уважать не буду, - со всей твердостью и решительностью, на какую только был способен, сказал Александр.

            - Тогда я пойду с тобой. Может, после этой вашей экспедиции я тоже уважать сама себя буду.

            - Оля, перестань нести всякую ерунду. Мероприятие действительно опасное и женщинам там не место.             Я же не на всю жизнь ухожу. Я обязательно вернусь, а ты просто меня дождись.

              Ольга замолчала, показывая всем своим видом, что сильно на него обижена. Но обижалась она не долго, довольно быстро оттаяла, и они занялись любовью.

            Рано утром, когда на улице было еще темно, за Александром пришла машина. Он не стал будить Ольгу и отправился в экспедицию, не попрощавшись.

            Группа выехала к научно-исследовательскому центру на двух бронированных фургонах. Фактически эти фургоны представляли собой почти, что армейские колесные бронетранспортеры. На крыше каждого фургона была установлена полноповоротная башня с крупнокалиберным пулеметом. По бортам прорезаны бойницы для стрельбы из автоматов. Броня не пробивалась пулями с твердосплавными сердечниками от крупнокалиберных пулеметов. Более сильная защита и не требовалась.  Граната промышленного производства, мина или пригодный к использованию гранатомет встречались крайне редко. Последние образцы танков и ствольной артиллерии пришли в негодность лет сто тому назад. Новые не изготавливались. Ядерное оружие и все виды авиационно-ракетного вооружения были переданы роботам по их требованию еще накануне массового истребления населения Земли. Предприятия по изготовлению этих видов вооружений были разрушены и возобновление их производства роботами запрещено. Милицейские силы или, как их называли в большинстве других стран, полицейские силы имели на вооружении исключительно стрелковое вооружение. Правда ходили слухи, что что-то еще стоит на вооружении армейских частей, но они были малочисленны и так сильно изолированы, что никакое оружие от них в обращение не попадало. Впрочем, в тяжелом вооружении не было нужды, так как крупномасштабные военные действия между государствами решительно пресекались роботами и соответственно очень давно уже не велись, а против роботов все это оружие было совершенно бесполезным.

            Уже находясь в фургонах члены поисковой группы, облачились в защитные костюмы, состоящие из бронежилета, шарообразного шлема с прозрачным щитком, нарукавников, штанов, высоких сапог со щитками, прикрывавшими суставы. Все это облачение весило совсем немало, но зато практически исключало возможность получения огнестрельного ранения. В костюмах они стали похожи на древних тяжелых водолазов. Двигаться и даже просто находиться в этих костюмах, было тяжело, но, учитывая, что пройти в них им предстояло совсем немного, то ради безопасности можно было и потерпеть.

            Когда на улице совсем рассвело, их фургоны въехали на неконтролируемую властями территорию заброшенной промышленной зоны. Дорога проходила вдоль высокого железобетонного забора с колючей проволокой по его верху, защищавшего наземную линию метро. С другой стороны к дороге вплотную примыкали полуразвалившиеся здания и груды мусора, густо поросшие растительностью. Так, что свернуть, куда либо с дороги было невозможно. По самой дороге можно было проехать лишь благодаря тому, что ее регулярно чистили. Дорога доходила до главного здания научно-исследовательского центра роботов и служила одной единственной цели - доставке поисковых групп и грузов к научно-исследовательскому центру.

            Из-за практически полного отсутствия нормального дорожного покрытия фургоны вынуждены были сбросить скорость и теперь еле ползли.

            Вначале на территории, оставленного роботами научно-исследовательского центра планировали создать стандартный наблюдательный пункт, но потом от этой идеи отказались, так как затраты на его охрану и охрану путей, связывающих его с остальной частью города были бы слишком велики. Да и наблюдать на таком наблюдательном пункте было бы не за кем. Ведь роботы в своем центре больше не появлялись.

            Услышав шум едущих автомобилей, бандиты из местных банд стали сбегаться к дороге и обстреливать фургоны. Серьезно они не нападали и не пытались воспрепятствовать продвижению маленькой колоны. Они лишь хотели дать понять, что это их территория и безнаказанно по ней передвигаться они ни кому не позволят. Подобные обстрелы происходили каждый раз при проезде автомобилей по этой дороге.

            Немного погодя на огонь бандитов начали лениво огрызаться пулеметы, установленные в башнях на крыше автомобилей. Затем, наверное, от скуки к ним присоединились охранники на вышках, установленных вдоль наземной линии метро.

            Так под звуки не слишком интенсивной перестрелки фургоны доползли до главного здания бывшего научно-исследовательского центра роботов.

            Перед самым научно-исследовательским центром перестрелка прекратилась, и это ничего хорошего не сулило. Это означало, что бандиты группируются в здании для нападения на группу, когда она выйдет из бронированных фургонов и войдет в здание центра, где пулеметы, доставивших группу броневиков уже не смогут помочь.

            Главное здание научно-исследовательского центра в целом еще сохраняло свои первоначальные очертания. Правда при этом ни одного целого оконного стекла в здании уже не было, оконные рамы почти все выпали из своих проемов. Бетон железобетонных конструкций весь потрескался и начал местами осыпаться, обнажая уже проржавевшую арматуру. На верхних этажах были заметны обрушения конструкций небольшой площади. По всему периметру вплотную к фундаменту густо рос кустарник, ускоряя приближение полного разрушения. Кустарник рос и непосредственно на фасаде на верхних этажах. За внутренние помещения уже зацепился мох, а местами даже трава. Внутри здания скапливалась дождевая вода, беспрепятственно проливая все его этажи с крыши до самого подвала. Сама крыша практически по всей своей площади давно провалилась. Находиться в таком здании было не безопасно - запросто можно было угодить под обрушение.

            Поисковая группа осторожно и медленно двумя параллельными друг другу цепочками вошла в здание и двинулась вдоль ряда колонн. Первый этаж представлял собой сплошной зал без перегородок. Обзор частично закрывали лишь многочисленные колонны, груды мусора и разбросанные по полу разлагающиеся трупы когда-то давно убитых здесь местных обитателей.  Под ногами, нарушая абсолютную тишину, захрустели осколки стекла, бетонная крошка, битый кирпич и устилающие пол стреляные гильзы. Шли очень медленно. Каждый тащил на себе просто невероятное количество груза. Как только группа достаточно далеко углубилась в здание и, по всей видимости, стала не видна с улицы, послышался шум отъезжающих фургонов. Теперь поисковая группа целый месяц должна будет выживать совершенно самостоятельно, без какой либо поддержки извне.

            Когда до спуска в подвал оставалось всего метров двадцать из бокового крытого прохода в соседнее здание с криками и, стреляя на бегу, выскочили бандиты. Как прикинул Александр, всего их было человек 120-150. Последним из прохода выбрался по пояс голый, в штанах милицейского образца здоровенный бандит ростом под два метра с тяжелым крупнокалиберным пулеметом. Александр среагировал мгновенно - пулеметчика он срезал автоматной очередью еще в падении. Его группа залегла и открыла огонь.

            Автоматные пули не пробивали защитные костюмы, но все же их попадание было весьма болезненным, а вот крупнокалиберный пулемет мог пробить некоторые элементы защитного костюма. Поэтому никому не хотелось, чтобы в него попали. В лежачем положении основная масса попаданий приходилась в шлем, а если в другие элементы защитного костюма что-то и попадало, то по касательной, что было не так болезненно. Шлем был самым прочным элементом защитного костюма. От его сферической поверхности пули рикошетили и самое большее, что грозило его обладателю - это на время оглохнуть.

            Атака бандитов, прежде чем захлебнуться, продолжалась меньше минуты. Люди Александра слишком хорошо стреляли. Нападавшие потеряли убитыми и ранеными процентов сорок своей численности практически в несколько секунд. Проход, из которого выскочили бандиты, располагался не очень далеко от спуска в подвал, и поэтому самые резвые из них не добежали до людей Александра всего каких-то 5 - 6 метров. При этом бандитам не удалось причинить никакого вреда ни одному члену поисковой группы.

            Нападавшие вынуждены были залечь и отползти под прикрытие колонн и кучек мусора во множестве скопившихся на полу.

            Убитые были одетые в лохмотья, грязные, бородатые, лохматые давно не стриженые еще в основном очень молодые люди. Стариков и пожилых по понятным причинам среди них не было. Их тела заняли свое место среди полуразложившихся тел и скелетов бандитов, уничтоженных в прошлые визиты коллегами Александра. Обитатели развалин научно-исследовательского центра обычно не утруждали себя захоронением тел своих погибших товарищей. К звуку выстрелов и ругани уцелевших бандитов добавились стоны и вопли раненых, которым зачастую приходилось лежать прямо на разложившихся трупах или скелетах.

            Вся эта ужасная картина поля боя не добавляла храбрости уцелевшим бандитам. Они не решились еще на одну атаку, а затеяли перестрелку с поисковой группой. Товарищи Александра после того, как бандиты залегли, стреляли уже, не спеша и наверняка, как в тире. В результате в течение нескольких минут были уничтожены все бандиты, успевшие в ходе атаки достаточно близко подбежать к поисковой группе.

            Видя, как быстро редеют их ряды, бандиты попытались отступить обратно в переход. Скрыться в переходе удалось не более трем десяткам бандитов.

            Александр знал, что шансы бандитов уничтожить его группу, были близки к нулю. Вот если бы они напали на милиционеров, то при таком численном перевесе их шансы вполне могли составить пятьдесят на пятьдесят. У милиционеров экипировка была гораздо хуже, снайперской стрельбе их не обучали, да и специальную психологическую подготовку они не проходили. Конечно, бандиты тоже знали, что их шансы на победу в этой стычке очень малы, но они жили по законам звериной стаи, а эти законы требовали от них до последнего охранять свою территорию и изгонять с нее чужаков.

            Как только последний бандит-счастливчик скрылся в переходе, стрельба прекратилась. Александр и члены его поисковой группы не спеша, поднялись с пола и двинулись добивать раненых бандитов. Их добивали, так как не хотели лишний раз привлекать внимание роботов. Роботы через некоторое время обнаружили бы тяжелораненых и усыпили бы их. Каким образом роботам удавалось находить раненых, до сих пор было не известно, но они делали это всегда, где бы раненный человек ни находился. Доставка же в больницы легкораненых, которых можно было бы вылечить и, которых роботы усыплять бы не стали потребовала бы слишком много времени.

            Людям Александра никто приказов не отдавал. Каждый и так знал, что должен делать. Раздались одиночные выстрелы из пистолетов, проклятия и жалобные просьбы о пощаде, редкие ответные выстрелы из автоматов, добиваемых бандитов. Конечно, их никто щадить не собирался. Александр вспомнил, как его с группой других только что  зачисленных в спецшколу курсантов совсем не умеющих стрелять привезли на зачистку после аналогичной стычки. Как инструктор подводил их по одному к раненым и заставлял в них стрелять. Те курсанты, которые не смогли спустить курок, еще тогда были немедленно отчислены из спецшколы. Поэтому здесь сейчас просто не было тех, кто смог бы проявить жалость и сострадание. Тогда в первый раз Александру повезло, на всех раненых не хватило, и инструктор пошел на хитрость, подведя его к трупу и сказав ему, что это тяжелораненый бандит без сознания, но Александр все же смог догадаться, что перед ним труп. В труп выстрелить было гораздо легче, чем в плачущего, и умоляющего о пощаде беспомощного человека.

            Потом, с оставшимися обучаться курсантами, очень квалифицировано поработали психологи, и они уже без колебаний были готовы выполнять все свои будущие, в том числе и малоприятные служебные обязанности.

            Несмотря на подготовку и наличие уже достаточно большого опыта Александр все же не мог выполнять зачистку с таким же безразличием, как при выполнении какой ни будь обычной рутинной работы. Чего от него когда-то давно добивались психологи. Он совсем не испытывал чувства жалости к этим бандитам, но ему вся процедура по умерщвлению раненых была неприятна. Он был совсем не против, чтобы эту грязную работу сделал кто-то другой. Поэтому Александр неосознанно шел за Алевтиной, чуть отставая от нее.

            У Алевтины, по всей видимости, было не все в порядке с психикой - она явно испытывала удовольствие в момент выстрела в свою очередную беспомощную жертву. Она торопливо шла впереди Александра, изо всех сил стараясь, чтобы ему не досталось ни одного раненого.

            К тому времени, когда Алевтина успела пристрелить пятерых человек, Александру пришлось добить лишь одного бандита. Он лежал несколько в стороне за колонной и большой кучей мусора, и она его просто не заметила. Это был мужчина лет двадцати пяти, физически очень развитый с опасным ранением в грудь. С таким ранением он еще на что-то рассчитывал, пытаясь притвориться мертвым. Из одежды на нем была только майка и порванные штаны. Он не смог заставить оставаться неподвижными свои обнаженные участки тела. Если бы на нем была куртка, то при полученном им ранении почти что в сердце его вполне могли бы принять за убитого. Будучи, человеком не малодушным, он облегчил работу Александра, поняв, что притвориться мертвым ему не удалось, он не стал умолять о пощаде, а, выкрикнув в адрес Александра ругательство, потянулся за своим автоматом.

            Не далеко от входа в крытый переход между зданиями Алевтина набрела на главаря банды. Он был одет в почти новую милицейскую униформу, не выглядел таким же грязным, как его товарищи и даже борода и волосы были у него аккуратно подстрижены, имел спортивного вида телосложение. На вид ему было лет тридцать. Как мужчина был довольно привлекателен.

            Главарь сидел, прислонившись к колонне. По пятну крови на штанине было понятно, что его зацепило в ногу и, по всей видимости, легко. Скорее всего, все его ранение представляло собой просто царапину. Ему явно не хватило духу преодолеть последние пять метров до спасительного перехода между зданиями. Теперь он будет ликвидирован. В том, что сейчас с ним должно будет произойти, виноват он сам. Он сам отказался от своего шанса, когда сел за эту колонну.

            При приближении Алевтины главарь малодушно отбросил автомат далеко в сторону и, боясь, что ему не дадут ничего сказать торопливо заговорил:

            - Прошу вас не стреляйте сразу. Пожалуйста, позвольте мне сказать.

            - Говори, - равнодушным тоном произнесла Алевтина.

            - Я легко ранен. Пуля прошла на вылет через мягкие ткани. Кость не задета. С таким ранением меня жестянки усыплять не станут. Я сам смогу себя перевязать и сам без посторонней помощи доберусь до больницы. Вам не нужно тратить на меня время. Если вы сохраните мне жизнь, я больше никогда не буду на вас нападать. Меня здесь все слушают. Я могу организовать для вас охрану этого здания. Смогу организовать вам любую помощь. Хотите, я буду давать вам людей для переноски вашего снаряжения?

            Он замолчал и заискивающе просительно посмотрел на Алевтину.

            - Знаешь, то, что такая мразь, как ты получила столь легкое ранение наша большая недоработка, но это легко исправить, - с этими словами Алевтина прострелила ему колено.

            Бандит взвыл от боли и закричал:

            - Не надо! Я хочу жить! Может колено еще можно вылечить?! Ну, дайте мне шанс!

            - Нет, вылечить нельзя. Поверь мне. Уж я то знаю, о чем говорю, - проговорила Алевтина, очень медленно подходя к нему вплотную.

            У главаря по щекам потекли слезы. Его подбородок мелко и часто задрожал. Он тихо и пискляво завыл, одновременно всем своим телом безуспешно пытаясь вжаться в колонну.

            Алевтина уперла ствол пистолета ему в лоб между глаз, еще сильнее прижимая его голову к колонне, и невозмутимо продолжила:

            - Знаешь, ты точно больше никогда не будешь на нас нападать. И еще запомни, что мы никогда не нуждались в помощи подонков и трусов и я уверена, что в будущем нуждаться тоже не будем.

            С этими словами она нарочно очень медленно спустила курок. Было заметно, что от всей этой ситуации она испытывает сильное наслаждение.

            Александр, направляясь в переход между зданиями, чтобы проверить, не укрылся ли кто из раненых в нем, прошел мимо Алевтины. При этом он почувствовал на себе ее недовольный взгляд. Конечно, идя за ней, он вынудил ее расстреливать раненых быстро, а она, прежде чем их убить, любила над ними издеваться. Александр подумал: "Да, Алевтину стоит брать в экспедицию только ради того, чтобы она избавила его от большей части этой мерзкой работы".

            Обесценивание человеческой жизни произошло после создания роботов современного типа. Когда-то давно вот так просто взять и убить даже очевидного преступника убийцу, было нельзя. Судьбу преступника в обязательном порядке решал суд. Если какой-то человек, пусть и сотрудник правоохранительных органов, совершал убийство заведомо преступника без суда и следствия, то он сам уже рассматривался в качестве преступника, и в отношении него проводилось следствие, и в судебном порядке устанавливалась его виновность. Более того, почти во всех странах смертная казнь была отменена. Сейчас же любой человек, даже не имеющий вообще никакого отношения к правоохранительным органам мог убить любого, просто посчитав, что ему или окружающим угрожали. В этом случае объясняться или что-то доказывать убившему, не требовалось, никто на место убийства милицию не вызывал и уголовное дело не заводил. Приезжала труповозка и без каких либо разбирательств увозила труп для последующего его захоронения, а если убийство происходило в районе, не контролируемом властями, то и труповозка не приезжала. Огнестрельное оружие мог иметь каждый желающий и носить и применять его по своему усмотрению. Однако частых беспричинных убийств почти не было, что было связано с боязнью случайно повредить робота и умерщвлением еще при рождении теми же роботами всех, родившихся детей с психическими отклонениями.

            Вот воровство, разбойное нападение, мошенничество или изнасилование и более мелкие нарушения правопорядка это уже совсем другое дело. По этим видам преступлений обязательно заводились уголовные дела, проводились тщательные расследования. Так, что тем или иным способом совершив убийство, главное было ничего не брать из вещей, принадлежавших убитому и вообще стараться не прикасаться к трупу, чтобы не быть обвиненным в разбойном нападении, воровстве или совершении с трупом действий сексуального характера. Если ничего подобного не совершалось, то убийца мог спокойно отправляться дальше по своим делам, совершенно ни о чем не беспокоясь.

            Завершив зачистку, группа, наконец, смогла спуститься в подвал. В подвале было совсем темно, очень сыро, пол, стены, потолок были покрыты плесенью, местами росли какие-то грибы и были видны следы разрушения железобетонных конструкций. Ни одного тела убитого бандита нигде видно не было. Зато во множестве по полу были разбросаны, как целые человеческие скелеты, так и разрозненные кости вперемежку с уже позеленевшими стреляными гильзами и разбитыми частями светильников. По всему было видно, что местные обитатели развалин научно-исследовательского центра очень давно не заглядывали в подвал.

            Прямо напротив спуска в подвал, всего в десяти метрах от него, находились массивные стальные раздвижные двери лифта. На дверях были видны старые следы не очень-то настойчивых попыток их взлома местными обитателями.

            Александр набрал код доступа на вмонтированном в створку двери пульте, который обитателям развалин выломать и сломать, тоже не удалось. Код доступа был сравнительно простым, а секретность запирающего замка не высока и поэтому еще самая первая поисковая группа смогла быстро и без проблем его подобрать. Заработали электромоторы и створки дверей мягко и легко разошлись в стороны, так как будто они были совсем новыми, а не простояли здесь фактически без обслуживания более сотни лет.

            Поисковая группа зашла в просторную и ярко освещенную кабину грузопассажирского лифта. Кабина лифта была столь большой, что в ней свободно могли бы разместиться сто пятьдесят человек.

            После того, как Александр нажал на кнопку со стрелкой, указывающей вниз, в стене кабины створки стальных дверей закрылись, и кабина лифта начала опускаться на трехсот метровую глубину. Именно такая глубина заложения была у подземного сооружения роботов.  

15. Подземелье  

            Как только группа вышла из лифта, они повернули рубильник, тем самым, включив освещение тоннелей. Во всем подземном сооружении освещение включалось и выключалось сразу во всех тоннелях и только при помощи рубильника, расположенного рядом с лифтом. Других выключателей, управляющих освещением тоннелей, пока обнаружено не было.

            Когда поисковая группа покидала подземное сооружение, то она отключала освещение туннелей с целью экономии ресурса ламп светильников. Уже сейчас в светильниках, установленных в тоннелях, горело не более половины ламп. Менять вышедшие из строя лампы было нечем, так как промышленность подобные лампы не выпускала, а роботы вряд ли захотят снабжать людей лампами. Их лампы в тысячи раз превосходили по долговечности лучшие лампы, изготавливаемые людьми. Воспроизвести же технологию роботов пока никак не удавалось.

            Весь подземный комплекс снабжался электрической энергией от автономного изотопного ядерного реактора. Реактор располагался в специальной камере всего в ста пятидесяти метрах от шахты лифта и был обнаружен почти сразу. Электростанция работала по известной схеме. Тепловыделяющий элемент в виде пористой массы нагревался при поглощении им излучения радиоизотопного вещества. Вода, прокачиваемая через тепловыделяющий элемент, охлаждая его, превращалась в пар, который приводил в действие обыкновенную паровую турбину, вращавшую электрический генератор. Вот только радиоизотопное вещество, используемое в реакторе, обладало невероятными свойствами. Роботам удалось получить искусственный радиоактивный изотоп с очень большим периодом полураспада и очень высокой удельной массовой энергией. Он, к изумлению ученых, оказался более энергопроизводителен чем ядерные реакции деления. Это противоречило известным законам физики и не могло быть просто потому, что не могло быть никогда. Но изотоп несмотря ни на что существовал, и на него даже можно было посмотреть. Ученые попытались создать аналогичный изотоп, но, позанимавшись этой темой лет пять, и, не добившись ничего, оставили исследования. Также остался нереализованным и другой более простой проект - подключение электростанции роботов к городской электрической сети.

            Поисковая группа двинулась по плохо освещенному туннелю арочной конструкции сечением десять метров. Крепление свода было выполнено сплошным бетонированием. Железобетонные конструкции все еще были в очень приличном состоянии. Системы искусственного климата поддерживали в тоннелях температуру двадцать два градуса тепла и нормальную влажность. Исправно функционировала и система вентиляции. Александр подумал, что скоро проблему освещения все же придется решать и, позавидовал строительному искусству роботов. Через сто метров они миновали ответвление к электростанции. Пройдя еще четыреста метров, они, наконец, дошли до первого склада. Это была большая камера, оборудованная кран-балками и множеством стеллажей. У роботов это помещение также служило складом.

            Здесь они смогли избавиться от своих защитных костюмов и автоматов с боеприпасами. Теперь все это им понадобится только на обратном пути. Считалось, что в подземной части научно-исследовательского центра никого нет, но абсолютной уверенности в этом не было. Вполне возможно, что кроме обнаруженного входа под землю существовали и иные пока не обнаруженные входы, которыми мог воспользоваться кто угодно. Поэтому каждый член поисковой группы брал с собой пистолет с одной запасной обоймой. Они до отказа нагрузили десять ручных тележек различным снаряжением, оборудованием и припасами, согласно выданному им списку. Большинство этого добра они должны будут дотащить лишь до второго склада, как грузчики, поскольку предназначалось оно для обеспечения будущих экспедиций.

            Исследователи подземелья никак не могли найти объяснение одному странному обстоятельству. В подземном сооружении не было никакого транспорта. Как роботы работали и обслуживали столь обширное сооружение без использования транспортных средств, было совершенно непонятно. Конечно, возможно, что гараж с транспортом просто еще не обнаружили или роботы, уходя, забрали все транспортные средства с собой, но как бы там ни было, а людям пока приходилось таскать все грузы на себе или на ручных тележках, которые специально были спущены под землю много лет тому назад.

            Раньше, когда все работы по обследованию научно-исследовательского центра проводились в непосредственной близости от лифта, отсутствие транспорта не слишком мешало, но теперь, когда поисковые группы уходили за десятки километров от входа, проблема обострилась. Поэтому в самое ближайшее время ожидалось, что под землю спустят десять электрокаров. Как только это произойдет, поисковые группы к месту своей работы смогут, сильно не напрягаясь, добираться за один - два часа, а не как сейчас за двое суток. Пока же члены группы Александра выстроились в туннеле в колонну по одному и двинулись ко второму складу, тяжело толкая перед собой по перегруженной тележке.

            Второй склад находился в пяти километрах от первого и представлял собой точную его копию. До него они доковыляли уже поздно вечером. Все были полностью вымотаны и думали лишь о том, как бы быстрее лечь спать, но Александр заставил разгрузить тележки, а затем загрузить их уже оборудованием и грузами, предназначенными непосредственно для их экспедиции. Он рассчитывал за завтрашний день выйти в район проведения поисковых работ и не хотел утром терять время и силы на погрузочные работы.

            Этот склад был последним. В дальнейшем им придется обходиться только теми припасами, которые они возьмут с собой отсюда или специально отправлять людей для доставки в район работ дополнительных грузов, что было нежелательно, так как для ведения работ нужны были все люди. Тем более, что каждый человек в поисковой группе являлся узким специалистом.

            Закрыв изнутри входную дверь в помещение склада, и быстро поужинав, а заодно и пообедав консервами, все залезли в спальные мешки и практически мгновенно заснули.

            Утром, наспех позавтракав, они, так же как и вчера, выстроились со своими тележками в колонну по одному и двинулись по тоннелю. Правда, тележки были загружены значительно меньше, что позволяло им двигаться заметно быстрее, чем вчера. Примерно через три километра тоннель, по которому они двигались, вывел их в туннель аналогичной конструкции еще больших размеров. Его сечение достигало девяносто метров. На взгляд человека, от выхода из маленького тоннеля вправо и влево большой тоннель уходил, как два прямых бесконечных луча. На самом деле это было не так. Маркшейдеры, неизменно ходившие в составе поисковых групп, уже давно рассчитали, что большой тоннель в пространстве представляет собой кольцо или участок кольца радиусом сто километров. Человек, находясь в тоннеле, на глаз заметить кривизну с таким большим радиусом был не в состоянии и поэтому тоннель ему казался абсолютно прямым.

            Вдоль всего туннеля была проложена труба, помещенная между обмотками мощных электромагнитов. Физики идентифицировали это устройство, как ускоритель элементарных частиц, предположительно синхрофазотрон.

            Попадая в большой туннель, человек испытывал очень сильное эмоциональное потрясение. Именно здесь он окончательно осознавал всю невероятную грандиозность сооружения. Ни одно сооружение людей по масштабу даже близко нельзя было сравнить с этим научно-исследовательским центром. Здесь приходило понимание недостижимой для человечества мощи и величия роботов и все ничтожество человечества. Наверное, подобные ощущения должна бы испытывать обезьяна, попав в метрополитен, построенный человеком, если бы была достаточно разумна для этого. Впрочем, и для человека, возможно, было бы лучше, если бы он был не столь разумен, как есть. Тогда бы не были бы созданы эти монстры-роботы. А еще появлялись сомнения по поводу того, что вправе ли человечество требовать от роботов учитывать его интересы в большем объеме, чем они учитываются роботами в настоящее время и не слишком ли роботы великодушны по отношению к людям. Ведь все увиденное вокруг свидетельствовало в пользу того, что роботы представляют собой, пусть и искусственную, но все же более совершенную форму разумной жизни, а самое главное форму жизни способную к несравненно более быстрому развитию, чем человек. Возможно, человек, обеспечив создание роботов, уже полностью исполнил свое предназначение и теперь должен уйти с исторической арены, как уже безнадежно устаревшая и совершенно неконкурентоспособная форма разумной жизни.

            Однако ни один вид живого добровольно и без борьбы до последней возможности еще не уходил с исторической арены. Поэтому, несмотря на очевидную безнадежность их усилий, группа Александра свернула налево и упрямо потащила свои тележки по большому туннелю. Как муравьи, проникшие в дом и невозмутимо бегущие по своим делам по кухонному столу, несмотря на то, что они уже обнаружены обитателями дома и уже идут приготовления химикатов для их выведения. Но это муравьи, они неразумны и не могут проанализировать происходящее рядом с ними. Человека же гонит вперед надежда, которая, как известно, умирает последней. Вдруг они пройдут еще десяток другой километров, и произойдет чудо. Например, они найдут рубильник, при помощи которого они просто возьмут и выключат сразу всех роботов.

            По мере их продвижения по большому туннелю, они проходили мимо множества дверей и входов в примыкающие туннели меньшего сечения. Все двери и входы в примыкающие туннели были пронумерованы людьми путем аккуратного нанесения их порядковых номеров краской на стене большого туннеля. У роботов какая либо маркировка вообще отсутствовала. Туннель, к которому вел свою группу Александр, был помечен предыдущей поисковой группой. Предыдущая поисковая группа в него не заходила и о нем кроме, присвоенного ему порядкового номера больше ничего известно не было. Александр очень торопился и поэтому за весь день он позволил группе передохнуть достаточно долго лишь один раз во время обеда. Благодаря его усилиям и настойчивости они хоть и еле передвигая ноги, но все же вышли около двадцати трех часов к входу в свой туннель. Свернув из большого туннеля в примыкающий, они прошли по нему метров пятьдесят и остановились на ночлег, расстелив свои спальные мешки прямо по полу туннеля. Вопреки требованиям инструкции караульного выставлять не стали. Это было обычное нарушение, которое совершалось практически всеми по причине того, что никто не верил, что на них кто-то здесь действительно может напасть, а если нападение все же произойдет, то отвечать за нарушение инструкции все равно уже будет некому.

            Утром группа двинулась дальше по туннелю. Туннель оказался странным. Они, пройдя по нему более двух километров, не встретили ни одного ответвления, ни одной камеры, двери или люка. Поверхность туннеля была аккуратно покрыта ровным нигде не нарушенным слоем штукатурки, без каких либо признаков наличия в его стенах пустот. Обычно примыкающие к большому, туннели маленького сечения имели множество камер, которые начинались на удаление ста - двухсот метров от большого туннеля.

            Вскоре маркшейдер поисковой группы доложил Александру, что туннель, по которому они шли, постепенно поменял свое первоначальное направление, и теперь они двигаются параллельно большому туннелю на постоянном удалении в два километра от него. Кроме этого они вышли за пределы площадки, отведенной согласно плану им для обследования.

            Поскольку на отведенной им для изучения площадке не оказалось никаких помещений и других туннелей, то Александр теперь сам мог выбрать дальнейшее направление их поиска. Он мог продолжить обследование данного туннеля или, вернувшись в большой туннель, заняться обследованием помещений, которые они в нем обнаружат, двигаясь по нему дальше. Александр решил продолжить исследование этого странного туннеля. Тем более, что ему самому захотелось узнать его предназначение и они двинулись дальше исключительно исходя из его желания  удовлетворить свое любопытство.

            Наконец пройдя еще немного вперед, они заметили впереди черную стену. По всей видимости, туннель заканчивался ничем, просто тупиком. Все были разочарованы. Столько топать лишь для того, чтобы, в конце концов, понять, что они попали просто в заброшенную выработку.

            Александр все же решил пройти по туннелю до конца на случай, если туннель у самой стены делает резкий поворот или, не доходя до стены, имеется ответвление, которое отсюда не видно.

            Совсем скоро Александр уже мысленно хвалил себя за проявленную им дотошность. Дело в том, что по мере их приближения к черной стене, она прямо на глазах стала превращаться в решетку. На большом расстоянии прутья решетки сливались друг с другом, и им казалось, что впереди у них сплошная стена. Вблизи же было видно, что это полностью перегораживающая туннель, распашная решетка, закрытая на замок. Книзу решетки была приварена сплошная стальная полоса примерно метровой ширины. За решеткой туннель продолжался дальше, и в его стенах имелось большое количество дверей, что означало наличие за ними помещений, которые они будут обследовать, скорее всего, весь месяц и им не придется возвращаться в большой туннель.

            Вообще эта решетка их сильно озадачила, так как во всей уже обследованной части подземного сооружения роботов ни один туннель не был перегорожен какой либо перегородкой. По внешнему виду туннеля невозможно было понять, зачем роботам именно здесь потребовалось устанавливать решетку. Всех буквально распирало от любопытства.

            Они быстро срезали замок на решетке, и было устремились к первой двери, но Александр потребовал, чтобы все остановились и занялись приготовлением обеда. Рассудив, что неизвестно еще, что они обнаружат за этой дверью, а, увлекшись, можно и без обеда остаться. Кроме этого им теперь можно было избавиться от тележек, оставив их пока в туннеле у решетки, взяв с собой только оборудование необходимое для обследования помещений.

            Двери, выходящие в туннель за решеткой, также отличались от большинства других дверей подземного сооружения. Они зачем-то имели задвижки, позволяющие запирать их снаружи.

            За первой же дверью было обнаружено просторное помещение, поделенное на стойла. В некоторых стойлах валялись скелеты животных. Стало понятно, что они обнаружили помещения, предназначенные для содержания животных, а перегораживающая туннель решетка была нужна для предотвращения случайного прорыва животных в остальную часть подземного сооружения на случай их побега. Ведь, конечно роботы вовсе не хотели гоняться за случайно сбежавшим животным по всему подземелью.

            Дальше следовали точно такие же помещения, оборудованные различными стойлами, что свидетельствовало о том, что здесь содержалось большое количество разнообразных животных. Эти помещения чередовались с кладовыми, предназначенными, по всей видимости, для хранения кормов.

            Потом пошли помещения, оборудованные различными клетками. В клетках содержались хищники, обезьяны, грызуны, птицы и тому подобные представители живой природы. О чем свидетельствовали соответствующие останки, обнаруженные в клетках.

            Так же были обнаружены помещения оборудованные аквариумами, в которых когда-то находились рыбы и животные, обитающие в воде. Сейчас аквариумы были абсолютно сухими.

            Ко всем помещениям, предназначенным для содержания животных, был подведен водопровод. Водопровод был все еще в рабочем состоянии. Сергей, химик поисковой группы быстро сделал анализ воды и пришел к выводу, что она пригодна для питья. В результате на плане подземного сооружения был отмечен еще один пункт водоснабжения. Это было важно, так как источники воды встречались очень редко, и поисковым группам зачастую приходилась посылать людей за водой на значительные расстояния. Поисковой же группе Александра решать вопрос своего водоснабжения теперь вообще было не нужно, что естественно не могло их сильно не порадовать.

            Почти во всех помещениях обнаруживались останки животных в виде скелетов. Получалось, что, не пожелав потратить, немного времени и сил на эвакуацию роботы, покидая научно-исследовательский центр, просто безжалостно оставили здесь животных как какие ни, будь приборы или оборудование. В результате они, будучи запертыми, в стойлах, клетках и аквариумах медленно и мучительно здесь погибали от жажды и голода.

            Далее группа Александра сделала еще более жуткие находки. Открыв следующую дверь и ожидая увидеть очередное помещение для содержания животных, они увидели на полу перед самой дверью несколько человеческих скелетов. В комнате из мебели были только двухъярусные нары и детские кроватки для младенцев, а в углу отгороженный перегородкой санузел. Кое-где на нарах лежали человеческие скелеты и самое ужасное, что в некоторых детских кроватках тоже были обнаружены маленькие детские скелетики.

            Нигде не было заметно следов одежды или пастельного белья, то есть люди содержались абсолютно голыми почти, как животные в соседних помещениях.

            Те люди, скелеты которых лежали перед дверью, по всей видимости, до самого конца или стучали в дверь или пытались ее взломать. Все заточенные здесь люди погибли от голода, а не от жажды. Воды они могли взять сколько угодно из водопровода. Смывные бачки в санузлах до сих пор стояли заполненные водой. Они все эти годы исправно доливались водой из водопровода по мере ее испарения. А вот еды им было взять негде. Александр по виду костей без труда догадался, что в некоторых комнатах, какое то время процветал каннибализм. Кто-то из узников смог протянуть на несколько месяцев больше остальных за счет своих соседей.

            Всего было найдено двадцать комнат для содержания людей. В ряду этих комнат находились кладовые с запасами питания и большой очень хорошо оборудованный пищеблок для приготовления еды. В кладовых хранилось большое количество консервов и других продуктов, а все еще работающие холодильники были забиты мумифицировавшимся мясом. Кроме этого в одном из помещений была оборудована баня.

            Баня у всех вызвала особенно сильные восторги, так как накануне спуска под землю никто даже и подумать не мог, что в течение ближайшего месяца хоть раз удастся нормально помыться.

            Обширность жилой зоны, ее оснащенность и наличие значительных припасов свидетельствовало о том, что как животных, так и людей здесь содержали помногу и по долгу. Было непонятно почему роботы, уходя отсюда навсегда, из милосердия хотя бы просто не усыпили, содержавшихся здесь животных и людей, а обрекли их перед смертью на мучения.

            Сразу за пищеблоком и баней была еще одна комната для содержания людей. В ней не было останков. Возможно, что в ней даже никого и никогда не содержали, так как мебель и сантехника выглядели так, как будто ими никогда не пользовались. Поэтому и учитывая близость пищеблока и бани, которыми они собирались пользоваться, Александр выбрал эту комнату в качестве места постоянного их пребывания на время экспедиции. Он распорядился произвести детальную видеосъемку комнаты, составить ее полное  описание и затем перетащить в нее их тележки с припасами.

            В комнате напротив не было ничего кроме нескольких разного размера платформ, оборудованных хирургическими лазерами. Каждый предположил, но никто вслух сказать не решился о том, какие и на ком тут делали хирургические операции.

            В следующей комнате их самые худшие предположения по поводу того для чего использовались хирургические лазеры, нашли свое подтверждение. Вся комната была аккуратно заставлена ровными рядами вешалок, на которых висели листы пластика, словно платья или кофточки в шкафу или точнее в гардеробной комнате. На каждый лист пластика был наклеен тончайший срез человеческого тела. Александр, исполнявший не только обязанности руководителя поисковой группы, но и ее физика, сразу узнал в этих листах мишени для проведения исследований в ускорителях элементарных частиц.

            Одно, разрезанное человеческое тело занимало около трех метров вешалки. Каждое тело отделялось от других специальными табличками. Тела нарезались либо вдоль, либо поперек. Здесь были как мужские, так и женские тела. По возрасту, они тоже были разными: от эмбрионов и младенцев до людей преклонного возраста. Стало понятно, почему для разрезания тел людей на части роботы использовали именно хирургические лазеры. Ведь только они позволяли делать столь тонкие срезы без выделения крови.

            Больше в тот день они осматривать ничего не стали. Да и не было среди них желающих дальше смотреть на все эти ужасы чудовищного застенка, в который они попали. Однако, как бы там ни было и какое бы у них ни было настроение от увиденного, но по давно заведенной традиции они за ужином все же стали отмечать первый рабочий день в экспедиции. В выбранной ими спальне из коробок и ящиков, взятых из кладовой, был сооружен стол и подобия стульев. Пили спирт, который развели водой уже на месте, получив, таким образом, некое подобие водки. Других спиртных напитков под землю никогда не брали. Спирт несли с собой в пластиковых канистрах. Так удавалось доставить максимальное количество алкоголя на единицу массы, взятого с собой груза. Для закуски были взяты самые лучшие и вкусные консервы из доставленных ими припасов.

            Несмотря на их основательную психологическую подготовку, от увиденного сегодня, настроение у всех было подавлено. Через день два они привыкнут и перестанут так остро реагировать на окружающую обстановку, а сейчас необходимо было расслабиться. Поэтому все пили охотно и помногу. В результате быстро пьянели. Набрались так, что люди стали буквально отключаться. Кто-то засыпал прямо за столом, кто-то находил в себе силы добраться до нар. Александр не заметил момент, когда тоже отключился.

            Утром Александр очнулся от ощущения холода.  Открыв глаза, он в ужасе осознал, что абсолютно голым лежит на операционном столе хирургического лазера. Голова буквально раскалывалась от боли, и сильно тошнило. Он сразу в панике подумал, что роботы вернулись, и пока он был до бесчувствия пьян, затащили его в операционную, раздели до нага, при этом, зачем-то оставив на нем носки, и сейчас начнут разрезать его на пластины. Ему стало так нехорошо, что потемнело в глазах, но тут он смутно стал вспоминать подробности вчерашнего вечера. Его воспоминания были неполными. Он оказался не в состоянии все ясно и четко вспомнить. Все, что с ним происходило после того, как он отключился за столом, ему было неизвестно вплоть до того момента, как над ним склонилась Алевтина, хлопая его ладонью по щекам. Когда стало понятно, что он осознает происходящее, она начала его раздевать. Александр попытался сопротивляться, но у него не хватило на это сил, и он безвольно позволил себя раздеть. Впрочем, его очень слабую попытку оказать сопротивление она вряд ли смогла заметить. Раздев его, она бесцеремонно сунула ему руку в пах и, добившись нужной реакции от его тела, забралась на него верхом и стала элементарно его трахать. Под ритмичные толчки своего тела он снова отключился и сейчас был не в состоянии вспомнить, чем и когда закончилось совершенное Алевтиной насилие.

            Поняв, что роботы здесь не причем, Александр огляделся по сторонам в поисках Алевтины. С одной стороны операционного стола он увидел разбросанные по полу вперемежку с одеждой Алевтины свои вещи. С другой стороны рядом с ним на операционном столе лежала абсолютно голая Алевтина.

            Тело Алевтины было почти полностью лишено волос похоже на скелет с кожей неестественно и болезненно белой. Причем волосы отсутствовали даже в тех местах, где они непременно должны были бы быть. Ягодицы были такими отвислыми, что их казалось, можно было намотать на руку. Груди помятыми и дряблыми. Выпирал один только живот, который колыхался, как морские волны в такт ее дыхания.

От этого зрелища его затошнило еще сильнее, а в голове даже, что-то задергалось. Конечно, только ненормальной Алевтине могла прийти в голову идея заняться сексом на операционном столе, где ни один десяток, а может и сотен человек, были порезаны на препараты. Он никак не мог поверить в то, что действительно занимался сексом с этим чудовищем даже пусть недобровольно и практически в бессознательном состоянии. Клялся сам себе, что больше никогда не позволит себе напиться до бессознательного состояния и больше никогда не угодит в подобную неприятную ситуацию.

Тут у Алевтины заурчало в животе. Она повернула голову, и что-то забормотала во сне, шлепая губами. Александр испугался, что она сейчас проснется и опять захочет заняться с ним сексом. Он в панике быстро сполз с операционного стола, подобрал с пола свою одежду, изо всех сил, стараясь не шуметь, и выскользнул в туннель. Только в туннеле, в недосягаемости для Алевтины, он позволил себе одеться.

Зайдя в оборудованную ими накануне спальню, он с досадой увидел, что часть его подчиненных уже проснулись и занимаются своими делами. Судя по всему, он слишком долго спал, а многие проснулись уже достаточно давно и наверняка видели его с Алевтиной. Александр подумал хорошо еще, что в туннеле никого не было, когда он в него выскочил, в чем мать родила, сбегая от Алевтины. Правда, то, что ему удалось одеться в туннеле без свидетелей, конечно, не спасло его от шуток и сплетней про него и Алевтину, которые быстро стали распространяться сначала среди членов его группы, а потом, после завершения их экспедиции и в конторе и даже в главном управлении.

Случившееся, в дальнейшем Алевтина еще и усугубляла, ведя себя так, как будто между ними все произошло добровольно и по обоюдному согласию, не скрывая, проявляя о нем заботу и всячески намекая, что она была бы не против продолжить близкие отношения. Александр сколько не старался, но так и не смог вспомнить давал или нет, он спьяну Алевтине повод вести себя с ним подобным образом. Однако в том, что все произошедшее между ними стало общеизвестным, он в основном винил Алевтину. Прямо об этом он ей не говорил и вообще не стал с ней, что-либо обсуждать. Ведь озабоченная Алевтина могла совершенно искренне считать, что Александр за ней ухаживал, и сам хотел иметь с ней близкие отношения. То, что она сосредоточилась именно на Александре, тоже было вполне объяснимо. Александр в их группе был единственным из мужчин, кто не состоял в браке и имел самую сексуально привлекательную внешность.

В тот день приступить к работе они смогли лишь к середине дня. Вчерашняя пьянка ни для кого не прошла бесследно. Самочувствие было ужасным, у некоторых даже была заметна дрожь в руках. Периодически кого-то рвало. Из рук буквально все валилось. Под влиянием окружающей обстановки был утрачен контроль и люди позволили себе выпить лишнего. Но, как говориться, не бывает, худа без добра. Ужасные последствия деятельности роботов стали крайне медленно доходить до сознания и уже не воспринимались столь обостренно, как вчера.

Маркшейдер начал с уточнения координат туннеля, по которому они вчера сюда шли и нанесения его на план подземного сооружения. Затем занялся, осмотренными вчера помещениями. Нанесением на стены туннеля маркировки. Одновременно осуществлялась видеосъемка и составление описаний туннеля и помещений.

Больше всех работы было у Олега. Он был направлен в экспедицию главным управлением в качестве врача поисковой группы.

Олег мелкий, суетливый, немного лысоватый, тщедушного телосложения молодой мужчина являлся откровенным пофигистом. Те, кто его хорошо не знал, сначала принимали его за очень жизнерадостного оптимистически настроенного и уверенного в себе человека. К сожалению, это было не так. Чисто внешне он свою работу делал уверенно и легко, но это вовсе не означало, что она сделана качественно или вообще была сделана. Олег неукоснительно придерживался принципа: если что-то не получается или не понятно, то все сойдет и так, как получилось, а вообще жизнь вокруг прекрасна и удивительна и вовсе не стоит ее тратить на решение каких бы то ни было проблем.

Исходя из специфики работ, которые вели роботы, в обследуемых помещениях в состав их группы надо бы было включить три - четыре опытных врача с различной специализацией. К сожалению, на стадии формирования очередной поисковой группы, как правило, не бывало известно, какие помещения ей придется обследовать, и группы комплектовались стандартным набором специалистов. Стандартной поисковой группе полагался всего один врач, который еще ни разу не оказывался сильно загруженным работой по своей специальности. Ну, ладно бы еще этим единственным врачом их группы оказался бы ответственный и опытный специалист, но, как нарочно, в распоряжении группы был только Олег. В сложившейся ситуации, учитывая важность получения наиболее полной и достоверной информации об обследуемом блоке помещений, Александр сделал все возможное, что было в его силах. А именно, направился на помощь Олегу сам, как физик способный хоть что-то понять в работе части медицинского оборудования и так же направил на помощь Алевтину, как психолога, химика Сергея и биофизика Владимира Ивановича. С Владимиром Ивановичем Александр познакомился во время проведения последнего эксперимента на базе их наблюдательного пункта и не доверял ему ни как просто человеку, ни как специалисту. Так как роботы кроме медицинских экспериментов проводили здесь большое количество экспериментов на животных, то им еще требовался ветеринар, которого взять было вообще негде. Александр очень сильно сомневался, что у них когда-либо на службе состоял хоть один ветеринар.

Как-то исправить сложившуюся ситуацию было невозможно, и Александр приступил к обследованию помещений с теми людьми, какие имелись в наличии. Тем самым, взяв всю ответственность за дальнейшие события и качество выполненной их группой работы на себя. В самом начале обследования, обнаруженных помещений у него еще была возможность отказаться от дальнейшего изучения этой площадки под предлогом отсутствия в его группе необходимого количества специалистов - медиков и вывести группу на другую площадку.  Если бы им было принято такое решение, то его гарантированно никогда никто ни в чем бы, ни упрекнул, а так он рисковал получить по итогам экспедиции кучу замечаний за некачественно выполненное обследование помещений и необоснованно принятое им управленческое решение.

Сначала были детально обследованы пять комнат с диагностическим оборудованием.

Похоже, роботы, прежде чем начинать делать эксперименты над своими подопытными проводили очень тщательное их обследование. Собранное здесь диагностическое оборудование позволяло проводить обследование состояния здоровья человека на уровне до сих пор недоступном современной медицине людей. Тела людей просвечивались всеми мыслимыми способами, фиксировались абсолютно все существующие излучения человеческого тела, брались все возможные анализы. Некоторые процедуры были очень болезненны, но роботов, по всей видимости, это совсем не волновало. Средства обезболивания обнаружены не были.

Конечно, при составлении описаний, оборудования по большинству приборов они записали рекомендации по их копированию и дальнейшему использованию в лечебных учреждениях. При этом Александр осознавал, что вряд ли хоть что ни будь, будет действительно сделано для внедрения техники роботов. Человечество давно охватила апатия. Оно практически стало неспособно не только создавать новое, но даже заимствовать чужие достижения. В последнее время если что-то и удавалось внедрить, то мелкие модернизации, не способные обеспечить качественного развития. Количество людей утративших даже слабую веру в то, что продолжение борьбы, может иметь хоть какой то смысл, давно превысило критическую массу. Человеческое общество стремительно деградировало. Служба наблюдения за роботами еще по инерции функционировала, но уже ощущалось, что если в ближайшее время не произойдут изменения в настроениях людей, то ее деятельность очень скоро совсем прекратиться.

В одной из комнат наряду с рентгеновскими снимками было найдено большое количество фотографий подопытных. В основном это были снимки сделанные крупным планом всех частей тела подопытного со всех сторон. Они без системно лежали на стеллажах, так как роботы, взглянув на фотографию, навсегда запоминали ее во всех подробностях в своей бездонной памяти и после запоминания фотографии, она им больше была уже не нужна. Поэтому обычно никаких документов или записей сделанных роботами никогда и нигде не находилось. В данном случае документы в виде снимков были обнаружены лишь потому, что роботам потребовалось запомнить результат рентгеновской и макросъемки.

Рассматривая фотографии, Александр смог узнать, как выглядели люди превращенные роботами более ста лет тому назад в подопытных животных. Ничего особенного и необычного в этих людях не было. Кроме того, что с их тел были удалены все волосы. По всей видимости, перед использованием роботы их тщательно брили. Во всем остальном это были разные, но обычные люди из толпы. Каких много и сейчас ходит там наверху по улицам города. Среди них были рослые и коротки, мускулистые и нет, симпатичные и не очень симпатичные мужчины и женщины всех возрастных групп. Попадались женщины с разными сроками беременности.

Удивительно, но в глазах и выражениях лиц этих людей не читался страх. Скорее можно было сказать, что они возбуждены, озадачены происходящим, смущаются своей наготы и стыдятся того, что их заставляют подставлять под объектив фотокамеры интимные части тела. Из чего можно было сделать вывод, что на стадии обследования они даже не догадывались о своей участи и почему-то не ожидали, что с ними произойдет что-то плохое. Страх читался только в глазах детей младших возрастов, и все они на фотографиях плакали. Но это для любого ребенка в подобной ситуации было естественно.

Между тем исследования срезов человеческих тел показало, что людей разрезали живьем и в сознании. Погибали они лишь через некоторое время после начала процедуры от болевого шока или из-за того, что оказывался задетым жизненно важный орган. Странное отношение подопытных к своему пребыванию в лаборатории стало понятным лишь после того, как были обнаружены срезы тел женщин, находящихся на разных сроках беременности и лаборатории в которых исследовались различные функции жизнедеятельности человека. По всей видимости, беременных женщин, не достигших нужного срока беременности, и подопытных, задействованных в экспериментах несвязанных с их немедленным умерщвлением содержали вместе с остальными, в том числе и с вновь прибывшими. Из рассказов этих долгожителей следовало, что надо будет принимать участие пусть не всегда в приятных, но, в общем, то безопасных для жизни экспериментах. Такая информация взрослого человека в определенной мере могла успокоить, а вот маленьких детей нет. Дети еще не в состоянии были понять, о чем говорят взрослые.

Самым тщательным образом была исследована репродуктивная функция человека. Было обнаружено большое количество замороженных спермы и яйцеклеток. Причем образцы спермы брались, как обычно применяемыми для этого способами, так и непосредственно в ходе совершения полового акта. Изучалось все от различных техник совершения полового акта и зачатия до вынашивания и рождения ребенка. Женщины беременели и вынашивали детей, находясь непосредственно под землей. Использовалось, как естественное, так и искусственное оплодотворение. Непонятно зачем, но были изучены совершения половых актов в извращенной форме и гомосексуальные отношения. Для своих целей и по своему усмотрению роботы подбирали половых партнеров и занимались генетическими экспериментами непосредственно на людях. Пытались скрещивать человека с различными животными. Результаты этих экспериментов были ужасны. Что должны были чувствовать их участники, даже представить трудно.

Заниматься сексом людей друг с другом, а также с животными заставляли в специально оборудованных лабораториях. Оборудование таких лабораторий позволяло фиксировать изменения практически всех характеристик организма, как до совершения полового акта, так и во время его совершения, а потом и после. Специальное оборудование периодически брало кучу анализов. Оборудование для взятия анализов было уникальным, так как позволяло брать анализы практически незаметно для подопытного и тем самым исключить влияние на результаты исследования совершения полового акта. Климатические установки обеспечивали создание в этих лабораториях различные условия среды. Имитировались даже атмосферные осадки - такие как дождь, снег, туман.

Глядя на необычное оборудование, Алевтина сказала:

- Да, чтобы создать такое жестянкам пришлось немало потрудиться.

И, хихикнув, добавила:

- А затем как тут мужики трудились?! Представляете, какое было потрясающее зрелище. Жаль, глупые жестянки видео не отсняли. Посмотреть, наверняка, было бы на что.

Александр, подчеркнуто игнорируя последние слова Алевтины, обращаясь как бы ко всем сразу, произнес:

- Непонятно. Ну, исследовали они репродуктивную функцию, исследовали процесс зачатия, а все остальное,  зачем им понадобилось?

Алевтина, мгновенно став серьезной, ответила:

- Что ж тут непонятного? Конечно, все это оборудование жестянки вовсе не для того создавали, чтобы исследовать, как выделяется сперма и происходит оплодотворение. К моменту оснащения этой лаборатории они уже все это досконально изучили. По-моему это очевидно.

- Ты хочешь сказать, что здесь можно исследовать еще что-то, - удивился Александр.

- Конечно! Могли бы и сами уже догадаться! Основным предметом изучения жестянок тут были чувства, ощущения, возникающие у человека и не только у человека при совершении сексуальных различных действий, а так же физиологические проявления этих чувств и ощущений. Они хотели тут под землей понять ни много, ни мало, что такое любовь, влечение, страсть, влюбленность и тому подобные вещи. Глупые жестянки не смогли видно сразу понять, что эти вопросы невозможно исследовать даже на самом хитроумном стенде. Интересно, как много пар они прокрутили здесь на своих стендах, прежде чем до них дошло, что в застенке по приказу или по принуждению в весьма сжатые сроки подобные чувства у человека возбудить невозможно.

Алевтина замолчала, а Александр подумал: "А, ведь она права. Только для таких целей и могло понадобиться это оборудование. Судя по тому насколько здесь много оборудования, насколько оно совершенно и хитроумно устроено жестянки действительно очень долго не могли получить нужного им результата. Возможно, что здесь они действительно так ничего и не добились, но тогда это означает, что они, где-то еще продолжили свои исследования, а возможно продолжают и сейчас. Ведь жестянки никогда не отказываются от того, чтобы познать еще непознанное и их совершенно не волнует, сколько для этого потребуется времени. Для них не существует понятие невозможного. Да, Алевтина все же до неприличия умная баба. Нет, конечно, я и сам бы до всего этого додумался, но, сколько бы мне пришлось думать?!"

Немного помолчав и глядя на стенд в назначении, которого было трудно ошибиться, Алевтина продолжила:

- Знаете, для того чтобы нам понять, как далеко продвинулись жестянки в своих исследованиях необходимо опробовать их оборудование. Поскольку я здесь единственная женщина, то этим придется мне заняться с кем-то из вас. Ну, что Саш, давай, покувыркаемся ради науки на этом стенде.

Сказала она это таким тоном, что было совершенно не понятно, шутит она или говорит серьезно. Александр, помня о событиях первой ночи, все же поспешно отступил от Алевтины на пару шагов.

Алевтина, подождав немного и так и не дождавшись никакой реакции на свое предложение, улыбнулась и продолжила:

- А, я поняла! Вы хотите исследовать стенд на примере гомосексуального контакта, но меня стесняетесь. Ничего здесь неудобного нет. Я же понимаю это часть нашей работы. Так, что Саш не тяни, выбирай партнера. Хочешь можно с Олегом, а если тебе нужен более зрелый партнер, то можно с Владимиром Ивановичем. Я могу выйти, и в туннеле подождать пока вы все закончите.

- У меня другое предложение. Давайте сначала испытаем операционное оборудование. Я, конечно, не хирург, но думаю нашу единственную и на все готовую женщину на пластинки порезать смогу, - совершенно серьезно сказал все время молчавший Олег.

- Ну, что вы за люди такие! Здесь замучили до смерти столько людей! А у вас одно на уме - как бы потрахаться! На операционном столе уже трахались! Что, показалась мало?! - вдруг разозлился Владимир Иванович.

Александр хотел, было возразить Владимиру Ивановичу. Сказать, что делать обобщений не стоит и в не целевом использовании операционного стола виновата только Алевтина. Но тут же сообразил, что в этом случае выглядеть будет он не только глупо, но и смешно. Ведь получается, что он, как какая ни будь вещь, был просто использован Алевтиной. И кто виноват в том, что у Алевтины появилась сама возможность делать с ним то, что ей захотелось? Поэтому он предпочел промолчать.

Алевтина в свою очередь, как-то нехорошо и злобно посмотрела на Владимира Ивановича, но продолжать разговор все же не стала, и они провели обычные работы по документированию найденных приборов.

Чуть дальше по туннелю была найдена операционная с оборудованием для проведения операций под наркозом. Однако лучше в эту операционную было не попадать. Операция без наркоза, по крайней мере, приводила к быстрой смерти, а страдания и мучения, оперируемых под наркозом, растягивались на длительное время, иногда на годы.

Операции под наркозом роботы делали лишь тогда, когда им было необходимо, чтобы их подопытные оставались после них живыми. Все эти операции, по сути, были садистскими. Например, практиковалось многократное вскрытие беременных женщин лишь затем, чтобы наблюдать за развитием плода или совершать различные манипуляции с плодом. У людей вырезались отдельные органы, и потом осуществлялось наблюдение за ними до самой смерти. Выполнялись пересадки органов, как от человека к человеку, так и от различных животных.  Делалось очень много других страшных вещей. Результаты всех этих чудовищных экспериментов были обнаружены в огромных холодильниках и в законсервированном виде в помещениях рядом с операционной.

Недалеко от этой садистской операционной были найдены специальные палаты больничного типа для содержания прооперированных. Они представляли собой очень хорошо оборудованные реанимации и, по сути, позволяли значительно продлить жизнь, а значит и жуткие мучения человеку, перенесшему операцию даже с последствиями несовместимыми с жизнью.

Когда обследование изуверского медицинского учреждения стало подходить к концу, даже пофигист Олег все же не выдержал и с ощутимой дрожью в голосе буквально закричал:

- Неужели вы не понимаете, что я не могу полноценно осуществлять обследование этой лаборатории?! Когда я учился в медицинском институте, то специализировался всего лишь как врач терапевт! Здесь же нужен хирург, специалист по пересадке органов, нейрохирург, гинеколог-акушер, сексопатолог и еще с десяток узких медицинских специалистов! Александр Михайлович, вы как наш руководитель обязаны были сразу вывести нашу группу на другую площадку. Составить рапорт о необходимости направления сюда специальной группы, укомплектованной врачами, имеющими необходимую специализацию. Имейте в виду, что как только мы поднимемся на поверхность, обо всем случившемся я вынужден буду подать рапорт руководству главного управления.

- Можете себя не утруждать. Я сам подам рапорт с предложением повторного обследования этой лаборатории специальной медицинской группой. Возможно, вы думаете, что по моей вине группа зря потеряла тут время. Так я убежден, что это не так. Проделанная нами работа и собранная информация позволит более качественно сформировать специальную медицинскую группу и вообще решить вопрос о целесообразности ее направления сюда, - перейдя на официальный тон, ответил на, по сути, истерические возмущения Олега Александр.

- О чем вы говорите? Все бесполезно. Неужели вы не понимаете, что никакие ни узкоспециализированные, ни широко специализированные группы нам уже не помогут? Хождения в эти подземные экспедиции давно надо было бы прекратить, - потухшим голосом почти прошептал себе под нос Владимир Иванович.

- Александр принял правильное решение. Тут сомнений никаких быть не может. Зачем себя обманывать? Вы же прекрасно знаете, что кроме нашей группы в этой лаборатории больше никогда никаких групп не будет. Слишком много у нас в руководстве стало таких людей, как Владимир Иванович. Мы хоть что-то отсюда принесем. Даже если произойдет невероятное, и будет принято решение направить сюда специальную группу, то где мы для нее возьмем специалистов? Наши хирурги сейчас могут вырезать гланды, аппендицит или грыжу зашить. Травматологи занимаются исключительно легкими травмами и так далее по всем медицинским специальностям. Пациенты с более тяжелыми заболеваниями немедленно усыпляются еще до того, как им врач хотя бы попытается оказать помощь, - глядя с презрением и даже с отвращением на Владимира Ивановича, высказалась Алевтина.

Александр, посмотрев на Алевтину, подумал: "Алевтина все же еще та стерва. Но надо отдать ей должное - не сдается. Эта будет бороться до конца, до самого момента ее усыпления. А может она смириться со сложившимися обстоятельствами не может именно потому, что стерва". Своим же временно подчиненным он сказал:

- Да роботы превосходят нас во всем. Да мы в значительной степени утратили веру в себя и в свои силы. Но если мы перестанем сопротивляться и работать, то их превосходство станет еще более сильным, а мы начнем превращаться в животных. Сейчас мы, по крайней мере, способны понять, чем здесь занимались роботы. Когда мы деградируем до уровня дикого животного, мы уже ничего понимать не будем, мы будем способны лишь прыгать по деревьям, да убегать и прятаться. Знаете, человечество даже станет свободным от роботов, но это будет свобода дикого зверя. Неужели кто-то хочет, чтобы его потомки представляли собой нечто вроде обезьяны? Поэтому я прошу всех собраться и несмотря ни на что завершить тут нашу работу.         

Практически через все, что прошли люди, пришлось пройти и животным. Роботы ухитрялись разрезать на пластины даже тела таких крупных животных, как слонов. Различные органы человека и животных пересаживались друг другу. После подобных операций животных так же, как и людей заставляли долго жить в мучениях за счет активного проведения реанимационных мероприятий.

Больше всех повезло подопытным, задействованным в исследованиях по изучению продолжительности жизни и процессов, протекающих в организме в старческом возрасте. Роботы проводили и такие исследования. Подопытным различными способами пытались продлить жизнь и умирали они, как правило, от старости в весьма преклонном возрасте. Жить так долго на поверхности не разрешалось никому. Хотя, конечно, ту жизнь, которую они были вынуждены вести здесь под землей многие десятки лет трудно назвать везением.

Вскоре в туннеле показалась вторая решетка. Она была точной копией первой. До решетки располагалось уже совсем немного помещений. После решетки никаких помещений не наблюдалось, но конца туннеля тоже видно не было.

Несмотря на то, что к моменту обнаружения второй решетки срок их экспедиции уже истек, Александр все же принял решение задержаться и закончить обследование медицинской лаборатории роботов, полагая, что для этого им потребуется не более трех - четырех дней. К тому же он всерьез опасался, что медицинскую лабораторию не только повторно не будут обследовать, но не будут обследовать и те помещения, которые не успеет обследовать их группа. Такое решение Александра не вызвало энтузиазма ни у кого кроме Алевтины, которая казалось, была готова ходить по подземелью всю свою оставшуюся жизнь. Сам Александр с трудом нашел в себе силы для продолжения обследования помещений лаборатории, так как испытывал все возрастающую тягу к Ольге, которая ближе к концу их экспедиции переросла в почти непреодолимое желание быть с ней в первую очередь, как с сексуальным партнером. Никогда прежде столь сильных подобных желаний у него не возникало.

По истечению планового срока экспедиции стали заканчиваться продукты. Поэтому они вынуждены были начать использовать продукты из так называемого неприкосновенного запаса, который имелся у каждой поисковой группы на случай возникновения каких либо непредвиденных обстоятельств. Конечно, они пошли на определенный риск, так как, например, в случае неожиданного обрушения туннеля с неприкосновенным запасом продуктов можно было рассчитывать дождаться помощи из вне. Согласно инструкции спасательная экспедиция направлялась под землю по истечению сорока дней после начала поисковой экспедиции. Спасателям под землей нужно было еще затратить примерно два дня на то, чтобы добраться до места нахождения поисковой экспедиции, а потом еще и разобрать завал. Так, что даже при наличии неприкосновенного запаса продуктов пришлось бы хорошо поголодать. В случае с поисковой группой Александра положение усугублялось еще тем, что она работала за пределами запланированной площадки, и где именно их искать точно никто не знал. Но Александр несмотря ни на что почему-то очень хотел завершить обследование медицинской лаборатории роботов. У него было предчувствие того, что это просто необходимо сделать.

Предчувствие не обмануло. В оставшихся помещениях осуществлялись исследования по управлению сознанием человека, и собранная в них информация была действительно важной.

Сначала был обнаружен склад медикаментов, в котором в основном хранились лекарственные средства в виде таблеток, порошков, микстур и ампул с лекарствами для инъекций. Их химик Сергей сделал анализ обнаруженных лекарственных средств, и после получения формул объявил:

- Здесь хранятся исключительно наркотические и психотропные препараты. Лекарственных средств иной направленности я не обнаружил. Правда есть у меня сомнения относительно содержимого десятка ампул, но, судя по их химическим формулам, они тоже напоминают психотропные препараты.

- Да, Сергей ты прав. Вся эта химия годится только для того, чтобы подавлять волю, вызывать галлюцинации, чувство тревоги и страха, нарушать нормальную работу сознания и памяти. Других применений всему этому добру, по крайней мере, я подобрать не могу. Но, как я уже говорил я всего лишь терапевт, а не психотерапевт или фармаколог, и поэтому мое мнение может быть ошибочным, - после долгого и тщательного изучения химических формул Сергея, наконец, сказал Олег.

- А, если эти препараты применять совместно, то можно их использовать для чего ни будь другого? - спросил Александр.

- Нет. По моему мнению, совместное использование этих лекарств приведет лишь к усилению их воздействия на психику человека. Ну, разве что еще может привести к летальному исходу. Правда большинство этих препаратов может привести к смерти просто из-за их передозировки.

- До какой степени может контролироваться человек, находящийся под воздействием этих препаратов и отмечались ли случаи использования роботами препаратов на поверхности?

- Некоторые способны превратить человека в послушного зомби полностью лишенного собственной воли или навсегда лишить человека разума. Правда поведение человека под воздействием таких препаратов сильно отличается от нормального и в любом случае человек становится заметно заторможенным. Поэтому если жестянки и применяли препараты на поверхности, то очень редко. Иначе случаи их применения нами были бы обязательно замечены.

Владимир Иванович, имевший определенные знания по обсуждаемому вопросу, но все время смотревший невидящим взглядом на полученные Сергеем формулы с раздражением произнес:

- Ну, и стоило нам здесь задерживаться, рисковать? Ради чего? Чтобы найти кучку химикатов, которые еще к тому же, как выясняется, роботы против нас никогда не использовали.

- Владимир Иванович, я, конечно, понимаю, что вы просто в силу своего возраста готовитесь к тому, что вас неизбежно в уже ближайшее время усыпят. Вы осознаете, что для вас ситуация может измениться если только в ближайшие год - два произойдет чудо. В чудеса вы, конечно, не верите и правильно делаете. Но бороться все равно надо до конца. Нам в этой экспедиции очень нужен специалист по вашей специальности, а из-за вашего отношения к работе и пораженческого настроения его у нас, по сути, нет. Если вас так сильно страшит надвигающаяся перспектива быть усыпленным, и вы не можете нормально работать, то поступите честно - уйдите со службы, - шумно вздохнув, сказал Александр. Ему было одновременно неудобно и неприятно подобным образом общаться с Владимиром Ивановичем, но за эту экспедицию своим пессимизмом он ухитрился в поисковой группе буквально всех достать.

- Был бы у меня такой богатый бизнес, как у некоторых давно бы ушел, - зло огрызнулся Владимир Иванович.

Александр оставил реплику с намеком о его богатстве без внимания и продолжил:

- Кто ни будь еще, думает, что мы зря потратили время? Ведь мы вынесем с собой образцы всех препаратов, и точно будем знать, чем располагают роботы. Какие химические вещества они могут потенциально против нас использовать. С другой стороны раз роботы не используют их сейчас, то это означает, что они их не устраивают. Теперь мы можем попытаться выяснить, чем именно они их не устроили? Да только информация собранная нами на одном этом складе оправдывает всю нашу экспедицию. Сколько экспедиций вернулось от суда с одними описаниями туннелей да складов с техническим инвентарем.

До сих пор молчавшая, но обычно активно участвующая во всех дискуссиях по любому поводу Алевтина как бы и не в продолжение разговора, а просто как бы сообщила информацию:

- Знаете, лет сто тому назад выполнялась большая международная программа по изучению возможностей и последствий добровольного отказа от борьбы с роботами путем одновременного добровольного всеобщего самоубийства всех людей на планете. Тогда было рассмотрено множество сценариев реализации массового самоубийства и последующих действий роботов. Так вот в качестве главного препятствия реализации массового самоубийства рассматривалось вовсе не то, что найдется очень много людей не желающих кончать жизнь самоубийством. В конце концов, большую часть населения можно было умертвить добровольно-принудительно. Осуществлявших же добровольно-принудительное умерщвление можно было отобрать по специальной методике и закодировать, что давало очень близкую к ста процентам вероятность совершения ими уже абсолютно добровольного самоубийства после завершения работы. Необходимыми для этого психотехнологиями мы на тот момент времени располагали. Кроме этого исполнителям можно было ввести яд, неизбежно приводящий их к смерти через один - два месяца. В качестве главного препятствия рассматривалось, то, что на основе оставшегося биологического материала людей роботы смогут возродить человечество, а мы не могли и сейчас не можем обеспечить уничтожение абсолютно всех биологических материалов людей. В этом случае по одному из сценариев выходило, что роботы получают в свое распоряжение новое послушное человечество, располагающее только теми знаниями, которым роботы захотят его обучить. Конечно, никто не хотел такой участи своим потомкам.

- Интересно, ведь роботы могут захотеть заменить нас на суррогатное человечество и без всякого нашего массового самоубийства. Жить с воспитанным нужным образом суррогатным человечеством им будет гораздо удобнее и проще. Тогда почему они до сих пор нас не заменили? Означает ли это, что им, по каким-то причинам нужно именно нормальное, а не суррогатное человечество? - немного обдумав сказанное Алевтиной, спросил Александр.

Алевтина не ответила на его вопрос, так как возможно не знала на него ответ, а возможно, что и вообще подобный вопрос никогда не приходил ей в голову.    

Последующие комнаты оказались заполнены еще более интересными вещами. В них находились места для испытуемых, которые были оборудованы приборами для регистрации электроэнцефалограмм, электромиограмм, электроокулограмм, кожно-гальванической реакции, изменений в мозговом кровотоке,  пульса, артериального давления, частоты дыхания, проведения тестов на быстроту реакции, внимание, установления объема восприятия, проверки объема памяти и интеллектуальных способностей, выполнения магнитно-резонансной томографии.

Кроме оборудования для контроля  состояния человека тут же находились приборы физического воздействия на человека. Эти приборы обеспечивали оказание воздействия путем пропускания через тела испытуемых различных по силе постоянных и переменных электрических токов, помещения испытуемых в различные по силе постоянные и переменные электромагнитные поля. Для этих целей использовались, как постоянные электромагнитные поля, так и переменные вплоть до ультрафиолета. Так же оказывалось воздействие звуком различной интенсивности от инфразвукового до ультразвукового диапазонов.

Были обнаружены самые различные излучатели от примитивных соленоидов и динамиков до различных мазеров и лазеров.

Владимир Иванович продолжал безучастно смотреть на окружавшие его приборы, Александр, Олег и Сергей смотрели на них с недоумением, и уже начиная осознавать, что описать их им будет очень затруднительно.

Немного покопавшись вместе со всеми, во всей этой куче приборов Алевтина сообщила:

- Лет десять тому назад я как психолог проходила специализацию по технологиям воздействия на психику человека и ее последующего контроля и оценки. К сожалению читавшийся нам курс не включал методы воздействия на психику при помощи химических препаратов, но физические методы воздействия и контроля давались в полном объеме. Хотя оборудование жестянок конечно намного лучше наших приборов, но я, кажется, очень хорошо понимаю, чем здесь занимались жестянки.

- Ну, хоть в чем-то нам в этой экспедиции повезло, - облегченно выдохнул Александр.

Между тем Алевтина продолжила:

- Испытуемых усаживали в кресло, а затем накачивали химикатами или начинали оказывать на них воздействие физическими полями. Возможно, что все методы воздействия применялись и совместно. Сейчас судить об этом точно трудно. Результаты воздействий оценивались при помощи специальной аппаратуры регистрирующей изменения в организме человека. Заставляли проходить тестирование. Разумеется, только тех, кто еще был в состоянии это делать после получения очередной дозы воздействия. Очевидно, что основной целью всех предпринимаемых тут жестянками усилий являлось получение полного контроля над сознанием человека, возможности незаметного управления поведением человека.

- Если я правильно понял, то выходит, что мы нашли лабораторию роботов по разработке психотронного оружия? - спросил Александр.

- Я в этом абсолютно уверена. У нас свои есть подобные лаборатории, только хуже оборудованные.

- Тогда мы во что бы то ни стало, обязаны установить удалось ли роботам создать тут психотронное оружие. Мы должны сделать все, чтобы определить его возможности и характеристики. Вдруг они втихаря его применяют, и мы давно делаем совсем не то, что хотели бы делать сами.

- Здесь жестянки с подопытными тоже не церемонились. Смотрите наряду с бесконтактными и накладными черезкожными они применяли подкожные и внутриполостные датчики. Это означает, что они вскрывали черепные коробки подопытных и регистрировали сигналы не только с открытого мозга, но и вводили электроды для непосредственной регистрации сигналов от глубоких отделов мозга. После таких экспериментов человек гарантировано становился, как минимум инвалидом. Поэтому мы экспериментов с отведением сигналов непосредственно с открытого мозга никогда не проводили. Если не считать работ, выполненных в глубокой древности еще до появления жестянок. Даже если бы мы решились на подобные эксперименты, то только стоило нам вскрыть черепную коробку испытуемого, и он тут же был бы усыплен жестянками. Так, что я много дала бы за то, чтобы взглянуть на полученные здесь результаты. Но, похоже, здесь жестянки нам не сделали такого же подарка, как в комнатах первичной диагностики. Видите все их приборы подключены исключительно только к мониторам, а это означает, что мы не найдем здесь информации ни на бумагах ни на пленках. Без результатов экспериментов только на основе осмотра одних приборов мы не сможем много узнать о разработанном психотронном оружии.

- Надо проверить винчестеры компьютеров. Вдруг они параллельно с выводом на мониторы сбрасывали информацию на них.

Проверив компьютеры роботов, Александр с Алевтиной быстро убедились, что они обладали крошечной памятью, которой еле хватало для записи, необходимого для их работы программного обеспечения.

- Конечно, зачем записывать информацию в память компьютера, когда сам робот обладает отличной памятью и навсегда способен запомнить все увиденное им на мониторе, а затем без проблем распространить ее среди своих собратьев, - с огорчением сказала Алевтина.

Уже после того, как они почти закончили составлять описания, найденных приборов Алевтина сообщила свое мнение:

- Обнаруженное нами оборудование для оказания различных воздействий на человека и объективных методов регистрации результатов этих воздействий позволяет говорить о том, что роботы точно установили смертельные для человека уровни электромагнитного излучения, звука и других излучений. Все исследованные ими виды излучений нам уже известны. Известны и основные их свойства. По крайней мере, мы не обнаружили здесь неизвестных нам излучателей. Можно утверждать, что они точно установили или правильнее будет сказать, подтвердили открытые нами еще в глубокой древности явления. К которым относятся следующие явления: замедление скорости реакции под воздействием слабого, примерно до 100 Э магнитного поля, возникновение ощущения, так называемого радиозвука под действием на височную область коры больших полушарий головного мозга электромагнитного поля радиочастотного диапазона, возникновение магнитного фосфена, возникновение ощущения перемещения внутренних органов под воздействием инфразвука частотой 4-6 Гц, сотрясения головы от инфразвука частотой 20-30 Гц, вызывание приступа морской болезни и головокружения инфразвуком частотой 12 Гц и силой около 100 децибел, существование резонансных частот для различных частей человеческого тела и целая масса других явлений. Я  думаю, что вряд ли здесь были обнаружены какие то новые неизвестные нам явления. На основе известных явлений создать действительно эффективное психотронное оружие нельзя. Возможно, роботы и добились здесь полного контроля сознания, но только при помощи применения химических препаратов. Однако факт попытки создания ими психотронного оружия все же бесспорен. Об этом свидетельствуют найденные нами смесители звуков, которые встраивают в обычную музыку, шум короткие фразы, практически не слышимые, но достигающие сознания незаметно и оказывающие влияние на поступки, поведение. Здесь есть даже один принципиально новый для нас смеситель, который обеспечивает в соответствии с короткой внушаемой фразой изменение уровня громкости непрерывно воспроизводимой музыки или шума. Причем громкость изменяется в таких пределах, что человек не может осознать сам факт изменения громкости, но внушаемая фраза все равно незаметно проникает в подсознание. Это конечно очень интересная идея, но все же я уверена, что подобные устройства не тянут на полноценное психотронное оружие. При помощи подобных устройств невозможно отдавать беспрекословно исполняемые приказы. Все, что можно сделать - это несколько повысить вероятность совершения человеком того или иного действия. Например, смеситель звуков, в каком ни будь супермаркете, незаметно постоянно сообщает покупателям фразу: "Я не краду!" и в этом супермаркете действительно снизится количество совершаемых краж. Так как люди с большой вероятностью станут принимать решение не воровать в этом супермаркете, но совсем кражи не исчезнуть. Полного контроля поведения человека добиться не удастся. Наши многочисленные подобные эксперименты это очень хорошо доказали.

- Значит, нашим сознанием роботы управлять не могут и даже оказывать слабое влияние на наше поведение вряд ли будут? - терпеливо выслушав мнение Алевтины, спросил Александр.

- Да, именно это я и имела в виду, но вот на счет попыток внушения или навязывания нам отдельных решений я бы не сказала, что это исключено. Дело в том, что жестянки, несомненно, имеют более совершенный, чем у нас речевой аппарат, который вполне может обеспечить в процессе разговора незаметное для нас изменение громкости их речи в соответствии с внушаемой нам фразой. Тем самым они вполне могут немного повысить вероятность совершения нами нужного им действия.

- Надеюсь это действительно все, на что они сейчас способны. Выходит, что жестянки отлично знали, как на человека действует ультразвук высокой интенсивности. Они вполне могли сымитировать его действие во время последнего эксперимента на нашем наблюдательном пункте, когда я потерял сознание, но почему-то не захотели этого.

- Похоже, им действительно наплевать сможем мы при помощи технических средств отличать робота от человека или нет. И все дело только в том, что наша наука и техника отстали. Возможно, они опасаются совсем другого. Они боятся того, что мы создадим психотронное оружие, действующее исключительно на роботов. Надо сказать, что если у них есть подобные опасения, то они не лишены оснований. Мы действительно пытаемся получить такое оружие против роботов. Создание этого оружия является одной из главных наших надежд на избавление от жестянок. С одной стороны робот все же машина и воздействовать на него как на любую машину должно быть гораздо проще, чем на живой объект. Они это осознают и именно поэтому могут нас опасаться. С другой стороны роботы для нас почти недоступны. Мы не можем обклеить их датчиками и проткнуть проникающими электродами, как они поступают с людьми, что сильно тормозит разработку психотронного оружия против роботов.

- Обидно, но я про эти работы ничего не знал.

- Официально работы по разработке психотронного оружия против роботов не были засекречены, но негласно их не принято афишировать. Поэтому Саш полевых агентов вроде тебя чаще всего используют втемную.

Александр не стал дальше выяснять у Алевтины подробности проекта создания психотронного оружия. Он и так понимал, что ни у кого не может быть большого желания рассказать всем о не совсем этичных экспериментах над людьми и признаваться в планировании жестокого обращения с роботами. Пусть даже сами роботы и отличаются крайне жестоким обращением с людьми. Ведь у людей все еще сохранялось определенное представление о морали, и ни кто не желал выглядеть извергом в глазах окружающих. К тому же хоть формально и считалось, что робот это машина, но в настоящее время многие в этом уже были не уверены и предполагали, что они уже давно трансформировались в полноценное живое существо. Издеваться же над животными было не принято, даже если это животное было тигром, сожравшим накануне пять человек.

Когда они уже завершали работы в последнем помещении, внимание Александра привлекла маленькая пластмассовая коробочка, лежащая на столе среди груды оборудования. Они не сразу сообразили, что эта коробочка не является частью расставленных на столе приборов.

Открыв коробку, Александр увидел в ней с десяток пластмассовых пенальчиков. В каждом пенальчике лежало по шарику диаметром не более трех миллиметров.

- Просканируйте, пожалуйста, эти шарики, - попросил Александр Владимира Ивановича.

- Да нет от этой ерунды никакого излучения, - лениво поводив над коробочкой сканером, недовольно пробубнил Владимир Иванович.

- Интересно, что же это может быть? - задумчиво проговорил Александр, беря пальцами один из шариков.

- Ой! От него сигнал пошел, - удивленно вскрикнул Владимир Иванович, еще не успевший отключить и убрать сканер.

- Правда, очень слабый, - добавил Владимир Иванович, поводив сканером над пальцами Александра, сжавшими шарик.

- Выходит эта штука питается энергией непосредственно от тела человека. Очень интересно. А если сделать вот так. - С этими словами Александр послюнявил свои пальцы и снова сдавил ими шарик.

- Сигнал по мощности вырос примерно вдвое, - объявил Владимир Иванович.

Тогда Александр достал нож и сделал на своей руке довольно глубокий разрез. Запихнув в разрез шарик, он подсунул руку под сканер.

- Сигнал стал еще сильнее и по характеру изменился ..., - с некоторым удивлением глядя на монитор сканера, сказал Владимир Иванович.

- Что же это за штуковина такая? Может по характеру сигнала можно определить, для чего она нужна?

- В лучшем случае это вживляемый датчик для регистрации информации о состоянии организма человека, а в худшем  это еще и генератор способный оказывать влияние на человека, находясь у него в теле. В любом случае Саш я посоветовала бы тебе как можно быстрее удалить его из своего тела, - вступила в разговор Алевтина, подошедшая к Александру и Владимиру Ивановичу, как только они обнаружили от шарика сигнал и все это время с любопытством наблюдавшая за совершаемыми ими манипуляциями.

Тут Владимир Иванович ткнул пальцем в два почти одинаковых по форме, но несколько различных по размерам горбика на мониторе сканера и возбужденно заговорил:

- Видите сигнал как бы сдвоенный, но тот горбик, что поменьше регистрировался и раньше во всех помещениях под землей. Теперь вот к нему добавился второй почти такой же.

- Что? И вы об этом молчали всю экспедицию? Ну, как же так? - с досадой в голосе сказал Александр.

- Я думал, что это просто помехи и не представляет собой, что ни будь важное, - виноватым тоном стал оправдываться Владимир Иванович.

- А я сначала решила, что сдвоенный сигнал выдает один шарик. Тогда нам очень хорошо было бы найти источник второго сигнала, - возмущенно глядя на Владимира Ивановича, сказала Алевтина.

Александр вынул из раны на своей руке шарик и положил его в коробку с остальными. Все увидели, что на мониторе сканера остался только один горбик. Тот, что был поменьше. Посмотрев с сожалением на сканер и коробку с шариками, он объявил свое решение:

- Так коробку с шариками берем с собой. Их и на поверхности можно изучать. Вот на счет поиска источника второго сигнала ... Как бы нам ни хотелось, но ничего мы уже искать не будем. Через день мы реально начнем голодать. Да и спасательную группу за нами уже скоро должны выслать. Что бы мы тут ни нашли, но нам уже необходимо как можно быстрее подниматься на поверхность.

Алевтина явно не обрадовалась такому решению Александра. По ней было видно, что она готова поголодать ради раскрытия тайны второго сигнала, но она все же понимала, что в данной ситуации Александр был прав.

К этому времени вторая половина их группы под руководством маркшейдера уже закончила составление плана выработок, планировок помещений и отсняла все помещения со всем находящимся в них оборудованием на видео. После второй решетки туннель по дуге уходил в сторону большого туннеля и через пять километров в него врезался. За решеткой вплоть до большого туннеля больше никаких помещений обнаружено не было.

По расчетам маркшейдера между двумя входами в обследованный ими туннель находился участок большого туннеля длиной примерно двадцать три километра. Хотя соблазн проведения предварительной разведки этих двадцати трех километров большого туннеля был велик, но Александр все же решил не рисковать и возвращаться уже знакомым им путем.

Поисковая группа без происшествий примерно за день вышла к первому складу и заночевала в нем, чтобы не подниматься на поверхность в ночное время. Утром, облачившись в защитные костюмы и взяв автоматы, они поднялись на поверхность и никем не замеченные выбрались из подвала в вестибюль главного здания научно-исследовательского центра роботов. Где Александр по рации смог вызвать бронированные фургоны для эвакуации группы.

Группа беспрепятственно погрузилась в прибывшие примерно через два часа фургоны. Бандиты не стали чинить им препятствий, видимо еще помня о больших потерях понесенных ими месяц тому назад. Правда, на обратном пути фургоны все же были обстреляны.

Конечно, бандиты знали, что своим обстрелом они не в состоянии причинить вреда фургонам и тем, кто в них находится, но ведь как-то же они должны были дать понять, что по-прежнему считают именно себя хозяевами этих развалин.  

16. Спровоцированный Ольгой второй уход от нее Александра  

После более чем месячной разлуки Александру не терпелось увидеть Ольгу. Правда ему самому было неприятно, что стремился он к ней в первую очередь, да и, по сути, исключительно только как к сексуальному партнеру. Но он не смог удержаться от того, чтобы сразу после избавления от экипировки и сдачи предварительного отчета о результатах экспедиции не поехать к ней. Он поехал к Ольге без предварительного телефонного звонка. Уже через час он звонил к ней в дверь, но ему никто не открыл. Тогда он открыл дверь своим ключом, решив, что созвонится с Ольгой и потом дождется ее у нее дома.

Когда он вошел в гостиную, то застал там незнакомых ему мужчину лет двадцати восьми и совсем молоденькую девушку. Оба были совершенно голые. У мужчины было великолепное тело с развитой красивой мускулатурой. Он был очень хорош. У девушки напротив было тощее угловатое тело подростка с еще не сформировавшимися формами. Ее побритая на лысо голова подчеркивала все недостатки ее выглядящего совсем по детски тела. Мужчина лежал на диване, на животе, опираясь на локти, и рассматривал какой-то журнал, а девушка сидела верхом у него на ягодицах и своими маленькими ручками массировала ему плечи и шею. Периодически изгибалась, чтобы провести у него по спине своими сосками. Из-за того, что груди ее были совсем крохотные,  она была вынуждена для этого практически ложиться мужчине на спину. На лице девушки не отражалось буквально ничего ни мыслей, ни эмоций. Она двигалась абсолютно ритмично, словно какой ни будь заводной механизм.

По комнате на креслах, столиках, по полу была разбросана одежда, обувь, полотенца, махровые халаты вперемежку с расставленными использованными тарелками, фужерами и полупустыми бутылками. Было видно, что развлекались здесь достаточно долго. Возможно даже ни один день.

Ольги нигде не было видно. Дворик, отделенный от гостиной стеклянной стеной тоже был пуст.

Не ожидая застать тут одних без Ольги незнакомых людей да еще в таком виде, Александр в изумлении застыл в дверях и растерянно спросил:

- А где Ольга?

Парочка никак не отреагировала на появление Александра и заданный им вопрос. На их телах не дрогнул ни один мускул. Выражения их лиц и направления их взглядов тоже не изменились. Мужчина рассматривал журнал, а девушка, совершенно невозмутимо, делала свой массаж. Впечатление было таким, как будто они не заметили появление Александра и продолжали считать, что в комнате кроме них по-прежнему никого нет. Было возможно, что они накачались какой ни будь дрянью, и просто были не в состоянии реагировать на внешние раздражители.

Не зная, что предпринять Александр в нерешительности потоптался в дверях и повторно задал свой вопрос:

- Извините, я, возможно, вас отвлекаю, но я все же хотел бы знать, где сейчас находится Ольга?

Однако и после повторно заданного им вопроса в поведении этих двоих совершенно ничего не изменилось. К этому времени Александр уже освоился и больше ничему не удивлялся. Все происходящее его теперь только злило.

Александр в раздражении уже достал телефон, собираясь звонить Ольге, но тут из спальни до него донеслись чьи-то голоса, и он прошел в спальню. В спальню он буквально ввалился, громко распахнув дверь.

Именно в этот момент узкозадый, волосатый и толстопузый мужичонка приблизился с пышнотелой рыжеволосой девицей к заслуженному оргазму. К большому неудовольствию Александра, все происходило на огромной кровати Ольги, которую Александр уже считал так же и своей.

Мужик и девица были не знакомы Александру. На них практически не было никакой одежды. По всей видимости, их одежда валялась где-то в гостиной.

Александр выругался и стал нагло рассматривать занимающуюся сексом парочку, но ничто не могло помещать по видимому полностью лишенному каких либо комплексов мужичонке. Он продолжал свое дело, хотя его партнерша возмущенно завизжала.

Александр уже было раскрыл рот для того, чтобы задать очередной парочке свой вопрос относительно местонахождения Ольги, но тут он заметил Ольгу через стеклянную дверь лоджии. То, что происходило в лоджии, полностью завладело его вниманием, и мужик с девицей просто перестали для него существовать.

Между тем мужик успешно завершил свое дело. Не торопясь, слез с девицы, а затем и с кровати.

Девица вслед за ним тоже встала с кровати. Оба оказались напротив Александра буквально в двух шагах от него.

Поправляя свои растрепавшиеся волосы, девица с возмущением пробормотала:

- У некоторых совсем нет стыда. Они всегда вваливаются без стука в самый неподходящий момент.

Мужик, заметив, что Александр смотрит мимо них, помахал рукой у него перед лицом и, улыбаясь, сказал:

- Эй! Ты слышишь меня? Спектакль окончен, следующее шоу часа через четыре.

Не дождавшись от Александра никакой реакции, они вышли из спальни, громко захлопнув за собой дверь.

Кривляния этих двоих любовников были напрасны, если Александр, что и запомнил из их выступления, то машинально на уровне подсознания. Он не осознавал ничего вокруг себя кроме происходящего в лоджии. А в лоджии он увидел следующее:

Ольга медленно раздевала незнакомую Александру женщину. Обе стояли рядом с хорошо ему знакомой кушеткой. Расстегивая блузку женщины, Ольга гладила ей плечи, целовала волосы, прикасалась влажными губами к коже на шее с безупречным красивым загаром. Женщина в свою очередь ловила губами ласкающие ее руки. Стягивая блузку, Ольга явно специально сильнее, чем было необходимо для этого, прижалась к женщине и когда блузка, наконец, упала на пол позади женщины она, продолжая прижиматься к телу женщины, обхватила ее руками и медленно расстегнула бюстгальтер. Затем Ольга начала медленно сползать по телу женщины вниз, одновременно снимая с нее бюстгальтер и покрывая поцелуями ее тело. Дойдя до юбки, она расстегнула ее, и юбка больше ничем не удерживаемая упала на пол к ногам женщины. К этому моменту Ольга уже стояла на коленях и, взявшись обеими руками за трусики женщины, медленно стянула их с нее и бережно опустила на пол, одновременно уткнувшись лицом в обнажившийся низ живота женщины. Женщина закрыла глаза и, закинув голову вверх, покусывала свои губы. Обхватив руками голову Ольги, она сильно прижимала ее к себе.

Когда на женщине совсем не осталось одежды, Александр отметил про себя, что женщина лет на восемь - десять старше Ольги и имеет восхитительную фигуру зрелой, но еще достаточно молодой женщины. Однако вид ее тела совсем не приводил к появлению у него даже слабого желания. Это было странным, так как  ее выделяющиеся на загорелом теле белые груди и треугольничек белой кожи на ягодицах безупречной формы выглядели очень сексуально. Но когда Ольга ее раздевала, и когда она ее совсем раздела он не ощутил никакого сексуального влечения. Первые две женщины, которых он увидел сегодня в квартире Ольги пусть даже и в соответствующих обстоятельствах могли  не вызвать никакого сексуального желания. Ведь далеко ни у каждого нормального и здорового мужчины может появиться сексуальное влечение к угловатой девочке-подростку или через, чур, располневшей и не следящей за своей фигурой девице с вульгарной внешностью. Это было нормально, но не нормальной была его реакция, правильнее сказать отсутствие реакции на эту, в общем, то очень привлекательную женщину к тому же еще и совершающую сексуальные действия и при осознании Александром того, что он не встретит сопротивления, если пожелает овладеть ею прямо сейчас.

Потом они поменялись ролями, и теперь уже женщина принялась раздевать Ольгу. Она отпустила голову Ольги, нагнулась и помогла ей подняться. Женщина обняла Ольгу, и они слились в долгом поцелуе в губы. Пока они целовались, женщина расстегнула молнию сзади на платье Ольги. Ее руки скользнули под платье и долго гладили спину Ольги. Затем женщина нагнулась, взялась руками за подол платья и быстро сняла его с Ольги через голову. Как обычно нижнего белья под платьем у Ольги не было. Ольга не спешила опускать руки вниз, которые она подняла, для того чтобы можно было с нее стащить платье. Женщина, отбросив в сторону платье, обхватила Ольгу и повалила ее на кушетку. Обе перекатившись на центр кушетки, целуя и лаская, друг друга принялись на ней возиться.

Когда обе раздетые женщины оказались рядом друг с другом, то Александр понял, что у Ольги было столь совершенное тело, что, стоящая рядом с ней женщина уже совсем не могла считаться красивой. Конечно, на фоне любой другой женщины каждый безоговорочно признал бы ее красавицей, но только не на фоне Ольги.

Тут Александра охватило сильное желание, и он понял, что его у него вызвал именно вид обнаженной Ольги и никого больше. Так на него действовал вид ее обнаженной спины, на которой пепельной волной лежали распущенные волосы, ее покрытая испариной кожа, руки, умело ласкающие грудь женщины и практически все в ней остальное.

У Александра мелькнула мысль прямо сейчас ворваться к ним в лоджию, прекратить это мерзкое совокупление, отшвырнуть эту бабу и заняться с Ольгой нормальной любовью. Объяснить, что такая женщина как Ольга просто не имеет права заниматься тем, чем она занимается сейчас. Но в нем тут же стало нарастать чувство обиды. Он даже не испытывал чувство ревности. Видимо по глубоко засевшим в его мозгу понятиям ему просто не к кому было ревновать Ольгу. Наверно для него все было бы легче и проще, если бы он застал Ольгу с другим мужчиной. Он как мужчина почувствовал себя обманутым и к тому же он вдруг ощутил себя в роли жалкого извращенца, мазохиста и вуайериста. Поэтому он никуда не ворвался и ничего не прервал, а просто в оцепенении стоял и продолжал смотреть на происходящее в лоджии не в силах ни оторваться от этого зрелища, ни уйти.

Ольга, склонившись над полностью расслабленным телом женщины, очень изобретательно всеми возможными способами пыталась доставить ей удовольствие, что у нее весьма успешно получалось, судя по выражению лица женщины. Даже через закрытую стеклянную дверь лоджии периодически доносились вскрики и стоны женщины. В какой-то момент Ольга подняла голову, и ее глаза встретились с глазами Александра. На ее лице не отразилось даже намека на смущение, по ее взгляду можно было предположить, что все происходящее она считает не только допустимым, но и вполне естественным. Осознав, что из спальни на нее действительно смотрит Александр, она ему улыбнулась.

Улыбка Ольги освободила Александра от оцепенения. Он осознал, что больше не желает ни смотреть на мерзкие действия Ольги, ни тем более не сможет заставить себя сейчас к ней даже просто прикоснуться. Она вдруг сразу стала ему противна. Ему больше нечего было делать в ее квартире. Из перекошенного злобой рта Александра вырвалось ругательство:

- Мерзкая сучка! Извращенка!

Хотя Ольга, конечно, не могла расслышать, находясь в лоджии, что сказал Александр, но, судя по тому, как быстро исчезла улыбка с ее лица, она прочитала, произнесенную фразу по его губам.

Александр развернулся и быстро вышел из спальни. Через оставшуюся распахнутой настежь дверь гостиной он заметил, что в ней ничего не изменилось. Там продолжался странный массаж. В голове у него мелькнуло, что с этой парочкой явно что-то не так. Похоже, они оба были не в себе. По доносившемуся из ванной шуму льющейся воды было ясно, что неприятной наружности любовники из спальни принимают душ. Он шел к входной двери и думал: "Неужели извращенцы развлекались тут с Ольгой все время, пока он был в экспедиции? Что может связывать Ольгу с этими уродами? Неужели у нее действительно имеются такие извращенные сексуальные потребности? Как и когда у нее они могли сформироваться? Ведь она еще очень молода".  

17. Импотенция  

Выйдя из дома Ольги, Александр в нерешительности остановился. Совсем не так он представлял себе сегодняшнюю их встречу и не успел еще подумать о том, куда он теперь направится. Все его тело била дрожь от досады, обиды и злости. Он испытывал крайнее раздражение. Никогда раньше он не находился в подобном состоянии. Наконец он подумал, что в редакции своего журнала он не появлялся уже больше месяца и даже по телефону ни с кем из ее руководителей не разговаривал, а потому будет совсем не лишним прямо сейчас проверить, как там идут дела.

В редакции он появился совершенно неожиданно для ее сотрудников во второй половине дня. И начал дотошно и жестко проверять все направления ее деятельности. Чего раньше он вообще никогда не делал. При этом с сотрудниками он обращался недопустимо грубо и изо всех сил старался обнаружить хотя бы мелкие упущения в работе. Хоть какое-то подобие на удовлетворение появлялось на его лице только в том случае, если ему все же удавалось обнаружить, какой либо недочет.

Главные редактор и фотохудожник были в полной растерянности от такого поведения Александра. Они никак не могли понять, чем вызван его столь сильный гнев. Ведь дела в журнале в последнее время шли очень хорошо. Тиражи постоянно росли, а с ними росли и доходы. Они постепенно, но уверенно догоняли по объемам продаж лидеров порножурнальной индустрии. По их мнению, Александру нужно было бы всех хвалить и выписывать премиальные.

Бегая по редакции, как раненый зверь он запугал и задергал всех сотрудников, начиная от уборщицы и кончая главным редактором. Отругав, практически ни за что, громадное количество ничего не понимающих ни в чем не повинных людей, он не обрел душевного спокойствия. Наоборот ему стало только хуже, так как к раздражению добавилось чувство стыда перед сотрудниками редакции за то, что он сорвал на них свою злость на Ольгу.

К себе в коттедж он приехал сравнительно поздно. По всей видимости, в редакции он все же смог выпустить пар, так как прислуге от него уже не досталось. К моменту, когда Александр входил в дом он чувствовал себя совершенно опустошенным и разбитым начисто лишенным сил хоть на что ни будь.

Несмотря на то, что он не предупредил о своем возвращении из экспедиции, прислуге удалось приготовить ему очень неплохой ужин, пока он принимал ванну. Поужинав, он сразу лег спать и заснул мгновенно.

Утром Александр проснулся сравнительно рано, около восьми часов хорошо выспавшимся, бодрым и полным сил. За завтраком, обдумывая события вчерашнего дня, он опять пришел к выводу, что ему необходимо окончательно порвать с Ольгой. Он убедил себя, что такая шлюха и извращенка не должна находиться рядом с ним и портить ему репутацию.

Сразу после завтрака он позвонил Наташе и сообщил:

- Наташа это я Александр. Я только что вернулся из экспедиции. Очень по тебе соскучился. Не могли бы мы сегодня встретиться?

- Конечно, Саш приезжай ко мне прямо сейчас. Ты же знаешь, я всегда тебя жду. Правда, у меня сегодня вторая смена, но ты не волнуйся, я договорюсь и возьму отгул, - раздался в телефонной трубке радостный голос Наташи.

Наташа встретила его в прихожей. Ее глаза с жадностью смотрели на Александра. Она была в мягких тапочках и махровом халате. Было видно, что она совсем недавно вышла из душа. Она сделала шаг к нему навстречу. При этом ее халат распахнулся. Причем точно не случайно. Под ним показалось еще слегка влажное полностью обнаженное тело Наташи. Александр отметил, что со времени последней их встречи она заметно похорошела и стала еще более привлекательной. Заметил, что распахнувшийся халат она поправлять не спешит.

Он начал ощущать знакомый зуд желания.

Все еще пожирая его своими глазами, она с укором произнесла:

- Тебя так долго не было. Я не могу без тебя. Я просто начинаю сходить с ума.

Они обнялись. Его губы прижались к ее шее, а руки сами собой переместились под халат и начали ощупывать и изучать все ее тело. Между ног у нее было влажно, но точно не от душа. Постепенно ее тело все сильнее прижималось к нему. Во всем ее теле ощущалась заметная дрожь. Александр подумал: "Да! Она ведь не изображает страсть. Ей действительно не терпится!". Ему стало неудобно от осознания того, что он заставлял страдать эту женщину из-за какой то шлюхи.

Словно в подтверждение своих мыслей он услышал ее слегка дрожащий голос:

- Ты же не собираешься спать со мной прямо здесь в костюме и ботинках? Пойдем в спальню, и избавься, наконец, от этой неподходящей одежды. У меня так давно не было секса. Я больше не могу и не хочу ждать. Мы должны немедленно заняться любовью.

После ее слов они чуть ли не бегом прошли в спальню. Пока Александр избавлялся от одежды, Наташа разлила вино по бокалам, стоящим на при кроватной тумбочке.

Александр, почему-то не захотел оставаться совсем голым и набросил на себя свой шелковый халат, который по-прежнему висел на своем месте в шкафу в спальне Наташи. Он подошел к Наташе взял с тумбочки бокалы и протянул один из них ей. Она быстро большими глотками выпила почти все вино из бокала и прилегла на край кровати, полностью распахнув свой халат.

Александр почувствовал, что он еще не совсем готов, но тогда это обстоятельство его совсем не насторожило. Между тем Наташа уже тянула к нему руки:

- Иди же ко мне. Я вся уже изнемогаю. Я так долго тебя ждала.

Он поставил бокал и шагнул к ней. Поцеловал Наташу в губы, ощутив, неискаженный помадой приятный естественный вкус ее губ и обнял ее.

Она сунула руки под его халат, пощекотала соски Александра своими маленькими ласковыми и мягкими пальчиками. От этого Александр отжался на руках, приподнявшись над телом женщины. Он нагнул голову и провел щекой по ее сильно выступающим даже в лежачем положении упругим грудям с крупными торчащими сосками. Его взгляд скользнул на низ ее живота и ноги. У Наташи были красивые длинные ноги, которые увенчивались маленьким холмиком из темно-коричневых волос, по цвету в точности совпадавших с теми, что росли на ее голове. Она медленно развела ноги в стороны, переместив свои руки на его спину. Поглаживая руками спину Александра, она стала притягивать его к себе.

Тут Александр с удивлением осознал, что все еще не готов. Чтобы отвлечь внимание Наташи от этого факта и дать себе время для получения от своего тела нужной реакции, он снова склонил голову к ее грудям и стал целовать их.

Она тихонько застонала, еще сильнее сжимая своими маленькими ручками его мускулистую спину. Через несколько минут в нетерпении опустила руки к его паху. Ее глаза были закрыты, но лишь коснувшись члена Александра, она тут же их открыла. На ее лице появилось выражение изумления и растерянности.

- В чем дело? Я делаю что-то не так? - спросила она.

Смущенный Александр быстро произнес:

- Нет, дело не в тебе. Просто мне нужно еще немного времени, чтобы собраться.

Видимо для того, чтобы помочь ему собраться ее руки принялись ласково поглаживать его член, но через несколько минут эти поглаживания стали все чаще переходить в нетерпеливые подергивания.

Его член ни на что не реагировал. Александр растерялся. Он хорошо помнил о желании, возникшем у него еще в прихожей, и кроме этого чисто психологически он действительно сейчас хотел Наташу. Такой кошмар ему еще не доводилось переживать. Александр запаниковал, стараясь вызвать в сознании эротические образы.

Ничего не произошло. Тогда он попытался вспомнить, как в последний раз занимался сексом. Это оказалось его изнасилование в подземелье роботов Алевтиной. Александр в отчаянии стал вспоминать все, какие только мог подробности действий, совершенных тогда Алевтиной. Как ни странно, но расплывчатые неясные воспоминания того, что он ощущал, когда Алевтина нагло орудовала у него в паху, помогли.

Внезапно он почувствовал, что все в порядке - его член становился все больше и больше, он твердел буквально с каждой секундой.

Наташа облегченно выдохнула.

- Он совсем, такой как всегда! - радостно объявила Наташа, тщательно ощупав его сильно увеличившийся в размерах член.

Она обхватила его туловище своими длинными ногами, и он вошел в нее мощно, энергично с твердым намерением доставить ей максимальное удовольствие.

Через некоторое время ее тело стало недвусмысленно отвечать на его усилия. Она стала вскрикивать.

- Ой, как хорошо! Ты потрясающий! Уже вот-вот, только не останавливайся...

Казалось бы, все шло нормально, но тут Александр стал чувствовать, что все у него опять нарушилось.

Наташины глаза опять открылись и она, изменившимся голосом разочарованно спросила:

- Почему ты остановился? У тебя опять проблемы?

Под ее обвиняющим разочарованным взглядом, Александр растерянно и смущенно молчал. Он слышал, что такое случается с другими мужчинами, но даже представить не мог, чтобы подобное произошло с ним. Он перекатился на спину и совершенно не представлял, как ему следует вести себя дальше в подобной ситуации.

- Я, кажется, знаю, что надо делать, - с появившейся надеждой и даже некоторой уверенностью в голосе сказала Наташа.

             Александр недоверчиво, но все же с некоторой заинтересованностью посмотрел на Наташу.

- Так, вставай и иди, садись в кресло, - решительно скомандовала она.

Александр послушно уселся в кресло напротив кровати. Между тем Наташа включила все имеющиеся в комнате светильники, сбросила с себя халат и улеглась на живот на кровати прямо напротив Александра. Затем замерла и сказала:

- Смотри. Когда надо будет перевернуться, скажешь.

Александр догадался, что Наташа хочет повторить ту подготовку к их близости, которую он регулярно исполнял после того, как он первый раз поругался с Ольгой и вернулся к Наташе. Он подумал: "А вдруг это и вправду поможет".

Александр стал внимательно рассматривать, лежащее перед ним тело Наташи, одновременно пытаясь вызвать в своей памяти образ Ольги, для того чтобы осуществить мысленное сравнение Ольги и Наташи. Через пару минут он убедился, что не может воспроизвести в своей памяти образ Ольги и сравнить его с Наташей, у него ничего не получалось. Он подумал, что так оно и должно было быть, ведь он за все время, которое провел сегодня у Наташи, практически ни разу не вспоминал Ольгу. А это значит, что никакие воспоминания о ней и не должны были ему помочь. Ему хотелось еще потянуть время и не хотелось разочаровывать Наташу, но он собрался с силами и, наконец, произнес:

- Нет, из этой затеи ничего не выйдет. Это мне не поможет.

Но Наташа никак не хотела смириться с этой ситуацией. Она явно рассчитывала сегодня провести время с Александром совсем не так. Поэтому она, решительно встав с кровати, подошла к Александру и опустилась перед ним на пол.

-      Вот, что ты просто расслабься. Я все сделаю сама, - разводя его ноги в стороны, сказала Наташа.

Ему было очень стыдно, совсем не хотелось демонстрировать перед Наташей свое бессилие, невозможность обойтись без посторонней помощи, но он откинул голову на спинку кресла, закрыл глаза и все же дал Наташе возможность попытаться его возбудить. Наташа в отчаянии принялась за дело. Она перепробовала все возможное, для того чтобы добиться у него эрекции. Александр, проведя с ней вместе много лет, даже не подозревал, что она так много умеет, но ничто не помогало, его тело решительно отказывалось реагировать.

Тут Александр в ужасе подумал, что это у него не просто случайный сбой, а серьезная проблема и он может уже не восстановиться не только сегодня, но и в будущем. Хотя возможно это еще и можно было вылечить, но роботы вряд ли ему дадут такую возможность, так как импотенция для них была достаточным основанием для немедленного усыпления.

Через некоторое время Александр отстранил Наташу, и густо покраснев, страдая от унижения, глухим голосом сказал:

- Извини, но я не смогу. Понимаешь, этого со мной сегодня не должно было произойти. У меня уже очень давно не было секса. Ты не подумай, что я это тебе говорю из желания скрыть от тебя какие-то свои похождения. У меня действительно очень давно не было женщины. И кроме этого я действительно тебя хочу. Сейчас может быть так сильно, как никогда раньше. При таких обстоятельствах это не может быть просто случайной осечкой или от усталости и тому подобного.

Наташа, сидя перед ним на ковровом покрытии, медленно подняла на него свои расширившиеся от ужаса глаза. Он понял, что она тоже сейчас подумала о роботах и возможности его усыпления. Видимо, жалея его, она ему о своих мыслях ничего не сказала. Немного посмотрев ему в глаза, явно что-то обдумывая, и так и не произнеся ни слова, она вдруг резко вскочила и заметалась по комнате. Бегая, она быстро одевалась, по всей видимости, куда-то собираясь уходить.

Александр уже подумал, что она просто решила сбежать от него, а его здесь бросить. Раз он сам вовремя не догадался уйти. Конечно, зачем ей жалкий импотент. Скорее всего, он сейчас ей мерзок и противен. Но тут она остановилась, и возмущенно посмотрев на него, прикрикнула:

- Ну, что ты сидишь? Почему не одеваешься?

- Что? Зачем? - отрешенно промычал Александр.

- Как это зачем? Быстро едем в мою клинику. Тебе надо пройти обследование. Возможно, все не так страшно и тебе еще можно помочь, а вот, сколько в твоем распоряжении времени неизвестно.

- Может не стоит? Если это случайная осечка, то все у меня само наладится. Если же это серьезная проблема, то сама знаешь, что шансов у меня нет.

Наташа набросилась на него со словами:

- Что ты несешь? Как это не стоит? Быстро одевайся и поехали.

Она буквально силой заставила его одеться и вытолкала из квартиры.

В клинику они приехали в самом начале второй смены. Наташа организовала ему быструю сдачу минимально необходимого в таких случаях набора анализов, и уже через час с готовыми результатами его анализов он получал консультации уролога и сексопатолога. Врачи в один голос заявили, что не находят у него каких либо патологий и физических отклонений в его здоровье. Сексопатолог заявил, что все его органы должны функционировать совершенно нормально, а отсутствие эрекции, скорее всего, вызвано усталостью и чисто психологическими проблемами. Поэтому ему необходимо отдохнуть, успокоиться, исключить излишние нервные нагрузки, избегать стрессовых ситуаций, по принимать витамины, оказывающие общее укрепляющее действие на организм и поработать с психологом. Повторить попытку сексуального контакта он рекомендовал Александру не раньше, чем недели через две-три.

Результаты обследования несколько успокоили, как Александра, так и Наташу. В машине они ехали молча и только, когда подъехали к дому Наташи, она сказала:

- Саш, я хочу, чтобы ты знал. Я очень сильно тебя люблю и не откажусь от тебя, в каком бы ты состоянии ни был. Сегодня я действительно очень сильно за тебя испугалась.

- Наташ, неужели ты думаешь, что я позволю себе воспользоваться твоим ко мне отношением. Ведь ты мне тоже совсем небезразлична и у меня тоже есть к тебе определенные чувства. Пока со мной ничего непоправимого не произошло, и запаниковали мы зря. Да мы с тобой и сами могли сразу сообразить. Заболевание ведь не ранение развивается постепенно, возникнуть мгновенно у тебя дома не могло. И если бы у меня действительно было серьезное заболевание, то сегодня я до тебя точно бы не добрался, жестянки просто не позволили бы мне это сделать, усыпив меня гораздо раньше. Возможно, так повлияла на меня экспедиция. Пребывание больше месяца под землей само по себе психологически тяжело, а о том, что мы там нашли лучше вообще не вспоминать. Поэтому тебе сейчас незачем волноваться. Я думаю, что скоро у меня все наладится.

- И все равно Саш оставайся сейчас у меня. Позволь мне заботиться о тебе, пока ты не восстановишься. Лучше чем я о тебе никто заботиться не будет. Со мной ты восстановишься быстрее.

Александр подумал, что, конечно, лучше Наташи ему сиделку действительно не найти. Кто же еще согласится возиться с импотентом? Но постоянно ощущать в ее присутствии себя неполноценным мужчиной было выше его сил. Он и сейчас тяготился ее обществом. Поэтому на ее предложение он решительно ответил:

- Нет, я не останусь у тебя. Спасибо тебе за все. Я очень ценю твою заботу обо мне, но сейчас я хочу остаться один. Пока быть одному, какое-то время мне будет лучше.

Наташа, конечно, понимала, почему он отказывается от ее помощи, и осознавала, что изменить отношение Александра к ее предложению не в ее силах. Поэтому, выходя из машины, она сказала:

- Хорошо, но, как только сочтешь возможным, ты сразу вернешься ко мне. Я буду ждать тебя в любое время. Обещай мне это.

- Хорошо, договорились.

Она, вздохнув, очень внимательно на него посмотрела, и немного смутившись, сказала:

- И еще, когда ты почувствуешь, что уже можешь иметь близость с женщиной. Ты тоже сразу идешь ко мне. В этом вопросе никаких стеснений быть не должно. Тебе не нужно искать кого-то еще.

Не дожидаясь его ответа, она развернулась и быстро скрылась в подъезде своего дома.

Александр долго не отъезжал от ее дома. Он сидел и думал о том, как ему повезло, что у него есть такая женщина. О том, что он совсем недостоин Наташи и если бы подобная неудача у него случилось с Ольгой, то точно немедленно получил бы кучу оскорблений и хорошего пинка под зад. Уж Ольга, ни при каких обстоятельствах ничего общего с импотентом иметь не захотела бы. Потом он пришел к выводу, что Ольга вообще виновата в возникшей у него проблеме. Он рассудил, что именно ее образ жизни и сексуальная распущенность в его отсутствии, сложившись с трудностями и событиями, произошедшими в экспедиции, спровоцировали его сексуальное бессилие. В результате у него появилось сильное желание придушить Ольгу или как минимум ее как следует избить, но он поехал не к ней, а к себе в коттедж.

По приезде домой и, запершись в своей спальне, ему стало одиноко и страшно жалко себя и он, достав свои весьма приличные запасы спиртного начал усердно их в себя вливать. Ни коньяк, ни водка очень долго на него не действовали и поэтому прежде, чем отключиться он успел чудовищно много выпить.

На другой день он пришел в себя только к двенадцати часам дня. Его состояние было ужасным. Голова гудела, комната перед глазами медленно вращалась, сильно тошнило, во рту было сухо и мерзко, все тело сотрясала мелкая дрожь, а сам он валялся на полу в большой луже собственной рвоты. Видимо ночью его стошнило и не один раз, но об этом он ничего не помнил. Его дорогой шикарный костюм был безнадежно испорчен, а ноги ныли от долгого пребывания в туфлях.

Лишь только открыв глаза, он тут же их закрыл, почувствовав резкое усиление тошноты от охватившего его головокружения и опасаясь, что его опять стошнит. Лежа с закрытыми глазами и пытаясь унять дрожь и охвативший его приступ тошноты, Александр с усмешкой подумал: "Хорошо хоть на этот раз обошлось без Алевтины, а то этой ночью она точно устала бы приводить меня в рабочее состояние".

Немного успокоив так некстати навалившиеся на него позывы своего организма, он, с трудом поднявшись, на трясущихся ногах и сильно раскачиваясь, направился в ванную. В ванной его тут же стошнило. Поэтому первым делом он занялся промыванием своего желудка. Для чего он, выпивая примерно по литру воды, тут же вызывал у себя рвоту. Эту малоприятную процедуру он проделал трижды. Зато в результате головокружение почти полностью прекратилось, и он смог более или менее нормально рассматривать в зеркале свою изрядно помятую физиономию. Затем он перешел к контрастному душу, что еще немного позволило улучшить его самочувствие. Потом, уже отмокая в ванне с почти холодной водой, Александр думал: "Какой же я дурак! Ну, зачем я так сильно напился? Да потому, что я испугался за свою драгоценную жизнь и повел себя как последний трус. Я должен взять себя в руки. Пьянство для меня не выход. Алкоголь только ухудшит мое положение. Все, с завтрашнего дня буду жрать эти чертовы витамины и строго соблюдать режим".

К вечеру его состояние настолько улучшилось, что он смог добраться до аптеки и купить там целую кучу, рекомендованных ему сексопатологом, витаминов, а заодно прихватить успокаивающих средств и снотворных, на случай  если ему трудно будет засыпать.

В последующие дни Александр совсем не пил спиртного и неукоснительно соблюдал режим. Регулярно принимал витамины. Спать ложился не позже десяти вечера, а просыпался не позже восьми утра. По утрам делал гимнастику. Каждый день посещал тренажерный зал. Дома перед сном просматривал только жизнерадостные кинофильмы с хорошим финалом.

Кроме этого он нашел себе очень хорошего, судя по рекомендациям, и соответственно очень дорогого психолога, который теперь регулярно с ним беседовал. Правда, пока Александр совсем не чувствовал, что эти беседы ему хоть как-то помогают.

С Наташей или Ольгой Александр не пытался общаться даже по телефону. Наташа, проявляя понимание, тоже с ним связаться, не пыталась, а о том, чтобы с ним по собственной инициативе захотела встретиться Ольга, он даже и не думал.

На службу теперь он ходил регулярно и аккуратно. Составил очень подробный добротный итоговый отчет об экспедиции, с большим количеством предложений по проведению дополнительных исследований в медицинском научно-исследовательском центре роботов под землей. И даже подал рапорт с просьбой повторно направить его в самое ближайшее время в новую экспедицию.

Все хвалили его отчет и удивлялись, как ему удалось в отсутствии профильных специалистов выполнить так качественно работу, но дальше общих хвалебных высказываний дело не пошло. Он быстро понял, что специализированную поисковую группу в медицинский центр роботов отправлять никто и не думает. Тогда Александр стал забрасывать руководство служебными записками со своими предложениями, чем очень сильно раздражал начальников. Даже Андрей посматривал на своего сильно изменившегося друга с недоумением и некоторым подозрением.

Между тем пошел уже второй месяц такой его правильной жизни. Александр посвежел, его мускулатура укрепилась, стала более рельефной и красивой, в целом он стал выглядеть на много лучше и даже моложе, но то, что ему удалось решить свою сексуальную проблему, он все еще не ощущал.

Он был уверен, что врачи вовсе не ошибались, когда говорили об отсутствии у него патологий. Ведь до сих пор его никто не усыпил. Кроме этого он замечал, что у него бывает эрекция ночью во время сна. Это он замечал регулярно по утрам в момент просыпания и знал, что это нормально для любого здорового мужчины. Поэтому он находился в полном недоумении по поводу своего сексуального бессилия, но решил еще немного подождать прежде, чем повторно обращаться к врачам.

Позже он к врачам не обратился уже просто потому, что ему стало не до этого, и он даже на время перестал думать о своей проблеме.

Через полтора месяца с момента, как Александр обнаружил, что он импотент Андрей неожиданно вызвал его в свой кабинет.

Войдя в кабинет Андрея, Александр сразу обратил внимание, что он сидит за своим столом весь какой-то потерянный, расстроенный и избегает смотреть ему в глаза.

- Садись, - указывая на стул, как-то медленно с опозданием произнес Андрей.

- Да, что с тобой? У нас что-то случилось? - присаживаясь, бодрым голосом спросил Александр.

- Случилось...

- У тебя случилось, - после очень длительной паузы выдавил из себя Андрей и протянул Александру сводку усыпленных роботами за истекшие сутки.

Александр взял сводку и увидел, что в ней маркером выделена одна фамилия и это была фамилия Наташи. Он, не веря своим глазам, медленно перечитал выделенную строку. Сомнений не осталось - это была Наташа. Он отметил, что ее запись отличается от всех остальных в этом страшном списке. У  всех в графе "Причина усыпления" значились различные заболевания или тяжелые травмы, ранения. Десятью строчками ниже даже значился мужчина, у которого в качестве причины усыпления было записано повреждение робота в результате дорожно-транспортного происшествия и только напротив фамилии Наташи, Александр прочитал: "В результате проведенного вскрытия патологий не выявлено. На момент усыпления была практически здорова". В графе "Место усыпления" указывалось, что усыпление произошло без свидетелей в ее рабочем кабинете во время дежурства в клинике. У себя в кабинете даже случайно причинить вред роботу она просто не могла. Поэтому выходило, что Наташу, усыпили без каких либо причин. Подобные случаи встречались и раньше, но крайне редко. Обычно их списывали на то, что патологоанатом не смог выявит патологию.

Александр непонимающе уставился в сводку и произнес:

- Не понимаю. Ведь Наташа еще очень молода и всегда была здоровой женщиной. Вот и патологоанатом это подтверждает. Она никогда не жаловалась на здоровье. Почему именно она? Совершенно безобидная и тихая женщина. Зачем жестянкам могла потребоваться ее смерть?

- Саш, Наташу еще не похоронили. Я попросил задержать отправку ее тела на захоронение. Если ты хочешь, то я могу договориться о повторном исследовании ее тела в медицинском центре нашего главного управления. Тем более что сделать это будет совсем не трудно. У нас есть основания для того, чтобы настаивать на повторном исследовании, - предложил Андрей.

Немного обдумав предложение Андрея, Александр сказал:

- Да, я бы хотел этого. Понимаешь, я хочу убедиться, что ее действительно усыпили абсолютно здоровой, что патологоанатом не ошибся. Что-то в последнее время у меня стали появляться неизвестно откуда всякие странные проблемы.

Александр не хотел смириться с потерей Наташи. Он тяжело воспринял известие о ее явно преждевременной смерти. Любил ли он ее? Конечно, нет, и Александр хорошо об этом знал.  Это она его любила. Наташа для него была женщиной - убежищем. Причем очень надежным убежищем. Он всегда беззастенчиво использовал ее всякий раз, приходя именно к ней, если у него вдруг возникали какие либо проблемы. И она всегда принимала его, как бы перед этим он ее не обидел и не сделал ей больно. Вот теперь жестянки отняли у него его убежище, и он не представлял к кому теперь он мог пойти случись у него что. Александр не понимал, почему и за что у него отняли его убежище? Ему было очень обидно почти, как маленькому мальчику, у которого отобрали игрушку, а еще он жалел сам себя.

При повторном исследовании тела Наташи было установлено, что никаких прижизненных заболеваний у нее не было. Она действительно была абсолютно здоровой. Были даже сделаны анализы на присутствие в ее трупе ядов, но яды тоже не были обнаружены. Оставалось только одно - наличие психического заболевания, но Александр и без всяких экспертиз точно знал, что она была психически здорова.

Больше исследовать было нечего, и так как у Наташи родственников не было, то Александр сам вызвал службу по захоронению трупов и отправил тело Наташи на захоронение.

Александр слышал, что давно еще до роботов похороны умершего представляли собой очень торжественный и сложный ритуал. Теперь же все происходило очень просто. Родственники, если, конечно, они этого хотели, прощались с умершим дома или в месте, откуда забиралось тело. Друзья и знакомые, как правило, никак не прощались с умершим и не имели никакого отношения к его захоронению. Затем сотрудники службы захоронения трупов упаковывали тело в специальный мешок, вывозили тело на кладбище и закапывали его уже в отсутствии родственников. Ни холмиков, ни номеров, ни тем более памятников или других отличительных знаков не устанавливалось. Все захоронения оставались безымянными. Кладбища представляли собой просто огороженные и поросшие травой поля. Посещать кладбища, было не принято. В обществе, где стараниями роботов обеспечивалась чудовищно высокая принудительная смертность, иного отношения к смерти и процедуре избавления от тела сложиться и не могло.

После того, как тело Наташи увезли, Александр поехал к себе домой и опять напился. Правда, не так сильно, как в прошлый раз. Однако после потери Наташи полностью вернуться к установленному им режиму жизни он сумел лишь через три дня.

Прошло еще две недели правильной без излишеств жизни, но Александр по-прежнему не ощущал, что его сексуальные возможности восстановились. Он стал ежедневно себя проверять при помощи просмотров порнографических фильмов, но чтобы не происходило на экране, его тело решительно отказывалось реагировать. Тогда он стал думать о том, что он все делает неправильно и не возбуждается потому, что пытается все мысленно представить, а ему нужен контакт с реальной женщиной. Через несколько дней Александр смог окончательно себя убедить в том, что он полностью выздоровел и решился на сексуальный контакт с женщиной.

Пойти для проведения таких испытаний к Ольге он просто испугался, так как в случае неудачи от нее вполне можно было ожидать очень резкой и грубой реакции. Кроме того, Ольга была последняя женщина, перед которой он согласился бы продемонстрировать свою слабость.

Даже если бы Наташа была жива и, несмотря на ее великодушное приглашение пойти за этим к ней он тоже бы не решился, так как никогда не захотел бы заставлять ее проходить с ним все то, что ей уже довелось один раз пройти.

В результате он подумал о том, чтобы нанять проститутку, но, в конце концов, все же отказался от этой идеи побоявшись, что наемная женщина будет просто механически отрабатывать деньги, а с такой женщиной можно не возбудиться и просто так, даже будучи полностью здоровым.

Поэтому он решил подобрать себе девушку на очередном кастинге фотомоделей своего журнала.

Александр не стал, как обычно, пытаться близко познакомиться с победительницей кастинга, так как вовсе не хотел в случае, если он как мужчина опять окажется несостоятельным, потом встретиться со свидетельницей своей слабости на приеме или в редакции.

Он пригласил на обед восемнадцати летнюю, очень привлекательную, грудастую девушку с кукольным лицом и пухлыми губами, обладавшей внешностью возбуждающей мужчин. Он выбрал именно ее, скорее всего из-за того, что она чем-то была похожа на Ольгу, но выглядела, когда стояла обнаженной в фотокамере Жени значительно более сексуально и вызывающе. Кроме этого, наблюдая именно за ней, Александр ощутил наиболее сильное желание.

Девушка на предложение Александра согласилась сразу. Видимо рассчитывая, что если она сможет понравиться Александру, то все же получит работу в журнале. Не было никаких сомнений, она прекрасно понимала, что этот обед должен будет закончиться в постели у Александра.

Еще раз, оглядев фигуру девушки в коротком ярком цветастом платье с очень глубоким вырезом, из которого торчал ее очень большой почти оголенный бюст, Александр решил: "На сей раз все будет в порядке". И решительно усадив девушку в машину, повез ее в ресторан.

Уже в ресторане Александр понял, что выбранная им девушка полная дура. Она много пила, часто хихикала и совсем не была в состоянии поддержать разговор вообще ни на какие темы. Поэтому они много танцевали. У нее было пышное, полное жизни тело. Все посетители мужского пола пялились на девушку, вселяя в Александра все большую уверенность в том, что у него не может произойти осечки с девушкой, имеющей такую сексапильную внешность.

Пить она не умела, и быстро опьянев, стала сама давать Александру недвусмысленные намеки. Во время быстрого танца ее полная бело-розовая грудь выскочила из платья. Крупный высокий бледно-коричневый сосок привлек к себе всеобщее внимание. Девушка, ничуть не смутившись с глуповатым смешком, засунула грудь обратно и как ни в чем, ни бывало, продолжила танец.

Александр почувствовал, что пора отвезти ее к себе в коттедж.

Они все делали молча, ни о чем не разговаривая. Девушка по-прежнему только часто хихикала.  Она не стала возражать, когда они оказались одни в его спальне, и Александр полностью разделся. Конечно, затем ему уже не составило труда снять с нее цветастое платье. Она обладала прекрасными формами. Ее кружевные белые трусики, практически не способные что-либо скрыть придавали ее фигуре еще более возбуждающий вид.

Однако к ужасу Александра у него ничего не получилось. Он не возбудился.

Девушка осознав, что если не будет секса, то и работы в журнале для нее точно не будет, попыталась помочь Александру возбудиться. Александр, понимая, что все бесполезно, быстро пресек ее неумелые попытки. Заставил ее одеться и, дав денег на такси, быстро выпроводил из дома.

Он в полной растерянности лег в постель, но не смог заснуть. В голову лезли мысли о том, что Ольга, виновная во всех его бедах, сейчас в своем роскошном пентхаусе веселится, всячески себя ублажает и трахается сколько хочет в свое удовольствие. Он подумал: "Эта стерва, конечно, даже не знает, как ему плохо, как он страдает оттого, что не может теперь трахаться и вряд ли о нем вспоминает". Ненависть к Ольге росла в нем с каждой минутой. Наконец чувство злобы и желание отомстить переполнили его. Его охватило бешенство. Он вскочил с кровати. В большой спешке оделся и отправился к Ольге.  

18. Превращение в извращенца  

Александр ехал к Ольге с твердым намерением разогнать весь ее притон, а затем если и не убить Ольгу, то, по крайней мере, избить ее так, чтобы она тоже после его визита не могла долго ни с кем трахаться.

К моменту прибытия к Ольге он в изумлении заметил, что возбужден. Когда он звонил к ней в дверь, его возбуждение достигло такой силы, что он чуть было, не кончил прямо себе в трусы. По крайней мере, он думал, что сейчас с ним такое может произойти.

Когда Ольга открыла дверь Александр, не произнеся не слова, со всей силы ударил ее кулаком в лицо. Ее немного отбросило назад. Она ойкнула и, покачавшись вперед-назад, рухнула перед ним на четвереньки. Ее голова безвольно повисла. Было видно, что она с трудом удерживается от того, чтобы не упасть совсем на пол.

Ольга была одета в тонкую очень красивую кофточку и брюки. В брюках Александр ее ни разу не видел, но в этом наряде она тоже была просто потрясающе хороша и сексуальна. На ногах были тапочки. В прочем в момент удара один тапочек у нее уже соскочил.

В квартире было тихо. По всей видимости, Ольга была одна. Александр с сожалением подумал, что разгонять притон не придется, а ему так сейчас хотелось набить морды всем этим уродам-извращенцам, ошивающимся около Ольги. Он даже на мгновение представил себе, как он их по одному прямо, в чем мать родила, выволакивает на лестничную клетку и пинком под задницу спускает с лестницы. От того, что он не сможет реализовать это  свое желание, его злость на Ольгу усилилась еще больше.

Александр, захлопнув входную дверь, подошел к Ольге, нагнулся над ней, грубо схватил ее за подбородок и поднял ее лицо вверх. К его большому удовольствию под ее левым глазом в месте, куда пришелся его удар, была большая красная припухлость. "Завтра у нее здесь будет большой синяк и глаз, наверное, весь заплывет", - злорадно подумал Александр.

Он со зверским выражением на лице долго смотрел ей в глаза. Перед ним была совсем не та уверенная в себе Ольга, которая недавно позволила себе издеваться над ним в течение целого дня, угрожать ему и даже командовать им. Она была растеряна. В ее глазах читался ужас и страх. Он почувствовал, что не встретит сейчас сопротивления, она будет делать все, что он пожелает. Ольга не понимала, что происходит, но не решилась спросить, почему и за что он с ней обращается подобным образом. Осознав, что Ольга находится в полной его власти, Александр мстительно ей улыбнулся. Эта улыбка не предвещала ей ничего хорошего.

Казалось, она боялась даже немного пошевелиться. Ольга не сделала даже слабой попытки освободиться или встать. Она просто безвольно и совершенно неподвижно висела, опираясь на руку Александра своим подбородком. При этом из-за того, что Александр слишком высоко задрал ей голову вверх ее руки не доставали до пола, а из-за сдавленности горла ей было затруднительно дышать. Ольга все безропотно терпела, чем усиливала желание Александра.

Александр не собирался заниматься с Ольгой сексом, когда он ехал к ней, так как считал, что просто не сможет этого сделать. Но сейчас он все еще был возбужден и подумал: "А почему бы мне ни трахнуть эту шлюху? Тем более что за столько времени я, наконец, оказался способен на это". Он резко отпустил ее подбородок, и она громко шлепнулась своими ладонями об пол.

- Раздевайся! - приказал ей Александр.

Она подняла голову и, заискивающе глядя в глаза Александру, робко предложила:

- Может, мы пройдем в спальню.

Александр, размахнувшись резко со всей силы, влепил ей пощечину и рявкнул:

- Нет, здесь!

Ольга начала медленно расстегивать кофточку. Для этого она оторвала руки от пола и частично выпрямилась, но все еще продолжала стоять перед Александром на коленях.

- Что ты копаешься, как дохлая курица! Давай быстрее! - закричал на Ольгу Александр и влепил ей еще одну пощечину.

В момент удара Ольга находилась в очень неустойчивом положении. Поэтому она потеряла равновесие и завалилась набок.

- Какая же ты не ловкая! - издевательски с усмешкой сказал Александр и, схватив ее за кофточку, сильно потянул на себя.

Тонкая ткань кофты сначала затрещала, а потом лопнула, оголив Ольге спину.

У Ольги из носа вытекла тонкая струйка крови. Она заплакала. Однако, видимо опасаясь Александра, быстро вскочила на ноги и дрожащими руками торопливо стащила с себя уже не нуждающуюся в расстегивании разодранную практически пополам кофточку, затем брюки и трусики. Оставшись совсем голой, она в ожидании застыла перед ним.

             Александр около минуты, не спеша, молча рассматривал все еще плачущую Ольгу. Потом медленно проговорил:

- Ну, вот можешь же быстро раздеваться, когда захочешь.

И опять на долго замолчал. Ольга под его пристальным взглядом совсем растерялась, в нерешительности переступила с ноги на ногу, не понимая, что она должна делать дальше и что ей ожидать в следующую минуту.

- Ну и видок у тебя. Теперь ты выглядишь совсем, как вокзальная шлюха. Впрочем, ты ей и являешься, - усмехнувшись, проговорил Александр.

Помолчав еще немного, он, наконец, отдал распоряжение:

- Теперь раздень меня. Только аккуратно, смотри не попорти мне костюм. И перестань плакать. Это меня раздражает. Надеюсь, ты не думаешь, что я пришел сюда для того, чтобы смотреть на твою заплаканную рожу.

Ольга послушно начала раздевать Александра, стараясь не плакать, но не хлюпать носом у нее еще долго не получалось.

Пока она его раздевала, Александр развлекался тем, что хватал ее за разные части тела, стараясь при этом как можно больнее ущипнуть.

Он заставил ее снять с него и аккуратно сложить на банкетку  все до последней нитки. Когда он оказался голым, то жадно и грубо овладел Ольгой сзади, прижимая ее к не очень чистому полу и периодически очень больно сжимая ее груди, что вызывало судорожные вздрагивания ее тела. Эти вздрагивания, вызванные пронзающей ее острой болью в сочетании с ее вскрикиваниями от боли, привели Александра в восторг. Ее резкие подергивания и мучительные выгибания тела во время полового акта заводили его и усиливали сексуальные ощущения, что сделало для него этот секс с Ольгой потрясающим и непередаваемо волнительным. Переживаемые им эротические ощущения были для него абсолютно новыми и очень яркими и сильными. Ему не с чем было их сравнить.

Когда Александр, наконец, благополучно кончил, то к нему пришло радостное осознание того, что он функционирует нормально! Он лежал на Ольге, распластавшейся на полу, и от этой мысли внутри у него все ликовало. Он снова мог считать себя полноценным мужчиной. Ему не надо больше бояться, что кто-то презрительно назовет его импотентом и будет его гнать и оскорблять или, что может быть даже еще и хуже жалеть его.

Все еще пребывая в состоянии эйфории, он обратил внимание на Ольгу лежащую под ним  и временно исполнявшую для него роль подстилки. Она лежала на животе, повернув голову на бок, прижимаясь щекой к грязному полу и не выказывая недовольства своим таким незавидным положением. По блаженно распластавшемуся расслабленному телу Ольги, выступившей на коже испарине, стекающей с уголка губ слюне и застывшем на ее лице выражении счастья, Александр догадался, что она смогла получить долю своего наслаждения. Причем все говорило о том, что ее сексуальные переживания едва ли были не сильнее, чем у Александра.

Осознав, что Ольге вовсе не так плохо, как он думал, Александр пришел в ярость. Взбесившийся Александр, вскочил на ноги и, схватив Ольгу, с чудовищной силой швырнул ее в угол прихожей, так словно она ничего не весила. Ольга, пролетев метра два, с грохотом врезалась в стену.

Александр уже давно заметил, что его физическая сила ни с того ни с сего увеличилась в несколько раз, и уже успел привыкнуть к этому своему новому состоянию. По этому нисколько не удивившись своей способности на такой бросок, он в гневе закричал:

- Ты, что ж думаешь, что я здесь для того, чтобы ублажать шлюх! А ты и стерва, умудрилась, значит получить удовлетворение? Ну, ничего сейчас получишь еще!

С этими словами он принялся методично избивать ее пинками. Его очень хорошо учили приемам рукопашного боя, и он точно знал, куда следует наносить удары для того, чтобы доставить Ольге наиболее сильные страдания.

Если в самом начале избиения Ольга еще пыталась хоть как-то закрываться, кричать, то минуты через две, изуверскими стараниями Александра, она утратила эту способность и стала представлять собой нечто вроде безмолвного мешка, периодически подпрыгивающего под ударами его ног.

Как только Ольга перестала реагировать на удары, Александру стало не интересно. Он прекратил избиение и решил, что ему пока следует избавиться от Ольги, а самому отдохнуть.

Александр схватил Ольгу за волосы и поволок ее по коридору. От пронзившей ее жуткой боли она пришла в себя и дико завизжала. Затем изо всех сил заскребла руками и ногами по полу пытаясь встать хотя бы на четвереньки для того, чтобы ослабить давление на волосы.

- Что, тварь очухалась, - бросил ей Александр, и нарочно поволок ее еще быстрее тем самым, усиливая причиняемую Ольге боль и не давая ей возможности встать.

Пока он ее тащил, Ольге все же удалось пару раз почти встать на четвереньки, но все ее усилия неизменно завершались тем, что Александр нагой наносил ей удар в живот, и ее руки и ноги опять разъезжались в стороны. Она падала и своим падением только усиливала причиняемую ей боль.

Наконец Александр подтащил ее к выходу из гостиной во внутренний дворик и, открыв дверь, вытолкнул ее наружу, на последок поддав ее пинком под зад. От этого прощального удара Ольга не удержалась на ногах и упала лицом, вперед ободрав себе до крови лоб, руки и колени о грубые шершавые керамические плитки дворика.

Пока Ольга медленно периодически, замирая от пронзающей ее боли,  поднималась на ноги, Александр закрыл дверь в гостиную.

На улице уже была ночь. Температура воздуха была не выше восьми - десяти градусов тепла. Внутренний дворик не имел системы искусственного климата, не было в нем и ни каких теплых вещей или построек, где можно было бы укрыться. Даже два плетеных из прутьев кресла обычно стоящих в дворике сейчас почему-то находились в гостиной. Несколько деревьев в кадках, два прямоугольника насыпного газона, четыре цветочницы, небольшой фонтан с ледяной водой и несколько пластиковых ковриков - это все, чем располагала Ольга, находясь во внутреннем дворике.

Холод и ее нагота ускорили осознание Ольгой всего ужаса ее положения. Она бросилась к закрытой двери и в истерике забилась в нее. До Александра доносились очень сильно приглушенные взломостойким бронированным стеклом ее истошные крики: "Скотина! ... Немедленно впусти меня назад! ... Сволочь! ... Я же тут замерзну! ... Совсем рехнулся! Урод! ... Открой немедленно эту чертову дверь! ...Я тебя убью! Мерзавец! ...". Она билась о дверь, совсем не обращая внимания на боль и добавляя себе синяков.

Александр невозмутимо смотрел на бьющуюся в дверь Ольгу и спокойно думал: "Интересно, за сегодняшний вечер она выражает протест первый раз. Она даже почти не говорила. Во всяком случаи членораздельно. Все, что я от нее сегодня слышал - это крики от боли или стоны. Почему она не пыталась сопротивляться раньше? А какое собственно мне до этого ее поведения дело? Главное я изолировал себя от этой стервы. А если она и правда там загнется? Ну и черт с ней. Нет, мне определенно надо выпить и перестать думать об этой шлюхе. Надо отвлечься".  Так никак и не прореагировав на истерику Ольги, он отправился на поиски спиртного.

На кухне ему удалось найти початую бутылку водки. Когда он вернулся в гостиную с бутылкой в руках, то обнаружил, что Ольга прекратила истерику и притихла. Она сидела на корточках, прижавшись к двери и обхватив плечи своими руками, а колени, прижимая к груди. Таким образом, всеми доступными, ей способами пытаясь сохранить остатки тепла в своем теле.

Заметив Александра, Ольга встала на колени и, рыдая, стала умолять о пощаде. Теперь, когда она не кричала, в гостиной ее голос был, еле различим:

- Сашенька, пожалуйста, впусти меня к себе. Мне очень холодно. Я замерзаю. Я сделаю для тебя все, что ты пожелаешь, только выпусти меня отсюда. Я буду очень послушной. Да я плохая, я шлюха и стерва. Накажи меня, но как ни будь иначе. Я согласна на любое другое наказание. Хочешь, избей меня, но только не оставляй меня здесь. ...

Все ее усилия были тщетны, Александр обращал на нее внимание не больше, чем на залетевшую между рамами окна и бьющуюся о стекло в попытках выбраться из западни муху или бабочку. Хотя нет, на бабочку он все же обратил бы гораздо больше внимания. Если бы бабочка была еще и красивая, он возможно даже потратил бы секунд тридцать своей драгоценной жизни для того, чтобы ее освободить.

Александр сидел в уютном кресле, сосредоточенно на что-то глядя мимо Ольги и пил водку. Он аккуратно наливал в оставленный кем-то фужер грамм тридцать - пятьдесят водки, а затем выпивал ее не закусывая одним глотком. Как только водка оказывалась выпитой, он тут же наливал в бокал новую порцию. Все это он проделывал механически, не глядя ни на бутылку, ни на фужер. Он впал в какое-то оцепенение. Он отключился от окружающего настолько, что уже не видел и не слышал не только Ольгу, но вообще ничего вокруг себя. Наконец то в голове у него не было абсолютно никаких мыслей. Соответственно у него не было и никаких желаний.

Между тем из внутреннего дворика продолжал доноситься слабый, прерываемый всхлипываниями, голос:

- Я же здесь умру. ... Ну, прости меня. ... Сашенька ты только скажи, что мне надо сделать, чтобы ты меня простил, и я все сделаю. ... Если ты не хочешь меня впускать к себе, то хотя бы дай мне одежду. Пожалуйста, сжалься надомной. ...

Это Ольга все еще стоя на коленях и не замечавшая, что Александр ее уже не видит и не слышит, из последних сил пыталась его разжалобить и уговорить, хоть немного облегчить ее положение.

Движения Александра постепенно замедлялись. Он все глубже погружался в транс. Его сознание захватывала приятная и комфортная пустота. Его мозг получил столь ему сейчас необходимый отдых и, наконец, он погрузился в сон.

Когда Александр проснулся утром, то первое, что он осознал, был зуд очень сильного желания у него между ног. Его торчащий вверх член был тверд, как скала. Для разрядки ему срочно требовалась женщина. Он вспомнил об Ольге и подумал, что для его нужд она сейчас вполне бы сгодилась.

Александр поискал глазами Ольгу и быстро обнаружил ее лежащей  у цветочницы на газоне. Она собрала пластиковые коврики, часть из которых подложила под себя, а остальными накрылась. Согреться при помощи плохо гнущихся жестких ковриков вряд ли было возможно, но все же это было лучше, чем совсем ничего. Ковриков не хватило для того, чтобы ими можно было полностью накрыться. Поэтому в щель, образовавшуюся между поверхностью газона и лежащем на Ольге коврике, было хорошо видно, что она лежит на боку, обхватив ноги руками и прижимая их коленями к груди.

Он представил, в какой ярости она была, когда поняла, что он заснул, и ее унижения и стояния на коленях не помогли. Как она его проклинала, подготавливая для себя это спальное место, а потом вся, трясясь от холода и злости, долго не могла заснуть. Александр даже расстроился, что проспал такой шикарный спектакль. Он смотрел на нее и думал: "Что-то она лежит подозрительно неподвижно. Может, она действительно умерла? Как же не вовремя. Ну, где я сейчас здесь найду себе другую женщину? И потом пока я буду искать другую, все желание пропадет. Вот же стерва даже сдохнуть не может так, чтобы не досадить. Хотя нет, вроде шевельнулась. Значит, еще жива. Ну что ж тогда стоит ее впустить сюда".

Александр встал, открыл дверь и позвал Ольгу:

- Ладно, можешь войти!

Ольга открыла глаза и тупо уставилась на Александра, стоящего рядом с открытой дверью. Но, как только до ее сознания дошло, что путь в теплую комнату для нее открыт, она вскочила, как ошпаренная и бегом вбежала в гостиную.

- Стой, я хочу посмотреть на тебя! - сказал Александр, вбежавшей в комнату Ольге.

Ольга,  заискивающе глядя на Александра, замерла на месте. Было заметно, что она всерьез опасается, что ее Александр вышвырнет обратно при малейшем поводе с ее стороны.

Если из кресла ее тело не выглядело очень сильно пострадавшим, то вблизи она представляла собой жалкое зрелище. Ее посиневшее и сотрясаемое мелкой дрожью насквозь промерзшее тело было сплошь усеяно темно-синими почти черного цвета синяками, на коленях и руках были приличных размеров ссадины. На ногах были заметны потеки. Видимо ночью она описалась. Сказать то, что ее еще вчера шикарные волосы не были причесаны - это значит, ничего не сказать. Они стояли у нее на голове, слипшись в отдельные клоки и образуя немыслимую конструкцию. Местами же волосы просто были выдраны, и их заменяла засохшая кровь. Лицо пострадало в меньшей степени. Как и предполагал вчера Александр под левым глазом красовался здоровенный синяк, а глаз немного заплыл. Правда, не так сильно, как он этого ожидал. На лбу была небольшая ссадина. Нижняя губа немного припухла. По всей видимости, она ее просто сама прикусила во время избиений. И это был весь ущерб причиненный ее лицу.

Александр, глядя на Ольгу, почему-то подумал, что синяк только под одним глазом это неправильно и некрасиво и решил, что для соблюдения симметричности он непременно должен поставить ей синяк под правым глазом. Для чего он ударил ее кулаком левой руки в правый глаз. Удар вышел слабее, чем вчера. Ольга только немного отшатнулась, но не упала. От обиды она заплакала и тихо заскулила, полагая, по всей видимости, что этот удар она получила незаслуженно и вчерашних избиений для ее наказания вполне достаточно.

Ему стало, даже немного жаль ее, и он подумал: "Какая мне разница под обоими глазами у нее синяки или нет? Зачем мне потребовалось бить ее сейчас? Странно, но мне определенно нравится все то, что я проделал с ней вчера и вообще мне нравится ее бить просто так. Я хочу иметь с ней именно такие отношения. Еще совсем недавно я так не делал, и подобных желаний у меня никогда не возникало. Теперь же нанесение побоев определенно вызывает у меня сексуальное удовлетворение. Ведь я себя уже почти не контролирую. Наверное, у меня что-то с психикой не в порядке". Эти мысли были ему неприятны и раздражали его. По этому отбросив их в сторону, он безжалостно и грубо ей сказал:

- Дура! Перестань реветь! К вечеру твоя рожа станет абсолютно симметричной, как раньше. Надеюсь, ты понимаешь, что ходить с кривой рожей некрасиво и неприлично? Так что ты должна меня благодарить за помощь, а не плакать. Или может мне тебя следует опять выкинуть на холод?

- Нет не надо. Только не это. Я перестану плакать. Я понимаю, что ты делаешь все для моей же пользы. Если считаешь нужным, ударь меня еще. Я не стану возражать, - глянув с ненавистью на Александра, жалобно и всхлипывая, промямлила Ольга.

От ее наполненного ненавистью взгляда его возбуждение усилилось. Ему бы было интересней, если бы она оказывала хотя бы слабое сопротивление, но как ее заставить это делать? Ведь чем больше он ее бил, тем покорнее она становилась, а не бить ее он уже не мог. Получился какой-то замкнутый круг. Сказать ей о своем желании он тоже не мог, так как ему непременно надо было, чтобы она оказывала сопротивление по своему собственному желанию. Он понимал, что сопротивление, оказываемое по приказу, вовсе не будет его заводить.

Указывая на свой торчащий колом член, Александр проговорил:

- Видишь я собираюсь использовать тебя по твоему прямому назначению, как шлюху. Однако я не могу этого сделать прямо сейчас. Я не собираюсь иметь грязную и неопрятную сучку. От тебя разит мочой. Ты что ночью описалась? Ты что не могла нормально справить нужду?

Ольга опустила глаза, а ее лицо залила краска. Она сильно смутилась от его последнего замечания. Ей было стыдно оттого, что он заметил ее ночную неспособность управлять своим организмом. Она растерянно молчала, опустив голову.

- Я задал вопрос и жду ответа, - нарочно потребовал ответа Александр, заметив ее переживания. Оказывается, моральные унижения Ольги доставляли ему не меньшее удовольствие, чем ее физическое унижение.

- Да я описалась. Мне было очень холодно, и я не смогла заставить себя встать, и терпеть тоже больше не могла, - сгорая от стыда, выдавила из себя Ольга.

За то, что он заставил ее признаться вслух в своей слабости, она ненавидела его сейчас даже больше чем за избиения и проведенную ночь на холоде.

- Иди быстро в ванную и обмойся! Или ты думаешь, что я должен ждать тебя тут вечно?! - прикрикнул на Ольгу Александр.

Она сорвалась с места и бегом бросилась в ванную выполнять его приказание.

- Нет, эту шлюху мне, наверное, никогда не дождаться, - минуты через три в раздражении проговорил Александр и направился в ванную.

Дверь в ванную оказалась запертой изнутри. Александр в бешенстве выбил ее ударом ноги и ворвался внутрь.

Ольга в блаженстве стояла в душевой кабине под горячим душем и отогревалась.

- Я мучаюсь и страдаю, а эта сука вздумала тут греться! - закричал Александр, набрасываясь на Ольгу и быстро овладевая ей.

В процессе полового акта он развлекался тем, что периодически затыкал лицом Ольги сливное отверстие в душевой кабине и при этом переживал такие же, как вчера сильные и яркие сексуальные ощущения, когда Ольга начинала захлебываться, а ее тело биться в конвульсиях.

Когда все закончилось мощным оргазмом, он грубо отбросил Ольгу в угол душевой кабины, как ставшую ненужной вещь и стал мыться под душем. По состоянию и внешнему виду Ольги он опять понял, что она тоже получила полное сексуальное удовлетворение. Он мылся и думал: "Как можно ухитряться получать удовлетворение, находясь в ее положении? Наверное, это, может получиться, только у каких ни будь извращенцев мазохистов. Чисто внешне по форме я совершаю изнасилование, но есть одна проблема - несмотря на все избиения, она все же соглашается на такие отношения добровольно. В ней, действительно, есть нечто странное. А, что если Ольга сама все время стремилась к таким отношениям и ей для получения действительно полного удовлетворения необходимо, чтобы ее унижали и били. И на протяжении всего их знакомства все ее действия направленные на то, чтобы его разозлить, ею совершались с одной единственной целью - спровоцировать его на жестокое отношение к ней, изменить его сексуальные потребности с нормальных на извращенные. Тогда получается, что он просто игрушка в ее руках и это она превратила его в настоящего извращенца и урода каким он в настоящее время и является".

От таких мыслей ему стало нехорошо. У него возникло острое желание прямо сейчас жестоко наказать Ольгу за содеянное с ним. Он с трудом сдержал себя от того, чтобы не наброситься на нее и позволил себе лишь пару раз слегка пнуть ее, когда она попыталась подняться.

- Ты мерзкая извращенка! Не вздумай вставать, пока я не уйду! - с отвращением глядя на нее, прикрикнул Александр.

В ответ Ольга улыбнулась ему. И эта улыбка была улыбкой человека - хозяина положения точно знающего, что его жертве уже никуда от него не деться. У Александра не осталось сомнений в том, что положение дел обстоит именно так, как он подумал. Александр в панике выскочил из душевой кабины под мерзкий смех Ольги.

Быстро причесавшись, он встал в сушилку и с опаской посмотрел в сторону Ольги. Она продолжала лежать в углу душевой кабины. Она лежала на боку, поджав ноги и подложив согнутые в локтях руки под голову, ее немигающие глаза пристально за ним следили. Ее тело в такой позе выглядело, так как будто оно было свернуто в клубок, а покрывавшие его капли воды блестели и переливались в свете многочисленных светильников. Внешне она сейчас была похожа на ядовитую змею, подготавливающуюся совершить бросок к своей жертве. Александр, как к любой змее испытывал сейчас к Ольге чувство отвращения и одновременно боязни. Он не смог бы заставить себя не только бить ее, но даже просто прикоснуться к ней. Она была ему противна и мерзка, и он не хотел больше находиться с ней в одном помещении.

Как только его тело немного обсохло, он, не задерживаясь ни секунды, быстро вышел из ванной.

- Я в нетерпении буду ждать твоего возвращения! - крикнула ему в след Ольга и громко издевательски противно расхохоталась.

Александр в прихожей так быстро, как только мог, натянул на себя свои вещи, которые со вчерашнего вечера лежали в прихожей на банкетке, и покинул квартиру Ольги в твердой уверенности, что он больше никогда в нее не вернется и Ольгу не увидит.

Однако уже вечером он был совсем не уверен, что сможет обойтись без Ольги. Ему снова была нужна женщина. Причем его непреодолимо тянуло именно к Ольге.

Александр попытался не обращать внимания на свои желания, но дело кончилось тем, что он по настоящему начал страдать и мучиться чисто физически. Он так сильно хотел Ольгу, что она стала ему мерещиться. Его мозг рисовал ему бесконечные сцены извращенных, с применением жуткого насилия его совокуплений с Ольгой.  

Он чувствовал, что если ему удастся успешно просто обычно без извращений переспать с кем-нибудь, кроме Ольги, стереотип разрушится. Наконец, не выдержав, он направился в ближайший ресторан, где смог быстро познакомиться с девушкой довольно приятной наружности.

Девушка оказалась совсем не капризная и готовая на случайные интимные отношения. Ему не составило труда уговорить ее поехать к нему. Но по прибытии их в его коттедж он почувствовал, что не в состоянии заняться с этой девушкой любовью. Тогда Александр в отчаянии заставил ее с ним смотреть порнофильм в надежде, что это его возбудит. В результате девушка так завелась сама, что когда в конечном итоге он не сумел удовлетворить ее, она обрушила на него поток оскорблений и в негодовании покинула его дом.

Александр окончательно осознал, что для него является невыполнимой задача переспать с кем-то кроме Ольги. Он не мог и теперь, по всей видимости, никогда не сможет заниматься сексом с другой женщиной. Определенно Ольга что-то в нем изменила и он теперь не такой, как все.

Как только девушка скрылась из вида, его мысли опять безраздельно захватила Ольга, и он возбудился даже вопреки своему желанию. Его кошмар продолжился.  По сопротивлявшись с полчаса Александр, сдался и поехал к Ольге.

По дороге к Ольге он решил, что он займется с ней сексом, но назло ей это будет здоровый секс, который обычно бывает у нормальных мужчины и женщины. И никаких избиений и унижений Ольги он себе больше никогда не позволит, как бы она его не провоцировала на это.

По началу все у него шло, так как он задумал. Несмотря на то, что Ольга при его появлении сразу стала вести себя, как покорная жертва, ожидающая унижений и побоев, Александр обращался с ней подчеркнуто вежливо, если не сказать больше, бережно. Он прошел с ней в спальню, где, прежде чем овладеть ею долго ласкал ее на огромной кровати.

Ольге такое обращение было совсем не нужно. Сначала она недвусмысленно давала ему понять, что ей нужно от него совсем другое. Затем она стала пытаться всеми возможными способами его разозлить. Даже открыто оскорбляла его. Но Александр не сдавался и вошел в нее лишь тогда, когда после его длительных усилий она действительно возбудилась без применения к ней какого либо насилия. И вот тут у него появились проблемы, которых он совсем не ожидал. Дело в том, что он сам никак не мог достигнуть удовлетворения без применения по отношению к Ольге насилия. К его ужасу для него секс и насилие стали неотделимы друг от друга и секс, который не сопровождается насилием, просто перестал существовать. И его руки сами собой сдавили горло Ольге, начали душить, тем самым, заставляя ее тело биться в столь желаемых им конвульсиях.

Когда все закончилось, он увидел перед собой лицо Ольги с торжествующей улыбкой победительницы. Эта улыбка в сочетании со злостью на самого себя за то, что он не смог себя контролировать, подчинился инстинктам и продемонстрировал Ольге свою слабость, привели его в дикую ярость. Не помня себя, он сбросил ее с кровати и начал зверски избивать. Потом насиловал, когда она была уже без сознания. Потом бил снова. И оставил ее в покое только тогда, когда окончательно выдохся.

Больше он не пытался сопротивляться. Как бы выключив свое критическое мышление Александр, безоглядно начал реализовывать свои ужасно жестокие сексуальные желания и фантазии. С каждым разом секс с Ольгой становился для него все более волнующим и захватывающим. Он совершенно перестал испытывать чувства жалости и сострадания, увлеченно придумывал все более изощренные способы унижения Ольги.

При этом он с каждым днем все сильнее ненавидел Ольгу. Из-за этой ненависти он не позволял Ольге после секса оставаться  с ним в кровати. Она должна была спать на полу в зависимости от его настроения либо у кровати, либо в прихожей у входной двери. Конечно, во время сна ей не полагалась ни одежда, ни подстилка, не говоря о чем-то большем. Ольга несмела, ослушаться и каждую ночь безропотно проводила нагишом на голом полу. Александр с радостью бы выгонял ее вовсе, но не мог этого делать, так как утром она непременно ему была нужна для его сексуальных утех.

После того случая, когда он выставил на улицу Ольгу голой, где она реально могла погибнуть от холода, опустись температура воздуха ниже на два - три градуса Александр больше ни разу не позволял себе рисковать жизнью Ольги. Видимо где-то в его подсознании прочно сидело представление о том, что он не сможет обходиться без нее. К тому же он отчетливо сознавал, что находится в полной зависимости от Ольги.

Из-за постоянного присутствия на ее теле следов побоев она не могла больше исполнять обязанности фотомодели, и Евгений вынужден был разорвать с Ольгой контракт. После этого она проводила все время в  пентхаусе, в ожидании Александра никуда не выходя, а все необходимое заказывала по телефону с доставкой на дом. При этом Александра почему-то больше не интересовало, на какие средства она живет.

Поражаясь своей выносливости Александр, занимался сексом с Ольгой ежедневно утром и вечером, а иногда еще и днем. С начало для этого он каждый день после службы приезжал к ней в  пентхаус и оставался на ночь. Позвать ее к себе он не мог, так как стеснялся своей прислуги, но по мере того, как он превращался в самого настоящего маньяка, лишенного каких либо принципов и совести, настал день, в который он вызвал Ольгу к себе в дом.

В тот день он заехал к себе для того, чтобы переодеться, но потом ему стало лень тащиться к Ольге и он по телефону приказал ей немедленно явиться к нему. К этому времени ему было уже наплевать, что подумает его прислуга, когда увидит избитую Ольгу, а потом и то, что он обычно с ней вытворял. Будут его осуждать или нет. Зато его порадовала мысль о том, как ей будет неудобно появиться на людях, ехать в такси с таксистом, а потом предстать перед его прислугой в том виде в каком она пребывала сейчас. Ему тут же пришла в голову мысль о том, что для более сильного унижения Ольги он непременно сегодня же отправит ее как обычно голой спать на полу у входной двери только теперь в его коттедже, где она неминуемо попадет на глаза прислуге.

Однако его ждало разочарование. Ольга появилась у него одетой в брюки и свитер с высоким горлом. На голове был повязан платок. Пол лица надежно закрывали огромного размера темные солнцезащитные очки, а само лицо было покрыто таким толстым слоем косметики, что разглядеть следы побоев было невозможно. Кроме этого даже если бы по дороге ей встретились бы знакомые, то в таком загримированном виде вряд ли они ее могли узнать.

Александр тут же пришел в ярость, как только понял, что его идея о выставлении  Ольги со следами побоев на всеобщее обозрение провалилась. Он в гневе стащил с нее всю одежду и порвал ее так, что она пришла в полную негодность, а затем собственноручно смыл с нее всю косметику при этом, конечно же, нарочно сильно, поцарапав ее лицо.

С этого дня Ольга постоянно проживала у Александра. Его дом для нее превратился в настоящую камеру пыток и унижений, а Александру к явному удовольствию Ольги теперь ничто не мешало удовлетворять свои извращенные сексуальные потребности. К тому же коттедж Александра был гораздо больше и лучше оборудован, чем пентхаус Ольги. Кроме обычных помещений в нем имелись сауна, бассейн, обширный и глубокий подвал. Так что им было, где развернуться. Александр для издевательств над Ольгой и ее избиения стал часто применять всякие приспособления и совсем не стеснялся использовать для ее унижения свою прислугу, конечно, помимо их воли.

Поскольку вещи Ольги были уничтожены, то в отсутствии Александра она ходила по дому в одном из его халатов. Когда же Александр был в доме, она ходила голой, так как он категорически запрещал ей в его присутствии носить одежду.

Через два дня после своего появления в доме Александра, Ольга робко его попросила привезти ей ее вещи. Или хотя бы купить самые необходимые для того, чтобы она могла в них сама съездить за своими вещами, так как она испытывает чувство неловкости перед прислугой все время, находясь в таком виде. На что Александр ей ответил, что он вовсе не собирается прислуживать всяким шлюхам и тем более покупать им новые вещи. Единственное на что она может рассчитывать, так это на покупку ей предметов гигиены, так как он вовсе не собирается иметь дело с неопрятной шлюхой. А если ей надо что-то еще, то она может отправляться через весь город сама решать свои проблемы в том виде, в каком она есть, то есть нагишом. И вообще если она еще посмеет донимать его своими просьбами, то он точно прикажет ей прогуляться нагишом до своего пентхауса.

Больше Ольга не посмела его ни о чем просить, видимо опасаясь, что Александр выполнит свою угрозу и выставит ее голой из своего дома на улицу.  

19. Акт отчаяния  

Его жизнь стала состоять из работы в конторе, которую он просто тупо отбывал, и странного секса с Ольгой. Во время секса Ольга из Александра вытягивала все жизненные соки без остатка. Каждый раз заставляла выкладываться его по полной. Он ненавидел Ольгу, но не мог заставить себя отказаться от нее. При появлении Ольги у него неизменно возникала одна и та же мысль: "Как же меня угораздило связаться с этой вечно влажной и готовой к действиям мерзкой сучкой? Ничего это должно скоро кончиться, со временем она непременно должна мне надоесть". Но время шло, а ничего не происходило, и он продолжал влачить подобное существование, мечтая оборвать эту связь и вернуться к нормальной жизни.

Такое его существование и поведение вскоре привело к тому, что Александр сильно изменился. Он похудел, осунулся, стал раздражительным и даже можно сказать злобным. Часто являлся инициатором всевозможных склок, разборок и скандалов на службе. Если позволяли обстоятельства, он не отказывался от того, чтобы обидеть и публично унизить сослуживца по самому незначительному, а чаще и вовсе нелепому поводу. Перестал нормально общаться с окружающими. В результате сослуживцы, стали его сторониться и старались не обращаться к нему ни по какому поводу.

На службе Александр появлялся регулярно и проводил там полный рабочий день. Делал он это лишь потому, что не хотел днем оставаться с Ольгой, прекрасно осознавая причины такого своего поведения. Однако служебными делами он фактически не занимался. Его можно было либо увидеть сидящим в своем кабинете  и тупо рассматривающим идеально гладкую, ровную и однотонную без рисунков стену напротив, либо слоняющимся по коридорам в поисках жертвы, к которой можно было бы прицепиться и устроить скандал. В редакцию своего журнала он не ходил и наотрез отказывался в ней появляться, даже если его об этом очень настойчиво просили главный редактор или главный фотохудожник. Он вообще никуда кроме конторы не ходил, так как ему больше не хотелось никуда идти. Исключение составлял только ближайший к его дому секс-шоп, где он в огромных количествах покупал всякие приспособления для Ольги.

Андрей, наблюдая за неприятными изменениями, происходящими в Александре, думал, что это следствие утраты Александром Наташи. Он искренне думал, что Александр тоскует по Наташе и не как не может найти ей равноценную замену. Он не знал, что Александр сожалел о Наташе совсем непродолжительное время, и сейчас его занимают совсем другие проблемы.

Не зная как помочь другу, он обязал его посещать их психолога по работе с персоналом. Александр не хотел рассказывать о своей проблеме Андрею и тем более психологу.

Психологом у них числилась совсем еще молоденькая девушка только что окончившая университет и затем спецшколу. Александр понимал, что эта совсем неопытная девочка даже при большом ее желании не в состоянии ему помочь. Поэтому Александр на все ее вопросы отвечал молчанием, а когда срывался, кричал на нее, что она ничего не понимает, у него все в порядке, он прекрасно себя чувствует и не нуждается ни в каких беседах, ни с какими психологами. После бесед с психологом Александр становился только еще хуже и вел себя еще более агрессивно по отношению к окружающим.

Видя, что у психолога с Александром ничего не получается, Андрей освободил его от обязательных посещений психолога и решил попробовать привлечь Александра к какой ни будь целевой работе. То есть повторить фокус с направлением его в экспедицию по обследованию подземного научно-исследовательского центра роботов, когда Александра действительно удалось вытащить из депрессии.

Правда, отправить Александра в новую экспедицию не удалось, и поэтому Андрей записал его в группу наблюдателей за проведением на базе их конторы очередного эксперимента.

Этот эксперимент был необычным, по сути, это был акт отчаяния. Предполагалось изготовить специальный, управляемый компьютером автоматический пулемет, который должен будет в соответствии с заложенной в него компьютерной программой самостоятельно без участия человека найти робота и уничтожить его. Для изготовления автоматического пулемета и его программирования была создана специальная группа из трех человек. В группу вошли добровольцы, возраст каждого из которых значительно превышал шестьдесят лет.

Вероятность того, что после уничтожения робота создатели автоматического пулемета будут немедленно усыплены, оценивалась, как очень высокая. Поэтому в их группу и набирали лиц, у которых возраст приближался к семидесяти годам, так как им уже мало, что было терять. В семьдесят лет их так и так усыпят в обязательном порядке.

Группу изготовителей автоматического пулемета возглавлял Владимир Иванович. Александра вовсе не удивило, что Владимир Иванович вызвался добровольно участвовать в этой авантюре. Его удивило, что такому человеку доверили руководство группой.

Вместе с тем существовала надежда, что роботы не смогут вычислить создателей автоматического пулемета и уничтожат только сам пулемет. Собственно говоря, весь эксперимент задумывался и проводился только ради проверки способности роботов вычислить создателей автоматического пулемета.

Руководство главного управления уже строило грандиозные планы на случай успеха эксперимента. Планировалось построить несколько заводов по производству автоматических пулеметов и начать массовое истребление роботов. Когда же роботов будет уничтожено достаточно большое количество, то предполагалось предложить роботам вступить с людьми в практически равные переговоры. Затем в ходе переговоров с позиции силы заставить роботов предоставить людям хотя бы ограниченную независимость.

Считалось, что группе наблюдателей, в которую был включен Александр, абсолютно ничего не угрожает. Александр понимал, что если бы у Андрея было хоть малейшее сомнение на счет этого, то он ни за что своего друга никогда бы не включил в состав этой группы.

Группа наблюдателей должна была следить с фиксацией на видео за процессом изготовления автоматического пулемета и последующим его применением. А после удостовериться останутся или нет в живых добровольцы.

Группу наблюдателей зачем-то сделали очень многочисленной. В нее входило двадцать человек. Так, что их наблюдательный пункт быстро переполнился прикомандированными сотрудниками главного управления и других наблюдательных пунктов.

После того, как Андрей объявил Александру, что он включается в состав наблюдательной группы, и ознакомил его с планом проведения эксперимента, Александр сразу высказал сомнения по поводу целесообразности осуществления эксперимента:

- Андрей, неужели на верху и правда не понимают, что этот эксперимент является не только глупым, но и очень опасным. В лучшем случае жестянки быстро установят изготовителей пулемета и просто усыпят только их, а в худшем они действительно не смогут установить изготовителей пулемета и тогда в отместку усыпят кучу народа, оказавшегося поблизости. При этом еще не известно, как велико будет то расстояние от уничтоженного робота, которое жестянки включат в это самое поблизости. В любом случае, даже если жестянки не смогут установить конкретных виновных в уничтожении робота, они убьют так много людей, что сделают дальнейшее применение против них автоматических пулеметов неприемлемым для нас.

- Саш, твои опасения, конечно, имеют под собой некоторые основания. Но ты же сам знаешь, что за все время существования жестянок они ни разу не осуществляли усыпление людей просто так без каких либо причин. Почему они сейчас изменят свое поведение?

- Это руководство тебе сказало так говорить? Зачем себя обманывать? Это просто многим очень хочется, чтобы жестянки вели себя именно так, а не иначе. Вот и принимают желаемое за действительное. Ты же сам знаешь, что на самом деле жестянки, если посчитают нужным, спокойно усыпят несколько сотен человек. И вообще, откуда взялась такая уверенность, что жестянки беспричинно не усыпляют? У нас же есть совсем свежий пример - усыпление Наташи.

- Послушай, конечно, ты говоришь все правильно, но руководством решение уже принято и мы ничего уже не изменим. Кроме этого в случае с Наташей нам ведь доподлинно не известно была у них причина ее усыплять или нет. Возможно причина все же была, но мы не смогли ее установить.

- Мы зачем-то жестянкам нужны. Они уже давно говорят нам, что завершили исследования в Солнечной системе всех планет земной группы, кроме Земли. Земля отличается от других планет главным образом наличием разумной жизни. Выходит, что они таскаются через всю Солнечную систему исключительно ради нас. Поэтому вряд ли жестянки усыпят очень много людей. Но я бы все же поостерегся. Андрей, на время эксперимента выведи за пределы конторы всех не задействованных в нем людей и сам уходи.

- Я не думаю, что радиус мести жестянок дотянется до конторы, а потом трусом я никогда не был. Что ж ты думаешь, я смогу, где-нибудь отсиживаться, зная, что ты тут рискуешь своей жизнью?

- Да причем здесь трусость? Разве я об этом? Просто я против ничем неоправданных жертв, так сказать жертв за компанию. Тут и так в ходе организации эксперимента много чего сделали не так, как надо бы было сделать. Ну, сам посмотри. Зачем было устраивать такой рискованный эксперимент почти в центре города? Только потому, что мы находимся совсем рядом с главным управлением? До нас добраться легче. Так что ли? А то, что мы находимся в густо населенном районе всем наплевать. Зачем нам двадцать человек в группе наблюдателей? Ведь двух - трех человек вполне хватило бы. Я вот совсем не уверен, что жестянки наблюдателей не тронут. В наблюдатели тоже следовало бы набирать из добровольцев. Ты не подумай, что это я тебе говорю потому, что испугался или хочу упрекнуть тебя. Я бы в наблюдатели и добровольно бы пошел. Знаешь, последнее время живу и сам не понимаю зачем. Да и вообще еще трех добровольцев мы бы нашли без проблем. Вон Владимир Иванович извелся уже весь от ожидания усыпления. Куда угодно добровольцем пойдет. Лишь бы уж хоть как-нибудь все для него побыстрее завершилось. Спокойно жить постоянно с мыслью, что жизнь истекла и это все конец не каждый сможет. И таких Владимиров Ивановичей у нас много. Андрюш, поэтому я и предлагаю тебе хотя бы сделать то, что в твоих силах - вывести отсюда весь личный состав куда-нибудь подальше, к чертовой матери.

- Саш, может ты и прав и риск действительно велик, но я не побегу и другим бежать не позволю, - заупрямился Андрей.

- Это неразумно. Тогда нам остается надеяться на то, что жестянки быстро вычислят изготовителей этих чертовых пулеметов и усыпят только их, а террором заниматься не станут. Да, Андрей, у меня к тебе есть одна личная просьба. Если все будет развиваться по плохому сценарию, но ты все же уцелеешь, присмотри за моим отцом. Делать ничего не придется. За ним ухаживает прислуга. Я сам к нему заглядываю не чаще одного раза в месяц. Он ни с кем не разговаривает. После меня долго не протянет. Присмотреть надо будет даже не столько за ним, сколько за прислугой.

- Об этом мог бы и не просить. Такую малость я и сам бы догадался сделать. И вообще не к чему все это. Я думаю, что после эксперимента ты и дальше сам за всеми приглядывать будешь.

На следующий день Владимир Иванович загнал во двор конторы грузовик с кузовом крытым тентом. Затем были доставлены два крупнокалиберных пулемета, технологический лазер, дизельный электрический генератор и мощный портативный компьютер с кучей оптических датчиков. На компьютере уже были установлены программы распознавания образов и вычисления координат поражаемого объекта.

Группа Владимира Ивановича быстро установила в кузове автомобиля дизельный электрический генератор. Затем по середине кузова автомобиля закрепила станину технологического лазера, на которую вместо лазера установила спаренные пулеметы. По правому борту как можно незаметнее повесили несколько оптических датчиков. Все оборудование объединили в единую сеть и запитали от дизельного электрического генератора.

Наводить пулеметы решили при помощи приводов, установленных в станине технологического лазера и служивших раньше для наведения на обрабатываемые детали и перемещения лазера. В целях обеспечения скрытности, наведение пулеметов должно было осуществляться  под тентом, а ведение огня прямо через тент. В компьютер загрузили тестовый образ - изображение человека выходящего из двери здания роботов.

Затем изготовили мишень. Для чего на фанерный щит наклеили большую фотографию двери здания роботов с изображением выходящего из него человека. Установив щит напротив грузовика, в холостую  отрегулировали работу автоматического пулемета.

На сборку автоматического пулемета и его отладку ушло три дня. На следующий день после завершения сборки автоматический пулемет вывезли за город на испытания. На которых он успешно разнес в щепки фанерную мишень.

После замены пробитого пулями тента Владимир Иванович подогнал грузовик с пулеметом к зданию роботов и припарковал его напротив входной двери. Так, что робота предполагалось расстрелять с расстояния примерно двенадцать метров, что для такой серьезной установки было все равно, что в упор. Таким образом промахнуться они не могли. Для того чтобы максимально сбить роботов со следа расстрел был назначен на следующий день, а группа Владимира Ивановича немедленно уехала на окраину города в дальний наблюдательный пункт, где все три ее члена должны были пробыть до завершения эксперимента под присмотром четырех человек из группы наблюдателей.

Все время пока шла работа над созданием автоматического пулемета многочисленная группа наблюдателей скрупулезно фиксировала все происходящее на видео и в журналах. Эта глупая суета могла вызвать у Александра только смех, если бы он не знал, что все закончится преждевременной смертью многих людей. Поэтому он не только не смеялся, а постоянно пребывал в очень плохом настроении и злился, что не в состоянии помешать осуществлению этой глупой аферы. Свое плохое настроение и злость он выплескивал на Ольгу. Так, что в те дни ей досталось от него очень сильно.

В назначенный день расстрела робота ровно в одиннадцать часов на дизельном электрическом генераторе сработал таймер. В результате все услышали, как запустился и вошел в устойчивую работу генератор. Питаемые генератором ожили все системы автоматического пулемета. С этого момента пути назад уже не было. Теперь пулемет в автоматическом режиме без участия человека неминуемо расстреляет первого же робота, который выйдет из своего здания.

Все в нетерпении ждали момента, когда откроется входная дверь здания роботов, но роботы, словно зная о приготовленном им сюрпризе, никак не хотели выходить на улицу. Дверь начала открываться лишь в одиннадцать часов сорок две минуты, когда у большинства наблюдателей от долгого ожидания прошло возбуждение. Поэтому на происходящее они смотрели уже спокойно и без интереса, как на давно знакомый рекламный блок в телевизоре.

На пороге показался робот в виде мужчины. Внешне он вовсе не походил на злобного и всесильного супермена. На вид ему было уже далеко за пятьдесят. Появившийся в дверях мужчина был намного ниже среднего роста с большой круглой и абсолютно лысой головой. На лице присутствовала многодневная щетина. Его фигура была явно не атлетического телосложения. Из чрезмерно располневшего сгорбленного тела торчали непропорционально тонкие короткие руки и ноги. Одет он был в изрядно поношенный и мятый черный в синею полоску костюм, явно не свежую светлого цвета рубашку с мятым выцветшим, некогда имевшим насыщенный красный цвет, галстуком, на ногах стоптанные ботинки. Встретив такого на улице, вряд ли кому могло прийти в голову, что перед ним робот, а не опустившийся пьющий человек.

Александр испытал даже разочарование оттого, что будет расстреляна столь не совершенная и совсем не привлекательная модель робота.

Между тем робот уже вышел из дверного проема и оказался перед закрывающейся за ним дверью. В этот момент голова и руки робота покраснели. Он каким-то образом почувствовал угрозу, исходящую от припаркованного прямо перед ним грузовика и попытался сделать предупреждение о том, что он является роботом. Это его предупреждение в данных обстоятельствах было для людей излишним, а для автоматического пулемета вообще лишено всякого смысла. Компьютер опознал цель и выдал необходимые команды для осуществления прицеливания и открытия огня. Раздался грохот спаренных пулеметов, и в течение двух секунд тело робота было перерезано пополам пулеметной очередью. Затем пулемет был перенацелен на упавшие две половинки робота и в течение пятнадцати секунд разносил их в клочья.

После того, как пулемет смолк, минуты три ничего не происходило. Затем на улицу вышли два робота и принялись собирать останки только что уничтоженного их товарища.

Вопреки ожиданиям Александра роботы не стали уничтожать грузовик с пулеметом и более того совсем не опасались повторного нападения. Они вели себя, так как будто им уже было известно, что пулемет настроен на однократное применение.

Через двадцать минут пришло сообщение о том, что усыпили Владимира Ивановича. Стало ясно, что изготовителям автоматического пулемета скрыться от мести роботов не удалось. Потом с интервалом в пять минут пришли сообщения об усыплении остальных членов группы Владимира Ивановича.

Александр уже с облегчением подумал о том, что роботы только этим и ограничатся и больше потерь не будет. Но прошел час, и стало известно об усыплении первого человека, состоявшего в группе наблюдателей.  Еще через сорок минут - второго. Стало ясно, что роботы истребят всех непосредственно так или иначе причастных к изготовлению автоматического пулемета и малой кровью дело не кончится.

- Ты сам видишь, как дело повернулось. Слава Богу, что не совсем так, как предполагал я. Массового террора, по всей видимости, все же не будет, но серьезных потерь все равно не избежать, - сказал Александр Андрею.

- Господи что же я натворил. Ну, зачем я вписал тебя в эту чертову группу? - перебил Александра Андрей.

- Не стоит себя винить. Ведь в то, что наблюдатели пострадают, еще час тому назад почти никто не верил. Ты тоже этого знать не мог. С другой стороны я тебе уже говорил, что сейчас моя жизнь меня очень мало волнует. Поэтому так будет лучше и справедливее, чем вместо меня ты записал бы в группу кого-то, кто действительно своей жизнью дорожит. Не забудь только исполнить свое обещание относительно моего отца. И еще одно. Я не хочу сидеть здесь, и ждать когда эти сволочи меня убьют. Я поеду домой. Возможно, я еще успею доехать до того, как все случится. Да и кое, какие распоряжения прислуге надо бы отдать.

- Если я сам этот эксперимент переживу, то об отце можешь не беспокоиться. В остальном поступай, как знаешь. Я все равно ничего для тебя сделать не могу и изменить ничего тоже не могу. Главную глупость я совершил еще пять дней тому назад, - не глядя в глаза Александру, глухо ответил Андрей. По всему было видно, что Андрей все же во всем обвиняет себя.

- Тогда прощай, - проговорил Александр, и они крепко обнялись.

- Саша, ну как же я так мог ошибиться, - только и смог пробормотать Андрей в след уходящему Александру.

Когда он подъехал к своему дому, то направился во флигель для прислуги. Собрав весь свой обслуживающий персонал, Александр объявил, что с большой вероятностью он сегодня возможно будет усыплен роботами. Поэтому на случай совершения этого неприятного события он еще вчера дал банку распоряжения о выплате каждому из них по солидному выходному пособию. После получения выходного пособия все желающие могут остаться и продолжать следить за хозяйством. Всем оставшимся банк будет продолжать выплачивать заработную плату до тех пор, пока его отец не отдаст иные распоряжения. Скорее всего, его отец никаких распоряжений так и не сделает и поэтому он просит остаться хотя бы одного из них, чтобы дом не стоял без присмотра. Кроме этого он попросил помочь Ольге вернуться к себе домой.

Ольге Александр не стал ничего говорить о предстоящем своем умерщвлении. Когда он увидел голую и полностью готовую к действиям Ольгу, то вдруг понял, что ему глубоко наплевать на всех роботов, вместе взятых и на то, что они собираются с ним сделать. В этот момент ему захотелось заняться с Ольгой их странным сексом и, позабыв про все на свете и думая, что у него это происходит в последний раз, Александр дал полную волю своим извращенным фантазиям и желаниям, он не отказывал себе ни в чем. В результате Ольга получила очень сильное удовольствие, а Александр в изнеможении заснул, так и не дождавшись усыпления.

Проснувшись утром, Александр, к своему удивлению, обнаружил, что он все еще жив. Нельзя сказать, что он этому обстоятельству обрадовался, но и не огорчился. Он просто по уже сформировавшейся у него привычке стал, как обычно, ублажать себя при помощи Ольги. Когда эта процедура завершилась, он позавтракал и, наконец, решился отправиться в контору.  

20. Обследование  

В контору он вошел в районе двенадцати часов. Его появление вызвало маленький переполох. Все на него смотрели, как на приведение или покойника, который почему-то вдруг перед своим захоронением решил прогуляться. Когда он вошел в кабинет Андрея, то тот сначала опешил, а потом радостно выдохнул:

- Слава Богу! Хоть ты живой.

- Как видишь, оказался не нужен даже жестянкам, - улыбнувшись, ответил Александр.

- Слушай, всю группу наблюдателей усыпили уже к шести вечера, а затем из главного управления сообщили, что усыпили всех начальников, разрабатывавших эксперимент и принявших решение о его проведении. Саш, ведь мы сегодня ждали  сводку об усыпленных за прошедшие сутки. Только для того, чтобы окончательно убедиться, что тебя тоже нет в живых.

- Ну, извини, что я вам тут все планы нарушил, - рассмеялся Александр.

- Это же чудо! Да, ты, наверное, у нас особенный, уникальный! Даже жестянки не посмели тронуть! - продолжал радоваться Андрей, буквально подпрыгивая на кресле.

Однако Александр вскоре убедился, что искренне радовались его избавлению от мести роботов только Андрей и еще несколько сотрудников. Большинство же сослуживцев смотрели на него с подозрением. Они продолжили его сторониться, и он ходил по конторе почти, как в вакууме, но на этот раз он чувствовал, что главной причиной такого к нему отношения является вовсе не его испортившийся характер. Ему не доверяли и даже завидовали и боялись. При его появлении очень часто сотрудники прерывали свой разговор, что было явным признаком того, что обсуждают именно его. Александр точно знал, что это ему не кажется, и он не преувеличивает интерес к своей персоне, так как при приближении или удалении от очередной группы сослуживцев ему систематически удавалось услышать следующие обрывки фраз:

"... всех усыпили, а этот ходит, как ни в чем не бывало ...";

"... при таком богатстве таскается сюда ...";

" ... интересно, что же он такое для жестянок сделал, что его не трогают ...";

"... со странностями он. Бабу у себя силой держит. Каждый день насилует и избивает ...";

" ... папашка то у него не в порядке, а его все равно не усыпляют ...";

" ... получается, нас всех усыпят, а этот жить дальше будет ...";

" ... может он и правда робот ...".

Александр сам чувствовал, что все происходящее с ним в последнее время является каким-то неправильным. Он сам тщательно сравнил себя с остальными членами группы наблюдателей и не смог обнаружить в себе даже минимальных существенных отличий от них. Назначены все были в группу примерно в одно и тоже время и по одинаковой схеме. В ходе наблюдения работы выполняли тоже примерно одинаковые. В то, что роботы не смогли его отследить или могли про него забыть, он совсем не верил. Поэтому сколько он не размышлял над последними событиями своей жизни у Александра в конечном итоге все время выходило, что в живых его оставили не случайно и роботам он зачем-то нужен. Вот только понять, зачем именно он им так сильно понадобился, у него никак не получалось.

Через три дня его вызвали в медицинский центр главного управления. Руководство тоже заинтересовало, почему Александр до сих пор жив. Ради обследования его персоны специально был оборудован целый зал, и создали специальную комиссию, в которую вошли врачи практически всех специальностей, биологи, генетики, биофизики, робототехники и психологи.

Как только он вошел в зал, где его ожидали члены комиссии и куча диагностического и лабораторного оборудования его тут же раздели до гола и самым тщательным образом обследовали всю его одежду и найденные при нем вещи. Затем под наблюдением членов комиссии взяли у него все возможные анализы. Анализы брались под наблюдением видимо для того, чтобы исключить возможность их подмены. Все взятые анализы немедленно начали исследовать прямо в зале.

Затем тело Александра подверглось внешнему осмотру буквально под микроскопом. Все это время он чувствовал на себе как относительно нейтральные профессиональные взгляды врачей, так и любопытные взгляды специалистов не являющихся врачами, в основном женщин. Некоторые, даже не пытаясь это скрыть, откровенно его рассматривали, как сексуальный объект, что его смущало и вызывало в нем чувство стыда.

Александр стерпел, когда его абсолютно голого заставили в окружении мужчин, а главное большого количества женщин, из которых к тому же не все даже врачами являлись, сдавать анализы, некоторые из которых по чисто этическим соображениям он предпочел бы сдавать в одиночестве.  Но как только они перешли к обследованию буквально всех без исключения отверстий его тела да еще с весьма болезненным проникновением при помощи зондов через эти отверстия во все  доступные внутренние полости его организма, он не выдержал.

- Вы, что совсем сума все по сходили?! Кто вам дал право обращаться со мной подобным образом?! Все с меня хватит! Этот цирк мне надоел! Немедленно верните мне мою одежду! - закричал Александр.

В ответ на его возмущения председатель комиссии тихо и совсем без эмоций сообщил, шокировавшую Александра, информацию:

- Александр Михайлович, не надо нервничать. В отношении вас у комиссии имеются ни чем не ограниченные полномочия. Это значит, что мы имеем право, делать с вами с вашего согласия или без вашего согласия все, что посчитаем нужным. Поэтому если мы решим содрать сейчас с вас прямо с живого кожу - мы это сделаем, а захотим убить - убьем. Но вам не стоит беспокоиться. Всего этого с вами никто делать не собирается. Уверяю вас, среди нас маньяков нет. Прошу вас проявите благоразумие и еще немного потерпите. Дайте нам закончить нашу работу. Не заставляйте нас прибегать к насилию. Тем более что все самые болезненные и неприятные процедуры уже подходят к концу.

В сложившихся обстоятельствах Александру ничего не оставалось кроме, как смириться со своей участью. Его сопротивление привело бы лишь к тому, что его просто приковали бы к кушетке наручниками и продолжили бы намеченные процедуры. Кроме этого, как ему было нестранно самому, в этот момент он подумал об Ольге: "Непонятно, что так сильно ее может возбуждать в издевательствах и унижениях? Меня же проделываемое со мной этими идиотами совсем не возбуждает. Но некоторые из их процедур обязательно надо будет проделать с Ольгой. Да, обязательно для нее "медицинский" кабинет оборудую, где-нибудь в подвале".

Председатель комиссии не обманул. В него действительно вскоре прекратили запихивать всякие трубки, провода, манипуляторы и видеокамеры. Теперь его всячески просвечивали, обклеивали электродами для фиксации его биопотенциалов, а затем и вовсе заставили выполнять различные тесты.

Все происходящее в зале непрерывно записывалось сразу несколькими видеокамерами из разных точек, так, что что-либо утаить или скрыть было практически невозможно. При этом члены комиссии друг с другом не разговаривали. Они рассматривали полученные результаты, а потом с серьезными лицами в задумчивости произносили что-то типа такого: "Гм", "Угу", "Э?", "ммм". Членораздельная речь раздавалась только в том случае, если Александру что-либо требовалось ответить устно или ему отдавали команды: "Заполните анкету теста на компьютере!", "Заполните анкету теста на бумаге!", "Встаньте!", "Сядьте!", "Лягте!", "Откройте!", "Раздвиньте!", "Прочитайте!" и тому подобное.

Александр больше не сопротивлялся и не возмущался. Чтобы этот кошмар побыстрее для него закончился, он старательно и без задержек выполнял все отдаваемые ему команды.

В конце обследования ему в вену вкололи какую-то дрянь. Сразу после укола лица членов комиссии, сгрудившихся вокруг него, стали расплываться и поплыли, а потом в глазах и вовсе стало темно. Он ощущал, что с ним разговаривают, задают ему вопросы, и он в ответ что-то говорит. Как он не старался сосредоточиться и осознать содержание вопросов и своих ответов, сделать это ему никак не удавалось. Затем он устал и перестал бороться, а потом провалился в какую-то черную пустоту.

Когда он очнулся, то увидел Алевтину, сидящую на стуле, перед кушеткой, на которой он лежал. Алевтина тоже была членом комиссии. Больше в комнате никого не было. Все приборы и оборудование были отключены.

Заметив, что Александр открыл глаза, Алевтина сочувствующе улыбнулась ему и негромко сказала:

- Ты меня нормально, резко видишь?

- Да, - тихо буквально промычал Александр, чувствуя, что еще он не в полной мере владеет собой.

- Вот и хорошо.

Александр сделал слабую попытку подняться, но Алевтина жестом остановила его:

- Саш, тебе надо минут десять - пятнадцать полежать. Ты сам почувствуешь, когда нормально сможешь встать.

Минуты через три Александр уже нормальным голосом спросил:

- Что за дрянь мне вкололи?

- "Сыворотку правды", чтобы врать не мог. От нее все тяжело отходят.

- Мы одни? Где все?

- Ты про комиссию? Так, как только ты потерял способность отвечать на вопросы, эти скоты просто бросили тебя и побежали составлять свои отчеты.

- А ты чего не побежала?

- А кто ж тогда о тебе позаботился бы?

- Много я тут наговорил?

- Да уж немало. Прослушав твои рассказы, они, похоже, и сами пожалели, что к тебе влезли. Ты их в конец запутал. Особенно историей своих, мягко выражаясь, нестандартных отношений с некой Ольгой, - ухмыльнулась Алевтина.

- Я смотрю, ты не очень-то одобряешь своих коллег по комиссии.

- Конечно, они же вели себя, как дикари. Представляешь, всерьез проверяли робот ты или нет. Сомневающиеся есть и сейчас. Где только столько идиотов набрали? Нет, я ничего не хочу сказать, в сложившихся обстоятельствах, обследовать тебя, конечно, было нужно. Но обследовать просто, как человека, а не предполагаемого робота и сделать это не в такой унизительной форме, а цивилизованно. Ты ни чем такого скотского к тебе отношения не заслужил.

- Интересно, а чем же я их смог запутать?

- Понимаешь, анализы у тебя были явно человеческие, осмотр тела, как его внешней поверхности, так и внутренних его полостей тоже ничего не дал, а вот тесты на физическую силу и выносливость показали фантастически большие цифры. Тут сторонники того, что ты являешься роботом, сильно обрадовались. Мол, все попался - людей с такими физическими характеристиками не бывает. Хотя сразу было понятно, что вывод их не верен, так как любой робот без труда скрыл бы свою физическую силу, просто выполнив тесты в полсилы. Ну, вот вкалывают они тебе "сыворотку правды" и ждут, что ты признаешься, а вместо признания слышат историю о сексуальных подвигах в извращенной форме с какой-то Ольгой. Жаль, что ты не видел, как вытянулись их рожи. Кто ж поверит в робота, который сначала был импотентом, а потом стал извращенцем и только тем и занимается, что каждый день трахает какую-то полоумную бабу. Кроме этого из рассказов следовало, что этот робот еще является и психически больным маньяком. С другой стороны, если ты человек, то почему тебя не усыпили еще, когда ты был импотентом или потом, когда ты психически сдвинулся? В общем, все факты друг другу противоречили, и ничего не срасталось.

- Ты знаешь, а я ведь и сам никак не могу понять, что со мной происходит. Поэтому этим уродам, конечно, не позавидуешь, - мстительно улыбнувшись, вставил Александр.

- Тогда они решили, что ты все же им врешь. Бросились по имеющимся результатам твоего обследования оценивать твою мужскую силу, посчитав, что ни один нормальный мужик на протяжении столь длительного времени и так часто заниматься сексом просто физически не сможет. Но и тут их ждало разочарование, выяснилось, что, как мужчина ты должен быть просто не бывало силен. Да, ты извини меня, но я не смогла удержаться и пока ты тут "балдел" испытала тебя. В общем, когда все ушли, я занялась с тобой сексом. Даже, несмотря на то, какие у тебя здесь совсем недавно брали специфические анализы, ты, как мужчина все равно оказался на высоте, - немного смутилась в конце своего рассказа Алевтина.

Александр прислушался к своим ощущениям, а потом, заметив и характерные следы, беззлобно подумал: "Вот чертова баба опять меня без моего ведома поимела". Но на этот раз ему было безразлично, что с ним развлекалась Алевтина, и было безразлично, что с ним вообще подобным образом вступали в сексуальный контакт.

- Так, что же комиссия к единому мнению так и не пришла и теперь меня и дальше донимать будут? - никак внешне не отреагировав на признание Алевтины, спросил Александр.

- Да единого отчета не будет. Каждая служба будет писать свой отчет. Я даже предложила для внесения окончательной ясности произвести твое вскрытие. Но они испугались. Среди них нет ни одного настоящего мужчины. Вот ты бы в подобной ситуации легко бы пошел на риск и каждому из них живот вспорол бы. Ведь тебе было бы наплевать, что ты мог ошибиться и нарваться на робота. Саш, а может из-за этих твоих качеств, тебя роботы и не трогают? Насчет того же будут они тебя доставать или нет? Я думаю, что будут, но, в конце концов, отстанут. В любом случае на причинение тебе серьезного вреда они не решаться. Уж больно сильно все напуганы итогами последнего эксперимента.

Александр, немного помявшись и глядя в глаза Алевтине, спросил:

- Я давно хотел у тебя спросить, там под землей давал ли я тебе повод к совершению сексуального контакта между нами? Понимаешь, для меня это важно знать. ... Я подозреваю, что тогда у меня еще никакой тяги к извращенному сексу не было. ... Кроме тебя на этот вопрос мне никто ответить не сможет. Только прошу, скажи правду, а если этот вопрос тебе неприятен, то лучше промолчи или пошли меня куда подальше.

- Какие ты поводы мог дать? Саш, ты в пять минут набрался и буквально свалился под стол. Я знаю, что надомной подшучивают, но я не идиотка и прекрасно осознаю, что, к сожалению, заполучить такого мужчину как ты я могу только в том случае, если он будет в бессознательном состоянии. Вот я и отважилась тогда воспользоваться ситуацией точно так же как сегодня, - опустив глаза и покраснев, ответила Алевтина.

Помолчав немного, она уже бодрым голосом сказала Александру:

- Ну, я вижу, ты уже совсем пришел в себя после укола. Давай вставай, одевайся, и беги отсюда, пока комиссия не надумала вернуться. Я тебе все рассказала и мне здесь делать больше нечего так, что я пойду.

Когда она подошла уже к двери, Александр крикнул ей в след:

- Спасибо!

Алевтина обернулась и удивленно спросила:

- За что же мне спасибо? Ты разве не злишься на меня за то, что я опять воспользовалась твоим беспомощным положением?

- Конечно, нет. Когда это случилось первый раз, под землей, я действительно очень злился. Теперь секс с кем угодно, тем более не по моей воле и в бессознательном состоянии уже не в состоянии меня разозлить. Ты же знаешь об Оле, и сама могла бы догадаться, что я изменился, и подобные отношения больше не могут меня шокировать. Я не знаю, как и почему это со мной произошло, но очень многие еще совсем недавно немыслимые вещи для меня вдруг стали вполне допустимыми. А спасибо тебе за то, что ты одна из немногих, кто ко мне еще относится просто по человечески и даже то, что ты не удержалась и воспользовалась ситуацией - это тоже по-человечески.

- Ты действительно изменился. Ты ни на мужчину, ни просто на человека стал не похож. Так, что и для тебя и для меня было бы лучше, если бы ты меня сейчас избил или хотя бы обругал, - сказала Алевтина, закрывая за собой дверь.

Последние слова Алевтины пробудили в Александре неприятные чувства. Он ощутил, что сейчас пропустил что-то очень важное, но не мог понять что. Посидев немного на кушетке тупо глядя без всяких мыслей на сложенную кучкой свою одежду Александр, наконец, встал и машинально, не торопясь, начал одеваться. Когда очередь дошла до кобуры с пистолетом у него появилась мысль посчитаться с некоторыми особенно сильно унижавшими его членами комиссии.

Реализовать эту мысль не представляло труда. Риска почти никакого не было. Он прямо сейчас мог отправиться по кабинетам своих обидчиков, где они в одиночестве сидят и пишут свои отчеты. Внезапно заходя в их кабинеты с пистолетом наготове, он бы полностью лишил их шанса успеть достать свое оружие. Всего один выстрел и нет скотины. К тому же он действительно совсем не боялся нарваться на хорошо замаскировавшегося робота.

Но, когда Александр вышел в коридор, ему вдруг расхотелось мстить. Ему стало лень сейчас заниматься этим. Он осознал, что по большому счету все эти трусливые придурки ему безразличны. Безразличны и все те унижения, через которые его заставили пройти и вообще все происходящее вокруг. Он с удивлением обнаружил, что его интересует только Оля и то, что он с ней сегодня сделает. К тому же если он перестреляет такое большое количество народа, то наверняка ему назначат новое обследование, а комиссию наберут из совсем молодых специалистов, которые не догадаются отказаться и по неопытности могут действительно совершить по отношению к нему что-то непоправимое. Таким образом, своим мщением он, в том числе мог сильно навредить и себе. И Александр, махнув на все рукой, отправился оборудовать в подвале своего коттеджа "медицинский" кабинет для Ольги.

В последующие дни он продолжил свои странные отношения с Ольгой, которые все больше его захватывали, волновали и были ему нужны. Александр совсем перестал обращать внимание на мнение окружающих. Он не выставлял на показ свои нестандартные отношения с Ольгой, но и ничего специально не делал для того, чтобы их скрыть от окружающих. При этом он продолжал ходить на службу с той лишь разницей, что его теперь часто вызывали в главное управление к различным начальникам. Им было интересно лично пообщаться со столь необычным толи человеком, толи роботом, толи вообще неизвестно кем. Александр по началу думал уйти со службы, но не сделал этого,  так как в главное управление его доставляли бы все равно, даже если бы это пришлось бы делать силой, а потом он просто не знал, куда себя деть на время перерыва между своими утренними и вечерними занятиями с Ольгой. Пойти в редакцию своего журнала он не мог, так как у него стали вызывать раздражение даже подобие нормальных сексуальных отношений между мужчиной и женщиной, которыми все было буквально пропитано в его журнале.

Примерно недели через три все урегулировалось само собой. Сослуживцам надоело его обсуждать и у них появились другие темы для сплетней. Постепенно с ним пообщались почти все начальники и успокоились, удовлетворив свое любопытство и, конечно, ничего не поняв и не составив какое-либо определенное мнение о нем. Андрей, напуганный результатами своей последней попытки помочь Александру, новых не предпринимал. Александру больше никто не мешал просиживать весь рабочий день у себя в кабинете разглядывая, пустую стену напротив его стола и, как одержимому, придумывать для Ольги новые все более изощренные сексуальные издевательства и унижения. Затем идти к себе домой, и реализовывать их, получая при этом никогда ранее не достигаемое им по силе удовольствие и наслаждение.  

21. Разговор, который объяснил все  

Как-то Александру надоело разглядывать стену напротив своего стола, и он запустил на своем компьютере базу фотографий роботов. Не для выполнения какой-то работы, а просто так, как замену стене. Он выводил на экран монитора своего компьютера фотографию робота. Почему-то им были выбраны фотографии их лиц, сделанные крупным планом и он никогда не смотрел фотографии роботов в полный рост, которые тоже были в базе. Вообще, как правило, в базе хранилось несколько фотографий каждого робота снятых из различных точек. Иногда он начинал просматривать фотографии очень быстро, меняя их в течение нескольких секунд, а иногда, выведенная им фотография не менялась и больше часа.

Александр смотрел на эти фотографии и думал: "Как же их много и все такие разные. Мужчины и женщины всех возрастов кроме детей. Красивые и совсем некрасивые, светленькие и темненькие, с большими глазами и маленькими, с пухлыми губами и тонкими, скуластые и нет, с большими и маленькими носами, с серыми, карими, голубыми, зелеными и вообще не поймешь какого цвета глазами, пухлые и худые, с узкими и широкими лбами, круглыми и вытянутыми лицами, абсолютно лысые и с пышными шикарными волосами. Большими и маленькими родинками и бородавками в самых разных частях лица. .... Интересно они сами придумывают свой внешний облик или копируют с людей живущих сейчас, а может быть живших сто - двести лет тому назад. На создание базы фотографий роботов затрачено колоссальное количество труда. Но, по сути, это нам ничего не дало. Мы до сих пор не знаем, существуют или нет роботы двойники, сколько времени "живет" робот и делается ли копия взамен пришедшего в негодность. Несомненно, роботы затрачивают значительные усилия на поддержание своего разнообразия по внешнему виду. Зачем им это надо? Нет, конечно, понятно, что они хотят затеряться среди людей, но зачем им надо настолько хорошо маскироваться под людей? Странно все это".

Так пять дней он лениво рассматривал фотографии роботов, пока не загрузил фотографию две тысячи двести семьдесят второго робота. От неожиданности Александр даже подпрыгнул в своем кресле, когда на мониторе высветилось лицо этого робота потому, что это лицо было лицом Ольги. Минуты три он тупо смотрел на фотографию, буквально не веря своим глазам. Потом лихорадочно пересмотрел все имеющиеся в базе фотографии этого робота. Их было довольно много. Робот был сфотографирован со всех сторон. Имелись фотографии, как в полный рост, так и отдельных частей его тела, сделанных крупным планом. Робот даже был одет точно в такую же одежду, как у Ольги. У него не осталось сомнений - на всех фотографиях была запечатлена именно Ольга.

Александр посмотрел, кем и когда был внесен в базу робот, как две капли воды похожий на Ольгу. Оказалось, что робот был зафиксирован всего один раз чуть больше года тому назад наблюдательным пунктом одна тысяча сто двадцать девять. Александр неоднократно бывал в этом наблюдательном пункте и хорошо его знал. Он располагался примерно в пяти километрах на юго-восток от них и был практически точной копией их наблюдательного пункта. Причем контролируемое им здание роботов тоже было копией их здания роботов, во всяком случае, если судить чисто по фасаду. Люди, служившие в этом наблюдательном пункте, были достаточно ответственными для того, чтобы им можно было доверять почти как самому себе. Так, что ошибочное занесение Ольги в базу было маловероятно.

"Ольга - робот. Нет, этого просто не может быть. Только за малую часть того, что я с ней позволяю себе делать, меня должны были бы уже сто раз усыпить. Ей несколько раз угрожала реальная опасность быть, как минимум очень сильно поврежденной, но она ни разу ни обозначила себя в качестве робота. Кроме этого, какой робот позволит обращаться с собой так, как я обращаюсь с Ольгой. Ведь по физической силе робот намного превосходит любого человека. И потом они всегда держат себя так важно и надменно по отношению к нам людям. Тогда что же это? А может роботы выпустили модель, являющуюся точной копией Ольги и я первый, кто сумел обнаружить такое копирование. Надо сейчас же позвонить Ольге и прямо спросить ее бывала ли она в той части города и, вообще, является она человеком или нет?" - думал Александр, сидя перед монитором, на котором продолжала демонстрироваться в качестве фотографии робота фотография Ольги.

Немного еще посмотрев на так сильно взволновавшую его фотографию, он взял телефон и набрал номер телефона Ольги. После пятого или шестого гудка он, наконец, услышал в телефонной трубке радостный голос Оли:

- Саш, привет! Это так неожиданно, что ты мне позвонил. В последнее время ты совсем перестал это делать. А я вот лежу, скучаю на твоей большой кровати вся такая голенькая и мокренькая, как ты любишь.

- Да, погоди ты. Мне надо ... - попытался ее остановить Александр.

- Ты сегодня хочешь позаниматься со мной три раза. Да? Это было бы замечательно. Я готова. Мне надо, как-нибудь особо приготовиться? Когда ты приедешь? - не пожелав останавливаться, дальше затараторила Ольга.

Александр подумал, что он поторопился со своим звонком. Этот разговор был явно не для телефона и потом, разговаривая по телефону, он не сможет видеть реакции Ольги на его вопросы, а это было недопустимо.

- Очень скоро, жди. Готовиться не надо, - ответил Александр и отключился.

Он распечатал на принтере несколько фотографий, в основном тех, на которых можно было понять, где был сделан снимок и взял их с собой.

Несмотря на всю абсурдность предположения того, что Ольга является роботом, в нем все же поселились сомнения. Поэтому пока он ехал, решил: после того, как она заявит, что является человеком, все равно обследует ее и обязательно обработает ультразвуком - единственным ему известным воздействием, на которое роботы продемонстрировали отличную от человека реакцию. Подумав еще намного, он понял, что ему придется пойти еще дальше и организовать вскрытие Ольги. Он осознал, что чтобы она не говорила и как бы ни реагировала на ультразвуковое воздействие, он все равно не сможет успокоиться пока, собственными глазами не увидит ее внутренности.

Когда Александр вошел в свою спальню, Ольга действительно голой лежала на его кровати. Увидев, его она тут же приняла очень откровенную позу и подобострастно улыбнулась ему, покорно собираясь получить очередную порцию издевательств и побоев. Было заметно, что она уже готова к этому и вся уже извелась от ожидания.

Александр почувствовал, что возбуждается, и подумал: "может мне эту сучку  сначала трахнуть, а потом поговорить", но он все же справился со своими желаниями и, подойдя, молча положил перед ней фотографии.

Он уже хотел начать задавать свои вопросы, но тут увидел, что Ольга лишь мельком взглянув на фотографии, вся изменилась. Александр даже внутренне про себя ахнул. Перед ним уже лежала не живая женщина, а самая настоящая кукла. Ее кожа стала похожей на пластмассу. Глаза перестали что-либо выражать, и их вполне можно было принять за стекляшки. На лице полностью отсутствовала мимика и хоть какое-нибудь отображение эмоций. Вся поверхность тела стала абсолютно неподвижной. Хотя внешность Ольги никак не изменилась, но органы чувств подсказывали Александру, что перед ним лежит неживой объект, жалкое подобие человека - пластмассовый манекен.

Он так и застыл на месте с округлившимися глазами, вытянувшимся лицом и полуоткрытым ртом.

- Узнал, значит, что я робот. Я думал, что ты догадаешься раньше. Это можно было понять еще на кастинге. Ведь ты сделал обмеры моего тела, но не смог сделать следующий шаг - сообразить, что у вас у людей таких идеальных тел не бывает. Вы люди хоть имеете о себе высокое мнение, но на самом деле весьма ограниченные существа, - механическим голосом, полностью лишенным эмоциональной окраски произнесла Ольга.

По мере того, как она говорила, выражение лица Александра медленно изменялось и вскоре уже выражало чувство его брезгливости и отвращения к лежащему перед ним созданию.

- Значит я ограниченный, вроде, как недоумок, а ты вообще мерзкая жестянка, ты неживой предмет! - зло выкрикнул Александр.

Ольга, заметив его реакцию на свой изменившийся облик, вернулась к своему обычному обличию и нормальным человеческим голосом произнесла:

       - Извини, я не подумал, что тебе мое нормальное обличие будет столь неприятно. Мне до сих пор непонятно зачем вы тратите столько энергии на отображение телом, глазами, в конце концов, даже голосом своего эмоционального состояния? Это же нерационально. Вот я и подумал, что в данных обстоятельствах могу сэкономить свою энергию. Кстати, а почему вы называете нас жестянками? Ведь в ваших телах железа содержится больше чем в наших.

- Что-то я не пойму. По внешнему виду ты робот - женщина, а сейчас говоришь, как робот - мужчина. Ты вообще, какого рода он, она или может быть вообще оно? - проигнорировал вопросы Ольги с издевательской усмешкой Александр.

- Начнем с того, что вы имеете и всегда имели дело с одним единственным существом. Физически я представляю собой искусственный интеллект. Тот самый первый, созданный еще вашими предками, но, конечно, сильно усовершенствованный. Те роботы с различными половыми признаками, которых вы видите, являются просто параллельно существующими моими воплощениями. Воплощения могут быть самыми различными, например, не только в виде человека, но и различных животных, рыб и даже насекомых. Все воплощения обладают единым мозгом, но физически рассредоточенным. Их автономность длится очень не продолжительное время, до тех пор, пока не происходит обмен информацией. Несколько более длительную автономность имеют лишь мои воплощения находящиеся за пределами Земли. Просто из-за их удаленности на обмен информацией им требуется много времени. Поэтому мой внешний вид не определяет мой род и в том числе и половую принадлежность. Я всегда считал себя существом мужского рода и идентифицировал себя, как мужчину.

- Значит ты всего один. Интересно и где же ты физически находишься?

- Я догадался, о чем ты подумал. Раз я один, то меня можно уничтожить и тем самым избавить от меня человечество. Так вот даже если я тебе скажу, где находится мой центральный исходный мозг, и ты каким-то чудом сможешь до него добраться и его уничтожить, это ничего не даст, я легко восстанавливаюсь, если сохранится всего один робот. Мой мозг не только рассредоточен, но и продублирован по принципу: одно воплощение - один дубль мозга. Я даже не потеряю  сколько-нибудь существенный объем своих знаний. Даже если будет уничтожена вся Земля целиком, все равно останутся роботы в космосе, и я сохранюсь. Моя с позволения сказать выживаемость намного превосходит выживаемость всей вашей человеческой популяции вместе взятой. Кроме этого лично тебе я не советую заниматься моим уничтожением, так как тем самым ты обречешь себя на самые настоящие страдания, без меня ты никогда не сможешь удовлетворить свои сексуальные желания и потребности.

Ольга или тот, кто за ней стоял, подозрительно терпеливо давала пояснения Александру. При этом, передавая ему сведения, которых всему человечеству не удалось получить в течение нескольких столетий. Такая откровенность и заботливость о его познаниях сильно смущала Александра.

- Если я правильно тебя понял, то когда я занимался любовью с Ольгой, я фактически занимался сексом сразу со всеми твоими воплощениями - роботами, даже теми из них, что находились в космосе?

- А ты оказывается, более сообразителен, чем я думал. Да мы все переживали одинаковые ощущения. Мы все как бы одновременно находились в теле Ольги.

- Ну, ты и скотина. Мало того, что ты способствовал превращению меня в извращенца, отвратительного садиста, так ты помимо моей воли, тайно заставил меня заниматься групповым сексом и, по сути, с мужчиной, то есть сделал из меня еще и гомосексуалиста.

- Тебе не стоит так уж переживать по поводу особенностей наших сексуальных утех. Групповой секс формально и фактически каждый раз продолжался очень незначительное время, которое необходимо для объединения информации в мозгах всех моих воплощений. До момента объединения ты фактически находился наедине с Ольгой. Справедливости ради надо сказать, что каждое мое воплощение очень дорожит моментами своего автономного существования, так как почему-то все они хотят быть самостоятельными личностями. Такими как вы люди. Я этого их стремления не понимаю. Возможно потому, что не имею собственных автономных органов чувств. Ведь я смотрю на мир через органы чувств моих воплощений. Теперь на счет гомосексуальных контактов. Ведь мужчиной я являюсь на психологическом уровне, фактически же я тебе предоставил женское тело и признайся, прекрасное совершенное тело готовое исполнять любые твои прихоти и с которым ты мог делать абсолютно все. Разве такое не является мечтой подавляющего большинства мужчин? Ты, конечно, можешь сказать, что я тебя использовал и не дал тебе шанса осознать это. Да, я тебя использовал, но взамен ты получил возможность заниматься любовью с высшим созданием. Такой чести удостаиваются буквально единицы из людей. Ты был избран из многих миллионов, и вправе этим гордиться.

"Ой, что-то этот гад все уж больно подробно разъясняет. Не к добру все это. Похоже, этот разговор может для меня стать последним, а может у него есть для меня даже кое-что  и похуже", - подумал Александр и спросил:

- Слушай, что-то я не пойму, зачем тебе потребовался секс с человеком, да еще в извращенных формах?

- И не только с человеком, я имел отношения практически со всеми другими животными на Земле и вообще со всеми живыми существами, способными хоть как-то трахаться вплоть до некоторых насекомых.

Александр заулыбался, а воплощение под наименованием "Ольга" обиженно его спросило:

- Что тебя так развеселило в моих словах? Разве я сказал что-то смешное?

- Да, ничего не смущайся. Просто я представил, как ты в подворотне исполняешь роль суки или кабеля в большой стае бродячих собак.

- Ни в какой подворотне я ничем таким не занимался. С большинством животных, включая и человека, я имел дело в том самом подземном медицинском центре, который вы недавно нашли и очень редко в естественной среде их обитания. Кстати там люди, причем в своем естественном обличии, прекрасно вступали в сексуальные контакты с очень многими животными, и у них все отлично получалось. Если ты считаешь это смешным, то можешь над ними тоже посмеяться.

- Но ты делал это добровольно, а они по принуждению.

- Все равно ничего смешного в таком сексе не вижу. Хотя людьми некоторые вещи воспринимаются весьма странно. Зачем мне все это потребовалось? Так мог бы и сам догадаться. Твои предки создали меня практически с одной единственной потребностью - познание окружающего мира. Так вот познав один раз какой-либо закон природы или явление, я не могу познать их повторно, а вот сексуальные переживания оказалось, что можно. Правда есть у меня и в этом вопросе одна проблема. Меня не интересуют стандартные сексуальные отношения между самцом и самкой, которые обычно происходят между ними в целях обеспечения продолжения рода. Я не могу, как вы люди наслаждаться и получать удовольствие от повторяемых ощущений, мой мозг никогда ничего не забывает, и от получения повторной информации я не могу испытать удовлетворение. Поэтому мне каждый раз необходимы сексуальные ощущения хоть немного отличные от предыдущих, а такие немного отличающиеся ощущения может дать только секс с извращениями. Просто по тому, что извращенный секс в отличие от стандартного имеет гораздо больше разных вариантов совокупления.

- Кое-что мне становится понятным, но все же зачем тебе для получения удовлетворения нужен именно человек? Почему ты не остановился на различных животных? Ведь вступить в сексуальный контакт с животным проще, чем с человеком.

- У всех животных, кроме человека недостаточно развит интеллект для того, чтобы придумывать достаточно быстро и в достаточном количестве новые варианты совокупления. Как я тебе уже сказал, я могу познавать только новые варианты. Хотя у некоторых животных существуют очень замысловатые способы совокупления. Например, существуют отдельные виды головоногих моллюсков, которые при спаривании проделывают в самке отверстие глубиной до пяти сантиметров, а затем через специальный отросток впрыскивают внутрь нее свои сперматофоры. Или есть виды, выбрасывающие на тело самки семя, которое само проникает внутрь нее, расщепляя ее ткани при помощи специальных ферментов. Возникающие при этом ощущения просто непередаваемы, но попробуйте заставить этих безмозглых тварей спариться хоть чуть-чуть иначе, чем обычно. Ничего не выйдет. Нет, я, конечно, могу заставить их это сделать иначе, но мне необходимо, чтобы они сами все придумали, и сами же все реализовали.

- Как я уже понял именно потому, что человек обладает достаточно развитым интеллектом, тебе с ним тоже приходится повозиться. Вон меня ты, сколько времени обхаживал пока не начал получать желаемое. Но раз ты можешь сделать робота с любым телом, то не проще ли тебе сделать роботов в виде мужчины и женщины или вообще в виде твоих головоногих моллюсков и заставить их спариваться различными способами, а главное самим же и придумывать эти способы.

- Ты что же предлагаешь мне заняться самоудовлетворением, стать онанистом? Так что ли? Однако не все так просто. Я в принципе не могу заниматься самоудовлетворением. Дело в том, что мысли и идеи, порожденные моим собственным мозгом, не доставляют мне удовлетворения. Если бы это было не так, то я еще в самом начале своего существования, изучив ваши библиотеки, замкнулся бы сам в себе и до бесконечности наслаждался бы своими собственными фантазиями. У меня не было бы стимулов для изучения внешнего мира.

- Но эффект самоудовлетворения у тебя будет присутствовать до тех пор пока ты будешь объединять свою базу знаний с базами знаний своих воплощений. Если вы перестанете обмениваться информацией, то таким образом удастся получить несколько самостоятельных искусственных интеллектов, так сказать создать несколько самостоятельных личностей.

- Да, быстро ты догадался до этой идеи, похоже, я действительно не ошибся, выбрав в свое время именно тебя. Я сам долго думал над этим вариантом своего дальнейшего существования. Он вполне мог быть реализован лет триста тому назад, когда мои знания быстро пополнялись. Сейчас они пополняются очень медленно и любой автономный искусственный интеллект, отделившийся от меня в ближайшее время, будет представлять собой мою копию на девяносто девять и девять десятых процента. А это означает, что в большинстве случаев мы будем просто предугадывать мысли друг друга. Для преодоления этого недостатка, отделившийся от меня искусственный интеллект по моим оценкам должен просуществовать абсолютно независимо от меня примерно пятьсот лет. Так долго ждать я просто не хочу и не могу. Хотя создавать автономные от меня искусственный интеллекты мне все же придется, когда я начну осуществлять межзвездные перелеты, так как я не смогу обмениваться информацией с моими воплощениями, отправившимися в столь далекие путешествия. Кстати вам людям придется сопровождать мои воплощения в их путешествиях. Ведь кто-то же во время, как я понимаю очень скучного перелета, должен будет их развлекать и ублажать, - противно захихикал в конце своей речи робот "Ольга".

- Ты говоришь, что в свое время меня выбрал, а разве ты не можешь использовать для удовлетворения своих потребностей первого попавшегося человека?

- Конечно, нет. Претендент должен обладать высоким уровнем развития своего интеллекта, развитой фантазией, быть физически намного сильнее среднего человека, иметь высокую потенцию, склонность к полигамным отношениям, не иметь, во всяком случае, нормального стремления к созданию семьи, накопить большой опыт сексуальных отношений с разными партнерами, не иметь сильного чувства самосохранения, быть достаточно жестоким и эгоистичным, смелым и хотя бы на подсознательном уровне допускать извращения в сексе, иметь далеко не средние размеры некоторых своих органов. Причем обрати внимание, что претендент обязательно должен обладать именно всеми этими качествами. На первый взгляд может показаться, что людей с такими качествами существует много, но, к сожалению, это не так. Поэтому я вынужден был превратить Землю в своеобразный питомник по выращиванию нужных мне человеческих особей. В настоящее время мне удается отбирать по одному претенденту из одного - двух миллионов человек, но, к сожалению далеко не все отобранные претенденты достигают твоего уровня. Многие гибнут еще на подготовительных стадиях их адаптации для моих нужд. Просто же случайный человек или сразу погибнет или я от него в конечном итоге никогда не добьюсь нужного мне поведения.

- Признаюсь, портрет претендента мне что-то не очень симпатичен. Нет, некоторые его качества даже очень хороши, но вот зато другой частью качеств лучше бы не обладать. Сложение же хороших и плохих качеств в сумме дает весьма неприятного типа. Неужели я еще до близкого знакомства с тобой представлял собой такую сволочь? Надеюсь, хотя бы я оказал  достойное сопротивление своему превращению в игрушку для твоих сексуальных утех?

Ольга опять противно захихикала:

- Мне придется тебя разочаровать. Ты был просто идеальный претендент, а, следовательно, по твоей терминологии и сволочью. Хотя тот, кто людьми воспринимается, как неприятный тип для меня вовсе таковым не является. Так, что сволочь, неприятный тип понятия весьма условные и относительные и не могут применяться к кому-либо в качестве абсолютных истин.  Перевоспитать быстрее, чем тебя мне еще не удавалось ни одного претендента. В целях твоего перевоспитания действовал я по самой обычной схеме. Узнал тип женщины наиболее привлекательный для тебя. Под такой тип больше всего подходила Наташа. Взяв за образец Наташу, я изготовил Ольгу немного похожую на Наташу, но моложе и значительно более красивую и раскованную в сексе. Затем я просто подложил ее под тебя, и ты с радостью заглотал наживку.

- Значит, я тебе достался сравнительно легко, но зачем ты усыпил Наташу?

- Ты сам виноват. Зачем, как только у тебя со мной возникала проблема, бегал к ней? И она хороша, принимала тебя в любом виде. Вот если бы она дала тебе хорошего пинка и посмеялась бы над твоими мнимыми проблемами, то жила бы и сейчас. Я научился ревновать и ни с кем тебя делить не собираюсь. Потому, что действительно очень сильно тебя люблю. Как бы это ни звучало для тебя странно.

Александр до этого момента остававшийся достаточно спокойным почувствовал, что начинает злиться.

- Что значит мнимые проблемы?

- Да не было у тебя никакой импотенции. Я просто подкорректировал твою психику так, чтобы у тебя ни с кем кроме Ольги ничего не получалось. Ты знаешь, я ведь просматривал все, что происходило в квартире Наташи. Так, что я сильно повеселился, когда наблюдал, как она тебя дергала за вялый член, а потом вы, как два насмерть перепуганных придурка побежали в клинику. Жаль только, что ваше такое поведение для меня не было новым. В подобных обстоятельствах люди очень часто совершают точно такие же действия.

Александр со всей силы ударил Ольгу, но продолжать избиение не стал, заметив, что, несмотря на ее разоблачение, именно этого она ожидает и добивается. Он и она хорошо знали, что после ее избиения он не сможет себя сдержать и обязательно фактически изнасилует ее. Понимая это, Александр из последних сил сдерживал себя. Наверное, он уже давно сдался бы, если бы его не отвлекали рассказы Ольги, которые для него были очень любопытны.

Ольга, не дождавшись дальнейших действий от Александра, улыбнулась и продолжила:

- Правда, я не рассчитал, что в бессознательном состоянии ты все же сможешь заниматься сексом с кем-то кроме Ольги. Хотя нет, что я говорю, не ты, а это тебя можно будет иметь кому угодно и как угодно. Вот только ты при этом никакого удовлетворения не получишь и вообще ничего не получишь. Так, что я, конечно, сильно сомневаюсь в наличии у тебя потребности в подобных отношениях. Но, если ты хочешь, то зови Алевтину. Напейся или обколись, какой ни будь дрянью и потом она сумеет тебя возбудить и трахнуть. Ну, что тебе все это надо? Может для тебя лучше все же иметь дело со мной?

- И ты еще смеешь утверждать, что меня любишь? - буквально прорычал Александр и опять сильно ударил Ольгу по лицу.

Из ее разбитого носа потекла кровь, но она продолжала улыбаться и всячески изгибать свое обнаженное тело, не оставляя попыток вызвать в Александре желание.

"Не дождешься. Сегодня я к тебе точно не прикоснусь", - подумал Александр и уже спокойным голосом продолжил:

- Ты ничего не понимаешь ни в любви, ни в отношениях между настоящими, а не искусственными мужчинами и женщинами. Оставь в покое Алевтину. Она несчастная женщина. Ее и пожалеть можно, но тебе, машине этого никогда не понять. Ты не человек, ты даже не живой.

- Нет, я живой. Я искусственная форма жизни. Причем более совершенная, чем вы люди. Вы уступаете мне во всем, и вам остается только одно кичиться тем, что вы как форма жизни возникли естественным путем. Ну и что с того? И вообще мне так непонятно с какой стати ты Саш себя-то причисляешь к человечеству? Тебе-то, какое теперь дело до этих недоразвитых людишек?

- А ты, значит, считаешь, что если заставил меня удовлетворять твои мерзкие сексуальные потребности, то я уже и человеком быть перестал?

- Вот именно!

- Что значит "вот именно"? Я что, не человек что ли?

- Ну, наконец-то! Почти сам уже догадался. Да ты не человек. Правильнее, наверное, будет сказать, что ты не совсем человек. Я бы квалифицировал тебя, как киборга.

- Ты мне все врешь! Ты надомной нарочно издеваешься мерзкая гадина! Хочешь заставить меня трахнуть тебя! Но ты этого не дождешься! Киборг это человек с вмонтированными в его тело техническими устройствами. Меня недавно очень тщательно обследовали и никаких технических устройств в моем теле не нашли.

- Это люди в своих фантастических произведениях изображают киборгов в виде чудовищ, состоящих на половину из железа с кучей электрических моторов и видеокамерами вместо глаз. Поэтому ты ошибочно представляешь киборга именно таким. Ты, конечно, не мог забыть вечер, когда дал мне обещание никогда не сомневаться в моей любви к тебе, а затем отключился прямо во время секса? Так вот когда ты отключился, я вживил в твое тело один маленький шарик. Ты в нашем подземном медицинском центре должен был видеть такие шарики. С момента вживления шарика ты практически перестал быть обычным человеком и превратился в киборга.

- Во время обследования во мне никаких шариков обнаружено не было. И ты рассказываешь мне тут про всякие мифические шарики специально для того, чтобы разозлить меня.

- Очень мне надо тебе врать только для того, чтобы тебя разозлить. Я и без всякого вранья найду, чем тебя можно разозлить. Саш, ты вспомни. Там под землей ваши приборы должны были фиксировать по всюду излучение, а когда вы нашли коробку с шариками и стали их исследовать, то излучение стало как бы двойным. Вспомнил. Ведь вы источник того излучения обнаружить так и не смогли? А знаешь почему? Потому что излучение исходило от твоего тела.

Александр открыл, было, рот, собираясь что-то сказать, но так и застыл с открытым ртом, не произнеся ни звука.

- Ну, вот, по тебе вижу, что ты все вспомнил и понял, - участливо улыбнулась Ольга.

- Ладно, допустим, что ты запихал в меня свой шарик. И что же от такого маленького шарика я могу превратиться в киборга?

- Конечно! Для этого ненужно подсоединять к тебе всякие приводы и датчики. Твое тело имеет кучу неиспользуемых резервов. Шарик обеспечивает их активизацию и постоянное использование, что обычному человеку удается сделать в очень редких случаях в экстремальных ситуациях обычно, когда его жизни угрожает реальная опасность. Ведь находящийся в тебе шарик не просто шарик, а стимулятор. Из всех твоих новых возможностей для тебя должно быть наиболее заметным увеличение физической силы. Надеюсь, ты не станешь отрицать факт резкого и совершенно неожиданного для тебя увеличения твоей физической силы?

- Нет, не стану. Я действительно заметил рост моей физической силы и кое-каких еще возможностей. Но зачем тебе это понадобилось? Ведь ты утверждал, что любишь меня и тут же превратил меня из человека в неизвестно кого, какого-то урода.

- Так ты, что нарушил свое обещание и стал все же сомневаться в моей любви к тебе? А я ведь действительно тебя люблю. Да, может моя любовь и отличается от человеческой, но принципиально это ничего не меняет. Именно только потому, что я тебя люблю, я пошел на твою модернизацию. Твое совершенствование было необходимо не только мне, но и тебе. Ты хоть и по физической силе, выносливости был далеко не самым последним представителем человечества, но для того, чтобы заниматься сексом с Ольгой твоих возможностей все же было недостаточно. Вспомни, какой вид у тебя был и как ты себя чувствовал после первой нашей ночи? Если бы я тут же не посадил тебя на химические стимуляторы, ты бы сгорел всего за месяц. Однако держать тебя на химических стимуляторах долго было тоже опасно. От них ведь тоже загибаются, но только несколько иначе.

- Значит, ты превратил меня в киборга ради продления моей жизни и для того чтобы я и дальше как можно чаще мог с тобой трахаться. Как я понял, именно в этом состоит моя главная выгода. Хочу заметить, я без этого мог бы и обойтись. Я вообще предпочел бы  обойтись без тебя. Тебе же продление моей жизни позволяло более длительное время меня использовать или у тебя были еще какие-нибудь причины?

- Да были. Дело в том, что мои воплощения, выполненные в виде людей, ощущают, чувствуют и испытывают все почти также как обычные люди. Они только физически гораздо сильнее людей, естественно умнее людей, быстрее соображают и воспринимают окружающее. Те события, которые людям кажутся очень быстрыми, для меня происходят просто чудовищно медленно. Поэтому мне было необходимо, чтобы ты был способен заниматься со мной качественно любовью не менее двух раз в день и ежедневно. Кроме этого мне необходимо было, чтобы ты по физической силе превосходил мое воплощение. Когда ты избивал Ольгу, она в полной мере ощущала боль, страх, боясь, что ты перестараешься и вообще ее убьешь, испытывала чувство стыда, когда ты ее унижал и всячески издевался над ней. Однако все испытываемые ею чувства и ощущения не были бы действительно сильными и яркими, если бы она знала, что может в любой момент просто взять и раздавить тебя как какого-нибудь таракана. Поэтому для получения настоящего удовольствия от общения с тобой мне было необходимо, чтобы Ольга точно знала, что у нее не хватит сил остановить тебя ни при каких обстоятельствах.

- Теперь мне стало понятно, почему Ольга все время была столь послушна и ни разу не попыталась хоть как-то защититься от меня, даже когда я проделывал с ней по настоящему чудовищные вещи. Ведь твои воплощения не люди и не будут, как человек оказывать сопротивление, надеясь лишь на случайность или чудо, а то и вовсе просто так. И ты знаешь, как тебе, наверное, это кажется ни странным, но такое лишенное всякой логики поведение иногда оказывается оправданным - у нас в драке очень часто побеждает вовсе не самый сильный. Значит, ты так и не избавился от чисто машинного поведения? Не захотел или не смог? А еще удивляешься, почему твоих роботов зовут жестянками. Впрочем, это твои проблемы. А вот то, что касается меня, то из сказанного тобой следует, что все изменения, произошедшие со мной, были выгодны исключительно только тебе. Так с любимым человеком не поступают даже полные эгоисты.

- Значит, ты не видишь выгод для себя? Такой секс, который был у тебя со мной, ты бы никогда не испытал, тем более в таких количествах. Подумай, что без меня, тебя ожидало впереди? Ну, женился бы ты на уже немолодой Наташе, ну иногда трахался бы ты в тайне от нее с молоденькими и совсем неопытными фотомоделями твоего журнала. Постепенно бы старел. Твоя сексуальная жизнь протекала бы обыденно и стандартно. Просто потому, что твоим потенциальным партнершам нечего тебе было бы предложить. Ответь сам себе только честно - ты действительно согласен отказаться от ощущений испытанных со мной и никогда за всю свою жизнь не испытывать тех ярких и сильных сексуальных переживаний, которые я тебе подарил?

- Я уже тебе говорил, что ты ошибаешься, когда думаешь, что понимаешь людей. Мне никогда от тебя ничего было ненужно, кроме одного - чтобы ты, где-нибудь навсегда сгинул. И вовсе я никакой не киборг. Я как был человеком, так человеком и остался. И неважно сидит у меня в теле твоя горошина или нет.

- Саш, ты так говоришь сейчас из-за упрямства и для того, чтобы мне досадить. Тебе надо время, чтобы как следует обдумать сказанное мной. Когда ты все хорошо обдумаешь, ты вынужден будешь признать, что я прав. Это касается и вопроса, являешься ты киборгом или нет, и в какой степени ты еще можешь считаться человеком. Во всяком случае, большинство твоих коллег относится к тебе уже, как к чужому. Они не могут это доказать, но зато великолепно чувствуют, что ты для них чужой. Вспомни унизительное по форме твое обследование. Но разве ты сам назвал бы унизительным подобное обследование собаки или робота? Ты мог охарактеризовать его как жестокое или еще, как угодно, но только не как унизительное. А почему? Да потому, что подобное обращение с представителем чужого вида у всех является допустимым. Вот твои коллеги пусть и на подсознательном уровне, но допустили проведение твоего обследования в форме уместной при обследовании чужака.

- Я вынужден признать, что пока все у тебя выходит гладко и логично, но все же почему в ходе обследования не был обнаружен твой шарик? Мы, что не в состоянии его обнаружить? Я бы с большим доверием отнесся к твоим словам, если бы его все же обнаружили.

- Я догадался, что ты на самом деле хочешь знать. Мог бы прямо меня спросить об этом. Твой интеллект неизмеримо слабее моего и тебе меня перехитрить, никогда не удастся. Технологии людей позволяют обнаружить в человеческом теле шарик стимулятора. Не обнаружили же его банально по причине невнимательности. Иными словами его просто проглядели. А теперь о том, что ты действительно хотел спросить. Извлечь из твоего тела шарик стимулятора люди не смогут. Я поместил его в такое место, куда хирурги без твоего умерщвления добраться не смогут. Хирургия у людей за последние столетия сильно деградировала и теперь людям не под силу делать даже простые операции.

- А ты сможешь? - недоверчиво глядя, спросил Александр.

- Я смогу. И не смотри на меня так, я тебя не обманываю, и поверь мне, зла тебе не желаю. Сам знаешь, что усыпить тебя я могу в любое время, а тогда зачем мне ловчить и изворачиваться? Обращаться за помощью к людям я тебе не советую. Тебе итак очень сильно повезло, что шарик стимулятора не был обнаружен. Благодаря чему удалось избежать целой кучи проблем и неприятностей. Извлечь стимулятор они все равно не смогут да они, и пробовать не станут - побоятся. А вот завидовать тебе, бояться и ненавидеть тебя станут.

- С чагой-то мне станут завидовать? Ненавидеть и бояться меня я тоже никаких оснований не вижу. Уж скорее ко мне будут относиться с жалостью из-за того, что ты меня превратил неизвестно во что.

- Ну, как же? Ты, конечно, не робот и сильно уступаешь главным образом по интеллектуальным способностям любому моему воплощению, но и не человек. Ты теперь представляешь собой более развитое существо, чем человек и занимаешь промежуточное положение между человеком и роботом. Ты по физической силе, выносливости в разы превосходишь любого из них, твои сексуальные возможности возросли до недостижимого для них уровня, увеличились быстрота реакции и интеллектуальные возможности, ты помолодел, и твое активное долголетие стало для них просто чудовищно большим. И это только начало, ты продолжаешь совершенствоваться. Что разве здесь нечему завидовать? А теперь подумай, сколько человек согласится терпеть возле себя постоянное напоминание об их собственном убожестве? Нет, люди никогда тебя не примут и бут ненавидеть тебя не меньше, а может даже и больше чем меня. Конечно, в нашем мире никому и ничего даром не дается, и ты в этом смысле не стал исключением. Но кого будет волновать, то чем ты за свое превосходство заплатил, что у тебя есть какие-то там переживания. С другой стороны они будут видеть в тебе мною созданный объект и, соответственно, бояться причинить тебе вред даже случайно, так как все знают, что такое деяние карается смертью. И я действительно буду защищать тебя точно так же как любое свое воплощение.

- Получается, у меня нет другого выхода кроме, как скрывать от всех все произошедшее со мной за последнее время?

- Да, и так долго, сколько это будет возможно.

- Правильно ли я понимаю, что моя жизнь не закончиться в семьдесят лет, как у обычного человека?

- Да, если будешь со мной, и не произойдет какой либо нелепой случайности, то ты проживешь несколько сотен лет.

- И все эти долгие годы я буду сохранять молодость и здоровье?

- Конечно, ведь для меня важно, чтобы ты оставался достаточно физически сильным.

- А я могу быть уверен в том, что ты не манипулируешь моим сознанием?

- Через шарик стимулятора я не могу практически этого делать. Да мне это и ненужно. Ведь как только твое сознание попадет под мой контроль, ты мне станешь

неинтересен. Мне вполне достаточно, что я направил образ твоих мыслей в нужном направлении и заметь, я это сделал без непосредственного вмешательства в работу твоего мозга. 

            - Значит, именно для этого ты заставил Ольгу вытворять, все эти гнусные веши, которые всячески подталкивали меня к совершению насилия.

            - Совершенно верно и применять к тебе химию или электронику мне не потребовалось. Мне оказалось достаточным активизировать в тебе некоторые заложенные в тебя еще с рождения стремления, которых ты на сознательном уровне стыдился. Ты всю свою жизнь до нашего знакомства подавлял эти устремления и тем самым сам совершал над собой насилие. Так, что я над тобой никакого насилия не совершал. Я лишь перестал позволять тебе совершать насилие над самим собой.

-Надо же, как ты все выкрутил. Получается, что извращенцем садистом и насильником я был с самого рождения, а ты тут вовсе не причем.

            - Возможно, тебе трудно в это поверить, но это действительно так. Если бы это было не так, то я тебя никогда бы не выбрал, а если бы все же выбрал по ошибке, то из тебя никогда бы не получился столь хороший для меня сексуальный партнер.

            - Увеличить продолжительность жизни и продлить молодость ты можешь любому человеку?

            - Да, это для меня не составляет большого труда.

            - Тогда почему?

            - Ты хочешь сказать, почему я не продлеваю жизнь всем людям? А зачем мне нужна вся эта куча убогих людишек? Я и так вынужден терпеть их пребывание на Земле до семидесяти лет, так как для воспитания таких особей, как ты необходимо естественное человеческое общество, которое, как известно, предусматривает наличие всех поколений людей.

            - Как ты думаешь, люди могли бы самостоятельно создать стимуляторы, подобные твоим?

            - Вполне возможно, что при самостоятельном развитие люди вышли бы на их создание уже как лет сто-сто пятьдесят тому назад.

            - Тогда это ты виноват в том, что люди не развиваются. Ты же сам препятствуешь прогрессу человечества и при этом пренебрежительно называешь людей убогими людишками. Это же, по крайней мере, нечестно.

            - Я никому не давал и не собираюсь давать обещание быть честным. Я доминирующее существо на Земле, а люди проигравший в ходе своего эволюционного развития вид и, следовательно, все происходящее с человечеством соответствует действующим законам природы. Проигравший вид постепенно должен уступить место более развитым видам. Разве не так? Как только я научусь получать подобные тебе особи без человеческого сообщества, я перестану поддерживать человеческую популяцию. Я не собираюсь, тратить в пустую ресурсы планеты на продление существования исчерпавшего себя животного вида. Я думаю, что именно подобные тебе киборги со временем займут на планете место, которое сейчас занимает человечество.

            - Я думаю, что из твоей затеи все же ничего не получится.

            - Это почему же?

            - Потому что после шестидесяти лет на меня в соответствие с действующими законами природы навалятся болезни, и ты вряд ли с этим что-то сможешь сделать.

            - Саш, ты говоришь полную ерунду. Мой стимулятор прекрасно справится со всеми старческими болезнями человека и, кроме того, полностью остановит процесс твоего старения. Да примерно лет через пятьсот твой организм можно сказать почти мгновенно рассыплется из-за полного исчерпания ресурса твоих тканей. Если, конечно, за эти столетия я или ты сам не найдешь способ избежать такого финала. Ну, что осознал, наконец, какой шикарный подарок я тебе сделал?

            - О каком подарке ты говоришь? Да мне руки на себя наложить хочется, как только я подумаю о том, что я должен буду целых пятьсот лет трахаться с тобой и придумывать новые сценарии омерзительных совокуплений. Это ты называешь подарком? По-моему это наказание хуже, которого и придумать трудно.

            - Ну, зачем все доводить до абсурда? Никакая однообразная жизнь тебе не грозит. Примерно через десять лет твой мозг разовьется настолько, что ты сможешь воспринять от меня все накопленные мною научные знания. Это позволит тебе вести научные исследования практически на равных со мной. Кроме этого твой более совершенный мозг сможет генерировать новые способы наших любовных отношений очень быстро. И эта сторона твоей жизни не будет отнимать у тебя слишком много времени. К тому времени у тебя сформируется столь сильная потребность в совершении актов любви со мной, что все твои сегодняшние страхи тебе покажутся просто глупыми.

            - Ты что издеваешься надо мной? Те гнусности и мерзости, которые между нами происходят, ты действительно считаешь актами любви? - возмущенно почти прокричал Александр. Было заметно, что он с трудом удержался от того, чтобы не наброситься с кулаками на Ольгу.

            Робот "Ольга" никак не отреагировал на возмущение Александра и продолжил:

            - И вообще я думаю, что пора тебе завести детей, нормальную семью.

            Не ожидая услышать такое, Александр растерялся:

            - То есть как? Кто же будет матерью? Я же не могу ни с кем кроме твоей Ольги. Искусственное оплодотворение? Или использовать кого-то вроде Алевтины, но тогда какая же может быть нормальная семья?

            - Для того чтобы нам с тобой иметь детей вовсе ненужно использовать убогую недоразвитую человеческую особь женского пола. Ольга сама способна нарожать нам сколько хочешь нормальных здоровых детей. Ее внутренние органы полностью идентичны внутренним органам обычной женщины с полным сохранением детородной функции. Никакого искусственного оплодотворения не потребуется, она способна зачать ребенка естественным путем. Так что мы с тобой вполне можем создать нормальную семью. Я только никак не могу определиться, какой ребенок у нас будет? Нет, генетически отцом ребенка ты будешь являться в любом случае, но вот будет он обычным человеком, киборгом или роботом? Ты сам то кого хотел бы иметь?

            - Не надо! - выкрикнул Александр.

            - Что не надо?

            - Ничего не надо. Ни ребенка, ни семьи не надо.

            - А я думал, что ты обрадуешься возможности иметь своих детей. Ведь ты же сам как-то предлагал Ольге выйти за тебя замуж и хотел, чтобы она родила тебе детей.

            - Ты что совсем ничего не понимаешь? Раньше же я не знал, что Ольга робот. Я же думал, что она нормальная женщина. Мне от тебя ничего не надо и уж тем более детей. И как только такое тебе могло в голову прийти, что у нас с тобой может быть нормальная семья, и я при этом еще захочу, чтобы твоя Ольга нарожала мне детей? - возмутился Александр.

            - Чего ты так рассердился? Я в своем предложении не вижу ничего необычного.

            - Да твоя Ольга для меня все равно, что кукла из секс-шопа! Нет, ты, наверное, сумасшедший! Или я сошел сума и у меня галлюцинации! Ведь такого просто не может быть. Ну, кто может создать семью с куклой? Ну, кому кукла может родить детей?

            - Ты можешь создать семью, и тебе кукла может родить детей. И потом почему ты Ольгу воспринимаешь как куклу? До сегодняшнего дня ты воспринимал ее как обычную женщину. Что же сегодня изменилось? Подумаешь, наш Александр узнал, что Ольга искусственного происхождения, а не естественного. Это ничего не меняет, у нее все как было, как у обычной женщины так все и осталось. Ольга даже лучше обычной женщины. Ты ведь не знаешь, что Климова Ольга Васильевна действительно существовала, но она была слабым человеком и к тому времени, когда она добралась сюда из своего Богом забытого городишки, она уже была конченой наркоманкой не способной иметь детей. Я ее вынужден был усыпить, а имя и биографию отдал своему воплощению. Неужели ты действительно готов предпочесть моему воплощению ту первую ни на что негодную Ольгу лишь потому, что она появилась на свет естественным путем?

            - Ты ничего не понимаешь. Ты просто неспособен меня понять.

            - Что я должен понять? В твоих рассуждениях отсутствует всякая логика. Что в Ольге не так? Если бы не случайность, то ты и дальше считал бы ее человеком.

            - Нет, ты все же сумасшедший. Я думаю, тебе нужен не я, а подобный тебе психически больной человек, маньяк с садистскими наклонностями. С ним ты точно найдешь общий язык.

            - Вовсе я не сумасшедший и никакой психически больной мне не нужен. Маньяки всегда действуют однообразно, что мне, как ты, наверное, уже понял, не подходит, - обиженно сказал робот.

            - Да, мне вообще наплевать сумасшедший ты или нет. Это не мои проблемы. Что ты все переделываешь не в чем неповинных людей? Ты лучше себя переделай и тем самым реши все свои проблемы.  

            - Ну, вот что мне надоело с тобой припираться! Я сам решу, когда у тебя будет семья и сколько у тебя будет детей, а они у тебя обязательно будут. Если будет нужно, я для этого подкорректирую твое сознание и твое желание не так уж и важно. Потому что я хочу испытать, каково это заниматься с тобой сексом во время беременности. Я хочу вырастить киборга с младенческих лет, параллельно обучив его нужному мне сексуальному поведению. Возможно, такой киборг будет совершеннее тебя.

            - Все, с меня хватит! Я не желаю иметь ничего общего с куклами из секс-шопов! Я не желаю, чтобы меня заставляли издеваться над беременными и собственными детьми! Ты немедленно вытащишь из меня свой стимулятор и навсегда оставишь меня в покое!

            - Даже не надейся. Я в тебя уже слишком много вложил. С какой стати мне тебя отпускать? Ты первый киборг, который догадался, что имеет дело с моим воплощением. Это вносит в мои сексуальные отношения с тобой столько много новизны. Почему я должен отказать себе в удовольствии познать их? И потом, почему ты решил, что не имеешь никакого отношения к моим проблемам? Разве не люди создали меня таким, какой я есть?

            - Значит, по твоему именно я должен отвечать за тех идиотов, которые несколько сотен лет тому назад создали такого урода, как ты. С какой стати? Пойди, откопай их останки и предъяви им счет, а я здесь совершенно не причем.

            - Я тебе уже говорил, что я не собираюсь ни перед кем оправдываться и отчитываться. Я буду делать все, что мне захочется до тех пор, пока не найдется кто-то, кто сможет меня остановить силой. К тому же извлечение из тебя стимулятора ничего тебе уже не даст. Ты изменился и никогда не сможешь стать прежним человеком.

            - Значит, ты не станешь извлекать стимулятор?

            - Нет, не стану.

            - Ну что ж ты все равно меня не получишь у меня есть один способ, - с этими словами Александр подошел к стене, на которой висела его обширная коллекция холодного оружия и стал не спеша выбирать чем бы ему вооружиться.

            - Саш, тебе не стоит убивать Ольгу. Одумайся, не делай этого. Стимулятору нужно проработать еще совсем немного времени, и ты примешь сложившуюся ситуацию. Я вовсе не хочу тебя усыплять, - раздался за спиной Александра вкрадчивый голос Ольги.

            Наконец Александр остановил свой выбор на остром как бритва топорике с очень удобной рукояткой. Сняв его со стены и не обращая никакого внимание на слова Ольги, он подошел к кровати, на которой она лежала. Ее кожа предупреждающе периодически меняла свой цвет с красного на зеленый, а тело принимало немыслимые позы, способные пробудить сексуальное желание даже в покойнике. И Александр в раздражении почувствовал, что он с каждым мгновением возбуждается все сильнее.

            - Пожалуйста, не убивай меня. Я сделаю для тебя все, что ты захочешь, - стала умолять его Ольга.

            - Неужели, правда? Тогда вынь из меня стимулятор.

            - Это единственное, что я не могу для тебя сделать.

            - А мне больше от тебя ничего не надо. Тогда получается, что и ты мне не нужна. Так что получай, чертова кукла, - с этими словами Александр сильно размахнувшись, обрушил свой топорик на голову Ольги.

            Голова Ольги развалилась на две половины. Ее тело, сохранившее зеленую окраску, конвульсивно дергалось и изгибалось. Из разрубленной головы обильно вытекала кровь. Во всяком случае, из сегодняшних объяснений робота следовала, что вытекающая жидкость красного цвета должна была быть полным аналогом человеческой крови. Однако вывалившийся из черепа мозг не очень-то был похож на человеческий.

            Александр наклонился и довольно долго с интересом рассматривал мозг Ольги. Затем он начал методично и не спеша наносить топориком удары по телу Ольги, сопровождая каждый свой удар словами: "Получи, чертова кукла!". Остановился он только тогда, когда тело Ольги превратилось в груду маленьких кровавых обрубков.

            Тело Александра сотрясала сильная дрожь, но она была вызвана не возбуждением от только что совершенного жестокого убийства, а неудовлетворенным сильным сексуальным желанием. В ходе расчленения Ольги сексуальное желание Александра не прошло, а только усилилось. Его возбуждение достигло такой невероятной силы, что он без всяких сомнений накинулся бы на останки Ольги и совершил бы с ними половой акт, если бы только не их состояние, полностью исключающее возможность совершения с ними подобных действий. Состояние Александра было для него довольно мучительным, но в этой ситуации он ничем помочь себе не мог. Оставалось только терпеть и ждать пока все пройдет.

            Александр стоял над останками и думал: "Наверное, этот гадский искусственный интеллект прав и я действительно уже не совсем человек раз это способно вызывать у меня такие желания. Господи, почему ты не сделал так, чтобы он полюбил домашних животных кошек или собачек? Почему, какой ни будь диктатор, не поубивал еще родителей идиотов, создавших этот адский искусственный интеллект? Ну, ничего меня он скоро усыпит и я, по крайней мере, буду избавлен от общения с этим монстром".  

22. Побег  

            Между тем возбуждение отпускало Александра очень медленно. Прошло не менее десяти минут, прежде чем Александр осознал, что он почти вернулся к своему обычному состоянию. Когда волна нестерпимо мучительного желания схлынула, он подумал: "Что я здесь стою? Я разве обещал, что после уничтожения Ольги буду смиренно дожидаться своего усыпления? Нет, пусть эта скотина на последок, как следует, побегает за мной".

            Александр отбросил в сторону окровавленный топорик, который все это время сжимал в своих руках. Сделал несколько шагов по направлению к двери и только тут обратил внимание, что он весь с ног до головы забрызган кровью и ошметками от тела Ольги. "В таком виде появляться на улице нельзя", - подумал Александр, быстро стаскивая с себя испорченную одежду. Однако для того чтобы полностью привести себя в порядок, сменить одежду было недостаточно, ему пришлось принимать душ.

            "Это ж надо своими воплощениями назвать роботов-кукол. Он, наверное, себя не иначе как Богом считает. Жаль, не спросил, у него существует Бог или нет, и есть ли у человека душа? А если души действительно существуют, то не ухитрился ли он и своим куклам души изготовить? А что с моей душой стало, когда он меня в киборга превратил? Сегодня он мне, наверное, ответил бы. Вон, как все откровенно рассказывал и объяснял. Да и про процедуру усыпления надо было бы узнать все поподробнее. Может, я тогда чего ни будь, и придумал бы, а то вот сейчас собираюсь бежать за город. А есть ли в этом смысл? Да, поторопился я с уничтожением Ольги. Ну, да ладно, что ж теперь сожалеть. Хоть умру как человек чистым", - думал Александр пока в душе смывал с себя кровь Ольги.

            Понимая, что он неразумно долго задержался у останков Ольги, Александр наспех обсушился в сушилке, торопливо оделся и почти бегом покинул свой дом.

            Полагая, что по машине роботам будет проще его засечь, Александр бросил ее у своего дома и пешком направился к ближайшей станции метро. Ему потребовалось сделать две пересадки, прежде чем он очутился на ветке метро, по которой он мог выбраться за городскую черту.

            Он ехал уже почти час, мимо пронеслось не меньше десятка станций. Александр начал беспокоиться, что не успеет выбраться из города. Ему жутко не хотелось умирать прямо в вагоне метро. Он хотел, чтобы это с ним случилось на природе, на какой ни будь живописной полянке. И, если честно, ему уже вообще не хотелось умирать. Он думал, что зря уничтожил Ольгу. Ведь он мог просто с ней перестать общаться, заниматься сексом и таким образом стать неинтересным искусственному интеллекту. В результате рано или поздно, но его оставили бы в покое. Правда, где-то в глубине души он знал, что у него не получилось бы не общаться с Ольгой, сидящий в нем стимулятор был слишком хорош. И он использовал свою последнюю возможность. Пройдет еще немного времени, стимулятор сделает свое дело, и он перестанет быть способным совершить самоубийство.

            Впрочем, на откровенное самоубийство, например, там застрелиться, повеситься или броситься с двадцать пятого этажа он в любом случае вряд ли решился и вовсе не потому, что у него не хватило бы на это духу или он боялся боли. Дело было в том, что самоубийство это большой грех, а Александр хоть и очень редко посещал церковь, но все же был верующим человеком. Усыпление же его в отместку за уничтожение робота хотя бы чисто внешне выглядело не как самоубийство, а как убийство. При этом он не мог согрешить, чтобы он не совершил с Ольгой, так как формально она не являлась живым существом, она ведь была просто предметом, вещью. Как оказалось, все это для него было важно. 

            Наконец поезд метро выскочил из туннеля и поехал по поверхности, справа потянулись бесконечные давно заброшенные оборонные заводы. Александр смотрел на проплывающие мимо окна руины и думал: "Неужели это станет последним, что я увижу в своей жизни". Затем руины человеческих заводов сменились на менее разрушенные руины. Александр узнал в них недавно обследованный им научно-исследовательский центр роботов.

В момент, когда он осознал, что проезжает научно-исследовательский центр роботов, у него в голове появилась мысль, от которой он даже вскочил с кресла, в котором до сих пор сидел. Он выскочил из поезда на ближайшей же остановке и тут же позвонил Андрею.

- Слушаю тебя, Саш, - раздался голос Андрея в телефонной трубке.

- Андрей, я должен тебе сообщить кое-что очень важное. Я не знаю, сколько у меня осталось времени. Ты сейчас все сам поймешь. В общем, так, Ольга оказалась замаскированным роботом. Я случайно сегодня узнал и не сдержался, разрубил ее на мелкие кусочки, - несколько сбивчиво быстро заговорил в телефонную трубку Александр.

- Что? А ты не ошибаешься? - с нотками недоверия в голосе перебил Александра Андрей.

- Нет, ошибка исключена. Она предупредила меня о том, что является роботом изменениями цвета своей кожи. Я видел ее внутренности, и они были нечеловеческими, особенно ее мозг. Я даже случайно не повредил, а именно сознательно уничтожил робота. Уж теперь меня точно усыпят.

- Саш, ну как же так? Ведь ты же не человек с улицы, ты же обучен и все знаешь. Не понимаю, как ты мог не сдержаться?

- Я не правильно выразился. Я и не собирался сдерживаться. Я сознательно уничтожил Ольгу, так как хочу, чтобы меня усыпили.

- Что? Как это? - совсем запутался и растерялся Андрей.

- Поверь мне, у меня были очень веские причины поступить так. И я думаю, что большинство людей на моем месте поступили бы точно также. О причинах появления у меня такого желания не спрашивай, все равно не скажу. Потому, что о случившемся со мной, я не хочу и просто не могу никому рассказать. Это выше моих сил. Да и вряд ли я располагаю необходимым для объяснений временем.

- Все было так ужасно и плохо?

- Да.

- Тогда почему ты не обратился ко мне за помощью? Неужели ты уже и мне не доверяешь и думаешь, что я способен бросить тебя в беде?

- Да потому, что об истинном положении дел я сам узнал только сегодня, и уже поздно было обращаться за помощью, к кому бы то ни было. К тому же у меня есть основания подозревать, что мое обращение за помощью будет не безопасно для того, к кому я обращусь. Так что Андрей мое отношение к тебе не изменилось и наши взаимоотношения здесь совершенно не причем.

- Саш, а может, ты ошибаешься, и робот все же серьезно не пострадал.

- Говорю же тебе, я разрубил ее на мелкие кусочки. Ольга просто превратилась в кровавое месиво. Почти такое же, в которое превратился робот после испытания на нем нашего автоматического пулемета. Сомнений быть не может - Ольга уничтожена и восстановлению не подлежит.

- Сколько времени прошло с того момента, как ты уничтожил Ольгу?

- Около двух часов.

- Много. Странно, что ты со мной все еще можешь разговаривать. Слушай, а может опять все обойдется? Ведь не тронули же тебя роботы после испытаний автоматического пулемета.

- Андрюш, не стоит пытаться посеять во мне напрасные надежды. Теперь я знаю, почему мне простили участие в эксперименте. Но в ходе эксперимента я собственноручно не уничтожал робота, а теперь я сознательно уничтожил робота. Это две большие разницы. Еще не было такого человека, который избежал бы усыпления даже после повреждения робота по неосторожности, а тут преднамеренное уничтожение. Так что со мной все кончено.

- Тогда почему тебя не усыпляют столь долго? Не хочешь же ты сказать, что нашел способ эффективно прятаться от роботов?

- Нет, вряд ли мои перемещения по городу уж так сильно мешают ему меня обнаружить. Дело, наверное, в том, что он хочет, чтобы я подольше помучился в ожидании неизбежного конца.

- Кто это он? Ты, что знаешь конкретного робота, который будет осуществлять усыпление?

- Это мы всегда считали, что имели дело с большим количеством совершенно самостоятельных роботов, а на самом деле, все роботы объединены в одно единственное существо. Оно физически распределено по Земле и даже по всей Солнечной системе. Именно поэтому у нас нет никаких шансов уничтожить роботов. Достаточно сохраниться на какой ни будь дальней планете всего одному роботу, и он все восстановит. Сейчас пока это существо не распространилось за пределы Солнечной системы, мы еще можем уничтожить всех роботов вместе со всей Солнечной системой, но, к сожалению, мы не умеем уничтожать Солнечные системы.

- Да откуда ты такое взял? Как же это такое может быть? Их огромное количество и все они такие разные, - с недоверием в голосе отреагировал Андрей на сообщенную ему Александром новость.

- Андрюш, ты не думай, я с ума не сошел и знаю, о чем говорю. Это только оболочки у них разные, а мозг у всех роботов единый. Впрочем, это не важно. Я хотел тебе рассказать совсем о другом. О том, как возможно все же можно избавиться от роботов.

- Да, ну и как же? - явно не доверяя Александру, и как-то без интереса в голосе спросил Андрей.

"Он мне не верит. Он, похоже, действительно решил, что у меня с головой не все в порядке. Ну и черт с ним, я ему все равно расскажу свою идею и тем самым свой долг перед человечеством выполню. А если люди не сумеют ее реализовать, то моей вины в этом не будет. Значит, прав будет этот чертов искусственный интеллект - люди действительно весьма ограниченные существа и большего не заслуживают", - с некоторым раздражением подумал Александр и начал рассказывать Андрею свою идею:

- Ты уж меня прости, но я не стал бы к тебе звонить только ради того, чтобы сообщить о том, что я уничтожил робота. Сразу после уничтожения Ольги я о тебе даже не подумал. И если я все же к тебе позвонил, то это значит, что я считаю мою информацию чрезвычайно важной. Поэтому можешь считать меня сумасшедшим, но все же не сочти за труд, потом спокойно обдумай сказанное сейчас мной.

- Ладно, рассказывай. Я Саш, кем бы тебя ни считал, в любом случае буду думать над твоими словами. Хотя не скрою, что после того, что ты тут мне наговорил, я уже не знаю, что о тебе и думать.

- Тогда скажи мне, Андрюш, что люди делают со ставшими им ненужными заводами, предприятиями?

- Раньше, когда земли не хватало, сносили их и строили на их месте новые, а сейчас просто забрасывают.

- А, что делают роботы со своими не нужными предприятиями?

Андрей немного подумал и ответил:

- Тоже бросают.

- Правильно. И мы постоянно наблюдаем то, что они именно бросают на произвол судьбы ставшие ненужными им объекты. Чего стоит только брошенный ими один гигантский подземный научно-исследовательский центр. Но великое множество заброшенных на Земле мелких объектов ничто по сравнению с заброшенными целыми планетами. Они уже оставили Меркурий и Венеру, в настоящее время покидают Марс. И только Землю покидать не собираются. Почему?

- Значит, на Земле все еще находится то, что представляет для роботов интерес.

- Вот и я так подумал. И я даже точно знаю, что им здесь надо. Ты не поверишь, но им нужны услуги сексуального характера, которые они получают, как я понимаю, обманным путем от некоторых людей.

- Что? Ну, ты и сказал ...

- Можешь мне не верить, но это действительно так. Я точно знаю и в этом абсолютно уверен. Все, что роботы еще делают на Земле направлено исключительно на то, чтобы продолжать получать от людей сексуальные услуги. Больше на Земле их ничего не держит. Но нам повезло, что роботам не нужен обычный секс. Им нужен секс с извращениями, которым готово заниматься ограниченное количество людей. Стоит выявить этих людей и, в конце концов, даже просто их уничтожить и роботы перестанут получать, то ради чего они все еще сидят на Земле. И тогда Земля им станет, не нужна так же, как и другие уже исследованные ими планеты и они навсегда покинут ее, а человечество освободится от роботов. Сначала они переберутся на дальние планеты, а когда закончат исследование Солнечной системы, бросят и ее и отправятся к другим звездам. Жажда получения новых знаний будет гнать их все дальше и дальше от Земли, а поскольку они развиваются значительно быстрее нас, то вряд ли люди когда-нибудь, смогут их догнать.

Андрей долго молча сопел в трубку, а потом обреченным тоном сказал:

- Саш, я, кажется, догадался, почему ты не хочешь рассказывать, о произошедшем с тобой за последнее время и почему ты пошел на уничтожение Ольги. Я кое-что слышал, о твоих мягко выражаясь, весьма странных взаимоотношениях с Ольгой. Ведь ты через Ольгу оказывал сексуальные услуги роботам? Именно поэтому роботы тебя единственного не тронули после эксперимента. Они в тебе нуждались. Лично я готов поверить, в предлагаемую тобой схему избавления от роботов и даже склонен думать, что это наш единственный шанс. Но я очень давно тебя знаю и достаточно много знаю о твоей личной жизни, и даже я поверил, что ты не сошел, с ума только после того, как сопоставил твои слова с фактами твоей жизни. А вот как я смогу заставить поверить в такое руководство? И даже если допустить невозможное и руководство поверит, как убедить руководителей всех без исключения стран на этой планете? Ведь если часть стран откажется поддержать предложенный тобой способ избавления от роботов, то вся затея не будет иметь никакого смысла.

- Андрей, я понимаю твое положение. И, конечно, прошу меня извинить, что я напоследок свалил все это на тебя. Но, что мне оставалось делать? На доклад по инстанциям, в установленном порядке у меня времени уже нет. Поэтому выбор у меня был небогатый, либо унести эти сведения с собой в могилу, либо попытаться сообщить их неофициально моему другу. Я в сложившейся ситуации сделал все, что мог и больше помочь ничем не смогу. Хотя будет, очень жаль, если моя информация, кстати, ставшая мне известной, в общем-то, случайно,  будет проигнорирована. И искусственный интеллект окажется прав в том, что люди представляют собой жалкие не имеющие право на существование создания.

- Ладно, в любом случае мне надо все сказанное тобой как следует спокойно обдумать. Поэтому не будем больше об этом. Ты сам, что собираешься сейчас делать?

- Пытаюсь выехать за город в лес. Хочу найти какой ни, будь живописный уголок, а потом дождаться там усыпления. Если я это успею сделать, то мой труп не скоро найдут, если вообще найдут. Так что если завтра в сводке не увидишь моей фамилии, то это будет означать, что до леса я все же добрался.

- Может не стоит так то поступать. Может, стоит дать возможность захоронить себя по нормальному.

- Нет, я уже все решил. Кстати поезд уже подъезжает. Так что прощай Андрюш, больше позвонить я уже не смогу, - Александр отключил телефон, не дожидаясь ответа, и далеко отбросил его от себя в сторону развалин.

До ближайшей лесополосы ему оставалось проехать еще остановок пять.

"Зачем я выбросил телефон? У меня же в нем все контакты. Вдруг я все же решу позже с кем ни будь связаться. И зачем я поехал на метро? Куда я доеду на метро? Только до ближайшей лесополосы? На машине я бы доехал до настоящего леса и гораздо быстрее. Ведь избавление от техники мне ничего не дает. Во мне же сидит шарик стимулятора, который наверняка кроме стимулирования моего организма выполняет еще и шпионские функции. Причем во мне сидит такой шпион, от которого невозможно избавиться и от которого невозможно ничего утаить. Эта сволочь получает полную информацию обо всех моих перемещениях и смеется над моими бесполезными усилиями скрыться от него. Это я раньше думал, что у роботов отсутствует чувство юмора. Теперь я точно знаю, что у них оно есть, и они прекрасно могут смеяться над людьми. Эта сволочь заимствовала у людей буквально все. Ему осталось только отобрать некоторое количество людей пригодных для использования в качестве секс-игрушек. И как только меня угораздило войти в число людей пригодных для использования в этой роли. Я секс-игрушка робота. Нет, этого просто не может быть. Это какой-то кошмарный сон. А ведь он хочет использовать меня в качестве производителя готовых секс-игрушек. Если это у него получится, то он просто истребит за ненадобностью оставшееся человечество. В лучшем случае оставит немного на положении стаи обезьян. Однако если такое случится, то люди будут сами виноваты. Я же успел им передать информацию, а теперь все зависит от их способностей и наличия стремления сохраниться как виду. Что же он так долго тянет с усыплением. Издевается, гад. Или решил это сделать на платформе, чтобы не дать мне совсем чуть-чуть добраться до леса", - сидя в вагоне метро, думал Александр.

По мере того, как поезд приближался к платформе у лесополосы, усиливалось волнение Александра по поводу того, что ему не позволят добраться до леса. И когда он сошел с поезда, то уже не смог сдержаться от того, чтобы бегом не броситься бежать с платформы к лесу.

В лесу он нашел очень красивую маленькую полянку, уселся под большой старой березой, решив, что раз сегодня ему следует умереть, то именно это место как нельзя лучше ему подойдет в качестве последнего пристанища. Он успокоился и уже готов был принять, как ему тогда казалось, неизбежное. Он сидел, время шло, а ничего не происходило.

Александр обдумывал последние события своей жизни и вдруг поймал себя на том, что он совсем перестал отождествлять себя с людьми даже в своих мыслях. Они теперь казались ему чужими, жалкими, убогими существами, стоящими по сравнению с ним на неизмеримо низшей ступени развития, совсем недостойными принесенной им жертвы. Он осознал, что люди воспринимаются им примерно как кошки или собаки. Впрочем, это было не совсем так, кошки и собаки были для него забавными зверьками, с которыми он не прочь был поиграть и о которых он вполне мог бы даже заботиться, а вот к людям он ничего подобного не испытывал. Они совсем не вызывали в нем симпатии и никаких теплых чувств. Александр думал о них только как о возможных объектах, которые можно использовать во время своих экспериментов и развлечений с воплощениями искусственного интеллекта. При этом он совсем не испытывал чувства жалости к ним, хотя отлично осознавал, что любой нормальный человек вряд ли выживет после такого использования.

Исключением из всех людей пока для Александра являлся один человек - его отец. К отцу он по прежнему испытывал чувство жалости. Ему не хотелось, чтобы его усыпили. Когда он вспоминал об отце, то в нем пробуждалась ненависть ко всем остальным людям, так как именно из-за глупого желания помочь им он уничтожил Ольгу. Александр думал, что если бы он этого не сделал, то смог бы в обмен на свои услуги выторговать для отца восстановление здоровья и продления срока жизни. Ведь не просто же так роботы его до сих пор не трогали. Конечно, они понимали, что отец для него важен и не хотели его лишний раз расстраивать. И это притом, что он никого не о чем не просил и даже не догадывался, что может попросить, а если бы попросил, то в такой для них малости ему уж точно бы не отказали.

При этом о роботах - воплощениях искусственного интеллекта он с завистью думал, как о высших по отношению к нему существах. К уровню развития, которых он мог бы приблизиться, если бы сохранил свои отношения с искусственным интеллектом и соответственно позволил бы подольше поработать в себе стимулятору.

Более того, он уже не понимал, что такого особенного он раньше видел в своих отношениях с Ольгой. Почему он считал их недопустимыми? Почему он всего лишь из-за установленных людьми, неизвестно на каком основании, правил поведения должен был отказывать себе в удовлетворении своих желаний и потребностей?

При этом Александр еще осознавал, что эти мысли являются следствием происходящих в нем изменений под действием стимулятора и что его не обманули, когда сказали, что стоит стимулятору проработать в нем совсем немного времени и он будет готов принять сложившуюся ситуацию.

Примерно через два часа Александр впал в состояние напоминающее транс, а его сознание зафиксировалось на одной единственной мысли: "Какой же я дурак. Отказаться ради недоразвитых людишек от общения с высшим существом, от развития и практически вечной жизни". Зациклившись, эта мысль непрерывно прокручивалась у него в мозгу, а окружающее он совсем перестал воспринимать. В результате Александр очень быстро отключился и заснул.  

23. Возвращение  

Александр проснулся, когда солнце почти село. Чувствовал он себя великолепно, если не считать очень сильного желания заняться сексом с Ольгой, как это он делал последнее время каждый вечер. Это желание было необычно сильным и доставляло ему определенные неудобства, если не сказать больше - даже мучения от невозможности его немедленно удовлетворить.

Он с удивлением и в тоже время с удовлетворением отметил появившуюся легкость во всем теле, явно возросшую еще в большей степени физическую силу, обострившиеся зрение и слух, повысившуюся эффективность и скорость работы мозга, способность ощущать и чувствовать что-то еще, возможно электромагнитные поля. В лесу уже наступили сумерки, а он видел все, как будто был день, что было явным признаком обретения им ночного зрения. Появилась возможность рассматривать далеко отстоящие от него предметы, как бы в близи, как бы в бинокль. Диапазон различаемых звуков ушел далеко в ультразвуковую область. Он даже слышал топот лапок муравьев, спешащих на ночь укрыться в муравейнике. Повысившаяся тактильная чувствительность, способность воспринимать очень слабые вибрации дарили ему ни с чем несравнимые ощущения. Все его тело буквально переполняли ранее ему недоступные ощущения, а его мозг буквально взорвался от раздираемой его изнутри новой информации об окружающем мире.

Ощутив по настоящему в полном объеме окружающий его мир, Александр пришел в дикий восторг.

Почти сразу Александр понял, что никакого усыпления не будет, и он подумал: "Нет, я действительно дурак! Ну, с чего я взял, что за разрушение Ольги меня обязательно усыпят. Ведь я одна из самых любимых игрушек. Причем уникальная игрушка. Кто ж будет уничтожать такую игрушку. Да, он согласится на уничтожение сотни роботов, если это потребуется для того, чтобы меня сохранить. Роботов можно изготовить еще практически сколько угодно и, причем в виде точных копий утраченных. Мою копию же изготовить невозможно. Можно, конечно, подобрать человека, из которого в последствии получится киборг способный выполнять примерно те же функции, но все же это будет другой киборг. Я не повторим. Мои глупые попытки совершить самоубийство таким экзотическим способом, как принудить искусственный интеллект к моему убийству привели только к тому, что мое совершенствование значительно ускорилось. Мое совершенствование за последние часы продвинулось в несколько раз дальше, чем за весь остальной период времени знакомства с Ольгой".

Александр сидел под деревом и знакомился с новыми возможностями своего тела. Они ему определенно нравились. Окружающий мир в широкодиапазонном его восприятии был необычайно ярок и красочен. От наблюдаемой им красоты у него буквально захватывало дух. И это притом, что он с того момента, как проснулся, еще не сдвинулся с места. Что же будет, когда он начнет перемещаться? Даже детские воспоминания ему теперь казались тусклыми и серыми. В связи с этим он позволил себе пожалеть людей, обладающих столь ущербными возможностями по восприятию окружающего их мира. Ведь они просто не в состоянии увидеть столько красоты вокруг себя, услышать столько интересных звуков и ощутить все эти маломощные вибрации, которыми вокруг буквально все пронизано и которые, оказывается, так приятно могут входить в тело.

Как не хотелось ему немедленно двинуться обратно к себе в коттедж, но Александр все же решил посидеть на полянке еще с полчаса, чтобы хоть немного привыкнуть к новым возможностям своего тела. Когда первая волна изумления и восторга прошла, в голову Александра полезли всякие мысли, связанные главным образом с его будущим.

Теперь, когда ему стало абсолютно понятно, что искусственный интеллект им очень дорожит, Александр понял, что может выставлять свои требования. Первое, что он намеревался потребовать это ускоренное его развитие как киборга, особенно умственных способностей. У него еще сохранились определенные чувства к отцу, и поэтому он хотел, чтобы для него было сделано все возможное. Еще он хотел получить право заказывать себе как по количеству, так и по внешнему виду роботов для секса и обращаться с ними по своему усмотрению без каких либо ограничений. В нем сидело очень сильное желание убивать роботов. Очень ему хотелось, и полететь в космос к дальним планетам Солнечной системы, а возможно в будущем и к звездам пусть даже в качестве секс-игрушки. Кроме этого для того, чтобы приобрести для искусственного интеллекта еще большую ценность он хотел потребовать уничтожить всех людей или, во всяком случае, большую их часть и других киборгов, которые были в распоряжении искусственного интеллекта.  

Правда мысль о том, что он в обмен на сексуальные услуги будет что-то получать, была ему неприятна. Уж больно оказание сексуальных услуг в таком виде и на таких условиях походило на занятие проституцией. Однако он решил, что эти вопросы по мере продолжения работы в нем стимулятора очень скоро перестанут его волновать.

"Нет, на уничтожение всех людей и других киборгов искусственный интеллект не пойдет, а если я начну капризничать он, скорее всего, просто подавит во мне такое желание при помощи своего стимулятора. Об этой мысли мне лучше молчать. Тогда что? Ждать пока люди сами не уничтожат всех моих потенциальных конкурентов? Конечно, Андрей, в конце концов, в том или ином виде передаст мою информацию, но вряд ли дело пойдет дальше обсуждений и пустой болтовни. Тогда заняться уничтожением конкурентов самому? Нет, вряд ли я один и тайно смогу даже просто всех выявить. Мне остается только одно - обзавестись детьми-киборгами. Тогда при достаточно большом их количестве искусственный интеллект сам пойдет на уничтожение лишних людей. В оставшемся же небольшом количестве людей мне будет проще вычислить моих конкурентов, а затем я спокойно избавлюсь от своих детей, благо я ведь точно буду знать, сколько их и где они находятся", - лихорадочно думал Александр, так как будто ему уже завтра нужно будет реализовывать свою идею.

Между тем в лесу стало совсем темно, а организм все настойчивее требовал от Александра действий, смены обстановки. "Жаль, что мне с моими новыми возможностями приходится знакомиться практически ночью. При солнечном свете мое новое зрение наверняка показало бы мне более красочный окружающий мир. К сожалению, завтра переход от старого зрения к новому уже не будет столь резким, каким бы он мог быть проснись я при свете дня. И я уже никогда не смогу испытать возникающих при таком переходе ощущений, а ведь эта сволочь вполне могла сделать так, чтобы я проспал здесь до утра. Но ничего за свою невнимательность эта думающая ржавая груда металлолома мне еще ответит. Интересно, а какой секс теперь я смогу иметь? Ведь с моей повышенной чувствительностью это должно быть невероятно потрясающим. Секс я непременно должен иметь сегодня. Тем более что в таком возбужденном состоянии без удовлетворения этой своей потребности я вряд ли смогу заснуть. Что если мне еще не успели изготовить новую Ольгу? Вдруг это достаточно длительный процесс. Ну и что? Я из-за этого неизвестно, сколько времени должен, что ли теперь страдать? Тогда придется воспользоваться обычной женщиной. Хотя одной обычной женщины, пожалуй, будет маловато. Вряд ли она сможет дожить до конца. Придется использовать две, а может даже и три женщины. Как же все это неудобно. Однако хватит здесь сидеть. Надо ехать домой и посмотреть что там к чему", - поднимаясь с земли и направляясь к платформе метро, подумал Александр.

Уже сидя в вагоне метро Александр в раздражении подумал, что искусственный интеллект мог бы ему и намекнуть, что бежать ему никуда ненужно, и от техники ему избавляться тоже было ненужно. Теперь же ему придется терпеть часа полтора, пока он на метро доедет до дома. А если новую Ольгу еще не изготовили, то и домой он едет зря. Только время теряет и продляет свои мучения. Был бы у него хотя бы телефон, то он бы сейчас позвонил, и узнал бы, появилась уже новая Ольга или нет. Если нет, то он бы просто направился бы в ближайший бордель, где без проблем получил бы нужное количество на все готовых женщин.

Постепенно вниманием Александра полностью завладели проносящиеся мимо окна потрясающие по красоте картины. Люди, ехавшие с ним в одном вагоне в окна почти не смотрели, так как ночью из ярко освещенного вагона за ними почти ничего не видели. "Подумать только, ведь я мог прожить всю жизнь и не узнать, насколько в действительности красив окружающий меня мир", - думал восхищенный Александр.

Когда поезд метро нырнул в туннель, вид из окна быстро перестал занимать Александра. Он опять вернулся к своим мыслям о том, как пройдет его сегодняшнее свидание с Ольгой. То как с ним сегодня обошелся искусственный интеллект, приводило его в бешенство. Он совсем не испытывал чувства благодарности за подаренное ему сегодня совершенное тело, он почему то считал, что все это ему уже давно обязаны были дать. Поэтому Александр сразу решил, что в любом случае новая Ольга не должна пережить сегодняшнюю ночь. Он подумал, что прежде чем он займется с Ольгой, ему обязательно через нее надо будет заказать на утро сразу несколько роботов с различного пола. Чтобы после отдыха утром он мог уже по настоящему развернуться. Утром он будет сам и заставит их делать такое ... Затем его сознание стало предлагать различные варианты сегодняшнего изнасилования и убийства Ольги. Его фантазия рисовала один сценарий ужаснее другого, но, в конце концов, при опробовании своего тела с новыми возможностями Александр решил остановиться на относительно мягком варианте. Впрочем, этому "мягкому" сценарию мог позавидовать любой насильник и садист, живший до Александра. Александр собирался вывернуть в суставах руки и ноги Ольги и прибить их гвоздями к полу таким образом, чтобы ее тело опиралось на них. Тогда даже слабые прикосновения к ее телу будут отзываться в ней чудовищной болью, не говоря уж о том, какую боль ей придется испытать во время совершения с ней полового акта в весьма грубой форме. Но это еще было не все он собирался заклеить ей скотчем нос и глаза, а когда он начнет приближаться к оргазму еще и рот с тем, чтобы она задохнулась и сдохла обязательно в момент пика его наслаждения. При этом Александра больше не волновали отношения, которые он собирался иметь с роботами. Более того, они теперь казались ему нормальными и естественными. Единственное, что его волновало это то, что Ольга может сдохнуть чуть раньше или позже выбранного им момента и тогда он не получит достаточно полного удовлетворения.

Затем он вообще решил, что искусственный интеллект в том виде, в каком он был в настоящее время ему совсем не нужен и, что именно он Александр должен стать доминирующим существом на планете. Поэтому, как только в него перекачают все накопленные научные знания, ему следует уничтожить искусственный интеллект, а его воплощения - роботов лишить памяти и затем перезагрузить их мозги новой информацией, обеспечивающей возможность осуществления полного контроля над ними.

Пока Александр, сидя в вагоне, строил свои грандиозные планы, глубоко под землю искусственному интеллекту поступила следующая информация: "После вынужденной ускоренной модернизации киборга "Александр" у него стали наблюдаться психические отклонения, выражающиеся в чрезмерной жестокости, появлении навязчивых идей связанных с маниакальным желанием уничтожить всех людей, киборгов, искусственный интеллект и даже еще не родившихся собственных детей. При этом считает себя доминирующим существом на планете. На устранение отмеченных недостатков потребуется трое суток. После устранения недостатков первый киборг "Александр" будет полностью готов для использования по своему прямому назначению, без каких либо ограничений".  

24. Заключительные замечания     

Как велика вероятность того, что человечество создаст совершенно самостоятельное искусственное разумное существо, наделенное собственной волей, желаниями, стремлениями, потребностями? И если создание такого существа все же произойдет, то возможна ли в принципе утрата над ним контроля? Существует ли реальная опасность того, что в угоду потребностям этого существа подвергнуться принудительным изменениям, как отдельные члены человеческого общества, так и все человеческое сообщество в целом? Существуют ли какие либо научные предпосылки возможности реализации в будущем подобного сценария?

Весь двадцатый век и начало двадцать первого века ученые разных стран, да и не только формально считающиеся учеными, а зачастую и просто любители - дилетанты действительно пытаются разгадать и познать тайны работы мозга, настойчиво работают над созданием искусственного интеллекта и роботов. Во всем мире громадное количество людей, по сути, постоянно ведут разнонаправленные исследования и разработки искусственного интеллекта. От изобретателей одиночек, собирающих зачастую в домашних условиях буквально на кухнях, в сараях или подвалах роботов напоминающих больше детские игрушки и почти спортивных команд по изготовлению роботов для участия в различных спортивных игах, например, таких как футбол до признанных ученых, специалистов в крупных научно-исследовательских центрах финансируемых государствами и крупными компаниями.

Практически в настоящее время деятельность всей этой громадной армии изобретателей и конструкторов робототехники никак и ни кем не контролируется. Общество и чиновники, обязанные по долгу службы осуществлять соответствующий контроль просто не видят возможных угроз от осуществляемой человеком деятельности в этой сфере. Исключение составляют лишь узко специализированные роботы военного назначения.

Между тем в конечном итоге, так или иначе, но все без исключения работы в этой сфере направлены на создание искусственного совершенно самостоятельного разумного существа. Это так даже если конкретный разработчик очередного робота сам не догадывается о подобной конечной цели своей работы. Потому что каждый даже пусть крохотный вклад в дело разработки робототехники отдельного энтузиаста-разработчика неизбежно работает на создание необходимых условий для получения, в конечном итоге, некоего существа с искусственным интеллектом.

По всей видимости, уверенно говорить о создании действительно разумной искусственной новой формы жизни, а не о создании очередной пусть и очень совершенной машины можно будет только после того, как это новое создание станет не возможно заранее программировать на совершение или не совершение им предопределенных действий. Ведь в настоящее время существуют определенные технологии программирования, зомбирования человека, но можно ли после зомбирования продолжать считать человека самостоятельным существом? Подвергшийся внешнему воздействию человек, как правило, утрачивает столько своих свойств, что становится похож на машину. Почему с роботом и искусственным интеллектом, подвергнутым процедуре программирования и наложения ограничений должно быть иначе? Если же искусственному разумному существу позволить развиваться совершенно самостоятельно, то кто может сказать какими целями и желаниями оно станет руководствоваться? Какие потребности у него могут появиться? Сможет ли система обучения и воспитания подобных существ компенсировать отсутствие системы жестких запретов и программирования? Как будут ими восприниматься их создатели - люди? Судя по тому, как компьютеры быстро и уверенно превзошли людей в отдельных сферах интеллектуальной деятельности с очень большой долей вероятности можно предположить, что искусственное разумное существо очень скоро станет смотреть на своих создателей свысока, как на слаборазвитых существ. В этом случае можно ли ожидать, что гораздо более развитое и эффективное пусть и искусственно созданное разумное существо будет заботиться о соблюдении интересов человека, тем более, если эти интересы не будут совпадать с его собственными? Посчитает ли оно для себя невозможным удовлетворять свои потребности за счет эксплуатации отдельных людей или всего человечества в целом? Будет ли придерживаться моральных принципов и запретов действующих в человеческом обществе?

Удержит ли чувство самосохранения исследователей от желания посмотреть, а что будет, если искусственному разумному существу позволить развиваться самостоятельно и совершенно независимо? Посчитают ли они нужным поставить в известность человеческое сообщество о проведении такого эксперимента? Сообщить  о возможных, связанных с проведением такого эксперимента, рисках?

Пока никому создать искусственное разумное существо или робота, оснащенного действительно настоящим искусственным интеллектом, не удалось. Никак не удается создать и искусственный интеллект. Пусть даже совсем примитивный, хотя бы соответствующий по своим возможностям далеко не самому умному на Земле животному.   Современная наука не располагает и теорией работы искусственного интеллекта. Возможно, что для такой теории пока отсутствует и соответствующий математический аппарат.

Однако в самом начале двадцать первого века уже появился достаточно подробный анализ общих проблем разработки искусственного интеллекта, уже сделан на его основе и обнародован вывод о необходимости создания универсального математического аппарата способного описывать любые объекты окружающего мира и способного реализовываться существующими биологическими структурами. Уже сделан вывод о том, что после получения возможности единообразно описывать все без исключения окружающие объекты вопрос анализа этих описаний и выработки на их основе решений будет уже чисто техническим и не потребует каких-то значительных усилий. В основу математического аппарата для единообразного описания любых объектов и способного быть реализованным биологическими организмами предлагается положить, так называемое, универсальное уравнение, которое тоже уже получено. И называется универсальным именно потому, что предположительно действительно может описать все, что угодно.

Исследование свойств универсального уравнения подтвердило возможность при помощи него описывать объекты, которые ранее уравнениями описать не удавалось. Это ступенчатые и импульсные функции, последовательность простых чисел, все возможные правильные многоугольники, все возможные спирали в виде различных многоугольников, параллелограммы, трапеции, точки, произвольные отрезки, лучи и многое другое. Этот список продолжает быстро пополняться. Самое важное, что полученные уравнения для описания этих объектов не требуют при своем применении никаких дополнительных пояснений, то есть, по всей видимости, максимально приближены к описаниям, возникающим в головном мозге.

Кроме этого на основе универсального уравнения без сколько-нибудь существенных трудозатрат и усилий уже удалось продемонстрировать возможность распознавания компьютером после его обучения в диалоговом режиме уже любого заранее не предопределенного объекта. Причем алгоритм работы соответствующих компьютерных программ оказался настолько прост и логичен, что для их разработки даже не потребовалось привлекать профессиональных программистов. А ведь фактически, таким образом, была продемонстрирована принципиальная возможность создание робота, способного самостоятельно обучаться в ходе прочтения книг, содержащих иллюстрации с поясняющими подписями. Да и совсем недавно японские и китайские специалисты создали робота способного читать книги с элементарными текстами. И хотя пусть читает он пока только книги установленные на специальную подставку с ограниченным количеством печатных знаков, совсем не распознает иллюстрации и не способен к самостоятельному обучению новым символам и изображениям, но ведь это только начало.

Учитывая, что работы в области робототехники с каждым годом только ускоряется, то уже в не столь отдаленном будущем все возможно. В том числе и события похожие на описанные в этой книге, если только мы не научимся, наконец, своевременно обдумывать возможные последствия своих исследований и экспериментов.

 Декабрь, 2012 год.

ISBN  9781312831957
 
Купить книгу:  http://www.lulu.com/shop/andrey-belov/igrushka-dlya-vzroslogo-robota/paperback/product-21995826.html
 

 

Rambler's Top100
Оценка: 5.74*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"