Belov Dmitry: другие произведения.

Путь в никуда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Романтика походной жизни, природа в полном отрыве от цивилизации вокруг, тепло костра и умиротворенное журчание воды, мистический антураж. Готовы ли вы стать свидетелями экстремального сплава по реке, насыщенного приключениями, опасностями и горячей страстью? Молодой человек и случайно затесавшаяся в ряды туристов девушка оказываются в ловушке, без еды и возможности сообщить о себе, вынужденные двигаться по воде навстречу призрачной угрозе. Зловещие сны и горящие во тьме глаза потусторонних сущностей навивают тревогу, усложняя и без того непростое путешествие. Древнее кладбище, поджидающее на пути, скрывает собственные жуткие тайны, не сулящие ничего хорошего живым. Трудности и испытания, выпавшие на долю участников, срывают лоск навеянный цивилизацией, обнажая истинные характеры. Куда ведет путь, прочерченный извилистым течением реки, к смерти в пасти неведомых чудовищ из прошлого, к сердцу прожженного циника, или в никуда?

    Буктрейлер: https://www.youtube.com/watch?v=EAngSNsJRrI&feature=youtu.be

    Книга дописана






Я посмотрел на наручные влагонепроницаемые часы, до поезда осталось полтора часа и если я не хочу опоздать, то нужно выходить. Проверил в уме взятое снаряжение, сверился с бумагой-напоминалкой, еще раз помянув нехорошим словом друга, в самый последний момент отказавшегося от похода. Я понимаю, конечно, что причина уважительная. Но переигрывать что-то и менять раскладку (распределение продуктов) уже возможности не было, в результате просто взяли еще одного человека. А речка планировалась достаточно сложная, красивая, живописная, со множеством рукавов и ответвлений, быстрая и порожистая. Натянул на ноги треккинговые ботинки, закинул на спину тяжеленный рюкзак, в руки зачехленный и сложенный корпус байдарки. Все, я готов.

Перед подъездом уже стояло вызванное такси. Дороговато конечно, но толкаться с таким грузом в общественном транспорте не хотелось. Уже на вокзале перед памятником известному революционеру кучковались наши, в камуфляжных костюмах и с горой из рюкзаков, небрежно приваленной рядом.

- О, Димон нарисовался. - Тут же заметили меня. - Только тебя и ждем, остальные уже в сборе.

Пожал руки парням, поприветствовал двух представительниц прекрасной половины человечества, скрашивающих будни туристов своим присутствием. Рюкзаки и вещи были разобраны и мы галдящей неспокойной толпой направились в сторону терпеливо стоящей на перроне гусеницы поезда. Всего нас набралось 9 человек, из них двое присоединятся уже на месте, поскольку живут в другом городе. Недовольная прибывшим шалманом проводница проверила билеты и запустила в вагон. Мы всегда брали плацкарт, поскольку дешевле и больше места для размещения снаряжения. Удалось выкупить одно купе и 3 места вразброс по вагону. Естественно все сразу завалились к ребятам в купе, карандаши (корпус байдарки в чехле) были закинуты на 3 полку, рюкзаки кое-как распиханы по свободным местам, только из клапанов достали все необходимое. И понеслось. Ну, какая поездка без локальной пьянки? Нет, упиваться никто не собирался, все-таки завтра рано утром уже выгружаться и похмелье будет совсем некстати, но дерябнуть пивка за встречу - это ж святое. Пластиковая бутыль с разливным пенным напитком сразу пошла по рукам, разговор стал живее, к вящему неудовольствию расположившихся неподалеку теток. Но молодежи все до лампочки, мы едем отрываться, скинув душные оковы цивилизации. Для меня это был уже третий поход, так что ребят я знал, и темы для разговора находились сами собой. Когда в вагоне приглушили свет и прочие пассажиры начали готовиться ко сну, у нас был только самый разгар веселья, но пришлось все же учесть требования окружающих и разойтись. Мое место было через три купе, и фактически за несколько часов поездки я посетил его впервые. Распаковал пакет с постельным бельем, откинул свою вторую полку и параллельно с раскатыванием матраса разглядывал попутчиков. Взгляд сразу привычно выцепил симпатичную мордашку девушки с нижней полки. Возможно, поездка будет куда интереснее, чем предполагалась ранее. Остальные соседи уже спали, поэтому внимания моего не удостоились. Покончив с рутинными делами, подсел к миловидной цыпочке, вовлекая ее в разговор и включая обаяние на полную катушку. Живем ведь один раз, так какой смысл отказывать себе в близком общении с противоположным полом? Особенно когда предмет интереса так призывно стреляет глазками и мило смущается на ненавязчивые комплименты? Аллочка ехала дальше, чем мы, и одна, что было весьма на руку. Ко мне зашел Славка с каким-то вопросом, но увидев, что я несколько занят, ухмыльнулся и задерживаться не стал. Моя слава ловеласа была в компании известна и вполне оправдана. Я не стремился к каким-либо отношениям, но никогда не упускал шанса развлечься с очередной прелестницей на один раз ко взаимному удовольствию сторон. Вот и сейчас моя рука уже ненавязчиво перекочевала на женскую коленку, а разговор велся интимным полушепотом на ушко, якобы чтобы не тревожить остальных пассажиров. Губы легко скользнули по нежной коже шеи, а наглая конечность начала свое восхождение по внутренней стороне бедра. Какой смысл терять зря время, которое можно провести с гораздо больше пользой? А рискованность авантюры только добавляла градуса в общую развратность происходящего. Мимо кто-то не вовремя прошел, и девушка встрепенулась от гипнотически навеянного очарования, но это меня категорически не устраивало. Не привлекая излишнего внимания, я уговорил прелестницу продолжить общение на второй полке, а накрыв нас обоих простынкой, развернулся на полную катушку. Губы нашли ее ротик, сливаясь в головокружительном поцелуе, а пальцы тем временем уже подбирались к вожделенному местечку, сокрытому в плену тесных брюк. Потерся о ее руку напряженным пахом, намекая на ответную ласку. Она сначала смутилась, попыталась отстраниться. Но кто отпустит-то? А уговаривать я умею. И вот уже нежные пальчики расстегивают ширинку, выпуская на волю истомившийся в тесном плену орган. Первые прикосновения - они самые сладкие и запоминающиеся, тем более такие нежные и боязливые. А моя рука уже вовсю орудует в самом охраняемом женщинами местечке, ласково поглаживая, поднимая уровень ее возбуждения каждым своим движением. Через какое-то время ей уже все равно, что мы находимся в общественном месте, где нас в любой момент могут застукать. А для меня это было как острая приправа к основному блюду, которое медленно, но верно доходило до кондиции в умелых руках. А мерный перестук колес и еле ощутимая вибрация движущегося поезда придавали некую пикантность творящемуся беспределу. Долой мешающие брюки и трусики, мне нужно больше простора в действиях. Она попыталась возмутиться творящемуся бесчинству, но ротик был безапелляционно заткнут вторгнувшимся языком, игриво приглашающим собрата сплестись в экстазе поцелуя. Конечно, хотелось попробовать ее рот в другом качестве, но делать это на и без того узкой и короткой полке неудобно, а в туалете неромантично. Бросив взгляд по сторонам, и отметив, что мы до сих пор не привлекли ничьего внимания, я нащупываю в кармане брюк свернутое колечко средства предохранения. Как чувствовал, что может пригодиться. Заменяю движение пальцев внутри нее кое-чем более существенным, срывая тихий стон с полуоткрытых губ. Движения плавные, но сразу быстрые, для длительной прелюдии нет времени. Какое-то шевеление в проходе, видимо кто-то собирается пройти мимо. Быть застуканным за таким действием совершенно не входит в мои планы, поэтому замираю и натягиваю простынь выше, практически скрывая прильнувшую ко мне девушку. Адреналин зашкаливает у нас обоих, и как только минула угроза разоблачения, мы бросаемся в пучину страсти с новой силой. Я чувствую, как собирается тугим кольцом внизу живота волна подступающей разрядки, да и ее движения становятся быстрыми, рваными, она тоже на пределе. И я уже не держу себя, чувствуя сладостные волны ее удовольствия, сжимающие меня внизу, и это становится последней каплей столкнувшей меня в собственный водоворот оргазма.

Немного отдышавшись, я помогаю ей одеться, привожу в порядок себя. Наши соседи по купе и напротив в проходе так же мирно спят, не подозревая о произошедшем. Ну и к лучшему. А у меня останется еще один эпизод, добавленный в копилку волнующих воспоминаний. Помогаю девушке слезть вниз, нежно целую в щечку. В теле приятная расслабленность, неплохо бы поспать хоть немного, завтра полноценный ходовой день и силы еще понадобятся. Так что время задушевных разговоров и ухаживаний закончилось, о чем я прозрачно намекаю поджавшей губки попутчице, желая спокойной ночи. Извини, милая, но мысленно я уже не с тобой.

Казалось, только прикрыл глаза, а уже кто-то из приятелей трясет за плечо. Пора вставать. И как бы не хотелось залезть под подушку от назойливых поползновений импровизированного будильника, делать это придется. Поезд стоит на станции всего три минуты, а за это время надо успеть всем выгрузить многочисленный скарб и спрыгнуть с подножки на рельсы самим. Натягиваю на ноги ботинки, на плечи штормовку, вытаскиваю из прохода рюкзак и составную часть плавсредства. Объект моей ночной страсти спокойно спит, разметавшись по узкой койке. Легонько провожу тыльной стороной ладони по щеке в мимолетной ласке, запоминая ощущение бархатистости ее кожи. И все, вперед к новым свершениям.

Перрона нет, приходится спрыгивать с подножки на гравий путей, сразу ловлю чью-то зачехленную байдарку, еще одну, рюкзак. Потом разберемся где чье, сейчас главное успеть выгрузиться до отправления поезда. Воздух прохладен и свеж, над землей стелется полотнище тумана. Хоть уже и середина июля, но погода стоит не жаркая, самое оно для таких вот вылазок на природу. Поезд уехал, стуча колесами по лентам рельс, и тишина раннего утра окутала нас. Да, зябковато кажется после душного и теплого нутра вагона. Но задумываться об этом некогда, впереди нас ждут великие дела.

Насчет заброски ребята договорились заранее, найдя через инет нужного человека. И на площади у станции нас уже ждет одинокий ГАЗ 66, военный полноприводный грузовик в народе называемый шишигой. Рядом с машиной Колян и... какая-то гламурная блондинистая деваха, резко выделяющаяся из толпы туристов своей модняцкой куртенкой до талии и джинсами (!). Что за хрень? В голову начинают закрадываться нехорошие предчувствия. Поскольку у меня в плавстредстве имеется свободное место, человека взятого вместо Вада прочили определить именно ко мне. Но я был полностью уверен, что это будет парень, даже никаких сомнений не было. Черт, вот попал то! Колька ведь ходит на каяке, а он одноместный. Значит, это недоразумение будет мозолить мне глаза всю неделю своим затылком. Вдох-выдох, пытаюсь успокоиться, чтобы не обложить все матюгами по полной, сам виноват, надо было выяснять все подробности заранее. Но далекая от приличия фраза сквозь сжатые зубы все-таки проскальзывает и она ее, несомненно, слышит.

Пожимаю Коляну руку, исподлобья рассматривая его спутницу.

- Знакомьтесь, это Алина, можно называть так же Лина. - Представляет он девушку.

- Я надеюсь, что эту кралю не собираются подсадить ко мне? - Недовольно изрекаю я вместо приветствия.

- Зря надеешься. - Весело отвечает парень.

И тут она поворачивается. Могу сказать, что мы невзлюбили друг друга с первого взгляда. Таким надменным взором окатила меня эта гламурная фифочка, но в моем льда было ничуть не меньше. Она демонстративно фыркнула и отвернулась.

Водила открывает кузов и мы грузимся. Новоприбывших в кабину, а сами в кунг (кузов) к вещам, стараясь расположиться на лавках с относительным комфортом. Еще на пару часов можно расслабиться, не поспать, конечно, но хотя бы просто посидеть. Разговор идет вяло, народ еще не проснулся толком. По пути одна техническая остановка, мальчики - налево, девочки - направо. Уже полностью рассвело и потеплело, так что можно уже скидывать утепление, тем более в нагретом кузове становится жарковато. И вот машина уже тормозит возле реки, но рассматривать красоты природы пока рано. Вещи перекочевывают из нутра средства передвижения на землю и оно, обдав нас облаком пыли, скрывается с глаз, трясясь по грунтовке обратно. А я подхожу к влажно мерцающей водной ленте, полной грудью вдыхая воздух свободы. Вот оно - счастье. Только идиллия уединения была разрушена новенькой, присевшей на камень рядом и вперившей взгляд вверх по течению красавицы-реки, где мечутся в переплетении камней пенные бурунчики волн.

На этот раз нам повезло, нас довезли до самой воды, и тащиться через лес с грузом как в прошлый раз не придется. Находим рядом ровную большую поляну, перетаскиваем на нее снаряжение и встаем на стапель (сборка плавсредств). Погода замечательная, впереди неделя активного отдыха, что еще можно желать? Наверное, только отсутствия этой размалеванной, как будто на прием светский собралась, девахи. Ладно, если быть объективным, то собой она была весьма недурна, привлекательные черты лица, аппетитная фигурка. Встреть я ее в другое время и при других обстоятельствах сделал бы все возможное, чтобы разложить в горизонт. Но она была представлена как девушка приятеля и не просто временное увлечение, как я понял. Нет, я не имею ничего против девушек в походах. Но то были боевые подруги, ощутимо помогающие в бытовых вопросах. Нет, не только готовки, может только овощи покрошить для супа, поскольку приготовление ухи - это истинно мужское занятие, да и остальное приведение пищи насущной в удобоваримый вид тоже частенько ложилось на наши широкие плечи. Я имею в виду: установление палаток, собирание-разбирание герм (герметичных мешков), прочие работы, не требующие физической силы. Все кто ходили с нами до этого ни в коем разе не были обузой, каждый вносил свой вклад в общее дело. А сейчас, когда все разбирали рюкзаки, вытаскивая шкуры (наружная часть байдарки) и прочие вещи, собирая каркас, эта краля блондинистая пошла цветочки собирать. Скрепляя детали каркаса шнурами и обматывая изолентой, я краем глаза наблюдал за навязанной обузой. Даже не представляю, как я с ней буду проходить пороги. Видимо придется делать все самому, поскольку надежды на эту малахольную никакой. Девушка тем временем с цветочным веночком подошла к своему молодому человеку, пытаясь то ли повесить свое произведение на ухо, то ли запихнуть за шиворот, лобызая при этом и называя всякими уменьшительно-ласкательными словечками. Тьфу ты, утиньки-пусиньки, противно. Ладно, может я просто несколько взвинчен и необъективен, но могла бы и помочь хоть хахалю своему. Я уж не говорю, что те, кто оказывается в одном экипаже, вместе ответственны за сбор байдарки. Да и остальные девушки уже занялись приготовлением завтрака, могла бы им помочь, да просто поинтересоваться, чем может быть полезной. А она ведет себя, как будто на курорт выехала, а вокруг обслуживающий персонал ответственный за ее личный комфорт.

Но вот флот собран, пустые рюкзаки свернуты, накрыты пенками (туристический коврик из изолона, незаменим благодаря лёгкости и хорошим теплоизоляционным свойствам материала) и затянуты стропами (плоская капроновая лента) в виде сидений, вещи упакованы в гермы и тоже закреплены стропами. Теперь перекусить и в путь.

По кружкам разливается клюковка настоянная на спирте, смешанная с водой набранной из реки.

- Ну, за начало маршрута!

Блестящие бока из нержавейки сталкиваются в поощрительном жесте, ровно 8 кружек. Принцесска пить отказалась, типа она такое не пьет. Да уж, шампанское-то для придирчивых дам мы и забыли взять. Не понимает, что в походе это не только спиртное, но и способ дезинфекции. Вода ведь из реки, хоть и кипяченая, миски-ложки моются в ней же. Я беру свою миску с кашей, порционный бутер с сыром и сажусь прямо на траву. Под задом сидушка из толстой пенки на резинке, так что место для того, чтобы умоститься выбирать не требуется. Я уже переодет в сплавное, только сапоги стоят рядом, иначе упрею в них пока завтракаю, и мембранная куртка лежит сверху. Это сейчас жарко, а скроется солнце, поднимется ветер и стразу станет прохладно. Погода на воде может быть весьма изменчива. Остальные ребята тоже готовы, только Алина в каком-то несуразном спортивном костюме розового цвета с заячьими ушками (не, честно) на капюшоне. На ногах резиновые сапоги того же цвета.

Перекусили мы быстро, вымыв посуду и котелок, и залив костер начали стаскивать плавстредства к воде. И тут это чудо природы подходит ко мне с объемистой гермой.

- Это что? - Спрашиваю я ее.

- Мои вещи.

- М-да, хорошо, что не в целофановых пакетах. А почему ты не подошла с ними, когда я паковался? И ты вообще переодеваться собираешься?

Я даже и не представляю, как теперь эту байду закреплять. Придется все заново разгружать и перекладывать. Еще работы минут на 15, вот подфартила-то радость. Махнул ребятам, чтобы не ждали. За порогами русло расширяется, глубина достаточная, разветвлений сегодня не предвидится. Карта у меня есть, маршрут на ней обозначен. Догоню к обеду, нечего всем ждать и париться, пока я тут буду заново паковаться. Навязанная в матросы пассажирка развернулась послать воздушный поцелуй Кольке (вот радость-то мужику досталась в предполагаемые спутницы жизни!), сталкивающему каяк в воду и тут я впервые за последний час увидел ее сзади. Нет, не формы прекрасных ягодиц меня поразили. У нее на заднице резинкой была закреплена сидушка в форме... розового сердечка. Я чуть не уржался, нагнувшись и держась за живот от нелепости ситуации и несоответствия этой гламурной феи и окружающей обстановки. Отсмеявшись уже почти нормальным тоном поторопил ее:

- Так, Алина, хватит тут руки себе выцеловывать, быстро переодевайся и буду твои шмотки закреплять.

- Но я уже одета.

Я даже повернулся к ней в шоке.

- Линочка, ты собираешься плыть в ЭТОМ? Да ты от первой же волны будешь насквозь мокрая. У тебя есть непромокаемые штаны? Колян не мог так лохануться, беря тебя совсем без подобающего туризму обмундирования. И спас одевай быстро иначе вообще в байдарку ни ногой.

- Есть. Но я их не одену. Мне не нравится, как я в них выгляжу. В этой бесформенной тряпке я толще как минимум на три килограмма. А этот костюм мне нравится, и поеду я в нем.

Р-р-р! Еще фактически поход не начался, а я уже возненавидел весь свет, а дуру эту ушастую в особенности. Бесит. Но спасжилет все-таки нацепила, розовый (!). Блондинка блин!

- Садись тогда быстро!

Рявкнул я на нее, не желая спорить, сталкивая байду в воду и придерживая за борт. Речка бодренькая, течение весьма сильное. На спокойной воде это, безусловно, плюс, а вот на препятствиях придется несладко. Мне.

Она опасливо сделала шаг в байдарку, чуть не перевернув ее при этом. Вот вроде сама стройная, а ведет себя с грацией бегемота. Попытался ей объяснить, что в байдарку садятся, кладя весло между берегом и ее корпусом, держась за него и наступая только на алюминиевый каркас на дне, прикрытый кусками пенки. Но, наконец, она все-таки устроилась, чуть не огрев меня веслом по кумполу при этом, и мы отправились догонять скрывшихся из виду товарищей.

Грести городская неженка тоже не умела. Да что там грести, она даже право и лево путала! Но не буду же я все за нее делать? Вот и третировал по дороге, заставляя ловить нужный ритм, размахивая палкой с двумя лопастями. В итоге так достал, что она развернулась что-то мне сказать, видимо ругательное, но не учла, что весло развернулась вместе с ней и только натренированная реакция спасла меня от столкновения лопасти с фейсом. Когда мы с горем пополам пришкандебали к месту обеда, над полянкой уже крутился дымок костра, а недовольный народ встретил нелестными замечаниями, поскольку картошка ехала в продуктовой герме у меня, а без нее суп не сварить.

Я зачалился, Колян подхватил свою подмокшую зазнобу под ручку и был таков. Вытащив в одиночку байдарку на берег и достав продукты, отправился помогать с приготовлением обеда. Как опоздавшего, меня нагрузили нарезкой лука и чеснока. Расположив пластиковую доску на коленях и достав свой ножик начал методично кромсать едкие продукты, сдерживая дыхание и стараясь, чтобы получалось как можно мельче. Потребляются они в основном не для вкуса, а тоже в качестве дополнительной дезинфекции, но есть кусками мало кому понравится. Подошедшая Алина сразу скривила носик, заявив, что она такое кушать не будет, поскольку от лука с чесноком потом изо рта пахнет, видите ли. Пришлось раскладывать порезанное уже по тарелкам, что сложнее, поскольку нужно отмеривать порции. Дерябнули разведенной спиртяги и приступили к поеданию варева с хлебом и тонкими ломтиками сырокопченой колбасы.

Когда вышли на воду после обеда, поднялся небольшой ветерок, и стало прохладнее. А через часик и первые препятствия обнаружились. За недлинной шиверкой (перекат с небольшой глубиной и камнями на дне) был первый порог (скалистый участок с большим изменением уровня воды). Препятствие легкое для прохождения, даже смотреть смысла не было.

- Весло вдоль борта.

Скомандовал я девушке. Помощи от нее все равно никакой, а так хоть мешать не будет. Все-таки прошли мы препятствие не очень чисто, вышли немного боком, и девушку захлестнуло волной.

- Намокла?

Участливо спросил я, видя, что матрос мой навязанный ерзает на сиденье.

- Да. И замерзла.

Не стал читать нотации, просто начав приглядывать удобный для зачаливания берег. К сожалению, место где можно было спокойно вылезти обнаружилось не сразу и она успела порядком подмерзнуть в своей велюровой модняцкой тряпочке. На этот раз девушка уже не спорила насчет переодевания, под моим руководством выбрала синтетические трусы-стринги вместо хебешных, легкую термушку и мембранные штаны, поларку (кофту из ткани 'Polartec') сверху. И ведь есть нормальная одежда, куплена. Пошла переодеваться за ближайшие кусты (Типа меня стесняется. И чего я там еще не видел, спрашивается?). Вот теперь я ее обмундированием остался вполне доволен, если не поворачивать тылом, конечно, поскольку сидушка и спас остались теми же. Посоветовал нацепить штаны поверх сапог, чтобы не заливало сверху. Но времени мы на этом потеряли прилично и опять я получил втык за то, что тушнина была у меня и все сидели и ждали нас, поскольку не могли приготовить ужин. Потом мы долго скандалили по поводу распределения провизии по байдаркам. Я был совершенно не согласен с тем, чтобы передавать все продукты другим. Мне кажется правильнее распределить их по приемам пищи, чтобы в случае если кто-то отстает, были полностью укомплектованные пайки у других. Кто-то... Уже, по моему, ясно кто в эту неделю будет в аутсайдерах. Самое неприятное, что это было очевидно всем. Я пытался спорить, что-то доказывать, но с большинством спорить бесполезно. В итоге моя продуктовая герма была распределена между остальными, я только чуть ли не со скандалом оставил одну банку тушнины и пластиковую бутылку с гречкой.

Переодеваться было некогда и ужинал я в сплавном, когда все уже переоделись, а их одежда для сплава сушилась на растянутых веревках. Палатку я тоже ставил самым последним уже в темноте. Ненавижу быть в отстающих! Но все дела когда-то заканчиваются и я тоже развалился со всеми рядом на пенке, не вникая в суть разговора. Раздражение трансформировалось в стихотворные строчки, и я достал ручку и бумажку, задумчиво продумывая рифму. Самые любопытные пытались взглянуть, но я не позволял. И только когда были прописаны последние слова, бумага пошла по рукам и громогласный хохот огласил поляну. Михеич, недолго думая, начал декламировать сочинение вслух (стихи автора):

Раз в поход собиралась блондинка,

Паковала неспешно рюкзак.

Вспомнив, что поход - не вечеринка,

Положила в него стринги и дензнак.

Положила с собой косметичку

Чтобы носик попудрить в обед.

И не желая прослыть истеричкой,

Заныкала полпачечки галет.

Пусть варево с котла едят туристы,

Настоянное на речной воде,

А для нее должна быть пища чистой

Иначе непременно быть беде.

Задумалась, извилину терзая,

Что такого еще запихнуть

Что б надела она замерзая

Иль хотелось когда отдохнуть.

И попали в рюкзак ее сразу

Туфли-лодочки на каблуке,

Сарафанчик, украшенный стразами,

И перчатки как раз по руке.

Полушубок из нежного меха,

Ну и сверху до кучи кольдкрем.

Положила еще ради смеха

Спасжилет непонятно зачем.

Все, закончены тяжкие сборы,

Теперь можно свободно вздохнуть.

И на модные нынче узоры

В глянцевом журнальчике взглянуть.

Пусть таскают тяжести мужчины,

А она за них всех отдохнет.

Ведь это явный признак дурачины:

Тащиться в глушь к капитану под гнёт.

Но вот уж путь до речки позади

И стелется лазуревая лента.

Одни валы, пороги впереди

И всякие ужасные моменты.

Пока все байдарки собирают

Можно рядом цветочки порвать.

Как на даунов сверху взирая,

Себе завтрак неспешно урвать.

Облачившись в костюмчик из термы

Остальных подождать у реки

Пусть пакуют походные гермы

Шизанутые те дураки.

Наконец-то все стали грузиться

Помогать ей опять было влом

Негоже этой дурью заразиться

Хоть и стала она девушкой с веслом.

Закачалась сборная байдарка

Из-за поступи уверенной по дну

От радости нежданного подарка

Чуть сразу не пошла она ко дну.

Какие там несчастные пороги

Кильнуться можно даже с бережка.

Не замочить себе бы только ноги,

А то посадка больно уж низка.

Ну, поплыли, веслом помогая,

Право, лево - сам черт разберет.

Науку сплава постепенно постигая

В то время капитан когда гребет.

Впереди еще много лишений...

И зачем согласилась пойти?

Лучше уж без всяких приключений

В ванной на кораблике грести.

Народ ржал до слез, а Алина почему-то обиделась.

В первый день решили у костра не рассиживаться, всем хотелось нормально отдохнуть и выспаться. Народ разбрелся по палаткам, и лагерь погрузился в блаженную тишь. Вот только догорающий костер так и бросили олухи. Пришлось сходить к реке, черпануть каном воды и залить зашипевшие дымные угли. Вот теперь я спокоен и тоже могу отправиться на боковую. А то был у нас случай, когда утром пришлось в экстренном порядке вскакивать и спасать пожитки от наступающей стены огня. Нет, не костер не затушенный был тому виной, просто стояли недалеко от населенки и местные по весне решили травку прошлогоднюю попалить. Ну и пошла она бодренько гореть по всем направлениям и в сторону нашего лагеря в том числе. Насилу успели остановить, пока до палаток пламя не добралось. А если бы кто-то из ребят не вышел с утра по надобности и не увидел угрозы? Херово было бы. Поэтому я к вопросу тушения огня отношусь серьезно. Это когда он дислоцирован в одном месте сбить пламя легко: водой залить или землей закидать на крайняк. А вот когда ревущее пламя поднимается по всем направлениям и двигается быстрее тебя - это поистине страшно, поскольку что делать с ним ты просто не знаешь. Вроде и река рядом, но приносить воду просто не успеваешь, вот и сбивали огонь веслами. Мы победили в тот раз вышедшую из под контроля стихию. Но вот какой ценой! И это я не считаю потраченных нервных клеток, которые, как известно, восстанавливаются крайне медленно. А мне нервы, чую, ох как понадобятся в ближайшие дни, так что я влез в гостеприимное нутро собственной палатки, раскатал спальник и отправился в царство снов.

Мне редко сняться сны. Вернее, наверное, сняться то регулярно, но не запоминаются. А уж кошмары снятся еще реже. Но видимо сегодня был именно такой день. Какое-то тягостное предчувствие чего-то плохого, когда еще не знаешь, что дальше будет, но общая атмосфера уже нагнетена до предела, натягивая нервы как струны. Мне снился пустынный берег реки, подернутый сумерками, изломанные ветви деревьев тянулись к серому небу. Я шел меж темных стволов, углубляясь все дальше в лес, при этом лопатками ощущая недобрый взгляд в спину, леденящий, нечеловеческий. И каким-то шестым чувством знал, что оглядываться нельзя, иначе увиденное станет жестокой реальностью, выпустив потустороннее зло в привычный безопасный мир. Я пошел быстрее, стараясь оторваться от чего-то неизвестного, идущего по следам, но ощущение чужого присутствия стало еще ближе, еще реальнее. Я слышал треск сухих веток под чужими конечностями, в мозгу рисовался образ оскаленной пасти смыкающейся на шее. Меня явно настигали, страх липкими щупальцами охватывал сознание и тогда я побежал, отчаянно силясь избежать неясной призрачной угрозы извне, нависшей над моей жизнью. Я бежал как никогда в жизни, перепрыгивая рытвины и упавшие стволы, петляя между деревьями. Легкие рвало от нехватки воздуха, резкими толчками выталкиваемого из грудной клетки, в боку нещадно кололо, но я все бежал и бежал вперед, силясь сбежать от настигающей призрачной угрозы. И вдруг почувствовал как что-то опускается на плечо разворачивая и заорал от ужаса, от осознания собственного поражения. И тогда я сделал огромную ошибку, я развернулся чтобы посмотреть в глаза самой смерти и увидел огненные всполохи красных глаз, ощерившиеся в жутком оскале клыки и холодея от сковывающего страха услышал как нечеловеческая пасть исторгает шипящие слова: 'Ты видиш-ш-шь! Ты наш-ш-ш!'. Я проснулся в холодном поту, задергавшись в путах и не сразу осознал, что сковывающие руки ограничения являются ничем иным, как собственным застегнутым на молнию спальником. Я рванул бегунок вниз, выпутываясь из кокона ткани, чутко прислушался, но лагерь окружала непроницаемая тишина. Сердце бешено стучало от пережитого, воздух с хрипами вырывался из легких как после быстрого бега. 'Это сон, всего лишь сон' - пытался убедить я самого себя, но видение было слишком реалистичным и не отпускало из своих липких объятий. Я быстро оделся, сунул ноги в холодные ботинки и покинул палатку. Все еще спали, а лес жил своей обычной жизнью, ранние пичуги уже чирикали о своих птичьих делах, шелестела река, высоко в кронах завывал ветер, раскачивая верхушки. Хотелось тоже залезать обратно в теплый спальник, вместо того, чтобы находиться в промозглой сырости утра, но сегодня была моя очередь готовить завтрак. Вернее не моя, а экипажа, но помощи я уже никакой не ждал, да и смысла лезть в чужую палатку не видел. Посмотрел на часы, решив, что для принятия пищи уже не так и рано, поэтому взял два кана и пошел набирать воду к реке, заодно и умылся, поплескав себе на лицо из сложенных ладоней. Процедура немного привела в себя, отгоняя неприятное сновидение прочь. Еще какое-то время ушло на розжиг костра, чье живительное тепло уже окончательно развеяло тягостное оцепенение навеянное ночью. Засыпал сухое молоко и рисовую крупу в воду, периодически помешивая булькающее варево. Вскипятил воду для чая, заодно и налив в кружку для чистки зубов и прочих гигиенических процедур. Когда порезал порционными кусками хлеб, масло и сыр, народ уже начал потихоньку просыпаться, а мой крик: 'Вставайте, обормоты, завтрак готов!' послужил сигналом к подъему. Прекрасное виденье почтило нас своим присутствием, когда все уже практически поели, а каша в миске остыла и покрылась мелкими хлопьями пепла (кто-то неосторожно кинул в костер сырую ветку, а неразобранная посуда так и осталась у костра). Наморщив носик на уже накрашенном личике, неземное создание капризно протянуло:

- А где моя теплая вода?

Я картинно поклонился и ответил:

- Вся речка в полном распоряжении, ваша светлость. Кипятильник только поставить не забудь.

Она злобно зыркнула в мою сторону, но ничего не ответила. А вот не надо дрыхнуть дольше всех, кто первый встал - того и тапки, а в нашем случае горячая вода, поскольку в чайный кан уже какая-то добрая душа набросала заварки, приведя его в полную непотребность. Ну, кто будет с утречка потреблять чифир темно коричневой окраски? Один из ребят сходил к вещам и принес запасной кан, протянув лежебоке. Пришлось ей отправить свое царственное величество на бережок за водичкой. Вот такой я злобный и мстительный, не захотел выполнить столь ответственную миссию за нее. Походу зря, поскольку еще не проснувшаяся краса бесподобная чуть не искупалась с утречка в прохладных водах, поскользнувшись на мокром камне. И вот как можно быть такой неприспособленной к жизни? Мне ее что нужно за шиворот держать, пока она умывается? Или это положено делать дистиллированной водой? А то вдруг какая зараза от грязной воды вскочит на идеальном личике. Вселенская трагедия! Кстати и как она собирается при всем своем параде умываться? Но ответ на данный вопрос я так и не получил (не очень то и хотелось, впрочем), забрав котелок с водой и водрузив его на огонь. Мы все-таки не звери и лишить члена группы положенного горячего чая было бы перебором.

И я даже не стал делать замечание, когда она полезла кружкой в нагревающуюся воду, вообще для этого положено снять емкость с огня и налить через край. Но я и так слишком часто лезу к ней с замечаниями, пусть ейный хахаль свою зазнобу воспитывает, я отказываюсь.

Наконец завтрак был закончен, вещи сложены и мы отправились дальше вниз по течению. Я сразу же предупредил, что опаздывать к обеду сегодня нельзя, поскольку готовка его лежит именно на нас, и в итоге мы встретим группу голодных гоблинов побьющих нас веслами. Но видимо не был столь убедителен, поскольку пассажирка важностью момента не прониклась. То ей в кустики нужно было, то стало холодно и пришлось распаковывать вещи и вытаскивать поларку, то попа затекла. В итоге когда мы, наконец, добрались до своих на нас смотрели та-а-акими глазами, просто непередаваемо. Благо костер уже горел и набросать спешно порубленных овощей в кипящую воду и забодяжить все это варево тушниной не составило труда. Я сначала из вредности посадил ее резать лук с чесноком, но она тут же умудрилась порезать палец, а есть суп с мясцом не входило в наши планы, поэтому пришлось и тут делать все самому. На ужин мы тоже опоздали, поскольку во второй половине дня начались водные препятствия, но там где остальные проскакивали со свистом, мы традиционно уже находили кучу проблем. То она право с левом перепутает в самый отвественный момент, то вместо того чтобы грести назад гребанет вперед. В общем, все возможные проблемы мы собрали и умудрились даже располосовать шкуру (днище байдарки), налетев на завал подтопленных деревьев. Еле выбрались из этой ловушки, а ведь она была в стороне от русла, и попасть туда еще надо было умудриться. Вот чесслово, лучше бы вообще один греб, так нет же, во все ей надо было влезть и поучаствовать в процессе! Зато на ужин была моя любимая гречка с тушенкой, что немного понизило общий градус раздражения. Уф, какое счастье, что этот день, когда несешь ответственность за пропитание других, уже закончился.

И вот все необходимые дела сделаны, палатки установлены и можно просто расслабиться перед костром, греясь в исходящем от него тепле, гипнотизирующем переливами языков пламени. Некоторые умники решили подсушить амуницию. Не все у нас шли в сухой герме, некоторые на неопреновые (пористая резина, которая якобы сохраняет температуру тела) носки надевали обыкновенные кеды и уже не заморачивались глубиной водоема, если приходилось выпрыгивать из судна, сталкивая его с камней. А я не люблю неопрен именно из-за того, что попадающую в него воду он не задерживает, и в итоге ты просто начинаешь мерзнуть обернутый этим холодным и мокрым слоем. Одно дело, когда ты постоянно как рыбка вынужден сигать за борт и совсем другое - такие вот реки, то порожистые то спокойные. Стягиваешь потом с себя эту мерзость, а кожа вся белая и распаренная, б-р-р. У меня и носки и перчатки есть, но как-то не прижилось. Так вот к чему я это. Считается, что кто не сжег в костре хоть пару обуви в походе и не был. И вот скажите честно, зачем сушить вещи, которые все равно в первые же минуты сплава будут мокрыми, поскольку держать на себе неопрен в сухом виде еще хуже? Вот и я не понимаю, но именно носки из этого супер-материала у нас с завидной периодичностью и сгорали. На этот раз были Колькины, его краса-девица угодила, решив поухаживать за своим кавалером. Когда он заметил, было уже поздно. Щеголять теперь ему с дырками вместо пяток. Не ругался, правда, особо, видимо крепкая нервная система.

Естественно, подняли тост за первую пару обуви и понеслось. Запасы спиртного у нас были вполне приличными, так что при розливе не мелочились. Когда уровень потребленного алкоголя превысил определенную планку, Вовка достал зачехленную гитару, задумчиво перебирая струны. Я сам играю немного, но предпочитаю свои умения в массы не выносить, опасаясь насмешек. Да и просто это для меня слишком личное действо. А вот послушать я люблю, поэтому блаженно развалился на пенке, подогреваемый сбоку живым теплом костра и блаженно щурясь на подсвеченный звездной россыпью небосвод.

Голос у Вована был что надо, музыкальный слух присутствовал, так что слушать его было одно удовольствие. Он пел разные песни и современные и малоизвестные, среди прочих были и песни Цоя. Я сам его воспроизвожу по аккомпанемент гитары, для себя, когда настроение хреновое. Сбацал несколько забавных песенок из репертуара Тимура Шаова, например 'Мы поедем на природу'. Потом гитара пошла по рукам, и начались уже наши, тематические.

Разошлись мы достаточно поздно, не хотелось разбредаться по палаткам. Я рассчитывал, что после такого замечательного вечера кошмары меня посещать не будут и умостил голову на скрученном в подушку тюке из вещей.

Сон пришел неожиданно и был совсем на другую тематику. Мне снилось, что я проходил сложный порог. Почему-то один, точно помню, что место матроса было свободным. Я летел по струе с огромной скоростью, вроде должен был пройти аккурат между двумя обломками скалы, вписавшись в маршрут и обойдя коварную бочку. Но, напоровшись на скрытый в толще воды обливняк, потерял управление. Легкое суденышко завертело в стремнине, кинув бортом на камень, и вошел я в порог боком, а это верный киль. Я еще пытался что-то сделать, выровняться, перераспределить вес корпусом тела, но все оказалось бесполезно. Байдарка пошла оверкилем, а меня выкинуло в холодную воду, закружило, завертело и потянуло вниз под воду. И в этот момент я понял, что спаса на мне нет и совладать с взбесившейся стихией не могу. Заполошные движения руками и ногами не помогали вырваться из затягивающей воронки. Легкие начали гореть от нехватки кислорода, дикое желание сделать хоть глоток воздуха, но я понимаю, что стоит мне вдохнуть, и я наглотаюсь воды, а это верная смерть. Меня протаскивает через какой-то барьер в воде, и я обреченно закрываю глаза, понимая, что все, доплавался. От нехватки кислорода начинаю терять сознание, и неконтролируемо делаю судорожный глоток открытым ртом, однако вместо ожидаемой воды глотаю такой необходимый воздух. В удивлении открываю глаза и вижу речное дно покрытое валунами и крупной цветной галькой, мерно колышутся водоросли, где-то над головой прозрачной дымкой течет вода, а я нахожусь как-бы в огромном воздушном пузыре, поскольку свободно могу дышать. Намокшая одежда неприятно липнет к телу, но вокруг достаточно тепло. И вдруг я вижу какое-то шевеление, с боков на меня надвигаются пока неясные тени. Я сгруппировался перед необъяснимой опасностью, но тени оказались тремя прекрасными обнаженными девушками, неуловимо похожими и почему-то с зелеными длинными волосами. Но непривычный цвет волос только придавал им необъяснимого шарма. Я хотел что-то спросить, но тонкая женская ладошка легла мне на губы, призывая к молчанию. А потом без всякого перехода место прохладных пальцев заняли мягкие губы, руки обвили шею, а стройный стан прижался к груди. Вот кто будет стоять истуканом, когда его целует красивая девушка, а две другие прижимаются с боков, оглаживая плечи, приобнимая за талию? Кто бы из мужчин не мечтал оказаться в подобном цветнике, сорвав прелесть всех цветочков разом? Тем более, я точно знал, что это не более чем сон, где возможно все и нет смысла упирать на несуществующее ханжество и выяснять ненужные подробности антуража и мотивы прелестниц. Я жив, молод и полон сил и не вижу смысла лишать себя возможности познать что-то новенькое. И я ответил им всем, не вдаваясь в лишние умозаключения. Девичьи руки с предвкушением снимали с меня промокшую одежду, а мне становилось только жарче от осознания того, что сейчас произойдет. Мои же собственные руки со все возрастающим нетерпением скользили по бархатистой прохладной коже нежданных дев, срывая с коралловых губ вздохи и тихие стоны. Я не испытывал никакого смущения от того, что мое уже полностью обнаженное тело жадно и с интересом разглядывали, от прикосновений тонких пальцев к гордо восставшему сосредоточению собственной чувственности. Поцелуи, ласки, эротичные касания слились в один всепоглощающий танец страсти, где основное внимание отводилось именно мне. Но и я не остался в стороне, задействуя все имеющиеся возможности по доставлению удовольствия и планомерно добиваясь наивысшей степени наслаждения, доводя девушек до оргастической разрядки. И только когда интенсивность объявшего нас эротического безумия начала спадать я задал давно интересующий меня вопрос:

- Кто вы?

- Мы ундины, духи воды, путник. Ты был с нами нежен, подарив тепло своего тела, за это и мы поможем тебе, спася жизнь. Река станет непреодолимой преградой для тех, кто вознамерился получить твою душу. Иди же.

И я проснулся, обескураженный, недоумевающий. Вот приснится же такое! Бред полный. Но вспомнив горячие сцены из сна, невольно пожалел, что это были только фантазии витающего в мире сновидений мозга. Вот кто бы отказался от такого? Жаль только, что взбудораженный странным сном организм не с кем успокоить. Ну да что поделать, не самому же догоняться?

Я встал, переоделся, раскрыл спальник, чтобы немного просушить и вылез в утреннюю прохладу. Светило солнышко, воздух чист и прозрачен, ребята уже разжигают костер, чтобы сварганить завтрак. Благодать! С удовольствием потянулся, приведя в порядок немного затекшие мышцы. Сделал несколько упражнений, чтобы разогнать кровь и подошел к своим. Меня тут же нагрузили просьбой набрать воды к завтраку. Мы на ночевку остановились на крутом берегу, и нормальный спуск к воде был только с одной стороны. Я начал спускаться в нужном направлении, держась за молодые деревца, чтобы ноги не скользили на разъезжающемся грунте. Уже почти спустившись, поднял глаза от земли и тихо выругался. Как раз именно в этом месте, куда я направлялся, решила обосноваться парочка, для которой секс в палатке оказался недостаточно экстремален. И я даже практически не удивился, узнав в полураздетой фигурке Алину. Они делали все очень красиво и жарко, но основное действующее лицо не вызывало у меня ничего кроме раздражения, еще более усиливающегося от того, что парочка для своих игр выбрала именно эту тропинку. Как будто других мест нет! Но мешать не стал, попытавшись спуститься с другой стороны пригорка. В итоге сначала чуть не сверзься с берега в воду, потом чуть не разлил набранное по дороге, что совсем не улучшило моего настроения.

На обед мы опять опоздали, поскольку нежная дива попросила остановиться по естественной надобности, но так получилось, что берег тот еще не зарос после произошедшего тут пожара и местность вся просматривалась. Вот и кто будет за ней подглядывать, спрашивается, если я сразу сказал, что отвернусь, а остальные члены группы были далеко впереди? Какого хрена нужно было топать по однообразной равнине, где все равно спрятаться негде, подальше от меня? В итоге нашла единственную на весь берег лужу и умудрилась в ней увязнуть, чуть не потеряв сапог.

А после обеда уже начались настоящие препятствия. Не знаю, о чем думал Колька, беря совершенно неприспособленную девушку на реку третьей категории с элементами четверки. Но расхлебывать это пришлось мне.

Мы, как полагается, остановились перед препятствием, прошлись по берегу, чтобы осмотреть его и выбрать наиболее удобный путь, надел на нее свою каску и застегнул. Я вроде ей все объяснил. Да от нее фактически ничего и не требовалось, только держать крепко весло, говорить о том, что видит и помочь, если потребуется. Но за ее спиной я совершенно не видел дороги впереди, а она не могла толком сказать, что нас несет прямиком на камень. В итоге нас на нем и закрутило, да так что я не смог справится с управлением, и вышвырнуло нас уже боком. Но шанс выправиться все равно был даже при таком быстром бурлящем течении и захлестывающих волнах, но добрая душа решила помочь, только вместо того, чтобы выровнять нос по струе, развернула еще сильнее и сделала крен больше. В результате переполненная водой байдарка не смогла выровняться и перевернулась со всем скарбом и нами. Контраст воздуха и обжигающе ледяной воды был оглушительным. К тому же я был в сухой гидре, высокие сапоги тут же наполнились водой и тянули на дно, куда выплывать в водовороте тоже было не совсем понятно. Да еще и девушку нужно было спасать. Но вынырнув, я понял, что хотя бы последнего от меня не требуется. На помощь барахтавшейся недоутопленнице уже спешил ее ухажер. Весло она, конечно же, бросила, но к счастью оно зацепилось за камень, и я его вытащил. Потом пришлось еще нырять за ее сапогами. В общем, пока ее там нежно переодевали и отпаивали алкогольным напитком, я вволю накупался в сносящем ледяном потоке, вытаскивая байдарку на берег. Хорошо еще привязал я все на совесть, и вылавливать из воды вещи не пришлось. А когда вылез, наконец, стучащий зубами от холода, на меня же еще и собак спустили, что не справился с управлением.

Одним глотком влив в себя килевые, дрожащими не слушающимися пальцами начал стягивать с себя мокрую одежду. Полностью. Не до сантиментов в такой ситуации, главное с простудой не свалиться, а для этого необходимо как можно быстрее переодеться в сухое. И я начал негнущимися от холода пальцами растягивать стропы. Но тут уж ребята подсобили, вытащив нужную герму со шмотками. И неприятным сюрпризом стало то, что герма с одеждой Алины оказалась пропускающей воду, несильно, но все рано все нужно было сушить. Пришлось эту мокрую курицу в Колькину одежду одевать, висевшую на ней мешком. И, самое интересное, косметика ее оказалась весьма достойного качества, даже не потекла, вот что значит с умом потраченные папенькины денежки. И вот кто, спрашивается, на воду марафетится? С горем пополам, я натянул на продрогшее тело сухую одежду и завалился прямо на траву, после пережитого стресса ноги ощутимо подрагивали. Попутно ребята нашли дырку в герме, заклеили. Но пришлось делать незапланированную дневку, чтобы все высушить. Вернее дневка с баней у нас была в маршруте, но ближе к его окончанию, когда уже ясно, что по километражу мы укладываемся.

Но раз уж так получилось, то можно и немного расслабиться. Все разбрелись обустраивать лагерь, ставить дома. Место кострования выбрали на живописном пригорке с шикарным видом на порог. Поскольку находиться тут предполагалось относительно долго, решили обустроиться с максимальным комфортом. Нарубили мелких деревьев, стянув их веревкой, чтобы получился стол, из широких бревен соорудили лавки. Заготовили побольше дров для вечера. Когда основные общественные работы были выполнены, пошел осмотреть место дислокации и заодно покидать спиннинг в спокойную гавань за порогом. В таких местах обычно любят стоять щучки, кормящиеся оглушенной после шумного водопада рыбой. В основном я ловлю на блюфоксовскую блесну, непривередливые окуньки ее хавают только так. Закинул несколько раз пока не пришел первый клев, причем сразу крупняк. Видя в воде отсвет длинного зелено-полосатого тела, только и думал: 'Как бы не упустить'. Все-таки первая добыча за поход. Любителей рыбалки среди нас особо не было, а полакомиться свежачком все были не прочь. Поэтому осторожно водил рыбину, изматывая и аккуратно подводя к берегу, и только когда она относительно успокоилась, сделал резкий рывок, выкидывая на траву. И сразу же оглушил бьющуюся щуку обухом ножа. Но видимо недостаточно сильно, поскольку, когда вытаскивал глубоко засевший в горле тройник, она меня все-таки цапнула за палец. Не шибко глубоко, но крови все равно прилично, зубки у хищницы что надо. Сначала похвастался перед нашими. Позер, конечно, но я был горд за себя, да и хотелось реабилитироваться в глазах товарищей. Все порадовались, сделали кучу фотографий. Общими дебатами было решено пустить добычу на жарку, а из головы и хвоста сварить ушицу. Вероятность поймать что-то стоящее в тех же водах уже ничтожна, хищники яро охраняют свою территорию, и вторую такую же красавицу в том же месте уже не выловить. Но на всю компанию одной рыбины будет маловато, так что, походя по берегу еще, надергал еще штук пять окуньков. Небольших, с ладошку, но на суп самое оно. Там же, подальше от лагеря, почистил и выпотрошил всю добычу, зарыв отходы рыбалки в землю. Мы были в глухом лесу, и дикие звери тут водятся в приличном количестве, привлекать излишнее внимание к лагерю не стоило.

Поскольку добытчиком на сегодня был я, то и сомнительная честь кормления всей этой оравы обормотов ну ясно кому выпала. Типа я сегодня костровой? Но я не возмущался. Каждый должен вносить свой посильный вклад в общее дело, а избалованным и чурающимся рутинной работы я никогда не был. Так что отгреб часть углей от костра в сторону, и поставил на них крышку от круглого кана со шкворчащими обваленными в муке кусками рыбы. А затем занялся приготовлением варева, покидав в воду остатки не предназначенные для жарки, небольшую луковицу, лаврушку и перец горошком. Делать полноценный суп не стал, народ и в виде бульона схавает за милую душу. Видя, что кто-то занялся готовкой, на меня радостно свалили полное приготовление ужина, поскольку рыбка это так, больше побаловаться, чем действительно насытить желудок после активного дня. Закинул в другой кан гречку, поскольку в сочетании с тушниной это моя любимая еда. Пока гарнир кипел на огне, вскрыл Сновскую тушнину с черной головой коровы на жестяной банке. Из всего предложенного на рынке эта самая нормальная. Порубил ножом содержимое банки и, когда подошла крупа, смешал все вместе. Периодически подходили члены группы, голодными глазами смотрящие на процесс приготовления. Лена даже вызвалась помочь, порезав лук-чеснок и переворачивая периодически рыбу. И только после ужина я смог наконец-то заняться своими делами, до этого только мокрое обмундирование повесил стекать и место застолбил веслом. Распаковал гермушку с домом, пораскидав ногами ветки, расстелил кусок полиэтилена, а на нем уже расправил тент и вдел дуги, под тентом закрепил внутреннюю часть палатки. Последним этапом растянул растяжки на вход и боковые. Теперь только закинуть внутрь спальник, оставшееся шмотье и одну из пенок и можно расслабиться. К тому времени как я освободился, уже значительно стемнело. Народ собрался вокруг костра за кружкой чая и разговорами. Мы все были разновозрастные, с разными интересами по жизни, стремлениями. Объединяла только любовь к экстриму и природе. Таких же, как я, студентов было четверо, только я был на 2 курсе, а трое ребят и Лена на третьем и четвертом соответственно. Остальные уже работали, причем Колька уже к своим годам имел собственную вполне успешную фирму по продаже автозапчастей. Его пассия и, по совместительству, моя головная боль, как я понял, нигде не работала. Достаточно обеспеченная семья (ее отец владелец крупной сети автосервисов) давала возможность с оптимизмом смотреть в завтрашний день, не прилагая для этого никаких усилий.

Общение проходило достаточно душевно, даже игриво обнимающаяся со своим ухажером блондинка в том же уже высохшем заячьем костюме не так раздражала, особенно если представить, что ее вообще тут нет. К слову, капризов от нее уже стало слышно гораздо меньше, видимо осознала единственной извилиной, на которой уши крепятся, что привычных рябчиков с трюфелями тут никто на тарелочке с голубой каемочкой приносить не будет. И ванна с гидромассажем внезапно не появится. Хочешь озаботиться гигиеническими процедурами - будь добра набери воды, согрей и обеспечь себе душ Шарко из кружки. Тут даже умыться нормально не всегда возможно, берег может быть настолько крутой, что просто ладонью воды из реки не зачерпнешь, а количество посуды на группу ограничено и обычно с утра задействовано в приготовлении пищи. Поэтому я и вожу с собой, наученный опытом, небольшой овальный кан, чтобы можно было воды черпануть, да и просто чай вскипятить, если кто-то особо умный в питейную посудину насыплет что-то типа зеленого чая с жасмином.

Посиделки у костра ожидаемо закончились задушевными песнями под гитару.

Досиделись мы до глубокой ночи, не хотелось расходиться по палаткам. Тем более, завтра можно никуда не торопиться.

Проснулся я довольно рано. Над рекой еще стелился туман, никто из палатей не вылезал, хотя из некоторых раздавались характерные звуки интимных игрищ. Прихватив полотенце из микрофибры и зубную щетку с пастой, отправился на водные процедуры. Поплескав на лицо ледяной воды из реки, окончательно проснулся и смог оценить непередаваемое очарование утра в девственной природе. Это точно нужно запечатлеть. Захватив фотоаппарат, я направился в сторону порога и далее, периодически делая кадры понравившихся мест. Не так далеко от места нашей дислокации в реку впадал живописный ручей, бодро журчащий среди камней и переливающийся на солнце брызгами небольших водопадиков. Чуть дальше была явно звериная тропа, какие-то копытные ходили на водопой. Среди травы выделялись яркими пятнами цветы, не встречающиеся в городе, так и просящиеся в фотообъектив. Для городского мальчика, коим я и являлся, заглянуть в жизнь природы не подпорченную деятельностью человека было настоящим откровением. Мне нравилась эта размеренная жизнь, свободная от суеты внешнего мира со своими дрязгами и суетой. На меня давили бетонные стены домов, квартиры-соты однообразных шаблонных коробок. Хотелось простора над головой, подсвеченного лучами солнца с перистыми облачками на бескрайней голубой глади, мерного шепота листвы в кронах, спокойного журчания воды, прерываемого редкими всплесками рыбы. Хотелось свободы, а она для каждого своя.

Когда я вернулся с фотоэтюдов, завтрак уже был готов, даже успел немного остыть. Но не я последний вернулся на принятие пищи. Для нежной избалованной блондиночки видимо такой ритм жизни был непосилен. Но и к лучшему, не хотелось мозолить себе глаза ее недовольной моськой и портить умиротворенное после прогулки настроение. Да и торопиться все равно некуда, пусть хоть целый день торчит в палатке. Перекусив, мы с парнями пошли валить лес для бани, оставив лагерь на девушек. Вроде и деревьев полно вокруг, но не все так просто. Нужны именно сухие и не гнилье. Так что таскать пришлось издалеча. Место под баню выбрали на пологом берегу у плёса за порогом. И заход в воду хороший и место относительно ровное. С камнями тоже проблем нет. Сначала собрали горку из валунов, потом двуручкой попилили притащенные стволы, сложив шалашом вокруг камней, и запалили костер. Пока все сделали, даже жарко стало, и я стянул футболку, подставляя спину под лучи теплого солнышка. Раздеваться совсем не стал, просто штаны закатал. Белья я в походе не ношу, на воде оно просто мокнет и холодит задницу, а искать в компрессионном мешке, чтобы только покрасоваться формой волосатых мужских ног, не было никакого желания. Поставил кипятиться большой кан, чтобы заварить чай с листьями смородины и успеть охладить его, после бани всем захочется пить. Промудохались мы с подготовкой считай полдня, ну несколько часов точно. Так что закончено все было уже после обеда, хорошо девчонки не подкачали и без всяческих понуканий приготовили для уставших голодных мужиков жрачку.

Когда костер прогорел, веслами раскидали от раскаленных камней головешки, поставили походную баню, закрепив колья и стропы. Миха нарезал березовых веток для веников, которые сразу сунули в горячую воду. Ну, какая банька и без веничка?

Как правило, паримся мы голышом и вперемешку с девушками, никого это уже не удивляет, люди все взрослые. К тому же, иногда и в городе в сауне пересекаемся, в парилке побазарить, обсудить предстоящий или прошедший поход, обменяться фотками. Никакого стеснения я уже давно не испытывал, возбуждения, впрочем, тоже. Никакого сексуального контекста в таком времяпрепровождении не было. Может быть, только чисто эстетически пройтись взглядом по стройным девичьим фигуркам, огладить веничком упругие ягодицы. Нас тоже оглядывали, и ниже пояса шаловливые взгляды кидались, вызывая некоторые смешанные чувства. Алина сначала присоединяться отказывалась, испуганно оглядываясь на ораву голых мужиков, непонятно зачем залезающих в обтянутое тканью нутро бани и с гиканьем и ором во всю силу луженых глоток бросающих пышущие паром телеса в холодную воду реки. Но потом девчонки ее уговорили, и она боязливо разоблачилась до нижнего белья, ежась от непривычности ситуации и прохладного воздуха. А фигурка ничего так, ладненькая. Я беззастенчиво оглядывал приятные мужскому взору округлости и неожиданно почувствовал, как просыпается собственный организм. Черт возьми! Никогда такого не было в бане, тем более, все ее стратегически важные места прикрыты кружевом, да и фантазию свою я не распускал. Еще не хватало опозориться, демонстрируя всем собственную эрекцию, шуток на эту тему от вредных товарищей потом не оберешься. И я рыбкой сиганул в холодную воду прям с бережка, чтобы вымыть из мозгов намертво засевший там образ. А объект несостоявшегося конфуза тем временем пытались впихнуть в обтянутое тканью помещение. Только вот как она собирается в подбитом поролоном бюстике на металлических косточках париться? Видимо Ксюха сначала пыталась ее вразумить, но потом махнула рукой и залезла в баню, попутно съездив рукой по ягодицам своего парня. Видимо за то, что слишком пялился на новоприбывшую. О, не один я такой оказался. А потом настал черед веника, и горячие в прямом смысле парни начали обрабатывать спинки не менее горячих нимф, повизгивающих от удовольствия при соприкосновении раскрасневшейся кожи с березовыми листьями. Даже скромница-Алинка вошла во вкус, поддавшись волне общего веселья, сняв верхнюю часть белья и прикрывшись руками, позволила Коляну себя раз несколько стегануть. А потом и его отходила, уже не прикрываясь, поскольку это было бы просто глупо. Я старался не смотреть в ее сторону, во избежание так сказать, но красивую форму груди все же заценил. И меня тоже девчонки, по прошлым походам знакомые, отстегали до приятного покраснения кожи, за что и были с визгами и криками искупаны в реке. А то, что руки при этом частенько оказывались в неположенных местах, так чтобы никто другой не видел, ну... это так, издержки. Напарившись и накупавшись вволю, пошли в лагерь отдыхать. Вот тут и пригодился холодный чай, разлетевшийся по кружкам в мгновенье ока.

Посиделки у костра в этот вечер были менее продолжительными, но более душевными, что ли. Опять песни, шутки, даже игры. Приводить тексты песен больше не вижу надобности, хотя я их знаю немало, и тематических в том числе. А вот игры могут быть интересным дополнением к вылазке на природу или просто, чтобы оживить заскучавшую компанию.

'Ассоциации'

Участники садятся, образуя круг. Кто-то из них должен сказать какое-либо слово на ухо своему соседу, тот должен незамедлительно сказать на ухо следующему первую ассоциацию с данным словом, второй - третьему и так по кругу пока слово не возвратится к тому, кто загадал слово.

О, тут нет предела фантазии. А поскольку люди у нас собрались на редкость пошлые, то и слова загадывались соответствующие. Даже обычное слово 'книга' на выходе преобразовалось в 'Камасутру'!

'Угадай слово'

Ведущий показывает загаданное слово с помощью жестов, остальные угадывают. Кто угадает, становится следующим ведущим.

Загаданное мной слово 'блондинка' угадывали долго, но смеху при этом было немеряно. Зато слово 'секс-бомба' почему-то угадали сразу же.

Мы насмеялись вволю, расходясь по спальникам весьма поздно.

А ночью мне опять приснился тот самый тревожный сон. Шепот: 'Ты скоро будеш-ш-шь наш-ш-ш' на грани слышимости, общее ощущение смертельной опасности, неясные тени среди деревьев и красные угли глаз. Пугающие, заставляющие сердце заполошно биться, заходясь от ужаса. Я вообще не из пугливого десятка, но тут и меня проняло до самых печенок. Это что ж за сны такие странные? Я проснулся в холодном поту, чутко прислушиваясь к звукам за двойным слоем ткани палатки. Но все было тихо, и неуловимое ощущение опасности отступило, как будто бы происходящие во сне события не имели ничего общего с текущей реальностью. Я встряхнул головой, прогоняя остатки сна. Ну, конечно же, это только дурацкие образы, достойные нелюбимых мною ужастиков, но никак не обычной жизни. И я перевернулся на другой бок, провалившись в сон уже без непонятных сновидений.

Утром начался обычный ходовой день. Все-таки удачно нам с погодой на дневке подфартило, поскольку с утра небо заволокло тучами, возможно, будет дождик. Оделся я потеплее, надев под непромокаемые штаны не тонкую термушку, а флис, и сверху под мембранную куртку дополнительно толстовку поларовую. Если будет жарко - всегда можно снять или расстегнуться, а вот если наоборот - придется полностью распаковываться, чтобы достать одежду. Поэтому, перед тем как затягивать стропами принцесскину гермушку, заставил ее одеться максимально тепло. И мне меньше паковать, и она будет меньше ныть в дороге в случае чего. Это еще хорошо, что не заболела после незапланированного купания. А самое неприятное в холодные промозглые дни, аналогичные этому, - это постоянно мерзнущие от влажных капель и холодного ветра руки. Считается, что для этих целей помогает неопрен. Но я свое отношение к сей резине уже высказал, и менять его не собираюсь. Но я привычный, перетерплю, вот девушке придется туго. Но, как ни странно, Алинка на этот счет подготовилась. Когда она достала тонкие шерстяные перчатки, я сначала недоумевал: 'Нафига они ей? Ведь вязаная ткань тут же промокнет и будет еще хуже.' Но девочка оказалась затейницей, на первый слой были одеты... хозяйственные резиновые перчатки! Розовые! Мечта проктолога, блин. Но смешно, этого не отнять. Да и действительно задумка позволит уберечь нежную кожу рук от неминуемых в таком климате проблем. Благодаря моей предусмотрительности, мы не мерзли. А некоторые экипажи чалились, чтобы доодеться. Все-таки ледяной ветер на воде воспринимается совсем по-другому, нежели на суше.

Облака разверзлись незадолго до обеда, причем капитально, с молниями, громами и потоками воды. И переждать было негде, как назло мы проплывали болотистую низину практически лишенную деревьев. Опасно, конечно, оставаться на воде в такую грозу, но выбора особенного не было и было принято решение плыть, не смотря на непогоду. Как только ливень закончился, нашли относительно возвышенное место с наличием дров и зачалились, чтобы обсушиться и отогреться. Все-таки полар - это вещь, даже мокрый он все равно не холодит так, как хебешка, и сохнет быстро. К слову сказать, моя мембранка выдержала тяжелое испытание, и я практически не промок, видимо, потому что новая, и я еще дополнительно ее пропиткой пропшикал. А большинству пришлось раздеваться догола, скача на холодном ветру, и переодеваться в сухое, а сплавное сушить у костра. Потому обеденное время у нас сильно растянулось и за день мы намеченный отрезок маршрута не прошли. Но переживать пока было рано, у нас еще несколько дней впереди, наверстаем. Но задержек уже быть не должно. Всех предупредили, что в случае опоздания на обед никто ждать не будет и придется перебиваться холодным супом, налитым в пластиковые бутылки.

На следующий день собирались споро, рассиживаться, неторопливо поглощая завтрак, уже было некогда. Я обычно проверяю маршрут по карте с утра, но позавчера мы не отбивались от группы и я как-то не особо следил на каком мы теперь месте. Плывем и плывем. Пока закреплял снасти и вещи, попросил члена своего экипажа выучить карту со всеми изгибами и поворотами реки, пусть и она делом займется. Хотел и сам глянуть, да закрутился. Сегодняшний маршрут изобиловал шеверами (мелководье с камнями на дне), бочками (струя воды, перекатившись через препятствие, вращается в вертикальной плоскости) и несложными порогами. Вроде и проходимо, но захлестывало прилично. Пришлось останавливаться и давать возможность девушке переодеться. Если так пойдет и дальше, то лучше закрыть ее юбкой (часть экипировки, непромокаемая ткань, защищающая гребца от брызг и крепящаяся на талии), негоже девушке в мокрой одежде мерзнуть, так и застудиться недолго. Пока она переодевалась, вспомнил, что хотел посмотреть маршрут.

- Алин, передай, пожалуйста, карту.

- Какую карту? - Недоуменно спросила она.

- Которую я давал тебе утром. Куда ты ее положила?

Девушка зависла, пытаясь вспомнить, потом начала искать, но, похоже, поиски не увенчались успехом. Вот блин, я же всегда карту перед собой держу, подсовывая под каркас, чтобы в любой момент можно было достать и свериться, не пропустить развилку или заранее знать о препятствиях.

- Дим, извини, я точно знаю, что клала карту сюда, но почему-то не могу найти...

Блин, блин, блин! Зла вот на нее не хватает! Я пытался вспомнить должны быть ли сегодня серьезные препятствия и разветвления, но не помнил. Последний раз смотрел карту почти три дня назад. Черт возьми, и какого хрена я вообще давал такую ценную вещь в эти безалаберные руки?! Попытался успокоиться, чтобы не наорать на нее матом, только женских слез мне тут не хватало.

- Дим, ну не злись. Я все помню, честно-честно. И какие где разветвления и куда сворачивать и подписанные названия порогов. Я даже у ребят спрашивала, чтобы все точно запомнить. А на обеде сфоткаем у кого-нибудь карту или перерисуем.

Я ничего не ответил, просто жестом показал ей залезать. Причем погружалась она в байдарку уже вполне сносно, запомнив, что наступать можно только на каркас, опираясь на весло, раскачивать борта нельзя и весло держать крепко, чтобы не упустить на воде. Даже и грести вполне сносно научилась, да на этой речке это и не сильно требовалось, быстрое течение несло само, нужно было только подправлять нос и обходить поваленные деревья. Но, поскольку мы торопились, грести все равно приходилось. На всякий случай одел на нее свою каску (поскольку у нее в снаряжении такого не наличествовало), порогов пока не было, но расчески (поваленные деревья, под чьими ветвями приходилось проплывать) попадались, а ее задорные кудряшки вполне могли запутаться в ветках. Вырулив из-за поворота, увидели развилку. Раздумывать особо было некогда, нужно было принимать решение. Насколько я помню, маршрут проходил по самому широкому руслу, и на карте было несколько подобных разветвлений, одно из которых мы проскочили вчера и свернули в левый проток. Левая часть в данном случае была явно шире, но я все равно уточнил у девушки:

- Ты эту развилку помнишь?

- Вроде да. По карте нужно было свернуть налево.

- Точно?

- Стопудово.

Мы уже подплыли впритык, а я еще сомневался. Причем почему-то именно сейчас течение стало подозрительно сильным и явно несло легкое суденышко к левому берегу. Судя по красной линии маршрута, какую-то из подобных развилок полагалось обходить справа, но в какой день это должно быть - хоть убей, не помню. Ладно, была - не была. И я заворачиваю нос в левый проток. Проплыв какое-то время и поборов несколько препятствий, нам пришлось остановиться. У Алины затек копчик от долгого сидения, она сначала терпела, боясь признаться и вызвать тем самым мой гнев из-за очередной остановки, но я сам прекрасно понимаю, как это может быть неприятно. Видимо, когда перекладывал вещи, слишком высоко сделал сиденье. Вытащил байдарку носом на берег, зацепив чалкой (веревкой) за дерево и начал перемещать поклажу в другом порядке, пока девушка ходила рядом, потирая пятую точку.

Какое-то время мы плыли, монотонно работая веслами. Уже было обеденное время, я посматривал по сторонам, надеясь увидеть следы пребывания группы. Но я не очень удивился бы, если нас действительно не дождались. На все эти остановки мы потеряли слишком много драгоценного времени, так что сами виноваты, что остались без обеда. Беспокоиться начал ближе к ужину, мы уже должны были догнать ребят. Да и порогов некоторых я на карте не помню. Стал я откровенно паниковать, когда уже начало смеркаться. Пролететь мимо пришвартованных плав. средств мы просто не могли, да и дым от костра бросался бы в глаза. Девушка тоже начала нервно оглядываться, как будто хотела что-то сказать, но в самый последний момент обрывала себя.

Увидев удобное место для выгрузки, я причалил, вытащил байдарку на берег и, плюхнувшись на траву, задумался. Единственное, что приходило мне в голову - мы свернули не туда. Тогда расклад поистине фиговый. Подтверждая мои мысли, Алина тихо и покаянно спросила:

- Мы должны были плыть вправо?

- Походу да.

- Прости... И что теперь делать? Куда ведет этот путь?

- Может быть куда-то, а может и никуда. Я не знаю, Лин. Но вернуться мы уже не сможем. Даже если мы переночуем, завтра сложим байдарку и пойдем по верху. Посмотри, какой крутой берег и бурелом. Там запросто можно переломать ноги. И если плыли мы больше чем полдня, то на дорогу по берегу уйдет не менее трех.

Теоретически можно было бы пойти перпендикулярно руслу в надежде дойти до нужного разветвления реки, но с моим топографическим кретинизмом это даже опаснее, чем плыть по течению дальше. Кто ж знает, под каким углом они расходились, да и развилок за ходовой день могло быть больше одной. Так что данный вариант я даже озвучивать не стал.

- А если вперед?

- Сложно сказать. Я не понимаю, куда мы свернули, но вроде все крупные разветвления потом текли параллельно выбранному нами для маршрута руслу. Меня волнует другое, это безлюдная местность. Нас в оговоренном месте должна была ждать машина. А выбрав этот путь, мы можем рассчитывать только на то, что наткнемся на жилые места. Дня через три мы должны были выйти в обжитую зону. Правда не знаю, насколько точна карта, жилые ли еще обозначенные на маршруте деревушки. Но самое хреновое - это то, что у нас нет еды.

Я уже мысленно провел ревизию имеющегося снаряжения и запасов. У меня в кармане зажигалка, но надолго ее не хватит. Два ножа и небольшая пила, одна банка тушенки, на пару раз гречки. И все. Ни соли, ни чая. Хорошо хоть котелок есть, и воды хоть обпейся. Правда пить сырую я бы не рискнул, значит все опять упирается в огонь. Если будет ловиться рыба - значит, с голоду не помрем. А если нет? Черт, и ведь есть же дома в сейфе ружье. Специально для непредвиденных случаев покупал и разрешение оформлял. После того, как мы на перевале с медведем повстречались... За что тогда эти дети цивилизации полезли скорее хвататься, как бы вы думали? За фотоаппарат! Только я пытался понять, что же я могу противопоставить косолапому, ежели тот надумает нападать, и не находил. Он в своей стихии, быстрый, мощный, а мы всего лишь люди, беспомощные без всех этих изобретений для уничтожения живых существ. Если бы было ружье - можно было бы охотиться, я несколько раз видел уток. Можно, конечно, сделать рогатку из ветки и двух презов, но дальнобойкость такого 'оружия' весьма сомнительна, и совершенно не факт, что охота будет успешной. Я не понимаю убийства из баловства, чтобы похвастаться трофеями перед знакомыми. Рыбу я воспринимаю как-то по иному и к ее изыманию из среды обитания и из жизни отношусь проще. Люди не травоядные, наша пищеварительная система приспособлена к перевариванию мяса, и от этого никуда не деться. Но в данном случае охота была бы средством выживания. И если бы мы пошли с другом вдвоем, я бы ружье взял, но, взвесив поклажу и прикинув, как я это все один попру, убрал его обратно в сейф. Оружие брал Михеич, на группу вполне достаточно. Кто же мог подумать, что оно может лично мне пригодиться?

От мыслей о еде живот ощутимо заболел, мы не питались с завтрака. Но уничтожать НЗ в первый же день было бы глупо. Даже девушка не канючила и не жаловалась, а я что хуже? К ее чести, она даже не плакала. Вот не знаю, что бы я делал с женскими слезами, и без того тошно. Или просто не осознала, в какой ситуации мы оказались, или я был о ней худшего мнения.

Попробовал половить рыбу, но клева не было.

- Дим, хочешь печеньку? - Заискивающе спросила Алина, подойдя со спины.

- Последняя?

- Да, но я же не знала, что так получится, иначе взяла бы еще.

- Ешь сама. Для меня это только аппетит раздразнить. Если бы я знал, не отдавал бы провизию.

Эх, знал бы - не давал бы в руки карту, но что уж теперь говорить. А есть действительно хотелось, да еще и после целого дня физической нагрузки. И, похоже, придется пожертвовать частью крупы.

- Алин, раз уж мы оказались вдвоем, то филонить я тебе не дам. Ослабляй стропы, вытаскивай гермы, не продырявь только. Та, что более светлая - с палаткой, серая с вещами, вытаскивай все на берег. Разложи пенку и переодевайся в сухое. Я пойду за дровами.

Когда костерок уже приветливо потрескивал сучьями, а в котле булькала гречка, я тоже переоделся. Каша без соли была непривычно безвкусной, но все равно исчезла слишком быстро. Ополоснул свою тарелку с ложкой, поставил в кане кипятиться воду.

- Пойдем, туристка, буду тебе показывать, как ставить палатку.

Я принципиально не стал этого делать, только командовал, наблюдая, и озвучивал комментарии, порой весьма едкие. Ну, вот как, скажите мне, как можно догадаться закреплять внутреннюю палатку дверью в стенку тента? Обиделась. А вот нефиг так тупо косячить. Я далеко не ангелочек и со мной порой не просто. Но в итоге все-таки палатка была установлена как надо.

- Давай сюда то, в чем ты будешь спать, мой посуду и на боковую. Завтра встаем рано и плывем без обеда.

- Почему это я должна мыть посуду?

Было возмутилась она, но видя мой взгляд, осеклась и сдулась, идя делать озвученное.

- Спальник. - Напомнил я.

- У меня нет.

- Как так нет?

- А так, у нас два спальника объединялись в один и оба в Колином каяке.

Веселенькое начало. У меня спальник типа 'Кокон' рассчитанный на одного человека. Получается, придется раскрывать и спать близко-близко. Мне. С весьма привлекательной девушкой. М-да... Ладно, будем решать проблемы по мере возникновения.

Полный текст книги можно найти на Призр. Мирах.

Е-майл для общения: vi_avtor@mail.ru

Страница в сети: http://samlib.ru/b/below_d/


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: герой поневоле"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"