Belov Dmitry: другие произведения.

Мужской взгляд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Большинство людей живет по шаблонам, что созданы обществом. Но у главного героя свой взгляд на жизнь, отношения, секс - мужской взгляд. На грани приличий, на грани дозволенного, на грани допустимого.

    Он студент небольшого провинциального города. Девушки для него не больше чем на один - два раза, не больше чем игра. Она младшая сестра его друга. Что это, влюбленность, страсть, привязанность или.... распущенность? И способен ли он вообще на такое чувство как любовь?

    Легкое чтиво под горячий вечерний кофе, без философских измышлений, нравоучений, насилия, жестокости и грубости, но написанное без цензуры. История о жизни в тех ее проявлениях, которые не принято обсуждать, о дружбе, нежности, чувственности, страсти и любви рассказанная от первого лица.

    Книга дописана



Рейтинг: NC-17 (только для взрослых)

Жанры: Эротика, Гет, Романтика, Флафф, POV, Психология, Учебные заведения

Предупреждения: МЖМ

С утра светило солнце и ничего не предвещало непогоды. Хоть и начало апреля на дворе, а уже было достаточно тепло, весна в этом году ранняя. Ливень хлынул неожиданно, очень сильный и именно тогда, когда мне возвращаться из института, а зонт я, по известному всем закону подлости, оставил дома. По дороге от остановки до дома я вполне ожидаемо вымок до нитки, но укрыться от непогоды было просто негде, да и дом был так маняще близко. На подходе к подъезду через пелену дождя я увидел хрупкую девичью фигурку. Лия, или Лидия, но свое полное имя она не любит, а сокращение Лида просто ненавидит, - младшая сестра моего друга Сергея. Она была в промокшем насквозь, липнущем к телу платье, а длинные золотисто-каштановые волосы сбились в пряди.

- Привет. Ты что здесь делаешь? Погодка совсем не для прогулок, - укоризненно сказал я ей.

- Ключи забыла, а дома никого нет, и до брата дозвониться не могу - абонент недоступен.

- Да уж, ситуация. Ну, пойдем ко мне, отогреешься, чая попьешь.

Когда поднялись на этаж, достаю ключи и открываю дверь. Жилое тепло квартиры создает резкий контраст с уличной промозглостью.

- Если хочешь, в душ сходи, - предлагаю я девушке. - Согреешься хоть, а то дрожишь вся.

- Не.

- Ну, как знаешь, а я пойду.

Открываю шкаф, задумчиво оглядывая его внутренности. Нет у меня женской одежды, незачем, вроде как. Вытащил свою рубашку с коротким рукавом и шорты до кучи.

- Переоденься, в мокром платье не стоит находиться, простудишься еще, а Серый мне потом голову оторвет, что не позаботился.

Отдал ей одежду, сам же прямиком направился в ванную. Сбросил на пол мокрую, холодящую одежду и, только стоя под упругими теплыми струями душа, вспомнил, что полотенце я вчера в стирку запихнул, а новое положить не удосужился. Опять натягивать на себя мокрую ткань и шлепать по квартире, оставляя лужи, очень не хотелось. Напрячь, что ли, гостью? Приоткрыв дверь, окликнул девушку:

- Лий, принеси, пожалуйста, из шкафа в комнате полотенце, нижняя полка.

Предусмотрительно задернул занавеску. Замок на двери тихо щелкнул, открываясь. Принесла, значит. Вот здорово, когда не надо самому идти, все само сделается. Вдруг чувствую взгляд, чужой, любопытный. Бывает так, что вроде и не видишь, но ощущаешь, прям кожей, что кто-то на тебя смотрит. Украдкой поглядел в зеркало. Так и есть. Прийти-то пришла, а уходить не торопится. Интересно? А занавеска у нас - одно название, от воды защищает и то ладно, а так почти прозрачная. И я понимаю, что полностью обнаженный нахожусь рядом с девушкой. Да какой девушкой? Смотрится подростком еще, невысокая, худенькая. Но тело уже предательски отреагировало само, независимо от разума. Пока это не было очень заметно: я стоял спиной к двери. Шугануть ее, что ли? Чтобы неповадно было подглядывать. Но настроение было хорошее, захотелось пошалить немного. Обнаружить себя объектом чужого анатомического интереса было забавно и необычно. Да и мне, в общем-то, не жалко. Не мальчик уже вроде, не первый раз меня особы женского пола без одежды видят. Набрав гель для душа, стал нарочито медленными движениями намыливать тело, разглядывая ее из-под полуприкрытых ресниц в зеркало. И когда эта маленькая пигалица, вечно путающаяся под ногами, успела вырасти? Я знал, что девушка училась в 10 классе, но возрастом ее никогда не интересовался, да и вообще ей не интересовался. Мокрая ткань платья плотно обтягивала небольшие грудки с торчащими пупырышками сосков, немного округлившиеся бедра придают угловатой пока еще фигурке женские очертания. А ничего девчушка будет, симпатичная. Несколько не в моем вкусе, слишком худосочна, но личико вполне миловидное, губки бантиком и любопытные синие глаза, блестящие из-под сени густых ресниц. Она же никогда не смотрела на меня как на мужчину, или я просто не обращал внимания? А я, соответственно, не видел в мелком нескладном приложении к моему другу зарождающуюся женщину. До сегодняшнего дня. А ведь не уходит, негодница! Довести шоу до конца? Почему бы и нет. Судя по осведомленности молодежи в вопросах взаимоотношения полов, она вполне уже может быть опытной, что снимает с меня некоторые ограничения. Теперь встать под воду, подождать, пока пенные струи стекут вниз, и плавный, очень медленный разворот.

Хлопнула дверь. Ага, испугалась! Усмехаясь про себя, не торопясь, вытерся и, обернув полотенце вокруг бедер, вышел из ванной.

В полутьме из-за закрывшей светило тучи на фоне окна виден был только силуэт моей нежданной гостьи. И смысл в темноте торчать? Проходя, щелкнул рукой выключатель, и мягкий желтоватый свет окутал одетую только в мою рубашку девушку, шорты так и остались лежать на кровати. Одень она весь предполагаемый комплект, может, ничего и не было бы. Но мужская рубашка на женском теле, провокационно открывающая ноги до середины бедра, вызывает у обладателя сего предмета гардероба вполне определенные ассоциации.

Отправил висящее на стуле влажное платье сушиться на трубу в ванной, устроился в кресле и разглядываю ее украдкой. А ведь через рубашку сосочки проглядывают, твердые. Да и глаза блестят подозрительно. Поиграем дальше? М-да, только бы не заиграться. Но весь ее вид прямо-таки подначивал на хулиганские действия.

- Я видел, как ты подглядывала за мной в душе.

Ее мордашка начала стремительно наливаться краской.

- Я не подглядывала.

- Да-а-а? А как это называется?

Выдержал театральную паузу, наслаждаясь ее смущением.

- А хочешь посмотреть?

- Что?

- То. Хочешь на меня посмотреть?

Взгляд ее невольно упал на полотенце, выдавая мысли. Ага. Немного откидываюсь назад, очерчивая характерно приподнятую ткань.

Видно было, как в ней борются два желания. И интересно, и боязно.

- Не бойся, я ничего плохого не сделаю. Тебе же интересно, не отпирайся, я тебя застукал.

Медленно, очень медленно, дразняще-провокационно веду пальцем по узлу на полотенце. Ее глаза, не отрываясь, следят за моей рукой. Подцепляю узелок, останавливаюсь и взгляд такой хитро-вопросительный. Она нервно сглатывает. Так что же пересилит? Самому уже интересно. Казалось, что воздух сгустился и звенит от напряжения.

- Да...

- Что конкретно 'да'?

Я даже сначала действительно не понял, о чем она, и на полном серьезе подумал, что не решится, испугается, застесняется. Я люблю подразнить, с удовольствием флиртую и соблазняю, но в данном случае собственно и не планировал идти дальше слов и хулиганских провокаций.

- Ну... то, что ты предложил.

Ой, что будет... Но возбуждение пересилило здравый смысл. Да и идти на попятную после своих же слов было бы как-то...

Неторопливо, подчеркнуто медлительно начал развязывать узел на полотенце. Она не сводила взгляда с моих рук, любопытного и совсем не детского. Но вот узел развязан, махровая ткань соскальзывает по бедрам, открывая совсем не скромную картину. Девушка облизала ставшие вдруг пересохшими губы. В её глазах появилось какое-то новое выражение.

- Иди сюда, я не кусаюсь. И он тоже.

Лия сделала один несмелый шажок в мою сторону, но вдруг остановилась.

- Ну, смелее. Ничего не будет того, что ты сама не захочешь.

- А если захочу?

Ба, даже так?

- Если захочешь, то я контролирую ситуацию, и ничего лишнего не будет.

Знать бы еще, что для нее лишнее! Я, похоже, уже совершенно не понимаю происходящего.

Она сделала еще шаг и присела передо мной на корточки.

При всей своей абсурдности, ситуация была очень возбуждающая, ну очень-очень просто.

- Можешь потрогать, я разрешаю, - подначиваю её.

Ее пальчики несмело прикоснулись к самому чувствительному месту в мужском организме.

- Ам!

Тут же отдернулись. Меня пробрал смех. Она, глядя на меня, тоже улыбнулась.

- Лия, честное слово, не боись ты. Тебе интересно, я же вижу.

Ее пальчики стали действовать смелее, принося очень приятные ощущения. Я не торопил, пусть освоится. Исследовала новую для себя область естествоиспытательница достаточно долго, зато движения стали более уверенными, ласкающими. Я легонько взял ее за руку, показывая, как надо обращаться с мужчиной. Ситуация была безумно эротичная и непривычная. По происходившим с моим телом изменениям я понимал, что до оргазма осталось совсем чуть-чуть.

- Быстрее... И сожми его сильнее... Да, вот так...

Я чувствовал, как тугая волна собирается внутри моего тела, ощущения стали очень яркими, волны удовольствия накатили синхронно с выплёскивающейся толчками на живот спермой.

- Это было сильно, - тихо сказал я, немного отдышавшись.

- Тебе понравилось?

- Да, очень.

Вытерся салфетками, накинул и завязал полотенце обратно. Бросил взгляд на часы. Пора сваливать, скоро придут с работы родители. Самое сложное - это не раскрутить девушку на интим, нет. Самое сложное - потом ее выпроводить. Так, чтобы не обидеть и при этом не дать напрасные надежды на продолжение отношений. Мне это каким-то образом удавалось, за редким исключением, когда какая-либо пассия на один раз никак не хотела признавать поражения и навязчиво преследовала, получая вежливую отмазку, но не понимая. Или еще хуже - выяснения отношений, но такие вещи я прерывал сразу. Если встречаться больше 1-2 раз, то тебя сразу стараются взять в оборот, предъявлять какие-то претензии, навязывать обязательства. Ну, нафиг! Я сам себе хозяин, сам решаю, как строить свою жизнь, и не пускаю в нее никого, кроме весьма узкого круга лиц.

Увидев мои переглядывания с циферблатом, Лия как-то резко вспомнила, что пора домой. Умная девочка. Думал, будет сложнее. Звонок на домашний телефон дал представление о том, что Сергей уже пришел. Невинно чмокнув ее в носик, отправил на пару этажей ниже: жили мы в одном подъезде.

Закрыв дверь за нежданной гостьей, я подумал: 'И что это такое было?'. Хотя подумать об этом, конечно, следовало немного пораньше. Ведь было же все просто и понятно. Лучший друг со школы, за одной партой сидели, вместе время проводили. Его сестра, которую знаю с раннего детства и как девушку и не воспринимал никогда, во-первых, потому что маленькая... была, во-вторых, те, с которыми приходится по жизни встречаться, для меня табу. М-да... тоже были. И как мне теперь себя вести? Решил ничего не менять и вести себя так, как ни в чем не бывало. Секс ведь еще не повод для знакомства, правда?

К тому же чем дольше мы будем встречаться, тем больше вероятность спалиться, а этого мне совсем не надо. Серега мне голову оторвет, в прямом смысле, и все выступающие части тела до кучи. Девушки девушками, а семья - это святое.

То есть, меня вполне устраивает единичный горячий эпизод и на этом можно поставить точку.

***

Дни шли за днями, как и раньше. Встречаясь с Серегой, я бывал и у него дома и, естественно, Лию видел. Сначала она поглядывала на меня, будто ожидая чего-то, но я вел себя как обычно и старался наедине с ней не оказываться. Однако это была только видимая часть айсберга. На самом деле я даже не думал, что какая-то девушка меня может так зацепить. Нет, днем все было нормально. А вот ночью приходили настолько яркие образы, что я просыпался с реальным стояком и никак не мог заснуть. Даже пришлось вспомнить времена подросткового периода, поскольку сбить напряжение какими-то другими способами не получалось. Она стала моим наваждением, навязчивой фантазией, от которой никак не выходило избавиться. Вариант увеличить интенсивность половой жизни тоже не прокатил. Серега даже прикалываться начал по поводу весны, затянувшегося тестостеронового криза и прочего. Но компанию в поиске новых развлечений, тем не менее, регулярно и охотно составлял.

Дружбан мой был высоким светловолосым парнем 20 лет от роду, с развитой мускулатурой и голубыми глазами. Весьма симпатичный. Да и я вниманием женским никогда не был обижен. Фигура, конечно, постройнее, но вполне мужская, темные волосы, серые глаза, возраст с недавних пор тот же. В общем, мы вполне удачно дополняли друг друга и мало какие девушки могли устоять перед удвоенным обаянием.

Типичным местом съема были ночные клубы, достаточно скученно раскиданные по окрестностям места нашего проживания. Начинали они свою работу часов в семь, ну и до утра, соответственно, хотя основная публика тусовалась с открытия и часов до 12. Это ж дискотеки в первую очередь, то есть контингент соответствующий, в основном молодежь, которой нужно домой не позже определенного часа. Нет, познакомиться мы могли где угодно, но вот КПД (коэффициент полезного для нас действия) был, безусловно, выше там, где люди отрывались, растворяясь в танцевальных движениях, алкоголе и своих желаниях, а мерцающее приглушенное освещение и громкая музыка ослабляли связь с реальностью и осторожностью. Сегодняшний вечер не стал исключением. Кинув Сереге мессагу с предложением развлечься и получив утвердительный ответ, я начал собираться. Обычно много времени это не занимало, я ж не баба какая: ополоснуться, побриться, одеться и все, вуаля, готов к новым подвигам и свершениям. Натянул на влажную после душа кожу красную футболку с вызывающей надписью 'Fuck me', бедра обтянули любимые синие джинсы, того же цвета и материала куртка на плечи, чтобы не шокировать всех встречных. Надо было видеть выражение лица Сереги, когда я эту куртенку скинул в клубе. Тут и восхищение наглостью, вопиющей беспардонностью, вызывающим отношением к окружающим, небольшая зависть и чуть-чуть осуждения. И без всяких слов понятно, что я сегодня в ударе.

- Ну-у-у Димка, все девки твои будут. Только ты уверен, что 'me', а не 'you'?

Я только усмехнулся в ответ. Естественно, я никому не передам активную роль, не позволю главенствовать над собой. Ну что, поехали? Окидываю зал придирчивым взглядом, выбирая первый объект, с кошачьей грацией пробираясь мимо танцующих. Периферией зрения замечаю какое-то столпотворение и со скоростью и неотвратимостью ледокола направляюсь в ту же сторону. Миловидная, до чертиков сексуальная блонди гибко извивается, приковывая к себе восхищенные взгляды поклонников. Хм-м-м, это будет не так просто, как хотелось бы, но возможность утереть нос конкурентам... Да! И я останавливаюсь поодаль, прикидывая вероятный сценарий развития событий. Все решил случай. Я видел, как развязывается от интенсивных движений, готовясь соскользнуть вниз, пояс ее платья. Хотел просто подхватить потерянную деталь туалета, ненавязчиво завязав знакомство с хозяйкой при возврате аксессуара, сделал шаг вперед. Тканевая лента мягко соскальзывает на пол, оборачиваясь вокруг тонкой высокой шпильки, не удержав равновесия, девушка начинает валиться вбок. Реагирую мгновенно. Смазанное движение, пока остальные только осознают происходящее, - и я подхватываю стройное тело на полпути от встречи с полом. Захватываю в плен ее взгляд, вызывающе-сексуальная улыбочка и не стремлюсь убирать руки, переводя невинную поддержку в почти интимные объятия. Она растерялась, еще не очень осознав, что же произошло, и тем самым упрощая мне задачу. Плавное движение и губы касаются ее губ, легко, непринужденно, как будто, так и должно быть, гася в зародыше любое сопротивление. Голос звучит с едва различимой хрипотцой:

- Ты прекрасно танцуешь.

Комплименты, комплименты, куда ж без них. Затуманить голову ничего не значащими, но столь любимыми женским полом фразами. Небрежным, но в то же время таким естественным жестом поправляю её волосы, убирая за ухо выбившуюся прядь волос, легко проводя по скуле ласкающим движением. Вторая рука так и лежит на талии, никто про нее уже и не вспоминает. Расстроенные почитатели с недовольным видом начали расходиться. Особенно выделялись те, что планировали, видимо, познакомиться с заинтересовавшей их особой, так нагло выдернутой из-под ненавязчивой опеки. Но мне было все равно. Основная задача сейчас - закрепить полученный успех. Плавно опускаюсь на корточки, мягко ведя кончиками пальцев по соблазнительным изгибам женского тела, не отводя глаз от лица (весьма симпатичного, надо сказать), оборачиваю вокруг талии так вовремя слетевший поясок и медленно-медленно завязываю. Секунда-две вот такого вот взгляда снизу вверх, четко просчитанное время, и распрямиться, не теряя контакта, ни визуального, ни физического. И пусть весь мир подождет. Мне не важно, одна ли она или с кем-то, что она собой представляет и чего хочет от жизни. Есть только здесь и сейчас, и именно в данный момент я хочу ее, значит, она будет моя.

- Ох, я такая неловкая, чуть не упала... спасибо тебе.

Конечно, можно было бы сказать что-то вроде 'не за что', но зачем? На мимолетном чувстве благодарности можно весьма неплохо сыграть.

- Может тогда в виде 'спасибо' составишь мне компанию?

Пальцы ненавязчиво переплетаются с ее, не давая возможности мыслить здраво. Тяну ее к себе. Но что-то такое все равно проскальзывает в её взгляде. Опасение, сомнение. Переигрываю, надо чуть сдать назад, не пугая сокрушительной быстротой смены событий и декораций.

- Просто выпьем по коктейлю или сок, если желаешь.

Она сразу же расслабляется, беспрекословно позволяя увести себя к барной стойке. Серега, положив ногу на ногу, наслаждается бесплатным шоу. Незаметно поднятый вверх большой палец однозначно свидетельствует о моем пока высоком рейтинге, но делать какие-то выводы рано. Только скидывая использованный презерватив можно сказать: 'Да, я ее сделал'. А до этого... всегда есть вероятность не удержать пойманную на крючок рыбку.

- Что будешь пить?

Она чуть задумалась и заказала что-нибудь сладкое и не сильно крепкое на мой вкус. Опрометчивое решение. Подзываю бармена и заказываю... 'Секс на пляже', конечно. Больно название у напитка подходящее к ситуации. Как-то 'Секс в туалете' не звучит, ведь правда? А тут намек в сторону романтики, море, солнце.

- Ты любишь море?

Палец нежно обводит контур ее губ, лаская, заставляя замирать в предвкушении.

- Д-да.

Место пальца занимают губы и мне глубоко наплевать, что мы в общественном месте и на это действие пялится уйма народу. Пусть отвернуться или глаза закроют, если что-то не нравится.

Интересно, это 'да' относилось только к морю или ко всему вообще? Тактичное покашливание возвещает о выполнении заказа. Неохотно отрываюсь от розовых губ и расплачиваюсь за бокал с налитым слоями напитком (водка - 40 мл, персиковый ликер - 20 мл, клюквенный сок - 40 мл, апельсиновый сок - 40 мл). Чуть припухшие губы касаются стеклянной кромки, пробуя принесенное. Вкрадчиво так спрашиваю:

- Нравится?

- Да. Сладко, в меру градуса, очень приятное сочетание.

- Уверяю тебя, может быть еще лучше.

И оставляю ее гадать, о чем я, собственно, сказал. Легкий треп ни о чем, гармонично перемежаемый с восторженным описанием достоинств ее внешности, пока не покажется дно бокала. Предложение потанцевать. Попробовать вкус алкогольного напитка на ее губах, дать ей почувствовать свое состояние, прислонившись чуть ближе. Ненавязчиво, ровно настолько, чтобы мысли ее были направлены в нужное русло. А дальше - дело техники. Полутьма помещения для обслуживающего персонала, искрометная страсть и отвязный, беспредельный по своему накалу секс.

Финальный поцелуй, нежные слова на ушко и передача с рук на руки обеспокоенным долгим отсутствием девушки подругам.

Расслабленно откидываюсь на барную стойку уже другого клуба, находя взглядом увлеченно целующегося с миловидной девушкой на танцполе друга. Ну, этот зря времени терять не будет. Значит и я на ближайшие полчаса свободен. Лениво осматриваю находящихся рядом девушек. Первое желание, да, удовлетворено, но это далеко не предел. Вон та хохотушка с рыжими завитушками волос была бы неплохим дополнением к продолжению сегодняшнего вечера. Почему бы и нет? Перебираю возможные тактики подката. Тут скорее нужно что-то юморное, под стать настрою заинтересовавшей меня герлы. Вокруг нее три подружки, выбираю самую страшненькую и, улучив момент, подваливаю к ней. Вовлечь в разговор - пара пустяков. И вот уже я развлекаю всю компанию, шутливо пикируясь с рыженькой, чего и требовалось достичь. Выискивание в кулуарах памяти забавных историй и нестандартных высказываний всецело увлекает, но цель все-таки не стать душой компании, а несколько иная и не надо об этом забывать. Поэтому аккуратненько увести понравившийся объект под предлогом потанцевать и увлечь собственной персоной настолько, что возвращаться ей уже не захочется. На этот раз все было медленно и нежно, с заботой о партнерше, насколько это вообще возможно при таких условиях.

Ну не люблю я водить случайных девушек домой. Практически всегда есть возможность найти, где это можно сделать, а если 'дать на лапу' обслуживающему персоналу, то и с комфортом, как сейчас. Да, официально клубы блюдут нравственность, но вот практически во всех есть так называемые комнаты отдыха с почасовой оплатой, если знать что и у кого спросить. И единственное, о чем приходиться заботится, так это о нейтрализации камер.

Я выбирал разных девушек, перевоплощаясь практически полностью, чтобы завоевать доверие и настроить на нужный мне лад. Кого-то прикалывала надпись на футболке, кто-то перся от развязной наглости, с кем-то нужно было тоньше и аккуратнее... Подходящее поведение можно определить практически с первого взгляда, первых слов, и я почти никогда не ошибался. Но с каждым разом понимал, что это все не то. Совсем не это тело я хотел видеть под собой, не эти глаза, наполненные страстью. Искал чего-то, сам даже не понимал чего.

Серега сидел за барной стойкой, неторопливо потягивая пиво из покрытого капельками воды высокого бокала. Не задумываясь, экспроприировал емкость, делая большой глоток пенного напитка.

- Эй, ты не обнаглел случаем? Закажи себе сам. И вообще, у тебя еще презервативы не кончились, герой-любовник? У меня уже в глазах рябит от смены твоих пассий.

- То есть насчет окончания моих мужских сил ты не волнуешься?

- А мне-то чего волноваться? - хохотнул парень. - Это путь твои поклонницы волнуются. Ты что, настроен сегодня переиметь половину присутствующих всех окрестных клубов? Может, уймешься уже, наконец? Мы все-таки вместе пришли.

- Так ты бы не пивом накачивался, а тоже делом занялся.

- Да ну-у-у, мне как-то такие марафонские скорости не сильно по кайфу. Я предпочитаю все делать основательно, так чтобы и девушка довольна осталась.

- Обижаешь. Зачем лишать себя такого удовольствия, как женский оргазм? Нет, удовлетворение девушки для меня на первом месте, иначе какой вообще смысл? Но на счет уняться на сегодня, наверное, ты прав. Не то, чтобы я уже не могу, просто поздно уже. Да и вставать завтра рано.

- Что я слышу? Неужто у тебя совесть проснулась, и ты собрался свалить из этого прибежища сладких цыпочек, не перепробовав всех самых симпатичных?

- Хватит стебаться, Серый. Всех не перетрахаешь, да и завтра не конец света. Так что я вполне настроен идти домой.

Вот так и проходили наши вечера в последнее время, с различными вариациями, конечно, и может быть не всегда настолько жарко. Бесконечная, как калейдоскоп, смена партнерш и секс, секс, секс. Такой марафон не был постоянным явлением, все-таки обычно я ограничивался одной прелестницей за вечер, уделяя ей и только ей все свое внимание. Но именно сегодня я хотел выжать себя досуха, чтобы избавиться, наконец, от изматывающего влечения к конкретному человеку, моему наваждению, пагубной страсти, которой нельзя давать выход. Я уже давно решил для себя, что продолжения у нас с Лией не будет, ибо это все неправильно, стремно и вообще рискованно. Но вот воспоминания и фривольные картинки из произошедшего и желаемого долгими вечерами так и мелькали, несмотря на все предпринимаемые усилия.

Видимо мое состояние стало заметно и окружающим, девушки сами стали заглядываться, глазки строить. В институте, где я учился на 3 курсе, старался тех студенток, с которыми придется пересекаться дальше, не трогать... раньше. Ведь было же много других, которые не будут потом годами мельтешить перед глазами. Уже с первого курса обучения многие представительницы прекрасной половины человечества с соседних факультетов пали жертвами моего пламенного обаяния. Это у нас была напряженка с женским полом и серьезная конкуренция за каждую симпотную мордашку, но были специальности, где обучающихся девушек было достаточно много. Были попытки подваливать и к старшекурсницам, но они быстро сошли на 'нет' из-за некой снисходительности, проскальзывающей при упоминании курса (правда через какое-то время ситуация несколько изменилась, но к тому моменту и я стал весьма переборчив). А факультет бухгалтерского тела (на самом деле 'дела', но так уж повелось в узких кругах) Серегиного универа мы окучивали уже вместе, я появлялся там едва ли не чаще, чем в своем учебном заведении. А на втором курсе началась лафа - набор первокурсниц. Несмышленых, растерянных, таких доступных в своей неопытности. Да и мой статус в их глазах был гораздо выше, чем у однокурсников. Я же уже знал многих преподов, мог помочь с лекциями и курсовиками, проконсультировать в случае чего, подсказать что и как в институте. Нужный человек, короче. И ради информации можно и потерпеть некоторые весьма не целомудренные касания, а потом сами увлекались так, что и уговаривать не приходилось. В этот период нормальный секс в кровати стал весьма редким явлением, но при этом не был торопливым или неполноценным. А знакомство и дружба с одним человеком несколько старше меня стала настоящим прорывом на ниве соблазнения. Я учился у него, иногда слепо копируя его модель поведения, тембр голоса, слова, жесты, взгляды, ну и технику, естественно, иногда спрашивая и получая вполне внятные советы. Совершенствовался. Мы оба стали просто грозой всех окрестных девушек. Искренне жаль, что он уже вуз закончил и сменил место жительства, а наше общение свелось только к непродолжительным телефонным разговорам и мейловской переписке. Эх, жаркое было времечко. Да и сейчас, похоже, наклевывается что-то не менее волнительное.

На общих потоковых лекциях собираются сразу несколько групп. Факультет у нас считается мужской, но девушек все-таки хватает. Так вот, многие из них стали со мной откровенно заигрывать. А я вообще парень конкретный, изъявила желание - не отпирайся потом, что типа случайно вышло, не думала-не гадала и прочее. В общем, велся я, как сопливый подросток, при том, что всегда раньше обходил 'своих' десятой дорогой. И ладно я... а вот почему не глупые в целом девушки соглашались на весьма рискованные эксперименты на грани фола, я даже не предполагаю.

С одной таки застукали, хорошо хоть не преподы. Девушка полулежала на преподавательском столе в аудитории-амфитеатре (в общем, где начали там и...), на самом интересном месте ввалились несколько студентов. Даже не понял кто, поскольку далеко было, да и вылетели они обратно практически сразу, как сообразили, на какое представление попали. Хорошо хоть остаться не решили, а то пришлось бы их силой выкидывать, но для этого нужно, как минимум, прерваться и штаны натянуть, а не хотелось.

Мой послужной список разрастался с шокирующей быстротой. Я как-то решил подсчитать, ужаснулся и решил, что разврат нужно заканчивать. В институте так точно. Но не всегда получается так, как планируется.

Утром, проходя мимо курилки, стал свидетелем занятного разговора. Обсуждали одну девушку с потока, считавшуюся в мужской среде неприступной. Разные пацаны в разное время пытались к ней подкатить, но все получали отказ. В ход шли комплименты, цветы, приглашения на свидания, ухаживания, подарки... В общем, весь стандартный арсенал. Но все без толку. Я не вмешивался, просто наблюдал со стороны. Для меня никогда не было самоцелью оттрахать всех привлекательных девушек в моем окружении, тем более ближнем, которому еще глаза мне мозолить несколько лет. Зачем мне гимор в виде несчастных глаз побитой собаки очередной брошенной девушки? А потом у строптивицы нашелся защитник, роман с которым продолжался достаточно длительное время. Из-за простого желания попользовать симпотную девочку конфликтовать никому не хотелось, и от нее отстали. А недавно парень переехал в другой город, уж не знаю, закончились ли на этом их отношения, но это уже никого не волновало. Открылось вакантное место и интерес, угасший было, снова вернулся. А вот сейчас заключалось пари на то, кто ее все-таки соблазнит и сколько времени на это уйдет. Мне бы пройти мимо, но неожиданно перемкнуло.

- И какое же озвучивается минимальное время? - заинтересовался я.

- Минимальное предложение было - неделя. Но это, конечно, не реально, так что, скорее всего, будет месяц. Не хочешь попытать счастья? У тебя неплохие шансы.

- Разве ж в этом счастье? Не, не хочу. Моя чувствительная душа не вынесет отказа. Придется уйти в монастырь. В женский.

В студенческой среде часто устраивают пари. На секс, на любовь. Жестоко? Да. Но мир вообще жесток. И надо учиться в нем выживать.

Уже находясь в аудитории, задумчиво оглядел главный приз. Итак, она звалась Татьяной... Азарт все-таки вещь заразительная. Игра? Игра! Но только моя игра.

После лекции она что-то дописывала и немного замешкалась с выходом, большинство студентов уже покинули помещение, торопясь в столовку. Все-таки большая перемена и надо успеть перекусить между парами: растущий организм надо кормить. Проходя мимо я, как бы случайно, столкнул тетрадку с парты. Наклонились мы одновременно и, как бы невзначай, взяв тетрадь я накрыл ее руки своими. Наши глаза встретились. Она выпрямилась, я тоже, не отпуская ее рук и не теряя контакта глазами. И улыбка, такая сексуальная, чувственная, для завершения образа. Мы уже остались одни, все вышли. Не давая ей опомниться, я впился в ее губы в страстном поцелуе. Она пыталась сопротивляться, оттолкнуть меня. Но я это предвидел, поэтому и держал руки, а бедрами прижал к парте, блокировав колени. Не очень-то приятно, если тебе неожиданно прилетит по щеке или куда-то еще, по более чувствительному месту. Возбуждение быстро набирало обороты. Я прижал ее к себе, обхватив руками поверх ее рук, лаская спину и плечи. Мой язык проник в ее ротик, поддразнивая и приглашая составить ему компанию в этой удивительной битве, в которой нет и не может быть победителей. И в какой-то момент ее сопротивление начало угасать. Она мне... отвечает? Неприступная, значит? Эти горе-соблазнители ее что, даже поцеловать не пытались? Хотя, думаю, все-таки пытались, но не так. Мои ласки стали более чувственными, откровенными. Но в пределах приличий, пока... Эрогенные зоны не затрагивались. Почувствовав, что ее дыхание начало сбиваться, а бедра рефлекторно двигаться, потираясь об меня, я резко прервал поцелуй и отстранился. И глядя в затуманенные глаза, чувственным голосом сказал:

- Это было очень... волнительно.

Ну, все, на сегодня хватит. Пусть будет возможность обдумать ощущения и впечатления. Можно было бы конечно поднажать и закончить все сейчас, я чувствовал, что мне это вполне по силам. Но... не интересно.

А у меня есть еще одно дело на оставшуюся часть перемены. Мне обещали достать ключи от какой-нибудь аудитории. Пусть будут. Быстрый разговор, передача денег и позвякивающее металлом колечко в моих руках. Ключики оказались от 302, обычный класс на 3 этаже.

На следующий день решил проверить, как открывается. Тем более семинар у нас будет на том же этаже и все равно проходил мимо. Краем глаза заметил Татьяну. А это шанс. Делаю виновато-умоляющие глаза, а-ля кот из Шрека.

- Тань, подожди.

Остановилась. Выражение лица не предвещает ничего хорошего.

- Я хотел бы извиниться...

Глазки к полу, чтобы не заметен был блеск, явно противоречащий словам.

И как такая простая фраза может кардинально менять настрой? Она как-то сразу смягчилась, расслабилась. А зря.

- За что конкретно ты хотел извиниться?

- Ну не в коридоре же...

Тяну ее за руку в аудиторию. Она еще не поняла что к чему. Делает шаг. Дверь закрывается, отрезая нас от возможных любопытных взглядов.

- Я хотел бы извиниться за вчера и за сегодня. Больше так себя вести не буду.

- Не будешь? Стоп, а что было сегодня?

- Это.

И прижал ее спиной к стене рядом с дверью, опять накрыв губы своими. Все, теперь пути к отступлению у тебя нет.

Видимо она думала, что будет, как и в прошлый раз, только поцелуй. И не слышала легкий скрежет повернувшегося в замке ключа, запирающего дверь. Извини, у меня другие планы. Мои руки стали более настойчивыми, смелыми. Поняв, что происходит, она попыталась вырваться из моих объятий. Но я не пускал, нежно и страстно разжигая в ней огонь желания. Рука провела по ее груди через блузку, слегка сжала. Надо же, бюстика-то на ней нет, горошины твердых сосков явно ощущались сквозь ткань. Может и мокренькая уже? Проверим? Приподнял юбку, лаская кожу бедер через тонкие колготки. Без них, конечно, лучше было бы, но что уж есть. Рука проскальзывает на внутреннюю сторону бедра, поднимается вверх.

- Дима, что ты делаешь?!

- А ты не знаешь?

Чуть хриплый от желания, чувственный шепот.

- Отпусти меня, прекрати!

Мои губы целуют шею, чуть прикусывая кожу. А ведь не отталкивает, хотя могла бы. Значит можно. И руки вовсю ласкают самые чувствительные зоны.

- Ты действительно хочешь, чтобы я прекратил? Я же могу и остановиться.

Палец поглаживает интимное место, вызывая сладостный стон. Это можно классифицировать как ответ?

Я довел ее почти до оргазма и остановился в самый последний момент, вызвав протестующий всхлип. Хочется? Нет, не так. И не сейчас.

Опускаюсь к ее груди, захватываю губами сосок, нежно прикусывая и сразу же зализывая. Пальцами поглаживаю внизу, не давая остыть. Движение бедрами, пытается дать понять, что пальчик ждут внутри. Не-а.

Как же мешает лишняя одежда. Стаскиваю белье вместе с колготками, вот так гораздо лучше. Теперь приподнять под ягодицы и посадить на парту. Полюбовавшись с минуту на открывшийся вид, касаюсь там языком. Она вцепляется руками в парту и стонет, уже не желая меня останавливать. Продолжаю ласкать уже так и опять останавливаюсь за доли секунд до оргазма. Ей уже все равно как, лишь бы получить вожделенную разрядку. Расстегнуть штаны и одеть резинку - дело нескольких секунд. Вхожу в нее сразу, одним движением, пока не успела опомниться. Ее пальцы вцепляются мне в плечи, рвущийся крик я успел заглушить поцелуем. Движения сразу быстрые, без прелюдии, и так вполне достаточно. Даю ей возможность кончить немного раньше, чтобы насладиться волнами сжимающихся мышц, раз восемь, не меньше. И отпускаю себя. Ка-а-айф.

Неделя, говорите, не реально? А два дня?

На следующий день парни перехватывают меня перед занятиями.

- Димон, ты не передумал? Ставки хорошие.

Тяну так вальяжно:

- Не-а.

- Зря, много теряешь.

- Не так уж и много.

Не знаю, о чем думали они, а я думал о вполне конкретном.

Хотите перебить впечатление? Ну-ну. Попробуйте.

Может Таня и планировала продолжение отношений, но только возможности ей такой не дали. Началась массированная атака по всем фронтам. Два дня я наблюдал, как парни изощряются в достижении поставленной цели. А на третий, проходя мимо, тихонько шепнул на ухо:

- На тебя пари с позавчерашнего дня. Срок - месяц.

- И ты тоже?

- Нет, я не участвую.

Все, мальчики, вы в пролете.

***

Выходные после учебной недели - это всегда хорошо. Можно выспаться, отдохнуть. А если еще и погода способствует - вообще замечательно. Но конкретно сегодня выспаться мне не дали: вчера засиделся допоздна за компом и лег уже глубоко ночью, а утром сон разорвала мелодия мобильника. Не открывая глаз, нащупываю злосчастную вещицу, думая, то ли стукнуть ее посильнее, чтоб заткнулась, то ли выключить нафиг (но не факт тогда, что я опять засну), или все-таки ответить? Решил предсказуемо в пользу третьего. Нажав на кнопку, услышал жизнерадостный голос друга:

- Рота, подъем!

- Не ори, придурок, ночь на дворе, - хмуро пробурчал в трубку. И вот стоило отвечать, спрашивается?

- Ты зенки открой и на время посмотри. Если у тебя 12 дня - это ночь, день-то когда? Встал, оделся и вперед, на подвиги.

Нехотя открываю один глаз. И верно, 12. Спать-то как хочется... Но, действительно, пора вставать.

- Узрел? - поинтересовался проницательный друг. - Давай, полчаса тебе на сборы плюс завтрак, и двинули.

- Куда двинули и кому?

- Двинули-задвинули. Короче, как получится. Сегодня концерт в старом поместье, народу куча планируется, стоило бы съездить.

Старым поместьем называли бывшее имение известного барина. Его уже нет, а дом возвели в ранг памятника, отреставрировали и сделали местом народных гуляний. Разбили цветники, фонтаны и сделали сцену. И почему-то всякие заезжие музыканты предпочитали давать концерты там, а не в помпезно обставленном центре города. Хотя, может, и меркантильный вопрос играл роль: вход был платный, а в дни мероприятий цена увеличивалась как минимум вдвое.

Ну ладно, вставать - так вставать. Поплескал на лицо холодной воды, чтобы окончательно проснуться. Готовить что-то на завтрак было откровенно лень, потому отделался от голодного организма горячими бутерами с сыром и колбасой. Маловато, конечно. Обедать-то будет негде. Порыл еще холодильник на предмет съестного, и выуженные остатки ужина отправились в микроволновку.

Звонок в дверь, иду открывать.

- Да ты капуша, как я погляжу.

Серега привычно ввалился мимо меня в квартиру и демонстративно оглядел мой внешний вид. Ну да, скажи спасибо, что плавки хоть одел. Сплю я без них.

- Ты пришел раньше. На две минуты. Будешь выпендриваться - отправлю обратно, - отвечаю на его реплику, возвращаясь на кухню.

- Ладно, ладно. Чего хмурый такой? Не выспался просто, или стряслось чего?

- Первое. Завтракать будешь?

- Я вроде как уже. Но чаю попить могу за компанию.

Транспортное сообщение у нас в городе только по наземке, метро нет. Обещают давно, да все, как и везде, вечные проблемы финансирования. Автобус нужный подошел достаточно быстро. Маршрут проходил мимо центрального входа в парк - места прогулок основной массы жителей, и дальше - через поместье за город.

Вообще, мест для гуляния у нас достаточно. Самым романтичным является набережная у реки. Там сделали удобные полускрытые скамейки и фонари. Вторым по значимости является центр со своим небольшим Кремлем, мощеной площадью перед ним и сосредоточением всяческих дорогих магазинов. Третьим - парк. Парк у нас знатный. Огромный по площади, он включает как облагороженную зону, так и дикий, практически девственный лес, куда, в общем-то, мало кто забредает, все в основном стремятся ходить по дорожкам. Четвертым, соответственно, - само поместье, куда мы и направляемся. А кому не хватает... пожалуйста, за чертой города можно найти природу на любой вкус. Под дачные участки отводились специальные районы, чтобы не портить окружающий ландшафт, так что и леса есть, и карьер песчаный, где замечательно купаться летом.

Скучающим взглядом оглядел остальных пассажиров. Заинтересовала одна девушка, чуть старше нас, с длинными распущенными рыжими волосами и с ну очень большим размером бюста. Наверное, погонять стремительно твердеющий орган между этими буферами было бы весьма приятно. Я был так занят, мысленно раздевая ее и трахая, что даже не сразу задумался о возможности скоординировать ее планы на ближайшие часов так несколько. Толкнув Серегу в бок, взглядом показываю на заинтересовавший объект. Серега впечатлился, и по его губам зазмеилась предвкушающая улыбочка, зеркальное отображение моей.

- Познакомимся? - заинтересованно произносит он.

- Почему нет? Давай, только ты один, чтобы не пугать раньше времени.

Спокойно и уверенно подойдя к попутчице, он затевает разговор. Незатейливые фразы, располагающая улыбка. Есть контакт. Да и не удивительно. Серега - красивый парень, девушкам он всегда нравился. Подзывает меня. А тут уж слово за слово: 'Куда едешь? Есть ли свободное время? Не составишь ли нам компанию?'. Следующей остановкой объявляется как раз парк. Тихо говорю Сереге, чтоб услышал только он: 'Может парк?'.

Смекнул. Взял даму под локоток, типа: 'Мы уже выходим, как жаль расставиться. Давай выйдем на остановке, мы тебе хотя бы телефончик свой оставим. Да и вообще, такая погода, солнышко светит, травка зеленеет. Чем в душном автобусе сидеть, лучше пойдем воздухом подышим'. И бла-бла-бла в том же духе. Я тоже так умею, конечно, даже может в чем-то и лучше, было у кого поучиться. Но сейчас предпочел не влезать, а понаблюдать со стороны, да и девушке вроде как Серега больше приглянулся. Загруженная его словами, она позволила вывести ее из автобуса, только тоскливо посмотрев вслед уходящему средству передвижения.

- Не расстраивайся, Аленушка, автобусов таких в твоей жизни еще, знаешь, сколько будет! А таких, как мы... Может, действительно погуляем? Место людное, а мы такие белые и пушистые, воспитанные и совсем-совсем безопасные.

Вполне невинное предложение, правда? О чем думает и девушка, после минутного колебания соглашаясь (весьма опрометчивое решение).

Недалеко от остановки весьма кстати оказался магазин продуктов, где мы затариваемся нехитрой снедью, бутылкой вина, одноразовой посудой.

Народу в парке не так уж и много. Чинно прогуливаясь по асфальтовым дорожкам, мы с другом по очереди развлекаем девушку разговорами, байками из студенческой жизни, да и просто из жизни. Предупредительность и воспитанность, никаких намеков, пошлых шуточек, как бы случайных прикосновений, исключительно безупречные манеры. Сама невинность! И только блеск глаз выдает продуманное и циничное ожидание затаившихся матерых хищников. Девушка ожидаемо постепенно расслабляется и не замечает, как дорожка становится все более неухоженной, постепенно превращаясь в тропинку.

- Куда-то вы меня, по-моему, не туда привели, - сказала она, когда эти изменения не заметил бы только слепой.

- Как же это не туда? Мы просто искали удобную полянку, чтобы присесть и выпить за знакомство. Мы не обидим, честно.

И ведь ни слова неправды. Вскоре и полянка нашлась подходящая, вдали от дорог, в уединенной части парка. Я расстелил свою куртку, чтобы девушка могла спокойно сесть, не боясь за свою юбку. Заминка вышла с вином, поскольку взять штопор, конечно же, никто не догадался. В итоге, мы находчиво просто пропихнули пробку вовнутрь. Вино оказалось вполне приятным, ярко красным, в меру сладким и с фруктовым послевкусием. Выпили, как водится, за знакомство, а потом еще несколько тостов. Смекнув, что к чему, она начала отпивать понемногу, оставляя большую часть в стакане. Мы с Серегой переглянулись, но настаивать не стали, пьяная женщина, конечно, доступнее, но это уже не то. Так что так даже лучше. Разговор шел вполне живо. Темы для обсуждения имелись, так что скучать даме не давали. Выбрав момент, Серега отвел меня в сторону.

- Нравится? - спрашиваю, заметив его мимолетные взгляды.

- Да, вполне. Может тройничок замутить?

- Можно. А согласится?

- Сначала нет. Но мы можем быть о-о-очень убедительны.

Понимающие улыбочки. Девочка попала.

- Хорошо. Где?

- А прям здесь, - Серега кивнул в сторону поляны, где мы оставили девушку.

- Могут застукать, - скептически замечаю я.

- Могут, хотя и вероятность достаточно низкая. Зато яркие ощущения обеспечены.

И не поспоришь, природа, благодать и красивая девушка рядом. Что еще можно желать? Возвращаемся. Я приобнимаю Алену за плечи.

- Не соскучилась без нас?

- Вы отсутствовали не больше пяти минут.

И как бы ненароком, пока говорили, Алена убирает мою руку. Так, с нахрапа не получится. Меняем тактику.

- Это мало или много? - весело спрашивает её мой друг.

Вместе с вопросом Сергей гладит ее по коленке, легонько так. И убирает руку еще до того, как девушка реагирует на такое самоуправство.

Передавая стакан с вином, легонько провести по пальцам. Мимолетно, почти не ощутимо.

Анекдот пошленький, на грани приличия. Улыбается.

- У тебя улыбка замечательная. Улыбайся чаще, - тут же реагирую я.

Как просто растопить женское сердце. Всего лишь несколько комплиментов, сказанных к месту.

- А ты волосы всегда распущенными носишь или заплетаешь? - встрял в наш обмен фразами Серега.

- Заплетаю иногда. На ночь, в основном, или когда мешаются, - смущенно отозвалась девушка, невольно поправив прядь, спадающую на лицо.

- Ну, ночью мы тебя в любом случае не увидим, а интересно было бы посмотреть, какая ты с косичкой. Можно? Я раньше сестре в школу заплетал, так что умею.

Хорошее решение - приучить к рукам. Ведь в таком простом действии, как плетение волос, никто не будет искать какого-то подтекста, правда?

Дождавшись молчаливого согласия, он присаживается сзади, не вторгаясь в её личное пространство.

- У тебя красивые волосы. Яркие такие, огненные. Это твой родной цвет?

- Да.

Сергей нежно перебирает волоски, набирая пряди. Я же просто сажусь рядом, близко-близко, но не касаясь. Нарочито медленно мой друг заплетает девушке разные виды косичек.

- Вот это классика, так все умеют, - объясняет он по ходу дела. - Потрогай, что получилось. Жаль, зеркала нет. А вот эта из четырех прядей.

Заплетая косу, он как будто бы случайно оставил одну прядку и подмигнул мне.

- А вот эту ты забыл, - подцепляю оставленную прядь и заправляю ее за ушко, нежно так.

Кивнув мне, он распускает наполовину собранную косу, чтобы забрать забытую прядку, при этом поглаживая затылок. А она млеет под его пальцами и, по-моему, ей уже все равно, что там плетут.

- Это из пяти прядей. Мне пять не удержать сразу. Дим, помоги.

Плетем что-то несуразное, только отдаленно напоминающее косу. Из меня-то плетельщик еще тот.

Потом еще несколько вариантов, названия которых не запоминал даже. Собирая волосы для очередного произведения искусства, я легонько, лаская, дотрагивался до шеи и плеч Алены.

Последним был дракончик, когда коса плетется от самого верха головы.

- Надо закрепить чем-то, - решаю я. - Жаль такую красоту расплетать. Ты позволишь?

Блузка у нее спереди на небольшой шуровке. Осталось только аккуратно развязать бантик.

- Эй, куда ты мой шнурок тянешь?

- У тебя есть какие-то другие варианты? Блузка не распахнется даже, а нам свой труд жалко, действительно красиво получилось.

Проводит рукой по волосам и соглашается. То, что не распахнется - это я, конечно, слукавил. Ворот раскрылся до самого кружева бюстика и оголил одно плечо.

Сажусь перед ней на корточки.

- Как меняется лицо девушки с другой прической, - ни капли не солгав, подумал я вслух. И уже для девушки добавил: - Тебе идет.

Беру ее за руку и целую тыльную сторону ладони, чуть прихватив губами кожу. Потом каждый пальчик. Не торопясь. И языком между пальцев, медленно, чувственно.

Вроде и простая ласка, а как много может дать, и как мало о ней знают конкуренты. Постепенно ее дыхание начинает сбиваться. Сергей легонько поглаживает кончиками пальцев плечи, верхнюю часть спины.

Переворачиваю ее ладонь.

- А некоторые по ладони многое могут сказать. Наука с весьма интересным названием. Анекдот такой есть. Находит монашка использованный презерватив, спрашивает: 'Что это такое?', - а ей отвечают: 'Это, сестра, хиромантия'. Хочешь, мы с тобой хиромантией займемся?

- Звучит неприлично.

- А на самом деле вполне прилично. Ну, почти.

- Вот это линия жизни, - провожу кончиком языка по линии рядом с большим пальцем. - Длинная и четкая, жить будешь долго и счастливо. Вот линия брака, - влажная дорожка рядом с мизинцем. - Две линии, к чему бы это? А вот - линия судьбы, - самая середина ладошки. - Может это судьба? А чуть выше - линия сердца. И что же тебе подсказывает твое сердце?

Переворачиваю руку опять ладошкой вниз и слегка поддразниваю языком кожу между указательным и средним пальцами. Сергей легонько прикасается губами к верхней части её спины.

Алена распахивает глаза в понимании.

- Вы собираетесь...? Но как же...? Так же нельзя...

- Да, именно так, - соглашаюсь.

- Но... вас же двое.

- Мы тебе нравимся?

Кивок.

- Оба?

Еще кивок.

- Но мы на улице, в общественном месте, нас могут увидеть, - привела она свой аргумент.

- Экстримчик. Расслабься, тебе понравится, - это уже Сергей, одновременно прижимаясь к спине девушки и позволив ей почувствовать свое состояние.

Веду влажную дорожку от запястья к плечу, чуть прикусывая бархатную кожу. Потом вывожу узор из легких поцелуев по шее. Вскоре мои губы близко-близко к ее губам. На миг замираю и касаюсь ее губ своими. Совсем легонько, как крылья бабочки. Потом еще. Лизнул, предлагая ответить. Поцелуй получился долгий и очень нежный. С неохотой оторвался от таких манящих губ.

- Вкусненькая девочка, - констатировал я.

- Да? А мне попробовать?

Сергей немного отклонил ее голову назад и прижался к губам, но чуть более страстно, горячее, чем это делал я. Я в это время покрывал поцелуями область декольте девушки до самой кромки белого кружева. С тихим щелчком расстегнулся бюстик - и все ее богатство, уже не сдерживаемое тканью, оказывается доступно обзору. Опускаю блузку ниже. Да, размер пятый, не меньше. Заинтересованный взгляд друга... и меня опередили, захватив оба полушария. Легонько стукаю его по руке: не наглей. Одну руку он, в итоге, неохотно убирает, опуская ее ниже, на живот.

При таком объеме грудь достаточно упругая. Провожу рукой по теплой нежной коже, по ареолке вокруг соска, который сразу напрягается под моими ласками, становясь твердым. Прикасаюсь к нему ртом, вызывая сладостный стон. Рукой легонько поглаживаю и мну податливую грудь.

Вторая рука у меня свободна, потому опускаю ее на бедро Алены и задираю кверху ткань юбки. На ней колготки и трусики. Колготки явно лишние, мешаются. Отрываюсь от груди и тяну их вниз по ногам, снимая полностью. Провожу пальцами от лодыжек и кверху по внутренней стороне бедра. Она напрягается, когда пальцы почти касаются белого треугольника трусиков, и стонет в тот момент, как моя рука проникает под них, проводя по влажным горячим складочкам. Ей явно нравится то, что мы с ней делаем. Отвожу кружево в сторону, нахожу пальцем самое чувствительное место, провожу сначала с одной стороны, потом с другой. Серега уже не целует, а через плечо девушки наблюдает за мной. Его рука тянется к тому же самому месту и за тем же. Снимаю ставший преградой лоскуток ткани и возвращаюсь ртом к соску, но палец не убираю. Мы не конкурируем в ласке, скорее дополняем друг друга, еще более усиливая ощущения. Когда один из нас ласкает сосредоточение женской чувственности, другой поглаживает рядом, исследуя все, что есть снаружи, но не проникая вовнутрь. Ее тело выгибается, прося больше, чем мы даем, но мы хотим так. В преддверии кульминационного момента девушка начинает мелко дрожать. Губы Сергея накрывают второй сосок, и вот она не выдерживает сладостной пытки и с криком выгибается от накатившего оргазма. Еле успел накрыть рот ладонью за секунду до этого, иначе весь лес бы перепугала. Или заинтересовала, тут уж как получится.

Несколько минут она приходила в себя, мы не торопили, просто не теряли тактильного контакта, ласково поглаживая кожу кончиками пальцев. Сергей опять зашел ей за спину, сел сзади и обнял за плечи, мягко поддерживая. Но вот ее глаза открылись, и она потянулась ко мне. Позволил ей расстегнуть ширинку и опустить жесткую мешающую ткань вместе с плавками вниз. Он так заждался ласки. Нежные женские пальчики пробежались по стволу, немного задержавшись поддразнивающими движениями на самом чувствительном месте. Приятно, но очень уж нежно и аккуратно. Уже давно хотелось гораздо большего. Кладу свою руку поверх ее и сжимаю, показав, чего хочу в данный момент. Да, вот так.

Она не видит, что происходит за ее спиной, но я то вижу. Третий участник тоже спустил джинсы, несколько секунд на средство защиты. Да, мы не занимаемся сексом без презерватива. Знаю, много теряем, но при этом не приходится постоянно дергаться: 'А здоров ли ты?'. Да и для девушки так надежнее и спокойнее. Я чуть подаюсь назад, вынуждая ее тянуться вслед за мной и приподнять попку. Пальцы Сергея сразу оказываются в нужном месте.

То, что она готова, мы поняли одновременно и даже раньше, чем она сама. Сергей приподнял ее за бедра, поставив на коленки, и притянул к себе так, чтобы конец твердого органа упирался в нее. Но входить не стал пока.

Я сделал шаг к ней, так, чтобы ее грудь оказалась напротив моего члена, и сжал его между теплыми волнующими полушариями, слегка двигая бедрами. Сергей начал медленно проникать девушку, неторопливо, дразня. Она порывисто вздохнула и стала помогать ему, двигаясь сама, но не теряя при этом контакт со мной. Возбуждение было очень сильным. Хотелось, наконец, кончить, но стимуляция была явно недостаточной. Я провел рукой по ее макушке, мягко опуская голову вниз. Она поняла меня правильно. А я отдался во власть умелого ротика, чувствуя, что приближение оргазма уже практически неминуемо. Первый спазм удовольствия накрыл меня теплой волной, затем второй, третий. Я отодвинулся, чтобы не мешать им, ну и одеться нужно. Почувствовав, что можно больше не сдерживаться, Сергей усилил амплитуду движений, сжимая ее за бедра. Кончили они одновременно и очень ярко. Когда последние волны перестали сотрясать женское тело, Сергей аккуратно приподнял девушку и пересадил на куртку. Одевали мы ее в четыре руки. Расплели волосы, легшие на плечи мягкими отсвечивающими на солнце волнами. Красиво.

Кинули вопросительный взгляд, адресованный Алене. Надо бы уже и домой идти, после секса дико хотелось есть, а время обеда уже прошло давно, да и чипсы с орешками явно на обед не тянут. Но решать девушке. Сергей инспектировал бутылку на предмет наличия остатков вина, бесполезно.

- Да, идемте, - подтвердила девушка наши намерения.

Пока шли по малопосещаемой части парка, обнимали Алену с двух сторон. Разговаривать не хотелось, в душе царила эйфория. Когда вышли на асфальтовую дорожку, пришлось побыть скромнее. Чинно проводили девушку до дома, и на пороге, синхронно поцеловав в щечки с двух сторон, попрощались. Отойдя от подъезда, друг спросил:

- Ну что, домой? Ехать, куда планировали, уже смысла нет.

- Можно было бы, конечно, еще размяться, но, наверное, все-таки по домам, - согласился я.

Серега хохотнул.

- Тебя, по-моему, в жизни только две вещи интересуют: потрахаться и подраться.

- Возможно, - улыбнулся своим мыслям. - Только драться я не люблю.

Так уж получилось, что задирали нас постоянно. Широкоплечий, с хорошо развитой мускулатурой и той первобытной истинно-мужской красотой, которая так нравится женщинам, харизматичный и с явными задатками лидера, Сергей почему-то казался всяким ублюдкам подходящим объектом для самоутверждения. Особенно, если их было больше. На его фоне я как бы даже и не смотрелся, будучи от природы достаточно худощавого телосложения, хотя мышцы и были неплохо развиты постоянными физическими нагрузками. Правда тренировал я в основном быстроту реакции и выносливость, а не наращивал объем бицепсов, трицепсов и иже с ними. Нападающие надеялись на быструю победу и на моральное и физическое опускание противника. Только вот вместо перекаченного увальня получали хищного зверя, стремительного, опасного и безжалостного. И далеко не всегда нападающие гопники отделывались только синяками и ушибами. В особо сложных случаях, когда нападавших слишком много или их намерения шли дальше, чем просто почесать кулаки - ломались кости, лилась кровь, наносились достаточно серьезные, однако не приводящие к непоправимым повреждениям, травмы. Да, мы не пацифисты и особенным человеколюбием не страдаем. Если ты посмел меня задирать, то будь готов за это ответить и не ожидай, что к твоей тушке отнесутся с пониманием и нежной аккуратностью. И нас тоже били, как же без этого. Порой жестоко и ногами в том числе (если могли свалить, конечно). Отлеживаться потом приходилось дней по несколько, поскольку передвигаться самостоятельно не представлялось возможности. Это только в фильмах супермены раскидывают кучу врагов, а потом своими ногами идут спасать мир, а в конце еще и женщину свою на руки поднимают и несут типа в спальню (ага-ага, так прям и получится). В жизни же больше двух-трех противников не осилить. И если видишь, что заварушка тебе не по зубам, не зазорно, как я считаю, и ноги сделать, чем гордо встать стеной на пути врага, а потом считать в больнице бесчисленные синяки, разрывы кожного покрова и связок, а так же переломы.

***

Этот день начинался как обычный. В первую половину суток институт, потом надо было подготовиться к завтрашнему семинару. Только вот мысли, уже почти привычно, возвращались к нежному, вполне определенному телу, а последующая реакция не давала сосредоточиться на занятиях. Ну, когда же это закончится-то?!

Звонок мобильника был несколько неожиданным, и я даже не посмотрел, кто звонит, нажимая зеленую кнопку.

- Дима, привет.

Вау, вот кого не ожидал услышать, так это ее. Да уж, немножко не вовремя. Я как раз о ней и думал, и адекватно реагировать теперь сложно. А голосок какой характерный, бархатный. Даже и не верится, ее ли я слышу?

- Привет, Лия, - выдохнул я в трубку, торопливо приводя мысли в порядок. - Ты что-то хотела?

И вопросительных ноток в голос. Несколько секунд молчания, наполненных ее немного более частым, чем должно бы дыханием.

- Я... хочу... тебя... - многозначительная пауза, - увидеть.

Находясь немного в шоковом состоянии от начала фразы, я, как будто со стороны, услышал свой ответ:

- Приходи.

Нажав кнопку отбоя, постучался головой об стену. Идиот ты, Димка. Вот так и летят все четко выверенные логические построения. Перезвонить, что ли, и отказаться? Надежнее будет, но как-то не по-мужски. А смогу ли сдержаться?

Окинул взглядом комнату. Кровать так и осталась с утра раздраконенной, проспал сегодня. Тут либо душ (ну на всякий случай, ага), либо приведение всего в цивилизованный вид. Естественно, выбираю душ. Не успел даже вытереться, как раздался звонок в дверь. Быстро она! Натягиваю джинсы на голое влажное тело и иду открывать.

Вместо приветствия, Лия окинула меня внимательным взглядом. Оценивающим, вернее сказать, и совсем взрослым. Ну да, видок у меня явно неформальный. Делаю приглашающий жест в комнату.

Зайдя, девчонка кинула взгляд на расстеленную кровать, затем на меня. Причем состояние мое было очевидно, да я собственно и не собирался ничего скрывать. Самое время ей сбежать. А нифига.

Делаю плавный шаг к ней на четко выверенное расстояние. Вроде и не касаюсь, но остановился при этом совсем рядом. И взгляд глаза в глаза.

- То, что я слышал без последнего слова, это действительно то, что ты хотела сказать? - решил первым нарушить молчание, сразу установить настоящую цель ее неожиданного визита.

Она смутилась. А вот что ответить и не знает.

Окружающая атмосфера, казалось, сгустилась до предела. Я ее не подгоняю с ответом, пусть четко сама для себя определит, зачем она здесь вообще. В какой-то момент стало реально интересно, что скажет. В шутку ведь уже не переведешь. Шутки кончились. А на четкий вопрос предполагается не менее четкий ответ. Либо да, либо нет. Либо хочешь меня, либо... а что ты тогда здесь делаешь?

- Не до конца, - сказала она в итоге и снова замолчала.

- Ну-ка, с этого места поподробнее. О каком таком конце ты говоришь?

Лия смутилась еще сильнее. А я поймал себя на том, что откровенно наслаждаюсь ситуацией. Весьма оригинальный у нас разговор получается, м-да.

- Ну, ты меня понял...

А взгляд-то в пол опущен, не решается выше поднять.

- Да ну? И что же я, по-твоему, понял?

Набрав воздуха и даже глаза закрыв, как перед прыжком в прорубь, она изрекает:

- Я не хочу, чтобы ты меня лишал девственности, я еще не готова к этому.

Вау, так она девственница? Вот это сюрприз. По ее поведению так и не скажешь. Но отступать уже некуда.

- А все остальное, получается, хочешь? - получилось скорее утверждение, чем вопрос.

Поднимает на меня глаза, испуганная такая.

- Лиечка, Солнышко. Ты вообще понимаешь, что ты к мужчине пришла? Взрослому. Опытному. И чем это все закончится, даже если я твою девственность драгоценную при тебе оставлю?

В ее голубых глазах появляются озорные искры.

- А о чем, ты, Димочка, в прошлый раз думал? Взрослый и опытный. Или правильнее сказать чем?

О, какие у нас зубки, однако, острые. И ведь не поспоришь.

А она тихо так, без всякого перехода:

- Я тебя хочу, твоих рук, губ, чтобы именно ты научил меня всему. Ты же это рассчитывал услышать?

Ну, все, основные слова сказаны, пути назад нет. И крышу сносит напрочь.

Резким хищным движением прижимаю её тело к себе, нетерпеливо накрываю губы своими, лаская, открывая, нежно исследуя языком завоеванные пространства. Сначала она замерла, я даже подумал, что передумала и сейчас будет отпираться. Ан нет! Начала отвечать, очень несмело и неумело. Пальцы находят застежку сзади на платье, и оно падает к ногам. Под ним только трусики, тонкое черное кружево. Готовилась. Значит, знала, что будет.

- Раздень меня.

Мой тихий шепот - её последний шанс одуматься. Мельком ловлю легкий испуг в синих глазах. Кажется, она ожидала, что я все сделаю сам. Но я хочу, чтобы это сделала именно она. Не я ее сюда завлекал, я вообще не планировал ничего такого, хоть и оказался просто не в силах отказаться.

Чуть подрагивающие пальцы робко коснулись рвущегося из плена тесной джинсы естества. Я не торопил, давая ей возможность освоиться. Это только ее решение, и она его должна принять сама, потому что пути назад уже не будет. Но шорох расстегивающейся под ее же пальцами молнии не оставляет ей дальнейшего выбора.

Подхватываю девушку на руки и аккуратно опускаю на кровать. Не тороплюсь. Я изучаю ее тело, избегая пока эрогенных зон. Кончиками пальцев, губами, языком. Так как хотел бы, когда думал о ней ночами.

Обычно все ласки сводятся к одному - непосредственно половому акту. И их цель как можно быстрее разогреть девушку. В данном случае все по-другому и, оказывается, ласки во имя ласк не менее увлекательны и интересны. Как мы, оказывается, много теряем зацикливаясь на определенной цели.

Ласкаю каждый сантиметр ее кожи от пальчиков ног до затылка, пытаясь понять реакцию и найти те места и прикосновения, которые ей больше нравятся. Все совсем не так, как обычно. С ней я чувствую себя легко, ведь мне не надо ничего из себя ставить, показываясь крутым многоопытным мачо, не требуется стремиться довести ее как можно быстрее до оргазма и получить свою долю. Можно просто расслабиться и наслаждаться близостью, неторопливыми поглаживаниями, ощущением гладкости кожи под ищущими пальцами, неконтролируемыми движениями тела, вздохами и стонами.

- А может, ты мне расскажешь, как и где тебе наиболее приятно? Или хочешь, я озвучу свои выводы, а ты меня поправь, если что.

- Озвучь, - соглашается на последнее, видимо, чтобы не рассказывать самой.

- Ну ладно. Если идти снизу: внутренняя сторона бедер, попка (ты очень живо реагируешь в этом месте на прикосновения и поглаживания), верхняя часть спины, боковые поверхности шеи (поцелуи), место за ушками, затылок и вообще перебирание волос (но это больше успокаивающее, чем возбуждающее), ну и губы, соответственно, грудь и то, что между ножек. Возможно, потом что-то еще добавлю.

- Знаешь, даже и не знаю, что еще добавить. О многом я раньше и не догадывалась, знала только последние две названные тобой зоны.

- И давно ты о них узнала? Что же тебя подвигло к изучению?

- Не скажу, это слишком личное.

Расспрашивать ее было интересно, она так мило смущалась при откровенных вопросах. Да и редко удавалось так вот поговорить с девушкой на интимные темы, а мне нравилось. Даже, кроме того, что возбуждает реально, еще и много чего можно узнать. Нового для себя может и вряд ли, но все равно увлекательно.

- А как у тебя обстоит дело с образованием в этом плане?

- Дим, ты меня совсем-то за девочку несмышленую не держи. Как дети делаются, я знаю.

- Ну, семейство крестоцветных мы, надеюсь, обсуждать не будем. Как и решать проблемы демографии за мой счет. Ладно, поставим вопрос по-другому. Видела ли ты обнаженного мужчину вживую, до меня, естественно, о себе я и так все знаю.

- Видела, но не вблизи.

- Да ладно! Самое первое образование обычно еще чуть ли не в детском саду получают, сидя на соседних горшках.

- Я не ходила в детский сад.

- Понятно. Девочка-цветочек. И с кем я только связался? - вопрос, конечно же, риторический.

Картинно закатываю глаза, изображая раскаяние.

- Жалеешь?

- Не дождешься! - как никогда искренен. - Вот такая вот я развратная сволочь, но мне с тобой нравится. Ты трепетная и не испорченная. Буду тебя рас-тле-вать (слово-то какое, жуть). А порнушку смотрела?

Щечки сразу залил густой румянец. Так, с этим явно что-то связано.

- Несколько лет назад нашла у брата на столе диск.

Диск, говоришь? Насколько я помню, у тебя тогда еще своего компа не было. Значит, смотрела у кого-то и с кем-то. Никого мужского пола без одежды близко не видела. Значит...?

- Ну и как тебе? - с самым невинным видом любопытствую.

- Была немного в шоке. Все настолько откровенно.

- Возбуждает?

- Смотря что, наверное. Но скорее да, чем нет.

- А кроме просмотра что было?

Вопрос явно провокационный. Интересно, ответит или нет? Не ответила. Ладно, не все сразу, но не думай, что я так легко от тебя отстану.

- А в плане ласк, что о мужском теле знаешь? Как, где, чем? Продемонстрируй.

И положил ее руку себе на живот, как бы случайно скинув простынь лежащую на бедрах во время разговора. Можно было бы тоже начать издалека, но, если честно, было уже невтерпеж. Не отрывая взгляда от напряженного органа, она провела пальцами по дорожке волос к лобку. Несмело дотронулась, вызывая волну дрожи предвкушения во всем теле. Ну, давай уже, смелее. Как будто почувствовав мою невысказанную просьбу, она сжала его ладонью, проведя по всей длине и обратно. Продолжай, да, вот так, можно немного сильнее и быстрее. Она ласкала меня, наблюдая за моей реакцией, постепенно ускоряя движения. Оргазм был настолько неожиданным и сильным, прям до искр в глазах.

В тот день мы еще много времени отвели на изучение друг друга, весьма приятное, надо сказать, изучение. Теперь она исследовала меня, спрашивая горячо или холодно. Оказалось, что мне тоже нравится, когда гладят спину, когда целуют соски и шею, поглаживают живот и внутреннюю сторону бедер. Ну и много чего еще, что было между нами. Как оказалось, я, несмотря на весь свой опыт, практически не знал своего тела. Вернее, досконально изучил только реакции определенного места, не интересуясь прочими зонами. Да и девушки тоже не особо стремились делать что-то еще.

Сказать, что мне понравилась наша встреча, - это не сказать ничего. Необычно, возбуждающе и очень доверительно. Но ощущение опасности щекотало нервы. Я говорил, что это больше не повторится? И я должен добровольно отказаться от такого? Ну, уж нет! Видимо, я слишком испорчен, чтобы упустить такую лакомую добычу. Рыбка сама попала в сети, так что хрен ее кто отпустит теперь просто так.

***

Когда выдавалось свободное время, я посещал фитнес-клуб. Записаться удалось удачно, попал в акцию, а поскольку еще и вдвоем с Серегой пришли, то нам дали дополнительную скидку. Ходил все-таки не так часто, как хотелось, но тренажеры и бассейн оказались неплохим дополнением к тренировкам по уличному бою, на которые я ходил уже достаточно давно. Не то чтобы мне нравился мордобойный процесс, но иногда по-другому вопрос не решить, а тренировки повышают шанс навалять другому, а не огрести самому. Отзанимавшись на тренажерах до приятной усталости мышц, решаю пойти освежиться. Раздевшись и наскоро смыв пот под душем, плавным и слитным движением ныряю в бассейн, чувствуя, как податливо расходится вода, омывая кожу. Не открытый водоем и не море, но все же... Я предпочитаю приходить попозже, под закрытие, когда народу уже немного. Когда один, когда с другом. Благо, клуб находился недалеко от дома. Выныривая, перехожу на кроль. Поплавать я люблю. Мне нравится ощущение воды под собой, чувство того, как она держит тело, принося ощущение какого-то успокоения и расслабленности. Но тут затылком ощущаю чей-то взгляд. Не оборачиваясь явно, начинаю оглядывать присутствующих. Интересно, кого это я тут заинтересовал? Вот, нашел. Девушка, что уже радует, да ещё и вполне симпатичная. Встречаюсь с ней глазами. Осознав, что я её заметил, она немного смущается, но взгляда не отводит. Интересненько. Мне явно строят глазки.

- Развлекаешься?

Сергей подплыл незаметно и, конечно же, видел наши переглядывания.

- Ничего так девочка. Может... кто первый? - продолжает он уже более шаловливым тоном и в открытую улыбается девушке, флиртуя.

- Может, тебе еще и помещение освободить? - ехидно интересуюсь.

- Не, мне и так неплохо.

Внимание двух таких видных кавалеров ей оказалось явно приятным, но переходить к более активным действиям, к ее сожалению, мы явно не торопимся. Да и она не очень-то желает показывать, кто ей больше по вкусу, расточая улыбки и многообещающие взгляды обоим. Значит так, да? Предложение Сереги заманчиво, конечно, но это общественное место, где, несмотря на поздний час, народ еще есть. Но риск уже будоражит нервы и заставляет сердце биться быстрее. Условия предполагают зайти максимально далеко за отведенное время. В данном случае до закрытия у нас осталось менее получаса. Но вот настроя что-то нет.

Мы оба замечаем, как она поднялась по ступенькам и, покачивая бедрами, направилась в сторону хамама (влажная сауна). Не оглядывается, но на губах улыбочка. А судя по количеству находящихся в бассейне, он пуст. Серега среагировал первым. Подплываю к бортику бассейна напротив входа в парилку, ну на всякий случай. Какая-то полная женщина явно направляется туда же.

- Не советую пока туда ходить, - искренне заверяю ее и на ходу придумываю объяснение: - Случились небольшие неполадки, и обслуживающий персонал сейчас устраняет последствия. Сходите лучше в обычную сауну: там сегодня очень комфортная температура.

Замечаю недоумение во взгляде, но честная улыбка подкупает, и она меняет свои планы.

Из хамама раздается возмущенный вопль, Серега выскакивает с весьма довольной физией и, проходя мимо меня, украдкой облизнул губы и несколько раз слегка согнул указательный палец. Нахальный, обойти его будет уже не просто.

А вот и вторая участница, возмущенный вид, прямая осанка. С плеском уходит в воду и направляется на другую дорожку. Что ты, что ты, какие мы гордые и обиженные. А щечки зарделись совсем не от горячего пара, да и дыхание слишком частое для той невозмутимости, что ты демонстрируешь.

- Не хочешь взять реванш?

- Не-е-е, где ж мне с тобой тягаться?

- Что я слышу? Хочешь сказать, что не азартен и уступаешь, даже не начав?

М-да, я-то азартен, даже слишком. А он знает об этом и пользуется иногда.

Даю девушке несколько минут, чтобы пришла в себя и успокоилась, а затем тихо подплываю сзади.

- Не хочешь сравнить... ощущения?

И не успевает она ответить, как рыбкой ныряю в воду и, уже находясь под поверхностью, рукой, как бы случайно, провожу по ее лобку. И оставляю ее гадать, было ли на самом деле или это просто движение воды. Вынырнув, ловлю ее взгляд и демонстративно провожу языком по верхней губе. Только намек. И плавными движениями, красуясь, поднимаюсь по ступенькам также в сторону хамама. Придет? Пришла, немного остановилась в дверях и села напротив. В помещении мы не одни, там находился мужчина средних лет, но оглядев меня и ее, решил удалиться, ну или просто подумал, что стало слишком жарко.

Разглядываю ее из-под полуопущенных ресниц. Нервничает, не знает как себя вести и неосознанно теребит завязку купальника на бедре (ты ее еще развяжи, мне работы меньше будет). А я ничего не предпринимаю, совсем ничего. Она первая не выдерживает затянувшегося молчания.

- Ты мне что-то говорил про 'сравнить' в бассейне. Я не расслышала. Может, повторишь?

Смелая стала? Делаю пальчиком приглашающий жест и провожу рукой по своим коленкам, наслаждаясь ее возмущением. Ну, конечно же, она же ждала активных действий от меня. А мне не-о-хо-та.

Видно, что не против, но из чистого упрямства остается на месте.

- Ладно уж, скромница, пойдем, поплаваем, а то скоро уже выгонять будут.

На выжидающий взгляд друга только чуть кручу головой, обозначая 'нет'. Мимолетное удивление во взгляде. Да, мне не свойственно, но я могу быть и таким.

Объявление диктора: 'Ваш клуб закрывается через 15 минут', - значит, скоро попросят освободить помещение. Фифочка плывет с независимым видом, догоняю и легонько провожу по позвоночнику вниз, до резинки трусиков. Оборачивается, во взгляде легкое недоумение.

- Задержи дыхание.

- Зачем?

- За этим.

И резко дергаю ее под воду, прижимая бедра к себе, а губы к ее губам. Да, под водой я еще не целовался. Теперь могу сказать, что оригинально, но не комфортно. Несколько секунд - и я уже поднимаю ее на поверхность. Она жадно хватает ртом воздух, но вроде воды не наглоталась, видимо инстинктивно действительно задержала дыхание. Вижу офигевший взгляд парня из обсуживающего персонала, он даже привстал за своей стойкой.

Руки свои я с ее талии так и не убрал. И, как только она отдышалась, вкрадчиво так спрашиваю:

- Пойдешь со мной?

Я же чувствую, что ее тело говорит явное 'да'. Бусинки напрягшихся сосков натягивают ткань купальника. Конечно, можно сказать, что это от холода, только если бы я не знал точно. В момент поцелуя мои пальцы проникли под нижнюю часть ее купальника, на секунду окунувшись в горячую влажную глубину. Но она, видимо, боясь не совладать с голосом, упрямо крутит головой. Отпускаю девушку, и в тот же момент уже другие руки сзади обвивают ее стан, вкрадчивый шепот на ухо:

- А со мной?

И поцелуй за ушко, почти касаясь.

Смотрю в его глаза и понимаю, что он скажет следующей фразой. И одновременно:

- А с нами обоими?

Она замешкалась, звонок возвещает о закрытии клуба. Не успела ответить до звонка, так что прелестница в пролете. И мы с Сергеем спокойно оставили ошеломленную девушку переваривать информацию.

Уже в душе дружбан небрежно спрашивает:

- Ну и кто?

- Ничья, - пожимаю плечами.

- Можно было бы и дожать. Она бы согласилась, до конца.

- Можно. А зачем? Только не говори, что тебе так уж и не терпелось.

- Не скажу.

- Вот и я аналогично, так будет даже интереснее. Пусть останется элемент интриги, недосказанности.

***

Между парами в институте разговор зашел о спорте и один из ребят обмолвился, что в новом торговом центре открылся большой спортивный магазин и выбор там просто огромен. Заинтересовались многие и после учебы решили поехать посмотреть. Набралось нас 6 человек, предсказуемо одни мужики. А магазин действительно впечатлял: огромная площадь, стойки с товарами почти для всех видов спорта. Даже для верховой езды с манекеном лошади во весь рост. Меня заинтересовала в основном туристическая тематика. В принципе, у меня все необходимое есть, но посмотреть все равно было интересно. Подошел Санек, заинтересовавшийся той же палаткой, что и я. Небольшая, легкая и с темно-зеленым тентом. Все продумано до мелочей и, что приятно, не очень дорогая. Интересная вещица. Сначала обсудили палатку. Сколько в нее может человек вместиться и как их и вещи разместить. Потом разговор плавно перешел на девушек в походе, а затем на просто девушек.

- Дим, а я вот давно хотел тебя спросить. Что нужно делать, чтобы девчонки так вот на тебя западали? Раскрой секрет своего успеха.

Да, вопрос, конечно, оригинальный и неожиданный. Даже и не знаю, что ответить. Он что, действительно думает, что я ему сейчас дам инструкцию из N-ого количества пунктов о том, как себя вести, что говорить и что делать? Походу, да. Да и остальные подтянулись, смотрят выжидающе. Пожал плечами.

- Просто будь собой.

- А что значит 'быть собой' в твоем понимании?

- Не нужно подстраиваться ни под кого, будь то конкретные люди или общество в целом. Всем все равно не угодишь, так стоит ли пытаться, ломая себя? Общество диктует нам каноны поведения и морали, лепит шаблон безликих людей, которыми легко управлять. Навязывает взгляды, мысли, желания, не выходящие за рамки общепринятых норм. Быть как все и не выделяться из толпы. У меня просто свой взгляд на жизнь. И плевать мне с высокой колокольни на мнение окружающих. Я стараюсь жить так, как считаю правильным именно я.

- То есть ты считаешь правильным иметь девушек на один раз, не давая им и шанса на продолжение отношений?

- На мой, чисто мужской взгляд, да. Я даю им то, что они хотят, и никого ни к чему не принуждаю. Но получив одно, хочется заполучить и меня всего в свое безраздельное пользование. Однако, зная вкус свободы, не позволишь себя запирать в клетку, пусть даже и из чистого золота, не позволишь диктовать правила и принимать за себя решения. Воздух - одна из четырех стихий. Ласковая и необузданная, дикая и неуправляемая. То легкий бриз, то ураган, сносящий все на своем пути. Попробуйте поймать ветер, и он скользнет меж ваших пальцев, оставив только ощущение легкого касания на коже.

- Неужели никогда не хотелось погреться в тепле женских ладоней? Свернуться клубочком на одном месте и не искать больше ничего?

Пашка. Состояние влюбленности накладывает свой след и хочется, чтобы весь мир вокруг был так же счастлив.

- Видимо не встречал еще тех рук, которые смогут меня удержать.

Загрузил я их капитально. И все оставшееся время парни были молчаливы и задумчивы, каждый думал о чем-то своем.

***

Мы с Лией начали встречаться. Сначала звонила только она, а я не мог найти в себе силы отказать. Но потом и я втянулся, когда желание целовать податливые мягкие губы, обнимать стройное тело оказалось сильнее голоса разума. Она быстро училась и стремилась ко всему новому. Не стеснялась откровенных разговоров, расспрашивала меня обо всем. А я даже стал испытывать какое-то немного извращенное удовольствие от пересказа во всех подробностях особо интересных моментов моей интимной жизни. Почему извращенное? Ну не знаю, я вообще предпочитаю не распространяться о том, что, где и с кем. Да и мне кажется, что нормальной девушке было бы не очень приятно выслушивать такое. А вот, поди ж ты, ее это еще и возбуждало. Надеюсь, что она сдержит данное слово и не будет распространяться об услышанном дальше, хотя никаких имен и привязок я не называл. Зато откровенные разговоры очень сближали и позволяли чувствовать себя раскрепощенно.

Ее я также раскручивал на откровенность, расспрашивал все об ее ощущениях, желаниях. Вынуждал проговаривать неприличные словечки, наслаждаясь ее смущением. Было у нас одно развлечение: выводить пальцем на спине разные желаемые действия. Причем тот, на ком пишут слова, их же и озвучивает. Когда она первый раз написала интерпретацию процесса в сочетании матерных слов, я сначала не поверил. Это так кардинально не сочеталось с образом хорошей воспитанной девочки. Грязные грубые слова, слетающие с нежных губ с хулиганской непринужденностью, воспринимались до жути развратно, вызывая остро-сладкое тянущее томление внизу живота и вполне однозначную реакцию. Меня рвали противоречивые желания. Одновременно хотелось и помыть этот милый ротик с мылом за подобные выражения, и засадить туда же по самые гланды, потому что эти слова от нее просто чертовски возбуждали.

Еще была придуманная ей развлекуха просить меня рассказывать что-то во время ласк, останавливаясь всякий раз, как я замолкал. Совмещать мыслительный процесс и физическое наслаждение нереально сложно. И в такие моменты я, как на духу, мог выдать то, что в нормальном состоянии ни за что не сказал бы.

Кроме разговоров продвинулись мы и в ласках. Она стала более уверенной и не только соглашалась на эксперименты, но и сама начала предлагать весьма занятные вещи. Ей нравилось ощущать свою власть надо мной, доводить до невменяемого состояния своими действиями, контролировать мой оргазм, сознательно ускоряя или замедляя свои движения. И даже то, что потом отыграюсь на ней же, её не останавливало.

Но сознательное затягивание ласк, когда ты стремишься достичь разрядки вопреки действиям партнера, оказалось ничто по сравнению с другой идеей, пришедшей в эту далеко не целомудренную голову. Однажды она принесла песочные часы. Покрутил в пальцах занятную вещицу, но разумного применения так и не нашел. Тогда она озвучила придуманные условия: я не должен кончать до тех пор, пока последняя песчинка не упадет на дно. Сначала хотел рассмеяться абсурдности предлагаемого, я вполне умел контролировать себя, сдерживаясь при необходимости, изменяя скорость собственных движений. Но выдвинутое условие в виде исполнения любого эротического желания было слишком заманчиво, чтобы отказаться. Как же я ошибался! Когда ласкают тебя, ты можешь воздействовать на свой организм только мысленно, представляя что-то гарантированно сбивающее эрекцию. Но делать это, когда тебе доставляют такие ощущения, немыслимые по своей желанности ... Я возненавидел эти медлительные песчинки лютой ненавистью, титаническими усилиями сдерживая семяизвержение, и все-таки не справился, совсем чуть-чуть, но все-таки не удержал себя. В итоге пришлось сдаваться в плен и выполнять-таки то, что она напридумывала. Благо, пока что ее мысли не шли слишком уж далеко и удовольствие от действа получили мы оба.

Еще ей нравилось слышать мои стоны, хриплый от страсти сбивчивый голос. А у меня просто не получалась контролировать себя с ней так, как с другими. Я же раньше все делал исключительно молча, считая это проявлением слабости, при том, что самому мне нравилось слушать, как девушка стонет и бьется в оргазме подо мной. Я почти всегда закрывался психологически, ни на йоту не ослабляя контроля разума, не доверяясь партнерше, занимаясь сексом только телом. А открытость Лии подкупала, потому мне казалось неправильным поступать с ней так же. Сначала было сложно отпустить себя, отдаться полностью, раскрыть сознание и дать волю эмоциям. Я боялся довериться, поступиться малым и потерять себя, стать игрушкой в чужих руках... женских руках. Но смог найти компромисс. Я отдавался ощущениям, не блокируя собственных реакций, по возможности закрывая то, что касается непосредственно чувств.

И я даже, похоже, понимал, почему так происходило именно с ней. Самые близкие мои люди входят в так называемый малый круг: родители, лучшие друзья. Далее идет большой круг, люди достаточно близкие, но не настолько. Остальные - приятели, знакомые и прочие не могли иметь на меня такого влияния, поскольку от них я успешно закрывался. И как сестра Сереги она автоматически по моей градации входила в большой круг, а сейчас просто органично перекочевала в малый. Люди, перед которыми я практически беззащитен, поскольку непозволительно открыт и не жду 'ножа в спину'. И это пугало.

Я до сих пор ее не тронул, как и обещал (сам себе удивляюсь). Даже на что-то более продвинутое не смог раскрутить (позор мне). Рисовать восьмерочку между двумя стратегически важными отверстиями она мне еще позволяла, а вот сунуть палец, я уже не говорю о чем-то большем, ни-ни. Типа неестественно и негигиенично, а что делать, если естественно тоже нельзя? Хотя мне-то, как раз, грех жаловаться. Я и без этого получал достаточно много.

Встречались мы в основном днем, в отсутствие родителей, а потом ей приходилось идти домой. Какое-то время меня такое положение вполне устраивало, но потом стал ловить себя на мысли, что отпускать ее не хотелось. Странно и непривычно. Однажды, обнимая ее у двери, я, неожиданно для себя, спросил:

- Рыбка моя, ты очень хочешь домой? Может, позволишь себя украсть еще на пару часов?

- А ты хочешь пригласить меня на свидание?

- Ну, свидания обычно бывают до, а не после. Просто погода хорошая. Вот я и подумал, что тебе может захотеться осмотреть достопримечательности не только моей комнаты, но и нашего городского парка. Ты не против?

- Не против, если мой гид будет так же активен. Только во дворе нам лучше вместе не ходить во избежание всяческих кривотолков.

И к нашим встречам в четырех стенах добавились не менее увлекательные встречи на природе. Я, наверное, не очень правильный парень. Обычно гулять нравится девчонкам, а нашему полу лучше посидеть в нете, в кафешке, дома всегда найдется занятие, кому нравится в машине покопаться или в клуб пойти... В общем, по интересам. А на меня четыре стены давят, хочется вырваться на открытое пространство, чтобы подальше от домов, машин и прочих атрибутов цивилизации. Чем дальше от города, тем лучше. Поэтому-то и ухватился я за идею походов сразу. Жаль только, что когда уехал идейный вдохновитель, наша походная компания распалась. Кто-то женился и интересы семьи стали для них важнее, а кто-то просто нашел более интересные для себя занятия. Хотя жалко, хорошее было время, душевное. Пьянки у костра, песни под гитару, долгие задушевные разговоры обо всем на свете. Намахаешься за день веслами так, что вроде кажется только бы на берег рухнуть и не шевелиться больше. А когда оказываешься на берегу, становится не до этого: нужно дрова найти и завалить, воды натаскать, еду приготовить, гермы разобрать, палатку поставить. Вот, вроде, счастье. Все сделано, спальник разложен, а усталость куда-то девается, и уже не важно, что завтра опять рано вставать и начинать все сначала. Костер манит, привязывает взгляд безумной пляской языков пламени. Тихо шепчет река, неся свои воды по проторенному маршруту, и ты валишься на пенку рядом с костром и блаженно щуришь глаза, глядя на россыпь звезд над головой. Эх, ностальгия.

Когда позволяло время, мы с Лией ездили за город, успели посетить все основные места гуляний города, но парк пользовался особым успехом. Во-первых, потому что сравнительно близко, всего несколько остановок на автобусе, во-вторых, потому что создавал иллюзию уединенности. Большая территория позволяла найти такие места, где никто не бывал.

И сегодня тоже выбор пал на него. Мы просто бродили по дорожкам, наслаждаясь друг другом, теплой погодой и забивая время разговорами.

- А почему ты называешь меня рыбкой? - спросила Лия тогда.

- Потому что ты моя золотая рыбка, исполняющая самые сокровенные желания.

- А ты значит тот, кто поймал меня в свои сети? И каково же будет твое желание? Чего тебе надобно, старче?

- Старче?!! Нифига ж себе обласкала! - воскликнул я. Приплыли, называется.

Пытаюсь ее поймать, но она со смехом изворачивается. Наконец ловлю ее в захват, хотя она и пытается вырваться. Но как-то неумело и, естественно, ничего не получается, не смотря на все ее старания. Но это только игра, поэтому немного поддаюсь, давая ей иллюзию контроля над ситуацией. В процессе она запутывает мои ноги и, схватив за шею, валит на землю. Ах так! Хорошо хоть я во всем темном, иначе полос от травы было бы не избежать. Катаемся по земле в попытках 'побороть' друг друга. В итоге я оказываюсь на спине и валю ее сверху на себя. Лепота: солнышко светит, травка зеленеет, птички поют, девушка рядом. Прям идиллия. Нарушает ее только мысль, мельтешащая на грани сознания.

- Лий, ты не смогла уйти из простенького захвата. Тебя что, Серега ничему не учил? Брат ведь, это его обязанность.

- Учил, несколько приемов.

- Покажь.

Да, что-то как-то хило. Ткнуть пальцем в глаз еще может и получится, все-таки все мы свои глазки бережем, но вот уронить противника таким образом вряд ли получится, не та весовая категория. Удержать обе мужские руки одной рукой, чтоб двинуть в солнышко? Ну-ну. Удар в пах, ну да, классика жанра, только от девушки как раз этого и ожидают, поэтому будут начеку. В реальной ситуации все это мало поможет. Не ожидал от Сереги, мог бы и потратить время, это же безопасность сестры, мало ли что.

- И как?

- Лий, честно? Никак. Это очень-очень мало и большинство просто не применимо.

- А зачем девушке применять такие вещи? По-моему, защищать меня должен мужчина. Да и живем мы в цивилизованном городе, что мне может угрожать? Я не хожу поздно вечером по неблагополучным местам, не общаюсь с сомнительными личностями.

Я даже опешил немного от такой вот женской логики. Вроде как мне должно быть все равно. Ну, встречаюсь я с этой девушкой подозрительно долго, на меня не похоже. И что? Ведь никаких планов на будущее не имею, сердце не трепещет в груди от одного ее взгляда (или что там еще должно быть, означающее супер-нежные чувства?). А вот, как оказалось, не все равно. Почему-то именно ее хочется защитить от такого жестокого, порой, мира.

- Да все что угодно. Знаешь что, я очень не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, а ты даже защитить себя не смогла. Хочешь, я буду тебя учить?

- Ты меня и так учишь. Премудростям того, что можно делать в постели и не только. Зачем мне еще и это?

- Затем, чтобы те премудрости были только по твоему желанию.

- Хорошо, если ты считаешь, что надо, то я согласна.

- Я считаю, что необходимо. Каждую среду, начиная со следующей недели, я буду гонять тебя по парку. И легко это не будет, сразу предупреждаю.

- Ты меня пугаешь.

- Пусть лучше тебя буду пугать я, чем кто-то другой, а тебе нечего будет противопоставить, - честно ответил я.

***

Загадывать и планировать, конечно, хорошо. Только вот начать занятия на следующей неделе у нас не получилось. На следующий день после института я делал курсовик по праву и, роясь в консультанте, решил ради интереса прояснить один интересный момент. Сначала прочитал про возраст согласия и мне как-то резко захорошело. Дальше - больше. Статья 134 уголовного кодекса: 'Лишение свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет'. Я сидел как громом пораженный, лихорадочно подсчитывая, сколько же ей может быть лет. Не то чтобы я совсем не знал о возрасте согласия, скорее - предпочитал не думать. По жизни то я предпочитал связываться только с ровесницами или чуть старше, зачем мне лишние проблемы. И как-то я считал, что это все касается действий принудительного характера. А вот о принуждении или каком-либо вообще насилии в данной статье не было ни слова. Я не хочу в тюрягу за это, не хочу! И начался мой личный ад. Я пытался скрываться, не отвечал на звонки, сбрасывал неизвестные номера. И при этом она стала моим наваждением, одержимостью, безумием. Стоило мне закрыть глаза, отвлечься, неважно где, вечером ли в постели, где все напоминало о наших бурных встречах, в транспорте, на лекции, - и сознание рисовало то, что я пытался всеми силами выкинуть из головы. Пытался загрузить себя работой, причем мне было все равно какой, учебой - не помогло. Даже старый, испытанный способ 'клин клином' не давал такого эффекта, как должен бы.

Было так хреново, что хотелось напиться в хлам, забыться, отключиться от всего этого хотя бы ненадолго. А что, это идея! Я вообще-то спиртное не очень жалую, потому что не люблю терять контроль над собой. Да и смотрится пьяный человек со стороны отвратительно. Но сейчас мне было все равно. Если уж решил напиться, то надо решить с кем. Серега, конечно же, был бы идеальным вариантом: сам много не будет и до дома дотащит в случае чего. Хотя все-таки, думаю, ходить и соображать я еще смогу. Но вот то, что спьяну могу ляпнуть чего не то, не отрицаю. А он не дурак и сразу сделает выводы. Подумав, решил остановиться на бывшем однокласснике Кирюхе. Так уже вышло, что мы с ним вполне неплохо общались и не потеряли контактов, даже уйдя из школы. Встречались, конечно, редко, но все-таки продолжали общение после окончания школы. Набираю его номер.

- Привет, Кир. Узнал?

- Вот уж кого не ожидал. Какими судьбами?

- Да вот думаю, давно не виделись, не хочешь пересечься вечерком? В баре посидим, за жизнь поболтаем.

- Давай. Только ты не первый из однокашников позвонил, еще Владислав будет, не против?

Я был не против. Влад - нормальный парень, хоть мы и никогда не общались напрямую, так как он дружил с близнецами, с которыми у нас была негласная конкуренция. Да и больше народу - это веселее.

Начиналось все вполне хорошо. Горячительные напитки, ребята тоже решили на низкоалкогольное не размениваться. Коньяк был дорогой, поэтому решили по вискарику, тем более он здесь вполне неплохой. Вспоминали школьные годы, рассказывали об общих знакомых. Кто куда поступил, у кого какие изменения в жизни, какие ребята новые фотки выложили в сетях. Интернет - великая вещь, можно общаться со всеми не теряя особо на это времени. И если про Кира я знал достаточно много, то про скрытного Влада информации было крайне мало, поэтому, коли есть такая возможность, решил немного его расспросить.

- Я вам вроде про себя рассказал, - начал я ненавязчиво, - поведай и ты, как твое житие-бытие.

- Замечательно, - парень любовно погладил золотой ободок на безымянном пальце. - Более того, у нас с Анютой скоро будет маленькое пополнение.

- Вау, и когда же ждать столь знаменательного события?

- Месяцев через восемь.

- Да уж, не скоро. Но за это надо определенно выпить.

- А твоя любимая учительница до сих пор преподает, - подмигнув задорно, напомнил мне школьные годы Владислав.

- Это которая?

- Димка, такую учительницу грех забывать. География, наверное, твой любимый предмет.

- Уж кто бы говорил про учителей. И мне теперь всю жизнь этот эпизод напоминать будут?

Да уж, точно любимый предмет. До сих пор узнаю, какая где страна, только на Яндекс-карте. Географический кретинизм - это по адресу.

И надо же было так случиться, что именно наша географичка обратила на меня весьма пристальное внимание. А в 9 классе как раз географию и поставили зачем-то одним из обязательных экзаменов. Она была молодой, достаточно симпатичной женщиной. Парни на нее обращали явное внимание, но только не я. Я уже к тому моменту девственником далеко как не был, но когда одноклассники наперебой хвастались своими 'победами' реальными и мнимыми (наверняка же и привирающие находились, чтобы не выделяться из большинства и поднять свой рейтинг), в основном отмалчивался. Соответственно и мнение окружающих обо мне было не самое высокое. Почему-то популярностью в школе пользуются в основном те, кто громче себя рекламирует и не стремится учиться. А мне знания давались легко, учился без троек, учителям нравился. Как оказалось, даже слишком. Только вот поднимать свой рейтинг за счет болтовни и опускания окружающих не собирался. Однако задирать меня в открытую остерегались, право на свою независимость я доказал, и неоднократно. Бью я всегда первым и тяжесть моей руки те, кто пытался что-то обо мне или мне сказать, почувствовали на себе. Это раньше невысокий худенький мальчик был бит просто потому, что справиться с двумя-тремя противниками просто физически не мог, правда и тогда противникам доставалось нехило и кликуха 'бешенный' была вполне обоснована. А в старших классах я начал усиленно заниматься, окреп и подрос. Да и Серега учился со мной в одном классе, а вместе мы сила. Он, кстати, тоже не особо любил трепаться, а опыт у нас с ним даже тогда уже был гораздо более обширный, чем те зажимания по углам, о коих так вдохновленно вещали наши новоявленные мужчины. А уж рассказывать о знакомых девчонках, ставя их в совершенно дурацкое, если не сказать больше, положение, вообще считаю неприемлемым.

В то время, когда одногодки влюблялись в учителей, тайком вздыхая и мучаясь от безответности и бесперспективности, я оттачивал свое мастерство в реальных любовных поединках, исключительно плотских. Я просто перескочил через период невинных чувств, даже не заметив его, ослепленный открывшимися перспективами взрослой жизни. Интерес учительницы ко мне я понял не сразу. Почему-то сразу диагностируя заинтересованность от девушек моего возраста, я совершенно не был готов к такому повороту событий. Сначала это были просто более откровенные одежды и как бы случайная остановка у моей парты во время объяснения урока. Падающая вдруг указка и демонстрация своего весьма обширного и открытого декольте почему-то всему классу заодно. Это еще было ничего, даже прикольно, было на что посмотреть, фигурка весьма аппетитная. Но вот то, что откровенные взгляды в мою сторону перехватывались ушлыми одноклассниками разного полу и потом шушуканья за спиной - это уже неприятно. И ведь надо было ей из всей массы учеников запасть именно на меня?! Ладно, чего уж скрывать, как минимум половину известного трактата 'Камасутры' я с ее участием мысленно воспроизвел, как и с молоденькой биологичкой и историчкой, к слову. А что еще делать-то на уроках по предмету, который мне нафиг не уперся? И весьма сомневаюсь, что был один такой в классе. Я же ничем не выделялся ни внешне, ни по каким другим критериям, обычный парень-подросток, ничего особенного. А когда мои, вполне нормально написанные, задания стали зарубаться с предложением позаниматься после уроков - это уже ни в какие рамки. Тройку по предмету не хотелось, хоть и собирался дальше идти в 10 класс, все равно аттестат хотел с нормальными оценками. Пришлось прикидываться наивным, ничего не понимающим мальчиком и учить эту треклятую географию. Четверку в четверти я все-таки заработал, но это заслуга больше завуча, которая лично решила проверить знания воспитанников по экзаменационным предметам. Апогеем стал экзамен. Вызывали нас не по готовности как обычно, а называя фамилии. И кто бы сомневался, что я стал последним. Оставаясь в классе, поймал сочувствующий взгляд друга, уж он-то лучше всех знал мое отношение к происходящему. Не то чтобы учительница мне не нравилась. Нет. Мне не нравится, когда меня что-то заставляют делать, тем более в этом плане.

- Ну что, Дима, ты хочешь сдать экзамен?

Спросила она, откладывая написанный мной ответ на экзаменационные вопросы. Ответ, кстати, был весьма полный и вполне тянул на нормальную оценку. Понять географию я так и не понял, просто тупо заучил. Хотя, что там понимать-то? Это ж не математика и не физика.

- Галина Сергеевна, что вы от меня хотите?

- Называй меня просто Галя, я не настолько тебя старше, чтобы так официально. Хочу от тебя маленькую услугу взамен на хорошую оценку по экзамену. Ты же хочешь аттестат без троек, верно? Все по билету ты, конечно, написал, но кто сказал, что я не найду вопросов по предмету ответы на которые ты не знаешь?

- И что же вы хотите, Галечка?

- Лишить тебя невинности.

О как. Сильно. Я думал, все будет завуалировано намеками и удастся еще поиграть в дурачка и авось прокатит, в крайнем случае, отделаться туманными обещаниями

- А ничего, что невинность свою я потерял уже весьма давно?

- Опытный значит? Так даже лучше.

Она встала, плавной походкой подошла к двери и закрыла ее на ключ. На ее лице была предвкушающая улыбка, в моем решении она была уверена на все 100.

- А если я откажусь?

- Значит, экзамен ты не сдашь, и будешь пересдавать еще долго. На второй год тебя, конечно, не оставят, но времени и нервов потратишь гораздо больше. В общем-то, у тебя только два решения плавно перетекающих в одно.

- Ошибаетесь, Галечка. Есть еще третье.

И я достал из рюкзака диктофон, поставив на начало сегодняшней записи, наблюдая, как вальяжно развалившаяся сексуальная кошечка вдруг превращается в бешеную фурию. Я уже порадовался, что дублировал запись еще и на телефон.

- Сколько мне лет вы знаете. Это уже не одна статья, а две. Так что вам остается только поставить мне заслуженную пятерку, иначе эта запись станет достоянием общественности.

- Ты это не сделаешь! - прошипела она.

- Уверена?

Она резко придвинула к себе экзаменационную ведомость и поставила оговоренную мной оценку.

Сделал бы я то, что она хотела сейчас, когда 10 лет разницы в возрасте уже не кажутся таким уж большим сроком? Думаю, нет. И все по той же причине. Я предпочитаю сам быть хозяином положения и ненавижу давление со стороны.

А то, что этот случай мне до сих пор вспоминают... Просто парням больше ни о чем не известно, я был аккуратен. Вот и прикалывают тем, что на виду. И ведь не докажешь, что ничего не было. А есть ли смысл чего-то кому-то доказывать? Пусть думают, что хотят.

Были и другие воспоминания, да и просто разговоры на разные темы, перемежаемые с тостами. Язык уже начинал несколько заплетаться, но это нисколько не влияло на понимание. И опять тосты, новая бутылка.

Разбудил меня будильник на мобильном. Что ж он так громко звонит? Не глядя бью по нему рукой. Вроде попал или раздолбал-таки телефон. Голова-то как болит! И тело все ломит, простое движение рукой далось, как будто мешок с картошкой потаскал. Во рту жуть, сушняк долбит, ужас просто. Но шевелиться не хочется, иначе голова просто расколется по ощущениям. Что вчера было-то? Мысли ворочаться совершенно не хотят. Так, собираю их в кучку. Бар вроде был, двое товарищей. Разговаривали. Дальше - провал. Где я вообще?

Пытаюсь открыть один глаз, с третьей попытки удается. Кровать моя, что уже радует, а то мало ли. Одетый и даже в ботинках. Охренеть. Хорошо погуляли. А чего будильник звонил? Вроде выходной. Или нет? Какой вчера день-то был? А сегодня? Так, экран вроде целый, живучий телефон попался. И какой день? Твою ж мать! Вторник, надо в институт ехать. Второй парой семинар, а препод прогульщиков не любит, автоматом зачет не поставит ни за что, если хоть один пропуск есть. А я на автомат надеялся. Надо вставать. От резкого движения сразу замутило, голова закружилась, и я рухнул обратно на подушку. Да, не помню, чтоб я вообще когда-то так напивался. Что за повод был? А-а-а... Да уж. Хотя нет, было такое, еще в школе, когда меру свою не знал, и решили с парнями посоревноваться, кто кого перепьет. Кто выиграл, не помню, но хреново было всем. Один так и заснул в обнимку с белым другом. Пришлось его за ногу вытаскивать, поскольку комната эта стала пользоваться небывалой популярностью.

Предпринимаю вторую попытку. Очень аккуратно, опираясь на одну руку, а второй поддерживая голову. Вроде получилось. Шатаясь, как лист на ветру, тащусь в кухню, где пью прямо из чайника. Где-то у меня тут антипохмелин был, янтарная кислота, говорят, способствует улучшению состояния. Не глядя, лезу на полку, откуда коробка с лекарствами предсказуемо падает на меня. Хорошо хоть не на голову. От удара о моё плечо крышка слетает и все баночки, скляночки, тюбики и коробочки рассыпаются ровным слоем по полу. Маман меня прибьет, но убрать это я не в состоянии. Хорошо, что не разбилось ничего. Держась за стену, присаживаюсь на корточки. Хреново-то как, родите меня обратно. А вот и заветная коробочка с кривой рожей потомственного пропоицы на упаковке, самая желанная сейчас. Еще бы обезболивающего, но его как раз не стоит, будет ядерная смесь. Таблетку надо запить, до кружки идти влом, опять беру чайник. Не очень удачно, часть содержимого проливается на одежду. Незапланированный душ. А душ, кстати, неплохо принять, может, полегчает. Тащу свое многострадальное тело в ванную, держась за все попадающиеся по пути предметы мебели. Хоть ужин назад не просится, уже радует. А я вообще что-то ел на ужин-то? Или только вискарик? Не помню, но может и к лучшему. Сгружаю себя в ванную и пытаюсь стянуть брюки. Радуюсь, что не джинсы, их снять сложнее было бы. Кое-как справился. Включаю воду, чтоб отрегулировать. Блин, ну что ж сегодня все не так, как надо?! Горячую воду опять отключили, и меня сверху окатывает ледяной, а залез я прямо в оставшейся одежде. От собственного ора вперемешку с матюгами звенит в ушах, но холодная вода немного прочищает мысли. Даже голова немного меньше болеть стала. Ополаскиваюсь как есть, все равно все уже мокрое. Выключив душ и сидя на дне ванной, пытаюсь снять мокрую липнущую к телу рубашку, чтобы выкрутить ее. На то, чтобы встать и повесть как надо, сил уже не хватает. Это же надо голову поднимать и руки. Кидаю как есть на полотенцесушитель. Ладно, высохнет - перестираю. После душа стало немного полегче. Смотрю на время и понимаю, что лекция уже скоро начнется. Надо предупредить ребят, чтоб отметили, потому скидываю Паше СМС, он у нас самый ответственный.

И надо бы узнать вообще, что вчера было, и не растрепал ли я чего лишнего по пьяной лавочке.

Жизнерадостный голос Кирюхи в трубке отзывается болью в висках.

- Не ори, - говорю ему вместо приветствия.

- О, живой, надо же. Ну и хорош же ты был вчера.

- Представляю. Что хоть было-то?

- А ты что помнишь?

- Разговаривали. Потом все как-то смутно.

- Да, не густо у тебя с воспоминаниями. Ну, внимай тогда, страдалец. Опохмелился хоть?

- Не-а, воды попил. Но вроде уже получше. Ты давай, вещай уже. Что я там учудил? - приготовился я внимать.

Прикладываю голову опять на подушку и накрываюсь покрывалом, посчитав, что полчаса у меня еще есть.

- В общем, короче, сначала мы действительно втроем разговаривали. Потом ты стал клеить девчонок, всех подряд и тебе было не важно, одна ли она пришла или с кем-то. Не ожидал от тебя. Мы заманались конфликты улаживать. Нескольких уводил куда-то.

- Скольких?

Лихорадочно роюсь в кармане брюк. Упаковка с презиками была новая, 3 штуки.

- Вроде двоих.

Вытряхиваю коробку - остался один. Уф. Хоть не совсем мозги отключил, но провериться все равно не мешает. Как сквозь пелену приходят смутные воспоминания. Как жарил одну в кабинке мужского туалета. Да уж, место романтичнее некуда. Вторую вообще не довел, где-то в коридоре. Да, я в своем репертуаре.

- Только двоих? - уточняю на всякий случай.

- Это мало, двоих за вечер?

Ах, ну да, я же хороший мальчик Дима. Именно таким меня и знали раньше.

- А дальше что?

- Дальше ты решил, что хочешь подраться, - хохотнул собеседник. - К тому же и недовольных твоим поведением накопилось уже предостаточно. Начал докапываться ко всем присутствующим. Не замечал за тобой подобной агрессивности.

- Сам не замечал. Но вроде у меня повреждений нет никаких и руки не сбиты.

- Ну, это больше наша заслуга, чем твоя.

- Спасибо. Я даже не помню, как дома оказался.

- Еще бы ты помнил, ты вообще отключился.

Во новость! Первый раз до такого состояния напиваюсь, что не помню ничего, да еще и своими ногами дойти не могу.

- Тогда спасибо вдвойне. И Владу передай с моими извинениями.

- Ладно уж. Давай, приходи в себя, - хохотнул Кир, прежде чем отключится.

Как я ехал в институт - это та еще песня. Но доехал же и семинар тот гребаный отсидел. Вообще герой. Не, больше так пить не буду. Ну его нафиг. На следующей лекции меня уже не было, отправился домой и завалился спать уже до следующего утра.

На следующий день стало лучше. И как назло с улучшением состояния опять вернулись те же мысли и желания, от которых стремился избавиться. Не, ну и стоило так над собой издеваться, если все равно бесполезно?

Еще несколько дней прошло мимо, как в тумане. Утро - институт, после сварганить обед-ужин для себя и родителей и загрузиться по максимуму. Все равно чем, хоть уборкой. Хотя обычно все-таки учил предметы, сессия не за горами и уже можно было получить автоматы или сдать досрочно хотя бы часть зачетов. Потом же легче будет. Неправильный я студент, обычно все начинают учиться только за пару недель перед сдачей экзаменов. Я вообще ненормальный, все-то у меня не как у людей.

День ничем не выделялся в череде предыдущих. Придя домой уставший как собака, позволил себе немного расслабиться, и мысли сразу свернули в опасное эротическое русло, почти мгновенно найдя отклик у организма. Звонок в дверь остановил полет бурной фантазии. Открывать не спешу, сначала надо посмотреть кому и что от меня надо. О, легка на помине! Нет, нет и нет, я не дома и открывать я не буду ни-за-что! Слишком мало времени прошло и слишком неадекватная у меня реакция. Прислонившись к холодному дерматину затылком, в изнеможении съезжаю на пол у двери. На поясе мобильник выдал сигнал от пришедшей СМС: 'Открывай, я знаю, что ты дома. Или буду долбить в дверь, привлекая излишнее внимание. Тебе оно надо?'. Делать нечего, щелчок замка извещает об открытии двери. Она влетает, как маленький ураган, сразу обхватывая руками за шею, ногами за талию и целует в губы. Что ж ты делаешь-то? Крыша помахала мне ручкой, и я вжимаю девушку в стену, лихорадочно срывая с нее и с себя одежду. Немного опомнился буквально за секунду до того как вошел бы в нее. Резко отталкиваюсь, закрыв глаза и прижавшись лбом к бетону стены. Пытаюсь успокоиться и натянуть штаны. И если со вторым еще выходит с первым хреново.

- Лий, тебе надо уйти. Я не могу себя контролировать!

- Дима, объясни мне, что с тобой происходит?!

- Я тебя чуть было не трахнул! И ты меня не остановила.

- Что происходит с тобой?! Ты скрываешься от меня, именно скрываешься, только не говори, что был сильно занят. Я думала, что ты наигрался и я тебе больше не интересна. Но я вижу, что это не так. Объясни мне, что случилось?

- Ты хочешь знать?

Хватаю ее за руку, почти грубо, и тащу к компу. Быстро нахожу нужную статью. Лия читает.

Горло перехватывает спазм. Это конец. Больше не будет уже ничего. Находиться так близко и не иметь возможности даже дотронуться...

Вот она дочитала и поднимает глаза на меня.

- Ты совсем уже, да? Это же не было против моей воли, я сама хотела и сама к тебе пришла.

- А разве там что-то говорится о воле? - горько произношу я.

- Дим, для того, чтобы попасть под статью, должен быть состав преступления и заявление в полиции от потерпевшего или близких родственников. Я этого не сделаю никогда. Даже если узнают родители - выноситься из семьи это не будет. Мама тебя обожает, отец побесится, но поймет. Да блин, нашей разницы в возрасте через пару месяцев никто и не заметит. Так, стой, - прервала она себя на полуслове: - ты думал, что мне еще нет 16? Димка, ты придурок, мне 18 исполнилось еще прошлым летом, просто в школу пошла с 8 лет, болела в детстве много. Я уже давно достигла возраста согласия и сама вполне в состоянии решать, что и с кем мне делать. Уймись, а. Тоже мне, преступник нашелся. Иди сюда, выкинь все мысли из головы и расслабься.

Чуть отступаю.

- Ты знаешь о моей репутации. И все равно хочешь встречаться? В таких, как я, нельзя влюбляться, - старательно пытаюсь втолковать ей эту здравую мысль, хотя всё внутри противится этому.

Обнимает меня вместо ответа, целует в губы. Несмело отвечаю, еще не совсем осознав, что все позади. Потом сжимаю ее в объятиях, сильно-сильно. Она даже пискнула от неожиданности. 'Лия', - нежный шепот куда-то в волосы.

Так не хочется ее отпускать, и я держу ее, страшась разжать руки, боясь, что это просто сон, он развеется, и девушка моих грез растает без следа.

Уже потом, через пару очень насыщенных часов, она мне напоминает о моем же предложении двухнедельной давности. Завтра как раз среда, значит, до завтра?

***

Встретились мы уже у ворот парка. Рядом с домом нам лучше не появляться вместе, слишком много любопытных глаз и ушей рядом. Подходящую полянку нашли почти сразу, вроде и не очень далеко от входа, но вдали от дорожек, поэтому там практически никто не ходит. Да и закрыта она со всех сторон буйно разросшимися зарослями орешника. Расстелив куртку на землю, постучал рукой рядом с собой, предлагая сесть.

- То, чему тебя обучил брат, я в прошлый раз видел. А расскажи-ка мне, что ты знаешь о психологической стороне самообороны? Ведь это мало знать, как ударить. Важно, и даже важнее, знать, когда ударить. Особенно девушке. У нас все проще: если тебя собираются бить, то надо стать первым, иначе первый же пропущенный удар может быть последним. Может не в жизни, но в бою точно. А гопники всегда стараются уложить с первого удара, зная, что подняться ты уже не сможешь. Женщин же, как правило, бить не стремятся. Но то, что могут сделать - гораздо хуже. Поэтому желательно постараться избежать конфликта, а особенно нахождения в замкнутом пространстве с человеком, которому ты не доверяешь. Не важно, как. Заболтать, отвлечь, наобещать, что все будет, но немного позже. И запомни навсегда, если решила бить, всегда добивай. Одним или серией ударов ты только разозлишь противника и получишь не только то, что он хотел изначально, но и, возможно, весьма тяжелые травмы. Поскольку стоять на равных с мужчиной по физическим возможностям ты не сможешь никогда, он всегда будет сильнее. Добивать - это значит лишить его желания или возможности достать тебя, не нанося при этом серьезных для здоровья и жизни травм. Свое слабое место мужчины берегут, зная, что женщина уж точно постарается ударить именно туда. Поэтому первый удар должен быть куда угодно, но не в пах. Бить надо по болевым точкам сильно, быстро, не жалея, но при этом не калеча. Учитывая специфику нашей судебной системы, отмыться будет очень сложно, даже если это была 100% самооборона и угроза жизни. И еще один момент. Сначала организм выделяет норадреналин. Это гормон действия, он дает возможность защищаться или нападать. Но, к сожалению, его действие очень кратковременно. Норадреналин является предшественником адреналина. А вот это уже гормон страха. И если не начать действовать вовремя, ноги становятся ватными, тело охватывает оцепенение, и сопротивляться ты уже просто не сможешь. Если ты чувствуешь, что это с тобой начинает происходить, то нужно тут же постараться воспрепятствовать, пока не поздно. Обычно советуют несколько вздохов-выдохов, если время позволяет, конечно, и сразу действие. Любое. Напасть, оттолкнуть, убежать.

Есть еще классификация состояний по цветам - цветовой код Купера.

Белое состояние - в этом состоянии обычный человек находится большую часть своей жизни, не анализируя обстановку, не замечая опасности. Это состояние идеальной жертвы. Никогда нельзя позволять себе расслабляться, находясь не в абсолютно безопасном для себя месте.

Желтое состояние - наше внимание направлено на внешний мир, выявление потенциальных источников угрозы и их своевременное избегание или нейтрализация. Это уверенное спокойствие профессионала, расслабленного и внимательного одновременно. И именно в этом состоянии стоит находиться основную часть времени.

Оранжевое состояние - внимание фиксирует источник опасности, мышцы напрягаются, кулаки сжимаются, давление повышается, выделяется норадреналин.

Красное состояние - цвет начавшегося физического столкновения, непосредственно боя.

Из одного состояния в другое можно перейти, представив себе в деталях, что нужно в нем ощущать. Ярость берсерка - это не что иное, как мгновенный переход в красное состояние, минуя желтое и оранжевое, отключение своего сознания и осознания себя человеком и переход на новый психологический уровень, обычно уже в качестве выбранного тотемного зверя. Но тебе это не нужно. Достаточно просто не дать страху завладеть собой.

Сложно?

- Да. Но основное я поняла. Следить за окружающей обстановкой, чтобы как можно быстрее заметить возможную опасность, и действовать быстро, пока твое собственно тело не успело тебя подвести.

- Хорошо. И еще. Да, женщин бить не принято. Но скрутить и не дать возможности себя защитить - это всегда 'пожалуйста'. Так что уход от всяческих захватов в обязательном порядке. Но пока давай разберем слабые места потенциального противника. И первое - то, что очевидно, - паховая область. Об этом ударе везде пишут, напоминают в книгах и фильмах, но и мужчины об этом прекрасно осведомлены и просто не дадут такой возможности. А вот когда женская ладошка нежно касается самого оберегаемого, он замирает в предвкушении приятных ощущений... Рука, резко сжимающаяся на яйцах, может весьма сильно вывести противника из строя. Только лучше не делать это через плотную ткань, а потом обязательно добивать кулаком со всей силы или коленом. Давай первую часть на отработку.

- А я ничего тебе не поврежу случайно?

- Надеюсь, что нет. Ты должна понять степень приложения силы.

Положил ее руку себе на ширинку. Организм, отставить, сейчас приятно не будет точно.

- Сжимай меня, медленно. Я тебе скажу, когда начнутся болевые ощущения, запомни. Вот это уже больно, продолжай. А вот это уже предел, за который, по крайней мере, со мной, заходить не стоит. Я еще хочу остаться состоятельным как мужчина и желательно подольше.

Следующее место, за которое все без исключения боятся - это глаза. Да-да, не удивляйся. И не так это опасно, как кажется. Если острыми ногтями не тыкать, конечно. При надавливании на глазное яблоко человек инстинктивно будет отодвигаться, что тебе и нужно.

Шея под кадыком. Только не бить, там все очень хрупкое и можно здорово повредить, а то и на тот свет отправить. Удар по горлу приводит к сильной боли и потере способности дышать. Давить вытянутыми пальцами. Попробуй. Поняла? Очень действенное средство от нежелательных поцелуев.

- На себе попробовал? - со смешком, чисто из любопытства видимо, уточнила моя нынешняя ученица.

- И на себе в том числе, - спокойно подтвердил, прежде чем продолжить: - Удар по носу очень болезненный, особенно если бить вот так. Это приводит к значительному кровотечению. Шлепок обоими ладонями по ушам нужно выполнять синхронно и сильно. Это может привести к повреждению барабанной перепонки, но вряд ли у тебя будет столько силы, скорее просто эффект неожиданности. Висок - слабое место черепа, потому сильно не бить - опасно, но удар не острым предметом может привести к потере сознания, что иногда и нужно. Солнечное сплетение находится вот здесь. Удар вызывает сильную боль в стенках желудка, затруднение дыхания, желание согнуться. Подмышка. Точечный резкий удар туда может в свою очередь вызвать временную потерю двигательной способности руки. Коленная чашечка - бить надо ногой сильно и по той ноге, на которую человек в данный момент опирается. Желательно целиться в область под коленом, там чувствуется даже достаточно слабый удар. В общем, как-то так. На самом деле, точек гораздо больше, но я назвал те, что будут полезны тебе. Я потом накидаю материал из нета, почитаешь.

И еще. Всегда нужно держать между собой и возможным противником расстояние безопасности. Длина вытянутой руки плюс еще примерно полметра. Подпустила ближе - считай, уже проиграла, даже и не начав. Чем ближе противник, там сложнее защищаться. И не позволяй заходить за спину, за пределы видимости.

Ну что, по теории у меня все. Приступим?

Никогда не думал, что учить - это так сложно. Вроде сам столько лет уже хожу на тренировки, но никогда не задумывался, каково нашему тренеру. Она-то только намечала удары расслабленной рукой, потому что если такой рукой ударить посильнее, перелом себе же обеспечен. То, видимо разозлённая моими ироничными замечаниями, била со всей дури, так что еле успевал блокироваться и отстраняться, чтобы не быть покалеченным. Иногда не удавалось именно потому, что был слишком, просто непозволительно близко. Как итог первого занятия - уставшая и совершенно выдохшаяся девушка и измочаленное состояние и несколько синяков у меня. Ну что, за все приходится платить. Жаль, проводить ее до дома не удастся: разговорчивых бабулек у подъезда никто не отменял.

- Завтра увидимся?

- Не знаю еще. Хотел завтра курсовик подписать, но сколько времени это займет... Честно говоря, даже предположить сложно. Давай созвонимся завтра и тогда решим.

***

Все то время, что я сходил с ума от желания к Лие, я писал. Сливал на комп все, что приходило в мой воспаленный мозг. Писал, что хотел бы с ней сделать, до самых откровенных подробностей, самых сокровенных мыслей и желаний, не ограничиваясь как канонами общепринятого и нормального, так и количеством участников. Ведь этого никто не должен был увидеть, а мне позволяло хотя бы временно успокоиться.

А сейчас, не особо задумываясь о последствиях, взял и послал ей на мейл. Правда, хоть немного здравых мыслей в моей голове еще осталось, поскольку послал не все скопом, а то, что, насколько я помню, было хоть более-менее классическим и относительно приличным.

Буквально через несколько минут она мне позвонила на мобильный.

- Ты что, смерти моей хочешь? - безо всякого приветствия.

- А что такое? - невинно спрашиваю я.

- Ты ЧТО мне прислал?

- А что я тебе такое прислал, что ты так громко возмущаешься? - на моем лице медленно, но верно расцветает шкодливая улыбка.

- И ты еще спрашиваешь? Это пошло, развратно, бесстыдно и безнравственно... а ещё ужасно сексуально и притягательно. Мне безумно понравилось. Но теперь есть одна большая проблема. И только не говори, что дома тебя нет, поскольку решать эту проблему именно тебе. У меня, наверное, даже джинсы промокли.

- Меня нет дома, - послушно повторяю я.

- А-а-а! Ты!!! Как ты мог?!!

- Приходи, я тебя жду и хочу.

Через 20 минут она была уже в моей постели не обремененная одеждой и весьма взбудораженная моим творчеством, что и требовалось, поскольку желаемое от нее сегодня несколько отличается от того, что у нас было ранее. Я настойчиво возбуждал ее еще больше, не давая разрядки.

- Ну не мучай меня, - попросила она, - сделай уже что-нибудь.

- Что-нибудь - это значит, ты согласна на все?

- Соблазнитель, ты вынудил меня это сказать. Согласна, только не тяни больше.

- Я хочу вот сюда.

Я провел пальцем совсем по другому отверстию, не закрытому девственной плевой.

- Но...

- Ты сказала, что на все.

- Это будет больно?

- Не буду обманывать. Да, сначала может быть больно. Но я постараюсь быть очень аккуратным. И неужели тебе самой не интересно?

Я опять начал ее целовать, а она (ну надо же!) позволила моему пальцу проникнуть туда, куда до сих пор не пускала.

Если использовать смазку, сначала подготовить пальцами, делать все очень медленно и нежно, и если девушка сама хочет, болезненные ощущения действительно можно минимизировать.

- Ну и как? - спросил я, когда все уже закончилось.

- Странно, непривычно и как будто до сих пор что-то распирает. Вначале было больно очень, но ты правильно посоветовал расслабиться и двигаться самой. Как только мышцы на входе перестали сжиматься, боль прекратилась. На счет приятного не могу ничего сказать, не поняла. А когда обычный секс ощущения будут такими же?

- Нет. Думаю, что нет. По крайней мере, девушкам классика явно нравится, а такое не многим, но есть и такие.

- А зачем тогда мужчинам к этому стремиться?

- Уже, сжимает сильнее. И осознание того, что делаешь что-то запретное, заводит.

- А ты мне дашь почитать что-нибудь еще из написанного? Ведь наверняка у тебя не только это.

- Ты уверена, что тебе стоит это читать? Лий, там все круче.

- Вау! Я думала круче уже некуда. Я точно хочу это прочитать, узнать, чего же ты хочешь.

- Не все, что приходит в голову, тем более в такой ситуации, стоит воплощать в жизнь. И я боюсь тебя напугать.

- Я уже боюсь и дрожу в нетерпении. Ну, пожалуйста, одним глазком только! - взмолилась она. - Обещаю, что, если будет слишком, я читать не буду. Ну, Димочка.

- Вот всегда бы ты меня так называла.

- Всегда буду. Только позволь.

- Ты сама напросилась.

Пока загружался комп, я надеялся, что она одумается и откажется. Как бы ни так!

Нужная папка. Список файлов. Курсор мышки, ведомый чужой рукой, тянется к файлу с названием 3.

- Здесь пароль.

Молча набираю нужные буквы.

Я сам не перечитывал то, что писал. Только посланное ей просмотрел и немного отредактировал, так что сам не знал, что там. Думаете, 3 - это порядковый номер написания? Если бы. И я позволил ей ЭТО читать? Я, наверное, совсем рехнулся.

- Лий, может не надо дальше? - хрипло прошу я ее.

Она поднимает на меня затуманенный желанием взгляд. И я понимаю, что она не только дочитает, даже если я буду сопротивляться. Нет, она хочет это вживую. Я попал.

Насколько я попал уже сегодня, я осознал, когда мне пришлось всеми возможными способами ее удовлетворять, да еще и следить чтобы она осталась девственницей. Практически невыполнимая задача, но я справился.

***

Пятница - конец недели, практически начало выходных, больше чем полгода в году с пятницы по воскресенье я предоставлен самому себе. С началом установившейся погоды и до наступления холодов осенью родители проводят выходные на даче. И что они там находят? Никогда не понимал смысла копания в земле, прочей садово-дачной работы и вообще подобного времяпрепровождения, потому всеми силами пытался улизнуть от обременительных обязанностей. Тем более ездить приходилось на электричке, машины у нас не было. Но на тяжелые работы по весне или в конце осени, когда приходилось много всего везти, перекапывать огород (да, мои еще и картошку, морковку и всякую прочую дребедень сажали, как будто бы купить нельзя), да и вообще делать гораздо больше, чем летом, я самостоятельно впрягался в эту кабалу, чтобы помочь родителям. Нет, меня не просили, ничего не требовали, но разгрузить хоть немного и без того уставших за неделю маму и папу я считал необходимым. Благо трудовая повинность занимала всего не более пары выходных и на эту весну она закончилась, все уже было посажено и подготовлено к сезону, а всяческие стройки-достройки-ремонты-улучшения закончились уже в прошлом году. Я уже предвкушал два дня полной свободы, когда позвонила мама и предупредила, что ей немного нездоровится, она сегодня придет пораньше и возможно на дачу не поедет (удивительная тактичность). Значит, на сегодня все отменяется.

После института зашел в магазин, купил продуктов. Ужин сегодня на мне, не буду же я напрягать больного человека, так что все должно быть сделано и принесено на тарелочке с голубой каемочкой. Готовить я не то чтобы любил, но умел и делал это достаточно регулярно, поскольку сам еще денег в семью не приносил и должен хоть чем-то хорошим отплатить родителям, меня содержащим. Да и культа мужчины, перед которым все должны прыгать на задних лапках и приносить все готовенькое, в нашей семье не было. Отец тоже не чурался домашней работы и все, что нужно по хозяйству, делалось тем, кто в данный момент был более свободен. Так что к приходу мамы курица была пожарена, полы вымыты и все относительно прибрано. У нее оказалась температура, не очень высокая, всего лишь 37,5, но самая неприятная, на мой взгляд, когда все тело ломит, голова болит и все признаки простуды на лицо. Отец, обеспокоенный, также пришел пораньше. У них вообще были замечательные отношения. Понаблюдаешь, с каким обожанием и нежностью они смотрели друг на друга после 20 лет брака, и завидки берут. Даже не верится, как такое возможно. Ну, кто еще будет помнить все важные только для двоих даты, типа дня знакомства, того-сего (не вникал в подробности), а таких дней набиралось не менее двух десятков в году. Обычно хорошо, если мужик хотя бы день рождения жены помнит и день свадьбы.

- Дим, если уж так получилось, может, ты на дачу поедешь? Дождей давно нет, потому все, что посажено и недавно только взошло, посохнет. Жалко ведь!

Вот те новости! Типа меня припахали к общественно-полезной работе? Да уж... Но отказывать маме было как-то неудобно, тем более меня действительно не часто что-то просили сделать для семьи. Да и планов особо никаких не было.

- Хорошо, ма. Ты только напиши, что и как нужно сделать, чтобы не перепутал, и подготовь то, что нужно отвезти.

Придя в свою комнату, сделал еще один звонок.

- Привет, рыбка моя. У меня есть для тебя предложение.

- Руки и сердца?

- Поверь, в комплексе я гораздо полезнее. Готова провести со мной два дня?

- Только если удастся моих убедительно заболтать. А что ты хотел предложить?

- А как же на край света, в огонь, воду и медные трубы?

- Разве я тебе что-то подобное обещала?

- Не обещала, но я надеялся. Мне нужно на дачу смотаться, вот и хотел, чтобы ты составила мне компанию. Там знаешь как холодно ночами, должен же кто-то меня согревать.

- Вот так, только о себе и думаешь.

- Не правда, о тебе я тоже думаю. Или тебе не нравится?

Последнюю фразу я буквально промурлыкал в трубку.

- Ладно, все, я пошла придумывать отмазку, пока ты мне тут секс по телефону не устроил.

- Не, по телефону не интересно.

- Кому как. Я перезвоню.

Отмазка была придумана не плохо, поскольку отпустили ее без всяческих проблем и сразу на два дня. Хотя она мне так и не призналась, что наплела родокам. Утром, встав пораньше, закупившись продуктами и собрав все необходимое, отправился на ж/д станцию, по пути встретившись с объектом моих грез.

Электричка в основном была загружена едущими на отдых пассажирами. Привлекла внимание шумная разнополая компания в зеленых пятнистых костюмах и кучей вещей, беззаботно смеющаяся, хлещущая пиво и предвкушающая выходные. Турье. Когда-то и я таким был. В этот момент меня легонько кольнула иголка белой зависти. Ностальгия. Зачехленные карандаши явно выдавали водников. Борьба с непокорной стихией, шеверы, бочки, пороги. Черт, как же хочется так же... Но нам выходить на следующей, а ребятам ехать до гор. Мысленно пожелал путникам удачной погоды и отсутствия киля.

А вот и наша остановка, от которой до участка пришлось еще полчаса идти. У нас были стандартные 6 соток в садовом товариществе с небольшим двухэтажным щитовым домом, кухней и всеми необходимыми постройками. Часть яблонь и кустов осталась от прошлых владельцев, часть посадили уже мы, теплица, несколько грядок. Остальное пространство мы предусмотрительно засеяли газоном. В общем, все как у всех. Не вычурно, но жить вполне можно.

Лия с интересом осматривалась. Да, а вот о соседях я и не подумал, участки проглядываются очень даже хорошо. Скрыть свою гостью не выйдет. Нужно быть аккуратнее, хотя сплетен уже не избежать. Как же, первый раз девушку сюда привез. Хотя родители и так знали о моем стиле жизни, мама смотрела укоризненно, но ничего не говорила, а отец посмеивался, видимо вспоминая времена своей бурной молодости. А вот любопытные носы соседей, почему-то считающих чужой участок филиалом собственного и нагло выдающих свои комментарии и требования по поводу и без, в моей жизни были явно лишними.

Сгрузив продукты в холодильник, включив распылитель на грядках, я пошел показывать гостье дом. Конечно, немного не то, что мне нравится, я предпочитаю отлакированную вагонку. Но дом строили не мы, а прошлые хозяева решили, что обои практичнее. Хотя недавно поклеенные обои с имитацией всяческих каменных кладок смотрелись вполне неплохо и органично. Показал и свою комнату, светлая с достаточно широкой, но, конечно, уже, чем дома, кроватью и всей необходимой мебелью комната была вполне удобна. Открыл везде окна на проветривание, на улице было не то чтобы тепло, но все равно теплее, чем в доме. Быстро сварганили в четыре руки обед дня на два, не меньше, поели (не пропадать же труду). Грядки к тому моменту были уже достаточно политы, особо вредоносные сорняки, сильно возвышающиеся над основной массой, повыдерганы. Это мы так создавали видимость активного приложения сил. Если бы еще до следующей недели сохранилась! Зря старались, что ли? И, в конце концов, можно было посвятить оставшееся время отдыху и друг другу.

- Хочешь, поработаю немного гидом и покажу тебе окрестности? - предложил я Лие.

- Конечно.

- А какова будет форма отплаты труда? Водить туристов по окрестным буеракам, знаешь, как сложно? К тому же, это тяжело и опасно.

- Минет? - почти не задумываясь, ответила она с хитрой улыбочкой.

- Хм. Я вообще-то имел в виду шоколадку, но так тоже не плохо, не откажусь.

Закрыв дом на ключ, пошли осматривать местные достопримечательности, коих было не так уж и много. Минут пятнадцать пешком мимо разнокалиберных заборов - и мы выходим к пруду. Раньше это была небольшая речка, но еще во времена Советского Союза была построена плотина, и русло разлилось в достаточно большой удлиненной формы водоем. Для купания не очень пригоден из-за неудобного спуска к воде и илистого дна, да и не сезон сейчас, но летом люди купаются. А сейчас больше как антураж. И прямо за прудом елки-палки, лес густой. Действительно густой, сомнительное счастье мнимого спасения от короеда-топографа посредством вырубки и перепродажи халявной древесины нас, к счастью, не коснулось. Мы, не торопясь, обошли берег по периметру. Я рассказал все, что знаю об этом месте. Когда тема воды, водоемов и прибрежной зоны была исчерпана, углубились в лес. Подобных маньяков желающих войти в единение с природой больше не было, по крайней мере, по пути мы никого не встретили. Да нам никто и не был нужен, темы для разговоров и взаимных подколок находились в легкую, общение текло свободно и не напряженно, в пикировке фразами, часто рифмованными. Мы и не заметили, как ушли достаточно далеко. Заблудиться было нереально, все-таки район достаточно жилой, куда-нибудь да выйдем. Деньги и зажигалка (привычка походной жизни, хоть и не курил никогда, а при нахождении в лесу возможность разжигания огня должна быть обязательно) с собой, так что незнание леса совершенно не напрягало. Натоптанные тропинки вскоре закончились, лес становился все более неприветливым и густым, что, в общем-то, не влияло на игривое настроение, немного съехавшее в поэтическую область.

- Куда ты завел нас, Сусанин-герой?

- Не знаю дороги, я сам здесь впервой.

- А если Сусанина зверски пытать,

Он сможет дорогу домой отыскать?

- О, ужас, маньячка в лесу повстречалась,

Отдамся во власть ей, чего же осталось.

- И что же за пытки к тебе применить?

А если мужчину удачно пленить?

- Свобода мила мне, не надо оков.

Есть шанс откупиться? На все я готов.

- А как же все прелести чувственных пут?

Любовь же прекрасна! Вдруг, люди не врут?

- Не верь этим людям, болтают все зря.

Да рано еще мне бросать якоря.

- Но в гавани встретят тепло и уют.

Иль жизнь интересна, пока все дают?

- Попробуй, отдайся, узнаешь сама.

А чувства - помеха, коль в сердце зима.

- Возможно, не знаю, в душе нет пожара,

Что не отменяет желания жара.

- А вот про желанья подробнее можно?

Ведь тут для меня, уж поверь, все возможно.

- Уж прям-таки все? Нету рамок, морали?

А всем ли по нраву, чтоб с ними играли?

- Какая игра? Все серьезно, поверь.

Могу я быть нежным, как ласковый зверь.

- А страстным, горячим, как солнечный луч,

Что жаждущим света сверкнет среди туч?

- И страстным, и нежным, и все что захочешь.

Возьми меня, вот я, ведь знаю, что хочешь.

- Так просто? Не знаю... Возможно не стоит?

А вдруг то, что дашь ты, меня не устроит?

- И чем же, о дева, тебя соблазнить?

Дай шанс мне, молю я, не надо дразнить.

- Да ты уж готов? Сдалась крепость без боя?

Неужто ты молишь? Что ж это такое?

- Готов на коленях тебя я молить,

Лишь чтобы моею могла только быть.

- Ну, мочь я могу. Но хочу ли? Не знаю...

Давай, удиви, и победу признаю.

- Позволишь ли все? Удивить постараюсь.

А если в желаньях своих я признаюсь?

- Желанья твои так стандартны, наверно.

Они же для всех вас, мужчин, характерны.

- Я лучше, чем все, ты попробуй сперва.

- От рекламы такой заболит голова.

Чем же лучше? Докажь, а то только слова.

- И как доказать? Ты ж не пустишь меня.

- Ну, подумай, рискни, ты же хочешь огня.

- Дотронуться дашь, чтоб костер мне разжечь?

- Нет, слишком так просто, оружие - речь.

- Как скажешь, лишила меня преимуществ.

Я сделаю ставку на уровень чувств.

- Чувственность лучше. Нет чувства в душе.

Может, приступишь? Довольно уже.

- Ну что ж, тогда слушай рассказ о желаньях,

Холоду нету в тебе оправданья.

Сверху иль снизу, откуда начать?

- Мне все равно, я готова внимать.

- Волосы нежно рукой отвожу.

Клятву даю - страсть в тебе разбужу.

- Ой, не клянись раньше времени ты,

Не так уж и просто достигнуть мечты.

- Губы твои к себе так и манят.

В омут желания тянут меня.

К ним прикасаюсь, сначала слегка.

По нежной коже скользнула рука.

Вот со всей страстью к себе прижимаю

И отпускать я тебя не желаю.

Страстным, горячим вдруг стал поцелуй.

Ты меня дразнишь? А ну, не балуй!

И, с сожалением губы покинув,

Вниз опускаюсь, рубашку откинув.

Нету преграды для ищущих рук.

Что это? Стон иль какой другой звук?

Или вся холодность - это все ложь?

Чувствую явно под пальцами дрожь.

Твердость сосков напряженных в желании.

Что же ты скажешь в свое оправдание?

Одежда мешает, хочу тебя видеть.

И что будет дальше не надо предвидеть.

Как ты прекрасна! Ласкаю тебя,

Нежно рукою сосок теребя.

Вниз опускаюсь, целую живот,

Глажу попутно бедра разворот.

Место чуть ниже к себе так манит,

Тянет дотронуться, будто магнит.

Пальцем меж складочек я провожу.

Да неужели? И что нахожу?

Влажно, горяче, желанья полна,

Вся мне отдаться готова она.

Ты меня хочешь, я знаю прекрасно.

- Все, победил ты, на все я согласна.

(стихи автора)

- На все, говоришь? А если я прямо сейчас воспользуюсь заманчивым предложением?

- Ну-у-у... Даже и не знаю, что тебе на это сказать. Шишки всяческие, коряжки под спиной. Как-то не романтичненько.

- Дома?

- Если будешь очень убедителен.

- А сейчас?

- О, да ты возбужден. Мальчик хочет ласки?

Она проводит рукой, вызывая сладкую дрожь предвкушения.

- Ты мне что-то обещала, помниться.

- А наша экскурсия разве закончилась? Оплата должна быть только по выполнению работ.

- А если я работаю по предоплате?

- В договоре не прописано. Но могу предоставить 50% предоплату. Начать сейчас, а кончить - дома. Согласен на такие условия? Можем составить доп. соглашение.

- Издеваешься? Я ж до дома тогда не доживу.

- Куда ты денешься, - игриво отмахивается она.

И все это время она нагло ласкает меня рукой сквозь ткань джинсов.

- Расстегни, не мучай меня.

Она с хитрой улыбкой тянет молнию вниз. Облокачиваюсь спиной о шершавый ствол какого-то дерева, поскольку вся кровь, похоже, ушла в одно место. Там, где сейчас хозяйствует ее прыткий язычок. Дразнит. Знает, что хочу большего, но ждет, когда сам попрошу. А если не просить? Слегка надавливаю на затылок, руку на всякий случай не убираю, с нее станется действительно прерваться на самом интересном месте. Но нет, все-таки капля совести еще осталась, и она доводит дело до конца.

Немного придя в себя, провожу пальцем по ее ширинке и чуть ниже, вопросительный взгляд.

- Сам-то как думаешь?

Значит прав, ей тоже хочется. Девушке стоя будет еще сложнее, чем мне. Снимаю куртку и кидаю на землю. Видимо судьба у нее (куртки) такая, все ее как подстилку используют. Доставляю Лие удовольствие именно так, как получил сам только что. Довольная мордашка у моей девочки - это что-то с чем-то. Э-э-э, как я ее только что про себя назвал? Вот так выверты сознания! Ладно, подумаю об этом после, а сейчас пора искать обратную дорогу. Забрались мы действительно далеко, а до темноты надо выйти из леса.

Ночевка в лесу меня не напрягала, главное, что есть чем разжечь костер, дров навалом, никакой зверь не подойдет. А звери в наших лесах водятся, и то, что люди их обычно не встречают, ничего не значит. Но девушке будет не комфортно, поэтому надо искать дорогу. Вышли мы как раз когда начало темнеть, а учитывая, что весной темнеет поздно, времени уже до хрена. И вышли еще достаточно далеко от нашего товарищества, так что добрались до участка уже ночью. Честно говоря, не было сил и желания даже нагреть воды и принять душ. К тому же душ у нас на улице, потом еще в дом идти по холодку. Так что ограничились местными процедурами и завалились спать.

Разбудил меня солнечный луч, нагло светящий в глаза, и поцелуй.

- Просыпайся, соня, солнышко уже встало.

- Неправда, мое солнышко в кровати, значит твои слова явный обман.

Пытаюсь ее поймать и подмять под себя, не открывая глаз.

- Обман, говоришь? Хочешь сказать, что не встало?

- Это уже смотря, о чем ты. Если о том, о чем я только что подумал после твоего провокационного вопроса, то можешь проверить.

Также, не открывая глаз, нахожу ее губы.

- А откуда ты знаешь, что это я? Ты ж не видел.

Я даже глаза открыл от удивления.

- Как так откуда? Ты что, думаешь, я не помню, с кем засыпал?

Она лукаво улыбнулась, сделав вид, что собирается вставать.

- Завтрак?

- М-м-м... Ты уверена?

И провожу кончиками пальцев по изгибу ее бедра.

- Еще несколько подобных движений и буду точно не уверена.

Так в чем же проблема? Начинаю гладить ее уже двумя руками, она выгибается, как кошка, подставляясь по мои ласки. Начинаю целовать ее тело, планомерно возбуждая еще сильнее.

- Димка, давай уже, не томи! - нетерпеливо восклицает она, сдавшись первой.

И притягивает меня к себе. Хочешь так? Надо же. А как же остаться девственницей и прочее? Нет уж, теперь и я вошел во вкус, так что не так быстро.

Ласкаю ее только пальцами, не реагируя на провокационные движения бедрами. Через какое-то время она смирилась, потому что даже пальчики могут весьма много, если знать как. Доведя ее до оргазма, ее же смазочкой увлажняю пространство между бедрами. Сжимаю плотно ноги и соскальзываю в импровизированное ущелье. Двигаюсь, стараясь не подниматься выше и не касаться губок. Как бы ни хотелось, но рисковать не стоит. Мне не нужно ждать ее и я могу расслабиться, позволяя процессу достижения собственного удовольствия идти естественно. Вот мои движения становятся порывистыми, ускоряются, дыхание сбивается. Уже вот-вот, и долгожданные ощущения накрывают меня с головой. Белье придется менять, но это не важно. Ложусь рядом и притягиваю ее к себе, немножко времени на отдых и можно вставать.

- Что ты хочешь на завтрак, хорошая моя?

- А я хорошая? Уверен?

- Ага, и очень сексуальная, поэтому если мы сейчас не встанем, то я пойду по второму кругу.

- И что, у нас есть на выбор? - смиряется она.

- Стандартный набор: яйца, молоко, крупы, хлеб, сыр, колбаса, овощи. Могу сделать омлет или кашу.

- Ты умеешь варить кашу? Серега вот, по-моему, вообще ничего себе приготовить не может.

- Я много чего умею. А брата ты сама портишь. Все он умеет, просто ленится, когда есть на кого свалить.

- Давай тогда омлет. Кашу я не очень люблю.

- Ок, иди, умывайся.

И не удержавшись, слегка хлопнул поднявшуюся девушку по аппетитным задним округлостям. Вот теперь можно и самому подниматься.

Опять включил поливальную систему, лишним не будет. Поплескал на лицо водой и пошел готовить завтрак. Омлет - это просто. Взбить яйца с молоком, посолить, обжарить с одной стороны, перевернуть и покидать в середину все, что в голову придет, накрыв все это сооружение крышкой. Ну и чай заварить. Да, знаю, что зеленый полезнее, но предпочитаю черный.

- Вкусно, - заценили мои старания. И сразу без всяческого перехода: - Дим, а ты часто спишь с девушками?

- Э-э-э, ты же сама знаешь. И как-то не очень хорошо об этом девушке говорить, ты не находишь?

- Не, я не про то. Именно спишь рядом, проводишь ночь, ну, как тебе еще объяснить...

- Я понял. Нет, не часто. Предпочитаю лучше домой проводить.

- А почему?

- Во сне человек не контролирует окружающую обстановку и слишком уязвим. Поэтому засыпать надо с тем, кому можешь доверять. И опережаю твой возможный вопрос, да, с тобой мне ночи проводить нравится, и просыпаться тоже. С тобой вообще не так, как со всеми. Иногда меня это даже пугает.

- А меня пугает то, что когда получишь от меня все, я тебе наскучу...

- Дурочка ты, - притянул ее к себе - Ты думаешь, меня девственность твоя привлекает? Да, это, безусловно, непривычно и интригует, но не главное. Иначе я бы давно получил все, как ты говоришь.

- А что главное? Почему ты столько со мной возишься? Ведь твои девушки задерживаются никак не дольше, чем у брата.

- Нравишься ты мне. И мне с тобой легко. Мне не надо ничего из себя строить, подбирать слова, чтобы ненароком не сказать ничего лишнего. Все, ладно, хватит мне душу выворачивать. Лучше скажи, что бы ты хотела сегодня делать?

- Какие есть предложения?

- А предложение у меня, похоже, есть. Давай доедай и выдвигаемся. Форма одежды - джинсы и удобная обувь.

Выключив все и закрыв дом, отправляемся на автобусную станцию. Путь проходит через березовую рощу разделяющую участки. Это излюбленное место проведения вечеров местной молодежи. По приезду отмечаю, что скамейки новые сделали, но кострище на том же месте, правда появилась поленница с дровами. У нас, помнится, проблема чего бы сжечь стояла весьма остро, а все окрестные дачники яро охраняли вечерами-ночами свой штакетник. Сколько воспоминаний связано с этим местом, с теплыми летними звездными ночами и первыми взрослыми поцелуями. Как давно это было. А теперь вот эстафету перенимает новое поколение.

Выходим к дороге, как раз по расписанию, что криво прибито на покосившемся столбе. Скоро должен подойти автобус. Несколько минут - и мы совсем в глухом месте, даже не верится, что не так и далеко огромное количество участков, дачники, дорога. Водитель несколько раз переспросил, действительно ли мы здесь собираемся выходить.

Даже тропинки не осталось, никому, видимо, это место не нужно. Да сколько их, таких потерянных, рассыпано по территории нашей огромной Родины? Но направление я помню, даром, что столько лет прошло, уверенно веду свою спутницу через лес. Здесь практически ничего не изменилось, только деревья, растущие сквозь камни мостовой, фундаменты, даже крыши, стали больше. Запустение и забвение, только солнечные лучи отражаются от полуразрушенных куполов, блестят на остатках стекол в окнах когда-то жилых домов.

- Вот это да!

- Нравится?

- Еще бы.

- Я знал, что ты авантюристка.

- А ты?

- И я. Я здесь был еще пацаном. Узнал об этом месте случайно, подбил товарищей поехать на великах. Еле нашли.

- А почему люди отсюда ушли?

- Обычная история. Дороги здесь никогда не было, ходили пешком. Сначала не стало воды, много людей уехало, но остальные продолжали цепляться за насиженные места. Нашли родник, кто-то вырыл колодец. Потом не стало электричества. Официальная версия - авария, на устранение которой нет денег. На самом деле, думаю, просто провода на цвет-мет срезали. Это был небольшой поселок, но тут была своя церковь, как видишь, магазин, школа начальных классов. Пойдем, посмотришь поближе.

Она с таким детским восторгом и любопытством заглядывала в окна домов, даже заходила в некоторые, если я считал, что разрушенная временем конструкция достаточно безопасна. Сделал много фоток. В домах оставалась мебель, утварь. Все то, что нужно в быту, но тащить с собой сложно и тяжело. Пристального внимания удостоились остатки магазина и, конечно же, церковь. Кирпичное здание сохранилось лучше всего, на части куполов осталась позолота, на стенах полустертые временем и водой фрески. Даже мозаика осталась.

- Поднимешь меня?

Взял ее за талию и приподнял на вытянутых руках. Легонькая совсем.

- Нет, так низко. Я хотела вот ту мозаику посмотреть поближе.

Ну, выше так выше.

Присел, посадил ее себе на шею и прокомментировал:

- Вот так вот, стоит только женщину подпустить к себе поближе, как она на шею садится.

Она рассмеялась и потянулась рукой к заинтересовавшей ее картинке.

- Камни, надо же, а я думала стекло. Настоящий мастер делал. Ну, все, опускай. Давай еще на колокольню поднимемся?

- Пойдем, посмотрим, возможно ли это.

Полустертые ступени, расположенные по окружности, вели в высокую башню. Даже колокол остался. Видимо, снимать слишком сложно, вот и бросили. Вверху площадка и балкончик. Да, люди знали, где строить. За подрастающими деревьями не видно, а отсюда - пожалуйста. Голубая лента маленькой речушки, красиво изгибаясь, петляла меж невысокими холмами. Справа поля, сейчас не засеиваемые. И по-весеннему яркое солнце на голубом небосводе среди пушистых белых облаков. Достал фотоаппарат и сделал несколько кадров. Потом панораму склею, должно хорошо получиться.

- Ну что, возвращаемся? Обед уже давно прошел, а автобус только 4 раза в день ходит, судя по расписанию на остановке.

- Жаль покидать такое место, но ты прав. Пошли.

Время я рассчитал правильно, и ждать нам почти не пришлось. Придя на дачу, доели остатки вчерашнего обеда, повалялись на солнышке и отправились домой. Выходные подходили к концу.

***

Наши встречи с Лией стали почти регулярными. Ранее я искренне полагал, что секс с одной и той же девушкой быстро наскучит, недоумевал, как можно в течение длительного времени довольствоваться только одним и тем же телом, но насыщения все не наступало, при том, что непосредственно самого секса в классическом понимании и не было. Тем не менее, кратковременные интрижки на стороне я себе все равно позволял. Зачем? Даже сам не знаю. С физической точки зрения я был вполне удовлетворен. Регулярная разрядка, не иссякающий интерес и море нежности - то, чего не было в случайных связях на один раз. Желание банального совокупления? Да нет, собственно, не испытывал я потребности оказаться именно в этом месте. Желание более ярких впечатлений и ощущений? Тоже я бы так не сказал, Лия оказалась хорошей и очень умелой ученицей, стремящейся к новым ощущениям, очень непосредственной в проявлении своих эмоций, не боящейся расспрашивать и пробовать что-то доселе неизвестное. Более того, с ней я тоже чувствовал себя свободно, обсуждал, изучал реакции ее тела. Все предыдущие всегда ждали от меня активных действий, наиболее быстро приводящих к логическому завершению. То есть об эрогенных зонах я имел только поверхностные познания, не считая общеизвестных. Да и свое тело, как оказалось, знал весьма плохо, а ведь мужчинам тоже хочется иногда неторопливой ласки и нежности. И такие вот доверительные отношения были мне в новинку. Так что я сам бы, наверное, не смог ответить на вопрос, зачем мне нужны другие. Ответ 'потому что привык так жить' звучал слишком наивно и просто. Скорее всего, об основной причине просто старался не думать. Я очень боялся привыкнуть к ее нахождению рядом, привязаться психологически, попасть в зависимость от этих доверчивых синих глаз, мягких отзывчивых губ, нежных рук, от нее самой. Боялся влюбиться и, как последний идиот, дать ей в руки мощнейшее оружие против себя самого вместе с ключами от собственного сердца. Вот и искал забвения в теплоте чужих тел, уверенности, что до сих пор свободен, и принадлежу только самому себе.

В таком вот задумчивом настроении я и пришел сегодня из института. Пытался разложить по полочкам пугающие изменения в своей жизни, втиснуть их в привычные и понятные рамки, доказать что-то самому себе. С Лией пора завязывать, я это понимал ясно, но при этом никак не мог произнести решающих слов, все находя какие-то несуразные оправдания. А сегодня я не нашел ничего лучшего для себя, чем опять пуститься во все тяжкие, пытаясь заглушить в себе неуклонно растущую привязанность. Только вот поем и на охоту, даже Серегу, наверное, дергать не буду. Сам справлюсь.

Она перехватила меня буквально на выходе, бескомпромиссно ворвавшись в продуманную структуру моих планов и перевернув их напрочь. Ну как, как я скажу глядя ей в глаза, что собирался сегодня снять кого-то другого? Я не смог. Просто отступил обратно в квартиру, делая приглашающий жест и скидывая с плеч джинсовку. И не могу сказать, что я расстроен таким поворотом событий. Да и сказать по-честному, кого-то другого просто не хотелось, что и пугало. Я уже был настроен на секс и раз уж так получилось... глупо терять свой шанс.

Начинал я как обычно, долгий дразнящий поцелуй у входа, обещающий, зовущий поиграть. Щечки, шейка, неторопливое раздевание прямо в коридоре, ожидаемо закончившееся в моей постели. И я хотел кого-то другого? Бездушного тупого перепиха непонятно где и непонятно с кем? Видимо я был полным придурком в тот момент, потому что это просто несравнимо.

***

Семинары у Василия Петровича были важными, предмет сложный, да еще и экзамен по нему уже скоро. И он крайне не любил когда его отвлекали, мобильные у нас отключались еще на перемене, никаких разговорчиков. Когда трель звонка прервала объяснения преподавателя, я сначала подумал: 'Это кто у нас самоубийца?'. Следующие все были напрочь нецензурными, поскольку я уже пулей вылетал в коридор.

- Ты лучше времени не могла найти?

- Я не вовремя? Извини... Я перезвоню позже.

- Ты супер 'вовремя'. Ладно уж, я вышел, выкладывай.

- Дим, не ругайся. У тебя же лекции сегодня по времени уже должны были закончиться, - и немного другим тоном, обиженным: - Или я тебя не от учебы отвлекаю?

- И ты извини, сорвался. Просто у нас доп. семинар сделали по экзаменационному предмету, а я забыл звонок выключить. Каверзные вопросы по теме мне теперь обеспечены. Ну да ладно, прорвемся, не впервой. Что у тебя? Ты ведь не просто так звонила?

- Хотела услышать твой совет.

- На предмет?

- У меня подруге нравится мальчик на класс старше. Симпатичный. Он вроде как на нее особо-то и внимания не обращал.

Ну, мыльная опера, розовые сопли. Это надолго. Бросил взгляд на часы. От семинара осталось минут 10, возвращаться нет смысла - уже засветился. Проявим вежливость, послушаем до перемены.

- Короче, он ее девственности лишил.

Прыткий мальчик. И рассказ неожиданно короткий. А где развитие отношений главных героев, страдания, первый поцелуй под луной, всяческие признания и прочее?

- А от меня ты чего хочешь? Ему помочь морально? Вроде сам справился.

- Не ерничай. Все-таки это моя лучшая подруга и я за нее волнуюсь. Он не предохранялся.

А вот это уже серьезнее.

- Кончал в нее?

- Да.

Несмотря на то, что малолетка, откуда дети берутся уже должен бы знать. Это каким же надо быть безбашенным ублюдком, чтобы в партнершу кончать, не заботясь о последствиях?

- Какой день цикла?

- 24.

- Длина?

- Чего?

- Его члена, - сыронизировал, не сдержав порыва. - Нормальная длинна цикла какая, насколько она постоянная? И сколько времени прошло?

- Примерно 26-30 дней. Пара часов.

- В общем, слушай сюда. Есть такие таблетки, 'Постинор' называются, есть и другие аналоги, на память не помню. Это экстренная контрацепция в течение двух суток от часа Х, чем раньше, тем лучше. Но это очень вредно, особенно для растущего организма, там сумасшедшая доза гормонов, собьется все и надолго. Решать, конечно, ей. Ребенок еще более нежелателен, а на первую беременность аборт делать не надо - чревато осложнениями и последующим бесплодием. Это сейчас кажется не страшным, а лет через 10 станет настоящей трагедией. Но сейчас самый конец цикла, вероятность залета не большая. Бывает, конечно, двойная овуляция, но достаточно редко.

- Ты бы что посоветовал?

- Как я могу что-то советовать? Но мне кажется, риск не очень велик, чтобы травить организм. И есть еще одно. Лучше, конечно, до двух часов, но как уж есть. Профилактика венерических заболеваний.

- Он девственником был.

- Уверена? У мужчин это не очевидно. Ладно, я расскажу, пригодится. Есть такой антисептик, 'Мирамистин' называется. Промыть изнутри, не меньше флакона, после свечка 'Гексикон'. Не та, которую зажигают для создания романтической обстановки или еще как используют, а та что в той же аптеке продается. И купи ей, блин, презервативов, рассуй по всем карманам. Она в первую очередь должна заботиться о своей безопасности и здоровье.

- Да знает она, что предохраняться надо. Просто неожиданно все получилось. Дим, а что-нибудь можно сделать сразу, чтобы не забеременеть? Ну, например, презик порвался.

- Если у тебя скорость спринтера, то в течении максимум двух-трех минут можно использовать любой противозачаточный крем. Вероятность значительно снизится, но не совсем. Так что предохраняться надо до, а не после.

- Ты столько всего знаешь.

- Я обязан это знать, да и не так это и много. Ладно, ко мне еще вопросы есть? Или пойду хоть вещи заберу.

- Есть один. Мы сегодня увидимся?

- Хочешь?

- Хочу.

- Только увидеть?

- Ну...

- Значит, до встречи.

Через пару часов она уже была у меня.

- Лий, ты такая красивая, я хочу тебя пофоткать.

- Ты же меня уже фотографировал не раз и моего согласия тебе не требовалось

- Не так.

- А как?

- Пойдем в комнату - узнаешь.

- Встань так чтобы свет из окна падал тебе на лицо, например вот сюда, и подумай о чем-нибудь неприличном.

- О чем, например?

- Это должны быть твои фантазии, не мои. Представь, что бы ты хотела, чтобы я с тобой сделал. Готова? Ну, поехали.

Уж не знаю, о чем она там думала, но выражение личика у нее было очень уж провокационное.

- А теперь подними юбочку. Чуть выше, чтобы трусики видно было. Маечку задери с одной стороны. И с другой стороны для симметрии. Развернись попкой, облокотись руками на стул и смотри на меня через плечо. Не бойся, эти фотки не увидит никто, кроме тебя и меня, а мне же ты и так уже все-все успела показать. Какая же ты сексуальная, даже не представляешь, чего мне стоит сдерживаться!

- А ты не сдерживайся.

Еще кадр и отложить фотоаппарат.

- Твоя фантазия иссякла?

- Нет, закончилось терпение.

- Фигушки тебе. Вставай к окну.

- Зачем? - удивился я резкой смене рекомендаций к действию.

- Хочу тебя пофоткать.

- Может не надо? Я не фотогеничен, не накрашен и вообще.

- Хочешь, чтобы я тебя накрасила? Не вопрос.

- Не надо. Я сделаю все, что ты хочешь, но не для камеры, хорошо?

- Ничего подобного, я тебе позволила, так что давай.

Ну ладно, как скажешь. Встаю на указанное место, большие пальцы в карманы, иронический взгляд.

- Ты рубашку вытащил зачем, чтобы не видно было? Не порядок, убирай. Нет, достаточно просто расстегнуть, - вдохновенно раскомандовалась моя девочка. - А теперь рубашку распахнуть на груди, чтобы 'дорожку' видно было. Расстегни ремень. Теперь пуговицу и молнию.

- Ты бесстыжая, девчонка!

- Я?! Это же ты раздеваешься.

- А вынуждаешь меня это делать ты. Я, вообще-то, обычно не позволяю себя настолько откровенно фотографировать.

- Ага, и я вижу, как тебе это не нравится.

- Так значит? Ну, тогда смотри дальше.

И начал снимать с себя одежду дальше, проводя при этом руками по телу под тихие щелчки. Потом подошел к ней вплотную, забрал из рук аппарат, поставил на REC, присел перед ней на корточки и провел языком по самому чувствительному месту.

***

Вот и наступила вторая среда.

- Ну что, в прошлый раз мы изучили общую теорию, как бить и куда, отложилось ли что-нибудь в памяти?

- В общих чертах.

- Давай тогда на исходную. Какое минимальное расстояние безопасности?

- Вытянутая рука противника плюс еще ладонь.

- Почему оно не является абсолютно безопасным?

- Длина ноги больше и движение корпусом позволяет меня достать до того, как я смогу среагировать. Поэтому расстояние должно быть как минимум метра полтора.

- За чем нужно следить?

- Глаза, переход в красное состояние можно отследить по их выражению. А еще напряжение мышц. Видение противника должно быть комплексным. Не отвлекаться и не недооценивать.

- Что нужно отвечать на обидные замечания, оскорбления?

- Тебя пытаются вывести из равновесия. Ярость - плохой помощник. Необходимо оставаться собранным и выкинуть все мысли из головы. Отомстить за слова можно и позже.

- Руки?

- Свободны и обманчиво расслаблены, так чтобы можно было дать импульс на движение в любой момент.

- Ноги?

- Устойчивое положение. Примерно на ширине плеч.

- Какие базовые точки приложения силы? Покажи на мне.

Неплохо. Немного подправил руку, показывая более правильные движения.

- Рука не расслаблена и не перенапряжена. Примерно вот так. Иначе переломаешь кости себе же. Какие удары наиболее опасны и могут привести к серьезным повреждениям? Их я показывал отдельно. Да, верно. Надеюсь понятно, что самой от них надо беречься больше всего. И не позволять заходить себе за спину. Имеет ли смысл бить куда-то еще?

- Нет. Потеря времени и сил на бесполезные трепыхания.

- Когда стоит начинать бой?

- Если видишь, что он неизбежен. Первый удар должен быть твой и сразу, а затем, сколько сможешь, последующих. Если есть возможность избежать - лучше и не начинать. Заболтать, наобещать с три короба, предложить продолжить в другом месте. В общем, все что угодно, чтобы переключить внимание противника от себя.

- Сбежать?

- Только тогда, когда уверена, что получится.

- Окончание боя?

- Только когда противник выведен из строя. Без сознания. Связан или обездвижен. Получил болезненные, но не опасные для жизни травмы, отбивающие желание и/или возможность продолжать.

- Если переусердствовала и имеется угроза для жизни или серьезные травмы?

- Вызов 'скорой' по его телефону через ткань.

- Этого я тебе не объяснял, но все правильно. Ну что ж, в теории все правильно, умничка, все запомнила просто на 'отлично'. А теперь давай практику. Бей вот сюда (солнечное сплетение, для начала самое то). Ну?

- Дим... а вдруг я тебе что поврежу или больно сделаю? Я не хочу...

- Думаешь, на тренировках мне сплошь приятно делают? Я там, наверное, для этого каждую неделю бываю? Не боись, лучше пусть ты сейчас удар поставишь, чем в реальной ситуации растеряешься или начнешь противника жалеть. Тебя никто жалеть не будет, и грозит тебе гораздо худшее, чем нам. Бей!

Легкий удар, едва касаясь, даже отклоняться не пришлось.

- Это что? Еще раз.

Раз за разом она останавливала руку, даже почти не дотрагиваясь до меня, так слегка, не больно.

- Что с тобой? Ты должна почувствовать. Давай руку - жми. Чувствуешь, насколько кулак может быть утоплен в тело, не доставляя явных болевых ощущений? Давай еще раз.

Уже лучше, но все равно не так. Я уже начал злиться. Учу ее, учу, а она жалеть вздумала, когда не надо.

- Бей, дура!

Ее глаза опасно сузились, и воздух рывком выбился из моих легких, боль скрутила тело огненной спиралью, заставив согнуться. Присел на корточки, пытаясь отдышаться. Хоть сам и требовал бить в полную силу, оказался не готов. Хорошо хоть она не полезла с навязчивой женской жалостью, охами и ахами, а спокойно стояла в стороне, ожидая, когда я приду в себя. Чудо, а не женщина.

- Доволен?

- Неплохо.

- Ну, ты даешь. Еле дыхание выровнял и 'не плохо'?

- Я сам виноват, расслабился, когда должен был увернуться. Запомни это как ошибку и никогда не повторяй. Главное, ты поняла и сможешь воспроизвести. Надеюсь. Будешь в перерывах долбить грушу в комнате брата.

- Даже и не подумаю.

- Лий, кроме шуток, мало знать как, нужна постоянная практика, чтобы мышцы запомнили, вдолбить на уровне инстинктов. Давай дальше.

Чувствовать себя боксерской грушей не самое приятное ощущение. Да, я отходил с прямой траектории, отклонял корпус, но все равно прилетало чувствительно.

- Все, хватит. Боишься боли?

- Что?

Быстрое движение, в самом конце немного остановить руку. Чувствительно, но терпимо. Она падает, сжавшись и тихонько поскуливая, в глазах боль и обида. Хотелось броситься к ней, помочь, поднять, успокоить. Но жалеть нельзя, так надо.

- Отомстил, да?

- Нет. Ты должна прочувствовать, иначе не будет стимула избегать, а каждый пропущенный удар может быть последним, не только в бою, но и в жизни. Ты должна была понимать, на что шла, давая свое согласие.

- Да, ты прав, извини. Просто неожиданно. Это не в полную силу?

- Не в полную. В реальной ситуации будет гораздо сильнее.

- Продемонстрируй.

- Боюсь не рассчитать.

- Тебе это ничего не напоминает? Начало сегодняшней тренировки. Ты же сам говорил - здесь нечего ломать и не так просто повредить.

- Я первый раз ударил женщину, у меня стресс и психологическая травма, отстань. Сейчас буду мучиться угрызениями совести и страдать.

Демонстративно сел в позу лотоса.

- Ди-и-ма. Не теряй время.

- Вот дожили, нежная и хрупкая девушка просит ее избить. Получай!

Рывок, серия ударов, чуть касаясь, но все равно чувствуется, на половине нормальной скорости. Часть смогла блокировать или отбить, но и то хорошо.

- Ускоряйся, ты не успеваешь. Давай еще раз.

Все, на сегодня хватит. Валюсь на спину, цепляю ее за ногу и валю на себя.

- Аккуратнее, ты мне и так все отбил.

Обнял ее нежно.

- Ты как?

- Жива вроде.

- Эх, плохой из меня тренер, жалею тебя слишком.

- Жалеешь? Что, может быть и хуже? Не хочу другого!

- Правильно, нехай мне изменять.

- Тренера, - уточнила она. А то я не понял.

Лия шутливо стукнула меня по начавшей движение в неприличном направлении руке.

- Ну вот... Но частично раздеться все же придется, иначе синяки останутся. Покажи, где я тебя задел сильнее.

Встаю, вытаскиваю плоскую баночку.

- Что это?

- Мазь. Арника, петрушка, каштан, шелковица и что-то там еще.

- И как, помогает?

- На мне художественную роспись видела? То-то же. Но ты можешь еще 'Траумель' купить для надежности.

Нежными движениями обрабатываю кожу в местах покраснения. Хорошая штука, из Америки с херба заказывал вместе со всякими БАДами и витаминками.

- Все, готово вроде. Поможешь мне?

Мог бы, конечно, и сам, но как не воспользоваться случаем.

- Завтра, возможно, будет все болеть с непривычки. Не пугайся.

- Да я уж поняла. С тобой схалявить не получится. Домой?

- Есть другие предложения?

- Пожалуй, нет.

- Тогда чего спрашиваешь? Домой так домой.

***

К четвергу мама полностью выздоровела, и родители собрались на дачный участок. Ездили они обычно в пятницу сразу после работы, не заходя домой, так что у нас впереди было почти 2,5 дня. У нас - поскольку провести это время я собирался не один и был уверен, что она хочет того же. Жаль, что не ночи - родители не отпустят, даже пытаться, привлекая ненужное внимание, не стоило.

В четверг мы допоздна болтали по телефону. Обсудили все, что можно, и все, что нельзя, на обсуждение второго, безусловно, было потрачено гораздо больше времени. Ну и вопросики она задавала, иногда даже меня (меня!) в краску вгоняла. Ведь некоторые разговоры бывают даже гораздо интереснее самого действия. А раньше я вообще на эту тему практически не разговаривал. Только если в процессе соблазнения особо неуступчивой очередной пассии рассказать в подробностях, что бы я хотел с ней сделать И ведь действовало! А просто обсуждать... да как-то незачем было, что обсуждать-то, когда вот она, делай, что хочешь. А что хочу и как этого достичь, чтобы хорошо было обоим, я и так знал. Необходимости спрашивать о том, что особенно нравится, тоже не было - все достигалось опытным путем, если внимательно следить за реакцией девушки. Телефонные разговоры я не любил вообще, всегда считал потерей времени. Только если позвонить и договориться о встрече или обсудить что-то неотлагательно. А тут - на тебе! Какие-то несколько часов простой болтовни, но насколько же интересно и пикантно это может быть. В основном, конечно, говорил я, оно и понятно. Но ее голос иногда приобретал такие провокационные нотки, что как-то незаметно для себя рассказывалось даже то, что не следовало бы. В итоге только раззадорила, так что окончания учебы в пятницу я ждал особенно сильно.

Легкое полусладкое винцо в высоких хрустальных бокалах, закуски и фрукты, которыми можно было замечательно кормить друг друга прямо из рук. Жаль, что без свечек, темнело сейчас поздно и их просто не будет видно. Незачем торопиться. Предвкушение, легкие касания, красноречивые взгляды - все это создает некоторую неповторимую ауру, которую не следует разрушать излишней поспешностью. Ловлю губами ее пальцы, предложив мне кусочек какого-то фрукта (персик? груша? а, не важно...) она не успела вовремя отдернуть руку и оказалась в нежном плену. Не спуская с нее глаз, медленно провожу языком по кончикам пальцев, слизывая сок. Чуть выше и дразнящими движениями между указательным и средним пальцами. Ее взгляд немножко затуманивается. Возвращаюсь обратно и забираю в рот один из пальцев (средний, какой же еще) отпускаю, позволяя ему почти выскользнуть, и опять забираю на всю длину, чуть подразнивая языком.

- Прямо здесь?

Моя хитрая улыбка. Пусть истолковывает, как хочет. Мы обосновались на кухне, не очень удобно, конечно, но и не навивает мыслей о непосредственном продолжении. Хотя с этим бы я поспорил. Ее пальчики касаются джинсовой ткани в том месте, где она немного приподнята, чуть заметно, но я почувствовал. Приняла решение? Похоже, да, поскольку одним дразнящим касанием она не ограничилась.

- Разденься.

Плавным движением встаю.

- Как ты хочешь, чтобы я разделся?

- Медленно, чувственно, полностью.

Плавными движениями провожу руками по плечам, соединяю руки на воротнике рубашки. Одна рука чуть задерживается, приоткрывая ворот и проведя пальцами по шее, вторая мягко скользит вниз по ряду пуговиц. Натыкается на пряжку ремня, обойдя ее по контуру, опускается еще немного вниз, провокационно пройдясь пальцем, ненадолго замирает. Расстегивается верхняя пуговица, отвлекая на себя взгляд девушки. Тыльная сторона ладони медленно и чувственно, как она и хотела, проводит по коже рядом, пока скрытой тонким хлопком. Подцепляю вторую пуговицу и одновременно слегка поглаживаю уже откровенно топорщащиеся в районе паха джинсы. Ее дыхание учащается, руки нервно мнут ткань платья. Я чувствую, как ей хочется прикоснуться ко мне, но делаю все слишком медлительно, максимально растягиваю процесс обнажения. Расстегнулась еще пуговица, позволяя увидеть короткие темные волоски на груди. Тяну ремень, позволяя фиксирующему металлическому язычку выйти из плотной кожи, вытаскиваю его из рамки пряжки. Рука поднимается вверх до третьей пуговицы, под мягкими ласкающими движениями обоих рук она поддается, распахивая рубашку еще больше. Осталось еще две. Проведя ладонями по бокам, вытягиваю рубашку из джинсов. На губах хитрая, немного порочная улыбочка. Обоими руками одновременно расстегиваю оставшиеся пуговицы, полностью распахнув рубашку и откинув полы в стороны, но не сняв. Вожу кончиками пальцев по груди, вокруг сосков, по животу, повторяя контуры мышц. Пуговка на джинсах, остается только молния. Подцепляю пальцем язычок слайдера, играясь, но не спеша вести вниз, провожу пальцем по металлическим звеньям.

- Хочешь сама?

Кивает, нервно сглатывая. Проводит тонкими теплыми пальчиками по животу, вызывая дрожь предвкушения. С тихим шелестом расходятся звенья молнии, руки помогают одежде опуститься вниз, а нежные чувственные губы касаются открывшегося пространства легкими невесомыми поцелуями. Приятные ощущения захлестывают, я облокачиваюсь на край стола и прикрываю глаза, полностью сосредотачиваясь на происходящем. Вот, уже близко, еще чуть-чуть и волны удовольствия разливаются по телу, захлестывая сознание. Она довольно мурлыкнула, соблазнительно потянувшись и смотря на меня донельзя довольными глазами.

Находиться в кухне дальше уже не хотелось и, прихватив остатки вина и бокалы, мы переместились на мою кровать. Быть полностью обнаженным при одетой девушке было как-то не очень комфортно, и я быстренько исправил данную ситуацию.

- Дим, а ты, помнится, в прошлый раз записывал кое-что на видео, на фото.

- М-м-м?

Сложно отвечать что-то внятное, когда рот занят гораздо более приятными занятиями, опробованием ее соска на вкус, например.

- Я хочу посмотреть.

- Может, в другой раз?

Естественно, весь компромат хранился не на компе. Я в железе, в общем-то, неплохо разбирался, будущая профессия обязывала (ну да, IT-шник), но бывают проблемы, с которыми мне не справится, а чужих людей в свою личную жизнь я не допускал ни при каких обстоятельствах. И светить место нахождения диска не хотелось. Не предложишь же девушке пойти прогуляться минут на пять. Но она была настойчива и ТАК уговаривала, что сопротивляться уже сил не оставалось. Из комнаты я ее все-таки выгнал, во избежание, так сказать, и только подключая диск, сообразил, что у меня там... хм-м-м... много чего еще есть, что ей видеть ну совсем не следует. И с некой отстраненной обреченностью увидел, как загорелись в нездоровом азарте ее глаза при виде обилия файлов. Ну да, коллекция собралась немаленькая, но гораздо меньше того, что было у Сергея. У него вообще на этом пунктик, зрительные образы заводят на раз-два.

- Нет-нет-нет. Только то, что касается непосредственно нас с тобой. Остальное - табу. Это уже не просто разговоры о том, что у меня и как было, это слишком личное. То, что даже непосредственные участницы не видели.

- Ну, Ди-и-има, только одним глазком, позволь, а? Что-нибудь такое, наиболее приличное.

- Даже и не проси. И приличного там нет в принципе.

Сажаю ее на коленки, нужная папка быстро находится. Фотки я уже видел, хорошо получилось и весьма игриво.

- А можно мне копию вот этой и этой?

- Лидочка, Солнце мое, а как ты будешь объяснять, что ты делала в таком виде в моей квартире?

Погрозила мне пальцем, не любит она эту интерпретацию своего имени, и деланно тяжко вздохнула.

А вот видюшку я не видел еще. Ракурс удачный, весьма откровенненько. И ее явно не оставило равнодушной, что-то она как-то подозрительно ерзать начала. Этак доерзается, между нами же вообще ничего нет. Неожиданно на кухне зазвонил телефон. Надо бы взять, вдруг что-то важное, мне-то в основном на мобильник звонят, но родственники все равно предпочитали по старинке. Ссаживаю ее в кресло, файл еще минут десять будет идти - пусть смотрит. Звонила какая-то там (не очень силен в родословной) сестра мамы, очень разговорчивая женщина. И прервать ее было как-то неудобно, но ведь сделать вид, что внимательно слушаю можно и в комнате.

- Твою ж мать! Софья Михайловна, извините, это не вам, но мне сейчас немного не до обсуждения погоды. - И уже Лийке, в экстренном порядке закрывая файл: - Ты что творишь-то?

Двух лесби встретил случайно, каюсь, просто стало интересно. Девочки молоденькие и так трепетно держатся за ручки. Я куда-то там шел? Подождет, тут возможно что-то более интересное. Познакомится, заинтересовать, завести в квартиру, остальное - дело техники. В момент, когда я сейчас вошел было все еще относительно целомудренно, вовремя успел. Хотя является ли целомудренным процесс раздевания некого молодого человека двумя смеющимися юными особами, пытающимися попутно еще и ручки шаловливые пораспускать? Вот уж не знаю.

- А это насколько приятнее вот так вот с двумя сразу?

Ну, начался допрос с пристрастием. И по опыту знаю, что не отстанет пока не выведает все подробности вплоть до самых интимных, плюс еще и что чувствовал в тот момент в придачу. Капитулировать сразу или поломаться для приличия?

- Мне нравится, ярко, неординарно, и ощущение чего-то запретного будоражит кровь не хуже шампанского. А тут девушки еще и друг в друге были заинтересованы. Хочешь посмотреть?

- Лесбияночки? Даже и не знаю, не моя тема. Хотя нет, посмотреть все равно любопытно. К тому же это представление было персонально для тебя, наверное, когда это кто-то посторонний видит, сильнее обостряет ощущения.

Примерное время было угадано верно, ничего связанного со мной уже нет (ну почти, оставаться совсем безучастным было сложно). Девушки самозабвенно ласкали друг друга, в постановочной порнушке такого накала страстей не увидишь. Смотрит с любопытством, но не так чтобы очень. А вот дальше уже не следует, тянусь к мышке, но меня опережают, не давая закрыть файл, и нагло держат за руки, а продолжение там весьма горяченькое было и оно, кажется, моей девочке понравилось гораздо больше. Мокренькая вся и трется об мою руку, как кошка, а мне сдержаться будет еще сложнее. Файл заканчивается.

- А что приятнее, когда две девушки и парень или два парня и одна девушка?

- Если по приятности, то для парня конечно первый вариант. Та-а-ак, а к чему собственно вопросик?

Чтобы проверить свои подозрения лезу в список просмотренных файлов. Блин! Там же ее брательник! Вот уж кого ей совсем видеть не следовало.

- Лия, ты хоть соображаешь, что ты смотрела? Много видела?

- Я же не знала, открыла случайно...

Значит, видела достаточно. Весело.

- Лийка, у тебя какой-то нездоровый интерес к тому, что является запретным для большинства нормальных людей. Давай ты лучше будешь интересоваться тем, что потрадиционнее, а? Иначе это уж слишком будет смахивать на развращение, а я этого не хочу никоим образом. Не ориентируйся на меня, меня вообще к нормальным причислять сложно. Ты пойми, то, что еще может сойти с рук мужчине, для женщины будет всегда осуждаться. И троечки далеко не всегда хороши, все зависит от тщательного подбора партнеров. В большинстве случаев МЖМ скатывается с банальному траху либо по очереди, либо одновременно, не оставляющему ничего кроме неприятного гадостного ощущения, что тобой попользовались в двойном размере и безнадежного желания смыть с себя ощущение чужих прикосновений. Девушки имеют свойство идеализировать такой вид секса, рассчитывая на двойную нежность, заботу, удвоенное удовольствие. Только вот большинство самцов, особенно одноразовых, привыкли заботиться только о себе и своих желаниях и потребностях. И девушка, согласившаяся на такой рискованный эксперимент, автоматически приравнивается к шлюхе. Какая уж тут нежность? Да ее даже целовать не будут, используя рот только как еще одну дырку для собственного удовлетворения. Да и обратный вариант может быть не так хорош, не всякий мужчина может так распределять свое внимание, чтобы никто не остался обделенным, чтобы не чувствовалось неловкости и не возникало неуместное чувство ревности. Не стоит экспериментировать, если не уверена в результате.

- Я ведь знаю, что ты не такой.

- Мне твой ближайший родственник и так все выступающие части тела открутит, если узнает, что ты тут находишься, а если еще и окажется, что я интерес разжег... Я еще пожить хочу, и желательно в относительном здравии. Так что не провоцируй меня, пожалуйста. А если ты в ближайшее время дома не появишься, то родные обязательно заинтересуются, где это ты стала пропадать вечерами.

- Хочешь сплавить побыстрее? Не выйдет. За тобой отработочка. Пока не доставишь мне удовольствие, сегодня от меня не избавишься.

- Шантажистка. А может, я и не хочу от тебя избавляться?

***

День начался с ее голоса в телефонной трубке. Вот почему такой будильник не будит меня каждый день? Надо подкинуть ей такую идейку. Хотя, если это будет часто, не будет восприниматься с таким энтузиазмом, тем более, если вместо свидания будет намечаться скучное времяпрепровождение с тетрадкой и ручкой в руке. Жаль только погода не радовала, с утра небо затянуло тучами, хорошо еще дождя нет, а то менять планы не хотелось. Не так уж и часто мы сподобляемся выезжать куда-то из города, а сегодня наш маршрут лежал в весьма интересное место, найденное на карте. Я там никогда не был, но рассказы на форуме обещали живописную извилистую речку с крутыми берегами и весьма подробное описание, на чем туда можно доехать. Так что форма одежды свободно-спортивная, то есть практически такая, как я и предпочитал в обычной жизни. Девушка также не стала особо заморачиваться, предпочтя удобство извечному женскому желанию удивить изысканностью одеяний. Идти от остановки оказалось немного дольше, чем казалось по карте, но оно того стоило. Речка не широкая, но чистая и быстрая, берущая свое начало в горах на несколько километров правее. Берега обрывистые и разноцветно-слоистые из-за разного цвета глин их образующих, а если пройти чуть вперед, открывался маленький пляжик с крупным песком. Жаль, что солнце так и не выглянуло, фотки были бы еще колоритнее. Даже появилось желание для небольшой зарисовки. Как ни странно, в небольшом городском рюкзаке нашелся листок и карандаш. Попросил Лию сесть, немного откинувшись на руки, так чтобы распущенные волосы каскадом спадали вниз. Четкие уверенные движения, подправлять почти не пришлось, растушевка. Только набросок, основные контуры, рисуется быстро, но при этом передает то, что хотел показать автор. И водная лента на заднем плане. Все, готово, передаю ей листок. На девушке с картинки обтягивающее платье, оставляющее открытыми плечи и спадающее мягкими складками возле лодыжек, так что и не понятно ноги ли это вообще или изображен сказочный персонаж. Взгляд слегка задумчивый, на губах мягкая улыбка.

- Русалка? Ты меня такой видишь? Ну, надо же.

- Я тебя вижу разной, но сейчас хочется умиротворения и спокойствия. Да, рисовал русалку, выбравшуюся на берег погреться на солнце, но завуалированно прикрытую тканью. Все-таки, мне кажется, рыбий хвост мог бы смотреться неуместно.

- Ты кое-что забыл. Автограф и нижнем правом углу. Вот станешь через лет так несколько известным, продам и озолочусь.

- Не стану. Чтобы профессионально рисовать, надо учиться с детства. Кружек изобразительного искусства тут не прокатит, люди высшее образование получают, чтобы полотна малевать. Большинство художников нищенствовали при жизни, тратя последние деньги на краски и холсты, поскольку это была их единственная страсть, а у меня много других интересов. Давай положу пока обратно, чтобы не помять еще больше, вечером отдам, если хочешь.

Места были действительно красивые. Там, где берега высокие, слоисто сменялись цвета грунта на обрыве, небольшие кривоватые сосны росли ближе к вершине, а на пологих спусках к воде колорит придавали низко склоненные к воде ветки ив. Находившись и сделав кучу фоток, присели на наклоненный к воде ствол дерева перекусить и отдохнуть. Особо разносолов не было, все просто: хлеб, мясная и сырная нарезка, сок в пакете. Самый минимум. Дальше идти смысла не было, насколько я понял, пейзаж будет практически тот же с небольшими вариациями, так что решили после еды идти обратно, тем более, что погода начала портится. Народу было мало, но такие же гуляющие встречались. Уже на подходе к остановке все-таки пошел дождь. Вот что ему стоило подождать еще хотя бы полчаса? Сначала небольшая моросячка, больше раздражающая своим присутствием, чем действительно напрягающая, а потом уже и настоящий дождик, не очень сильный, но под одним небольшим зонтиком намокли мы знатно. В автобусе девушка уже конкретно дрожала от холода, несмотря на мою ветровку и то, что я, наплевав на конспирацию, наглым образом ее обнимал, пытаясь хоть немного согреть. На осуждающие взгляды окрестных старушек старался внимания не обращать, знакомых не было и ладно, а что подумают случайные люди, мне было глубоко фиолетово.

Придя домой, первым делом включил воду в ванной. Я перебьюсь, а вот девчонка может заболеть. И пошел стаскивать с возмущающейся таким самоуправством, сопротивляющейся и брыкающейся жертвы разверзшихся небес мокрую одежду. Обтягивающие ножки джинсы поддавались плохо, и закончил я, когда ванная набралась уже почти наполовину. Не медля, победно бухнул взвизгнувшую девушку в теплую воду. Сделав вид, что смирилась со своей участью, она соблазнительно потянулась в ванной и предложила ее поцеловать, чтобы удобнее лежалось. Какая связь я не очень понял и не распознал в полускрытых ресницами глазках огонек предвкушения очередной мелкой пакости. А как еще можно назвать то, что как только я коснулся губами ее губ, меня наглым образом прямо в одежде опрокинули в эмалированную емкость, расплескав часть воды по полу. Вот соседи-то обрадуются, найдя на потолке мокрые разводы. Теперь раздеваться пришлось уже мне и в очень неудобной позе, поскольку пакостница вцепилась в меня всеми конечностями и ни в какую не желала отпускать. Да и стандартная ванна и для одного человека маловата, а уместиться там вдвоем вообще весьма сложно и неудобно. Хотя что-то в этом, безусловно, есть. Однако, решили с водными процедурами не затягивать и отправились на кухню, благо готовить ничего не надо было, а есть после насыщенного физической нагрузкой дня хотелось неимоверно. А потом просто лениво валялись, обнявшись, на постели. Ничего не хотелось, даже разговаривать было лень. И тишина не угнетала, вызывая желание мучительно искать хоть какие-то темы для разговора, а была какой-то уютной, умиротворенной.

***

Понедельник - день тяжелый. А для меня он, кажется, будет тяжел в двойне. В школе мы с Сергеем учились в одном классе, но потом наши учебные дорожки разбежались. Я выбрал институт попроще, а вот у друга отец занимает важную должность в банке, и будущее его было предрешено категоричным направлением в финансовый университет на факультет банковского дела. Понятно, что контингент у них был местами соответствующий. Не, встречались, конечно, нормальные ребята и девчонки. Особенно на факультете бухгалтерии - м-м-м. Но были и сыночки больших шишек, с которыми ему также приходилось поддерживать хорошие отношения. Вот на день рождения к одному из таких он и был приглашен. А я так - группа поддержки, просто воспользовался намеком, что может прийти не один. Ага, так он и привел девушку, не то место, знаете ли.

Вот про клуб 'Адмирал' стоит рассказать поподробнее. Крутой очень дорогой клуб для избранных. Для избранных мужчин, если быть точнее. Самых богатых, успешных и совершенно гнилых внутри, а также их отпрысков. А вот девушек сюда, начиная с определенного вечернего времени, пускали любых. Главное, чтобы мордашка была симпатичная, грудь высокая, а попка округлая. Прожженные шлюхи, готовые лечь под любого из-за возможной выгоды. И не важно, что развлечения у местного бомонда могут быть весьма специфическими, и никто не придет на помощь. Там, где витает запах денег, такие вот женщины всегда будут.

Круглые столики, выпивка и закуска за счет именинника и с десяток парней. Прожигатели жизни. Разговоры о деньгах, тачках, ну и бабах, конечно. Цинично, грубо, равнодушно - как о вещах. Я не особо прислушиваюсь, лично мне такие разговоры неприятны. Смакую небольшими порциями коньяк (не такой уж и плохой кстати), на закусь легкие закуски, салатики. На танцполе играет музыка, мерцают неоновые лампы, извиваются в танцах девушки. Но музыка не очень громкая, не то, что на дискотеках. Чтобы и поговорить можно было спокойно, и девушку снять, если будет такое желание. В общем, все для клиентов. Один из парней весело рассказывает про то, как недавно тут оттянулся, веером по столу рассыпаются фотографии. Кидаю заинтересованный взгляд. Комната в черно-красных тонах, металлическая кровать и привязанная к ней обнаженная девушка. В разных позах и на более поздних фотках на светлой коже явно различимы розовые полосы. И, как ни странно, в глазах жертвы нет панического ужаса, как будто она знала, на что шла. Становится противно. Оборачиваюсь на друга, ему тоже немного не по себе. Тихо говорю на ухо:

- Серж, ты как хочешь, а я больше это слышать не хочу, а то не выдержу и набью эти откормленные самодовольные хари. Пойду, пройдусь.

Молча кивает. Пошел к танцполу, встал, привалившись к стене, и рассматриваю публику. В основном девушки, от 20 до 25 лет, достаточно дорого одетые и не плохо выглядевшие. Я не любил подобные танцы. Бессмысленное дрыганье под рваный ритм долбежной дискотечной музыки. Находиться там не было никакого желания, я просто смотрел, медленно отпивая по глотку янтарную жидкость и уже не так ярко чувствуя обжигающий горло вкус крепкого напитка. Взгляд падает на весьма сексуально танцующую жгучую брюнетку, в коротком красном кожаном платье на молнии, красных туфлях на высоком каблуке-шпильке и черных (колготках? чулках?). Одежда, как перчатка, обхватывает тонкий стан, позволяя любоваться всеми изгибами, не скрывает стройных ног, отложной воротник и немного расстегнутая молния демонстрируют достаточно аппетитный бюст в черном кружевном белье. Холеная ухоженная самка. Не успел отвести взгляд - она меня заметила и призывно улыбнулась полными обведенными алой помадой губами. Почему бы и нет? Вальяжно подхожу к ней, закидываю руку на талию, прижимая к себе.

- Потанцуем, кошечка?

Как раз меняется мелодия с быстрой на медленную. Она обхватывает меня за шею, слишком уж тесно прижимаясь бедрами в танце.

- Я не против, котик.

- Не против чего именно? - заинтересованно.

- С тобой - всего, - с придыханием шепчет она мне почти в губы.

Э нет, целоваться я с тобой не намерен. Еще не ясно, сколько и чего у тебя побывало в этом ротике за этот вечер. Еще несколько минут такого вот почти порно-танца, и я решаюсь.

- Ну, пошли тогда.

И она идет, сразу, без раздумий, с предвкушающей порочной улыбочкой. Так, значит? Ну что ж, будет тебе вечерок, только возможно не так, как ты думаешь. Спиртное ударило в голову, раздражение на это место, на его клиентов и ненормально доступных женщин образовало взрывоопасный коктейль. Взгляд замечает приоткрытую дверь в служебные помещения. То, что надо. Узкий, плохо освещенный коридор заканчивается окном с решеткой и широким подоконником. Облокачиваюсь на него, собственническим жестом притягиваю девушку к себе и целую в шею, грубо, жестко, чтобы показать, кто здесь хозяин. Отталкиваю и смотрю в глаза. Нет, выражение не изменилось. Вытаскиваю захваченную с какого-то стола салфетку, стираю с ее губ помаду. Демонстративно равнодушно спускаю штаны.

- Давай, поработай ротиком.

Нормальная девушка при таком приказном тоне развернулась бы и ушла, и я бы отпустил, даже толика уважения бы прибавилась, эта - нет. Встает на колени и делает.

- Все, достаточно.

Выжидающе поднимается.

- Сними белье, я хочу посмотреть на тебя.

Медленно расстегивает молнию на платье до конца, распахивает. Все-таки чулки, тонкие с кружевной резинкой. С улыбочкой спускает трусы. Гладко выбритая, только на лобке узкая полоска коротких волос. Готовилась. Провожу пальцем, чуть задержавшись на клиторе. Все, хватит предварительных ласк.

- Сядь на подоконник и раздвинь ноги.

Привычным движением раскатываю латекс, в полной уверенности, что она сделает так, как скажу, ведь именно за этим сюда пришла. Но она мнется, не выполняет недвусмысленный приказ.

- Ну же, детка, не задерживай меня. Или ты хочешь, чтобы сюда кто-нибудь зашел? Мне в помощь, так сказать.

Ты оказалась здесь в надежде подцепить богатенького любовника, только вот от его состояния тебя вряд ли чего бы обломилось. Глупая, сюда все, все приходят только ради развлечения. И ты тоже. Не люблю таких. Стервозных, расчетливых шлюшек. Что я тут делаю вообще? Самым простым решением было бы одеться и уйти. Но я остаюсь. Спиртное и окружающая атмосфера действуют соответствующе, разлагающе. Ненавижу себя такого, беспринципно-эгоистическую сволочь. Наконец она принимает решение, попка оказывается на подоконнике, стройные ноги в черных чулках призывно расходятся в стороны. Она хочет именно так, чтобы ее взяли властно, жестко, грубо, и я выполняю ее молчаливое пожелание.

- Да, еще, сильнее!

Она стонет, синхронно двигаясь. Оргазм накатывает, и я, против обыкновения, не сдерживаюсь, не жду, а вытаскиваю сразу после, вызывая разочарованный вздох. Но место члена сразу занимают пальцы, вторая рука расстегивает лифчик, открывая загорелую (не иначе солярий) грудь. Провожу по ней, чувствуя под ладонью твердую горошинку соска, зажимаю его между двумя пальцами. Привычные характерные движения, я знаю, как доставить удовольствие в кратчайшие сроки. И лениво-самодовольная ухмылочка в момент ее оргазма. Вытираю руку салфеткой, застегиваю штаны, разворачиваюсь и ухожу. Сажусь обратно, за уже пустой столик, все куда-то разбежались. Хотя куда и зачем как раз-таки понятно.

- У вас не занято?

Еще одна прожигательница жизни охочая до запретных удовольствий. Подчеркнуто грубо отвечаю:

- Занято.

Поколебавшись, уходит на поиски более сговорчивого. Первая выходит, ищет меня. Только равнодушно мазнул по ней взглядом - уже не интересна. Подходит Сергей с самодовольной улыбкой накормленного кота на губах и холодными глазами. Задумчиво проводит пальцем по кромке почти пустой рюмки.

- Может еще... по одной?

- Не, неохота.

Барабаню кончиками пальцев по полированной поверхности стола из какого-то дорогого сорта дерева. Оставаться здесь дальше нет никакого желания. Атмосфера давит, заставляя быть тем, кем на самом деле не являешься. Опять маски. Не хочу быть таким.

- У тебя еще есть здесь, - пауза, - дела? Я себя уже чувствую каким-то долбанным извращенцем.

- Нет, пошли, мне тоже это место не нравится.

Прощаюсь со знакомыми друга. Безумное желание вымыть руки. И не только руки.

- Извини, что втянул тебя в этот мир, мир в котором мне придется вращаться. С волками жить - по-волчьи выть.

- Сам только не озверей. Ты тоже не такой, как они, иначе бы не был моим другом.

- Я постараюсь, Дим, очень постараюсь - серьезно говорит он.

А я знаю, что у него получится. Поскольку тоже есть внутренний стержень, не позволяющий прогибаться.

***

А на следующий день был отходняк. И физический, и психологический. Голова болела, настроение паршивое, все валилось из рук. До кучи еще и разбил свой телефон. Извилистая трещина на экране недвусмысленно указывала на предстоящие непредвиденные траты - либо весьма дорогой ремонт, либо еще более дорогая покупка нового. Нахождение дома положительных моментов не прибавило. Готовой еды не было, только коробка с фаршем сиротливо лежала во frech-зоне. И звонок в дверь меня совсем не обрадовал, видеть никого не хотелось, да и если приходят ко мне - обычно предварительно звонят. Но все-таки иду открывать.

Вот так сюрприз. Лия, да не одна, а с какой-то смутно знакомой девчонкой. Ну и нафига спрашивается? Но не открыть было бы не вежливо, поэтому щелкаю замком с намерением выпроводить побыстрее.

- Привет, знакомься, это моя подруга Оля.

- Здравствуй, Оля, здравствуй, Лида.

Морщится, как будто целый лимон проглотила, не любит, очень не любит, когда ее так называют. Сложил руки на груди, раздумывая, стоит ли вообще приглашать в дом, но мелкая решила этот вопрос за меня, оттерев худым плечиком и втянув подругу в недра квартиры.

Пока вторая незваная гостья переобувается в предложенные тапки, тяну Лию на кухню, закрываю дверь.

- Нахрена ты ее сюда притащила, да еще и без спроса? Очень засветить меня хочется?

- Дим, не ругайся. Я тебе пыталась позвонить, но телефон отключен, - а ну да, я ж его грохнул. - Это моя лучшая подруга, ну... проболталась. Но она никому не расскажет, честно.

И смотрит на меня такими глазами невинно-умоляющими. Эх, не могу я на нее долго обижаться.

- Первый вопрос все равно в силе.

Вот тут она как-то смутилась, покраснела. Так, что-то здесь не то.

- Ну-ка, колись.

- Ты же вроде не против был... на троих.

Я несколько секунд непонимающе смотрел на нее, пытаясь осмыслить сказанное. А потом меня пробрало истерическим смехом.

- Лий, ты вообще в своем уме? Мало ли что я там выдал под воздействием момента, не надо понимать так буквально. Хм-м-м, а подруга-то в курсе твоих замыслов?

- Ну э-э-э... Почти.

Что??? Я в полном шоке. Куда мир катится?

- Охренеть.

Охарактеризовал я емко дурацкую ситуацию, в которой оказался. Хотелось более емко и матерно, но девушка все-таки...

- То есть ты ей сказала, что я ее трахать буду, и она, типа, согласилась?

- Нет, Дим, не совсем так.

Пошла на попятную она, видя мою реакцию.

- А как?

- Ну, просто разговор зашел... Я прокололась, что с тобой встречаюсь, и она захотела познакомиться.

- Ага, поближе.

- Слушай, Дим, не надо так прямо.

- А как надо, блин? Криво? Ты ко мне приходишь с какой-то девахой...

- Она моя подруга!

- Не важно! Ты ко мне приходишь и заявляешь, чтобы я занялся сексом с вами обоими! При том, что я ее в первый раз в жизни вижу!

- Тебя это когда-то останавливало?

- Нет, но бл... блин, не с тобой! И вообще, меня-то нужно было хотя бы просветить о своих планах, ты не находишь?

- Ну ладно, ладно, если ты ее не хочешь...

Я был зол. На себя, на Лийку, на эту ни в чем, если уж посмотреть критично, не повинную жертву Лийкиных экспериментов.

- А вот хочу!

Развернулся и отправился искать гостью. Она сидела в моей комнате на моей же кровати. Машинально отметил, а ведь не в кресле и не у компьютерного стола (больше мебели пригодной для сидения у меня не было). Не знаю уж, что она слышала из нашего разговора на повышенных тонах, но виду, что что-то знает, для нее не предназначающееся не подавала. И то ладно. Оглядываю ее с ног до головы. Симпатичная. Волосы русые с едва различимым золотистым отливом, немного наивные голубые глаза. Выглядит старше Лии. Почти не накрашена, одета достаточно просто, на свидания с возможным продолжением так не одеваются. И как же тебя угораздило-то ко мне прийти? Хотя причина... вон она, встала в проходе и к косяку двери прислонилась. Видимо шоу смотреть приготовилась. Хорошо, будет тебе шоу. Надеюсь, больше не будешь подружек развращать после такого. Как бишь ее зовут? Оля, кажется?

- Оленька, ты в курсе, зачем тебя эта подстрекательница мелкая (и не морщись, я б тебя по-другому назвал, да приличия не позволяют) сюда привела?

Кивает.

Де-жа-вю. Или официальная версия у Лии другая была, а играет в закрытую, или действительно в курсе. Поди разбери.

- Так вот, она мне сказала, что я тебя трахнуть должен.

И демонстративно берусь за ремень джинсов (даже переодеться после института еще не успел, как эти приперлись). Нормальная девушка что бы сделала на такие заявы? Правильно, возмутилась бы, осадила или вообще ушла. А эта... покраснела. И мило так. Я в ауте. Неужто и правда придется раздеваться? Да мне, в общем-то, не в напряг, стесняться нечего. Показательно, даже не соблазнительно медленно, а как-то демонстративно-обыденно, расстегиваю ремень, пуговицу, молнию. Пора меня остановить, ты не находишь? Нет, я ведь могу и полностью раздеться. Конечно, делать ничего не буду, обойдутся. Мелкая поганка тихо ржет за спиной, ни разу не верит, что я могу что-то плохое сделать. А ведь могу, вчерашний опыт это наглядно доказал. Ладно, стриптиз на сегодня объявляю закрытым. Спокойно застегиваюсь, беру ее на руки под попку и наглым образом пересаживаю в кресло. Нечего на кровати рассиживаться, на кровати я другие вещи с девушками делаю. Надеюсь, намек будет понят. В последний момент решил-таки немного похулиганить, тихо на ушко спрашиваю: 'Мне показалось или ты была не против?'. Ой, как она засмущалась-то. Еле сдержался, чтобы не расхохотаться в голос, так умильно она смотрелась.

- Ладно, девоньки, вы как хотите, а я пошел обед готовить.

И отправился на кухню к ждущему своего звездного часа говяжьему фаршу. Есть хотелось очень. Кстати, возможно, это еще одна причина моего плохого настроения. Позавтракать не успел, поскольку проспал и опаздывал, а в институте времени на перекус не было, аудитории располагались слишком далеко от столовой. Механически воспроизводимые действия не отвлекали от вяло текущих мыслей. Похоже, надо действительно сбавить обороты, а то получается, что я девку развращаю. Она еще и нормального секса попробовать не успела, а уже замахивается на что-то большее, что, в общем-то, почти извращением является, если критически посмотреть. То, что мелкая от меня в нормальном состоянии ничего подобного не получит - ежу ясно. Но вот стоит только возбудиться, и крышу со всяческими ежами сорвет напрочь. И она это знает. Может, стоит просто поговорить с ней серьезно, чтобы впредь подобных шуточек не откалывала и подруг не подставляла? Хотя она в своей жажде новых знаний иногда бывает очень упряма и настойчива, так что я все-таки в итоге сдаюсь и позволяю все, что хотела. Да уж, попал я, кажется, знатно. Скидываю готовые мясные шарики на радостно зашипевшую сковородку. Заходят о чем-то пошептавшиеся в комнате в мое отсутствие подружки, не иначе как меня обсуждали, кого ж еще. Так обсуждать-то пока нечего, если только внешние данные, почему-то это обычно в первую очередь размусоливается.

- На гарнир что будете, картошку или макароны?

- Картошку.

Молча достаю нужное количество, сажусь на корточки и начинаю чистить.

Оля интересуется:

- Тут кроме тебя еще девушки есть, а ты сам готовишь. Вроде как не мужское это дело.

- Предлагаешь срочно идти сажать дерево, строить дом и делать сына? Кто готов помогать с последним - поднимите руки. Приготовление пищи не разделяется на мужские и женские обязанности.

- А Дима у нас самостоятельный, умелый и хозяйственный, - вставила свои три копейки моя зазноба и по совместительству головная боль.

- Дима не у вас, а у себя самого. И вы в гостях, так что заставлять вас что-либо делать было бы невежественно.

Режу и ссыпаю на вторую сковородку.

- Ладно, раз ты сам справляешься со всем, и разговаривать не в настроении... Можно, я пока в нете покопаюсь? Мне домашку нужно сделать, а для нее данные нужны.

- Вирусы не лови, в файлы не лезь, порнушку не смотри.

- Слушаюсь.

Лийка еще и рукой козырнула для пущего эффекта. Остается только надеяться, что действительно сдержит слово и никуда не полезет. Думал вторая тоже с ней уйдет, так нет, осталась зачем-то. А я уже вроде все дела сделал, дальше само жарится. Только контролировать нужно, чтобы не сгорело.

- Ты извини, я не права была.

Ну, надо же. Вот чего не ожидал, так это извинений.

- И в чем же?

- Что поддалась на Лийкины уговоры и все-таки пришла сюда. Вижу, тебе это не совсем приятно.

Совсем неприятно, если быть точнее. Все-таки я предпочитаю сам решать с кем, когда и где.

- Хорошо, принято. Надеюсь то, что я с ней... общаюсь, от тебя никому не будет известно.

- Не волнуйся, не будет.

Молчим.

- Дим, раз уж я здесь и ты знаешь ситуацию с тем молодым человеком, можно я тебе пару вопросов задам?

А, так это ты была? Помню-помню, Лийка рассказывала, как давно нравившийся тебе мальчик тебя завел в класс, поцеловал и отымел прямо на парте. Рассказ, конечно, был более продолжительный, но общий смысл ясен. Хотя тебе-то, наверное, не очень приятно было бы, узнай, что твоя же подруга чужие секреты так спокойно и подробно выдает. Так что типа знаю только то, что было в телефонном разговоре.

- И что же ты хочешь узнать?

Стало даже интересно.

- Твое мнение, как мужчины. Мне парень один в школе нравился очень, но он долгое время на меня никакого внимания не обращал. И как-то неожиданно, - ага, поверим, - мы с ним столкнулись в коридоре после уроков. Он сам заговорил со мной, а потом взял за руку, завел в пустой класс и поцеловал. Я еще ни с кем не целовалась, - хм-м-м, а вот это уже серьезно, я и не знал, что это первый раз все у тебя было, про него-то мне говорили, но в другом контексте, - и была в некотором шоке от происходящего. И, в общем, он... меня соблазнил, короче.

И замолчала. Мне что, похлопать полагается? Только не пойму вот кому: ему или тебе. Тебе вроде не за что.

- Вопрос в чем?

- Понимаешь... Я же в первый раз, а крови не было. Вообще. Что же получается, меня кто-то другой девственности лишил, а я и не знаю?

- Фу ты, глупая. Если не знаешь, то значит, скорее всего, ей и была. Бывает такое иногда, когда девственная плева очень узкая или хорошо растяжимая. Еще вариант, что в детстве каким-то образом, возможно бытовым, повреждается.

Смотрю на нее выжидательно. Вот надо же, в комнате краснела так отчаянно, а сейчас вроде и темы обсуждаем весьма интимные, а только чуть смущается. Удивительно.

- Вроде нет.

- Тогда и не парься. Или мальчик в твоей невинности засомневался?

- Да он и не интересовался. И кстати, я про него тоже хотела спросить.

- Ну, валяй, - милостиво разрешил я.

- Как мне понять его отношение ко мне? Вроде после такого он должен какие-то знаки внимания оказывать. Домой там проводить, на свидание... А он только то же и тем же способом. Хорошо, хоть предохраняться согласился.

Дурацкий вопрос, если честно. Попользовал тебя твой кавалер и все, и дальше также будет, раз уж даешь. Глупенькая ты еще и себя не ценишь.

- А ты от этого что-то хорошее получаешь?

Смотрит на меня так удивленно, как будто глупость несусветную сморозил. Ты что же, не знаешь, что от близости можно удовольствие получать и весьма не хилое? Похоже, этот уже не девственник только о себе и заботится. Не удивительно тогда, почему ты на рассказы подруги повелась.

- А это действительно должно быть не больно? Я понимаю, что не у того спрашиваю, но мне просто не у кого больше...

Больно? В первый раз девушке должно быть больно и это нормально, но потом-то. А потом больно может быть, только если на сухую - сделал я определенный вывод, который мне не понравился. Но не рассказывать же девушке весь процесс в подробностях, как он должен быть? На это фильмы есть, книги, интернет, наконец. Еще мне просветителем только стать не хватало.

- Это не должно быть больно, Оля, наоборот приятно, иначе не стремились бы люди так к близости. Послушайся моего совета, бросай ты его.

- Я не могу... Я его люблю...

- Любила бы - не было бы тебя здесь. Ты хоть намекни ему тогда, что если не будет ухаживаний, цветов, свиданий и чего ты там еще хочешь - секса он не получит. А то халявщик, блин, нашелся. И насчет самого процесса - пусть поработает предварительно, о тебе позаботится. А там уж сама решай.

Кунать эту не глупую, в общем-то, но слишком наивную и доверчивую девушку физией в жестокую правду жизни ой как не хотелось. Не таким должен быть первый раз, и не с таким человеком. Но что уж получилось - то получилось. Надеюсь только, что поймет она все раньше, чем он наиграется. Еще же ведь разболтать может на всю школу, кто его знает, ославит так, что мало не покажется. Может вообще стойкое отвращение к сексу привить. Надо бы Лию просветить насчет такой возможности, путь проведет анти-агитационную работу. Не нравился мне ее хахаль, не нравился. Ничем. И тем, что в первый раз предохраняться не удосужился. И тем, что даже и не пытается о партнерше позаботиться, да и хотя бы сказать что-то приятное мог бы - язык не отвалится. Я уж не говорю о чисто человеческом отношении.

- Не нравится мне твой молодой человек, заочно уже. Да хотя бы просто тем, что не заморачивался предохранением, подставляя тебя. Это же не игрушки, Оленька. Это жизнь взрослая, в которую не следует сломя голову кидаться, поскольку последствия могут быть катастрофические и на всю жизнь.

- Можно подумать, ты сам такого никогда не делал.

- Я - нет. Это ответственность, Оля. Занимаясь сексом, ты должен, просто обязан думать о безопасности другого человека, его здоровье и возможных последствиях. От несоблюдения техники безопасности люди не только умирают, но иногда и рождаются. Даже если девушка убеждала, что на таблетках, потому что на слово верить последнее дело, да и риск все равно есть. А оно мне надо? К тому же я хочу, чтобы мои дети росли со мной рядом, а не где-то там, и были от той женщины, которую выберу я сам и от которой захочу этих самых детей. И о себе я тоже думаю иногда. Потому что если такое говорят мне, кто поручится, что эти же слова не слышало до меня сколько-то других, и возможно они были не настолько щепетильны в данном вопросе.

- Ведь об этом должны заботиться оба, разве нет?

- В принципе, верно, но обычно активная роль как раз таки у мужчины, значит и спрос с него выше.

- А что ты еще не делаешь принципиально?

- Не обижаю девушек после. Даже если это просто случайная одноразовая встреча, оставившая меня равнодушным. В особенности, если это так. Потому что вполне себе представляю, что это такое, когда после бурного секса тебя просто выбрасывают из своей жизни как ненужную уже вещь. Поэтому равнодушные взгляды и холодные жестокие слова не должны быть на поверхности. Нежность, ласка, благодарность, убеждение девушки в ее исключительности, но не обещание новой встречи, не стоит переигрывать и внушать напрасные надежды на продолжение, если его не последует. Повернуть все так, что произошедшее было восхитительным опытом, о котором следует вспоминать вечерами с улыбкой на лице, но не пытаться повторить, поскольку все последующие итерации будут только жалким подобием того, что уже было и только испортят общее впечатление.

- И что, из этого правила никогда не было исключений?

- Были. Тогда, когда я точно знал, что меня используют, так же как и я.

Мы замолчали, думая каждый о своем. Но видно было, что ее что-то еще гложет. Только вот спросить никак не решается.

- Что-то еще?

Опустила глаза. И что же такое хочет спросить, интересно, что на меня глаза поднять боится? После первых вопросов даже странно. Нет, не буду гадать, а то сейчас до такого додумаюсь.

- Дим, а я тебе... не нравлюсь?

Вот уж не ожидал. Так, подобрал челюсть с пола, девушка ждет ответа.

- Нравишься, - пауза. - Но трахать не буду, - это к тому, что учудил в комнате. И, пока не спросила почему, начал загружать информацией: - Ты красивая, но почему-то не уверена в себе. И начинать надо с романтики, а не с голой физиологии. Кидай-ка ты своего, как его там зовут, не стоит он тебя. И не торопись со следующим. Сначала человека узнать надо, - сам-то сильно узнаешь? Советчик тоже мне нашелся... - Так чтобы нравился, о тебе заботился. И вообще, хватит разговоров на опасные темы. Зови подружку, обед готов.

Поставил завариваться чай.

В общем, накормил, напоил, но спать не уложил - по домам отправил.

***

Среда - традиционно день тренировки. Пока идем по парку, решаю занять время разговором.

- Лий, а что это тебя потянуло на нетрадиционный секс? Если опустить мои опусы, поскольку это мои собственные тараканы. Ты даже еще и нормального не пробовала, а тебя уже в крайности заносит.

- А почему не пробовала-то? Это же именно от тебя зависит.

- Берегу я тебя.

- Зачем?

- Сам не знаю. А что, не надо?

Она улыбнулась, но ничего не ответила.

- Так что же ты все-таки планировала, приведя подругу?

- Что, это надо как-то планировать? - удивленно вопросила она.

- Вообще-то да. Если двое и уже не первый раз - то можно и пустить на самотек, да и то не всегда. А такие вещи нужно обдумывать заранее, примерный сценарий, хотя бы. И предполагаемых участников в известность ставить.

- Хочешь сказать, ты всегда обдумывал?

- В общих чертах, да. И не только троечки, но и если соблазнить кого-то хотел, например. Только вот оповещением не занимался в таких случаях.

Она озадачилась и оставшееся до поляны расстояние мы прошли молча.

- Ну что, давай сегодня захваты? Применительно к женщинам это часто практикуется и ты должна знать, как нужно правильно от него избавиться, если уж допустила такое.

Приемов освобождения от захватов известно великое множество, но тебе не подходят те, которые для своего выполнения требуют физической силы не меньшей, чем у противника. Так что вариантов не так и много, попробуй запомнить: удар коленом, удар локтем, рычаг локтя внутрь, заднюю подножку, тычок пальцами в глаза, удар в нос или в горло, укус.

Не надо кривиться, лучше уж просто кусок кожи во рту, чем что-нибудь другое. Кусать, в принципе, можно за любую часть тела. Вверху можно выделить три главные цели: уши, нос, боковую часть шеи. Хорошей мишенью является запястье, поскольку оно практически не защищено мышцами и там много нервов, а также кровеносных сосудов и участок возле локтевого сгиба. В паху... нет, наверное, лучше зону рядом с тазовой костью, там артерия проходит и кожа нежная. Почему не член - твоя задача вообще его там не допустить, да и сильно повредить не удастся, а тебя за это просто убьют. Кусать надо движением, поворачивающим голову вокруг вертикальной оси (справа налево или слева направо), а не поднимающим ее вверх либо опускающим вниз.

Главное в технике освобождения от захватов, это быстрота выполнения приемов; согласованность работы рук, ног и корпуса; ставка на болевое, а не силовое воздействие. Вспомни болевые точки.

Когда тебя обхватили и нельзя ударить ни рукой, ни ногой, небольшие по амплитуде движения - защипы и нажатия пальцами - могут оказаться единственным оружием. Цели: глаза, нос (давящим движением больших пальцев или 'вилкой' между большим пальцем и указательным в направлении снизу-вверх), кадык (ущемление лучше при запрокинутой голове), уши (окручивать или давить пальцами на околоушные впадины), половые органы. Ущемление производится большим пальцем и основанием указательного справа и слева к центру, для усиления болевого воздействия можно сочетать со скручиванием.

Рывки - когда захватываешь и резко дергаешь, производить, когда мышцы нападающего не напряжены. Выкручивание суставов требует силы, но тоже может пригодиться. Это рычаг кисти и локтя наружу; локтя и плеча внутрь, локтя и плеча вверх, локтя и плеча через предплечье и, наконец, рычаг голеностопного сустава. Есть приемы выведения из равновесия. Всем известная подножка, подсечка сбоку. И если он падает - то ты должна остаться сверху или сбоку. И всегда добивающий удар пока упавший не поднялся.

Показал ей различные варианты, те, что знал. И чтобы она поняла, что каким бы ни было состояние беспомощности, когда сильное мужское тело тебя скручивает или наваливается - всегда есть выход. Нужно только правильно подобрать момент или этот момент самой создать, например, усыпив бдительность мнимой покорностью или словами. Здесь теории было мало - в основном практика, на которую мы и переключились.

Уже около часа мы занимаемся, я ее пытаюсь зажать различными способами, она, соответственно, выкрутиться. Нашел удобное положение, из которого ее можно было бы потом завалить, завел руки за спину, аккуратно но сильно. Она бьется - пока безуспешно.

- Отойди от нее!

Бл...я! А вот и помогатели. Принесла же нелегкая. Медленно опускаю руки, отхожу на шаг и так же медленно без резких движений поворачиваюсь. Незачем провоцировать. Разговор полностью на Лие, меня сейчас не услышат и не поверят.

Худощавый парень примерно моего возраста. Но взгляд упрямый, прямой видно, что ввяжется, не заботясь о своей сохранности. Не всякий сейчас вступится, даже за девушку. Молодец.

- Спасибо за помощь конечно, но... Видите ли, вы случайно попали на тренировочный поединок.

Он смущается.

- Извините...

- Да нет, что вы, все в прядке.

И тут неожиданный вопрос, адресованный уже мне:

- Вы не позволите мне остаться зрителем?

- Хм, если хочешь, то почему нет.

Он кивнул и прислонился спиной к стволу березы на краю облюбованной нами для тренировок полянки.

Стандартная отработка. По ходу исправление ошибок, комментарии, она должна почувствовать, что и как делать.

- Парень, как тебя звать?

- Володя.

- Так вот, Вова, раз решил остаться, хватит просто зыркать. Вставай на мое место.

- Как? Но я же не смогу. Я учить не умею.

- А я, думаешь, профессиональный тренер? Варианты захватов видел? Помоги тогда девушке, воспроизведи. Ты же так самоотверженно ринулся ее спасать, а это ей реально помочь может. Мне нужно со стороны посмотреть, что-то я не так делаю, слишком медленно дело движется.

Становится в пару, но как-то скованно, боясь сделать ей больно лишний раз.

- Вов, не надо меня жалеть. Ты мне оказываешь 'медвежью услугу'. Сильнее держать надо.

В чем ошибка я понял быстро. Все-таки вовремя этот прохожий участливый попался. Поправил то, что заметил. У нас на тренировках эта тема была, но как-то вскользь. А зря. Надо бы почитать литературу, подготовится к следующему занятию, все-таки я знаю о возможностях удержания противника слишком мало.

- Все, перерыв.

Достаю термос с чаем, пакет печенья. Гостю кружки нет, значит, будет крышка от термоса.

- Вован, а как ты вообще здесь оказался? Мы специально выбирали место, где никто не ходит.

- Да просто настроение было паршивое, шел, куда глаза глядят.

- С девушкой поссорился?

Удивленно смотрит на меня.

- А ты откуда знаешь?

- Догадался просто. Если хочешь, можешь рассказать.

Все оказалось просто и банально. В компании знакомых она начала строить глазки другому, как результат - ревность, ну и поругались.

- Сам понял, что не прав?

- Ну, наверное, да.

- Значит нужно не гулять, а прийти и извиниться. И не по телефону, а лично. Чем больше времени пройдет от ссоры, тем сложнее наладить отношения. Твоя моя понимать?

- Да все я понимаю, просто решится сложно.

- А потерять близкого человека очень просто. А это, между прочим, самое ценное, что есть в жизни.

Лия удивленно посмотрела на меня. Не ожидала? А я думал о своих родителях, как они оберегают и поддерживают друг друга, стараются смягчить разногласия и найти компромиссы там, где их, казалось бы, нет и быть не может. На моей памяти они никогда серьезно не ругались.

- Хорошо, спасибо. Я бы тоже хотел научить свою девушку себя защищать, как ты свою. Можно мы будем приходить сюда?

Проницательный какой. И чужих людей мне бы не хотелось здесь видеть, да и на эту полянку у меня есть свои планы, в которые кто-то еще не вписывается. И бесплатным учителем я не нанимался.

- Она сестра моего друга. И чтобы учить - сам сначала научись, у тебя же, как я вижу, подготовки вообще никакой. Если хочешь - дам телефон клуба, где мы занимаемся. Только с условием, что ты нас здесь не видел, - он кивнул. - И сюда приходить не стоит.

Продиктовал ему номер. Парень правильный, пусть учится.

- Ну что, пойдем? Вряд ли я сегодня еще чего-то путное смогу показать. Лия, и с тебя отработка ударов, слабоваты. Перчатки от меня, с тебя занятия.

***

В пятницу она мне позвонила. Я как раз был на улице, шел из института к остановке. Без всякого приветствия, возбужденным голосом выпалила сразу:

- Димка, я ему морду набила!

- О, прям так сразу? Хоть расскажешь кому и за что?

Заворачиваю в небольшой скверик, там тише, а разговор, кажется, обещает быть крайне интересным. Это ж надо, всего третья тренировка, а она уже почерпнутые навыки применяет.

- В общем, слушай. Захожу вместе с остальными на математику сегодня, краем глаза замечаю, как к Ольге ее хмырь подходит. Я с ней поговорила, как ты и просил, мне он тоже не нравился. Слишком уж приторно-смазливый и самоуверенный, но Олька на него запала так конкретно, так что я не стала влезать и ей мозги вправлять. Только когда ты подтвердил мои сомнения. В общем, короче, пять минут ее нет, десять. Я уже беспокоиться начала, попросилась выйти. Тихо так дверь открываю, смотрю - стоят. А у подруги слезы по щекам текут, и такая злость меня взяла. Тихо дверь прикрыла и слушаю. А он так вальяжно ей говорит, что если не даст - то он всем парням расскажет и в подробностях, тогда от ухажеров отбоя не будет, всем доступную шлюху попробовать захочется, так что лучше с ним и без фокусов и требований всяких.

Слушаю Лию и чувствую, как кулаки сами собой сжимаются. Вот ублюдок! И ведь не зря были у меня мысли основанные на тех кратких сведениях мне известных, что такое может быть. Девчонку чисто по-человечески жалко, первый мужчина и такое разочарование. Так же вообще замкнуться можно и никого больше к себе не подпускать, все будут такими казаться.

- Я как это услышала - взбесилась просто. Да что этот ушлепок себе позволяет! А Ольга стоит столбом, даже не ответит ничего, урода зарвавшегося не осадит.

- Не суди строго. Девочка в шоке просто. Не каждый день такое услышишь, тем более от того, кто действительно нравится и с кем близка была.

- Короче, подлетаю я к нему, за плечо дергаю, разворачивая, и со всей дури ему в рожу кулаком. Попала по носу. У него сразу кровь из ноздрей пошла двумя тонкими струйками. И понимаю - он сейчас ее вытрет ладонью, увидит и озвереет. Сразу слова твои вспомнились, как в ушах слышаться, что всегда сразу добивать надо. Я и звезданула ему в живот, хотела в солнышко, но промахнулась, а потом по яйцам со всей дури ногой. Как он взвыл! Это надо было слышать! Наклонилась и шиплю ему в ухо: 'Посмеешь язык свой поганый распускать, то вообще хозяйство все отобью нафиг! На всю жизнь импотентом останешься'. Проникся, даже скулить перестал, закивал мелко-мелко. А кровь так и капает на пол. Тут учителя повыскакивали, математичка меня под белы рученьки и к директрисе. А она у нас тетка конкретная, ее все боятся. Но обошлось, сказала, что подругу мою оскорблял, за что и получил. Мне даже с рук все сошло, просто сказала больше так не делать, иначе родителей пригласит. А родители что - папка меня бы похвалил, наверное, даже.

- Я тоже тебя хвалю, молодец. И с боевым крещением тебя, драчунья моя. Может, отпразднуем, раз такое дело?

Несомненно, похвала ей была приятна, даже видеть ее не надо было при этом.

- Я бы не прочь, но... Ольге сейчас очень поддержка нужна. И, боюсь, я не справлюсь одна, она как каменная стала, взгляд пустой, молчит. Можно мы к тебе придем сегодня?

Да, об Ольге я как-то не подумал, действительно ей сейчас хреново, и одну нельзя оставлять ни в коем случае.

- Хорошо, приводи. Вместе вытащим, не беспокойся. Я буду дома минут через пятнадцать.

- Хорошо. Целую и жду.

- И я тебя.

Успел только руки помыть, как звонок в дверь. Оглядываю подругу внимательным взглядом. Осунувшаяся, потерянная, без косметики естественно. Ну, все ясно, клинический случай. Но не безнадежный, заметил, как она смутилась своего вида, все-таки понравился я ей. А ведь на этом можно сыграть, клин клином, как говорится. И Лия против не будет, сама же ко мне ее привела, чтобы в чувство привел. А какими уж методами - тут мне решать.

Для начала усадил, еду по тарелкам разложил, мама вчера приготовила. Бутылку вина открыл. Ольга глаз не поднимает, молчит, пить не торопится. Смотрю на Лию и поднимаю бокал, салютуя, она улыбнулась и тоже подняла. Теперь можно и на потерпевшую сторону переключится. Возможно, придется попробовать себя и в непривычной роли жилетки. Никогда не успокаивал женщин, даже не знаю, что сказать. Ладно, по ходу разберусь. Подошел, обнял за плечи.

- Давай ты выпьешь сейчас бокальчик и поешь.

- Не хочу, аппетита нет, - как-то слишком уж вяло отозвалась девушка.

- Так ты без аппетита, потому что надо.

И бокал из ее пальцев беру, к губам подношу. Наверное, стоило бы чего-то покрепче, но, боюсь, тогда совсем бы отказалась, а тут глоток все-таки сделала.

- Умничка, давай допивай и обед. А потом будем тебя от хандры освобождать.

- Ты прав был, а я дура полная!

И чуть не расплакалась.

- Ну-ну, перестань. Все могут ошибаться. И хорошо, что так, подруге своей спасибо скажи. Ведь в противном случае, либо он бы тебя склонил, либо опозорил на всю школу.

Ее передернуло. Посмотрела на Лию с искренней благодарностью.

- Я тебя даже не поблагодарила, спасибо тебе. Я бы так не смогла.

А моя-то сидит гордая донельзя. Ну, молодец, молодец, конечно. И я молодец, что решил ее учить. Наверняка она бы бросилась на защиту подруги и так, но не сделала бы это так уверенно, красиво и грамотно. А может и огребла бы еще от разозленного парня.

- Вот и подумай о хорошем, бери вилку и быстренько поглощай то, что в тарелке есть. Уверяю тебя - это съедобно и вполне вкусно.

И сам занялся тем же, уплетая тушеное мясо с картошкой пюре. Нет, определенно, мама готовила лучше, чем я.

Оля сначала вяло поковырялась в предложенном, потом попробовала кусочек под моим не терпящим возражений взглядом, оценила и стала уже нормально есть. Прогресс, однако. И от вина не отказывалась, что тоже радует. Ей надо расслабиться, а алкоголь в небольших дозах очень способствует.

Ну что ж, обед уничтожен. Несколько бокалов мне таки удалось залить и она, наконец, немного успокоилась. Внешне, по крайней мере. Показываю взглядом Лие оставаться тут. Она кивает и берется за пульт от телевизора. Понятливая. Поднимаю Олю на руки, она сначала сопротивляется, потом замирает испуганной птахой. Несу в свою комнату, сажусь в кресло и пристраиваю девушку на своих коленях.

- Рассказывай.

- Что?

- Все, что тебя тревожит, лежит камнем на душе. Какая он сволочь. Как ты была неосторожна и недальновидна, что позволила приблизиться к себе слишком близко. Свои страхи и сомнения. А я тебя выслушаю, это надо просто проговорить, Оленька, освободиться от этой черноты внутри.

И ее прорвало. Она говорила и говорила, слезы лились по ее щекам, капая мне на рубашку. Ладно, поменяю потом, не страшно. Когда выговорилась, просто прижал к плечу и гладил по голове позволяя излить всю ту боль и обиду, что сжигала изнутри. И вот она еще несколько раз тихо всхлипнула и затихла. Кажись все.

Не поднимая на меня глаз она начинает тихонько ерзать, не понятно, то ли устраиваясь поудобнее (что-то подозрительно долго), либо... Так, а вот этого делать категорически нельзя. Короткая юбчонка задралась по самое не балуй, открывая стройные ножки. Здравствуй, эрекция. Давно ты, блин, меня не посещала. И главное как вовремя-то! Я же не железный на самом деле. И инстинкты у меня вполне нормальные, только вот несвоевременные. Умом-то я понимаю, что не до того ей сейчас, еще бы организму это объяснить. Тебе же сейчас сидеть неудобно будет, хватит об меня тереться. Пытаюсь аккуратно ссадить ее с коленей. Не успел.

- Ди-и-им... Ты что..., меня хочешь?

Эх, блин, вот наблюдательная. Отстраняю ее и спокойным голосом говорю:

- Не обращай внимания. Это нормальная реакция нормального мужчины на близость женщины.

Пытаюсь прийти в себя, откинув голову и зажмурившись. Вдох-выдох, вдох-выдох. И чувствую, как моих губ робко касаются ее губы. Это что ж она делает-то? Резко распахиваю глаза, приподнимаю ее и ставлю ногами на пол. На ее личике крупными буквами написано разочарование, обида, неуверенность в себе - целый коктейль чувств. Эх, ну поцеловал бы, чего тебе стоило. Девушка и так расстроена, теперь еще и думать будет, что не нравится тебе, несмотря на слова, опять в депрессняк скатится, из которого ты ее только-только вытащил. Притягиваю к себе и легонько целую. Так лучше? Ага, лучше, чем было, но все равно не совсем.

- Оля, Лия моя девушка и твоя подруга. Не хорошо за ее спиной. Я не буду.

- А не за спиной?

Хм, это что за намек вообще?

- Не за спиной тоже не буду.

Но в глубине ее глаз уже появляются озорные искорки. Эх, знаю я это выражение, что-то задумала явно. Эк тебя резко кидает в крайности. Ведь только недавно плакала, рубашка вся мокрая до сих пор. Подхожу к шкафу, достаю футболку, задумчиво расстегиваю пуговицы, чтобы переодеться и ловлю ее взгляд, оценивающий. Это с каких это пор обнажение верхней части туловища мужчины считается неприличным? А именно так я и почувствовал. И... не стал раздеваться при ней, пошел в ванную.

Заходя на кухню, ловлю обеспокоенный взгляд Лии. Киваю, что все нормально. Она переводит задержанное в ожидании моего ответа дыхание - беспокоилась. За подругу? Или за меня? Оля, поняв, что возвращаться я не собираюсь, тоже подтягивается на кухню. Нажимаю на пульте кнопку, выключая как обычно что-то невообразимо тупое, идущее по телевизору. И как люди это смотрят? Нет, я понимаю фильм там хороший посмотреть, или полезное что-то. А тут ни уму, ни сердцу. 'Хуан Карлос, ты меня любишь? О да, моя Кончита! Но женюсь на другой'. Тьфу! Разливаю по бокалам остатки вина, подношу к губам. Перехватываю взгляд голубых глаз и в каком-то хулиганском порыве провокационно провожу языком по стеклянной поверхности. Оля улыбается, открыто, уже без той скованности и безнадежности, как некоторое время назад и подмигивает мне.

Жаль, что время истекло, скоро должны вернуться родители и девушек они застать не должны.

***

В воскресенье утром мама с папой все-таки решили съездить на дачу. Обычно они уезжают еще в пятницу, но на этой неделе были дела, так что суббота у меня пролетела. Хотя я бы так не сказал, я ее провел на природе под знаком спорта, так что не в обиде. Как только дверь за любимыми родичами закрылась - сразу набираю знакомый номер, даже на память помню уже.

- Хочу тебя видеть, рыбка моя.

- И я тебя, мой котик, предпочитающий рыбок.

Но какого же было мое удивление, когда вместо одной и сильно желанной девушки (блин, у меня же секса уже пять дней не было!) опять нарисовалась и ее подруга. Подавляю разочарованный вздох. Видимо пойду на рекорд. Не выгонять же.

Лия скидывает обувь и сразу проходит в мою комнату. Ладно, иду следом. Хотелось, конечно, перекинуться с ней парой фраз наедине. Что за подстава в самом-то деле? Но Оля заходит следом, автоматически пресекая мои попытки на откровенность.

- Ну и?

Раздражение, бурлящее в крови, все-таки немного прорывается.

- Ну что ты такой напряженный? Расслабься.

Лия подходит сзади и начинает разминать плечи. У нее это здорово получается, напряжение уходит, оставляя спокойную легкость. Даже зажмуриваю глаза от удовольствия, млея, как сытый кот. И тут вторая пара рук проходится по моей груди. Что за...?! И как она смогла так незаметно приблизиться? Тихий чувственный шепот сзади на ушко:

- Димка, не сопротивляйся.

Что за хрень?! Что они себе вообще позволяют? Не сопротивляйся, надо же было так сказать! Стряхиваю с себя чужие руки и отдергиваюсь в сторону. А та, что была сзади, смеется, не обидно так и с какими-то мурлыкающими нотками.

- Что ты боишься, не покусаем же мы тебя. Иди сюда.

- Вы меня, похоже, не кусать собрались, а насиловать.

- Какое насилие? Даже не соблазнить, всего лишь раздеть.

- Зачем?

Глупый вопрос, понимаю. Но ничего более умного в голову не лезло. Зачем раздевать, если соблазнять не собираетесь?

- Посмотреть.

То есть они просто посмотреть, да? Еще и вдвоем. А я потом как? Упрашивать, чтобы хоть чего-нибудь сделали, поскольку уже невмоготу будет? Нет, не хочу так, это унизительно, лучше и не начинать. Осторожно отхожу на два шага назад от озабоченных дамочек. А Олька, как на диво, быстро оправилась, к чему бы это? Сейчас самое время проснуться внутреннему голосу ехидно что-то там вещающему в голове. На всякий даже случай прислушался, а то вдруг звук подкручен и слышно плохо? Не, вроде тихо, признаков шизофрении не наблюдается.

- Позволь мне урок анатомии провести. Побудь немного учебным манекеном, что тебе стоит? Просто постоять спокойно. Ольга-то голого мужика толком не видела и не умеет ничего. Пожалей девушку. Ну, Ди-и-им. А я тебе потом приятно сделаю.

- Блин, Лийка. Пусть другие учат! Что ты ко мне докопалась? Не хочу я.

- Да-а-а?

И выразительный такой взгляд ниже пояса.

Ну ладно, ладно, только это чистая физиология. Реакция на голос, да. Именно на голос и ничего больше. И сейчас пройдет. И не надо меня трогать! Руки фу! Фу, я сказал! И бегать от вас мне здесь негде, комната и так маленькая. Так, не надо меня пытаться к кровати притеснять, все равно не дам.

- Ди-и-ма, ты возбудился. И не надо пытаться это скрыть, все равно не получится. Мы только разденем, ну пожалуйста. Давай только до плавок, ладно? Обещаю, что без твоего позволения на самое святое покушаться не будем. Просто постой смирненько и все.

Это им 'и все'. И если до плавок, то зачем тогда? Что они задумали? Хорошо хоть плавки надел, а ведь не хотел, совсем другое планировал. А нахальные ручки уже вовсю гуляют по телу, все четыре. Какая вторая-то смелая стала, что ты, что ты.

- Ну что, позволишь, м-м-м?

- Только до плавок. И потом я делаю с тобой все что захочу. С одной.

- Идет.

В чем загвоздка? И почему у меня ощущение, что меня наглым образом обвели вокруг пальца, и я так конкретненько попал? Добавляю на всякий случай:

- Через плавки тоже не трогать.

Кивает с улыбкой победительницы.

Я стою посреди комнаты, а они меня медленно и с удовольствием раздевают. Рубашка, ремень, джинсы. Даже действительно почти не касаются там. Почти. Как и обещали - до плавок. А что тонкая ткань откровенно обрисовывает то, что под ними, уже не в счет. Пытаюсь выровнять слишком уж участившееся дыхание.

Девушки преспокойно разговаривают, как будто объекта обсуждения тут и нет.

- Вот смотри, чувствительное место - это затылок. Если поглаживать, перебирая волосы. Вот так.

Проводит рукой. Абсурдная ситуация. Согласился не понятно на что. И самое обидное, что даже под такой нехитрой лаской хочется замурлыкать, как-то слишком уж подозрительно чувствительной стала кожа.

- Поняла? Давай, теперь ты.

Ну, теперь ясно, действительно, используют в качестве учебного объекта, не интересуясь моим мнением. И тем не менее... приятно-то как.

- Губы.

Задумчиво ведет линию по скуле. Проводит по контуру и резко отдергивает руку от моих зубов. Грозит пальчиком: 'Не шали'.

- Губ касаются тоже губами. И языком иногда.

Вопросительный взгляд на меня: 'Позволишь?'. Отрицательно мотаю головой. Так можно и доиграться. Она кивает и не настаивает.

- Шея вот здесь, - проводит по боковой поверхности. - Можно кончиками пальцев, можно губами. Попробуй.

Ольга, не отводя взгляда от моих глаз, проводит кончиками пальцев, очень нежно и аккуратно. Наклоняется, касаясь губами. Хочется закрыть глаза и окунуться в эту негу с немного пряным привкусом, чуть развернуть голову, почувствовав вкус ее губ. Блин, меня заносит. А они еще только начали! Она отстраняется, рефлекторно тянусь за ней, пытаясь продлить ласку. Тихо и мелодично смеется, это немного отрезвляет, пелена перед глазами рассеивается. Меня берут за плечо, вынуждая развернуться спиной.

- Верхняя часть. Можно разминать, - показывает, - или целовать.

А показать?!

Когда моей спины, наконец, касаются сначала руки, а потом губы, не могу сдержать тихого вздоха.

- Позвоночник. Языком или губами.

Неторопливые движения, уже неважно кого, заставляют выгибаться. А место где-то в районе поясницы вообще оказывается невероятно чувствительным. Меня опять разворачивают.

- Соски груди. Можно проводить пальцем вот так, потирать между двумя пальцами, - какая-то чувствительная зона здесь явно есть, - или губами и языком.

Ой-ё!!!

Меня захлестнули просто охренительные по своей силе ощущения, и пришлось до боли сжать руки в кулаки, чтобы только не застонать. И это не укрылось от ее немного удивленного взгляда. Не надо на меня так смотреть, я и сам не знал. Вроде и место такое, считающееся не шибко эрогенным у мужчин. Но они измывались надо мной до тех пор, пока я в прямом смысле не взмолился, чтобы прекратили. И потом еще долго не мог прийти в себя, потому что тело мелко подрагивало, а плавки, казалось, просто скоро разойдутся по швам. Но я смог, хотя чего это мне стоило, не будем говорить.

- Живот. Можно поглаживать, можно целовать, опускаясь сверху вниз.

Нет, не надо так! Я же только-только немного успокоился!

Руки я еще выдержал, но вот опустившуюся вниз макушку уже не смог - оттолкнул, боясь, что еще немного - и я просто сорву плавки и засуну его в теплую глубину ротика. Все равно уже чьего.

- Сопротивляешься? А если руки подержим сзади?

- Лия, ты играешь с огнем, не надо.

И это мой голос? Хриплый донельзя, почти дрожащий от сдерживаемого желания? Соберись ты! Ведь стольких уже переимел, а тут с тобой толком ничего и не сделали. Даже самого чувствительного места не коснулись ни разу.

Она посмотрела мне в глаза долгим взглядом. Уж не знаю, что она там увидела, но настаивать не стала.

- Внутренняя поверхность бедер от коленей вверх. В основном руками.

И положила руку Ольги на начало маршрута, заканчивающегося в опасной близости от плавок.

Осталось совсем немного потерпеть, похоже, все чувствительные зоны уже перечислены. А дальше... они же обещали. Я уже предвкушал, как затащу Лию в ванную, стяну этот неимоверно давящий кусок ткани и сниму, наконец, разрывающее изнутри напряжение. Организм радостно отозвался, еще на несколько градусов подняв температуру крови. Поэтому я просто убрал чужую руку от себя, захватил Лийку в плен и сделал все так, как хотелось самому.

***

Задумчиво хожу по квартире. Уже пришел из института, переоделся, не плохо бы дать пищу и желудку, не все же гранит науки грызть. Только вот забыл совсем, что мама звонила, просила продуктов купить. Они вернулись вчера поздно, не до этого было. Стягивать такие уютные и домашние тренировочные и опять влезать в жесткую джинсу ой как не хотелось. А вот кушать хотелось и очень. Дилемма.

От раздумий отвлек звонок в дверь. Мельком глянув в глазок, поворачиваю вертушку замка. Кулак летит мне прямо в лицо, очень быстро, практически неотвратимо. Среагировать успеваю совершенно случайно, только потому, что было несколько секунд на закрытие двери. И дальше безумие круговерти. В полную силу, без всяческих поблажек и жалости, с таким выражением лица приходят убивать. Мне остается только уворачиваться, избегать прямого удара, может иногда блокировать, чтобы не убил сразу. Я не имею права бить в ответ. Но коридор узкий, и я понимаю, что вскоре я упрусь спиной в закрытую дверь родительской комнаты. Все, дальше двигаться будет некуда. И тогда меня будут метелить, долго, мучительно и... заслуженно. Сам понимаю, что заслуженно и все этим и должно было закончиться. В голове одна мысль - живым бы только остаться, потому что переломы заживут, отбитые внутренние органы тоже со временем. А вот прямой удар в висок или в шею... Таким бешеным я его никогда не видел. Не просто злым, нет. Он себя не контролировал, вообще. Спины касается отделанная шпоном поверхность, последняя обреченная мысль: 'Все'... и я вваливаюсь в собственную комнату. В какой момент я смог развернуться, я не знаю, но понимаю, что у меня есть еще несколько секунд. Не больше, чем несколько секунд на то, чтобы попытаться привести его в чувство, разговорить. На такие мелочи, как отлетевший с жалобным хрустом в стену не вовремя попавшийся стул или разлетевшийся вдребезги экран монитора, уже не обращаю внимания.

- Серега, стой!

Ноль реакции. Кулак пролетает в опасной близости от кадыка, только чуть чиркнув по коже. Повезло. И тут же воздух резко покидает легкие от удара ногой в живот. Меня сносит в сторону стола, угол которого больно бьет в бок. В глазах темнеет, от двойной дозы нестерпимой боли скручивает сознание, и блок получается слишком слабый. Рука практически ломается в захвате, но титаническим усилием я ее высвобождаю, чтобы сразу оказаться прижатым к стене за шею. Пальцы сжимаются на горле, перекрывая поток кислорода.

- Ублюдок, - шипит он мне в лицо, - тебе что, баб мало?

Пытаюсь оттянуть руку, но хватка усиленная бешенством просто железная. Сколько там человек может не дышать? Несколько минут? Потом потеряю сознание. Сильный удар второй рукой по яйцам заставляет сдавленно замычать сквозь сжатые зубы. Отстраненно, сквозь пелену уже застилающую сознание, отмечаю: 'Хорошо, что не коленом, было бы еще хуже'. Пытаюсь что-то сказать, но губы шевелятся без звука, как будто чужие.

- Как ты посмел ее тронуть, сучий выродок?

Резко отпускает, позволяя съехать по стене вниз судорожно хватая ртом воздух. С брезгливым выражением на лице отводит ногу для удара.

- Она девственница.

Это не голос, это хрип, почти неразличимый. Но, тем не менее, он останавливается.

- Ты хочешь что-то сказать в свое оправдание, тварь? - обманчиво ласковым голосом говорит.

Сейчас опять врежет и жалкие попытки защититься мне не помогут, у нас одна школа, огромное количество спаррингов, он знает меня как облупленного. Да и как можно защищаться, будучи прижатым к стене почти на корточках? Пытаюсь прокашляться, сдавленное горло работает плохо.

- Она еще девственница, я ее не тронул.

Поднимает меня за шкирку, как нашкодившего котенка, на уровень своих глаз, слышится треск футболки. Долго смотрит на меня и отталкивает, вытирая руку об штаны.

- Значит, не трогал, говоришь? А я-то думаю, куда она все шляется, возвращаясь довольная, как нагулявшаяся кошка.

Медленно, не делая резких движений, валюсь на край кровати, ноги катастрофически не держат, внутренности скручены в горящий узел.

- Сюда ты ее водил, да? Может еще и камеру включал? - кивает на потолок. - Покажешь?

Взгляд тяжелый, злой, отрывистые слова бьют не хуже рук. Я молчу, сказать мне нечего. Не маленький мальчик, должен был понимать последствия. Что именно так оно и будет. Расхлебывай теперь.

- Никогда не поверю, что, дорвавшись до невинной девки, ты ее не попробовал.

- Это правда.

- Хорошо, допустим. Зачем ты ее соблазнял? Или хочешь сказать, что это она тебя?

Сказать, что меня спровоцировали, а я не смог устоять, я не могу. Не по-мужски это, все на девушку сваливать. И я виноват. Значит, и расплачиваться тоже мне. Хрипло прошу:

- Только ее не трогай, она не виновата.

- Конечно, не виновата. Если тебе приспичит, ты любую уложишь.

И, по словам, четко выговаривает:

- ОНА МОЯ СЕСТРА! О чем ты вообще думал в этот момент? Хотя давай догадаюсь. Наверняка думал не о чем, а чем.

Руки инстинктивно дергаются в защитном жесте, поскольку кажется, что еще чуть-чуть и многострадальное место опять будет отмечено болезненным ударом.

- Не прикрывайся, тебя даже бить противно. Слабак!

Резко втягиваю воздух сквозь зубы. Слышать оскорбления обидно. Но не ответишь. Я просто не мог с ним драться, не мог. Он в своем праве.

Я пытаюсь прийти в себя хотя бы немного, а он нервно ходит по комнате, о чем-то задумавшись и периодически недобро поглядывая в мою сторону. Чувствую себя букашкой распластанной на стекле микроскопа, которую с минуты на минуту собираются препарировать. Ощущения в роли подопытного насекомого были так себе, а стойкие ассоциации заставили поежиться.

- Как ты узнал?

- Соседка твоя видела, как ты ее целовал у двери, и решила меня просветить.

- И что ты ей сказал?

Он усмехнулся.

- Что у старой перечницы барахлит зрение, целовал ты ее в щеку, и ходила она к тебе учится компьютерной грамоте, а свои дурацкие предположения предложил задвинуть поглубже в задницу и не озвучивать.

Да уж, в своей манере, прямой, как таран. И вдруг неожиданный вопрос:

- Сколько вы уже встречаетесь?

- Почти два месяца.

Он с удивлением посмотрел на меня.

- Ты же больше 2-3 раз ни с кем не встречаешься. Что это с тобой?

И не спуская с меня глаз начал рассуждать вслух:

- Два месяца значит. А ведь до этого ты совершенно не обращал на нее внимания. Я бы заметил, если бы хоть малейший интерес был. Сколько раз ты встречал ее, когда она поздно возвращалась, а я занят был. И дома она у тебя была, свой ноут только полгода назад появился, а на собственном компе я ей в инете шариться не позволял. Я постоянно наблюдал твое подчеркнуто вежливое отношение, исключительно как к досадливой помехе, как к малолетке. Что-то здесь не так. Ведь что-то тебя заставило кардинально поменять свое отношение. Зная мою сестру, можно предположить, что это именно она тебя спровоцировала, а ты не смог сказать нет.

- Сам бы смог?

Вопрос вылетел раньше, чем успел сообразить, что фактически этими словами перекладываю вину на нее. Дурак, не мог язык прикусить вовремя. Но Сергей, похоже, не акцентировал внимание, оставив невольно вылетевшую фразу без ответа, и резко перескочил с темы на тему.

- Почему ты не защищался? Я же сколько раз тебя видел в деле, ты вполне мог бы мне противостоять.

- Заслужил.

- Идиот, я бы мог тебя покалечить, я же себя не контролировал. Какое самопожертвование. Ну и что в итоге? Я тебя не размазал по стенам практически случайно. Что понравилось быть отпизже..ым? И ради чего? Что, так хороша в постели?

Тихо и устало говорю:

- Серега, ты уже достаточно меня унизил, хватит, уймись.

Не знаю, о чем думал он, а я о том, как сказать Лие. То, что все закончилось, было ясно как день. Я много раз раздумывал о том, что стоит прекращать эти встречи, инстинкт самосохранения просто вопил об этом. И вот свершилось. Но внутри образовалась какая-то тягучая пустота, я не хотел отпускать девушку, что стала мне настолько дорога за это время. Хотелось видеть ее рядом, ощущать ее тело, целовать такие нежные и отзывчивые губы. Первый раз я сам хотел быть с девушкой, но...

- Почему ты ее не трахнул?

Поморщился от грубого слова применительно к ней.

- Ладно, хорошо, не лишил девственности, не распечатал?

- Сам не знаю. Сначала потому что обещал, потом берег, от себя в первую очередь.

Друг, наверное, теперь уже бывший, смотрел прямо мне в глаза каким-то задумчивым взглядом.

- Знаешь, а ты не такой и плохой вариант.

Это он о чем собственно?

- Можешь быть нежным, заботливым, маниакально аккуратен в плане собственного здоровья и безопасности партнерши. Если уж она действительно выросла и созрела для секса, то почему бы и не ты?

- Ты охренел?

- Возможно. Залетит - женишься.

- Эй, стой, ты же знаешь мой образ жизни. Какая женщина будет терпеть измены?

- Это уже не мои проблемы, как-то же разбирались до сих пор. Вот и разбирайтесь дальше. Да и если я ей запрещу с тобой встречаться, она просто пошлет на три и посоветует не лезть, куда не просят. И не говори ей о том, что я в курсе. Может хоть осторожнее будет, афишировать все равно не стоит. Знаешь, у сеструхи были проблемы с гормональным фоном, серьезные, что-то там не так развивалось, меня не сильно посвящали в подробности. Хотели посадить на химические заменители, а тут раз, какие-то пару месяцев и, вуаля, все в полной норме. Ученые мужи поцокали языками на такой феномен, но объяснить не смогли. А вон оно как оказалось. И я бы предпочел видеть с ней тебя, чем спускать с лестницы очередных недорослей-ухажеров.

- У меня крыша съехала, или ты только что дал добро на то, чтобы я встречался с твоей сестрой?

- Не обольщайся, крыша у тебя тоже давно уже не на месте. И сделай так, чтобы об этом ни одна живая душа не узнала, не вздумай портить ей репутацию.

Не говоря больше ни слова, он развернулся, вышел из комнаты, а потом и из квартиры. Мое состояние было несколько шоковым: слишком много всего на меня свалилось. Но необходимо было сделать еще одно дело. Мельком глянул в зеркало. Хорошо, что лицо не попортил, повезло. Вышел на лестничную площадку и позвонил в противоположную дверь. Когда местная сплетница ее открыла, пришлось подавить внезапное и сильное желание врезать посильнее, но женщин не бью принципиально.

- Серафима Степановна, - обманчиво мягким голосом говорю я, - что это вы тут сплетни обо мне распускаете и девушку позорите, а? Нехорошо.

Она видимо искала на моем лице следы бурного разговора с Сергеем, но, так и не найдя, насупилась.

- Димочка, извини, кажется, действительно плохо видеть стала. Но ведь сам посуди, приличные девушки в гости к парням не ходят.

- Только не надо вспоминать времена своей бурной молодости и переносить на других. Мало ли кто ко мне ходит и зачем.

- Да как ты смеешь! - возмущенно взвилась пожилая женщина. - Никакого уважения к старшим.

- Для меня вопрос старшинства не актуален с 18 лет. Прошли те времена, когда старшие казались непререкаемым авторитетом, уже безвозвратно канули в Лету. По моему мнению, каждый человек априори достоин минимального уровня уважения, то есть вежливости, пока не докажет обратное. А настоящее уважение еще нужно заслужить и оно никоим образом не исчисляется количеством прожитых лет, а определяется достижениями самого индивида, его поступками, делами. Вот вы, Серафима Степановна, что в данной ситуации сделали, чтобы требовать от меня уважения? Опорочили имя ничего лично вам плохого не сделавшей девушки. И хорошо еще перед братом, а не пошли языком чесать на улицу, способствуя обрастанию сплетни еще более несуществующими подробностями. Да буде вам известно, что Лида у меня бывает исключительно по делу, и обижать я ее никому не позволю.

Видимо поняв, что никакого воспитательного процесса не получится, боевой задор склочной бабенки сразу сник.

- Да-да, мне Сережа объяснил уже.

Она стремилась закончить неприятный разговор и выставить меня вон, но я застопорил дверь ногой.

- Я не закончил. Я не хочу, чтобы имена моих друзей полоскали грязными языками. Это что же, если ее, например, брат или отец в щеку поцелует, вы тоже выводы делать будете, да? И рассказывать о них? Еще раз услышу, разговор будет совсем другим. Ясно?

- Да-да, я все поняла.

- Надеюсь. До свидания. И хорошего вечера.

Вот теперь действительно все, можно расслабиться и вспомнить, наконец, о ноющих мышцах и отбитых органах. Бок болел даже сильнее, чем живот. Придя домой, расстроенно провел по разбитому экрану. Ремонтировать смысла нет, получится 80-90% стоимости нового. Значит, плакал летний отдых горькими слезами, придется идти работать. Ну да ладно. А пока надо найти денег, без компа мне нельзя, тем более перед сессией.

Следующий день прошел на автопилоте. Настроение было хреновым, а завтра еще тренировка. Какой же я учитель, если позволил себя так отделать? Да еще и один на один. Но все-таки заехал в спортивный, купил самые маленькие перчатки из тех, что были, потому что обещал. Позвонил дяде Вите, дальнему родственнику по отцовской линии. Мы с ним общались периодически, и был шанс, что поможет с деньгами. У родителей просить нельзя было категорически. Они, конечно, помогут, но отдавать не позволят, а я и так у них на шее сижу. Родственник не подвел, и вскоре я, придирчиво выбирая и читая инструкции и описания, стал обладателем объемистой коробки. По характеристикам, конечно, не фонтан, пришлось экономить в финансах. Самый страшный зверь - это жаба, она задушила больше половины населения земного шара. Ведь берешь-то взаймы чужие, а отдавать придется свои, кровные, еще непонятно где и как заработанные. Но жизнь, кажется, начинает налаживаться понемногу.

***

Среда не принесла приятных сюрпризов. Бок болел, общее состояние такое, как будто меня дракон пережевал. Погода была пасмурная, точь в точь как мой настрой. Еще и ожидаемый автомат по зачету сорвался, у меня оказался один не отмеченный семинар, придется теперь сдавать на общих основаниях. Да еще и экзамены неотвратимо приближались. Вроде радоваться нечему, но все-таки увидев ее, стало как-то легче. Мое настроение сразу было замечено, но в причинах я не раскололся, обещал же. Она просто обняла за шею, поцеловала нежно, пара, в общем-то, ничего не значащих, но от этого не менее приятных слов, и как будто лучик солнца прорезал серое небо.

- Что, приступим? Во-первых, вот я тут напечатал схемки захватов, некоторые мы не разбирали. Во-вторых, я напрочь забыл про то, чему должен был учить в самом начале - умение правильно падать. Так что буду тебя сегодня валять, готовься. Будешь учиться падать кувырком, прижимая голову к груди и подтягивая к ней колени и перекатываясь на получившейся круглой спине.

Расстилаю предусмотрительно прихваченное покрывало на землю. Показал, как нужно группироваться, заставил покататься раз так несколько.

- Падать учиться нужно из любого исходного положения и в любом направлении: вперед, назад, а это самое сложное, вбок.

Она обреченно вздохнула. Ничего, кто знает, что может пригодиться, а что нет. Даже просто зимой на льду поскользнулась и можно избежать последствий.

- Не вставай пока. Если тебя свалили, то это еще не победили. Устойчивое положение - на бок и облокотится одной рукой. Теперь можно бить ногами. Если нужно развернуться - перекат. Целями для таких ударов служат голени, колени, промежность... в общем, всё, до чего легче достать. Главное, не подпустить к себе. Старайся держать свои ноги в согнутом виде между собой и противником, это не позволит ему выполнить ни одного по-настоящему опасного действия.

- Дим, ты сегодня очень агрессивен. Что-то случилось?

- Да как тебе сказать... Случилось, но надеюсь уже утрясено. Ты извини, спарринг сегодня особо не получится. А с теорией у меня все.

- Может, просто погуляем тогда?

- Хорошо, давай. Хотя я сегодня собеседник не очень, если честно.

Моя молчаливость ее особо не смутила, она щебетала обо всем на свете, и я чувствовал, как под лучами этого живого Солнышка уходит, растворяется все, что тревожило.

Мы вышли в более посещаемую часть парка, и мое внимание привлек щенок овчарки. Милое животное искренне радовалось жизни, с лаем носясь за бабочками, катаясь в траве, подхватывая палки, чтобы почти сразу же бросить их, заинтересовавшись чем-то еще. Истинно детская непосредственность. Почувствовав чужое внимание, он, недолго думая, помчался на меня, намереваясь одновременно сбить с ног, лизнуть в щеку и предложить поиграть. Найдя взглядом хозяйку, спросил можно ли погладить и, только после получения согласного кивка, зарылся руками в мягкую шерсть на загривке. Щен с радостным взвизгом шлепнулся на спину, подставляя для почесывания живот и дрыгая лапами, потом резко подскочил и куда-то помчался. Возвратился с огромным, покрытым ветками дрыном. Как только допер? Видимо хочет предложить мне его покидать. С улыбкой оторвал наиболее ровную и толстую ветку, обломил с другой стороны и, размахнувшись, кинул. Радости ребенка не было предела. Видимо, его здоровый энтузиазм хозяев порядком достал, и играть с ним уже никто не хотел, а тут нашелся тот, кто готов на этот подвиг. И поиграли, и поборолись, и повозились, и погладили - в общем, все тридцать три удовольствия. Гулянье прошло не зря. Расставался с молодым кобельком с сожалением, но ему уже пора домой. Да и нам собственно тоже.

- Может, заведешь себе такого? Ты же любишь собак. Больше года прошло, хватит уже переживать.

- Нет, Лий, слишком все это тяжело. Может быть потом, когда-нибудь.

***

Как-то незаметно подступила сессия. Как водится, студенты начинают серьезно браться за учебу только, когда по-настоящему припрет. И я не был исключением. Разбирая экзаменационные задачки на последнем семинаре, я вдруг понял, что одну из тем не знаю и не понимаю вовсе. Проболел (не люблю болеть, но иногда само получается), а потом просто начисто забыл. Лекции достать было не проблемой, но как решаются задачи я не понимал, хоть убей. На семинарах я сидел в основном с Наташей. Хорошая умненькая девочка, симпатичная. У нас были хорошие отношения: взаимопомощь, обмен лекциями и знаниями, да и просто поболтать было о чем.

Мысли вернулись к началу первого курса. В нашей группе было больше всего девушек, целых пять, но это было в четыре раза меньше, чем парней. А если учитывать еще и всех находящихся в свободном поиске пацанов потока, то картина получается весьма удручающая и конкуренция просто зашкаливала. А еще одна из девушек уже изначально пришла со своим парнем, учащимся в нашей же группе, то есть практически неприкосновенна (нет, попытки, конечно, предпринимались, слишком лакомый кусочек, но Пашка быстро и жестко их пресекал). А вот на оставшихся тут же была объявлена нешуточная охота. Я с вялым интересом наблюдал за разворачиванием бесплатного спектакля. Мне это было нафиг не надо, для себя я все уже давно решил, а другие пусть потешатся, если девушки не против. Единственное, чего я не приемлю категорически - это насилие, но в данном случае все было в рамках допустимого, а дальше пусть девушки сами разбираются. Я собственно немного не за ту команду, так что сочувствия у меня искать, по меньшей мере, глупо. Относились девушки по-разному, кто воспринял внезапно свалившееся разнообразие с энтузиазмом, вызывая у меня только презрительную усмешку. Сам, будучи не сильно целомудренным элементом, шлюх не любил вне зависимости от их внешних данных. Кого-то повышенное внимание явно раздражало. Самым простым решением было бы выбрать кого-то одного, отдаться ему и поручить свою дальнейшую защиту от чужих посягательств ему, но у каждого своя дорога и свое видение. На одной из лекций ко мне неожиданно подсела одна из наших девушек, Наташа. Я малость прифигел от такой прямоты, за ней пытались ухлестывать многие, но пока безрезультатно. Интересно, это можно считать знаком внимания к моей персоне? Поскольку свободных мест было предостаточно, вопрос возник сам собой.

- Чем обязан вниманию такой популярной особы?

- А с тобой рядом самое безопасное место.

Я вообще выпал в осадок. Это ведь то же самое, что мышке стремиться спрятаться от всех в пасти усато-полосатого хищника. Сравнение было настолько ярким, что я, не подумавши, ляпнул:

- И мышка не боится?

Если бы она выдала что-то вроде: 'Я тебе не по зубам', - трахнул бы ее в тот же день, уменья и опыта обойти всех этих неудачников хватило бы. Но она высказала совершенно не логичную с моей точки зрения фразу:

- Я чувствую, что с тобой буду в безопасности от всех этих назойливых домогательств.

- И моих тоже?

- И твоих.

Я не знал, как реагировать, растерялся даже немного. В общем-то, белого и пушистого из себя не строил, мои похождения далеко не всегда участницами держались в секрете (кстати, работало как неплохая реклама, моей благосклонности уже начинали искать намеренно), так что какие-то иллюзии насчет моей личности она вряд ли питала. Но потом обмозговал ситуацию и решил, что, видимо, придется отрабатывать оказанное доверие. Соответствовать, так сказать. С этого момента и началась наша странная дружба. Парни в группе были уверены, что я с ней сплю. Разубеждать их она не стремилась, а я тем более, мне вообще было безразлично, кто и что думает. Вообще-то приобнять или поцеловать в щечку для меня было нормальной моделью поведения с девушкой вне зависимости от планов на нее, а окружающие пусть делают какие угодно выводы, главное, чтобы не озвучивали. Потом она сдружилась с Ирой и та тоже автоматически попала под мою защиту, хоть и общались мы с ней не в пример меньше. У Иры уже был парень, но когда это кого останавливало? Не мог постоянно свою пассию контролировать, считай, потерял вес и влияние. Пацаны поначалу пытались бухтеть, типа с бабами и так напряг, а ты тут двоих к рукам прибрать хочешь, но со мной старались лишний раз не связываться, ибо чревато. На расправу я скор, да и язык имею достаточно острый. Могу так сказануть, что буквально парой фраз опустить ниже плинтуса. Хоть и стремлюсь поддерживать с окружающими ровные отношения, тем не менее, наживать врагов вовсе не боюсь. Как говорится: 'Не имей сто друзей, а имей всех врагов'. Благо люди быстро понимают, что враждовать со мной себе дороже, лучше не портить отношения, хотя бы формально.

Учеба давалась девушке сравнительно легко, так что наше общение протекало на одном уровне, и такая вот странная дружба вылилась во взаимопомощь в учебе.

Поворачиваюсь к Наташе и тихо спрашиваю:

- Натусь, ты эту тему разбирала?

Смотрит в мою тетрадь и кивает.

- Разговорчики в аудитории. После семинара будете на шашни всяческие отвлекаться, а сейчас слушайте меня, у вас экзамен на носу и сдадут его не все.

Хорошенькие заявочки. А я не просто должен сдать, мне 'кровь из носа' нужна стипендия, еще дяде Вите денежки возвращать и вообще на жизнь.

Это занятие было последним на сегодня. Как только прозвенел звонок, и все начали собираться, я остановил девушку прикосновением руки.

- Наташ, задержись, а? Помоги с этим гребанными заданиями, я один не справлюсь.

- Ну ладно, хорошо.

Аудитории у нас после лекций и семинаров закрывались, но поскольку препод ушел сразу - значит, тут еще должны быть занятия. Пользуясь тем, что никто нас не выгоняет, попытались разобрать первое задание, только вот десяти минут перемены явно не хватало. Нет, у меня, конечно, был резервный вариант в виде ключа, но он благополучно остался дома. Хм, а дом, в общем-то, не плохая идея, по крайней мере, мешать никто не будет. Уткнувшись носом в тетрадь, я ее и озвучил. И, занятый мыслительным процессом, не заметил, что девушка как-то подозрительно мнется, не торопится с ответом.

- Эй, алле, - посмотрел на нее. - Нас все равно сейчас погонят, а ты обещала помочь или уже передумала?

- Нет, хорошо, пойдем.

Только вот щечки как-то подозрительно заалели, но я не придал этому значения.

Привел ее к себе домой. Сбросив обувь в прихожей, сразу залез в рюкзак за тетрадкой и, не задумываясь, что и зачем делаю, залез с ногами на кровать. Удобно мне так сидеть. То, что нужно было, как хозяину, хотя бы предложить девушке чаю, я как-то не подумал. Она зашла, нерешительно огляделась, робко присела на край кровати. Не, так не пойдет, оттуда она же вообще не увидит, что там у меня написано, сам и то не всегда свой почерк разбираю. Сграбастал ее и подтянул себе под бок.

- Давай со второй задачки, первую я вроде как понял. Вот эти формулы мне еще ясны, но вот как найти вот это неизвестное? По-моему, данных недостаточно.

- Да нет, достаточно. Смотри, тут сразу не решить, нужно еще через несколько формул.

На листке, как китайские иероглифы, постепенно проступали загадочные и непонятные пока для меня варианты решения.

- Давай, теперь сам попробуй.

Мы занимались уже почти час, но продвинулись совсем чуть-чуть. Мозги крутятся со скрипом, как плохо смазанные шестеренки. Этот предмет всегда был сложен для моего понимания. Тычу в книгу - вижу фигу, называется. Вроде и понятно, что написано, а вот как это так собрать, чтобы получилось нужное решение... Поскольку весь был в дебрях сочетаний всяческих альф и омег, неожиданный, заданный тихим грустным голосом вопрос застал меня врасплох.

- Дим, я тебе не нравлюсь?

Не отрываясь от тетрадки, рассеяно отвечаю:

- Нравишься. Почему нет. Ты симпатичная.

- А почему тогда...

Уже поднял шариковую ручку, чтобы написать очередной, наверняка такой же неверный в итоге, вариант решения и так с поднятым средством письма и застыл. Посмотрел на нее, еще не веря в невероятное предположение. И тут меня осеняет: 'Моя репутация впереди меня?'. И кто бы мог подумать, что в этой черноволосой голове могут возникать подобные мысли, да еще и с моей особой в главной роли.

- Почему не пытаюсь приставать? А надо? Наташка, что ты, право слово. Что в этом хорошего, когда тебя используют как резиновую куклу для снятия напряжения? Ты для меня друг, я тебя уважаю и ценю. И поверь мне - это гораздо важнее, чем разовый перепихон. Так что выкинь из своей хорошенькой головки нехорошие мысли и давай продолжим. Мне еще три экзаменационные задачки не понятны, а с моей везучестью у меня есть неплохой шанс именно их и получить в билете. Если хочешь, могу тебя поцеловать потом. Для сравнения с фантазиями на тему, так сказать.

Она рассмеялась, легко, свободно.

- Димка, ты непостижим.

- Какой уж есть.

- Нет, не надо меня целовать, не хочу сравнивать. Вдруг еще не понравится, - и подмигнула. - Пусть уж лучше все остается так, как есть.

Я удовлетворенно кивнул, правильное решение. Скорее всего, понравилось бы, но целовать ее не стоило. Она мне действительно по вкусу, и как женщина в том числе, усмирить свой темперамент было бы ой как не просто. Хотя нет, с ней бы остановился. Потому что так было правильно. Дружба важнее.

***

К концу недели мой организм восстановился полностью, а я сбросил оставшиеся зачеты и курсовики. И, похоже, начинается лето, поскольку температура как-то резко скакнула от 23-26 до 30 с лишним. Народ резко повалил загорать и купаться. Я предложил Лие, но она не захотела. Сказала, что вода еще не нагрелась так, как ей нравится, и вообще у нее на субботу планы с моим активным участием. Заинтриговала. И колоться, что за планы, не хотела никак. С Серегой мы, кстати, как ни странно, помирились полностью. Он даже предложил часть денег за порушенный экран отдать, но я не согласился. Гордость, видимо, заела.

Субботы ждал с любопытством, но когда увидел подружку, готов был мелкую задушить и отнюдь не в объятьях. Ну что это такое, а? Даже прогнать собирался, обеих сразу.

А уж как меня оглядывали-то. Отдельный разговор. Из-за жаркой погоды и планируемого свидания я был в одних не сильно плотных шортах, но под их взглядами почувствовал себя реально голым. Да еще и с бутылкой пришли. Меня, видимо, собирались напоить, чтобы не рыпался особо. Ну, вообще. Меня! Напоить! Еще и вином, это сколько мне его надо выпить-то? В итоге, напились сами. Не, не до пьяного состояния, как раз до срыва тормозов. Но все-таки спиртное и на меня какое-то влияние оказало, не понял еще только, хорошее или нет. Как-то даже стало интересно, что же задумали-то? Неужто не понятно было с прошлого раза, что легкой добычей я не являюсь? Настолько интересно, что даже позволил приблизиться поближе. И смотрел этак с иронической улыбочкой, типа: 'Ну и что дальше?'.

Не ожидал, честно. В момент, когда гибкие тела прижались к бокам, зажимая и отводя назад руки, губы с двух сторон коснулись шеи, рождая приятные мурашки вдоль позвоночника, а сознание расслабилось, улетая в далекие дали, запястий коснулось что-то пушистое. Я сначала не очень придал этому значение, только, когда раздался тихий щелчок и, дернувшиеся было, руки оказались скованны, тогда запаниковал по-настоящему. Наручники, вполне себе нормальные, крепкие (проверил сразу), с полоской из искусственного меха и две, озабоченные незнамо чем, девицы рядом. Я же всегда предпочитаю активную роль!

- Это что?!! - возмутился.

- Чтобы не сопротивлялся. Если позволишь сделать все, что мы хотим, отпустим.

Вот те на! Потакать подобным желаниям, да еще и в таком унизительном для мужчин состоянии? Да еще и при свидетелях? Не уж. Я начал злиться, конкретно так. Внешне может и не серьезная штуковина, но под пушистой оберткой крепкая сталь. Я могу снять, учился этому, но это чертовски, просто сумасшедше больно. Перекат прямо на полу, вывернуть руки вперед и вот я уже рассматриваю пошло-ярко-розовое нечто и угрюмо изрекаю:

- Снимай.

Злюсь на себя. Расслабился, блин, придурок. Я вообще не должен был попадать в такую дурацкую ситуацию. Девушка, поняв, что 'запахло жареным', бодренько заорудовала маленьким ключом и вскоре игрушка из секс-шопа уже несуразной грудой звякнула об пол. Брезгливо поднял двумя пальцами и отправил в мусорное ведро. Там ей самое место.

Не верил я, что Лия может мне чего-то плохое сделать, но заигрываться тоже не стоило, хоть и интересно было, куда же дальше завернет ее фантазия. В тайне даже от себя, я желал продолжения предыдущей встречи, слишком острыми и необычными были ощущения, но в то же время я предпочитал сам быть хозяином положения, контролировать ситуацию, что в данном случае не получалось. Сзади на плечи опустились чужие руки, тихий шепот у самого уха: 'Прости, не обижайся', - заставляет плавиться, злость уходит, как будто бы ее и не было. Интересно, сама додумалась подругу вместо себя отправить? Думала, ей меньше влетит? А на Оленьку вообще злиться невозможно, стоит только посмотреть на эту раскаивающуюся вроде, но при этом хитрую до жути мордаху. К первой паре рук присоединилась еще одна, тонкие шаловливые пальчики скользнули по оголенному торсу вниз. Ситуация дурацкая, не бегать же мне от них, как мальчику-девственнику, право слово. Несерьезно как-то. А трогать себя позволять серьезно? Надо отвлечься и подумать, а то, похоже, я уже капитулировал.

- Может, вина?

Бокал с красной терпкой жидкостью у самых губ. Решили напоить? Ну-ну. С нескольких бокалов не опьянею, и не ждите. Делаю небольшой глоток, и тонкое стекло сразу убирается, заменяясь теплыми губами. Язык проникает в рот, лаская, дразня, приглашая поиграть. Вроде и старался держаться, но видимо у тела свое мнение на этот счет. Может, не заметят? Ага, жди.

Глоток вина и опьяняющий вкус поцелуя. Уже другого, нерешительного, очаровательно боязливого. Нашли себе увлекательную игрушку? И как же далеко вы готовы зайти, девочки?

*****

Книга закончена, общий объем примерно 450 страниц. Хотите погорячее и до конца? Добро пожаловать на призр. миры. Если понравился приведенный отрывок - пишите в отзывах или на почту.

Страница автора на Самиздате: http://samlib.ru/b/below_d/, vi_avtor@mail.ru


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"