Белов Константин: другие произведения.

Иглы лучей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это книга о любви с элементами мистики.

"Иглы лучей"

автор: Белов Константин.

Был вечер пятницы, самое начало лета. Этот вечер в Москве был на редкость безлюдным. Все разъехались по дачам, многие вообще уехали отдыхать с детьми на юга. В центре города не было привычных пробок и дорога от Мытищ, ближайшего пригорода Москвы, до самого центра заняла совсем мало времени.

Черное Ауди остановилось у дверей известного ночного клуба. Здесь жизнь кипела и было впечатление, что люди покинув опустевшие улицы устремились именно сюда. С переднего пассажирского места Ауди бодро выскочил молодой человек и открыл заднюю дверь мужчине, который медленно и несколько вальяжно выбрался из авто. Он не оглядываясь на спешащего за ним спутника пошел в сторону ярко освещенного входа в клуб. У входа стояла очередь людей желающих попасть именно в этот закрытый клуб. Охранник не спеша пропускал по одному человеку. Но увидев нашу пару он им кивнул и без разговоров оттеснив очередь пропустил их внутрь.

В клубе было очень шумно и накурено. За вертушкой стоял известный диджей и играл надоевшие хиты. Их проводили за отдельный столик с диванчиками и задернув тяжелую штору отгородили от яркого света и музыки. Стало заметно тише и можно было даже разговаривать. Старший сел на диван, устроившись поудобней вытянул ноги и закурил сигарету. Его спутник сел напротив на самый краешек положив локти на колени. Он сидел в неудобной позе беспокойно ерзая, но так и не решаясь нарушить молчание.

Главного в этой паре зовут Дмитрий. Он бизнесмен. Не высокий, сухощавый с мелкими чертами решительного лица. Когда он сжимает задумчиво губы, то становится похожим на какого-нибудь хищника перед броском. Он выглядит уверенным в себе человеком. Это видно по высоко поднятой голове, скудным движениям и манере смотреть в глаза собеседнику. Ему где-то 35-40 лет. Одет в костюм с галстуком. На руке массивные дорогие часы, рядом лежит мобильник Vertu. Все эти предметы не смотрятся лишней роскошью, они очень гармонично сочетаются с ним, как бы говоря, что их хозяин покупает дорогие вещи не для того, чтобы произвести впечатление на окружающих и не потому, что так принято и иначе никак, а потому, что они ему действительно удобны и нужны.

Спутник Дмитрия, - Кирилл. Его правая рука. Он молод, примерно 25 лет. Одет в светлый костюм с галстуком. Слегка полноват и при этом еще и суетлив. Он тоже является обладателем телефона Верту и золотых часов. Но с ним эти вещи совершенно не сочетаются. Все его движения, манера говорить, позы и бегающий взгляд выдают в нем человека слабохарактерного, суетливого и слегка трусливого. Он выглядит полной противоположностью своего шефа и, возможно именно поэтому отлично уживается с ним. Ведь не смотря на свои недостатки он весьма умен, хитер и исполнителен.

Они сидят вдвоем за столиком. Дмитрий курит откинувшись на диване и задумчиво разглядывает потолок, Кирилл сидит напротив и морщится от сигаретного дыма, который кажется скоро будет везде. Он не выдерживает и начинает разговор:

- Дмитрий Александрович, но зачем вам это надо! Ну что это за блажь открывать картинную галерею, да еще в самом центре города! - не получив ответа он решает продолжить, - мы за одну аренду будем платить столько, сколько платим за четыре наших мебельных. - Шеф не спеша затушил сигарету в пепельнице и посмотрел на него.

- Кирилл, как ты не понимаешь, искусство это прекрасно. - Довольно пафосно проговорил он, - Какие там люди, какие картины! Ну вот не станет бизнесмена Дмитрия, кто вспомнит? А вот Третьякова или Морозова помнят до сих пор. Да даже не в этом дело! Понимаешь, у меня душа давно тянется к прекрасному. А эти строительные и мебельные магазины, с ними один геморрой и никакого удовольствия.

- Зато от них деньги! Зарабатывайте деньги и тратьте их на удовольствия.

- Ну вот, я заработал деньги и теперь трачу их на удовольствие. На свою галерею. И если умно все поставить, я буду получать с нее прибыль. К тому же я собираюсь подниматься гораздо выше. Общаться с элитой, важными людьми. И как мне там представляться? Дмитрий Александрович, владелец мебельных и строительных магазинов на окраине города? - Он покачал головой, - нет, Киря, так эти люди не поймут. Вот если я им скажу - у меня в центре столицы картинная галерея, вы наверное слышали о ней? - Вот это уже другое дело. Да и давно я хотел что-нибудь для души сделать. А картинная галерея это само то!

- Не понимаю я все равно. Давайте откроем лучше еще два мебельных. Ну развесьте вы в них картины! Вот, как в Арбат-Престиже висели картины. Так пусть и у вас так же.

- Кирилл, ты давно был в музее? В Третьяковке или Эрмитаже?

- Ну мне же не когда туда ходить. - Оправдываясь развел он руками.

- Угу, - кивнул Дмитрий, - не только некогда, но и желания нет. - Он посмотрел на беспокойно ерзающего Кирилла, - тебе это просто не нужно. А мне, - он сделал паузу и закурил еще одну сигарету, - мне это просто необходимо. И разговор окончен!

- Ну ладно, ладно - примирительно сказал Кирилл, - но я вас предупреждал!

- Договорились, - улыбнулся ему Дмитрий, - и расслабься уже, расслабься!

- Но ваши Вика и Стас, вот эти непонятные художники. - он покрутил в воздухе рукой, пытаясь как-то сформулировать свою мысль, - Они мне не нравятся. Им разве можно доверять такое важное дело?

- Расслабься я сказал! Разговор окончен. Мне их посоветовали знающие люди, - он внимательно посмотрел на Кирилла, - к тому же, я думаю что они тебе не нравятся потому что такие же жулики как и ты. Но у меня же с тобой нет и не будет проблем? - Кирилл в ответ криво улыбнулся и кивнул, - ну вот, и с ними не должно быть!

Дмитрий докурил еще одну сигарету, и наполовину открыл штору отделяющую их от общего зала. К ним сразу ворвалась громкая музыка и гул голосов. Одна из девушек на танцполе модельной внешности увидела его. Радостно улыбнулась и подошла.

- Привет! Ты сегодня отлично выглядишь, - она обняла его, поцеловала и села рядом. Официант принес напитки. Девушка положила голову на грудь Дмитрия и обнимая его обеими руками что-то шептала на ухо. Дмитрий гладил ее по голове и смотрел в зал. Кирилл сидел напротив и не одобрительно поглядывал то на своего шефа, то на людей на танцполе. Его раздражал постоянно мигающий яркий свет. Он не любил громкой музыки и шумных вечеров, но работа есть работа. Поэтому он даже обрадовался когда увидел странную парочку пробирающуюся к ним через толпу в сопровождении официанта. Он кивнул шефу, тот понял его без слов. - Прости дорогая, - Дима отстранился от подружки и мгновенно собрался превратившись из ласкового зверя в хищника. Девушка была явно опытной, она нежно поцеловав его в щеку мгновенно растворилась в толпе танцующих.

Дмитрий с Кириллом встали и пожали руки подошедшим гостям. Это действительно была не обычная пара, особенно для данного заведения. Бородатый мужчина Стас, в свободных брюках и льняной рубашке. С какими-то ожерельями на шее. Он был широкий и крепенький с неожиданно открытой и доброй улыбкой на своем мужицком лице, и она - высокая, худая с этакими интеллигентными повадками и орлиным взглядом. Сразу видно, что в этом паре она играет ведущую роль. Ее звали Викуся и именно так она просила себя называть.

- Здравствуй, Димочка, - она пожала протянутую руку и подставила свою щеку Дмитрию для поцелуя. Он немного скривился от такого обращения. Чмокнул ее в щеку. Пожал крепкую руку Стаса. И они сели. Официант принес еще напитки и по кивку Дмитрия задернул штору. Викуся сразу взяла быка за рога и начала быстро и уверенно говорить о деле.

- Мы уже договорились с известными художниками. Они предоставят нам свои картины на продажу. Так что ассортимент у нас будет очень богатый, а имена самые известные. На открытие придет много журналистов и художников, так что мы сразу получим широкий резонанс. Возможно нам уже на открытие удастся продать несколько замечательных картин. - все время что она говорила, Стас как заводной кивал улыбаясь глядя попеременно то на Дмитрия, то на Кирилла как бы говоря, что вот, какая Викуся молодец! И все она знает и все умеет! - А через неделю после открытия галереи, я уже договорилась с одним художником. С мировым именем! - она сделал паузу, чтобы все по достоинству смогли оценить то, что она смогла для них совершить, Стас улыбнулся еще шире и начал кивать еще быстрее, - и через неделю, мы откроем выставку. И опять позовем журналистов. И через месяц о нашей галерее будет знать вся Москва. Даже нет, не только Москва, у нас будут телевизионщики, так что мы прогремим на всю Россию! - она остановилась и победно осмотрела слушателей. - Так что вскоре к галерее Дмитрия Колесова выстроится очередь из художников и покупателей!

- Ну что же, Викуся, это очень хорошо. - Дмитрий поймал себя на том, что кивает головой в такт все еще улыбающемуся Стасу и остановился, - но как там у нас обстоят дела с ремонтом и оборудованием галереи?

- Замечательно! Все идет полным ходом. Ваши ребята молодцы. И материалы вовремя подвозят и мебель уже стоит. Только надо еще немножко денег, - она развела руками, а Стас сделал печальное лицо - к нам приходили из управы и им не понравилась не запланированная перепланировка.

- Вы же сказали что все согласованно?! - негромко, но жестко сказал Дмитрий.

- Димочка, ну вы же понимаете, что все не так просто! Да, было все согласовано, но мы со Стасиком - она показала рукой на грустного и качающего головой Стаса, - мы решили сделать еще парочку арок и нишу. И убрать несколько колонн. Мы же творческие люди! И так гораздо лучше получается, уж поверьте нам! - дав время усвоить эту информацию и не получив никаких возражений она продолжила - к тому же мы решили немного передвинуть и увеличить туалет. У нас ожидается много посетителей, а всего один, простите унитаз на всех - этого явно мало.

- Очень мало - поддакнул Стас.

- Вы же со мной согласны? - заглянула она в глаза Дмитрию.

- Викуся, - мягко начал он чувствуя, что начинает закипать, - а почему раньше нельзя было решить с туалетом? Когда вы с дизайнером делали проект? Все было бы гораздо проще и дешевле!

- Вы понимаете, Димочка, мы не думали, что у нас будет столько людей. Ведь это же прекрасно, что нашим проектом заинтересовалось столько известных людей. Не заставлять же их теперь стоять в очереди в туалет. - На это было возразить нечего. Дмитрий взял у Кирилла портфель, достал оттуда пачку денег и передал их Викусе.

- Это последнее, надеюсь, что этой суммы хватит. У нас через месяц запланировано официальное открытие, а через две недели уже все должно быть готово, и картины должны висеть на своих местах. Мы уже и так на месяц задержались с ремонтом и вашей перепланировкой. А аренда идет. И не маленькая! - он грозно посмотрел на них.

- У нас почти все готово! Даже половина картин уже стоит в кладовке и ждет. И мы со Стасиком, - она посмотрела на Стаса и на лице у него сразу же расплылась улыбка, - мы со Стасиком решили вывесить свои лучшие картины в центральном зале. Они станут настоящим украшением вашей галереи!

- Хорошо, хорошо. Надеюсь, что это действительно так - миролюбиво согласился Дмитрий. Он встал давая понять, что разговор окончен, вслед за ним поднялись все остальные. - Я на днях собираюсь заглянуть в галерею, посмотреть как идут дела.

- Хорошо, хорошо, Димочка. Мы будем вас ждать. - После чего состоялась сцена прощания с неизменным поцелуем в щеку и Стас с Викусей покинули клуб.

- Ты видел их "лучшие картины" - устроившись на диване спросил Дмитрий. Кирилл отрицательно покачал головой - страшная и бесталанная мазня. Особенно у Викуси. У Стаса ранние картины очень даже ничего, но видать знакомство с Викусей пагубно сказалось на его таланте.

- И вы позволите им развесить свои картины по вашей галерее?

- А почему бы и нет? Они мне сейчас нужны. Пусть их картины повесят месяц подальше от входа и потешат их самолюбие. Зато у них такие связи. Они действительно могут привести очень много известных людей. У них мало художественного таланта, но настоящий талант общения и продвижения своего творчества. Я видел список приглашенных. Там художники, писатели, режиссеры, актеры. Настоящая элита. Пять лет назад я даже подумать не мог, что окажусь с ними в одном ресторане, а теперь я буду их принимать в своей галерее! Это же потрясающе! -он посмотрел на Кирилла, тот явно не разделял энтузиазма своего начальника. - Ладно, давай веселиться, еще вся ночь впереди. Он распахнул штору и подозвал девушек.

Дмитрий

Утро Дмитрия начинается рано. Где-то в полседьмого утра. И не важно, что лег спать в три часа ночи. Бизнес не любит нытиков и лентяев. Легкий завтрак, беговая дорожка, просмотр новостей по телевизору, душ и вперед - в главный офис, который располагается в Мытищах. В трех минутах пешком от дома. Дмитрий всегда отличался умением экономить. Зачем снимать шикарную квартиру в центре Москвы, когда можно снять шикарную квартиру в центре Мытищ в несколько раз дешевле! И рядом сделать офис. Тут и аренда дешевле и сотрудники. Здесь легче найти общий язык с местными чиновниками, да и просто, воздух чище и жизнь спокойней, чем в Москве, которая находится всего в паре километров. Сам он вырос в не большом городе и ему по прежнему нравились маленькие спокойные города. Он чувствовал себя в них уютно и безопасно. Хотя многие его знакомые приехавшие в Москву болели излишней любовью к большим городам и шумным улицам.

В офисе он был в девять часов утра. Все сотрудники тоже уже на местах. Дмитрий прошел в свой кабинет, сел за стол и потянулся нудный день. Надо было посмотреть все отчеты по мебельным. Что, где и как. Решить вопросы с задержкой товаров, с поставками. Один директор магазина собирается увольняется, надо срочно подыскивать замену. Кириллу на заметку, отметил он. В общем, утро проходило в обычной рутине. Куча дел, звонков, решений, без которых его компания развалится за два дня. Он давно мечтал как-нибудь облегчить свою работу, но переложить такие ответственные вещи было не на кого.

Дмитрий разбирал бумаги. Дела явно шли не так радужно, как год назад. Выручка по всем направлениям падала. Кредиты выплачивать с каждым днем становилось все трудней и трудней. Дмитрий несколько раз перечитал отчет из своего строительного магазина. Да, дела там совсем плохи. Он откинулся на стул и погрузился в воспоминания. С этим магазином в его жизни связанно очень много. Весь его бизнес начинался с палатки на строительном рынке. А потом он по дешевке арендовал ангар на окраине Москвы. Там раньше располагался автосервис. Ангар был в ужасном состоянии. Но не большой ремонт и вот уже ангар превратился в крупный строительный магазин. Он нашел кучу поставщиков, которые с радостью предоставили свою продукцию. Дмитрий со всеми во время расплачивался, каждый раз добиваясь все лучших и лучших условий. Время было очень удачное. В столице строительный бум. Все строят дачи, коттеджи, покупают квартиры, ремонтируют их. Дмитрий практически жил в своем магазине. Он был там и директором и завхозом и продавцом, когда в этом была необходимость. И дела шли отлично! А потом дела совсем наладились. Стало много персонала, много денег и ему стало скучно. Появились хорошие места по аренде и он открыл несколько мебельных. За эти семь лет его компания разрослась. Но теперь он не испытывал никакого удовольствия от управления ей. Было много бумажных дел, куча всякой волокиты, с которой мог справиться только он один. И он чувствовал что его работа превратилась в настоящее болото. Он понимал, что с таким отношением к работе далеко не уплывешь, но семь лет - это большой срок. И он очень устал. Наверное еще и поэтому он решил пуститься в авантюру и открыть свою картинную галерею.

Дмитрий отложил бумаги, немного походил по кабинету и подумал, что надо бы съездить в свой строительный магазин. Посмотреть на месте, что и как. Звонок Кириллу и через полчаса они уже были на месте.

В магазине не смотря на мрачные ожидания были покупатели. Покупали правда по мелочевке. Кто клей, кто плинтуса, но все таки народ есть, продавцы не скучают, продажи, пусть и копеечные, но идут. Это подняло настроение Дмитрия. Он улыбнулся и поднявшись по крутой металлической лестнице зашел к директору. Тот был на месте, сразу вскочил и подойдя широким шагом к Дмитрию пожал ему руку. Во взгляде директора правда оптимизма было мало. Его звали Николай. Это был мужчина лет 50. В очках в широкой оправе, в дешевом костюме. Он очень напоминал советского инженера. Но при этом он был достаточно уверенным в себе и отлично мог постоять за свое мнение. Они около часа разбирали бумаги и Дмитрий всячески пытался поднять дух Николая. И обещанием поддержки и премиями по продажам. Надо только переждать. Надо немного потерпеть. Люди идут, покупают. Пусть рекламный отдел что-нибудь придумает. Я деньги выделю. Добавьте наружки, листовки. Устройте акции. Вроде удалось немного растолкать его и настроить на активную работу. - Все сделаем, постараемся Дмитрий Александрович. - Провожал его директор до дверей.

- Если так дальше пойдет этого придется менять - сказал Дмитрий садясь в машину Кириллу. - Нужен нормальный директор, который захочет работать и развивать. Зарабатывать деньги!

- Да где же такого взять? А этот хотя бы не ворует!

- Коля хорош был в спокойное время. Отчеты, бумаги, персонал. Это его работа. Он уже тут четыре года сидит. Привык, что все тихо и спокойно. Что клиенты сами идут в магазин, что никакой конкуренции. А теперь другое время. Теперь каждый покупатель важен. Надо опять начинать крутиться. Иначе мы вылетим в трубу. А это похоже не для него.

- Мы вылетим в трубу с вашей галереей! - Проворчал в ответ Кирилл.

- Галерею не трогай! Закрыли эту тему!- В мебельный на Вернадского - обратился Дмитрий к водителю.

К мебельному надо было ехать на другой конец города. Пробки сковали все основные дороги и, как водитель не старался находить объездные пути, на дорогу ушло больше двух часов. Все это время Дмитрий с Кириллом сидели молча. Дмитрий размышлял о картинной галерее. Что и как лучше сделать. Что надо в первую очередь, что во вторую. Завтра он собирался туда наведаться и все обстоятельно проверить. Все таки в плане организаторских способностей Викуся со Стасом вызывают большие сомнения. Да и денег пока уходит на них слишком много. Пора поставить на место эту сладкую парочку. Дать понять, что дальше так продолжаться не может и деньги надо отрабатывать. За размышлениями доехали до мебельного.

Магазин разительно отличался от строительного. Чистенько, светло, улыбчивые девушки приветливо здоровались с ними, когда они шли в кабинет директора. Да и директором тут была девушка Наталья. Достаточно молодая, нет еще тридцати в строгом деловом костюме, с короткой деловой стрижкой. Такая, современная эмансипированная девушка. Когда они постучав зашли в ее кабинет она не спеша встала и поприветствовала их.

- Добрый день, Дмитрий Александрович, - кивнув сказала она, - здравствуйте, Кирилл. Как добрались?

- Добрались ужасно, но главное, что добрались. - Хмуро сказал Дмитрий и сел на предложенное кресло. Вслед за ним рядом присел и Кирилл. - Так как у нас дела? Я посмотрел последний отчет и, должен признаться, он меня совсем не обрадовал.

- Дела не очень, но мы справляемся - уверенно сказала Наталья. - Сейчас народ просто выжидает, да и с сотрудниками проблема. Из продавцов всего две девушки и обе новенькие. Я думаю, поднаберутся опыта и все будет у них нормально.

- То есть ты считаешь, что это временное явление? - Дмитрий покачала головой и на минутку замолчал задумчиво разглядывая кабинет. Кабинет был чистый и какой-то аскетический. Стены голые, столы тоже. Очень не привычно, особенно если вспомнить кабинет самого Дмитрия заваленный бумагами стол, какие-то коробки на полу. Чашки на столах... - Но у других-то магазинов нет такого провала, - снова обратился он к Наталье. - Там есть спад, но совсем не большой.

- У меня два месяца назад уволились две продавщицы. Первый месяц еще были их продажи, а во втором вообще спад по отрасли и... персонал. - Она грустно покачала головой, - я к сожалению не могу платить большую зарплату чем установлено в центральном офисе. Я бы посоветовала пересмотреть систему бонусов и премий. Люди должны быть более заинтересованы в своей работе и в уровне продаж, которые они могут обеспечить. - с вызовом сказала она и посмотрел в глаза своему шефу. Но он с детства умел держать взгляд, в итоге Наталья первая отвела глаза и нервно стала крутить в руках шариковую ручку.

- Значит так, - несколько резко сказал Дмитрий. Он от такого напора немного разозлился, эта пигалица застала его врасплох! - С зарплатами у нас все нормально. Средние по отрасли. Из других магазинов жалоб не поступало. Поэтому либо учи девушек и сама стой с ними, либо увольняй по профнепригодности и бери других. - Он резко встал, она встала вслед за ним.

- Дмитрий Александрович, вы поймите! В других магазинах старый опытный персонал, он инертен и работает за старые зарплаты. Которые были высокими три года назад. А новых, хороших сотрудников на этот оклад уже не найти.

- Так, Наталья, я все сказал. Повышать не будем. Если повысим в вашем магазине, придется повышать и в остальных, а это уже не маленькие деньги! Но...- он позволил себе улыбнуться и немного расслабиться, - но вы можете разработать систему премий и прислать ее мне. Возможно, действительно стоит лучше поощрять наших продавцов увеличивать продажи. - Наталья радостно кивнула и пошла их провожать. У Дмитрия поднялось настроение. Ему удалось сбить немного спесь с этой дамочки. Уж слишком уверенно она держалась при встрече. А теперь точно знает, кто тут настоящий хозяин. С другой стороны она ему очень нравилась за это как сотрудник. Удачный директор магазина - думал он про себя прощаясь с ней.

Чтобы развеяться от мыслей о кризисе и деньгах Дмитрий позвонил паре приятелей и вечером отправился в клуб потусить. Дмитрий на деле не очень-то любил шумные тусовки, клубы, танцы. Просто не смотря на то, что он в Москве уже почти десять лет, у него так и не появилось большого количества друзей с которыми можно было погулять, сходит в кино или просто поболтать за кружечкой пива. Дмитрий скорее домосед по натуре, чем тусовщик. Просто повечерам дома одному ему было очень грустно и одиноко. И лучше проводить время с малознакомыми приятелями в клубе, где весело и шумно и чувство одиночества растворяется в алкоголе и громкой музыке которая не дает думать ни о чем.

Домой Дмитрий вернулся только часа в 4 ночи с двумя милыми девушками имена которых даже и не знал. Они были сильно пьяны и уснули на нем еще в такси. Ему буквально пришлось их затаскивать к себе в квартиру. Он положи их на диван в гостиной, а сам умывшись и переодевшись в пижаму лег спать в спальне.

Вытащить себя из сна удалось только часов в девять утра. Девушки по прежнему спали мертвым сном. Дико болела голова и пора уже было собираться и идти работать. А сегодня только среда! Все таки возраст дает о себе знать - думал Дмитрий разглядывая в зеркале свое отекшее лицо. - в 20 лет бессонные ночи ему давались гораздо проще.

Он побегал на беговой дорожке, принял контрастный душ и более-менее пришел в себя. Девушек будить не стал, домработница уже пришла, она их и накормит и выпустит. Не первый раз уже, привыкла. Пора на работу. Впереди еще почти вся неделя. И дела не ждут.

Лёлик.

Он проснулся в отличном настроение. Бодрый и веселый. Время уже было два часа дня и распахнув плотные шторы, не пропускающие ни капли света с улицы, он обнаружил за окном яркое солнце. На дворе начало лета, прекрасная пора. Еще не очень жарко, воздух свеж и прозрачен и впереди целое лето полное надежд и тепла.

Лёлику было 24 года. Он был высокий, с правильной осанкой, светлые кучерявые волосы и открытое лицо. В общем, породистый представитель золотой молодежи. Из очень интеллигентной семьи. Папа профессор и декан крупного университета, мама искусствовед. А сам Лёлик закончил художественный университет и вот уже лет пять был художником подающим большие надежды. Еще до института в подростковом возрасте он выиграл несколько конкурсов и получил не мало грамот и признаний, как молодой подающий надежды художник. Как все творческие личности он был эмоциональным и открытым, это притягивало к нему людей. Поэтому вечерами его практически никогда нельзя было увидеть в одиночестве. Да и по утрам тоже. Хотя сегодня был тот редкий день, когда он проснулся один. Квартира стараниями родителей у него была шикарная. Они приготовили ее ему в подарок в честь получения диплома. На последнем этаже старого советского дома, но рядом с садовым кольцом. Бывшая когда-то малогабаритной по современным понятиям трешкой эта квартира была отремонтирована и превращена в громадную светлую студию. Мечта любого художника. Много света и пространства. Тепло, красиво и уютно. Лёлику особенно нравилось приводить сюда в гости новых людей. Когда после ужасного темного, плохо пахнущего подъезда и скрипучего лифта люди попадали в мир света и евроремонта. Он вообще любил производить впечатление на других. Наверное и вся его живопись была ни чем иным, как попыткой показать себя, произвести впечатление на толстосумов, их жен и любовниц. И может поэтому его картины быстро и задорого покупались и так как он писал их редко - на них был хороший спрос и они неизменно дорожали.

Сегодня у него явно было творческое настроение. Когда Лелик открыл шторы и солнце осветило мольберт он постоял рядом с неоконченной картиной, которая пылилась на мольберте уже месяц, взял краски и начал с упоением рисовать полностью забыв об окружающем мире. Он рисовал часов пять-шесть, пока солнце не перешло на другую сторону и продолжать рисовать уже не получалось. Свет не тот. Лелик с грустью отложил краски и посмотрел на все еще не оконченную картину. Когда он соберется в следующий раз ее дорисовывать? Жалко, что солнце ушло, а настроение еще не прошло. Руки просто чешутся продолжать и продолжать. Ну ладно, может быть завтра удастся. - подумал он, хотя и самому ему в это с трудом верилось. Скорее всего завтра он проснется с больной головой после очередной тусовки или умчится куда-нибудь по делам и картина простоит еще как минимум пару недель, пока у него не совместится свободное утро, нормальное самочувствие и подходящее настроение.

Он пошел в душ и долго смывал с себя следы и запах краски. Вернувшись раскрасневшийся вспомнил что пора уже найти мобильник и придумать план на вечер. Все привычно и стандартно. Поужинать, сходить в кино, на выставку или в театр, а потом в клуб. У Лелика практически не было близких друзей. В основном приятели и знакомые с которыми он проводил свободное вечернее время. Как правило, это была золотая молодежь. Мальчики и девочки, которые не имели никаких дел, а их призвание было тусоваться на родительские деньги. Лелик их слегка презирал и считал бездельниками. Себя он к этой категории не относил и хоть и вел достаточно праздный образ жизни, жил он не смотря на это практически только на свои заработанные деньги и никогда не упускал возможность заработать. Сегодня он собирался прийти домой пораньше, завтра была важная встреча, одному толстосуму надо было нарисовать картины для оформления коттеджа в Подмосковье. А если того все устроит, то придется на месяц в начале осени уехать в Грецию, где он строит еще два больших дома для себя и своей большой семьи. Лелик не собирался упускать такой возможности подзаработать. Вообще, он достаточно серьезно относился к своей работе. Серьезней, чем это могло показаться со стороны. Когда у тебя нет графика, когда ты творческий человек и принадлежишь только самому себе - тут очень важна самодисциплина. И он старался ее развивать. Свою работу художника он делил на две части - ремесло и творчество. Вот завтра предстояло говорить о ремесле. За него платят большие деньги и он на них существует. И во что бы то ни стало он должен присутствовать на встрече и вне зависимости от настроения закончить оплаченные картины. А было еще творчество. Вот та картина, например, которая сейчас стояла на мольберте. Творчество это такая штука, когда ты рисуешь для себя и только под настроение. Зато это просто сказочное ощущение, когда тебя просто уносит. Ты ничего больше не видишь, кроме своей картины и ни о чем больше не можешь думать. Это были редкие счастливые моменты и как и все художники он мечтал заниматься только творчеством. Но у творчества была маленькая эффективность - одна картина в пару месяцев. На это не проживешь так, как он привык жить. А за ремесло отлично платили. И Лелик, как и всякий молодой человек любил деньги и то, какие возможности они открывают перед человеком.

Он вышел из дома, сел в красную спортивную машину и поехал на встречу с ребятами. Впереди был еще весь вечер и вся ночь. Хотя он серьезно собирался прийти домой пораньше.

Вечер прошел весело, сначала все собрались в кафе и дружно играли в покер. Затем было решено переместиться в ночной клуб, где потусив до двух ночи он ушел с одной очень милой девушкой. Вообще, Лелику нравилось такое время препровождение. Он в клубах был как рыба в воде. Да и компания в последнее время подобралась очень не плохая. Близко он знал только трех-четырех человек, которые и составляли основной костяк. Постоянно приходили и уходили еще какие-то люди. Друзья друзей и друзья новых друзей. Было весело. К тому же, Лелик был весьма заметной фигурой в этой компании. Не просто бездельник, а достаточно известный художник. Ему нравилось быть звездой. Жалко в последнее время его популярность начала сильно падать. Газеты и журналы, и что самое обидное картинные галереи о нем потихоньку забывали, но Лелик был молодым и оптимистичным и он был уверен, что вот завтра, ну, или скажем послезавтра, он опять вернется на Олимп. И, возможно, он был прав.

На следующее утро Лелик проснулся рано. Часов в 11. Его разбудил будильник загодя поставленный на это время и яркий свет в комнате, который не давал уснуть снова после звонка. Он предусмотрительно не стал вечером задергивать шторы, зная, что при ярком свете ему утром поспать не удастся. Рядом лежала малознакомая девушка, которая вроде бы уже не в первый раз оставалась у него. Он поднялся, распахнул окно запустив в комнату шум города, ничуть не заботясь о сне девушки. За окном жил город. Гудели машины в пробках, спешили люди. Лелик радостно потянулся и пошел в душ. Самочувствие было не плохим, настроение - так вообще отличным! Когда он вернулся девушка уже проснулась. Она сидела на кровати и разглядывала неоконченную картину на мольберте.

- Как красиво. Я знала, что ты рисуешь. - Она внимательно посмотрела на него, как будто в первый раз увидев. - Но я даже не думала, что ты можешь так хорошо рисовать!

Лелик привык, что он талантливый художник, но когда его так прямо хвалили, он начинал стесняться и не знал что ответить. В глубине души он считал, что его достижений в этом мало. У него это так легко получалось и ему очень нравилось рисовать, а тут еще и хвалят.

- Ну ты наверное вообще мало обо мне знаешь. - Он посмотрел на нее пытаясь вспомнить знает ли и он о ней хоть что-нибудь. - Я вот, похоже о тебе вообще ничего не знаю. Даже не уверен, что правильно помню твое имя.

- Меня зовут Соня. А тебя Лелик. Так что я знаю о тебе даже больше, чем ты обо мне! - Она улыбнулась ему игриво и заметив его внимательный взгляд отвела глаза. Он стоял напротив и разглядывал ее. И чем дольше он смотрел на Соню, тем больше она ему нравилась. И как он раньше не замечал, что она такая красивая. Длинные русые волосы, белое чистое личико и прозрачные серо-голубые глаза. Отличная фигура, красивая грудь. Привычная модельная внешность, но глаза и улыбка выделяли ее из большого числа знакомых ему девушек. И еще, он не привык, что такие красивые девушки могут иметь такой умный, проницательный взгляд. Наступило неловкое молчание, он все еще стоял напротив разглядывая ее и думая, что делать дальше. Она сидела обнаженная на кровати слегка прикрытая одеялом. Он засмотрелся на высокую красивую грудь контуры которой проступали сквозь тонкое одеяло. Она резко встала и обняла его. Потом отстранилась и посмотрев в его глаза улыбнулась

- Будешь чай или кофе? - он отрицательно помотал головой.

- Нет. У меня встреча в ресторане. Там поем.

- Ну а я пойду что-нибудь себе приготовлю. - Она отпустила его и совсем голая прошла на кухню, которая была отгорожена от комнаты полупрозрачной плиткой. Лелик смотрел на ее неясный расплывчатый контур, который двигался по кухне. На мобиле будильник пропиликал последнее предупреждение. Скоро уже надо было идти. Ждал клиент и было крайне не вежливо опоздать на встречу назначенную днем в дорогом ресторане с важным человеком. Он стал собираться. Сегодня Лелик решил одеться поприличней, но чтобы клиент глядя на него чувствовал, что к нему пришел не менеджер какой-то, а настоящий художник. Джинсы, яркая футболка и как штрих платок на шею. Он посмотрел в зеркало. Вполне, вполне. Он заметил Соню с чашкой чая стоящую у барной стойки и внимательно следившую за всеми его манипуляциями. Она до сих пор была совершенно голая и он почувствовал, что это его неожиданно смущает и возбуждает. Вот он тут бегает, суетится, одевается, вертится перед зеркалом а она так просто, по домашнему стоит с чашкой чая и подглядывает за ним. И взгляд у нее уже не такой не винный, а скорей с усмешкой, озорной.

- Ну красавец, красавец! - Шутливо сказала она, медленно осматривая его с головы до ног. - Ты будешь не отразим! - он и на этот раз не нашелся что ответить, только ухмыльнулся и повернувшись к зеркалу еще раз придирчиво осмотрел свой наряд. Соня быстро накинула платье, не спеша одела колготки, нашла свой телефон, проверила содержимое сумочки и встала рядом с ним обняв Лелика за талию напротив зеркала.

- Мы хорошо смотримся вместе, ты не находишь? - сказала она разглядывая их взеркале.

- Да, очень даже, - согласился он. - Ну, пойдем. - Лелик резко повернулся к двери, развернув и Соню.

Спустившись Лелик уже думал о своем. О том как бы не опоздать и каким маршрутом лучше доехать чтобы не застрять в привычных и не любимых московских пробках.

- Тебя подвезти - из вежливости предложил он, и был рад услышав отрицательный ответ. Соня закинув сумку на плечо бодрым шагом направилась к метро, Лелик махнул ей на прощанье рукой, сел в машину и поехал на встречу.

Встреча прошла очень удачно. Клиентом оказался какой-то то ли бывший министр, то ли просто генерал - Сергей Николаевич. С низким и громким голосом, которым судя по всему привык только отдавать команды. Лелик не ждал ничего хорошего от этой встречи, но выпив коньячку Сергей Николаевич начал удивлять Лелика все сильней и сильней. Он неожиданно оказался большим знатоком живописи. И даже не только живописи, но и современных Российских художников. У него оказывается даже была одна из ранних картин Лелика. В итоге он отвез Лелика в огромный коттедж совсем близко от Москвы. Коттедж был из красного кирпича, с мраморными полами, камином и очень современным интерьером. Все было готово, отремонтировано, поклеено, прикрученно и отчищено. Не хватало последнего штриха. Картин, на которые можно смотреть с удовольствием и которые смогут идеально вписаться в интерьер и душу хозяина. Сергей Николаевич дал все размеры, фотографии комнат и объяснил, что и как он хочет, чтобы Лелик ему нарисовал. Оставил приличный задаток (что совсем уж редкость), но при этом поставил не прилично маленький срок. Лелик пообещал все сделать в лучшем виде и уложиться в сроки. После чего Сергей Николаевич остался в коттедже, а Лелика отвезли на машине до ресторана. Оттуда пересев в свой автомобиль он отправился в студию к своей старой знакомой, Маше.

Студия у Маши находилась в самом центре Москвы, на Мясницкой улице. Она была потомственной художницей. Ее отец был известным художником и состоял в союзе художников, мама была художником и скульптором и не смотря на то, что Машенька пошла по родительским стопам, она и вправду была очень талантлива. Лелик вообще скептически относился к современной живописи и ему практически ничего не нравилось. Кроме картин Маши. При этом ее отношение к живописи было очень схоже с Леликом, и ей очень нравились его работы. На этой почве они когда-то познакомились и сдружились. Хотя сдружились это не совсем верное выражение. Маша давно, сильно и настойчиво любила Лелика. А он отвечал ей всего лишь дружбой. Она всячески проявляла свою любовь. Старалась сделать для него все, чтобы облегчить его жизнь. И часто становилась излишне назойлива. Его раздражала ее забота и материнский тон. Но бывало такое настроение, что это было ему просто необходимо. К тому же он любил легкие пути, а с Машей было легко и она всегда могла найти выход из любой ситуации и помочь советом или деньгами. Вот и сегодня он отправился к ней за помощью.

Лелик набрал давно выученный код на домофоне и поднялся на пятый этаж. Звонок не работал и пришлось стучать. Сегодня открыли быстро. За дверью стояла какая-то девушка в измазанном красками фартуке, похоже Машина ученица и ничего не спросив впустила Лелика внутрь. Студия была большая, но при этом тесная, вся заставлена мольбертами, полотнами, какими-то скульптурами и просто глиняными кувшинами и вазами. Вокруг одного мольберта стояли пять учеников. Они что-то разглядывали на картине слушая Машу. Она выглянула из-за мольберта посмотреть кто пришел и по детски радостно улыбнулась - Лелик! Привет! Заходи, заходи. Мы уже скоро заканчиваем. Сделай себе чайку. Я очень рада что ты пришел, - затараторила она, после чего опять повернулась к ученикам и начала им что-то объяснять. Лелик не спеша подошел к окну стекло которого было во многих местах забрызгано краской и посмотрел на улицу. Это ему быстро наскучило, он развернулся, нашел более-менее чистый стул и сев стал ждать глядя на Машу и ее учеников. Маша была не высокая и полненькая брюнетка с короткими волосами. Внешне она была совсем не во вкусе Лелика, но ее кошачья грация сводила его с ума. Она умела очень сексуально двигаться и говорить. И даже не большой животик выглядел безумно возбуждающе, когда она потягивалась. Не смотря на свою полноту она носила обтягивающие вещи, обтягивающие попу штаны на другой девушке смотрелись бы ужасно, но на Маше это смотрелось очень эротично. На ней была свободная футболка которая не скрывала, а скорей подчеркивал крупную грудь, Маша практически не носила лифчиков. Все это очень притягивало своей простотой и не обычностью. Когда на девушке всего две три вещи, которые так легко снять и овладеть ей... Лелик не мог понять, почему ему ее так хотелось. Было в ней что-то такое, первобытное, колдовское. Вот и сейчас что-то рассказывая она двигала рукой, а ее грудь так и ходила под черной футболкой. Лелик встряхнул головой. Он уже давно решил, что больше не будет с ней спать. Потому что она стала излишне назойлива. Потому что она стала предъявлять серьезные права на него. Потому что девушки не умеют спать с мальчиками и оставаться друзьями. А ему нравилось с ней дружить. Встречаться по вечерам, сидеть в кафе, ходить на арт-фильмы, сплетничать и обсуждать живопись.

Ученики собрались и потянулись к выходу прощаясь с Машей. Она проводила их до двери, закрыла и бросила радостно на шею Лелику!

- Лельчик!!! Я тебя три дня не видела. Дико соскучилась! - она схватила его за руку и потащила на кухню. - Что у тебя нового? Рассказывай.

- Да вот, надо срочно делать одному генералу картины для коттеджа. Работы много. Сроки не большие. Ты возьмешься со мной за это дело? У тебя тут и места больше и холсты и помощницы.

- Ну конечно! - радостно согласилась она. - С удовольствием! - она налила Лелику чай и села напротив. - Я сегодня иду на танцы, пойдешь со мной?

- Нет. Сегодня у меня планы на вечер. Надо родителей навестить. Давно обещал. Зато завтра вечером свободен.

- Отлично! Пойдем завтра на открытие галереи. Там моя картина висит. Будет много журналистов и фуршет! - Она вся светилась радостью и хорошим настроением, - пойдем? Ну пойдем!

- Конечно пойдем. Почему нет!

- Ну договорились! - она явно обрадовалась перспективе провести вечер с Леликом. - Давай размеры для картин, я холсты закажу, можем завтра же начать рисовать. - Лелик показал фотографии, дал все размеры и выдал почти весь полученный им вчера задаток. Надо закупить материалы, а то все равно все прогуляет и потратит. Маша аккуратно пересчитала и сложила деньги в сумочку уже в уме прикидывая как и что надо будет сделать в первую очередь и кого позвать в помощницы. Лелик посидел еще немного. Они поболтали ни о чем и он отправился на встречу с родителями исполнять свой сыновний долг.

Лелик не любил встречи с родителями. Папа считал его бездельником и весь вечер читал нотации о правильном образе жизни. О том, что надо работать, не шляться по ночам и вообще, давно пора жениться. При этом перед прощанием старался подсунуть деньги бедному сыночку-бездельнику на жизнь. Мама же обычно молчала. Только кормила ужином, иногда подходила, гладила по голове и опять уходила. Она с Леликом особо не общалась. С самого детства. Все ее свободное время, которого было очень мало она посвящала телевизору, мужу и работе. И именно в такой очередности.. А на сына времени обычно совсем не оставалось. При этом она несколько раз в неделю обязательно звонила и жаловалась на него, что он не заглядывает и совсем забыл своих родителей. А они скучают и хотят его видеть.

Сегодняшний вечер с родителями мало чем отличался от предыдущих. Папа в конце выдал Лелику не плохую сумму денег, мама чмокнула в обе щечки и Лелик поехал в клуб. В клубе было много друзей и знакомых и вечер прошел весело и легко. Хотя этим вечером Лелик неожиданно для себя стал вспоминать Соню. Он поймал себя на том, что сидит в компании и ждет, когда же она придет. А поняв это сообразил, что и эту компанию на сегодняшний вечер он выбрал именно из-за того, что Соня общается именно с этими людьми и вчера он был с ней в этом клубе. Но Соня так и не появилась, телефона ее у Лелика не было, а спрашивать номер у приятелей он не решился. Поняв, что Соня его зацепила Лелик расстроился. Ему совсем не хотелось сейчас всех этих душевных переживаний, мучений и нервотрепки. Он был не против, если в него влюблялись, но совсем не хотел сам влюбляться. Лелик достаточно насмотрелся на мучение девушек безответно влюбленных в него или в кого-нибудь из его друзей. Не очень он верил во взаимную любовь. Любовь, это когда один любит, а другой позволяет - говорил он друзьям, - и из двух этих ролей я выберу пожалуй вторую!

Поняв, что Соня сегодня не появится он отправился домой, хотя еще не было и двенадцати часов. Но куда-нибудь еще идти у него настроения не было. В итоге он не привычно рано для себя оказался дома. Спать не хотелось и он ходил по квартире раздумывая о том, что и как лучше нарисовать для Генерала. Попутно вспоминая Соню. И чем она его зацепила? Почему я думаю о ней? - не понимал он. Он вспоминал ее красивые глаза и слегка насмешливый взгляд. Под эти мысли и раздумья он лег в кровать и быстро уснул. А утром проснулся с видением первых двух картин. Азартно вскочил с кровати и быстро собравшись побежал в студию к Маше от которой у него были свои ключи. Нашел холст и начал рисовать. Нет ничего лучше настоящего творческого запоя чтобы забыть обо всем и обо всех!

В обед пришла Маша и очень удивилась увидев в такое раннее время Лелика за работой. Она встала у него за спиной и обняла его положив голову на плечо. Она смотрела на его картину и он стоял раздумывая над следующем мазком и наслаждаясь близостью Маши. Он чувствовал как возбуждение наполняет его, а ее руки гладят его то по рукам, то по груди, то по животу. Он не думая ни о чем развернулся и страстно впился губами в губи Марии. Она радостно ответила. Его руки быстро оказали под ее футболкой сжимая ее груди. Он стянул с нее джинсы. На ней не было даже трусов. Это его просто зверски возбудило он повалил ее на кушетку и грубо и резко занялся с ней сексом. Она тихонько постанывала под ним закусив нижнюю губу. Когда он кончил она осталась лежать с закрытыми глазами чему-то улыбаясь и не отпуская его от себя. Он лежал на ней и пытался отдышаться.

- У меня останутся синяки! Мог бы и поаккуратней, - укорила она его тихо.

- Прости. Что-то накатило. Не смог удержаться. Ты просто ведьма какая-то!

- Ничего, милый, ничего, - говорила она гладя его по голове и влюблено рассматривая его тело. - Все хорошо, все хорошо.

Через некоторое время они оделись. Лелик постоял перед картиной, но что-то больше не рисовалось. Маша была не привычно молчалива и задумчива. Она совсем размякла и ходила попятам за Леликом по мастерской пока не увела его на кухню поить чаем.

- Ты же пойдешь сегодня со мной на открытие галереи? Ты обещал! - напомнила она.

- Пойдем, - он посмотрел на часы - Это же скоро уже. Часа через три получается?

- Да.

- Ну тогда я поеду к себе, надо переодеться и привести себя в порядок.

- Ой! И мне тоже! Я хотела голову помыть - она начала суетливо собираться, - подожди меня. Сейчас вместе выйдем. -Чтобы мне одеть? Я даже не знаю. Ну ладно, придумаю что-нибудь. - Мария достала ключи и закрыла дверь. Подергав ее для верности они стали спускаться по лестнице. - Там будет много журналистов. Надо выглядеть хорошо. А у меня совсем мало времени осталось. Я тогда побегу одеваться, а потом в салон. Ты сможешь за мной заехать?

- Конечно заеду, - они остановились у подъезда и обнялись. Маша положила голову Лелику на плечо и крепко прижавшись тихо сказала ему на ушко - Спасибо тебе, что ты есть. - Потом отстранившись встряхнула головой

- Все, я побежала! В семь у салона!

- О кей! - и они разбежались в разные стороны.

Дмитрий.

Неделя прошла не плохо. Магазины работали бесперебойно принося прибыль, пусть и не такую большую, как хотелось бы, но на зарплаты и кредиты пока хватало, да и на галерею оставалось. А все остальное пока было не важно. Дела в картинной галерее двигались. Но Дмитрию приходилось чуть ли не каждый день приезжать туда и все контролировать. Викуся могла только причитать и строить планы, а Стасик неизменно кивать головой и улыбаться. Они несколько раздражали Дмитрия своей не привычностью и тем, что он никак не мог понять, как с ними работать? Они были совершенно безответственными людьми. Практически никогда не приходили во время, все что обещали мгновенно забывали и им приходилось напоминать по сотне раз о важных вещах. Дмитрий не привык иметь дело с такими людьми. Но с другой стороны, список приглашенных на открытие впечатлял. Да и желающих выставляться в его галерее уже было достаточно много. Выставки на ближайшие два месяца были расписаны! С этой стороной работы они справлялись отлично, тут поспорить было нельзя. И Дмитрий понимал, что без них, он ничего не смог бы сделать. Так что, делать нечего придется их терпеть. Только хорошо бы найти хорошего управленца им в помощь.

В Галерею он попал часа в три дня. Стекла витрин были вымыты, яркая вывеска над ними была завернута в бумагу до завтрашнего дня. Картины развешены, электричество работало. Он прошел внутрь.

- Привет - поздоровался Дмитрий с модельером Елизаветой. Завтра на открытие будет показ ее коллекции весенней одежды. Она Дмитрию нравилась. Стройная, высокая, с честным взглядом, деловая. Она сидела с айфоном в руке и ежедневником на коленях. Рядом стояла чашка кофе и в пепельнице дымилась сигарета. По центру комнаты под музыку одна за другой ходили модели. Десять девушек на взгляд Дмитрия не очень симпатичных, но Елизавету они совершенно устраивали. Когда он приехал на кастинг первый раз в своей жизни ему понравились совсем другие девушки, но модельер их быстро забраковала. Не так ходят, не так смотрят, маленький рост, маленькая грудь... Оставшийся из 30 девушек десяток полностью подходил под ее требование. Она не глядя кивнула ему и продолжала смотреть как идут девушки.

- Ты! - резко сказала она рыжей девушке в длинном платье, - на второй точке поактивней. Повернись, улыбнись, махни рукой и иди к третьей точке. Давай, давай! И под музыку, под музыку! Двигаемся лучше под музыку! Это ко всем относится, - она посмотрела на моделей, - давайте еще раз по очереди. Пошли! - Дмитрий сел рядом и просмотрел весь показ. Девушки двигались красиво и на его взгляд вполне под музыку. Хотя Елизавета все равно была не очень довольна и решила еще раз их прогнать. Он не стал смотреть и отвлекать ее дальше, а пошел пройтись по залу разглядывая развешенные картины. Живопись он любил с ранних лет. Сначала ему нравились Русские классики, Айвазовский, Шишкин, Поленов. Потом он полюбил Голландских художников, потом открыл для себя Клода Моне, затем был период Ван Гога, а сейчас он любил авангардизм и неоклассицизм. Он восхищался художниками. Ему казалось, что они были по настоящему счастливыми и свободными людьми. Он много раз перечитывал книги о Ван Гоге, Гогене, Дали. И считал, что красивы были не только их картины, но и их жизнь полная безрассудства и сумасшествия. Вот и сейчас он ходил по своей галерее и останавливался только у некоторых работ молодых авангардистов. Вообще, наполнение галереи на данный момент его совершенно не устраивало. Ему было скучно ходить по ней. Только три или четыре картины на вкус Дмитрия были интересны. Остальные скучны, банальны и обыденны. Но, по уверениям Викуси и Стасика, именно эти вот серые и обычные картины лучше всего и продавались. И что бы там ему не нравилось, а выручку будут делать именно эти работы. Ну что ж, нужно попробовать и посмотреть, как оно будет на самом деле - решил он про себя.

Сейчас Дмитрий стоял у очень яркой и красивой картины на которой была изображена Венеция. Не обычные пропорции и удивительные яркие цвета выделяли ее среди остальной живописи. Она появилась только сегодня и сразу привлекла его внимание. Он стоял и любовался этой картиной. Именно за этим занятием его и застала Вика.

- А, Димочка! - она вышла из кабинета в самом дальнем конце зала и издалека заметив его устремилась в его сторону. - Любуетесь?

- Да. - Он кивнул. - Здравствуйте, Вика. - и опять повернулся к необычной Венеции.

- Нравится? - Вика подошла и встала у него за спиной тоже глядя на картину. - Это картина Машеньки. Она обещала завтра обязательно быть. Я вас непременно познакомлю.

- Да, картина очень хороша. Я бы сам у себя такую повесил. - Он обвел взглядом всю галерею, - правда, похоже я выбрал бы только эту. - Он с укором посмотрел на Викусю.

- Ну не у всех такой изысканный вкус. Большинство людей обойдется пейзажами в стиле Шишкина. К тому же они отлично вписываются практически в любой интерьер. И это известные уважаемые художники, - она гордо обвела рукой зал. - Много лет состоят в союзе художников. Их выставки проходили по всему миру. Так что, спрос на них был, есть и будет. А Машенька... Это так. Красиво, но мимолетно. Как молодость - она печально покачала головой.

- Да, но только очень красивая и яркая молодость. Именно это и стоит рисовать, а не скучную серую старость.

- Ну, тут каждый сам себе хозяин. И кто-то выбирает одно, кто-то другое, - ее явно напрягал этот разговор, было видно, что она не привыкла когда кто-то не соглашается с ее мнением, да и еще пытается спорить с ней. - Давайте пойдем в кабинет. Завтра очень важный день - она схватила Дмитрия под руку и повела в сторону кабинета в сотый раз рассказывая, как и что будет завтра происходить. Какие люди придут, какие гости. Да еще и телевидение!

Вечером Дмитрий долго не мог уснуть. Он понимал, что завтра будет важный день и волновался. Открытие галереи, столько людей и он хозяин всего этого. Мечтами об этом дне он жил последние полгода и вот наконец все было готово и осталось дождаться завтрашнего вечера.

С утра в офисе он нетерпеливо ходил по кабинету периодически глядя в окно и поглядывая на часы. Делать было практически нечего и ничего и не хотелось. Не было ни какого желания разбирать отчеты, кому-то звонить что-то решать. Он не вникая подписывал документы и думал о том, как все сегодня пройдет. А время текло медленно. Очень медленно. Наконец-то он дождался обеда и пообедав в соседнем не дорогом ресторанчике стандартным бизнес-ланчем, даже не почувствовав вкус еды он наконец сказал водителю два заветных слова - В галерею!

Доехали быстро. Дмитрий вышел и сразу окунулся в суету подготовки большого праздника. В одной из комнат сидели модели, вокруг них сновал визажист. Дизайнер одежды, Елизавета - нервно курила и беспрестанно поправляла одежду на моделях не выпуская разрывающийся от звонков телефон. Она кивнула Дмитрию и продолжила сновать по комнате объясняя кому-то по телефону как добраться до галереи.

Дмитрий направился к кабинету и на пороге его поймала Викуся.

- Дмитрий Александрович! Здравствуйте! - он ее сразу не признал. На ней было темное вечернее платье с большим декольте, легкая накидка на плечи и вьющиеся волосы раза в два длинней, тех что у нее были еще вчера. Она казалось помолодела лет на 10. Ей бы еще рядом молодого любовника, и карманную собачку и из нее получится настоящая светская львица.

- Викуся, вы шикарно выглядите! - она в ответ радостно рассмеялась

- Ну конечно, нынешние мастера творят просто чудеса. - Викуся поправила пару локонов, - мне нарастили волосы, плюс хороший макияж и я настоящая звезда! А сегодня мы все должны быть звездами, - она схватила Дмитрия под руку и повела обратно в комнату, где красили моделей - и вам тоже надо поработать над собой. Идемте, идемте - она сломила неуверенное сопротивление Дмитрия и они подошли к стилистам. - Вам тоже не обходимо привести себя в порядок. Не большой мэйк-ап, - она критически осмотрела его - и еще укладка и, вы будете выглядеть на все сто! Надо быть готовым к телевидению и фотовспышкам.

Дмитрия усадили на стул прямо посредине комнаты и вокруг него начал суетливо бегать мастер. Дмитрий чувствовал себя не в своей тарелке. Было ощущение, что он находится в какой-то очень модной парикмахерской, но перед ним не было зеркала и было совершенно не понятно, что с ним делают. Мастер постоянно отвлекался, с кем-то разговаривал, кого-то звал и прикрикивал на девочек. Примерно через полчаса такого бедлама он заявил, что все готово и мгновенно исчез из поля зрения. Появилась его помощница с небольшим зеркалом. Дмитрий придирчиво осмотрел себя. Волосы уложены идеально, а вот свое подкрашенное лицо видеть в зеркале было очень не привычно. Глаза слегка подвели и тонкий слой тонального крема, практически не заметного, но все таки очень не привычного стягивал кожу. Все это, по мнению Дмитрия было как-то не по мужски. Он встал пытаясь привыкнуть к мысли о том, что он накрашен. Его заметила пробегавшая мимо Викуся.

- Замечательно! Вы теперь выглядите, как настоящий владелец картинной галереи! - тут же не известно откуда появился Стасик, такой же всклокоченный, как и обычно и в подтверждение ее слов стал энергично кивать. После этого они куда-то исчезли оставив его стоять одного. Дмитрий походил по галерее. Всюду была суета, все были заняты своим делом. На улице у входа курила стайка моделей. На этом празднике жизни Дмитрий чувствовал себя неожиданно лишним. Он ушел в кабинет и налил себе немного виски. Сел на мягкий кожаный диванчик, включил телевизор, выпил и расслабился. Медленно текли мысли ни о чем и так же медленно бежало время. Всего семь лет назад он приехал в Москву. Он по своим меркам многого добился. Особенно по сравнению со своими одноклассниками. И есть еще много к чему можно стремиться. И в первую очередь - к деньгам. А большие деньги делаются только по знакомству. Правда на самом деле он не очень-то рассчитывал, что когда-нибудь сможет зарабатывать огромные деньги. Если подумать, его вполне устраивал и тот уровень, на котором он находился. Его заработок даже превышал его потребности. Но проблема в том, что у него было мало потребностей. И почти не было целей. Поэтому жить с каждым днем становилось все скучней и бессмысленней. Он налил себе еще немного виски. На него напала какая-то меланхолия. Так бывает, когда все сделаешь, перенервничаешь и тут обнаруживаешь, что дальше от тебя ничего не зависит. Вот тут и нападает апатия. Он выкурил сигарету и посмотрел на часы. Совсем немного осталось и можно будет уже идти встречать гостей. За чем мне все это надо? - спрашивал он себя и не находил ответа. Он потратил уйму денег и времени на эту галерею. Правильней было бы открыть на эти деньги парочку мебельных магазинов и тупо зарабатывать деньги. А он... Хотя, нет! Он знал ответ на вопрос - за чем это все. Все дело было в тщеславии. Ему хотелось себе доказать, что он может торговать не только плинтусами и диванами. Что он чем-то отличается от простых торговцев на рынке. И еще, он любил живопись и ему с детства хотелось стать художником либо еще кем-нибудь, только бы быть рядом, быть в этом мире. Но художника из него не стало. Зато он теперь владелец собственной галереи и выставочного зала! Он бодро поднялся с диванчика. Немного закружилась голова и все поплыло перед глазам. - Похоже перебрал с виски! - он оперся рукой об стену приходя в себя. Сегодня очень важный вечер - напомнил он себе. - Соберись! Вроде все нормально - и он вышел из комнаты.

В дверях уже толпился народ. Викуся со Стасиком встречали посетителей, охранник забирал верхнюю одежду и относил в кладовую, которую на время открытия превратили в гардеробную. Сегодня был Викин Бенефис. Она вся цвела. Почти каждого называла по имени и передавала в руки Стасика. Дмитрий подошел поближе. Но не решился встать рядом. Викуся заметила его

- А это Дмитрий Александрович. Владелец этой галереи и хозяин сегодняшнего вечера! - Представила она стоявшим в это время гостям. Гости проходили мимо и пожимали ему руку. Перекидывались с ним парой фраз и шли дальше в зал в поисках фуршета и развлечений. Пришло очень много людей. Красивые девушки с уложенными волосами и в вечерних платьях, их молодые люди в модных костюмах. Дмитрию стало скучно. Он уже поздоровался с несколькими звездами, с людьми, которых не встретишь на улице, но увидишь на телеэкране и в глянцевых журналах. Он повернулся спиной к двери и стал смотреть в зал. Посетители медленно ходили и разглядывали картины. Брали шампанское и пирожные, останавливались у полотен, сбивались в кучки и что-то обсуждали. Сейчас пойду к ним, решил Дмитрий и только собрался сделать первый шаг, как что-то его остановило. Он обернулся и увидел её! Так получилось, что обернувшись он уперся взглядом в взгляд направленный в его глаза. И какая-то теплая волна накатила на него. Он краем уха слышал как его представила Вика - Это Дмитрий, он владелец галереи. А это Машенька - она показала рукой на девушку, - та самая, чья картина вам так понравилась. Машенька медленно протянула руку и слегка улыбнувшись кивнула ему. Он как зачарованный взял ее маленькую ручку в свою и почувствовал, как пробежал разряд тока в том месте где он прикоснулся к ней. Время замедлилось, шум умолк и были только ее глаза, ее улыбка и рука. А потом это наваждение схлынуло. Он отпустил ее руку и перевел взгляд на ее спутника. Рядом с ней стоял высокий, красивый парень - Лелик, - представила его Викуся. - Очень известный и подающий огро-омные надежды художник! - Викуся нарочито долго протянула букву о! Лелик кивнул и они с Машенькой не задерживаясь прошли в зал.

За годы в бизнесе Дмитрий научился скрывать свои эмоции, и он надеялся, что и сейчас на его лице ничего не отразилось. Но он знал, что Машенька все поняла. Он увидел это в ее глазах. В них появилась улыбка и обещание чего-то большего и, отчего-то грусть. Он машинально продолжал здороваться с гостями а сам думал о Машеньке. - Неужели он влюбился? С одного взгляда? Вот так просто, встретившись глазами, пожав руку?! Последний раз с ним такое было в школе. Почти 20 лет назад! Нет! Не может быть. Это все стресс и алкоголь. Он удивленно покачал головой и прошел в зал.

В зале собралось много людей. Играла приятная музыка. Публика разгоряченная шампанским громко разговаривала и смеялась. Постоянно мелькали вспышки фотоаппаратов, фотографы отрабатывали свой хлеб. К Дмитрию подошла журналистка с микрофоном и попыталась взять у него интервью. Он к этому оказался совершенно не готов, что-то промямлил и отослал ее к Викусе, которая в это время сновала между гостями всех подбадривая, раздавая комплименты и интервью. Дмитрий бесцельно бродил по залу, но как-то так выходило, что он постоянно оказывался не далеко от Маши. - Похоже я просто преследую ее, - подумал он. Поняв это он остановился у ее картины и решил больше никуда не ходить. Он стоял и рассматривал эту картину и думал, что вот вроде бы как все просто. Берешь холст, кисточку и краски и рисуешь, но до чего же все картины разные получаются. И почему у большинства они такие скучные, и есть единицы картин, на которые можно смотреть и смотреть. Дмитрий почувствовал что за его спиной кто-то остановился. Он сразу понял, что это Она. Она стояла рядом с ним и молчала тоже разглядывая картину. Дмитрий попытался заговорить, но в горле пересохло и никак не находились нужные слова. Маша первая нарушила молчание.

- Вам правда нравится моя картина?

- Да! Очень. - он обернулся к ней.

- Удивительно - она рукой обвела галерею, - судя по той мазне которая у вас тут развешена, я удивлена, что к вам попала моя картина, и что она вам нравится! - Она иронично улыбаясь смотрела на него.

- Ну... - он немного замялся, он чувствовал себя школьником, который пытается оправдаться за прогул, - ну... все эти картины подбирали Викуся со Стасиком. Эта живопись на их взгляд отлично продается и привлекает правильную публику.

- Да, правильная публика, это та, у кого есть много денег? - она повернулась и посмотрела Дмитрию в глаза.

- Да. Примерно так, - слегка заикаясь ответил он.

- Ну что же, мне приятно, что вам попалась моя картина. Вы приходите ко мне в мастерскую - она протянула ему свою визитку. - Приходите, не стесняйтесь. У меня там много хороших картин и не только моих. Пусть они не так хорошо продаются и не всегда дорого стоят, но на мой взгляд они гораздо интересней вашего собрания - Дмитрий только кивнул в ответ. Она слегка качнула головой прощаясь и отошла от него. Он смотрел, как Маша не спешно идет по залу. Как остановилась в центре, встала на мысочки и выискивает своего спутника. Потом увидев его уверенно направилась к нему.

Он ни как не мог понять, что же его зацепило? Не высокая, а он привык к длинноногим девицам, плотненькая, а нынешний идеал - это худышки. Да и на лицо нельзя сказать, что красавица. Но... чем-то она его околдовала. Он держал в руке маленький прямоугольник визитки и смотрел ей в след. Она уже давно ушла а он все стоял. Дмитрий поднес к носу визитку, закрыл глаза и втянул в себя ее запах. Карточка почти ничем не пахла, но ему почудилось, что он услышал ее голос и почувствовал совсем рядом ее присутствие. Время на мгновение замерло. Он открыл глаза и увидел все ту же толпу. Спустя мгновение навалился привычный шум. Дмитрий отогнал все мысли прочь, нацепил на лицо улыбку и через силу пошел общаться с гостями.

Лелик.

Лелик провожал Машу до ее мастерской. Это было не далеко от галереи. Он шел молча и раздумывал. Вроде как Машенька не считалась его девушкой. Они были абсолютно свободны, он знал, что у нее есть несколько поклонников, да и он имел несколько более-менее постоянных девушек, но его все равно грыз маленький червячок ревности и портил настроение.

- Ну что ты в нем нашла? - прервал он свои размышления.

- В ком, - сделав вид, что не понимает о чем он говорит Машенька удивленно посмотрела на Лелика.

- Ты знаешь о ком я! Неужели ты думаешь, я не заметил, как ты смотрела на него. На хозяина галереи. На Дмитрия! Я же тебя давно знаю. Ну что ты в нем нашла? Там полно было других мужчин. И звезды и олигархи. Почему именно он? -Лелик заводился все больше. Он остановился и остановил Машу. - Ну?!

- Какой же ты все таки глупый. Ну чего ты ревнуешь? - она пожала плечами и задумчиво направила свой взгляд за ухо Лелика. - В нем что-то есть. Он не из этого мира. Ты же видел, что он чувствовал себя там не уютно. В своей галерее. И я заметила еще, что в нем много силы. Она очень видна. Она идет с ним рядом. Пусть он редко к ней обращается, но если надо - он горы свернет!

- Так вот, что тебе надо! Ты ищешь того, кто ради тебя горы свернет?!

- Может быть. Какая девушка об этом не мечтает? - она лукаво улыбнулась ему - вот ты ради меня и пальцем не двинешь. - Она опустила взгляд и отстранив Лелика со своего пути пошла не спеша вперед.

- Маша! Постой! - Он нагнал ее двумя шагами и пошел рядом. - Ты же знаешь, что я твой друг, и если надо я тебе всегда и во всем помогу.

- Да, - она кивнула и совсем тихо добавила - но мне этого мало.

Лелик толи не расслышал, толи сделал вид, что не слышит. Но ничего ей на это не ответил. Он просто шел рядом и вспоминал. Все ведь так хорошо начиналось. Они познакомились на его выставке. Она восторгалась его картинами. А потом и им. Он тогда еще практически не известный художник с радостью принял ее обожание. И, полюбил в ответ. Но время шло. Он стал известным. А она надоедливой. Да, она его очень любит. Но она хочет его всего. Целиком. До кончика пальцев. До каждой минуты его жизни. А он так не мог. Он хотел делать то, что ему хочется. Общаться с теми, с кем хочется. Ему нужна была свобода или ощущение свободы. Он не хотел, что бы рядом с ним каждую секунду была она или ее тень. Так молча они дошли до мастерской. Немного постояли у подъезда и без разговоров вместе поднялись на верх. В мастерской Машенька зажгла свечи и они сели вдвоем у окна. Они сидели и молчали. С пятого этажа хорошо было видно одиноких прохожих, которые не спеша прогуливались по улице. В основном это были парочки. Кто-то шел за ручки, кто-то останавливался, обнимался и целовался, а потом опять шел в сторону метро.

- Мне сейчас так хорошо, все проблемы отступают на задний план, - негромко заговорил Лелик, - но завтра опять будет день и опять суета. - Машенька кивнула ожидая продолжение. - Вот мне почти двадцать пять лет. Но у меня до сих пор нет настоящих друзей и мой талант, - он замолчал на мгновение, повернулся к Маше и посмотрел в ее глаза - он тает. Совсем тает. У меня больше не получаются гениальные картины, которые я рисовал в 16, и даже еще в двадцать лет. Теперь одно ремесло. И хоть иногда и бывает настроение нарисовать что-то от души, то оказывается, что в душе-то уже пусто! Нечего оттуда рисовать. Я все пропил, прогулял. Не болит уже ничего. Не свербит. Да и с чего? - он пожал плечами. - Я же все понимаю. У меня уже три года после института - сытая довольная жизнь. Однообразная до тошноты. И неужели так будет всегда?! Вот ты говорила о силе. Ведь во мне же тоже была сила! Я помню это. И может, за это ты меня и полюбила. Была? - он вопросительно посмотрел на Машу. Она кивнула. - А теперь? - Лелик покачал головой и сам же и ответил на свой вопрос - а теперь остались только отблески. Жалкая тень. А что будет дальше? Я еще помню себя прежнего. Живого, сильно талантливого. Обо мне говорили, писали. Меня любили и уважали. Какие надежды я подавал! А теперь я ленивый и разжиревший. А мне только двадцать пять! - Машенька повернулась к нему и обняла. Она прижала его голову к своей груди и гладила по волосам. - Ничего, все как-нибудь наладится. Все будет хорошо - не громко приговаривала она. - Ты просто устал, надо отдохнуть. Все хорошо. Я что-нибудь придумаю. Обязательно придумаю. - Она не первый раз слышала от Лелика такие речи. А в последнее время он все чаще и чаще жаловался на свою с виду замечательную жизнь.

- Знаешь, - помолчав продолжил Лелик, - я читал что боги остаются богами пока их помнят и в них верят люди. Я конечно не бог, но мне кажется я тоже черпал силы в том, что меня помнили, в меня верили и мной восхищались.

- Все мы немножко боги. И всем нам нужна вера. Без этого ни как. Конечно мы можем сами верить в себя и иногда это помогает свернуть горы. Но не надолго. Нам нужна поддержка. Люди по натуре своей стадные существа. И ничего плохого в этом нет. Это помогает выживать.

- Да, но цивилизация нас разъединяет. Мы живем по квартиркам, сидим перед телевизорами и уже не нужна никакая дружба и взаимовыручка для выживания в современном мире. Нынче человек отлично проживет и один.

- Да, человек один выживет, но вот насколько хорошо и качественно он проживет свою жизнь если будет один?

- Не знаю. Но очень часто в последнее время я чувствую себя маленькой потерянной рыбкой в большом океане. Моя стая куда-то уплыла и я остался один. И страшно и не понятно в какую сторону плыть и где искать своих?

В этот вечер Лелик остался у Маши. Он свернулся калачиком на ее большой кровати и беспокойно уснул. Она сидела рядом и смотрела на него. Такого родного и любимого, такого далекого и близкого одновременно.

Она легла рядом, но ей не спалось. Маша очень любила Лелика и безумно хотела ему помочь. Помочь вернуться к прежнему себе. Она встала с кровати и ушла в коридор. Поставила стремянку и залезла на антресоль. Там хранились старые престарые книги. Большинство из этих книга бабушка подарила ее маме, когда надеялась еще что та, пойдет по ее стопам. А бабушка у Маши была потомственная ведьма. Машенька достала несколько пыльных книг и села за стол у окна. В детстве она обожала листать эти книги. И хоть мама и запрещала, частенько их рассматривала. Неровный свет свечей мешал разбирать темные буквы на пожелтевшей и потемневшей от времени бумаге. Но Маша упорно продолжала чтение. Она с детства помнила эти книги практически наизусть. Но по прежнему, когда у нее кошки скреблись на душе или надо было найти ответ или принять решение - она доставала эти книги и читала их ночи на пролет.

Утром Лелик проснулся от городского шума. Сквозь открытое окно в комнату проникал громкий гул. Сигналили машины, скрипели тормоза, хлопали двери троллейбуса. Как же хорошо было бы жить в тихом месте - подумал Лелик. Он встал и пошел на кухню. Там за столом уставившись остекленевшим взглядом в столешницу сидела Машенька и пила мелкими глоточками чай. Она заметила его и слегка кивнула. Вид у нее был очень усталый.

- Ты что, не спала?

- Не совсем. Я часик вздремнула. - негромко ответила она.

Лелик понял, что она явно не настроена продолжать разговор и приготовив себе чай сел рядом. Настроение у него было хорошее и ему очень хотелось поговорить.

- Ну что ты такая? - он не сильно потряс ее. - Эй! Проснись!

- Все нормально. - Она отставила чашку и посмотрела на него. - Все нормально, - не громко повторила она.

- Ну если ты такая сегодня не общительная, то я пойду. Не буду тебя отвлекать.

- Да, хорошо, - она кивнула и снова задумчиво взялась за чашку. Лелик удивленно пожал плечами и вышел из кухни. Обулся и громко попрощавшись, закрыл за собой дверь.

Дмитрий.

Дмитрий проснулся в отличном настроении. Вчера вечер удался. На открытии было очень много гостей, много журналистов, художников. Ему очень понравилось. Он почувствовал себя по настоящему причастным к этому необычному миру. Он был среди них. И ему иногда даже казалось, что он был там своим. Такое сладкое и не привычное слово - Богема!

Он сделал зарядку и пошел в офис. По дороге поймал себя на том, что думает не о работе, и даже не о галерее, а вспоминает ее, Машу. Ее глаза, ее улыбку, тихий ироничный голос.

Время уже близилось к обеду, а работа все не ладилась. Никак не удавалось забыть Машеньку. Надо что-то делать - решил он. Визитка лежала в кармане, Интернет под рукой. Пять минут и вот, заказан и оплачен шикарный букет роз. За семь лет жизни в столице он ни разу ни кому не дарил цветов. А тут... Он только вчера познакомился, обмолвился буквально парой слов и вот результат. Он сидит как на иголках и ждет смску о том, что букет доставлен. Дмитрий решил отправить букет анонимно. А потом перезвонить. Последний раз он за девушкой ухаживал в родном городе. Сразу после окончания института. Потом в его жизни случались совсем другие девушки. Которые хотели от него только секса, выпить и потусить. Им не нужна была его душа, так же, как и его мало интересовало то, о чем они думают или могут думать.. Но Маша совсем другая. Он это сразу понял. Да и что тут понимать и обсуждать, когда и так все ясно. Он понял, как изголодался по любви. Дмитрий вырос на советских фильмах, советских книгах. Он был романтиком в душе. Он считал, что за девушкой надо красиво ухаживать, а потом жениться. Нарожать кучу детишек и жить долго и счастливо. Просто время сейчас другое - утешал он себя. Нету уже таких девушек. В Москве уж точно их не осталось! А те, что есть, уже разобраны давно. Вот и прыгает он с одной на другую. Без любви и обязательств. Тихонько пропиликал телефон - букет доставлен! Дмитрий почувствовал, как его трясет. Как он нервничает! Это было необычно и очень приятно. Это было многообещающе. Может не звонить? - мелькнула трусливая мысль. Но он твердо набрал ее номер.

- Маша?

- Да.

- Это Дмитрий, мы вчера с вами познакомились у меня в галерее.

- Да, я вас узнала! - радостно ответила она. - Это вы мне прислали этот чудесный букет?

- Да. - Дмитрий почувствовал, как осип.

- Ой! Спасибо большое. Мне очень, очень приятно! Он такой удивительно красивый! И теперь вся мастерская пахнет розами. Это просто супер!

- Пожалуйста Машенька. Пожалуйста. А какие у вас планы на сегодняшний вечер?

- Я еще не знаю, но вроде ничего серьезного не было.

- Может быть я вас приглашу куда-нибудь поужинать? Или прогуляемся? Или сходим в кино? Или можем осуществить все и сразу!

- Ну, - она на секунду задумалась. - Я думаю не стоит так спешить. Это я насчет все и сразу - рассмеялась она. - Но поужинать или прогуляться я бы не отказалась!

- Вот и замечательно. Вы будете в мастерской около семи вечера? Я за вами заеду.

- Хорошо. Буду вас ждать!

- И я буду ждать нашей встречи! - они попрощались и Дмитрий перевел дух. - Обалдеть! Как же я мог так влюбиться! Хотя посмотрим, может быть сегодня встретимся и все пройдет. Может быть мне все это привиделось? И кто ей тот парень, с которым она была? - эта мысль сильно портила ему настроение.

После звонка ему все таки удалось погрузиться в работу. И совсем не заметно наступил вечер. Дмитрий забежал домой, быстро побрился, умылся и переоделся. Постоял у зеркало оценивающе разглядывая себя. - Вроде ничего, - кивнул он своему отражению и спустился к машине. Путь к центру Москвы занял совсем не много времени и в восемь вечера он стоял у метро и ждал Машу. Она пришла на несколько минут раньше, чем удивила Дмитрия приготовившегося ждать как минимум на пятнадцать минут больше намеченного срока.

- Привет! - Маша была в светлом летнем платье, которое удивительно ей шло.

- Привет - поприветствовал ее Дмитрий. - Очень рад тебя видеть. Я вообще в Москве уже лет семь живу, но как-то так получилось, что почти не знаю хороших кафешек или ресторанчиков куда можно сводить молодую художницу.

- Ну, пожалуй молодая художница может тебе помочь и выступить гидом, - поддержала его Маша. - Как ты относишься к вегетарианской еде? Тут в двух шагах есть замечательный ресторанчик.

- Я совсем не против, - он пожал плечами, - веди! - Маша уверенно взяла его под руку и они пошли. Ресторанчик и правда находился совсем близко. Устроившись за столиком у окна они сделали заказ.

- А ты, получается вегетарианка?

- Не совсем. Скорей я идейная вегетарианка, т.е. мясо животных это все таки мясо животных и какой-то гуманизм говорит мне иногда, что не стоит его есть, но с другой стороны бывает что мой организм просто требует хороший кусок мяса и приходится поступаться своими принципами. В общем, стараюсь мяса не есть, но не всегда могу сдержаться.

- Я вообще без мяса не могу. Не понимаю мужчин вегетарианцев. Мужчина он же хищник. Он должен есть мясо, иначе он не будет мужчиной.

- А женщине чтобы быть женщиной что в таком случае надо?

- А женщине нужен мужчина! - уверенно заявил Дмитрий. Они рассмеялись. Дмитрий удивленно подумал, что они беседуют всего минут пятнадцать, а такое впечатление, что они старые друзья, которые давно не виделись, но после пяти минутной беседы и маленькой настороженности все вернулось в свое русло. И они снова признали друг друга и доверились.

- Расскажи мне, как ты рисуешь? Мне просто очень понравилась твоя картина. Она меня заворожила.

- Правильное слово - околдовала, - улыбнулась Маша. - Ну что тебе рассказать? У меня в семье все рисовали. И еще лепили. От горшков и кувшинов до статуй и бюстов. И я с детства рисовала. Для меня нет и не было другого мира.

- Но ведь многие рисуют, а у тебя - особенные картины.

- Не знаю, - Маша пожала плечами, - вот смотри - ведь все умеют писать. Но не у всех получается написать что-то стоящее. Нужен наверное талант. Так и тут, много художников которые умеют рисовать, но получается что-то стоящее у единиц. Талант. И это не мое достижение. Это от бога. Так что, я не чувствую, что мне есть чем гордиться. Да, у меня получается рисовать. Но я трачу на свои картины не так уж и много времени. Знаешь, есть люди, которые хотят, очень хотят нарисовать что-то особенное и много и долго работают. Я их очень уважаю, потому что я так не могу.

- А мне кажется, если нет таланта в живописи - не трать на нее свое время. Надо уметь вовремя понять, что ты не станешь лучшим и идти искать себя в другом месте.

- Вот тут ты не прав. По твоему выходит, что надо быть лучшим, иначе даже не стоит рисовать?

- Ну... - Дмитрий задумался, спорить с ней оказалось интересно и не очень легко - как ты все повернула. Но в общем-то верно. Я правда не имел ввиду, что надо быть лучшим или не быть. Но цель стать лучшим в любом деле она должна быть. У художника, у поэта, у токаря в конце-концов. Стремление стать лучшим заставляет человека развиваться, искать новые пути, постигать новые знания.

- Ты знаешь, я думаю что в творческих профессиях такой подход не применим. Художник пишет, потому что он не может не рисовать. Поэт складывает стихи, потому что без этого он просто не уснет. Сойдет с ума, сопьется. Музыканты играют, потому что иначе у них голова лопнет от не сыгранных мелодий. И пусть не каждый из них гений, но для каждого найдется свой зритель и почитатель. А если и нет, то он хотя бы сможет спокойно уснуть потому что творческий зуд надо обязательно выплеснуть.

- Да, - Дмитрий удивленно разглядывал Машу, - ты очень красиво сказала и верно. Я совсем не творческий человек. Не когда мне. Но иногда у меня зудит. Особенно когда вижу некоторые картины. Я наверное и галерею открыл по этой причине, чтобы быть ближе к миру творчества. Сам-то я ничего не умею. Ни рисовать, ни писать, ни даже на гитаре играть. А бывает, что душа болит. А выплеснуть не могу. Не умею.

- Ничего. Ты сделал первый шаг. Открыл галерею. Ты просто не спеши. Возможно все еще впереди. Знаешь, во Франции многие люди уходя на пенсию становились художниками. Они не стремились стать гениями. Им просто очень нравилось рисовать картины. Хотя многие из них только в пятьдесят лет брали первый раз кисточку в руки. В Европе это распространено. Даже был такой термин художники-пожарные. Так получилось, что именно бывшие пожарные на пенсии становились художниками. Так и ты, не спеши. Ты все еще успеешь. - Дмитрий улыбнулся представив себя на пенсии с мольбертом в парке.

- Какие-то у нас очень серьезные разговоры для первой встречи! Лучше расскажи как ты лето проводишь. Где отдыхаешь?

- Я, - Маша задумалась не надолго,- обычно просто езжу к бабушке в деревню. Помогаю ей по хозяйству. Там так здорово и свободно. Я там отдыхаю и телом и душой.

- Не знаю, у меня нет бабушки в деревне. Но когда я езжу навещать маму, я там устаю больше чем здесь. Я вообще не люблю свой родной город. Грязный, вечно пьяный и обветшалый. - Дмитрий поморщился. -Я просто последние дни замученный. Дела идут не очень. Проблемы, стрессы, так что ты прости, что я не слишком весел. Пойдем лучше прогуляемся? - Они поднялись и вышли на улицу. Там было тепло, на город опускались сумерки. Как красиво и романтично. - подумал Дмитрий. - Отличная пора для свиданий! Маша взяла его под руку и он шел по дороге чувствуя как тепло и спокойствие разливается от ее прикосновения.

- Да ничего. В Москве трудно встретить человека не загруженного проблемами. Так что, я привыкла. У всех есть проблемы, даже у самых веселых и довольных с виду людей. И не стоит их очень сильно скрывать или стесняться их наличия. И еще, я не люблю когда у человека большие проблемы, муторно на душе и его тошнит от всех и ото всего,а он при этом всем старательно улыбается и делает вид, что все хорошо. Лучше быть честным.

- Да, - согласился Дмитрий, - честным быть лучше. Но это не значит, что если тебе плохо ты должен только об этом и думать. Надо продолжать жить и улыбаться. И думать, что все хорошо и тогда, все станет хорошо. Если уж не в жизни, то на некоторое время на душе!

- Да ты философ! - Маша рассмеялась, - философ бизнесмен, да еще и владелец Галереи! Чудеса!

- Да ладно тебе!

Они замечательно погуляли. Дмитрий наконец-то смог расслабиться и болтать о всякой чепухе. Они обсудили книги, фильмы, даже домашних животных. Это было поразительно, как много общих тем для разговоров можно было найти с малознакомым человеком. Но пришло время расставаться. Он довел Машу до дверей мастерской.

- Ну вот мы и пришли, - остановившись у возникла небольшая пауза.

- Ну, в гости я пока тебя не приглашаю, там не убрано и все такое, но на днях обещаю тебе провести экскурсию по моей маленькой галерее!

- Договорились! Я не забуду. Пока.

- Пока, - она протянула ему свою руку, он мягко пожал ее и повернувшись пошел к машине.

Лелик.

Утро как обычно начиналось тяжело. Солнце ярко светило в глаза, побуждая вставать, но вставать не хотелось. Вообще ничего не хотелось. Разве что, валяться весь день в кровати. А еще лучше на пляже. Лелик замечтался. Как хорошо было бы сейчас на море. Вышел на улицу в тапочках и плавках плюхнулся на шезлонг под зонтиком и весь день лежишь и ни о чем не думаешь. Но надо было ехать к Машеньке рисовать картины для генерала. Это "надо" - всегда портило ему жизнь. Еще в школьные годы ему казалось что хуже слова "надо" нет ничего на свете. Потому что - это волшебное слово. Он прекрасно помнил, как он болел, а в школе была контрольная по русскому. Очень важная, но в тот день он и правда болел. Очень сильно, с температурой, с больным горлом и насморком. Так просто совпало. Но мама не стала ничего слушать. Она сказала - Надо! И сама отвела его в школу. И так было не один раз, когда это проклятое слово перечеркивало все. Не смотря на болезнь, на отсутствие сил, денег или еще какие-нибудь факты он приучился выполнять команду надо! Но к счастью это было раньше. А последние годы он мог себе позволить расслабиться и забыть о нем. Вот и сейчас он забросил это слово куда подальше, накрыл голову второй подушкой и попытался уснуть. Но не так это легко! Внутренняя борьба за и против страшно мешает спать. В итоге он пришел к компромиссу. Он встал, поняв, что все равно не уснет, но и не собрался сразу бежать рисовать картины, а не спеша попил кофе, позавтракал и поехал в центр побродить по магазинам. И неожиданно обнаружил, что до стоит у входа в Машину мастерскую. Он поднялся к ней и постучал. Дверь была открыта и он зашел.

В мастерской у Маши было не привычно светло и убрано, пахло розами. Лелик поморщился и прошелся по мастерской. В каждой комнате стояло по огромному букету роз. Червячок ревности опять проснулся в нем и вместо приветствия он хмуро спросил

- Откуда это все?

- Поклонник прислал, - Маша вся светилась.

- Похоже ты влюбилась - печально констатировал Лелик.

- И ты за меня не рад? - удивленно пожала она плечами, - кто говорил, что мне надо наконец найти нормального парня и оставить тебя в покое?

- Я конечно такое говорил. И не раз. - Лелик покачал головой, не зная что еще сказать, - я рад за тебя.

Он хмуро плюхнулся за стол. На столе стояла еще одна ваза с цветами.

- И откуда у тебя столько ваз! Лично у меня дома вообще ни одной нет!

- Хочешь подарю тебе парочку? Это мама делала, - Машенька ласково погладила вазу по выпуклому боку. - Будешь чай?

В этот день работа шла хорошо, но настроение от этого не поднималось. Он с остервенением рисовал пытаясь одновременно разобраться в себе. Машенька была какая-то не привычная - такая вся воздушная, влюбленная, но при этом она часто подходила к нему, гладила его по голове, по плечу, что-то ласково говорила. И в итоге все кончилось быстрым сексом, который помог Лелику спустить пар. Маша его целовала и приговаривала - глупенький, ты такой еще маленький и глупенький. - А Лелику было без разницы. Он был опустошен и расстроен. Все как-то шло не так. И даже такой верный человек в его жизни как Машенька - куда-то отдалялся.

Вся следующая неделя примерно так и проходила. Днем Лелик рисовал заказанные картины у Машеньки. Иногда они занимались сексом. И все практически без разговоров. По вечерам Машенька бегала на свидания, а Лелик ехал в клуб и выпивал. И почти каждую ночь у него дома оставалась ночевать Соня. Она ему нравилась. Она за ним ухаживала, ходила рядом с ним и почти ни о чем не спрашивала и ни о чем не разговаривала. В эти трудные дни, когда он привыкал, что Машенька больше не будет вся и безоговорочно его, Соня пришлась очень кстати.

А потом настал тот день, когда на его попытку заняться сексом с Машей она ему отказала. Ты извини, - сказала она, - но я больше не буду с тобой заниматься сексом. Я тебя по прежнему очень люблю. Но у меня теперь есть Дима и я так не могу. - Лелик понимающе кивнул и молчаливо закончил работу. Еще несколько дней они провели вместе дорисовывая заказ, а потом они расстались.

Но, как оказалось не надолго.

Дмитрий.

Дмитрий был на седьмом небе от счастья. Он никак не ожидал, что когда тебе за тридцать тебя все равно может настигнуть настоящая любовь. С Машенькой он виделся почти каждый вечер. Они ходили гулять по городу, в рестораны, в кино. А потом занимались любовью. Нежно, ласково и долго. Они понимали друг друга без слов. И это было прекрасно. Дмитрий привык, что он всегда лидер в отношениях. Он назначает время, он придумывает, как и где они проведут вечер, но тем вечером Маша его удивила.

Она позвонила ему часа в 4 дня.

- Привет, ты сегодня вечером свободен?

- Да - удивленно ответил Дмитрий.

- Тогда приезжай сегодня ко мне часам к восьми. И не в костюме с галстуком.

- А в чем?

- Одень джинсы, рубашку, что-нибудь по проще.

- Ладно. И что будет?

- И я тебе устрою экскурсию в настоящий мир художников.

В восемь вечера заинтригованный он стоял у входа в мастерскую. Он был в светлых джинсах и рубашке. Маша вышла в черных свободных штанах и черной футболке. Критически оглядела его. Расстегнула на его рубашке пару верхних пуговиц, выправила ее из Джинс и еще раз посмотрела на то, что получилось.

- Ну вот, так уже получше. Идем. - Она решительно взяла его под руку и они пошли во дворы.

- Куда мы идем?

- Сейчас увидишь - она улыбнулась заметив недовольство на его лице. - Ладно, ладно, расскажу. Тут не далеко в одном клубе выставка неформальных художников. Тебе думаю полезно будет посетить такое мероприятие.

Спустя двадцать минут они спускались в подвал без вывесок и вообще без всяких опознавательных знаков.

- Как люди находят это место? - удивился Дмитрий.

- Кому надо , те знают, - улыбнулась Маша.

Внутри оказалось тесно, шумно и накурено. По стенам были развешены картины маслом и графика. От питерских двориков до обнаженных женщин. Приглядевшись к одной из картин Дмитрий с трудом узнал на ней обнаженную Машу.

- Тебе нравится? - спросила она.

- Ну я даже не знаю. - он показал рукой на картину - это ведь ты?

- Да. - Она оглядела зал. - Я сейчас вернусь. Познакомлю тебя с художниками.

Дмитрий остался один. Он не торопливо стал ходить по залам разглядывая картины и людей. Здесь было много бородатых мужиков, с лицами людей злоупотребляющих спиртными напитками. Женщины выпивали и громко смеялись. Вообще атмосфера была очень не обычная. Не сколько раз с ним заговаривали, спрашивали его мнение по поводу картин и прошедших выставок. Кто-то всунул в его руки стакан и Дмитрий машинально выпил. Это был коньяк весьма сомнительного качества. Побродив по залу полчасика он оказался знаком уже с половиной зала и поучаствовал даже в нескольких дисскусиях на темы от живописи до политики. Дмитрий заозирался в поисках Маши, когда она появилась с очередным бородочем под руку. Они подошли к нему

- Дима, это Альберт, он художник.

- Наслышан, наслышан, -голос у Альберта был громкий и басовитый. - Очень приятно с вами познакомиться, мне Маша говоила, что у вас тоже есть галерея? А это, - он обвел рукой клуб, - это вот моя галерея. Как вам тут?

- Весьма не обычно, но мне нравится. Я чувствую себя тут уютней, чем в свой собственной галерее.

- Чтож, очень рад, очень рад! - Альберт еще раз пожал руку Дмитрия и его мгновенно кто-то уволок схватив за руку. Дмитрий опять остался с Машей. Она отвела его за один из столов, где сидело много людей разного возраста. Они подвинувшись смогли освободить места и для Дмитрий с Машей. Дальнейшее Дмитрий помнил уже смутно. Они пили какой-то портвейн, потом кто-то принес абсент. Они обсуждали современное искусство, женщин. Пели песни. После чего поехали к кому-то домой где утром Дмитрий и проснулся.

Он лежал с больной головой в темной комнате. Рядом спала Маша крепко обняв его. А Дмитрий лежал и думал, что ему давно так не было хорошо. Наверное со школьных времен, когда они с парнями тайком от родителей напивались пива в подъезде и пели песни под гитары. В те времена казалось, что море по колено и что все еще впереди. Это была настоящая свобода.

Следующую неделю они с Машей встречались по его расписанию. Кафе, прогулки, кино. Но посещение сообщества не формальных художников ему запомнилось, и Маша сказал, что это не последний их выход "в свет".

С Машей отношения складывались замечательно. Дмитрий чувствовал что он не просто влюблен, а уже крепко к ней привязался, одно омрачало - с каждым днем дела в бизнесе шли все хуже и хуже. Кредиторы начали нервничать, некоторым сотрудникам пришлось задержать зарплаты почти на месяц и с каждым днем напряжение все нарастало и нарастало. Дмитрий стал раздражительным. Срывался по мелочам. Он сидел на работе и ждал, ждал вечера. И каждый звонок, каждая просьба его нервировала и выводила из себя. А потом он обнаружил, что и вечером с Машенькой он не сразу может успокоиться. Он злился на официантов, которые слишком медленно обслуживали. Злился на других водителей в пробках. А еще, он ужасно злился когда Машенька произносила имя Лелика. Уж очень часто она о нем заговаривала. И она ни разу не назвала Дмитрия любимым. И ни разу сама ему не позвонила. Они общались уже почти два месяца. И больше месяца занимались сексом. И он стал понимать, что она по прежнему очень любит своего Лелика. А он, он только попытка его забыть. Вариант замещения. Который, похоже для нее не удался. Он никогда не думал, что попадет в такую ситуацию, когда оказалось, что он влюблен безумно. Что он готов ради нее горы свернуть. А она, она принимает все это, но толи не может, толи не хочет ответить тем же.

Как-то вечером он сидел в кафе вместе с Машей рядом с ее мастерской. И так получилось, что это было не только ее любимое кафе, но и Лелика. Который именно в этот вечер решил туда прийти. Он пришел с девушкой и сначала их не заметил. Но его сразу заметила Машенька, махнула ему рукой и пригласила сесть с ними за столик. Девушку Лелика звали Соня. Она была очень мила, но несмотря на это она очень не понравилась Дмитрию. Знал он такой тип девушек, этакие маменькины дочки которые типа случайно заглянули в клуб, типа случайно нашли себе там богатого мальчика и присосались к нему так, что потом от них не избавишься. И одним утром ты просыпаешься и понимаешь, что вчера был в загсе и была свадьба и теперь все это навсегда!

Лелик был очень мил, острил и благожелательно общался с Дмитрием ни о чем. То ли он не видел в нем конкурента, то ли ему и в правду было уже наплевать на Машеньку. Машенька похоже тоже это заметила и была очень мрачной и не разговорчивой. От этой встречи остался тяжелый осадок. Что Маша, что Дмитрий были ужасно напряженны и жутко ревновали. Дмитрий - Машу к Лелику, а Маша - Лелика к Соне. Вечером они коротко расстались и Дмитрий не звонил Маше целых три дня, чего до этого еще не бывало. Он очень надеялся, что Маша все таки позвонит сама. Но, она не позвонила. Он, наплевав на свою мужскую гордость позвонил ей сам. И оказалось, что она уехала в деревню. К своей любимой бабушке. Она что-то говорила про колдуний, про травы, заклинания и прочую чушь. Но Дмитрий не очень прислушивался к этому он был просто рад слышать ее голос. И очень ждал ее возвращения.

В этот вечер в галерее было открытие очередной выставки. И по окончанию он напился в компании Викуси и Стасика. Дела в галерее шли неожиданно хорошо. Продажи росли не смотря на кризис. И перспективы заведомо убыточного проекта были весьма радужны. Викуся выпив стала хмурой и молчаливой. А вот Стасик наоборот, разговорился. Разговор перешел на молодых художников и как-то вышел на обсуждение картин Маши.

- Картины у нее волшебные, - говорил Стасик, и понизив голос добавил - в прямом смысле слова! Говорят она над каждой картиной читает заговор. Она ведьма! Точно вам говорю. Картин у нее мало, но на каждую картину можно смотреть часами. Они околдовывают, привораживают. И сама она привораживает. Ведь мелкая, пухленькая и не красивая, вы посмотрите ее фотографии в журналах, а начнете говорить с ней, посмотришь ей в глаза и тонешь!

- Я тебе утону! - резко прикрикнула на него Викуся. - каждая женщина - колдунья, - немного подумав добавила она и снова замолчала.

- Дмитрий, но вы ведь общались с ней. Скажите что я прав! - Стасик попытался найти поддержку у Дмитрия.

- Возможно и прав. Картины у нее действительно, завораживающие.

- Вот! - гордо сказал Стасик - я же говорил! Ведьма она. Ведьма! - Викуся только покачала головой и выпила еще одну рюмку.

- Зато вот Лелик ее, он действительно талантливый художник. - После небольшой паузы решила вставить она. - жалко сейчас он почти не рисует. - Настроение у Дмитрия резко испортилось. Все эти упоминания Лелика рядом с Машей, особенно в ключе талантливого художника. Сразу портили ему настроение. Он каждый раз начинал себя с ним сравнивать. Он не так молод, совсем не талантлив и не известен. Он понимал, что его шансы малы и это его выводило из себя. Еще немного посидев, и поговорив ни о чем он коротко попрощался и отправился к Маше пешком надеясь застать ее в мастерской.

Маша оказалась дома. Вид у нее был очень уставший и замученный. Она молча обняла Дмитрия, помогла ему снять плащ и провела на кухню. Там горели свечи и на столе были разложены какие-то старинные книги. Она их закрыла и сложила в стопку у стены.

- Я очень рада тебя видеть. Я скучала, - сказала она не громко разглядывая его лицо. Это были наверное первые ее слова за все время общения, которыми она показала, что он ей все таки не безразличен. Она села к нему на колени и он ее обнял. Ему было очень хорошо и хотелось, чтобы это длилось вечно.

- Ты никогда не думал, что что-то в твоей жизни не так? Никогда не думал, что ты не на своем месте? - спросила она его повернувшись и заглянув в глаза.

- Думал, - так же шепотом ответил он не выпуская ее взгляд. - Особенно сейчас, когда все так не просто. Когда столько проблем. В такое время особенно ощущаешь, что ты не на своем месте, - она ничего не ответила и он решил добавить. - Особенно мне тяжело, что мы с тобой до сих пор не вместе. И что ты меня совсем не любишь.

- Глупый! - сказала она усталым голосом и чуть отстранившись посмотрела в его глаза. - Я тебя очень люблю, но я еще не готова быть с тобой. Я не могу еще. Подожди немного, потерпи. Все должно наладиться!

- Ты все еще любишь своего Лелика?

- Да. Немного. Но это проходит. Он мне уже как друг, как брат. И я за него очень переживаю. - она прильнула к его плечу - и за тебя очень переживаю. - он не знал что на это сказать. Они посидели немного молча.

- А правда, что ты ведьма?

- Почему ты это спрашиваешь? - Она удивленно посмотрела на него. - Надо же!

- Мне сегодня Стасик сказал, который у меня в галерее работает.

- А... - она обратно прижалась к нему. - Правда. Я ведьма. - шепотом на ушко проговорила она.

- И все твои картины заговоренные?

- Конечно!

- Ты шутишь! - удивленно сказал он. - Неужели правда?

- Правда, правда. Я тебе потом все расскажу. А сейчас я очень устала. Давай просто посидим. - Она вопросительно посмотрела на него. Он пожал плечами и покрепче обнял ее.

На следующий вечер она опять была очень уставшая и такая ласковая и нежная, что Дмитрию хотелось ее обнять и никогда не отпускать. Защитить от всех бед! Они лежали в кровати после секса. Она закурила сигарету и глядя в потолок спросила:

- А ты веришь в колдуний?

- Не знаю. Наверное да.

- У меня бабка была колдунья и ее бабка и бабкина бабка и практически все женщины в моем роду. Я в деревню к ней приезжала в детстве. На все лето. Родителям было не до меня и они меня туда отсылали. Бабка мне много чего рассказала, но... мало чему научила. Это все очень-очень древнее. Старообрядческое. И сейчас мало что из этого нужно. Зуб заговорить? Лучше в стоматологию сходить. Любимую приворожить? Лучше ей кольцо с бриллиантом купить. Но кое что мне в жизни все таки пригодилось.

- Картины заговаривать.

- Да. И это тоже. Знаешь, можно отводить взгляд, а можно приводить. Заговором можно приукрасить. И преувеличить. Сто рублей, сделать тысячей. Красивую картину, сделать очень красивой. Я немного поэкспериментировала. Попробовала по разному и у меня получилось. А чтобы заговор долго держался, я в грунт холста добавляю свою кровь.

- Ты что!

- Немножко, но без этого никак не обойтись. Иначе заговор продержится от силы три дня.

- А бабка твоя жива еще?

- Жива. - она затянулась. - Ей около ста лет. - немного помолчав она добавила - я у нее недавно была. - и еще пауза, - советовалась. - Она повернулась и посмотрела Дмитрию в глаза. - Я почти придумала способ, как нам всем стать счастливыми. Занять свое место в этой жизни.

- Кому всем? - немного резковато спросил Дмитрий.

- Тебе, мне, - она умолкла на мгновение, - Лелику.

- Лелику! - возмущенно воскликнул Дмитрий. - Да ты посмотри на него! Он и так счастлив!

- Он в своем видимом счастье более несчастлив, чем ты в своем несчастье. Понимаешь? - она посмотрела в его глаза. Он печально кивнул.

- Понимаю. Ты никак не можешь выкинуть его из головы. - он обиженно засопел, - все Лелик и Лелик! Я устал. Правда. Мы с тобой почти три месяца, но каждый день я слышу от тебя это имя.

- Успокойся. Ну что ты! - она ласково погладила его по груди. - Я же с тобой. А не с ним.

- Да? Это потому что он тебя не зовет. А позвал бы, и на моем месте был бы он!

- Какой же ты все таки глупый и ревнивый мужчина! Спи милый. Скоро все изменится, - она поцеловала его в губы и накрыла одеялом. Он еще долго не мог заснуть. Думал о ней. О счастье. Его счастье вот оно. Когда она рядом он счастлив. И зачем что-то менять в этой жизни? С этими мыслями он провалился в тревожный беспокойный сон.

Лёлик.

Лелик уже больше месяца не видел Машу. И очень по ней соскучился. Он только что вернулся из Греции, где рисовал картины для генерала. Он заработал не плохие деньги и хорошо отдохнул. Но все равно, что-то было не так. Не получил он того удовольствия, на которое рассчитывал. И вроде все отлично, но все не то. А вот что надо - непонятно! Скоро будет день рождения. Двадцать пять лет. А что дальше? Как жить, чем заниматься? Такое впечатление, что лучшее время позади. Что он больше не заберется на ту вершину с которой он свалился. А после нее все его достижения - это такие мелочи! Он устал что все говорят о нем, как о бывшем гениальном художнике. Он хотел быть сейчас и здесь - гениальным и известным. Что бы у него опять брали интервью, писали газеты, встречали фанаты. А вместо этого постоянная суета и мысли где бы и как бы еще заработать. И родители. Постоянно ноют родители, что пора семью, пора детей. Им хочется внуков. А он... да что уж тут говорить. Лелик сидел в кафе и ждал Машу. Он вспомнил как в детстве точно так же сидел и ждал маму. Когда его отдали в лагерь и двадцать дней он не видел родителей. Ему уже было лет 12 и он считал себя совсем взрослым. И ему стыдно было себе признаться, в том, что он очень соскучился по маме. Вот и сейчас, спустя многие годы он испытывал похожее чувство. Он сидел как на иголках и ждал встречу с Машей.

Маша пришла вовремя и одно то, что он ее увидел, увидел ее улыбку и глаза - подняло его настроение.

- Привет, Машутка! - Радостно воскликнул он и обнял ее. Он был совсем близко к ее лицу, смотрел в ее волшебные глаза. Он видел близко-близко ее губы. И не удержался и поцеловал. Сначала робко, не уверенно, но она ответила прижавшись к нему всем телом. И тогда он впился в ее губы длинный поцелуем. С большим трудом он отстранился и не сказав ни слова сел за стол. Она села напротив него слизывая с губ вкус поцелуя.

- Я скучала. Тебя так долго не было. Как ты?

- Да так. Нормально, - у него пропало всякое желание говорить, зато появилось другое желание обладать ей! Она явно заметила это и иронично улыбнувшись закрылась меню.

- И я нормально. Все хорошо. Если тебя это интересует - она выглянула из-за меню. - В общем, без особых изменений.

- Ясно. Ты все еще с Димой?

- Ну, ты же все еще не со мной? - в разговоре повисла пауза. Вообще ощущалась какая-то неловкость. Ей тоже хотелось его. Но она считала, что это не правильно. Так нельзя. И нельзя к нему опять привязываться, нельзя в него снова влюбляться. Сейчас чаю попью и пойду - говорила она себе. - Я сильная, я справлюсь. У меня есть Дима - но она опять смотрела на Лелика и чувствовала как на нее накатывает горячая волна желания.

После кафе они пошли погулять. Говорить не хотелось и оба молчали. Они шли рядом как два настоящих друга, которые давно не виделись и им есть о чем помолчать. Они шли вместе, как два любовника взявшись за руки и предвкушающих страстную ночь.

- Знаешь, я в Греции много думал, - начал Лелик - Вот что такое счастье? Как его понять? Когда оно есть, а когда его нет. Иногда кажется, что его совсем нет, а спустя годы ты вспоминаешь какие-то моменты и понимаешь, что тогда ты был счастлив и даже не замечал этого.

- Счастье, это когда всё на местах. Когда ты делаешь свое дело, когда рядом есть друзья, которые тоже счастливы. Мне кажется, в каждой стране нужны специалисты по счастью. Вот, как психоаналитики. Чтобы они с тобой провели целую неделю и заставили тебя попробовать вот это, вот то. Поработать там, тут, пообщаться или переспать вот с этим человеком, а потом с этим. И после всего этого они бы тебе выписали рецепт - вот это тебе хорошо, вот тут ты была счастлива, приглядись, пойми, почувствуй!

- Но мне кажется нельзя все время быть счастливым. На это способны только идиоты.

- Может ты и прав, но мне не хочется так думать. Мне хочется чтобы было возможно, как в книжке - "Счастье всем! Даром. И пусть никто не уйдет обиженным!" Жалко, что так не получается.

- Не получается. - согласился Лелик. - И никогда не получится. Счастье многих людей зависит от несчастья других. Потому что, как говорится - всех очень много, а всего очень мало. И из-за этого мне кажется на каждого счастливого приходится по 10 несчастных.

- А в чем счастье по твоему? Может в деньгах? Вот ты для себя уже вывел формулу? Ты же должен знать, что делает тебя счастливым?

- Ну не знаю... - Лелик задумчиво остановился и огляделся кругом, как будто бы ища помощи. - Может быть уверенность в себе. Если не говорить о сиюминутном счастье. Может быть признание.

- Ну это уже тщеславие. То есть, счастье для художника - это признание его гениальности? - Она задумчиво прикусила губу и посмотрела на него - но мы же с тобой признанные. Есть люди, которые могут сказать много лестных слов про наши работы. И что?

- Не знаю. Значит нужно больше людей!

- Но мне этого не нужно! - она пожала плечами. - Я не знаю, чего мне не хватает. Совсем не знаю. Но точно, не этого.

- Ты женщина, ты меньше зависишь от мнения окружающих. А я мужчина. Я добытчик, охотник. Мне нужно признание того, что я лучше других. Что я сильней, ловчее и красивей. А по нынешним временам, достаточно того, что я просто лучше других, скажем - рисую. Это признак просто цивилизованного мира. Сейчас в современном обществе мужчина оценивается не по силе и способности добыть дичь, а по способности заработать деньги или по талантам, отличающих его от общей массы других людей.

- Возможно ты прав. Но что же делать в этом мире женщине?

- Найти такого мужчину.

- Спасибо, милый. И ты туда же. - Она иронично посмотрела в его глаза и улыбнулась, - то есть, в этом женский удел. Женщина оценивается по самцу?

- Ну - Лелик пожал плечами - выходит что так! А уж если у тебя два или три выдающихся самца - ты просто супер выдающаяся женщина!

- Да ну тебя!

- Знаешь, в Греции почитают богиню по имени Фрина. Это у них богиня любви и красоты. Земное воплощение Афродиты. Она могла соблазнить практически любого мужчины. И все мужчины покланяются ей, а женщины ненавидят. Вот она как раз и получалась выдающейся. И о ней помнят веками!

- Ладно, хватит умничать - Маша взяла Лелика под руку, - твоя Фрина была гетерой, проще говоря проституткой. А у нас это давно не уважаемая профессия. Так что мне такой путь явно не подходит.

Оставшийся вечер прошел за разговорами о Греции, и воспоминании о море, девушках и ресторанах.

Лелик проводил ее до подъезда. Они посмотрели друг другу в глаза. - Как трудно расставаться с прошлым, - сказала Маша, провела кончиками пальцев по щеке Лелика и скрылась за дверью.

Лелик не спеша пошел к своей машине продумывая планы на вечер. Он первый день в Москве. Надо оторваться по полной! Только он сел в машину зазвонил телефон. Это оказалась Соня. Поздравила с возвращением в Москву и пожелав всех благ положила трубку. Лелик пожал плечами и поехал домой переодеваться. Он припарковался и вышел из машины. Когда он подходил к подъезду его нагнала радостная Соня.

- Сюрприз! - она обняла его. - Не ждал? А я скучала! - так получилось, что за время до отъезда в Грецию, Соня стала близким человеком. Она очень часто оставалась у него ночевать. Ухаживала за ним. Готовила завтрак, стирала. Следила за его делами. В общем очень активно и целенаправленно вошла в его жизнь. Но, не смотря на это сейчас стоя в ее объятиях Лелик понял, что за пару недель, что он отсутствовал он о ней ни разу и не вспомнил. Совсем ни разу!

- Скучал конечно - не уверенно соврал он и аккуратно сняв ее с себя направился домой. Она шла рядом и беспрестанно тараторила о Москве, об общих друзьях, о каких-то крутых вечеринках. Он слушал краем уха и думал, что не пробыл в Москве еще и сутки, а уже начинает уставать.

Дмитрий.

Дмитрий почти каждый вечер проводил с Машей. Иногда, благо работа ему позволяла, он заезжал в ее мастерскую и днем. Ему очень нравилось смотреть, как она рисует, как обучает других людей. В это время она вся светилась изнутри какой-то энергией. После разговора про ведьм и колдовство он стал приглядываться к ней повнимательней. И стал замечать необычные вещи. В Маше и правда что-то было от ведьмы. Иначе как она могла так воздействовать на людей? С ней никогда не ругались продавцы. Даже самые хмурые люди ей улыбались. А когда Дмитрий приезжал жутко раздраженный и злой, одного ее взгляда в глаза хватало, чтобы он остыл. В самые трудные дни она бывало гладила его по голове и что-то нашептывала. И напряжение спадало, головная боль проходила и Дмитрий чувствовал себя так, будто заново родился. Сначала он думал, что это просто что-то женское. Но теперь он понимал, что это не только женское, но есть тут что-то еще. Еще немного древнего колдовства.

Они часто прогуливались по центру и разговаривали. С ней очень приятно было говорить легко и интересно. Она отлично умела слушать и иногда, очень к месту вставлять комментарии или высказывать свои мысли. Она всегда говорила твердо, уверенно, будто сначала долго обдумывала каждую фразу. Дмитрий как-то спросил ее об этом.

- Ты же знаешь, что я немного ведьма. И мне бабушка очень доходчиво объяснила, что слова материальны. Что не стоит попусту сотрясать воздух и надо говорить только тогда, когда ты знаешь что сказать. И тогда, когда это действительно нужно.

- Понимаю, - согласился с ней Дмитрий. - Но иногда бывает просто охота поговорить пусть ни о чем, но просто пообщаться. Чтобы удостовериться, что ты не один. Послушать интонации другого человека.

- Конечно. - Она кивнула головой, - и это тоже можно. Ничего плохого в этом нет. Но нельзя говорить чтобы покрасоваться, не стоит врать.

- Выпендриваться - поддержал ее Дмитрий.

- Выпендриваться, как ты любишь! - улыбнулась Маша.

- Но когда я с тобой рядом мне все время хочется выпендриваться! Ты же мне ничего не говоришь, ни похвалишь, ни просто... я даже не знаю! Могла бы говорить иногда, что скучаешь. - Он обиженно, немного по детски посмотрел на нее.

- А зачем тебя хвалить? Либо ты уверен в себе, либо нет. А от моей похвалы ничего не изменится. А сказать, что скучаю... да, иногда скучаю. Но ты должен научиться это чувствовать без слов. Понимать сердцем, а не ушами. Потому что слова - лживы. - Дмитрий не нашел что на это ответить. Он просто шел рядом и попытался понять сердцем, любит ли она его, скучает ли или нет?

- Нет! - не выдержал он, - я все время начинаю думать, искать проявления любви. Вспоминать каждое слово нашего разговора! Объясни!

- Не надо вспоминать. - Они присели на скамейку, она развернулась чтобы видеть его и взяла его за руки. - Ты просто попытайся почувствовать то тепло, что идет от меня к тебе. Мои пальцы, что гладят тебя по лицу, почувствуй как вибрирует воздух, когда я произношу твое имя. Если ты это почувствуешь, если поймешь, увидишь, нам не страшны будут любые преграды, любые расстояния.

- А ты меня чувствуешь? Вот так, как ты сказала?! - удивленно спросил Дмитрий. Она покачала головой.

- Очень редко, - помолчала немного, посмотрела в его глаза - Но иногда чувствую. Наверное, когда тебе плохо. И ты вспоминаешь меня.

- А Лелика?

- Чувствую.

- И даже когда он был в Греции?

- Да. Он думал обо мне почти каждый день, - услышав это Дмитрий сжал кулаки.

- Я тебя люблю! И я очень хочу, чтобы и ты меня полюбила! - он прижался к ней. - Рядом с тобой я чувствую себя совсем другим человеком. Я чувствую себя по настоящему живым!

- Пока твоя любовь - это тщеславие. - Дмитрий попытался возразить, но Маша покачала головой и продолжила, - тебе хорошо со мной. Тебе меня хочется. У тебя есть соперник и ты борешься за меня. Но что будет, когда я стану вся твоя? Ты успокоишься. Тебя поглотит работа и ты забудешь обо мне.

- Нет, так не будет!

- Тогда научись сначала меня понимать. Изменись немного. Для меня, для нас. Перестань думать - как она на Меня посмотрела, что она Мне сказала. А может она Меня не любит... В любви должно быть меньше эгоизма. Я готова жить для тебя, в не зависимости, от того отвечаешь ты мне взаимностью или нет. Любовь, она сама по себе прекрасна. И даже без взаимности. И даже на расстоянии. И не надо ничего требовать в замен. Я рада просто тому, что ты есть. И не важно со мной или нет.

- Так ты все таки любишь меня?!

- Ну вот опять... - она печально посмотрела в его глаза. - Ты ничего не понял, - она поднялась и протянула ему руку - Пойдем, поздно уже. И подумай о том, что я тебе сказала. - Дмитрий кивнул и они отправились домой.

А потом была трудная неделя. Много работы, очень много. В мебельных магазинах тихонько зрел бунт. Продажи упали и Дмитрий рассудил, что все деньги, что появляются надо направлять на погашение кредитов. Общая нервозность сказывалась и на его помощнике - Кирилле:

- Ты совсем не занимаешься делами - ругался на него Кирилл, - даже когда ты тут, ты все равно думаешь не о деле, а о своей Маше! Ты перестал общаться с сотрудниками.

- А что с ними общаться, - возразил Дмитрий? - Они только и делают, что ноют. Как же так! В этом месяце не было премии, а когда вы дадите нам зарплату? А почему вы нам опять задержали зарплату... Ну сколько можно! Если на дворе кризис - не надо ныть! Надо работать!

- Так они и работают. Посмотри, по некоторым магазинам отличная выручка.

- Для кризисных времен возможно. Но в прошлом году в это время выручка была в 3-4 раза больше. А количество сотрудников осталось то же. И аренда осталась та же. И дешевые кредиты совсем пропали. Невозможно перекредитоваться. И если я задерживаю платеж по кредиту хоть на один день, мне сразу начинают звонить. Угрожать, уговаривать, интересоваться. - Дмитрий встал и строго посмотрел на Кирилла, - денег нет и в ближайшие пару недель не будет. Если кто-то хочет - пусть пишет по собственному желанию. Если нет, пусть работает и не ноет. Наши сотрудники должны быть кровно заинтересованы, в том, чтобы мы продолжали работать! Иначе мы окончательно разоримся и все тут потеряют работу.

- Если ты такой умный, иди и сам им всем это скажи. Объезди все магазины и сообщи им об этом! - в ответ не выдержал Кирилл. - Все же шишки на меня падают. Тебя боятся как огня. Все вопросы ко мне. И я теперь во всем виноват. А ты босс, ты всегда прав. - Кирилл усмехнулся и с вызовом посмотрел на Дмитрия.

- Хорошо. - Дмитрий взял портфель. - Поехали по магазинам. - сказал он уже более спокойно, в этот момент он думал о Маше. И вдруг почувствовал как шевельнулся воздух, ему показалось, что Маша назвала его по имени. И ему стало так хорошо и спокойно, - надо восстанавливать моральный дух сотрудников. - Уже совсем спокойно сказал он. Кирилл удивленно смотрел на него. В Дмитрии произошла разительная перемена. Еще минуту назад он был зол, практически разъярен, а сейчас перед ним стоял совсем другой человек: спокойный, уравновешенный, уверенный в себе. И сразу стало казаться, что все будет хорошо. Что кризис - это ерунда и действительно, чего он нервничает? Надо немножко потерпеть и все наладится.

- Поехали. - Кирилл кивнул и пропустив босса в дверь вышел за ним следом.

Лёлик.

Лелик всю неделю после возвращения с Греции гулял и бездельничал. Работы не было. Картины не рисовались. И почти всю неделю рядом с ним была Соня. Она была всюду куда бы он не пошел. И однажды утром Лелик понял что последние несколько дней прошли полностью под диктовку Сони. Они ездили по ее делам, ходили по магазинам. Лелик купил ей даже что-то из одежды на свои деньги. Она успела познакомиться с его родителями и обаять его маму. В ванной уже давно появилась ее зубная щетка, у кровати стояли ее тапочки, в шкафу висели ее вещи. Как-то так совершенно неожиданно для себя Лелик осознал, что он с Соней практически уже живет вместе. Но как и когда это произошло он не мог понять. Просто вот так вот однажды утром он понял, что попал...

Соня лежала рядом и смотрела на него.

- Что случилось, милый? - она сбросила одеяло и потянулась. Потом провела рукой по своему обнаженному бедру. - Правда я красивая? - Лелик ничего не ответил. Он встал, подошел к окну. Оперся о подоконник и повернулся к ней.

- Слушай, Сонь, а откуда тут твои тапочки? - негромко спросил он. Она удивлено вскинула на него глаза.

- Я не давно привезла. У тебя тут такой холодный пол и ходить босиком совсем не здорово.

- Угу. - задумчиво сказал он. Что говорить дальше Лелик не знал. Просто он был не готов к тому, что бы принять то, что она теперь живет с ним. А похоже все именно так. Ему конечно было очень хорошо и удобно с ней. Дни пролетали быстро. Дел было много. Правда, в основном ее дел. Да, ему с ней было интересно, но... Нет, он никак не мог объяснить себе что же случилось. Как так получилось, что он такой не зависимый и вот так попал? Хотя в принципе все не плохо. Ему удобно и интересно. Может именно так и получаются семьи? Когда двум людям удобно и комфортно рядом. Но ведь она ему совсем не интересна. Он с ней практически не разговаривает. Так, слушает ее пустую болтовню и улыбается. И потихоньку привыкает. Привыкает к тому, что она рядом. Ну, может подождать немного? Сейчас лето. У нее каникулы. Почему бы и не провести лето вместе? А потом уже будет осень и у всех будут свои дела. Но все равно, Лелик не довольно поморщился, иногда она жутко напрягает. Иногда хочется побыть одному, побродить. Поговорить о кино, о книгах, о жизни. И сразу вспомнилась Машенька. Как с ней было хорошо. И никакая Соня не может ее заменить. Глупо было ее не ценить и отталкивать от себя. Я наверное просто еще не готов был тогда - подумал Лелик. -Да и сейчас я еще не готов.

- Лелик! Иди ко мне - оторвала его от дум Соня, - я хочу секса! Ну же! - он почувствовал, как в нем просыпается мужчина и задвинул все мысли прочь. На кровати его ждала женщина.

На следующий день Соня уехала к родителям в Арзамас и целый день Лелик слонялся один по квартире и все переживал, звонить или не звонить Маше. За время разлуки с ней он понял одно, что она ему очень дорога и он хочет ее видеть. Он хочет слышать ее спокойный голос, а еще, он хочет ей обладать. Как сладко вспоминать, как она после секса гладила его по голове и шептала его имя. Но рядом с ней теперь этот Дмитрий. Лелик почувствовал, как волна ревности прокатилась по нему. Пришел Дмитрий и забрал то, что все это время принадлежало ему! Все эти вечера, прогулки, ее смех. Все это у него отобрали. Лелик налил себе чаю. За окном уже темнело. Так что же с ним все таки творится? Это любовь или чувство собственности в нем взыграло? Последний год он считать Машеньку своим другом, подругой. С кем можно поговорить, кто тебе всегда поможет. А иногда и позаниматься любовью. Так что же изменилось? Почему его так к ней тянет? Ведь ничего не мешает позвонить и просто поболтать с ней, но хочется чего-то большего. Хочется видеть ее влюбленные глаза и осознавать себя ее принцем. А почему с Соней не так? Кто он для нее? Московский мальчик, у которого удобно жить? Выгодный жених? Но может так и надо? - Черт! - ругнулся вслух Лелик. Даже и поговорить не с кем. Он резко встал из-за стола, прошел в комнату за телефонам и набрал номер Машеньки.

- Привет, Лельчик! - радостно сказала она. - Ты сегодня обо мне много думал.

- Что, весь день уши горели? - сострил Лелик. Не любил он все эти ее "ведьминские штучки" и не очень в них верил.

- Да нет. Я просто чувствовала, - она помолчала в трубку. - Я скучаю по тебе. Может увидимся?

- Давай. Я например сейчас совершенно свободен.

- Я сейчас не могу. Скоро Дима придет.

- Ну, как придет, так и уйдет. Отправь его домой. Соври ему что-нибудь! - немного резче чем хотел проговорил Лелик.

- Так нельзя! Это не правильно.

- Ну тогда как знаешь. - Лелик обиженно повесил трубку. Только так надо разговаривать. Нельзя зависеть от женщин. Она сама предложила встретиться. Значит правда скучает. И что она в этом Диме нашла? Я же лучше. Во много раз. А он, он старый и занудный. Лелик ударил кулаком по столу, но тут зазвонил телефон. Перезванивала Маша.

- Приходи через час - негромко сказала она и повесила трубку.

Через час Лелик стоял у ее двери. Она открыла и не глядя на него впустила в мастерскую и ушла на кухню. Он разулся и прошел за ней. Лелик сел за стол, Машенька поставила перед ним чашку чая и села напротив положив голову на руки. Она смотрела в его глаза и молчала. Он тоже молчал. Отпил чаю, покрутил чашку, поставил ее на стол. Она все смотрела на него и ничего не говорила.

- Ну ты что? - не выдержал Лелик.

- Ничего. - Она помолчала, - я не знаю что мне с тобой делать. Что делать с собой и со всеми нами.

- А какие проблемы? - прикинулся дурачком Лелик. - Ну что ты все усложняешь? По моему пока все просто.

- Расскажи, что, что просто?

- Ну... не знаю. Но что сложно? Что? Тебе хорошо со мной? - она кивнула, - ты любишь меня? - Машенька пожала плечами. - Ладно, давай по другому. Тебе хорошо с твоим Димой?

- Да. - тихо ответила она.

- Ты любишь его?

- Не знаю...

- Нда... и что теперь? Нам не видеться с тобой?

- Не знаю. Я ничего не знаю. Я не хочу обманывать Диму. Я не хочу тебя терять.

- Давай успокоимся. Не думай ни о чем. Скоро все само наладится. Расскажи мне о Диме.

- Ну что тебе рассказать. Мне хорошо с ним, я как за каменной стеной рядом с ним.

- Вы разговариваете с ним о чем-нибудь?

- Не очень. Он больше рассказывает о своей работе. У нас с ним совсем не так как с тобой. И вроде я его люблю, но нет той близости. Нет той не видимой ниточки. ТЫ меня понимаешь? - Она посмотрела на него и опять отвела взгляд уставившись на свои руки перепачканные краской.

- Да. Понимаю. Только вчера я когда прощался с Соней думал о том же. Вроде у нас все хорошо. Она быстро взяла меня в оборот и я не против. Но нам не о чем говорить. Мы разные люди. Но может так и надо? Мы с ней не ругаемся как с тобой. Помнишь? Мы же постоянно ругались. - она кивнула.

- Наверное только по настоящему близкие люди могут ругаться. Так сильно и долго, как мы и при этом продолжать любить друг друга.

- Да, но может жена и должна быть такая как Соня, а муж, такой, как твой Дима. А мы, такие люди как мы должны просто дружить и раз в месяц напиваться, ругаться и бузить.

- Возможно. Но если мы будем не вместе, мы потеряем эту связь. Очень скоро твоя Соня совсем тебе запретит со мной видеться. Да и каждый раз когда я с тобой встречаюсь и просто говорю меня мучает совесть, что я изменяю Диме. Ведь наше общение. Оно очень близкое. Оно интимное. Мы чувствуем друг друга сильней, чем я с Димой во время секса. И такое общение может быть еще худшая измена, чем если бы я занималась с кем-нибудь сексом. - Лелик кивнул.

- Я тоже такое чувствую. Но что же делать? Попробовать все заново? Но тогда ты потеряешь Диму и если у нас опять ничего не получится мы с тобой останемся одни.

- Ты так боишься остаться один?

- Нет. Я больше за тебя беспокоюсь.

- За меня не беспокойся - улыбнулась Маша, - я не пропаду. Я привыкла быть одна.

- Давай так, давай попробуем с тобой просто дружить и с Димой. Не прячь его от меня. А я буду приходить иногда с Соней. И никто никого не будет ревновать. Мы привыкнем и все будет хорошо.

- Не знаю. Не знаю. Давай оставим этот разговор. Я подумаю. - Маша встала налила себе чай и достала торт из холодильника, - очень хочется сладенького. Ты будешь? - Лелик покачал головой. - Расскажи, как у тебя настроение - попросила Маша кладя кусок торта в тарелку. - Как ты? Все устаканилось?

- Ничего не устаканилось. Только хуже стало. С появлением в моей жизни Сони, я совсем пропал. Становлюсь похож на мещанина. Мы новые шторы купили в комнату, скатерть на стол на кухню. Тапочки... Меня это пугает. И нет сил и желания рисовать. Я конечно надеюсь, что это все пройдет. Но пока не проходит. И очень хочется напиться и найти опять себя. Найти вдохновение, найти смысл. Я пару раз напивался, когда Соня уезжала и мне казалось, что вот, вот сейчас меня озарит и все вернется, но в последний момент, когда я казалось совсем рядом - все ускользало. И утром только головная боль и разочарование. И пустота. И ни с кем не поговорить. - Лелик встал и отрезал и себе кусок торта. - А ты?

- А я... я тоже не нахожу себе места. Но у меня есть сейчас смысл. Я хочу все изменить, поправить. Я ездила в деревню к своей бабушке.

- К этой старой ведьме? - прервал ее Лелик. Он как-то раз видел Машину бабушку и она произвела на него сильное впечатление.

- Да, к ней. Она мне рассказала много чего интересного. Может быть, я вскоре соберу нас всех и поговорю с вами. Мне кажется, что мы можем изменить свою судьбу.

- Колдовскими способами?

- Ну можно сказать и так. Ты против?

- Я? Нет конечно. Я только за. Почему бы и не попробовать?

- Ну вот и хорошо. Может быть, попробуем. Только, - она внимательно с серьезным лицом посмотрела на Лелика, - постарайся нормально воспринимать Диму. Не хами ему и веди себя достойно и без провокаций. Ты попробуешь?

- Ладно. Я попробую. Думаю, что я с могу.

- Хорошо.

Они доели торт, Машенька проводила его до двери и Лелик поехал домой.

Уже было поздно. В квартире было пусто и одиноко. Он зажег весь свет и достал свои картины, что еще оставались дома. Он расставил их по всей комнате и смотрел на них. Смотрел и удивлялся, как, как у него такое получалось рисовать? - Я никогда так больше не смогу - печально думал он.

Дмитрий.

Дмитрий все меньше времени уделял своей основной работе. И дела шли все хуже и хуже. К счастью, часто выручал Кирилл, который взвалил на себя кучу обязанностей, что раньше были у Дмитрия. Он решал вопросы с кредиторами, с поставщиками, половине из которых они должны были деньги, с сотрудниками и арендодателями. Сегодня Дмитрий сидел в своей галерее и ждал вечера, вечером будет встреча с Машей. Он ее не видел два дня. При его ритме жизни - это огромный срок. Столько дел переделано, столько встреч. Он успел очень сильно соскучиться. Дмитрий задумчиво пил чай и следил за посетителями, что ходили по залу галереи. - Странно, - думал он, - в стране кризис, денег мало, а картины - это же излишества. Роскошь. Дорого и не зачем. Но покупают, покупают! И причем, в основном только дорогие картины и берут. А что попроще, подешевле, совсем не продается. Не ожидал, что так будет. Не ожидал. Но приятно! Приятно вот так сидеть в галерее и смотреть, как ходят люди. Приятно, когда их к тебе подводят и знакомят с тобой. Да и посетители все не простые. То депутаты, то министры, то банкиры. Интересные и очень полезные люди. - Дмитрий закурил сигару и встал. Он прошел к жемчужине своей коллекции. К двум картинам, которые висели на самом видном месте. На них не было ценников. Он не хотел их продавать. Это были картины Маши. И вокруг них постоянно стояли люди и любовались ими. Он уже устал отказывать в покупке посетителям. Дмитрий встал у первой картины. Эта картина была написана еще до знакомства с ним. Это была первая картина кисти Маши, которую он увидел. А рядом висела картина при рождении которой он присутствовал. И глядя на нее он чувствовал, что сумел прикоснуться к какой-то удивительной тайне. Что вот оно настоящее волшебство и он немного соучастник...

Наконец-то наступил вечер и в назначенное время Дмитрий звонил в Машину дверь.

- Привет! - Маша радостно бросилась ему на шею, - идем на кухню. Как день прошел? Какие новости? - Как-то очень быстро выпалила она по дороге на кухню. - Ну что, мебель покупают? Или больше картины людям нужны? В голодные времена - лучше покупать живопись. - Она улыбнулась своей шутке. Что-то было с ней не так. Дмитрий понял, то, что он вначале принял за радость, это нервозность. - Ты садись, садись. Сейчас Лелик придет, я хочу с вами поговорить. - Подтвердила его мысли Маша. Дмитрий нахмурившись сел. Настроение сразу испортилось.

- Ну что ты, - Маша заметила перемену его настроения, - ну он же мне друг. Я хочу с вами обоими поговорить. Ты же не против?

- Нет. Не против. Если ты считаешь, что так надо...

- Считаю! Все будет хорошо! - она налила чай и поставила чашку перед Димой. - Так как день?

- День... нормально. - Дмитрий достал визитку - на, держи.

- Это что? - спросила Маша разглядывая карточку, - а точнее, кто?

- Какие-то иностранцы, хотят купить твою картину. И очень хотят с тобой познакомиться.

- А... - Маша выкинула визитку в мусорную корзину. - Когда ты художник и уже более-менее известный, вечно оказывается, что кто-то хочет с тобой познакомиться. О чем-то поговорить, что-то предложить. Надоело! Скушай лучше зефира! - Маша поставила на стол коробку зефира.

- Спасибо. - Дмитрий молча пил чай и разглядывал Машу. Сегодня она выглядела очень не привычно. Такой деятельной, напряженной. Пропало все ее внутренне спокойствие, некоторая даже вялость. Она разительно отличалась от той Маши, к которой он привык. Дмитрий пытался разобраться, нравится она ему такой или нет. Но потом бросил это бесполезное занятие. Конечно нравится! Ведь так здорово, что Машенька может быть такой разной. Настроение опять улучшилось. Он встал остановил суетящуюся Машу и обняв поцеловал ее. Прижался к ней сильно-сильно. Маша не ожидавшая такого проявления ласки сперва немного опешила. А потом расслабилась в его объятиях.

- Спасибо, милый. Так гораздо лучше, - уже более спокойно сказала она и села наконец-то за стол. - Я правда очень волнуюсь. Я задумала большое дело.

- Расскажи.

- Подожди пять минут. Лелик уже должен быть здесь. - Она сидела напротив закусив нижнюю губу и выбивая дробь пальцами по столу. Некоторое время прошло в тишине, пока не раздался стук в дверь.

- Это Лелик. - Маша резко вскочила со своего места и посмотрела на Дмитрия. - Веди себя пожалуйста хорошо!

- Конечно. - Дмитрий пожал плечами. - Без проблем. - Маша выбежала из кухни открывать дверь. В прихожей послышались разговоры и вскоре Маша появилась в сопровождении Лелика.

- Привет. - Дмитрий встал из-за стола и пожал Лелику руку. Маша посадила их за стол и поставила перед ними по чашке чая.

- Пейте, - сказала она. - Сейчас начну. Не торопите. - Лелик сидел несколько настороженно. Он моложе и чувствовал себя не в своей тарелке. Дмитрий же наоборот заметив растерянность своего оппонента стал ощущать себя хозяином. Он устроился поудобней отхлебнул чай и стал с ожиданием смотреть на Машу. Всей своей позой демонстрируя, что именно он находится здесь на правах хозяина.

- Я начну из далека, - сказала она и как опытный рассказчик сделала паузу оглядев слушателей. - Вы знаете, что я из рода ведьм. Вообще моя семья из староверов. Мы жили на севере и цивилизация до нас добралась достаточно поздно и многие обычаи смогли сохраниться. В детстве мне бабушка много чего рассказывала. Но мне было это не очень интересно. Я жила в городе с родителями и очень не любила ездить к бабушке. Где даже не с кем было поиграть. Но когда я выросла мне все это стало интересно. Бабушка говорит, что во мне заговорила кровь. И вот последние пять лет я регулярно ее навещаю и каждый раз я узнаю что-то новое. - Маша отхлебнула чай, удостоверилась, что ее внимательно слушают и продолжила. - Бабушка у меня хоть и старая, но весьма современная женщина. Она умеет обращаться с компьютером, лазает в Интернет и в ее доме техники гораздо больше чем в моем. Благодаря всему этому она постоянно придумывает, как древние заговоры, привороты, настои - перевести на современный лад. Так вот... - Маша закусила нижнюю губу, потом отпила чаю и не спеша продолжила - так вот. Она достаточно давно работает с Фролом над одним делом. И мы придумали, как немного доработав то, чем они занимаются попробовать усилить нашу удачу и, возможно изменить нашу судьбу.

- Что это значит? - не выдержал Дмитрий.

- Понимаешь, - обратилась она к нему - у каждого из нас есть своя судьба. Своя дорога. Пока мы идем по ней нам сопутствует удача. Когда мы идем по ней, мы чувствуем себя счастливыми и умиротворенными. Но дело в том, что в нынешнем мире очень много людей. И много переплетено судеб. У нас очень много возможностей и очень быстр темп нашей жизни. И мы не всегда успеваем подумать, принять нужные и правильные решения. Наши жизни взаимодействуют очень сильно и нет уже такого порядка, какой был изначально заложен. И почти каждый человек уже потерял свою тропку и движется либо по чужой, либо, что еще хуже - просто продирается сквозь заросли! Пойми, раньше родители особо не влияли на детей и на их судьбу. Не влиял и окружающий мир. Все было медленней спокойней. Человек и его ангел хранитель успевали оглядеться, понять и найти свою тропку. А сейчас все по другому. Ангелы-хранители просто не поспевают. Да и не хватает их уже на всех. А без ангела хранителя все не то. И поэтому вокруг столько несчастных людей. Поэтому вокруг столько самоубийств. Столько горя и так мало радости. - Дмитрий слушал очень серьезно. Ему было интересно. Вдруг все так и есть? В последнее время он часто задумывался, а на своем ли он месте? Он понимал, что эти все мысли от усталости. Но он не чувствовал, что создан для того, чтобы сидеть в офисе и заниматься бумажной работой разгребая долги и накладные. В постоянном стрессе и страхе все потерять. Лелик наоборот слушай с ухмылкой, немного скептически относясь к Машиным словам.

- И что? Вот так раз, и ты изменишь нашу жизнь? - с недоверием спросил он.

- Да нет конечно. И не враз и не сильно. - она постучала пальцами по столу. - Хотя может и сильно. Все зависит от того, на сколько каждый из нас удалился от своей тропки. Я не знаю к чему это приведет. Может не будет вообе никаких изменений и кто-то из нас идет по своей тропе, а может все наоборот резко изменится. И не факт, что в лучшую сторону. Может кто-то сойдя с тропы ушел от гибели, а другой от бедности. Я не знаю в чем наше счастье и наша судьба, но в любом случае мы сможем приблизиться к тому, что нам предназначено. - Она помолчала немного. Никто не решился ее перебить. - Мне в последнее время беспокойно. Такое впечатление что идут перемен и, возможно несчастье. Но если такова моя судьба, то я готова ее принять. А вы, что вы скажете? - она с ожиданием посмотрела сначала на Лелика, потом на Дмитрия. Он решил первым ответить.

- Мне это кончено интересно. Но, мне кажется это как-то... Ну разве все что происходит в моей жизни - это не моя судьба?

- Не обязательно. В том то и дело, что большинство людей идет мимо судьбы. И большинство людей потеряло своего ангела-хранителя. Может твоя судьба решается сейчас? - возразила Маша. Дмитрий пожал плечами.

- Ну этак до чего угодно можно договориться - весело встрял Лелик. - Судьба, не судьба. Я бы попробовал. Последний год, два я не живу, а существую. Мне очень хочется все изменить. В корне! Но как это сделать? Да и сил нет. - Он пожал плечами - и если ты говоришь, что есть простой выход с помощью твоего колдовства, то я только за.

- Что надо делать, как все это будет происходить? - спросил более рассудительный Дмитрий. - Я должен больше знать, чтобы принять решение. - Машенька ласково ему улыбнулась как бы говоря, что именно за это она его и любит. Лелик заметил эту улыбку и слегка поморщился.

- Нужны некоторые компоненты. Летуны, травы, заговор и полнолуние. Травы все у меня уже есть, заговор готов, полнолуние через три дня. Летунов пойдем ловить в тот же день.

- Что за Летуны? - удивился Лелик.

- Я думаю, что это души умерших, бабка говорит, что это бесшабашные ангелы хранители которые остались без хозяев, а Фрол их называет просто - Летунами. - Увидев по глазам своих мужчин, что они мало что поняли, она махнула рукой. - Вот пойдем их ловить я вам все объясню. Никакой мистики, только физика, как говорит Фрол. А он по ним большой специалист!

- Я все таки не знаю - Дмитрий покачал с сомнением головой. - Не знаю. Как-то это не по православному. Все это колдовство, души, полнолуние... Не правильно это.

- Зато по научному! - Возразила Маша - полнолуние - это воздействие всевозможных волн, которые до сих пор не изучены. Ведь луна способна очень сильно влиять на все вокруг. Летуны - они есть. Это научно доказано. Но тоже совсем не изучено. А наговоры и травы - это тоже все понятно и просто.

- Это тебе понятно - усмехнулся Лелик, - а вот мистеру Осторожность - он кивнул в сторону Дмитрия это не ясно. - Дмитрий пропустил шпильку мимо ушей.

- Я правда не уверен, что стоит все это затевать. Я привык, что моя жизнь в моих руках. И я сам могу со всем справиться без всякой чертовщины.

- Дима, ну ты же сам говорил, что последний год ты долбишься головой о стену и толку никакого. Что застрял на месте - она выжидательно посмотрела на него. - А тут есть маленький шанс все сдвинуть с мертвой точки.

- Иногда достаточно маленького толчка чтобы упасть в пропасть - хмуро сказал он, - но я согласен попробовать. В конце концов я из любых ситуаций смогу выбраться. - он уже более уверенно улыбнулся и закончил - да, я за.

- Каков план действий? - поинтересовался Лелик.

- В пятницу днем нам надо будет выехать за город. Лучше, если Дима нас отвезет.

- А почему не я? - оскорбился Лелик.

- У тебя слишком заметная машина. Да и Димина попроходимей будет. Все таки пусть не большой, но джип. - Дмитрий согласно кивнул.

- Как надо одеться, по походному? - уточнил он.

- Да нет. Не обязательно. Мы просто часик на траве посидим. Я все подготовлю. Заезжай сюда где-нибудь в час дня и поедем. Дорогу я покажу. Там встретимся с Фролом. Потом можно будет разбежаться до вечера, а часов в 11 встречаемся у меня.

- И в полночь, мы... - начал таинственным шепотом Лелик - да, а что мы будем делать в полночь? - спросил он перейдя на обычный голос.

- Нет, не важно в полночь или нет. Главное ночью. Когда светит луна. Ну ничего страшного не будет я прочитаю несколько заговоров, выпьем напиток и спать! И я очень надеюсь, что это нам поможет. Что наша жизнь изменится. Я вас обоих очень люблю - она поочередно посмотрела на Лелика, потом на Дмитрия и снова на Лелика, - и мне хотелось бы, чтобы каждый из нас был счастлив. По настоящему.

- Счастье для каждого будет свое. И никто не знает, какое? - Машенька кивнула - Посмотрим. Даже интересно, что мне уготовила моя судьба? И в чем мое счастье - задумчиво сказал Дмитрий. Лелик согласно кивнул. Дмитрий встал, - ну. Мне пора. Поеду я. Завтра у меня трудный день. Послезавтра в час я приеду. - Маша поднялась вместе с ним, Лелик расслабился и по хозяйски развалился на стуле. - Пока, - сказал ему Дмитрий. - Пока - ответил Лелик.

Маша стояла рядом с Димой в прихожей и смотрела как он обувается.

- Я волнуюсь, - сказал она когда он уже подошел к двери. - Я сама не знаю что будет. Мне немного страшно. И за себя и за вас.

- Держись - Дмитрий взял ее за руку и заглянул в глаза. - Ты так решила и давай сделаем так, как ты хочешь. Может быть действительно станет лучше. Я сейчас уже в таком положении, что мне просто нечего терять.

- Спасибо тебе, что ты меня так поддерживаешь, - она обняла его и постояла немного уткнувшись в его крепкое, такое надежное плечо. - Все, иди. Я скучаю. - сказала она негромко на прощанье и закрыла за Дмитрием дверь.

Дмитрий вышел и решил прогуляться. К тому же ему интересно было, на сколько задержится в гостях у нее Лелик. Он шел и думал над Машиным предложением. Он жил в современном мире и не очень верил во все оккультное. Но, все таки многие вещи из тех, что ему объясняла Машенька он смог принять. Он научился ее чувствовать на расстоянии, так ему казалось. Она и вправду могла заговаривать боль и отводить глаза. Она многое умела, из того, что современная наука не могла объяснить. Но судьба! Что такое судьба? Есть-ли она у человека и кто ее хозяин? Дмитрий был бизнесмен до мозга костей. Он мог все логично объяснить, но при этом он верил в удачу. Ведь в бизнесе она играет очень важную роль. А если есть удача, то наверное есть и судьба? - думал он. - Ну да ладно, через пару дней проверим.

Через часик он вернулся к Машину дому. Машины Лелика уже не было. Это не могло не радовать. Он подумал, не подняться ли к Маше? Но у него появилось ощущение, что не стоит и он отправился домой.

Лелик.

Когда Дмитрий ушел я смог наконец-то расслабиться. Было в нем что-то крепкое. Как любят говорить - стержень. С виду такой добрый, но если что, взгляд сразу преображался и он мгновенно превращался в хищника. - Что ж, подумал Лелик, - я понимаю, за что она его выбрала.

- Ну что, ты не передумаешь? - Спросила Машенька когда вернулась из прихожей закрыв за Дмитрием дверь.

- Да нет. Я уже говорил, что мне терять нечего, - он пожал плечами, - да и если честно, я не очень-то верю во все твои эти ведьминские штучки.

- А очень зря, между прочем. - Она посмотрела в окно. - Возможно я немного приуменьшаю, но люди которые пользовались подобным способом очень сильно меняли свою жизнь. Они возвращались на свое место. На то, которое им было на роду написано. Но - она на мгновение замолчала и повернулась к Лелику, - я думаю это больше действует на творческих людей. У них особая жизнь. И они сильно зависимы от судьбы.

- То есть, ты думаешь, что нас с тобой действительно ждут большие перемены, а твоего Дмитрия вряд ли?

- Да, мне кажется так. Хотя Диме немного удачи не помешает. И кто знает какие у него в жизни случатся перемены.

Вечером я сидел в кафе с Соней.

-Сонь, а ты бы хотела изменить свою жизнь?

- Ну что ты, милый, - она кокетливо улыбнулась. - Я уже изменила свою жизнь. Совсем, совсем! Ты даже не представляешь что за жизнь у меня была пару лет назад. И менять ее больше я не готова. Пусть все идет, так как есть и потихоньку улучшается.

- Получается, ты счастлива?

- Получается - да! - она весело улыбнулась - Ну что ты такой загруженный? Что случилась? Она добавила в голос немного участия. - У тебя не приятности?

-Да нет, Сонечка, все нормально. Просто как-то иногда ощущаю себя не на своем месте.

- Да брось ты? У тебя же все просто супер! - она потрепала его по голове, - это наверное все погода действует. Сегодня облачно. Осень уже начинается.

- Может и осень - согласился он с ней. - Легче согласиться, - подумал он, - чем объяснять, что у него за проблемы. Что он на самом деле ощущает себя не на своем месте и та жизнь которую он видит для себя впереди его совсем не радует. И самое обидное, что им в последнее время овладела апатия. Он чувствовал себя как будто под гипнозом. Ты понимаешь, что идешь на смерть. Но ноги тебя сами туда несут и остановиться ты не можешь.

Два дня Лелик периодически раздумывал о жизни. Но не очень активно. Все таки, когда ты молодой, долго размышлять на такие темы просто не когда! Ночью открыты клубы, рядом веселая Сонечка, когда тут думать и грустить? К тому же он уверил себя, что скоро все изменится. Что вот он сейчас выпьет волшебную таблетку и все станет совсем по другому! И поэтому к моменту общего сбора он был в отличном настроении и полон надежд.

Лелик приехал, как и договаривались к часу дня. У подъезда Маши уже стоял джип Дмитрия. Он сидел за рулем, рядом с ним сидела Маша. Лелик открыл заднюю дверь и запрыгнул в машину

- Всем привет! - радостно поприветствовал он их. В ответ пару кивков. Дмитрий был какой-то задумчивый, а Маша очень напряженной.

- Народ, ну что вы как будто на похороны? - Лелик попытался их растормошить. - Мы же начинаем новую жизнь. Это как рождение ребенка! Никто не знает что из этого вырастет!

- У меня уже неделю какое-то предчувствие. Что-то должно случиться. - Не громко сказала Маша.

- Ну может ты предчувствуешь нашу новую жизнь. Ведь ты не чувствуешь хорошее или плохое случится?

- Не знаю. Просто ощущаю, что что-то произойдет.

- Ну вот, значит опасаться нечего. Поехали! - Лелик откинулся на заднем сиденье и они поехали. Дмитрий вел хорошо, не спеша и аккуратно, при это пролезал во все щели. Лелик сидел на заднем сиденье и наслаждался видом из окна. Он привык, что он постоянно за рулем и никак не может посмотреть вокруг когда ведет машину. А тут в кои-то веки его везут на машине и он не за рулем. Машенька показывала дорогу. Они выехали за город.

- Теперь не долго. Там нас будет ждать Фрол. Я с ним договорилась.

- А что за Фрол и что мы там будем делать? - поинтересовался Дмитрий.

- Фрол это знакомый моей бабушки. Он занимается отловом Летунов. Он их использует для омоложения. Если сделать из них специальный коктейль и пропить его курс, человек очень сильно омолодится.

- Постой, - перебил ее Дмитрий - Летуны это кто? Души умерших?

- Возможно, а может просто бесхозные ангелы хранители, - пожала плечами Маша.

- И что, их можно выпить? Смешать в блендере с молоком и выпить?

- Да нет, - Маша рассмеялась - все совсем не так страшно. Он действительно готовит специальный коктейль и его пьют. Но души потом вылетают. Просто на некоторое время они переплетаются с энергетикой человека. С его полем, с его аурой. - она задумалась - здесь сверни, - так вот, человек очень сильно омолаживается, появляется много энергии. Он снова может скакать по сцене и петь песни или сниматься в кино даже в пятьдесят и шестьдесят лет. Может долго не спать и излечиться от некоторых болезней. Многие наши звезды пользуются услугами Фрола.

- Он наверное озолотился - улыбнулся Лелик.

- Да, он не бедный человек. Так же, как и моя бабушка. Она многому его научила. Он и сейчас у нее консультируется по скайпу и использует бабушкины травы и рецепты. - вот тут еще раз направо и приехали.

Они остановились на полянке. Рядом с большим черным джипом. Вышли из машины и направились за Машей, которая уверенно повела их по тропинке. Не вдалеке от дороги они увидели забор, а за ним было огромное кладбище.

- Ого! - сказал Лелик, - я таких здоровых кладбищ еще не видел. - Маша в ответ только улыбнулась и они пошли дальше. Некоторое время они шли вдоль забора, потом свернули в глубь леса и неожиданно вышли на большую солнечную поляну огороженную со всех сторон деревьями. Вся поляна была утыкана шестами, на которых висели какие-то штучки напоминающие елочные игрушки. А еще по поляне разливался звон колокольчиков. Которые звенели при малейшем порыве ветра. На каждом шесте висело по несколько разноголосых колокольчика. По середине поляны стоял раскладной стол на нем был термос, за столом было четыре стула. На одном из них спиной к ним сидел мужчина. Рядом со столом был разведен небольшой костер который очень сильно дымил. Наверное мужчина услышал их потому что как только они вышли на поляну он обернулся и Лелик смог разглядеть его. Ему на вид было лет 40-50 точнее определить было сложно. Худое лицо, холодные серые глаза. И что самое страшное одна щека была очень сильно изуродована. Она была покрыта рубцами. Похоже от ожогов. Он приложил палец к губам прося не шуметь. Тихо с кошачьей грацией он поднялся и направился к ним. С удивительной скоростью он преодолел расстояние разделявшее их.

- Тихо! - прошипел он, - идите за мной, тут всюду мои ловушки. Не сбейте их. И уже не спеша направился обратно к столу. Все пошли за ним. - Садитесь - он указал им на стулья. Голос у него был какой-то шипящий, змеиный. Сначала Лелик подумал, что он говорит шепотом, чтобы не шуметь, а потом понял, что он просто только так и может говорить. Явно какая-то проблема с связками. Все сели за стол.

- Ребята, это Фрол, познакомьтесь. - Сказала Маша. Мы по очереди представились и пожали его тонкую, но очень крепкую руку. Маша тем временем достала термос из рюкзака и пластиковые чашки. Поставила на стол и разлила чай. Немного порывшись в рюкзаке она извлекла на свет не большой плотный пакет. - Это тебе, от бабушки - она протянула пакет Фролу.

- Спасибо тебе, Маша. - как-то неожиданно по доброму сказал он и взяв пакет убрал его в сумку под столом.

- Что мы должны делать? - Опомнился Дмитрий.

- Да ничего - сказал Фрол и внимательно посмотрел на него. - Я пока вас ждал развесил ловушки. Он нагнулся под стол к своей сумке и достал оттуда не большие электронные весы. Поставил их на стол, включил. - Скоро можно будет уже проверять наш улов!

- Так что же мы такое ловим-то? - С небольшой ноткой иронии в голосе спросил Дмитрий.

- Мы ловим Летунов. - Сказал Фрол и на некоторое время замолчал. - Я долгие годы занимался их изучением. Вы же наверное слышали, что когда человек умирает и испускает дух его тело становится легче. Примерно на 7 грамм. Правда это происходит не с каждым человеком. Но в любом случае, это доказанный факт. И что это за 7 грамм, которые покидают человека? - он вопросительно посмотрел на Дмитрия, было видно, что он не в первый раз рассказывает эту историю. - Возможно это душа? А может ангел хранить? А может... может еще много разных вариантов. И куда улетают эти семь грамм? Мы научились их ловить прямо в больнице рядом с телом умершего. Они глупые. Видят кусочек неба и летят туда. А еще летят на яркий луч света в темноте. И на запах крови смешанный с травами. Но если поймать летуна сразу после смерти человека, он оказывается совсем не жизнеспособным. Протянет час или два, а потом растворится. То-ли дело на седьмой день. Он уже окреп, возмужал, разобрался в окружающем мире. Приобрел кучу полезных свойств, которые мы научились использовать. Дело в том, что летуны они по сути своей очень добрые. Если они видят болезнь и могут ее излечить, то сразу вылечат этого человека, а если у человека нет своего летуна, то останутся с ним на всю жизнь. Но то, что собралась делать Маша, - он повернулся к ней - я сам еще не пробовал - продолжил он пристально глядя ей в глаза. - Мне очень интересно что из этого получится. Резкий порыв ветра заставил заголосить все колокольчики на поляне. За столом минуту стояла тишина. Фрол добавил в костер дров и на появившееся пламя покрошил немного травы. Дым опять загустел.

- А что такого необычного задумала Маша? - поинтересовался Дмитрий. Фрол повернулся к нему.

- Да ничего особенного, в принципе она капельку изменила, то, что часто делаю я. Она к каждому из вас привяжет пяток летунов. По одному в день. При чем, очень сильно. Наверное на недельку. Мои-то улетают обычно через пару часов. За это время мало что изменишь в жизни человека. Можно только слегка изменить организм. Омолодить, излечить, добавить энергии. - Фрол замолчал. Оглядел звенящую на все голоса поляну, потом опять повернулся к своим гостям. - Мне вот кажется, что иногда есть у человека свой летун. И провел он с ним целую жизнь. И устал тот сильнее человека, а потом я привожу нового, молодого, крепкого летуна и он остается с этим человеком вместо старого, а тот с облегчением улетает. Человек после этого как бы обновляется, становится энергичным, жизнерадостным. Молодеет не только телом, но и душой.

- А как вы подселяете к человеку летуна? Он что не видит, что место уже занято? Или можно сразу несколько летунов?

- Машина бабушка мне привозит специальные травы. Раньше этими травами окуривали людей так, что они сами и их летуны полностью теряли самоконтроль. Из них можно было веревки вить, с духами можно было разговаривать и влиять на их решения. Так и сейчас, я делаю коктейль на этих травах и старый летун одурев от них впускает в свое жилище другого. А потом, я думаю, протрезвев они делят жилплощадь и остается сильнейший. А ослабевший улетает набираться сил и искать новое тело, новый дом для себя.

- Как все это красиво звучит... Конкурентная борьба получается. Один подсиживает другого. Не очень по доброму это. - Улыбнулся Дмитрий, - но все равно, мне с трудом верится.

- Поживем, увидим - пожал плечами Фрол и ласково улыбнулся. - Пора собирать урожай. Идемте. - Он плавно и быстро поднялся и направился к первому шесту. Дмитрий и Лелик пошли с ним. Подойдя вплотную к шесту они смогли разглядеть, как были устроены ловушки на Летунов. К шесту было привязано несколько колокольчиков которые на леске свешивались вниз. Среди колокольчиков висели стеклянные шары, похожие на елочные игрушки, как раз эти шары Фрол аккуратно снимал с шеста и закупорив крышкой клал в сумку. Они обошли половину поляны собрав приличный урожай ловушек, после чего направились к столу, за которым сидела Маша и спокойно пила чай думая о чем-то своем. Фрол аккуратно положил сумку на край стола и стал по одному вынимать шары и класть на весы.

- Вот смотрите, тут по нулям - показа он положив первый шар на весы. - А тут, он достал новый шар и положил его на весы, нули так и не изменились - и тут по нулям, - улыбнулся он. - А вот тут, - он достал следующий шар, цифры забегали и остановились на 7. Вот тут у нас есть номер первый! - он переложил его в специальную коробочку. И принялся таким образом расфасовывать остальные ловушки.

- А почему они оттуда не вылетают? - Спросил Лелик?

- Ну потому что изнутри они обработаны специальным составом. Я думаю им там просто очень хорошо. Там внутри капелька крови человека, для которого мы их ловим и немного настоя травы. И теперь у меня освободились шесты, а Маша возьмет с каждого из вас по несколько капель крови, чтобы поймать летунов, которые настроены на вашу волну. Фрол из под стола достал коробку, открыл ее, там лежало достаточно много ловушек. Он подвинул их Маше - ты знаешь что делать - она в ответ кивнула. - Ловушки настоем уже смазаны, нужна только ваша кровь - он достал из внутреннего кармана маркер и протянул его Маше, - пометь ловушки. - Только тут Лелик заметил, что все ловушки которые они собирали были подписаны. На некоторых было просто по букве. На некоторых сокращения типа Бер., Лео., Пут. И другие. Лелик ошарашено сел за стол, он попытался расшифровать несколько сокращений, получалось очень круто, даже слишком. Лучше даже и не думать об этом.

Маша уколола палец Лелика специальной иголкой и собрала в пипетку его кровь. После этого она по капельке добавила его кровь в пять ловушек и подписала их - Лелик. То же самое она сделал и с Дмитрием. После этого она подписала свои ловушки, а кровь у нее взял Фрол. Теперь на столе в коробке лежало 15 подписанных и готовых к употреблению ловушек. Фрол подвинул эту коробку к ребятам - Идите, развешивайте. Сейчас очень хорошее время для ловли Летунов. Дмитрий и Лелик пошли к освободившимся шестам и аккуратно прикрепили на свободные места ловушки. Затем они встали на краю поляны. Колокольчики звенели, ловушки покачивались ожидая своих новых хозяев - Летунов. Посреди поляны за столом пили чай и о чем-то не спешно беседовали Фрол с Машей. Лелик первым решился нарушить молчание.

- Мне как-то не по себе. Как будто попали в какой-то малобюджетный кинофильм. Все эти колокольчики, души умерших, колдуны. И это посреди дня в пятнадцати минутах езды от шумной Москвы!

- У меня примерно те же ощущения.

- Я чуствую какую-то нереальность происходящего. Мне кажется, что мы просто выпали в другое измерение. Где возможно все. - Лелик замолчал слушая звон колокольчиков и шелест листьев. - Возможно все, что не возможно в нашем мире.

- Я думаю, в ближайшую неделю нам не раз придется удивиться.

- Я к этому готов! - Резко сказал Лелик. Дмитрий в ответ лишь пожал плечами. Было видно, что говорить ему не очень-то хочется.

- Не знаю. Не знаю как ко всему этому относиться. Для меня это слишком. Никогда не верил в такие вещи. А тут... Вроде взрослые люди. Я всегда верил Маше. И этот Фрол, вроде не дурак. Мой мозг не в состоянии воспринять реальность всего этого - Дмитрий рукой обвел поляну - мне надо время. - Фрол из-за стола помахал им рукой приглашая к ним. Они подошли и сели. Маша с Фролом обсуждали травы. А Лелик сидел с отличным настроением. Он ощущал, что вокруг происходит что-то чудесное. Что мимо летают Ангелы которые прилетели сюда привлеченные звоном колокольчиков и дымом трав из костра. А может он сам просто надышался этим дымом и ему чудится не пойми что? Но нет, он знал, что такое чудо. У него возникало такое же ощущение, когда он рисовал свои картины. Как будто все вокруг не реально и он не сам рисует, а что-то, что не возможно понять движет им, нашептывает ему ласково и помогает. И чувство чуда переполняет его. И сейчас у него возникло такое же чувство, ему захотелось летать, петь, смеяться. Он попытался привстать, но понял, что тело его не слушается и он провалился в забытье.

- Лелик, Лелик, просыпайся! - Маша трясла его за плечо. Лелик встрепенулся.

- Я что, уснул?

- Да, на полчасика. - Маша улыбнулась ему, - Все нормально, что ты! Пора собирать урожай. - она протянула ему коробку для ловушек. Ощущение нереальности не прошло. Он взял коробку и медленно поднявшись побрел к шестам. Рядом так же медленно словно в трансе брел Дмитрий. - Похоже он тоже надышался этого дыма - подумал Лелик. - Они собрали все ловушки, Фрол в это время собирал на другой части поляны оставшиеся ловушки, заодно снимая колокольчики. Вернувшись к столу они с Машей взвесили свой улов. Ни одной пустой ловушки не оказалось. А в одной из ловушек подписанных Лелик, оказался двойной улов. - Смотри как ты их притягиваешь - ухмыльнулся Фрол - это большая редкость, хороший знак! - он ушел снимать колокольчики с оставшихся шестов. Все собрав и упаковав они оглядели поляну. Уже смеркалось. Непривычная тишина окутала все вокруг и сиротливые торчащие шесты навевали какую-то грусть и мысли об одиночестве. Лелик встряхнул головой.

- Мы можем идти?

- Да, конечно, идемте уже. - Поддержал его Фрол. И они направились к машинам. Фрол аккуратно сгрузил все в свой джип попрощался с ними пожав руки. Пристально посмотрел на Машу:

- Я думаю, у тебя все получится, и твоя судьба будет прекрасна.

- Спасибо, Фрол, - тихо сказала Маша и обняла его.

- Ну-ну, - он похлопал ее по спине - будет уже. - Она отпустила его, он не оборачиваясь сел в машину.

- Идемте, - сказала Маша ребятам и спустя несколько минут они уже сидели в машине Дмитрия.

- Что теперь? - Дмитрий уже казалось пришел в себя. Стал снова практичным человеком.

- Теперь поехали где-нибудь поужинаем и ко мне.

- Колдовать? - усмехнулся Лелик.

- Называй как хочешь, - пожала плечами Маша, у нее явно не было настроения шутить. - Но в ближайшее время все должно перемениться!

Дмитрий.

Дмитрий не спеша вел машину. Он уже практически пришел в себя. Там, на поляне он ощутил себя маленькой песчинкой попавшей в водоворот. Он привык, что сам управляет своим миром, а там, под звон колокольчиков он вдруг понял, что он ничто. Маленькая букашка, в этом огромном и не понятном мире. Он уже давно знал, что мир непостижим и разнообразен. Что в нем много-много слоев. Но каждый раз попадая в другой слой он испытывал легкий шок. Куда-то пропадала его привычная уверенность в себе. Он ощущал себя растерянным ребенком бредущем в темноте. И сейчас привычно сидя в машине, он чувствовал, как к нему возвращается уверенность в себе. Все снова было просто. Вот руль, вот педали, вот дорога. Все под контролем.

- А что, Фрол давно занимается этим делом? - спросил Дмитрий.

- Очень. - Ответила Маша глядя в окно. - Он вообще почти ровесник моей бабушки. Ему наверное уже лет восемьдесят, если не больше.

- Но он же выглядит лет на пятьдесят максимум! - удивился Лелик на заднем сиденье.

- Вот, вот - кивнула ему Маша, - он лучшая реклама своей продукции. - Она замолчала не надолго как бы собираясь с мыслями и продолжила снова, - Он занимался изучением летунов в конце тридцатых, начале сороковых. Когда в ответ на оккультные мероприятия Гитлера Сталин решил изучить и наше достояние. Тогда собирали разных колдунов, ведунов, шаманов. Вот Фрол был одним из тогдашних ученых, кто серьезно этим занимался. Его хотели расстрелять ближе к концу войны, но у него были свои люди, которые вовремя его предупредили. Он скрылся и лет десять прожил у моей бабушки. Где многому научился. Он ее очень любил. Мне мама рассказывала. Но бабушка ни в какую не хотела омолаживаться. Она говорит, что знает, что ей написано на роду и знает когда и от чего она умрет. И не важно будет она в момент смерти выглядеть молодухой или нет. Важно просто спокойно пройти эту черту. - Маша совсем замолкла и прикрыла глаза. Дмитрий не решился продолжать разговор и вскоре они въехали в город.

Поужинав в ресторане не далеко от мастерской они поднялись к Маше.

- Располагайтесь, - она посадила их в мастерской, - я пойду на кухню все готовить, - и ушла. Постояв немного посреди комнаты Дмитрий подошел к окну. Про себя он заметил, что уже не испытывает неловкость находясь с Леликом в одной комнате. Совместная поездка за город как-то сплотила их. Или может это только ему так кажется? Он сел на стул у окна и стал смотреть, как внизу по улице освещенной фонарями ходят люди и проезжают машины. Ему это нравилось. Он вырос в небольшом городе, на тихой улице в комнате с окнами во двор и суета крупных городов его до сих пор завораживала. Я наверное могу так часами сидеть, смотреть вниз и не думать ни о чем, - подумал он.

Лелик ходил по мастерской лениво разглядывая работы Маши и ее учеников. Он явно не знал куда себя деть. В итоге он просто сел в кресло и чтобы убить время достал мобильный телефон и начал на нем играть. Время шло не торопливо. Так прошел час или два. За это время Лелик с Дмитрием не обмолвились и парой слов. Рядом на столе стояла коробка с летунами и они периодически поглядывали на нее, но никто так и не решился заговорить. Время близилось к полуночи, когда в комнату вошла Машутка.

- У меня все готово, идемте. - Она вышла из комнаты. Лелик резко вскочил и направился за ней. Дмитрий же наоборот не спеша поднялся со стула и медленно прошел на кухню. На кухне стоял яркий запах трав. На столе и подоконнике горели свечи. Маша обернулась к Дмитрию

- Принеси пожалуйста коробку с летунами, - он кивнул и вскоре вернулся с коробкой. Поставил ее в центр стола. Маша достала из коробки три ловушки с их именами. Коробку закрыла и убрала. Затем перед каждым поставила стакан с какой-то мутной жидкостью.

- Это что-то типа дурмана. - Сказала она указывая на стакан. Мы сейчас выпьем и наш организм сможет впустить в себя чужого летуна. Не просто впустить, а растворить его в нас. Объединить с нами в единое целое. Состав действует примерно 24 часа. И завтра вечером мы снова выпьем еще один стакан этого настоя и запустим к себе еще одного летуна. И так пять дней подряд. У нас будут слегка путаться мысли, лучше не принимать никаких важных решений и не водить машину - она оглядела ребят серьезным взглядом, они кивнули. - И каждый день мы будем впускать в себя по летуну. В итоге, все пять дней летуны будут работать вместе на нас являясь с нами единым целым, а когда дурман спадет они нас покинут и с каждым из нас останется самый сильный летун. А задача Летуна вести нас по дороге, которая нам уготовлена! - сказав все это она залпом выпила стакан настоя. То же самое сделали и Лелик с Дмитрией. Настой на вкус был горьковат, но пить можно. Маша взяла ловушки и аккуратно половником наполнила их другим настоем что-то приговаривая над каждой ловушкой. Поманила к себе рукой ребят. Когда Дмитрий встал он почувствовал слабость и головокружение во всем организме, но он смог это преодолеть и взяв полную ловушку из рук Маши уверенно выпил. Вкус этого настоя он вообще не ощутил, но почувствовал, как что-то яркое проникло к нему внутрь. Сначала в рот, потом по пищеводу в живот и там засветилось ярким светом. Это было такое яркое и не обычное ощущение что он даже опустил голову и уставился на свой живот пытаясь увидеть свет исходящий из него. Но нет, света не было. Он расстроенный сел обратно за стол. Маша понимающе посмотрела на него.

- Ты почувствовал, как летун проник в тебя. Он теперь внутри, - она похлопала себя по животу. - Ему там хорошо. - Она подошла к окну и посмотрела на верх, на небо. - Какое сегодня красивое полнолуние. И ни каких облаков. У нас все получится. - Дмитрию хотелось подойти к ней и обнять ее. Она выглядела такой слабой и беззащитной, но он никак не мог заставить себя сдвинуться. Какое-то блаженное тепло разлилось по всему его телу и затуманило его мозг.

Минут через пятнадцать Дмитрий смог справиться с оцепенением и заказал себе такси. Он не помнил, как добрался до дома и лег спать.

Следующие четыре дня прошли для него в тумане. Голова была тяжелой, мысли еле ворочались. Он ездил на работу, делал какие-то не отложные дела, а вечером часам к одиннадцати приезжал в Маше где выпивал настойку, а потом впускал в себя нового летуна. И каждый раз, когда летун проникал в него ему казалось, что он проглотил маленькое солнышко. Иглы лучей проникали в него и расходились по всему телу. Он чувствовал удивительное блаженство и умиротворение. Он сидел полчаса наслаждаясь этим необычным ощущением, спускался к такси и ехал домой. Сидя на работе в тумане Дмитрий ощущал себя наркоманом, ждущем момента когда новая доза солнечных лучей снова разольется по его телу. Но пришел тот вечер, когда он не поехал в Маше, а потом пришло утро, когда он проснулся совершенно разбитый, болело все тело, как будто его долго били, но голова была на удивление легкой и ясной. Резко зазвонил телефон. Он снял трубку. Звонил его помощник Кирилл - у нас в центральном офисе Налоговая. - Началось... - мелькнуло в голове у Дмитрия. Он быстро оделся и поехал на работу.

Лелик.

Пять дней действительно прошли как в тумане. Единственные яркие моменты этих дней были тогда, когда он выпивал своего очередного Летуна. В этот момент он чувствовал, как в него входит маленькое чудо. По его крови разливалось волшебство и он сам становится волшебником, который мог сделать все что угодно. В эти моменты ему безумно хотелось бежать к холсту и рисовать, рисовать. Но тело, одурманенное напитком не подчинялось ему. Оно никуда не желало двигаться и оставалось только рисовать безумно красивые картины в своей голове.

Пять дней не привычной вялости, пять дней тоски по холсту. И вот, они прошли. Наверное в жизни Лелика такое было впервые, когда ему безумно хотелось рисовать, а он физически не мог. Обычно все было на оборот. Он мог рисовать, без проблем, но в голове было пусто и тихо. А теперь же сердце и душа рвались вперед. Как раньше, когда он был чувствительным и малообщительным подростком. И только живопись позволяла ему открыться и выплеснуть на холст все эмоции.

Он проснулся усталым, но с ясной головой. Руки отлично слушались. Во всем теле зуд от предвкушения. Сейчас он подойдет к своему мольберту, поставит новый чистый холст и начнет рисовать!

И первый день прошел как в сказке! Он рисовал без отдыха. Он видел, как происходит маленькое чудо. Из ничего на холсте проявляется картина. Он ощущал себя волшебником, магом, самим господом богом. Когда стемнело и уже нельзя было рисовать, он чувствовал, что возбуждение творца еще не спало. Кровь в нем кипела. Он собрался и поехал к Маше.

Он ворвался в ее дом, как ураган:

- Это потрясающе! Я опять пишу! - он обнял Машу и закружил. - Это просто волшебство. Ты настоящая колдунья! - Она обняла его и стала гладить по голове.

- Ты молодец, у тебя все получится.

- Маша! - он отстранился и заглянул ей в глаза, он весь искрился - это просто чудо! Ты не представляешь, что со мной происходит! Спасибо тебе! Ты такая молодец! Это работает! - он закружил ее по комнате. Она рассмеялась. Она чувствовала, как в нее втекает его жизнь, его хорошее настроение. Она снова засмеялась и крепко прижала его к себе. Лелик снова ее обнял. Его губы нашли ее губы. Они сплелись в объятьях и поцелуях. У нее не был сил противиться этому вихрю чувств который приподнял их и опустил на измазанный красками пол.

В тот вечер он так и убежал не спросив, как у нее дела.

Следующая неделя пролетела как в сказке. Утром он вставал с восходом солнца, завтракал, смотрел на то, что нарисовал за эти дни и когда все вокруг освещали яркие солнечные лучи он начинал рисовать до самого заката. Целую неделю он не выходил из дома. Иногда появлялась Соня. Приносила еду и благоговейно стояла тихо рядом, глядя, как он работает. Так же тихо она уходила по своим делам. Иногда возвращаясь вечером. А он вечером сидел блаженно на диване и смотрел в потолок не имея уже сил ни о чем говорить, ни о чем думать. В голове мелькали красочные образы и мечты о будущих картинах. Он был полон идей и сил. И почти каждый вечер Соня пыталась его куда-нибудь вытащить. Она приходила лично или звонила и долго мучила его.

- Ну пойдем в клуб сегодня. Там все друзья соберутся!

- Сонечка, я не хочу, я устал. - Отвечал ей Лелик.

- Ну пожалуйста! Нельзя же целый день сидеть дома и никуда не выходить! - Лелик в ответ только кивал головой. Но, надо отдать должное Соне один раз она его вытащила на встречу к своим друзьям.

Они сидели в кафе. Был вечер пятницы. Кто пил кофе, кто слабоалкогольные коктейли. Соня смеялась и много шутила. Всем рассказывала, какой Лелик гениальный художник. А Лелик сидел отстраненно и рисовал в голове картины. Ему было очень скучно и хотелось скорее рисовать. Ну, или в крайнем случае просто почитать книжку или посмотреть телек. Ему не хотелось ни о чем разговаривать с этими золотыми мальчиками и девочками. Хотя, он понимал, что совсем не давно он отлично вписывался в их компанию и ему было бы интересно посидеть, посплетничать. Обсудить новинки кино и музыкальных звезд. Соня пыталась его разговорить, но это оказалось бесполезно. Ни одна тема не смогла его заинтересовать. К концу вечера Соня на него надулась и когда они выходили из кафе не поехала к нему домой, выражая таким образом свой протест.

- Ты очень изменился, Лелик! Я тебя не узнаю! - Соня его отчитывала на следующий день.

- Прости, Сонечка, но я не могу ни о чем думать. Я хочу рисовать, пока рисуется. Слишком много времени своей жизни я потратил зря. И сейчас я боюсь упустить птицу удачи.

- А как же я? - Надула губы Соня.

- А что ты?

- Ты обо мне совсем забыл и не обращаешь на меня внимание. А я девушка, мне нужно внимание. Чтобы со мной поговорили, сходили погулять. Сводили в кино или в модный ресторан. Как раньше!

- Пока не получится. Если можешь, подожди. Я же не буду так вечно писать. Вдохновение вещь очень переменчивая. Сегодня оно есть, а потом полгода его нет.

- Я не хочу ждать! - топнула ногой Соня, как маленькая девочка. - Я хочу жить здесь и сейчас! Я не для этого приехала в Москву, чтобы проводить время в четырех стенах с полоумных художником, когда вокруг кипит жизнь.

- Ну и что ты хочешь от меня? - Удивился Лелик. - Я тебя не держу. Проводи время с кем хочешь и как хочешь. - Соня разозлилась не на шутку.

- Я думала, у нас все серьезно. Ведь все так хорошо было!

- А мне такое и в голову не приходило.

- Ах так! Тогда я ухожу и ты об этом очень сильно пожалеешь. А когда я тебе понадоблюсь меня рядом не будет!- Лелик только пожал плечами.

- Не ругайся. Я просто не могу дать тебе сейчас того, что ты хочешь. А потерпеть ты не можешь - перешел он на более мирный тон. Весь разговор Лелик чувствовал, что это все какое-то не настоящее и мало его касается. У него в жизни самое важное было это живопись. А вот Соня... Соня так и не смогла стать частью его жизни. Но все равно, ему не хотелось обижать эту маленькую девочку. - Ну не сердись. Езжай, живи своей жизнью. Все наладится.

- Ах так! Теперь это ты значит меня выгоняешь? - Соня все не успокаивалась. - Так знай! Это я тебя бросаю, потому что ты совсем не кудышный парень! Ты за эту неделю и сексом-то со мной ни разу не занимался. А твои картины тебе весь мозг выели. Вот и трахайся с ними! - и она ушла хлопнув дверью.

С уходом Сони в жизни Лелика мало что изменилось. Он по прежнему много рисовал, а теперь еще стал гулять по вечерам. Один. По набережной, по парку. Он просто ходил и ни о чем не думал. Наслаждался прохладным ветром, желтыми листьями, плеском воды.

За месяц он нарисовать почти десяток картин. Это было очень много. Он устал и чувствовал себя как выжатый лимон. А еще, он понял, что дико соскучился по Маше. Он набрал ее номер. Она долго не подходила к телефону.

- Маша! - Лелик обрадовано закричал в трубку - как ты? Можно я к тебе приеду?

- Приезжай, - обрадовалась она.

Через час Лелик уже был у нее. Они сидели на кухне и он решил задать вопрос который его мучил эти дни.

- А что ты? Как твоя жизнь, изменилась? - она подняла на него свои грустные глаза и покачала головой.

- Нет. И это меня очень расстраивает. Я рада, что твоя жизнь так вспыхнула и засветилась. Ты всегда был этого достоин. Но я... Но у меня ничего не изменилось. Совсем ничего. Ничего не произошло. Ни хорошего, ни даже плохого. - Лелик озабоченно посмотрел на нее. Подсел к ней и обнял нежно за плечи.

- Ты не расстраивайся. Ну может не так быстро, но изменится. Не спеши. - она обняла его и прижалась к нему крепко-крепко.

- Ты мне две недели не звонил, а я не находила себе места. Я скучала. - созналась Маша ему.

- Я тоже. Ты представляешь - радостно затараторил Лелик, - я эти дни мог думать только о картинах и о тебе. Я понял, что в моей жизни ты занимаешь очень важное место. Только ты. Только ты можешь меня понять и увидеть то, что происходит. Ты как настоящая верная подруга была со мной и в радости и в беде. А сейчас я живу в сказке и иногда очень жалко, что тебя нет со мной и ты не можешь ее разделить. Приезжай завтра днем ко мне в мастерскую, я тебе покажу свои картины. Это что-то потрясающее. Иногда, вечером или утром, я смотрю на них и не верю, что это я нарисовал. Они просто волшебны! - она смотрела на него грустными влюбленными глазами внутри которых светились искорки радости за него. Он поцеловал их. Потом ее белые щечки, потом губки.

Они лежали на кровати в мастерской и он гладил ее по волосам. Лелик приподнялся на локте и внимательно посмотрел на ее лицо.

- Ты когда последний раз выходила из дома? Ты такая бледная.

- Не помню. Наверное дней десять назад.

- Ты должна выйти. Может тебя твоя судьба не может тут найти. А на улице сразу увидит - Лелик ей улыбнулся и поцеловал в уголок губ. - Завтра приезжай ко мне в любое время!

На следующий день ближе к вечеру Маша звонила в дверь квартиры Лелика. Он радостный выбежал ее встречать. Она оделась не привычно красиво и женственно. Аккуратная прическа, волосы забраны в пучок, платье с глубоким вырезом, высокие сапоги.

- Ты смотришься сногсшибательно! - не удержался Лелик.

- Ну, я подумала, что если вдруг я встречу свою судьбу, то я должна быть при параде, - скромно улыбнулась она его комплименту.

- Ты не представляешь! - Лелик провел ее в комнату и выставил свои новые картины на обозрение, - ты не представляешь! Сегодня у меня была журналистка с фотографом из одного известного гламурного журнала. Они почему-то вдруг вспомнили обо мне. Она увидела мои новые картины и пришла в дикий восторг. Фотограф все заснял и она обещала огромную статью обо мне! Это просто удивительно, как все складывается. Если бы они пришли месяц назад, я вряд ли удостоился бы статьи размером в полосу. А сейчас она сулит мне золотые горы. - Маша тем временем ходила и разглядывала его картины. Потом обернулась к нему.

- Это действительно потрясающе. Ты стал еще лучше, чем раньше. Это, - она остановилась подбирая слова, - это гениально, сказочно. Ты просто молодец! - Лелик схватил ее и закружил по комнате.

- Раз уж у меня такой замечательный день и ты такая потрясающе красивая, я предлагаю отправиться в ресторан отпраздновать нашу новую жизнь. Не только мою, но и твою. Потому что, я верю что и у тебя скоро все изменится. Я это чувствую, вот здесь - и он положил ее руку в район солнечного сплетения. - Может быть мне об этом подсказывает мой летун? - Он подмигнул ей, - я быстро! - и убежал одеваться.

Вечер в ресторане прошел замечательно. Они немного выпили, вкусно поели и много смеялись вспоминая какие-то моменты своей жизни и общих друзей. Похоже новую судьбу Маша в тот день и не встретила, но вечер был идеален. Правда они не поднимали ни какие серьезные темы, а Лелику хотелось многое обсудить и узнать. Он хотел поподробней расспросить Машу о ней и о Дмитрии. Но он так и не решился поднять эту тему. И, наверное правильно.

Лелик проводил Машу до мастерской, и сам пошел пешком домой. Идти было далеко, но это его не пугало. Он чувствовал, что опять возрождается к жизни. Творческий запой позади. Он снова стал активный и в нем проснулась жажда общения. Хочется ходить на тусовки, встречаться с людьми. Участвовать в выставках, давать интервью журналистам. И при этом, он ощущал, что его дар по прежнему при нем. Он в любой момент может встать к мольберту и погрузиться в мир искусства.

Дмитрий.

В первый же день у Дмитрия жизнь не заладилась. В центральный офис приехали из налоговой. Провели выемку, забрали все документы, компьютеры, печати. Дмитрий правда к этому достаточно спокойно отнесся. Решение этой проблемы лежало в плоскости, дорого или очень дорого. Особо законы он не нарушал, и уголовного преследования ему точно не стоило опасаться. Кирилл же, наоборот похоже впервые столкнулся с таким произволом и очень нервничал.

- Что же теперь будет? Как мы будем дальше работать? - Он ходил за Дмитрием и причитал.

- Не кипишуй. - Успокаивал его Дмитрий. - На местах в магазинах свои печати, работать они могут. Пока оплата поставщикам заморожена и новые поставки нам не светят. Но в магазинах и на складе и так полно товаров. Пока разберемся с органами, как раз распродадут. Сделаем скидку, пусть покупают то, что есть.

- А наш офис? А если они что-нибудь накопают на нас?

- Да успокойся. Езжай домой. Сходи с женой в кино и расслабься. Ничего с тобой не случится. Тут я пока директор и если что, все шишки мои!

- Нет, я лучше с тобой побуду. Дома я еще сильнее буду нервничать.

- Ну, добро. - Дмитрий кивнул ему, - оставайся. Поехали тогда по магазинам всех успокаивать.

Они проехались по магазинам. Там уже все знали, что на них наехали. Но на местах было спокойно. Бухгалтеры попрятали лишние документы. Директора держали печати в своих сумках. Опытные - улыбнулся Дмитрий. День закончился без осложнений.

Следующая неделя прошла тяжело. Поездки в налоговую, в милицию. Все похоже оборачивалось банальным рейдерским захватом. Дмитрий понимал, что фирма без головного офиса долго не продержится. Еще неделю-две, а потом начнет сыпаться. Но он продолжал сопротивляться. Ему это даже нравилось. Наконец-то жизнь, движение. Никаких скучных бумаг, бухгалтерских вопросов и прочей канцелярщины и скукоты. Только движение и решения на острие ножа.

Почти каждый вечер он звонил Маше. Времени на встречи и прогулки совсем не оставалось. И перед сном он набирал ее номер и слушал такой родной и любимый голос. Хотя он иногда не выдерживал и изливал все Маше:

- Я не понимаю, - жаловался он ей в один из вечеров. - После твоего колдовства все пошло прахом. То что я годами строил рушится на глазах. Мне угрожают и сумой и тюрьмой. На мне висит куча долгов как перед сотрудниками, так и перед государством и банками. Люди разбегаются. Кирилл вообще перестал смотреть в глаза. Что я сделал не так в этой жизни? Почему это все происходит?

- Не волнуйся, Дим. Ну успокойся. Все наверняка разрешится лучшим образом.

- Каким? У меня отберут бизнес и я останусь голым и в долгах?

- Ну может именно это тебе написано на роду? И преодолев все несчастья ты станешь счастливым, потому что найдешь свое место.

- Ага. Сойти сума и стать счастливым бомжом? Это по твоему мое место!

- Ну Димочка, ну не волнуйся. Ты просто верь, что все наладится. Ты же всегда был уверен в себе.

- А сейчас мне кажется, что был не уверен в себе, а просто самоуверен.

- А как твоя галерея? - сменила тему разговора Маша.

- Там все нормально, но там я чувствую себя совсем чужим. Знаешь, приезжаю туда, а там вечно какие-то художники, журналисты, тусовки. Я думал, что это мое, а оказалось совсем нет. Там какие-то не настоящие люди, фальшивые улыбки, пустые разговоры. Я так не могу.

- Но зато ты попробовал.

- Да уж... А ты как? Как там твой Лелик?

- Он не мой. - она на пару секунд замолчала, - у него все отлично. Пишет картины с утра до ночи. Тебе их надо увидеть. Удивительно талантливые. - ее голос казалось потеплел. - Он такой молодец.

- Ну ладно, с Леликом все понятно, а ты? Что изменилось у тебя?

- У меня. - повисла пауза, Маша или не знала что сказать или просто не хотела говорить. - У меня совсем ничего. Понимаешь? Вообще никакого движения!

- Ты расстраиваешься?

- Очень - Дмитрию показалось, что Маша даже тихонько всхлипнула. - У Лелика все отлично. Идет движение, творчество, интервью. У тебя тоже движение. Пусть пока тебе страшно, но процесс идет. Все меняется. А в моей жизни ничего не меняется!

- И ты думаешь и не изменится?

- Не знаю. - она умолкла раздумывая. - Меня пугает мысль о том, что я на своем месте. Что мне уготовлена именно такая жизнь. Какая у меня и была до этого.

- А чем она тебе не нравилась? - попытался подбодрить ее Дмитрий. - У тебя отличные картины, много поклонников, есть ученики. И я... - он замялся немного - я тебя очень люблю и очень скучаю. Я очень хочу тебя увидеть и часто думаю о тебе. И... Я научился тебя чувствовать. Я чувствую когда тебе грустно. А иногда я чувствую, что тебе хорошо и начинаю от этого ревновать и злиться. Хотя в последнее время я редко чувствую, что тебе хорошо.

- В последнее время мне почти не бывает хорошо. И меня это пугает.

- Держись, Машутка. Наверняка в ближайшее время и у тебя начнутся перемены.

- Наверняка, - сказала она потухшим голосом. - Уже почти месяц прошел. Сколько их можно ждать?

- Держись...

Они распрощались. Маша с каждым разговором становилась все сумрачней и уходила в себя. Он чувствовал, что она отделяется от него. Дмитрий очень хотел с ней увидеться и подбодрить ее, но дела все не позволяли. Он пару раз встречался с ней в кафе, но что-то было не то. Ему никак не удавалось ее расшевелить. Вот закончится все, заберу ее в Европу на месяц отдыхать. И поправим там ее и мои нервы. А пока, он решал свои вопросы. Его увлекла борьба за выживание. Он оживился. Подключил все возможные связи, подмазал где надо и вскоре когда казалось уже что он проиграл, дело сдвинулось с мертвой точки и его незримый противник пошел на попятную. Этим вечером была назначена встреча, на которой все могло решиться.

Дмитрий подъехал в ресторан минут за пятнадцать до встречи. Он не любил когда люди опаздывают и сам старался не опаздывать. Лучше приехать заранее, устроиться поудобнее и ждать. Вообще он недолюбливал людей, которые считали, что опаздывать это статусно. Опаздывать - это в первую очередь не уважение. И не уважение не только к тем с кем ты встречаешься, но и к себе.

Итак, он уютно устроился у окна и потягивал красное вино на аперитив. Ко входу в ресторан подъехал черный джип с правительственными номерами. Дмитрий улыбнулся, - это явно по его душу. Он уже в принципе по своим связям выяснил, что хотел. На его бизнес положил глаз один чинуша, у которого уже подросла дочка. А дочка захотела заняться мебельным бизнесом. И зачем же создавать что-то с нуля, если это просто можно взять? Простая логика Российских чиновников привела их к Дмитрию. Из джипа вышло двое мужчин. Дмитрий хорошо подготовился к встрече он знал их имена и краткую биографию. Предупрежден, значит вооружен - подбодрил себя Дмитрий. Он встал на встречу гостям и при рукопожатии каждого назвал по имени отчеству продемонстрировав тем самым свою осведомленность и давая понять, что он не собирается выступать в роли мальчика для биться, а собирается вести серьезный деловой разговор.

Разговор получился серьезный. Эти люди вложили деньги в захват, но так как с наскоку у них ничего не получилось, а идти на попятный было уже поздно, могла пострадать их честь и достоинство, им было о чем поговорить и что обсудить. Итогом разговора Дмитрий был очень доволен. В течении недели с него сняли все обвинения, в ответ он отозвал свои встречные иски. Он передал всю компанию с персоналом, магазинами, складскими запасами и долгами в обмен на неплохую сумму денег переведенную на его оффшорный счет. Дмитрий сидел дома и думал, что нет худа без добра. Захоти он просто продать свой бизнес, вряд-ли ему удалось бы найти покупателя и выручить в итоге такую не плохую сумму денег. В общем, на деле довольны остались обе стороны. Все таки, его магазины занимали твердые позиции и не плохую долю рынка. И Дмитрию просто не хватало свободных денег, чтобы развиваться и успешно держаться на плаву. А с кредитами нынче очень сложно. К тому же за Дмитрием все еще оставалась картинная галерея и его любимый строительный магазин. Который на данный момент был весь в долгах.

Дмитрий тепло попрощался со всеми сотрудниками и к нему в кабинет заглянул Кирилл, которому он должен был передать дела. Кирилл оставался работать в компании замом нового директора.

- Ну что, - Дмитрий сидел за своим столом, - в твоей жизни грядут большие перемены. Ты давно об этом мечтал!

- Да, - Кирилл весь напыжился, - офис переедет в центр города, у меня расширятся полномочия и сильно повысится зарплата. Мы собираемся открыть в ближайший год еще около пяти магазинов в Москве и ближайшем Подмосковье и выходить на регионы. У нас грандиозные планы!

- Ну что же, я рад за тебя. Но запомни, количество денег не является мерилом счастья.

- Дмитрий, этот ваш подход давно устарел. Вы не смогли удержать в руках бизнес. И когда речь идет о том, что счастье не в деньгах, я понимаю, что это речь не удачника!

- Ну-ну, - улыбнулся Дмитрий. - У тебя похоже зубки прорезались и ты решил, что уже вырос и сможешь сам всем рулить?

- Да. И моя зарплата и новая должность тому подтверждение. Я по сути становлюсь директором всего этого. В ваш бывший бизнес - Кирилл специально с акцентировал слово "бывший" - вложат большие деньги. И во всем этом есть не малая моя заслуга.

- Так, так. - Кивнул Дмитрий. - Это ты меня сдал, да?

- Я не сдал, я просто нашел нужных людей. Вы последние два месяца тонули. И с вами тонул я! Кому бы я был нужен если бы ваш бизнес накрылся?

- Ну не думай, что ты и сейчас кому-то нужен. - Дмитрий задумчиво посмотрел на ухмыляющегося Кирилла, - ты знаешь, я на самом деле тебе благодарен и зла не держу. Последние полгода этот мебельный бизнес для меня был настоящей обузой. Отсутствие кредитов, долги, бумажная волокита. Все это меня дико бесило. И я рад избавиться от него. К тому же, я получил очень не плохую сумму денег. - Дмитрий увидел, как вытянулось лицо Кирилла. - Что, ты не знал, что бизнес у меня не отобрали, а в итоге просто выкупили? Твои покровители оказались не такими всесильными, как ты считал? - Судя по всему Кирилл совсем не так представлял сцену прощания с Дмитрием. На его лице по прежнему была усмешка, но уже не такая злобная, а скорей обиженная. Дмитрий взял свой портфель, похлопал замолчавшего Кирилла по плечу и вышел на улицу. Он чувствовал себя совершенно свободным. Как будто он долго ходил с привязанным к ногам камнем, а сейчас веревка перетерлась и он освободился от своего якоря.

Окрыленный своими успехами и с отличным настроением Дмитрий поехал в картинную галерею. Пора было кончать с прежней жизнью. Он верил, что его жизнь изменилась и все будет хорошо. Он придумал, как изменить и Машину жизнь. Надо просто на ней жениться и увести ее жить за границу. В теплые страны. Нарожаем детей, - мечтал он, - будем их растить, путешествовать, а Маша будет писать картины и выставляться во всех известных мировых галереях. А свое место и я потихоньку найду!

Он добрался до галереи. Навстречу вышла Викуся.

- Ой, Димочка - поприветствовала она его, - он поморщился и ощутил на сколько же она его раздражает со своими манерами.

- Идемте в мой кабинет, есть разговор - грубей чем хотелось он сказал Викусе. Она примолкнув проследовала в его кабинет. Он сел в кресло на котором сидел за все это время не больше десятка раз.

- Вы что-то хотели? - Викуся явно заметила в нем перемены и сменила покровительственный тон на подобострастный.

- Да, Виктория. Хотел. - Дмитрий взял бумажку и написав на ней цифры подвинул ее Вике. - Мне надоело все это предприятие. У вас много друзей и знакомых. Я даю вам десять дней. К двадцатому числу принесете мне вот эту сумму и галерея ваша. Если нет, я уже нашел человека, который купит ее за эти же деньги, но всех отсюда выгонит. Так что если вам нравится тут работать и это, как вы утверждаете ваша жизнь - Дмитрий кивнул на бумажку с суммой - ищите деньги. - Он встал, подошел к двери, обернулся к ошарашенной Вике - у вас десять дней - и вышел.

Конечно Дмитрий рисковал. Не было у него никакого покупателя, но он верил в Вику и Стаса. С их связями и умением убеждать они быстро найдут инвестора и принесут ему деньги на блюдечке. Да и свои накопления у них наверняка имеются. Цену он запросил божескую. Просто подсчитал все расходы и умножил на три. Сумма получилась внушительная, но вполне по силам Вике и Стасу.

После этого он поехал к Маше. Она радостно обняла его на пороге своей мастерской. Так получилось, что они не виделись больше месяца и Дмитрий ужасно соскучился.

- Я ужасно соскучился, - сразу сообщил он. - Пойдем гулять! - Он был в отличном настроение. Он практически освободился ото всего, что мешало ему просто жить и наслаждаться жизнью. И он не собирался останавливаться. Он хотел менять свою жизнь пока есть такая возможность.

- Пойдем. Я так давно не гуляла. - Маша улыбнулась - Я так рада тебя видеть. Ты такой бодрый и отдохнувший. Как раньше, когда мы только с тобой познакомились.

- Я и чувствую себя помолодевшим. Я теперь отлично засыпаю и крепко сплю. Я просыпаюсь с отличным настроением. - они вышли на улицу и он взял ее под руку. - А еще я сегодня практически избавился от своей галереи!
- Да ты что? Я же помню, что ты рассказывал, как о ней мечтал!

- Да. Мечтал. Но похоже я был ослеплен тщеславием, хотел чего-то что мне в общем-то и не нужно совсем. В итоге я просто сделал хороший бизнес. Поставил на ноги галерею и выгодно продам ее.

- Здорово. Я так рада за тебя. Это очень важно уметь во время остановиться и отделить важное от ненужного в своей жизни. Это как разобраться в своей квартире и выкинуть старые вещи.

- Да, именно так. И обнаружить, что квартира стала гораздо светлей, чище и красивее.

- Ты молодец, Дим, - она погладила его по руке и прижалась к его плечу. - Я так рада что у тебя все хорошо.

- Да, я снова чувствую себя хозяином своей жизни и я снова различаю, что мне важно, что нужно. А что нет. - Он замолчал остановился и развернул Машу к себе. - Я много думал, - продолжил он, - о тебе, о своей жизни. О нас. И я очень скучал по тебе. Ты для меня самый лучший друг, и, я хочу чтобы ты была моей женщиной на всегда. Я хочу, чтобы ты стала моей женой. - он говорил все это и смотрел в ее глаза держа ее за руки. Она несколько раз моргнула.

- Дим. Это так неожиданно. Мы с тобой не виделись больше месяца.

- И что? Что изменилось? Я много думал об этом, может быть твоя судьба ждала, что я разберусь со своими делами и приду к тебе? Я готов менять свою жизнь, нашу жизнь и дальше. У меня теперь много денег. И много свободного времени. Я могу его посвятить тебе, нам. Хочешь, уедем куда-нибудь, где тепло!

- Дим, я не знаю. Я не готова вот так сразу сказать тебе да или нет.

- Маш, ты меня любишь? - Дмитрий посерьезнел.

- Да, наверное. - она опустила глаза и посмотрела на свои руки, которые по прежнему были в руках Дмитрия, - я не знаю. Я хотела тебе сказать. - она подняла на него взгляд - я уже две недели опять встречаюсь с Леликом.

- Что!

- Прости меня.

- Маша... - Дмитрий не знал что сказать. Это было для него совершенно неожиданно. - Маша. Но он же не любит тебя и никогда не любил. Ему просто удобно с тобой. Ты уже несколько раз расставалась с ним. Он же опять наиграется и бросит. Сколько можно наступать на одни и те же грабли! А я, - он умоляюще посмотрел на нее, - я же серьезно. Я хочу семью. Я хочу жить вместе. Только ты и я. Мы с тобой потом нарожаем детишек. Будем путешествовать, гулять. Все что ты хочешь!

- Дима потерпи немножко. Мне надо подумать. Ну пойми, ты исчез и все произошло очень неожиданно. - она обняла его прижалась к нему сильно-сильно. - Не сердись на меня. Я запуталась.

- Ладно. Хорошо. Сколько тебе надо времени чтобы ты решила?

- Дай мне неделю.

- Хорошо. У тебя есть неделя. Но не думай, что я просто так исчезну из твоей жизни. Я не хочу тебя терять. Мне кажется, что мы созданы друг для друга и пусть я тебе об этом не говорил, но я тебя очень сильно люблю. И жизнь без тебя будет кошмаром.

- Ты такой хороший! - Она обняла его опять очень крепко и поцеловала в щеку. Они еще немного погуляли говоря ни о чем и он проводил ее до мастерской.

Весь вечер Дмитрий промаялся без дела. Он скучал, ревновал, злился и не находил себе место. Утром он поехал в свой строительный магазин. И чтобы заняться хоть чем-нибудь начал помогать обустраивать у себя в магазине на складской площади недавно прикупленную им столярную мастерскую. Мастерская была на грани разорения и он подумал и купил ее всю со всем оборудованием, заказами и единственным мастером. У него была пустующая площадь, электричество, материалы. Он решил, что мастерская отлично дополнит его бизнес. Мастера звали Владимир. Ему было уже почти шестьдесят лет и он не мыслил своей жизни без дерева, лобзиков, дрелей, стамесок и прочего оборудования. Помогая устанавливать ему оборудование Дмитрий разговорился с ним. Владимир много чего рассказал про дерево, про резку по дереву и про свою жизнь. Это помогло Дмитрию отвлечься от мыслей о Маше. Но в обед он снова стал психовать. Не выдержав он купил цветы, взял такси и поехал к ней в гости.

Маша была очень мила и вела себя так, как будто бы ничего не произошло и они по прежнему дружат. Они погуляли, сходили в кино. Маша много смеялась и на некоторое время Дмитрий забывал, что возможно завтра она станет ему чужой. А вечером Маша его поцеловала, и сказала что ей пора.

- Ты на свидание с Леликом собралась? - Ревниво спросил он

- А если да? Я же должна разобраться. - Дмитрий в сердцах ударил кулаком по дверному косяку.

- Ну и катись ты к своему Лелику. - и резко развернувшись ушел. Потом он себя корил за это проявление чувств. Ему казалось, что надо было сделать все как-нибудь иначе, поспокойнее. Может стоит вообще не демонстрировать ей свои чувства? Он не знал, что делать. Надо же было так влюбиться и настроиться, а в итоге... ничего. Только дикая тоска и мечты о возможном счастье.

Вся неделя примерно прошла по тому же плану. Утром он работал в строительном магазине и в столярной мастерской, днем он ехал к Маше с цветами. Они гуляли, разговаривали, пили кофе и смеялись. И в эти моменты он был счастлив. А потом наступал вечер и он оставался один. И в нем кипела черная злость и ревность. Он не находил себе места. Он писал ей злые смски, половину из которых стирал так и не отправив. Порывался звонить. Мечтал побить Лелика или покончить с собой. Выпив снотворное он забывался беспокойным нервным сном. А утром он ехал в свой магазин, уходил в столярную мастерскую и Владимир открывал ему чудеса работы по дереву. В эти моменты Дмитрий по настоящему расслаблялся. Когда из простых брусков и деревяшек он сделал свой первый стул его восторгам не было предела. А потом он опять ехал к Маше. И снова начинал себя изводить.

Продолжалось это куда больше недели. Маша все не могла принять решение. А он старался не давить на нее, потому что понимал, что если капельку пережать, то даже это хрупкое равновесие может нарушиться и он потеряет ее навсегда.

Лелик.

Как-то потихоньку Лелик вернулся к прежней жизни. Утром и днем он рисовал. И в эти моменты он снова был счастлив. Количество картин росло с удивительной скоростью. К нему стали часто приезжать в гости богатые клиенты не известно откуда узнавшие о возродившемся таланте. И все спешили купить его произведения, пока о нем не прознал большой мир. Они понимали, что скоро его живопись в разы вырастет в цене. А вечером он встречался с Машей и они сидели в кафе и разговаривали. А потом он ехал в клуб или на квартиру к друзьям иногда с Машей, иногда один. На тусовках ему было интересно. Хотя он практически перестал пить. Иногда встречались любопытные люди с которыми можно было о чем-то поговорить. И часто он замечал, как новым гостям на него показывали пальцем или кивали головой со словами - "Это тот самый Лелик! Очень талантливый художник." Ему безусловно нравилось находиться в центре внимания. Лелик купил себе мотоцикл и гонял сломя голову не смотря на дождь и еще до конца не растаявший снег. Он обнаружил, что за день может очень много успеть. И рисовать картины, и давать интервью, и встречаться с друзьями. Никогда еще его жизнь не была так насыщенна различными событиями. Он чувствовал, что снова медленно, но верно забирается на Олимп.

Иногда после встречи с друзьями, поздно вечером, он возвращался к Маше и она радостно принимала его в свои объятья. Они просыпались вместе. Маша кормила его завтраком и он проводил чудесное утро вместе с ней. Как-то очень по домашнему. Так уютно и мирно. Соня практически совсем исчезла из его жизни. Он видел ее пару раз на тусовке с каким-то мажором, но она делала вид, что с ним даже не знакома и он решил оставить все так, как есть.

В последнее время Маша стала мрачнее прежнего. Прошло уже достаточно много времени с начала новой жизни. С того момента, как он с Машей и Дмитрием прошли рубеж. В Машиной жизни практически ничего не изменилось и он понимал, что она этим сильно расстроена. Но не знал, что сделать и как ее утешить. В один из вечеров когда он приехал к ней она грустная сидела на кухне.

- Нам надо поговорить - сказала она указывая ему на стул напротив себя.

- Конечно, что случилось?

- Как ты ко мне относишься - она подняла на него свои красивые глаза. Лелик задумался, он не знал что ответить. Он привык, что Маша отличный друг и хорошая любовница когда надо. Он понимал, что она хочет услышать что-то серьезное. Но как-то давно не задумывался над этим.

- Не знаю. - Выдавил он из себя. - Мне очень хорошо с тобой.

- Так хорошо, что ты на мне женишься? - от такой неожиданной постановки вопроса он чуть не поперхнулся.

- Ты чего? - удивленно спросил он.

- Я должна решить. Мне пора менять свою жизнь. Я встречаюсь с Димой. - Лелик приподнялся, потом сел обратно. Его пронзило чувство ревности и обиды.

- Как! Почему?

- Что почему? Что ты думаешь? - Маша повысила голос, - Мне уже надо думать о своей жизни. Я не уверенна, но может Дима, это и в правду то, что мне нужно. - Лелик молчал и она продолжила. - Он сегодня предложил мне выйти за него замуж и увезти меня в теплые края.

- Ну конечно, - злобно проговорил Лелик, - когда у человека есть деньги он считает что всех можно купить. Конечно! Езжай с ним в теплые края, садись в золотую клетку и наслаждайся жизнью!

- Лелик! Не злись. - Маша попыталась его остудить. - Тебе это не идет! И все совсем не так. Он же не пытается меня купить. Он меня любит. По настоящему. И я это знаю и чувствую. А вот в тебе я не уверенна до конца. И я не уверенна, что если я упущу эту возможность, то не буду потом жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.

- Я не знаю. Я не думал. Что ты хочешь от меня?

- Я хочу от тебя взрослого решения. У тебя есть пять дней подумать. Будешь ты со мной или нет. Нужна я тебе по настоящему, или так...

- А ты... Ты меня любишь? Или его?

- Я? - она задумчиво посмотрела на Лелика. - Моя беда в том, что я до сих пор люблю тебя. - она замолчала, закусила губу и опустила взгляд на стол. Потом резко посмотрела на Лелика, - но я не могу и не хочу больше любить того, кто меня не любит. Я уже настрадалась. Ты забыл? - Лелик помнил. За пять лет их знакомства они уже не сколько раз сходились и расходились. Лелик все никак не мог понять, на сколько она дорога ему. Любит ли он ее? Его увлекали дела, новые знакомые и он быстро о ней забывал. А она скучала, названивала, искала встречи с ним и старалась сделать все, чтобы находиться с ним рядом.

- Я так больше не хочу. - Поставила Маша точку в их разговоре. - Думай, выбирай.

- Но если ты меня любишь, а его нет, как же ты будешь с ним жить? - ухмыльнулся Лелик, который неожиданно для себя разозлился представив свою Машутку замужем за Дмитрием.

- Я его люблю. Не так сильно, как тебя. Но ты меня никак не отпустишь. И, я думаю, что смогу полюбить Диму по настоящему если освобожусь. - Лелик пожал плечами. Он не знал что сказать. Все это было для него слишком неожиданно. Все шло так хорошо! Он встал, Маша встала с ним и проводила его до двери.

- Я подумаю, - сказал он ей на прощанье. Она кивнула и закрыла за ним дверь.

Лелик сел на мотоцикл и поехал домой. Ехать он старался ровно не давая чувствам взять верх. Он не знал что делать с Машей. Проблема была в том, что он не был в себе уверен. Что если он скажет Маше да, и женится на ней. А потом вдруг поймет, что не любит ее, что она ему очень надоело. Ведь так уже бывало. Он по своему очень ее любил и ему не хотелось ее подводить. Лелик прекрасно понимал, что Маше уже хочется стабильности, семьи, может быть даже стоит задуматься о детях. Но себя в роли мужа и отца он пока совершенно не видел. К тому же ему совсем не хотелось, чтобы сейчас у него появилась обуза в виде жены. О которой надо думать, чьи интересы надо учитывать. В данный момент он в самом начале пути на верх и кто там по пути может встретиться? Наверняка будет много интересного и много интересных девушек его ждет. С этими мыслями он поднялся наверх и лег спать. Он почти решил для себя, что Машу стоит отпустить.

Утро пришло неожиданно. Лелик привык, что последие пару недель за окном пасмурно. Но сегодня утром солнце светило очень ярко и мешало спать дальше. Он встал умылся и начал рисовать. Рисовалось по прежнему хорошо. Вообще Лелик радовался глядя на себя со стороны. Он за последний год явно повзрослел и то, что не так давно у него отсутствовало вдохновение научило его серьезно относиться к живописи, как к работе. Это помогало и сейчас. Он не позволял себе долго валяться в кровати и хотя все его тело и сознание просилось в кровать, ответственность взяла верх и он рисовал не взирая на дни недели.

Сегодня день был спокойный, почти никто не звонил и он отлично поработал. Рисуя, он часто ловил себя на мысли, что скучает по Маше и хочет ее увидеть. И как бы здорово было бы если бы она была рядом, когда он рисует. Как раньше. Ни с кем он не чувствовал себя так комфортно как с ней. Может это и есть любовь? Лелик сел пить чай и задумался, что с ним происходит? Ему хотелось разобраться в себе, он любил, когда все ясно и понятно. А тут... Почему он столько думает о Маше скучает по ней и строит планы на будущее в которых она занимает не последнее место? Может быть потому что, в нем играет чувство собственности и когда чувствуешь, что теряешь какого-то человека, тебе кажется, что ты жить не можешь без него? Даже если это не так. Или он и в правду любит Машу? Все таки за последние годы они оба сильно изменились. И очень привыкли друг к другу. Он злился на нее. Зачем надо было вот так делать! Ставить вопрос ребром. Ну еще пару месяцев или полгода и возможно все само бы разрешилось. Или бы они надоели друг другу или бы плавно начали жить вместе...

Хотя Лелик себе прошлым вечером обещал постараться прожить без Маши хотя бы пару дней, он не смог побороть в себе желание увидеть ее. Вечером он поехал к ней. Она пустила его в мастерскую и пошла переодеваться. Лелик прошелся по комнате. Заглянул на кухню. На кухне стоял огромный букет роз. В Лелике опять проснулась ревность и злость. Он хотел взять этот букет и выкинуть из окна, накричать на Машу и уйти. К счастью Маши не было рядом и он успел успокоиться. Взяв себя в руки он попытался проанализировать, что с ним происходит. Он не давно решил, что отпустит Машу, а пару минут назад просто захлебывался от ревности. Когда Маша вошла на кухню он был совершенно спокоен:

- Откуда эти цветы? Дима принес?

- Да. - Она обняла его - тебя это беспокоит?

- Ты со мной играешь? Пытаешься меня по злить?

- Да нет, ты что. Я не ожидала, что он принесет мне цветы. Я не думала, что он вообще сегодня появится. - Она посмотрела на цветы, потом снова на Лелика. - Я не думала, что и ты появишься. Хотя и надеялась. - Он обнял ее и уткнулся в ее такое теплое и родное плечо. Поцеловал в щеку.

- Знаешь, я ни как не могу в себе разобраться. Мне очень хорошо с тобой, но я не уверен, что через полгода я буду думать так же. Я не готов еще наверное стать мужем.

- А ты думаешь, что будешь когда-нибудь готов? Думаешь я готова стать женой? Для меня это тоже неожиданность.

- Да. - Кивнул Лелик, - это ответственность.

- Да ладно тебе, - улыбнулась Маша, - это только так кажется. Просто статус. Мне было бы приятно если бы у меня появилось кольцо. Некоторые люди стали бы ко мне по другому относиться. А на счет того, что не уверен в себе. Тут все просто. Надо просто один раз принять решение, что это твой человек и идти с ним дальше по жизни. Не смотреть ни на лево, ни на право. И стараться решать все конфликты. Я уже до росла до этого. Мне кажется, что я понимаю, что это все возможно. Возможно прожить всю жизнь с одним человеком. Думать о нем, заботиться. Я верю, что это возможно. Конечно надо слегка потрудиться...

- Ты меня уговариваешь?

- Да нет, дурачок. Просто говорю, как я это вижу. А ты сам принимай решение. Просто постарайся не тянуть. Надо просто решить да или нет. И... закончить наконец эти мучения.

- Легко сказать, просто решить. - Лелик надулся и задумался. - Это очень важное решение. Если я говорю да, моя жизнь очень сильно изменится и ограничится. Если говорю нет, то я имею свободную жизнь, но теряю тебя.

- Ну что там ограничится в твоей жизни если ты станешь моим мужем? - Она потрепала его по голове. - Ну ты что? Давай сейчас не будем ломать голову, а просто пойдем в кино!

После кино Лелик остался у Маши ночевать. Утром стараясь не разбудить ее он выбрался из-под одеяла, оделся и уехал домой. В этот день к нему приехали журналисты из иностранного издательства. Лелик не плохо говорил на английском и дал обширное интервью. Журналистка была молода и красива и все строила глазки. В конце беседы она дала ему свою визитку и достаточно настойчиво предложила ей позвонить.

А вечером он поехал на какую-то тусовку. Там было телевидение, море журналистов, бомонд. Его уже узнавали. Кто-то опять брал интервью, жал руки, говорил о его гениальности. Домой он вернулся поздно и уснул ни о чем не думая. Следующий день прошел тоже весь в суете. Только перед сном Лелик вспомнил, что за эти два дня он почти не думал о Маше. Может это и хорошо, может вот и ответ. Он спокойно провел два дня без нее. Хотя, задумался он, если бы эти два дня она была рядом, ждала дома, съездила бы с ним на тусовку, это было бы замечательно.

На следующий день у него было время и вечер он провел с Машей. Утром проснувшись в ее кровати он решил, что хочет жить только с ней. Но следующие несколько дней были опять заполнены суетой и он прекрасно обходился без Маши. А потом вышло его большое интервью и его позвали учувствовать в телепередаче. И позвонили из Америки, сказали, что очень хотят провести выставку его работ. Он отправил им пару десятков фотографий, чтобы они выбрали, какие картины их интересуют. Он чувствовал себя окрыленным. Мало кто из современных Российских художников добивался мировой признательности, а у него есть очень большой шанс стать одним из первых. Его всего лихорадило и первым с кем ему хотелось поделиться этой новостью была Маша. Она поймет и, наверное единственная из всех его знакомых искренне порадуется за него. По доброму, по настоящему. Без зависти. Он сел на мотоцикл, не смотря на снег и поехал к ней.

Дмитрий.

Дмитрий весь извелся. Сегодня приехав к Маше он хотел получить от нее ответ во чтобы то ни стало. Потому что так больше жить нельзя. Он почти не спал, плохо ел. И все время думал о ней. Он начал принимать успокоительные. - Это какая-то долбанная болезнь - ругался он про себя. - Нет, любовь это гораздо хуже болезни. Это болезнь души от которого нет лекарств. - Он поднялся к Маше. Он была молчаливей обычного и очень бледной.

- Что с тобой? - вместо приветствия сказал он.

- Не знаю. Мне плохо. Я предчувствую что-то не хорошее. Посиди пожалуйста со мной дома. Я боюсь выходить. Что-то случиться. - Дмитрий прошел с ней на кухню. Сделал ей чаю. Принес теплый плед и укутал Машу. За окном усилился снег. Хотя уже было начало апреля, но было не привычно холодно. И в мастерской было холодно и безжизненно. Он нашел обогреватель поставил его на кухне и включил на полную. Они почти ни о чем не говорили. Ему было просто хорошо рядом, он был рад быть полезным. Ему нравилось ухаживать за Машей.

- Я хотел бы всю жизнь провести с тобой. - нарушил он хрупкое молчание, - я хотел бы быть рядом. Помогать тебе в тяжелые минуты, делить радость когда все хорошо. Понимаешь?

- Да Дима, - она вздохнула, - я знаю. Я давно знаю.

- Я не силен говорить. Извини. - Он обнял ее. - Можно я просто посижу обняв тебя?

- Конечно. - Она положила свою голову на его плечо и задремала. За окном уже стемнело. Дмитрий собрался. Поцеловал Машу в щеку.

- Может я останусь с тобой? - у выхода спросил он. На Машу жалко было смотреть она вся осунулась и так и хотелось ее обнять прижать к себе и никогда не отпускать.

- Да нет, спасибо тебе большое. - она посмотрела в его глаза, - ты иди. Все нормально. Не переживай за меня. - он кивнул в ответ и спустился. Улицу совсем замело. Он сел в машину, включил радио и поехал в себе. На душе было как-то тоскливо, но в то же время тепло. Он вспоминал Машу. Какая она нежная и беззащитная. Какая ласковая и хрупкая. Сегодня он уснул крепким сном и отлично выспался.

А утром сев в машину в выпуске новостей он услышал, что вчера ближе к вечеру в центре города на своем мотоцикле разбился талантливый художник.

Дмитрий звонил Маше, но телефон оказался отключен. Он поехал к ней, но в мастерской никого не было. Весь день он бродил под ее окнами. Он даже не представлял, как ее отыскать. Он хотел быть рядом с ней. Помочь, поддержать, утешить. Всю следующую неделю он искал ее. А во всех газетах были некрологи и рассказы о том, какого гениального художника в лице Лелика потеряла страна. Стали выходить телепередачи о Лелике, большие обзорные статьи. Посмертные выставки. Взгляд Дмитрия зацепился за заголовок - "Судьба Гения" - Дмитрий задумался, может быть в этом и есть судьба настоящего гения? Уйти на пике славы? Лелик добился чего хотел. Он получил мировое признание. Его картины баснословно взлетели в цене. А Дмитрий все реже и реже набирал Машин телефон и все реже приезжал к Машиной мастерской.

На годовщину гибели Лелика Дмитрий принес цветы к двери Машиной мастерской и весь день просидел на ступеньках у входа. Время идет. И боль уходит - думал он сидя на ступеньках. - Но любовь все равно еще тлеет где-то в глубине.

Дмитрий

Прошло чуть больше полутора лет. На дворе было начало осени. Дмитрий сидел в спецовке на скамейке у входа в свой магазин и с грузчиками грыз семечки щурясь от яркого солнца которое било прямо к глаза. У входа в магазин остановилась черная ауди. Из-за руля бодро выскочил чуть полноватый молодой человек в светлом костюме и направился к Дмитрию. На его руке в солнечных лучах блеснули дорогие часы, у уха он держал телефон верту и с кем-то разговаривал. Он не спеша подошел к скамейке, кивнул грузчикам и Дмитрию и закончил разговор:

- Все, все, давай. Я тебе потом перезвоню и мы все дела решим. А сейчас часик меня не трогай! - он выключил телефон и убрал его в чехол на поясе. - Назойливый помощник с улыбкой сказал Кирилл и протянул руку Дмитрию. - Привет! Загораем? - Дмитрий кивнул сплевывая семечку, пожал руку и поднялся.

- Идем ко мне. - Они вошли в магазин, прошли через зал и выйдя из задней двери попали в огромную столярную мастерскую. Посреди нее стоял большой черный стол из дерева с вырезанным гербом на столешнице.

Кирилл подошел к столу и благоговейно провел по нему рукой.

- Афигеть! Я такой красоты никогда не видел. Это и в подметке не годится тому, что продается у нас в магазинах. Сколько он стоит?

- Чуть больше миллиона рублей.

- Ничего себе! Как моя машина! - Дмитрий подошел к столу поближе и показывая рукой начал объяснять

- Столешницу мы специально заказывали. Это массив дуба. Не самый дорогой вариант. Но из-за размера и резьбы, в общем заказчику это стало в копеечку. Мы почти месяц трудились над ним. Зато какой результат.

- Да. Такой стол не стыдно и в кремле поставить. Просто обалдеть! - они прошли и сели за верстак заваленный инструментами. Дмитрий принес чай. Кирилл обернулся и сел напротив стола. - Просто обалдеть можно. Ты знаешь, я тебе уже говорил, что раньше тебе завидовал. Когда ты был моим начальником. Но я был маленький и глупый и завидовал черной завистью. Но за это время очень многое изменилось. И я изменился. Я вырос, поумнел. Я всего вроде добился о чем раньше мечтал, но продолжаю тебе завидовать. Только уже по белому. Я как-то подобрел что-ли? - Дмитрий кивнул и не сказал ни слова, - Ну вот, я теперь просто рад, что ты нашел свое место в жизни. Делать такие вещи - Кирилл указал рукой на стол, - это просто обалденно. Сколько этот стол будет жить? Века?

- Да. Я думаю он и пятьсот лет протянуть может при бережном обращении.

- Вот ты все хотел рисовать, завидовал художникам, а то что ты делаешь из дерева... - Кирилл замолчал щелкая пальцами, подбирая слова, - это как скрипки Страдивари. Это будет жить и жить. А ты всего за год с небольшим этому всему научился. А впереди еще целая жизнь.

- Да. Впереди еще целая жизнь. И мне все еще интересно жить. Я через месяц уеду в Италию на стажировку. Там будем учиться работать с ценными породами дерева. Для меня это целый мир. О существовании которого совсем не давно я даже и не знал. - Кирилл отпил чаю, подошел к столу и провел рукой по столешнице.

- Хочешь я во всех своих магазинах твою рекламу положу?

- Да наверное пока не надо. У меня штучное производство. И заказов наверное на год вперед уже скопилось. Но спасибо за предложение. - Кирилл пожал плечами как бы говоря, что не за что и вернулся к Дмитрию.

- Вот подрастет немного мой сын приведу его к тебе на экскурсию. Или даже отдам его тебе в подмастерья. Думаю ему это безумно понравится. - Кирилл повернулся к Дмитрию, - а что твоя личная жизнь? Все ждешь Машу?

- Жду. - Дмитрий вздохнул, отпил чаю, выдержал небольшую паузу и продолжил. - Знаешь, я тебе рассказывал, что после смерти Лелика, я перестал ощущать ее. Я не знал что с ней. Я боялся, что она умерла или куда-нибудь очень далеко уехала. Я же не знаю, на каком расстояние я перестаю ее чувствовать. Я ее искал. Даже нашел некого Фрола, друга ее бабушки. Он мне четко сказал, что если она сама со мной не связалась, значит ей это не надо или просто пока не пришло время. А если с ней что случилось, то я вряд ли смогу ей помочь. И вообще, о ней есть кому позаботиться. В общем, из этого разговора я уяснил, что наверное с ней все более менее в порядке. - Кирилл улыбнулся

- Жениться вам надо барин. Хватит уже думать о не сбыточном. Женщину тебе надо в дом. Чтоб детей нарожала и борщ варила.

- Да ладно тебе! Я же не закончил. - Дмитрий опять прервался задумавшись. Потом положил руку себе на грудь и повернулся к Кириллу. - Вот здесь - он похлопал себя по груди, - вот здесь уже дня три я чувствую. Я чувствую ее. Она снова в городе и она думает обо мне.

- Да брось ты всю эту мистику, - ухмыльнулся Кирилл. - Я серьезно говорю. Женись и успокойся!

- Вот здесь. Очень сильно - Дмитрий еще раз похлопал себя по груди потом сел и замолчал. Кирилл глядя на него покачал головой, совсем съехал от одиночества и любви подумал он. Они посидели еще минут десять в тишине потом оба встали и развернулись к дверям собираясь прощаться, но в этот момент дверь открылась и в мастерскую вошла девушка.

- Маша? - Удивленно сказал Дмитрий. Он смотрел на нее не веря своим глазам. Она сильно похудела. Подзагорела и дышала вся силой и здоровьем.

- Димка! - выдохнула она и бросилась ему на шею. Кирилл с улыбкой покачал головой и бочком, чтобы не мешаться вышел из мастерской плотно прикрыв за собой дверь.

После объятий, немного успокоившись Маша рассказала что с ней произошло за это время.

Как я узнала о смерти Лелика я не находила себе места. Мне было очень плохо. Я никого не могла видеть и все время рыдала. Во всем винила себя, тебя, судьбу...Я сорвалась и уехала к бабушке и спряталась от всего мира. Там то и выяснилось - она испуганно заглянула в глаза Дмитрию, - там то я и выяснила, что беременна. И уже на третьем месяце.

- У тебя есть ребенок? - обрадовался за нее Димтрий. Маша кивнула головой. - Ну это же прекрасно! Ты такая молодец! Кто? Мальчик, или девочка? Как зовут? - Маша потупила глаза.

- Мальчик. Лелик. - Дмитрий обнял ее. - Лелик так Лелик - думал он. - Мне без разницы. Главное, что она жива и здорова.

- Точнее, Алексей Дмитриевич. Вот как его зовут. Такой шалун! - она улыбнулась вспоминая малыша. - Все это время я жила у бабушки. И родила у нее. А сейчас вот, вернулась. - А Дмитрий уже и не слышал. Он обнимал ее, а она что-то еще говорила. Но это все было не важно. Важно было лишь то, что она рядом. - Алексей Дмитриевич, - повторял он про себя. - Алексей Дмитриевич!

Автор: Константин Белов. 8-903-960-98-28 begin_of_the_skype_highlighting              8-903-960-98-28      end_of_the_skype_highlighting, k.v.belov@gmail.com


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"