Белова Алина Тимуровна: другие произведения.

Войны Зодиака (2013 год)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Микаэла, молодая ведьма-ворон, жила обычной жизнью до того дня, пока не встретила в лесу раненого человека с тигром. После их спасения жизнь девушки перевернулась с ног на голову. В один миг всё смешалось: война, гильдия убийц, магия, фамильяры, драконы, наги... Кроме того, Кайлан, человек, которого спасла Микаэла, потерял память. Но кем же он был в прошлом? Героем ли...

  
  
  Войны Зодиака.
  
  Пролог.
  
   Облачённый в лёгкие бронзовые доспехи мужчина осторожно переступил через тело мёртвого воина и остановился, набирая полную грудь воздуха. Ледяной запах смерти будоражил кровь, и убийца едва мог совладать с собой. Целый храм был в одночасье обращён в руины, и мужчина чувствовал себя не только покорителем святыни. Он бросил вызов богам! Даже обладая поддержкой со стороны самого Света, защитники храма продержались недолго и пали под натиском "Зодиака".
   Мужчина, которого звали Адрианом, усмехнулся. Он всё ещё помнил тот день, когда его враги, Союз, смотрели на организацию элитных убийц, как на беспомощных котят, не способных даже из коробки выбраться. А что теперь? Весь Аскаар дрожит от страха, едва заслышав о "Зодиаке"! И за всё это Адриан и его товарищи должны были быть благодарны своему предводителю, Тигру, одному из величайших убийц и боевых магов в истории. Для Адриана он был человеком, которому хотелось подражать.
   Холодный клинок замер у самой шеи Адриана, и мужчина инстинктивно застыл. Чёрт возьми, если бы он не знал, что за его спиной стоит союзник, перепугался бы не на шутку.
   - И я тоже рад видеть тебя, Змея, - улыбнулся Адриан, отодвигая кончиком пальца холодное лезвие кинжала. Незнакомка в чёрном плаще убрала оружие в кожаные ножны на поясе и, скинув с головы капюшон, присела на край упавшего с потолка огромного валуна. Холодные глаза девушки смотрели куда-то мимо Адриана, и в них пылала ненависть, от которой становилось не по себе.
   Воительница была как всегда очаровательна и страшна одновременно. Её бледная кожа, казалось, принадлежала настоящему мертвецу, и слегка мерцала при лунном свете, пробивавшемся через дыру в потолке. Зелёные глаза сверкали в темноте магическим изумрудным племенем, и один только взгляд был способен заставить похолодеть от ужаса. Длинные волосы цвета вороного крыла струились по оголённой спине, похожие на живых спящих змей.
   - Это вы тут устроили? - радостно поинтересовался Адриан, качнув головой в сторону лежащих на полу мертвецов. Пустой взгляд девушки пробежал по их безжизненным телам, и воительница коротко кивнула.
   - Слышал новость, Дракон? - слишком уж холодным голосом произнесла Змея.
   - Мы вновь устроили невероятную резню? - предположил Адриан, склонив голову на бок, но его напарница промолчала в ответ. Значит, неправильно...
   - Тогда, быть может, Союз решил-таки сдаться? - спросил мужчина, хотя чувствовал, что что-то здесь неладное. Взгляд Змеи был слишком пустым, словно из её души выдернули что-то важное. Что-то очень дорогое...
   - Союз убил Тигра.
   Адриан похолодел от ужаса и сразу же почувствовал, как кровь вскипает от ненависти. Тигр...мёртв? Этого просто не может быть! Адриан помнил предводителя непобедимым воином, искусным магом, против которого не мог выстоять даже целый отряд тяжёловооружённой пехоты. А конница вообще с ужасом бежала прочь, стоило коням увидеть перед собой это чудовище! А тут... Тигр мёртв. Ушёл, бросил "Зодиак" на произвол судьбы! Адриан был в ярости!
  - Тигр... сам виноват, - наконец выдавил мужчина, отворачиваясь. - Петух предупреждал его, чтобы не лез на Союз один. Наша сила в единстве.
   Змея не ответила на его слова, лишь перевела пустой взгляд на ночное небо, усыпанное мириадами звёзд. Адриан знал, как дорог был для женщин "Зодиака" Тигр. Он был для них защитником, любимым братом. Ведь именно Тигр спас их от той жизни, которую они так ненавидели. Он не дал им погибнуть от голода, холода, приютил и подарил мечту, в которую свято верил каждый член "Зодиака". И теперь всё это могло в одночасье рухнуть. Адриан чувствовал, что был виноват в случившемся. Где был он, когда их предводитель попал в окружение?
   - И что нам теперь делать? - шёпотом спросила она. - Тигр был нашим вожаком, грозой Союза, сильнейшим из нас. Если бы не он, мы бы так и остались теми беспомощными детьми.
   Адриан молча уставился себе под ноги. Тигр действительно был основой их организации. Но разве он предложил бороться против самонадеянного Союза? Разве покорить Аскаар было его мечтой?! Это Адриан был тем, кто превратил обыкновенную шайку разбойников в элитную организацию убийц.
   На глазах Змеи заблестели слёзы, и Адриан невольно содрогнулся. Хоть его напарница и была в бою беспощадным зверем, она всё-таки оставалась женщиной. Слабой и эмоциональной. Тяжело вздохнув, Адриан подошёл к ней и ласково коснулся её холодной щеки.
   - Что тревожит тебя, Светлана?
   - Тигр был нашим братом, Адриан. И ты это знаешь. Мы все шокированы его смертью. Петух второй день не ест, Собака ушёл в лес. Ты понимаешь, какой удар нанёс нам союз? Ты понимаешь, что они осквернили наши братские узы?
   Адриан мрачно опустил руку и отвернулся. В жилах вновь кипела кровь, и убийца не заметил, как в его голове созрел план мести. Чёртов Союз действительно посмел нанести им чудовищный удар, лишил лидера, товарища, брата. И Адриан не мог этого простить.
   Откуда-то из темноты донесся тихий шёпот, и мужчина вздрогнул. Его товарищи, его семья - они все были здесь, выжидающе смотрели на него, словно приглашая вести за собой. Адриан впервые ощутил жажду действий, которой ему так раньше не хватало.
   - Братья и сёстры! - прокричал убийца, почувствовав на себе взгляды товарищей. - Жалкий Союз... Он обманом выманил Тигра, зажал его в угол и убил без капли пощады! Они решили, что сильнее нас? Что мы проиграем таким образом? Чёрта с два!
   Члены "Зодиака" издали разъярённый рёв и забили оружием о холодный пол храма.
   - Они думают, мы сдадимся? А мы продолжим бороться с удвоенной силой! И убьём каждого, кто посмеет бросить нам вызов! - проревел Адриан, обнажая длинный двуручный клинок, Афалесу.
   - За кровь, за нашу боль, смерть! - выкрикнули убийцы боевой клич, продолжая греметь оружием.
   - Пусть ваши клинки всегда будут остры! За кровь, за нашу боль, смерть!
   Последние слова Адриана утонули в воинственных криках "Зодиака". Потерявшая товарища стая становится лишь злее. И Адриан собирался доказать это всему Аскаару. До этого времени "Зодиак" ещё был милосерден... А теперь они будут мстить за каждую каплю пролитой крови, за каждую слезу, исполненную боли. За всё.
  
  
  
  1. Два зверя.
  
   Микаэла с трудом донесла до порога ведро с водой и устало вздохнула, стирая со лба пот. Солнце только поднималось над горизонтом, окрашивая спящие горы золотом. Янтарные облака лениво плыли над землёй, то сгущаясь, то расплываясь до состояния лёгкой дымки. Всё вокруг было пропитано спокойствием и тишиной, и чувство умиротворённости не покидало Микаэлу с самого утра.
   Справляться с домашним хозяйством в одиночку было несколько затруднительно, но девушка уже давно к этому привыкла. Тем более, милая соседка со своими родными частенько ей помогала. Старый дом Микаэлы сгорел, как и вся деревня, бывшая ей когда-то родной. После долгих и трудных поисков девушке всё же удалось отыскать себе пристанище в соседнем селе, Фаргеше. Но все связи с семьёй были потеряны, и Микаэла оказалась совершенно одна. Девушка и не знала, что бы случилось, не приюти её у себя добрая соседка Анви. Вместе с ней Микаэле удалось построить новый дом, завести домашнюю скотину...
   Вот и в этот день, пока Микаэла носила свежую воду и поила скот, Анви хлопотала на кухне, а её сыновья-близнецы, Ноа и Орман, рубили дрова на заднем дворе. Как только Микаэла появилась у ворот, один из братьев тут же метнулся к ней и перехватил тяжёлое ведро в свои руки.
   - Надорвёшься же, дурёха! - недовольно пробормотал Орман и поставил ведро у забора. - Могла бы нас попросить.
   - Не такая уж я и немощная! - фыркнула Микаэла и улыбнулась.
   Для своих восемнадцати лет она ещё была слишком юна на вид. Невысокий рост и маленькая грудь лишь усиливали этот эффект. А уж рядом с высокими братьями-близнецами Микаэла чувствовала себя настоящей крохой. Но, несмотря на это, во всей деревне девушка славилась своими медовыми вьющимися волосами и кристально голубыми глазами. Одевалась Микаэла по-мужски: платьям предпочитала старые льняные штаны, да рваную рубашку.
   Главным увлечением Микаэлы, пожалуй, были животные. Из-за этого она часто носила деревенской ведьме раненых зверей, угодивших в капкан или ловушку. Некоторых животных Микаэла отпустить не решалась, потому многие из них оставались жить у девушки. Среди них были и мыши, и всевозможные птицы, даже ручная лиса, по-видимому, считавшая себя обыкновенной собакой. Анви всё это зверьё несколько раздражало, но женщина старалась не показывать виду.
   - Микаэла! Мальчики! Идите есть! - прокричала Анви, высунувшись из окна. Резкий порыв ветра растрепал её тёмные волосы, и женщина недовольно заворчала.
   Микаэла улыбнулась и, отрывисто кивнув головой, быстро обошла Ормана стороной. Лёгким танцующим шагом девушка добралась до хлева и распахнула тяжёлые двери. Зверьё, сидевшее в хлеву, на мгновение затихло и тут же загалдело, узнав свою хозяйку.
   - И я очень рада вас видеть, - улыбнулась Микаэла и, вытащив из-за угла мешок с пшеном, бросила его в кормушку птицам. Фарт, ручной лис, издал негромкое тявканье, и девушка кинула ему кусочек мяса.
   - Ты слишком много кушаешь, - улыбнулась Микаэла, присаживаясь на корточки рядом с лисом. - Ты в курсе, что скоро в дверь не пролезешь?
   Фарт издал тихое фырканье и молча умял кусочек мяса с таким важным видом, что Микаэла не смогла сдержать смех. Все звери вскоре были накормлены, и девушка поспешила обратно в дом, откуда уже тянулся чарующий аромат горячей каши. Буквально взлетев по ступенькам, Микаэла распахнула двери на кухню и плюхнулась за стол, нарочно не обращая внимания на недовольное ворчание Анви.
   - Остынет же всё! - буркнула женщина и поставила перед девушкой тарелку с кашей. - Тебе ещё нужно сегодня проверить ловушки в лесу, не забыла?
   Микаэла энергично кивнула головой и, схватившись за ложку, тут же принялась за еду. Присевший рядом Ноа с сомнением посмотрел на девушку и, подперев подбородок рукой, напряжённо заметил:
   - Отец сказал, в лесу видели разбойников. Может, всё-таки я и Орман отправимся?
   - Ты так говоришь, как будто мне десять лет и я не могу за себя постоять, - буркнула Микаэла и бросила в сторону Ноа раздражённый взгляд. Юноша удивлённо вскинул брови и покачал головой:
   - Нет, Микаэла! Конечно же, ты у нас уже взрослая, сильная, высокая, и способна самостоятельно принести домой аж десять вёдер воды!
   Микаэла недовольно поморщилась и отвернулась: она с трудом могла дотащить до дома каких-то четыре ведра, а этого хватало лишь на то, чтобы напоить скотину.
   - Микаэла действительно уже взрослая девочка, - заступилась за неё Анви, и Микаэла благодарно на неё посмотрела.
   - Хорошо, сестра, поступай, как знаешь, - пожал плечами Ноа и уткнулся в тарелку, замолчав. Микаэла поковыряла ложкой кашу и тяжело вздохнула, искоса посмотрев на юношу. Теперь, когда Ноа назвал её сестрой, девушка почувствовала укол совести. Анви и её семья действительно считали Микаэлу родной, потому волновались о ней, как о собственной дочери. Но самой Микаэле совсем не хотелось оставаться той маленькой слабой девочкой, какой её хотели видеть Ноа и Орман. Им, конечно же, хотелось иметь сестру, за которую можно заступиться.
   - Я обещаю, что со мной ничего не случится, - улыбнулась Микаэла, и Ноа вздохнул - обижаться он, в отличие от своего брата, не умел. А вот Орман лишь хмыкнул и отвернулся к окну, думая о чём-то своём.
   Завтрак пролетел практически незаметно, и Микаэла вновь вернулась за работу. Не забыв ещё запастись водой, девушка отправилась к кузне, где трудился муж Анви, Гелеб.
   Кузнец из него был неплохой, но оружие скупали крайне редко. По большей части Гелеб зарабатывал тем, что менял лошадям старые подковы. Нередко эти самые подковы слетали, и кузнецу приходилось их менять. Причём оплата в таком случае ему не сулила, а время тратилось впустую. Но, несмотря на всё это, Микаэла всегда гордилась Гелебом, ведь он являлся одним из тех немногих кузнецов, кто мог изготавливать редкое и ценное огнестрельное оружие.
   Стреляло оно с сильной отдачей, но те, кто его использовал, быстро привыкали и вскоре не обращали особого внимания. От одного только выстрела закладывало уши, но это так же являлось делом привычки. Пистолет, которые изготавливал Гелеб, были просты в использовании, но нуждались в ежедневной чистке и особых пулях, которые не так-то просто было отлить. Если они получались слишком тяжёлыми, ствол могло попросту разорвать.
   Едва Микаэла переступила порог кузни, Гелеб приветствовал её коротким кивком головы, не отрываясь от работы. Девушка остановилась и запрокинула голову, вдыхая запах, ставший для неё уже таким родным. В воздухе вечно летала пыль, и время от времени Микаэла или Гелеб громко чихали, пугая свернувшуюся в углу серую бродячую кошку.
   - Я за новыми ловушками пришла, - сказала Микаэла и провела пальцем по одной из полок. Как же грязно было вокруг! Но Гелеба это, похоже, не сильно волновало. Анви редко заходила в кузню, потому заставить кузнеца убраться было попросту не кому.
   - Не забудь только старые назад принести, - пробормотал Гелеб, оторвавшись, наконец, от работы. - И не вздумай выпускать попавшихся в капканы зверей. Я не хочу снова ужинать овощным рагу только из-за того, что тебе стало жалко какого-то кролика.
   - Но они такие милые! - воскликнула Микаэла, с мольбой посмотрев на Гелеба. - А ты видел, какие у них умные глазки?
   - Были бы умные - не лезли бы в капканы.
   Микаэла улыбнулась и покачала головой. Гелеба было невозможно переубедить. Девушка не стала спорить, потому молча подошла к столу, забрала несколько новых ловушек и направилась уже было к выходу, но кузнец неожиданно окликнул её:
   - Микаэла! - прокашлялся он. - Постарайся быть осторожнее. Деревенские сегодня видели в лесу разбойников. Если что - стреляй без промедления.
   Улыбнувшись, Микаэла вытащила из-за спины арбалет и помахала им, показывая Гелебу, что ничего не забыла. Стрелять девушка и правда умела достаточно хорошо, хоть на охоту ходила крайне редко.
   Заглянув за кузницу, Микаэла заметила невысокую серую кобылку и уверенно подошла к ней. Мышь, как звали лошадь, нервно захрапела и принялась рыхлить копытом землю, но девушка не обратила на это никакого внимания. Закрепила на седле новые капканы, потом вскочила сама. Мышь переступила с ноги на ногу и издала тихий храп, ожидая, когда Микаэла пошлёт её вперёд.
   - Ну, пошла! - шепнула девушка и легонько толкнула лошадь в бока. Мышь быстро перешла на рысь, а потом и вовсе понеслась галопом между домов, пугая случайных прохожих. Микаэла ухватилась за гриву и подставила лицо ветру, зная, что лошадь не собьётся с пути. Они уже много раз бывали в лесу на месте охоты, потому Мышь могла бы найти это место с завязанными глазами.
   Когда рядом выросла стена сосен и елей, Микаэла слегка натянула поводья и пустила лошадь размеренным шагом. Лесные прогулки всегда позволяли Микаэле отвлечься от повседневных забот. Вдохнув хвойный аромат, девушка расплылась в улыбке и прикрыла глаза. Атмосфера вокруг была действительно невероятной и волшебной. Если бы не новость о том, что поблизости ходят разбойники, Микаэла бы даже рискнула задремать в седле.
   Ряды елей сменялись другими, и девушка уже начинала клевать носом. Мышь медленно ступала по зелёному травяному ковру, время от времени подбирая на ходу несколько сочных травинок. Лес вокруг продолжал жить своей жизнью, словно не замечая незваных гостей. Даже белки суетились у самых ног Мыши, иногда едва не попадая под копыта. Микаэла внимательно вглядывалась вдаль, пытаясь рассмотреть хоть что-то. Но впереди, сзади, справа и слева был один и тот же пейзаж - бесконечный лес, раскинувшийся с северной стороны равнины Бейлгар.
   - Эх, вот увидишь, Мышь, мы с тобой ещё повоюем в рядах Союза! - рассмеялась Микаэла, похлопав серую кобылку по шее. - Из меня выйдет прекрасный рыцарь. А ты будешь моим верным конём. Договорились?
   Мышь издала негромкий храп, и девушка расплылась в широкой улыбке. Конечно же, она не понимала языка животных. Но отчего-то ей показалось, что Мышь согласилась с ней.
   - А пока нам нужно поменять ловушки, - вздохнула Микаэла и опустила голову. Изо дня в день всё повторялось, и девушку уже не раз задавала себе вопрос: а не остановилось ли время? Каждый день был похож на последующий, как две капли воды. Ничего нового, ничего странного, ничего интересного. А Микаэла жаждала приключений. Обычно такой период наступал в жизни только у мальчиков. Девушки же уже начинали присматривать себе женихов, думали о красоте и детях. А Микаэлу с ранних лет манили боевые действия. Удержать меч в руках ей, конечно, было трудно, но девушка всё равно надеялась. Когда-нибудь она обязательно станет воином...
   Мышь неожиданно остановилась и нервно захрапела, смотря куда-то перед собой. Микаэла выглянула из-за её шеи, подумав было, что лошадь испугалась какого-то зверька. Но как только девушка поняла, почему именно остановилась Мышь, её сердце на мгновение остановилось, пропустило один удар и тут же забилось с такой силой, что едва не вырвалось из груди.
   Прямо перед ними стоял облачённый в лёгкие кожаные доспехи мужчина, направивший на Мышь холодный сверкающий клинок. От отвратительной усмешки воина Микаэле стало не по себе, и девушка незаметно потянулась за арбалетом.
   - Ну, девочка, давай не будем принимать необдуманных решений, - прозвучал чей-то насмешливый голос, и второй ледяной клинок замер у шеи Микаэлы. Девушка замерла и почувствовала, как душа ушла в пятки. Подумать только, она действительно угодила к разбойникам.
   - А она милашка, - хмыкнул первый воин, опуская меч. - Может...
   - Перестань! - рявкнул второй. - Просто поищи у неё деньги.
   Первый воин недовольно забормотал и потянулся к мешочку на поясе Микаэлы. Девушка же внимательно следила за движениями разбойника, державшего меч у её горла. И вот он, наконец, отвлёкся. Этого Микаэла и ждала. Резко пригнувшись, девушка ударила разбойника локтём в грудь и кубарем скатилась со спины Мыши. Прежде чем первый воин направил на неё свой клинок, Микаэла выхватила из-за спины арбалет и выстрелила. Расстояние было таковым, что разбойник попросту не мог избежать ранения. Глаза его закатились, и воин, пошатнувшись, рухнул на землю.
   - Ах ты... - прошипел второй разбойник и занёс меч. Микаэла отскочила в сторону и с ужасом обнаружила, что в колчане закончились стрелы. Вероятно, они вывалились, когда девушка неудачно спрыгнула со спины лошади. Времени искать другие стрелы не было, и Микаэла бросилась бежать в надежде, что кто-нибудь её спасёт.
   Когда перед девушкой выросла мрачная фигура в чёрном плаще, Микаэла на мгновение приняла её за своего спасителя. Но стоило ей прокричать мольбу о спасении, как таинственный гость неожиданно метнулся к ней и больно схватил за руку, не давая вырваться.
   - Чёрт возьми, вы уже не можете справиться с какой-то девчонкой? - прошипел незнакомец, продолжая держать Микаэлу.
   - Простите, командир. У неё был арбалет... Мы не ожидали, - попытался оправдаться оставшийся в живых разбойник. Фигура в чёрном издала недовольный вздох и толкнула Микаэлу в руки воина:
   - Твоё счастье, что никто из Них сейчас не видел твоего позора. Я сделаю вид, словно ничего не было. И искренне удивлюсь, когда Они скажут, что твой товарищ был убит в лесу. Договорились?
   Разбойник отрывисто кивнул головой, а Микаэла похолодела от ужаса. Незнакомец произносил "Они" так, словно говорил о каких-то божествах. Теперь девушка была абсолютно уверена, что таинственный гость был одним из приспешников "Зодиака", гильдии убийц, контролировавшей некоторую часть Аскаара. Но что понадобилось рядовому убийце в этом богом забытом месте?
   - Убей её, - кивнул незнакомец, и Микаэла испуганно дёрнулась в сторону. Разбойник крепко держал её за руку, и девушка попросту не могла вырваться. Ещё минута промедления - и её жизнь будет окончена. А Микаэле не хотелось по собственной глупости погибать в столь юном возрасте.
   - УБЕЙ ЕЁ! - рявкнул незнакомец, и разбойник поспешно вытащил из ножен меч. Ещё секунда, и всё будет кончено. В этот момент Микаэла могла поклясться, что начала бредить: откуда-то донёсся тихий звериный рокот. Но вот незнакомец тоже замер, прислушиваясь. Рокот всё нарастал, пока не превратился в настоящий рык. Микаэла тихо подняла глаза и замерла, увидев в нескольких шагах от себя и разбойника ещё одного совершенно незнакомого человека.
   Одежда его была потрёпанна так, словно он дрался с волком или медведем голыми руками. Бледное худое лицо обрамляли длинные тёмные кудри, резко контрастировавшие с изумрудно-зелёными глазами. Широкие скулы придавали внешности ещё большую мужественность и воинственность. Тело незнакомца было натренировано и напоминало тугую пружину, готовую вот-вот сорваться. И сравнить этого человека Микаэла могла только разве что с тигром.
   - Ты кто такой? - крикнул разбойник, не выпуская Микаэлу, но и не собираясь пока её убивать. Незнакомец устремил в его сторону пустой, лишённый эмоций взгляд и пошёл дальше, словно не замечая никого вокруг. Разбойник от удивления даже отпустил Микаэлу. Позабыв о девушке, он быстрым шагом направился к незнакомцу и снова крикнул:
   - Ты что, глухой?! Я спрашиваю тебя, кто ты такой и что здесь делаешь?
   Когда незнакомец снова промолчал, разбойник разъярённо зарычал и занёс меч, собираясь атаковать. Но прежде чем клинок достал цели, таинственный гость резко вытащил из ножен странное оружие и с невероятной скоростью отразил удар. Лишь через несколько секунд Микаэле удалось разглядеть, что в руках незнакомца была самая настоящая катана.
   Разбойник удивлённо отшатнулся назад и сжал рукоять меча. Кажется, горе-воину расхотелось нападать на незнакомца, а вот тот напротив, уже приготовился к бою.
   - Да катись ты прочь отсюда! - процедил сквозь зубы разбойник и атаковал противника. Темноволосый мужчина занял оборонительную позицию и, взмахнув катаной, нанёс быстрый и молниеносный удар, тем самым оставив на плече воина длинный кровавый рубец. Следующий удар пришёлся ровно в грудь.
   Разбойник рухнул к ногам незнакомца, и тогда убийца из "Зодиака" глухо усмехнулся:
   - Не каждый день встретишь человека, умеющего обращаться с подобным оружием. Жаль, что твой путь окончится здесь.
   Убийца сделал молниеносный рывок к противнику и обнажил два длинных кинжала. Микаэла похолодела от ужаса, понимая, что её защитнику грозит серьёзная опасность. Темноволосый мужчина отбил один из кинжалов лезвием катаны, но второй рассёк ему грудь и оставил небольшую рану, которая тут же принялась кровоточить.
   - Остановись! - крикнула Микаэла, пытаясь отвлечь убийцу из "Зодиака", но тот даже не обратил на девушку внимания. Новый удар рассёк темноволосому мужчине плечо, потом колено. Лишь после этого защитник Микаэлы отступил на шаг и, тяжело дыша, прошептал что-то под нос:
   - Ты мне нужен... брат...
   Микаэла подумала было, что где-то рядом скрывается ещё один воин, но ярко-рыжая вспышка справа заставила девушку похолодеть от ужаса. Убийца из "Зодиака" испуганно обернулся, и в этот же момент тигриные когти впились в его плечи. Воин закричал и попытался ударить тигра кинжалами в живот, но зверь тут же отскочил в сторону. В этот момент Микаэла поняла: убийца совершил огромную ошибку, переключив своё внимание на тигра. Потому что в следующий миг темноволосый мужчина, оскалившись, словно дикий зверь, пронзил его грудь катаной.
   - Что за... - выдавил из себя убийца и рухнул на землю, дыша ещё на протяжении нескольких минут. Когда он испустил последний вздох, Микаэла испуганно посмотрела на своего спасителя, голодным диким взглядом смотревшего куда-то вдаль. Тот молча погладил подошедшего к нему тигра и развернулся, даже не обращая внимания на спасённую им девушку.
   - П...постой! - крикнула Микаэла, попытавшись коснуться плеча незнакомца. В этот же момент мужчина неожиданно пошатнулся и рухнул на землю прямо под ноги девушке. Микаэла испуганно вскрикнула и бросилась было ему на помощь, но огромный тигр тут же издал громкий рык и атаковал её.
   К счастью, большая кошка передумала убивать Микаэлу в самый последний момент. Прижав девушку к земле, тигр громко и предупреждающе зарычал, следя за каждым её движением. Микаэла задрожала всем телом и с трудом выдавила из себя:
   - Я не причиню вреда твоему хозяину! Он ведь твой хозяин, да?
   Тигр внимательно осмотрел девушку с головы до ног, принюхался и, недовольно зарычав, отступил. Микаэла еле поднялась на ноги и, вспомнив о спасителе, бросилась к нему. Он, кажется, был жив, но лежал без сознания. Раны, нанесённые им убийцей из "Зодиака", были лёгкими и попросту не могли являться причиной неожиданной слабости. Микаэла наскоро осмотрела мужчину и, приложив руку к его лбу, ахнула:
   - Да у него же жар!
   Даже не думая о последствиях, девушка взвалила своего спасителя на спину и устремила недовольный взгляд на рычащего тигра:
   - Сейчас оставлю твоего хозяина здесь, и виноват в этом будешь ты!
   Тигр тихо зарычал, но послушно отступил и пропустил Микаэлу к дороге. Девушка с трудом усадила своего спасителя на Мышь и взяла лошадь за поводья. Кобыла заметно занервничала, нервно храпя. Да и любой конь на его месте испугался бы - неподалёку в кустах скрывался самый настоящий тигр. Микаэлу только сейчас удивило то, что она встретилась с этим зверем в таких местах. Тигры здесь никогда не водились. Он, конечно, пришёл вместе с этим странным человеком... Но кто это незнакомец? Откуда он? Почему ходит с тигром? Микаэла не могла самостоятельно ответить на эти вопросы, потому надеялась, что её спаситель не сбирается помирать прямо у неё на руках.
   Довезя мужчину до деревни, Микаэла с трудом дотащила его до дома, взвалила на кровать и с удивлением обнаружила, что незнакомец довольно высок - его ноги свешивались с края постели. И как Микаэла этого раньше не заметила? Тяжело вздохнув, девушка бросилась на поиски бинтов и настоек, что сделать в её домашнем беспорядке было попросту невозможно. Мысль о том, что рядом с домом теперь бродит тигр, пугала Микаэлу.
  "Надеюсь, никто из охотников не убьёт его", - заметила про себя девушка и принялась перевязывать раны незнакомца.
   Он действительно был серьёзно ранен ещё до сражения с убийцей из "Зодиака". Грудь мужчины пересекал длинный кровавый рубец, местами уже затянувшийся. Кровь на рубашке запеклась и прилипла к краям раны, затрудняя попытки Микаэлы осмотреть рубец целиком. Девушка раньше никогда не сталкивалась с такими тяжёлыми ранениями, но чувствовала, что хуже своей помощью точно не сделает. Тяжело вздохнув, Микаэла безжалостно разорвала простынь на несколько полос ткани и осторожно перебинтовала своего спасителя.
   Лишь когда девушка удостоверилась, что сделала всё возможное, она вышла на крыльцо и устало прислонилась к перилам. Анви хлопотала в своём доме, даже не замечая слишком раннего возвращения Микаэлы. Ноа и Ормана не было - они, вероятно, отправились в город, чтобы продать некоторые изделия своего отца. Гелеб всё ещё был в кузнице - Микаэла могла определить это по поднимающемуся над деревней бледноватому дымку из трубы кузницы.
   - Вот и хорошо, - прошептала девушка, поёжившись от холода и страха. - Будет лучше, если никто не узнает об этом человеке.
   Микаэла не знала, почему так решила. Темноволосый мужчина показался ей слишком странным. Он искусно владел катаной, когда в Аскааре это оружие было настолько редким, что его практически невозможно было увидеть за всю свою жизнь даже краешком глаза. А уж то, что незнакомца сопровождал тигр... Но почему-то в глубине души Микаэла была очарована эти таинственным воином, появившимся словно из ниоткуда.
  "Интересно, как его зовут?" - подумала девушка, запрокинув голову. Конечно, она уже взрослая, справится с раненым сама. Ничего плохого попросту не может произойти... Казалось бы.
  
  
  
  
  2. Рассказ ведьмы.
  
  
   Ярика устало перебирала травы, время от времени поднимая взгляд на окно. На улице начался дождь, и деревенская ведьма не особо ждала гостей. Да и кому взбредёт в голову высунуть нос из дома в такую погоду? Однако нехорошее предчувствие у ведьмы не проходило. Поднявшись из-за стола, Ярика напряжённо взглянула на часы, потом подбросила несколько брёвен в старый камин и вновь принялась за работу. Сколько трав ещё было не разобрано!
   В отличие от своей предшественницы, Ярика была очень молода, потому не все в деревне воспринимали её как ведьму всерьёз. В их представлении ведьма должна была быть старухой лет эдак восьмидесяти с длинным загнутым вниз носом и сетью отвратительных морщинок, покрывающих лицо, но никак уж не молоденькой голубоглазой красавицей с иссиня-чёрными волосами. Но, несмотря на свой юный для настоящей ведьмы возраст, Ярика многое знала о колдовстве и успела навести не одну порчу.
   Но самым главным страхом молодой ведьмы были вовсе не насмешливые взгляды деревенских жителей. Даже сейчас Ярика чувствовала, что совсем скоро к ней наведается самый страшный человек во всём Аскааре - Микаэла, и наверняка притащит ей новую раненую зверушку. После каждого такого визита Ярика задавалась вопросом: хоть одна разумная ведьма, насылающая страх на ближайшие деревенские окрестности, занималась лечением каких-то животных?
   - Мне кажется, я уже даже слышу её шаги... - прошептала Ярика, погладив своего стервятника, мирно дремавшего на жёрдочке. От неожиданного стука в дверь птица громко вскрикнула и взмыла под самый потолок, а Ярика испуганно отшатнулась назад.
   - Чёрт возьми, Микаэла, ты хоть на день можешь оставить меня в покое? - пробормотала ведьма, открывая дверь. На пороге стояла Микаэла, больше похожая на настоящего водяного: вся её одежда промокла насквозь так, что вода стекала по посиневшим от холода рукам ручьём. Волосы и вовсе больше напоминали спутавшуюся тряпку. Испуганно выдохнув, Ярика схватила девушку за руку и затащила её в дом:
   - Ты что, с ума сошла?! Да кто же в такую погоду на улицу выходит!
   Микаэла отчаянно сопротивлялась, но потом сдалась, когда ведьма усадила её к тёплому камину. Протянув руки к огню, девушка дрожащим голосом прошептала:
   - Ярика, мне нужна твоя помощь. Пожалуйста!
   Ведьма недовольно заворчала и сняла с огня только что вскипевшую для чая воду.
   - Снова какую-то зверюшку вылечить надо? - пробормотала Ярика, разливая кипяток в старые потрескавшиеся кружки. И как из них ещё ничего не выливалось?
   - Не совсем... - выдавила Микаэла, и ведьма удивлённо посмотрела на свою гостью. Обычно девушка просила ей помочь какому-нибудь раненому зверьку или птице, но на этот раз... Ярике впервые стало интересно, что же за просьба была у Микаэлы.
   - Я слушаю, - кивнула ведьма и села напротив своей гостьи. Микаэла напряжённо выглянула в окно и, отпив из протянутой Ярикой чашки чай, с трудом выдавила:
   - Человек. У меня в доме раненый человек.
   Ведьма поперхнулась и едва не обожглась горячим чаем. Отставив чашку в сторону, Ярика поднялась на ноги и отошла к окну, пытаясь собраться с мыслями. Человек? Отчего-то ведьме даже перехотелось шутить по поводу того, что Микаэла постоянно таскает себе в дом различное зверьё. Раненый человек уже был намного серьёзнее. Да и с чего бы это Микаэла оставляла его у себя дома? Неужели он ещё и нездешний?
   - Так что не пошла к Анви? - нахмурилась Ярика. - Она делает перевязки лучше меня.
   - Я знаю, - пробормотала Микаэла и замолчала. Кажется, она немного стеснялась говорить об этом с Ярикой, потому ведьма решила не давить на свою гостью. Пока Микаэла молчала, Ярика вновь принялась разбирать травы, попутно пытаясь понять цель визита своей гостьи.
   - Хорошо, - вздохнула ведьма и откинулась на спинку стула. - Расскажи мне, что произошло, и что ты от меня хочешь.
   Микаэла коротко кивнула и наскоро пересказала ведьме свою историю. Ярика слушала её внимательно, лишь иногда прерывая рассказ, чтобы задать интересующие её вопросы. В конце концов, ведьма сложила отдельные кусочки истории в одно целое, и была совсем не обрадована итогом. С чего бы убийцам из "Зодиака" появляться в местах близ Фаргеша? Вестями о том, что в лесах появились разбойники, Ярику было сложно удивить. Но вот убийцы... Ведьма была сильно встревожена словами Микаэлы.
   Тяжело вздохнув, Ярика сложила пальцы в замок и взглянула на свою гостью, пытаясь понять, не лжёт ли она. Но Микаэла редко говорила неправду.
   - Этот человек у тебя дома? - наконец произнесла Ярика, взглянув в окно. Микаэла коротко кивнула, и ведьма тут же поднялась из-за стола: - Решено. Идём.
   - Но на улице же ливень! - испуганно прошептала Микаэла, уже успевшая пригреться у камина. Ярика глухо усмехнулась и, схватив свою гостью за руку, потащила её на улицу. Холодные капли дождя брызнули в лицо ведьмы, но та лишь медленно подняла руку и зашептала на языке, от которого по телу Микаэлы пробежала дрожь. Кончики пальцев Ярики засветились бледно-зеленоватым пламенем, и над девушками возник невидимый купол. Капли дождя стекали по нему, совершенно не причиняя никакого вреда Ярике и Микаэле.
   - Я же всё-таки ведьма, - усмехнулась Ярика и кивнула девушке, чтобы та вела её. Микаэла изумлённо окинула купол взглядом и двинулась вперёд, к своему дому. Прятавшиеся в своих жилищах люди удивлённо провожали из взглядами, выглядывая из окон. Не каждый день им удавалось увидеть Ярику своими собственными глазами. Ведьма вела закрытый образ жизни, весьма редко выходя на улицу.
   У самого дома Микаэлы девушки остановились, и Ярика напряжённо осмотрелась по сторонам. Приземлившийся на её плечо стервятник приглушённо гаркнул, и ведьма кивнула. Поблизости кто-то был. И этот кто-то был очень опасным. Кроме того, Ярика отчётливо чувствовала таинственную силу, доносившуюся из дома Микаэлы. Что за чудовище к себе притащила эта девчонка?
   - Вчера с ним всё было нормально, - прошептала Микаэла, пропуская ведьму в дом. - Я обработала раны и наложила повязки. А сегодня... Он несколько раз начинал говорить в бреду, поднялся жар...
   Микаэла пропустила ведьму в комнату, где лежал её спаситель. Ярика осторожно шагнула вперёд и остановилась у самых дверей, напряжённо смотря на мужчину, укрытого одеялом. На вид он не был опасен, даже наоборот, внушал доверие.
   Набрав полную грудь воздуха, Ярика подошла к кровати и нагнулась над спящим, пытаясь разобраться, в чём дело. Причину жара определить на глаз не получилось, и ведьма нехотя коснулась пальцами его груди. Микаэла стояла в стороне, тревожно теребя пальцами рукав.
   - Не могу понять, - нахмурилась Ярика, проведя пальцами выше, к самой шее мужчины. - Это явно не от ран.
   - Тогда откуда этот жар? - тревожно спросила Микаэла и вздрогнула, когда ведьма резко отдёрнула руку. Удивлённо вскинув брови, Ярика коснулась пальцами лба мужчины и медленно покачала головой, явно сомневаясь в собственных словах:
   - Я могла бы определить причину, заглянув в его мысли. Покопалась бы в воспоминаниях, узнала бы, что с ним было до стычки с убийцей из "Зодиака"... Но я не вижу ничего, Микаэла.
   - Что значит "ничего"? - нахмурилась девушка, не понимая смысл слов ведьмы. Ярика просто не может проникнуть в его воспоминания, или их...
   - Их нет? - удивлённо выдохнула Микаэла, присев на край кровати. Ярика коротко кивнула и убрала руку ото лба мужчины. Микаэла взглянула на своего спасителя с сомнением и нахмурилась, пытаясь понять, что же происходит. У этого человека попросту не было воспоминаний.
   - Их словно кто-то стёр. Или они сами стёрлись, - заметила Ярика, копаясь в сумке. - Я не знаю, как снять ему жар. Если бы это было из-за раны - одно дело. Но здесь... Я, конечно, могу попытаться.
   - Пожалуйста! - вскрикнула Микаэла, и Ярика тяжело вздохнула. Она попросту не могла отказать этой девушке. Вытащив из сумки несколько трав, ведьма взглядом отыскала на столе у Микаэлы достаточно широкую миску и бросила их туда. Пока ведьма перемалывала необходимые ингредиенты, Микаэла оторвала от простыни новую полоску ткани и, смочив её холодной водой, аккуратно положила на лоб мужчины. Тот лишь вздрогнул и слегка нахмурился.
   - И что ты будешь делать, когда он очнётся? - спросила ведьма, отвлекаясь от изготовления мази. Микаэла тихо перевела взгляд на полоток и, вздохнув, пожала плечами:
   - Что-нибудь придумаю. По крайней мере, я должна была помочь этому человеку. Он спас меня от разбойников. Я не могла бросить его там.
   Ярика пожала плечам и замолчала, не отвлекаясь больше от своей работы. Но Микаэла не дала ей долгой передышки от разговоров, довольно скоро задав давно мучивший её вопрос:
   - Ярика, кто такие эти убийцы из "Зодиака"?
   Ведьма удивлённо взглянула на Микаэлу и нахмурилась. Ей так хотелось, чтобы девушка не задавала этот вопрос. Но проигнорировать его она тоже не могла. Обречённо вздохнув, Ярика пробормотала:
   - Очередные безумцы, которым вздумалось захватить власть в Аскааре. Такие были, есть и всегда будут. Но, думаю, стоит уточнить, что настоящий "Зодиак" - это лишь двенадцать человек, которые называют друг друга в честь животных, которым посвящён каждый год. Это крыса, бык, тигр, кот, дракон, змея, лошадь, овца, обезьяна, петух, собака и свинья. Эти двенадцать элитных убийц сравнивают себя с животными за счёт своих особенных способностей. Мне известно лишь о трёх из них: Петух обладает самым громким голосом, довольно часто передавая приказы командира, если остальные убийцы находятся слишком далеко. Кроме того он мастерски управляется двумя кастетами, похожими на петушиные когти, а на его шлеме красуется огромный клюв и гребень, как у настоящего петуха. Бык - один из самых опасных убийц "Зодиака". Он не ведает страха и всегда идёт напролом. Его рост на порядок выше всех остальных, а ты ему и вовсе будешь по грудь. Из оружия он мастерски владеет огромным двуручным молотом, способным превратить человеческий череп в кучку маленьких осколков. Из доспехов Бык практически ничего не носит - постоянно красуется красивым мощным торсом и всегда надевает шлем с двумя загнутыми вниз, как у быка, рогами. В "Зодиаке" этот убийца запросто заменяет им таран. А вот третий... Как-то раз я с ним встречалась - тогда мне было лишь десять лет, и он сам был ещё совсем молод. Я говорю о Драконе. Он единственный во всём Аскааре, кто способен принимать облик настоящего крылатого ящера.
  - Но разве эти существа не вымерли? - изумлённо прошептала Микаэла, нахмурившись. Ей всегда казалось, что драконы погибли ещё несколько сот лет назад. Ярика лишь усмехнулась в ответ на её слова и покачала головой:
   - Нет, моя девочка. Драконы слишком умные существа, чтобы быть вот так просто уничтоженными. И Дракон, убийца из "Зодиака" является главным тому примером. Если он способен принимать облик этого могучего крылатого ящера, то, скорее всего, он смог убить одного из них. Ведь именно так передаётся эта могущественная способность!
   Микаэла изумлённо выдохнула, не находя слов для того, чтобы выразить своё удивление. Человек, сумевший победить настоящего дракона! Впрочем, девушке не очень-то хотелось с ним встретиться. Вряд ли он был дружелюбен к слугам Союза.
   - И что же могло понадобиться "Зодиаку" в наших лесах? - напряжённо спросила Микаэла, предчувствуя, что ничего хорошего из этого выйти не могло. Если в окрестностях будут сновать элитные убийцы... Тем более, никому так и не были известны их мотивы. А если им вдруг вздумается захватить Фаргеш? Ведь деревня, по сути, являлась полноправной территорией Союза. Микаэла поделилась своими тревогами с Ярикой, но ведьма лишь покачала головой:
   - Вряд ли они пришли захватить Фаргеш. Скорее всего, они что-то ищут. Что-то очень важное для них. Говоришь, этот человек убил одного из убийц?
   Микаэла коротко кивнула головой, и Ярика лишь сильнее помрачнела. Её голубые глаза на мгновение стали угольно-чёрными, из-за чего сидевший на подоконнике стервятник испуганно гаркнул. Но ведьма быстро взяла себя в руки и напряжённо забила пальцами по столу.
   - Несколькими днями ранее Союз убил предводителя "Зодиака", Тигра. Насколько мне известно, эта гильдия убийц свято верит в то, что они все являются друг другу братьями и сёстрами пускай не по крови, так хотя бы по духу. А тут Союз нанёс им столь тяжёлый удар... Мне не кажется, что "Зодиак" так просто простит им это. Но сейчас они хотят найти тело своего предводителя и придать его земле. И если они его не найдут... Тогда опасность будет угрожать всем нам. "Зодиак" может наведаться в нашу деревню, посчитав, что кто-то из нас мог найти в лесу тело их предводителя.
   - Но причём здесь этот мужчина? - шёпотом спросила Ярика, кивнув на своего спящего спасителя.
   - Он убил одного из "Зодиака". Пускай этот убийца и не был одним из двенадцати глав гильдии, его смерть они тоже простить не смогут. Так что, довольно скоро к нам могут заявиться гости пострашнее того, кого ты встретила в лесу.
   По спине Микаэлы пробежали мурашки. Напряжённо выглянув в окно, девушка кивнула и вздохнула. Ярика, вероятно, рассчитывала, что Микаэла передумает спасать жизнь этому странному темноволосому мужчине, но девушка лишь сильнее почувствовала желание защитить его.
   - Я уверена, что в моём доме он будет в безопасности, - прошептала Микаэла, оборачиваясь к Ярике. - Сюда редко кто заглядывает, тем более у меня есть хороший подвал, где я смогу спрятать этого человека.
   - Ты даже не знаешь, кто он такой и откуда, - мрачно заметила ведьма, заканчивая изготавливать мазь. - Вдруг это какой-то разбойник или, не дай Бог, убийца?
   Микаэла молча опустила глаза и задумалась. А действительно, вдруг этот человек лишь притворился её спасителем? Да и не собирался он спасать жизнь Микаэле, насколько ей не изменяла память. Он лишь оборонялся, потому что разбойник и убийца напали на него. А сначала этот таинственный мужчина и вовсе проигнорировал то, что Микаэлу вот-вот убьют. Но девушке было всё равно. Что-то внутри подсказывало ей, что этот человек не мог быть опасным.
   - Ты закончила с мазью? - коротко спросила Микаэла, и Ярика вздохнула. Снова эта девчонка не оставила ей никакого выбора. Ведьме так не хотелось быть впутанной в какую-нибудь передрягу.
   - Поступай, как знаешь, Микаэла, - пробормотала Ярика точь-в-точь, как Ноа за завтраком. Девушке от этого стало несколько не по себе. Ведьма молча пихнула ей в руки миску с приготовленной мазью и сухо произнесла:
   - Будешь смазывать его раны три раза в день. Если не поможет - просто открой все окна и сделай так, чтобы в комнате было как можно прохладнее. Больше я ничего не могу посоветовать. Я не знаю причину этого жара. Я вообще ничего не знаю.
   Микаэла выдавила из себя грустную улыбку и тихонько поблагодарила Ярику. Ведьма вздрогнула и, насупившись, бросила на прощание короткое "пока" и, пересадив стервятника на плечо, покинула дом. Микаэла снова осталась в комнате совсем одна. На душе снова стало как-то тревожно, и девушка, вздохнув, поставила миску на стол.
   Солнце за окном медленно клонилось к горизонту. Микаэла так и не расставила в лесу новые ловушки, но возвращаться на место, где на неё напали разбойники, совершенно не хотелось. Казалось, та поляна теперь была пропитана какой-то пугающей энергией, отталкивавшей от себя любого, кто приближался к этому месту. Тем более, там могли уже быть другие убийцы из "Зодиака".
   Устало вздохнув, Микаэла присела на край кровати и осторожно сняла со своего спасителя старые повязки. Охлаждающая мазь принесла ему некоторое облегчение, но жар всё равно не спадал. Наложив на раны новые бинты, Микаэла устало запрокинула голову и почувствовала, как к горлу подступает странный комок.
   Ни Анви, ни Ярика, ни братья-близнецы, - никто никогда не понимал самой сущности Микаэлы. Никто из них не задавался вопросом, зачем девушка носит домой всевозможных животных. Да и у самой Микаэлы не было желания делиться ни с кем из них своими чувствами. Но сейчас, в полной тишине, девушке казалось, что ей никто не услышит. Улыбнувшись спящему мужчине, Микаэла тихо прошептала:
   - Знаешь, а ты напомнил мне моего старшего брата. Он тоже частенько спасал меня, когда я была маленькая. Деревенские ребята со мной не дружили, потому что моя мама была ведьмой. Так что меня тоже считали ведьмой. Хотя на самом деле у меня нет никаких сил, да и вряд ли будут. Мою деревню уничтожил "Зодиак". Не знаю, чем она им не понравилась... Быть может, это потому, что мой отец был одним из командиров Союза. Меня спасла Ярика. Мне тогда было десять, а ей четырнадцать. Но, как только Анви приютила меня у себя, Ярика пропала. И вернулась только недавно, когда в Фаргеше умерла старая ведьма...
   Устало вздохнув, Микаэла обернулась к окну и сложила руки на коленях.
   - Я всегда боялась этого Тигра... Я видела его тогда краешком глаза. Он прятался под плащом, но мне всё равно удалось почувствовать страшную силу, исходившую от него. Говорят, он был боевым магом и умел накладывать на врагов чудовищные проклятия. К примеру, кто-то рассказывал, что он заставил одного человека заживо сожрать другого. Отвратительное зрелище... А он стоял и улыбался. Имя Тигр ему прекрасно подходило - жестокий, коварный, самовлюблённый.
   Микаэла содрогнулась, почувствовав, что комок в горле нарастает. Тяжело вздохнув, девушка запрокинула голову и посмотрела в пустой потолок. За окном медленно опускалась тьма, и ливень, казалось, постепенно начинал затихать. Микаэла устало перевела взгляд с потолка на пол и, поднявшись на ноги, медленно вышла на улицу.
   Сидевший у порога тигр встретил её недовольным рыком, но девушка даже не обратила на него внимания. Совершенно бездумно погладив большую кошку по носу, Микаэла спустилась по лестнице и направилась в хлев, где её ждали животные. Рядом с ними девушка чувствовала себя намного спокойнее.
   Фарт встретил её у самых дверей и залился радостным тявканьем, словно маленький пёс. Улыбнувшись, девушка подхватила лиса на руки и рухнула на стог сена, наслаждаясь лёгким полумраком, царившим в хлеву. Рядом в стойле храпела Мышь, лишь изредка взбивая копытом землю.
   - Спокойной ночи Мышь, спокойной ночи Фарт, - улыбнулась Микаэла и закрыла глаза, вслушиваясь в тишину. Ещё долго девушка вздрагивала при малейшем шорохе, пока, наконец, не провалилась в глубокий сон без сновидений.
  
  3. Легенда о свергнутом Тигре.
  
   Солнце медленно клонилось к горизонту, пока не провалилось за холодные тёмные горы. Мрак медленно окутывал Лес Ворона, окружавший Фаргеш со всех сторон неприступной стеной. И лишь изредка в небо поднималась одинокая птица, извещая окрестности своим долгим печальным криком.
   Микаэла проснулась лишь к самому вечеру, когда солнце уже спряталось за горами. Её спаситель так и не пришёл в себя, но жар заметно спал. Температура всё ещё была выше обычного, но теперь девушка уже не беспокоилась за его жизнь.
   Деревня, казалось, жила своей жизнью. Как только солнце скрылось за горами, на главной деревенской площади вспыхнул огромный костёр, голодными языками пламени взвившийся к самым небесам. Суетившиеся жители то и дело сталкивались и ругались, из-за чего Ярике не раз приходилось предотвращать очередную стычку. Но подготовка к какому-то деревенскому празднику шла полным ходом.
   Микаэла, успевшая выспаться за несколько часов, осторожно вышла к главной площади и изумлённо охнула, увидев, как преобразилось всё вокруг. И тут, и там были развешены ярко-алые флажки, а у самого костра развевалось на ветру белое полотно с изображением красного полумесяца - символа Союза. Из ближайшего города прибыли музыканты, рядом с костром выстроили ряд длинных скрипящих лавок. Микаэла никогда бы не подумала, что Фаргеш может так преобразиться за какие-то несколько часов.
   Ярика вовсю командовала процессом приготовления, когда Микаэла подошла сзади и осторожно потянула её за рукав. Ведьма испуганно подскочила на месте и едва не рухнула со старой скамейки на землю. Недовольно заворчав, Ярика поправила подол платья и вопросительно посмотрела на Микаэлу:
   - Что на этот раз?
   - А что происходит? - прошептала девушка, осматриваясь по сторонам. Ведьма приглушённо хмыкнула и, приказав ближайшему крестьянину отнести несколько флажков в дальний конец площади, тяжело вздохнула:
   - Как что? Да будет тебе известно, девочка моя, что сегодня двадцать лет со дня основания Союза.
   Микаэла изумлённо выдохнула и ударила себя рукой по лбу. Как же она могла забыть! Ну конечно же! Для Аскаара это был очень важный праздник. Его отмечали, наверное, в каждой деревушке, а в городах устраивали настоящие представления. Микаэла с грустью заметила, что в этот раз ей не удалось побывать хотя бы на одном из них. До ближайшего города, Таррена, было около двух часов верхом. А там праздник, наверное, уже в самом разгаре.
   - Эх, а я так хотела увидеть представление... - прошептала Микаэла, обиженно утыкаясь взглядом в землю. Ярика удивлённо вскинула брови и, поняв, что её собеседница всё ещё не вникла в суть происходящего, рассмеялась:
   - Сдался тебе этот Таррен! Хочешь, открою тебе небольшой секрет?
   Микаэла выжидающе взглянула на ведьму, пытаясь предугадать, что же она скажет. Что такого должно было произойти в Фаргеше, если Ярика так пренебрежительно отзывается о празднике в Таррене?
   - К нам едет сам сэр Гартэль! - прошептала Ярика, и Микаэла не сдержала изумлённого писка. Сам Гартэль! Легендарный полководец Союза и один из тех, кто покончил с Тигром! Теперь Микаэла действительно понимала, почему в Фаргеше будет интереснее, чем в Таррене.
   - А с ним ещё и Цах, - улыбнулась проходящая мимо Анви. Микаэла закатила глаза и почувствовала, что начинает немного впадать в эйфорию. Мало того, что к ним ехал сам Гартэль, так с ним ещё и Цах, один из величайших гномов-шаманов! И пускай его имя звучало невероятно смешно - он был настолько могуч и силён, что от одного только упоминания о нём становилось жутко!
   - С ума сойти, - прошептала Микаэла и взглянула в ночное небо. Она уже не могла дождаться этой невероятной встречи! За день девушка жутко устала, но сейчас в ней словно открылось второе дыхание. Микаэла даже почувствовала непреодолимое желание помочь с организацией праздника.
   Ярика тут же подыскала ей подходящую работёнку, и Микаэла с чистой совестью отправилась расставлять на столах кружки и тарелки. Из ближайших домов доносились чарующие ароматы свежеприготовленных ягнят и уток, а несколько мужчин тащили огромную бочку с вином. Пожалуй, праздник действительно должен был получиться запоминающимся. Микаэла догадывалась, почему столь известные лица решили посетить именно Фаргеш - предводитель "Зодиака" пал именно в окрестностях Леса Ворона, потому деревне сразу же приписывалась слава места, где упокоился Тигр. Хоть тела его и не нашли, Союз давно праздновал победу.
   Когда Микаэла закончила с расстановкой посуды, Ярика тут же поручила девушке новое задание. Расставлять фонарики у дороги, ведущей в Фаргеш, было легче простого. Правда, Микаэла всё равно боялась идти туда одна. В кромешной темноте ей на каждом шагу казалось, что в кустах сидят поджидающие её разбойники. И пускай из деревни доносились шумные голоса жителей и музыка, девушка вздрагивала от каждого шороха. И вот в один из таких моментов рядом с ней промелькнула неясная тень. Микаэла вскрикнула, но, приглядевшись, облегчённо вздохнула:
   - А, это ты?
   Огромный тигр остановился в нескольких шагах от Микаэлы и окинул её пристальным взглядом, словно решая, как ему поступить. Тяжело вздохнув, большая кошка опустила голову к земле и поплелась следом за девушкой, показывая своим видом, что проследит за ней.
   - Спасибо! - улыбнулась Микаэла, почувствовав себя гораздо увереннее. Конечно, тот факт, что за спиной шёл дикий зверь, пугал девушку, но она чувствовала, что тигр не причинит ей вреда. Расставив на дороге фонарики, Микаэла повернула назад и, пройдя мимо большой кошки, погладила её по носу.
   - А ты красавец! - проворковала девушка и, засмеявшись, поспешила обратно в деревню. Тигр лишь приглушённо фыркнул и растворился в темноте, словно его и не было. Наверное, отправился сторожить своего хозяина.
   Вернулась Микаэла в приподнятом настроении. Всеобщее веселье положительно влияло на неё, и она не заметила, как уже вовсю обсуждала с деревенскими девушками события минувшей недели. Времени до приезда Гартэля становилось всё меньше и меньше, и Микаэла с нетерпением ждала этого момента.
   Ярика, взобравшись на бочку с пивом, эмоционально пересказывала историю создания Союза, и Микаэла слушала её, проглатывая каждое слово. Война и оружие всегда интересовали девушку больше платьев и шикарных балов, о которых мечтали её ровесницы в деревне.
   - Жители деревни! - прокричала Ярика, привлекая к себе внимание. - Ровно двадцать лет назад впервые был основан Союз, который и по сей день защищает нас от врагов. Сколько крови и слёз было пролито за то, чтобы мы с вами могли жить вот так, в относительном мире и спокойствии! Но знает ли кто-нибудь из вас, кому мы обязаны этой жизни? Вспомните же, люди, ту прекрасную статую в центре Таррена! Да будет вам известно, что этот человек был первым, кто основал Союз. Он был первым, кто решил защищать наши жизни ценой своей собственной! Лишь благодаря ему мы живы и свободны!
   - Слезай оттуда, ведьма! - крикнул один из гуляк, но Ярика бросила ему в ответ очередное ругательство и продолжила:
   - Никогда, слышите, никогда "Зодиаку" не свергнуть Союз! Этой шайке убийц не удастся даже пальцем пошатнуть величие наших благородных защитников! Знайте же, что дух лорда Фартеона всегда будет защищать нас от бед! Пока он защищает нас, "Зодиаку" не пробраться в деревню!
   - Хоть одна приятная новость, - усмехнулся другой гуляка, с улыбкой слушая речь Ярики.
   - Говорят, сэр Гартэль молодой и всё ещё не женат! - прошептала одна из девушек, предусмотрительно осмотревшись по сторонам.
   - Как не женат? - удивилась другая, сидевшая рядом с Микаэлой. Эту невысокую темноволосую девушку, кажется, звали Ашерой.
   - А вот так! Поговаривают, что он поклялся завести себе жену только после того, как победит жестокого и коварного Тигра! Так что, девочки, будьте начеку!
   Микаэла улыбнулась и покачала головой. Ну конечно, всем девушкам деревни хотелось, чтобы их забрал непременно такой вот герой, ещё и полководец вдобавок. Но это были лишь мечты, и они вряд ли могли стать реальностью.
   Спустя некоторое время на главную площадь буквально ворвался один из мужиков, во всё горло закричав:
   - Сэр Гартэль из Нерина прибыл!
   И тут поднялась настоящая суматоха. Кто-то кинулся встречать гостя, кто-то бросился уставлять столы кушаньями и выпивкой. Девушки мгновенно испарились, словно их и не было - каждой из них хотелось, чтобы Гартэль увидел первой непосредственно её. Лишь Микаэла осталась на своём месте, задумчиво отрывая от буханки хлеба маленькие кусочки и бросая их под ноги воробьям.
   - Что задумалась, девочка моя? - спросила Ярика, присаживаясь рядом с Микаэлой. Девушка перевела взгляд на ведьму и вздохнула, кладя остатки хлеба на стол.
   - Просто задумалась...
   - О чём? - не отставала Ярика, с интересом поглядывая на Микаэлу. Девушке не хотелось рассказывать о своих мыслях, но ведьма так просто бы не отвязалась. Обречённо вздохнув, Микаэла ответила:
   - О "Зодиаке", о Союзе. Почему они враждуют?
   Толпа деревенских жителей стремительно приближалась к главной площади, окружая самых желанных гостей праздника, но Микаэла даже не взглянула на них. Должно быть, это были сэр Гартэль и Цах. Судя по восторженным возгласам ребятки, с рыцарем действительно приехал гном-шаман. Таких как он в Лесу Ворона можно было встретить крайне редко.
   - О, девочка моя, я уже много раз отвечала тебе на этот вопрос, - вздохнула Ярика, сцепляя пальцы в замок. - "Зодиак" - это лишь шайка бывших бездомных, возомнивших, что Союз не умеет управлять страной. Уж не знаю, как этим двенадцати оборванцам удалось стать элитными убийцами, но власть они никогда не получат. Единственное, чего они добьются - так это виселицы или гильотины.
   - Но почему?! - вскрикнула Микаэла, совершенно не обращая внимания на приближающуюся толпу. - Почему Союз и "Зодиак" не могут договориться? Обязательно нужно, чтобы кто-то кого-то постоянно убивал? Если так, то чем ваш Союз отличается от "Зодиака"?!
   Вокруг повисла гробовая тишина, и Микаэла почувствовала себя пугалом. Ожидая волны насмешек и ругательств, девушка вжала голову в плечи, но вдруг почувствовала на себе один-единственный пристальный взгляд.
   - Союз тем и отличается от "Зодиака", что он убивает не ради власти, - ответил остановившийся в нескольких шагах от Микаэлы мужчина. Девушка мимолётом окинула его взглядом и изумлённо выдохнула, узнавая рыцаря.
   Он был облачён в серебряные, мерцающие на свету огня доспехи. На его накидке был вышит золотыми нитями дракон, изрыгающий столп пламени. Гартэль, покоритель пламени- так называли этого рыцаря. Ходили легенды, что он в одиночку справился с настоящим драконом. Кто-то даже говорил, что он был способен превращаться в крылатого ящера, как один из убийц "Зодиака", но на самом деле Гартэль был обыкновенным человеком. Но он так же являлся прекрасным стратегом и отличным полководцем. В его личном отряде всегда был один волшебник, один лекарь, двое простых воинов и один лучник, и все они прикрывали одного единственного человека - Гартэля. С такой поддержкой он становился попросту непобедим.
   На вид ему было около двадцати пяти, хотя на самом деле он был несколько старше. Внешностью он действительно был красив, отчего столько девушек и желали стать его невестой. По традициям своего ордена, Гартэль почти не стриг волосы, имевшие светлый, почти пепельный цвет, потому они были достаточно длинными и убирались в низкий хвост. Самой выразительной частью внешности Гартэля были, пожалуй, его голубые глаза. Они, казалось, видели человека насквозь. От одного только взгляда рыцаря становилось не по себе. Словно он заглядывал в саму душу...
   - А, сэр Гартэль, - улыбнулась Ярика, но рыцарь знаком попросил ведьму замолчать. Та приглушённо хмыкнула и отвернулась, оскорблённая подобным поведением.
   - Прошу прощения за свои слова, сэр Гартэль, - выдавила из себя улыбку Микаэла и сделала неуклюжий поклон. - Я никак не хотела оскорбить Союз и уж тем более вас.
   - И всё же, почему вы считаете, что Союз ничем не отличается от "Зодиака"? - заинтересованно спросил Гартэль. Девушки рядом разочарованно перешёптывались - рыцарь в одночасье позабыл об окружающей его толпе. Но деревенские жители, кажется, были совсем не против. Некоторые даже восхищённо потирали руки, вероятно ожидая от благородного полководца невероятного рассказа.
   - Я считаю так потому, - начала Микаэла, смотря в глаза рыцаря с вызовом, - Что смотрю на вашу войну несколько иначе, чем вы. Вам кажется, что Союз защищает слабых и невинных, так? Вы спасаете деревни от жестокого "Зодиака", убивая убийц. Но если убить убийцу, число убийц в мире не изменится. Вы становитесь такими же, как они. Вы убиваете, они убивают... Исходя из этой точки зрения, Союз можно назвать теми же убийцами, что и "Зодиак". При этом действия ваши порой бывают даже более жестоки.
   Гартэль нервно забегал взглядом по лицам окружающих и выдавил из себя улыбку. Один лишь его смешок - и толпа зевак разразилась смехом, веселясь над словами Микаэлы. Вот значит как выкрутился? Насмешек над собой девушка простить не могла. Гартэль смеет смеяться над ней? Чтож, пусть смеётся. Смех его будет недолгим.
   - Я понимаю вашу точку зрения, - кивнул Гартэль, присаживаясь за стол рядом с Микаэлой. - Но чтобы понять, кто из Союза и "Зодиака" прав, необходимо знать историю целиком, а не частями, как она известна вам.
   Микаэла усмехнулась и, сложив руки на груди, пожала плечами:
   - Так озарите нас всех своими знаниями, сэр Гартэль. Мы все жаждем от вас рассказа.
   Рыцарь кивнул и, налив себе в кружку вина, сделал небольшой глоток, чтобы промочить пересохшее горло. Лишь после этого он вновь обернулся к деревенской толпе и медленно начал свой рассказ, которого с таким нетерпением ожидали стоящие в стороне зеваки.
   - "Зодиак" появился около десяти лет назад. Тогда двенадцать его легендарных глав были всего лишь детьми. Они нападали на случайных прохожих, караулили дороги ради наживы... Они тогда ещё даже не были едины. Первоначально "Зодиак" назывался по-другому. Они именовали себя Тринити, так как сначала их было только трое - Тигр, Дракон и Змея. Убийцы из "Зодиака" никогда не называют чужим людям своих имён, потому нам до сих пор не известно, как их зовут на самом деле. Именно по этой причине приходится называть их этими самыми кличками, которые они придумали для себя. Постепенно к Тигру, Дракону и Змее начали добавляться всё новые и новые убийцы, пока их общее число не достигло двенадцати. Именно тогда и возник "Зодиак". Но он ещё не являлся гильдией, в которую мог вступить каждый желающий убийца. В те времена это была организация, нацеленная на выслеживание и истребление военачальников Союза. Признаюсь, нам всем тогда пришлось очень тяжело, потому что эта шайка бывших оборванцев превратилась в очень опасную команду, расправлявшуюся даже с прекрасно обученным воином в два счёта. У каждого убийцы из "Зодиака" были свои собственные способности. Поодиночке они могли и не представлять серьёзной опасности: так, к примеру, Овцу считают самой слабой из всего "Зодиака". До сих пор не понятно, зачем они держат в своей команде того, кто совершенно не умеет управляться с оружием. Однако, именно из-за Овцы нам ни разу не удалось напасть на "Зодиак" ночью. Они всегда ставили её на караул, и она каждый раз обнаруживала нас, даже если волшебники скрывали нас магией.
   - Вы сами сказали это, сэр Гартэль, - усмехнулась Микаэла. - Вы использовали любые методы, в том числе и нападение ночью, когда все нормальные люди спят.
   - Но они поступали так же! - возмутился Гартэль и вздохнул: - Вы всё равно не понимаете. Мы всегда отвечали ударом на удар, и никогда не атаковали первыми. В самом начале войны с "Зодиаком" мы потеряли три города. Три! И все они были сожжены дотла в первую же ночь. Вы хоть можете себе представить, как тяжело видеть подымающийся над горизонтом чёрный дым? Я согласен с тем, что наши методы порой бывают слишком жестоки. Но по-другому мы не можем.
   - Конечно. Вы не смогли победить Тигра в честной схватке, потому заманили его к обрыву и, загнав в угол, убили, - спокойно заметила Микаэла. По толпе пронёсся лёгкий гомон, и Гартэль замолчал, испуганно косясь на окружающих. Микаэла раскрыла было рот, чтобы нанести очередной удар рыцарю, но на её плечо вдруг легла чужая рука.
   - Успокойся, девочка. Никогда не суди о том, чего не знаешь.
   Микаэла резко обернулась и замерла, увидев позади себя седовласого гнома. Он, опустошив одним залпом кружку пива, плюхнулся на скамью рядом с Гартэлем и смерил своего товарища недовольным взглядом.
   - Позор, сэр Гартэль! Позволить какой-то девочке победить в словесной дуэли. Ну да ладно. Меня она точно не победит.
  "Это мы ещё посмотрим", - усмехнулась Микаэла, но прежде чем она открыла рот, Цах устремил в её сторону пронизывающий насквозь взгляд и усмехнулся:
   - Я понятия не имею, зачем ты устроила весь этот спор. По твоим глазам вижу, что "Зодиак" нравится тебе не больше, чем каждому из нас. Вероятно, тебе просто хотелось выставить Гартэля дураком. Чтож, поздравляю, у тебя это получилось. Но теперь позволь мне рассказать, зачем мы действительно сражаемся с "Зодиаком".
   Дождавшись абсолютной тишины, Цах достал из кармана трубку и, тихо раскурив её, выпустил облачко дыма.
   - У "Зодиака" нет одной определённой цели. Если бы нам были известны его мотивы, мы бы давно нашли способ, как покончить с этим сборищем убийц. Однако все эти годы "Зодиаку" удавалось тщательно скрывать от нас свою цель. Его главы, двенадцать убийц, всегда действовали вместе и никогда не ходили поодиночке. Работа в команде - вот чего так не хватало нам. Гартэль придумал свой легендарный отряд, который делал его в бою практически неуязвимым, основываясь именно на отношениях в "Зодиаке". Каждый убийца действует, как часть единого слаженного механизма. Стоит хотя бы одной шестерёнке перестать работать - и весь выстроенный баланс рухнет. Но нам никогда не удавалось выманить хотя бы одного члена "Зодиака" и победить его в битве один на один. Даже Тигр до поры до времени действовал скрытно и осторожно. Его целью был не захват власти в Аскааре, как этого желает Дракон. В отличие от него, Тигр всегда преследовал одну единственную цель: месть. Все, кого убивал Тигр, были так или иначе связаны с прошлым членов его команды. Однажды мы нашли одного барона, Дарфаса, выпотрошенным. И у его не было головы. Это было самое зверское послание, которое оставлял нам Тигр. Лишь через некоторое время мне удалось узнать, что лорд Дарфас когда-то лично убил мать Тигра. А история с леди Азабель? Ты помнишь, Гартэль? В тот день она должна была выйти замуж. Но "Зодиак" оставил от её возлюбленного лишь горстку пепла. Всё потому, что в детстве Азабель нарочно обожгла лицо одному из своих слуг. А потом приказала его уволить, чтобы "не видеть его отвратительной морды". Какая ирония: оказавшись на улице, этот самый мальчик спустя несколько лет превратился в безжалостного убийцу, которого именуют Крысой.
   - Но, выходит, Союз действительно виноват в том, что эти дети превратились в безжалостных убийц, - шёпотом заметила стоявшая рядом Анви. Цах тяжело вздохнул и приглушённо рыкнул, из-за чего толпа тут же отшатнулась назад:
   - Да как же вы не поймёте! Посмотрите вокруг: разве вы живёте лучше? Разве у вас не бывало трудных моментов в жизни? Но, даже оказавшись на улице, вы вряд ли пойдёте на убийство. Эти убийцы, бывшие когда-то детишками, потеряли смысл жизни. Убийство - это не выход. Смерть какого-то человека не поможет вам. Забирая чью-то жизнь, вы лишь оскверняете свою. "Зодиак" думает, что мстит за своё трудное детство? А скольких невинных людей они уничтожили? Скольких убили просто так, ради развлечения? Вот что я вам скажу: я не считаю виноватым себя или Союз в том, что эти дети оказались на улице без средств к существованию. Но они выбрали самый скверный из методов обрести состояние, славу и власть. Мы действительно не смогли победить Тигра в честной схватке. Он всегда находился в окружении своих товарищей, а победить их всех разом просто нереально. Тогда мы использовали некоторую хитрость. Видите ли, Тигр очень любит одну зверушку... очень большую кису, что ходит рядом с ним. Мы её поймали, и Тигру не оставалось ничего другого, кроме как прийти к нам, чтобы забрать своего друга.
   Микаэла содрогнулась от слов Цаха и устремила тревожный взгляд в темноту. Большая кошка... Похоже на тигра. Но это был абсурд! Микаэла помотала головой, отгоняя из головы тревожные мысли. Убийца по имени Тигр был мёртв.
   - И вы его убили, - произнесла Ярика, наконец, решив вступить в разговор. На её удивление Цах покачал головой и выпустил клубок дыма:
   - Мы так думаем. Ему нанесли смертельный удар в грудь и столкнули с обрыва, но даже после этого я не уверен, что он умер.
   - Никто бы не выжил после такого падения! - возмутился Гартэль, но Цах заставил замолчать его взглядом.
   - Нужно помнить, что "Зодиак" сравнивал себя с животными не просто так. Взять одного Дракона - он управляет огнём и превращается в крылатого ящера! Даже Овца, о которой вы говорили - чисто теоритически, она не убийца, и в "Зодиаке" ей делать нечего. Однако она - настоящая хранительница очага. Любому отряду нужен тот, кто будет заботится о пропитании. Кроме того, её ноги настолько выносливы, что она способна ходить по гористой местности на протяжении нескольких суток. Плюс ко всему, она настолько чуткая, что её ставят в качестве ночного дежурного, и Овца справляется с этой задачей на ура. Как говорил Гартэль, нам ни разу не удалось приблизится к ним ближе чем на сто метров. Она каждый раз замечала нас и поднимала тревогу. Так что даже такой бесполезный на взгляд товарищ приносил им немалую пользу. Но вернёмся к Тигру. Разве вы забыли, что кошки всегда приземляются на четыре лапы? Забыли, что у кошек девять жизней? Я уже был однажды свидетелем того, как Тигр буквально воскрес из мёртвых. И если этот дьявол снова выжил, готов поклясться, что у него осталось в запасе ещё как минимум пять жизней, а то и больше!
   - Почему всего пять? - удивлённо спросила Микаэла, незаметно дрожа всем телом. Не только она, но и все окружающие были напуганы словами гнома. Цах лишь тяжело вздохнул и пробормотал:
   - Я был свидетелем его "невероятного" воскрешения. Это было около восьми лет назад. Этому мальчишке было тогда ещё семнадцать. В самом расцвете сил... А мне, как ты видишь, уже давно минула сотня. Мы, гномы, живём достаточно долго, но для старика я ещё весьма молод. Гартэля с нами не было, потому он, разумеется, не помнит этого момента. Можете верить, можете нет. Потому я, пожалуй, назову свой рассказ легендой.
   Итак, мы спускались с гор к Исселгану, одному из городов на западе Аскаара. Наш отряд был порядком потрёпан погодой и периодическими нападениями "Зодиака". Они то атаковали нас в спину, то обходили стороной и были прямо в лоб. Именно тогда в одной из схваток мне оставили этот чудовищный шрам, лишивший меня глаза. Я неустанно защищал своих товарищей магией, ставил каменные преграды и насылал на врагов молнии, пока не явился Он. О, Тигр был как всегда прекрасен. Тогда я в тысячный раз убедился, насколько ему подходило его прозвище. Тело, похожее на сжатую пружину, готовую вот-вот выстрелить, меч, разрезающий воздух подобно звериным когтям. И, конечно же, его любимец, ручной тигр... Эта киса сожрала немало наших товарищей, а достать её было практически невозможно: она исчезала так же неожиданно, как и появлялась. Но вот Тигр отвлёкся, а мне как раз выдалась свободная минутка. Я оборачиваюсь, и вижу: стоит прямо напротив меня, с рук капает кровь, грудь тяжело вздымается. Я тут же подумал: кто это его так потрепал? Ну и вздумал добить. Атаковал - а он, гад, увернулся, как ни в чём ни бывало. Я насылаю на него молнию - отбивает мечом, словно не замечая. Бросаю огненный шар - сдёргивает плащ и отбивает пламя в сторону. Уж как я только не пытался его достать - всё без толку. Но тут я заметил, что мне как-то удалось прижать его к стене. Бежать некуда: справа обрыв, слева самая гуща битвы. Но вижу по глазам: сейчас же бросится прямо на меня, не испугается! Прежде чем это чудовище кинулось в атаку, я ударил его каменной стрелой. Клянусь, она пронзила его плечо и пригвоздила к стене! Кровь так и хлестала из раны. Я был уверен, что Тигр уже труп. Он даже не шевелился! Но потом появилась эта рыжая бестия, его ручная киса. Она подошла, коснулась носом его руки, и Тигр ожил! Вырвал из плеча каменную стрелу и встал, как ни в чём ни бывало. Казалось, он даже на это время вздремнуть успел, потому что в следующий миг бросился на меня со свежими силами и, пробив доспехи на плече, скрылся в темноте. Я лишь проводил его изумлённым взглядом и сел на землю. Мне казалось, Тигр действительно умер в тот момент, когда я пронзил его каменной стрелой. Так что после того случая верю, что у кошек по-настоящему девять жизней. В тот день Тигр истратил одну из них. И даже если в этот раз мы сбросили его со скалы, даже если его тело должно было разлететься на кусочки... Я всё равно уверен, что этот гад выжил и бродит где-нибудь по близости, ищет удачного момента для нападения. Так что советую вам быть осторожными. Мало ли что может приключиться с вами в лесу...
   Окружающие зашептались, обсуждая слова гнома. Теперь все были не только взволнованы, но и напуганы. Конечно же! Вряд ли весть о том, что один из самых опасных убийц может быть жив, обрадует нормального человека!
   - Но вы не пугайтесь, это лишь сугубо моё мнение, - хмыкнул Цах и выпустил очередной клубок дыма. Толпа ещё немного пошепталась и облегчённо выдохнула, вероятно, посчитав слова гнома за глупую шутку. А вот Микаэла была серьёзно встревожена.
  - Извините, - воскликнула девушка, обращаясь к гному. - А если Тигр действительно выжил? Что тогда?
   Цах осмотрел Микаэлу с ног до головы и, выпустив очередное колечко дыма, хмыкнул:
   - Тогда я советую ему бежать и не оглядываться. Бежать прочь не только из этих мест, но и из всего Аскаара. Потому что ему больше нет пути назад. "Зодиак" теперь возглавляет Дракон, и он вряд ли будет рад его возвращению. Ведь сейчас эта шайка получила прекрасную возможность для начала реальной войны, а не того цирка с мелкими стычками, что были между нами ранее. И, конечно же, я хотел бы пожелать тем людям, что встретят Тигра, удачи. Кто знает, что он может сделать даже с теми, кто ему помогает.
   Микаэла задрожала и впилась ногтями в ладони так, что едва не проткнула кожу. Цах тем временем безобидно улыбнулся и налил себе новую кружку пива. Толпа деревенских жителей стремительно рассосалась по всей главной площади, оставив Микаэлу и Ярику одних. Даже Гартэль скрылся, увлечённый парой молоденьких красавиц.
   - Микаэла, тебе обязательно было выставлять этого рыцаря дураком? - вздохнула ведьма, присаживаясь рядом. Микаэла бросила на неё мимолётный взгляд и насупилась:
   - Ему это ничуть не повредило. Смотри: вон он, уже болтает с двумя милыми девушками. Небось, о подвигах своих рассказывает.
   Ярика встревожено осмотрела Микаэлу и коснулась её лба, проверяя, нет ли жара. Удостоверившись, что с девушкой всё нормально, ведьма удивлённо вздёрнула брови и покачала головой:
   - Ты странно себя ведёшь, Микаэла. Тебе же всегда нравились легенды о подвигах прекрасных рыцарей. А о героизме сэра Гартэля ты так вообще мне все уши прожужжала. В чём дело?
   - Ни в чём. Всё нормально, - пробормотала Микаэла и, поднявшись на ноги, побрела прочь с главной площади. Ей было тошно от радостных криков шумной толпы гуляк, хотелось скрыться от всего этого подальше. Девушка молча шла по дороге к своему дому, лишь изредка поднимая глаза, чтобы осмотреться.
   Снова едва заметная огненная вспышка справа. Микаэла невольно напряглась и обернулась к тигру, неподвижно уставившемуся на неё своими жёлтыми глазами.
   - Твой хозяин убийца, не так ли? - со злобой в голосе спросила девушка, делая шаг к зверю. Тигр лишь лениво вильнул хвостом и зевнул, словно игнорируя вопрос Микаэлы. Девушка на мгновение смутилась: что она делает? Стоит совершенно одна, разговаривает с тигром, ещё и ответа от него ждёт... Нет, он конечно же возьмёт и ответит ей: "Да, мой хозяин самый страшный убийца и маг во всём Аскааре!". Тем более, Ярика не увидела в этом таинственном человеке ничего плохого. Он мог быть кем угодно!
   Тигр склонил голову на бок и внимательно посмотрел на Микаэлу, словно пытаясь что-то сказать. Девушка нахмурилась и удивлённо вздохнула. Она могла поклясться, что в этот момент ей почудилось, будто зверь сказал: "Ни я, ни мой хозяин не причиним тебе вреда".
   - Разумеется, твой хозяин не убийца... - прошептала девушка, вздохнув. - Вы же меня защитите, не правда ли? Мне страшно: вдруг слова Цаха правда?
   Тигр поднялся на лапы и, не издав ни звука, скрылся в темноте. Микаэла лишь проводила его недовольным взглядом и, фыркнув, направилась обратно к дому. Через некоторое время девушка остановилась и запрокинула голову. Отчего-то ей всё равно было страшно возвращаться домой.
  "Переночую у Анви", - пробормотала про себя Микаэла и отправилась прямиком к соседке. Хорошо хоть та ключи оставляла на подоконнике...
   Шум и музыка не стихали до самого утра, пока золотой солнечный диск не показался из-за спящих гор, осветив окрестности своим пламенным сиянием. Всё вокруг было как обычно, если не считать гигантского тигра, развалившегося на солнышке, как маленький котёнок. Но стоило донестись голосам людей, и зверь тут же скрылся в лесном полумраке, словно его и не было.
  
  4. Имя зверя.
  
   Зажмурившись от первых солнечных лучей, Микаэла недовольно заворчала и перевернулась на другой бок. Вставать совершенно не хотелось, и девушка укрылась с головой, чтобы спрятаться от солнца.
   - Ты всё спишь, соня? - улыбнулась Анви и распахнула окна. - Вставай, уже день на дворе!
   Микаэла недовольно заворчала и лишь сильнее закуталась в одеяло. Анви тихонько рассмеялась и, присев на край кровати, погладила девушку по голове:
   - Ну ладно, поспи. Я сама у тебя в доме уберусь, а то уже пыльно, наверное...
   Сердце Микаэлы замерло, и девушка с громким криком вскочила на постели. Только не это! Анви нельзя было видеть человека, которого Микаэла прятала у себя. Девушка, конечно, не совсем понимала, почему она должна была его скрывать... Но Ярика просила, чтобы никто о нём не узнал.
   - Нет! - вскрикнула девушка и нервно затеребила край рубашки. - Я.. сама. Да. Я уже встала.
   Анви пожала плечами и спокойно ушла на кухню. Микаэла, облегчённо выдохнув, села на постели. Чтож, на этот раз повезло. Девушка с трудом заставила себя подняться и наскоро оделась. Солнце неумолимо било в окно и слепило глаза. Микаэла недовольно зажмурилась и, затянув пояс, быстрым шагом вышла из дома.
   - Ты вернёшься? - выглянула из окна Анви.
   - Да, только дверей накормлю! - бросила через плечо Микаэла и быстро скрылась за дверьми своего дома. Анви удивлённо проводила девушку взглядом и замерла. Она могла поклясться, что только что видела мелькнувшую неподалёку огненную тень, быстро скрывшуюся за поворотом. Посчитав это всего лишь солнечным зайчиком, женщина вернулась за свои дела как ни в чём ни бывало.
  
   Едва Микаэла переступила порог, сразу же почувствовала: что-то изменилось. Невольно задрожав, девушка сняла с плеч плащ и осторожно шагнула в комнату, откуда время от времени доносился скрип гнущихся под ногами досок. Сделав шаг, Микаэла застыла на месте и испуганно сжала руки в кулаки. Остаться или бежать?
   Высокий темноволосый мужчина, стоявший посреди комнаты, обернулся и окинул Микаэлу удивлённым взглядом. В руках он держал какой-то мерцающий предмет, и девушка с изумлением узнала браслет своей матери.
   - П... положи его на место! - выдавила из себя Микаэла и, бросившись к мужчине, дрожащими руками вырвала у него браслет. За дверью послышался недовольный рык, но девушка не обратила на это внимания.
   - Прости, - прошептал мужчина, опуская руки. Микаэла окинула его сомневающимся взглядом и покачала головой. Нет, он ей богу похож на настоящего ребёнка! Микаэла не могла поверить, что мужчина, спасший её в лесу, и стоявший сейчас перед ней - один и тот же человек.
   - Это ты прости... - пробормотала девушка, убирая браслет обратно в шкатулку. - Просто это последняя память о маме. Он мне очень дорог.
   Неожиданно для самой себя расплывшись в улыбке, Микаэла обернулась к своему гостю и окинула его заинтересованным взглядом. Выглядел он довольно внушительно: широкие плечи, крепкие руки и сотни мелких шрамов, покрывающих кожу подобно паутине. На плече бледнел старый след от ранения.
   - Кто ты? - неуверенно спросила Микаэла, заметно занервничав. Человек перед ней явно был закалённым в боях воином. Девушка ожидала услышать от него какое-нибудь имя, свойственное благородному рыцарю, вроде Гартэля. Но мужчина удивлённо посмотрел на Микаэлу.
   - Не знаю, - пробормотал он, и Микаэла невольно поперхнулась. Что значит "не знаю"? Девушка окинула мужчину недоверчивым взглядом и нахмурилась: точно, Ярика говорила, что не видела его воспоминаний.
   - То есть, ты ничего не помнишь, - предположила Микаэла, но её гость вновь покачал головой. Девушка нахмурилась и уставилась себе под ноги, пытаясь разобраться. Этот человек смеётся над ней? Или здесь действительно скрывается что-то такое, что сложно понять с первого раза?
   - Я помню совсем немного, - пробормотал мужчина.
   - Тогда мне, может быть, стоит спросить, что ты помнишь? - предположила Микаэла, и её собеседник кивнул головой. Задумавшись, он окинул комнату пристальным взглядом и удивлённо вскинул брови. Всё для него словно было в новинку, и даже обыкновенный чайник, стоявший на столе, вызывал невероятное удивление. Снова нахмурившись, мужчина взглянул на свои руки и принялся загибать пальцы. Несколько раз он сбивался со счёта, и сопровождалось это недовольным рыком, доносившемся из его горла, как у зверя.
   - Что-то вспоминаю, но тут же забываю, - пробормотал мужчина, опуская руки. - Из того, что я помню, всё очень запутано. Родился я там, где шумит вода... и кричат белые птицы.
   - Чайки, - улыбнулась Микаэла, присаживаясь в кресло. - Так значит, ты родился у моря. Ты из Келегора?
   Мужчина посмотрел на неё удивлённым взглядом, и девушка кивнула. Выходит, она точно угадала с городом. Чтож, это уже лучше, чем совсем ничего. Микаэлу несколько удивили слова мужчины: в долине Бейлгар редко можно было встретить выходцев с острова Зварга.
   - А тот тигр, что был с тобой... - начала Микаэла и замерла, когда лицо мужчины просияло:
   - А, это Мао. Он мой брат.
   Микаэла коротко кивнула и невольно глянула в окно. Рыжая тень тут же мелькнула у дверей и осторожно, почти неслышно шагнула в комнату. Прежде чем мужчина успел протянуть к тигру руку, зверь подошёл и уткнулся лбом в его плечо. Микаэла не рискнула коснуться его меха и просто отстранилась. Темноволосый мужчина погладил тигра по носу, улыбнувшись, и поднял глаза на Микаэлу:
   - Ты ему нравишься.
   - Чтож, я рада, - выдавила из себя Микаэла, поёжившись. А ей всегда казалось, что эта большая кошка только спит и видит, как бы сожрать её в удобный момент.
   - Как зовут тебя? - заинтересованно спросил мужчина, и Микаэла расплылась в широкой улыбке:
   - Микаэла.
   Мужчина шёпотом повторил её имя и, задумавшись, заметно помрачнел. Микаэла догадывалась о причине его мрачности, потому поспешила спросить:
   - Ты не помнишь своего имени?
   Когда темноволосый мужчина неуверенно кивнул, девушка тяжело вздохнула. Но ей же надо как-то его называть! Недолго думая Микаэла произнесла первое, что пришло в голову:
   - В таком случае я буду звать тебя Кайлан. Пока ты не вспомнишь своё имя, разумеется.
   Мужчина снова беззвучно шевельнул губами, повторяя данное ему имя, и расплылся в широкой улыбке. В следующую же секунду его лицо просияло. Микаэла вздохнула и, не сдержавшись, улыбнулась: такой взрослый человек, а радовался, как ребёнок!
   Не говоря ни слова, Микаэла поднялась на ноги и разлила кипяток в подготовленные чашки. Кайлан внимательно следил за каждым движением девушки, пока, наконец, не спросил:
   - Ты - та самая девушка из леса, так?
   Микаэла кивнула и, протянув Кайлану чашку с чаем, облокотилась о край стола. Темноволосый мужчина неуверенно осмотрел предложенный напиток и, принюхавшись, осторожно попробовал его на вкус.
  "Как настоящий кот", - мимолётом подумала Микаэла, отпивая из чашки чай.
   Несколько минут они сидели в полной тишине. Кайлан напряжённо смотрел в окно, лишь изредка поглаживая рукой Мао, свернувшегося у ног своего хозяина. Микаэла переводила взгляд с мужчины на тигра, пытаясь понять, что же творится в их головах. О чём они думают? Что их тревожит?
   - Спасибо, что помогла мне, - кивнул Кайлан, ставя чашку рядом на стол. - Ты перевязала мои раны... Я, конечно, мог бы сделать это сам.
   - В раны могла бы попасть зараза, - спокойно ответила Микаэла, повторяя привычные для Ярики слова. Деревенская ведьма часто говорила ей так, когда девушка приходила с разбитой коленкой или порезанным пальцем.
   Мужчина промолчал, лишь прикрыл глаза и неожиданно заговорил:
   - Бальзамин, шалфей, гелиотроп и... кажется, настурция.
   Микаэла удивлённо посмотрела на Кайлана и медленно перевела взгляд на букет, стоявший на подоконнике. Подумать только, мужчине удалось назвать все четыре вида цветка, которые принесла девушке Ярика, и он ни разу не ошибся!
   - Ты разбираешься в травах? - удивлённо спросила Микаэла, уставившись на Кайлана немигающим взглядом. Мужчина несколько смутился и, неуверенно посмотрев на букет цветов, кивнул:
   - Я не знаю почему. Просто по запаху их определяю. Может, я был травником?
   - Вряд ли, - пожала плечами Микаэла. Какой травник будет ходить с ручным тигром и огромной катаной? Причём Кайлан очень хорошо владел этим оружием. Может быть, он был воином? Микаэла с сомнением окинула Кайлана взглядом и нахмурилась. Этот человек не был похож на воина Союза. Но и на убийцу из "Зодиака" он мало чем походил.
   - Ты что-нибудь слышал о Союзе? - тихонько спросила Микаэла, наблюдая за реакцией мужчины. Тот сдвинул брови на переносице и задумчиво перевёл взгляд на Мао. Тигр лишь лениво зевнул и принялся вылизываться, всем своим видом показывая, что ему совершенно наплевать на какой-то там Союз.
   - Я слышал о нём, - заметил Кайлан, сложив руки на груди. - Не помню точно где, но это было. Я, по-моему, как-то с ним связан... Так Мао говорит. Но он редко изъясняется более-менее понятно. Чаще всего загадками.
   Микаэла пожала плечами и отвернулась к окну, углубившись в свои мысли. Гробовая тишина наполнила комнату, заставляя девушку нервничать. Лишь Мао время от времени издавал тихое утробное рычание, словно говоря что-то своему хозяину. Через некоторое время Кайлан устремил на дверь напряжённый взгляд и неожиданно поднялся на ноги. Даже не сказав Микаэле ни слова, мужчина натянул на себя свою рваную рубашку, закрепил ножны с мечом и развернулся к задней двери, собираясь уже уходить.
   - Ты куда? - изумлённо прошептала девушка, вскакивая с кресла. Она же не могла так просто отпустить человека, даже не знающего своего имени, одного, когда вокруг бродят убийцы из "Зодиака"?
  - Слишком опасно, - прошептал Кайлан и недовольно заворчал, увидев, что Микаэла нахмурилась. - Да не для меня, для тебя! Да и для деревни вообще.
   - Почему это?
   Кайлан осторожно выглянул в окно и тут же спрятался назад. Судя по всему, кто-то уверенно приближался к дому Микаэлы, совершенно не собираясь останавливаться. Кайлан метнулся к задней двери и, распахнув её, остановился на пороге.
   - За мной охотятся убийцы, - шепнул мужчина, оборачиваясь к Микаэле. - Я не знаю почему. Просто чувствую. Если я останусь здесь, они придут в деревню.
   - Мы умеем за себя постоять! - пробормотала Микаэла и замерла, когда Кайлан неожиданно приложил палец к её губам:
   - Тс! Я благодарен тебе за то, что ты спасла меня. Но если хочешь жить, пожалуйста, не ходи за мной. Я тоже не маленький ребёнок, сумею ответить, если что.
   Микаэла обречённо вздохнула и опустила руки, всем своим видом показывая, что ей всё равно. Кайлан, усмехнувшись, наклонился и еле слышно прошептал:
   - Спасибо за имя!
   Микаэла удивлённо вздрогнула, а мужчины уже и след простыл. Только ярко-рыжая тень мелькнула где-то в поле и тут же спряталась за колосьями ржи. А шея неожиданно вспыхнула, словно к ней приложили калёное железо. Девушка устало рухнула в кресло и запрокинула голову, пытаясь понять, что же происходит. Она только что спокойно разговаривала с Кайланом, а тут он сорвался с места и убежал. Словно кто-то...
   Раздался неожиданный стук в дверь, и Микаэла буквально подскочила на месте. По телу тут же пробежала дрожь, и девушка неуверенно поднялась на ноги. Кого ещё принесло в столь ранний час? А если... Микаэла задрожала и замотала головой, пытаясь отогнать из головы плохие мысли. Нет, там не может быть убийцы! Кайлан же не сбежал, оставив её как приманку!
   Снова раздался требовательный стук в дверь, и на этот раз Микаэла схватилась за ручку и резко дёрнула на себя. На пороге стояла Анви, удивлённо осматривая девушку с головы до ног. Микаэла, несколько смутившись, отступила и пропустила соседку в дом.
   - Ты чего двери распахнула! Простудишься же! - вскрикнула Анви, заметив, что задняя дверь была нараспашку. Микаэла же тихо вернулась в комнату и рухнула в кресло, пытаясь собраться с мыслями. Как только Анви не пыталась выпытать у неё, в чём же дело. Девушка лишь молчала и время от времени улыбалась, из-за чего соседка решила, что у бедняжки жар. Даже не разбираясь, что к чему, Анви бросилась за Ярикой и вскоре буквально притащила ведьму за руку. Той хватило лишь одного мимолётного взгляда, чтобы понять, в чём дело. Тяжело вздохнув, Ярика знаком попросила Анви покинуть дом и остановилась напротив тихо сидевшей в кресле Микаэлы.
   - Он ушёл, так?
   Молчание. Микаэле просто не хотелось лишний раз говорить очевидные вещи. Ярика покачала головой и выглянула в окно, словно пытаясь отыскать мужчину и его тигра взглядом.
   - Он сказал, что за ним охотятся убийцы?
   Снова молчание. На этот раз Микаэла лишь коротко кивнула головой и взяла в руки браслет своей матери. Он был всё так же красив, несмотря на то, что со временем маленькие драгоценные камушки успели потрескаться и местами отколоться.
   - Чтож, тем лучше для нас, Микаэла, - фыркнула Ярика и с сомнением посмотрела на девушку. - Слушай, что тебя тревожит?
   - Ничего, - прошептала Микаэла и улыбнулась: - Просто такое странное ощущение... Как будто у меня открылись глаза. А до этого всё было скрыто пеленой. И разуму стало так внезапно свободно...
   Ярика удивлённо посмотрела на Микаэлу и, неуверенно шевельнувшись, коснулась её лба. Жара не было, но взгляд девушки отсутствовал, словно что-то действительно произошло.
   - Ну дьявол, я до тебя доберусь, если это ты что-то сделал, - процедила сквозь зубы Ярика и быстрым шагом покинула дом, напоследок крикнув Анви, чтобы та приглядывала за Микаэлой. К вечеру у девушки поднялся жар, но она всё равно говорила, что чувствовала себя нормально. И ей действительно не было плохо! Она даже ничуточки не ощущала жара или холода. Всё было как обычно. Почти.
   Разум Микаэлы действительно словно освободился от сдерживающих его оков. Шею пекло так, словно теперь её держали над самым огнём, и если бы не пропитанные холодной водой полотенца, Микаэла уже сошла бы с ума. Что-то внутри стремительно менялось, заставляя пылать и плавиться всё тело. А девушке всюду чудился лёгкий ветерок, манивший её в ночное небо, где мерцали мириады звёзд и лениво плыл старый лунный диск. Ещё мгновение - и он скрылся за густыми чёрными облаками, проглотившими его подобно жадному зверю.
   Ни Ярика, ни Анви, ни кто либо другой из деревни понятия не имели, что творится с Микаэлой. А девушка знала. Ей рассказывала мама. Это чувство, когда душа отделяется от тела и словно перемещается в новую оболочку, совершенно иную, свободную от прежних оков. Но не поздновато ли было для пробуждения потомственных сил?
   К утру следующего дня болезнь Микаэлы как рукой сняло. Казалось, она чувствовала себя даже лучше, чем раньше. Лишь изредка в её глазах мерцал странный огонёк, и девушка начинала отвечать на чьи-то вопросы. Остальные жители деревни стали сторониться Микаэлы, в шутку называя её ведьмой.
   Девушку это ничуть не волновало. Повинуясь таинственному голову, она лишь чаще стала заглядывать в хлев, проводя со своими животными всё больше и больше времени. Шли дни, и Микаэла чувствовала, что её связь с ними лишь крепнет.
   - Они ушли, Фарт, - улыбнулась девушка, когда её лис в очередной раз прочёсывал дорогу, на которой в последний раз видели тигриный след. Фарт издал недовольное фырканье и поднял на хозяйку взгляд.
   - Думаешь, вернутся? - с сомнением спросила Микаэла. Она могла поклясться, что сердцем чувствовала, что Фарт говорил с ней. Но даже если это была просто игра воображения - Микаэлу это не волновало. Ей было весело отвечать на вымышленные вопросы лиса.
   - Знаю я, что тебе не понравилась та большая кошка, - улыбнулась девушка, приманивая Фарта к себе. - Но Мао на самом деле хороший. Знаешь, я уверена, что мы с ними ещё встретимся. Вот клянусь - они вернутся к новой луне. Осталось ведь всего пару дней?
   Лис поднял глаза к небу, пытаясь разглядеть сквозь облака луну. Она действительно должна была вот-вот переродиться в новую. Новолуние было для жителей Фаргеша временем, когда не каждый осмеливался выйти из своего дома. Ведь по слухам, именно в это время ведьмы Аскаара собирались на свои шабаши далеко-далеко в горах.
   - Идём домой, - прошептала Микаэла и, подняв Фарта на руки, побрела во мрак. Ветер ласкал её спину, и девушка могла поклясться, что чувствовала, будто сзади раскрываются могучие крылья...
  
  
  
  
  5. Ворона.
  
   Раскат грома сотряс пол, заставив Микаэлу задрожать не только от холода, но и от страха. Хлещущий за окном дождь пытался ворваться в закрытые окна, резкими порывами ветра обрушиваясь на стены дома. В кромешной темноте Микаэле было спокойнее. Никогда прежде она так не боялась грозы. Но сейчас это словно было проклятием, насланным какой-то злой ведьмой.
   Сердце в груди Микаэлы испуганно билось и пыталось вырваться, словно тут, на свободе, ему было бы не так страшно. И от каждого раската грома девушку лишь сильнее трясло от страха и ужаса.
   С трудом поднявшись на ноги, Микаэла осторожно зажгла свечу и снова с ужасом посмотрела на собственные руки.
  "О, боги, чем я вас прогневала?" - пронеслось её в голове, когда свет крошечного пламени озарил иссиня-чёрные перья, пробивавшиеся сквозь бледную кожу. Если бы не два тёмных крыла, раскинувшихся за спиной девушки, Микаэла даже не обратила бы на перья никакого внимания. Она не знала, что происходит, и что будет дальше. В кого она превратится? В какое-то чудовище? Монстра?
   - Мне страшно, Фарт, - прошептала Микаэла, чувствуя, что лис тычется ей носом в ладонь. Новая луна взошла на небосклон, и в первую же ночь девушка ощутила заметные перемены. Помимо того, что разум Микаэлы избавился от оков, её тело стало стремительно меняться. Появились перья, крылья... Даже глаза светились в темноте пугающим пламенем. Микаэла не знала, что с ней происходило, и было ли это проклятием какой-то ведьмы. Но это уж точно не было даром небес!
   Очередной раскат грома, и девушке показалось, что за окном мелькнула чья-то тень. Демоны? Черти? Микаэлу уже больше не пугали эти глупые сказки. Но перья, росшие прямо из рук, были настоящими! Не выдуманными! Микаэла не знала что делать: бежать к Анви? Неизвестно ещё, как та отреагирует. До Ярики, жившей на другом конце деревни, Микаэла бы не добралась незамеченной. А попасться на глаза кому-нибудь из крестьян означало неминуемую смерть. Любой бы сейчас мог принять Микаэлу за настоящего демона!
   Лёгкий стук в дверь. Девушка подняла взгляд и устало шевельнула рукой, пытаясь дотянуться до ручки. С трудом сдвинувшись всего на несколько сантиметров, Микаэла бессильно опустила руки и взглянула на дверь. Кто скрывается там, в ночи? Друг или враг? Губитель или спаситель, который сможет спасти её от этого чудовищного проклятия?
   За окном мелькнула рыжая тень, и сердце Микаэлы учащённо забилось. Уж кого-кого, а эту двоицу девушка совершенно не рассчитывала увидеть в эту минуту. Дверь медленно отворилась, и Микаэла подняла измученный взгляд на скрытую плащом тёмную фигуру. Испуганно вздрогнув, гость бросился к девушке и помог ей подняться на дрожащие ноги.
   - Ты в порядке? - шёпотом спросил Кайлан. Микаэла даже не была удивлена его неожиданному появлению. Мао осторожно подступил с другого бока, позволяя девушке опереться о свою спину.
   - Пожалуйста, не трогай меня, - испуганно отшатнулась Микаэла, вырываясь из хватки Кайлана. - Не смотри... Я чудовище, не так ли? Эти перья, эти крылья... Я гарпия!
   - Какая же ты гарпия, - пробормотал Кай, лишь увереннее хватая её за руки. - У гарпий ноги птичьи, а у тебя вполне себе человеческие.
   - Это ещё пока! - жалобно подала голос Микаэла и вскрикнула, когда темноволосый мужчина поднял её на руки, как пушинку. На все требования поставить её на место, Кайлан лишь усмехался. Бесцеремонно оттолкнув дверь ногой, он вынес Микаэлу на улицу, и девушка испуганно вжала голову в плечи: холодные капли дождя тут же ударили ей в лицо. Да на таком ливне можно запросто простыть! Камин в доме Микаэлы отапливать было нечем... И куда Кайлан вообще собирался её нести?
   - Ну-ка, Мишка, показывай мне, где живёт ваша ведьма, - хмыкнул Кайлан. Микаэла удивлённо вскинула брови, услышав, как он исковеркал её имя, и возмущённо толкнула мужчину в плечо. Тот лишь глухо усмехнулся и остановился, ожидая от девушки нормального ответа.
   - На том конце деревни, - пробормотала Микаэла, держась за рубашку мужчины от страха. - Небольшой дом, на крыше огромные оленьи рога. Если их ещё не украли, разумеется.
   Кайлан не произнёс в ответ ни слова, лишь молча двинулся сквозь мглу. Его не волновал ни ветер, едва не сдувавший с ног, ни ливень, бивший в лицо. Даже раскаты грома, так пугавшие Микаэлу, не могли заставить Кайлана остановиться. Лишь через некоторое время девушка рискнула заговорить с ним:
   - Почему ты вернулся?
   Кайлан вздрогнул от очередного раската грома и запрокинул голову назад, подставляя лицо холодным каплям дождя. Несколько минут мужчина молчал, пока тихий рык Мао не вырвал его из раздумий.
   - Меня отыскала в лесу ваша деревенская ведьма. Сказала, что следит за мной, и что убьёт меня, если я вдруг решу напасть на деревню. Вот глупая! Зачем мне ваша деревня? А потом сказала, что ты несколько дней не выходила из дома. Вот я и решил проверить.
   Микаэла невольно улыбнулась, услышав, как Кайлан отзывается о Ярике. Нет, ведьма, конечно же, не была глупой. Но она была осторожной. И эта осторожность не раз спасала ей жизнь. Было бы глупо вечно полагаться на свои силы, особенно когда рядом могут запросто прятаться разбойники и убийцы.
   - То есть, тебя совершенно не смущают эти чёртовы крылья? - усмехнулась Микаэла. Она была готова поклясться, что могла запросто заставить крыло шевелиться! Второе тоже подчинялось ей. Однако ощущалось это всё так отвратительно, что Микаэла едва смогла сдержать подступивший к горлу комок. Заметив это, Кайлан пошёл медленнее, чтобы лишний раз не тревожить девушку.
   - Ты же говорил, что мы окажемся в опасности, если ты останешься, - заметила Микаэла, и Кайлан расплылся в широкой улыбке.
   - Ты спасла мою жизнь и дала мне имя. Я должен был тебе отплатить. Признай - не появись я, ты бы умерла с голоду в своём доме. Или тебя бы нашла та твоя соседка. А она очень суеверная.
   Микаэла вздохнула, невольно соглашаясь со словами мужчины. Анви не отличалась спокойным отношением ко всякого рода неестественным вещам. Довольно часто она прибегала к Микаэле, рассказывая очередную страшную историю о том, что ночью к ней являлся настоящий призрак. Чаще всего это, конечно, оказывался обыкновенный сквозняк, но Анви продолжала свято верить в гостей из потустороннего мира.
   Вдали, наконец, показался дом Ярики. Кайлан, интуитивно узнав его, ускорил шаг и буквально взлетел по старым скрипящим ступенькам. Прежде чем он толкнул дверь ногой, на пороге появилась ведьма и, смерив гостя недовольным взглядом, знаком приказала ему входить.
   - Ты не появлялась в деревне со вчерашнего вечера, Микаэла. Я волновалась, - не глядя, произнесла Ярика. Когда же ведьма обернулась, её лицо на мгновение стало белым, как полотно. Микаэла осторожно ступила на деревянный пол, держась за руку Кайлана, и окинула себя взглядом. Перья больше не росли, но и исчезать они тоже не собирались. Крыльями управлять стало чуточку легче, и Микаэла кое-как умудрилась сложить их у себя за спиной, чтобы не таскать по полу следом.
   - Когда я зашёл, всё так и было, - поспешил заверить Ярику Кайлан, прежде чем ведьма наслала на него очередное проклятие. Недовольно заворчав, она сделала шаг к Микаэле и смерила Мао недовольным взглядом. Тигр ответил злобным рыком, но всё равно отошёл. Даже ему не хотелось связываться с настоящей ведьмой.
   - Что со мной? - подала жалобный голосок Микаэла, надеясь, что хоть Ярика расскажет ей правду. Ведьма обошла девушку стороной и бесцеремонно схватила в руки одно из её крыльев. Пощупав перья, Ярика с сомнением отошла на шаг, вновь окинула Микаэлу с ног до головы и пробормотала:
   - Неполное превращение, вот что это. Стандартная проблема всех юных ведьм-воронов.
   - Воронов? - удивлённо спросил Кайлан, отреагировав на первую часть предложения спокойно.
   - Ведьм?! - вскрикнула Микаэла, наоборот, опустив всё, что было после этого слова. - Что значит ведьм?
   Ярика удивлённо посмотрела на девушку и, не сдержавшись, рассмеялась в полный голос. Сидевший на подоконнике стервятник громко гаркнул в ответ своей хозяйке.
   - Милая моя! - сквозь смех произнесла Ярика. - К твоему сведению, все силы ведем передаются по женской линии. Я-то думала, что ты какая-то странная: вроде мать твоя была ведьмой, а в тебе я сил никогда не ощущала. А оно вона как оказалось-то! Ведьма-ворон... Подумать только, что в тебе кроются такие силы!
   Микаэла нервно захихикала. Нет, ей всегда хотелось быть такой же сильной и мудрой, как Ярика. Но девушка обычно представляла себя в облике прекрасной воительницы с мечом, нежели ведьмой с каким-нибудь причудливым посохом. Да окажись она даже волшебницей - Микаэлу это бы не удивило. Но ведьмой... Девушка никогда не задумывалась над этим. А действительно, почему? Мама Микаэлы была ведьмой, её бабушка обладала магическими способностями, её прабабушка... Да все женщины по линии её матери были ведьмами! Но их магические способности пробуждались в очень раннем возрасте. Так Ярика, к примеру, обнаружила в себе силы ведьмы, когда ей исполнилось всего десять лет. Мама Микаэлы начала учиться у деревенской гадалки в одиннадцать. Про других знакомых ведьм Микаэла даже не вспоминала - максимальным возрастом, когда просыпались их силы, было четырнадцать лет. А Микаэле было восемнадцать. Это слишком поздно для ведьмы!
   - А что, эти ведьмы-вороны очень редкие? - спросил Кайлан, заинтересованно поглядывая в сторону Ярики. Он, конечно же, рассмотрел в ведьме мудрого человека, многое повидавшего за свою пускай ещё недолгую жизнь.
   - Разумеется, - хмыкнула Ярика, снова осматривая перья в крыльях Микаэлы. - Никогда не думала, что увижу подобную собственными глазами. И это притом, что я - Ярика Шартаам, являюсь потомком могущественного рода ведьм.
   - А чем отличаются эти ведьмы-вороны от других? - не унимался Кайлан. Ему, кажется, хотелось как можно больше узнать о Микаэле.
   - И что ты привязался... - пробормотала девушка ему на ухо. Мужчина пожал плечами и прошептал в ответ:
   - Ты первый человек, которого я встретил. Мне больше не с кем общаться, кроме тебя и Мао.
   От этих слов Микаэла вздрогнула и замолчала. Теперь-то до неё дошло, почему загадочный темноволосый мужчина так тревожился о ней. Нет, будь он каким-нибудь злодеем, то даже не вспомнил бы о несчастной крестьянке, спасшей его от лютой смерти в лесу. А Кайлан был другим. Микаэла являлась для него не только другом. Она была единственным человеком, которого он пока знал. До встречи с ней Кайлан был отрезан от всего мира, прятался в лесу подобно зверю. Именно в этот момент Микаэла почувствовала непреодолимое желание помочь Кайлану вернуть его потерянную память.
   - Подожди немного, - улыбнулась Ярика и, отойдя от Микаэлы, распахнула шторы. Молодая луна медленно показалась из-за туч, и ведьма зашептала что-то на неизвестном девушке языке. Шли секунды, тянулись долгие минуты. Но вот Микаэла почувствовала, что с плечей свалился тяжёлый груз, и дышать стало заметно легче. Изумлённо обернувшись, девушка не обнаружила за своей спиной крыльев. Перья с рук тоже пропали без следа...
   - Что ты сделала?! - воскликнула Микаэла, и Ярика самодовольно улыбнулась:
   - Я всего лишь наложила на тебя небольшое заклинание. Видишь ли, молодым ведьмам сложно контролировать свои силы в новолуние. Примерно как оборотням тяжело приходится в полную луну. Тебе нужно много тренироваться, чтобы уметь справляться с теми способностями, что подарила тебе сама судьба. Ведьмы-вороны - уникальные существа не только в своём роду, но и во всём Аскааре. Они способны превращаться в любую птицу, какую только заходят. От мелкой пичужки до кондора, настоящего гиганта. Кроме того, ведьмы-вороны имеют особые отношения с животными... Чёрт возьми, и как я раньше не догадалась? Ты ведь вечно таскала мне то зверьё...
   Микаэла невольно улыбнулась и вздохнула. Действительно, животные всегда были её слабостью. Стоило ей увидеть страдающее существо, и что-то в глубине души отчаянно требовало помочь несчастному, спасти от чудовищной участи. Выходит, уже тогда в ней были скрыты силы будущей ведьмы.
  "Я же могу отправиться в Союз!" - пролепетала Микаэла. Оказаться в самом центре событий было её сокровенной мечтой с раннего детства. Она желала быть героиней, хотела, чтобы её узнавали на улицах детишки и кричали вслед: "Это она! Это Микаэла!". Мечтала, чтобы когда-нибудь о её подвигах сложили легенды. И теперь всё это могло стать реальностью!
   - Ярика, ты же научишь меня магии, правда? - с мольбой произнесла Микаэла. - Ты ведь могущественная ведьма!
   Ярика вздохнула, с сомнением осматривая девушку. Ей так не хотелось, чтобы Микаэла была втянута во всё происходящее. Ярика прекрасно знала, какие ужасные вещи творились на войне. А Союзу нужен был каждый воин, каждая волшебница и даже обыкновенная ведьма. Не говоря уже о ведьме-вороне, которая была незаменимым шпионом. В бою мало кто обращал внимания на маленькую незаметную птичку, которая могла пробраться в палатку к самому вражескому командиру и узнать стратегию на ближайший бой. В представлении Микаэлы война была совсем иной, и Ярика это понимала.
   - Я не умею учить, девочка моя, - вздохнула Ярика. - Из меня никудышный учитель. Но посмотри мне в глаза и скажи: ты уверена, что хочешь воевать? Ты уверена, что не сбежишь от своей судьбы в первый же бой?
   Микаэла взглянула в глаза ведьмы и на мгновение ощутила страх. Как будто она увидела сотни сражений в одну секунду. Мёртвые, раненые, живые - всё смешалось и моментом пролетело перед её глазами. В горле встал неприятный комок, и девушка прокашлялась. Теперь сомнение пошатнуло её уверенность в собственных силах. А может девушке действительно не место на поле боя? Но Микаэла вспоминала, как сильно её мама отдавалась борьбе за мир в Аскааре. И все сомнения разом отпали.
   Увидев уверенность в глазах девушки, Ярика вздохнула и мрачно отвернулась, не решаясь больше оборачиваться к подруге:
   - В Таррене у меня был знакомый волшебник. Он, конечно, не сможет научить тебя превращаться в различных птиц - к этому ты должна подготовить себя сама. Но несколько хороших заклинаний, которые помогут тебе в трудную минуту, он может тебе подсказать.
   - Спасибо! - вскрикнула Микаэла и бросилась на шею ведьме. Ярика, выдавив из себя улыбку, почувствовала, как к горлу подкатывает комок, а глаза начинают пощипывать. Нет, не будет же она реветь по таким пустякам!
   - Я не смогу с ним договориться, потому тебе придётся съездить к нему самой. Тебе он отказать, я уверена, не сможет. Но обещай, что сразу вернёшься, - пробормотала Ярика. - Я не собираюсь за тебя оправдываться перед Анви и остальными. Подожди хотя бы до конца месяца, пока всё не уладится. Потом можешь отправляться на все четыре стороны.
   Микаэла кивнула головой и заметила, что Кайлан внимательно их слушает. Лишь когда обе девушки замолчали, мужчина устало вздохнул и нахмурился, думая о чём-то о своём.
   - Если я отправлюсь в Таррен, я смогу найти там кого-нибудь, кто хорошо знает о Союзе? - спросил, наконец, Кай.
   Ярика задумчиво перевела взгляд в сторону и отрывисто кивнула головой:
   - Да. Цах, кажется, говорил, что остановится в Таррене на несколько месяцев. Если его не вызовут на фронт, тебе удастся с ним встретится. Он как никто другой знает о Союзе... И о "Зодиаке".
   Микаэла удивлённо заметила, как напрягся при этом слове Кайлан. Он и сам был удивлён своей реакции: нахмурившись, потряс головой, чтобы отогнать плохие мысли.
   - "Зодиак"... - пробормотал Кай. - На мне уже две убийства членов этой гильдии.
   - Два?! - изумлённо воскликнула Микаэла. Она помнила лишь одно - тогда, в лесу, когда Кайлан спас её от разбойника и убийцы из "Зодиака". Но всё остальное время Кай находился дома у Микаэлы! Если, конечно, не считать те несколько дней, когда он где-то отсутствовал...
   - Да. Я натолкнулся на второго буквально вчера, - сухо заметил Кайлан. - Он говорил что-то о том, что "Зодиак" в этих местах кое-кого потерял. Кого они ищут? Врага?
   - Бывшего союзника, нынче мертвеца, - усмехнулась Ярика и погладила своего стервятника по голове. - Они не найдут тела Тигра. Потому что я согласна с Цахом. Кошки всегда приземляются на четыре лапы и обладают девятью жизнями. Если бы они победили Дракона, я бы сильно удивилась, увидев его живым. А Тигра...
   Микаэла кивнула и напряжённо уставилась в окно. Может быть, где-то там бродит самый настоящий убийца. И кто знает, что он затевает. Быть может, уже завтра он оставит от Фаргеша одно лишь пепелище, как сделал когда-то с Талской, родной деревней Микаэлы.
   Ярика тем временем принесла что-то из соседней комнаты и поставила на стол, самодовольно усмехаясь. Ласково погладив стебельки своих драгоценных растений, ведьма проворковала:
   - В Таррен поедете завтра и прихватите с собой эти цветы. Они на продажу. Там у ворот будет ждать мужчина в забавной шляпке... Ты его сразу узнаешь, Микаэла. Просто отдадите корзину ему.
   Кайлан незаметно закрыл глаза и втянул носом воздух, как парой дней назад в комнате у Микаэлы.
   - Череда, можжевельник, тимьян и одуванчик... Я прав?
   Ярика лишь улыбнулась ему и незаметно кивнула головой. Кайлан удивлённо окинул корзину взглядом и нахмурился:
   - Вы, выходит, тоже разбираетесь в травах?
   - Я травница, - поправила его Ярика и, сладко зевнув, уверенным шагом направилась в соседнюю комнату, откуда крикнула: - На улице ливень, так что оставайтесь здесь. Кису свою уберите подальше, у меня аллергия на кошачью шерсть. А так у меня дом свободный, места всем хватит.
   Микаэла улыбнулась и, потрепав Мао по холке, обернулась к Кайлану. Он ещё несколько мгновений стоял, молча, пока не повернул голову к девушке и полумёртвым голосом не произнёс:
   - У меня была одна знакомая. Травница.
   Микаэла удивлённо вскинула брови, и Кайлан, шёпотом предложив ей присесть, начал тихо пересказывать ей своё мимолётное видение.
  
   Залитая солнцем поляна. Лишь изредка мимо пролетали птицы, громким криком пугая копошившихся в траве мышей. Те стремглав бросались к своим норам и только там могли перевести дух, чтобы унять быстро бьющееся сердечко. Кайлану, почему-то, было всё равно, что творится перед самым его носом. Он нетерпеливо переводил взгляд с одной тропинки на другую, время от времени издавая недовольный рык. Свернувшийся рядом Мао лениво повиливал хвостом, греясь на тёплом солнышке.
   - Ты снова здесь, ***? - улыбнулась появившаяся из-за деревьев девушка. Кайлан резко поднялся на ноги и протянул ей руку, помогая переступить через хищно расставившую колючие ветви корягу.
   - Ты снова ушла одна, и мы начали волноваться, - пробормотал Кайлан, и девушка улыбнулась ему.
   Её длинные волосы цвета вороного крыла переливались на свету, едва пробивавшемся сквозь густые кроны деревьев, а глубокие зелёные глаза, казалось, пылали настоящим таинственным изумрудным пламенем.
   - Ты поранился, - прошептала девушка, коснувшись плеча Кайлана. Мужчина перевёл взгляд на то место, куда она указывала, и фыркнул: подумаешь, рана! Обыкновенная царапина, не более.
   - Всё равно. В рану может попасть зараза. Ты хочешь умереть, ***? - вскинула брови девушка, и Кайлану всё же пришлось смириться. Его собеседница порылась в маленькой сумке на поясе и достала пучок трав, от которых пахло каким-то приторным запахом. Кай поморщился, но девушка лишь улыбнулась в ответ.
   - Приложим вот так... И обмотаем бинтом. Всё, видишь? Не так уж и сложно подойти ко мне с такой пустяковой раной, чем потом мучиться от какой-нибудь заразы, - фыркнула девушка.
   - Ты просто невыносима, ***! - улыбнулся Кайлан и коснулся перевязанного плеча. - Мне такие раны не страшны, ты знаешь.
   - Я травница. Это моя обязанность, брат. Скажи спасибо, что я на тебе яды не пробую! - рассмеялась девушка, и от её чистого смеха, похожего на перезвон хрустальных колокольчиков, почему-то стало не по себе. Закружившись на усыпанном цветами поле, девушка засмеялась ещё громче и утянула Кайлана за собой, повалив его на траву.
   - Порой я рад, что мы с тобой союзники! - усмехнулся Кай, с трудом поднимаясь на ноги. Девушка, раскинув руки на земле, взглянула в видневшееся сквозь деревья голубое небо и улыбнулась:
   - Травы наше всё, ***. Они могут спасти от простуды или остановить серьёзное кровотечение. Могут принести смерть нашему врагу или усыпить его на некоторое время. В природе заложена могучая сила. Ты можешь стать её союзником. И когда ты поймёшь, что по одному только запаху способен узнавать различные травы и цветы... Тогда узнаешь силу природы, несущую жизнь и смерть, боль и облегчения, страдание и радость...
   Ещё раз улыбнувшись, девушка закрыла глаза. Кайлан запрокинул голову и, втянув носом воздух, усмехнулся. Почему рядом с этой прекрасной травницей ему вечно становилось не по себе?
  
  
  6. Город вечного солнца.
  
   Лошади мерно стучали копытами по пыльной дороге, тянувшейся через ряды красочных домов. Казалось, всё вокруг сияло настоящим золотом, которое украшало округлые крыши домов. По сравнению с другими городами Аскаара Таррен сильно выделялся: он словно был пронизан солнечными лучами, которые играли мерцающими переливами на позолоченных оконных рамах и черепице. Из-за этого Таррен нередко называли Городом вечного солнца.
   Это было местом, где собирались буквально все торговые бароны и баронессы. Деньги здесь буквально лились рекой, и даже самый бедный и работящий крестьянин мог запросто продать свой товар подороже. Микаэла нечасто бывала в Таррене и всякий раз восхищалась, как маленький ребёнок. Вот и сейчас, перевесившись через шею Мыши, девушка восторженно смотрела по сторонам с широко распахнутым ртом. Кайлан, в отличие от Микаэлы, спокойно ехал следом на гнедом жеребце, лишь изредка удивлённо вскидывая брови при виде чего-то необычного. И кто из этих двоих потерял память?
   - А где Мао? - мимолётом спросила Микаэла, слегка натянув поводья Мыши на себя.
   - Остался в лесу. Ему не хочется показываться на людях, - пожал плечами Кайлан и пустил своего коня резкой рысью. Микаэла удивлённо вскинула брови и, пришпорив Мышь, погнала лошадь следом.
   Люди до сих пор праздновали двадцатилетие со дня основания Союза, и Микаэла восхищённо следила за движениями многочисленных акробатов и уличных артистов. Кайлан удивлённо провожал их взглядом, слегка натягивая поводья нетерпеливого коня. Жеребец то и дело срывался на галоп, и мужчине с трудом удавалось сдерживать его.
   - Подождите! - крикнула Микаэла, останавливая Мышь. Кайлан не отреагировал на её слова, удивлённо всматриваясь куда-то вдаль. Вздрогнув, он пришпорил коня и пустил его во весь опор по оживлённой улице. Люди испуганно расступились, пропуская их. Кто-то бросил вслед проклятье, едва не попав под копыта жеребца. Микаэла проводила Кайлана непонимающим взглядом и, пожав плечами, соскочила на землю. У городских ворот её ждал невысокий забавный мужичок в соломенной шляпке, которую едва не сдувало резким порывом ветра. Одет мужик был бедно, но Микаэла знала, что в Городе вечного солнца это было лишь притворством. Разбойники обычно не нападали на бедняков, потому некоторые торговые бароны порой наряжались в старые лохмотья.
   - А, Микаэла! - улыбнулся старик, у которого было довольно много имён. По словам Ярики, он страдал раздвоением личности, но всё равно называл себя коротко: Шуйк.
   - И вам доброго утра, дедушка Шуйк, - улыбнулась Микаэла, снимая с седла Мыши корзину с целебными травами. - Ярика тут в лес недавно ходила...
   Шуйк мимолётом осмотрел травы и довольно улыбнулся. Микаэла же тревожно осматривалась по сторонам, пытаясь найти взглядом Кайлана. Куда он делся? Не потерялся ли?
   - А кто тот юноша, что ехал с тобой? - лукаво протянул Шуйк. Микаэла незаметно покраснела и улыбнулась, махнув рукой:
   - Да так, просто знакомый. Я очень спешу... Простите, что так быстро вас покидаю! - крикнула Микаэла, уже вскакивая на спину Мыши. Шуйк пожал плечами и помахал девушке рукой на прощание.
   Девушка пришпорила Мышь и погнала её через людные улицы. Через толпу пробираться было трудно, Но Микаэла всё равно надеялась как можно скорее отыскать Кайлана. Наконец, Мышь вырвалась на главную площадь и испуганно дёрнулась прочь от факира, дававшего рядом представление. Микаэла, не удержавшись в седле, слетела на землю. Лошадь же, испуганная громкими криками жителей, быстро скрылась за поворотом.
   Микаэла нервно рыкнула и поднялась на ноги, осмотревшись по сторонам. Главная площадь, казалось, была самым сердцем солнечного города. Всё вокруг буквально пылало на солнце, мерцая тысячью переливов. Высоко в лазурном небе парили огромные причудливые птицы, то опускавшиеся к самым крышам, то исчезавшие над густыми высокими облаками.
   По толпе городских жителей прокатилась волна испуганного и удивлённого гомона. Микаэла нахмурилась и подошла к людям, пытаясь понять, что там происходит. Очередные акробаты? Или фантастические волшебники, удивляющие зевак какими-нибудь фокусами? Но как только Микаэла подошла к толпе, в нос ударил отвратительный запах. Запах крови.
   - Слушайте, жители! - прокричал невысокий убийца в чёрном плаще. У самого подола его одеяний были пришиты зелёные ленты, благодаря которым Микаэла с ужасом узнала опознавательный знак отряда Петуха из "Зодиака". В руках убийцы было нечто, похожее на мешок. Но стоило девушке присмотреться лучше, и она различила слипшиеся от крови волосы. Голова мертвеца была в руках убийцы.
   - Этот человек посмел оскорбить величайшую гильдию всего Аскаара! - прокричал воин, отбрасывая голову убитого человека в сторону. Она, покатившись по земле, остановилась у самых ног Микаэлы.
   - Здесь не на что смотреть! Идите прочь! - пробормотал один из стражников, разгоняя толпу. Идти против убийц "Зодиака" он не решился, потому попросту сделал вид, что ничего не видел.
   - Они... убили человека... Сделайте же что-нибудь, - с трудом выдавила из себя Микаэла, отшатнувшись назад. Толпа быстро рассосалась, и девушка увидела четырёх убийц, как две капли воды похожих друг на друга из-за угольно-чёрных плащей, скрывавших их лица. Лишь позади этих четырёх стоял человек, резко выделявшийся от остальных жителей. На руках его были надеты сверкающие кастеты, похожие на чудовищные птичьи когти. Доспехи больше напоминали скреплённые между собой перья, а наплечники по форме походили на два распахнутых крыла. Шлем тоже было не совсем прост: ко лбу крепился большой металлический клюв, который мог запросто при ударе пробить человеку череп или грудную клетку.
   Человек медленно перевёл взгляд на Микаэлу и расплылся в широкой улыбке, от которой мгновенно стало не по себе. Его товарищи тут же уставились на Микаэлу и засмеялись, когда командир что-то им приказал. Мгновение - и четверо убийц бросились на девушку, обнажив кинжалы.
   Микаэла испуганно закричала и бросилась, куда глаза глядят, в надежде, что хоть кто-то из городских поможет ей. Но окружающие лишь тихо спешили по своим делам, нарочно пряча взгляды. Микаэла пробормотала под нос проклятье и резко завернула за угол, думая, что там улица продолжается. Тупик! Голая стена распахнула перед ней свою пасть, а поблизости не было ни одной двери, что могла бы открыть девушке путь к спасению.
   Прежде чем убийцы подступили к вжавшейся в стеку Микаэле, им под ноги упал небольшой серый шарик. Раздался оглушительный хлопок, и в следующий миг весь переулок наполнился густым дымом, сквозь который ничего не было видно. Микаэла испуганно запрокинула голову и изумлённо выдохнула, увидев стоящего на стене человека. Сквозь дым его трудно было рассмотреть, но Микаэла всё же различила, что это мужчина. Жаль, что не Кайлан...
   - Давай руку! - крикнул незнакомец, и Микаэла неуверенно потянулась к нему. Мужчина грубо схватил её за запястье и неожиданно с лёгкостью втянул на стену, словно девушка ничего не весила.
   - Лезь на крышу!- приказал незнакомец, и Микаэла послушно перебралась выше. По гладкой черепице подниматься было тяжело, и девушка едва не соскользнула вниз. Мужчина же потянулся за спину и вытащил два огромных двусторонних меча, заточенных с обеих сторон лезвия, после чего ловко отразил внезапный удар одного из убийц, исхитрившегося взобраться на стену следом. Воин ловко развернулся и нанёс сокрушительный выпад одновременно сбрасывая противника вниз. Лишь после этого мужчина бросился следом за Микаэлой. На самой верхушке крыши он схватил девушку за руку и скатился вниз, подхватив Микаэлу на руки.
   - Поставь меня на землю! - возмутилась девушка, и незнакомец бесцеремонно опустил руки. Микаэла с криком рухнула на землю и больно ударилась копчиком. Мужчина же безразлично накинул на свою голову капюшон и осторожно выглянул из-за угла.
   - Иди сюда, - приказал незнакомец и поманил девушку к себе. Микаэла подошла и удивлённо выдохнула.
   Перед ней был самый настоящий эльф. Его выдавали не только заострённые уши, довольно хорошо видневшиеся даже в тени капюшона. Несколько прядей его длинных пепельных волос выглядывали и сверкали на солнце, заставляя задержать взгляд. Глаза травянистого цвета же светились в полумраке лёгким пугающим светом, от которого становилось не по себе. Черты лица были более мягкими, чем у человеческих мужчин. Микаэла могла бы даже сказать, что они больше напоминали женские. Тело было утончённым, но в тоже время сильным и достаточно тренированным. На вид эльф казался слабее Кайлана, но то, с какой лёгкостью он затащил девушку на высокую стену...
   - И что ты такого сделала, что сам Петух послал за тобой своих ребят? - хмыкнул эльф, оборачиваясь к Микаэле. Девушка отвела взгляд в сторону и попыталась выдавить хоть слово. Как будто она знала, чем заслужила такое обращение! Микаэла понятия не имела, почему тот странный человек с главной площади послал за ней своих убийц.
   Эльф развернулся и быстрым шагом направился к девушке, пугая её своим взглядом. Казалось, его глаза прожигали насквозь, заглядывали в самую душу. Микаэла испуганно отшатнулась назад, но незнакомец протянул к ней руку и коснулся пальцами краешка плаща. В следующий же миг кто-то крепко схватил девушку за плечо и оттолкнул в сторону, едва не бросив на землю. Микаэла отпрянула и резко обернулась, пытаясь понять, что происходит.
   При свете солнца сверкнули три лезвия, и два воина в один момент нанесли удар. В следующий же миг один из двусторонних мечей эльфа отлетел в сторону, со звоном рухнув на каменную кладку. Второй клинок остановился у шеи противника. Остроухий мог бы запросто избавиться от незваного врага, если бы сам не оказался в такой же ситуации: блестящие лезвие катаны ткнулось в кожу под самым его подбородком, пустив тоненький ручеёк крови.
   - Ты кто такой? - рыкнул Кайлан, и Микаэла спряталась за его спину. Эльф удивлённо вскинул брови и, глянув на девушку через плечо мужчины, хмыкнул:
   - Соланар, - хмыкнул остроухий и медленно опустил своё оружие. Кайлан осмотрел противника недоверчивым взглядом, но всё же отступил на шаг и отвёл катану в сторону.
   Микаэла тихо пискнула, посмотрев на эльфа с изумлением. Чёрт возьми, неужели...
   - Сол! - вскрикнула девушка и бросилась на шею остроухому. Тот на мгновение изумлённо посмотрел на Микаэлу, пока в его глазах не промелькнула искра узнавания. Растянувшись в широкой улыбке, он громко рассмеялся и хлопнул себя по лбу:
   - Чёрт возьми, Микаэла! Признаюсь, ты сильно изменилась с тех самых пор, как я видел тебя последний раз!
   - Идиот, мне тогда было семь лет, - усмехнулась девушка, поправляя упавшие на лицо волосы. - А вот ты ничуточки не изменился. Только волосы длиннее стали. И как я тебя сразу не узнала?
   Соланар усмехнулся, и Микаэла только сейчас заметила, как на них смотрел Кайлан. В его глазах читалось сомнение, смешанное с недовольством. Ему, кажется, не нравилось, как девушка общалась с остроухим. Микаэла и сама не была довольна тем, как именно она и друг её детства встретились. Да и сам Соланар повёл себя не слишком благородно...
   - Прошу прощения за мою грубость, Микаэла, - поспешил извиниться эльф и сделал лёгкий поклон. Девушка улыбнулась и кивнула:
   - Спасибо за то, что спас. Кайлан, это Соланар. Сол, это Кайлан.
   Эльф окинул мужчину недоверчивым взглядом и приглушённо хмыкнул, когда тот тихо зарычал. Эти двое явно не собирались мириться и не сводили друг с друга полных ненависти глаз. Микаэла лишь беспомощно переводила взгляд с одного воина на другого, надеясь, что те не соберутся вновь сражаться между собой. Первым, на удивление, сдался Соланар. Тяжело вздохнув, он запрокинул голову и выдавил из себя улыбку:
   - Приятно познакомиться, Кайлан.
   Мужчина ему не ответил, лишь приглушённо хмыкнул. Кажется, он не доверял Соланару, но причина такого поведения была Микаэле не ясна. Устало вздохнув, девушка покачала головой и посмотрела на своего старого друга:
   - Мы ищем одного волшебника по имени Бейлсар. Ты не слышал что-нибудь о нём?
   Соланар удивлённо вскинул брови и, улыбнувшись, кивнул головой. Прежде чем Микаэла восторженно воскликнула, эльф приложил палец к губам и поманил путников за собой, уводя их неприметной дорожкой между домами. По этому узенькому переулку они добрались до западной части Таррена, где шум праздника был почти не слышен. Как разительно отличался здешний вид от того, что видела Микаэла в самом начале...
   Казалось, в западную часть Таррена солнечные лучи совсем не попадали. Тут, в вечном полумраке, можно было узнать истинное лицо Города вечного солнца. Никаких золотых куполов, никаких позолоченных крыш - лишь старые ветхие домики и стены, покрытые паутиной мелких трещин. На каждом шагу сновали крысы, собирая у самых краёв дороги уже испортившиеся остатки чьего-то завтрака, выброшенного в окно. Слетавшиеся стаями вороны испуганно поднимались в небо, стоило кому-то засмеяться в полный голос. Микаэла испуганно вжала голову в плечи и интуитивно подступила ближе к Кайлану, где, как ей казалось, было более безопасно. Кай же безучастно смотрел на дорогу перед собой, не обращая внимания на то, что творилось вокруг.
   Спустя некоторое время Соланар остановился и кивком указал на старую, покрытую толи мхом, толи плесенью дверь. Микаэла с отвращением окинула её взглядом и нерешительно протянула руку, но Кайлан её опередил. Толкнув дверь ногой, мужчина уверенно шагнул в полумрак, царивший в помещении.
   В старом кабаке, на удивление, кипела жизнь. Играла музыка, звенели стаканы, кричали пьяные мужики. Стоявший у стойки трактирщик лениво протирал старую кружку, время от времени проверяя на свету её чистоту. Отчего-то ему казалось, что на поверхности оставалось грязное пятнышко, и он снова принимался усердно тереть её тряпкой.
   Едва Соланар ступил в кабак, как несколько гостей сразу же махнули ему рукой, приветствуя. Кто-то из девушек едва не утащил эльфа с собой, и он едва сдержался, чтобы не последовать за ними.
   - Я смотрю, ты тут очень популярен? - улыбнулась Микаэла, но Соланар лишь промолчал в ответ, отведя взгляд в сторону.
   Эльфы были весьма редки для Аскаара. Если на каждые десять человек приходился один гном, то остроухого встретить считалось большой удачей. По некоторым слухам, эльфов истребил "Зодиак". По другим считалось, будто они могут жить исключительно в лесах, потому никогда не покидают Лунной рощи на западе Аскаара. Микаэла больше верила вторым, потому что была лично знакома с одним эльфом. Она впервые встретила Соланара, когда ей было всего шесть лет. Эльфу же тогда было уже девяносто восемь, что по человеческим меркам равнялось примерно двадцати годам. Сейчас Сол выглядел как юноша лет двадцати трёх - четырёх, не больше. С тех давних пор, когда Микаэла и Соланар только познакомились, остроухий ничуть не изменился. И он останется почти таким же молодым даже через сорок лет...
   Соланар кивком головы указал на дальний столик, и Микаэла напрягла зрение, чтобы увидеть человека, сидевшего там. Высокий мужчина лет сорока-сорока пяти с пепельно-седыми волосами совершенно не подходил под образ величественного волшебника. Черты лица были грубые, лицо заросшее щетиной, крепкие руки, больше подходившие могучему воину... Микаэла с уверенностью бы сказала, что это мечник. Но Ярика сказала, что этот человек могущественный волшебник.
   - Бейлсар, - позвал Соланар и улыбнулся, когда мужчина поднял взгляд. Волшебник ответил кивком головы и перевёл удивлённый взгляд на Микаэлу и Кайлана, стоявших в стороне.
   - Это кто? - слегка охрипшим голосом произнёс Бейлсар и прокашлялся. Микаэла снова с сомнением окинула его взглядом. И этот человек - волшебник? Нет, это, должно быть, шутка.
   - Этот... мужчина - Кайлан. А эта прелестная дама - Микаэла, - улыбнулся Соланар, присаживаясь рядом с Бейлсаром. Волшебник удивлённо вскинул брови и рассмеялся, кивая Микаэле головой:
   - А, та маленькая девчушка, что вечно хвостиком ходила за Ярикой? Что привело тебя, дитя моё?
   Микаэла мимолётом глянула на Кайлана, и тот поднёс палец к губам, прося говорить тише. Конечно, девушка помнила, что не стоило всем разглашать свою новую тайну. Подойдя к Бейлсару ближе, Микаэла нагнулась и тихо прошептала ему на ухо так, чтобы не слышал даже Соланар. Но, судя по выражению лица эльфа, он обладал таким слухом, что всё равно прекрасно мог её услышать.
   - У меня вам послание от Ярики. Читайте...
   Микаэла незаметно протянула Бейлсару мятый листочек, и волшебник заинтересованно в него заглянул. Несколько минут мужчина сидел молча, время от времени переводя взгляд на Микаэлу. Лишь когда его глаза дошли до последней строчки, волшебник тяжело вздохнул и, откинувшись на спинку скрипящего стула, пробормотал:
   - Ведьма-ворон, говоришь... Занятно.
   Соланар изумлённо посмотрел на Микаэлу, но девушка лишь махнула рукой. Слишком долго объяснять, что вообще произошло за последние несколько лет. Эльф лишь пожал плечами и выжидающе посмотрел на Бейлсара.
   - Значит, ты хочешь научиться некоторым заклинаниям? - переспросил волшебник, вопросительно взглянув на Микаэлу. Девушка коротко кивнула и удивлённо вскинула брови, заметив, что взгляд Бейлсара часто соскальзывает на Кайлана. Волшебник рассматривал мужчину с нескрываемым интересом, время от времени открывая рот, словно собираясь что-то спросить. Наконец, он склонил голову на бок и пробормотал:
   - Могу я взглянуть на ваши руки, юноша?
   Кайлан удивлённо посмотрел на Микаэлу, и та рассеяно кивнула головой. Девушка не понимала, почему её друг неожиданно так заинтересовал Бейлсара. Тяжело вздохнув, Кай протянул волшебнику руки, и тот осторожно перевернул их ладонями вверх. Несколько секунд он лишь молча смотрел на них, иногда проводя по ним пальцами, словно пытаясь что-то отыскать. Но, не найдя ничего, Бейлсар отстранился и задумчиво посмотрел на Кайлана.
   - Вы боевой маг? - наконец произнёс волшебник. Микаэла удивлённо выдохнула и взглянула на Кая, но тот был удивлён не меньше неё.
   - Так вы не знаете... - нахмурился Бейлсар.
   - Он потерял память, потому ничего не помнит, - пробормотала Микаэла. - Но вы сказали... Почему вы решили, что он боевой маг?
   Бейлсар тяжело вздохнул и вновь окинул взглядом ладони Кайлана, словно проверяя, не ошибся ли в своём предположении. Но всё, кажется, было на своих местах, и волшебник пробормотал:
   - Посмотри на свои ладони, Микаэла. Видишь, они покрыты сетью мелких морщинок и трещинок, что свойственно абсолютно каждому: и человеку, и эльфу, и гному. А у этого юноши ладони абсолютно гладкие. Это очень распространено у боевых магов из-за их заклинаний.
   Микаэла осторожно глянула через плечо Кайлана и ахнула. Ладони мужчины действительно были абсолютно гладки. Ни единой трещинки, ни единой морщинки.
   - Чтож, - улыбнулась Микаэла, кивнув Бейлсару, - Теперь мы знаем, что он был боевым магом. И это всё благодаря вам. Спасибо!
   Бейлсар улыбнулся и неожиданно вздрогнул, когда с улицы донёсся громкий крик. Дверь в кабак едва не слетела с петель, и в помещение ворвался невысокий мужчина. Едва не споткнувшись, он бросился к стойке кабака и закричал во всё горло:
   - Чёрный дым! Чёрный дым поднимается с севера!
   По залу пронёсся гомон, и кто-то крикнул:
   - Лес горит?
   - Нет же! Чёрный дым... - прохрипел мужик и залпом осушил принесённую трактирщиком кружку с водой.
   Бейлсар и Соланар удивлённо переглянулись, а Микаэла задрожала, едва не рухнув на подкосившихся ногах. Чёрный дым, поднимающийся из-за леса на севере. Ошибки быть не могло - там была лишь одна деревня, которая могла гореть.
   - В Фаргеше пожар! - охнула Микаэла и бросилась к выходу. Кайлан вылетел на улицу следом за ней и тут же свистнул, подзывая лошадей. Вернулся не только его гнедой жеребец, но и Мышь, уже достаточно успокоившаяся. Микаэла вскочила на спину лошади и вздрогнула, когда Соланар схватил поводья в свою руку:
   - Куда вы собрались?! - рыкнул эльф. - Вам что, жизнь не дорога?
   - Но... - выдавила из себя Микаэла.
   - Там "Зодиак"! - воскликнул Соланар, но этим лишь окончательно убедил девушку, что ей нужно срочно вернуться. Поняв, что остановить Микаэлу не удастся, Соланар отпустил поводья Мыши и пробормотал:
   - Хорошо, езжайте. Я... найду лошадь и догоню вас.
   Микаэла удивлённо посмотрела на остроухого, но тот лишь вскинул руки и со всего размаха ударил Мышь по крупу.
   - Я сказал езжайте! - рявкнул эльф, и лошади сорвались с места. Микаэла едва не вылетела из седла и испуганно прижалась к шее Мыши, галопом понёсшейся по улице следом за гнедым жеребцом Кайлана.
   Чёрный дым действительно поднимался над лесом, заволакивая небо тёмной пеленой. В одночасье лёгкие розоватые облака превратились в чудовищные свинцовые тучи, сгущавшиеся над тем местом, где должен был быть Фаргеш. Сердце Микаэлы испуганно билось в груди, и девушка молила небеса, чтобы не случилось ничего плохого.
   Господи, и что "Зодиак" позабыл в Фаргеше?!
  
  
  7. Стая чёрных птиц.
  
   Лошади, храпя от изнеможения, неслись по дороге и поднимали в воздух столп пыли. Угольно-чёрный едкий дым продолжал клубиться над верхушками деревьев, отравляя всё вокруг. Сердце в груди Микаэлы едва не замирало от ужаса, то испуганно трепыхаясь, как раненая птица, то замирая, пропуская целый удар. Девушка тревожно вглядывалась в горизонт, прижимая к груди арбалет.
   - Кто напал на них? - выкрикнула Микаэла, и Кайлан напряжённо глянул на угольно-чёрный дым. Мужчина мрачно опустил взгляд на дорогу и ожесточённо хлестнул коня по крупу, сворачивая куда-то в сторону. Микаэла удивлённо посмотрела на удаляющегося друга, но сразу догадалась, куда он направляется. Конечно же, он должен был найти Мао. Вновь уставившись перед собой, Микаэла пришпорила Мышь, и лошадь рванула дальше по пыльной дороге, всё скорее приближаясь к пылающей деревне. Спустя несколько минут кобыла вылетела к деревянным воротам и едва не встала на дыбы, когда объятая пламенем балка рухнула к её ногам. Микаэла с трудом удержалась в седле и пустила Мышь галопом к главной площади, откуда как раз и поднимался чудовищный едкий дым.
   Несколько домов были объяты голодным пламенем, постепенно охватывавшим и соседние постройки. Деревенские жители, согнанные в самый центр площади, были напуганы. Кто-то из женщин даже потерял сознания. Некоторые мужчины пытались защищаться, но окружившие их люди в чёрных плащах лишь игрались с жертвами, снова и снова разоружая храбрецов несколькими чёткими ударами.
   Микаэла едва не закричала от ужаса, когда трое убийц моментально бросились к ней. Лишь знакомый крик, донёсшийся из толпы, вернул её в реальность:
   - Уезжай отсюда, Микаэла! - крикнул Орман, вцепившись в плечи своей дрожащей матери. - Прочь, пока не поздно!
   Девушка испуганно схватилась за поводья и пришпорила Мышь, но прежде чем лошадь бросилась вон из деревни, кто-то из убийц выстрелил из лука. Стрела пробила бок животного, и кобыла, споткнувшись, рухнула на землю. Микаэла едва не оказалась погребённой под её тушью, однако почувствовала, как что-то в ноге хрустнуло. Тут же волна жара и боли охватила придавленную конечность, и девушка закричала.
   Несколько подоспевших убийц вытянули её из седла и приставили к горлу холодный клинок кинжала.
   - Эта? - спросил один из них, окинув девушку недоверчивым взглядом. Анви, до этого смирно стоявшая в толпе рядом со своими сыновьями, закричала:
   - Не трогайте её! Она ни в чём не виновата!
   - Замолчи, женщина! - рявкнул ближайший убийца и ударил Анви. Микаэла похолодела от ужаса и истошно крикнула:
   - Что вы делаете?!
   Убийцы приглушённо засмеялись и вновь обернулись к Микаэле. Один из них вытащил из-за пояса какую-то сломанную стрелу и, схватив Микаэлу за плечо, развернул девушку спиной к себе. Микаэла с ужасом почувствовала, как убийца вытащил из её колчана другие стрелы.
   - Похожи? - спросил ближайший воин. Убийца сравнил взглядом обе стрелы и приглушённо хмыкнул:
   - Абсолютно. Ты, девчонка, обвиняешься в том, что убила трёх наших товарищей. Прими же достойную смерть.
   Микаэла остолбенела, не сразу поняв, о чём идёт речь. Чёрт возьми, неужели они всё-таки явились отомстить за тех погибших разбойников? Но девушка не убивала трёх...
   Один из убийц медленно вытащил из ножен кинжал и с усмешкой приблизился к Микаэле.
   - Остановитесь, вы, гады! - закричала Анви и бросилась на ближайшего убийцу. Тот, моментально скрутив женщину, злобно рыкнул и выхватил меч у ближайшего товарища. Один короткий удар - и лезвие пронзило бок Анви. Женщина издала сдавленный крик и рухнула на землю, корчась от боли. На боку её медленно расползалось алое пятно крови.
   На мгновение Микаэле показалось, что мечом ударили не Анви, а её саму. Истошно закричав, девушка попыталась вырваться из хватки убийцы, но тот крепко сжимал её плечо.
   - Анви! - прокричала Микаэла, глотая слёзы. Деревенские жители бросились на помощь женщине, проверяя, живал и она. Анви ещё дышала, но ранение было достаточно серьёзным.
   Во всеобщей суматохе Микаэла и не заметила, как один из сыновей Анви изловчился и свернул ближайшему убийце шею. Перехватив из его безжизненной руки окровавленный меч, юноша громко рыкнул и бросился на следующего противника. Убийца отразил его удар и усмехнулся:
   - Чтож, ты отомстил за эту женщину. Но не делай ошибок, щенок. Ранишь меня - и мои братья разорвут тебя на куски, как тряпичную куклу!
   Юноша с громким рёвом отбросил убийцу от себя и, выпрямившись, закричал:
   - Я, Ноа Рашфорд, убью каждого из вас! Вы сжигаете наши дома, убиваете жителей... Думаете, вас кто-то за это простит?!
   Не отдавая отчёт собственным действиям, юноша бросился на врага и полоснул мечом по его плечу. Казалось, в Ноа вселился настоящий демон. Он бросался на противника снова и снова, не обращая внимания на новые раны. Орман безрезультатно пытался остановить своего брата. Лишь через некоторое время с помощью двух мужиков ему удалось схватить Ноа и заломить ему руки за спину.
   - Успокойся, брат! - прошептал Орман, но Ноа его не слушал.
   - Отпусти меня, Орман! Они ранили мать, хотят убить Микаэлу! Ты простишь им это?!
   Прежде чем юноша вырвался, его грудь неожиданно пронзила короткая арбалетная стрела. Ноа пошатнулся, и с его губ медленно потекла тонкая струйка крови. Орман подхватил лишь уже его бездыханное тело. Широко распахнув глаза, юноша коснулся стрелы в груди брата и обернулся, устремив ненавистный взгляд на убийцу, державшего в руках арбалет Микаэлы.
   - Какая жалость! - усмехнулся воин. - Оружие этой девчонки убило твоего братца!
   Орман со злостью стиснул зубы, но остался на месте, не решаясь столь же необдуманно бросаться в бой, как ныне уже покойный брат. Глаза юноши блестели толи от ярости, толи от слёз и немой боли, переворачивавшей всё внутри вверх дном. Державший Микаэлу убийца злобно усмехнулся и прошептал ей на самое ухо:
   - Видишь, девчонка? Им плевать на твою жизнь. Они думают лишь о собственных шкурах.
   - Ты убила наших людей и должна за это умереть, - рыкнул второй. Микаэла задрожала и попыталась вырваться. Да не убивала она двух остальных разбойников! И первого она застрелила лишь потому, что защищалась!
   Холодный клинок сверкнул в воздухе, и Микаэла зажмурилась, готовясь к смерти. Кинжал убийцы почти достиг своей цели, но неожиданная рыжая вспышка отбросила Микаэлу в сторону. Девушка рухнула на землю и изумлённо выдохнула, увидев перед собой огненную шкуру Мао. Тигр опустил голову и глухо зарычал, переводя взгляд с одного убийцы на другого. По толпе жителей пронёсся испуганный шёпот, кто-то отпрянул на несколько шагов назад, словно увидел настоящее привидение.
   Неподалёку послышалось тихое ржание лошади, и на главную площадь въехал тот самый мужчина из Таррена. Сняв с головы шлем с птичьим клювом, убийца недовольно посмотрел в сторону своих подчинённых. Взгляд его, казалось, мог убить на месте.
   Выглядел он ничем не примечательно: рыжие растрёпанные волосы, смугловатая кожа. Лишь доспехи да причудливый шлем выделяли его из толпы подчинённых, как яркого петуха среди неприметных наседок. Но от этого человека исходила такая чудовищная аура, что становилось невыносимо жутко.
   Взгляд убийцы скользнул в сторону, и мужчина побледнел, заметив Мао. На мгновение в глазах его мелькнуло сомнение, сменившееся недоверием.
   - Ты... явился по мою душу? - тихо спросил Петух, вытаскивая из-под плаща руки. Лезвия кастетов блеснули на солнце, и тигр утробно зарычал, отступая на шаг. Микаэла испуганно зарылась пальцами в его мех. Насколько же она беспомощна! Не смогла помочь Анви, погубила Ноа... Где же её чёртовы силы ведьмы-ворона, когда они так нужны?!
   Сжав с ненавистью зубы, Микаэла выдернула из рук ближайшего убийцы свой арбалет и направила его на Петуха. Он лишь удивлённо вскинул брови и усмехнулся:
   - Думаешь, попадёшь в меня? Ну же, стреляй.
   Убийца развёл руки, обнажая грудь. Казалось, он всем видом своим показывал, что девушка не попадёт. Был ли он защищён магией, или верил, что чудовищная аура заставит Микаэлу опустить оружие, но девушка не сдалась. Уставившись на убийцу полным ненависти взглядом, она коснулась пальцем спускового рычага и напряглась. В этот миг ей почудилось, будто по руке проскользнула какая-то неведомая сила, а стрела засветилась едва заметным зеленоватым пламенем. Набрав полную грудь воздуха, Микаэла нажала на рычаг.
   Стрела со свистом пролетела по воздуху и едва не ранила убийцу. Лишь чудом ему в последний момент удалось понять, что ему действительно угрожает серьёзная опасность. Дёрнувшись в сторону, Петух избежал ранения - стрела лишь оставила на его щеке длинную кровавую полоску.
   - Ах ты! - проревел один из убийц и бросился на Микаэлу. Петух же молча поднёс к щеке руку, коснулся пальцами царапины и усмехнулся. Он, кажется, почувствовал ту неведомую силу, направлявшую стрелу. Останавливать убийц Петух не стал, лишь развернул коня и собрался уже было покинуть деревню, но под ногами его жеребца неожиданно взорвался маленький круглый шарик, из которого тут же повалил дым.
   Соланар буквально выдернул Микаэлу из лап убийцы и толкнул себе за спину, перехватывая в руки два своих огромных клинка, похожих на полумесяцы. Эльф был настроен решительно, и уже собирался было броситься в бой, но его противники неожиданно остолбенели и побледнели, словно увидели самого дьявола, явившегося из преисподней. Даже Петух остановил своего коня и удивлённо вскинул брови, пытаясь различить фигуру, буквально выросшую среди тумана. Лезвие длинного меча сверкнуло на полуденном солнце, и ближайшие убийцы тут же отшатнулись назад, испуганно переглядываясь.
   Петух осторожно приподнялся в седле и издал громкий боевой клич, едва не оглушив жавшихся друг к другу в страхе деревенских жителей. Остальные убийцы подхватили его крик, как стая птиц. Казалось, они готовы были вот-вот броситься на незваного гостя, разорвать его на кусочки. Но мужчина в тумане медленно вонзил меч в землю и, выпрямившись, издал такой рык, который не мог принадлежать обычному человеку. Убийцы мгновенно замолчали и испуганно отпрянули назад, вопросительно смотря в сторону своего командира. Петух же побледнел так, словно сам в одночасье увидел собой самого дьявола.
   - Неужто явился, - хмыкнул Соланар, опуская мечи. Кайлан осторожно шагнул из тумана и окинул собравшихся долгим пристальным взглядом. На мгновение Микаэле показалось, что она увидела перед собой настоящего дикого зверя, тигра. Он стоял, выпрямив спину и положив руку на голову Мао. Тот разъярённо вилял хвостом, скалясь на каждого, кто решался хотя бы шевельнуться. Микаэла смотрела на Кайлана, и сердце её почему-то тревожно билось в груди.
   - Ты же не... - прошептал Петух и остолбенел, когда Кайлан устремил на него пристальный долгий взгляд. Казалось, мужчина мог убить его силой мысли. Сжав в руках катану, Кай осмотрел ближайший убийц. Лишь спустя некоторое мгновение Петух пришёл в себя и, оскалившись, прорычал:
   - Это всего лишь самозванец. Убейте его и принесите мне его голову!
   Убийцы мгновенно совладали со своим страхом. Толи они действительно поверили в то, что Кайлан самозванец, толи испугались той злобы, что прозвучала в голосе Петуха... Сразу четверо убийц обнажили свои клинки и бросились на Кайлана. Соланар хотел было броситься на помощь мужчине, но заметил, что Анви тяжело ранена и поспешил отогнать от неё причитающих деревенских жителей. Микаэла лишь удивлённо смотрела на то, как он безжалостно раздирает свою собственную рубашку на бинты, чтобы перевязать рану женщины. Зачем нужна сила ведьмы, если в ней нет толка? Микаэла была сейчас обузой. И именно из-за неё в деревню пришли убийцы...
   Четверо воинов резко атаковали Кайлана, и в том словно проснулась какая-то сила. Он резко развернулся, с неприсущей для него скоростью и ловкостью отражая одну атаку за другой. Лезвие катаны сверкало на полуденном солнце, сталкиваясь с угольно-чёрными клинками убийц. Удар, ещё удар. Кайлан то отступал, то бросался в атаку с новыми силами. Один из противников отвлёкся было на его ложный выпад, и Мао, оттолкнувшись лапами от земли, впился воину в плечо. Убийца истошно закричал, но мощные челюсти тигра сомкнулись на его шее в последний раз.
   - Не останавливайся! - крикнул Соланар, понимая, что если Кайлан отступит, убийцы примутся за него. Эльф пока ещё мог помочь Анви. А если ему придётся одновременно отбиваться от врагов, ничем хорошим это не закончится.
   Микаэла тем временем услышала лошадиный храп и стук копыт. Остальные удирали! Петух приказал другим убийцам отступать, лишь сам остался наблюдать за происходящим с нескрываемым интересом. Вскоре большая часть отряда убийц скрылась из виду, оставив после себя лишь столп пыли.
   Но основное сражение всё ещё продолжалось. Трое оставшихся в живых убийц набросились на Кайлана, пытаясь найти его слабое место. Их кинжалы могли запросто ранить мужчину, и Микаэла понимала, что её друг находится в серьёзной опасности. Но прежде чем девушка необдуманно бросилась на помощь, на главной площади появилась ещё одна фигура. Как тёмная тень она проскользнула мимо толпы деревенских жителей и, вскинув руку, громко прокричала:
   - Гори, демон!
   Тело одного из убийц мгновенно объяло пламенем и он, истошно закричав, выронил из рук кинжал. Этого было достаточно, чтобы Кайлан, развернувшись, нанёс сокрушительный удар ему в спину. Противник пошатнулся и, закатив глаза, рухнул на землю.
   - Рад, что вы всё-таки нас посетили, - хмыкнул Кайлан, отступая на шаг. Ярика тут же прикрыла его спину, вскинув руки. Ведьма была готова пустить в ход любые заклинания, лишь бы только остановить нападающих.
   Тем временем Микаэла заметила, что Петух пришёл в движение. Соскочив с коня, он уверенным шагом направился в сторону девушки, обнажая свои смертоносные кастеты. Микаэла испуганно отшатнулась назад и едва не рухнула, почувствовав, что правая нога отказывается подчиняться. Она, конечно, опухла, но, к счастью, не была сломана. Несмотря на это девушка всё равно находилась в серьёзной опасности. С повреждённой ногой она не могла ни убежать, ни атаковать раньше, чем это сделал бы Петух. Соланар отчаянно пытался остановить кровь из раны Анви, потому не мог прийти на помощь.
   - Я убью тебя, и мы будем в расчёте, - коротко произнёс Петух, и Микаэла отступила на шаг. Как же ей в прошлый раз получилось направить стрелу прямо в его противную рожу?! Ведь в ней проснулись какие-то силы, ответили на её зов!
   Пока расстояние между Микаэлой и Петухом было ещё достаточным, девушка закрыла глаза и набрала полную грудь воздуха. Использовать заклинания без должного обучения... Соланар когда-то говорил, что это чистое самоубийство. Но Микаэла верила, что у неё получится. Её мать была ведьмой, и её бабка, и прабабка... Сила текла в её крови, чёрт возьми! Сжав кулаки, Микаэла подняла руки и слегка растопырила пальцы, почувствовав, что они немного онемели.
  "Лёгкие движения, плавные..." - прошептала про себя девушка и плавно взмахнула одной рукой в воздухе, другую отвела несколько назад, словно пытаясь обнять что-то невероятно огромное. На мгновение Микаэле показалось, что воздух рядом с ней потяжелел. Не останавливаясь, девушка продолжила двигаться так, как ей подсказывало сердце. С каждым взмахом её руки Петух приближался всё ближе, но Микаэлу больше не пугало это. Наконец, распахнув глаза, она произнесла:
   - Ты считаешь себя вожаком птичьей стаи? Ты лишь глупая птица, только и умеющая, что задираться перед остальными. А я покажу тебе настоящую стаю.
   Микаэла не знала, почему произнесла именно эти слова. Но в следующий миг небо над Фаргешем потемнело, словно угольно-чёрный дым снова заволок всё вокруг. Даже солнце на мгновение пропало за чем-то невероятно огромным. И тут девушка с изумлением услышала громкий птичий крик.
   Деревенские жители изумлённо запрокинули головы, смотря на чёрную лавину, неумолимо приближавшуюся к Фаргешу. Да не только жители - абсолютно все смотрели за этим невероятным чудовищным явлением. Ярика и Кайлан, воспользовавшись ситуацией, быстро расправились с противниками. Остался лишь Петух. И он, запрокинув голову, с сомнением и негодованием смотрел на чёрную лавину, нёсшуюся на него со всей скоростью. Наконец, убийца рассмотрел, что именно неумолимо двигалось по небу, закрывая своими крыльями даже свет.
   Огромная птичья стая, собравшаяся, пожалуй, со всего Леса Ворона, с громким криком обрушилась на убийцу, и на мгновение пёстрая масса поглотила его. Яростно крича, птицы бросались на Петуха вновь и вновь, рвали его доспехи когтями и пытались добраться до лица. Несколько минут убийца старался отогнать от себя стаю, но, не выдержав, выпрямился и рыкнул на всю главную площадь. Птицы испуганно бросились в рассыпную, и Петух тут же вскочил в седло своего жеребца.
   - Я за вами ещё вернусь, - со злостью выплюнул убийца, стирая с губы кровь. Микаэла подняла руку, останавливая птичью стаю, и та послушно разлетелась по лесу, как ни в чём ни бывало. На главной площади повисла гробовая тишина, и лишь топот копыт ещё долго слышался вдали.
   Кайлан опустил катану и устало опустил голову, сплёвывая на землю. По плечу его тонкой струйкой тянулась кровь, но мужчина даже не обратил на это внимания. Ярика облегчённо вздохнула, провожая Петуха тревожным взглядом.
   - Это было восхитительно, Микаэла! - прошептала ведьма, улыбаясь девушке.
   - Так это и есть сила ведьмы-ворона? - удивлённо спросил Кайлан и кивнул Микаэле. Девушка несколько покраснела, не ожидая таких комплиментов в свою сторону. Её... похвалили? Чёрт возьми, неужели она оказалась полезной?!
   - Нет-нет, что вы, мне не нужна ваша помощь! - воскликнул Соланар, буквально зубами разрывая остатки рубашки на последние бинты. - Можете и дальше поболтать, а я тут...
   Ярика тут же сорвалась с места и бросилась на помощь эльфу. Наскоро осмотрев Анви, ведьма приказала что-то стоявшим рядом мужчинам, и те послушно кивнули головой. Подняв женщину на руки, они куда-то понесли её, но Микаэла уже не смотрела.
   - Ты хорошо себя чувствуешь? - тревожно спросил Кайлан, заметив, что Микаэлу буквально шатает из стороны в сторону. Едва не упав, девушка схватилась за его плечи и устало прикрыла глаза. Сил произнести хоть что-то не хватило, и Микаэла лишь повисла на Кае, бессильно прижавшись к его плечу. Мужчина удивлённо вскинул брови, после чего покачал головой и, ловко подхватив обессилевшую девушку на руки, направился следом за Ярикой.
   Микаэла лишь устало закрыла глаза и, тяжело вздохнув, провалилась в глубокий сон, столь желанный в этот момент.
  
  
  8. Отвергнутые.
  
  
   "Совсем рядом снова слышались недовольные возгласы и едва заметный лязг оружия. Почему-то они ничуть не удивляли Кайлана, лениво развалившегося на дереве. У самых корней могучего дуба дремал Мао, свернувшись в клубок подобно обыкновенному котёнку. Лишь тяжёлый хвост тигра стучал по земле, словно тот отбивал какой-то особенный ритм.
   Их покой длился недолго: на поляну перед дубом буквально вывалились двое сражающихся убийц, на полном серьёзе грозившихся разорвать друг друга на части. Кайлан даже не глянул на них - вероятно, для него такое зрелище уже было привычно. Один из убийц резко вскочил на ноги, и его огненно-рыжие волосы блеснули на ярком полуденном солнце:
   - Чёртова девка! Чтоб ты провалилась, ***! - Кайлан всё так же не разбирал имён, потому уже не придавал этому никакого особенного значения.
  Второй убийца, оказавшийся девушкой с длинными светлыми волосами и смуглой кожей, рыкнул. Воительница перехватила в другую руку метательный нож и изо всех сил швырнула его в рыжеволосого юношу. Кинжал просвистел буквально в нескольких сантиметрах от его уха, срезав прядь волос. Юноша побледнел и, до скрипа сжав зубы, прокричал:
   - Да я тебя на куски порву!
   - Силёнок не хватит, Петух! Ты только и можешь, что хвастать перед всеми! - усмехнулась девушка, и Кайлан впервые расслышал прозвище. Этот рыжеволосый юноша из прошлого действительно был Петухом. Только выглядел несколько моложе.
   - Ребята, пожалуйста, успокойтесь... - прошептала неприметная девчушка, стоявшая под тенью дуба. На неё даже никто не обратил внимания, и двое убийц продолжили ругаться между собой.
   Кайлан лишь усмехнулся и перевёл взгляд на скучное лазурное небо, по которому медленно плыли облака. Изо дня в день одно и то же. Эти двое, Петух и светловолосая девчушка с луком за спиной, никогда не могли успокоиться. Вечно ругались, ссорились, иногда дело даже доходило до драки. Остановить их могли лишь двое. Но сегодня Кайлану было лень спускаться с дуба, чтобы наподдать обоим задирам.
   Послышался резкий свист кнута, и оба убийцы отшатнулись друг от друга, испуганно глядя на третьего гостя. Высокий юноша с чёрными как смоль волосами и слегка загорелой кожей. Из доспехов он больше предпочитал лёгкий кожаный жилет, да округлые металлические наплечники, не стеснявшие движения. И этот вполне безобидный на вид человек был тем вторым, кто мог остановить вечные распри Петуха и светловолосой девицы.
   - А ну заткнулись! - рявкнул юноша и вновь щёлкнул хлыстом. - Каждый день одно и то же! Изо дня в день! Вы когда-нибудь уймётесь, или нет?
   - О, а вот и *** подоспел, - усмехнулся Кайлан, свешиваясь с ветки дерева. - А я как раз думал, где тебя черти носят.
   Черноволосый юноша перевёл на Кайлана напряжённый взгляд и почтительно кивнул, приветствуя. Кажется, он не сразу заметил, что Кай прятался на одной из ветвей дуба, потому вздрогнул, едва услышав его голос.
   - Я смотрю, у тебя достаточно времени, чтобы расслабляться в тени деревьев, - заметил юноша, убирая хлыст на место. - Почему бы тебе не поговорить с Петухом? А я поговорю с ней.
   - Он всё равно от меня сбежит, а потом скажет, что я натравил на него Мао, - пожал плечами Кайлан, но с дерева всё-таки слез. Даже ему не хотелось получить от этого черноволосого юноши, которого не смущало ничего: ни пол, ни возраст, ни сан. Он считал, что правила должны выполняться всеми, и за их несоблюдение должно следовать достойное наказание.
   Устало вздохнув, Кайлан окинул Петуха недовольным взглядом и бросил через плечо:
   - За мной.
   Рыжеволосый юноша лишь обречённо опустил голову и, в последний раз бросив на светловолосую девушку злобный взгляд, за что получил оплеуху от Кайлана. Вздохнув, Петух поплёлся за ним сквозь густые лесные заросли, всем своим видом показывая, что ничуть не хочет выслушивать очередные нотации.
   Спустя несколько минут полной тишины юноша со злостью процедил сквозь зубы:
   - Ну что, будешь снова меня отчитывать?
   - Нет, - хмыкнул Кайлан, закинув руки за голову, и Петух удивлённо уставился на него. Кай лишь усмехнулся и вздохнул. Этот рыжеволосый паренёк был самым младшим из всех, кого он знал.
   - Чёрт возьми, в тебе заложен невероятный потенциал! А ты тратишь его на ссоры с ***, - пробормотал Кайлан, покачав головой.
   - И всё-таки ты меня отчитываешь, - хмыкнул Петух, сложив руки на груди. - Может я и младше вас всех, это ещё не повод не считаться с моим мнением.
   - А я и не говорю, что не считаюсь с твоим мнением, - улыбнулся Кайлан, и рыжеволосый юноша удивлённо на него посмотрел. - Кто из всех нас лучше управляется с кастетами? Ты. Кто прикрывает нас, когда мы отступаем? Ты. Ну а кто однажды уделал самого Гартэля?
   После этих слов рыжеволосый юноша покраснел и рассмеялся. Конечно, он был весьма полезным для команды. И Кайлан никогда этого не отрицал.
   - К чему я всё это веду... - пробормотал Кай, останавливаясь. - Прошу, не трать своё время на разборки с этой девчонкой. Хоть ты и младше её, мозгов у тебя будет побольше. Тем более, ты мужчина.
   Петух обречённо вздохнул и кивнул головой, соглашаясь. Лишь собравшись уходить, он неожиданно обернулся к Кайлану и загадочно пробормотал:
   - Только ты остерегайся её, брат. У каждого из нас в голове свои тараканы, но те, что живут у неё, пугают меня больше всего.
   Тигр, удивлённо вскинув брови, кивнул. И правда, тараканы..."
  
   Голос за дверью притих, но Микаэла продолжала тревожно прислушиваться, приложив ухо к стене. Вообще-то девушка якобы была больна и должна была лежать в постели, но когда Кайлан и Соланар заговорили в соседней комнате, она попросту не смогла сдержать любопытства. Кай вновь рассказывал о новом воспоминании, вероятно, нахлынувшем на него во время схватки с убийцами из "Зодиака". Голос мужчины дрожал, временами и вовсе пропадал. Соланар слушал внимательно, лишь иногда уточняя, не вспомнил ли Кайлан каких-либо ещё имён. Когда мужчина закончил свой рассказ, эльф тяжело вздохнул и напряжённо заметил:
   - Значит, тебя беспокоит то, что в твоём воспоминании присутствует Петух из "Зодиака"...
   Кайлан, вероятно, кивнул, потому что Соланар заговорил вновь:
   - Судя по твоим словам, ты даже весьма хорошо его знал... Мне, конечно, жаль, но я ничего не могу сказать по этому поводу. Я тоже был знаком с некоторыми убийцами. Но это же не значит, что я тоже убийца.
   - Ты видел, как я управляюсь с катаной? Это происходит интуитивно. Я даже не управляю собой. Тело само движется, нанося удары. Удары, которые может наносить лишь убийца.
   Соланар тяжело вздохнул, раздумывая над словами Кайлана. Мужчину, кажется, очень тревожили его воспоминания. Раньше он хотел узнать о себе как можно больше, радовался каждому кусочку из его прошлого... А теперь его голос дрожал. В его воспоминании воскресло всего одно-единственное имя.
   - Я, признаюсь, честно удивлён тем, что ты решил рассказать это мне, а не Микаэле, - хмыкнул Соланар, по звукам явно наливая себе в кружку вина или простой воды. - Мы знакомы всего трое суток, и между нами не то чтобы дружелюбные отношения...
   - Мишка всё равно подслушивает нас через дверь, - пробормотал Кайлан, и Микаэла изумлённо вскрикнула. Как он догадался?! Тяжело вздохнув, девушка открыла дверь и, с трудом добравшись на больной ноге до диванчика, плюхнулась рядом с двумя мужчинами.
   - Да, я подслушивала. И что с того? - буркнула девушка. Соланар лишь усмехнулся, а Кайлан махнул рукой, мол, ничего страшного. В его глазах ещё читалась некоторая неуверенность в собственных силах. Он боялся задавать вопросы, связанные со своим прошлым, Микаэле. Но девушка и не настаивала.
   - Как там Анви? - шёпотом спросила Микаэла, растянувшись на диване. Соланар, пересев в кресло, отпил из кружки вина и пробормотал:
   - Ничего, жить будет. Рана, конечно, серьёзная, но мы вовремя остановили кровотечение. Тем более Ярика неплохой травник. Ну и ей ещё этот помог, - эльф мотнул головой в сторону Кайлана, и тот незаметно кивнул. Так эти двое, выходит, нашли в лесу необходимые травы? Микаэла благодарно улыбнулась Каю, но тот лишь уставился взглядом на танцующий в камине огонь.
   Несколько минут они сидели в полной тишине. Кайлан попросту не знал, о чём говорить, Микаэла не хотела надоедать ему расспросами об этом новом таинственном воспоминании. Лишь Соланар переводил между ними взгляд, пытаясь понять, что их связывает.
   Наконец, на пороге появилась Ярика, и Микаэла облегчённо вздохнула. От ведьмы тут же повеяло добротой, и она, улыбнувшись, присела рядом с девушкой.
   - Как ты, девочка моя? - прошептала Ярика. Микаэла лишь кивнула в ответ, нервно теребя в руках рукав рубашки. Ведьма впервые зашла в дом со дня нападения Петуха и его убийц. С того момента прошло трое суток, и Микаэла уже начинала беспокоиться: не случилось ли что-то плохое с Анви? Её смерть девушка бы просто не перенесла.
   Попадаться на глаза Орману Микаэла даже не решалась. Юноша частенько заглядывал в дом Ярики, узнавал, как самочувствие девушки и её друзей, но не задерживался дольше чем на пять минут. Пару раз Микаэла пыталась с ним заговорить, но юноша лишь молча покидал дом, словно не замечая её.
   - Разумеется, он злится на тебя! - хмыкнул Соланар, когда Микаэла поделилась с ним своими переживаниями. - Его мать серьёзно ранена, брат погиб. Эй, ты чего, реветь собралась?
   Кайлан недовольно заворчал, заметив, что у Микаэлы глаза уже были на мокром месте. По-дружески приобняв девушку, он пробормотал:
   - Не слушай этого остроухого. Орман не будет долго злиться на тебя. Вот увидишь, вы скоро помиритесь!
   - Орман - не Ноа! - с болью в голосе заметила Микаэла. - Это Ноа прощал меня всякий раз, даже когда я причиняла ему боль. Орман совсем другой. Он гордый, но замкнутый в себе. Он никогда не пойдёт на уступки, и уж тем более не простит того, кто заставил его страдать.
   Ярика сочувствующе посмотрела на Микаэлу, а девушка лишь устало вздохнула и запрокинула голову. Чтож, если Орман решит мстить, она будет к этому готова. Ведь это её вина в том, что убийцы явились в Фаргеш.
   Орман словно ждал этого момента. Едва Микаэла закрыла глаза, чтобы чуточку передохнуть от тревог и забот, дверь в дом тихо отворилась, и юноша остановился на пороге, осмотрев присутствующих долгим мрачным взглядом. Ярика посмотрела на Ормана с недовольством, но всё же пропустила внутрь. Тот так же беззвучно дошёл до Микаэлы и остановился напротив неё. Молчание. Каждая секунда тишины сводила девушку с ума, но она терпеливо ожидала, пока Орман соберётся с силами и заговорит.
   - Ты... должна покинуть деревню, - выдавил из себя юноша.
   - Ты с ума сошёл?! Она едва поправилась! - крикнула Ярика, но затихла под пристальным взглядом Микаэлы. Девушка устало вздохнула и склонила голову, чувствуя, что Орман ещё не всё сказал.
   - Эти убийцы пришли из-за тебя. И они вернутся вновь. Ты и сама прекрасно знаешь, что Петух просто так не сдаётся.
   Микаэла тяжело вздохнула и перевела взгляд на Соланара и Кайлана. Те спокойно сидели в стороне, но руки их незаметно касались оружия на тот случай, если Орман вдруг сорвётся.
   - А они? - коротко спросила Микаэла. - Им можно остаться?
   Орман покосился в сторону воинов и неуверенно покачал головой. От этого Микаэле почему-то стало чуточку легче. Её не прогоняли одну - это было хорошо. Но из-за неё страдали другие. И это было плохо. Во всякой новости присутствовала светлая и тёмная сторона. Микаэла давно уже привыкла к этому, потому не особо удивлялась.
   - Они убили четырёх других. Так что "Зодиак" будет охотиться и на них, - пробормотал Орман.
   - Хорошо, - кивнула Микаэла, вздохнув. - Сколько у меня дней?
   Девушка рассчитывала, что у неё будет около трёх-четырёх дней в запасе. Тогда она успела бы собраться для путешествия и отправиться куда глаза глядят. Но ответ Ормана лишил её всякой надежды, вогнав в настоящий ступор.
   - Завтра утром. Уходи завтра утром, пожалуйста, - выдавил из себя юноша и отвернулся. Микаэла понимающе кивнула и опустила взгляд.
   - Чтож. Утром так утром.
   Орман ещё постоял рядом несколько секунд, но, поняв, что разговор окончен, быстрым шагом покинул дом. Микаэла проводила его долгим печальным взглядом и сложила пальцы на переносице, чувствуя, как горлу подступает неприятный комок. Даже Орман отверг её.
   - И куда ты собираешься? - спросила Ярика, прислонившись к стене. Микаэла задумчиво посмотрела себе под ноги и пробормотала:
   - Если "Зодиак" действительно охотится за нами, нам больше нельзя останавливаться где-то больше чем на три дня. И возвращаться тоже нельзя. Единственное место, где мы сможем укрыться от убийц - Алакоста, столица Союза. Ты как, Кайлан? Не против отправиться в самое сердце нашей страны?
   Кайлан улыбнулся и кивнул. Он всё ещё придерживался мнения, что лишь в больших городах ему удастся вспомнить что-нибудь из своего прошлого. И он действительно многое вспомнил, когда побывал в Таррене. Конечно, многое всё ещё осталось загадкой, но Кайлан уже открыл в себе необычное свойство: он до безумия не доверял эльфам. Может, именно по этому ему до сих пор не удавалось найти общий язык с Соланаром. Да и сам остроухий не очень-то любил общаться с людьми. Единственными исключениями были Ярика, Микаэла и Бейлсар, бывший эльфу как второй отец.
   - Вы собрались ехать в Алакосту... одни?! - вскрикнул Соланар и закатил глаза, поражаясь самонадеянности Микаэлы: - Да у вас же на пути будут земли "Зодиака"! Как вы собираетесь пройти мимо них незамеченными?
   - Мао будет идти впереди и разведывать территорию, - предложил Кайлан, и Микаэла кивнула головой. Тигр действительно легко чувствовал приближение врага, а благодаря своей удивительной и воистину волшебной связи с хозяином мог запросто предупредить Кая и Микаэлу о надвигающейся опасности. Но Соланар всё равно не остался доволен подобным ответом. Фыркнув, он сложил руки на груди и пробормотал:
   - А как же твоё обучение у Бейлсара? Али уже раздумала?
   - Придётся учиться самой, - вздохнула Микаэла. - Возьму несколько свитков из библиотеки Таррена, что-нибудь куплю по дороге. У нас часто можно встретить бродячих купцов, продающих довольно редкие свитки с удивительными заклинаниями. Правда, они не всегда подходят ведьмам.
   - Ей главное научиться принимать облик птиц, - заметила Ярика. -Остальное уже придёт с опытом. Тем более, в ней уже заложено всё необходимое. Ей же удалось призвать ту птичью стаю!
   Соланар тяжело вздохнул и недовольно насупился. Кажется, ему совсем не хотелось признавать, что Микаэла уже давно перестала быть беспомощным ребёнком. Ей уже было восемнадцать, и она являлась потомственной ведьмой, в которой Ярика откуда-то рассмотрела талант. И Соланару всё же пришлось смириться. Однако он не собирался отпускать девушку так просто. Самодовольно хмыкнув, эльф произнёс:
   - В таком случае я отправляюсь с вами.
   - Как с нами?! - изумлённо воскликнула Микаэла, едва не скатившись с дивана на пол. Ей всегда казалось, что Соланар не отличался особым рвением к путешествиям и опасным приключениям. А сейчас в его глазах горел настоящий азарт. Остроухий действительно делал отправиться с ними до самой Алакосты.
   - Но почему? - негодующе спросила Микаэла, пытаясь понять, что же творится в голове у Соланара.
   - У каждого из нас в голове свои тараканы, но твои просто поразительны, - усмехнулся Кайлан, произнеся часть слов из своего последнего воспоминания. Соланару это не очень-то понравилось, но он всё равно не смог сдержать улыбки. Рассмеявшись, эльф откинулся на спинку кресла и пробормотал:
   - Мне уже больше сотни. В такие годы мои сородичи обычно уже получают звание капитана или командира... А я даже в армии ни разу не воевал. Так что доеду с вами до Исселана, а оттуда уж прямиком на поле боя.
   Микаэла расплылась в широкой улыбке и кивнула. Ну конечно, чего ещё она могла ожидать от этого эльфа? Его интересовали лишь мечи, сражения и награды.
   - Ну раз вы уже разобрались, идите спать, - улыбнулась Ярика и быстро разогнала их по комнатам. Этой ночью Микаэла впервые за последние дни спала спокойно, только лишь сны ей не снились.
  
   К утру, едва успев позавтракать, путники покинули деревню. Микаэла ещё долго не могла забыть пламенных взглядов, прожигавших ей спину. Отвергнутые... Деревенские жители так просто возненавидели её. Но разве не она и Кайлан прогнали убийц "Зодиака"? Разве не Соланар был тем, кто смог оказать Анви достойную первую помощь?
   Был среди всех этих ненавистных взглядов один, в котором читалась мольба о возвращении. Микаэла не обернулась, чтобы узнать, чей это взгляд. Но девушка догадывалась, кому он принадлежал, потому что на душе вдруг стало так тепло...
  "Я вернусь, брат. Вот увидишь. Покончу с "Зодиаком" и вернусь".
  
  9. Старый враг.
  
   Лошади медленно ступали по мокрой земле, и копыта их глубоко утопали в грязи. Всего за несколько дней соловый жеребец Соланара превратился из светло-бежевого в грязно-коричневого. Длинная шерсть его спуталась, хвост и вовсе стал похож на облезлую верёвочку. Дождь размыл абсолютно все дороги, и путники едва могли найти сухую тропинку, чтобы поскорее выбраться из леса, в одночасье превратившегося в целое болото.
   Соланар и Кайлан редко разговаривали друг с другом, чаще всего лишь обмениваясь многозначительными взглядами. В подобной враждебной обстановке Микаэла чувствовала себя не в своей тарелке.
   - Сколько ещё дней мы будем петлять по этому болоту? - недовольно пробормотал Соланар, выпрямляясь в седле. Спина его уже сильно затекла, и эльф едва ли мог усидеть на месте. Микаэла и сама уже хотела как можно скорее слезть с широкой спины своего нового коня. Бедная Мышь теперь покоилась в родной земле рядом с сожжённым сараем у дома Микаэлы. Не осталось ничего, что могло бы заставить девушку вернуться до того, как она закончит своё дело. Лишь победив "Зодиак" Микаэла смогла бы успокоиться и вернуться к былой жизни.
   - Мы не можем необдуманно передвигаться прямо по главным дорогам, - заметила Микаэла, отпуская поводья коня. - Петух будет следовать за нами по пятам. Чем больше мы будем петлять, тем лучше его запутаем.
   - Он никогда не умел ориентироваться на местности, - пробормотал Кайлан, запрокинув голову.
   - Это... очень ценные сведения, - улыбнулась Микаэла. Всё-таки им повезло, что Кай когда-то был знаком с Петухом. Благодаря этому Микаэла могла разработать более безопасный план их будущих передвижений.
   На дорогу перед лошадьми внезапно выскочил Мао, и перепуганные кони, испуганно заржав, попятились назад. Микаэле хватило одного-единственного взгляда, чтобы понять, в чём дело.
   - Как далеко он от нас? - напряжённо спросил Кайлан, поспешно успокаивая своего нервного коня.
   - Гном? Ты уверен, что не ошибся? - пробормотала Микаэла и улыбнулась, почувствовав на себе изумлённый взгляд Соланара. Он всё ещё не мог привыкнуть к тому, что Микаэла и Кайлан спокойно понимали Мао и некоторых других зверей. Хоть Соланар и являлся потомком лесов, а значит, был тесно связан с природой, он был обделён подобным даром.
   Весть о том, что их преследует какой-то гном, заставила Микаэлу занервничать. Что он хочет от них? И не является ли он убийцей из "Зодиака"... Если так, то путники должны были скрыться как можно скорее. Микаэла пришпорила лошадь и погнала её вперёд резвым галопом. Кайлан и Соланар едва успели последовать её примеру, чтобы не потерять девушку из виду.
   Лошади скакали на протяжении нескольких часов, пока их силы совершенно не иссякли. Обессилевшие кони едва могли передвигать ногами по вязкой грязи, и путникам пришлось устроить привал. Солнце медленно опускалось за горизонт, самым краешком уже спрятавшись за голодные клыки гор. Лишь через час Микаэле удалось отыскать более-менее сухую местность для ночлега. Разложив на земле одеяла, Соланар разжёг костёр и устало сел рядом, греясь возле огня. Лишь Кайлан тревожно вглядывался в темноту, уже опускавшуюся на верхушки деревьев.
   - Что тебя тревожит? - спросила Микаэла, присаживаясь рядом. Кайлан перевёл на неё пустой взгляд. Лишь через несколько секунд он вновь прояснился и заблестел. Очередное воспоминание?
   - Этот гном, что нас преследует... Он не видел Мао, меня и Соланара. Ему явно нужна ты. Но брат говорит, что ему не нравится этот гном. Что мы уже встречали его...
   Микаэла тревожно взглянула на Кайлана и кивнула. Весть об ещё одном преследователе пугала её. А если вдруг он заодно с Петухом? Не просто же так этот гном следует за ними по пятам...
   - Ложитесь спать! Ваши разговоры действуют на нервы, - пробормотал Соланар, завернувшись в одеяло с головой. Микаэла невольно улыбнулась и кивнула. Её глаза тоже слипались от усталости. Похлопав Кайлана по плечу, девушка подняла с земли одеяло и плюхнулась у самого костра, где было достаточно тепло.
   Кайлан сидел в полной тишине ещё несколько минут. Лишь после того, как жёлтая луна скрылась за очередной свинцовой тучей, мужчина лёг на землю и укрылся одеялом. Мао, сверкнув светящимися в темноте глазами, скрылся где-то среди укрытых ночной мглой деревьев.
  
   Неожиданный птичий крик. Микаэла вскочила в постели и тут же увидела, как с ближайшей еловой ветки слетела испуганная чем-то сова. Соланар и Кайлан мирно спали, не обращая внимания на подозрительные звуки. Микаэла не стала будить своих спутников и осторожно поднялась на ноги. Последние угольки ещё трещали в потухшем костре, словно крошечные звёздочки, упавшие к ногам девушки с ночного неба.
   Микаэла осторожно переступила через длинный хвост Мао и остановилась, услышав подозрительный шум. Хруст веток? Чёрт возьми, когда противник успел подобраться столь близко?!
   - Враги! - истошно закричала Микаэла, и оба её спутника мгновенно вскочили на ноги. Соланар схватился было за свои мечи, но земля неожиданно ушла у него из под ног. В следующий же миг вода из ближайших луж окатила эльфа мощной волной, и затвердевшая грязь крепко приковала воина к земле.
   - Что за... - рыкнул Соланар, попытавшись вырваться. Но его руки были крепко связаны каменными оковами.
   Кайлан остановился на месте и замер, стараясь даже дышать незаметно. Тонкие лианы осторожно поползли по земле, обвивая каждый камушек, каждый бугорок. Микаэлу они обошли стороной, словно испугавшись. И снова повисла тишина.
   - Так ты ещё и ведьма, девочка? - прозвучал уже знакомый Микаэле голос. Девушка напряглась и отступила на шаг. Выходит, эти лианы боялись скрытых в ней сил...
   Стоило гному появиться на залитой лунным светом поляне, как Мао вскочил на лапы и глухо зарычал. Цах тут же остановился и побледнел, не зная, как ему реагировать. Не прошло и нескольких секунд, как гном неожиданно принял решение и атаковал. Вырвавшиеся из земли каменные змеи бросились на Мао, но тигр отскочил в сторону и быстро скрылся за спиной Кайлана. Мужчина обнажил катану и занял оборонительную стойку, готовясь защищать себя и Микаэлу любой ценой.
   - Эй, освободите меня! - крикнул Соланар. Кайлан мимолётом глянул в его сторону и кивнул Микаэле. Девушка осторожно переступила через извивающиеся лианы и бросилась на помощь остроухому. Каменная корка, сковывавшая его руки и ноги, оказалась достаточно прочной. Сколько Микаэла не пыталась отодрать её пальцами, все попытки не увенчались успехом.
   - Меч мой возьми, или ещё что-нибудь! - рыкнул Соланар, испуганно почувствовав, как тонкая лиана оборачивается вокруг его шеи. - Быстрее!
   Микаэла отрывисто кивнула и наскоро осмотрелась. Мечи, к счастью, оказались поблизости, и девушке удалось до них дотянуться. Но одно дело найти - поднять оказалось гораздо тяжелее. Сумев оторвать от земли лишь один меч, Микаэла развернула его одним остриём вниз и изо всех сил ударила по каменной корке на левой руке эльфа.
   - Ай-яй! - закричал Соланар и со злостью стиснул зубы: - Больно же, идиотка! Не бей, а режь. И ради Бога, прошу, осторожнее!
   Микаэла заворчала и принялась резать каменные оковы. Тонкая лиана всё сильнее стягивала шею эльфа, и тот уже начал ощущать большую нехватку воздуха.
   Кайлан тем временем неожиданно перешёл в нападение. Но стоило ему приблизиться к гному, как тот внезапно произнёс парное заклинание, по силе превосходившее все предыдущие. Толи он чего-то испугался, толи просто решил поскорее разделаться с врагом. Резкий порыв ветра откинул Кайлана на спину, и огромная каменная стрела медленно зависла у самого его плеча. Глаза мужчины широко распахнулись, и взгляд на мгновение стал пустым. Мао утробно зарычал и припал к земле, не сводя глаз с гнома.
   - Ну и живучая же ты тварь! - с ненавистью выплюнул Цах, продолжая держать каменную стрелу в воздухе. - Но неважно, сколько раз ты переродишься. Я буду убивать тебя снова и снова. Наконец-то мне выпала возможность расправиться с тобой! Ну что, есть у тебя последнее слово, убийца?
   Кайлан удивлённо посмотрел на гнома и выдавил охрипшим голосом:
   - Ты кто?
   Цах уставился на Кайлана изумлённым взглядом и неуверенно опустил руки. Гном не мог поверить, что ошибся. Но Кай продолжал смотреть на него удивлёнными глазами, не понимая, почему на него напали.
   - Ты... был знаком со мной в прошлом? - спросил Кайлан.
   - Он не помнил, кто он такой, - пояснила Микаэла, когда Цах вопросительно на неё посмотрел. Гном с сомнением взглянул на Кайлана и помрачнел. Казалось, он не мог решить, как ему поступить. Лишь через некоторое время Цах вновь заговорил.
   - Ты не обманываешь меня, девочка? - спросил он, недоверчиво покосившись в сторону Микаэлы. - Знай, если ты врёшь, я придушу этого остроухого на месте.
   - Но я говорю правду! Он спас меня в лесу от разбойников.
   - Спас? Безумие! - вскрикнул Цах. - Тигр никогда не стал бы спасать какую-то деревенскую девчонку.
   - Я не Тигр. Я Кайлан, - приглушённо прорычал Кай, сжимая рукоять меча. Цах с сомнением посмотрел на мужчину и пробормотал что-то себе под нос с нескрываемым недовольством. Кажется, он был абсолютно уверен в своей правоте. Но Кайлан каждый раз заставлял его усомниться хотя бы на миг. В результате гном не выдержал и рыкнул:
   - Тогда объясни мне, откуда у тебя этот тигр? И шрам на груди и плече? Ах, ты удивился. Значит, они действительно есть?
   Кайлан умоляюще посмотрел на Микаэлу так, как дети смотрят на своих родителей, когда чужие люди обвиняют их в чём-то, чего они не совершали. Девушка попросту не могла стоять в стороне и наблюдать, как какой-то гном выдвигает обвинения, обзывает Кая убийцей. Резко поднявшись на ноги, Микаэла громко произнесла:
   - Господин Цах! Прошу принять во внимание, что вы не в родных землях, а в Лесу Ворона! Вы здесь не больше, чем простой гость. Ведите себя, пожалуйста, приличнее, и перестаньте обвинять Кайлана в том, что он не делал. Он - не Тигр. Он - Кай. Он спас меня в лесу от разбойников, но был ранен. Я спасла ему жизнь, он помог мне справиться с убийцами Петуха...
   - Вы ещё и с убийцами Петуха столкнулись?! - буквально закричал Цах. На мгновение Микаэле показалось, что и без того седой гном поседел ещё сильнее. Схватившись за голову, он отпрянул назад и выдавил:
   - Чёрт возьми, я должен был догадаться, что Петух пришёл за этим!
   - Я не "этот". Я Кайлан, - прорычал Кай.
   Взгляд Цаха неожиданно переменился. Он выпрямился, посмотрел на Кайлана и махнул рукой, превращая каменную стрелу в мельчайшую пыль. Сдерживавшие Соланара оковы так же исчезли, и эльф облегчённо выдохнул, почувствовав, что тонкая лиана, наконец, перестала душить его. Не произнеся ни слова, Цах подошёл к Кайлану и встал напротив него, смотря прямо в лицо. Гном был абсолютно уверен в том, что перед ним был его злейший враг. Но необдуманно нападать Цах тоже не решался. Наконец, вздохнув, он произнёс:
   - Ты спрашивал, был ли я знаком с тобой в прошлом. Да. Я убил тебя. Дважды.
   Кайлан содрогнулся, но лишь с большим интересом посмотрел на гнома. Во взгляде его читалась просьба раскрыть тайны прошлого, какими бы чудовищными и тёмными они не были.
   - Ты точно хочешь знать, кто ты такой? - произнёс Цах. Когда Кайлан коротко кивнул, гном знаком приказал ему следовать за собой и направился прочь с поляны. Микаэла испуганно глянула на Кая и крикнула:
   - Куда вы собрались? Эй!
   - Поговорить. Вернёмся ли мы оба, или лишь я один, зависит от твоего "друга".
   Кайлан и Цах скрылись в ночной темноте, и Микаэла осталась одна. Лишь Соланар недовольно ворчал, пытаясь перевязать кровоточащую правую руку. Только через несколько секунд девушка заметила его тщетные попытки и поспешила помочь, доставая из сумки бинты.
   Вскоре рука эльфа была перевязана, и путники замолчали. Около пяти минут они сидели в абсолютной тишине, не находя слов, чтобы начать разговор. Первой очнулась Микаэла. Издав долгий разъярённый стон, девушка запрокинула голову и процедила сквозь зубы:
   - Что этому гному понадобилось от Кая? О чём они говорят?
   - О прошлом, - хмыкнул Соланар, взглянув на ночное небо, усыпанное мириадами звёзд. - Видишь ли, этот гном узнал в твоём друге Тигра, одного из самых безжалостных убийц Аскаара.
   Микаэла тревожно взглянула в темноту и принялась мусолить пальцами рукав рубашки. Что за вздор! Кайлан попросту не мог быть убийцей. Он всегда избегал сражений, говорил, что не любит убивать. Смерти других людей приносили ему страдания. Как такой человек, как он, мог сеять вокруг хаос и ужас?
   - Но признайся, Микаэла, ты и сама замечала слишком много совпадений, - заметил Соланар, переводя взгляд на девушку. - Когда ты нашла Кая в лесу? Через несколько дней после того, как отряд сэра Гартэля якобы убил Тигра. Его оружие, катана, очень редкое для наших мест. А как мастерски он обращается с ним? Да для этого нужны долгие годы тренировок! В третьих, Кайлан постоянно ходит с Мао. Они буквально неразлучны, и мне порой кажется, что между ними какая-то особенная связь. А ты помнишь, чем отличался Тигр от своих товарищей по гильдии? Все могли превращаться в животных, которых они символизировали, а Тигр не мог. Зато у него был свой личный зверь, готовый в любой момент разорвать врага на части. Слишком много совпадений, Микаэла. Ты и сама уже давно это поняла. Признай, что Кайлан - Тигр.
   Микаэла опустила взгляд и сжала руки в кулаки. Ей так не хотелось думать об этом! Но совпадений было действительно слишком много. Сомнений не оставалось - Кайлан был тем самым Тигром, предводителем "Зодиака". И тогда девушке было понятно, почему Петух так удивился, увидев Мао...
   - Да будь он самим дьяволом... - прошептала Микаэла, закрыв глаза. - Он дважды спасал мою жизнь. Он всегда был добр ко мне... Я верю, что Кай совсем другой. Даже если Цах расскажет ему, кто он такой, я не испугаюсь.
   Соланар пожал плечами и отвернулся. Ещё несколько минут путники сидели в полной тишине, пока из темноты не показался Мао. За ним вышли Кайлан и Цах. Радости Микаэлы не было предела: гном не убил Кая! Но мужчина выглядел как-то странно. Бледный, как полотно, он молча прошёл мимо девушки и даже не глянул в её сторону. Когда же Микаэла коснулась его руки, Кайлан отшатнулся в сторону и пробормотал:
   - Не трогай меня, пожалуйста. Я хочу побыть один.
   Микаэла проводила его удивлённым взглядом, смутно догадываясь, в чём дело. Кайлан всё так же мрачно подошёл к ближайшему дереву и, зацепившись руками за ветку, взобрался под самую верхушку. Развалившись там, мужчина поднял томный взгляд на ночное небо и тяжело вздохнул. Вид у него был замученный, словно он вот-вот собирался испустить дух.
   Цах тихо прошёл мимо и уселся возле остатков костра. Один взмах руки - и огонь вспыхнул вновь. Протянув к нему руки, гном пробормотал:
   - Я рассказал ему то, что знал. Пусть дальше сам решает, что ему делать.
   - Вы не собираетесь его убивать? - удивлённо спросил Соланар, развалившись на одеяле и перевернувшись на бок. - Он ведь Тигр, да?
   Цах молча достал из кармана трубку и закурил, выпуская одно облачко дыма за другим. Лишь через некоторое время гном мрачно произнёс:
   - Я не убиваю тех, кто едва ли помнит своё прошлое. Пока он не представляет угрозы для мирных жителей, я позволю ему жить.
   - Тогда зачем вы ему рассказали о том, кто он? - с ненавистью прорычала Микаэла. - Раз вы такой великодушный, почему не оставили его в неведении? Так бы он точно представлял меньше угрозы. Со мной он и мухи не обижал, не говоря уже о мирных жителей.
   Цах выпустил клубок дыма и покачал головой, вздыхая.
   - Я хочу узнать его реакцию. Он узнал, что является самым жестоким убийцей во всём Аскааре. Как он поступит? Сбежит обратно к своим старым друзьям или станет бороться с ними? Предпочтёт быть убийцей, чудовищем, демоном, или встанет на сторону Света? Ему решать. Но если он выберет первый путь, я убью его.
   Микаэла мрачно посмотрела на гнома и отвернулась, не желая больше ничего слушать. Этот Цах возомнил себя тем, кто может управлять человеческой судьбой. Как же в этот момент Микаэле хотелось, чтобы Кайлан убил его! Но Кай действительно не был убийцей. Микаэла знала его, как доброго, отзывчивого человека, готового в любой момент прийти на помощь. Может, он когда-то и был чудовищем, но теперь он изменился. Тяжело вздохнув, девушка укуталась в одеяло с головой и отвернулась от костра, закрывая глаза. Примерно через полчаса поляна вновь утонула в темноте. Все спали. И лишь два диких зверя, два брата лежали на ветвях могучего дерева, смотря на усыпанную мириадами звёзд бездну, утягивавшую их в непроглядную мглу.
  
   На утро ни Кайлана, ни Мао не было видно. Микаэла тревожно оглядывалась по сторонам, пытаясь найти своих друзей. Но вокруг не было ни единого их следа. Как будто мужчина и его тигр попросту растворились. Соланар лишь усмехался, бормоча себе под нос, что Цах оплошал, упустив столь удачную возможность покончить с давним врагом. Гном же лениво курил трубку, смотря на тёмную полосу леса.
   - Вы идёте? - спросил Соланар, вскакивая на своего коня. Микаэла с трудом взобралась в седло и бросила мимолётный взгляд на Цаха. Почему же он продолжает сидеть и смотреть куда-то вдаль? Чего ждёт?
   Наконец, вдалеке показались две неясные фигуры. Микаэла облегчённо выдохнула, узнав Кайлана и Мао. Выходит, они всё-таки не сбежали. Мужчина быстро приблизился к путникам и вскочил на спину своему коню, невольно улыбнувшись, когда Соланар бросил в его сторону ненавистный взгляд.
   - Неужто решил встать на сторону Света, Тигр? - усмехнулся Цах, подзывая своего невысокого жеребца. Тот был ниже остальных лошадей буквально на две головы и больше напоминал пони.
   Кайлан расплылся в широкой улыбке и рассмеялся:
   - Ну что вы, господин Цах. Я уже говорил вам, что меня зовут Кайлан.
   После этих слов в глазах Цаха промелькнуло что-то, отдалённо напоминавшее удивление, смешанное с удовлетворением. Улыбнувшись, гном кивнул и взобрался на спину своей лошади.
   - И всё же, почему ты выбрал именно этот путь?
   - Я поступал неправильно, вершил одно лишь зло. Теперь я верю, что небеса дали мне шанс исправиться, изменить свою судьбу.
   - Небеса? - удивлённо вскинул брови Цах. - Я многое повидал на своём веку, но убийцу, верящего в Бога, вижу впервые.
   - Он ещё и молится, прежде чем кого-то убить, - прошептала Микаэла, и путники дружно рассмеялись. Пришпорив коней, они направились дальше, к Таррену.
   Ни Микаэла, ни Соланар не могли понять, почему Цах вызвался сопровождать их. Они оба предполагали, что гном и Кайлан будут постоянно срываться друг на друга и даже драться, но на деле всё оказалось совсем иначе. Если раньше Кай осыпал всевозможными вопросами Микаэлу, пытаясь узнать у неё, почему солнце заходит на востоке, трава зелёного цвета, небо голубое, а птицы умеют летать, то теперь он буквально не отставал от Цаха. Буквально за считанные часы старый враг, пытавшийся его недавно убить, стал для Кайлана новым учителем.
   - Знаешь, этот гном какой-то странный, - пробормотал Соланар, оборачиваясь к Микаэле. - Сначала убить нас пытался, а сейчас, посмотри - вовсю рассказывает нашему Каю историю Союза, объясняет, почему он сражается против "Зодиака"...
   - Это всё же лучше, чем спасаться от него бегством, как раньше, - улыбнулась Микаэла, мимолётом поглядывая в сторону Цаха и Кайлана, ехавших несколько в стороне.
   - Да вы тут все странные, - пробормотал Соланар и уткнулся взглядом в дорогу, больше не оборачиваясь ни к Микаэле, ни к ехавшим позади новым товарищам.
   Сама же Микаэла была довольна тем, что они столкнулись с Цахом. Кажется, встреча со старым врагом лишь пошла Кайлану на пользу. Он узнал о тёмной стороне своего прошлого, но нашёл в себе силы пойти против бывших товарищей и друзей. Он, наконец, понял, что тратил свою прошлую жизнь в пустую, и с каждым новым убийством лишь сильнее губил собственную душу.
  "Всё же люди могут меняться", - улыбнулась девушка и, рассмеявшись, пустила своего коня резвым галопом по пыльной дороге, уходившей далеко вперёд и терявшейся где-то за высокими величественными холмами.
  
  
  
  
  
  10. Перед бурей.
  
   Оживлённые улицы Таррена, казалось, жили отдельной жизнью, не связанной с остальным миром. Жители куда-то спешили, сталкивались в узких переулках, перебрасывались парой слов и вновь утыкались взглядами в землю, поспешно скрываясь за поворотом. Время в Городе вечного солнца текло своим чередом, диктуя собственные правила.
   Едва добравшись до главной площади, Микаэла ловко соскочила со спины своего коня и привязала его к стойке. Люди вокруг спешили по своим делам, поднимая головы лишь для того, чтобы убедиться, что на пути нет никаких преград. Но стоило на улице появиться Соланару, как все моментально позабыли о том, куда шли. Эльфы в городе были большой редкостью. Солу жутко не нравилось внимание окружающих. Натянув на голову плащ, он недовольно пробормотал:
   - Чувствую себя клоуном. Они что, эльфов никогда не видели?
   - Многие - да, - совершенно спокойно отозвался Цах. - Для них человеческое общество намного привычнее. Они и меня-то чаще всего воспринимают с удивлением.
   - Ты же вроде живёшь здесь, Сол. Разве они не должны были к тебе привыкнуть? - удивлённо спросила Микаэла. Ей казалось, что здешние жители могли не раз видеть на улицах города Соланара, так же спешащего по своим делам. Но всё оказалось совсем иначе. Эльф, нервно сплюнув на землю, сказал:
   - Общество людей мне противно. Они ведут себя подобно животным. Убивают, грабят, напиваются, а потом устраивают драки в кабаках. Для нас, эльфов, это неприемлемо. Потому я выбираюсь из дома лишь к вечеру, когда улицы уже более-менее пусты. Многие жители меня видят, разумеется, в первый раз.
   Микаэла с пониманием кивнула и испуганно вздрогнула, когда Цах молча направился куда-то в сторону рынка. Девушке с трудом удалось нагнать его. Подумать только: у гнома ноги были короче, но ходил он так быстро, что даже Кайлан порой не мог его нагнать.
   - Куда мы?
   - Искать твоему дружку нормальную одежду, - бросил через плечо гном и остановился у первого прилавка, рассматривая ткани. Окружающие почтительно расступались, узнавая в госте великого шамана и одного из командиров армии Союза. Кайлан тихо шёл следом, неуверенно озираясь по сторонам. Без общества Мао он чувствовал себя неуютно, словно лишался целой половины своих сил. Но его тигр не мог вот так просто ходить по улицам рядом с хозяином. По крайней мере пока человек с огромным хищником ассоциировался у местного населения с чудовищным убийцей.
   - Зачем нам новая одежда? - непонимающе переспросила Микаэла, мельком поглядывая в сторону Кайлана. Ей казалось, что он был и так нормально одет. Конечно, его рубашка и штаны местами были порваны. Да и как им не порваться после падения в ущелье. Было чудо, что они не порвались тогда на мельчайшие кусочки! Многие дыры Микаэла смогла зашить, но на вид одежда всё равно смотрелась неопрятно.
   - Ты не задавалось вопросом, почему мне так легко удалось узнать в нём... ты поняла того, - спросил Цах, вовремя вспомнив о том, что они находятся в оживлённом месте. Гном всё ещё не мог избавиться от привычки называть Кайлана Тигром, и окружающие могли неправильно его понять.
   - Вы уже знали его в прошлом, - предположила Микаэла. Это, в принципе, было очевидно. Цах не раз сталкивался с Тигром лицом к лицу, потому мог хорошо запомнить его внешность. Но, как оказалось, причина была совсем в другом.
   - Внешность, конечно, тоже сыграла некоторую роль, - заметил Цах, продолжая пристально рассматривать ткани. - Но я не об этом. Его одежда - это раз. Ты не обращала внимания на ткань, из которой она сшита? Чёрная, с красной лентой на рукавах и воротнике, так? Красный - Его символ. Если мы хотя бы переоденем Кайлана, то он уже меньше будет напоминать того, кем является на самом деле.
   - Но во что мы его переоденем? - нахмурилась Микаэла, осматриваясь по сторонам. Одежда, разложенная на прилавках рынка, не сильно её привлекала. Она то была слишком скучной, то неестественно яркой, сильно бросающейся в глаза. Но тут за спинами путников вырос Соланар и с самодовольной улыбкой протянул им какой-то тёмно-синий камзол с белой вышивкой.
   - Та-дам! - рассмеялся эльф и гордо вскинул голову. Микаэла мимолётно глянула на камзол и побледнела, узнав форму воинов Союза.
   - Ты где это взял?! - с трудом выдавила девушка из пересохшего горла. Не мог же он этот камзол где-то купить!
   - Тут неподалёку была казарма, и я в неё заглянул. Люди не только неуклюжие, но и такие невнимательные! Стащить этот камзол было так же легко, как отобрать у ребёнка сладость.
   Цах окинул Соланара мрачным взглядом и пробормотал:
   - Ты понимаешь, что за это я могу запросто сдать тебя стражникам и посадить в тюрьму где-то на неделю, остроухий?
   Соланар мгновенно побледнел, покосившись на гнома. Про этого ярого защитника Света он как-то и забыл. С трудом выдавив из себя улыбку, эльф попятился назад и подскочил на месте, когда Цах неожиданно рассмеялся.
   - Да не пугайся ты! - сквозь смех пробормотал гном. - Не буду я этого делать. А у тебя, оказывается, мозги работают как надо! Если мы нарядим Кайлана воином Союза... Надо будет только докупить кое-чего.
   Не вдаваясь в подробности, гном лишь сунул руку в карман, выудил оттуда небольшой завязанный мешочек и направился вдоль ряда прилавков. Соланар переглянулся с Микаэлой и, вздохнув, пихнул камзол Кайлану.
   - Спасибо скажешь потом, - бросил через плечо эльф и поспешил за удаляющимся гномом.
   Они бродили по рынку ещё около получаса. Цах то останавливался у какого-нибудь прилавка, то даже не обращал внимания на зазывания торговцев. Гном как будто уже знал, что ему нужно, и лишь искал нечто похожее. Микаэла пыталась помочь Цаху, время от времени предлагая какую-нибудь льняную рубашку или штаны, но гном каждый раз отворачивался со словами "всё не то". Лишь у самого конца рынка ему, наконец, приглянулись некоторые ткани. Прикинув на глаз, сколько это стоит, Цах ещё долго торговался с продавцом, уверенно требуя более низкую цену. Наконец, торговец сдался и отдал гному рубашку и штаны по цене, вдвое меньше начальной. Микаэла ещё долго не могла забыть того взгляда, которым мужчина буравил спину Цаха, насвистывающего какую-то мелодию.
   - Зачем нам именно эти вещи? - нахмурился Соланар, осматривая новую рубашку и брюки. Ему казалось, они ничем не отличались от всех тех, что были на остальных прилавках.
   - Сразу видно, что вы и на километр не приближались к лагерям Союза, - хмыкнул Цах, отдавая вещи Кайлану. - Рубашка должна быть шёлковой, а не льняной. При этом штаны должны иметь такой же тёмно-синий цвет, как у камзола. Ваш остроухий друг ведь не догадался стащить весь комплект одежды разом.
   Соланар недовольно поморщился и отвернулся. Цах ему до жути не нравился, и эльф не переставал говорить об этом Микаэле. А девушке гном, наоборот, почему-то нравился. По каким именно причинам Микаэла не знала, да и не хотела разбираться. Забивать свою голову лишними рассуждениями...
   К вечеру путники, наконец, подыскали место, где можно было бы спокойно переночевать. Соланар практически сразу улёгся спать, и не прошло и нескольких минут, как с его стороны послышалось приглушённое сопение. Кроватей в комнате было всего три, и Цах, не смотря на все уговоры Микаэлы, лёг спать на полу. Теперь девушка чувствовала в себе укол совести - их всех четверых гном был самым старшим. Даже Соланар, которому было уже более ста лет, был младше его примерно на два десятка. Но одно дело эльф, что в сто лет ещё считается среди сородичей подростком, и совсем другое - гном, которому по человеческим меркам уже было под пятьдесят.
   - Спасибо вам ещё раз, Цах, - улыбнулась Микаэла, расчёсывая волосы Кайлана, уже клевавшего носом. Для него за день было слишком много приключений, да и в прошлую ночь ему не удалось выспаться из-за нахлынувших воспоминаний.
   - Да не за что, девочка, - пробормотал гном. - В конце концов, это я виноват в том, что на вашу деревню напал "Зодиак". Если бы я тогда лично убедился в том, что Тигр действительно мёртв...
   - Нет, что вы, - пробормотала Микаэла, мгновенно помрачнев. - Я должна быть благодарна вам за то, что бы не подумали тогда убедиться в смерти Кая. Если бы я не встретила его, то всю свою жизнь прожила бы в деревне, так и не отправившись на поиски приключений. А сейчас у меня есть цель.
   - И какая же? - хмыкнул гном, но Микаэла промолчала. Ей не хотелось обсуждать это с посторонними людьми. Тяжело вздохнув, девушка закончила расчёсывать волосы Кайлана и села у окна, взглянув в ночное небо.
   Облака медленно плыли к горизонту, заволакивая мерцающие звёзды. Бездна, раскинувшаяся над городом, словно утягивала в себя весь свет, переливалась тысячью оттенков. В этих переливах было что-то волшебное, загадочное. На них можно было смотреть целую вечность, словно они гипнотизировали, увлекали за собой. Лишь немые звёзды тихо дремали под бледным сиянием луны, лениво возвышавшейся над голодными зубьями гор. Даже ветер был пропитан каким-то особенным, чарующим ароматом.
   Микаэла устало склонила голову и не заметила, как задремала. Прохладный вечерний воздух ласкал её кожу, убаюкивая. Но золотые сны не спешили прорваться сквозь пелену, окутавшую разум девушки. Откуда-то доносилось тревожное завывание ветра, нёсшего с собой предупреждающие крики птиц. Они звали, просили проснуться, раскрыть глаза...
  "Враг близко!"
   Микаэла резко очнулась и подняла голову, всматриваясь в холодный горизонт. Лёгкие кучевые облака сменились тяжёлыми свинцовыми тучами, едва не касавшимися вершин гор. Откуда-то повеяло ледяным ветром, и Микаэла с ужасом почувствовала запах смерти. Нет, на улицах было спокойно. Прохожие спокойно спешили по домам, перебрасываясь мимолётными фразами. И только эта чудовищная аура... Девушка чувствовала её слишком отчётливо. Запах смерти становился всё ближе, и Микаэла знала, кому он принадлежал.
   - Просыпайтесь! - прошептала девушка, расталкивая своих товарищей. - Ну же!
   - В чём дело? - пробормотал сонный Соланар, с трудом раскрывая глаза. Кайлан и Цах посмотрели на девушку удивлёнными глазами, устало приподнимаясь. Но как только за окном послышался громкий клич, остатки сна мгновенно улетучились.
   - Да что случилось?! - воскликнул Сол, не понимая, почему Кайлан и Цах мгновенно вскочили с постелей и принялись поспешно одеваться. Так и не дождавшись ответа, эльф всё-таки последовал их примеру и натянул на себя одежду. Сонно буравя взглядом спины товарищей, остроухий пробормотал:
   - И снова мы куда-то спешим. Опять убегаем?
   - Да, - бросил Цах, закрепляя на спине свой посох.
   - Нет.
   Все изумлённо уставились на Кайлана, но тот лишь покачал головой. Закрепив ножны с катаной на поясе, мужчина выпрямился и бросил в окно решительный взгляд, от которого по спине Соланара побежали мурашки.
   - Я не собираюсь убегать от Петуха. Я сильнее его.
   Микаэла бросила в сторону Цаха умоляющий взгляд, надеясь, что хоть гном отговорит мужчину от столь безумной затеи. Дать бой элитному убийце из "Зодиака"! У Кайлана, конечно, сохранились инстинкты и навыки из его прошлой жизни, но он не умел использовать их в полной степени. Да Петух его в клочья порвёт!
   Цах неожиданно пожал плечами и распахнул дверь, выходя из комнаты. Он что, согласился с Кайланом? Но это было чистым безумием! Микаэла не могла поверить, что благоразумный на вид гном вдруг согласится с ненормальным планом Кая.
   - Да он же убийца! - вскрикнула девушка, хватая Кайлана за рукав.
   - Твой друг вроде как тоже, - заметил Соланар, но замолчал, поняв, что никто здесь не рад тому, что он подаёт голос.
   Цах тяжело вздохнул и покачал головой, устремив на Микаэлу долгий взгляд. Он словно пытался ей что-то сказать, не произнося ни звука. Но девушка не обладала даром телепатии, да и понимала только зверей. Однако что-то внутри неё вдруг шевельнулось, словно какая-то отдалённая часть разума прокричала: "Иди!" Повинуясь этому голосу, Микаэла наскоро собрала вещи и поспешила за своими спутниками.
   Буквально вылетев на улицу, Кайлан приложил руки к губам и издал свой долгий клич, эхом разнёсшийся по округе. На мгновение Микаэле показалось, что Петух передумал нападать. Но вот с востока донёсся его ответ, прозвучавший несколько неуверенно. В отличие от Цаха, он ещё не знал, что Кайлан был тем самым Тигром. А сейчас Кай в точности повторил свой клич, который в прошлом, вероятно, использовал для того, чтобы связаться с союзниками и установить их местоположение.
   Не произнеся ни слова, Кайлан отвязал своего коня и вскочил в седло. Микаэла с трудом взобралась на своего белого жеребца и изо всех толкнула его ногами в бока, пуская резвым галопом. Копыта лошадей застучали по каменной кладке улиц, разносясь гулким эхом. Конь Кайлана унёсся далеко вперёд, только пятки сверкали. Тревожно проводив мужчину взглядом, Микаэла погнала лошадь быстрее, надеясь не потерять друга из виду. Не хватало ещё, чтобы он столкнулся с Петухом один.
   Лошади вылетели из города, и практически сразу перед ними появился вороной жеребец убийцы. Петух, натянув поводья, с вызовом окинул путников взглядом и расплылся в недоброй улыбке.
   - Ну здравствуйте, птенцы, - усмехнулся он, спускаясь на землю. - Не бойтесь, я убью вас быстро. А тебя в первую очередь, ведьма.
   Микаэла содрогнулась и тревожно сжала в руках поводья. Что же сейчас будет...
  
  11. Два зверя, две судьбы.
  
  
   Резкий рывок, едва заметное движение оружия. Лезвия со свистом рассекли воздух и со скрежетом столкнулись с холодным клинком катаны. Казалось, даже искры полетели: с такой силой два противника бросились друг на друга в атаку. Один удар - и они снова разошлись, соблюдая дистанцию. Как два зверя, пытающиеся предугадать движения врага. В один миг Кайлан переменился, и Микаэла с трудом его узнавала. От тихого неприметного мужчины не осталось и следа. Перед ней теперь стоял уверенный в себе убийца. Выпрямив спину, он бросил испепеляющий взгляд на Петуха и произнёс:
   - Послушай меня. Я не собираюсь сражаться с тобой. Сложи оружие.
   Противник отступил на шаг и громко прокричал:
   - И не подумаю, Тигр! Я устал всегда быть в твоей тени, слушать нотации. Я вырос, стал сильнее. Знаешь, говорят, чем выше забираешься, тем больнее падать!
   - Тогда подложи себе подушечку, надменный щенок! - хмыкнул Цах, сложив руки на груди.
   Петух громко зарычал и, оттолкнувшись от земли, совершил невероятный рывок к Кайлану. Один мощный удар - и мужчина едва не выронил из рук катану. Каю с трудом удалось удержать оружие и парировать последующий удар. Выпад за выпадом мужчина отступал назад, не справляясь с натиском врага. Петух словно впал в безумие, атаковал снова и снова, не обращая внимания на усталость. Соланар хотел было поспешить на помощь Кайлану, но когда клинок катаны рассёк воздух в считанных сантиметрах от него, явно передумал. Кай явно не хотел, чтобы кому-нибудь ещё угрожала серьёзная опасность.
   Противники вновь скрестили оружие. По силе Кайлан превосходил Петуха, но на стороне того была скорость и ловкость. Кай мог отражать удар лишь одного кастета, от второго же ему приходилось уворачиваться, что порой было просто нереально. Один раз сверкающие лезвия всё-таки достали его плоть и оставили на плече три длинных кровавых пореза.
   - Чёрт! - выдавил Кайлан, отступая на шаг. Теперь плечо вспыхивало от боли каждый раз, когда мужчина пытался им пошевелить. А это было очень плохо, потому что владение катаной подразумевало под собой использование обеих рук.
   - Не приближайся! - рявкнул Кайлан, заметив, что Соланар вновь предпринял попытку вступить в бой. Эльф смерил мужчину гневным взглядом, но вернулся на место и плюхнулся на землю, сложив руки на груди. Он явно был недоволен тем, что ему приходится бездействовать.
   - Ты слишком самонадеян, Тигр, - усмехнулся Петух, слизывая с лезвий кастета кровь врага. - Это тебя и погубило. Мы всегда должны были ходить командой. В этом была наша сила. А ты возомнил себя самым сильным. Я не удивлён, что этот коротышка за твоей спиной умудрился убить тебя целых два раза.
   - У каждого из нас в голосе свои тараканы, - улыбнулся Кайлан, и Петух неожиданно побледнел. Казалось, он на мгновение потерялся, позабыл, что он вообще здесь делает. Устремив на Кая растерянный взгляд, убийца отступил на шаг, но тут же пришёл в себя, помотав головой. Приглушённо зарычав, он снова бросился в бой и на этот раз достал до ноги Кайлана. Холодные клинки кастета рассекли плоть мужчины, и тот, сжав зубы, отпрянул назад. Сражение явно было не в его пользу.
   Петух бросался вновь и вновь, как птица, именем которой он себя называл. Ему было плевать на ранения, которые всё-таки успевал наносить ему Кайлан. Ему было плевать на усталость, на боль. Он хотел лишь сражения, крови. В конце концов, Петух нанёс сокрушительный удар, и Кайлан рухнул на спину, выронив из рук меч. Наступив одной ногой ему на грудь, убийца усмехнулся:
   - Ты дефектен, Тигр. Каждый из "Зодиака" может превращаться в своё животное. А ты нет. Твоя ручная киса не более, чем простой питомец. Ты не такой, как мы. Ты неполноценен.
   Неожиданная атака сбоку отбросила Петуха в сторону, и он удивлённо вытянулся, пытаясь понять, что же произошло. Лишь чудом ему удалось вовремя выставить кастет, чтобы парировать удар тяжёлым двусторонним мечом.
   - Мы ещё посмотрим, кто тут неполноценный, - усмехнулся Соланар и нанёс удар вторым мечом. Лезвие оставило на груди Петуха длинную кровавую рану, и тот отпрянул назад, думая, что атака завершилась. Но эльф неожиданно повёл руку обратно, в то положение, в котором она находилась до нападения. Второй клинок меча повторно рассёк противнику плоть, нанеся тяжёлую рану.
   Но даже несмотря на это Петух не отступил. Запрокинув голову, он неожиданно изо всех сил ударил Соланара головой, и тяжёлый клюв разбил лоб эльфа до крови. Остроухий пошатнулся и рухнул на землю, потеряв сознание. Добивать Соланара убийца не стал, вновь обратив кровожадный взгляд на Кайлана. Выпрямившись, Петух с вызовом посмотрел на противника и оскалился. Прежде чем кто-либо успел среагировать, тело убийцы резко сжалось и покрылось пёстрыми перьями. Распахнув крылья, он невысоко взлетел и бросился на Кайлана, обнажив острые когти. Он превратился в настоящего петуха!
   Когти убийцы едва не достали до лица Кая - тот вовремя выставил руки и закрылся так, чтобы петух не мог добраться до него. Но тот не собирался уступать. Громко закричав, он принялся рвать когтями плоть на руках мужчины, явно насмехаясь над тем, что тот не может так же сменить облик.
   Неожиданно в глазах Петуха мелькнуло что-то недоброе. Резко отлетев от Кайлана, он расправил крылья и метнулся к Микаэле. Мощные когти впились девушке в руки, и та отпрянула назад, пытаясь отбиться от птицы. Но все её попытки отбросить убийцу от себя не увенчались успехом. Громко закричав, Микаэла обратилась в бегство. В общем, поступила так, как поступила бы любая девушка на её месте.
   Петух упорно преследовал её, не обращая внимания на густые заросли, по которым пробиралась Микаэла. Колючие ветви елей раздирали кожу лишь самой девушки, совершенно не раня её преследователя. Кайлан бросился было на помощь своей спутнице, но рана на ноге дала о себе знать, и мужчина едва не рухнул на землю.
   - Чёрт возьми, хоть ты помоги ей! - рявкнул Кай на Цаха. Тот, мрачно поморщившись, пробормотал:
   - Задену её.
   Издав разъярённый рык, Кайлан обернулся. Где вообще носило Мао? Он уже давно должен был быть здесь! Но тигра словно след простыл.
   - Остановись, милая, я не причиню тебе вреда! - прокричал Петух, вновь приняв человеческий облик. Он почти дотянулся до Микаэлы, обнажив свои чудовищные кастеты... Сердце девушки едва не выскочило из груди. Отступать было некуда. Но как поступить? Обернуться, дать бой? Безумие! Тяжело вздохнув, Микаэла полностью отдалась собственным инстинктам. На мгновение девушке показалось, что она стала невесомой. Её вес в одночасье стал ничем, а воздух под руками неожиданно стал ощущаем. Она могла опереться на него! Не думая ни о чём, Микаэла оттолкнулась руками от невидимой платформы и почувствовала, что отрывается от земли.
  
   - Где она?! - закричал пришедший в себя Соланар, пытаясь рассмотреть знакомые фигуры среди деревьев. Микаэла исчезла без следа. И только разочарованный рык Петуха ещё внушал надежду - он упустил девушку? Значит, ей удалось сбежать.
   - Она не могла так просто испариться, - пробормотал Цах, осматриваясь по сторонам. - Она неуклюжая, неповоротливая, а Петух быстрый и ловкий.
   Только Кайлан улыбался, смотря в лазурное небо. Он знал, что девушка смогла уйти от противника. Вытянув руку, мужчина рассмеялся:
   - Может она и неуклюжая, но, в отличие от Петуха, умеет летать.
   Соланар и Цах непонимающе на него посмотрели и изумлённо охнули, когда на пальцы Кайлану села серая неприметная птичка. Улыбнувшись, мужчина осторожно опустил её на землю и отошёл, позволяя девушке вновь принять человеческий облик.
   - Восхитительно! - прошептал Кайлан, кивая Микаэле.
   - Ничего подобного! - пробормотала девушка, стряхивая с волос остатки перьев. - Это самое бесполезное превращение, которое только могло быть! Уж лучше бы я превратилась в сокола!
   - Но так Петух тебя не заметил, - усмехнулся Кайлан, и оказался прав. Петух действительно потерял девушку из виду. Но, услышав голоса с поляны, тут же понял, что его одурачили. Издав разъярённый рёв, он бросился назад, превратившись в петуха. Буквально вылетев на поляну, он сразу бросился было на Кайлана, но ярко-рыжая вспышка отвлекла его. Мощный удар тяжёлой лапы - и убийца был отброшен в сторону. Мао одним прыжком оказался возле Петуха и придавил его к земле, распахнув чудовищную пасть, с которой капала слюна. Со страху убийца вернулся в человеческий облик, но даже это не помогло ему вырваться на свободу. Тигр крепко держал Петуха на месте, издавая предупреждающий рык каждый раз, когда тот решался хоть немного шевельнуться.
   Взглядом попросив Микаэлу оставаться на месте, Кайлан двинулся к распростёртому на земле Петуху. Тот, заметив краем глаза своего врага, усмехнулся.
   - Хорошо, Тигр, признаю. Ты не дефектен. Работать в команде с этой киской явно удобнее, чем превращаться в зверя самому.
   - Разумеется. Брат всегда готов прикрыть мою спину в случае опасности, - сказал Кайлан и остановился в метре от убийцы.
   - Брат? - удивился Петух и расхохотался: - А, ну да, ты же всегда доверял этой зверюге больше, чем нам.
   Мао грозно зарычал, и убийца тут же пожалел о собственных словах. Побелев, он стиснул зубы и со страхом посмотрел на обнажённые звериные клыки.
   - Мы все считали друг друга братьями и сёстрами. Не по крови, так по несчастью, - процедил сквозь зубы Петух. - А ты сторонился нас. Какой нормальный лидер будет держаться подальше от своих подчинённых?!
   - Не строй из себя бедного и несчастного, цыплёнок, - хмыкнул Цах, подходя ближе.
   - Ты хоть знаешь, что мне пришлось пережить?! - прокричал убийца, попытавшись вырваться из-под Мао. - Ты хоть представляешь, какую боль я испытал ещё будучи ребёнком?!
   - Но это не давало тебе право убивать людей. Так что молчи, убийца, и не говори мне, что есть добро, а что есть зло, - громко произнёс Цах, и подействовало это не только на Петуха. Кайлан заметно помрачнел и отвёл взгляд в сторону. Ему всё ещё было больно осознавать, что он когда-то был таким же.
   Выпучив глаза, Петух неожиданно громко расхохотался до слёз. Лишь через некоторое время успокоившись, он выдавил сквозь смех:
   - Ты... ты правда заодно с этими... Ахаха... Ахахаха! Нет, вы только подумайте: великий и ужасный Тигр на стороне Союза! Чёрт возьми, я больше не могу...
   Не выдержав, он расхохотался в полный голос, но поморщился, почувствовав боль в груди от нанесённых ран. Кайлан помрачнел и, фыркнув, отвернулся. Казалось, он подбирал нужные слова, чтобы выразить всё, что накипело. И, в результате, он выдал целую тираду:
   - Да что ты вообще понимаешь, Неа?! Ты как был мелким мальчишкой, так им и остался. Считаешь, что сильнее всех? Что умнее меня, Микаэлы, Соланара, Цаха в конце концов? Да ты просто глупый щенок, пытающийся быть похожим на взрослых грозных собак! Не в оружии сила! Не в том, в какого зверя ты превращаешься. Не в том, скольких людей ты убил, изуродовав тем самым свою душу. Сила в друзьях, товарищах, на которых ты можешь положиться. Так что тебе нечем хвастать, щенок. Ты убийца - я нет. Я другой, я изменился. И не думай, что я буду радостно вилять хвостом, как глупая собачонка, увидев кого-то из своего бывшего окружения. Вы лгали мне, ползали передо мной по земле, говорили, что всегда будете мне верны. Вы предали меня.
   Петух заметно побледнел и посмотрел на Кайлана неуверенным взглядом. Потупив взор, убийца прошептал:
   - Так ты знаешь?..
   - Он мне рассказал, - Кайлан тыкнул пальцем в Цаха. - Он мне ВСЁ рассказал. Как вы нарочно оставили меня тогда одного. Позволили Союзу схватить Мао. Чего вы хотели? Власти? Вы могли прийти ко мне и всё сказать в лицо. Я бы понял. Так чего вы хотели?!
   - Я... я просто исполнял приказ! - выдавил Неа, зажмурившись. Кайлан, удивлённо вскинув брови, отступил. Микаэла была удивлена не меньше. Приказ? Но кто мог приказать убийцам "Зодиака" бросить своего товарища, лидера, друга? Девушка просто не могла предположить, что был настолько жесток и коварен.
   - Кто это был?! - закричал Кайлан, схватив Петуха за горло. Ещё бы чуть-чуть, и он бросился бы на убийцу, но Цах вовремя успел предотвратить это. Коснувшись плеча Кая, он мрачно покачал головой, и мужчина отпустил Неа. Тот, кашляя, согнулся пополам. Ещё немного, и Кайлан бы точно его придушил. Набрав в грудь побольше воздуха, юноша процедил сквозь зубы:
   - Я не могу сказать, Тигр. Не могу...
   Сейчас, без своего устрашающего шлема и чудовищных кастетов, Петух был похож на обыкновенного запуганного мальчишку. И этот человек являлся одним из самых опасных убийц Аскаара? Микаэла не могла в это поверить. Кайлан, видимо, тоже. Тяжело вздохнув, он пробормотал:
   - Всё. Я устал. Делай с ним что хочешь, Цах. Я умываю руки.
   Гном понимающе кивнул и проводил Кайлана взглядом. Мужчина, подозвав к себе Мао, скрылся среди деревьев, не произнеся ни звука. Микаэла уже знала, что он обязательно вернётся. Просто Кайлан относился к тому числу людей, кому нужно было побыть наедине, чтобы подумать над случившимся.
   Окинув Петуха взглядом, Цах тяжело вздохнул и сложил руки на груди.
   - И что делать с тобой, мальчишка?
   В ответ тишина. Недовольно заворчав, гном вновь мрачно заговорил:
   - Ты понимаешь, что тебя в лучшем случае ждёт виселица или гильотина?
   Снова побледнев, Неа нервно сглотнул и с мольбой посмотрел на Микаэлу. Он ещё и защиты у неё просит?! Но что-то внутри девушки перевернулось, и она вскрикнула:
   - Но он же ещё ребёнок! Ему лет семнадцать, не больше! Неужели вы и его убьёте?!
   Цах окинул её удивлённым взглядом и, прокашлявшись, пробормотал:
   - Он убил сотни людей. Напал на твою деревню. Убил того мальчишку и ранил его мать...
   - Это сделали его люди, - грозно заметила Микаэла, выпрямившись. - Ты можешь посчитать меня безумной, но я не позволю вам его убить. Кайлан изменился, изменится и он.
   - Боюсь, Кай изменился только потому, что не очень удачно приземлился головой, - заметил Соланар и получил увесистую оплеуху.
   - Даже если так, - пробормотала девушка, сдувая волосы со лба. - Если вы, Цах, только попробуете его убить, я разозлюсь. И мне не кажется, что всем от этого будет хорошо.
   Вероятно, гном уже когда-то сталкивался с гневом ведьмы-ворона, потому заметно побледнел и пробормотал:
   - Хорошо. Я постараюсь, чтобы его не казнили, а просто бросили в тюрьму. Но только из уважения к вам, Микаэла. Только знайте: вы проявили слабость, не убив этого мальчишку на месте. Так бы вы показали "Зодиаку", кто из вас действительно главный. А теперь он будет преследовать вас по пятам.
   Больше не произнеся ни слова, гном отвернулся и, вскинув руку, разжёг из ближайших веток костёр. Микаэла ещё долго буравила взглядом спину Цаха, прокручивая в голове его слова. Действительно, правильно ли она поступила? Но Микаэла не была убийцей и не могла позволить убить ребёнка.
  "О боги, что же я творю?" - прошептала про себя девушка.
  
  12. Нападение.
  
  
   Солнце только поднималось над горами, окрашивая редкие кучевые облака в мягкие пастельные цвета. Лёгкие, невесомые, они тянулись к горизонту весёлой гурьбой, то обгоняя более крупные из них, то наоборот, пропуская вперёд. Птицы летали высоко над этими величественными кораблями, подставляя тёплым солнечным лучам свои перья.
   Цах и Соланар ещё спали, когда Кайлан вернулся назад. Вид у него был весьма потрёпанный, а от одного только взгляда на лицо становилось жутко. Микаэла не могла с уверенностью сказать, находился ли он в хорошем расположении духа, или мог запросто броситься на первого заговорившего с ним. Но стоило девушке взглянуть на своего друга, и тот заметно подобрел. Устало вздохнув, он присел у недавно разведённого костра и прикрыл глаза.
   - Я смотрю, у кого-то плохое настроение? - усмехнулся Петух и вскрикнул, когда Микаэла нарочно с силой затянула бинты на его груди. Почувствовав на себе ненавистный взгляд рыжеволосого юноши, девушка невинно улыбнулась и поправила повязку.
   - Не дёргайся, пожалуйста. У меня нет желания делать одно и то же дело по несколько раз, - через ту же улыбку пробормотала Микаэла. Неа, фыркнув, отвернулся и замолчал.
   Кайлан дождался, пока из-за деревьев покажется Мао, и протянул тигру руку. Зверь осторожно коснулся его ладони носом и недовольно заворчал, словно говоря о чём-то. Микаэла напряглась, пытаясь услышать, о чём они говорят. Теперь даже Петух смотрел на неё с удивлением, не понимая, что происходит.
   - Это Бейлсар! - крикнула Микаэла, предупреждая Кайлана. Мужчина удивлённо вскинул брови и опустил оружие. В скором времени на поляне действительно показался Бейлсар. С трудом перебираясь через заросшие высокой травой кочки, он еле-еле добрался до путников и с важным видом выпрямился, разминая затёкшую спину.
   - Привет, молодёжь! - усмехнулся он.
   - Ты ещё кто такой? - недовольно пробормотал Цах, открывая глаза. Бейлсар удивлённо взглянул на гнома - он только сейчас его заметил. Почесав затылок, мужчина попытался хоть как-то справиться с конфузом и выдавил из себя улыбку:
   - Я Бейлсар, из Таррена.
   - Зачем явился? - не прекращал допроса шаман, предупреждающе положив руку на свой посох.
   - Так я учитель этой девочки, - неуверенно пробормотал Бейлсар. Он уже и сам сомневался, учитель он или нет. Встретили его, по крайней мере, далеко не с распростёртыми руками. Соланар так вообще сидел в сторонке и молча прожигал взглядом. В его глазах так и читался вопрос: "Действительно, что ты здесь делаешь, старик?".
   Микаэла первая постаралась сгладить назревающий конфликт и дружелюбно улыбнулась гостю. Наскоро поднявшись, она едва не подвернула ногу и заскакала на месте, стиснув зубы от боли. Чёрт возьми, только сломанных ног не хватало! Даже Неа, прикрыв рот ладонью, тихонько рассмеялся над её неуклюжестью.
   - Как вы нашли нас, Бейлсар? - удивлённо прошептала Микаэла. Ей казалось, они уже достаточно далеко отошли от Таррена, чтобы старик смог найти их так легко. Неужели он преследовал их всё это время? Но в таком случае...
   Кайлан резко поднялся на ноги и мимолётом глянул на Петуха. Тот, удивлённо вскинув брови, незаметно покачал головой. Кай грозно рыкнул, и рыжеволосый юноша обречённо поплёлся следом за ним.
   - Не будем вам мешать, - улыбнулся Кайлан Микаэле, и девушка благодарно кивнула. Действительно, раз Бейлсар явился и объявил, что он её учитель, то он должен будет её чему-то учить? Общество Кая и Неа отвлекало бы Микаэлу от занятий. Но, как оказалось, до них было ещё весьма не скоро.
   - Запомни, девочка моя, - улыбнулся Бейлсар. - С помощью магии можно найти кого угодно и где угодно. Правда, нужно уметь рассчитывать свои силы. Если я попытаюсь отследить, допустим, самого Дракона, а он будет находиться на другом конце Аскаара, то я попросту потрачу свою жизнь впустую. Силы они не безграничные, знаешь ли. А тебя найти было легче простого. Будь ты хоть в другом мире, я бы всё равно нашёл тебя.
   - Это намёк на то, что я такая беспомощная? - пробормотала Микаэла, насупившись. Действительно, Бейлсар выбрал целью для своего заклинания не Соланара, ни Кайлана и даже не Цаха. А именно её. Неужто она была настолько слаба и беззащитна?
   Цах и Соланар принялись говорить о чём-то между собой, словно не замечая Микаэлу и Бейлсара. Старик благодарно кивнул за это и, обернувшись к девушке, улыбнулся:
   - Нет, что ты. В тебе сокрыта великая сила. Я бы даже сказал, намного большая, чем у твоей матери. Я ведь был и её учителем!
   - Лжёте, - пробормотала Микаэла, недоверчиво окидывая Бейлсара взглядом. На вид он был больше похож на бездомного, чем на великого мага, о котором ей в детстве так много рассказывала мать. Но старик всё равно настаивал на том, что это действительно так.
   - Вскоре ты сама поверишь мне, - улыбнулся Бейлсар и предложил девушке сесть на сухой ствол дерева рядом с костром. Микаэла присела на самый край и сложила руки на коленях, ожидая какого-нибудь рассказа или секрета волшебства, но старик просто протянул ей какой-то свёрток.
   - Пока не раскрывай! - приказал Бейлсар и отошёл на шаг. - Я хочу, чтобы он сохранился у тебя. Но тебе пока рано знать, что это. Убери его.
   Микаэла недоверчиво посмотрела на свёрток и убрала его в походную сумку. Чем бы это не являлось, от него исходила странная магическая энергия, словно взывавшая к себе. Девушка с трудом поборола желание тайком заглянуть под старую потёртую ткань, в которую был завёрнут таинственный предмет.
   - Те твои друзья, что ушли... - прошептал Бейлсар, садясь рядом с Микаэлой. - От того, который рыжий, исходит пугающая меня аура. Кто он?
   - Убийца, - совершенно спокойно ответила девушка, смотря в небо. - Петух. Мы с Кайланом победили его, и он теперь вроде как пленник. Цах обещал не убивать его, а только посадить в тюрьму.
   Бейлсар с сомнением посмотрел на Микаэлу, после чего взял в руки веточку и принялся что-то рисовать на земле. Молчание. Девушка чувствовала, что тишина давит на её, и это было весьма неприятно. Поёжившись, Микаэла перевела взгляд себе под ноги и удивлённо вскинула брови, увидев, что рисует Бейлсар.
   - Это мышь? - неуверенно спросила девушка, и старик покачал головой:
   - Крыса. Утром я разговаривал с небом, и оно предупреждало меня об обезображенном убийце, что явится за двумя предателями.
   - Предателями? - переспросила Микаэла. Эта новость ей не нравилась. Что за крыса, и за кем она явится? Но Бейлсар не ответил девушке на её вопрос. Кажется, он и сам не понимал того, о чём ему рассказывало небо. Тяжело вздохнув, Микаэла отвернулась.
   Тишина. Только листья шуршали на ветру, заставляя вздрагивать от страха. Девушке казалось, что рядом скрывается что-то нехорошее. Отвратительное. Даже запах вокруг заметно переменился, отдавая странной гнилью...
   Над деревьями пронёсся резкий крик, и Микаэла узнала клич Петуха. И когда он только уже успела его запомнить? Цах и Соланар тут же позабыли о своём разговоре, заметно помрачнев. И снова тишина... Микаэла осторожно приподнялась и, приложив руки ко рту, позвала Кайлана. Ответом ей был лишь долгий протяжный вой ветра. Цах и Соланар продолжали молча смотреть во тьму деревьев, где полчаса назад растворились двое убийц.
   Сердце Микаэлы неожиданно содрогнулось, и девушка, недолго думая, вскочила на ноги и бросилась бежать. Соланар окрикнул её, пытаясь узнать, в чём дело, но ответа не получил. Эльф едва успел вскочить на ноги и броситься следом, чтобы не потерять девушку из виду. А Микаэла продолжала нестись вперёд. Что она скажет Соланару? Что птицы рассказали ей о бое неподалёку? Эльф и так считал её ненормальной, куда уж больше!
   Микаэла дважды споткнулась, скатилась в овраг, но каждый раз поднималась на ноги и вновь бросалась бежать. Не могли же Кайлан и Неа зайти так далеко! И ни единого следа. Микаэла слышала, что убийцы могли не оставлять после себя следов, но не во время же обыкновенной прогулки! Наконец, девушка выскочила на небольшую пыльную дорогу и замерла, увидев на песке следы крови. Здесь был бой. Так говорили птицы, летавшие над самыми головами путников.
   - Что за... - выдавил Соланар, увидев пятна крови. Отпрянув назад, эльф тут же замотал головой, пытаясь понять, что здесь произошло. Меж тем Микаэла уже знала ответ.
   - В чём дело? - крикнул Цах, через некоторое время появившись у дороги вместе с Бейлсаром. Едва старик окинул пятна крови взглядом, девушка схватила его за одежду и затрясла:
   - Учитель, вы сказали, что небо говорило вам о крысе. Может, оно имело в виду Крысу? Убийцу? Ответьте мне!
   Бейлсар заметно побледнел, и Микаэла поняла, что угадала. Чёрт возьми, да это же было так легко! Почему она не поняла этого раньше, как только услышала... Взревев подобно настоящему зверю, девушка изо всех сил ударила кулаком по ближайшему дереву и процедила сквозь зубы:
   - Крыса забрала Кайлана и Неа. Поздравляю, Цах! Вы только что лишились пленника.
   - Причём тут я? - удивлённо произнёс гном, раскуривая трубку. Микаэла, не выдержав, выбила её изо рта Цаха и закричала:
   - Потому что вы должны были следить за ними! Разве не вы говорили мне, что не будете сводить глаз с Петуха и уж тем более с вашего драгоценного Тигра?!
   Микаэла была в гневе. Если бы не вмешался Бейлсар, она, не раздумывая, бросилась бы на Цаха или Соланара. Как два убийцы могли пропасть без следа? Но они были ранены, причём достаточно серьёзно. Кайлан из-за потери памяти не мог сражаться с такой же силой и мастерством, как когда-то, а Петух из-за раны в груди вообще едва дышал. Да тут не только Крыса - любой воин мог запросто победить этих двоих. Но зачем элитному убийце из "Зодиака" понадобилось нападать на своих товарищей?
   - Петух проиграл нам и тем самым опозорил "Зодиак", - заметил Бейлсар. - За ним рано или поздно кто-нибудь явился бы. Но второй юноша...
   - Он Тигр, - пробормотал Цах, поднимая с земли свою трубку. - Крыса мог не узнать его. Но на Кайлане был камзол, который носят воины Союза. Так что убийца мог забрать с собой Кая просто как заложника.
   - Будет плохо, если Крыса догадается, что его пленник на самом деле является Тигром... - заметил Соланар, нервно расшагивая взад и вперёд по пыльной тропинке. Микаэла нервно теребила правый рукав, не сводя с остроухого глаз. Что делать? Как быть?
   - Если это действительно был Крыса, то он наверняка отправился в своё логово - город Харбан неподалёку. До него около недели.
   - А нагнать его не получится? - тревожно спросила Микаэла. Крыса же не мог мгновенно перенестись обратно в своё логово. У него тоже должны были быть лошади, которым время от времени необходим отдых.
   - А смысл? - пробормотал Цах. - Послушай меня, Микаэла. Я понимаю, ты волнуешься за своего друга, Кайлана. Но нам в кои то веки выпал повод отобрать у "Зодиака" Харбан. Мы с Соланаром отправимся обратно в Таррен и возьмём несколько отрядов, которых будет достаточно для захвата города. Ты меж тем отправишься с Бейлсаром по другой дороге, более длинной. До Харбана вы доберётесь дней через восемь-девять. Бейлсар, ты сможешь к тому времени хоть немного её подготовить? Её способности смогут сильно помочь нам в сражении.
   Бейлсар с улыбкой глянул на Микаэлу и кивнул:
   - Да за неделю я из неё настоящего воина сделаю. Ну как, моя ученица, ты согласна?
   Микаэла тревожно глянула горизонт и вздохнула. Ей так не хотелось тянуть время! Неизвестно что вообще может сотворить с Кайланом и Неа этот Крыса! Неспроста же он получил такое прозвище. Он мог быть самым жестоким, самым мерзким и самым коварным. Кто знает, может Кай и Неа уже мертвы. Микаэле не хотелось думать об этом, но на сердце всё равно было тревожно. Как бы не случилось чего-то плохого.
   Вздохнув, девушка кивнула:
   - Я согласна. Только обещайте, что вы не будете медлить, Цах. Я понимаю, что вам Кайлан совсем не дорог, но он мой друг. Я не могу позволить ему умереть вот так.
   Цах кивнул и свистом подозвал лошадей. Микаэла тем временем мрачно смотрела на горизонт. Лишь бы они успели вовремя! Только бы Кайлан дождался! И когда это она успела так сильно к нему привязаться?
  
  13. Истоки магии.
  
   Солнце медленно плыло через облака, подобно величественному кораблю, спешащему куда-то вдаль. Всё вокруг жило своей собственной жизнью, словно не замечая двух путников, пробиравшихся сквозь густую лесную чащу. Лошадь Микаэлы нетерпеливо храпела, переходя на крутых спусках в резвый галоп. Пена текла по морде коня, пачкая гладкую шелковистую шкуру. Огромный баран, на котором ехал Бейлсар, словно не замечал усталости и продолжал упорно идти вперёд, опустив свою голову с огромными витыми рогами. И чего волшебнику в лошадях не нравилось?
   Микаэла молча ехала за Бейлсаром. Её тревожило то, что за время путешествия волшебник не произнёс ни слова. Да и выглядел он вовсе не как могущественный маг, как о нём отзывалась Ярика. На вид Бейлсару было уже около шестидесяти - шестидесяти пяти, и казался он ещё древнее, чем Цах. Сеть морщин покрывала лицо подобно паутине, и усталые глаза были вечно печальными, пустыми. Даже когда волшебник улыбался (а делал он это по любому случаю, без особого повода), его взор оставался лишён радости и света.
   Одевался Бейлсар так, что Микаэла едва ли могла назвать его не то что волшебником - человеком среднего достатка! Рубаха старика всегда была потёрта и местами порвана, несмотря на то, что он довольно часто зашивал новые дыры. Правая штанина была оборвана до колен, а левая измазана неизвестно чем. Лишь только длинный сиреневый плащ с изображением звериной лапы, обитый серым волчьим мехом, делал его хоть капельку походим на волшебника. Подобные накидки носили лишь члены магического совета, управлявшего всем Союзом и Аскааром. Микаэла просто не могла поверить, что её наставник - один из шести великих советников!
   - А вы действительно член Совета? - неуверенно спросила Микаэла, теребя в пальцах кожаные поводья. Бейлсар, рассмеявшись, покачал головой и вздохнул:
   - Нет, девочка моя. Я уже десять лет как покинул свой пост.
   Микаэла удивлённо вскинула брови, но промолчала. У Бейлсара наверняка были веские причины отказаться от столь почётного места.
   - Твоя мать, Алиэн, тоже была советницей, - улыбнулся волшебник, выпрямившись. - Всего нас в Совете было шестеро: одна ведьма, шаман, жрица и три волшебника. Сейчас, конечно, состав совсем иной. Когда погибла твоя мать, я покинул Совет и дал клятву больше никогда не заниматься магией. А я не нарушаю клятвы.
   Микаэла понимающе кивнула и с удивлением заметила, что невольно сравнила Бейлсара с волком. Он был как вожак, лишившийся своей стаи. У волка либо есть семья, либо он до конца своих дней остаётся одиночкой. Потеряв всё, Бейлсар решил отказаться от своей прошлой жизни и стал отшельником. В его мудрых и вечно печальных глаза отражалась вся суть его существования: "Искать то, не знаю чего".
   Микаэла всё чаще сопоставляла людей с животными. Быть может, так на неё влияло общество Кайлана? Так, например, девушка сравнивала Цаха с медведем. Он был неуклюж, неповоротлив, но стоило ему разозлиться - и ярости его не было предела. Он мог запросто стереть противника в порошок своими самыми сильными заклинаниями. В тоже время Цах имел чувство меры. Он никогда не продолжал бой, если видел, что противник больше не способен сражаться. И, в итоге, Цах был благороден.
   Соланар же больше напоминал лисичку или какого-нибудь другого мелкого хищного зверька, к примеру, горностая. Его хитрые глазки, казалось, видели и привечали всё, на что не обращали внимания другие. Движения эльфа всегда были быстры, ловки и отработаны до автоматизма. Впрочем, порой ему не хватало разнообразия. Чрезмерная вспыльчивость же делала его сильно похожим на Неа.
   Вздохнув, Микаэла уселась в седле поудобнее и запрокинула голову. Тёплый летний воздух постепенно холодел, принося с собой первые напоминания об осени. Деревья ещё не собирались менять своего наряда, но листики местами уже начинали желтеть.
   - Учитель, - позвала Микаэла. - А в чём разница между ведьмами и волшебниками? Что даже вы способны научить меня нужным заклинаниям.
   Бейлсар, улыбнувшись, прикрыл глаза, отчего ещё больше стал похож на старого матёрого волка.
   - В силах, девочка моя, - с улыбкой произнёс он. - Для нас, волшебников, не существует понятия предела. На протяжении всей жизни мы совершенствуемся, и наши магические силы лишь расширяются с каждым днём. В основном маги управляют лишь водой, огнём и самой энергией пустоты, но некоторые смельчаки решаются подчинить сам воздух! Для ведьм же основные заклинания - это заговоры, проклятья, реже - благословления. Вы, конечно, можете использовать ту же магию, что и мы, но для этого требуется одно особенно приспособление...
   - Почему мы не можем использовать те же заклинания, что и волшебники, в полной мере? - нахмурилась Микаэла, пытаясь разобраться в том, что рассказал ей Бейлсар. Старик улыбнулся и сказал:
   - Всё очень просто. У вас от природы очень мало магических сил. И их хватает лишь на простейшие заклинания.
   - Но как же те легенды, в которых говорится, будто ведьмы могли стирать с лица земли целые города?! - воскликнула Микаэла, не понимая толком ничего. Улыбнувшись, Бейлсар покачал головой и прошептал:
   - Тебе пока рано это знать.
   Не сказав больше ни звука, старик погнал своего барана вперёд, и остаток дня путники провели в полной тишине, лишь изредка перебрасываясь одним-двумя словами.
   К полудню следующих суток наступило время первого урока. Микаэла была весьма удивлена, когда Бейлсар неожиданно заговорил:
   - Как я уже заметил вчера, у ведьм очень мало магических сил. Однако, даже при таком раскладе можно за всё время сражения произнесли не меньше десятка заклинаний. За это отвечает магическая выносливость. Чем больше её у тебя, тем дольше ты можешь произносить заклинания. Но для того, чтобы эта магическая выносливость появилась, ты должна ежедневно тратить свои магические силы до последней капли. Иными словами, чем больше ты потребляешь энергии, тем больше её вырабатывается. Но сначала выносливость магическую вполне заменяет выносливость физическая. Потому твой первый урок - тренировка собственного тела. Ты хорошо выспалась, отдохнула в седле... Почему бы тебе не идти остаток дня пешком?
   Микаэла изумлённо уставилась на Бейлсара, но он, кажется, говорил на полном серьёзе. Обречённо вздохнув, девушка соскочила со спины своего коня и похлопала его по шее. Животное, судя по всему, было радо такой неожиданной удаче и резкой рысью последовало за бараном Бейлсара.
   - Подождите! - крикнула Микаэла, побежав по пыльной дороге. Волшебник словно нарочно пустил своего коня рысь, то отдаляясь от девушки, то позволяя ей приблизиться.
   Уже через час ноги Микаэлы буквально отваливались. Девушка с трудом плелась за Бейлсаром, но сдаваться не собиралась. Да чтобы она показала слабину перед каким-то стариком! Гордо выпрямившись, Микаэла с новыми силами зашагала вперёд, не обращая внимания на дрожь в ногах.
   - Сегодня ночлег устроим раньше, - заметил Бейлсар, пустив своего барана медленным шагом. - Ты устала, а завтра утром снова будешь идти пешком. Местность станет более болотистой, это увеличит нагрузку. Но завтра мы также приступим ко второму занятию.
   Микаэла удивлённо вскинула брови и кивнула головой. Девушка не ожидала, что ко второму занятию они приступят так быстро. Устало вздохнув, Микаэла упорно зашагала за вновь скрывшимся впереди Бейлсаром.
   Солнце медленно клонилось к горизонту, утопая в вечерних бархатных облаках. Ещё совсем немного - и птицы смолкли. Лишь громкий крик совы время от времени проносился по затихшей сонной поляне.
   Микаэла впервые за несколько дней уснула практически мгновенно, даже не ворочаясь. Проспав мёртвым сном до самого утра, девушка проснулась не в самом хорошем расположении духа, но отдохнувшая. Мышцы болели, но Микаэла старалась не обращать на это внимания. Едва солнце показалось над верхушками деревьев, и девушка вновь двинулась в путь, с трудом преодолевая заболоченные дороги и тропинки. Бейлсар вёл вторую лошадь за повод, сам почти не вылезал из седла. Лишь к полудню он вновь устроил привал и спешился. Микаэла устало рухнула на землю и застонала:
   - Можно мне немного передохнуть? - пробормотала девушка, но Бейлсар невозмутимо направился к ближайшему дереву и положил ладонь на шершавую кору. Лёгкое движение руки - и старый ствол неожиданно заскрипел и рухнул, образовав мост через глубокий овраг. Микаэла испуганно дёрнулась в сторону и закричала:
   - Это вы так магией больше не занимаетесь?!
   Бейлсар рассмеялся и похлопал рукой по стволу дерева:
   - Я имел в виду, что больше не использую магию для других. Она лишь моя и ничья больше. Я отшельник.
   Микаэла заворчала и вздрогнула. Зачем старик свалил это дерево? Он что-то явно задумал. Девушке хотелось верить, что Бейлсар не задумал загнать её на старый трухлявый ствол дерева, чтобы проверить её на самоконтроль.
   - Одна из основ магии - контроль над собственным разумом, - подтвердил волшебник её опасения. - Лишь когда твоё сознание чисто, ты можешь произносить самые трудные заклинания. Иначе ты их даже не вспомнишь. Само по себе заклинание - это не привычные тебе слова, вроде "Гори" или "Падай". Хочешь знать, что мне пришлось произнести, чтобы свалить это дерево? "Санлет фирнан тэ аллеас", что означает "Пади дерево, что передо мной". Со временем все слова настолько крепко засядут у тебя в голове, что ты будешь употреблять их, не задумываясь.
   - Но почему нельзя просто сказать "Упади"? - нахмурилась Микаэла. - Зачем всё нужно настолько усложнять?
   - А чтобы ты спросила, - усмехнулся Бейлсар и кивком указал ей на дерево: - Лезь.
   Микаэла тревожно посмотрела на перекошенный ствол и подскочила на месте, когда волшебник гаркнул на неё. Обречённо вздохнув, девушка осторожно шагнула на поваленное дерево и вскрикнула, когда едва не потеряла равновесие. Чёрт возьми, кто же знал, что Микаэла так боялась высоты! Выпучив от страха глаза, девушка уставилась вниз. А до дна оврага было метров пять, не меньше!
   - Многие волшебники используют обычный язык для произнесения заклинаний, - кивнул Бейлсар, наблюдая за Микаэлой. - Но мощь заклинания от этого существенно падает. Волшебнику, который многие десятки лет провёл в боях, это может и не сильно навредит, а вот ведьме, которая должна бороться за каждую крупинку силы, это непростительно. Если ты не выучишь фелькет, язык леса, то можешь прямо сейчас разворачиваться и возвращаться в свою деревню. Не хочешь? Чтож, слушай дальше. Для того, чтобы очистить свой разум, ты должна уметь отбрасывать сомнения и страхи. Ты вся дрожишь, потому что боишься высоты. Это хорошо. Лишь когда поверишь в свои силы, поймёшь, что ты не упадёшь, пока сама этого не захочешь, твой разум очистится и будет готов полностью запомнить весь фелькет.
   Микаэла хотела было попросить Бейлсара позволить ей сойти с хрупкого ствола дерева, но у самых краёв оврага земля неожиданно вспыхнула пламенем. Волшебник, ехидно усмехнувшись, покачал головой:
   - Борись со страхом, Микаэла. Я ещё не усложнял тренировку. Просто стой и смотри вниз, пока не почувствуешь, что страх отступает.
   Микаэла с ненавистью посмотрела в сторону Бейлсара, но поняла, что спорить нет смысла. Вздохнув, девушка неуверенно глянула вниз и едва не рухнула на подкосившихся ногах. Лишь чудом ей удалось устоять и не упасть в овраг. Сердце в груди стучало так, словно пыталось вырваться. Но Микаэла стояла. Да и куда бы она делась? По краям оврага бушевал настоящий пожар, контролируемый Бейлсаром. Даже при особом желании девушка не выбралась бы на безопасную поверхность.
   Солнце медленно плыло по небосклону, время неумолимо бежало вперёд. Микаэла несколько раз упала с дерева, но это даже послужило очередным поводом убедиться в том, что ничего страшного в высоте нет. Девушка вновь и вновь поднималась на ноги, немного потрёпанная, побитая, но живая. К вечеру Микаэла уже достаточно твёрдо стояла на стволу и храбро смотрела в овраг. Бейлсар довольно кивал головой, хваля её за каждый крохотный шаг к успеху.
   Ещё одна короткая ночь, ещё одно утро. Пройдя пешком до первого привала, Микаэла присела отдохнуть и подождала, пока Бейлсар вновь свалит какое-нибудь дерево. Оврага поблизости не оказалось, зато холодная речка подошла в самый раз. Перевалив дерево через неё, волшебник знаком пригласил Микаэлу приступить к занятию, и девушка устало взобралась на поваленный ствол.
   - Я не боюсь воды, - заметила Микаэла, но Бейлсар знаком попросил её замолчать.
   - Сегодня ты будешь бороться не со страхами. Сегодня ты будешь бороться с собственным телом. Ну-ка, разведи руки в стороны и согни одну ногу в колене. Трудно?
   Микаэла едва не упала, пытаясь повторить за Бейлсаром. Девушку шатало из стороны в сторону, но волшебнику, кажется, только это и нужно было. Улыбнувшись, он кивнул и присел на берег.
   - Знание фелькета, конечно, очень важно в бою, но для произнесения заклинаний также нужно правильно двигаться, - заметил старик, бросая в воду камушки. - Твоё тело должно находиться в постоянном равновесии. Каждое движение доведено до автоматизма. Но о голове всё равно не забывай. Один лишний взмах рукой - и всё заклинание коту под хвост. Один неловкий шаг - и вражеский меч запросто достанет тебя. Ты должна контролировать каждое движение. Научись балансировать - и контроль над телом придёт со временем.
   Микаэла стиснула зубы, понимая, что сопротивляться бесполезно. Балансировать на скользком стволе дерева было тяжело, особенно когда внизу шумела река. Того и гляди очередная волна нахлынет на ствол и сбросит девушку вниз. Микаэла едва держалась. Несколько падений, пара коротких заплывов... Девушка уже привыкла к этому, потому невозмутимо забиралась обратно на дерево раз за разом. Бейлсар между тем учил её основным и наиболее повторяющимся в заклинаниях словам из фелькета. Поначалу они казались девушке непонятным набором звуков и букв, но потом она стала замечать в них некоторую закономерность. Так, к примеру, нужно было обязательно уточнять, с каким именно предметом должно было происходить действие. Одного взгляда было недостаточно. Глагол в заклинаниях всегда шёл на первом месте, за ним, как правило, следовал сам предмет, на которое направлялось действие. С помощью Бейлсара Микаэле даже удалось самостоятельно составить несколько простых заклинаний. И всё это во время того, как она балансировала на дереве! Конечно, после таких разговоров ей часто приходилось расплачиваться преждевременным купанием, но Микаэла уже не обращала на это внимания.
   На четвёртый день Бейлсар не стал давать девушке новых уроков. Они продолжали заниматься старым, учили фелькет, балансировали на дереве, поваленном через овраг. Однако, Микаэла чувствовала, что назревает серьёзный разговор. Бейлсар уже давно готовился к нему, подбирал нужные слова. И, наконец, он заговорил:
   - Что есть сила для ведьмы, Микаэла?
   Девушка удивлённо посмотрела на волшебника и промолчала. Раньше она как-то не задумывалась над этим вопросом. Бейлсар, улыбнувшись, начал свой рассказ:
   - Давным-давно ведьмы были не более, чем обыкновенными гадалками, ведуньями, травницами. Те, у кого были магические силы, даже не задумывались о том, чтобы развивать их, становиться сильнее. Им было достаточно того, что у них было. Пока Асалита, первая ведьма-ворон, не решила каждую ненужную частичку сил прятать в свой кинжал. Каждый день она передавала оружию свою энергию. К концу жизни Асалиты в кинжале накопилось столько силы, что ведьма вполне могла бы использовать базовые заклинания волшебников. Но Асалита на этом не остановилась. Перед смертью она отдала кинжал своей дочери, наказав той так же передавать свободные силы оружию. Дочь Асалиты перед смертью отдала кинжал своей дочери, та - уже своей. Даже если потомок ведьмы вдруг оказывался обделён магической силой, кинжал продолжал передаваться из поколения в поколение. Другие ведьмы заметили столь странный обычай и тоже выбрали для себя ритуальный кинжал. В него по крупинке собирались силы всего ведьминского рода. Таким образом, в наше время ритуальный кинжал - неотъемлемый атрибут здравомыслящей ведьмы. Без него она не способна использовать более мощные заклинания. Но чтобы раскрыть полную силу кинжала, необходимо знать его имя. Увы, это удавалось лишь некоторым. Твоя мать была одной из этих ведьм, которым удалось узнать имя своего ритуального кинжала.
   Микаэла удивлённо посмотрела на Бейлсара и потянулась в сумку за свёртком, полученным от волшебника несколькими днями ранее. Старик улыбнулся, позволяя девушке раскрыть старую потёртую ткань. Микаэла осторожно развернула скрытый в свёртке предмет и ахнула. У неё на руках лежал прекрасный кинжал, больше похожий на птичий коготь, изогнутый в обратную сторону. Он украшался тремя кроваво-красными камнями, которые переливались таинственным мерцанием.
   - В основе взаимодействия с ритуальным кинжалом лежит равноценный обмен, - продолжил Бейлсар. - Чем мощнее заклинание ты хочешь произнести, тем больше магических сил тебе требуется. Ты можешь попросить их у кинжала, но взамен он потребует от тебя что-нибудь. Нет, не предмет. Волос, кровь... Для исцеляющих заклинаний кинжал может потребовать у тебя слезу.
   - Так те засечки на руках ведьм... - изумлённо прошептала Микаэла. Она не раз замечала на руках матери странные бледные шрамы. Иногда рядом появлялись новые порезы. Но Алиэн делала вид, что не замечала их, и всегда делала такое удивлённое лицо, когда Микаэла показывала на шрамы пальчиком, показывая маме.
   - Это следы от порезов. Видимо, кинжал требовал несколько больше крови, чем можно наскрести с пореза в пальце, - пожал плечами Бейлсар. - Оставь кинжал у себя. На сегодня с занятиями закончим, можешь отдыхать. Но завтра ты должна попытаться установить связь с кинжалом.
   - То есть как? - нахмурилась Микаэла, не понимая. Кинжал же не был живым, чтобы с ним можно было установить мысленную связь...
   - Очень просто. Садишься рядом, буравишь глазами и мысленно задаёшь разнообразные вопросы. Если кинжал заинтересуется тобой - он ответит, - хмыкнул Бейлсар и, насвистывая какую-то песенку, направился к костру. Микаэла проводила его удивлённым взглядом и помотала головой. Что за ерунда! Говорить с кинжалом... Девушка ещё поняла бы, если бы волшебник приказал ей говорить с землёй, водой или огнём. Но с кинжалом...
   Обречённо вздохнув, Микаэла закрепила кинжал на поясе и, спустившись со ствола дерева, направилась к костру. Остаток вечера путники вновь провели в тишине, и девушка смогла, наконец, подумать о своём.
  "Как там Кайлан? И Неа? - прошептала про себя Микаэла, смотря на первые звёзды, показавшиеся сквозь лёгкий туман. - Живы ли ещё? Надеюсь, Соланар и Цах уже добрались до Таррена и спешат с подмогой..."
   Девушка ещё долго размышляла, вспоминала особенно странные слова из фелькета. Наконец, сон овладел её разумом, и Микаэла уснула, свернувшись калачиком у костра.
  
   Последующие дни тянулись невероятно медленно. Бейлсар вдруг прекратил все другие тренировки, и Микаэла теперь только и занималась тем, что сидела и пыталась заговорить с кинжалом. Когда девушка говорила с животными, она хотя бы получала ответ. Но кинжал молчал. Да и как он мог ответить?
   Поджав под себя ноги, Микаэла сидела и устало смотрела на кинжал. Тишина, окутывавшая поляну, сводила с ума. Бейлсар тихо дремал рядом, словно нарочно не замечая девушку. Микаэла тяжело вздохнула и вновь устремила взгляд на кинжал. Сколько дней она уже пытается с ним заговорить? Два? Три? В ответ всегда была одна лишь тишина. Наконец, Микаэла не выдержала и заговорила вслух:
   - Знаешь, мне нужна твоя сила. Один мой друг сейчас находится в плену у врага. Если я не стану сильной, он погибнет и мы все проиграем "Зодиаку". Мне не нужна сила для того, чтобы править. Я всего лишь хочу помочь другим.
  "Ты всё равно получишь власть над теми, кому помогаешь", - неожиданно прозвучал чей-то голос. Казалось, таинственный собеседник стоял совсем рядом с девушкой. Испуганно обернувшись, Микаэла нахмурилась. Рядом не было ни единой души. Тяжело вздохнув, девушка ответила на слова таинственного собеседника, словно чувствовала, что это не бред от неожиданно подскочившей температуры.
   - Почему же? Я помогаю просто потому что хочу, чтобы в Аскааре закончилась война. Я потеряла уже слишком много дорогих мне людей. Так почему я получу власть над теми, кому помогу?
  "Тот мальчишка-убийца, которого ты спасла от казни, главный аргумент в моих словах. Ты можешь приказать ему что-то, и он это сделает. Потому что он теперь обязан тебе жизнью. Это суть равноценного обмена".
   Услышав последние слова, Микаэла напряглась и неуверенно посмотрела в сторону лежавшего на земле кинжала. Казалось, рубины, вставленные в блестящее изогнутое лезвие, мерцали таинственным светом. Замерев, Микаэла осторожно протянула руку к кинжалу и вскрикнула, когда невероятный жар обжёг её пальцы. В следующий же миг девушку едва не оглушил вопль:
  "Ай-яй-яй! Да не хватай ты меня так! Я очень хрупкий. Уронишь - я на тебя обижусь!"
   Испуганно засуетившись, Микаэла схватила кусок ткани и, расстелив на коленях, сверху положила кинжал. Он действительно говорил! Правда, отвечал с недовольством. Улыбнувшись из-за этого, Микаэла шёпотом спросила:
   - Почему ты заговорил со мной?
   В ответ послышался короткий смешок:
  "Мне просто было скучно. Фамильяру порой становится очень одиноко. Особенно в этой холодной, бесполезной железяке!"
   Микаэла удивлённо выдохнула и осторожно коснулась лезвия кинжала. В следующий же миг оружие слабо засверкало, и на нём появилась настоящая крохотная серая мышка. Шевельнув ушами, она пристально принюхалась, осмотрелась по сторонам и тут же устремила внимательный взор на Микаэлу, которая уставилась на существо изумлёнными глазами.
   - Ты... фамильяр моих предков?
  "Разумеется", - хмыкнул дух, и на мгновение лезвие кинжала под его лапками покраснело, словно его хозяин смутился чрезмерным вниманием со стороны Микаэлы.
  - И как же тебя зовут? - лукаво произнесла девушка. Фамильяр, вспыхнув от гнева, сложил лапки на груди, что выглядело весьма необычно. Микаэла тревожно вздрогнула и притихла, надеясь услышать ответ. Но дух молчал. Микаэла, конечно, не собиралась сдаваться так просто. Хмыкнув, девушка склонила голову на бок и пытливо глянула на мышь.
   - Не верю я, что ты великий фамильяр, служивший моей маме. Ты какой-то слабенький, хиленький... Нет, ты не можешь быть могущественным духом, хранящим в себе силы всего моего рода. Сдавайся, самозванец!
   Казалось, фамильяр сначала испугался того напора, с которым говорила Микаэла. Но вот, буквально вспыхнув от гнева, он закричал:
  "Да чтобы какая-то девчонка сомневалась во мне?! Да будет тебе известно, что я, Ранзак, один из самых могущественных в мире духов!"
   Грохот грома заставил Микаэлу похолодеть, и на мгновение ей показалось, будто это фамильяр пришёл в ярость. Но на самом деле Ранзак и сам испуганно дёрнулся и поспешил спрятаться под широким листом от начинающегося дождя. Микаэла расплылась в широкой улыбке:
   - Так тебя зовут Ранзак...
  "Ты играла нечестно! - закричал фамильяр. - Ты меня обманула!"
   - Ты сам назвал своё имя, - пожала плечами девушка. - Я тебя не заставляла.
   Ранзак замолчал и, обречённо вздохнув, пробормотал:
  "Ладно, твоя взяла, девчонка. Ты меня перехитрила, и я должен тебе служить".
   Мгновение - и мышонок испарился. Только лезвие кинжала слабо замерцало. Микаэла, улыбнувшись, прижала его к груди и прошептала:
   - Спасибо тебе, Ранзак!
   Ответа не последовало. Победно вскинув руки, девушка откинулась на спину и растянулась на земле, хохоча в полный голос. У неё получилось! Ранзак говорил с ней, назвал своё имя! Микаэла чувствовала гордость за саму себя. Теперь у неё обязательно должно было получиться спасти Кайлана и Неа!
   Вскочив на ноги, девушка осторожно ударила кинжалом по воздуху и задрожала, почувствовав, как по руке потекла таинственная сила. Подчиняясь внутреннему порыву, Микаэла тихо прошептала слова заклинания, услышанные от Бейлсара:
  -Санлет фирнан тэ аллеас...
   Но кинжал резко похолодел, и мерцавшие рубины потухли. Из лезвия донёсся тихий хохот Ранзака. Лишь через некоторое время фамильяр появился на плече Микаэлы и хмыкнул:
  "А равноценный обмен, дорогая хозяюшка?"
   Микаэла недовольно насупилась и пробормотала:
   - Что ты хочешь?
  "Ну... - задумался Ранзак, и лезвие кинжала слабо замерцало, словно они всё ещё были единым целым. - Ты такая милая, и мне не хочется из-за такого пустяка требовать каплю крови. Ранить столь прелестные пальчики... А эти чудесные золотые кудри..."
   - Ближе к делу, - недовольно прервала его Микаэла.
  "Ладно, ладно. Мне хватит крошечного кусочка волос. Пары волосинок. И место в твоей сумке. В ней получится прекрасный домик!"
   Микаэла кивнула и осторожно отделила от волос крохотную прядку. Девушке не очень-то хотелось резать локоны по таким пустякам, но отказаться от заклинания уже было нельзя. Едва кинжал отрезал несколько золотистых волосинок, Ранзак подхватил их и, юркнув в сумку Микаэлы, довольно захихикал:
  "Хорошо, я разрешаю тебе взять столько силы, сколько необходимо для этого заклинания!"
   По руке девушки тут же заструилась магическая энергия, и стоявшее прямо перед Микаэлой дерево неожиданно пошатнулось, заскрипело и с грохотом рухнуло поперёк дороги. Баран Бейлсара испуганно заблеял и отскочил в сторону, смотря на ствол дерева, как на настоящего врага.
   За спиной Микаэлы кто-то вдруг захлопал в ладоши, и девушка инстинктивно обернулась. Бейлсар, улыбаясь во весь рот, воскликнул:
   - Это было невероятно, девочка моя! Поздравляю, ты справилась с задачей. И фамильяра приручила, как я погляжу.
   Микаэла улыбнулась и, мимолётом глянув в сумку, сунула внутрь кусочек хлеба из кармана. Ранзака в своём убежище не было. Быть может, вернулся в кинжал? Но девушка чувствовала, что фамильяр всё равно вернётся. Ему не нравилось долго сидеть в кинжале.
   - Мы теперь правда можем отправиться на помочь Кайлану и Неа? - тревожно спросила Микаэла. Бейлсар, улыбнувшись, кивнул, и девушка радостно закричала. Не думая больше ни о чём, она бросилась на шею своему учителю и едва не удушила его от радости.
   - Мы прибудем в Харбан уже послезавтра, - улыбнулся Бейлсар. - Завтра будем готовиться. Тебе ещё нужно научиться произносить некоторые заклинания без помощи твоего фамильяра. А то ты так ни крови, ни волос не напасёшься!
   Микаэла улыбнулась и энергично кивнула головой, тряхнув золотистыми кудрями. Бейлсар помог девушке сесть верхом, и довольно скоро путники двинулись в путь. Солнце было ещё высоко, и птицы, словно величественные корабли, парили над самыми облаками. Дождь прошёл практически незаметно, только всё вокруг теперь искрилось чистотой, а воздух был наполнен таким чудесным ароматом, что захватывало дух.
   Микаэлу не тревожило больше ничего. Бережно зацепив кинжал на поясе, девушка улыбнулась, услышав доносящийся из сумки хруст. Ранзак, кажется, нашёл сухарик. Пришпорив своего коня, Микаэла погнала его вперёд по пыльной дороге, которая уходила далеко к самому Харбану.
  
  14. Чёрный дым над Харбаном.
  
   От города веяло могильным холодом, из-за которого всё внутри замирало в страхе. Ледяной ветер яростно бросался на старые скрипящие ставни, с лютым воем разносясь по пустынным переулкам. Это был город, полный смерти и страдания. Как же сильно он отличался от Таррена! Ни золотых храмовых куполов, ни сверкающих крыш благородных домов. Одна лишь разруха и смерть. Крыса, кажется, не сильно беспокоился о жизни своих подчинённых и жителей Харбана.
   Едва Микаэла и Бейлсар подъехали к воротам, на полуразрушенных башнях из белого камня появились стрелки. Вскинув луки, они всем своим видом показали, что путникам здесь не рады. Но стрелять не стали. Вероятно, кто-то их всё-таки ждал. Микаэла невольно вздрогнула и поёжилась, не сильно радуясь слежке. Ворота неожиданно отворились, и девушка удивлённо вскинула брови. Ещё одно доказательство, что к их появлению готовились заранее. Чтож, не самая хорошая новость. Путники, конечно, и не рассчитывали на внезапное нападение. Крыса был слишком осторожен, чтобы позволить застать себя врасплох.
   Тяжёлые копыта коня Микаэлы застучали по пустынной дороге, ведущей в центр города. Баран Бейлсара тихо семенил следом, озираясь по сторонам. Микаэла недовольно заметила прячущихся в тени убийц. Они не очень-то заботились о собственной незаметности, словно всем своим видом показывали, что являются здесь неоспоримыми хозяевами. Микаэла с ненавистью глянула на одного из убийц, и тот хмыкнул в ответ. Ранзак, появившийся из серого дыма на плече Микаэлы, тихонько пискнул и нахохлился, словно был не крошечной мышью, а бесстрашным воином.
   - Хозяин ждёт вас на главной площади в своём "поместье", - пробормотал один из убийц. Микаэла проводила его внимательным взглядом и, пришпорив коня, поспешила следом за уехавшим вперёд Бейлсаром. Девушку тревожило не столько общество убийц, голодным взглядом буравившим их спины, сколько чёрные вороны, кружившие над городом. Они были на каждом шагу, ходили у самых ног лошадей, не боясь ровным счётом ничего.
   Стоило Микаэле и Бейлсару приблизиться к тёмному поместью Крысы, со стороны леса в небо поднялась золотистая птица, похожая на огромного орла. Белйсар поднял глаза вверх и, задумчиво кивнув, пробормотал:
   - Цах и Соланар уже здесь.
   Микаэла понимающе кивнула и обернулась к поместью. Да это же была самая настоящая башня, а не дворец или какой-нибудь богатенький дом. Запрокинув голову, девушка со страхом осмотрела всё это чудовищное серое строение.
   Башню было видно издалека; она возвышалась над окрестностями подобно чёрной скале, памятнику жестокости "Зодиака". Отвратительные шпили, казалось, пытались достать до самого неприступного неба, полностью отражая саму сущность своего хозяина. Крыса был подчинённым, обыкновенной пешкой сначала в руках Тигра, потом Дракона. Однако он всей душой стремился стать выше их. Завладеть силой, какой не знал ещё ни один убийца "Зодиака". Только выбрал Крыса тёмный путь, полный крови, разрушений и боли, в то время как Кайлан отыскал иную дорогу к силе, освещённую теплом дружеской поддержки. Теперь Микаэла видела разницу между вражескими сторонами: Союз использовал порой далеко не благородные методы борьбы, но в его целях не было порабощения целой страны.
   Вопросительно глянув на Бейлсара, Микаэла тут же кивнула и, достав из-за пояса кинжал, осторожно уколола палец. Крошечная капля крови покатилась по холодному лезвию, и девушка почувствовала заметный прилив сил.
  "Зачем?" - удивлённо спросил Ранзак.
   - На всякий случай. Мне не хочется попасть в западню.
   Путники молча стали подниматься по многочисленным лестницам. Убийцы, стоявшие на каждом шагу, следили за ними всё теми же голодными глазами. Власть над Харбаном была в руках крысиной стаи...
   Едва Микаэла шагнула в широкий округлый зал, её тело похолодело от ужаса. На мгновение опешив, девушка тут же сжала руки в кулаки, когда кровь буквально вскипела в её жилах. Лишь только Бейлсар удержал воительницу на месте, коснувшись запястья.
   Крыса стоял в центре зала, усмехаясь во все свои корявые зубы. Отвратительные шрамы изуродовали лицо убийцы, и теперь его губы были искажены в вечной ухмылке. Лишь чёрные, пустые глаза прожигали насквозь. Живой мертвец - так бы про него сказала Микаэла.
   В зале он был не один. В одной руке убийца держал кинжал, другой сжимал волосы Неа. Рыжий мальчишка, едва стоявший на ногах, был бледен, как полотно и казался ещё более мёртвым, чем Крыса. На груди запеклось пятно крови из вновь открывшейся раны, тело покрывали синяки и ссадины. Микаэла никогда не думала, что человека можно было так сильно искалечить.
   С трудом открыв глаза, Петух устремил взгляд на девушку, и та с нескрываемой радостью увидела, что в нём пылающую гордостью. Нет, Неа не собирался сдаваться. Он был потрёпан, вымотан, но всё так же самовлюблён и горд, чтобы молить Крысу отпустить его.
   - Уходи. Кая здесь нет, Мишка. Этому кретину вряд ли бы хватило ума его поймать, - хмыкнул Петух, за что Крыса довольно больно толкнул его коленом в бок.
   Микаэла тревожно глянула на Бейлсара, и тот помрачнел. Кайлана не было. Выходит, Крыса его никуда не забирал. Так куда же он делся? Но Микаэла не собиралась убираться прочь из Харбана.
   - А мы за тобой, - улыбнулась девушка, и на щеках рыжеволосого убийцы появился лёгкий здоровый румянец.
   Крыса выпустил его волосы из хватки и достал второй кинжал. Бросив на Неа злобный взгляд, убийца произнёс:
  - Ты всегда был бесполезен, Петух. Мозгами тебя природа не одарила. Скажи ещё спасибо, что ты попался мне, предатель. Если бы на моём месте оказалась Обезьяна, тебя бы уже не было в живых.
   - Как будто меня когда-то пугала смерть, - хмыкнул Петух, вяло отряхиваясь. - За это вы меня тогда и подобрали, не так ли?
   - Ты просто увязался за Тигром. Я всегда был против такого бесполезного существа, как ты, - процедил сквозь зубы Крыса и отвернулся от Петуха.
   Обезображенный убийца сделал шаг вперёд, и сердце Микаэлы испуганно забилось. На мгновение девушке показалось, что она вот-вот бросится бежать. Паника охватила весь её разум. А Крыса лишь самодовольно усмехался. Неужели все тренировки были зря? Нет! Микаэла топнула ногой и выпрямилась, с вызовом посмотрев в глаза врага. Ранзак, ощетинившись, важно поднялся на задние лапки и погрозил Крысе кулачком.
   Убийца стиснул зубы от ярости и глухо хмыкнул. Он не боялся Микаэлы, но был удивлён её мужеством. Откуда столько сил в столь хрупком создании? Микаэла не переставала его удивлять: она немедленно выхватила из-за спины лук и, натянув тетиву, крикнула:
   - Аттэ соан, бьярд!
   Приказ девушки эхом разнёсся по затихшему залу. Стрела медленно стала темнеть, покрываясь каким-то веществом, и с наконечника капнула синеватая жидкость, запачкав тёмный мраморный пол. В следующий же миг Микаэла прострелила плечо Крысы. Убийца пошатнулся, закатил глаза, и изо рта его потекла пена. Издав тихий хрип, он рухнул на холодный пол.
   Микаэла медленно опустила лук и недоверчиво посмотрела на Крысу. Он... умер? Так легко? Девушка рассчитывала лишь немного ранить его. Конечно, стрела была отравлена по её приказу. Заклинание, что произнесла Микаэла, переводилось как "Покройся ядом, стрела". Не было ни одного слова, означавшего бы смерть. Но в тот момент девушку почему-то это не смутило. Недолго думая, она бросилась к Петуху и потянула его к выходу. Бейлсар остался стоять на месте, смотря на Крысу пристальным взглядом.
   Неа почему-то сопротивлялся, пытался освободиться, но девушка крепко держала его за плечо.
   - Ну же, идём! - выдавила девушка, дёрнув убийцу за собой. Петух, неожиданно схватив её за плечи, закричал во всё своё горло, из-за чего Микаэла в который раз поняла, за что юношу наградили таким прозвищем.
   - Да как ты не поймёшь! У Крысы иммунитет к ядам! Его даже Змея использовала для создания новых ядов. Он их чувствует, легко распознаёт мощность, но, чёрт возьми, не дохнет! - рявкнул Неа, но Микаэла уже и без него всё поняла. За спиной рыжего убийцы выросла тёмная фигура разъярённого убийцы. Буквально отодвинув Петуха рукой в сторону, Крыса прошипел:
   - Ах ты ведьма... Яд был достаточно сильный...
   - О, это комплимент? - нервно хихикнула Микаэла и вскрикнула, когда кинжал рассёк воздух над её головой. В следующий же момент Крыса бросился на девушку, но возникшая почти из ниоткуда ледяная стена отделила его от жертвы.
   - Что за... - выдавил убийца и полоснул кинжалом по льду. Бесполезно. Лёд был твёрд, как настоящий камень.
   - У вас тут было достаточно сыро, вот я и решил использовать вашу водичку для дела, - рассмеялся Бейлсар, почесав затылок. В этот момент Микаэла готова была броситься старику на шею. Он помог ей! Или опять действовал лишь ради удовлетворения собственной прихоти?
   Петух быстро ретировался за спину волшебника, совершенно не задавая лишних вопросов. Он и Бейлсар не были знакомы, но оба поняли, что разумнее сейчас было бы держаться вместе.
   - Что ещё за фокусы может выдать это чудовище? - бросил через плечо Бейлсар. Петух, схватив в руки валявшийся у стены ржавый меч, хмыкнул:
   - Да в принципе ничего. Если не считать того, что в ближнем бою он использует все возможные подлые трюки. Хотя до Свиньи ему ещё далеко. Тому так вообще неведомо понятие чести. Одна проблема - Крыса люто ненавидит всех женщин. Потому Мишка, прошу, отойди к нам.
   - Да прекратите вы меня так обзывать! - крикнула Микаэла и едва не пропустила удар противника. Крыса разрезал воздух в считанных сантиметрах от её горла, и девушка едва успела развернуться. Видимо, убийца был в ярости. Его зрачки расширились настолько, что глаза, казалось, стали полностью чёрными. Оскалившись, Крыса процедил сквозь зубы:
   - Умри, чёртова Азабель!
   Микаэла на мгновение опешила, услышав это имя. Знакомое... Где она могла его слышать? Точно, в деревне, на празднике. Так звали женщину, которая изуродовала лицо Крысы, и которую он потом зверски убил. Чтож, Микаэле совсем не хотелось такой же участи. Бросившись бежать от спятившего убийцы, она закричала во всё горло:
   - Старик! Неа! На улицу, быстро! У него, видимо, крыша поехала!
   - Какая крыша? - удивлённо захлопал глазами Петух, запрокинув голову. Потолок вроде был на месте, никуда не съехал...
   Микаэла, глухо рыкнув, схватила юношу за руку и потащила в сторону выхода. Снова бесконечные переходы, лестницы и голодные взгляды прячущихся в тени убийц. Но вот беглецы вылетели на улицу, на главную площадь, и их тут же обступили со всех сторон. Микаэла испуганно отшатнулась назад и едва не натолкнулась на другого убийцу, обнажившего меч. Враги были со всех сторон.
   - Они не выглядят дружелюбно, - заметил Неа, сжимая в руках меч. - Если бы у меня были мои кастеты... С мечами я обращаюсь хуже.
   - Соланар и Цах рядом. Они должны вот-вот войти в город, - крикнул Бейлсар, отступая назад. Кажется, волшебник совсем не собирался использовать свои магические силы. В этот момент Микаэле хотелось пнуть его, жаль только старик находился слишком далеко. А то, может быть, в Бейлсаре проснулась бы совесть. Или хотя бы чувство самосохранения.
   Ближайший убийца резко бросился в атаку, и Микаэла оказалась бы в большой опасности, если бы Петух не парировал выпад мечом. Оружие едва не вылетело из его рук, и рыжеволосый юноша скрипнул зубами от напряжения. Едва заставив противника отступить, Неа крикнул:
   - Чёрт, мы так долго не протянем. У меня адски болит грудь и правая рука. А меч двуручный, его в левую не возьмёшь.
   Бейлсар пропустил его слова мимо ушей и усмехнулся, когда тяжёлые металлические ворота Харбана с жутким скрежетом, похожим на вой умирающего зверя, рухнули на землю. Микаэла испуганно дёрнулась в сторону и напрягла зрение, пытаясь понять, что же произошло. В поднявшейся пыли показался огромный тёмно-синий флаг, на котором был изображён грифон. Сердце едва не выскочило из груди Микаэлы. О, как она мечтала увидеть это полотно! На протяжении последних нескольких минут она только о нём и думала. И вот те на! Отряд из сотни воинов как на подбор. Все высокие, гладко выбритые, стриженые и облаченные в тёмно-синие камзолы, похожие на тот, что Соланар выкрал в Таррене. Кони, отобранные, наверное, со всего Аскаара, были только со светлой шкурой, чаще всего светло-серой или кремовой.
   - О, да это же четвёртый конный отряд прямиком из Таррена! - удивлённо воскликнул Бейлсар. - Он не раз отказывал достойное сопротивление врагу, потому лошадей для этих воинов подбирают исключительно элитных и только светлых мастей.
   - Хороший способ привлечь внимание противника, - хмыкнула Микаэла.
   За конницей показался небольшой отряд пеших воинов. Те, обнажив оружие, тут же окружили Микаэлу, Бейлсара и Неа плотным кольцом, не давая убийцам приблизиться ни на шаг. Соланар, протиснувшись сквозь их ряды, облегчённо вздохнул, стоило ему увидеть, что с Микаэлой всё в порядке.
   - Я так понимаю, Кайлана вы не нашли? - бросил он мимолётом.
   - Как видишь, - пожала плечами девушка и испуганно вскрикнула, когда Крыса буквально пробил ряд воинов. Вскинув кинжалы, он вновь бросился в атаку, на сей раз пытаясь во что бы то ни стало добраться до Микаэлы. Она отступила на шаг, прячась за Соланаром, и вражеское лезвие едва не вспороло эльфу бок. Остроухий вовремя успел отпрянуть в сторону и схватиться оружие. Но Крыса не дал ему опомниться и атаковал вновь. Соланар бы точно был ранен, если бы Неа неожиданно не контратаковал сбоку. Микаэла и не заметила, как рыжеволосый убийца успел вернуть себе кастеты. Размахнувшись, Петух со всей силы полоснул лезвиями по воздуху и оставил на плече Крысы три длинных шрама.
   На площади повисла тишина.
   - Щенок, - с усмешкой выдавил Крыса и отпрянул на шаг. Петух лишь усмехнулся в ответ, и они начали кружить друг напротив друга, смотря глаза в глаза. Одно едва заметное движение - и Неа тут же парировал атаку противника лезвиями кастетов. Крыса издал разочарованный рык и попытался атаковать вновь. У обоих убийц было по два оружия, и это позволяло им отражать каждую из атак.
   - Отойди, ты ранен! - рыкнул Соланар, попытавшись отодвинуть Неа в сторону, но он неожиданно взмахнул кастетом и едва не оцарапал грудь эльфа.
   - Может я и ранен, но сражаться ещё не могу, и не позволю никому даже пальцем тронуть Микаэлу. А вот твоё оружие слишком громоздко. Пока ты его только поднимешь, Крыса тебя уже на фарш пустит, - усмехнулся Петух и вновь бросился в атаку на противника. Они обменивались ударами, раз за разом отражая вражеские атаки. Этот бой мог бы длиться вечно, если бы люди Цаха не сцепились в схватке с убийцами. Уже через несколько минут перевес был явно не на стороне "Зодиака". Крыса, поняв, что оказался вжат в стену, совершил, пожалуй, один из самых своих подлых трюков. На мгновение приняв облик небольшой крысы, он прошмыгнул под ногами Петуха и, вновь превратившись за его спиной, швырнул один из кинжалов. Неа чудом удалось развернуться, чтобы не получить серьёзное ранение. Кинжал пронзил его плечо, но юноша остался жив. Пошатнувшись, он рухнул на одно колено и с яростью стиснул зубы, увидев, что Крыса улепётывает в своём зверином облике.
   Микаэла тем временем сражалась с убийцами, потому ничем не могла помочь своему новому товарищу. Её магия оказалась весьма кстати, ибо противников было намного больше, чем воинов Союза. Они, казалось, лезли изо всех щелей, бросались в атаку вновь и вновь, с каждой секундой всё больше походя на настоящую крысиную лавину. Силы, которую дал Ранзак, хватило ненадолго, и Микаэла, отпрянув, хотела было вновь пронзить палец для одной-единственной капли... И тут она увидела убегающего Крысу. Убийца мог запросто скрыться, затеряться среди домов в своём зверином облике, и никто не смог бы его догнать.
   - Давай, ещё один раз, Ранзак, - крикнула Микаэла, хватая кинжал. - На этот раз я дам тебе немного больше крови!
   Фамильяр издал довольный писк и испарился, вернувшись в лезвие. Ухватившись за рукоятку поудобнее, Микаэла осторожно разрезала кожу на запястье со стороны мышц. Кровь тонким ручейком заструилась по кинжалу, и девушка тут же почувствовала прилив сил. Чтож, теперь всё оставалось лишь за ней. Со своими природными силами она могла превратиться лишь в крошечную птичку не больше воробья, а такой вряд ли удалось бы справиться с огромной толстой крысой. Но теперь Микаэла знала, что всё должно получиться. Взмахнув кинжалом, она развела руки в сторону и почувствовала невидимую опору. Ветер в ту же секунду подхватил её сжавшееся тело, и девушка, обратившись орлом, поднялась к самому небу. Сила, струившаяся в огромных крыльях, сводила Микаэлу с ума. Высмотрев Крысу, она камнем полетела вниз и, растопырив когти, впилась в тело врага. Убийца попросту не успел вернуться в человеческий облик: в мгновение ока они вновь оказались под самыми небесами. Если бы Крыса вновь изменил свой облик, он попросту рухнул бы вниз и разбился. А кошачьей грацией, как Кайлан, он не обладал, и на четыре лапы уж точно не приземлился бы.
   Поднявшись ещё выше, Микаэла просто сжала когти сильнее и, почувствовав, что враг уж боле не сопротивляется, бросила его на крыши домов. Великий убийца Крыса окончил свою в жизнь в теле жалкого грызуна... Бесславная гибель.
  "В этом суть равноценного обмена, - подумала Микаэла, опускаясь вниз. - Он отплатил за свои деяния. Правосудие свершилось. Жаль только, что судьёй пришлось быть мне..."
   Сражение уже подходило к концу. Убийцы бросались в бегство, и воины Союза с громкими радостными криками гнали их из города. Микаэла, сидя на одной из крыш домов, устало смотрела на кровавый горизонт. Она впервые побывала на настоящем сражении. Впервые кого-то убила. И от этих мыслей Микаэле лишь становилось тошно.
   - Эй! - крикнул Соланар, убирая мечи. - Спускайся! Мы победили!
   Девушка, улыбнувшись, осторожно скатилась с крыши дома и, ловко приземлившись на самые носочки, кивнула:
   - Да. Мы победили.
  
  15. Кара Унрака.
  
   Микаэла пронеслась мимо городских стен и, ловко перескочив через несколько каменных обломков, побежала дальше по улице, к высокой палатке, раскинувшейся посреди главной площади. Чудовищная башня Крысы становилась с каждым часом всё меньше и меньше - воины и жители города достаточно быстро разбирали её, а чёрные кирпичи разбивали на куски и превращали в пыль, как память о чудовищных днях правления в Харбане "Зодиака".
   Едва Микаэла зашла в палатку, громкий крик едва не оглушил её. Да, глотка у этого парня была что надо...
   - Да вытащи ты его из моего плеча! - закричал Неа, едва не свалившись с кушетки. Цах, ухватившись за рукоять кинжала, застрявшего в плече рыжеволосого юноши, процедил сквозь зубы:
   - Так не дёргайся, бестолочь!
   Наконец, кинжал с горем пополам был извлечён. Неа стиснул зубы и тихо заскулил:
   - У меня рука отваливается...
   Микаэла тихо улыбнулась и поспешила на помощь. Пока девушка плотно перебинтовывала руку Петуха, Цах напряжённо смотрел под ноги, раскуривая трубку.
   - В чём дело? - тихо спросила Микаэла, завязывая края бинта в тугой узел. Неа невольно вздрогнул и недовольно заворчал.
   - Ещё спрашиваешь! Как бы наш приятель Тигр не угодил в какую-нибудь беду. Я получил послание от сэра Гартэля, что он в сопровождении кого-то ещё скоро прибудет в Харбан, чтобы лично отпеть погибших и помочь раненым. Если он столкнётся с Кайланом... Беды нам не избежать.
   Микаэла невольно поёжилась. Да, ей такой вариант тоже не нравился. Мало ли на кого мог нарваться Кай. Это ещё хорошо, если на Гартэля. От него можно было легко убежать. А вот если Кайлан столкнётся, допустим, с главнокомандующим...
   - Кстати, Петух, а тебе не известно его настоящее имя? - заинтересованно спросил Цах и помрачнел, когда Неа растерянно замотал головой
   - Мне он его никогда не называл. Да и другим тоже. Кроме Змеи и Дракона, разумеется. Они друзья детства и, кажется, знают друг о друге всё, - пожал плечами Неа и лениво зевнул. Ему жутко хотелось спать, а из-за сильной кровопотери он чувствовал себя вялым, и сонливость всё сильнее одолевала его. Однако задремать Петуху так и не удалось. Едва он закрыл глаза и нагло пристроился у плеча Микаэлы, как на улице буквально прогремели трубы. Микаэла подскочила на месте и обернулась к Цаху. Гном моментально побледнел и бросился вон из палатки, Микаэла за ним. Неа лишь лениво поплёлся следом, недовольно ворча себе что-то под нос.
   Отряд воинов из Таррена вытянулся в струнку, стоило на главную площадь въехать двум рыцарским белым коням. От них валил пар, грива спуталась, копыта измазались в грязи, но животные всё равно искрились, бросались в глаза. Казалось, от них исходило таинственное свечение. Но ещё больше сверкали восседавшие верхом на этих конях всадники. Их белые доспехи переливались на солнце, а позолоченные мечи пылали на свету подобно настоящему огню. Один из рыцарей ударил коня по бокам, пустив его тяжёлой рысью, и вытащил из-за спины огромный меч. Микаэла с изумлением и страхом узнала воина.
   - Доброго утра вам, Цах Камнебородый! - громко и с уважением произнёс Гартэль, поклонившись. Гном смерил его несколько недовольным взглядом и коротко кивнул:
   - Я тоже рад видеть вас, Гартэль и...главнокомандующий Сантариан?! Ох, не ожидал, что нашими гостями будут два великих паладина!
   Микаэла едва не подскочила на месте. В который уже раз девушка убедилась, что лучше бы ей не думать о возможных плохих вариантах развития событий, потому что они, как правило, сбываются. Разве она не думала несколькими минутами ранее, что произойдёт, если Кайлан столкнётся с главнокомандующим?
   Сантариан был мужчиной в возрасте около пятидесяти лет с длинными вьющимися седыми волосами. Внешностью своей он напоминал настоящего льва - не даром морда этого зверя украшала его герб и флаг. Его грузный ледяной взгляд буквально приковывал к месту, и Микаэла невольно задрожала. Широкие скулы, короткая борода и шрам, пересекавший правую бровь, делал его лицо ещё более походящим на львиную морду.
   Осторожно и плавно соскочив с седла белоснежного коня на землю, Сантариан кивнул Цаху и медленно произнёс на одной интонации, без повышения или понижения голоса, отчего его речь напомнила Микаэле молитву.
   - Давно я не встречал тебя, Цах. Сколько лет, сколько зим? Лет пять прошло с того момента, как мы сражались бок о бок. Я рад, что моему ученику удалось дважды поучаствовать в сражении плечом к плечу с тобой. Позволь мне узнать, кому мы обязаны за спасение Харбана от жестокого Крысы?
   Цах улыбнулся и мимолётом глянул на Микаэлу, от чего девушка покраснела, как варёный рак.
   - Вот эта девчушка была той, кто победила Крысу.
   - Она?! - нервно рассмеялся Гартэль, вероятно, тоже узнав Микаэлу. - Да она только языком трепать умеет, да людей честных на посмешище выставлять. Как эта деревенская дурёха могла победить убийцу, за которым мы охотились почти десять лет?
   - Это в который раз доказывает вашу беспомощность, сэр Гартэль, - расплылась в широкой улыбке Микаэла, немного оскалившись. - Вы не смогли победить Крысу. А я смогла. Какая досада, не правда ли? Вас обошла какая-то "деревенская дурёха".
   Гартэль побагровел от ярости и бросил в сторону Сантариана взгляд, просящий помощи, но паладин лишь улыбнулся и кивнул головой:
   - Какая занятная девочка. Её характер мне кого-то напоминает...
   - Алиэн? - предложил Бейлсар и усмехнулся, когда оба паладина изумлённо уставились на него: - А что такого? Как будто призрака увидели. Уж вы-то, сэр Сантариан, должны были знать, что я не мёртв и живу себе в Таррене. По крайней мере, жил.
   Сантариан медленно кивнул, после чего знаком приказал третьему всаднику подъехать ближе. Микаэла сначала не обратила внимания на гостя, пока Гартэль не заговорил:
   - Пока мы ехали до Харбана, повстречали одного воина. Судя по всему, из гарнизона Таррена. Синий камзол, светлый конь... Он сказал нам, что знаком с вами, потому...
   Перед Микаэлой верхом на лошади сидел Кайлан. Он был цел и невредим и изумлённо смотрел на девушку, не веря собственным глазам. Микаэла и сама посчитала это иллюзией или каким-то волшебством. Нашёлся! Живой! Не веря собственному счастью, девушка вскрикнула:
   - Кайлан!
   Всё было бы хорошо, если бы в это мгновение Цах от удивления не ляпнул:
   - Тигр? - старая привычка сказалась не в самый подходящий момент. Гартэль, кажется, особенно остро реагировал на эту кличку, потому что сразу же побледнел, резко обернулся и уставился на Кайлана таким взглядом, словно мог убить одной только силой мысли. Конечно, теперь паладин понял, с кем имеет дело. Ни отросшие волосы, ни гладко выбритое лицо, ни синий камзол - ничего не скрыло от Гартэля тот факт, что перед ним стоит настоящий Тигр, живой.
   Но Микаэла уже давно начала подозревать, что Фортуна совсем отвернулась от них. Если бы больше ничего не произошло, Цах нашёл бы способ, как выкрутиться из ситуации. Подоспевший Соланар так вообще был мастером вранья и убеждения. Но к городским воротам наконец-то доплёлся Петух и, устало потянувшись, окинул собравшихся ленивым взглядом.
   - О, братец Тигр? - зевнул юноша и поперхнулся, поняв, что оба паладина уставились на него изумлённым взглядом.
   - Что здесь, чёрт возьми, происходит?! - взревел Гартэль, перехватывая меч в другую руку. Сантариан тоже схватился за оружие и вскинул тяжёлый молот на плечо, разворачивая своего коня. Неа и Кайлан довольно быстро поняли, в какую ситуацию они попали. Не произнеся ни слова, Кай схватил рыжеволосого юношу за руку и, ловко втащив его на спину своему коню, заорал животному:
   - Но! Пошёл!
   Жеребец громко заржал и стрелой помчался прочь из Харбана, Гартэль и Сантариан за ними. Цах лишь издал долгий рык, полный возмущения и негодования, бросился к ближайшему привязанному коню, отвязал его и, вскочив в седло, бросился следом. Микаэле не оставалось ничего, кроме как превратиться.
   - Оставайся здесь и жди нас! - крикнула девушка Соланару и, выхватив ритуальный кинжал, ударила по воздуху. Руки тут же обратились в широкие мощные крылья, и Микаэла, став орлом, взмыла под самые небеса. Удивительно, но теперь она могла это делать, не прося у Ранзака силы взамен крови. Неужели её силы всё-таки возросли, несмотря на то, что Бейлсар утверждал, будто бы она достигла своего предела?
   Кайлан и Неа неслись через лес, но паладины не отставали от них. Через некоторое время ситуация и вовсе сложилась не в пользу убийц - Петух плохо ориентировался на местности, потому по глупости своей завёл Кая к обрыву. Их конь испуганно заржал и резко остановился, едва не сбросив седоков вниз. Кайлан сжал в руках поводья и крикнул на ухо Неа:
   - Дурак! И чего я тебя послушал?!
   - Вот именно, - буркнул Петух. - Знал же, что я плохо ориентируюсь на местности!
   Кайлан глухо зарычал и соскочил со спины коня. Гартэль и Сантариан остановили своих лошадей поодаль и тут же схватились за оружие.
   - Какая ирония, - усмехнулся Гартэль. - Тебя манит к обрывам, Тигр? Нравится летать?
   - Не очень.
   Микаэла плавно спикировала на землю и, захлопав крыльями, быстро вернула себе человеческий облик. Лошади паладинов испуганно дёрнулись назад, удивлённые неожиданным появлением человека. На морде жеребца Сантариана отразилось настоящее недоумение. Он словно спрашивал: "Откуда взялась эта девушка? Люди не умеют летать. Не с неба же она свалилась!"
   - Стойте! - крикнула Микаэла, пытаясь остановить паладинов, но они не слушали её. Гартэль, соскочив со спины своего коня, схватил в руки оружие и направил клинок на Кайлана:
   - Во имя Света! Умри же, наконец, отродье демонов!
   Кай что-то рыкнул ему в ответ, но Микаэла уже не слушала. Взор её, как у Сантариана, был устремлён высоко в небо, которое медленно заворачивало угольно-чёрное одеяло из свинцовых туч. Молнии настоящей паутиной испещряли их, озаряя всё вокруг пугающими вспышками. Это была не просто гроза. И понимала это не только Микаэла. Лишь через некоторое время Гартэль и оба убийцы задрали головы к небу, увидев надвигающуюся армию свинцовых туч.
   "Сантариан Альверан!" - прогремел голос. Он прозвучал, казалось, в самой голове каждого присутствовавшего на поляне. Для Кайлана и Неа это было впервые, а вот паладины не были этому удивлены. Их лица побледнели, и Сантариан, неуверенно кивнув головой, прошептал:
   - Я слушаю вас, о Великий! Вы решили почтить нас своим визитом...
  "Что здесь, на священной горе, делают два этих чудовища, запятнанных кровью невинных?!" - вновь прогремел голос. Микаэла испуганно посмотрела в самое небо и почувствовала, как задрожал Ранзак, прятавшийся в её сумке. Фамильяр перебрался ей на плечо и юркнул под рубашку, пытаясь скрыться от чудовищного голоса. Микаэла не могла поверить собственным ушам. С ними говорил сам Унрак, сам Свет. Один из трёх богов, что по легендам создали мир.
   - Мы как раз собирались покончить с ними, о Великий! - крикнул Гартэль и задрожал, когда Унрак гневно произнёс:
   "Молчать, ученик! Может, ты и зовёшься уже паладином, но до того, как ты пройдёшь последнее испытание, тебе запрещено разговаривать со мной!"
   Немного успокоившись, Унрак вновь заговорил:
  "Если вы действительно собирались покончить с ними, сделайте это сейчас, Сантариан, если не хотите навлечь на себя гнев..."
   - Но они больше не члены "Зодиака"! - закричала Микаэла, обращаясь прямо к небесам. Гартэль испуганно посмотрел на неё и, побледнев, знаком приказал замолчать, но девушка проигнорировала его. Будет она ещё какого-то паладина слушаться!
   Унрак молчал. Свинцовые тучи, казалось, потемнели ещё сильнее, но в следующий миг они едва не превратились в обыкновенные облака. Словно улыбнувшись, бог произнёс:
  "Что за храброе создание смеет обращаться ко мне, не будучи паладином?"
   - Я Микаэла Линнет, дочь Алиэн и Мекариоса!
   Вновь тишина. Неожиданно с самых облаков донёсся смех Унрака и он, расплывшись в улыбке, ответил:
   "А, дочь Мекариоса? Теперь понятно, почему ты можешь слышать меня, несмотря на то, что я обращался лишь к этим четырём. Кровь посвящённых везде найдёт выход..."
   Гартэль и Сантариан удивлённо взглянули на Микаэлу, но девушка не обратила внимания на их взгляды. Гордо выпрямив спину, она прокричала в самые небеса:
   - Я никому не позволю причинить вред Кайлану и Неа! Они больше не враги Союзу! Кай не раз спасал мне жизнь, защитил Фаргеш от "Зодиака", освободил Таррен от Петуха... А Неа победил Крысу! Я лишь нанесла последний удар.
   - Что ты несёшь... - выдавил Гартэль, и Ранзак приглушённо зашипел. Паладин недовольно окинул фамильяра взглядом. Мышь, конечно, не выглядела очень внушительно, но с первого взгляда было понятно, что ничего хорошего от неё не жди.
  "Эти двое загубили сотни невинных душ. Понимаешь ли ты, дочь Алиэн и Мекариоса, что будет, если они не понесут наказания?"
   - Они могут исправиться. Сражаться за Союз, - Микаэла не собиралась отступать. Она хотела во что бы то ни стало доказать Унраку, что её товарищи могут исправиться, искупить свои грехи. Почему они непременно должны умереть? Мёртвым будет всё равно, погибнут Кайлан и Неа, или нет. Ничего от этого не изменится. Невинные как лежали в земле, так и останутся лежать.
  "Это закон, девочка. И он един для всех!"
   - Я не позволю никому казнить Кая и Неа. Они в первую очередь мои друзья. Я видела, что они могут измениться и исправиться. У них есть душа, чувства!
  "Я не отступлю, дочь Алиэн и Мекариоса. Грехи должны быть искуплены. Не хочешь, чтобы платили они - плати сама".
   Микаэла не знала, что управляло ею в тот момент. Кайлан прокричал что-то, попытавшись схватить её за руку, но девушка неожиданно для самой себя шагнула к краю обрыва. Нет, она не собиралась бросаться вниз. Просто свинцовые облака манили к себе, звали. Широко раскинув руки, словно пытаясь обнять необъятное, Микаэла закрыла глаза и подставила лицо режущему ветру. Он бросался на неё с чудовищным воем, пытаясь столкнуть вниз, но девушка всё равно продолжала стоять у самого края. Микаэла верила, что в этой войне Кайлан и Неа одни из немногих, кто мог победить "Зодиак". Они когда-то были его членами, знали слабые и сильные стороны своих товарищей. Это могло очень сильно помочь в борьбе с Драконом и его сильно уменьшившейся в количестве гильдии. Почему Союз не желал это понимать? Почему не желал принять в свои ряды новых союзников?!
  "Чтож. Ты сама выбрала этот путь, дитя, - прозвучал второй голос, женский. - Ты храбрая, и у тебя есть сердце, которому могут позавидовать многие, даже сам Унрак. Прошу, постарайся не погибнуть. Когда вновь раскроешь глаза, мир изменится. Будь готова к этому, не отступай и храбро иди вперёд..."
  "Да свершится правосудие!" - мрачно произнёс Унрак.
   Казалось, содрогнулись сами небеса. Микаэла смогла лишь увидеть, как по свинцовым облакам пронеслась яркая вспышка, на мгновение озарившая всё вокруг. Зажмурившись, девушка запрокинула голову и почувствовала, как что-то вдруг изо всех сил ударило её в грудь. Резкая боль, разнёсшаяся по всему телу, - и тишина. Казалось, даже сознание перестало работать. Мысли медленно испарялись, пока не исчезли вовсе. Последнее, что помнила Микаэла - еле различимый сквозь звон в ушах крик Неа и крепкие руки Кайлана, подхватившие её.
   Девушка осталась одна, наедине с тишиной, мглой, страхом.
  16. Хищник-убийца.
  
   Его звали Вариан. Он родился в Келегоре, и жил бы там до самой смерти, владея семейным виноградником, если бы не ряд загадочных событий, кардинально изменивших его жизнь. Отец Вариана был обыкновенным воином и довольно часто покидал родной дом из-за войны на востоке Аскаара. Соседняя империя, Варгноштад, давно мечтала заполучить эти плодородные и богатые минералами земли, плюс ко всему ещё и окружённые с трёх сторон океаном. Мать Вариана была обыкновенной крестьянкой, родившейся и выросшей в Келегоре. Рано выйдя замуж, она даже и не мечтала о путешествиях в дальние земли Аскаара, потому понятия не имела, какие города и народы проживали на западе страны.
   Вариан был не такой, как все. Он понимал это с самого своего детства: окружающий мир подчинялся ему и его приказам. Стоило мальчишке попросить свечу загореться, и пламя тут же охватывало фитиль. Ведьма, жившая в соседнем доме, часто говорила родителям Вариана, что из него вышел бы неплохой волшебник, но те даже не хотели слушать. Они боялись войны.
   Время шло, неумолимо неслось вперёд. Детство Вариана, ничем не примечательное, осталось позади. Один-единственный роковой случай перевернул его жизнь с ног до головы, когда ему исполнилось четырнадцать. Вариан был заядлым охотником. Преследование добычи доставляло ему невероятное удовольствие. О, как он наслаждался, видя беспомощные попытки добычи вырваться из ловушки. Ему нравилось убивать. Всё чаще и чаще Вариан стал замечать за собой, что он с нетерпением ждёт каждого свободного дня, чтобы отправиться поскорее на охоту. Он преследовал добычу, нападал, использовал всё новые и новые трюки. Но вскоре мелкие животные стали ему не интересны: они всегда, в итоге, оказывались побеждёнными. Их в любом случае ждала смерть. Тогда Вариан решился напасть на медведя.
   Юноша на всю жизнь запомнил разъярённый взгляд двухметрового чудища, поднявшегося за задние лапы и выпрямившегося во весь свой рост. Рык медведя ещё долго стоял у Вариана в ушах. Мальчишке чудом удалось убежать. А ведь медведи великолепно лазали по деревьям! Вероятно, у Вариана был хранитель где-то там, среди богов. Но даже после своего чудесного спасения юноша не остановился. Ему не удалось справиться с медведем в одиночку... И тогда он решил использовать собак. Два его любимых чёрных пса были известны на весь город своей свирепостью и огромными размерами. Да, такие собаки могли запросто разорвать волка на кусочки, да и медведь не был бы для них помехой. Так Вариан в сопровождении Айка и Феля явился на то место, где находилась берлога медведя.
   Страх, азарт и стынущая в жилах кровь - мальчишка запомнил всё это. От вида чудовищного зверя, несущегося вперёд во весь опор, юноша едва не бросился со всех ног прочь, и лишь силой воли он заставил себя устоять на месте. Сжав в руках меч, Вариан глухо усмехнулся. С таким-то бесполезным обрубком на двухметрового разъярённого медведя... Но лай собак внушил ему уверенность. Взмахнув мечом, юноша бросился вперёд, нанёс ровный удар. Отец учил его, как быстро достать до самого сердца. Клинок рассёк грудь зверя, и в этот же миг оба чёрных пса вонзили свои клыки в могучие плечи медведя. Борьба была недолгой, и Вариан, тяжело дыша, отшатнулся назад.
  "Я убил медведя".
   Он ещё долго хвастался этим перед своими сверстниками. В Келегоре победить медведя было настоящим подвигом, и все вокруг дивились, что это смог сделать обыкновенный четырнадцатилетний мальчишка. Среди своих друзей Вариан был героем, примером для подражания... Но скоро всеобщая слава надоела ему. Он искал азарта, страха, но сражения с местными медведями уже не приносили ему столько же радости и удовлетворения, как раньше. Мальчишка искал новых ощущений, нового противника. Но как так получилось, что добычей его стал не зверь, не птица - человек?!
   Вариан не помнил, как именно это произошло. Мать в очередной раз жаловалась, что денег едва ли хватает на то, чтобы прокормиться самим и дать хоть немного корма скотине. Отец с войны возвращаться не собирался, и Вариан понимал: долго они так не протянут. Юноша до последнего момента надеялся, что продажа звериных шкур и мяса помогут ему прокормить мать, но жители Келегора не хотели ничего у него покупать. По городу прокатилась легенда, будто бы мальчишка перед каждой охотой проводит какой-то ритуал, и довольно скоро Вариана прозвали отродьем демона. Его не очень-то это беспокоило, пока из лесов не ушла дичь. Она просто испарилась. Ни мелких грызунов, ни зверей побольше, ни чудовищных медведей. Наступил голод.
   Первым человеком, которого убил Вариан, был торговец, проезжавший через Келегор. Юноша лишь через несколько секунд понял, что натворил. С его меча капала человеческая кровь, а под ногами лежал труп. Но на смену страху пришёл азарт: победить торговца оказалось сложнее. У него был меч, и действовал мужчина непредсказуемо. Кроме того, с ним было два стражника. Один из них убил Феля, но Айк отомстил за смерть брата, перегрызя горло обоим воинам. Вариан не стал говорить матери, откуда взялась еда. Да и мать не очень-то интересовалась этим. Главное, что еда была. Остальное было неважно.
   Вариан нападал на торговцев около месяца, пока однажды не наткнулся на повозку, в которой ехал его отец. Пожалуй, это было самое худшее, что только могло произойти. Вариан понятия не имел, как отец догадался, кто был виновен в смерти торговцев. Но в тот момент мужчина, казалось, позабыл, что перед ним стоял его собственный сын. Вариан едва успел избежать удара тяжёлого меча. Клинок лишь рассёк ему плечо. Айк, считавший мальчика своим хозяином, бросился на защиту. Вцепившись в руку мужчины, пёс глухо зарычал и бросил на Вариана взгляд, будто спрашивал: "Что же ты ждёшь?"
   Один удар. Отец, казалось, не ожидал, что Вариан наберётся решимости атаковать его. Клинок юноши пронзил грудь мужчины, и тот умер практически мгновенно. Вариан лишь смотрел на мёртвое тело, не в силах сдвинуться с места. Он не просто убил человека. Он убил своего отца.
   - Да он сам меня хотел убить! - крикнул Вариан Айку, и пёс послушно склонил голову. Ну конечно он его понимал! Впервые за последний год заплакав, юноша наклонился и зарылся носом в чёрный шелковистый мех Айка. Возвращаться домой было слишком опасно - мать сразу догадается, в чём дело. Но куда идти? Вариан не знал, существовал ли другой мир там, за пределами острова, на котором находился его город. Но сердце молило о свободе, душа рвалась туда, в неизвестность. Юноша даже не вернулся домой. Проведя ночь в лесу, на следующее утро он явился на пристань и с первым же кораблём отправился на другой берег.
   Побег его не остался незамеченным. В Ноэле, бухте у юго-восточного берега Аскаара, его поймали и обвинили в смерти одного человека. Вариан был удивлён подобному обвинению, но в глубине души был рад: это хорошо, что людям не известны все его деяния. Как окружающие были жалки! Они тыкали в него пальцами, посылали вслед проклятья. Женщины причитали, мол, как такой юный мальчик смог убить человека. А Вариан лишь с недоброй улыбкой провожал их взглядом. Пускай думают, что правят миром и страной. Они были не более, чем добычей. А Вариан был охотником.
  
   Холодная, пустая камера Ноэля. Здесь не было даже койки или маленького стола. Вариан спал на полу, ел на полу. Даже окно было в потолке, и юноша смотрел на лазурное небо, растянувшись на холодных каменных плитах. Его хорошо кормили, и Вариан впервые узнал, что значит, когда не нужно задумываться о вечном поиске пропитания. Юноша прожил бы здесь до конца своих дней, не будь он хищником. А каждому хищнику нужна стая.
   Через решётку в двери Вариан довольно часто видел, как из камеры напротив выводили двоих ребят примерно его же возраста: девочку с прекрасными чёрными волосами и ледяными голубыми глазами, и светловолосого мальчишку, чья смуглая кожа была так неестественна для жителей восточного Аскаара.
   - Эй, вы! - шепнул как-то раз Вариан, не особо надеясь на ответ. Но у дверей другой камеры тут же появилось лицо мальчика:
   - Чего надо?
   Вариан невольно улыбнулся и, просунув руку сквозь решётку, прошептал:
   - Я Вариан. А вы?
   Мальчишка окинул его недоверчивым взглядом и, с сомнением покосившись на протянутую руку, буркнул:
   - Адриан. А это Светлана.
   - Вы брат и сестра? - Вариану было просто интересно, потому он задавал первые вопросы, приходившие ему на ум. Адриан отрицательно покачал головой и молча указал на свои волосы. А, он имеет в виду различие в цвете? Действительно, Адриан и Светлана не могли быть братом и сестрой. Даже если бы у их родителей волосы были разного цвета.
   - Мы просто друзья, - кивнул Адриан и окинул своего собеседника заинтересованным взглядом: - Ты как здесь оказался?
   - Меня обвинили в убийстве одного человека. Хотя их было больше, - пожал плечами Вариан. Отчего-то его совершенно не волновало, что стражники могли услышать. Адриан и Светлана были такими же заключёнными. Так почему бы не поделиться с ними парочкой секретов?
   Адриан окинул Вариана удивлённым взглядом и прошептал:
   - Убийца что ли? Мы тоже. Точнее, как сказать убийцы... Нас вырастил и воспитал убийца. И нас за это посадили. Посчитали, что мы опасны для общества, хе-хе.
   - Ага, ты особенно опасен. Вдруг своей тупостью кого-нибудь заразишь, - тихонько рассмеялась Светлана и ойкнула, когда Адриан пихнул её в бок. На секунду замолчав, все трое ребят неожиданно разразились громким смехом, и унял их только недовольный крик одного из стражников.
   Время летело быстро, и ребята из камеры напротив довольно скоро стали Вариану настоящими друзьями. Он редко видел их лица, но проникся к товарищам всей душой и полюбил всем сердцем. Казалось, они стали для него не просто друзьями, а настоящей семьёй. Той, которая понимала его. Через месяц Вариан, Светлана и Адриан сбежали из Ноэля. Так началось их долгое путешествие.
   Вариан всё ещё не мог отделаться от желания найти себе достойного и серьёзного соперника. Он пытался сразиться со всяким, кто попадался на его пути. Ребята грабили караваны, выполняли задания, с которыми и не всякий убийца мог бы справиться. Работа в команде - Вариан ещё с самых первых своих сражений понял, что так легче выживать. Кто-то обязательно прикрывал твою спину, и ты всегда мог положиться на друзей.
   Однажды ребята столкнулись с настоящим драконом. Огромное величественное животное было намного страшнее медведя, с которыми Вариан привык сражаться. Да и по силе дракон превосходил всех, с кем сталкивался юноша. Но за время своих путешествий ребята тренировались и совершенствовались, потому решили с честью принять бой. В любом случае, Светлана была хорошим лекарем, так что могла вылечить пару серьёзных ран, которые мог нанести дракон. Адриан с каждым днём всё лучше и лучше управлялся с магией огня, а Вариан... обыкновенный двуручный меч в его руках сменился катаной, которая словно была создана для него. Кроме того, юноша научился волшебству и решил во что бы то ни стало стать боевым магом. В бою они были незаменимы, и Вариан не раз уже спасал жизни своим товарищам.
   И дракон пал. Адриан был тем, кто нанёс последний удар, и получил доселе невиданную силу. Вариан и Светлана же почувствовали, что научились чему-то... новому, особенному. Заклинание? Проклятье? Вариан не знал, но очень хотел узнать. Расставшись на время с друзьями, он отправился на поиски ответа. После долгих скитаний он, наконец, столкнулся с настоящим хозяином лесов близ Нерина. Огромный тигр, который по силе мог поравняться с медведем. Кроме того, этот рыжий демон был быстр и неуловим, потому Вариан едва не погиб от его когтей. Лишь в последний момент зверь отступил и, склонив голову, признал своего противника победителем. Назвав тигра Мао, Вариан вернулся в Тристор - город, в котором по слухам поселились два могущественных убийцы.
   Юноша, конечно, ожидал, что встретит там своих друзей, но, увидев рядом с ними ещё одного человека, был весьма удивлён. Оказалось, что умирающий дракон научил Вариана и Светлану даровать окружающим способность обращаться в зверя.
   - Это Бык. Он может превращаться в быка, плюс у него такая сила... Хоть вместо тарана используй! - рассмеялся Адриан, знакомя Вариана со своим новым товарищем. - Я - Дракон, потому что могу превращаться в дракона и управляю огнём. А Светлана - Змея. Она превращается в змею. Кроме того, она стала некроманткой и является настоящим мастером в изготовлении ядов! А ты... хочешь быть Тигром?
   - Тигром? - неуверенно переспросил Вариан. - Я же не умею превращаться в тигра...
   - Зато ты его себе приручил! - улыбнулся Адриан. - Кроме того, ты быстрый, ловкий, неуловимый, от одного только взгляда твоего становится жутко даже мне! И ты наш предводитель. А мы отныне будем зваться "Зодиаком"!
   - Так животных, в честь которых называют года, двенадцать, - заметил Вариан, пытаясь свыкнуться с новым прозвищем.
   - А мы соберём двенадцать убийц. У нас будет настоящая гильдия! Мы свергнем Союз, захватим Аскаар, и все заживут хорошо. Понимаешь?
   Вариан неуверенно кивнул, и Адриан неожиданно ударил себя кулаком в грудь:
   - За кровь, за нашу боль, смерть!
   - Что, прости? - вздёрнул бровь Тигр, пытаясь понять, что только что сказал его товарищ. Но звучало довольно... вдохновляющее! Проходившие мимо люди испуганно заспешили по своим делам.
   - Это наш девиз, - улыбнулась Светлана. - Добро пожаловать в "Зодиак", Тигр!
   Вариан, расплывшись в широкой улыбке, рассмеялся и обнял своих товарищей. Да, он наконец-то обрёл семью, о которой всегда мечтал. Пускай их и объединяли убийства, Вариан чувствовал, что его и товарищей ждёт светлое будущее.
  
   "Зодиак" рос. Буквально за несколько месяцев к ним прибавилось пять человек: Крыса, за которым охотился весь Харбан за то, что он убил леди Азабель, свою бывшую хозяйку; Собака, прославившийся тем, что завёл в самую глушь леса отряд Союза и оставил их на съедение своим псам; Кот, весьма неприметный с виду мальчик, но очень опасный, когда в его руках появлялись метательные кинжалы; Обезьяна, довольно милая эльфийка, лазавшая по деревьям с невероятной ловкостью, и Лошадь, бывший конюх, который был выносливее всех, кого только знал Вариан, и умевший общаться с конями, словно те понимали человеческий язык. У каждого из них были свои невероятные способности, которые помогали им в бою.
   Вскоре к "Зодиаку" присоединились ещё двое: Свинья и Овца. Последняя была, пожалуй, самой бесполезной. Однако Адриан настаивал на том, что гильдии необходим человек, который сможет вести дежурство ночью, когда всем остальным необходимо спать. Кроме того, Овца прекрасно готовила и могла снабжать отряд пропитанием. Наконец, Вариан смирился и признал, что эта девушка была весьма полезна для "Зодиака".
   Последним присоединился Петух. Тигр сам нашёл его. Мальчишка, молившийся каждый раз перед едой и сном, веривший в богов и правосудие Света, мало подходил на роль убийцы. Однако его выгнали из родной деревни, и ему некуда было идти. Несмотря на недовольство остальных членов "Зодиака", Вариан решил принять рыжеволосого юношу в гильдию и сам обучал его. Неа, как звали Петуха, всё же оказался для "Зодиака" весьма кстати. Из всей гильдии он был единственным, чьей глотке можно было позавидовать. Он кричал так, что птицы с деревьев испуганно бросались прочь. А Вариану нужно было как-то передавать приказы своим товарищам. Со временем Неа научился сражаться на кастетах, и теперь уже никто не смел назвать его беспомощным цыплёнком. Кроме Обезьяны. Этой особе Петух почему-то сильно не нравился.
   И вот "Зодиак", наконец, был собран до конца. Двенадцать убийц, гроза всего Аскаара... Первым городом, что захватил Вариан, стал Келегор. Дальше гильдия неумолимой волной пронеслась по восточному Аскаару, сметая всё на своём пути. Но чем больше действовал Вариан, тем сильнее его ненавидели в обществе. Но ведь он хотел помочь! Хотел освободить из-под власти Союза!
   За "Зодиаком" каждый день, на протяжении всех восьми лет велась охота. Отряд юного паладина Гартэля следовал за убийцами по пятам. Вариана это не сильно бы волновало, если бы в том же отряде не было могущественного шамана Цаха, члена Совета. Однажды Вариан потерял бдительность, и чёртов гном едва не убил его. Мужчина хорошо запомнил объятия смерти: холодные, пугающие и такие умиротворяющие...
   Вариан боялся смерти. Чем больше он убивал, тем сильнее ему казалось, что холодное дыхание бесконечности ласкает его затылок. Страхи, ночные кошмары - всё это стало преследовать убийцу по пятам. С каждым днём Вариан всё больше терял интерес к происходящему, чаще проводил время, лениво растянувшись на ветке дерева рядом с Мао, своим тигром. Но со временем Вариан начал замечать, что Обезьяна довольно странно поглядывала в его сторону. Наконец, эльфийка решилась. Тигр как всегда лежал на ветке дерева, когда Обезьяна вдруг появилась рядом и неуверенно произнесла:
   - О, великий Тигр! Вы... можете не воспринимать мои слова всерьёз, но я очарована вами. Ваши движения, слова, тело... Всё в вас божественно! Даже Дракону не сравниться с вами!
   Вариант не ожидал такой откровенности. Слова Обезьяны прозвучали как-то... фанатически. И этот странный блеск в глазах...
   Мужчина отказал ей. Нет, он не испугался какой-то безумной эльфийки, помешанной на всём, что его казалось. Вариану просто казалось, что отношения с Обезьяной до хорошего довести не могли. Как жаль, что тогда он ещё не понимал, насколько страшна отвергнутая женщина.
   Со временем Тигр стал замечать, что некоторые убийцы начали странно себя вести. Первым взбунтовался Крыса: он был недоволен тем, что "Зодиак" перестал действовать. Вслед за ним отказались подчиняться Бык и Кот. Вариана это не сильно волновало. С каждым днём он всё меньше и меньше интересовался тем, что происходило с "Зодиаком".
   И смерть явилась за Варианом вновь. "Зодиак" должен был отправиться на самый север, пройти через горы возле неприметной деревушки Фаргеша. Вариан был абсолютно уверен, что гильдии ничего не угрожало. Разве отряды Союза могли напасть на них внезапно? Да никогда в жизни! О, как ошибался Тигр. Он не знал, что его предали. Не знал также, что это были его собственные товарищи.
   Мао пропал. Ни Бык, ни Крыса, ни Обезьяна - никто не захотел спасать его шкуру. Ну конечно, ведь все в гильдии могли превращаться в зверей. Лишь Тигр не умер. Он был дефектен, как говорила Обезьяна. Быть может, Вариану удалось бы спасти своего товарища и самого себя, если бы в тот момент рядом с ним был Дракон или Змея. Но они отправились в Нерин, и Тигр остался в одиночестве.
   Он сражался с врагами, подобно настоящему зверю, и с неба, казалось, с ним говорила сама богиня войны и гроз, Малекса. Она вела его в бой, но даже с её благословлением Вариан пал. Пронзённый вражеским клинком, он рухнул в ущелье в объятия голодной тьмы.
   Преданный близкими, друзьями, проклятый самими небесами...
  
  17. Пробуждение.
  
   На груди было так тепло, словно там спала свернувшаяся в клубок кошка. Но, ни зверя, ничего другого на самом деле не было. Лишь странный жар растекался от самого правого плеча девушки до запястья, а кончики пальцев странно немели от ледяного ветра, врывавшегося в палатку. Микаэла медленно открыла глаза и увидела над собой старую потёртую ткань, которой обычно укрывали сверху повозку. Да и снизу доносился скрип колёс. Выходит, кто-то куда-то ехал и вёз Микаэлу с собой. Девушка с трудом заставила себя сесть и осмотрелась по сторонам, пытаясь понять, где же она оказалась. У врагов? Или всё ещё у друзей?
   Снаружи послышались голоса, и Микаэла испуганно дёрнулась. Её локоть толкнул что-то мягкое. Или кого-то... За спиной девушки послышалось недовольное ворчание, и сонный Кайлан, приподнявшись на руках, прищурил глаза, пытаясь хоть что-то рассмотреть в темноте. Когда же до мужчины дошло, что перед ним была Микаэла, на его лице отразилось такое счастье, словно он не видел её в первый раз за столь долгое время. Неожиданно схватив девушку за плечи, Кай прижал её к себе и едва сдержал крик, с трудом заставив себя говорить шёпотом:
   - Мишка! Хвала небесам, ты очнулась!
   Кайлан стиснул её так, что Микаэла едва не задохнулась. Хватая воздух ртом, девушка недовольно заворчала. Да откуда столько счастья?! Как будто её действительно целую вечность не было. Да неужели... Микаэле не хотелось думать, что она, возможно, могла пролежать без сознания намного дольше, чем ей казалось на первый взгляд.
   - Я что, долго была без сознания? - неуверенно спросила девушка, и Кайлан молча показал ей один палец.
   - Один день?
   - Один месяц.
   - Месяц?! - вскрикнула Микаэла и испуганно уставилась на Кая, когда он вдруг зажал ей рот рукой. Неуверенно выглянув из повозки, мужчина вновь обернулся к девушке и пробормотал:
   - Говори, пожалуйста, тише. Не хочу, чтобы этот Гартэль сейчас приставал к тебе с расспросами. Ты нас, понимаешь ли, всех испугала.
   Микаэла виновато кивнула, но в ответ промолчала. Ей ещё непонятно было, что вообще произошло. Почему рука так странно горит? И почему на плечах вдруг стало так легко... словно чего-то не хватало. Чего-то очень важного.
   Девушка испуганно глянула на Кайлана, и он тут же протянул ей сумку, в которой лежал Ранзак. Ах, слава богам, что он был на месте! Кинжал, казалось, был в полном порядке. Но фамильяр почему-то не отзывался. Что произошло? Почему он теперь молчал? Микаэлу начинала пугать вся эта таинственность. Почувствовав, что онемевшие ноги, наконец, вновь стали подчиняться, девушка резко вскочила на ноги и, не обращая внимания на предупреждения Кайлана, собралась было выскочить из повозки. Кай в последний момент поймал Микаэлу за руку и, дёрнув к себе, едва не перешёл на крик:
   - Да ты можешь на месте усидеть, или нет? Ты едва не погибла и целый месяц пролежала без сознания! Может быть, не стоит так резко вскакивать?!
   - Вариан... - прошептала Микаэла и вздрогнула, увидев гримасу боли, отразившуюся на лице Кайлана. Моментально выпустив руку девушки, он отшатнулся назад и буквально вжался в дальний край повозки. Глаза мужчины медленно потемнели, и Кай беззвучно шевельнул губами, словно пытаясь что-то произнести. Микаэла испуганно поднесла руку к груди и посмотрела на Кайлана. Она и предположить не могла, что одно только имя, случайно слетевшее с её уст, могло принести мужчине такую боль.
   Неуверенно коснувшись плеча Кая, девушка осторожно обняла его и, зарывшись пальцами в густые тёмные волосы, прошептала:
   - Прости, прости меня... Я не нарочно.
   Кайлан, выдавив из себя жалкое подобие улыбки, отвернулся:
   - Пожалуйста, не называй меня так. Я хочу быть Кайланом.
   - Верно, ты Кай, - улыбнулась Микаэла и увереннее обняла его. Мужчина прижался к ней и, сжав в пальцах рубашку на её спине, прислонился лбом к её плечу. Так они и сидели, не смея больше шелохнуться. Кайлан слушал ровно бьющееся сердце Микаэлы, а она, улыбнувшись, гладила его по волосам. Этот взрослый мужчина был как маленький ребёнок!
   - Откуда ты узнала, как меня зовут? - тихо прошептал Кай, нарушая тишину в повозке. Микаэла, продолжая гладить его по волосам, ответила:
   - Я спала, и мне снился странный сон. Я видела тебя, когда ты был ещё совсем ребёнком. Чувствовала то же, что и ты, думала о том же. Это было похоже на обыкновенный сон, но всё было настолько правдивым... Я видела Дракона, Змею, когда ты с ними только познакомился, ваши первые сражения, печальные поражения... Новых друзей. Я как будто прожила твою жизнь. И когда ты рухнул в ущелье, там, возле Фаргеша, я проснулась.
   Кайлан был бледен. На его лице всё ещё была гримаса боли, но вот и она исчезла, когда мужчина грустно улыбнулся. Прижав Микаэлу к себе покрепче, он прошептал ей на самое ухо:
   - Прости, что тебе пришлось всё это видеть. Я, конечно, вспомнил большую часть своего прошлого, но больше вспоминать не хочу. Это жизнь, которой я теперь не желаю жить.
   - Я верю, - улыбнулась Микаэла, и Кайлан, неожиданно подняв голову, осторожно поцеловал её в губы. Девушка лишь улыбнулась и ответила ему тем же. Да, теперь она тоже почувствовала, словно не видела Кая целую вечность. Ведь она прожила целую жизнь во сне, и теперь вернулась в реальность...
   - Чёрт возьми, и что за мыльную оперу вы тут развели? - послышался недовольный голос Соланара. Микаэла, тут же покраснев как варёный рак, вскочила на ноги и ударилась головой в деревянную раму, на которой крепилась ткань, укрывавшая повозку. В общем, девушка благополучно снесла раму и аккуратно скатилась на руки Соланара, который с совершенно невозмутимым видом поставил Микаэлу на ноги рядом с собой.
   - Ты с ума сошёл? - крикнул Кайлан, спрыгивая с повозки. - А если бы она ударилась?
   - Ничего, ещё немного сна ей бы не помешало. Кстати, насколько я погляжу, она кое о чём ещё не узнала...
   - О чём я не узнала? - тут же спросила Микаэла, одновременно осматриваясь по сторонам. Повозка остановилась посреди пустынной поляны, заваленной жёлтыми и полусгнившими листьями. Выходит, уже была самая середина осени, если не конец.
   Микаэле не пришлось ожидать от Кая и Соланара ответа, чтобы понять, в чём дело. Ветер подул девушке в лицо, и она почувствовала, что отсутствуют некоторые привычные ощущения. И волосы как-то странно щекочут ухо... Вскрикнув, Микаэла поднесла руки к голове и побледнела, отчего Кайлан подумал, будто она снова собирается потерять сознание. Устремив на убийцу и эльфа долгий изучающий взгляд, Микаэла медленно произнесла, отделяя каждое слово для большей передачи всей той ярости, что бушевала в её груди в тот момент:
   - Где мои волосы? Что вы с ними сделали, изверги?!
   Соланар нервно захихикал и попятился назад, но маленький камушек угодил ему прямо в лоб. Микаэла и сама поразилась тому, насколько сильно и чётко она смогла бросить своё "оружие". А ведь правая рука всё так же пылала, будто была готова вот-вот расплавиться от жара.
   - В тебя ударила молния. Большая часть волос просто обгорела. Другую нам пришлось отдать Ранзаку, чтобы он залечил твои раны. И то, ему не хватило сил, чтобы полностью исцелить твою руку, - недовольно пробормотал Соланар, потирая ушибленный лоб.
   Микаэла была в ужасе: её волосы были не просто короткими - да они были как у мальчишки! Левую руку покрывала сеть странных отметин, больше походивших на паутину. "Цветы молний" - так называла эти шрамы Ярика. Они обычно появлялись в том месте, куда в человека ударила молния. Но теперь уже ничего изменить было нельзя. Микаэле оставалось только надеяться, что шрамы либо сами со временем исчезнут, либо ей удастся найти хорошего лекаря или жреца.
   - Где мы? - спросила Микаэла, осматриваясь по сторонам. Окружавшее её место было каким-то странным: земля под ногами была выжжена, деревья покрыты слоем пепла, а небо, которое по законам природы должно было быть лазурным, окрасилось в янтарные переливы.
   - Что за... - прошептала Микаэла и испуганно вздрогнула, когда за спиной вдруг послышался голос Гартэля:
   - Глава "Зодиака" сошёл с ума и теперь решил превратить нашу страну в сущий ад. Кстати, пробуждением, леди.
   Микаэла испуганно отпрянула назад, когда Гартэль неожиданно поклонился ей. Девушка с недоумением посмотрела на паладина, не понимая, что происходит. Почему Гартэль вдруг вёл себя так смирно? Не бросался на Кайлана, улыбался как ни в чём ни бывало...
   - Не лезь к ней, Гартэль, - процедил сквозь зубы Кай. - Услышу от тебя опять что-нибудь такое...
   - Но взгляните на неё! - воскликнул Гартэль. - Она пережила гнев Унрака! А отец её был посвящённым самой Малексе. Сила посвящённого могла перейти и к Микаэле!
   - Гартэль, твои слова просто абсурдны, - хмыкнул Соланар. - Во-первых, Мишка обыкновенная девушка. Ей просто повезло, что боги сжалились над ней и не стали убивать за её дерзость. Во-вторых, появление ребёнка, одновременно несущего в себе силы и ведьмы и посвящённого, так же редко, как и потомство между представителями разных рас в нашем мире. Даже кровь обыкновенного человека преобладает над способностями посвящённого.
   Выражение лица Кайлана заставило всех перестать спорить. Убийца широкими от изумления глазами смотрел на Микаэлу. Он как будто о чём-то догадался, что-то узнал. Но всем остальным это что-то всё ещё было неясно.
   Сидевших на вожжах Цах медленно раскурил трубку и, выпустив клуб дыма, заговорил загадочным голосом. Слова его больше напоминали песнь: были такими же протяжными, долгими. В них таилось какое-то волшебство, от которого замирало сердце.
  
  Погибло солнце в битве с тьмою,
  Закрыли небо облака
  И неприступною стеною
  Свет заперли там на века.
  
  
  Забыта радость непокорных,
  Потерян голос прежних лет,
  И демон древний, ныне вольный,
  Пришёл, затмив последний свет.
  
  И тьма объяла смертью землю,
  Настала ночь, свершилось зло.
  Но Зверь последний бился с Тенью:
  За Свет сраженье в небе шло.
  
  Он бился насмерть, не жалея крови,
  Сцепившись с тенью, пропустил удар.
  Не чувствовал Зверь больше боли -
  Ему достался бога дар.
  
  И пала тьма, бежав с позором,
  Оставив Зверю лишь клочки земли.
  А он окинул их высоким взором -
  И ветры пепел с них смели.
  
  Вернулся к жизни чудный край,
  И обратило время в рай
  Его величие лесов, сиянье света,
  Благословив самим дыханьем лета...
  
   Микаэла, зачарованно слушая гнома, закрыла глаза. Перед взором её возникла настоящая картина сражения света и тьмы. Да, эту легенду знали многие в Аскааре. "Сказание о Звере" - так называла её мама Микаэлы, когда девочка ещё была маленькой. Старинная ведьма, жившая сотни лет назад, предсказывала, будто бы явится крылатый демон, утопит весь мир в крови и пепле. И лишь последний зверь был способен победить его. Героя описывали как молодого юношу с золотыми волосами, и за спиной его красовались величественные чёрные крылья.
   - И зачем ты нам это рассказал? - раздражённо спросил Соланар. - Эту сказку каждый ребёнок знает! Спасибо за экскурс в историю.
   - Тринадцатый... - прошептал Кайлан. На его лице отразилось настоящее безумие. Неожиданно расхохотавшись, Кай схватился за толстую ветку и взобрался на дерево, где дремал Мао. Продолжая хохотать, мужчина залез на самую верхушку и вдруг закричал:
   - Тринадцатый зверь! Цуй-лэнь, дракон, которого мы давным-давно победили с Адрианом и Светланой, рассказывал нам о нём! В "Зодиаке" двенадцать человек, которые могут превращаться в зверей. Каждый из нас олицетворяет какую-то часть самой тьмы, зла. А тринадцатый зверь - посланник небес и самого Света!
   - Не сказал бы, что "тринадцать" - счастливое число... - пробормотал Соланар.
   - В "Ученье Фаула" говорится, что именно тринадцать богов создали наш мир. И считается, что последним богом была Малекса, хозяйка гроз, символ войны. А последний зверь - это тот, кто посвящён ей, - заметил Кайлан.
   Все присутствующие на поляне замолчали, напряжённо переглядываясь между собой. Больше всех был удивлён Гартэль - он не ожидал, что какому-то убийце будет известно об "Ученье Фаула", одной из самых священных книг Аскаарской церкви.
   Первой очнулась Микаэла. Встрепенувшись, она громко воскликнула:
   - Так нам нужно найти этого тринадцатого зверя! Он поможет нам остановить Дракона и его "Зодиак", пока те не превратили мир в горстку пепла.
   Остальные кивнули. Лишь Гартэль с сомнением посмотрел на девушку, но и он, наконец, согласился. Микаэла улыбнулась , протянув руку Кайлану, взобралась обратно в повозку. Путники собрались было дальше в путь, но тут их кто-то окликнул. Девушка обернулась, почувствовав, что голос кажется смутно знакомым. Слишком сильный и резкий, так что уши закладывает... Да, такая глотка была только у одного парня. Микаэла расплылась в широкой улыбке и обернулась, надеясь увидеть Неа, каким она его привыкла видеть. Но подобного девушка не ожидала, отчего на лице её сначала отразилось полное непонимание и глубокое изумление.
   Два огромных рыцарских коня неслись по пыльной дороге, оставляя за собой шлейф из летящего песка и клочков земли. Первого жеребца Микаэла узнала сразу - он принадлежал Сантариану. Но вот второй конь, угольно-чёрный, был ей не знаком. На нём восседал всадник в красных доспехах, и за спиной его развевался белоснежный плащ. На поясе висели ножны с красивым алым клинком, но даже издалека можно было догадаться, что воин им пользовался редко. Может быть, и вовсе не умел держать в руках. Зато своеобразные перчатки, на которых были странные прорези с тыльной стороны, Микаэла могла узнать из миллиона других. Нет, эти, конечно, были новыми и не имели ничего общего с прошлыми... Но в Аскааре мало кто использовал кастеты, уж тем более со съёмными лезвиями.
   Когда оба всадника приблизились к повозке, Микаэла изучающим взглядом окинула второго незнакомца, пытаясь понять, кто же он, и откуда знает их имена. Но вот юноша снял с головы шлем, и изумлению девушки не было предела: да эти рыжие волосы она была не способна забыть! Только в этих сверкающих доспехах юноша был сам на себя не похож.
   - С пробуждением, моя леди, - Неа улыбнулся, после чего, незаметно покраснев, рассмеялся. Микаэла, видимо, выглядела очень смешно, во все глаза рассматривая своего друга. Она спала всего месяц, а он так сильно изменился! Волосы его немного отрасли, и теперь убирались сзади в едва заметный маленький хвостик. Как ни странно, Микаэла сразу же догадалась, что являлось причиной такому внезапному рвению отрастить волосы. Судя по доспехам и мечу на поясе, Неа решил отказаться от жизни убийцы и всерьёз заняться тем, что его интересовало до вступления в "Зодиак".
   Мысли Микаэлы оказались правдивы: Гартэль, приложив руку к груди, кивнул всадникам и автоматически произнёс:
   - Да храни вас Свет, братья.
   Сантариан, приложив руку к груди, кивнул в ответ. Неа, вздрогнув, поспешил повторить жест и склонил голову в знак приветствия. Только после этого Гартэль вновь вернулся к своим делам, позабыв обо всех, кто его окружал.
   - Ну и долго же ты спала! - улыбнулся Неа, подъезжая на своём новом коне поближе к Микаэле.
   - Мне уже начинает казаться, что целую вечность, - пробормотала Микаэла, осматривая рыжеволосого юношу с ног до головы. - И давно это ты в паладины заделался?
   Неа немного смутился и, затеребив в руках поводья, улыбнулся:
   - Ну, мне до паладина пока далеко. Просто того случая на душе стало как-то легко... Словно свалился камень, тянувший меня туда, вниз. Я ж просто от балды сэру Сантариану сказал, что паладином хочу стать. Понимаешь, у меня отец священником был, потому для меня Свет - это не просто какое-то вымышленное божество, которое якобы должно говорить с какими-то там жалкими смертными... Я этим от других товарищей и отличался.
   - Так это ты нашего Тигра заразил привычкой молиться перед каждым сражением? - нахмурился Соланар, покосившись в сторону Кайлана, но Неа покачал в ответ головой.
   - Нет, это он сам, - даже с какой-то гордостью произнёс рыжеволосый юноша. - Только он не молится никому из тринадцати богов. Он у Цуй-лэня, своего учителя, просит благословения. И кажется, что его действительно порой оберегает что-то сверхъестественное.
   Микаэла, свесив ноги с повозки, снова взглянула на Неа и вздрогнула, когда Сантариан неожиданно воскликнул:
   - Цах! Мы явились предупредить, что впереди опасно. Недавно там видели Быка и Кота, и они, кажется, направлялись Алакосту.
  "Безумие! Направляться в саму столицу..." - подумала Микаэла и вдруг почувствовала что-то нехорошее. На лице Соланара отразилась настоящая гримаса ярости и злости. Сломав пальцами тоненькую палочку, которой он только что что-то чертил на земле, эльф бросился к одной из лошадей и, вскочив в седло, погнал её вперёд по пыльной дороге. Кайлан проводил остроухого удивлённым взглядом и вопросительно посмотрел на Цаха. Гном же побагровел от ярости и, отпустив вожжи, громко закричал:
   - Сантариан, ты вообще думаешь?! Чёрт возьми, обязательно было говорить об этом при нём?!
   Паладин удивлённо посмотрел на Цаха и тут же помрачнел. Первым, до кого дошла суть происходящего, стал Кайлан. Стиснув зубы, он выдавил из себя:
   - Пять лет назад мы напали на эльфийскую столицу. Бык был тем, кто убил Нааля, одного из герцогов.
   - А причём тут Сол? - удивлённо спросила Микаэла. Ей всё равно была непонятна связь между двумя убийцами из "Зодиака" и Соланаром.
   - А наш остроухий - его сын. Ты не знала? Хо-хо-хо! - рассмеялся Цах, склонив голову на бок. - А я думал, вы как два близнеца, ничего друг от друга не скрываете!
   Микаэла побледнела. Сын Нааля? Эльфийского герцога? Вот так неожиданность! Девушка никогда бы не подумала, что в Соланаре могла течь благородная кровь. Хоть герцоги и были только третьими по влиянию в эльфийском народе, они всё равно заслуживали уважения.
   - Только не говорите мне, что этот кретин собрался мстить, - пробормотал Неа. Цах, не произнеся ни слова, хлестнул кнутом над самыми головами лошадей, и те резко помчались по пыльной дороге. Микаэла едва не слетела с повозки. Благо, Кайлан успел схватить девушку за руку и притянул к себе.
   Свинцовые облака на фоне янтарного неба не сулили ничего хорошего. А Микаэла помнила, какой дурной славой пользовалась Равнина Малексы. Говорили, будто бы здесь происходила разная чертовщина, и каждый неуклюжий путник, случайно забредший в эти края в одиночку, рисковал сгинуть от рук какого-нибудь убийцы...
  
  18. Предвестница бурь.
  
   Повозка ещё долго неслась по пыльной дороге, пока лошади окончательно не выдохлись. Цах устало вздохнул и запрокинул голову, смотря в янтарное небо. Соланар словно испарился, исчез, не оставив ни единого следа. Микаэлу тревожило это - вдруг с эльфом что-то случится? Он был не менее безрассуден, чем Неа. Хотя даже рыжеволосый юноша начал теперь относиться к своей жизни более бережно, не суя свой нос куда не следует.
   Солнце медленно опускалось к горизонту, и путникам пришлось искать место для ночлега. Микаэла уже давно заметила, что между Кайланом и Неа словно кошка пробежала. Они оба пускали друг в друга ненавистные взгляды, и лишь изредка Кай отвечал товарищу предупреждающим рыком. Петух, кажется, был чем-то сильно недоволен. Он едва заставлял себя усидеть в седле, подгонял коня громкими криками и вновь пускался в бурный спор с Кайланом. Наконец, убийца побагровел от злости и рявкнул:
   - Да делай ты, что хочешь! Я никого, и уж тем более её, не принуждаю! Хочешь поговорить с ней - валяй.
   Видимо, Кайлан хотел тем самым надавить на совесть Неа. Но Петух, наверное, был самым бессовестным существом во всём Аскааре, потому что на его лице тут же просияла победная улыбка, и юноша, пришпорив коня, поспешил к Микаэле.
   - Привет, - немного смущённо произнёс Неа, и девушка удивлённо на него посмотрела. Рыжеволосый юноша редко смущался, а тут покраснел, как варёный рак. Сейчас он ещё больше напоминал обыкновенного деревенского мальчишку.
   - Ну привет, - нахмурилась Микаэла, не понимая, почему юноша так странно себя ведёт. Набрав полную грудь воздуха, Неа неожиданно задал вопрос:
   - Ты любишь Тигра?
   Пришло время смущаться теперь уже Микаэле. Покраснев, девушка глянула через плечо рыжеволосого юноши и, удостоверившись, что никто их больше не слушает, пробормотала:
   - Ну... да.
   На лице Неа на мгновение отразилось такое недовольство, будто он собирался разодрать Кая на месте. Но, видимо, вспомнив о том, что сам теперь учится на паладина, с трудом сдержал гнев. Поморщившись, Неа отвёл взгляд в сторону и пробормотал:
   - Я, конечно, предполагал, что так оно и есть... Ну конечно, Кайлан сильнее, умнее, да и старше меня. На него можно положиться. И он ещё бывший предводитель "Зодиака" вдобавок. А я какой-то там мальчишка из неизвестной деревушки, который только и может, что тянутся следом за остальными и всегда видеть перед собой лишь спину соперника...
   - Что ты такое говоришь? - нахмурилась Микаэла. Ей не очень нравилось, что Неа в последнее время всячески себя принижал. Может, в окружении столь великих воинов, ему действительно негде было показать свою силу и решимость. Если на повозку нападали разбойники, Гартэль, Кайлан и Сантариан быстро с ними разбирались. Если нужно было найти какой-нибудь родник и набрать свежей воды, Соланар был тут как тут. А Неа постоянно бездействовал. Иными словами, он даже немного мешался. Но Микаэла всегда ценила его рвение помочь окружающим. Это делало его непохожим на остальных. Все трудились лишь для себя, а Петух старался оказать помощь даже тем, кому она не требовалась.
   Беда всегда приходила не одна. В момент, когда Неа заговорил, Микаэле захотелось вновь заснуть и не просыпаться, пока всё не закончится. Теперь ей было суждено разбираться не только в настоящей войне, но и в войне любовной.
   - Я хочу сказать, что ты мне нравишься! - выдал Неа. - И мне плевать, что об этом думают другие. И уж тем более мне всё равно, как на это отреагирует Тигр. Когда закончится война, я... хочу жениться на тебе. Вот. Как-то так...
   Микаэла смотрела на него широко распахнутыми глазами, не веря в происходящее. Её теперь что, собрались делить двое мужчин? Стоявший в стороне Кай был явно недоволен словами Неа. Прокашлявшись и прочистив пересохшее горло, девушка пробормотала:
   - Неа, понимаешь, я... - Микаэла едва находила нужные слова, чтобы не показаться грубой. - Я люблю Кайлана.
   Неа помрачнел, и на его лице на мгновение отразился лик, полный злости. Но юноша тут же расплылся в широкой улыбке и добродушно рассмеялся:
   - Чтож, понял, не дурак. Прости, что побеспокоил. Кстати, я просто хотел ещё сказать, что мы с сэром Сантарианом отчаливаем на восточный фронт, сражаться с отрядами Собаки, Свиньи и других. Так что не факт, что мы ещё встретимся. Ну да ладно... До встречи, Мишка!
   Ещё раз улыбнувшись, он вдруг на мгновение погрустнел, и сердце Микаэлы сжалось. Лишь когда юноша вскочил на своего коня, девушка закричала:
   - Будь осторожен!
   Неа расплылся в широкой улыбке и кивнул. Потом, переведя убийственный взгляд на Кайлана, пришпорил коня и погнал его следом за уехавшим далеко вперёд Сантарианом. Юноша перебросился с паладином парой слов, после чего они вместе исчезли между деревьями, не оставив после себя ничего, что могло бы напоминать о том, что они вообще существовали.
   Солнце окончательно опустилось к горизонту и, на мгновение замерев, провалилось за самый край земли, окрасив прежде янтарное небо в ярко-алые оттенки. Казалось, будто небеса пылали. А боги больше не отвечали. Сколько бы Гартэль ни пытался воззвать к ним, Унрак молчал, и ответом юному паладину была лишь глубокая тишина.
   Цах дремал, прислонившись к широкому колесу, Кайлан тыкал кончиком палки в пылающие в костре угольки. Микаэла сидела поодаль, зарывшись пальцами в тёплый мех Мао.
  "Жениться он собрался! - недовольно пробормотала про себя девушка. - Ну конечно, зачем спрашивать у Микаэлы! Кто она вообще такая... Деревенская девчонка? Чтоб вас..."
   Мимолётом глянув на своих спутников, Микаэла убедилась, что они не обращают на неё внимания и незаметно перебралась в дальний конец лагеря. Ещё мгновение - и девушка стремглав бросилась к лесу навстречу свободе. Ну хоть сейчас, под покровом ночи, она отдохнёт от их нравоучений как следует! Осторожно перебравшись через ствол поваленного дерева, Микаэла остановилась и осмотрелась по сторонам. Вокруг был обыкновенный лес, ничем не отличавшийся от всех остальных, что она видела. Ничем не примечательные деревья, старые, на половину поредевшие кустарники и жёлтая сухая трава под ногами. Но Микаэла чувствовала, что здесь скрывалось что-то совсем иное, непонятное.
   Где-то за лесом в небо вдруг поднялась стая чёрных ворон, и Микаэла, вздрогнув, проводила их пристальным взглядом. От этого места с каждой секундой становилось всё более жутко. Не осмелившись больше оставаться тут, девушка поспешила обратно в лагерь. Лишь к утру следующего дня Микаэла вновь решилась отправиться во враждебный лес.
   Девушка медленно пробиралась через густые лесные заросли, отодвигая назойливые ветки руками. Казалось, опасность поджидала на каждом шагу. Но Микаэла упорно продолжала идти вперёд, невзирая на трудности. Что-то впереди звало её к себе своей протяжной песней, чудившийся, видимо, после долгого сна.
   Но нет, кто-то действительно пел там, в самом центре леса. Микаэла удивлённо вскинула брови, но на голос пошла. Впереди точно кто-то был. Может, он видел Соланара? Вздохнув, Микаэла двинулась вперёд, осторожно пробираясь через извивающиеся корни деревьев и неглубокие овраги. Лишь через некоторое время девушка почувствовала, что за ней кто-то следит. Резко остановившись, Микаэла обернулась, но никого не заметила. Пустынный спящий лес...
   "Зная твоё безрассудство, я не мог отпустить тебя одну" - прозвучал голос, и ноги Микаэлы что-то внезапно коснулось. Задрожав от щекотки, девушка отпрянула в сторону и удивлённо вскинула брови, когда прямо из-под ворота её рубашки показалась мышиная мордочка.
   - Ранзак! - закричала Микаэла и, схватив фамильяра в руки, закружила его над головой. Тот испуганно сжался в комок и всеми силами пытался уговорить девушку положить его на место. Девушка, радостно рассмеявшись, посадила Ранзака себе на плечо и тут же обеспокоенно спросила:
   - Где ты был? Почему не отвечал на мой зов?
   "Потому что благодаря твоей мании помочь всем несчастным убийцам, коим не повезло с судьбой, я лишился большинства своих сил, и мне нужно было немного восстановиться".
   - Подожди секундочку, - спохватилась Микаэла и, опустившись на колени, посадила мышонка перед собой. Потом, достав ритуальный кинжал, девушка осторожно коснулась лезвия и прикрыла глаза. Кончики пальцев мгновенно онемели, словно прикоснувшись к холоду, но юная ведьма не обратила на это внимания. Силы стремительно покидали её тело, и в самый последний миг Микаэла оборвала таинственную магическую связь с кинжалом. Её собственная энергия подобно ручейку перетекла в его алое сверкающее лезвие, и Ранзак, кажется, теперь был доволен. Сонно зевнув, он вбежал по протянутой руке Микаэлы на её плечо и шепнул:
   "Давай. Идём".
   С каждым шагом таинственный голос становился всё сильнее и сильнее. Теперь казалось, будто он лился из всего, что окружало путников - из земли, из деревьев. Микаэла уже не шла: бежала, не разбирая дороги. На мгновение песня исчезла, и девушка резко остановилась, удивлённо осматриваясь по сторонам. Где? Почему замолчал голос? Но вот песня снова зазвучала, и Микаэла вновь бросилась бежать. Сердце её билось так сильно, словно пыталось вырваться наружу. А таинственный голос лишь становился громче.
   Неожиданно девушка оказалась в настоящем мире стволов. Они переплетались подобно диким змеям, создавая настоящую крышу, сквозь которую едва ли попадали лучи света. Вокруг всё было так зелено, словно лес и не подозревал о самом разгаре осени. Из-за сильно повышенной влажности над землёй стоял густой туман, сквозь который порой мало что можно было увидеть. Свисавшие с ветвей лианы мешались, норовя запутаться вокруг плеча или ноги, а то и самой шеи. Микаэла с трудом пробиралась через эти тропические заросли, размахивая кинжалом. Да уж, с тем запасом энергии, что у неё осталось, это было довольно трудно.
   Совсем рядом прозвучал вой боевого горна. Микаэла напряглась, подумав было, что рядом проходит отряд Быка и Кота. Но нет, ни чужих голосов, ни лязга мечей. Лишь мерный гул, исходивший из-под очень, очень тяжёлых ног. Когда из-за деревьев показался длинный серый хобот, девушка испуганно отпрянула назад и с изумлением выдохнула. Даже Ранзак пискнул, спрятавшись под её рубашку. Перед ними был настоящий слон. Мотая головой из стороны в сторону, он искал на деревьях хоть какие-нибудь фрукты. Хобот его ловко обвивался вокруг сочных плодов, а огромные белые бивни с лёгкостью пробивали их каменную оболочку. Слон даже не сразу заметил Микаэлу - так неподвижно она стояла. Разобрав, наконец, что перед ним человек, он издал испуганный клич и поспешил скрыться среди деревьев.
   "Что за чертовщина? - пробормотал Ранзак, выглядывая из-под ворота рубашки. - Джунгли посреди Аскаара?"
   - Я слышала о них, - прошептала Микаэла, зачарованно смотря вслед слону. - Это обитель Отца Леса... И это место, где когда-то давно жил один из самых величайших драконов всего мира.
   Девушка молча указала на холм, увитый лианами и диким плющом. Ранзак, нахмурившись, всмотрелся получше и охнул, поняв, что же скрывалось под буйной растительностью джунглей. На земле покоился огромный белый драконий череп, прекрасно сохранившийся со временем. Совсем неподалёку из земли торчали высокие шпили, которые, вероятно, когда-то были рёбрами величественного зверя.
   - Это могила Цуй-лэня, - прошептала Микаэла, касаясь одной из костей. Но вот чей-то голос вновь прозвучал совсем неподалёку, и звук, казалось, прошёл по скелету, заставив его завибрировать. Ранзаку почудилось, будто дракон пробудился, потому фамильяр, испуганно пискнув, юркнул в сумку на поясе Микаэлы. Девушка же улыбнулась и поспешила на голос, надеясь наконец-таки увидеть таинственную незнакомку, которая звала её к себе.
   Пройдя ещё совсем немного вперёд, Микаэла вышла к обрыву и охнула, не веря собственным глазам. Как такое могло находиться в самом сердце Аскаара и оставаться незамеченным?! Огромный водопад шумел прямо у самых ног девушки, теряясь где-то внизу, в чёрной пасти ущелья. Микаэла нагнулась над пропастью, и её лицо обдало свежими каплями воды. А точно ли это был родной Аскаар? Таких чудес в нём не было отродясь.
   - Я вижу, тебе нравится это место? - прозвучал женский голос прямо за спиной Микаэлы, и девушка инстинктивно обернулась. Позади неё стояла незнакомка с длинными чёрными волосами, убранными в низкий хвост. Бледная кожа и голубые глаза делали её похожей на королеву снега и льдов, жительницу далёкого севера Аскаара. Однако одета женщина была совсем не так, как северяне - её тело укрывали лёгкие кожаные доспехи, на поясе висели два кинжала. От запястья до плеча левой руки тянулись узоры, нанесённые фиолетовой краской. На щеках по тому же принципу были нарисованы по три зелёные красные полосы с каждой стороны.
  "Она... пытается быть похожей на эльфийку?" - удивлённо подумала Микаэла. После того, как "Зодиак" уничтожил эльфийскую империю, остатки остроухих предпочитали жить в племенах и вели себя, как настоящие кочевники. От былого величия и возвышенности не осталось и следа. Лишь некоторые, такие, как Соланар, сохраняли традиции предков и никогда не смели брать в рот мяса, а также одеваться в кожу. Для них это было настоящим варварством. Так и возникли два вида эльфов - "Алкоди", что с языка леса означало "Древние", и "Малнаар", что переводилось как "Потерянные".
   - Это место... оно отличается от других, - пробормотала Микаэла, решив, наконец, ответить на вопрос гостьи. Та расплылась в широкой улыбке и, сложив руки у живота, кивнула:
   - Разумеется. Полное название этого места - Варлиа ко Ноис тэ аллаэй тоа, "Обитель Того, кто парит выше всех". Иными словами, это место, где великий Цуй-лэнь испустил свой последний вздох.
   Микаэла кивнула. Да, она инстинктивно поняла, что те кости принадлежали именно Цуй-лэню, великому дракону, служившему самой Малексе. Последнее время Микаэла слишком часто находила странные совпадения. Малекса - тринадцатая богиня, хозяйка гроз, а Микаэлу ударила молния... И тот факт, что её отец был посвящённым...
   - Я рада видеть тебя, Предвестница бурь, - улыбнулась девушка и коснулась шеи Микаэлы. По телу девушки словно пронеслась молния. Как эта незнакомка её назвала? "Предвестница бурь"?
   - Что... ты сказала? - выдавила Микаэла. Черноволосая девушка же звонко рассмеялась и, приложив палец к губам, поманила её за собой.
   - Идём, Микаэла, - прошептала она.
   - Откуда ты!.. - закричала Микаэла и зажала рот руками, увидев, с каким выражением лица на неё посмотрела черноволосая незнакомка. Недовольно вздохнув, она двинулась прочь от водопада, а Микаэле не осталось ничего другого, кроме как поплестись следом за ней. Они с трудом пробирались через густые заросли, и таинственная незнакомка совсем не собиралась останавливаться. В этой глубокой мёртвой тишине Микаэла могла спокойно рассматривать свою спутницу, сколько душе угодно.
   Незнакомка только с первого взгляда казалась хрупкой и по-настоящему стеклянной. Чудилось, будто одно только прикосновение могло обратить её в горстку осколков. Но на самом деле тело черноволосой девушки было натренировано ничуть не хуже, чем у любого воина. Микаэла была уверена, что её спутница могла запросто потягаться в силе с самим Кайланом или Соланаром. Впрочем, она могла бы даже справиться с ними обоими одновременно. Кроме того, кожу незнакомки покрывало странное блестящее вещество, напоминавшее слизь, что была у земноводных. Для чего, интересно?
   Наконец, впереди показался невысокий и совсем неприметный домик в один этаж. Его довольно трудно было разглядеть сквозь густые листья и лианы, свисавшие с крон деревьев. Но он всё-таки был, и Микаэла облегчённо выдохнула, поняв, что наконец-то сможет передохнуть от долгой ходьбы. Её спутница неожиданно остановилась и, обернувшись, с каменным лицом произнесла:
   - Ты задала мне два вопроса: почему я назвала тебя Предвестницей бурь, и откуда я знаю твоё имя. Ты обязательно найдёшь ответы на оба вопроса. Со временем... На один из них я готова дать тебе прямо сейчас. Второй ты должна будешь узнать сама. Выбирай.
   Микаэла с сомнением посмотрела на свою спутницу. Они были одни, посреди джунглей, и поблизости, возможно, бродили Бык и Кот. Да уж, Микаэла оказалась не в самой лучшей ситуации. Юная ведьма, конечно, хотела спросить незнакомку, почему та назвала её "Предвестницей бурь", но инстинкт самосохранения заставил выбрать второе. Уж лучше Микаэле будет известно, кто эта странная воительница и откуда она её знает.
   - Второе, - кивнула юная ведьма, и черноволосая незнакомка улыбнулась:
   - Чтож, тогда заходи, Предвестница бурь. И ты поймёшь, откуда я тебя знаю.
   Она толкнула рукой дверь, и Микаэла неуверенно шагнула в темноту. На мгновение ей показалось, что она шагнула в саму бездну тьмы, лишённую даже малейшей крупинки света. Но вот черноволосая воительница зажгла свечу, и в комнате сразу стало светло. Этого было достаточно, чтобы Микаэла рассмотрела фигуру, лежавшую у самой стены на кровати.
   - Сол! - вскрикнула девушка и бросилась к эльфу. Он выглядел не просто плохо - на его лбу выступил пот, а кожа была мёртвенно-бледная.
   - Что с ним случилось? - с трудом выдавила из себя Микаэла, пытаясь на глаз определить, что же произошло.
   - Прости, я... не успела остановить Быка и Кота. А они очень любят охотиться на Алкоди, - прошептала черноволосая девушка. - У него сломаны несколько рёбер и рука, а на груди серьёзная рана, но не стоит беспокоиться.
   - Не стоит беспокоиться?! Да он же умереть может! Ты посмотри на него, он весь бледный, как полотно, и в поту! - прокричала Микаэла, но в глазах черноволосой девушки промелькнуло что-то странное. Лукаво улыбнувшись, она сложила руки на груди и, склонив голову на бок, вкрадчиво произнесла:
   - Во-первых, я жрица, пускай и тёмная. С раной на груди я за два дня управлюсь так, что и следа не останется. С переломами, конечно, будет сложнее. Во-вторых, я травница, потому смогу уж как-то сбить жар, да приготовить обезболивающее. В-третьих... Как ты думаешь, я смогу позаботиться о собственном женихе?
   Микаэла на мгновение остолбенела и посмотрела на незнакомку широко распахнутыми глазами. Женихе? То есть, она хотела сказать, что является невестой Соланара?!
  "Да это же бред сивой кобылы! - воскликнул Ранзак, взбираясь на плечо Микаэлы. - Чтобы у нашего Сола была невеста? Ха-ха-ха, не смешите меня!"
   Микаэла же меж тем попятилась к двери, полностью перевалив услышанную от незнакомки информацию. Тёмная жрица, травница, чёрные волосы, голубые глаза и эти странные змеиные манеры... Микаэла хорошо помнила, как Кайлан описывал свою напарницу из Тринити.
   - Змея... - выдавила из себя Микаэла, вжавшись спиной в дверь. Черноволосая девушка помрачнела и пробормотала:
   - И всё-таки я предпочитаю, когда меня зовут Светланой. Когда меня называют "Змеёй", это звучит так, словно я последняя гадина во всём мире...Нам со Свиньёй, пожалуй, несколько не повезло с прозвищами.
   Микаэла затаила дыхание, думая, что Змея сейчас нападёт на неё. Но черноволосая девушка мирно сидела за столом, размешивая ложкой чай. Микаэла неуверенно окинула воительницу взглядом и прошептала:
   - И ты хочешь сказать, что являешься невестой храброго воина Союза? Да это же...
   - Бред? - улыбнулась Светлана, откладывая ложку в сторону. - Как ни странно, я с тобой согласна. Звучит это и вправду немного... нелогично. Но я единственная во всём "Зодиаке", кто изначально был против войны с Союзом. Я считаю это совершенно бесполезным и чудовищным занятием. Однако, мне не по силам пойти против своих товарищей. Видишь ли, я не такая сильная, как Лошадь или Бык. Да со мной и Петух мог бы запросто справиться. Моё единственное спасение - яды. И армия мёртвых, разумеется. У меня у единственной нет собственного отряда, потому что я довольствуюсь костями тех, кто зарыт прямо под нашими ногами. Они беспрекословно подчиняются приказам, никогда не перечат, да и вообще такие милые... Хочешь, я сделаю из твоей мышки скелета? Ему очень пойдёт...
   - Спасибо, не надо... - пробормотала Микаэла, прижав к груди Ранзака. Да уж, общаться с настоящим некромантом было несколько пугающе. Кто знал, что творилось на уме у этой странной черноволосой девушки. Но вот она вновь стала серьёзной и, выпрямившись, заговорила:
   - Мы с Соланаром встретились около семи лет назад. Мне тогда было восемнадцать, совсем как тебе. Я тогда ещё была членом Тринити, нашей с Тигром и Драконом организацией. Тогда захват Аскаара ещё не был нашей целью, и мы фактически не являлись врагами всего Союза, потому мы могли спокойно видеться. Но вскоре Тринити распалось, и на его руинах образовалась новая организация - "Зодиак". С каждым днём мои товарищи вершили всё больше и больше зла, и мы с Солом, в итоге, были разлучены. Иногда нам удавалось встречаться на полях сражений и мы, искусно изображая из себя злейших врагов, сцеплялись в схватке где-нибудь в стороне. Это были одни из немногих моментов, когда мы могли переброситься парой слов. Впрочем, однажды меня захватили в плен. Тогда-то наша любовь и достигла апогея...
   В лесу послышались подозрительные звуки, и обе девушки затихли, не осмеливаясь даже шевельнуться. Наконец, Светлана подняла голову и отчеканила так, словно отсчёт шёл на минуты:
   - Прошу, Микаэла, помоги мне. Эта война приносит горе всем нам, и я...
   - Х...хорошо, - выдавила Микаэла, энергично кивнув головой. Светлана грустно улыбнулась и, поднявшись на ноги, подошла к одной из дверей. Отворив её, девушка поманила кого-то пальцем. Из темноты показалась маленькая фигура, и Микаэла изумлённо охнула.
   Перед ней был мальчик лет пяти-шести отроду. У него были длинные золотистые кудри, точь-в-точь как у Соланара, однако бледная кожа и голубые глаза делали его скорее похожими на Змею. Уши мальчика были едва заметно заострены, и это подсказывало, что он точно не человек. Скорее, наполовину. Полуэльф. Одет он был просто - серые штаны и льняная рубашка с длинными рукавами.
   - Пожалуйста, забери моего сына с собой, - прошептала Светлана, подталкивая мальчика к Микаэле. - Может, война и сделала нас врагами, но дети от этого не должны страдать.
   Микаэла с сомнением окинула мальчика взглядом и протянула к нему руку. Ребёнок удивлённо взглянул на неё и тут же ухватился за её запястье.
   - Как тебя зовут? - улыбнулась Микаэла, наклонившись к юному полуэльфу. Он, расплывшись в широкой улыбке, тут же выпалил:
   - Алейси.
   - А я Микаэла. Но ты можешь звать меня Мишкой, - улыбнулась девушка и вновь подняла взгляд на Светлану. Воительница была чем-то взволнована. Наконец, она нахмурилась и шепнула:
   - Возьми это перо. Оно очень ценное, потому береги его, как настоящее сокровище. Когда-нибудь, ты поймёшь, что с ним делать. Это перо Предвестницы бурь.
   Микаэла бережно взяла длинное перо медного цвета и удивлённо охнула, заметив, как по нему пробежали золотистые молнии. Светлана вновь обеспокоенно посмотрела в окно и процедила сквозь стиснутые зубы:
   - Уходите. Бык и Кот рыскают неподалёку. Прочь!
   Микаэла вздрогнула и, увидев гнев, отразившийся на лице Светланы, поспешила к выходу. Воительница знаком ей указала в сторону, где, видимо, стояла лошадь. Микаэла довольно быстро нашла её и, усадив Алейси в седло перед собой, прошептала:
   - Держись крепче!
   Алейси кивнул, и Микаэла в тот же миг ударила лошадь в бока. Та рванула вперёд и быстро понесла своих наездников через густые заросли джунглей. Лианы и тропические деревья быстро сменились осинами и елями, и довольно скоро Микаэла заметила мелькающую рядом огненную шкуру. Мао был рядом. Значит, они в безопасности.
   Едва лошадь вылетела на поляну, где остановилась повозка, Гартэль и Кайлан тут же вскочили на ноги. Вероятно, они оба рассчитывали вынести Микаэле выговор, но девушка, соскочив с лошади, окинула их таким взглядом, что они оба замолчали.
   - Отправляемся дальше, Цах! - крикнула девушка, помогая слезть Алейси. - Соланара мы не дождёмся. По крайней мере, пока. Но он в безопасности.
   Цах с недовольством посмотрел на Микаэлу и нахмурился, увидев Алейси.
   - Это что ещё за...
   Алейси даже не дал ему договорить. Стоило мальчику увидеть Кайлана, как его глаза тут же просияли. Юный полуэльф, восхищённо выдохнув, и бросился на шею темноволосому мужчине, громко крича:
   - Дядя Тигр! Тигр! Тигр-р-р!
   Кайлан, изумлённый до глубины души, с сомнением окинул мальчика взглядом и пробормотал:
   - Алейси? Ты-то тут как?
   Потом, немного помолчав, мужчина перевёл вопросительный взгляд на Микаэлу. Девушка лишь коротко кивнула:
   - Да. Я встретила Её.
   Их немой разговор так и остался непонятен всем остальным. Но в этот день Кайлан, кажется, был очень счастлив. Оказалось, что он был единственным убийцей из "Зодиака", кому было известно о том, что у Змеи был сын. Конечно, он был сильно удивлён, узнав, что отцом Алейси был Соланар. Впрочем, Кайлан догадывался. Уж очень часто Светлана и Соланар встречались на полях боя.
   Последний отрезок пути до Алакосты пролетел незаметно. И вот столица, наконец, предстала перед ними...
  
  19. Братья по оружию.
  
   Этот город не был похож ни на один другой в Аскааре. Здесь не было тех золотых куполов и богато украшенных крыш, как в Таррене, не было холодных пустынных переулков, как в Харбане. Алакоста разительно отличалась от всего, что раньше видела Микаэла. Нет, это был не просто город, а настоящая крепость, в которую едва ли можно было пробраться мыши, не говоря уже о врагах. Алакосту было сложно назвать столицей - огромный замок был построен прямо в горах, окружавших её со всех сторон. Дома, казалось, были врезаны в скалы, и лишь длинные каменные переходы соединяли одни улицы с другими. В Алакосте не было ни единого храма, церквушки или какого-нибудь другого религиозного здания. Лишь военные укрепления, серые дома и странные, непонятные дыры на самых вершинах скал. Как будто там были вырезаны пещеры. Но кто в них мог жить?
   Дома в Алакосте так же разительно отличались. Некоторые из них были квадратные, но углы всё равно как-то странно закруглялись. Плоские крыши сверху укрывались сеном, впитывавшим влагу после дождей. Другие дома были круглыми и больше похожими на юрты, только каменные. Стены их украшались старыми шкурами оленей и волков, над самыми дверями крепились огромные оленьи рога, которые, казалось, враждебно встречали каждого входящего.
   Деревьев в столице не было совсем. Быть может, так влиял климат - после цепи гор Береса на западе Аскаара становилось довольно засушливо, а Ярат, самый западный город страны, и вовсе располагался посреди пустыни. Да и у самой Алакосты нередко случались песчаные бури, гонимые ветром с равнины Малексы, чуть южнее столицы.
   Люди Алакосты одевались довольно просто и легко: чтобы не страдать от жары, они порой слишком обнажали своё тело. Но вид мужчин в набедренных повязках, кажется, не сильно смущал женщин столицы. Они довольно спокойно относились к такому роду одежды, и сами нередко носили лёгкие просвечивающие ткани. Воины, разумеется, облачались в более прикрывающую одежду, но даже среди них можно было найти тех, кто предпочитал кожаному жилету или кольчуге голый торс.
   - И это столица? - прошептала Микаэла, обращаясь к ехавшему рядом Гартэлю. - Алакоста больше похожа на...
   - Деревню кочевников? - улыбнулся паладин и кивнул: - В какой-то степени это так. Но поверь, Микаэла, для них это привычно и традиционно. Когда-то давно Аскааром считались лишь восточные земли, там, где сейчас располагаются территории "Зодиака". Эти же города всегда принадлежали пустынным воителям.
   - Но мне казалось, что столица должна быть красивой, сверкающей, величественной... В ней всё должно быть лучше, чем в других городах! - заметила Микаэла, свесив ноги с повозки. Гартэль лишь улыбнулся и покачал головой. Мимолётом поздоровавшись с одним из своих знакомых, проходившим мимо, паладин всё с той же улыбкой ответил девушке:
   - Совсем необязательно, Микаэла. Столица не должна быть красивой. Алакоста - это пример воинственности и силы нашей страны. Те, кто стремится придать столице сверкающий вид, нанося на крыши позолоту и украшая улицы всевозможными красочными вывесками, показывают лишь свою беспомощность и бесполезность. Скажи, разве золотые крыши домов помогут при осаде города вражескими войсками? А вывески, прекрасные кусты, тщательно выстриженные садовниками? Нет. Нашу Алакосту осаждали пятнадцать раз. И никому ещё не удалось взять её штурмом. Тем более, Алакоста связывает между собой западную и восточную часть Аскаара, являясь центром торговых путей. Так что она не только военная столица, но и ещё торговая.
   Микаэла понимающе кивнула и вздрогнула, почувствовав на себе не совсем дружелюбный взгляд. Девушка обернулась, пытаясь понять, кто же так смотрит на неё. Шептавшиеся у самых краёв улицы женщины замолчали. Но стоило Микаэле вновь отвернуться, как за её спиной тут же послышался голос:
   - И это девушка? Какие странные волосы...
   - Она больше похожа на мальчишку, - пробормотал ближайший мужчина, отдыхавший в тени после долгой работы. - У нас женщинам непозволительно так обезображивать себя.
   - А ты посмотри на её спутников! Гном, паладин, мальчишка-полуэльф и странный мужчина... Говорят, он тот самый Тигр.
   - Тот Тигр? И что этой девке понадобилось у нас... Убирайся прочь, и убийцу своего с собой забирай!
   Микаэла поёжилась, почувствовав, что ей вслед кричит уже не одна-две женщины, а целая толпа. Кто-то внезапно бросил камень, но он тут же замер в воздухе, даже не долетев до своей цели. Толпа мгновенно притихла, когда Цах медленно развернулся и устремил на бросившего лютый взгляд.
   - Что она вам сделала? - крикнул Кайлан, пряча Микаэлу за свою спину.
   - А ты вообще молчи! - хмыкнула одна из женщин, сложив руки на груди. - Явился тут, да командует ещё!
   - Утихни, женщина, - процедил сквозь зубы Цах, и толпа вновь отшатнулась назад. Окинув присутствующих взглядом, гном чётко, разжёвывая каждое слово, произнёс:
   - Эти двое наши гости, и я не потерплю, чтобы хоть кто-нибудь из вас высказывал неуважение по отношению к ним. Кроме того, эта девушка - желанная гостья самой королевы. Кто-то из вас желает пойти против королевской воли?
   Толпа промолчала и, перебросившись парой слов, разбрелась. Цах спокойно отвернулся и знаком приказал путникам следовать за собой. Микаэла хмуро посмотрела на уходящих жителей и поспешила за гномом.
   - Не злись на них, Микаэла, - пробормотал Цах, раскуривая трубку. - Они просто не доверяют чужакам. Тебе просто нужно сделать так, чтобы они поверили тебе и убедились, что ты не причинишь им вреда.
   Микаэла лишь приглушённо хмыкнула и в последний раз глянула вслед уходящим жителям. Из повозки неожиданно высунулся Алейси и, уставившись на Цаха восхищённым взглядом, крикнул:
   - Маленький дядя, а как ты остановил тот камень?
   - "Маленький дядя"? - пробормотал Цах. - Я гном, мальчик. И зовут меня Цах. А камень я остановил обыкновенным заклинанием, каким владеют все шаманы.
   - А кто такие шаманы? - не унимался Алейси. В его глазах загорелся странный огонёк, и Микаэла невольно улыбнулась. Цах попал, причём основательно. Было уже понятно, что гному суждено всю дорогу до королевского замка объяснять юному полуэльфу устрой мира.
   - Шаманы - это служители природы, - начал Цах. - Нам подвластен огонь, воздух, земля и вода. Мы можем исцелять, а можем ранить. Мы даже способны разговаривать с душами давно умерших людей. Шаманы считаются вторыми по силе после магов среди тех, кто способен использовать заклинания.
   - А кто ещё способен использовать заклинания? - наконец, спросила Микаэла. Ей хотелось узнать о магии чуточку больше. С её нынешними знаниями она легко могла стать шпионом - попадёт в плен, и враг не то что какого-то секрета от неё узнать не сможет, но и элементарных вещей не выпытает.
   - Ну, кроме шаманов и магов есть ещё ведьмы, боевые маги, жрецы и некроманты. Хотя последних часто называют тёмными жрецами. Кто-то души лечит, кто-то их калечит. Таков устрой нашего мира.
   - Какого мира? - улыбнулся Алейси, склонив голову на бок. Его длинные уши опустились вниз, как у кота, приготовившегося к нападению. Стоило Цаху закатить глаза, чтобы попросить у небес терпения, юный полуэльф быстро подхватил с земли камушек и ловко бросил его в гнома, попав прямо между глаз. Цах довольно-таки забавно подскочил на месте и рявкнул:
   - Ах ты змеёныш! Да я тебя!..
   Когда же гном увидел, что Микаэла и Алейси заливаются звонким смехом, то недовольно заворчал и отвернулся. Наконец, впереди показался замок. Он практически ничем не отличался от остальных построек, только возвышался над маленькими домишками благодаря двум дополнительным этажам. На каменных стенах песчаного цвета развевались ярко-красные флаги, на которых был изображён золотой грифон, символ Союза.
   Повозка остановилась у самых дверей в замок, и путникам пришлось идти дальше пешком. Цах кивнул страже, пройдя в длинный зал, и остальные поспешили следом за ним. Микаэла суетливо осматривалась по сторонам, невольно задерживая взгляд на скудном интерьере. Здесь не было грязно, но богатства девушка так и не увидела. Пожалуй, замок короля можно было назвать скорее военной крепостью: на стенах висело всевозможное оружие, выполненное с такой ювелирной точностью и осторожностью, что на прекрасных клинках нельзя было найти ни единой царапинки или неровности, в углах коридоров стояли статуи, изображавшие драконов, грифонов, рыцарей и прочих.
   - Подождите, - шепнул Цах, останавливаясь перед огромными дверьми. - Королева, должно быть, занята...
   Но двери тут же отворились, и перед путниками появилась женщина лет сорока с местами уже поседевшими волосами. На лице её виднелось несколько морщинок, но в целом незнакомка была ещё довольно молода. Вместо богатого платья она была облачена в лёгкие кожаные доспехи, украшенные мехом. На поясе висел длинный двуручный клинок, что было довольно редко для женщин. Они больше предпочитали одноручные мечи, потому что те были более лёгкими.
   - Ах, Советник Цах, добро пожаловать! - улыбнулась женщина, всплеснув руками. - Простите, что у меня так неубрано. Сегодня утром одной из служанок стало плохо, потому она не успела помыть полы и стереть пыль с подоконников.
   Микаэла скептически посмотрела на женщину и осмотрела зал беглым взглядом. Неубрано? Да здесь всё сверкало чистотой! Но что было самое странное, так это то, что полы были укрыты коврами, а окна в зале отсутствовали напрочь...
   - Королева Миларэ, для меня тоже честь видеть вас, - поклонился Цах и гневно глянул на своих спутников. Микаэла, спохватившись, поклонилась королеве и краем глаза заметила, что Кайлан и Гартэль сделали то же самое. Миларэ кивнула головой и сложила руки у живота, улыбнувшись своим гостям.
   - Добро пожаловать в Алакосту, ведьма-ворон и Тигр! - неожиданно произнесла королева и протянула Микаэле руку. Девушка неловко пожала её и смутилась, когда Гартэль рядом засмеялся. Видимо, она сделала что-то не то...
   Кайлан удивлённо смотрел на королеву, не решаясь даже заговорить. В его глазах промелькнуло что-то странное, и он, нахмурившись, спросил:
   - Вы... не ненавидите меня? Не подумайте, что я плохо о вас думаю! Просто все предыдущие члены Союза при встрече со мной сразу пытались меня убить.
   Миларэ ласково улыбнулась и покачала головой. Сделав шаг вперёд, она осторожно положила руку на грудь убийцы, как раз в том месте, где был шрам, оставленный Гартэлем в самый последний раз.
   - В нашей стране живёт много народов, Тигр. Ты родился и вырос среди тех, кто оценивает человека по его прошлым поступкам и поступкам его предков. Для нас же, жителей запада и пустынь, главное в человеке - то, что он представляет собой сейчас. Ты победил Петуха, защитил ведьму-ворона, столь важную для нас в нынешней войне. Я не считаю тебя врагом. Твои поступки убедили меня в том, что ты изменился. Кроме того, тебя простил сам Унрак, а его решение не в силах оспорить ни один из смертных. Если сами небеса даровали тебе ещё один шанс, мне не остаётся ничего, кроме как принять тебя.
   Кайлан заметно покраснел и, спохватившись, неожиданно опустился на одно колено. Микаэла с удивлением вздрогнула, заметив, что глаза мужчины заблестели. Он... плакал?
   - Спасибо, Ваше Величество, - улыбнулся Кай, утирая слёзы тыльной стороной руки. - Это... очень важно для меня.
   Миларэ улыбнулась в ответ и, резко став серьёзной, обернулась к стоявшему рядом Гартэлю. В зал тут же вошли два человека, облачённые в плащи и, обойдя путников стороной, уселись в высокие каменные стулья, которые, казалось, росли прямо из пола в том месте, где он не был устелен коврами. Цах кивнул королеве и поспешил занять место рядом с ними. Ещё один трон заняла Миларэ, а последний, пятый, остался пустовать. Микаэла с удивлением увидела на его спинке вырезанную чем-то острым птицу. Совет. Девушка никогда бы не подумала, что ей выпадет честь присутствовать на самом тайном и могущественном собрании Союза.
   - Прошу же, госпожа Линнет, займите своё место, - произнёс один из Советников. Он был мужчиной примерно того же возраста, что и королева - седина только начинала затрагивать его светлые волосы, однако лицо уже было испещрено сетью морщинок. Тяжёлые доспехи, казалось, защищали его от всего, что только было можно. При таком обмундировании было трудно передвигаться, и Микаэла быстро приметила, что Советник, вероятно, был таким же боевым магом, как Кайлан. А вот второй Советник, черноволосый эльф, был одет достаточно легко. Тело его было укрыто длинным плащом, волочившимся сзади по полу. Во всех отношениях этот остроухий был настолько величественен и утончён, что он разительно отличался от людей и сразу бросался в глаза.
   - Лоэс тер нари, Гоэль-на, - сказал эльф на чистом фелькете, и Микаэла удивлённо вытянулась. Оказывается, на языке леса можно было не только произносить заклинания, но и свободно разговаривать. Однако, слова остроухого остались девушке непонятны.
   - Он сказал "Мы теряем время, королева", - пояснил Цах, знаком прося Микаэлу сесть поскорее. - И я с ним полностью согласен. Не тяни, Микаэла. Такая честь предоставляется раз в жизни.
   - Вы приглашаете меня в Совет? - изумлённо прошептала девушка, осматривая пристальным взглядом каждого присутствующего.
   - Верлеадэ, соррен! - хмыкнул эльф, и отчего-то Микаэла догадалась, что он сказал "Разумеется". Набрав полную грудь воздуха, девушка глянула на Кайлана и, когда тот кивнул, шагнула к высокому каменному трону. Ранзак, вскарабкавшийся на плечо Микаэлы, восхищённо пискнул:
  "С ума сойти! Последний раз я был здесь восемь лет назад! Эх, былые времена!"
   Пальцы Микаэлы скользнули по изгибу спинки трона, и девушка неуверенно опустилась на мягкую алую подушку. В этот же миг по всём зале потухли свечи, и лишь одинокое магическое пламя, испускавшее ледяное голубое мерцание, освещало зал своим сиянием. Миларэ поднялась на ноги и, обращаясь ко всем присутствующим, величественно произнесла:
   - Вчера мой муж был серьёзно ранен во время охоты, - голос королевы слегка дрогнул. - Насколько мне известно, вражеский клинок был смазан ядом, и яд этот, по словам придворных лекарей, смертелен. Перед нами сейчас стоят две задачи, одну из которых решить нужно как можно скорее. Во-первых, утром отряды Быка и Кота были замечены в опасной близости к столице. И они, скорее всего, нападут на нас завтра или в течение нескольких ближайших дней. Помимо них, "Зодиаку" ещё помогают остатки отрядов Петуха и Крысы, потому вражеская армия довольно велика. А нашего гарнизона для защиты столицы будет мало.
   - Нужно послать в Исселган и Ярат послов с требованием послать подкрепление! - заметил первый Советник, боевой маг. Миларэ тяжело вздохнула и покачала головой:
   - Они не успеют, Альрат. Войска из Ярата и вовсе прибудут к нам не раньше, чем через месяц.
   - А какая вторая задача? - спросила Микаэла и смутилась, почувствовав на себе взгляды других Советников. Королева ответила незамедлительно, но голос её был сух:
   - Выбор наследника. По законам нашей страны, право управлять королевством не передаётся по наследству. Однако, супруга короля и их близкие родственники на время правления становятся членами королевской семьи. Но после смерти короля, мои дети не наследуют трон.
   - Следующего правителя выбирает Совет. Или народ, - заметил Альрат, пожав плечами. - Но сейчас нам лучше разобраться с первой задачей. Вопрос о выборе наследника оставив на потом. Ещё не факт, что мы вообще переживём эту атаку. Может, и выбирать уже будет некому и некого.
   Микаэла поёжилась и заметила, как Кайлан, до этого стоявший тихо, вдруг заметно оживился. Резко подойдя к каменным тронам, он даже не обратил внимания на разъярённый взгляд черноволосого эльфа. Деловито облокотившись о спинку стула королевы, он шепнул прямо ей на ухо:
   - Скажите мне, Ваше Величество, у вас же в тюрьмах под городом содержится довольно много заключённых?
   - Около двух сотен, - кивнула Миларэ, удивлённо косясь в сторону Кайлана. Убийца расплылся в широкой улыбке и вновь заговорил:
   - Отлично. Которая часть из них убийцы?
   - Их где-то сотня-полторы, - пожала плечами королева. - Их переслали нам отряды из Таррена. По их словам, эти убийцы сами сдались им после сражения возле Фаргеша. А в чём дело?
   На лице Кайлана засияла самодовольная улыбка. Резко выпрямившись, мужчина обернулся к Микаэле и, протянув ей руку, улыбнулся:
   - Могу я просить вас об одолжении, Советница?
   Микаэла удивлённо захлопала глазами и отрывисто кивнула головой. Что Каю вдруг потребовалось от неё? Мужчина явно задумал что-то неладное... Так в чём же дело? Какие мысли зародились в его голове?
   - К...Куда вы? - крикнул черноволосый эльф, от изумления даже перейдя с фелькета на человеческий язык. Кайлан лишь махнул рукой на прощание и крикнул через плечо:
   - Мы всего на пять минут! Когда вернёмся, будьте уверены, что у гарнизона Алакосты будет ещё один отряд элитных воинов.
   - А вы весьма высокомерны, сэр Кайлан, - хмыкнула Микаэла, едва поспевая за убийцей. Кай нёсся по пустынным коридорам, не обращая внимания на стражу и слуг, которые суетливо разбегались перед ним, прячась по углам.
   - Кайлан, прошу, не делай глупостей! - крикнул Гартэль, выбежавший из зала следом за ними. - Что ты задумал?
   - Сказал же, - буркнул Кайлан, не сбавляя темпа, - что отправляюсь собирать для вашего Союза отряд. Видишь ли, мне тоже не хочется, чтобы "Зодиак" разнёс здесь всё к чертям собачьим. А с нынешним положением у вас довольно мало шансов на победу.
   Гартэль не стал перечить убийце, лишь молча последовал за ним, не отставая ни на шаг. Кайлан тащил Микаэлу за собой, как тряпичную куклу, и девушка едва успевала перебирать ногами, чтобы не споткнуться. Наконец, все трое спустились на самый первый этаж. Гартэль молча отворил тяжёлую решётчатую дверь, которая вела в подземелье. Холодный сырой воздух обжёг горло Микаэлы, и девушка закашлялась. Но, наконец, она привыкла к этой странной тюремной атмосфере и даже почувствовала себя здесь несколько уютнее, чем на палящем солнце.
   Не обращая внимания на предупреждения стражников, Кайлан медленно вскинул руку и неожиданно произнёс:
   - Откройся!
   Микаэла хотела было предупредить Кая, что заклинания нужно произносить на фелькете, иначе они не принесут результата. Но когда засовы на железных дверях неожиданно заскрипели, девушка словно язык проглотила. Выходит, преимущество боевых магов было в том, что они могли произносить лёгкие заклинания невысокого уровня без особых задержек, которые возникали из-за сложности фелькета. Засовы на некоторых дверях рухнули, и через несколько минут в холодном коридоре показались люди.
   По большей части это были мужчины, хотя среди них можно было встретить и женщин. Те являлись настоящими воительницами, у некоторых даже были мускулы, которыми не всякий мужик мог похвастаться. Но всех этих людей объединяло одно: лютый взгляд, которые они устремили на вошедших. В какой-то момент Микаэле хотелось броситься прочь, убежать, но она силой заставила себя остаться на месте. Гартэль мгновенно схватился за оружие, и лишь Кайлан спокойно смотрел на пленных убийц. Вены на его шее вздулись, но мужчина всё равно не собирался отступать. Да что же он задумал?
   - Что вам надо, псы Союза? - процедил сквозь зубы один из мужчин. У него, как и у многих его товарищей, была выбрита правая часть головы. Так делали даже женщины. Как будто это был какой-то отличительный знак...
   - Держи язык при себе, - процедил сквозь зубы Гартэль, угрожая оружием, но убийцы совершенно его не страшились. - Королева решила дать вам ещё один шанс! Будете сражаться за Союз в грядущей битве с Быком и Котом, и вас помилуют...
   - С Быком и Котом? - удивлённо спросила одна из женщин и расхохоталась: - Да от вас оставят мокрое место и не заметят! Помилуют они нас. Далась нам ваша милость!
   - Наш командир мёртв, и мы не будем подчиняться никому, кроме него. Проваливай к чертям собачьим, паладин! - прорычал первый мужчина, плюнув под ноги Гартэлю. Паладин вспыхнул от ярости и хотел было ударить убийцу, но Кайлан неожиданно схватил его за руку и заставил отступить. Удивлённо глянув на Кая, Гартэль сделал шаг назад и с ненавистью уставился на заключённых. Микаэла же, кажется, начинала понимать суть происходящего.
   - Ваш командир мёртв? - улыбнулся Кайлан, склонив голову на бок. Один из мужчин тут же крикнул:
   - Да! И эта тварь, что стоит за вашей спиной, истыкала его своим чёртовым обрубком!
   - Это меч! - рыкнул Гартэль, оскорблённый тем, что его прекрасный клинок поспели обозвать какие-то заключённые. А Кайлан лишь рассмеялся и улыбнулся убийцам. В темноте подземелья мелькнула едва заметная рыжая тень, и заключённые резко отшатнулись назад, изумлённо выдохнув. Кай медленно положил руку на голову Мао и с улыбкой обратился к первому стоявшему в ряду мужику:
   - Уж не думал, что вы меня раньше времени похороните, Верг.
   Мужчина попятился назад и, натолкнувшись на своих товарищей, выдавил:
   - К...командир! Командир, вы живы!!!
   - Командир! - радостно закричали остальные, узнав, наконец, Тигра. Кайлан поднял руку вверх, и убийцы тут же замолчали. Дождавшись абсолютной тишины, Кай громко крикнул:
   - Меня предали, братья и сёстры! Эти чёртовы убийцы, что звали себя моими товарищами, поймали Мао и передали его Союзу. А я без Мао теряю большую часть своих сил. Союз справился со мной в нечестной битве и сбросил в ущелье, но я чудом выжил. И теперь я желаю мстить. Я отказываюсь от прошлой жизни. Я больше не Тигр, что вёл за собой "Зодиак". Больше не Тигр, что был величайшим убийцей всего Аскаара. Я одиночка, жаждущий мести. Девушка из Союза спасла меня и показала, что этот мир не так плох, как мы о нём думали. Прошу же, пойдёмте за мной, браться и сёстры! Помогите мне отомстить за ту кровь, что пролили предатели! За то горе, что они нам принесли! За кровь, за нашу боль, смерть!
   - За кровь, за нашу боль, смерть! - взревели убийцы, вскинув кулаки вверх. Гартэль удивлённо взглянул на Кайлана и не смог не признать, что его слова действительно подействовали на заключённых. Резко завернувшись, Кай двинулся к выходу из подземелья, и его новый отряд хлынул следом. Едва эта толпа показалась на первом этаже замка, как тут же из соседних коридоров вывалила стража. Спустя некоторое время показалась и сама королева. Удивлённо вскинув брови, она посмотрела на Кайлана, а тот лишь опустился перед ней на колено и громко произнёс:
   - Ваше Величество! Вы сказали, что ваш народ судит человека о поступках, которые он вершит сейчас, не так ли? Мои братья и сёстры, в прошлом, возможно, причинили Союзу немало бед, но сейчас они готовы сражаться на вашей стороне. Разумеется, они пойдут лишь за мной и не будут подчиняться вашим командирам. Но никто из них, будьте уверены, не причинит вреда ни одному человеку из Союза.
   Миларэ окинула пристальным взглядом собравшихся за спиной Кайлана убийц и вопросительно посмотрела на Микаэлу. Девушка лишь расплылась в улыбке и почувствовала, что по щекам текут слёзы. Микаэла не верила, что только что благодаря ей Кай стал членом Союза. Не верила, что он обратил целый отряд убийц в свою веру и теперь вёл на бой с "Зодиаком". Девушка не была излишне самовлюблённой и эгоистичной, но сами небеса говорили, что всё это лишь благодаря ней.
   - Чтож, в таком случае я рада приветствовать вас в рядах армии моего королевства, воины, - кивнула Миларэ, выпрямившись. - Пожалуй, за последние несколько месяцев между нами возникло недопонимание, но теперь я надеюсь, что мы с вами сможем стать товарищами по оружию. За кровь, за нашу боль, смерть, как говорится у вас?
   Убийцы удивлённо посмотрели на королеву. Казалось, они совсем не ожидали от неё таких слов. Резко выпрямившись, Верг, капитан отряда, громко закричал:
   - За кровь, за нашу боль, смерть! Во имя Тигра! За королеву!
   Его подхватили остальные, и зал потонул в их радостных криках. Пожалуй, Союз только что обрёл хороших союзников...
   Миларэ подняла руку, призывая к молчанию, и, дождавшись тишины, произнесла:
   - Мои воины обеспечат вас должным обмундированием и оружием. А сейчас, прошу, проследуйте в казармы. Если вы действительно решили последовать за своим командиром и помогать нам в грядущем сражении, то вам необходимо быть отдохнувшими и подготовленными к битве. Слабые и бесполезные воины нам не нужны.
   Кайлан лишь глянул на своих подчинённых, и те, выпрямившись, ударили себя кулаками в грудь и поспешили следом за воинами. Те выглядели несколько растерянными, не зная, как себя вести с новыми союзниками. Миларэ же обернулась к Микаэле и с улыбкой произнесла:
   - Прошу, идите и отдохните, Советница. Вы устали после долгой дороги, ещё и это короткое приключение... Гартэль проводит вас в комнату.
   Микаэла кивнула и, поклонившись, на мгновение задержалась. Покраснев, девушка догнала королеву и шепнула ей:
   - Спасибо... за Кайлана. Он действительно изменился!
   Миларэ ласково улыбнулась и кивнула.
   - Ты его любишь?
   Микаэла покраснела ещё больше, и королева, рассмеявшись, похлопала её по плечу:
   - Ах, ты вся в свою мать. Ведь Мекариос тоже был сначала преступником. Помню, Алиэн умоляла меня помиловать его. А ведь действительно хороший из него вышел паладин!
   Микаэла улыбнулась и, ещё раз поклонившись Миларэ, поспешила следом за Гартэлем. Королева показалась ей очень хорошей женщиной и чем-то напомнила мать...
   Ночь перед сражением была, пожалуй, самой спокойной за всю жизнь Микаэлы. Она спала, как убитая, и проснулась лишь от того, что Кайлан коснулся её плеча, присев на край кровати. Чтож, пора...
  
  
  
  20. Кровавые сутки.
  
   Ровные ряды отрядов тянулись вдоль главной площади города. Каждый воин был как на подбор - все стройные, широкоплечие и могучие. В глазах их горел странный огонь, которого Микаэла никогда не видела прежде. Эти воины знали, что шли на верную смерть... И всё равно их взгляды пылали решимостью.
   Миларэ восседала на белоснежном жеребце, закованном в броню. Эти двое словно были олицетворением самого света и величия. Властный взор королевы время от времени темнел, наполняясь печалью, но женщина быстро отбрасывала грусть и тут же напускала маску решимости и невозмутимости.
   - Ты готова, Линнет? - улыбнулась королева, когда Микаэла остановилась рядом с ней. Девушка коротко кивнула и обернулась, тревожно всматриваясь в алый горизонт.
   - Детей увели в катакомбы. Женщинам будет разрешено ступить на поле боя только ночью, когда можно будет вынести раненых и погибших, - произнесла Миларэ с заметным напряжением в голосе. - Наши женщины не очень-то любят бездействовать, но в этой битве им лучше не участвовать. Так что мы с тобой тут единственные.
   Микаэла хотела что-то сказать королеве, но заметила какое-то движение и обернулась. Один из слуг Её Величества подвёл прекрасного солового тяжеловоза...
   Ростом он был выше самой Микаэлы, почти под два метра. Первое, что бросалось в глаза - мускулистые плечи и обросшие шерстью ноги. У коня была массивная голова с широким лбом, средних размеров уши, слегка заострённые и длинная шелковистая грива ослепительно-белого цвета. Голубые глаза были похожи на два сапфира - большая редкость для лошадей Аскаара. Спина коня была короткой, а круп широкий и длинный, хвост, больше похожий на шёлковую вуаль, был поставлен достаточно высоко. Перед Микаэлой был настоящий рыцарский конь. Он выделялся среди всех своих низкорослых сородичей. Микаэла даже сперва опешила, увидев такого гиганта.
   - Вы хорошо держитесь в седле? - обеспокоенно спросил слуга, поправляя на жеребце уздечку. - У Лирея очень специфический характер. Говорят, он сбрасывает любого, кто пытается его оседлать. Но если вам удастся с ним подружиться, лучше защитника в грядущем сражении вам не найти.
   - Не волнуйтесь, - улыбнулась Микаэла, погладив Лирея по шее. Жеребец окинул девушку ледяным взглядом и захрапел, словно предупреждая, что так просто не дастся. Но Микаэлу это не сильно испугало: храбро вставив ногу в стремя, девушка подтянулась и в одно мгновение оказалась в седле. Лирей громко заржал и затоптался на месте, отчего Микаэла едва не сползла набок. С трудом ухватившись за поводья, девушка тяжело вздохнула и прикрыла глаза. Огромный рыцарский конь был несколько выше тех лошадей, к которым Микаэла уже успела привыкнуть. В какой-то момент девушке вдруг захотелось поскорее спрыгнуть на землю. Но силой воли она заставила себя остаться в седле и потянула за повод, поворачивая Лирея в сторону.
   - Могу ли я сделать для вас что-то? - с горем пополам поклонилась королеве Микаэла. Миларэ улыбнулась и коротко кивнула:
   - Пожалуйста, проверь, как там отряды. И если у тебя будет немного времени, вдохнови их чем-нибудь. Ты же Советник, это твоя задача.
   Микаэла недовольно поёжилась, предчувствуя, что вряд ли кто-нибудь будет рад её появлению. После недавнего конфликта с толпой девушке не очень-то хотелось попадаться на глаза воинам Алакосты. Но приказ королевы был неоспорим, и Микаэла решила начать с западной части главной площади, где располагался отряд Кайлана. Вот уж кто действительно будет рад её появлению...
   Коротко кивнув королеве, Микаэла пришпорила Лирея и резвым галопом погнала его через переулки. Пробраться к западной части главной площади было легче в обход, чем напролом. Микаэле не очень-то хотелось на всей скорости влететь на коне в какой-нибудь отряд, случайно попавшийся на пути.
   Соловый жеребец пронёсся по пустынной улице, подняв после себя столп пыли. Микаэла чудом удержалась в седле на повороте и вскрикнула, когда чья-то рука буквально за шкирку стащила её с коня. Лирей пронёсся дальше, и лишь несколько подоспевших воинов смогли его остановить.
   - Да тебя к лошадям вообще подпускать нельзя! Они все сразу нервными и бешеными становятся! - хмыкнул Кайлан, опуская Микаэлу на землю. Девушка показала убийце язык и, фыркнув, отряхнулась.
   - У него просто характер такой.
   - Ну конечно, - улыбнулся Кайлан, слезая со своего гнедого жеребца. У конечно, эти двое оставались неразлучными с самого начала путешествия. А Микаэла уже успела поездить на пяти разных лошадях. И все они окончили свою жизнь весьма плачевно, не перенеся последствия минувших сражений.
   Кайлан был сам на себя не похож: он был облачён в новые доспехи, почти не сковывавшие движений. Наплечник с шипами крепился лишь на одном плече - на том, которое Кайлан в бою выставлял вперёд. Нагрудник укреплялся с помощью небольших металлических пластинок, плотно пришитых к кожаному доспеху. Ножны от катаны крепились на пояс, но легко могли зацепляться и за ремень, переброшенный через плечо. При ходьбе длинное лезвие меча немного мешалось Кайлану.
   - И какими судьбами наша храбрая воительница оказалась тут? - хмыкнул Кай, вновь оборачиваясь к Микаэле. Девушка смущённо опустила взгляд и пробормотала:
   - Её Величество приказала мне, как Советнику, вдохновить отряды на грядущее сражение. Но я честно не знаю, как это сделать. Меня вряд ли будут слушать, тем более после вчерашнего случая. Я для них чужая. Явилась, ещё и место Советника заняла...
   - Ты заняла место своей матери и своего учителя. Причём заслуженно, - заметил Кайлан, мгновенно став серьёзным. Напряжённо посмотрев на вытянувшиеся вдоль всей площади отряды, мужчина несколько минут стоял молча. Казалось, он на какое-то мгновение выбыл из реальности. Но вот его губы дрогнули в ухмылке, и Кайлан, лукаво улыбнувшись, знаком приказал своим воинам подвести Лирея.
   - Не волнуйся, у меня есть идея, - кивнул мужчина Микаэле и одним махом вскочил в седло коня. Жеребец нервно захрапел под ним, но, почувствовав крепкую руку, мгновенно успокоился. Кайлан помог Микаэле взобраться в седло перед собой и, взявшись за поводья, прошептал:
   - Держись крепче. Нам нужно привлечь побольше внимания, так что сотвори какое-нибудь заклинание. Простое.
   Микаэла на мгновение растерялась. Впрочем, так было всегда: стоило кому-то попросить её произнести какое-нибудь заклинание, и девушка сразу впадала в какое-то странное состояние. Она не могла выбрать ни одного заклятья. Огненный шар или ледяная стрела? Или, может быть, обратиться птицей на глазах у сотен воинов? Микаэла даже не знала, каким должно быть заклинание. Впечатляющим или просто заметным? Наконец, решившись, девушка вскинула руку и, понадеявшись, что собственных сил хватит, произнесла заклинание:
   - Зориа! Взвейся!
   С ладони девушки сорвался небольшой лазурный шар. Устремившись под самые облака, он на мгновение замер, и тут же взорвался. В один миг небеса вспыхнули пламенем фейерверка, осыпавшегося вниз тысячью крошечных звёзд... Все отряды тут же устремили на юную ведьму удивлённые взгляды. Кто-то недовольно заворчал, не впечатлённый заклинанием, но большинство воинов всё же заинтересовались.
   Кайлан недобро усмехнулся и неожиданно опустил поводья. Ловко вытащив Микаэлу из седла, мужчина, не обращая внимания на сопротивление, усадил девушку себе на плечо так, чтобы её видели все. И после этого убийца внезапно обратился к своим воинам, словно позабыв об остальных. Эта наглость, конечно же, не осталась незамеченной, и теперь уже абсолютно все смотрели на него. Да что он задумал?!
   - Братья и сёстры мои! - крикнул Кайлан своему отряду. - Нам предстоит тяжёлый бой. Многие из нас, возможно, никогда больше не увидят эту чёртову землю. Но я обещаю вам, что мы вернёмся живыми. Потому что у нас есть могущий защитник, которого нам послали сами боги. Эта девушка - земное воплощение Малексы! Последний Зверь!
   По отрядам пронёсся оживлённый шёпот, а Микаэла, побелев, несильно стукнула мужчину по плечу. Какая из неё Малекса! Да это же чистой воды ложь...
   Так думали и воины Союза.
   - Последний Зверь - мужчина! - крикнул кто-то.
   - Это не было абсолютно точно сказано, - заметил другой. - У Зверя были короткие светлые волосы. А эта девчонка...
   - Да это чушь собачья!
   Но Кайлан, невозмутимо улыбнувшись, шепнул Микаэле:
   - Превратись в птицу, пожалуйста. Сначала в какую-нибудь маленькую, а потом в самую большую, в какую только сможешь.
   Микаэла кивнула и, набрав полную грудь воздуха, осторожно развела руки. Её тело мгновенно сжалось, и девушка в ту же секунду обратилась в небольшую пичужку. Она взлетела в небо, устремившись к самым небесам. Ветер, ударивший в лицо, заставил Микаэлу на мгновение позабыть о своей задаче. Заставив себя развернуться, ведьма бросила беглый взгляд вниз и невольно усмехнулась: воины внизу вяло переговаривались. Ах, им не было такое интересно? Теперь и Микаэла почувствовала непреодолимое желание показать всю свою силу.
  "Я могу превратиться ещё?" - спросила Микаэла, мысленно представляя Ранзака.
  "Разумеется".
   Микаэла усмехнулась и, резко сложив крылья, камнем понеслась вниз. На мгновение девушка испугалась, увидев, с какой скоростью приближалась земля. Тело в этот момент стремительно менялось, и Микаэла рисковала разбиться в лепёшку только из-за того, что маленькие крылья пичужки не выдержали бы тела огромной птицы. Но над самыми головами воинов Микаэла всё-таки успела полностью изменить облик. Распахнув огромные крылья, размах которых был около трёх метров, ведьма поймала лёгкий воздушный поток и медленно спланировала вниз, едва не задев когтями одного из зевак. До чего же было огромно это новое тело! Микаэла, опустившись на протянутую руку Кайлана, окинула себя беглым взглядом и изумлённо щёлкнула клювом. Она превратилась не в сокола, не в орла - в чёрного грифа, самую огромную птицу, которая только жила в Аскааре!
   Толпа молчала, смотря на неё широкими от изумления глазами. Микаэла и сама была удивлена своим превращением. Но вот кто-то неуверенно вскинул сжатую в кулак руку и закричал:
   - Да здравствует Аш-Малекса!
   Крик его быстро подхватили остальные, когда Микаэла, опустившись на землю, вновь приняла человеческий облик. Девушка испуганно отшатнулась назад и вопросительно посмотрела на Кайлана.
   - Я не Последний Зверь. Ты ведь знаешь, что он...
   - Это ты, - улыбнулся мужчина, осторожно коснувшись её волос. - Всё, что произошло с нами, не случайно.
   - Я обычная девушка, - пробормотала Микаэла. - Чудес не происходит, Кай.
   - Тогда, следуя твоей логике, я всё ещё жестокий убийца, злейший враг Света и сам дьявол воплоти.
   Микаэла вздрогнула от его слов и покраснела. Девушка просто не могла справиться со своими сомнениями. Но прежде чем Микаэла произнесла хоть что-то, Кайлан неожиданно со страстью поцеловал её и, расплывшись в самодовольной улыбке, шепнул:
   - Будьте осторожны, Аш-Малекса!
   - Ах ты!.. - процедила сквозь зубы Микаэла, покраснев. Мужчина же громко свистнул, и когда мимо пронёсся гнедой жеребец, перескочил в его седло. Лирей испуганно затоптался на месте, но Кайлан уже меж тем нёсся к своему отряду. Микаэла, вздёрнув нос и улыбнувшись, взобралась на спину своего коня и лёгкой рысью погнала его вдоль стройных рядов войска. Пристальные взгляды воинов смущали девушку. Но вот Миларэ подняла руку, прогремели трубы, и капитаны быстро оседлали лошадей. Сражение началось.
  
   Со стен замка открывалось по-настоящему пугающее зрелище. Защитников Алакосты было лишь пять с половиной сотен. А с востока приближалось войско Быка и Кота, насчитывавшее все семь. Микаэла хорошо различила два неполных отряда убийц, жавшихся по краям: приспешники Крысы и те, кто остался на произвол судьбы после того, как Петух покинул "Зодиак". Они знали, что шли на верную смерть, но уже не могли жить иначе.
   Соскочив со спины Лирея, Микаэла быстрым шагом устремилась к самому краю стены. Конь, испугав нервным храпом ближайших воинов, невозмутимо пошёл за ней, не отставая ни на шаг. Девушка медленно наклонилась, посмотрев вниз. У подножия замка был небольшой ров, но перебраться через него было достаточно просто при имении тактики и смекалки, да пары небольших самодельных мостов. Микаэла наклонилась ещё больше и чуть не упала вниз, почувствовав, как что-то вдруг коснулось её рукава. Вскрикнув, девушка отшатнулась назад и увидела удивлённую морду Лирея.
   - Ах ты, паршивец! Я же говорила, что нельзя жевать мой рукав! - пробормотала Микаэла, поправляя рукава. Но в этот момент что-то внутри девушки перевернулось, заставив её резко обернуться. Переведя взгляд в сторону, Микаэла довольно быстро заметила странную, подозрительную птицу, направлявшуюся прочь от замка.
   Медленно потянувшись за стрелой в колчан, девушка положила её на тетиву и вскинула арбалет. Микаэла была безумно рада, что ещё не разучилась стрелять из него. Закрутив механизм, она прикрыла один глаз и наметила цель.
   - Наэль, тари!
   Стрела на мгновение засверкала и тут же вспыхнула синеватым пламенем. Микаэла спустила механизм, и с арбалета словно сорвалась молния, устремившись сквозь деревья. Почтовая птица не успела увернуться и, подбитая, рухнула вниз. Микаэла невольно улыбнулась: как же было хорошо, что теперь ей не нужно было постоянно строить невероятно огромное предложение на фелькете, только чтобы заставить стрелу вспыхнуть. Достаточно было только приказать. Правда, всё равно приходилось уточнять, что именно должно было вспыхнуть, утонуть, улететь - иначе Микаэла рисковала сама стать целью заклинания.
   - Что случилось? - прокричали ближайшие воины, уже спеша к девушке. Микаэла опустила арбалет и, внимательно окинув лес взглядом, быстро развернулась.
   - В Алакосте шпион! И мы чуть было не лишились важной информации.
   Лица воинов побледнели. Ближайший страж тут же подозвал своего коня и, вскочив в седло, скрылся среди домов. Микаэла ещё раз окинула лес внимательным взглядом и села на краю стены.
   - Вы останетесь с нами? - спросил с надеждой кто-то из воинов. Девушка кивнула и, набрав полную грудь воздуха, закрыла глаза.
   - Я плохо сражаюсь в ближнем бою. Но со стены до битвы будет далеко, а каждый метр до цели требует больше сил. Я не вытяну и получаса.
   - У подножия стен есть удобное место, - заметил воин, указывая Микаэле на небольшой холм. - Там можно спрятаться, да и туннель в город неподалёку.
   Микаэла благодарно кивнула и сложила руки на коленях. Отчего-то она была очень рада тому, что со стороны гор двигалась тяжёлая свинцовая туча. Быть может, боги действительно были на стороне Союза? А вот воины рядом забеспокоились, увидев этого иссиня-чёрного исполина.
   - Это... Малекса явилась нам на помощь? - прошептал один из воинов. Микаэла, невольно улыбнувшись, кивнула. У неё не получалось подбадривать людей так же, как это делал Кайлан, но девушка всё равно решила помочь. И воины действительно поверили, что к ним на помощь пришла сама хозяйка гроз.
   Резко поднявшись на ноги, Микаэла подозвала Лирея и вскочила в седло. Жеребец нетерпеливо заржал и, дождавшись команды, рванул по опустошённым улицам. В один миг весь город утонул в тишине, и каждый воин мог услышать стук собственного сердца.
   Лишь под самыми стенами замка Микаэла остановила Лирея и соскочила на землю. Янтарное небо раздражало. Казалось, оно давило, пытаясь опуститься как можно ниже. Тяжёлые свинцовые облака отчаянно цеплялись за самые верхушки гор, похожие на зубья какого-то древнего чудовища. Судя по звукам, сражение уже в самом разгаре. Микаэла не могла точно определить, где именно оно проходило. Возможно, где-то севернее. Или восточнее...
  "Суда движется отряд", - Ранзак взобрался на плечо девушки и тревожно всмотрелся в темноту под кронами деревьев. Микаэла тут же устремила туда взгляд и невольно зарычала. Ну конечно, разве могло быть иначе? Девушка так и знала, что обязательно окажется против целого отряда совершенно одна.
   - Мы с ними справимся, - улыбнулась Микаэла, вытаскивая из ножен ритуальный кинжал. Из-за деревьев показался неровный первый ряд воинов, и отчего-то решимость девушки даже возросла. Противники и сами принялись испуганно глазеть в её сторону, пытаясь понять, угрожает им опасность или нет.
   - Да мы с ними определённо справимся! - усмехнулась Микаэла, распрямляя спину. Из-за деревьев показался третий ряд, пятый, восьмой... Целый отряд, судя по всему когда-то принадлежавший Крысе, остановился. И кто-то из воинов узнал девушку.
   - Да это же та девчонка, что командира убила!
   Под общий скрежет оружия Микаэла тут же отпрянула назад и нервно хохотнула.
  "Мы с ними справимся?" - напомнил Ранзак, на что девушка лишь громче рассмеялась:
   - Мы? С ними? Ну, у меня есть тактика.
  "Какая?"
   - Мы достаём кинжал...
   Когда лезвие сверкнуло в руках Микаэлы, первые ряды испуганно отшатнулись назад. Девушка удивлённо вскинула брови, но, понимая, что хоть это лишь и секундная победа, всё-таки решила воспользоваться ситуацией.
   - Делаем несколько шагов к противнику, и...
   Противники замерли, ожидая от Микаэлы нападения. Ранзак и сам думал, что они действительно атакуют. Но Микаэла понимала, что бросаться одной против целого отряда - чистое самоубийство. Тем более если принять во внимание то, что девушка больше не могла использовать для равноценного обмена волосы. А делать их ещё короче не хотелось.
   - Бежим!!! - неожиданно крикнула Микаэла и, едва не запутавшись в собственных ногах, бросилась к Лирею. Конь испуганно заржал, но девушка успела вскочить ему на спину. Пришпорив жеребца, Микаэла хотела было погнать его прочь от холма, но именно в этот момент Лирей вдруг решил показать свой характер. Упёршись в землю всеми четырьмя ногами, конь отказался бежать куда-либо.
   - Ну же, Лиреюшка, прошу! - взмолилась Микаэла, снова ударив жеребца по бокам, но тот лишь недовольно захрапел. Отряд Крысы тем временем пришёл в движение, явно намереваясь обхватить их в кольцо.
   Когда один из воинов уже взмахнул мечом, намереваясь достать Микаэлу, неожиданно вспыхнуло пламя, отгородившее девушку от противников обжигающей стеной. Лирей испуганно заржал и встал на дыбы, едва не сбросив с себя девушку. Ведьма с трудом удержалась в седле и с удивлением заметила промелькнувшую рядом фигуру. Кто-то из воинов вновь попытался атаковать, и ледяное кольцо неожиданно приморозило их к земле.
   - Ллеат! Глупая девчонка! - рыкнул черноволосый эльф, один из Советников. - Тебе кто-то из наших посоветовал сюда спуститься?
   Микаэла, испуганно глянув через плечо волшебника, крикнула:
   - Разве плохо?
   - Ха! Да находиться здесь - чистое самоубийство. Если тебе наплели про то, что где-то тут можно спрятаться, а рядом есть туннель, а ты поверила, то ты ещё глупее, чем кажешься!
   Микаэла недовольно посмотрела на эльфа и тот, усмехнувшись, послал в противников новое заклинание, ещё мощнее предыдущего. Огненная сфера поразила трёх воинов, оставив от первого лишь обугленный труп.
   - Основное сражение идёт у главных ворот! Возвращайся немедленно и постарайся больше не попадаться на такие уловки! - крикнул остроухий, оборачиваясь. Микаэла, наконец успокоив Лирея, кивнула и, прежде чем пришпорить коня, крикнула:
   - Как вас зовут?
   - Тирифаль, - улыбнулся эльф и, громко рявкнув, заставил Лирея броситься прочь. Микаэла едва не слетела со спины коня и лишь в самый последний момент успела ухватиться за поводья. Холм быстро скрылся где-то позади, и девушка пустила жеребца резвым галопом к главным воротам, где шло основное сражение.
   Микаэла не могла поверить, что отряды "Зодиака" уже успели оттеснить Союз к самому городу. Битва шла не больше получаса, а у убийц уже было заметное преимущество. Даже не смотря на то, что Кайлан пустил в бой свой отряд, который знал многие слабые места бывших товарищей, Союз не мог заполучить перевес сил в свою сторону. Воины Алакосты умирали намного быстрее своих врагов. Кто-то сражался ожесточённее всего, но даже такие храбрецы, в итоге, погибали от рук коварных прислужников "Зодиака".
   Лирей вылетел к главным воротам, и Микаэла, натянув поводья, тут же отыскала взглядом Миларэ. Королева не останавливалась на минуту, постоянно находясь в движении. Она то отдавала приказы, то лично убивала тех, кому удавалось добраться к самим стенам. Настоящая фурия!
   - Ах, Советница Линнет! Вы как раз кстати, - улыбнулась Миларэ, расправляясь с очередным врагом. Длинный изящный клинок обагрился кровью, и королева устало выпрямилась, вытирая лезвие о низ своего когда-то белого плаща.
   - В чём дело? Почему они оттеснили нас к городу? - спросила Микаэла, спрыгивая с коня. Королева перевела тревожный взгляд на проходящее неподалёку сражение и хмыкнула:
   - Бык и Кот оказались хитрее, чем мы думали. Они сами пошли напролом, а остатками отрядов Петуха и Крысы ударили нам в бока. Мы потеряли слишком много воинов. Боюсь, через час нам придётся уйти в город.
   Это было настоящее безумие. Микаэла прекрасно понимала, что может произойти, если войска "Зодиака" окажутся в городе. Убийцы умели использовать любое убежище, любое укрытие в свою пользу. И даже закалённым в боях защитникам Союза было бы тяжело справиться с ними, когда у тех столько преимущества.
   - Ладно, постараюсь помочь, чем смогу. Но сильно задержать их не обещаю! - крикнула Микаэла, перехватывая ритуальный кинжал в основную руку. Ранзак на плече ведьмы самодовольно хмыкнул, предвкушая сражение. Наконец-то они шли в самую гущу событий.
   - Можешь окружить меня щитом? - спросила девушка у фамильяра, уворачиваясь от атаки ближайшего противника. Ранзак, кажется, был недоволен такой просьбой - в последнее время он только и делал, что тратил исключительно свой запас энергии. Но дух понимал, что пока время было неспокойным, он не мог рассчитывать на то, что Микаэла возместит понесённые в магическом запасе потери.
   Ведьма невольно вздрогнула, когда мир вокруг вдруг исказился из-за странной плёнки, окутавшей девушку со всех сторон на расстоянии вытянутой руки. Оружие противника ударило по этому невидимому щиту, и лезвие меча затрещало, столкнувшись с преградой. Когда на лице атакующего отразилось изумление, Микаэла ехидно улыбнулась и, вскинув руку, нанесла точный удар кинжалом. Враг рухнул на землю, поверженный, а юная ведьма выпрямилась и окинула взглядом окровавленное лезвие.
   - А ты можешь использовать чужую кровь для восстановления сил? - спросила Микаэла, удивлённая тем, что ей раньше не пришло такое в голову. Ранзак недовольно поморщился, но всё же ответил:
  " В принципе, могу. Но только кровь невинных барашков. Кинжал-то ритуальный. А тебе совсем не к лицу становиться истребителем овец".
   Микаэла невольно рассмеялась и вскрикнула, когда на неё набросилось целых пять противников. Краем глаза девушка заметила, что Кайлан был неподалёку. Но он всё равно не успел бы на помощь. В какой-то момент Микаэла вдруг вспомнила о чёрном облаке-исполине, застывшим над полем боя. И в это же мгновение из свинцовой тучи вырвалась искрящаяся молния, ударившая в магический щит, созданный Ранзаком.
   Прилив сил, который ощутила Микаэла, был невероятен. Повинуясь внутреннему голосу, девушка резко дёрнулась вперёд и, взмахнув кинжалом перед собой, обратилась в грифа. Враги попятились назад, и в этот же миг ведьма бросилась на них с обнажёнными когтями. Одному из воинов она разодрала лицо, другим лишь немного задела волосы.
  "Будут знать, как без шлемов ходить!" - усмехнулась Микаэла и взмыла в небо. Сорвавшаяся с облаков молния не была случайностью. Но она не только послужила источником дополнительных сил для девушки, но и устрашением для противников. Воины Союза приняли это, как помощь самих небес, потому тут же принялись восхвалять Микаэлу, выкрикивая её новое прозвище:
   - Аш-Малекса! Аш-Малекса!
   Это не могло не подействовать на противников подавляюще. Сражение продолжилось более ожесточённо, но даже благодаря такой помощи "свыше" Союз не смог продержаться долго. Через полтора часа "Зодиак" отбросил его к самым воротам, и уже к полудню войска Алакосты бежали в город.
   Микаэла отступала одна из последних, вместе с другими Советниками сдерживая противников как можно дольше. Впервые девушка почувствовала, каково это работать в команде таких же, как ты. До этого Микаэла не сражалась плечом к плечу ни с одним волшебником. Бейлсар почти никогда не использовал заклинания, потакая только собственным желаниям, Цах в основном отходил на второй план, позволяя Кайлану и другим развлечься как следует. Теперь же всё было совсем иначе. Микаэла была частью команды, в которой каждый должен был выполнять свою роль.
   - Вы живы! - воскликнула девушка, заметив черноволосого эльфа, возвращавшегося от стен. Тирифаль, хмыкнув, кивнул и поспешил занять своё место рядом с другими Советниками.
   - Вы немного припозднились, - заметил Альрат, поправляя тяжёлые доспехи и съехавший наплечник.
   - Исправлял ошибки, наделанные одной неопытной особой.
   Микаэла пустила в эльфа недовольный взгляд и, фыркнув, вздёрнула подбородок. Это она ещё неопытная? Хотя, в какой-то степени это было действительно так. Цах, улыбнувшись, выпустил из трубки клубок дыма и пробормотал:
   - Я очень рад, что мы наконец-таки в сборе, но, может, мы не будем забывать о нашей задаче?
   Пятиминутная передышка - и враги рванули вновь. Микаэла впервые увидела всю мощь и красоту шаманской магии. Цах обрушил на землю невероятный удар молотом, и ударная волна отбросила противников назад так, словно те были тряпичными куклами. Пока воины пытались подняться на ноги и вновь перейти в наступление, гном отколол от части разрушенной стены несколько каменных глыб и пустил их в противников. Прежде чем осколки упали, Тирифаль превратил их в настоящие метеориты, заставив пылать пламенем, испускавшим чудовищный жар.
   На Микаэле же лежала одна единственная задача - не пропускать лошадей. Приказ Миларэ был точен и понятен - на время задержать вражескую конницу, а потом отступать следом за основными войсками. Когда первые бронированные кони появились у городских ворот, Микаэла замешкалась. На мгновение ей показалось, что эта лавина снесёт её, даже не заметив. Но Ранзак внушил ей уверенность в том, что всё получится. Набрав полную грудь воздуха, ведьма вскинула руку и, широко раскрыв глаза, посмотрела на самую первую скакавшую лошадь.
   Животное сначала не заметило этого, но стоило ему приблизиться, и на морде коня отразился безумный страх. Резко встав на дыбы, жеребец скинул с себя всадника и бросился назад, сбивая товарищей. Следующие лошади в ряду испугались взбесившегося коня и попятились назад. Буквально за несколько минут у главных ворот образовалась настоящая каша их людей и лошадей. Одни кричали, другие ржали, и Микаэла уже сама не могла определить, кто где. Наконец, дождавшись команды от Цаха, девушка вскочила на спину Лирея и погнала коня прочь от ворот в самую глубь города.
   Алакоста пылала. Те небольшие отряды убийц, что уже успели просочиться мимо пристального взора Советников, поджигали всё, что только могло гореть. Проносясь мимо одной из пылающих построек Микаэла вдруг с ужасом осознала, что во многих из них ещё оставались люди. Кроме того, где-то там был Алейси.
   Резко соскочив с Лирея, девушка бросилась к пылающему дому и крикнула что есть мочи:
   - Есть кто-нибудь живой?
   В ответ была лишь тишина. Микаэла бросилась к следующему и оббежала так всю улицу. Наконец, полностью убедившись в том, что никто из жителей не угодил в огненную ловушку, девушка позволила себе покинуть пылающую улицу и поспешила присоединиться к отряду, отошедшему уже к самой главной площади.
   Сражение за королевский замок длилось несколько часов. Микаэла уже и не помнила, сколько людей погибло там. Трупами было усеяно всё - огромная белокаменная лестница, мостовые, дороги. Были тут и мёртвые лошади (видимо, вражеской коннице всё-таки удалось взять ситуацию под контроль). К вечеру Микаэла была измотана так, что едва стояла на ногах. Как Ранзак не пытался ей помочь, девушка больше не могла сражаться. Миларэ едва смогла уговорить её отправиться в лагерь и немного передохнуть. Когда же нога Микаэлы ступила в тёмную палатку, девушка вырубилась. Сил встать больше не было, и ведьма погрузилась в глубокий сон. Но и спала она недолго. Не прошло и двух часов, как Микаэла снова была на ногах, снова рвалась в бой. Она не могла иначе. Она хотела быть кому-то нужной, полезной.
   Сумрак опускался на город. Войска "Зодиака" неумолимо продвигались вперёд, оставляя после себя лишь пылающие постройки, да искромсанные трупы. В бой со стороны Союза шли уже даже женщины - Миларэ, кажется, была готова взять свои слова по поводу того, что жертв и так будет много, назад. Сейчас Союз был бы рад любой помощи. Но её не было. Небеса молчали, и это заставляло все нервничать ещё больше.
   Гартэль сражался ожесточённее всех. Микаэла видела, как он лично несколько раз бросался в самую гущу сражения. От его меча нельзя было спастись. Паладин останавливался лишь тогда, когда очередные его противники либо погибали, либо обращались в бегство. Мужчина не обращал внимания на раны - порой ему даже выдавалась свободная минута, и он залечивал небольшие ссадины с помощью магии. У Гартэля была серьёзная причина сражаться с врагом не на жизнь, а на смерть. Паладин был одним из последних защитников, что оберегали лагерь от нападений врага.
   Когда мгла стала ещё более непроглядной, неожиданно прозвучал рог. Он взвыл, подобно дикому голодному волку и затих где-то там, за пределами стен. Миларэ тревожно подняла голову и, всмотревшись в чернеющее небо, кивнула. "Зодиак" предложил на время прекратить боевые действия. Королева прекрасно понимала, что Союзу тоже нужна была передышка.
   - Разве "Зодиаку" не проще убить нас сейчас, пока мы все уставшие? - непонимающе спросила Микаэла у Миларэ.
   - Для них сражаться в темноте будет так же невыгодно, - заметила королева, снимая с себя доспехи. - Мы знаем этот город как свои пять пальцев.
   Микаэла понимающе кивнула и проводила королеву взглядом. Миларэ скрылась среди палаток, а юная ведьма вновь обернулась ко входу в лагерь. Она хотела во что бы то ни стало убедиться, что каждый её друг вернулся живым и невредимым.
   Первым появился Цах. Ковыляя на раненой ноге, он прошёл мимо Микаэлы, даже не обронив ни слова. Впрочем, девушке этого было достаточно. Она лишь кивнула гному и вновь устремила взгляд в темноту. К Цаху же быстро подбежали несколько жриц и, уведя его в ближайшую палатку, занялись ранами. Микаэла тревожно всматривалась в темноту. Каждая минута заставляла её нервничать ещё сильнее. Где остальные? Где вообще все?
   Наконец, появился и Кайлан. Он прошёл мимо, совершенно не заметив Микаэлы. Лишь через несколько шагов мужчина остановился, обернулся и устремил на девушку долгий взгляд.
   - Идём, Мишка, - позвал он.
   - Подожди, - прошептала Микаэла, - Ещё не все пришли. Гартэль ещё не вернулся.
   - Вернётся, куда он денется. Ты же едва на ногах стоишь, - пробормотал Кайлан, протянув к Микаэле руку, но девушка проигнорировала его. Тяжело вздохнув, убийца поплёлся в лагерь. Видимо, у него даже не было сил спорить с Микаэлой.
   Девушка ещё долго стояла, всматриваясь в темноту. Ведьма не помнила, чтобы Гартэль был ей другом. Они часто спорили, ругались. Однако девушка почему-то не мгла просто представить, что паладин вдруг... не вернётся. Разве это не он остервенело сражался несколько часов назад? Если только...
   - Быка видели в городе! Быка видели... в городе!!! - закричал неожиданно появившийся из темноты воин. Микаэла испуганно отшатнулась в сторону, пропуская его. Бык был в городе? А вот это было действительно плохо. Стиснув зубы, девушка бросилась следом за воином и влетела в палатку к королеве. Воин только закончил докладывать и, тяжело дыша, стоял в самом углу.
   - Выставите стражу по всему периметру лагеря, - приказала Миларэ, мрачно глянув на одного из воинов. - Нельзя допустить, чтобы кто-то пробрался.
   Воин, вытянувшись в струнку, отдал честь и тут же покинул палатку. Микаэла тревожно глянула на королеву и прошептала:
   - Сэр Гартэль ещё не вернулся.
   - Действительно? - напряжённо спросила королева и помрачнела. Она, кажется, не была довольна этой новостью. - Может, он ещё вернётся?
   - Мы можем поискать, если надо, - предложил заглянувший в палатку Цах. Миларэ несколько секунд пристально смотрела на него, раздумывая, но, наконец, кивнула.
   - Хорошо. Но будьте осторожны. Бык где-то в городе.
   Микаэла быстро поклонилась королеве и вылетела из палатки следом за Цахом. До главной площади они шли молча. Тишина давила на Микаэлу, угнетала. Из-за неё становилось ещё более жутко. Казалось, словно враги поджидали на каждом шагу, выискивали слабые стороны и готовились нанести удар в спину. Цах то ускорял шаг, то шёл настолько медленно, что Микаэла едва не натыкалась на него. Внезапно гном остановился и, несколько секунд помолчав, поднял руку.
   - Там.
   Микаэла проследила за жестом и охнула, увидев лежавшую среди трупов фигуру. Не выдержав, девушка бросилась напрямик и едва не споткнулась, когда добежала до знакомого силуэта. Белые доспехи паладина, казалось, померкли. В них не было больше того искристого света, который раньше оберегал воина. Дрожащими руками Микаэла коснулась его груди и охнула, почувствовав, что сердце ещё бьётся.
   - Он живой! - крикнула девушка Цаху, и гном тут же поспешил на помощь. Из темноты через несколько минут вынырнула Миларэ, вместе с ней две жрицы. На них не было лица - так сильно девушки были вымотаны использованием исцеляющих заклинаний.
   - Сэр Гартэль! Вы слышите меня? - позвала Микаэла, когда королева попросила её чем-то отвлечь паладина. Мужчина медленно открыл глаза и, удивлённо вскинув брови, расплылся в улыбке:
   - А, это вы, Микаэла... Простите, что я... Кха! Кха...
   С уголков его рта потекла тонкая струйка крови, и Микаэла побледнела, осознавая, насколько всё серьёзно. Жрицы тут же принялись за дело, стаскивая с воина доспехи, а юная ведьма меж тем продолжала беседовать с ним:
   - Не волнуйтесь, всё хорошо. Что случилось? Вы же... я своими глазами видела, как вы сражались с врагом целые и невредимые!
   Гартэль печально улыбнулся и на мгновение закрыл глаза. Вновь открыть их у него получилось лишь с большим трудом. Тяжело выдохнув, паладин выдавил:
   - Я... оберегал вас. Бык искал Аш-Малексу... Я... не позволил...
   Когда взгляд воина на мгновение остекленел, Микаэла испуганно вскрикнула и схватила паладина за плечи. Он тут же пришёл в себя, но на лбу его выступил пот, а кровь сильнее потекла из ран. Одна из жриц шикнула на Микаэлу, требуя убрать руки.
   - Гартэль, не смейте умирать! Чёрт возьми, это не такой уж сложный бой, чтобы вы, великий Гартэль, погибли здесь! - прошептала Микаэла, чувствуя, что её тело трясёт, как в лихорадке. В ответ на её слова Гартэль лишь снова печально улыбнулся и запрокинул голову, не в силах больше её держать. Каждое движение губ давалось ему с трудом, и лишь теперь, когда доспехи были полностью сняты с паладина, Микаэла смогла понять причину такой слабости.
   Грудная клетка воина, наверное, была смята напрочь ударом чего-то тяжёлого. На глаз девушка смогла лишь посчитать, что это, возможно, был молот. Несколько рёбер торчали, кровь хлестала ручьями, и то, что Гартэль всё ещё был жив, было явным чудом. Но жить ему оставалось считанные секунды - Микаэла прочитала это в обречённых взглядах жриц. Они были не в силах исцелять переломы, только ранения, нанесённые режущим и колющим оружием.
   Прежде чем Микаэла отпрянула от паладина, не выдержав вида крови, Гартэль схватил её за руку и прошептал:
   - Микаэла, пожалуйста... перестаньте себя недооценивать. Вы... очень сильна. Вам просто нужно поверить. Я слышал... Унрака, Малексу, Леирга и... остальных. Вы действительно... Последний Зв...
   Голос его пропал, но Микаэла прекрасно знала продолжения. Сейчас девушка могла только кивать головой и обещать паладину, что обязательно станет сильной. Уж лучше он умрёт, думая, что Союзу действительно больше ничего не угрожает.
   Ещё одна тревожная минута в тишине. Неожиданно раскрыв глаза, Гартэль вновь заговорил. Только взгляд его был отрешённым, будто он уже наполовину был не в этом мире.
   - Знаете, а я всегда мечтал, что женюсь после этой... войны. Что найду жену... выращу детишек. Мальчика и... девочку.
   - Что вы говорите! Вы ещё успеете жениться! - хмуро произнесла королева, пытаясь своими силами помочь двум жрицам хоть как-то облегчить боль паладина. Но Гартэль внезапно расплылся в широкой улыбке и обратил свой пустой взгляд на Микаэлу.
   - Вы... очень красивая. Я мечтал, чтобы моя жена... была такой. Простите, если я... причинил вам боль, Микаэла. Тогда, в деревне, потом в Харбане... Я лишь хотел вас защитить.
   - Я знаю, - прошептала Микаэла сквозь слёзы, уже не в силах смотреть на Гартэля. Ещё несколько минут он лежал молча. Когда же хватка его руки ослабла, Микаэла подняла глаза и почувствовала, как к горлу подступил комок. Всё. Конец. Нет больше паладина.
   Его тяжёлое дыхание внезапно оборвалось, и сердце перестало биться. Лишь открытые глаза, казалось, были ещё живы. Микаэла осторожно провела над ними рукой и закрыла веки. Теперь всё было кончено.
   С трудом поднявшись на ноги, Микаэла отвернулась и запрокинула голову. Слёз больше не было. В горле как-то странно пересохло, и девушка почувствовала, как в груди начинает что-то пылать. Сжав до скрипа зубы, юная ведьма устремила в небеса долгий пристальный взор и зарычала. Горю её не было предела. Ещё один мужчина погиб по её вине. Но теперь Микаэла не собиралась прятаться и плакаться в плечо Кайлану.
  "Я тебя из-под земли достану, Бык. Достану, и разорву на части".
  Сверкнув глазами, Микаэла сплюнула на землю и быстрым шагом покинула главную площадь. Прочь от тщетно пытавшихся помочь жриц. Прочь от мёртвого тела. Прочь от всего.
  
  21. Сердце гроз.
  
   Не в силах преодолеть собственный гнев, Микаэла быстрым шагом направлялась в темноту. Перед глазами в одно мгновение всё поплыло, и девушке словно внезапно ударили в грудь. На секунду юная ведьма пошатнулась и с трудом устояла на ногах, но в голове всё зазвенело.
   Земля, дома, небо - всё вдруг потеряло свои цвета и закружилось в чёрно-белом калейдоскопе. Неожиданно всё стало таким же чётким, как раньше. Лишь все цвета, кроме двух основных, отсутствовали. Микаэлу это отчего-то не удивило. Из её груди будто вырвали что-то до боли привычное, мешавшееся прежде. За спиной девушки вдруг послышался шорох, и Микаэла резко обернулась.
   Перед ней стояла она сама. Точно такая же, настоящая копия. Её отличали лишь длинные чёрные волосы да бесцветные холодные глаза, в которых, казалось, было собрано всё сомнение, какое только могло существовать.
   - Остановись, прошу, - зашептала девушка, касаясь плеча Микаэлы. - Зачем нам куда-то спешить?
   - Затем, что Бык ещё не ушёл. Я должна отомстить за Гартэля, за Соланара...
   - Но зачем? - удивлённо спросила незнакомка, и Микаэла сама на мгновение задумалась. Действительно, зачем... Но юная ведьма замотала головой. Что за чушь!
   - Они нам никто, Микаэла. Мы не должны рисковать собой!
   - Да кто ты... - выдавила Микаэла и побледнела. Эта незнакомка, что так походила на неё, была её собственным Сомнением. Оно улыбнулось и, коснувшись плеча Микаэлы, ласково прошептало?
   - Нам не нужна эта война, Микаэла. У нас недостаточно сил для борьбы. Пусть сражаются другие! А мы вернёмся в Фаргеш... Хотя, Орман не будет рад тебя видеть. Ну и пусть! Эта война не для нас.
   Микаэла стиснула зубы и, сжав руки в кулаки, с вызовом посмотрела на Сомнение. То совсем не испугалось, напротив, расплылось в улыбке и принялось расхаживать из стороны в сторону. Повадки у него были как у кошки, и двигалось оно совершенно беззвучно.
   - Меня нарекли Аш-Малексой! Я... - прошептала Микаэла и вздрогнула, когда Сомнение приложило пальцы к её губам. Ехидно расплывшись в улыбке, оно принялось мычать какую-то мелодию. Отпрянув назад, Сомнение закружилось в лёгком танце.
   - Да какая из тебя Малекса?! - рассмеялось оно. - Ни рыба, ни мясо! Не пойми что! Обыкновенная девчонка из деревни. Тоже мне, Аш-Малекса!
   На мгновение Микаэла вздрогнула, почувствовав неуверенность. И это словно привело Сомнение в невероятную ярость. Оно неожиданно распахнуло чудовищную зубастую пасть и бросилось на девушку. Тело его стало стремительно меняться: руки покрыли чёрные перья, ноги превратились в настоящие когтистые лапы с чешуёй, а за спиной распахнулись огромные крылья. Микаэла моментально вспомнила этот облик - неполное превращение ведьмы.
   - Ты никто! Ни на что не способна! Из-за тебя погиб Ноа, из-за тебя умер Гартэль, ранен Соланар. Вся война из-за тебя! Умри, умри!
   Сомнение обнажило когти и с разъярённым рыком оцарапало ей щеку до крови. Микаэла отпрянула назад, пытаясь отбиться от атак, и закричала:
   - Я Аш-Малекса! Прочь!
   Но одного этого было мало. Микаэла понимала, что она сама не верила в это. А Сомнение, кажется, питалось её неуверенностью. Стоило девушке подумать, что ей до Малексы весьма-весьма долго, как чудовище расплылось в голодном оскале и вновь бросилось в атаку. На этот раз повалив Микаэлу на землю, Сомнение щёлкнуло челюстями в нескольких сантиметрах от её уха и утробно зарычало:
   - Я Аш-Малекса! Я никогда не сомневалась. Я всегда знала, что я сильна, что у меня получится защитить друзей и прекратить эту чёртову войну. Но я всегда жила в тени! В тени жалкой тебя, не способной поверить в саму себя! Ты - никто. Жалкая смазливая девчонка, которая только и может, что прятаться за спинами других. Но теперь-то всё будет по-другому. Я убью тебя здесь и займу твоё место в этом прекрасном теле! Я покажу Аскаару, кто из нас двоих действительно достоит имени Аш-Малексы!
   Микаэла испуганно дёрнулась в сторону, когда чудовищные когти вонзились в землю у самой шеи девушки. Больше она терпеть не могла. Счёт шёл на секунды, и Бык отдалялся от места своего преступления всё дальше. Микаэла не могла допустить, чтобы он сбежал безнаказанным. Впервые в жизни девушка заставила себя поверить. Внушила самой себе, что она действительно была отмечена богами, что ей даровали особую силу.
   - Аш-Малекса только одна. И это я! - рыкнула Микаэла и с удивлением заметила, что сила Сомнения мгновенно поубавилась. Оттолкнув чудовище от себя, девушка гордо выпрямилась и процедила сквозь зубы:
   - Я - не беспомощная. Моя мать была ведьмой, мать моей матери была ведьмой, моя прабабка была ведьмой - все мы были ведьмами-воронами!
   Сомнение отступило на шаг, и на лице его отразился испуг. Микаэла ликовала. Ну конечно, победить этого врага оружием у неё не получалось, а вот словом... Кажется, Сомнение становилось всё слабее и слабее.
   - Мой отец был посвящённым самой Малексе! - неумолимо продолжала Микаэла. - Мне передалась сила обоих родителей. Я - не ничтожество. Хотя бы потому, что родители гордились мной, говорили, что у меня великое будущее. Я победила Крысу! Остановила Петуха! Поборола в споре самого Унрака, заставив его поступить так, как хочу я! А что сделало ты?
   Это был финальный удар. Сомнение пошатнулось, словно из него разом вышли все силы, и заметно побледнело. В пустых бесцветных глазах отразился испуг, и существо истошно закричало:
   - Но мы же всегда были вместе! Ты не может вот так просто отказаться от меня! Ты... ты без меня ничто!
   - Ничто я как раз таки с тобой, - помрачнела Микаэла и холодно взглянула на Сомнение. Это стало последней каплей. Существо пошатнулось и, задрожав, в одно мгновение превратилось в пыль. Микаэла лишь печальным взглядом проводила её и, вздохнув, отвернулась. Сомнение... Оно мешало ей всю её жизнь, преследовало по пятам, заставляло дрожать в нерешительности, когда другие действовали. Но Микаэла больше не могла позволить себе так поступать. Ей дали силу, и она была обязана использовать её столько, сколько потребуется.
   - Прости, что я причинила тебе столько боли, - улыбнулась Микаэла, провожая улетающий пепел взглядом. - Но я теперь действительно другая.
   Едва эти слова повисли в воздухе, перед глазами девушки вновь всё закрутилось. Мгновение - и мир вернул свои цвета. Поймав ртом воздух, Микаэла резко распахнула веки и поняла, что лежит на земле. Рядом суетились жрицы, а Миларэ отчаянно пыталась привести её в чувство. Когда королева заметила, что юная ведьма пришла в себя, на лицах всех присутствующих отразилось облегчение.
   - Я так рада, что с тобой всё хорошо! - прошептала Миларэ, слегка приобнимая её. Микаэла холодно отреагировала на это, чувствуя, как бешено стучит в груди сердце. Бык покинул город. Этого чёртового убийцы здесь уже не было и в помине! Но Микаэла не могла позволить уйти ему так просто.
   - Ваше Величество... - сухо произнесла юная ведьма, - скажите, пожалуйста, какую часть города мы потеряли в сегодняшнем бою?
   - Больше половины, - пробормотала Миларэ. - Как ни печально, утром нам придётся покинуть столицу. У нас не осталось сил сопротивляться, а "Зодиак" занял уже три четверти города.
   Микаэла медленно поднялась на ноги, не обращая внимания на предупреждения жриц, и, махнув рукой, пристально посмотрела во тьму. Вокруг быстро собирались воины, прибежавшие на крики. Этого Микаэле как раз и ожидала. Резко развернувшись к ним, девушка тряхнула короткими волосами и вызывающе посмотрела на каждого присутствующего. Слова сами вырвались из горла юной ведьмы:
   - Воины Союза! Идите и скажите остальным, что "Зодиак" навлёк на себя гнев небес. Эти убийцы думают, что всё сойдёт им с рук? Что их никогда не постигнет гнев богов? "Зодиак" захватил три четверти города. Вы подавлены потерями. Но знайте же, храбрые воины Союза, что я, Аш-Малекса, не допущу нашего поражения. Идите и отдыхайте до утра. Набирайтесь сил, зализывайте раны. А с первыми лучами солнца славная столица будет наша. Я лично выгоню каждого убийцу из Алакосты. Бык и Кот ещё не знают, какой сюрприз их ожидает...
   Воины зашептались. Конечно, они её не верили. Разве "великая" Аш-Малекса помогла им в начале боя? Да она испуганно жалась по сторонам, надеясь не попасться под горячую руку противника. Но Микаэла больше не боялась ничего. Вытащив ритуальный кинжал, юная ведьма подняла его над собой и громко произнесла:
   - Я освобождаю тебя, Ранзак!
   Слов её не понял никто, потому что Микаэла говорила теперь на фелькете. Однако кинжал в руках тут же запылал, и в воздухе появился силуэт взрослого мужчины с длинными иссиня-чёрными волосами. Одет он был в какую-то странную одежду, больше похожую на платье с широкими рукавами. Дух, паря в воздухе, медленно открыл глаза и ступил на землю. Его холодный взгляд, похожий на мерцание двух небесных сапфиров, примораживал к месту любого, кто только пытался на него посмотреть.
   - Ты... освобождаешь меня? - медленно произнёс мужчина. Микаэла улыбнулась ему и, поклонившись, воскликнула:
   - Ты хорошо служил мне и моим предкам, Ранзак. Теперь ты свободен. Разве твоей сокровенной мечтой не была свобода? Сейчас ты волен сам использовать свою силу, как тебе вздумается. Я больше не буду заставлять тебя одалживать мне свою энергию.
   Ранзак поднял на неё холодный взгляд и медленно покачал головой. Сложив руки на груди, он, всё так же не меняясь в лице, сурово произнёс:
   - Я никуда не собираюсь уходить, Линнет. Я провёл в этом чёртовом кинжале две сотни лет. И теперь ты даришь мне свободу? Посреди войны? Да я ведь всё равно не смогу пожить в тишине и спокойствии. Не-ет... Я узнаю этот взгляд. Взгляд настоящей хитрой лисицы, совсем как у твоей матери. Ты не даруешь мне свободу. Ты, обманщица, отпускаешь меня для того, чтобы нарушить равноценный обмен. Ведь если я пожелаю остаться, я уже буду служить тебе добровольно. А значит, тебе не нужно будет каждый раз жертвовать мне что-то в обмен на силу.
   Микаэла расплылась в улыбке, и Ранзак громко выругался.
   - А ты действительно поумнела, - пробормотал он, запрокидывая голову назад. - Чёрт возьми, да ты ещё хитрее Алиэн... Хорошо! Поздравляю! Ты победила. Я провёл две сотни лет в этом кинжале и теперь не умею жить иначе. Ты меня отпустила - я прошу взять меня обратно. Договорились?
   - Ты слишком нудный, - протянула Микаэла, играясь с духом. Тот, побагровев от злости, рыкнул:
   - Хорошо! Я не буду обзываться, ругаться, надоедать с расспросами и прочим, что так сильно тебя раздражает. Что ты хочешь?
   - Силу предков. У меня есть перо Предвестницы Бури, - улыбнулась Микаэла, протягивая шёлковый свёрток духу. Ранзак окинул его недовольным взглядом и, вздохнув, кивнул.
   - Я тебя понял. Хорошо. Я даю тебе силу, а ты разрешаешь мне остаться. Договорились!
   Один взмах руки, и шёлковый платок вспыхнул пламенем. Микаэла испуганно отступила назад, но Ранзак осторожно перехватил взмывшее в воздух нетронутое перо. На лице духа отразилась улыбка, и он медленно, разделяя каждое слово, произнёс:
   - Я передаю тебе свою силу, "Аш-Малекса" Микаэла Линнет, Предвестница Бурь. Воспари же в небеса и исполни данную тобой клятву.
   Перо в руках Ранзака вспыхнуло, и один миг дух растворился в воздухе следом за ним. Микаэла же, повинуясь внутреннему голосу, развела руки в стороны и бросилась вперёд. Взлетать при разбеге ей было легче, нежели с места, а тут как раз было достаточно просторно. Отсчитав ровно десять шагов, Микаэла оттолкнулась от земли на одиннадцатом и почувствовала, как руки её становятся значительно тяжелее. Трансформация прошла буквально за несколько секунд, и уже в следующий миг девушка взмыла высоко в небо.
   Это превращение отличалось от предыдущих хотя бы тем, как стремительно отдалялась земля. Крылья Микаэлы были намного крепче и больше, чем когда она принимала облик чёрного грифа. Насколько велик был размах крыльев? Семь метров? Или все десять? Может, он был даже намного больше. Размером Микаэла стала крупнее любой птицы, обитавшей на всём белом свете. Тень её, казалось, закрыла всю главную площадь, а сияние, исходившее от серебряных перьев, осветило город так, словно внезапно настал день.
   Свинцовые тучи мгновенно сбежались воедино, как стадо напуганных барашков, и сорвавшаяся с небес молния ударила в Микаэлу. Оперенье её моментально вспыхнуло серебряным огнём, но через мгновение погасло, не причинив своей хозяйке ни капли вреда. Микаэла же ликовала. Ветер бил ей в лицо, а под крыльями клубились вихри, которые так и кричали: "Мы ждём твоих приказов, Аш-Малекса!" Прикрыв глаза от наслаждения, Микаэла сложила крылья и камнем полетела вниз. Сердце в груди учащённо забилось, и ведьма окинула город пристальным взглядом.
   Ни один убийца не скрылся от её взора. Всё вокруг вдруг предстало перед Микаэлой в совершенно ином цвете. Ведьма могла запросто рассмотреть то, что находилось на расстоянии нескольких сот метров так, словно это было поднесено к самому её носу. Кроме того, яркость и контрастность изображения была настолько невероятной, что Микаэла на мгновение опешила. Она и при дневном-то свете так не видела, не говоря уже о ночи, когда даже луна, последний источник света, был затянут свинцовыми тучами.
   Едва завидев в небе огромного исполина, некоторые убийцы тут же бросились искать убежища. Кто-то прятался в палатках, кто-то спешил поскорее укрыться под крышами ближайших домов. Но Микаэла знала, что их это не спасёт. Пронесясь прямо по одной из улиц, ведьма издала громкий режущий слух крик и резко взмахнула крыльями, чтобы взмыть вверх. Вихри, образовавшиеся от внезапного взмаха, устремились вдоль улицы, уничтожая всё на своём пути: палатки, полуразрушенные дома, хрупкие вражеские укрытия. Всё было смятенно в одно мгновение.
   Тут справа неожиданно что-то загорелось. Микаэла резко повернула голову, пытаясь понять, что происходит. Огненные стрелы! Вражеские стрелки оказались достаточно храбрыми, чтобы выйти на открытую местность и напасть на гигантскую птицу. Но Микаэлу это не сильно потревожило - стрелы отскочили от перьев, словно те были железными или алмазными. Зависнув над лучниками, ведьма обратила свой зов к небесам и задрожала, когда со свинцовых туч сорвалась очередная молния. Одним ударом она поразила несколько человек, другие в ужасе разбежались прочь.
   Откуда-то сзади послышались ликующие крики Миларэ и стражей. Микаэла лишь улыбнулась и, взмыв под самые облака, продолжила очищение города. Пока Ранзак делился с ней своими силами, девушка могла сражаться, сколько душе влезет. И она намеревалась отомстить за каждого погибшего воина Союза.
  
   Солнце медленно поднималось из-за горизонта, и вот уже первые лучи осветили спящий город. Вокруг стояла гробовая тишина. Казалось, вымерло всё: люди, звери, растения... Лишь трещавший огонь прерывал тишину, заволакивая небо чёрным дымом. Пожары прекратились, как только проливной дождь хлынул из туч. Под мелодию стучащих капель огромная птица Рух медленно опустилась на землю и сложила огромные серебряные крылья.
   Из-за обгоревших построек показались облачённые в побитые доспехи воины Союза. Миларэ, неуверенно осматриваясь по сторонам, придерживала нетерпеливого коня, так и норовившего сорваться на галоп. Город был чист. И едва среди отрядов показался Кайлан, огромная серебряная птица издала удовлетворённое урчание. Убийца быстро подбежал к ней, и Рух моментально превратилась обратно в хрупкую девушку.
   - Ты в порядке? - отчаянно крикнул Кайлан, когда Микаэла, пошатнувшись, рухнула ему в руки. Девушка лишь расплылась в усталой улыбке и пробормотала, с трудом шевеля губами:
   - Я обещала очистить город... Алакоста снова наша. Отряды Быка и Кота... за стенами. Нужно лишь их отбросить.
   - Молодец, - кивнула Миларэ, спускаясь с коня. - Тебе нужно отдохнуть. А мы тут закончим.
   Микаэла расплылась в улыбке и закрыла глаза, надеясь провалиться в глубокий сон... но ей не дали. Неожиданно появившийся Ранзак, снова в человеческом облике, сложил руки на груди и недовольно хмыкнул:
  "Чего разлеглась?! Встала и пошла сражаться, немощь. Я не записывался в слуги какой-то слабачке".
   - Но я... - протянула Микаэла с надеждой.
  "Вперёд, моя храбрая ведьма-ворон! Главное сражение ещё только впереди! Не подведи меня!"
   Вздохнув, девушка поднялась на ноги и наскоро отряхнулась. По онемевшим конечностям тут же разлилась живительная энергия, и Микаэла благодарно кивнула. Ранзак же теперь выглядел, как выжитый лимон - он достиг своего предела, и больше не мог делиться силами, чтобы не нанести ущерб самому себе. Но Микаэле больше и не нужно было. Она довольно скоро почувствовала себя свежей и отдохнувшей, потому громко свистнула и подозвала Лирея. Конь явился незамедлительно и, нервно захрапев, принялся рыхлить копытами землю. Однако, как только Микаэла вскочила в седло, жеребец тут же переменился. Как-то сжавшись, он послушно вытянулся в струнку так, словно на нём сидела не обыкновенная деревенская девушка, а настоящий рыцарь.
   - Ты уверен, что сможешь нормально сражаться? - спросил настороженно Кайлан.
   - Разумеется, я же в полном порядке. Ну как, не против помочь мне расправиться с одним из убийц? - улыбнулась Микаэла, и темноволосый мужчина с готовностью кивнул головой. Миларэ окинула их недовольным взглядом и устало вздохнула. Кажется, она уже начала привыкать ко странностям этой парочки.
   - Мы возьмём на себя Быка, а вы атакуйте Кота.
   - С чего это?! - рыкнула Микаэла, сжав в руках поводья. Ранзак тоже заметно возмутился. Сидя на плече девушки в облике мыши, он громко пискнул и сложил лапки на груди.
   - Вы и так многое уже сделали... - прошептала Миларэ, - тем более это опасно. Вас будет только двое, а он силён.
   - Хорошо, - невозмутимо пожала плечами Микаэла, разворачивая Лирея по направлению к главным воротам,- тогда пусть с нами отправится Тирифаль.
   Черноволосый эльф изумлённо вытянулся в лице и на мгновение опешил, удивлённый такой наглостью. Вероятно, до этого он всегда сам решал, с кем и куда ему направляться. А тут какая-то девчонка буквально приказала ему идти и сражаться рядом!
   - Но... - попытался было отказаться Тирифаль, но Миларэ улыбнулась, и эльф понял, что обречён. Теперь даже сама королева была не против такого предложения.
   - Отлично. Тогда отправляемся! - кивнула Микаэла и погнала Лирея резвой рысью. Кайлан и Тирифаль довольно быстро нагнали девушку по дороге, и тогда они уже все втроём галопом понеслись к главным воротам.
   Отряды "Зодиака" были сильно потрёпаны. Если ещё в полночь преимущество было на их стороне, то теперь же у них были лишь жалкие остатки былого величия. Отряд Крысы был уничтожен полностью, отряд Петуха бежал. Воинам Быка и Кота пришлось объединиться, чтобы хоть как-то давать отпор воодушевлённым защитникам Алакосты. Однако главную опасность представляли не отряды, собранные из убийц и обычных воинов, а их командиры: Бык и Кот могли скрываться где угодно, и Микаэла надеялась, что её скромная команда не нарвётся на них обоих.
   Они остановились в полной тишине, и Кайлан пристально осмотрелся по сторонам. Тирифаль же прислонился спиной к ближайшему дереву и лениво зевнул. Ему, кажется, было совершенно всё равно, что происходило вокруг. Микаэла едва сдержалась, чтобы не бросить в его сторону какое-нибудь язвительное замечание.
   - Быка здесь нет, - хмыкнул остроухий, сложив руки на груди. - Да и вряд ли он будет ходить один. Не дурак же.
   Кайлан многозначительно усмехнулся и, приложив руки ко рту, закричал во всё горло:
   - Вердан! Выходи! Я знаю, что ты здесь!
   Тишина. Отчего-то по спине Микаэлы пробежали мурашки, а внутри всё внезапно перевернулось. Как будто за ними кто-то следил, не сводя глаз. Тирифаль вёл себя совершенно спокойно, не чувствуя таинственной угрозы. На шее Кайлана же вздулись вены - так он был напряжён, прислушиваясь к звукам.
   Неожиданный треск заставил вздрогнуть всех троих. Не успела Микаэла и обернуться, как огромный сверкающий молот со всей скоростью ударил в дерево, у которого стоял Тирифаль. Черноволосый эльф, к счастью, вовремя пригнулся, потому чудесным образом был спасён. Отшатнувшись в сторону, остроухий громко выругался и тут же принял боевую стойку.
   Из-за деревьев донёсся тихий смех, который достаточно быстро перерос в дикий хохот. На небольшом свободном пятачке земли показался высокий широкоплечий мужчина с обнажённым торсом. Доспехов на нём не было, только кольчужные штаны, к которым крепились всевозможные кинжалы и колбочки с неизвестным содержимым. На голове воина был огромный блестящий шлем с загнутыми вниз рогами, из-за которого довольно сложно было рассмотреть лицо. Ростом мужчина был головы на две выше Микаэлы, и даже Кайлану приходилось смотреть на него снизу вверх. Слегка согнув спину, убийца с молотом вскинул на плечо своё оружие и усмехнулся:
   - Так слухи не врали, Тигр. Ты действительно жив!
   - Живее не бывает, - рыкнул Кайлан, обнажая свою катану. Вердан удивлённо вскинул брови и склонил голову на бок, словно пытаясь понять, что же собрался делать его противник. Кай бросился в атаку, не произнеся ни слова, но Бык неожиданно размахнулся молотом и со всего размаха ударил по холодному лезвию меча. Кайлан согнулся под этим ударом, но на ногах всё же устоял. Стиснув от напряжения зубы, мужчина отступил и пристально посмотрел на Быка.
   - Он слишком хорошо защищён, - пробормотал Тирифаль. - К нему не подойти. Если только атаковать издалека...
   Микаэла кивнула и осторожно обошла Вердана со спины в надежде, что убийца этого не заметит. Но воин неожиданно атаковал, буквально сметя воздух молотом. Юная ведьма испуганно вскрикнула и отскочила назад, чудом увернувшись от тяжёлого оружия. В этот же момент Кайлан попытался достать противника, целясь в открытый бок, но Бык с невероятной силой махнул молотом назад. Да к нему невозможно было приблизиться ближе чем на два метра! Вердан пресекал любые попытки атаковать его, и чем отчаяннее Кай пытался нанести удар, тем спокойнее становился Бык. Он словно изучал атаки противника и со временем становился к ним практически невосприимчив.
   Сражение Быка и Кайлана продолжалось около пяти минут. Несмотря на то, что Кай был серьёзным противником, Вердан не сильно напрягался, чтобы защитить себя. Он отбивал атаку за атакой с такой лёгкостью, словно Тигр был вовсе не Тигром, а каким-то неопытным воином-учеником, впервые взявшим в руки меч. Микаэла несколько раз пыталась произнести какое-нибудь заклинание, но тяжёлый молот тут же рассекал воздух прямо перед ней, и девушка испуганно отступала, мгновенно сбиваясь с мысли. Тирифаль же почему-то бездействовал. То ли ему было настолько всё безразлично, то ли он ждал какого-то определённого момента... Но эльфу так и не удалось его дождаться: Бык неожиданно решил сменить себе противника, потому легко оттолкнул Кайлана в сторону, после чего моментально переключил внимание на Тирифаля.
   - Ах, как я люблю убивать остроухих, - усмехнулся Бык, махнув в воздухе молотом. - Вы такие слабые, крохотные, хрупкие, что порой кажется, будто вы сделаны из чистого хрусталя. Слегка заденешь - и вы уже мертвы. С паладинами в этом плане интереснее. Они хоть немного сопротивляются.
   Прежде чем огромный молот снёс голову Тирифалю, Кайлан всё-таки ухитрился и рассёк катаной плечо Быка. Вердан широко распахнул глаза, глубоко изумлённый тем, что кто-то смог пробить его невероятную защиту. Победу Микаэла праздновала недолго - зрачки убийцы внезапно сузились до предела, и он, сжав в руках молот, медленно обернулся к Кайлану.
   Тот даже не успел отреагировать. Неожиданно метнувшись вперёд, Бык занёс молот и со всего размаха ударил. В последний момент Кайлан всё-таки успел отшатнуться. От атаки он всё равно не ушёл бы, но голову и грудь он спас. Пострадают ли другие конечности, его, кажется, не так сильно уже волновало. Молот с душераздирающим треском обрушился на ногу Кайлана, раздробив ему колено. На мгновение наступила гробовая тишина, и Кай, не выдержав боли, во всю глотку закричал. Микаэла же, представив, насколько это может быть больно, с трудом сдержала подступивший к горлу комок. А Бык меж тем злорадно усмехался.
   - Подожди немного, Тигр. Я разберусь с этим испуганным остроухим и потом займусь тобой, - усмехнулся Вердан и обернулся к Тирифалю. Но убийца не ожидал, что победа над одним противником может так сильно изменить двух его товарищей...
   Кровь Микаэлы едва не кипела от гнева и ярости. Посмотрев на Быка уничтожающим взглядом, девушка сделала шаг в сторону, пропуская вперёд Тирифаля. Тот, кажется, наконец понял, что шутки кончились. Микаэла и представить себе не могла, что лицо черноволосого эльфа могло быть настолько серьёзным и мрачным. Медленно сняв с рук перчатки, Тирифаль бросил их на землю и мрачно взглянул на своего противника. Бык и шагу не успел сделать, как небольшая огненная вспышка слегка опалила ему обнажённую грудь.
   - Ах ты! - рыкнул Вердан, взмахивая молотом. Тирифаль ловко увернулся и вновь нанёс удар. На этот раз его заклинание было более мощным, потому Быку пришлось отступить на некоторое расстояние. Теперь уже ему приходилось искать способ нанести удар своему противнику.
   Тирифаль был настолько серьёзен, что даже Микаэле было несколько жутко. Один взмах руки - и волшебник попросту приморозил Быка на месте. Убийца был бы побеждён в одно мгновение, если бы не успел изменить свой облик. Лёд, сковывавший его ноги, неожиданно затрещал и разбился, когда Вердан обратился в быка. Высота его в плечах достигала двух метров, а огромные рога, загнутые вперёд, могли запросто пронзить насквозь даже твёрдый ствол дерева, не говоря уже о простом человеке. Находиться рядом с таким великаном было чудовищно небезопасно. Он мог в любой момент сорваться, и тогда окружающим грозила бы неминуемая смерть.
   Но Тирифаля это, кажется, не испугало. Эльф лишь отступил на шаг назад и взглянул на Микаэлу, словно предлагая ей работать в команде.
   - Осторожно, не делай резкий движений, - прошептал Тирифаль, отходя за спину Микаэлы. - Ты можешь снова превратиться в Рух?
   - Боюсь, что нет, - пробормотала девушка, сжимая в руках кинжал. - Ранзак слишком устал, да и мне сил не хватит.
   - Есть другие предложения, как бороться с этим чудищем?
   Микаэла с сомнением покосилась на Вердана, который нервно рыхлил копытом землю. Бык выглядел пугающе, но юная ведьма всё равно не сводила с него глаз. Осматривая каждый сантиметр его тела, она выискивала возможные слабые места. Если Бык броситься в атаку, двум воинам, использующим в бою заклинания, может и удастся сбежать. А вот Кайлан, который был теперь практически беспомощен, оказывался в серьёзной опасности. При внезапном нападении Вердана он попросту не сможет уйти в дороги.
   - Есть ещё какие-нибудь предположения? - спросил Тирифаль и удивлённо осмотрелся, заметив, что Микаэла внезапно исчезла. Девушка же тем временем обратилась в птицу и незаметно перелетела через Быка. Тот даже не заметил её, посчитав, что крошечная пичужка не причинит никакого вреда. Но как только Микаэла приняла свой естественный облик, и её ноги коснулись земли, Вердан резко развернулся и бросился в атаку. Юная ведьма прекрасно понимала, что справиться со столь сильным противником у неё не получится...
   - Ранзак! - вскрикнула девушка и резко ударила себя кинжалом по тыльной стороне руки. Хлынувшая кровь обагрила лезвие, и оружие загадочно засверкало. Пускай Ранзак и был теперь свободен, равноценный обмен всё равно действовал на него так же, как и всегда. Кончики пальцев Микаэлы на мгновение онемели, но тут же вернули былую чувствительность. Сила разлилась по всему телу девушки, и ведьма, вскинув руки, прошептала заклинание:
   - Наэль, корвас!
   Лицо Микаэлы обдало жаром, и девушка с трудом смогла сдержать заклинание. Сорвавшись с ладоней, обжигающее пламя стрелой бросилось в Быка и ударило в его грудь. Вердан громко зарычал, продолжая нестись вперёд, но его огромные рога так и не успели пронзить ведьму. Тирифаль атаковал с другой стороны, и ледяной шип пронзил живот убийцы. Громко завыв, он рухнул на бок и забил копытами по воздуху, чувствуя, как из случайно задетых лёгких стремительно выходит воздух. Бык отчаянно принял свой человеческий облик и залепетал:
   - Аш-Малекса! О, прекрасная богиня, посланная самими небесами! Я... я не могу умереть! Почему этот чёртов Тигр должен жить, а я - умереть?! Верни мне жизнь! Верни, слышишь?!
   Когда убийца резко схватил Микаэлу за ногу, обнажив окровавленные зубы, девушка громко закричала. Но прежде, чем Вердан сделал ей что-нибудь, в тени деревьев мелькнула рыжая тень. Один точный прыжок - и мощные тигриные челюсти сомкнулись на хрупкой шее человека. Бык умер мгновенно, не издав ни малейшего звука. Мао лишь отпрянул назад и устремил долгий пронзительный взгляд на Тирифаля.
   - Где ж ты был, брат? - улыбнулся Кайлан сквозь боль и обнял тигра за шею. Микаэла в последний раз взглянула на поверженного Быка и, склонив голову, тихонько помолилась. Подумать только, раньше она этого не делала.
   - Это был... странный противник, - заметила девушка, помогая Кайлану подняться. - Что Неа, что Крыса - они все постоянно болтали. Порой даже казалось, что на словах они более круты, чем на деле. А этот... Он сражался по-настоящему. Не игрался. Он просто хотел сражения.
   - Ненавижу таких, - рыкнул Тирифаль, поддерживая Кая с другой стороны. - Они жаждут лишь крови. С ними невозможно договориться. Машины для убийства...
   - А мне кажется, что наоборот, - пробормотала Микаэла и перевела взгляд в сторону. Немного помолчав, она вздохнула и с лёгкой грустью шепнула: - Мой брат был таким. Он ушёл на войну только для того, чтобы сражаться. Бой захватывал его дух, заставляя биться вновь и вновь. Брат готов был наносить удар за ударом, лишь бы только сражение длилось вечность. Он не жаждал смерти. Только этой таинственной близости с противником в тот момент, когда два меча ударяются друг о друга...
   Тирифаль промолчал - он не знал, что ответить. Вздохнув, эльф громко свистнул и подозвал лошадей. До Алакосты все трое добрались достаточно быстро, и Кайлан тут же был передан в заботливые руки жриц. Микаэла долго в лагере не задержалась - буквально через полчаса у северных ворот города появился отряд Миларэ с радостной вестью - Кот взят в плен, и остатки армии "Зодиака" бегут с поля боя.
   К вечеру лишь небольшие стычки у самых гор тревожили воинов Союза. Алакоста впервые за два дня спала относительно спокойно. Бодрствовали лишь стражи, да две девушки, стоявшие на балконе королевского дворца: Миларэ и Микаэла. Обе молчали, не находя слов для разговора. Обе знали, что к утру всё сильно изменится. Король умер от яда, и Миларэ лишалась королевского титула. Она оставалась вдовой прошлого короля, сохраняя некоторые привилегии, но править Союзом она больше не могла.
   Микаэла же чувствовала, что утром её жизнь сильно изменится. Ещё вечером воины, возвращавшиеся с боя, выкрикивали её имя, благодарили за спасение города... Девушка в один миг превратилась из обыкновенной деревенской дурёхи, какой её видели в самое первое появление в Алакосте, в настоящую героиню. Её считали спасительницей, посланной самой Малексой. Сама же Микаэла так не считала. В минувшем сражении она приложила сил столько же, сколько и остальные, не больше, ни меньше.
   Лёгкие облака, собравшись в озорную стайку, гурьбой тянулись к горизонту, где первые солнечные лучи пронзали их насквозь. Едва проснувшиеся птицы тут же устремлялись высоко в лазурное небо и камнем падали вниз, в утренний туман, шёлковой вуалью стелившийся по сырой земле. Эту картину омрачали лишь мёртвые тела врагов и союзников. Да и те довольно скоро исчезли - кто-то был сожжён, как подобает настоящим героям, кто-то просто закопали в землю.
   Благословенная тишина нависла над городом, не смея будить храбрых воинов, дремавших сном младенца. Они, наконец, обрели недолгий мир, столь желанный, давшийся с таким трудом... Ценой крови, боли, смерти.
  
  22. Ваше Величество?
  
   Холодный ветер вихрем пронёсся между обгорелых стен полуразрушенных домов. С момента битвы прошло уже несколько дней, и Алакоста постепенно оживала. Если не считать одной полностью выжженной улицы, разрушенной площади и немного пострадавшего замка, то всё было не так уж и плохо. Воины Союза постепенно возвращали свою столицу к жизни, отстраивая то, что не уцелело после сражения.
   Большинство домов были заняты ранеными и теми, кто потерял свои жилища из-за пожара, а места для палаток не было. Наверное, это было одной из причин, по которой Микаэле предложили поселиться на самой вершине скал в одной из пещер. Впрочем, девушка всё чаще и чаще начинала ощущать себя пленницей своей силы. Её узнавали на улице, и каждый восклицал: "Это великая Аш-Малекса! Пока она с нами, нам ничего не грозит". Некоторые начали воспринимать это слишком серьёзно, и по Алакосте быстро пролетел слух, будто бы Союз падёт, если Микаэла покинет столицу. Юная ведьма начинала ощущать себя птицей в золотой клетке. Но и разочаровывать людей, что верили ей, она не могла. Разве можно предать их? Воины Союза искренне надеялись, что уж теперь-то у них получится закончить эту чудовищную войну.
   В конце концов, настал тот самый день, которого так боялась Микаэла. Выбор нового короля. Девушка уже успела привыкнуть к Миларэ, а теперь всё могло резко перемениться. А если новый король решит казнить Кайлана? Или бросить его в тюрьму? Тигр не мог сейчас сражаться с той же силой, что и раньше.
   - Мои жрицы делают всё, что возможно, - вздохнула Миларэ как-то раз, сидя у лазарета. - Но если через месяц он не сможет нормально ходить, ему придётся отправиться на запад, в Ярат или Исселган. В общем, туда, где нет войны. Он не сможет сражаться с повреждённой ногой, а его смерть нам не выгодна.
   -Вот как? - удивилась Микаэла. Она впервые слышала, чтобы кто-то в Союзе считал Кайлана полезным.
   - Он хорошо знает "Зодиак"... - предположила Миларэ, но юная ведьма в тот же миг развеяла её иллюзии:
   - Он потерял память после того, как Цах и Гартэль убили его у Фаргеша. Некоторые воспоминания к нему вернулись, но больше он вспоминать не хочет. Ему... неприятно осознавать, что он был одним из "Зодиака". Потому он вряд ли помнит слабые места хоть кого-то из них.
   - А этот юный паладин? Который раньше был товарищем Тигра? - с надеждой спросила Миларэ. Микаэла лишь покачала головой, с улыбкой вспоминая о Неа. Значит, даже королева уже называет его паладином, а не убийцей...
   - Неа не интересовался своими товарищами. Он только передавал им приказы Тигра, да цапался с Обезьяной. Ваше Величество, разве мы не взяли в плен Кота? Неужели он ничего не знает? - удивилась Микаэла. Ей казалось, что Кот принимал очень активное участие в жизни "Зодиака". Ему что-нибудь должно было быть известно. Хотя бы чуть-чуть...
  - Он упорно молчит, а ещё частенько напоминает мне, что фактически я больше не являюсь правителем Союза, - хмыкнула Миларэ, и взгляд её на мгновение загорелся. - Ну ничего. Скоро командиры северного, восточного и южного фронтов пришлют нам свои решения, и мы выберем нового короля. И уж тогда этому Коту придётся заговорить...
   Но прошло уже несколько дней, а вестей от фронтов всё не было. Многие уже начинали задумываться о том, чтобы прибегнуть к крайним мерам - передать право выбрать правителя Совету. Но Цах и Альрат были против, а Тирифаль хранил гордое молчание, позволяя своим более опытным товарищам высказать своё мнение. Микаэла не хотела спорить с другими, потому принимала такое же решение, что и Цах. Правда, гному не нравилось такое слепое подражание.
   Но в этот день всё обещало прийти к разумному завершению. Несколько стражей уже передавали по городу весть, будто бы у западных границ Алакосты был замечен отряд, в котором ехал воин, выбранный фронтами в короли. Во всеобщей суете Микаэла чувствовала себя неуютно, потому большую часть времени проводила в уютной пещере, которая была не так уж и сильно запущена.
   Конечно, удобную дворцовую мебель втащить на самый верх скал было просто невозможно, но Микаэла уже слишком сильно привыкла ко сну в обыкновенном спальнике, что уже не могла себе представить, что можно спать в кровати. Небольшой деревянный столик ей всё-таки донёс Цах, которому попросту стало жаль девушку, которой каждый раз приходилось спускаться вниз в город, чтобы найти место, где можно было бы пообедать. Теперь кто-нибудь из слуг Миларэ несколько раз в день приносил Микаэле кушанья с самого королевского стола. И с каждым мгновением, проведённым в уютной пещере, юной ведьме всё меньше и меньше хотелось выходить наружу, где каждый человек считал грубостью не поздороваться с "великой" Аш-Малексой.
   Как только по Алакосте пронёсся громкий рёв рога, Микаэла тут же вылетела на улицу и испуганно дёрнулась в сторону, заметив, как совсем рядом проскользнула ярко-рыжая вспышка. Мао теперь слишком часто следил за девушкой, словно она то и дело попадала в разные неприятные ситуации и переделки. Тяжело вздохнув, Микаэла обернулась к Мао и пробормотала:
   - Иди к своему хозяину! Или тебе больше заняться нечем?
   Тигр, лениво вильнув хвостом, сел напротив девушки и принялся буравить её своими чистыми золотыми глазами, словно требуя позволить сопроводить её в назначенное место.
   - Тебе нельзя в зал Совета, - вздохнула Микаэла, качая головой. - Там могут быть только Советники и правитель.
   На этот раз Мао, кажется, смирился и быстро скрылся среди домов. Или ему просто стало скучно общаться с Микаэлой? Девушка, улыбнувшись, свистнула и осмотрелась по сторонам. Лирей появился практически моментально и громко заржал, остановившись возле своей всадницы. Микаэла ласково погладила коня по шее и, вскочив в седло, погнала жеребца к замку.
   Там её уже, оказывается, давно ждали. Едва Микаэла ступила в полутёмный зал, как Тирифаль мгновенно на неё набросился, недовольно ворча. Тёмный эльф, побагровев от злости, поднялся со своего кресла и процедил сквозь зубы:
   - Сколько мы ещё должны ждать тебя, Линнет?
   - Не прошло и полгода, - хмыкнул Цах.
   Только Альрат неожиданно подлетел к Микаэле и, взяв её под руку, потянул к креслу.
   - Прошу, Аш-Малекса, идите, присаживайтесь. Не обращайте внимания на этих ворчунов! Мы бы ждали вас столько, сколько потребовалось бы.
   Микаэла смутилась и коротко кивнула. Со стороны Цаха же донеслось короткое "подлиза!", и в зале тут же повисла тишина. Миларэ, сидевшая на троне, тихо рассмеялась и сложила руки на коленях. В глазах бывшей королевы мерцал печальный огонёк, отражавшийся от пылающего в центре зала голубого пламени. Микаэла ещё не видела женщину такой встревоженной. Но она была такой не одна: Цах и Альрат тоже были взволнованны. Лишь Тирифаль, который, видимо, умел только возмущаться да выражать недовольство, спокойно сидел в кресле и потягивал горячий чай из маленькой чашечки, украшенной нарисованными цветами.
   Тишина в зале царила недолго: тяжёлые резные двери неожиданно распахнулись, и показался невысокий полный мужичок, больше походивший на гнома. Выглядел он весьма отвратительно: страшная рожа, покрытая слоем грязи и прыщами, ещё больше пугала кривыми зубами, видневшимися из-под искривлённой верхней губы. Маленькие свинячьи глазки быстро бегали из стороны в сторону, моментально примечая всё, что плохо лежало.
   Через минуту молчания темноволосый мужичок выпрямился и, отряхнув свои чересчур яркие одежды, напыщенно воскликнул:
   - Герцог Барваш к вашим услугам, Советники! Я прибыл с донесением от трёх фронтов касательно выбора нового короля!
   Микаэла невольно бросила беглый взгляд на Миларэ. Королева медленно поднялась с трона и величественным шагом направилась к гостю. Буквально выдернув из рук Барваша листы с донесениями, женщина пробежалась взглядом по строчкам. На мгновение лицо королевы помрачнело, но та быстро взяла себя в руки и неожиданно поклонилась:
   - Добро пожаловать, Ваше Величество! - прошептала Миларэ, и Советники удивлённо переглянулись. Цах быстро поднялся со своего места, забрал лист у Миларэ и прочитал себе под нос, но так, чтобы все слышали:
   - Приказом западного, северного и южного фронтов герцог Барваш Исселганский за храбрость в бою и великолепное руководство войсками избирается новым королём Алакосты и правителем всея Союза...
   Все присутствующие в зале заметно занервничали. Барваш же расплылся в широкой улыбке и, всплеснув руками, воскликнул:
   - Какая неожиданность! Для меня больша-ая честь быть вашим королём! Прошу, не нужно поздравлений и пышных церемоний! Просто дайте мне уже эту корону и покажите, где мой трон.
   Микаэла с сомнением посмотрела на Миларэ, но та лишь покачала головой и вздохнула. Документ, который привёз с собой герцог Барваш, был настоящим. Вряд ли кто-то мог так искусно подделать подчерки самих командиров фронтов. Но всё это было слишком странно. Вот так выбрать короля, не посоветовавшись с Советом, фактически правящим страной от имени правителя...
   Заметив Микаэлу, Барваш улыбнулся и неожиданно схватил её за руку. Прежде чем девушка одёрнула её назад, мужчина поцеловал её пальцы и, расплывшись в широкой улыбке, громко воскликнул, отчего его лицо на мгновение стало похоже на свиное рыло:
   - Для меня честь познакомиться с Аш-Малексой! Как ваше самочувствие?
   - Спасибо, хорошо, - пробормотала Микаэла, неловко выдёргивая руку. На мгновение на лице Барваша отразилось недовольно, но он усмехнулся и, склонив голову на бок, лукаво произнёс:
   - А как поживает ваш друг Тигр? Или его зовут по-другому? Кайлан, кажется...
   Микаэла мгновенно помрачнела и, бросив нечто вроде "Нормально!", быстрым шагом направилась прочь из зала. Её тошнило от этой натянутой улыбки, слащавых речей и наигранной вежливости. В Алакосте творилось чёрт знает что, и Микаэла не собиралась долго этого терпеть. Впервые она почувствовала, что никто кроме неё больше не может помочь.
   К вечеру девушке всё-таки пришлось вернуться. В зале было немноголюдно, и первым, что бросалось в глаза, был восседавший на троне Барваш, который вертел в руках корону, словно игрушку. Цах, Альрат и Тирифаль жались по углам, как тараканы, и отчего-то Микаэле стало жутко. Как только девушка остановилась подле своего кресла, Барваш вновь всплеснул руками и расплылся в широкой улыбке, будто видел Микаэлу в первый раз:
   - Добро пожаловать, Советница Линнет! А мы ждём, когда к нам приведут пленного убийцу...
   - Кота? - удивилась Микаэла и нахмурилась. Зачем вдруг Барвашу понадобилось вызывать к себе пленника? Вздумал допрос устраивать? А ведь официальной церемонии ещё не было, и герцог Барваш не мог выполнять роль правителя, пока об этом не знали все жители Союза. Он мог взойти на престол только спустя три дня! Микаэла чувствовала, что за словами и решениями новоиспечённого короля скрывается какая-то тайна.
   Двери медленно заскрипели и неожиданно распахнулись. Микаэла вскинула голову и на мгновение встретилась взглядом с ледяными глазами, исполненными тоской и невероятной пустотой. Девушке показалось, будто она заглянула в саму бездну тьмы, лишённой эмоций и самой жизни.
   Двое стражников, опустив копья и приставив острие к самой спине пленника, вели закованного в цепи высокого худощавого юношу. Его слегка длинные вьющиеся волосы платинового цвета лезли в глаза, из-за чего пленник довольно часто спотыкался. Сквозь рваную рубашку виднелись выпирающие рёбра, и казалось, будто бы юноша едва мог стоять на ногах. Но стоило пленнику приблизиться к трону, и в глазах его тут же загорелся огонёк. Юноша горло распрямил спину и с вызовом посмотрел на Барваша. Теперь Микаэла заметила, что за всей этой болезненной хрупкостью скрывается довольно сильное тело. Но толи пленник плохо видел, толи спутал короля с кем-то, но на его лице вдруг отразилось смятение. Барваш расплылся в широкой улыбке и, поднявшись с трона, сложил руки на груди.
   - Итак, убийца по прозвищу "Кот"... Или же просто Марк? Как на счёт того, чтобы рассказать союзу немного о "Зодиаке"? Ты ведь это собирался сейчас сделать?
   Другие явно не заметили перемены в лице Кота, а вот Микаэла глаз с пленника не сводила. Юноша побледнел и, слегка отшатнувшись назад, неожиданно забормотал:
   - Я... я не собирался... Я не собирался, и не буду сдавать "Зодиак" Союзу! Ты что, принимаешь меня за предателя?!
   Барваш расплылся в широкой улыбке и, спустившись по ступенькам, подошёл ближе к пленнику. На лице того отобразился настоящий ужас, но сбежать юноша попросту не мог - сзади стояли стражи, которые совершенно не собирались опускать копья. Приблизившись на минимальное расстояние, Барваш медленно коснулся плеча Кота и хмыкнул:
   - Ну конечно я не считаю тебя предателем! Но ты понимаешь, что разбираться в этом будут другие. К примеру, Адриан или Колтари...
   Микаэла едва не подскочила на месте, стоило ей услышать первое из имён. Чёрт возьми, остальные, конечно же, не знали, как по-настоящему звали членов "Зодиака"! Но Микаэла запомнила имя Дракона даже слишком хорошо. Ни Советники, ни Миларэ не знали, что за чудовище они посадили на трон. А Микаэла догадывалась. И как только Барваш увидел ехидную улыбку на её лице, ему сразу стало дурно. Сначала он побледнел, осознавая, что его раскрыли слишком быстро. Потом побагровел от злости, не веря, что какой-то девчонке удалось понять его замысел. Но теперь Микаэла понимала, что Кота нужно срочно спасать. Нет, это был не благородный порыв, как в случае с Кайланом и Неа. Кот был важным пленником, а Барваш собирался его убить. Убить для того, чтобы Союзу не достались ценные сведения.
   Но Барваш был не один, и по его приказу стражники в ту же секунду бросились на Микаэлу. Девушка могла бы обратиться в птицу, но до ритуального кинжала, спрятанного в сумке, ещё нужно было добраться. Счёт шёл на секунды. Но прежде чем Барваш нанёс удар Коту, тяжёлые двери зала вновь распахнулись. Яркая белая вспышка - и длинный рыцарский меч завис у самой шеи лживого короля. Это оружие Микаэла видела впервые: гарда, выполненная в форме двух распахнутых крыльев, длинное лезвие, украшенное у самого основания большим блестящим лунным камнем, выполненным в форме слезы, и вытянутая рукоять, на конце которой красовалась небольшая фигурка сложившего крылья орла. Этот меч так и назывался: Орлиный глаз. Ярика часто рассказывала Микаэле о легендарных мечах, в которых, по слухам, скрывалась особенная сила, как в ритуальных кинжалах ведьм.
   Едва длинный изящный клинок завис у самого горла Барваша, лже-король отшатнулся назад и выхватил из-за пояса небольшой топор, больше похожий на нож мясника. Рыцарь в белых доспехах, молниеносно развернувшись, нанёс сокрушительный удар и пронзил мечом грудь своего противника. Барваш, пошатнувшись, рухнул на мраморный пол зала, хватая ртом воздух. Через несколько секунд дух покинул его тело, и Микаэла перевела взгляд на таинственного гостя.
   Он был едва ли старше Кайлана - на вид тоже лет двадцати трёх, может немного больше. Для войны в Аскааре это было тот самый возраст, когда юноши уже становились командирами. Если выживали, конечно. Некоторые умудрялись продвинуться по службе ещё выше и получали звание генерала или главнокомандующего. Но такие случаи были редкими. Человек же, стоявший сейчас посреди зала, не обладал ни одним из перечисленных званий, но и простым рядовым не являлся. Микаэла долго пыталась понять, кем же был этот незваный гость, появившийся в столь удачное время. Волосы мужчины были длинными и имели цвет спелой ржи. Сзади они убирались в высокий хвост, отчего все эти локоны больше напоминали настоящую львиную гриву. А вот глаза незнакомца были весьма необычны: правый имел тёмно-зелёный цвет, более близкий к болотному, второй же был немного светлее, нежели карий. Микаэла впервые встречала человека со столь необычными чертами лица. Но внешностью мужчина был весьма приятен и мог даже поспорить в красоте с некоторыми эльфами.
   Едва мужчина обернулся спиной к Микаэле, девушка тут же разглядела на белоснежно-белом плаще вышитого серебряными нитями волка. Ну конечно, и как это она сразу не догадалась? Незваный гость был таким же паладином, как Сантариан и Гартэль, но из другого ордена. Те были из ордена Грифона, а этот - из ордена Волка. Они различались не только обычаями, но и богами, которых почитали паладины. Так, Сантариан и его последователи молились Унраку, богу Света, а воины ордена Волка предпочитали молиться Гаржилю, хозяину гор и лесов. Особой разницы между орденами не было, но ходили слухи, будто Волки обладали большей выносливостью и лучше ориентировались на месте, а Грифоны умели исцелять силой самого Света.
   Едва в зале наступила гробовая тишина, светловолосый мужчина обернулся и, убрав меч в ножны, улыбнулся присутствующим:
   - Прошу прощения за внезапное вторжение. Я должен был остановить Свинью, чтобы он не убил моего раба.
  "Раба?" - удивилась Микаэла и тут же невольно вскрикнула, когда Кот неожиданно рванул к выходу. Светловолосый паладин лишь наступил ногой на край цепи и, перехватив её в руку, дёрнул на себя. Убийца растянулся на холодном полу, но всё равно не остановился. Мгновенно поднявшись на ноги, Кот вновь бросился бежать, на этот раз стараясь вырвать цепь из рук паладина. Тот лишь резко дёрнул на себя и, обмотав цепь вокруг шеи убийцы, резко потянул на себя. Юноша побледнел, хватая воздух ртом, но паладин не собирался выпускать свою жертву. Но в этот же момент Кот изловчился и, ударив светловолосого мужчину локтём в живот, бросился к выходу. Эта попытка так же не увенчалась успехом - в дело подключился Цах, и одного сильного удара вырвавшегося из пола каменного щупальца было достаточно, чтобы Кот рухнул, потеряв сознание. Микаэла лишь испуганно охнула и с паникой в глазах посмотрела на незнакомца.
   Он, устало вздохнув, сдунул с лица надоедливую прядь волос и окинул присутствующих недовольным взглядом.
   - И снова прошу прощения. Уверяю вас, я прибыл с отнюдь не враждебными намерениями. У меня донесение от трёх фронтов, - бросил паладин, присаживаясь на корточки возле Кота, лежавшего на полу без сознания.
   - Почему... почему вы на него напали?! - выдавила Микаэла, гневно смотря на паладина. Нет, она не испытывала к убийце жалости - просто не могла понять, почему какой-то незваный гость, ворвавшийся без разрешения в зал Совета, позволял себе так себя вести. Но паладин, даже не повернувшись к Микаэле лицом, бросил через плечо:
   - Потому что он мой раб. Мой отец купил его на рынке с какой-то девкой лет двенадцать тому назад. И за всё это время Марк уже в девятнадцатый раз сбегает. Впрочем, в последний раз ему удалось скрыться на довольно большой срок. Понял, зараза, что в "Зодиаке" мне его не достать...
   Микаэла удивлённо взглянула на Цаха, но тот лишь кивнул головой. Выходит, паладин говорил правду. Вздохнув, девушка обернулась к гостю и вежливо поклонилась ему:
   - Тогда прошу простить меня за мою грубость.
   - Действительно, - заметила Миларэ, дочитывая донесения, - вам двоим лучше не ссориться. Судя по всему, этот убийца, что назвал себя герцогом Барвашем, на самом деле был Свиньёй. Ему удалось нас одурачить, но настоящий избранный король всё же явился к нам...
   - Ещё не избранный, - улыбнулся незнакомец и поклонился: - Сэр Анастериан к вашим услугам, леди. Я вступлю в должность только после того, как Совет подтвердит своё решение. И, разумеется, ваше мнение, как вдовы прошлого короля, тоже будет учтено.
   Миларэ кивнула и передала листы с документами Альрату. Боевой маг бегло пробежался взглядом по строчкам и, удовлетворительно хмыкнув, передал донесения дальше. Цах даже не взглянул на них, а вот Тирифаль долго и пристально рассматривал каждую букву, будто пытаясь удостовериться, что больше никто не собирается его обмануть. Микаэла же тем временем вежливо поклонилась Анастериану и улыбнулась:
   - Микаэла Линнет, дочь Алиэн и Мекариоса. Буду рада служить вам.
   Анастериан удивлённо вскинул брови и воскликнул:
   - Дочь Мекариоса? О, для меня большая честь познакомиться с потомком такого замечательного человек, как ваш отец. Он был хорошим паладином, пускай и не из нашего ордена.
   - Не из вашего? - с удивлением спросила Микаэла.
   - Да. Он был из ордена Сокола, - кивнул Анастериан, знаком приказывая стражам увести Кота. - Мы часто сражались с ним плечом к плечу. Признаюсь честно, общаться с Соколами было намного приятнее, чем с кем-либо из Грифонов.
   Микаэла невольно улыбнулась и кивнула. Да уж, паладины ордена Грифона были слишком преданы своей вере, отчего часто забывали, что не все вокруг верили в того же бога, что и они.
   Анастериан долгим взглядом окинул Микаэлу и, немного поджав губы, прищурился. Мужчина явно пытался понять, кто же перед ним. На великую Предвестницу Бурь хрупкая девушка с короткими волосами едва ли походила. Но Анастериан предпочёл всё-таки уточнить:
   - Вы та самая Аш-Малекса? Не сочтите за грубость, но вы не очень-то похожи на ведьму.
   - А по-вашему ведьмы должны быть с кривыми носами и ужасной внешностью? - улыбнулась Микаэла и покачала головой. - Сразу видно, что вы никогда не встречали мою мать. Она была настоящей красавицей.
   - Мне никогда раньше не доводилось встречаться с другими членами Совета, кроме Цаха, - заверил её Анастериан и вздохнул. На мгновение в глазах паладина промелькнуло сомнение. Он словно хотел что-то спросить, но в последний момент передумал. Микаэла догадывалась, какие вопросы вертелись у него в голове, но предпочла промолчать. В такой тишине они стояли несколько минут, пока Тирифаль, наконец, не согласился с решением фронтов.
   Миларэ молча взяла в руки корону и, поклонившись Анастериану, водрузила её ему на голову. Паладин, заметно смутившись, неловко поклонился в ответ и обернулся к Совету. Кажется, теперь всё действительно встало на свои места. На этот раз Микаэла чувствовала душевное умиротворение. Король-самозванец был свергнут ещё до того, как успел натворить непоправимых бед для Союза, и Анастериан занят своё законное место на троне.
   - Добро пожаловать в Союз, Ваше Величество, - улыбнулась Микаэла и кивнула паладину, который мгновенно просиял.
  
  23. День перед прощанием.
  
   - Ты поедешь в Бухту Цзи-ран, - неожиданно произнёс Анастериан, отчего Микаэла едва не подскочила на месте. Король в последнее время, конечно, вёл себя достаточно странно, словно что-то придумывал, но чтобы такое...
   - Я... я же не могу покинуть Совет! - пробормотала Микаэла, пытаясь найти отговорку. - Кто займёт моё место?
   - Бейлсар, - усмехнулся Цах, и юная ведьма обречённо вздохнула. Кажется, все здесь уже всё решили за неё. Микаэла понимала, что не сможет спорить с королём и другими Советниками. Девушке не очень хотелось покидать Алакосту, пока Кайлан ещё окончательно не поправился. Но если Анастериан приказал отправляться на другой конец Аскаара непонятно зачем...
   - Нам нужно заключить договор с Торговой Компанией, - спокойно заметила Миларэ. - Если получится, то у нас появится могущий союзник. Земли Торговой Компании находятся довольно близко к одному из городов "Зодиака" - Тристору. Если мы его захватим, то получим важный аванпост, благодаря которому мы сможем атаковать и Ноэль, и Келегор, и не пустить войска противника к Харбану и Таррену.
   Микаэла кивнула и мимолётом окинула Миларэ взглядом. Бывшая королева на удивление держалась хорошо. Анастериан был ещё не совсем уверен в своих силах, как правитель, потому предпочёл оставить при дворе столь ценного человека. Миларэ были дарованы титул герцогини и небольшое поместье возле Алакосты. Впрочем, экс-королева всё равно предпочитала большую часть времени проводить в замке.
   Новость о том, что Микаэле придётся отправиться к Торговой компании, совсем ведьму не обрадовала. Никто в Аскааре никогда не бывал на Нефритовых островах, потому существ, обитавших там, ни разу не видели. Ходили слухи, будто там жили обыкновенные торговцы, под покровом ночи превращавшиеся в чудовищ. Другие говорили, будто на островах жили существа, прежде в Аскааре никогда не виданные. Они поклонялись речному богу и большую часть времени проводили в лодках, кочуя с одного берега на другой.
   Тяжело вздохнув, Микаэла кивнула. Вспомнив о том, что у каждого нормального народа должен быть предводитель, девушка нахмурилась и спросила:
   - А их глава? Кто их возглавляет?
   - Торговый принц Небирон, - с готовностью ответил Анастериан, словно ожидавший такого вопроса. - По слухам, родился на берегах Аскаара, но точное место неизвестно. К совершеннолетию перебрался на Нефритовые острова, где основал столицу для себе подобных - Бухту Цзи-ран. Наречие тамошних жителей очень сложное, а их традиции остаются для нас настоящей загадкой. Они никогда не употребляют в пищу мясо, питаясь лишь тем, что приносит им море. Их излюбленная пища - морские водоросли, из которых они способны сделать буквально любое блюдо. Армия Небирона весьма многочисленна, но никогда не покидает своих островов. Торговый принц нередко бывает в нашей стране, но, опять же по слухам, он каждый раз является в разных обликах - вероятно, под воздействием какого-то заклинания. Потому его настоящее лицо никто до сих пор не знает.
   - А традиции? - Микаэла прекрасно понимала, что соваться в гости к чужакам, не зная их обычаев - настоящее неуважение и грубость. Девушка осознавала, что всех традиций ей быстро не запомнить, но она хотела исключить хотя бы самые главные ошибки, из-за которых её отношения с Торговой Компанией могли серьёзно пострадать. Анастериану традиции этого народа были неизвестны, однако он неожиданно произнёс:
   - Тигр знает! Я помню, нам в орден однажды приносили доклад о том, что глава "Зодиака" посещал Нефритовые острова. Сейчас Тигр наш союзник, и почему бы не спросить его о традициях обитающего там народа? Тем более, он мог бы рассказать нам, что же за существа скрываются в Бухте Цзи-ран.
   Микаэла расплылась в широкой улыбке, довольная тем, что ситуация сложилась как нельзя кстати. Девушка как раз хотела навестить Кайлана, а тут выпала прекрасная возможность пообщаться с ним чуточку дольше. Микаэла бросила мимолётный взгляд в сторону, и Миларэ прекрасно поняла её.
   - Когда ты отправишься к Небирону, мы позаботимся о Кайлане. А пока иди, навести его, - улыбнулась воительница.
   Микаэла благодарно поклонилась и с разрешения Анастериана покинула зал. Новый король внушал доверие, и девушка чувствовала, что под его руководством Союзу всё же удастся вырваться из этой кровавой резни победителем. Решив не задерживаться долго, Микаэла тут же вышла на улицу и устремилась в сторону лазарета. Атмосфера вокруг была достаточно спокойная, но Микаэла всё равно немного нервничала: ей казалось, что за ней кто-то следил. Может, девушка была просто слишком суеверной или нервной... Но Микаэла всё равно не могла идти спокойно.
   Стоило девушке пройти ещё квартал, и это чувство стало лишь ещё сильнее. Немного замедлив шаг, Микаэла незаметно вытащила из сумки кинжал. Ранзак тут же появился на её плече, возникнув из лёгкой дымки. Почувствовав себя несколько уверенней, Микаэла резко развернулась и побледнела: перед ней стоял Кот. Вблизи он казался ещё худее - впалые щёки, пустые глаза и выпирающие рёбра наводили настоящий ужас. Убийца, кажется, совершенно не собирался нападать на Микаэлу. Но девушка как всегда оказалась не в то время и не в том месте. Ведьма не успела и шагу сделать, как убийца резко бросился вперёд и, вжав её в стену, приложи палец к губам.
   - Ты не видела меня - я не трогаю тебя, - процедил сквозь зубы Марк и отступил на шаг. Микаэла смерила убийцу долгим взглядом и, сжав в руках кинжал, громко произнесла:
   - Мне плевать, как ты сбежал, но ты должен немедленно вернуться.
   Марк удивлённо вскинул брови и рассмеялся, смутив девушку. На мгновение лицо юноши вспыхнуло здоровым румянцем, но в следующую же секунду убийца вновь помрачнел и устремил на Микаэлу убийственный взгляд.
   - Слушай, девчонка, - прорычал юноша, - мне плевать на твою особую ауру, который ты приворожила к себе Тигра и Петуха. Моя мать была ведьмой, так что даже не пытайся меня охмурить. На меня твои чары не действуют. Я не собираюсь оставаться в этом месте. Я сбегал уже столько раз! Какая-то жалкая тюрьма Алакосты меня не удержит. Если хотите не дать мне сбежать - посадите в железный ящик. И то я найду способ выкрутиться. А пока если тебе дорога твоя никчёмная жизнь - уступи дорогу.
   Микаэла открыла рот, намереваясь задать ещё один вопрос, но за их спиной неожиданно послышался шум. Марк мгновенно побледнел и бросился бежать, едва не сбив девушку с ног. Микаэла только и смогла увидеть, как его силуэт мелькнул среди домов. Убийце не получилось сломать цепи до конца, потому металлические браслеты с несколькими звеньями всё ещё были на его руках и ногах и сильно стесняли движение, но Марк всё равно был невероятно быстр, как настоящий зверь. Через пару минут только тихое бряканье цепи где-то далеко напоминало о том, что совсем недавно здесь был беглец. Из-за поворота появился Анастериан с отрядом стражи. Мгновенно устремив взгляд вдаль, светловолосый паладин приглушённо рыкнул и ударил кулаком в стену.
   - Удрал! - прорычал Анастериан и запрокинул голову. - Чёрт возьми, и как ему удаётся?!
   - Нам послать кого-нибудь в погоню? - спросил один из стражников, и Микаэла невольно улыбнулась, когда Анастериан громко фыркнул:
   - В погоню? За ним?! Ха! Да я его семь лет поймать пытаюсь! Нет, его уже не догнать. Хотя, теперь мы загнали его в тупик - в "Зодиак" он не вернётся, его там сразу же убьют, как возможного предателя. А вы в порядке, Аш-Малекса? Он вас не тронул?
   Микаэла тихо покачала головой, и Анастериан остался этим доволен. Знаком приказав стражам возвращаться на пост, король вновь обернулся к ведьме и предложил сопроводить её в лазарет.
   - Я слышал, ваш избранник - храбрый воин, что победил Петуха и сражался с самим Быком? - спросил Анастериан, когда они шли по немноголюдной улице. Жители вокруг заметно суетились, приготавливаясь к пышному празднику - коронации Анастериана. Многие люди попросту не обращали внимания на двух идущих посреди улицы человек, и лишь некоторые, останавливаясь, с удивлением узнавали в них нового короля и ведьму-ворона.
   - Можно и так сказать, - улыбнулась Микаэла, задумчиво смотря себе под ноги. - Мы встретились с ним у Фаргеша, моей деревни. Он Тигр.
   - Тигр? - удивился Анастериан и медленно кивнул: - Так значит, слухи, что вы приручили столь опасного зверя, как он, правдивы... Чтож, не могу снова не сказать, что поражён вами. Вы действительно невероятны.
   Микаэла робко улыбнулась и неловко поклонилась королю. Тот лишь вновь кивнул головой и величественным шагом направился дальше. Девушка едва поспевала за ним, потому смотрелась рядом совсем как обычная деревенская девчонка. Кроме того, Микаэлу тревожили слова, сказанные Котом. О какой особой ауре он говорил? И как эта аура могла приворожить Кайлана и Неа? Микаэла многого не знала о своих способностях. Быть может, она делала что-то неосознанно?
   - Я смотрю, вы решили отрастить волосы? - заметил Анастериан, кивнув на немного отросшие золотые пряди. Микаэла смущённо покраснела и, быстро убрав волосы в короткий хвост, поправила выпавшие локоны.
   - Только до плеч, - призналась она. - Длинные волосы требуют хорошего ухода, а у меня мало свободного времени в последние дни...
   Анастериан понимающе кивнул, и Микаэла на мгновение почувствовала себя неловко: она разговаривала о волосах с мужчиной, и он, что самое интересное, прекрасно понимал суть проблемы. От этого становилось несколько не по себе. Нет, для паладинов длинные волосы были делом довольно привычным, но смотрелось это всё равно необычно.
   - Чтож, вот мы и пришли, - улыбнулся Анастериан. - Был рад побеседовать с вами. К вечеру вам подготовят ездовое животное и припасы, а утром вы уже сможете отправиться в путь. Не забывайте информировать меня о ходе переговоров. На это дело я даю вам месяц. Закончите раньше - можете считать оставшиеся дни положенным вам отдыхом.
   - Благодарю вас, Ваше Величество, - поклонилась Микаэла и, улыбнувшись в последний раз, поспешила скрыться за дверью лазарета.
   Внутри было достаточно прохладно и царил какой-то странный запах, от которого по спине пробегали мурашки. Окна были закрыты едва ли не на замок, но небольшое тепло всё же сохранялось, а воздух волшебным образом оставался чистым. Лазарет делился на два отсека: общие палаты, в которых разом могли находиться около двадцати раненых, и индивидуальные, в которых размещались только командиры или тяжело больные, которым нужен был покой и тишина.
   Едва Микаэла ступила в это царство холода, одна из жриц тут же улыбнулась ей и поманила за собой. Девушка поспешила за ней и довольно скоро оказалась у неприметных дверей в самом конце коридора.
   - Вас ждали целый день, - улыбнулась жрица, пропуская Микаэлу внутрь. - Прошу, постарайтесь не задерживаться надолго.
   Девушка коротко кивнула и шагнула в палату. Тяжёлая дверь хлопнула за её спиной, и Микаэла невольно подскочила на месте. В наступившей тишине ей стало немного спокойней. Тихо осмотревшись, Микаэла заметила лежавшего на койке Кайлана и невольно улыбнулась: он спал, как маленький ребёнок, время от времени тревожно поворачивая голову, когда из соседней палаты неожиданно доносился чей-то кашель или другой шум.
   Стараясь не шуметь, Микаэла осторожно подошла к койке и села на самый краешек, с трудом удерживая равновесие. Даже когда девушка едва не упала, Кайлан не проснулся, продолжая крепко спать. Микаэла ласково коснулась его лба и вздохнула. Тишина, холод, покой... Но неожиданно Кайлан схватил девушку за руку и, притянув к себе, неожиданно поцеловал. Микаэла покраснела как варёный рак и отстранилась. Лишь через несколько минут она выдавила скромную улыбку и тихонько рассмеялась.
   - Я ждал тебя, - прошептал Кайлан, усаживаясь в кровати поудобнее. В его глазах промелькнула грусть, и Микаэла, вздохнув, ласково обняла мужчину. Тот слегка вздрогнул и пробормотал:
   - Я слышал, в замке был Свинья. Ты не пострадала?
   Микаэла покачала головой и, погладив Кайлана по спине, улыбнулась:
   - Нет, Анастериан быстро с ним расправился. И теперь он король...
   - Анастериан?! - удивлённо воскликнул Кайлан. - Тот самый Анастериан из рода Белых Рыцарей? Ох, дай угадаю: Кот уже сбежал?
   - А ты откуда знаешь? - нахмурилась Микаэла. Видимо, на этот раз настало время удивляться ей. Кайлан усмехнулся и, слегка поморщившись от боли в ноге, пробормотал:
   - Мы встретили Кота лет семь тому назад. Он был рабом долгое время, и это наложило сильный отпечаток на его манеру поведения. Марк порой бывает очень грубым и вызывающим, отчего даже Петух с ним в такие моменты не сравниться. Но по большей части он замкнут в себе и постоянно старается держаться рядом с кем-то. Он боится одиночества, замкнутого пространства, и в тоже время сторонится общества. Если его начинает беспокоить что-то из этого - всё, пиши пропало. Он бросается сразу же, не предупреждая. Светлана уговорила нас взять тогда Марка с собой... Так он и стал одним из нас. Он был очень перспективным убийцей за счёт своей ненависти ко всем власть имущим. Марк очень болезненный и почти не ест - видимо, с детства привык к частому голоду и теперь не может наедаться до отвала. Я не уверен, но иногда мне даже кажется, что у него проблемы со зрением...
   - И это убийца?! - едва не вскрикнула Микаэла. - Да на вас как не взглянешь - все бедные и несчастные! В такие моменты я ощущаю себя чудовищем.
   - Ну, обо мне такого сказать нельзя, - хмыкнул Кайлан. - Я убил своего отца, стал виновником смерти матери и убивал людей просто из-за того, что мне это нравилось. Адриан и Светлана выросли, воспитываемые убийцей. Они тоже убивают только потому, что их этому научили. Это стало смыслом их жизни. Из всего "Зодиака" действительно вынуждены убивать только двое: Кот и Петух. Овцу вообще чаще всего не относят к убийцам, потому что она не переносит вида крови. Она просто ходит с нами. Причину этого поведения я до сих пор понять не могу. А все остальные... Мы действительно убийцы, Микаэла. Ты видела Крысу, видела Быка, Свинью...
   Микаэла тяжело вздохнула и отвела взгляд в сторону. Действительно, те члены "Зодиака", с которыми она уже успела встретиться, были не самыми приятными личностями. И это было ещё мягко сказано. Опустив глаза, девушка тихо пробормотала:
   - Утром я отправляюсь в Бухту Цзи-ран.
   Кайлан мгновенно помрачнел и с сомнением посмотрел в окно, будто мог там кого-то увидеть. Мужчина выглядел весьма скверно, словно предчувствовал, что Микаэле придётся совсем одной отправиться в город, кишмя кишащий неизвестными существами и чудовищами. Бегло посмотрев на дверь, Микаэла медленно поднялась с кровати и осторожно шагнула к выходу.
   - Я, пожалуй, пойду...
   Но сделать шаг девушка так и не успела: Кайлан схватил её за руку и вновь притянул к себе. Когда Микаэла испуганно охнула, Кай вдруг усадил её на край кровати и с самым серьёзным видом произнёс:
   - Тебя ведь Анастериан послал ко мне, так? Зачем?
   Микаэла перевела сомневающийся взгляд себе под ноги и тихо прошептала, подбирая слова:
   - Как я уже сказала, я завтра отправляюсь в Бухту Цзи-ран. Анастериан послал меня заключить договор с местными жителями Нефритовых островов, и я...
   - Договор? - изумлённо воскликнул Кайлан и схватил девушку за плечи: - Это же чудесно! Там сейчас должна быть Светлана. Видишь ли, она плохо переносит наши зимы, потому каждый год отправляется на Нефритовые острова. Говорят, там земли вечной весны, несмотря на то, что они находятся далеко на севере. Наверняка магия какая-то...
   Микаэла удивлённо вскинула брови и неуверенно улыбнулась. Выходит, Светлана сейчас была на Нефритовых островах! Микаэла не очень доверяла этой женщине, но в её обществе всё же было спокойнее.
   - А что насчёт традиций? Ты ведь бывал на Нефритовых островах? Видел местных жителей? Кто они?!
   Кайлан слегка поморщился от такой лавины вопросов и поспешил пояснить Микаэле, что не может рассказать ей ничего о жителях Бухты Цзи-ран. Между ними был негласный договор, по которому Кай мог свободно посещать Нефритовые острова, но должен был хранить молчание и не говорить никому о населявших те места существах.
   - А вот традиции их весьма сложны для нашего понимания, - улыбнулся Кай. - Они никогда не употребляют в пищу мясо, считая это грехом и богохульством. Речной бог для них - покровитель и создатель. Вся их жизнь связана с водой! Кроме того, жители Нефритовых островов не приемлют кровавых методов ведения борьбы, но они хорошие воители. Их законы сводятся к тому, что в обществе должно быть определённое деление на классы. Это помогает им избежать ситуаций, подобных тем, в которых оказался Аскаар - недовольная кучка убийц собралась в сильнейшую гильдию, на награбленные деньги обеспечила армию на десять лет вперёд и теперь вытесняет Союз из принадлежащей ему страны... Но несмотря на всё это, жители Нефритовых островов живут в гармонии с природой. Я бывал в Бухте Цзи-ран лишь раз, но этого было достаточно, чтобы полностью изменить мои взгляды на жизнь. Я больше не хотел убивать. Все мои желания сводились лишь к тому, чтобы вновь вернуться на остров. Жизнь там течёт своим чередом, отрезанная от всего окружающего мира. Заставить Небирона отправить свои войска в Аскаар будет очень тяжело.
   Микаэла кивнула, и на мгновение ей почудилось, будто она сама прикоснулась к этой чарующей тайне. Откуда-то повеял лёгкий приятный ветерок, и девушка, закрыв глаза, с наслаждением втянула носом воздух. Кайлан же осторожно коснулся её плеча и нежно поцеловал в шею, щекоча своим дыханием. Микаэла тихонько рассмеялась и, зарывшись пальцами в густые волосы мужчины, тихо прошептала:
   - Я люблю тебя.
   - Я тебя тоже, - улыбнулся Кайлан, втягивая носом запах её тела. - Ты похожа на райский цветок, настоящую богиню... И да проклянут меня боги, если это не так! Ты как запретный плод, сводящий меня с ума! Не представляю, как я протяну без тебя целый месяц...
   - Ну, я буду не одна, - пожала плечами Микаэла, вспоминая о Светлане, и тихонько вскрикнула, когда Кай неожиданно потянул девушку к себе и заставил её рухнуть рядом на кровать.
   - Прошу, останься хоть немного, - прошептал мужчина, прижимая Микаэлу к себе, и девушка, тяжело вздохнув, улыбнулась. Нет, ни за какие сокровища этого мира она не могла ему отказать. Ему - тому, кто подарил ей всё то, чем она жила сейчас: борьбу, азарт сражения и мимолётные радости мира, царившие между тяжёлыми боями...
  
   Холодный воздух в палате, пронизывающий до костей, пытался добраться до Микаэлы, но девушка лишь сильнее куталась в одеяло, наслаждаясь теплом, что царило под самым боком Кайлана. Тот спал подобно настоящему тигру: грудь его медленно и величественно вздымалась при вдохе, а на лице царила маска абсолютного спокойствия. Но сон мужчины был чутким, и стоило Микаэле шевельнулся, как Кай тут же проснулся.
   - Уже уходишь? - сонным голосом спросил он, потирая глаза подобно только пробудившемуся коту. Микаэла, улыбнувшись, выбралась из-под одеяла и принялась быстро одеваться.
   - Меня ждут, ты же знаешь. Тем более, не думаю, что жрицы ещё долго не будут обращать на нас внимания. Они, конечно, всё понимают, но долго пользоваться их расположением я не собираюсь.
   Кайлан выпятил нижнюю губу, наигранно надувшись. Микаэла лишь рассмеялась и погладила его по растрёпанным волосам.
   - Мне правда надо спешить, - прошептала она. Кайлан, вздохнув, поймал её за руку и поцеловал пальцы на прощание.
   - Постарайся уберечь себя, Мишка,- попросил он совершенно серьёзно. Микаэла кивнула и собралась уже было уходить, как мужчина вдруг окликнул её и знаком попросил подождать. Неуверенно посмотрев на свои руки, он поднёс их к груди и сложил в странном жесте: левую руку сжал в кулак и обхватил его пальцами правой. После всего этого он медленно склонил голову и прошептал:
   - Айсен"халь!
   Микаэла удивлённо вздрогнула, услышав слово "Прощай" на фелькете. Кайлан расплылся в широкой улыбке и поспешил пояснить:
   - Жители Нефритовых островов общаются исключительно на фелькете. Первое время тебе будет сложно, но потом привыкнешь. Этот жест, что я тебе сейчас показал - и прощание, и приветствие, обращённое близкому другу или знакомому. Если вдруг встретишь кого-то, кто ниже тебя по званию, и захочешь его поприветствовать - приложи сжатую в кулак правую руку к левому плечу. Если встретишь того, кто по званию выше тебя - приложи левую руку соответственно к правому плечу. Главное - не перепутай. Это очень важно.
   Микаэла, слегка помотав головой из-за столь неожиданного потока информации, кивнула Кайлану и, улыбнувшись, повторила первый жест. У девушки не сразу получилось правильно выполнить его так, чтобы он был столь же изящен и красив, как у Кайлана.
   - Айсен"халь! - воскликнула Микаэла и, ещё раз улыбнувшись Каю на прощание, скрылась за дверью. Девушка всё же постаралась не попасться на глаза какой-нибудь жрице. Ведь обещала же, что не задержится надолго!
   На улице был сильный ветер, но он не пронизывал жутким холодом. Напротив, он нёс какую-то теплоту, от которой захватывало дух. Микаэла на мгновение остановилась и, запрокинув голову, устремила взгляд в высокое янтарное небо. Как же она соскучилась по привычному лазурному цвету...
  "Пора заканчивать эту войну прежде, чем "Зодиак" уничтожит нашу страну!" - храбро произнесла про себя Микаэла и быстрым шагом направилась к северным воротам.
  
  
  24. Дорога над домом.
  
  
   Осторожно переступив через поваленную деревянную балку, обгоревшую с одной стороны до невозможного цвета настоящей чёрной бездны, Микаэла остановилась. Запах дыма всё ещё стоял в воздухе, хотя со дня сражения прошло уже несколько дней. Казалось, всё вокруг напоминало о той самой кровавой битве, из которой Союз чудом вышел победителем. Но кто знает, может быть, именно это сражение стало началом великих перемен?
   У северных ворот Микаэлу ждали уже достаточно давно. Подойдя немного ближе, девушка с удивлением увидела огромную птицу, мирно дремавшую в тени. Когда Анастериан говорил о ездовом животном, способном добраться до Нефритовых островов, Микаэла думала, что речь идёт о Лирее - на коне можно было добраться до Северного брега, а оттуда уже сесть на корабль. Но на деле всё оказалось совсем иначе: в тени одного-единственного дерева, одиноко возвышавшегося посреди улицы, её ждал самый настоящий грифон. Стоявший рядом гном поднял на Микаэлу полусонный взгляд и, удивлённо вскинув брови, быстро выпрямился.
   - Не ожидал, что вы придёте так рано, - пробормотал он, стараясь выглядеть рядом с Микаэлой как можно важнее и воинственнее. Но девушка совершенно не заметила его и, пройдя мимо, осторожно коснулась шеи величественного животного. Грифон лениво открыл один глаз и, зевнув, издал мощный щелчок клювом, отчего юная ведьма испуганно отшатнулась назад.
   - Откуда здесь грифоны? - удивлённо спросила Микаэла. - Разве они не обитают в Чёртовых горах?
   Гном, недовольно заворчав из-за того, что девушка проигнорировала его первые слова, бросил через плечо:
   - Они явились к нам после сражения. Видать, их ваша магия привлекла. Чёрт знает, чего им тут надо. Но пока они ведут себя смирно и даже позволяют их седлать, как лошадей. Несколько наших храбрецов уже осмелились прокатиться на них. Ощущения - незабываемые! Ей богу, это намного интереснее, чем на лошади!
   Микаэла улыбнулась и снова посмотрела на грифона. Конечно же, они ведь тоже считались детьми Малексы! Вероятно, их действительно привлекла та магия, которую в сражении использовала Микаэла. В войне с "Зодиаком" грифоны могли оказаться очень полезны. Ездовое животное, способное летать, всегда было незаменимо. Оно могло запросто доставить воина на другой конец поля боя так, чтобы ему не пришлось сражаться с врагом, а заодно доставить важное донесение или сбросить парочку противников куда-нибудь со скал... Но Микаэле очень хотелось верить, что у "Зодиака" тоже в скором времени не появятся такие необычные помощники. Кто знает, вдруг тем удастся приручить ветрокрылов, обитающих в Мертволесье?
  "Надеюсь, держаться верхом на тебе не сложнее, чем на лошади", - пробормотала Микаэла, осматривая грифона. Седло, прикреплённое к его спине широкими ремнями, казалось достаточно удобным, но девушку больше смущало то, что никаких больше креплений для ног не было. А если грифон вдруг вздумает скинуть её с себя прямо в небе? Микаэла, конечно, могла сразу превратиться в птицу, но тратить лишние нервы ей всё равно не хотелось.
   - А что насчёт провизии? Чем они питаются? - спросила Микаэла, тихо посвистывая в надежде, что грифон отзовётся и поднимется с лап. Гном, заметив, что животное совершенно не обращает на девушку внимания, неожиданно щёлкнул хлыстом у самого его клюва. Грифон тут же вскочил на лапы и, издав недовольный рык, расправил широкие крылья, размах которых был не меньше девяти метров в ширину. Микаэла изумлённо выдохнула и коснулась одного из перьев. Казалось, оно было сделано из настоящей стали! Лёгкое и прочное одновременно... Но больше всего Микаэлу заинтересовало различие между некоторыми частями тела грифона. Его передние конечности покрывались шерстью лишь до плеча, а ниже начинались птичьи лапы, увенчанные острыми устрашающе загибающимися когтями. Большая часть всей массы грифона находилась в передней части тела - чтобы поднять такое массивное тело, требовались достаточно сильные крылья, потому всю грудь животного составляли многочисленные мышцы, которые вели к могучим плечам. Задняя же часть тела была неестественно маленькой и лёгкой - львиные лапы не отличались той же силой, что и передние конечности, но они всё равно были полны благородства и величия. Этих лап было достаточно, чтобы оттолкнуться от земли и взмыть в небо. Никакой другой задачи при полёте они не выполняли. А вот длинный тонкий хвост, оканчивавшийся пучком из шерсти и перьев, выполнял роль руля, благодаря которому грифон достаточно легко мог маневрировать в воздухе.
   Взобравшись на могучую спину животного, Микаэла испуганно схватилась за поводья, когда грифон неожиданно подпрыгнул на месте. Стоявший рядом гном отошёл на почтительное расстояние и недовольно заворчал. Ему, видимо, совсем не нравилось, что Микаэле предстояло ехать на животном, прежде никогда никого на себе не возившем. Но ведьму это совершенно не беспокоило - она имела особую связь со зверьми, и в особенности с птицами.
   - Если что-то случится - свяжитесь с нами с помощью этого, - гном протянул ей небольшой, но достаточно увесистый голубоватый камень. Микаэла удивлённо коснулась его и расплылась в широкой улыбке - камушек-то Тирифалю принадлежал! Неужто тёмный эльф всё-таки мог быть добрым и отзывчивым?
   Кивнув гному на прощание, Микаэла в последний раз с тревогой посмотрела на видневшийся из-за домов лазарет и толкнула грифона пятками в бока. Животное тут же распахнуло огромные крылья и, оттолкнувшись лапами от земли, взмыло под самые облака. В один миг Алакоста превратилась в крошечное пятнышко, едва видневшееся сквозь густые облака. Микаэла вцепилась в густую гриву грифона и громко закричала:
   - Пожалуйста, лети тише!
   Грифон, самодовольно заурчав, резко сложил крылья и камнем полетел вниз. Микаэла едва не упала с его спины, в последний момент успев зацепиться за седло рукой. Ноги девушки болтались в воздухе, и она ещё чудом держалась за стремена. Прежде чем ведьма рухнула бы вниз, грифон неожиданно крутанулся в воздухе и поймал Микаэлу. Та удивлённо выдохнула, когда вновь оказалась в седле, и недовольно забормотала: почему ей всегда попадались питомцы со скверным характером?!
   Наконец, грифон выровнял полёт и, мерно взмахивая широкими крыльями, плавно устремился к видневшимся вдали горам. Микаэла, поправив растрёпанные волосы, уселась в седле поудобнее и вздохнула.
   - Чтож, давай теперь наконец-то познакомимся. Я - Микаэла.
   Грифон однозначно понимал её, но упорно игнорировал. Ответить ей он не мог, но даже не удосуживался хоть как-то отреагировать! Приглушённо заворчав, Микаэла нагнулась к самому уху грифона и прокричала:
   - Тогда я буду звать тебя Пушком. У тебя мех красивый.
   Грифон, разъярённо щёлкнув клювом, неожиданно перевернулся в воздухе, и Микаэла испуганно вскрикнула. Едва не выдёргивая руками перья животного, девушка залепетала:
   - Хорошо, хорошо! Не нравится Пушок, так может быть Рыжик? Хотя у тебя цвет перьев более на золотой похож... Ай!
   Грифон как-то исхитрился и ударил её кончиком хвоста в спину. Микаэла недовольно потёрла место ушиба и неожиданно изменилась в лице. Действительно, а с чего это она взяла, что грифон - мальчик? Он вполне мог быть совершенно другого пола. Времени выискивать хоть какие-то половые признаки у девушки не было, потому она решила попытать удачу:
   - Цветочек? Пушинка? Златокрылая? Остроклювая? Грозогривая?
   Грифон упорно игнорировал каждое из этих имён, и в отчаянии Микаэла выкрикнула последнее, что пришло ей в голову:
  - Сетра!
   Грифониха неожиданно с удовольствием заурчала. Ну конечно! Ещё бы ей не понравилось второе имя самой Малексы! В Аскааре было две церкви, потому богиню гроз и войны нередко называли Сетрой. Причём раньше, около полувека назад, эти имена строго разграничивались: представители одной церкви называли своего бога так, и никак иначе, представители другой - по-своему. Но к нынешнему времени эта разница между именами как таковая исчезла, потому Микаэла нередко слышала, как Унрака называли Фароном, а в следующем же предложении говорили о богине гроз, именуя её Малексой.
   Необъятное янтарное небо ещё долго тянулось перед ними, и Микаэла невольно начала клевать носом. Она уже не могла понять, летели ли они среди облаков, или плыли между высокими гребнями янтарных волн. Бивший в спину ветер трепал волосы, и девушке казалось, словно вместе с этим ветром нёсся таинственный голос, манивший к себе. Время от времени Микаэла поднимала глаза, чтобы осмотреться, но вокруг был лишь безграничный океан неба. И они плыли по нему, мерно покачиваясь на невидимых облаках...
   К вечеру второго дня безграничный океан разделился на две половины. Внизу больше не было той пугающей пустоты, в которую так боялась заглянуть Микаэла. Теперь там были голодные пики гор, тянувшиеся к самому небу в попытках достать до палящего солнца. Температура воздуха постепенно падала, и Микаэла с удивлением обнаружила, что при выдохе появляется небольшое облачно пара.
  "Как бы не замёрзнуть по дороге..." - прошептала про себя девушка, прижимаясь к тёплой грифе Сетры. Грифониха частенько показывала характер, но уже постепенно начинала привыкать ко всаднику на своей спине. Полёт её стал более размеренным, и Сетра старалась делать как можно меньше резких движений, чтобы Микаэла не вылетела из седла. Ночевали в пещерах, надеясь, что где-то там, в темноте, не скрываются медведи или другие горные хищники. Один раз Микаэла наткнулась на настоящую пуму, которая ещё и голодной вдобавок оказалась. К счастью, рядом была Сетра, и она с лёгкостью расправилась с этой огромной дикой кошкой.
   Время неумолимо бежало вперёд, горная местность сменилась голыми лесами, давно сбросившими свою листву. Микаэле достаточно было лишь бросить на верхушки деревьев беглый взгляд, чтобы с изумлением узнать Леса Ворона. Вот она, долина Бейлгар... Её родной дом совершенно не изменился - те же луга, те же деревушки, жавшиеся друг к другу... Но взгляд Микаэлы отыскивал один-единственный привычный вид. И вот, наконец, он показался из-за верхушек гор. Не в силах удержаться, девушка потянула за поводья и направила Сетру вниз. Грифониха незаметно опустилась на землю и взмахнула крыльями, подняв в воздух столп пыли.
   - Подожди меня здесь, - шёпотом попросила Микаэла и, спрыгнув со спины Сетры, стремглав бросилась к видневшимся из-за холма домикам. О, Фаргеш совсем не изменился: кривые избы, с которых свисали снежные шапки, худые коровы, бродившие по деревне в поисках хоть какой-то еды, да пара старых голодных псин, стороживших главные ворота - всё это было для Микаэлы настолько родным, что девушка почувствовала, как глаза начали слезиться, а к горлу подступил комок. Сколько времени прошло? Больше полугода?
   Сначала Микаэла хотела первым делом заглянуть к Ярике, но в последний момент внезапно передумала - до боли знакомый домик показался ей на глаза. Замерев, девушка неуверенно окинула его взглядом и шагнула поближе, чтобы лучше рассмотреть, есть ли кто внутри. Двери дома неожиданно распахнулись, и на пороге показалась темноволосая женщина средних лет. От резкого порыва ветра она зажмурилась и пригладила рукой растрёпанные волосы.
   - Эх, опять чёрти что, а не погода! - пробормотала женщина и удивлённо вздрогнула, услышав треск - Микаэла на всей скорости сиганула в ближайшие кусты, до крови расцарапав себе руки. Так и не заметив девушку, женщина пожала плечами и направилась на задний двор, чтобы поскорее снять сушащееся бельё.
  "Анви! Живая!" - едва ли не сквозь слёзы прошептала Микаэла. Перед ней действительно была Анви. Правой рукой она двигала не так хорошо, как раньше - видимо, тяжёлое ранение всё-таки дало некоторые осложнения. Но в целом женщина выглядела достаточно неплохо.
   Но Микаэле предстояло снова несказанно удивиться - из дома выскочила совершенно другая, посторонняя девушка, которая тут же поспешила на помощь Анви. Когда незнакомка попыталась забрать у женщины часть белья, та недовольно пробормотала:
   - Нариа, иди домой, я сама тут всё уберу.
   Русоволосая девушка, помотав головой, всё-таки забрала часть одежды и быстрым шагом направилась обратно в дом. На пороге её встретил высокий молодой мужчина и, улыбнувшись, поцеловал в лоб. Нариа весело рассмеялась и, поцеловав мужчину в ответ, скрылась за дверью.
   Микаэла сидела в кустах ещё несколько минут, пока Анви не ушла. Лишь оказавшись во дворе совершенно одна, девушка выбралась из укрытия и побрела через деревню. Орман нашёл себе жену... Нет, Микаэла часто об этом думала после того, как покинула деревню. Орман, конечно же, был взрослым мужчиной, да ещё и красавцем в придачу. Но девушка и предположить не могла, что без неё жизнь в Фаргеше действительно наладится...
  "Им, видать, хорошо без меня..." - подумала Микаэла и вздрогнула от неожиданности, когда за спиной её прозвучал голос:
   - Эм... Простите, вы что-то хотели?
   Девушка резко обернулась и побледнела, увидев перед собой Ормана. Он, вероятно, заметил, что она кругами бродила возле их дома, и решил поинтересоваться, в чём дело. Но стоило Микаэле поднять на юношу глаза, и всё волнение как рукой сняло. Он её не узнавал.
   - Ой, а у вас в деревне есть ведьма? - спросила девушка первое, что пришло на ум. Орман, бросив беглый взгляд на деревенскую площадь, коротко кивнул головой.
   - Это вам на другой конец деревни. Домик с оленьими рогами на крыше. Только будьте осторожны - Ярика сегодня не в духе.
   Микаэла отрывисто кивнула головой и хотела было быстрым шагом уйти прочь, как Орман неожиданно вновь окликнул её:
   - А как вас зовут?
   Микаэла удивлённо вскинула брови и, на мгновение растерявшись, пробормотала:
   - Ми...шель. А что?
   - Мишель... - повторил Орман, помрачнев. На мгновение в его глазах промелькнул странный огонёк. Выпрямив спину, мужчина неожиданно улыбнулся и покачал головой:
   - Да нет, ничего. Вы мне просто одного человека напомнили. У вас цвет волос одинаковый, и глаза такие же красивые.
   - Правда? - улыбнулась Микаэла и сделала лёгкий поклон. - Благодарю за комплимент. Чтож, я спешу. Благодарю за помощь.
   Орман кивнул на прощание и быстро скрылся за дверью, после чего Микаэла облегчённо выдохнула. А ведь он почти узнал. Или... Ох, не к добру был тот огонёк в его глазах. Обернувшись, девушка ещё раз посмотрела на дом и вжала голову в плечи, когда увидела в окне силуэт Ормана. Тот определённо следил за ней. Резко отвернувшись, Микаэла быстрым шагом направилась к видневшемуся вдали дому Ярики. Хватит с неё на сегодня, пожалуй, приключений.
   Добравшись до неприметной избушки на самом краю деревни, Микаэла остановилась у порога и неуверенно поднесла руку к двери. Прежде чем девушка постучалась, дверь неожиданно распахнулась, и на пороге показалась высокая девушка с волосами цвета воронова крыла. Ведьмы встретились взглядами, и Ярика, изумлённо раскрыв рот, выдавила:
   - М... Микаэла?
   Девушка, расплывшись в широкой улыбке, кивнула головой. Ярика резко вскрикнула и, бросившись на шею Микаэле, буквально на всю деревню заорала:
   - Чёрт возьми, вернулась! Живая! Да что же ты на пороге-то стоишь, проходи, рассказывай, как и что...
   Микаэла проследовала в дом за Ярикой и невольно улыбнулась - обстановка совсем не изменилась. Тот же лёгкий бардак и несменный страж, восседавший на подоконнике - стервятник. Только теперь Микаэла понимала, почему Ярика, которая терпеть не могла животных, держала у себя эту птицу. Пока черноволосая ведьма готовила чай, девушка осторожно вытащила из сумки свой кинжал и мягко усадила на стол Ранзака. Мышонок тут же бросил на стервятника беглый взгляд и испуганно пискнул.
   - О! - удивлённо выдавила Ярика, ставя чашку с чаем рядом с Микаэлой. - Ранзак, неужели это ты?
   Фамильяр окинул ведьму взглядом и удовлетворённо кивнул.
  "Так значит, ты говорила правду, когда рассказывала, что знакома с этой черноволосой ведьмой?" - спросил Ранзак у Микаэлы. Девушка закатила глаза и приглушённо фыркнула: ещё бы она врала ему!
   - Он всё это время находился у Бейлсара. Старик отдал мне Ранзака, когда мы направлялись в Харбан. Хотя сейчас Ранзак свободен, он служит мне по собственному желанию.
   - Свободен?! - изумлённо прошептала Ярика. - Для этого нужны большие силы... Даже твоя мать не могла освободить его. Да и нужды не было...
  "Эта хитрюга подстроила всё так, чтобы у меня не осталось выбора! Сначала чуть не померла, из-за чего мне пришлось лечить её своими собственными силами, ибо отрезанных волос было не достаточно, а потом вдруг заявила, мол, отпускает меня!" - закричал Ранзак, жалуясь Ярике. Микаэла расплылась в милой улыбке и невиновато захлопала глазками. Ну кто же знал, что в её голове родится такой коварный план!
   - Ладно. Что там на счёт твоих "друзей"? - вкрадчиво спросила Ярика, вероятно, рассчитывая на долгий рассказ о том, какими они оказались плохими. Когда же Микаэла расплылась в улыбке, ведьма почувствовала что-то неладное и невольно поперхнулась чаем.
   - Ну, мы с Кайланом любим друг друга, а Неа, то есть Петух, вообще сказал, что хочет на мне жениться по окончанию войны... Да и Гартэль вёл себя как-то странно, пока... не умер.
   Ярика посмотрела на Микаэлу огромными от изумления глазами и, издав приглушённый стон, схватилась за голову. На лице ведьмы отразились такие эмоции, что не сразу можно было понять, толи она в ярости, толи очень огорчена, толи вообще вот-вот сорвётся на истерический смех.
   - Будь я проклята! - взвыла Ярика, раскачиваясь на стуле взад вперёд. - Как же я могла забыть предупредить тебя! И ты, конечно же, бродила с этой чёртовой аурой, привлекая всех кого ни попадя!
   Микаэла удивлённо вскинула брови, вновь услышав о таинственной ауре. Сначала Кот, теперь и Ярика... Юная ведьма начинала беспокоиться: вдруг она сделала что-то плохое? Вдруг эта аура приносила исключительно вред? А Микаэла не умела ей управлять... Да и кто мог рассказать девушке о том, что она ходит с какой-то аурой, якобы "привлекающей всех кого ни попадя"! Когда Ярика немного успокоилась, она набрала полную грудь воздуха и пробормотала:
   - Эта аура, Микаэла, появляется у всех юных ведьм в возрасте восемнадцати лет. К тому времени ведьмы уже обычно становятся достаточно опытными и сами замечают, как какое-то заклинание тянет из них едва заметное количество сил. Но у обычных ведьм способности ведь пробуждаются в раннем возрасте, а у тебя только полгода назад... Не удивительно, что ты попросту не заметила этой ауры.
   - Да что это за аура-то такая! - с негодованием воскликнула Микаэла. Все эти тайны сводили её с ума, и девушка чувствовала, что если в ближайшем времени она ничего не поймёт, то попросту свихнётся.
   - Хорошо, хорошо! Я говорю, только не кричи, - пробормотала Ярика. - Испокон веков ходили легенды, будто ведьмы привораживали мужчин, и на самом деле это было чистейшей правдой. Мы, ведьмы, черпаем силу из чувств других человек, будь то ненависть или, как ты догадалась, любовь. Заставить человека ненавидеть - дело сложное и нудное, а вот влюбить в себя путём несложного заклинания - раз плюнуть! Эта аура, о которой мы с тобой говорили - яркий тому пример. Ты, сама того не зная, привораживала окружающих мужчин и черпала из них силу. Это довольно хорошее заклинание, если не считать того, что у человека, попавшего под воздействие заклинания, возникает непреодолимое желание защищать тебя ценой собственной жизни. Судя по твоему выражению лица, с тобой такое уже случалось...
   Микаэла сидела бледная, сжимая в руках кружку с чаем. Случалось ли с ней такое? Ха! Да смерть Гартэля была настоящим тому доказательством. Юная ведьма и раньше чувствовала угрызение совести, виня себя в гибели паладина, а теперь ей и вовсе стало дурно. Она приворожила человека, подвергла его опасности и... убила. По-другому Микаэла сказать не могла. Это она убила Гартэля.
   Увидев слёзы на глазах юной ведьмы, Ярика тяжело вздохнула и, притянув её к себе, ласково обняла. Микаэла рыдала, как маленький ребёнок. Ведь ещё совсем недавно она ощущала себя великой, непобедимой, опытной волшебницей! А теперь всё это неожиданно рухнуло. Она жила, не зная, что её аура черпала силы из окружающих мужчин. Нет, после ухода Неа и смерти Гартэля Микаэла заметила, что стала несколько вялее, чем обычно. Но тогда она и не подозревала, что причиной всему было одно простейшее заклинание, которое разрушило жизнь одному человеку, и могло бы разрушить ещё многим другим, если бы не Ярика.
   - Ну, не плачь, - прошептала черноволосая ведьма, гладя Микаэлу по спине. - Теперь ты знаешь об этом, потому мы просто отменим заклинание, и всё станет хорошо. Вот увидишь, как только оно исчезнет, всё встанет на свои места.
   Микаэла, тихо всхлипывая, кивнула головой. Отменить заклинание было несложно, но сразу после этого девушка почувствовала резкий упадок сил. Разумеется, она оборвала последние нити, с помощью которых вытягивала энергию из своих друзей.
   - А я не умру от этого? - испуганно пискнула Микаэла, чувствуя, что силы действительно больше не прибывают из ниоткуда. Ярика удивлённо посмотрела на неё и громко расхохоталась, даже испугав девушку своим смехом.
   - Нет, конечно же! - улыбнулась ведьма. - Просто теперь тебе придётся более обдуманно тратить свои силы. Да и впоследствии, если решишь выйти замуж, сможешь применить это заклинание непосредственно к своему возлюбленному. Думаю, он не будет против делиться с тобой силами, да и от семейных ссор вас это убережёт.
   Микаэла улыбнулась и, утерев последние слёзы, кивнула головой. Солнце на улице медленно поднималось из-за горизонта, и девушка понимала, что ей нужно как можно скорее отправляться в путь. Жаль, что время пролетело так быстро. Поднявшись из-за стола, Микаэла ещё раз глянула на Ярику и неуверенно пробормотала:
   - Там, в Алакосте, будут рады, если ты присоединишься к Союзу...
   Ярика улыбнулась и кивнула головой:
   - Я обязательно подумаю над этим.
   Микаэла улыбнулась ведьме в ответ и, убрав свой кинжал обратно в сумку, быстро попрощалась с Ярикой. С трудом добравшись сквозь темноту до своего грифона, девушка вскочила животному на спину и, в последний раз взглянув на родную деревню, вздохнула. Сетра взмыла под самые облака, и Фаргеш растворился в утреннем тумане так же быстро, как и Алакоста. От него осталась лишь крошечная точечка, которая тоже исчезла спустя мгновение. Микаэла же, выпрямив спину, с уверенностью полетела вперёд. Теперь её больше ничего не тревожила, и на душе стало необычайно спокойно, будто пали прежние оковы...
  25. Дети океанов.
  
   Чудовищный шторм бросал Сетру из стороны в сторону, едва не снося очередной волной, и грифониха с трудом держалась в воздухе, чтобы камнем не рухнуть вниз. Микаэла прижималась к шее животного, пытаясь хоть что-то рассмотреть перед собой. Напрасно - впереди были лишь голодные гребни волн, остервенело бросавшиеся на всё, что оказывалось перед ними. В этом шторме запросто мог погибнуть корабль, не говоря уже о всаднице на грифоне. Но Сетра храбро продолжала сражаться с непогодой, упорно летя вперёд.
   Единственная причина, по которой Микаэла не хотела нанимать корабль - цепь небольших островов, тянувшихся прямо к Бухте Цзи-ран от северного побережья Лесов Ворона. Сетра могла в любой момент опуститься на сушу и отдохнуть, но в этом шторме не было видно ничего, и грифониха летела без передышки уже на протяжении шести часов. Микаэла знала, что грифоны - существа выносливые, но не настолько! Тем более, постоянная борьба с резкими порывами ветра жутко выматывала Сетру, и та едва не падала на обессилевших крыльях.
   - Потерпи ещё немного, прошу! - крикнула Микаэла, заметив впереди один из островов. Чёрт возьми, сколько уже времени прошло с того момента, как они оказались у океана? Микаэла не видела твёрдой земли с лесами и горами уже дня три, не меньше. Лишь крошечные пятачки земли, на которые снова и снова бросались голодные пасти волн. По подсчётам девушки, она уже преодолела больше половины пути между Аскааром и Нефритовыми островами. Новость, конечно, была радостной, но Микаэла не думала, что к следующему утру погода прояснится. А значит, лететь в чудовищный шторм ей предстояло ещё несколько дней.
   Иссиня-чёрное небо было словно сделано из чистого свинца и давило сверху, заставляя испуганно жаться к самому океану. Вокруг не было даже птиц. Да и какому нормальному существу придёт в голову лететь в такую погоду? Ветер бросался вниз вновь и вновь, словно пытаясь соединиться с самим океаном, с его прекрасными и могучими волнами, поднимавшимися вверх метра на два, не меньше.
   Едва Сетра начала спускаться, как налетел нестерпимо холодный вихрь, бросивший грифониху на ближайшие скалы. Животное с трудом уцепилось когтями за выступ, но удар могучей волны уволок её за собой. В одно мгновение Микаэла оказалась в ледяной воде на самом краю гибели - неведомая сила с яростью швырнула её в скалы, и девушка едва не захлебнулась, когда вскрикнула от боли. Отчаянная попытка выбраться... Но только Микаэла ступила на песчаный берег, как новая волна обрушилась на неё сзади и поволокла за собой. Воздух в лёгких стремительно заканчиваться, и сердце в груди девушки заколотилось от страха. Лишь чудом выбравшаяся на берег Сетра смогла найти свою хозяйку и вытащить её из хватки голодных волн.
   Оказавшись на мокром песке, Микаэла облегчённо выдохнула и перевернулась на спину. Холод подкрадывался со всех сторон, и девушка уже не знала, где было лучше - тут, на острове, открытом всем ледяным ветрам, или в тёплом, но бушующем океане. Силы стремительно покидали тело, и Микаэла с трудом заставила себя подняться на ноги. Нужно было отойти от берега в глубь острова на случай, если шторм усилится... Едва не спотыкаясь на заплетающихся ногах, девушка побрела в темноту. Сетра старалась держаться рядом, время от времени придерживая хозяйку своим могучим плечом. Подумать только, как сильно они сблизились за последние несколько дней, проведённые в этой бесконечной бездне океана...
   Холод всё ближе и ближе подбирался к Микаэле, и девушка изо всех сил прижималась к промокшему боку Сетры. Грифониха и сама вздрагивала от малейшего дуновения ветерка. Совершенно одни, посреди разъярённого океана, который словно жаждал новой жертвы... Луна медленно тянулась через свинцовые облака, и ветер остервенело бросался на одно-единственное деревце, росшее посреди островка. Началась гроза, и отчего-то Микаэле стало спокойнее. Она знала, что молния не ударит в то место, где она с Сетрой расположились. Малекса не тронет своих детей...
   К утру небо стало кристально чистым. Открыв глаза, Микаэла не сразу поняла, что проснулось. Над ней был лазурный небосклон. Девушка резко поднялась и тут же заметила, что вокруг уже не было вчерашнего острова. Да и шум океана был как-то далеко, нежели раньше... И что самое главное - Микаэла находилась в каком-то домике.
   Высокие полотки сначала натолкнули её на мысль об эльфах - остроухие были выше ростом, чем люди, да и любили очень высокие дома. Однако окружающий интерьер совершенно эльфам не подходил - во всём помещении была лишь воистину огромная кровать, столик у самой стены, да небольшой светильник. Поднявшись на ноги, Микаэла обошла весь дом, но не нашла ни единого стула или кресла. Столы были, но как же можно было за них сесть?
  "Либо хозяин дома настолько беден, что не может купить себе стулья, либо здесь что-то неладное", - подумала Микаэла, пристально рассматривая висевшую на стене картину.
   Она больше напоминала полотно, и в правой части своей ещё не была доделана - это белое пятно сразу же бросалось в глаза. Сначала девушка не поняла, что изображено на картине, но потом постепенно начала догадываться: из-за гребней волны показывалась змеиная морда, украшенная тремя огромными рогами. Быть может, это и был морской бог? Ну, тот, о котором часто слагали легенды на берегах Аскаара... Микаэла ещё раз пристально всмотрелась в картину и с удивлением заметила изображение...человека? До чего же он выглядел странно: вместо ног - змеиный хвост, а руки...
   Дверь за спиной Микаэлы заскрипела, и девушка, обернувшись, побледнела. На пороге стояло (хотя сложно было назвать это так) существо с картины, ростом около двух метров и предположительно женского пола. Её длинные рыжие волосы были мокрыми и спутанными, а в некоторые пряди были вплетены зеленоватые водоросли и прикреплены крохотные ракушки-заколки. Вместо ног незнакомки был огромный белый змеиный хвост, окачивавшийся чем-то, больше напоминавшем трещотку, которая издавала лёгкий незаметный треск. Из одежды на девушке была длинная рваная юбка, украшенная множеством ремешков, белая рубашка с очень длинными широкими рукавами и белоснежный капюшон, закрывавший спину и волосы. А вот на плечах красовались большие восхитительные наплечники, выполненные в форме огромных колючих раковин.
   Едва взгляды девушек встретились, Микаэла резко отшатнулась назад и закричала во всё горло:
   - Изыди, демон! Зачем ты явилась за мной?!
   Незнакомка, выжав из мокрых волос воду, недовольно пробормотала:
   - То же я могу сказать и о тебе. Если тебя смущает мой хвост, то твои ноги кажутся мне не менее странными.
   Микаэла с сомнением посмотрела на незнакомку и, присев на край кровати, кивнула головой. Хозяйка дома была права... Переведя на неё пристальный взгляд, девушка спросила:
   - Кто ты? Где я?
   - Я нага, Керацу, - улыбнулась незнакомка, раскладывая на столе какие-то вещи. - нашла тебя на Третьем острове. Ещё немного, и ты бы замёрзла до смерти. А сейчас ты в Бухте Цзи-ран, у меня дома.
   - Правда? - обрадовано вскрикнула Микаэла и слегка покраснела, когда Керацу удивлённо на неё посмотрела. Приблизившись к столу, нага достала из небольшого пакета маленький горшочек и протянула его девушке.
   - На, ешь. Это рыбный бульон, не бойся.
   Микаэла неуверенно потянулась к горшочку и, заглянув под крышку, поморщилась. Да уж, выглядело это не вдохновляющее... Взяв в руки ложку, девушка неловко зачерпнула бульон и, попробовав его на вкус, недовольно забормотала. Это было не столь отвратительно, как она ожидала, но всё равно казалось необычно. С трудом заставив себя есть, Микаэла подняла на Керацу взгляд и спросила:
   - А мой грифон? С ним всё хорошо?
   Нага, коротко кивнув головой, неожиданно с лёгкостью придвинула к Микаэле стол и опустилась с другой стороны. Теперь было понятно, почему в доме не было ни единого стула или кресла: Керацу попросту не умела сидеть. Она сворачивала хвост в широкие кольца и опускалась на них.
   - Та зверушка сейчас во дворе, - улыбнулась нага. - Впервые встречаю на острове постороннее существо, которому так сильно бы понравилась наша рыба!
   Микаэла невольно расплылась в улыбке, узнавая Сетру. Да уж, эта грифониха была без ума от рыбы. Несколькими днями ранее Микаэле даже была свидетелем того, как Сетра бесстрашно бросалась за лакомством прямо в бушующий океан, не боясь намочить перья.
   Несколько минут девушки сидели в полной тишине. Микаэла всё это время не сводила глаз с хвоста Керацу, и нага, тяжело вздохнув, протянула ей самый кончик. Ведьма тут же схватила его пальцами и осторожно коснулась чешуи. Ока оказалась гладкой на ощупь и необычайно холодной. Излапав весь хвост, Микаэла перевела взгляд на руки Керацу и изумлённо выдохнула, заметив перепонки между пальцами. Нага расплылась в широкой улыбке и даже показала жабры за заострёнными ушами. Больше всего поражали глаза - они были какого-то особенного цвета морской волны, а зрачок имел прямоугольную форму, как у овец. В конце нага даже показала Микаэле небольшие рожки среди густой копны волос.
   - С ума сойти... - прошептала ведьма, отстраняясь. - Кстати, а как правильно у вас: "ходить" или "ползать"?
   - "Приближаться", - улыбнулась Керацу, поправляя съехавшую на бок ракушку-заколку.
   Пока Микаэла задавала всё новые и новые вопросы, нага расчесала её спутанные волосы и украсила их причудливыми заколками, переливавшимися на свету. Опустошив горшочек с бульоном, ведьма слегка поморщилась и выдавила:
   - А у вас здесь все такие, как ты?
   - Не совсем, - улыбнулась Керацу, облокачиваясь о стол. - Мои предки, например, совсем недавно поселились здесь. Лет так сто восемьдесят назад. Сила водного бога ещё не сильно отразилась на нашем роду, потому мы ещё похожи на людей. Видишь, у меня только хвост, перепонки да жабры. А вот в восточной части острова живут такие, кто уже больше похож на рептилий: они полностью покрыты чешуёй, а вместо волос у женщин - живые змеи! Эти "старожилы", разумеется, недолюбливают нас, тех, кто живёт здесь относительно недавно...
   - Кстати... - пробормотала Микаэла, заметив, что её собеседница свободно говорит на человеческом языке, - разве жители Нефритовых островов не говорят на фелькете?
   - Конечно говорят, - улыбнулась Керацу. - Но мы, те, чьи семьи живут здесь относительно недавно, ещё помним язык... пришельцев с Аскаара.
   Микаэла понимающе кивнула и мимолётом глянула в окно. На улице действительно было тепло, как весной, а у самого подоконника распускались красивые голубые цветы, которых девушка прежде никогда не видела. Но главное, что бросалось в глаза - лазурное небо. Микаэла и поверить не могла, как сильно будет рада его увидеть.
   - Даже предположить не могу: зачем ты здесь? - поинтересовалась Керацу, сдирая с хвоста старую засохшую чешую.
   - А что, разве к вам так редко заглядывают люди? - улыбнулась Микаэла, попытавшись пошутить, но нага неожиданно на полном серьёзе пристально посмотрела на неё.
   - Последний человек был здесь два века назад, и его повесили на главной площади.
   По спине Микаэлы пробежал холодок, и девушке на мгновение стало дурно. Повесили на главной площади? О боги, неужели Анастериан нарочно послал ведьму в такое чудовищное место? Но Керацу неожиданно расплылась в широкой улыбке и рассмеялась:
   - Но тебе-то нечего волноваться. Ты одна, без оружия, и пока не проявляешь к нам агрессии. Но на улице тебе лучше не появляться.
   - Но мне надо встретиться с торговым принцем Небироном! - вскрикнула Микаэла и испуганно вздрогнула, когда Керацу неожиданно зажала ей рот рукой. Не произнеся ни слова, нага оттащила её в дальний конец комнаты и знаком приказала залезть под кровать.
   - Тихо! - шепнула Керацу и быстро обернулась, когда дверь в дом с грохотом распахнулась, едва не слетев с петель. На пороге выросли две фигуры - мужчина и женщина. Первый, как и говорила Керацу, уже несколько больше напоминал какую-то рептилию - руки его покрывали многочисленные шрамы и тонкая, наполовину облетевшая прозрачная чешуя. Волосы имели цвет, больше похожий на красный, нежели на рыжий. И среди них красовались два витых рога, которые так же были покрыты сетью мелких трещин. Вдоль спины тянулся ряд небольших кривых шипов, а у самого копчика начинался огромный красный хвост с чёрным узором. Второй гость, девушка, и вовсе не была похожа на человека - всё её тело покрывала лазурная чешуя, а вместо волос от макушки до основания хвоста тянулся огромный красный отросток, имевший нечто среднее между плавником и парусом. Одна пара рук наги сжимала огромное копьё, вторая мирно покоилась по бокам.
   Заметив гостей, Керацу тут же сжала левую руку в кулак и приложила его к правому плечу. Значит, незнакомцы были какими-то важными персонами...
   - Керацу Сайери, - произнёс мужчина на чистом фелькете, - отвечай: ты видела пришельца с Аскаара?
   - Какого пришельца? - запричитала нага, поправляя на себе одежду. Теперь Керацу заговорила на фелькете, и Микаэла заметила у неё довольно необычный акцент. Она действительно привыкла говорить на человеческом языке?
   Гости ответом хозяйки остались недовольны. Женщина, громко зашипев, стукнула о пол копьём и процедила сквозь зубы:
   - Не ври нам, сестра! Что за существо сейчас дремлет во дворе твоего дома?! Грифон! И притом с седлом. Он не мог прилететь сюда сам.
   - Но он действительно прилетел сам! - прошептала Керацу. - Выхожу я утром, а тут это существо у моего порога... Вот я и подумала: "Что же такое создание делает у нас на островах?". Но дети Малексы действительно иногда залетают к нам. Разве нет, Гоэль?
   Мужчина, к которому обратилась Керацу, недовольно заворчал и отвернулся. Пристально осмотрев комнату наги, он пробормотал сквозь стиснутые зубы:
   - Если обнаружишь поблизости пришельца, обязательно скажи нам. Сайвё, мы уходим. Живо!
   Оба гостя исчезли так же внезапно, как и появились. Керацу позволила Микаэле выбраться из-под кровати и огорчённо посмотрела в окно, словно жалела о том, что ей пришлось соврать. Ведьма осторожно присела на самый край постели и, виновато опустив глаза, прошептала:
   - У тебя из-за меня трудности... Зачем ты меня спрятала? Ничего им не рассказала...
   - Они бы мне всё равно ничего не сделали, - улыбнулась Керацу, оборачиваясь к Микаэле. - Посмотри сюда. Вот, видишь?
   Нага достала из небольшого мешочка чешуйку размером с ладонь. Она переливалась на солнце и, казалось, испускала какой-то таинственный голубоватый свет, от которого исходил странный холод.
   - Это чешуйка потомка Океана! - загадочно прошептала Керацу. - Она досталась мне от верховной жрицы острова со словами, что я - новая посвящённая Аритела!
  "Арител, морской бог!" - пронеслась в голове Микаэлы мимолётная мысль, и девушка, изумлённо выдохнув, бросилась к своим вещам. Слава богам, они были невредимы! Порывшись в своём беспорядке, Микаэла вытащила из неприметной коробочки длинное перо, больше похожее на фазанье, и гордо показала его Керацу. Нага лишь глянула на него и ахнула.
   - Перо Предвестницы бурь... Ты... посвящённая Малексе? О морской бог, так что же ты раньше не сказала! - воскликнула Керацу. - Тогда ты...
   Дверь вновь распахнулась, и на пороге опять показались недавние гости. На лице Гоэля, увидевшего прямо перед собой настоящего человека, отразилось сначала изумление, потом неудержимая ярость. Обнажив меч, наг громко закричал:
   - Керацу, предательница! Если не хочешь оказаться за решёткой, немедленно хватай этого пришельца!
   Микаэла кинула на свою спасительницу испуганный взгляд, но та незаметно подмигнула ей. Кивнув, ведьма бросилась прямо на гостей и, в последний момент выхватив из-за пояса кинжал, полоснула им по воздуху. Сайвё с ужасом отшатнулась назад, подумав, что беглянка собирается её ударить, но Микаэла в ту же секунду обратилась в крохотную пташку и упорхнула через распахнутую дверь.
   Сетра заметила её довольно быстро. Едва грифониха поравнялась с ведьмой, Микаэла приняла обратно человеческий облик и ловко приземлилась на спину своей грифонихи.
  - Лети куда-нибудь к горам! - крикнула девушка сквозь ветер. - Я думаю, эти змеи не очень любят взбираться на такую высоту!
   Издав громкий пронзительный крик, Сетра сложила крылья и стрелой помчалась к видневшимся вдали горам. Беглянок не останавливало ничто: ни сильный ветер, ни погоня, ни странное ощущение, будто кто-то наблюдает за ними с помощью заклинания... Микаэла лишь поёжилась и, накинув на голову капюшон от плаща, прижалась к шее Сетры.
  "Переждём пару дней в горах, а потом уже решим, что делать", - подумала про себя Микаэла и закрыла глаза, наслаждаясь бьющим в лицо ветром. На этом острове действительно было как-то... слишком спокойно. Все прежние тревоги девушки просто испарились, словно их и не было. Ни мыслей о бушующей за морем войне, ни тяжких дум о своём предназначении. Одно лишь спокойствие...
   Когда Сетра добралась до гор, Микаэла уже и не помнила. Приземление было не самым мягким, но девушка, удержавшись в седле, так и осталась спать в нём. Грифониха лишь осторожно опустилась вниз и, разложив крылья на земле, пристально всмотрелась в горизонт.
  26. Старые знакомые?
  
   - Ты точно уверена, что это именно она? - сквозь сон услышала Микаэла знакомый голос.
   - О боги, дорогой, с тобой всё в порядке? Разумеется это она. Слушай, она вообще твоя подруга или моя? - другой голос, на этот раз женский.
   - Моя...
   - Так какого чёрта ты задаёшь мне такие глупые вопросы? Ой... проснулась.
   Микаэла недовольно поморщилась от всех этих криков и, осторожно приподнявшись на руках, открыла глаза. Спина заметно болела - видимо, Сетра всё-таки скинула её с себя, чтобы не мешалась. Тяжело вздохнув, девушка потёрла затёкшую поясницу и устремила взгляд на две неясные фигуры перед собой. Подняла глаза - и обомлела. Нет, перед ней не были наги. Перед ней были те, кого она уж никак не ожидала увидеть!
   - Светлана? Соланар? - изумлённо прошептала Микаэла и, радостно закричав, сгребла в охапку обоих. Эльф недовольно заворчал и принялся отбиваться, чувствуя, что в этих счастливых дружеских объятиях воздух у него вот-вот закончится. Светлана же терпеливо пережидала прилив радости Микаэлы, не забывая брать дыхание в те моменты, когда девушка ослабляла хватку. Наконец выпустив своих жертв, ведьма отпрянула назад и, расплывшись в широкой улыбке, произнесла:
   - Как же я рада вас видеть! И тебя, Сол, особенно. С выздоровлением.
   Соланар недовольно хмыкнул и отвернулся - вероятно, ему было неприятно вспоминать о том, что он проиграл Быку и Коту. Светлана лишь улыбнулась Микаэле в ответ и пихнула своего возлюбленного в бок.
   - Ты выполнила мою просьбу, Микаэла? - спокойно поинтересовалась Змея, и девушка не сразу поняла, о чём идёт речь. Наконец вспомнив о Алейси, ведьма энергично закивала головой и, звонко рассмеявшись, махнула рукой:
   - Да, Алейси в полном порядке! Достал Цаха своими просьбами рассказать о магии и теперь учится у него шаманству.
   Минута гробового молчания. Соланар, буквально вытаращив глаза, с изумлением посмотрел на Микаэлу и, не выдержав, закричал во всё горло:
   - Как шаманству?!
   - А я говорила, что у ребёнка талант, - совершенно спокойно констатировала факт Светлана, рассматривая ногти на наличие царапинок или неровностей. Соланар, вскочив на ноги, принялся ходить из стороны в сторону и едва сдерживал крик.
   - Мой сын - да в шаманы! - причитал он. - Нет, я бы понял, если бы он захотел стать убийцей. Я бы понял, если бы он решил стать магом. Да я бы даже понял, если бы он вздумал пойти по стопам матери и увлечься магией мёртвых! Но шаманство... О боги! Позор той эльфийской крови, что в нём течёт!
   Микаэла тревожно посмотрела на Светлану, но та лишь покачала головой, мол, всё сейчас пройдёт. Ведьма неуверенно глянула на Соланара: тот продолжал нарезать круги по залитой солнцем поляне, во весь голос причитая, что коварный Цах переманил его сына на сторону гномов. Нет, в какой-то степени Сол действительно был прав. Шаманство всегда было уделом гномов - они выросли в большем единении с природой, чем другие существующие расы. Среди людей шаманы тоже встречались, но редко - человеку было больше присуще уничтожать природу, чем прислушиваться к ней. А эльфы считали, что искать единение можно только с лесом. Потому среди остроухих было столько магов, жрецов и друидов. Даже паладинов-эльфов можно было по пальцам сосчитать!
   Но Светлану совершенно не беспокоило то, что её сын вдруг увлёкся шаманством. В нём текла не только эльфийская кровь, но и человеческая, а мать его была тесно связана с миром мёртвых. Разумеется, мальчик с ранних лет был знаком со всякого рода спиритическими сеансами и ритуалами призывов потусторонних сил. Алейси просто выбрал другую дорогу, нежели Светлана.
   - Он ещё в три года сказал, что общаться с духами природы интереснее, чем с иными, - улыбнулась Змея Микаэле. - В этом нет ничего удивительного.
   Через некоторое время Соланар, наконец, успокоился и, смирившись, сел рядом в тени старого дерева. Микаэла продолжила общаться со Светланой, но краем глаза пристально поглядывала в сторону своего друга-эльфа. С первого взгляда казалось, что он совсем не изменился. Но глаза его стали совсем иными, нежели раньше. В них пропал былой огонь безрассудства, и на смену ему пришло что-то нечто большее. Нет, Соланар ни на капельку не стал спокойнее и рассудительнее. Напротив, в его глазах теперь пылало настоящее пламя решительности. Кажется, он теперь знал, за что сражается.
   - Видишь ли, - улыбнулся эльф, рисуя кончиком палки узоры на земле, - раньше я действительно считал, что весь "Зодиак" - враги. Но почему-то выделял из них Светлану. Считал, что она совсем другая. А остальным убийцам "Зодиака" я такого не приписывал... Среди них реально есть те, кого опасаться стоит даже нам. Бык, Дракон, Собака... Они все стали убийцами по своему собственному желанию. Но если мы будем уничтожать их всех, чем мы будем лучше них?
   - К чему ты клонишь? - удивлённо спросила Микаэла и краем глаза посмотрела на узоры, что рисовал Соланар. Он поставил в конце какой-то долгой фразы точку, после чего сломал палку пополам и отбросил в сторону. Тишина. Микаэла смогла отчётливо рассмотреть символы, что теперь складывались в знакомые слова. Иероглифы из фелькета... Ведьма раньше никогда не пробовала писать на этом языке. Она могла запросто произнести любое слово, но до сих пор не знала, как они пишутся. Соланар, заметив сомнение в глазах Микаэлы, улыбнулся и, указав пальцем на символы, тихо прошептал:
   - Но оннес хабен ирро - "Мы все имеем право на ошибку". Другое дело, что не каждый желает её исправлять. И не всякий признаёт, что ошибся. Этот остров действительно меняет взгляды на жизнь... и знаешь, теперь я хочу... помочь им? Хотя бы кому-нибудь. Как ты помогла Кайлану и Неа. За всю свою жизнь я не сделал ничего полезного. Только сидел на шее Бейлсара, да попивал эль в тавернах!
   Микаэла понимающе кивнула головой и вздрогнула, когда Соланар резко стёр написанное на земле. Светлана лишь глухо усмехнулась и, поднявшись на ноги, пристально посмотрела на горизонт.
   - Тебе надо было предупредить нас, что ты собираешься сюда прилететь, - пробормотала женщина. - Мы бы договорились с нагами, и они бы тебя не тронули. Теперь же они будут охотиться за тобой, пока не поймают. А дальше...
   - Что дальше? - спросила Микаэла, заметив, что Светлана явно решила умолчать об этой части её явно не прекрасного будущего на Нефритовом острове. Хмыкнув, некромантка обернулась к девушке и, тыкнув её пальцем в грудь, угрожающе прошептала:
   - Они казнят тебя на главной площади. Для устрашения ради. И даже мы тебе не сможем помочь.
   По спине Микаэлы пробежали мурашки, и девушка, с сомнением посмотрев себе под ноги, вздохнула. Быть казнённой на глазах у всех нагов ей совсем не хотелось. Но как тогда она выполнит своё задание? Если ей нельзя ни на шаг приближаться к Нефритовому замку и торговому принцу? Превратиться в нагу Микаэла не могла - для такого заклинания требовалось много сил, да и о таинственной расе девушка знала совсем чуть-чуть. Светлана явно не собиралась подставлять себя под удар, и Микаэла прекрасно понимала её. Соланар, конечно, хотел бы помочь ей со всем, что только можно, но его сил было недостаточно. Да и ему нужно было восстановиться до конца после того серьёзного ранения, едва не погубившего его. Пробираться одной? Это было чистым самоубийством. Микаэла не отличалась ловкостью, а об её неуклюжести Кайлан довольно часто придумывал различные шутки...
   Поднявшись на ноги, Микаэла коротко кивнула своим друзьям и, не обращая внимания на их удивлённые взгляды, громким свистом подозвала к себе Сетру. Прежде чем девушка сделала шаг к опустившемуся на землю грифону, Светлана поймала её за руку и, нахмурившись, пробормотала:
   - Что ты удумала, Предвестница бурь?
   - Не здесь, - шепнула Микаэла. - Тут я не Предвестница бурь, ни Аш-Малекса, ни ведьма-ворон. Я обычная девушка. Я едва ли знаю, кто такие эти наги, и подействует ли моя магия на них. А Ранзак... он не говорит со мной с того самого дня, как мы покинули Аскаар. Без него я только и могу, что в птиц превращаться.
   На лице Светланы отразилась гримаса недовольства. Отпустив руку Микаэлы, женщина отошла на несколько шагов назад и пристально осмотрела ведьму с головы до ног. Постояла ещё немного, потом, тяжело вздохнув, пробормотала:
   - Действительно не можешь использовать магию?
   Микаэла покачала головой, и Светлана слегка обнажила клыки, отчего по спине ведьмы пробежали мурашки. Порой некромантка была действительно похожа на настоящую змею - того и гляди, неожиданно бросится и отравит каким-нибудь смертельным ядом. Резко развернувшись, Светлана плавно отошла в сторону и, приложив руку к дереву, что-то зашептала. Соланар спокойно наблюдал за своей возлюбленной, совершенно не мешая ей. В конце концов некромантка вновь обернулась к Микаэле. Лицо её абсолютно не выражало никаких эмоций и больше напоминало безжизненную маску. Протянув к юной ведьме руку, Светлана размеренно и певуче произнесла:
   - Твоё задание... Ты должна привлечь на сторону Союза наг. Мне, как Змее, это не может нравится. Ведь получив таких союзников, вы действительно сможете победить "Зодиак". Но несмотря на это я помогу тебе, как помогла тогда. Я уже говорила, что хотела остаться нейтральной в этой войне, но рано или поздно мне пришлось бы принять... решение. Сейчас или потом - особой разницы в этом нет. Мой сын, мой возлюбленный, мой названный брат - я не хочу им врагом. Адриан уже давно перестал быть тем благородным воином, что спасал невинных от гнёта хозяев и господ. Он превратился в безжалостного убийцу, несущего за собой лишь смерть. Наше Тринити распалось, и мне больше нет пути назад. Остался лишь один выбор: стать такой же убийцей, или остановить Адриана. И я выбираю второе. Ах, ты хочешь знать почему? Я скажу тебе: человек, что нас вырастил, Сиул, был элитным убийцей. Он выполнял практически любые задания безукоризненно, за что его и уважали. Но понимаешь, в чём разница между Сиулом и Адрианом? Наш учитель убивал только тех, кого ему заказывали. Он никогда не поднял бы руку на другого человека без особой необходимости. Убийца - это такая же профессия, как мельник, воин, советник. Но то, что делает Адриан - это совсем другое. Если бы нас видел сейчас Сиул... моему стыду не было бы предела. Но у меня был не один учитель. Голос второго слышали только я и Вариан... Наверное, именно потому мы мыслим совсем иначе, нежели Адриан. И я познакомлю тебя со своим вторым учителем, Микаэла. Ты увидишь его своими собственными глазами. Идём.
   Светлана неожиданно схватила Микаэлу за руку, и девушка неловко поспешила за некроманткой. Та неслась вперёд, не разбирая дороги. Её, казалось, не волновало ничего, что происходило вокруг. Соланар, пользуясь своей врождённой ловкостью, довольно легко пробирался сквозь густые заросли следом за ними. В этой спешке Микаэла запросто могла почувствовать стук собственного сердца - оно едва не вырывалось из груди и с каждым шагом в неизвестность лишь билось сильнее. Один пейзаж сменялся другим, тропинка всё выше уходила в гору, и довольно скоро Микаэла стала ощущать странную силу, витавшую в воздухе. Казалось, даже спящий Ранзак начинал постепенно просыпаться.
   Лес резко исчез, и путники вылетели на открытую местность. Запрокинув голову, Микаэла с удивлением увидела на самой вершине горы огромную статую дракона, очень похожую на изображение морского ящера с картины в доме Керацу. В высоту она была около десяти метров и сделана из какого-то странного зеленоватого материала...
   - Она что, нефритовая? - изумлённо прошептала Микаэла, пытаясь представить, сколько потребовалось нефрита на создание этой статуи. Но Светлана, продолжая идти вперёд, расплылась в улыбке и покачала головой:
   - Отчасти. Видишь ли, для каждой чешуйки использовался отдельный камень, но у драконов чешуя не всегда однородная. По большей степени статуя действительно сделана из нефрита, но местами был использован голубой топаз. Признаться честно, у нагов прекрасно получилось отразить окрас шкуры того, кого они пытались изобразить в статуе!
   Микаэла снова бросила на нефритового дракона беглый взгляд и поспешила подняться за Светланой по полуразрушенным ступенькам. Видимо, здесь редко кто бывал, потому что до статуи было очень, очень сложно добраться! Каменная лестница, тоже выполненная из чистого нефрита, местами уже обвалилась, а оставшиеся плиты покрывала сеть различных по размеру трещин. Сама же статуя на удивление была чиста и нетронута временем.
   - Ты слышала легенду, что после смерти драконы переносятся в созданные для них статуи? - спросила Светлана сквозь тяжёлое дыхание. Взбираться по сотням ступенек было весьма трудно. Микаэла, удивлённо посмотрев на некромантку, покачала головой, и женщина поспешила пояснить:
   - Ну, ходят слухи, что дух дракона бессмертен, и после смерти одного из его тел, он переносится в заранее подготовленное вместилище. Раньше из-за ограниченного количества материалов построить такую статую было просто невозможно, потому драконы переселялись в различные предметы - начиная от обычных перстней и заканчивая мечами, которые становились фамильным оружием какого-нибудь рода. Зародыши в драконьих яйцах, как правило, живые, но бывают случаи, когда некоторые из них оказываются мёртвыми. Но это не означает какое-нибудь горе, нет! Напротив, в такие тела переселяются духи старых драконов, и они перерождаются в новом юном обличие и могут жить ещё целые сотни лет. Но раньше из-за недолговечности перстней и мечей, которые имели свойство ломаться, драконам приходилось переселяться в первое же попавшееся тело, чтобы случайно не умереть вместе со своим вместилищем. Теперь же, благодаря этим статуям, драконы могут целые тысячелетия ждать подходящее тело, чтобы переродиться и не потерять былого могущества. Хоть большинство драконов и умерли, пока стоят эти статуи, драконий род не прервётся.
   - Хочешь сказать, в Аскааре ещё живы два десятка драконов? - удивлённо спросила Микаэла, вспоминая, что видела на родине около двадцати подобных статуй. Они не были столь же огромными и прекрасными. Какие-то стояли у храмов, одна хранилась прямо посреди главной площади Алакосты...
   - Именно! - улыбнулась Светлана и неожиданно остановилась. - Но статуя этого дракона - одна из немногих, заслуживающих внимания. Потому что в ней покоится дух моего последнего учителя, Цуй-лэня!
   Микаэла изумлённо выдохнула и запрокинула голову, чтобы рассмотреть статую во всём величии. Дракон был изображён спящим, обернувшимся вокруг большого холма из обыкновенного камня. На морде и шее чешуйки были маленькими и полностью сделанными из нефрита. На спине же чешуя становилась больше, и некоторые пластины были изготовлены из голубого топаза. От этого складывалось ощущение, будто на драконе застыли капли дождя, мерцавшие на солнце. Могучие крылья, в длину превышавшие размеры тела, мирно покоились рядом, сложенные у самой спины. Вдоль всего хребта тянулись кривые шипы, а два рога на голове больше напоминали огромные ветви. Под ними были едва заметные заострённые как у эльфов уши.
   Светлана шагнула к статуе и осторожно коснулась её подножия кончиками пальцев. В высоту это сооружение было метров пять, не меньше!
   - Учитель, прошу, отзовитесь! - прошептала Светлана, запрокинув голову. Ответом ей был лишь резкий порыв ветра и последующая гробовая тишина. Слегка отступив на шаг, некромантка вновь позвала, и ей опять никто не ответил.
   - Может, мы что-то делаем не так? - шёпотом спросил Соланар, но Светлана знаком заставила его замолчать. Вновь приблизившись к статуе, некромантка коснулась её обеими ладонями и неожиданно во весь голос закричала:
   - Просыпайся, Цуй-лэнь! Нам нужен твой совет! Сегодня я не одна, со мной Аш-Малекса! Предвестница бурь!
   Секундная тишина - и поляна вдруг содрогнулась от оглушительного треска. Статуя задрожала, и глаза спящего дракона неожиданно раскрылись. Эти два горящих янтаря Микаэла запомнила до конца своей жизни - они медленно пришли в движение, окинули поляну долгим взглядом и остановились на юной ведьме, пристально рассматривая её.
  "Ах, так ты - та девочка, что спасла жизнь одному из моих учеников?" - прозвучал в голове Микаэлы голос, который едва не оглушил её. Казалось, этот звук шёл откуда-то изнутри, распространяясь по всему сознанию неумолимой волной. Испуганно осмотревшись по сторонам, Микаэла, наконец, устремила взгляд на статую и, набравшись храбрости, громко крикнула:
   - Да, господин дракон, это я! Моё имя...
  "Мне известно твоё имя, дитя, - прервал её дракон, - а так же то, зачем ты пришла на этот остров".
   Микаэла, удивлённо посмотрев на статую, отрывисто кивнула головой и снова крикнула:
   - Тогда вы поможете мне? Я хочу остановить войну против "Зодиака"...
  "А как именно ты хочешь её остановить? - произнёс Цуй-лэнь, и в голосе его прозвучало что-то странное. - Есть много способов это сделать: уничтожить каждого, кто будет оказывать сопротивление, наслаждаясь видом вражеской крови; казнить на глазах у всего Союза, чтобы никому больше не хотелось повторять ошибок этих несчастных; или, что тоже можно считать за вариант, прекратить всё более гуманным способом. Неужто ты никогда не задумывалась, каким путём идёшь ты?"
   Микаэла с сомнением посмотрела на свои руки, будто это могло помочь ей сделать выбор. Действительно, а каким путём она шла? Вопрос дракона поставил её в тупик, но древний ящер не стал настаивать на скорый ответ.
  "Просто подумай над этим, - заметил он. - Тебе была нужна моя помощь? В чём именно, дитя?"
   - Как только я покинула Аскаар, моя магия перестала действовать - прошептала Микаэла, показывая статуе ладони. - Почему это могло произойти? Может, я что-то делаю не так?
   Ответом ей был приглушённый смех, больше похожий на кашель. Прикрыв глаза, дракон с улыбкой прошептал:
  "Ну разумеется, дитя! Этот остров сам по себе создан из магии. Здесь каждый говорит на фелькете, и этим древним языком пропитан сам воздух. Как бы ты не пыталась произнести заклинания, они не будут действовать. Это, можно сказать, защитные чары этого острова против неопытных магов. Ну-ка, попробуй произнести заклинание, используя исключительно свой родной язык, и поймёшь, какую власть он приобретает здесь".
   Юная ведьма удивлённо посмотрела на дракона и, отойдя на шаг назад, осторожно провела рукой по воздуху.
   - Появись, пламя! - шепнула Микаэла, и на её ладони возник крохотный огонёк. С изумлением посмотрев на него, девушка подняла на Цуй-лэня непонимающий взгляд и нахмурилась:
   - Почему так?
  "Этот остров основали не наги, а люди, - улыбнулся дракон, - и именно их маги первыми выстроили преграду между Бухтой Цзи-ран и Аскааром. Тот шторм, в который ты попала - самая настоящая магия. Нефритовый остров - это словно перевёрнутый Аскаар. Здесь многие вещи кажутся для вас совершенно необычными и странными. Наги ненавидят вовсе не всех пришельцев с Аскаара, а только тех, кто может пользоваться магией, ведь такие в этих местах получают невиданную силу".
   - Но почему Ранзак спит и больше не отвечает мне? - с сомнением спросила Микаэла, показывая Цуй-лэню ритуальный кинжал. Дракон, раскрыв глаза, тихо прошептал:
  "Всем в этом мире нужен сон, в том числе и фамильярам. Твой друг просто очень сильно утомился. Здесь, на Нефритовых островах, его энергия тратится быстрее. Вот увидишь, как только вы вернётесь на свою родину, он проснётся".
   Микаэла расплылась в широкой улыбке и хотела было поблагодарить дракона, как вдруг заметила, что Светлана заметно напряглась. Цуй-лэнь тоже замолчал, и из его каменных ноздрей вырвался чёрный клубящийся дым. Среди этой тишины Микаэла чувствовала себя неуютно, как будто происходило что-то плохое, а она не знала что. Наконец, Светлана резко обернулась к Цуй-лэню и громко воскликнула:
   - Что-то случилось с Аш-Арител?
   Дракон, выпустив новый клубок дыма, недовольно пробормотал:
  "Кажется, да. Я чувствую, что она просит своего бога о помощи... Но Арител сейчас слишком далеко от этих мест. Он не спасёт свою посвящённую".
   Микаэла, неожиданно поняв, о чём идёт речь, резко обернулась к Цуй-лэню и закричала:
   - Что с Керацу? Они... они схватили её? Из-за меня, так? Чёрт возьми, я же действительно подставила её под удар... Не следовало мне бежать оттуда!
   Юная ведьма была просто вне себя от ярости. Теперь наги схватили Керацу и, скорее всего, казнят её за то, что она спрятала у себя в доме пришельца с Аскаара. Микаэла не могла допустить такого, но заявиться к Небирону с требованием отпустить пленницу... Нет, это всё равно было слишком опасно, даже если учесть, что магия вновь была подвластна девушке.
  "Ну, у тебя есть шанс всё исправить, - улыбнулся Цуй-лэнь. - Я не могу сдвинуться с этого места, моё время ещё не пришло. Я связал себя клятвой, что покину остров только в том случае, если над Аскаром нависнет тень... чего-то ужасного. А пока этого не случилось, я не смею нарушать своих обещаний. Но моя ученица, Светлана, поможет тебе. Не так ли, девочка моя?"
   Светлана бросила в сторону Соланара сомневающийся взгляд и, коротко кивнув, произнесла:
   - Разумеется, учитель. Эти наги пожалеют, что посмели тронуть посвящённую Аритела. Керацу, как ни как, и моя подруга тоже.
   Не дав Микаэле даже поблагодарить Цуй-лэня, Светлана схватила её за руку и вновь куда-то потащила, на этот раз прочь от вершины горы. Соланар тут же последовал за ними и на ходу принялся рассказывать:
   - Скорее всего, они схватили Керацу за то, что она спрятала у себя Микаэлу. За это следует немедленная казнь, и они не остановятся, даже зная, что убивают посвящённую. Если мы хотим успеть прежде, чем Керацу казнят, нам нужно идти сразу же в Нефритовый замок. Но как мы проберёмся через весь остров... Замок Небирона - самое защищённое в Бухте Цзи-ран место! В него и в мирное время не так-то просто пробраться, не говоря уже о том, что в городе сейчас объявлена тревога. И всё из-за твоего внезапного появления!
   Микаэла, сделав ещё несколько шагов, резко остановилась и, расплывшись в широкой улыбке, запрокинула голову.
   - Нет, мы доберёмся. Я знаю один способ, - девушка указала на чернеющее небо. Приближалась знатная гроза, и Микаэла уже видела, как наги спешили укрыться по домам. Значит, им не нравились гром и молнии? Чтож, это могло сыграть на руку, особенно ей, посвящённой богине войны и гроз.
   Тучи, больше похожие на огромных чёрных драконов, слетались со всех сторон и собирались в огромную кучу, готовую вот-вот разразиться настоящим ливнем. Ветер изо всех сил бросался на крыши домов, едва не сдирая черепицу, и вот в небо неожиданно улетели обрывки чьей-то одежды, что плохо была прикреплена к бельевой верёвке. Действительно, знатная гроза приближалась к острову... Микаэла, распрямив спину, с улыбкой посмотрела на эти свинцовые тучи, которые тянулись к ней, как маленькие дети.
   - Сегодня будет славный шторм! - хмыкнула девушка и бесстрашно шагнула вперёд.
  
  27. Нефритовый замок.
  
   Молния, стрелой сорвавшаяся с неба, резко ударила в высокий шпиль Нефритового замка, и оглушительный треск разнёсся по округе. Огромная тень накрыла главную площадь, пугая собравшихся на ней нагов. Распахнув широкие крылья, гигантская птица, которую молнии, казалось, обходили стороной, пронеслась над замком и издала громкий душераздирающий вопль. Это ещё больше испугало наг, и они, побросав своё оружие, кинулись искать укрытия.
  "Им не нравятся грозы?" - удивлённо спросила Микаэла у сидевших на её спине Светланы и Соланара. Солу очень не нравился такой метод путешествия - он испуганно хватался за перья, боясь рухнуть с такой высоты. Микаэла не сильно волновалась по этому поводу: даже если бы остроухий упал с её спины, ведьма запросто бы поймала его когтями ещё в воздухе. Светлана же, кажется, привыкла к такому. Вероятно, Дракон не раз возил её на своей спине, потому женщина уже не страшилась бившего в лицо ветра и чудовищной высоты. А здания внизу действительно казались такими крохотными, что самой Микаэле иногда становилось страшно...
   - Я бы сказала, им не нравятся большие птицы! - сквозь грохот грома прокричала некромантка. - К грозам они привыкли - море довольно часто штормит. А вот настоящую птицу Рух они видят впервые!
   - Не удивлюсь, если они тебя за саму Малексу приняли! - усмехнулся Соланар, перебираясь ближе к плечам Микаэлы. Девушка лишь приглушённо хмыкнула в ответ и, сложив крылья, стрелой понеслась вниз. Лучники на башнях сначала растерялись, не зная, как поступить: стрелять или бежать, как все остальные? Но когда огромная тень накрыла и их, они неожиданно приняли не самое приятное для нападающих решение - вскинули луки и стали прицеливаться.
   - Мишка, они стреляют! - закричал Соланар, хватаясь за перья на плечах ведьмы. Микаэла, издав недовольный рык, резко свернула в сторону, уходя от залпа стрел. Они прошли буквально в нескольких сантиметрах от её крыльев, и девушка могла бы поспорить, что отчётливо почувствовала свист ветра за ними.
   На башнях снова блеснули наконечники стрел, и Микаэла в одно мгновение поняла: нужно как можно скорее снижаться, пока не стало совсем поздно. Опередив новый залп буквально на несколько секунд, ведьма резко сложила крылья и камнем понеслась вниз, на главную площадь, где всё ещё суетились наги. Как только лапы Микаэлы коснулись земли, эти змееподобные создания резко замолчали и устремили на неё свои взгляды, словно пытались предугадать, что случится потом.
   Ловко скатившись со спины Микаэлы, Светлана вытащила из-за спины огромный белый посох и указала им на ближайшего нага. Он, испуганно отшатнувшись назад, выставил одну пару рук и тут же поспешил сдаться, как будто это могло уберечь его от гнева некромантки.
   - Где Керацу? Чёрт возьми, которая нефритовая жрица! Не ври, что не знаешь о посвящённой своего же бога!
   Наг дрожащими руками указал на здание замка и вскрикнул, когда Микаэла резко приняла человеческий облик. Совершенно проигнорировав ящера, девушка спокойно прошла мимо него и остановилась у огромных деревянных дверей, на которых был изображён зелёный дракон, свернувшийся кольцом.
   - Цуй-лэнь? - мимолётом спросила Микаэла у Светланы, пока пыталась найти вход в замок. Некромантка коротко кивнула и бросила через плечо:
   - Они почитают его, как сына Аритела. Конечно, если бы он отправился с нами, эти наги бы даже сами перед нами открыли свои двери. Эй, есть какие-нибудь предложения, как проникнуть в замок?
   - Вы, жалкие люди, никогда не откроете эти двери, - усмехнулась одна из наг, сложив руки на груди. Всем своим видом она показывала, что совершенно не боится ни Светланы, ни Микаэлы, но стоило ведьме обернуться и устремить на неё свой гневный взгляд, как рептилия тут же попятилась назад. Пристально осмотрев каждого собравшегося, Микаэла повернулась к ним и воскликнула:
   - Я не собираюсь причинять вред ни одному из вас! Одна нага спасла меня, и теперь я не могу оставить её в беде. Потому что у нас, людей, такие законы: если кто-то помог тебе, ты обязан потом отплатить ему тем же. Но если вы будете мешать нам, мне придётся применить силу, а я этого о-очень сильно не хочу!
   - Она Аш-Малекса! - крикнула Светлана, указывая на Микаэлу, и это подействовало сильнее, чем речи ведьмы. Недовольно заворчав, девушка закатила глаза и посмотрела на некромантку, но та лишь невинно улыбнулась, как ни в чём ни бывало. Наги заметно засуетились и, разбежавшись в разные стороны, поспешили помочь отворить огромные двери. Едва появилась крохотная щель, как по главной площади тут же разнёсся гневный рык, уже знакомый Микаэле.
   - Остановись, чужак! - разъярённо воскликнул Гоэль, обнажая свои мечи. - Если ты откроешь двери в замок своими грязными руками, это принесёт беды нашему народу. У тебя последний шанс убраться прочь с нашего острова! Я считаю до трёх, и если на счёт "три" ты всё ещё будешь здесь - пеняй на себя!
   Микаэла попятилась назад, осознавая, что наг действительно говорил на полном серьёзе. Его спутница, четырёхрукая воительница, которую, кажется, звали Сайрё, гневно сверкнула глазами и направила на Светлану своё копьё. Ситуация была не самая приятная. Да и кому бы понравилось сражаться с самыми настоящими нагами! По слухам, одно такое чудовище могло запросто расправиться с человеком, как с маленьким ребёнком!
   На мгновение Микаэла почувствовала, что в её сердце зарождается капля сомнения. Гоэль пристально смотрел ей в глаза, и от этого холодного взгляда тело бросало в дрожь. А если эта двухметровая машина для убийства вдруг нападёт? Микаэла прекрасно понимала, что не протянет в бою и нескольких секунд. Один взмах огромного меча - и её голова полетит с плеч прямо на пустынную городскую площадь. Но ливень, барабанивший по крышам домов, что-то говорил, и Микаэла с удивлением понимала эти слова. "Бороться, идти вперёд и не сдаваться" - это был девиз Малексы. И девушка, набрав полную грудь воздуха, обернулась к Гоэлю. Наг только-только заканчивал свой отсчёт, но остановился, поняв, что Микаэла всё равно не уйдёт.
   - Значит, вот как... - пробормотал Гоэль и отдалился на некоторое расстояние. - Чтож, тогда я не могу предложить тебе ничего другого, кроме как сражаться. Защищайся, человек!
   Сайрё решила выбрать себе жертву, как она думала, попроще. Обернувшись к Соланару, нага оскалилась в самодовольной усмешке и взмахнула длинным копьём. Не произнеся ни звука, эльф выхватил свои мечи и бросился в атаку, разрезая воздух острыми лезвиями. Светлана отступила на шаг и спряталась в тени, выжидая. Она не была готова сражаться прямо сейчас, но решила, что вступит в бой, когда это будет необходимо.
   Атака Гоэля была стремительной и неожиданной, и Микаэлу спасло лишь то, что она умела обращаться в птицу - резко метнувшись вперёд, девушка избежала острого лезвия меча и вновь приняла человеческий облик. Ведьма рассчитывала, что из-за такого огромного хвоста нагу придётся долго разворачиваться, но всё вышло совсем не так, как она ожидала - Гоэль просто повернул корпус, и верхняя часть его тела оказалась по одну сторону, а хвост по другую. Взмахнув огромным мечом, наг ударил им и усмехнулся, когда лезвие задело плечо Микаэлы. Девушка отскочила назад и стиснула рану пальцами. Ещё немного, и она однозначно лишилась бы руки!
   - Пылай! - крикнула ведьма и указала на землю у самого хвоста Гоэля. Пламя на мгновение вспыхнуло, но тут же потухло, и Микаэла разочарованно выдохнула. Надо же было забыть, что вовсю бушевал ливень!
   Гоэль расплылся в широкой улыбке, больше напоминавшей оскал, и вновь размахнулся, чтобы нанести новый удар. Микаэла бросилась в сторону и, выхватив кинжал, попыталась отразить выпад. Два лезвия резко столкнулись, и ведьма, заскрипев зубами, почувствовала, что её ноги скользят по мокрой земле. Зарычав, Микаэла резко сделала выпад и отбила меч противника в сторону. Гоэль на мгновение опешил, не ожидая такого сопротивления. Ещё один шаг - и нагу пришлось отступить. Удивлённо вскинув брови, Микаэла расплылась в широкой улыбке. Так неужели эти громадины не могут нормально сражаться, когда враг находится у них под самым носом?
   Усмехнувшись, девушка резко бросилась вперёд и ударила плечом в грудь Гоэля. Наг попытался удержать равновесие, но не смог и медленно рухнул на спину. Пока он делал тщетные попытки подняться, Микаэла кинулась к Соланару и, поймав удачный момент, прыгнула на спину Сайрё. Нага испуганно закрутилась, пытаясь отбиться от своего врага, но девушка крепко держалась за её шею, не смотря на то, что воительница довольно сильно бросала её из стороны в сторону.
   - В грудь! Бей в грудь! - крикнула Микаэла, едва не слетев на землю. Соланар, кивнув, сделал неожиданный рывок вперёд и изо всех сил ударил Сайрё плечом в грудь. Из-за тяжёлого груза на спине наге удержать равновесие оказалось ещё сложнее, чем Гоэлю, и она рухнула назад, едва не придавив Микаэлу. Сол в последний момент схватил девушку за руку и вытянул из-под Сайрё. Тяжело дыша, они оба посмотрели на своих поверженных противников и, переглянувшись, бросились к почти раскрытым дверям.
   - Давай, толкни их ещё немного! - крикнула Микаэла, пытаясь помочь Соланару своими силами. Светлана довольно быстро пришла в себя и поспешила им на помощь, толкая тяжёлую деревянную дверь. Наконец, они сдвинули её на достаточное расстояние, чтобы пробраться внутрь. Не медля ни секунды, Микаэла бросилась в замок и снова почувствовала, словно за ней кто-то следит. Кто-то могущественный.
  "Должно быть, этот противник будет намного опаснее Гоэля и Сайрё", - подумала Микаэла, несясь через длинный пустынный коридор. Внутри замка не было никаких слуг, и девушка уже начинала волноваться: а туда ли они вообще пришли? Остановившись на одном из перекрёстков, ведьма осмотрелась по сторонам и нахмурилась.
   - Куда теперь? - спросила Светлана сквозь тяжёлое дыхание. Микаэла, пристально посмотрев на каждый из коридоров, молча указала на центральный и бросилась вперёд. Соланар только издал недовольное ворчание и поспешил следом, стараясь не отставать от девушек ни на шаг.
   Коридор сменился другим, а за ним ещё одним... Микаэла уже не знала, как долго они бежали и сколько пути уже преодолели. Судя по звукам, за ними велась погоня. Останавливаться было нельзя, но и продолжать бездумно нестись неизвестно куда тоже не следовало. Резко затормозив, Микаэла обернулась к Светлане и спросила, едва не переходя на крик:
   - Ты же некромант, так? Ты должна чувствовать энергию живых существ. Можешь найти Небирона?
   Светлана, на мгновение задумавшись, нахмурилась и осмотрелась по сторонам. Кажется, подобная идея ей в голову до этого не приходила. Понадеявшись, что погоня приблизится ещё не скоро, женщина прикоснулась к холодным стенам замка и закрыла свои глаза. Тишина. Микаэла слышала стук собственного сердца. Сколько ещё ждать? Время будто замедлилось, и каждая секунда казалась целой вечностью. Наконец, Светлана открыла веки, и ведьма с удивлением заметила, как её глаза на мгновение стали ярко-зелёными, почти нефритовыми. Но этот странный огонёк пропал и вернул привычный цвет радужки - нежно-лазурный.
   - За мной, - спокойно произнесла некромантка и побежала куда-то в сторону. Пронесясь ещё через два-три коридора, они, наконец, оказались перед ещё одними огромными дверьми. На этот раз Микаэла долго не думала и, выйдя вперёд, коснулась их своими ладонями.
   - Отойдите назад, - предупредила девушка спутников и прикрыла глаза. А произносить заклинания на родном языке было, на удивление, сложнее, чем на фелькете. Слова просто вылетали из головы Микаэлы, и юная ведьма тщетно пыталась собрать их в единое целое. Когда же ей это, наконец, удалось, девушка осторожно надавила на дверь и прошептала:
   - Сдвинься!
   Оглушительный скрип пронёсся по замку, заставляя вздрогнуть всех, кто в нём присутствовал. Тяжёлые двери медленно отворились, и Микаэла уверенно нырнула в столп ослепительного света, вырвавшегося из огромного залитого солнцем зала.
   Он был воистину велик. Залов таких размеров девушка не видела даже в Аскааре, хотя эльфы и гномы любили украсить подобным свои прекрасные дворцы. В длину он, наверное, был метров сто, не меньше. В ширину же оказался намного уже - всего двадцать шагов от стены до стены. Но даже несмотря на это атмосфера в зале действительно была пугающей - неведомая сила давила на любого, кто осмеливался сделать хоть шаг к нефритовому трону в самом конце помещения. В отличие от тронного зала в Алакосте здесь было довольно много окон, а по бокам, у самых стен, тянулись небольшие туннели, заполненные водой.
   Едва Микаэла со спутниками оказалась в зале, на другом конце началось заметное оживление. С огромного нефритового трона резко поднялась фигура, ростом едва ли превышавшая Микаэлу. Это был юноша, которому на вид можно было дать лет семнадцать-восемнадцать. У него были длинные заплетённые в косу чёрные волосы, сквозь которые хорошо были видны два крупных загнутых вниз рога. Заострённые уши, глаза с кошачьими зрачками, чешуя на руках - всё это делало его мало чем похожим на человека. Когда юноша поднялся на ноги, Микаэла даже заметила длинный чешуйчатый хвост, который раскачивался из стороны в сторону, как у недовольного кота.
   Едва юноша поднялся с трона, в зал тут же ворвались Гоэль и Сайрё. Увидев, что Микаэла и её спутники уже были внутри, первый наг издал разочарованный стон и прошептал:
   - Что же вы наделали? Неужели вы не могли просто убраться с острова? Вам обязательно нужно было тревожить господина?!
   Микаэла бросила на юношу у трона беглый взгляд и охнула, догадавшись, что перед ней стоял торговый принц. Небирон расплылся в широкой улыбке и, покачав головой, произнёс на фелькете:
   - Нет, не стоит так удивляться, человек. Хоть я и выгляжу не так, как ты себе представляла, сил у меня от этого не убавляется. Зачем ты ворвалась в мой зал и нарушила мой покой, женщина?
   Микаэла, слегка задрожав, вежливо поклонилась перед торговым принцем и, не поднимая головы, прошептала:
   - Меня прислал Анастериан Белый Рыцарь, король Аскаара.
   Гоэль и Сайрё издали звук, больше похожий на удивлённый свист. Небирон бросил в их сторону гневный взгляд и, махнув рукой, воскликнул:
   - И как вы, бесполезные рептилии, посмели задерживать столь важного человека? Её прислал сам правитель Аскаара! Вы понимаете, что могли сейчас подставить под угрозу все наши дипломатические отношения с Союзом?!
   - Простите, Ваше Величество, - пробормотал Гоэль, кланяясь торговому принцу. - Просто нам никто ничего не доложил, а по законам людям с того континента нельзя находиться на Нефритовом острове. Они ведь...
   Небирон снова бросил гневный взгляд на нага, и тот мгновенно замолчал. Вздохнув, принц жестом указал на стоявшие посреди зала кресла и предложил Микаэле и её спутникам сесть. Не смея отказаться, девушка поспешила занять одно из мест и, сложив руки на груди, пристально посмотрела на Небирона. Торговый принц спокойно обошёл своих стражей стороной и сел напротив Микаэлы, чтобы лучше видеть её лицо. Улыбнувшись, юноша произнёс:
   - То, что твои слуги по большей части являются нагами несколько затруднительно - очень сложно достать хорошие кресла. Их здесь никто не делает. Так зачем же король Аскаара послал к нам столь хрупкое человеческое создание? И почему Светлана вдруг решила выступить против нас, вместе со своим спутником атаковав замок?
   Микаэла бросила мимолётный взгляд на Змею, но та покачала головой, явно предлагая ведьме начать свой рассказ первой. Тяжело вздохнув, девушка обернулась к Небирону и на мгновение задумалась. А с чего начать? Сразу рассказывать о том, что Анастериан предлагает союз - неправильно. Небирону вряд ли было известно о том, что творилось в Аскааре. Решив сначала рассказать о "Зодиаке" и Союзе, Микаэла спокойно начала, выговаривая каждый звук. Подбирать на фелькете нужные слова оказалось намного сложнее, чем она ожидала.
   - Аскаар сейчас охвачен войной, Ваше Величество, - произнесла девушка. - Союз и "Зодиак" сражаются вот уже восемь лет и всё никак не могут решить, кто же из них прав. "Зодиак", как вам уже должно быть известно - гильдия убийц, которая вдруг провозгласила, будто бы Союз угнетает жителей Аскаара, и что нынешнюю власть необходимо свергнуть. Мы бы справились и сами, но кто-то снабжает "Зодиак" войсками, и эта война уже затянулась слишком долго. Если вы нам поможете, то нам бы, пожалуй, удалось завершить это бессмысленное кровопролитие...
   - А какой нам толк от вашего предложения? - спросил Небирон, облокачиваясь о кресло. - Мы не участвуем в вашей войне, и не интересуемся ни одной из сторон. Почему мои подданные вдруг должны сорваться с родных земель и отправиться воевать на континент в вашей войне? В гражданской войне вашей страны!
   Микаэла замешкалась, не зная, что ответить. Небирону так просто удалось поставить её в тупик! И девушка не находила нужных слов, чтобы выразить свою точку зрения. Зачем нагам сражаться против "Зодиака"? Зачем?! Но тут к разговору подключилась Светлана, и всё, кажется, более-менее пошло на лад.
   - Вы спрашиваете, почему? - удивлённо вскинула брови некромантка. - Я вам скажу: если "Зодиак" выиграет в этой войне, он положит глаз и на ваши земли. Потому что Дракон уже давно перестал быть тем, кем он был раньше. Теперь он желает лишь власти. Сила свела его с ума. Он уже разрушает нашу страну, и скоро примется за вас. Уж лучше вам поскорее принять решение - встать на сторону Союза или остаться здесь и ждать, когда же смерть придёт и за вами.
   Слова Светланы, кажется, произвели впечатление не только на Небирона - ожидавшие в стороне Гоэль и Сайрё заметно занервничали. Но торговый принц остался невозмутим и, поднявшись с кресла, усмехнулся:
   - Но если я стану союзником "Зодиаку", мой народ избежит такой участи, не так ли? Ничего личного, женщина. Просто ты не первая, кто приходит ко мне с похожей просьбой. И раз передо мной теперь стоит выбор... Эй, человек со светлыми волосами, выходи!
   Микаэла удивилась и проследила за взглядом Небирона. Мгновение - и девушка побледнела, узнавая фигуру, что показалась в другом конце зала. Марк, пожалуй, совсем не успел измениться за неделю, прошедшую с последней их встречи. Может быть, только цвет лица стал более-менее здоровым, чем раньше. Одет юноша был в то же, в чём и сбежал - вероятно, у наг не было подходящей для людей одежды. Да Марка это и не сильно тревожило. Стоило ему заметить на себе испуганный взгляд Микаэлы, и убийца тут же расплылся в широкой улыбке.
   - Действительно, ничего личного, Аш-Малекса, - хмыкнул он. - Если я добуду Дракону таких союзников, он, пожалуй, раздумает меня убивать.
   Краем глаза Микаэла заметила, как помрачнела Светлана. Нет, её не тревожил тот факт, что Кот собирался сейчас отнять у Микаэлы хороших союзников. Казалось, будто некромантка беспокоилась из-за чего-то ещё... Но раскрывать она этого пока не собиралась. Вздохнув, Микаэла обернулась к Небирону и вопросительно посмотрела на него, ожидая дальнейших указаний.
   - Что будем делать? Сражаться до смерти друг с другом? - усмехнулся Соланар. В глазах его горел настоящий вызов, и эльф явно был не доволен происходящим. Небирон лишь расплылся в широкой улыбке и покачал головой:
   - Не пойми меня неправильно, эльф. Я лишь ищу выгоду своему народу. Мы - Торговая Компания. Если бы вы предложили деньги, я бы, не сомневаясь, тут же встал под ваши знамёна. Эта война мне интересна, из неё я действительно могу получить некоторую... выгоду. Но не будем пока об этом. Пожалуйста, Аш-Малекса и убийца со светлыми волосами! Убедите меня, какая из сторон в вашем сражении права. Кто жестокий уничтожитель, оставляющий после себя лишь смерть, а кто защитник и спаситель.
   Микаэла тревожно посмотрела на Светлану, и та коротко кивнула головой. Сейчас от них зависела не только судьба Аскаара, но и жизнь Керацу. Лишь убедив Небирона в своих добрых намерениях, ведьма могла бы спасти свою новую знакомую. Тяжело вздохнув, Микаэла с ненавистью глянула в сторону Марка и сложила руки на груди.
   - Это как игра в карты, - прошептала девушка на ухо Соланару. - Я часто выигрывала у Ярики. Главное оставлять все козыри на потом, чтобы у противника не осталось шансов отбиться.
   - Значит, победа у нас в кармане? - усмехнулся эльф, но Микаэла не была так уверенна в этом. Победа была возможна, да. Но девушка не умела читать мысли, и не знала, как поступит Марк. Вдруг его козыри намного сильнее и опаснее? И если отбиться не удастся ей, а не ему?
   Пока Микаэла раздумывала над своей тактикой, Марк неожиданно начал "представление". Сделав шаг в центр зала, он неожиданно стащил с себя рваную рубашку и обнажил спину. По помещению тут же разнёсся изумлённый и шокированный шёпот: плечи, лопатки и торс убийцы были покрыты сотнями длинных бледных шрамов, которые могли быть получены только от долгих и довольно жестоких ударов плетью.
   - Полюбуйтесь, Ваше Величество, - хмыкнул Марк, оборачиваясь к нему спиной. - Это так называемая "доброта" Союза. Вот что они делают с людьми, если те не подчиняются приказам.
   Микаэла побледнела, не веря собственным глазам. Да этот... мальчишка сразу перешёл к козырям! Ведьма даже и представить себе не могла, как будет отвечать на этот вызов. В глазах Небирона уже зарождалось сомнение - он бросил на Микаэлу беглый взгляд, в котором промелькнула капелька отвращения. Но юная ведьма и предположить себе не могла, какого опасного союзника имела. Светлана расплылась в широкой улыбке и, облокотившись о спинку кресла Микаэлы, фыркнула:
   - Кому ты врёшь, Марк? Всем известно, что хозяин имеет полное право наказывать своего раба так, как ему вздумается. Тем более, по деяниям одного человека судить весь народ - неправильно. Мы ведь не прокляли весь ваш род, принц Небирон, только из-за того, что какие-то стражи пытались убить нас?
   Небирон бросил в сторону Марка вопросительный взгляд, ожидая ответа. Но убийца, побледнев, незаметно задрожал. Он действительно не ожидал, что Светлана выступит на стороне Микаэлы.
   - Ничего личного, Кот, - хмыкнула некромантка. - У меня есть возлюбленный и сын, и я не собираюсь их терять из-за того, что Дракон медленно теряет рассудок.
   Тишина. Микаэла не собиралась пока выступать, ожидая, что дальше скажет Марк. А убийца уже начинал заметно нервничать. Резко стиснув зубы, да так сильно, что был слышен скрежет, он неожиданно крикнул:
   - А как же Крыса? Что ты скажешь о нём, Светлана? Леди Азабель изуродовала его лицо только из-за того, что несчастный мальчишка уронил вазу! Эта девчонка искалечила всю его жизнь!
   - Ты снова судишь Союз по одному человеку, - мрачно произнесла Микаэла, решив подключиться к разговору. Эту историю она знала хорошо, даже слишком. Сильно давить на Марка ей не хотелось, но и сдерживаться в такой трудной ситуации было бы глупым решением. Набрав полную грудь воздуха, девушка начала:
   - Азабель действительно не имела права калечить своего слугу. И, насколько мне не изменяет память, по этому делу даже состоялся суд, который решил, что Крыса может отомстить Азабель за то, что она сделала. Но ему не разрешали после этого убивать сотни невинных людей только из-за того, что они ему не нравились. Азабель получила по заслугам. А вот Крыса не остановился в нужный момент. И это сделало его чудовищем.
   Дрожь. Микаэла видела, что руки Марка трясутся, как в лихорадке. Нет, он не боялся. Он был в такой ярости, что едва сдерживался, чтобы не броситься на своего противника. С трудом заставив себя сесть в кресло, убийца вдруг выложил свой последний козырь.
   - А как же ты, Светлана? - улыбнулся Кот, сцепляя пальцы в замок. - Твою мать ведь убили? И отца тоже. Разве нет? Разве ты не должна ненавидеть Союз за то, что они сделали? Отвечай!!!
   Микаэла бросила на Светлану удивлённый взгляд , но некромантка лишь мрачно покачала головой. Её глаза на мгновение потемнели, и женщина, грустно усмехнувшись, прошептала:
   - Моя мать была воровкой. Ей отрубили руку за воровство, и она умерла от потери крови. А отец спился. Какая глупая смерть... В том, что я осталась сиротой, были виноваты лишь мои собственные родители, никто другой.
   Это стало последней каплей. Увидев страх в глазах Марка, Микаэла поняла, что было пора переходить к заключительной части их словесного состязания. Девушка медленно поднялась с кресла и, посмотрев прямо на своего соперника, громко произнесла:
   - "Зодиак" сжёг мою родную деревню. Нет, не Фаргеш. До этого я жила в другом месте. Я не буду говорить, как именно убили моего отца. Но это было у меня на глазах. А мне было тогда десять лет. Моя мать погибла на войне, пытаясь спасти Харбан, который вы превратили в город-тюрьму для своих особо нелюбимых врагов. Вы позволяете своим людям делать всё, что им захочется. Так люди Петуха убили моего названного брата, с которым я жила восемь лет. После себя вы оставляете только пепел да окровавленные тела. Даже не удосуживаетесь подарить врагу быструю смерть, как это обычно делают настоящие убийцы - Бык оставил Гартэля корчиться от боли на главной площади. И после этого вы называете себя благородными воинами, спасающими Аскаар? Смотри же на меня, Марк, смотри! Я могла быть обычной девушкой, жить в родной деревне с родителями. Нашла бы себе мужа, завела бы детей и жила бы спокойно до самой старости. А мне всего восемнадцать. Ну, каково ощущение, когда с тобой сражается совсем юная девушка? Говори!
   Тишина. На мгновение Микаэле показалось, что она оглохла - настолько в зале было тихо. Она лишь сквозь слёзы с ненавистью смотрела в глаза Марка, а тот был бледен, как полотно. Кажется, он впервые сталкивался с таким мнением о "Зодиаке". Тишину прервали неожиданные хлопки в ладоши - Небирон, расплывшись в широкой улыбке, горячо поздравлял Микаэлу.
   - Браво! Браво! - воскликнул он и поднялся со своего места. - Это было великолепно. Признаться честно, я и не знал, сколь сурова была ваша жизнь. Приношу свои соболезнования. Теперь я действительно вижу, кому из вас нужна помощь нашего храброго и могучего народа. Чтож, необходимые бумаги мы подпишем прямо сейчас, но на подготовку моим воинам понадобится около месяца - полтора. Вы сможете остаться на острове на этот срок?
   - Разумеется, - кивнула Микаэла, быстро утирая рукавом слёзы. Торговый принц махнул рукой, и Гоэль, недовольно заворчав, отворил ближайшую дверь. На пороге тут же появилась Керацу и, удивлённо посмотрев на Микаэлу, радостно вскрикнула:
   - Предвестница бурь!
   Юная ведьма расплылась в широкой улыбке и, обняв свою новую подругу, хмыкнула:
   - Ну не могла же я бросить своего спасителя в беде!
   Они разговаривали ещё пять минут, перебрасываясь короткими фразами, раскрывавшими все их приключения за последние два дня. Микаэла и представить себе не могла, что так быстро подружится с кем-то из наг. Но Керацу оказалась очень милой и интересной... девушкой. Да и жрица из неё была неплохая.
   Их беседу прервал неожиданный гул. Микаэла, обернувшись, испуганно охнула, когда увидела, что Марк внезапно рухнул на колени. К его бледному лицу уже можно было привыкнуть, но сейчас оно стало похоже на настоящую маску мертвеца. Резко ударив руками о холодный пол, убийца принялся царапать его ногтями, пока не содрал пальцы в кровь. Моментально позабыв о своих делах, Микаэла бросилась к Коту, и тот неожиданно схватил её за руки. Эти глаза девушка запомнила на всю жизнь - полные ужаса, отчаяния и боли.
   - Прошу, я не хочу умирать! Адриан меня убьёт... - сквозь хрип выдавил из себя Марк, сильнее сжимая руки Микаэлы. - Пожалуйста, не надо...
   - Так иди в Союз, как Кайлан и Петух... - растерянно шепнула Микаэла и вскрикнула, когда Марк резко отстранился от неё. В его глазах промелькнул ещё больший ужас, и юноша, не выдержав, сорвался на крик:
   - Обратно к Белому Рыцарю? Снова быть рабом?! Снова...снова боль...
   В тот момент Микаэла уже не осознавала, что она делала. Резко схватив Марка за руку, она притянула его к себе и, обняв, как мать обнимает своё дитя, тихо погладила его по волосам:
   - Тссс! Тихо, успокойся... Это ведь был не Анастериан, а его отец. Анастериан же тебе ничего плохого не сделал? Перестань, успокойся... Если хочешь, я сама поговорю с ним. Он тебя отпустит. Вот увидишь, будешь свободным. И для этого вовсе не обязательно сбегать и становиться убийцей...
   Она успокаивала его ещё несколько минут, совершенно не обращая внимания на удивлённые взгляды наг-стражей. Да ей было по сути плевать, что о ней подумают. У Микаэлы было такое сердце, и она ничего не могла с этим поделать. Она во всех искала исключительно хорошие стороны. В какой-то момент ей было жаль даже Крысу и Быка.
   Через полчаса Марк уснул. Прям так, на её руках, как ребёнок, уставший за тяжёлый день. Небирон предпочёл оставить их одних, выгнав из зала даже стражей. Так Микаэла и сидела, прислонившись спиной к креслу.
   - Как он? - тихо прошептала Светлана, показавшись из-за тяжёлой двери. Микаэла, мимолётом глянув на Марка, тяжело вздохнула и пробормотала:
   - Пока спит... Как ты думаешь, у меня получится уговорить Анастериана отпустить его?
   Светлана, удивлённо посмотрев на Микаэлу, поражённо покачала головой и буркнула:
   - Да чем больше я тебя узнаю, тем сильнее мне кажется, что ты четырнадцатая богиня. Столько силы, решимости, сострадания... Знаешь. К нам так ещё никто не относился. Ты первая, кто нас вот так вот жалеет...
   Микаэла печально улыбнулась и тихонько рассмеялась. Такой уж у неё был характер...
  
  28. За армией морского бога.
  
   Керацу довольно быстро пробиралась через густые заросли, и Микаэла едва не теряла нагу из вида. Среди такого обилия зелени девушка терялась. Этот лес разительно отличался от всего, что раньше видела юная ведьма. Природа здесь так сильно напоминала ей совершенно другой мир. Словно месяцем ранее Микаэла попала не на соседний с Аскааром остров, а в иную реальность. Это было настоящее царство воды. Даже тот таинственный тропический лес посреди земель Союза не мог сравниться с этим.
   Под ногами хлюпала вода, стоявшая здесь из-за многочисленных ручьёв и родников, появлявшихся словно из ниоткуда. Деревья, тянувшие влагу из земли воистину огромными корнями, возвышались, как древние исполины, пробудившиеся после долгого сна. Эти великаны были раза в три-четыре выше осин и берёз, к которым с детства привыкла Микаэла. И у самых корней этих могучих деревьев клубился туман, хищно заглатывавший всё на своём пути.
   Путь девушек проходил через многочисленные овраги и обрывы, которые, казалось, были здесь на каждом шагу. Именно из них поднималось таинственное свечение, которое походило на дыхание каких-то древних чудищ. Словно под самой землёй было похоронено несметное множество драконьих костей, которые и по сей испускали горячее дыхание. Туман постепенно сгущался, и Микаэла испуганно отпрянула в сторону, когда из земли прямо рядом с ней вырвалась струя раскалённой воды, которая тут же превратилась в пар. В этом лесу даже гейзеры. Да было ли вообще хоть что-нибудь, что напоминало бы родной Аскаар?
   - Куда мы идём? - прошептала Микаэла, пододвигаясь ближе к Керацу. Нага, запрокинув голову, улыбнулась и спокойно произнесла, словно это было обыкновенным делом:
   - Мы идём будить штормовых великанов!
   Юная ведьма, удивлённо взглянув на свою подругу, нахмурилась. Нет, ей не было известно то, о чём та говорила. Ни о каких штормовых великанах Микаэла раньше не слышала, да и вряд ли могла бы услышать, останься она на континенте. Но Керацу выглядела обеспокоенно, словно скрывала что-то. Лишь почувствовав на себе пристальный взгляд девушки, нага вздохнула и пояснила:
   - Господин Лэнь обеспокоен странным затишьем на Аскааре. Это может означать лишь одно: "Зодиак" что-то задумал. Им уже, должно быть, известно о том, что Торговая Компания заключила с вами союз. Если у Дракона появится какой-нибудь мощный союзник, даже мы не сможем вам помочь. Но штормовые великаны всё равно сыграют нам на руку. Они очень, очень опасные противники, Аш-Малекса!
   Микаэла коротко кивнула и вскрикнула, когда земля неожиданно в прямом смысле ушла из-под ног. Каменная плита, на которой стояла девушка, резко пришла в движение, отодвигаясь куда-то в сторону. Керацу едва успела юную ведьму за запястье, чтобы та не упала. С трудом вскарабкавшись на твёрдую поверхность, Микаэла бросила в образовавшееся ущелье испуганный взгляд и вопросительно посмотрела на свою спасительницу.
   - Это Тропа сотни ловушек, - пояснила нага, продолжив путь. - Постарайся быть осторожнее. Здесь могут встретиться не только замаскированные ущелья, но и всякие опасные магические артефакты, способные даже убить.
   - Значит, за этой тропой скрывается что-то... важное? - предположила Микаэла. Не будут же наги просто так расставлять на дороге целую сотню смертельно опасных ловушек? В конце тропы действительно должно было быть нечто особенное. Какой-нибудь артефакт? Или древний свиток с заклинанием, способным пробудить этих самых штормовых великов?
   Но Керацу головой, заставив Микаэлу обречённо вздохнуть. В конце троны их ожидало обыкновенное озеро, ничем не примечательное. Однако нага заметно оживилась, стоило ей увидеть слегка искрящуюся воду. Потянув Микаэлу за руку к себе, Керацу молча указала на водную гладь и с улыбкой прошептала:
   - Присмотрись, сестра! Видишь, там, с краю?
   Микаэла постаралась лучше всмотреться в кристально чистое озеро и внезапно различила странную неровность в рельефе дна. Как будто прямо из земли торчала... дверная ручка в форме головы дракона. Керацу приложила палец к губам, прося ведьму помолчать, и бесстрашно приблизилась к воде. Удивлению Микаэлы не было предела - нага скользила по водной глади, несмотря на то, что до дна было около метра. А она всё равно продолжала двигаться вперёд и ничуть не собиралась тонуть. Решив проверить свою догадку, Микаэла сделала шаг вперёд и недовольно фыркнула: вода из озера тут же залилась в её ботинок, неприятно хлюпая под стопой. Нет, выходит, Керацу могла передвигаться по водной глади из-за чего особенного... Артефакт? Или все наги так могли? Они же поклонялись богу, управлявшему урожаями и самой водой!
   Заметив, что Микаэла жмётся на берегу, лицо Керацу дрогнуло в улыбке, и она вытащила что-то из кармана. Крошечный нефритовый свисток, похожий на морского конька. В который раз юная ведьма удивилась тому, сколько на острове было нефрита, что всё здесь было сделано именно из него. Керацу бросила свисток Микаэле, и девушка, охнув, с трудом поймала его. Нага лишь загадочно улыбнулась и направилась дальше на другой конец озера к той самой таинственной дверной ручке на самом дне.
   - А что делать со... свистком, - крикнула Микаэла, но в последний момент поняла, что Керацу всё равно уже не слышит. С сомнением посмотрев на нефритовую безделушку, юная ведьма осторожно поднесла её к губам и выпустила из лёгких весь остававшийся воздух. Но свисток не издал ни звука. Микаэла удивлённо посмотрела на него, пытаясь понять, в чём дело. Разве он не должен был свистеть? Или причиной всему было то, что он был сделан из нефрита, то есть не самого удачного для музыкального инструмента материала?
   Микаэла так и не нашла ответа на этот вопрос, но неожиданно почувствовала, как всё её тело внезапно содрогнулось от ужаса. Снова странное ощущение, будто кто-то великий и могущественный следит за ней. Но это уже не Небирон, и даже не Цуй-лэнь. Сам Арител? Быть может, действительно он... Чудовищный раскат грома сотряс землю, и лес-исполин согнулся под внезапным порывом ветра. Микаэла и сама с трудом устояла на пошатнувшихся ногах. Что за чудовищная магия?! Если бы не маска спокойствия на лице Керацу, девушка уже бросилась бы бежать прочь от проклятого озера. Но вот ветер утих, а Микаэла почувствовала странную дрожь в ногах. Это был не страх, это была слабость. Наоборот... сила? С недоумением посмотрев на землю, ведьма стянула с ног ботинки и осторожно коснулась пальцами холодной глади озера.
   Всего одно мгновение - и Микаэла стояла на воде, словно на какой-то твёрдой поверхности. Ноги её не тонули, и девушка, звонко рассмеявшись, побежала по водной глади прямо к своей подруге. Керацу одобрительно кивнула головой и улыбнулась:
   - Пока ты рядом со мной, никакая вода тебе не страшна! Мы ведь с тобой посвящённые? Можешь считать этот свисток моим подарком тебе.
   Микаэла, удивлённо посмотрев на нагу, на миг смутилась. Ей сделали столь ценный подарок... Засуетившись, ведьма бегло пошарила по карманам и выудила небольшой камушек на верёвочке - осколок от главной стены Алакосты.
   - В нём нет каких-то чар... Но это мой трофей с того боя, когда мои силы проснулись в полной мере, - призналась Микаэла, протягивая ожерелье наге. - Пусть он останется у тебя?
   Керацу, улыбнувшись, кивнула и бережно взяла камушек в свои руки. Заинтересованно осмотрев его, нага быстро приложила его к шее и ловко завязала верёвочку сзади. На её груди это ожерелье действительно смотрелось очень хорошо!
   - Чтож, достойный подарок, - кивнула Керацу и осторожно опустила руку в воду, нащупывая дверную ручку. - Приготовься, сейчас может немного встряхнуть!
   - Встряхнуть? Что значит встря... - прежде чем Микаэла успела договорить, по земле неожиданно прокатилась мощная энергетическая волна, буквально приподнявшая озеро в воздух. В одно мгновение девушки оказались под толщей воды, стоя на сухом песке. Микаэла изумлённо выдохнула и запрокинула голову, рассматривая плававших над ней рыб. Те, казалось, даже не заметили какой-либо перемены.
   Керацу сомкнула пальцы на дверной ручке и медленно потянула на себя, отворяя скрытый под слоем ила вход. На мгновение яркий свет ослепил Микаэлу, и девушка невольно отпрянула назад. Но потом сияние постепенно исчезло, и нага довольно облизнувшись, потянула ведьму обратно на берег. Как только зрение Микаэлы пришло в норму, она обернулась и изумлённо выдохнула, увидев, какое существо появляется в дверном проёме...
   Ростом оно было метров десять, и постоянно раскачивалось вверх-вниз на четырёх огромных лапах-корнях. Многочисленные ветви и лианы, ниспадавшие с его огромного тела, заменяли существу руки, и всего их было около десятка. Если честно, нельзя было сказать, что это чудовище напоминало хоть одно живое создание - его конусообразное тело полностью состояло из переплетённых корней и ветвей, и в тех местах, где были дыры, сквозь них сочился какой-то таинственный завораживающий голубой свет. У существа было три глаза без зрачков, которые то исчезали где-то за ветвями, то появлялись вновь.
   За одним существом показалось другое, потом третье, четвёртое... Всего из загадочной двери в земле их появилось около десяти. Выстроившись в ряд, они, едва не маршируя, послушно пошли за Керацу, которая во весь голос пела прекрасную песню. В тот миг Микаэле почудилось, что её подруга вовсе не нага, а самая настоящая сирена - столь великолепен был её голос. Он пронизывал лес насквозь, заставляя вздрагивать от каждого звука. Чувствуя, что уже нет сил противиться странным чарам, ведьма побрела следом за огромными великанами, словно магическая песня одержала верх и над ней.
   - Это... и есть штормовые великаны? - неуверенно спросила Микаэла, когда Керацу перестала петь. Нага коротко кивнула головой и обернулась к шедшим за ней существам. Те продолжали двигаться вперёд, с трудом пробираясь по узкой тропе, заросшей до невозможного.
   - Они такие же дети морского бога, как мои сородичи и господин Лэнь. Голос в голове предупреждает меня... "Зодиак" так просто не отступит. У него есть очень сильный союзник. Боюсь, как бы ваша гражданская война не переросла в нечто большее... - загадочно прошептала Керацу, с тревогой смотря на видневшееся сквозь густые кроны деревьев небо.
   Микаэла сглотнула подступивший к горлу комок и вздрогнула, когда совсем рядом вдруг проскользнула чья-то тень. Керацу и штормовые великаны продолжили идти вперёд, а ведьма остановилась. Её кто-то искал? На шпиона или врага это было не похоже - гость вёл себя слишком заметно. Если бы он хотел её убить, то постарался бы получше замаскировать своё присутствие.
   Как только Керацу и великаны скрылись впереди, из кустов на тропу выскочил Марк. Волосы его были взъерошены, на лице - тревога и крайняя степень испуга, словно юноша увидел саму смерть собственными глазами. С правой руки его капала кровь, и Микаэла, вскрикнув, тут же поспешила на помощь. Благо, рана оказалась обыкновенной царапиной - убийца не удосужился следить за дорогой, пока убегал от кого-то.
   - Ми...Микаэла... - выдавил он, пытаясь выровнять дыхание после долгого бега. Ведьма с трудом заставила юношу сесть и обеспокоенно спросила:
   - В чём дело? Что-то случилось?
   Кот запрокинул голову и, закрыв глаза, просидел молча ещё несколько минут. Только после этого он, ещё немного прерывисто дыша, процедил сквозь зубы:
   - Дракон. Он был на этом острове.
   На мгновение слова Марка показались Микаэле бредом. О каком драконе шла речь? О Цуй-лэне? Но тут до ведьмы резко дошёл смысл. Нет, Марк говорил не о Цуй-лэне. Да и вообще не о драконе, как о древнем крылатом ящере.
   - Адриан?! - вскрикнула Микаэла и отпрянула назад. - Что ему здесь понадобилось? Устранить Небирона?
   Кот мрачно покачал головой и, вытянув вперёд руку, показал ведьме сжатый в кулаке амулет. Птичий коготь... Такой носила только Светлана. Задрожав от ужаса, Микаэла выхватила амулет из рук убийцы и с трудом выдавила из себя:
   - Он... он ведь не убил Светлану?
   - Смысл? - хмыкнул Марк, сплёвывая на землю сгусток крови. - Он её украл. Но не убьёт. О, он наверняка приготовит для неё нечто более мучительное... Ты ведь знаешь, что она никогда не поднимала войско мёртвых? Беспокоить давно умерших, отправившихся на покой - это не в её стиле. Но Дракон заставит... он умеет заставлять. Особенно если у Змеи в Союзе есть дорогие ей люди.
   Микаэла рухнула, не устояв на подкосившихся ногах, и пустым взглядом посмотрела куда-то мимо Марка. Войско мёртвых на стороне "Зодиака" - эта самая чудовищная новость, какая только могла быть. Микаэла знала, насколько опасна Светлана. Её магия была способна запросто оживить около пяти сотен воинов за раз. И если Союзу придётся сражаться против от этого...
   - Можешь идти? - спросила Микаэла у Марка, резко поднимаясь на ноги. Убийца коротко кивнул и с трудом встал, слегка пошатываясь. Он обессилел скорей от долгого бегства, нежели от полученной раны и лёгкой кровопотери. Или...
   - И давай, прекращай себя голодом морить, - пробормотала Микаэла, отворачиваясь. - Не хватало ещё, чтобы ты где-нибудь по дороге в обморок шмякнулся.
   Марк, удивлённо вскинув брови, расплылся в широкой улыбке и рассмеялся:
   - Займёшь место Овцы и накормишь меня, великая Аш-Малекса?
   - А тебе так хочется, чтобы я в тебя еду силой запихала? - хмыкнула Микаэла и поспешила по дороге. Марк, недовольно забормотав, поплёлся следом. Благо, на тропе ещё были видны следы, оставленные штормовыми великанами. Всего несколько долгих минут изнурительного бега - и оба путника буквально вылетели навстречу движущимся вдоль другой дороги войскам Небирона. Сам принц восседал на огромном быке с большими загнутыми назад рогами. Видимо, простых лошадей на этом острове достать было очень сложно.
   С трудом восстанавливая сбившееся дыхание, Микаэла прокричала Небирону:
   - Ваше Величество! "Зодиак" только что был на этом острове и выкрал Светлану!
   Предводитель наг заметно напрягся, внимательно смотря на Микаэлу. Разумеется, он не ожидал такого известия. На мгновение взгляд его метнулся в сторону Марка, словно проверяя, не предатель ли тот. Но убийца лишь молча выпрямился и словно случайно выставил вперёд раненое плечо. Тяжело вздохнув, Небирон остановил своего быка и пробормотал:
   - В таком случае, нам нужно как можно скорее соединиться с войсками Союза. Могу я поговорить с вашим предводителем? Я видел, как ты общалась с ним при помощи какого-то странного камня...
   Микаэла, удивлённо вздрогнув, тут же принялась шарить по карманам и через некоторое время вытащила холодный магический камень. Потребовалось всего несколько секунд, чтобы на зов ведьмы ответили. Голос Анастериана прозвучал настолько неожиданно, что даже сама Микаэла подскочила на месте.
   - В чём дело, Аш-Малекса? Что-то случилось? - напряжённо спросил паладин.
   - Ваше Величество! Вы... умеете говорить на фелькете достаточно хорошо, чтобы лично поговорить с кое-кем из наг?
   Тишина. Анастериан несколько замешкался, словно не мог при всех признать, что знал язык леса достаточно посредственно. Тяжело вздохнув, Микаэла пробормотала:
   - Тогда я буду переводить ваши слова Небирону. И наоборот.
   Торговый принц несколько напрягся, когда ведьма вновь посмотрела на него. Подобрав нужные слова, он медленно произнёс, чтобы Микаэла поняла смысл всего сказанного:
   - Я рад приветствовать предводителя Союза! Для меня честь говорить с вами, Анастелиан.
   - Я Анастериан, - с улыбкой поправил его паладин, когда Микаэла наскоро перевела слова торгового принца. - Я тоже рад, что мне выпала такая возможность. Чем обязан?
   - "Зодиак" скоро получит себе в союзники целую армию мёртвых. Было бы неплохо, Анастелиан, если бы мы договорились о месте встречи наших войск.
   Недовольно забормотав из-за очередного неправильного произношения своего имени, Анастериан ответил незамедлительно:
   - Мои люди уже приближаются к Тристору. Нам понадобится около недели, чтобы подойти к городским воротам. Змею, скорее всего, будут держать именно в Тристоре. Там мы её и перехватим.
   Небирон согласно кивнул и многозначительно посмотрел на Микаэлу. Выходит, разговор окончился. Но прежде чем ведьма успела попрощаться с королём, Марк приглушённо фыркнул:
   - Перехватит он её! Как будто Дракон такой простак...
   На мгновение тишина с другой стороны заставила Микаэлу похолодеть от страха. Разумеется, Анастериану было всё прекрасно слышно. Девушка и предположить не могла, что сейчас могло происходить в Алакосте. Судя по молчанию, паладин тщательно обдумывал свой ответ. Наконец, явно расплывшись в улыбке, он вкрадчиво произнёс:
   - Я так полагаю, ты там не одна, Микаэла? Если это так...
   - Я всё могу объяснить! - воскликнула ведьма, бросив на Марка убийственный взгляд. Убийца лишь усмехнулся и принялся грызть ноготь на указательном пальце. Ага, теперь и сам принялся нервничать. Неужто понял, насколько он попал?
   Но Анастериан оказался на удивление великодушен. Недовольно заворчав, он лишь пробормотал:
   - Мне плевать, чем ты там занимаешься и в компании кого ты там бродишь, Аш-Малекса. Оставляю всё на твоей совести. Как только высадитесь на наш берег, свяжись со мной.
   Микаэла даже попрощаться не успела - паладин так резко оборвал телепатическую связь. Вздохнув, ведьма довольно злобно дала Марку подзатыльник и проворчала:
   - Ты бы ещё громче при нём разговаривал. Ты, как я погляжу, расхотел свободным становиться? Ах нет? Так какого ты...
   Их ругань прервал резкий окрик Небирона. Приглушённо забормотав, Микаэла громким свистом подозвала к себе Сетру и, вскочив на её спину, в последний раз бросила в сторону Марка недовольный взгляд. А юноша уже и позабыл о том, что только-только был на краю гибели. Вероятно, Анастериан сегодня действительно был очень добр.
   - Проследи за этим остроухим, - бросил убийца через плечо, - чтобы он глупостей не наделал.
   Микаэла коротко кивнула головой, и Сетра взмыла под самые облака. Отсюда была видна вся армия Небирона - около тысячи наг, сотня осадных оружий, в том числе и баллисты со стрелами, и десять штормовых великанов, вызванных по воле Керацу. Нефритовая жрица оказалась намного могущественнее, чем предполагала Микаэла. Впрочем, и её саму часто недооценивали. Только глупцы судили противника по внешнему виду...
   Убедить Соланара в том, что Светлану обязательно вернут во время сражения в Тристоре, оказалось легко. Вероятно, таинственная энергия Нефритового острова действительно оказала на него странное влияние. Или эльф просто заметно повзрослел за прошедшие несколько месяцев...
   Океан встретил своих детей с распростёртыми объятиями. Микаэла и не ожидала, что всё войско просто... пойдёт по воде. Они, как и Керацу, не тонули. Разумеется, все наги были потомками Аритела и обладали частичкой его фантастических сил. Микаэла не переставала удивляться этой странной расе. И всё-таки было хорошо, что они были союзниками...
  
  29. На передовой.
  
   Знакомый запах, которым, казалось, была пропитана каждая песчинка земли. Шум прибоя за спиной давно стих - на смену ему пришла долгая песнь дремлющих лесов, качающихся на ледяном ветру. Восточный Аскаар, царство почти вечного холода и снега. Если Микаэла с ранних лет знала, что такое суровые зимы, то для нагов это было действительно ударом. Кто-то испуганно шарахался от каждой снежинки, падавшей с неба, а кто-то напротив, радостно хохотал словно дитя, раскидывая снежные хлопья на своём пути.
   Только ступив на континент, Небирон понял, что дела по-настоящему плохи: он никогда прежде не видел янтарного неба, которое, казалось, было полностью объято пламенем. Не мог предводитель нагов видеть и выжженную землю, которую совсем слегка прикрывало падающим с небес снегом. Это уже была не война, а истребление. Микаэла и представить себе не могла, насколько ещё обезобразятся эти земли с восстанием целого войска мертвецов.
   Тучи над армией морского бога сгущались, и в первый раз ведьма почувствовала себя под ними неуютно. Нет, это не Малекса следила за ними оттуда, с небес. Надвигалась тьма, о которой говорил Цуй-лэнь. Девушка искренне надеялась, что дракон придёт на помощь, если "Зодиак" переступит ту последнюю черту. С этого момента решалось всё: и судьба Союза, и судьба Аскаара. Но ни одна из сторон не собиралась сдаваться.
   Чем ближе становился Тристор, тем сильнее нервничала Микаэла. Она не видела Кайлана уже почти два месяца и просто не могла представить, что будет говорить при встрече. Просто поприветствует его, или бросится от счастья на шею? И то и другое Микаэла отмела сразу. Может, она и выросла в обыкновенной деревне, но таких неэлегантных вещей девушка делать не собиралась. В конце концов, Кай был мужчиной? Выкрутится как-нибудь в минуту неловкого молчания. Всё-таки Тигр был мастером выходить из подобных щекотливых положений...
   И вот впереди, наконец, показались знакомые флаги. Ветер трепал их, едва не срывая с шестов, но даже с такого расстояния Микаэла всё равно отчётливо рассмотрела красавца-грифона, вышитого золотыми нитями на лазурном полотне. Радостно засмеявшись, девушка встала в седле и замахала руками, словно кто-то из лагеря Союза мог её увидеть. Но такие действительно нашлись. Не прошло и нескольких минут, как среди высоких холмов снега показалась огненная шкура с чёрными полосами. Даже не дожидаясь, пока Небирон скомандует войскам остановился, Микаэла спрыгнула на землю и побежала на встречу знакомому животному. Мао буквально с разбегу снёс её и, довольно урча, принялся вылизывать её лицо.
   - Мао, перестань! - расхохоталась Микаэла, пытаясь увернуться от шершавого языка, который по ощущениям напоминал наждачную бумагу.
   Наконец, тигр самодовольно облизнулся и отступил, и ведьма, растянувшись на снегу, снова расплылась в широкой улыбке. Прошло всего несколько мгновений, и над ней нависло знакомое лицо. Молчание. Первым не выдержал Кайлан и, улыбнувшись, протянул ей руку.
   - Добро пожаловать домой, Аш-Малекса! - но не успел он и договорить, как Микаэла повисла на шее мужчины и, втянув носом его запах, прошептала:
   - Как я рада тебя видеть, Кай...
   Убийца промолчал в ответ, только неловко обнял её за талию и положил голову на плечо. Так они и стояли, пока Мао, лениво зевнув, не решил прикусить своего хозяина за ногу. Вскрикнув, Кайлан в шутку отпихнул тигра в сторону, и тот мгновенно повалил его на землю. Ах, эти глупые детские игры... Микаэла и не заметила, как полюбила их всем сердцем. Даже не пытаясь разнять дерущихся, девушка присела на корточки и стала с улыбкой следить за ними, только время от времени оживляя действие своими криками: "Давай, Кайлан!" или "Покажи ему, Мао!".
   Наконец, оба товарища перестали дурачиться, и Кай вновь переключил своё внимание на Микаэлу. Пока мужчина осыпал её своими вопросами, ведьма только и делала, что смотрела на его ногу. На вид было очень даже ничего... Поймав взгляд девушки, Кайлан тяжело вздохнул и сквозь улыбку пробормотал:
   - Как видишь, Миларэ со жрицами неплохо меня подштопали, да. Ещё немного побаливает, конечно, но уже намного лучше. Мне даже разрешили в предыдущем сражении участвовать! Правда, при условии, что я буду выполнять роль телохранителя Анастериана. А рядом с ним в бою та-ак скучно! На него редко кто осмеливается напасть.
   Микаэла улыбнулась и вздрогнула, когда заметила, что войска Небирона остановились возле самого лагеря. Да уж, зашедший об Анастериане разговор напомнил девушке о её делах. Недовольно заворчав, ведьма поднялась на ноги и с грустью посмотрела на Кая:
   - Мне идти пора. Если хочешь, можешь пойти со мной. Мне всё равно нужно просто доложить Его Величеству о завершении своей миссии.
   Кайлан с готовностью кивнул головой, и Микаэла поспешила побыстрее добраться до лагеря. Внутри она увидела довольно много знакомых лиц - вот справа проскользнул Тирифаль, настолько занятый своими делами, что даже не заметил девушку; вот у костра сидел Цах, рассказывая об основах шаманства Алейси, ещё не подозревающим, какая долгая беседа с отцом ждёт его впереди; а вот и сам Анастериан. Он стоял напротив одного из огромных столов, передвигая на старой рваной карте какие-то фигурки, по-видимому обозначавшие войска Союза, Небирона и "Зодиака".
   Когда Микаэла подошла ближе, она смогла услышать обрывок слов одного из паладинов, стоявших рядом с королём:
   - ... но справа Дракон обычно ставит отряды Лошади. Пускать туда конницу - самое безрассудное, что только может прийти в голову! Он запросто может обратить всех ваших лошадей в такой ужас, что они бросятся бежать, не слушаясь приказов всадников.
   Ведьма сильно удивилась, не ожидав, что в рядах Союза найдётся кто-то ещё, кто знал "Зодиак" так же хорошо, как Кайлан. Микаэла попыталась выглянуть из-за плеча Кая, чтобы увидеть, кто этот таинственный воин, но неожиданно обернувшийся Анастериан громко окликнул её:
   - Аш-Малекса! Иди сюда, быстрее. Оставь радостные приветствия на потом. У нас сейчас серьёзные проблемы.
   Тяжело вздохнув, Микаэла приблизилась к столу и тут же устремила на Анастериана вопросительный взгляд. Паладин не стал рассказывать предысторию и сразу же перешёл к делу, из-за чего ведьма сначала немного затерялась в этом потоке информации.
   - Атаковать Тристор будет очень сложно, потому что его обороняет весь "Зодиак". Кроме того, утром нам доложили, что империя Варгноштад, с которой мы окончили войну девять лет назад, неожиданно выступила на стороне гильдии убийц и теперь снабжает их войсками. Ну конечно, императору Берсану не терпится заполучить себе хоть кусочек наших земель! - Анастериан недовольно хмыкнул и тут же указал на карту: - Если мы попробуем атаковать город с севера, то нарвёмся, по словам нашего юного паладина из ордена Грифона, на Лошадь. Этот убийца запросто обратит нашу конницу в бегство. Но других способов я не знаю. Наши войска специализируются на коннице. Таких всадников как у нас нет больше ни в одной стране. Одна проблема - отряд Лошади тоже состоит исключительно из тяжёлой конницы. Если мы выставим против них пехоту, то однозначно проиграем.
   На мгновение все собравшиеся возле стола замолчали, но тут всё тот же молодой паладин вновь воскликнул:
   - Наги! Лошади с континента никогда не видели этих существ, и наверняка испугаются! Кроме того, насколько мне не изменяет память, ведьмы-вороны тоже имеют особую связь с животными и птицами! Так почему бы не направить Аш-Малексу на штурм северных врат вместе с нагами? Это будет действительно фантастическая схватка двух человек, обладающих способностью общаться с животными!
   Микаэла удивлённо вскинула брови и не смогла не отметить, что этот план действительно был интересен. Девушка действительно могла бы внушить вражеской коннице страх. Но ведьме предстояло так же противостоять Лошади, а он славился как достаточно опасный убийца...
   Пока Анастериан и остальные обсуждали дальнейшие планы, Микаэла всё-таки вывернулась из-под руки Кайлана и незаметно подошла к молодому паладину, который так её заинтересовал. Что-то в нём было странное, отчего девушка буквально не могла устоять на месте. Нет, он не привлекал её, как мужчина - только как интересный собеседник. Оказавшись таки рядом с ним, Микаэла напустила на лицо маску дружелюбия и произнесла:
   - А вы хорошо проинформированы касательно "Зодиака", сэр... как вас по имени?
   Стоило девушке поднять на него глаза и увидеть вблизи, она тут же покраснела, понимая, насколько глупой выставила себя перед ним. Напротив неё стоял юноша примерно её возраста - лет восемнадцати. Его рыжие волосы, как и у большинства паладинов из ордена Грифона, были убраны в хвост, только хвост этот был несколько коротковат - воин явно совсем недавно вступил в ряды защитников света. Но первое и самое главное, что бросилось в глаза Микаэлы - до безумия знакомые кастеты-когти на руках юноши. Да как же она могла так ошибиться?
   - Ой... привет, Неа, - выдавила из себя улыбку девушка и почесала затылок. Убийца в ответ громко рассмеялся и, покачав головой, пробормотал:
   - А мы как раз с Кайланом и спорили, узнаешь ты меня или нет. Эй, Тигр, ты мне теперь должен!
   Кай бросил в его сторону недовольный взгляд и, фыркнув, отвернулся, отчего Микаэле стало ещё более стыдно. Неа лишь расплылся в широкой улыбке и по-братски толкнул девушку в бок. О боги, куда делись все его манеры и ухаживания, с которыми он приставал к ней раньше? Вероятно, всё это исчезло, как только Микаэла перестала использовать таинственную привораживающую ауру...
   Их дружелюбный разговор был прерван неожиданным появлением Марка. Едва Микаэла увидела юношу с цепями на руках, окружённого стражей, сердце девушки ушло в пятки. Кто-то тихо позвал Анастериана, и тот, обернувшись, расплылся в широкой улыбке. Но Кот даже не вздрогнул, когда паладин медленно вытащил из ножен длинный двуручный клинок. В тот момент Микаэла едва ли отдавала себе отчёт в действиях - резко выскочила на дорогу и раскинула руки, прикрывая убийцу собой. Так они и замерли - Марк, Анастериан и вставшая между ними Микаэла. Король посмотрел на ведьму с удивлением, после чего опустил меч и недоверчиво произнёс, чеканя каждое слово:
   - Как это понимать, Аш-Малекса? Уйди прочь от этого убийцы немедленно.
   - Он не сделал ничего плохого, Ваше Величество! - вскрикнула Микаэла, и даже Марк изумлённо вытянулся в лице. Не сдержав смеха, он неожиданно расхохотался и запрокинул голову назад.
   - Кажется, ты немного забываешь, кто я такой, - хмыкнул Кот. - Я тебе не Вариан или Неа. Этот паладин, кажется, впервые говорит что-то стоящее - уйди от меня прочь. Я убийца. Мало ли что может прийти мне в голову!
   На мгновение по телу Микаэлы пробежала мелкая дрожь. Дежавю... Кажется, когда-то девушка точно так же защищала одного убийцу. Только тогда это был Неа, и спасала она его от Цаха. Но Анастериан - совсем другое! Как Микаэла могла перечить самому королю? Однако она решилась. Тяжело вздохнув, она обернулась к Марку и полным уверенности голосом произнесла:
   - Разве ты не хотел быть свободным, Марк? Разве не об этом ты просил меня в Бухте Цзи-ран? Учти, я всегда выполняю свои обещания. Будь и ты добр их выполнять.
   После этого Микаэла тут же обернулась к Анастериану и, не дожидаясь, пока тот произнесёт хоть слово, воскликнула:
   - Мне прекрасно известно, Ваше Величество, что наш с вами общий... друг должен понести наказание за всё то, что он совершил, будучи членом "Зодиака". Но у меня хорошая память, король Анастериан, и я прекрасно помню ваши слова касательно того, что вы примите в Союз любого убийц из "Зодиака", если он признает, что ваша власть неоспорима и единственно правильна. Не так ли?
   Анастериан посмотрел на Микаэлу с сомнением, словно видел её в первый раз. Ведьма и сама с трудом себя узнавала. Откуда столько решимости? Разве не она всегда и во всём сомневалась? Но время, видимо, имело свойство менять людей. В данный момент Микаэла даже была рада, что её уверенность сейчас была при ней. Решалась судьба не одного человека, и времени сомневаться попросту не было!
   - Признаёшь ли ты, что Анастериан - настоящий король, и что власть его неоспорима?
   В любой другой ситуации убийца бы просто отказался. Разумеется, он свято верил в правоту "Зодиака". Но проблема была в том, что теперь он был между молотом и наковальней - вернуться к товарищам-убийцам означало неминуемую смерть. А если бы он продолжил сопротивляться Союзу, то попросту был бы казнён. Потому Марку не оставалось ничего другого, кроме как громко и при всех произнести:
   - Да, чёрт возьми! Я признаю, что этот чёртов паладин король. Теперь наша дорогая Аш-Малекса довольна?
   Микаэла лишь невинно улыбнулась и, пожав плечами, быстро скрылась за спиной Кайлана. Теперь всё зависело только от самого Марка. Она не могла помочь ему ещё и освободиться от власти Анастериана. Но Микаэла знала одно: убийца однозначно не собирался оставаться его рабом. И Анастериан тоже прекрасно это понимал.
   Развязка конфликта неожиданно отложилась: Марк выпрямился и резко произнёс, напугав практически каждого присутствующего своими словами:
   - Ах, "Ваше Величество"! Я слышал, будто бы у вас в Союзе существует традиция, благодаря которой человек может бросить вызов королю и в случае победы имеет право просить всё что угодно, в том числе и власть... Так почему бы нам не сразиться в поединке? Здесь и сейчас. Все люди вокруг - свидетели того, что я пригласил вас на дуэль. Вы же не опозорите свою честь, отказавшись драться с каким-то рабом?
   Микаэла изумлённо выдохнула и с сомнением посмотрела на Марка. Впервые она поняла, насколько сильно ошибалась на счёт этого убийцы. Да он был вовсе не таким беззащитным, каким притворялся в Нефритовом замке! Это был самый настоящий наглый высокомерный и заносчивый котяра!
   Анастериан неожиданно усмехнулся и, кивнув Марку, убрал меч в ножны. По приказу короля стража тут же сняла с пленника цепи и отошла на порядочное расстояние. Паладин же хитро прищурился и, подступив к Марку так, что между ними оставалось едва ли пара дюймов, хмыкнул:
   - Договорились, Кот. Прямо здесь. Прямо сейчас. Без доспехов, с одним только оружием. Что больше предпочитаешь, меч или кастеты?
   - Могу я использовать кинжал нашей дорогой Аш-Малексы? Просто из всего остального оружия он более-менее прочен. А ваши зубочистки... того и гляди сломаются от первого же удара!
   Микаэла возмущённо посмотрела на Марка, но кинжал ей отдать всё-таки пришлось. Убийца, принимая у неё из рук оружие, незаметно шепнул, что будет обращаться с ним бережно. Ведьме оставалось только поверить юноше на слово и спокойно ждать в стороне, когда схватка закончится. Анастериан снял с себя абсолютно все доспехи, оставшись в одних штанах да рубахе, как и Марк, которому и снимать-то было нечего. Все посторонние отошли на порядочное расстояние, образуя кольцо, в котором предстояло сражаться противникам. Кайлан и Неа смотрели за действием довольно напряжённо, и Микаэла всё никак не могла понять: за кого они беспокоятся больше? За бывшего товарища или своего нового короля? Но это уже было не суть важно, когда два оружия внезапно столкнулись, издав душераздирающий скрежет.
   У Анастериана заранее было преимущество за счёт того, что Коту было тяжело отбивать мощные атаки меча Ранзаком. Кинжал едва не вылетал из его вспотевших рук, и убийце с трудом удавалось увернуться от очередного выпада своего противника. Однако со стороны их схватка была больше похожа на безумный танец - они-то наступали друг на друга, то одновременно делали шаг назад, чтобы перевести дух. Чем дольше длилась схватка, тем сильнее казалось, будто бы эти двое уже не раз сражались. Анастериан знал каждую уловку Марка наперёд, Кот же запросто уходил от таких атак, которые бы давно уже ранили бы обыкновенного воина. Дуэль действительно была фантастической. Никто не собирался отступать, и Микаэла впервые увидела всю сущность Анастериана. Хищная усмешка, исказившая лицо, пылающие от жажды сражения глаза и резкие выпады, похожие на броски дикого зверя. Недаром орден, к которому принадлежал Анастериан, назывался орденом Волка. Это была битва двух хищных зверей - дикого кота и волка. Но разница в их силах была заметно ощутима.
   В какой-то момент Анастериан вдруг замешкался. Его клинок описал ровный полукруг и резко остановился, так и не обрушившись на противника. Микаэла не поняла, что было причиной такому внезапному поведению, а Марк мгновенно воспользовался ситуацией - рванул вперёд и в одно мгновение оставил на боку паладина серьёзную рану, из которой тут же хлынула кровь. Если бы Анастериан был в доспехах, кинжал убийцы не нанёс бы ему никакого вреда, но сейчас лезвие запросто разрезало тонкую ткань рубашки и добралось до самого тела. Паладин пошатнулся, но устоял. Микаэла видела, с каким трудом ему это далось. Казалось, победа теперь была однозначно на стороне Марка. Его противник был ранен, и движения того стали более медленными. Удерживать в руках тяжёлый клинок до самого конца боя он просто не смог бы. С такой-то раной! Но никто, кроме одного-единственного человека и предположить не мог, какая будет развязка. Неа, усмехнувшись, закинул руки за голову и пробормотал:
   - Паладин ордена Волка будет кусаться даже с отрубленной головой. А уж если он почуял запах собственной крови...
   И слова юноши в тот же миг подтвердились. Анастериан медленно выпрямился и устремил на Марка такой взгляд, что Кот невольно попятился назад. Оскалившись в усмешке, паладин неожиданно бросился в атаку и взмахнул тяжёлым мечом, который уже должен был вываливаться из его рук. Но сила выпада была настолько огромной, что Марк согнулся под ним, отражая могучее лезвие своим кинжалом. Удар за ударом - Анастериан не собирался останавливаться. Казалось, он и вовсе впал в безумие , продолжая атаковать вновь и вновь, пока, наконец, не достиг цели.
   Его подножка оказалась весьма своевременна: Марк просто не ожидал такого приёма и, не удержавшись на ногах, рухнул. Как только его голова коснулась земли, Анастериан тут же приставил острие меча к горлу своего соперника, и на мгновение повисла абсолютная тишина. Марк был повержен... Он, казалось, и сам был очень удивлён этим: смотрел на лезвие меча так, словно сомневался, существовало ли оно вообще. Но холод стали у самого горла был самым что ни на есть настоящим. Анастериан оказался на удивление великодушным - отступил на шаг и даже не бросил в сторону своего противника какого-нибудь колкого замечания. Лишь расплылся в широкой улыбке и отвернулся.
   Неа и Кайлан поспешили проверить, в порядке ли Марк. Тот был совершенно цел и здоров, только немного шокирован происходящим. Вероятно, он в какой-то момент подумал, что Анастериан его убьёт. Микаэле и самой так показалось в тот миг, когда паладин направил на поверженного Кота свой меч. Пока Кай и Неа хлопотали над своим товарищем, помогая ему подняться на ноги, произошло то, чего так сильно опасалась Микаэла - Анастериан, до этого и без того стоявший нетвёрдо, неожиданно пошатнулся и рухнул бы на землю, если бы не вовремя подоспевшая Миларэ. Воительница с трудом успела подхватить короля и тут же вскинула голову, высматривая, есть ли поблизости кто-нибудь из жриц.
   - Лекаря сюда! Живо! - крикнула женщина и тут же обернулась к Микаэле: - Давай, помоги мне, что стоишь?
   Юная ведьма спохватилась и, буквально подлетев к Миларэ, помогла ей дотащить Анастериана до палатки. Только там король понемногу пришёл в себя и, усмехнувшись, процедил сквозь зубы:
   - Таки достал, гадёныш...
   - Ваше Величество, помолчите немного, пожалуйста, - пробормотала Миларэ, пытаясь найти хоть какие-нибудь бинты. Микаэла, поняв, что это затянется надолго, бесстрашно оторвала от своей рубашки полоску ткани и наскоро перетянула Анастериану рану. До прихода жриц могла попасть какая-нибудь инфекция, и выискивать нормальные бинты времени не было. Только теперь Микаэла смогла заметить, что паладин был ранен не только в бок - на его правом плече виднелся грубо зашитый рубец, вероятно, полученный в каком-то из предыдущих боёв. Края швов разошлись, и теперь из раны сочилась кровь. Ведьма едва удержалась, чтобы со злости не стукнуть мужчину: как он вообще посмел соглашаться на сражение с Марком, если у него было такое серьёзное повреждение?
   - А вот теперь вам точно придётся несколько дней полежать в лазарете, молодой господин, - вздохнула Миларэ, поправляя наложенные Микаэлой повязки. - Вы же не хотите погибнуть в следующем бою, когда раны внезапно откроются? Ох, и кто вас просил ввязываться во всё это...
   Анастериан в ответ лишь приглушённо хмыкнул и закрыл глаза, будто ему было тошно от нравоучений бывшей королевы. Микаэла тихо сидела в стороне, не подавая ни звука. Пусть сами разбираются. Но Миларэ не стала долго докучать паладину и вскоре покинула палатку. Нависла гробовая тишина... Ведьма могла запросто расслышать дыхание Анастериана - настолько ровное, будто ему было совершенно всё равно, что Марк засадил ему в бок лезвие кинжала. Пришедшая жрица даже не проронила ни слова - только обработала рану какой-то мазью и немного залечила рубец на плече. Магия не могла исцелять мгновенно, и порой на это требовались недели. Микаэла до сих пор считала чудом то, что жрицам удалось поднять Кайлана на ноги всего за какой-то месяц, хотя раздробленное колено должно было заживать намного дольше. Да и был большой риск, что убийца больше не смог бы ходить. Но Кайлан оказался намного живучее, чем все ожидали. Только вот Анастериан вряд ли обладал такой же живучестью, как и Тигр...
   Микаэла и не заметила, как к вечеру задремала. Палатка освещалась одной-единственной свечой, потому довольно скоро внутри стало заметно темнее. По углам уже клубился мрак, который постепенно заглатывал всё больше и больше земли, подбираясь с каждой минутой ближе. Неожиданный шум у входа в палатку заставил Микаэлу открыть глаза, и девушка, подняв голову, невольно поперхнулась. Марк буквально влетел внутрь и, с трудом удержав сжатую в кулак руку, рявкнул на всё помещение:
   - Анастериан, чёрт тебя побери! Вздумал меня дураком выставить?
   Король медленно открыл один глаз и лениво зевнул, будто из них двоих котом был именно он. Окинув убийцу внимательным взглядом, паладин как ни в чём ни бывало бросил:
   - А в чём, собственно говоря, проблема? Не собирался я из тебя дурака делать.
   - Это должен был быть честный бой! - прорычал Марк, стиснув зубы. - А ты что устроил? Дрался против меня и без того раненый? Да ты в конец честь потерял!
   От смеха Анастериана по спине Микаэлы пробежал холодок, и девушка невольно задрожала. Король прикусил нижнюю губу и, расплывшись в широкой улыбке, искоса посмотрел на Марка.
   - Я не ослышался? Убийца говорит паладину о чести...
   Эти слова сильно задели Кота. Он, резко отпрянув назад, побагровел, но сдержал свою ярость и тяжело выдохнул. Пытался быть спокойным? Недовольно забормотав, Марк посмотрел на вход в палатку и замолчал. В подобной тишине он стоял ещё несколько минут, пока не произнёс, обречённо вздохнув:
   - В любом случае я проиграл. Теперь можешь делать что хочешь.
   Снова смех. На этот раз Микаэла и Марк посмотрели на Анастериана обеспокоенно. С ним точно всё в порядке? Это было ненормально - вот так вот смеяться над каждыми словами убийцы. Но паладин молча поднял руку и указал на сундук, стоявший с самом конце палатки. Микаэла удивлённо проследила за жестом короля и подскочила на месте, когда поняла, что просил Анастериан. С трудом подтащив к кровати сундук, ведьма отступила и стала с нетерпением ждать, чем же всё это закончится.
   Паладин осторожно перевернулся на бок и, слегка поморщившись, выдохнул. В сундуке был такой завал бумаг, что сама Микаэла с ним точно бы не справилась, вот Анастериану и приходилось напрягаться. Перерыв буквально всё вверх дном, король вытащил старый помятый лист и с невозмутимым выражением лица протянул его Марку. Убийца удивлённо посмотрел на бумагу и, неуверенно взяв её в руки, пробежался взглядом по строчкам. Снова тишина. Чтобы отвлечься, Микаэла решила начать считать пластинки на висевших рядом доспехах паладина. Когда же из груди Марка вырвался смешок, девушка резко обернулась и обеспокоенно посмотрела на юношу. Тот медленно опустил руку с листом бумаги и неожиданно с громким рыком ударил в одну из деревянных балок, на которых держалась палатка. Микаэла испуганно вскрикнула и закрыла голову руками, но убийца только отбросил лист в сторону и быстрым шагом удалился прочь, не проронив ни слова. Ведьма удивлённо посмотрела ему в след и, неуверенно опустив руки, быстро глянула на Анастериана.
   - Что... это было? Чему он так разозлился?
   - Странно, а я-то думал, он обрадуется, узнав, что он вот уже как пять лет со смерти моего отца свободен, - пожал плечами Анастериан и отвернулся к стене.
   Микаэла вздрогнула и с изумлением посмотрела на лежавшую у её ног бумажку. Дата, подпись - всё как в настоящем документе. Тогда было понятно, из-за чего так сильно разозлился Кот: он всеми силами старался заполучить свободу, которая и так у него уже была. Скольких человек он, выходит, убил просто так, без особой причины? Тяжело вздохнув, Микаэла молча убрала бумагу обратно в сундук и затушила свечу. Завтра предстоял тяжёлый день, и им всем нужно было как следует выспаться.
  
  30. Две стороны одной силы.
  
  
   Звон оружия и доспехов, храп лошадей и крики людей - войско медленно готовилось к сражению, и с каждой секундой Микаэла всё больше нервничала. Армия "Зодиака", разумеется, практически не высовывалась из Тристора. Лишь время от времени крошечный отряд из пяти-шести человек делал тщетную вылазку к лагерю Союза, явно намереваясь отыскать и убить Анастериана. Только вот Кайлан и Неа практически не отходили от палатки короля, потому противнику не удавалось даже подойти поближе. Свободного времени с каждым мгновением становилось всё меньше, и даже Микаэле в лагере быстро нашли применение, и теперь она расхаживала взад-вперёд перед ровными рядами конницы, успокаивая лошадей своими разговорами. Сама девушка чувствовала себя глупо, считая, что животные её никак понимать не могли, однако все окружающие свято верили в то, что у ведьмы есть какие-то особенные силы. Микаэле не оставалось ничего другого, кроме как подчиняться приказаниям. Один отряд конницы сменялся другим, за ними появились и грифоны... Под конец девушке даже начало казаться, что у неё действительно что-то получается.
   Как бы не хотела Микаэла участвовать в бою верхом на Сетре, ей предстояло сражаться исключительно рядом с нагами. Лирей оказался намного храбрее остальных лошадей, потому что практически не обращал внимания на змееподобных существ. Лишь когда кто-то из них издавал громкий рык или шипение, конь нервно вздрагивал и отступал в сторону.
  "Я всё равно ему не доверяю, - хмыкнул Ранзак, усевшись на плечо Микаэлы. - Этот конь - сумасшедший, понимаешь? Су-ма-сшед-ший! Ты только посмотри на него: только и ждёт, чтобы выкинуть что-нибудь".
   Микаэла невольно улыбнулась и тяжело вздохнула: хорошо хоть её фамильяр наконец-то проснулся. И судя по всему он восстановил достаточно сил, потому что шуткам и веселью его не было предела. Ранзака совершенно не беспокоило грядущее сражение. Более того, он даже с нетерпением ждал его!
   Белый жеребец остановился совсем рядом с Микаэлой, и его всадник, пристально взглянув на горизонт, пробормотал:
   - Небо над городом странное. Не к добру это... Значит, Дракон всерьёз решил поднять войско мёртвых.
   - Ваше Величество? - удивлённо вытянулась ведьма, не ожидав увидеть Анастериана. - Вы что, действительно собрались сражаться в таком состоянии?
   - Ну, жрицы меня неплохо подлатали, да и куда я денусь. Я ведь главнокомандующий? Кроме меня управлять войском некому. Можно было бы попросить Миларэ - она ведь уже один раз командовала, когда умер прошлый король. Однако люди вряд ли пойдут за ней, зная, что их нынешний предводитель в состоянии сесть на коня и отдавать приказы на расстоянии. Мне совсем не обязательно рваться в самую гущу боя, - хмыкнул Анастериан, застёгивая на запястьях латные пластины поверх перчаток. - Жаль только, что я не смогу посмотреть на ваше сражение с Лошадью. Неа говорит, что это будет что-то фантастическое. Расскажете потом, как всё прошло?
   - Если выживу, - фыркнула Микаэла и вскочила на спину Лирея. Анастериан проводил девушку долгим взглядом и, пожав плечами, водрузил на голову шлем, который тут же скрыл его лицо. Ведьма не проронила ни слова и, пришпорив своего коня, погнала его к видневшимся вдали флагам с изображением лилии. Наги были уже готовы - собирались они на удивление быстро. Женщины были облачены в тканевые накидки, под которыми скрывались лёгкие доспехи. Такие могли уберечь от стрел, но лезвие меча запросто бы превратило их в груду ошмётков. Но женщины-наги не сражались в ближнем бою. По крайней мере не все - такие, как Сайрё, стояли рядом с мужчинами и были с головы до хвоста облачены в тяжёлые доспехи, которые едва ли можно было пробить с одного удара. Штормовые великаны послушно бродили сзади, ожидая приказов Керацу. По умственному развитию эти громилы больше напоминали детей - удивлялись всему, что только было можно, и даже пытались поймать снежинки, сыпавшиеся с неба весь день напролёт.
   Едва Микаэла подъехала к войскам наг, Небирон, как всегда восседавший на своём быке, окликнул её и сел в седле боком, чтобы лучше видеть девушку.
   - Как дела на южном фронте? Что они там придумали? - поинтересовался предводитель наг, рассматривая искрящиеся на свету перепонки между своими пальцами. Микаэла, обернувшись назад, пристально вгляделась в видневшиеся вдали войска и неуверенно пробормотала:
   - Я слышала, за южном фронте ожидают нападения войска мёртвых. Как бы нам в этой битве не потерять слишком много людей - у "Зодиака", конечно, осталось всего два города, Ноэль и Келегор, но если мы победим здесь ценой колоссальных потерь, то дальше нас ждут только поражения.
   - Ноэль нельзя проиграть. В Ноэле хранятся останки господина Ро. Будет плохо, если Дракон воскресит Чернокрылого! - прошептала Керацу, и трещотка на конце её хвоста начала издавать тихий треск. Микаэла удивлённо посмотрела на нагу и, нахмурившись, спросила:
   - Господин Ро? Чернокрылый?
   - Цуй-ро. Брат Цуй-лэня.
   Вот теперь ведьма прекрасно поняла, о чём шла речь. Цуй-ро, в отличие от своего младшего брата, славился нехорошей репутацией. Красный дракон был предвестником смерти, и от взмаха его чёрных крыльев, по слухам, горела сама земля. Цуй-ро ненавидел всё, что двигалось, дышало, жило. Кто-то говорил, будто бы он даже умел принимать человеческий облик, в котором он похищал невинных дев и использовал их для своих кровавых ритуалов. Если останки Цуй-ро хранились в Ноэле, значит, Дракон был готов сделать всё что угодно, лишь бы не потерять в этой битве Светлану.
  "Он вырвет её из наших рук когтями, если потребуется. Иначе ему не оживить Чернокрылого", - подумала Микаэла и вздрогнула, когда по полю пронёсся рёв боевого горна. Войска Союза мгновенно пришли в движение, и ведьма, отбросив из головы посторонние мысли, устремила свой взор вперёд.
   С каждым шагом напряжение лишь росло, и Микаэле казалось, будто сама земля под ногами дрожала и вибрировала. Под ней явно что-то было. И это что-то собиралось вырваться на свободу. Стараясь не думать о плохом, ведьма пришпорила Лирея и понеслась вперёд, чтобы быстрее всех увидеть северные ворота Тристора.
   Город сам по себе ничем не отличался от всех остальных - улицы, дома, высокие стены... Микаэла бы даже не удивилась, если бы нашла в нём точно такие же строения, как в Таррене или Харбане. Однако было здесь что-то такое, что заставляло дрожать от страха и нетерпения одновременно. Девушке казалось, будто она покоряет какую-то святыню. И Тристор действительно был для "Зодиака" очень важен. Если убийцы потеряют город в этом сражении, то перед Союзом откроется прямая дорога на Келегор. Построить корабли и перебраться на остров не составит особого труда. Но Адриан выстроил всё исключительно в свою пользу. Даже если "Зодиак" проиграет в битве и уступит Союзу Тристор, гильдия отступит в Ноэль, и там уже поднимет Цуй-ро. А с помощью этого древнего змея им, возможно, даже удастся отбросить войска Анастериана на начальные позиции.
   Пока Микаэла рассуждала обо всём этом, над её головой неожиданно пронеслись грифоны. Прекрасные могучие звери, казалось, чего-то боялись. Их всадники с трудом управлялись с животными, и ведьма поспешила крикнуть:
   - Успокойтесь! Всё хорошо!
   Тщетно - на стенах города неожиданно появились стрелки, и залп стрел ещё сильнее напугал грифонов. Кто-то попросту не успел увернуться, и несколько зверей рухнули на землю, поверженные. Лирей нервно захрапел и закрутился на месте, наотрез отказываясь идти дальше. Микаэле с трудом удалось убедить коня поскакать вперёд, чтобы не оказаться хорошей мишенью для стрелков. Только возле могучих наг девушка чувствовала себя защищённой. Однако в ряды Небирона прокрался страх - кто-то испуганно шарахался в сторону, стоило очередной стреле вонзиться рядом в землю, кто-то нервно перебрасывал оружие из руки в руку, кто-то и вовсе молился Арителу. Так дальше продолжаться не могло.
   - Ранзак! Одолжи мне немного силы! - крикнула Микаэла, и фамильяр послушно скользнул с её плеча на руки. Нужно было совсем немного энергии, но ведьма решила взять с запасом, потому бесстрашно провела лезвием по тыльной стороне руки рядом со старыми бледными рубцами. Едва кровь обагрила острие кинжала, Микаэла подняла руку к небу и громко крикнула:
   - Явитесь, птицы! Интане!
   По лесу за спиной пронёсся долгий протяжный крик птицы. К нему присоединился ещё один, а затем ещё и ещё... Неожиданно в небо взмыла огромная чёрная волна, которой на мгновение испугалась даже сама Микаэла. Эта лавина неумолимо неслась к Тристору, издавая такой гам, что закладывало уши. Даже бой на мгновение остановился - воины запрокинули головы и изумлённо уставились на внезапно появившихся в небе птиц. Микаэла же расплылась в широкой улыбке и медленно указала рукой на стену, где стояли лучники. И лавина с ужасающим рёвом бросилась на них, сметая всё на своём пути. В одно мгновение стена почернела от птиц, которые бросались на всё, что только двигалось. Те, кто не захотел быть исцарапан их чудовищными когтями, обратились в бегство, надеясь найти хоть какое-то укрытие. Только когда Микаэла почувствовала, что заклинание стало требовать больше сил, чем она рассчитывала, девушка опустила руку, и птицы в одно мгновение исчезли - взмыли под самые небеса и скрылись над облаками.
   - Молодец, Аш-Малекса! - усмехнулся Небирон, натягивая поводья своего быка. - Всё-таки иметь в своих рядах столь могущественного союзника - большая удача!
   - А разве Керацу не может так же? - удивлённо спросила девушка, посмотрев в сторону своей подруги-наги. Та лишь улыбнулась и покачала головой:
   - Я нефритовая жрица, а не волшебница. Я могу исцелять и управлять водой, но тут до озера или реки слишком далеко. Кроме того, я обыкновенная посвящённая. Не забывай, что ты ещё и ведьма. Это даёт тебе большое преимущество!
   Микаэла, зардевшись, коротко кивнула и погнала Лирея вперёд. Нужно было штурмовать ворота как можно скорее, иначе войскам Союза негде было бы прорваться в город. Но прежде чем юная ведьма подумала об этом, Керацу всё-таки показала, на что она была способна. Указав на ворота, нага громко закричала:
   - Штормовые великаны! В атаку!
   Чудовищный рёв сотряс землю, и Микаэла поспешила отъехать на Лирее чуть в сторону, чтобы не оказаться прямо на пути древних чудищ. Те, медленно пробираясь по заснеженной земле, двинулись вперёд. Девушка впервые видела их так близко - их ноги, корни, впивались глубоко в почву, и великаны словно плыли, мерно раскачиваясь вверх-вниз. Три глаза чудищ вращались в разные стороны, рассматривая каждого присутствующего с такой выразительностью, что становилось не по себе. Едва один из великанов добрался до ворот, один мощный удар его лапы сотряс городские стены. Враги, прятавшиеся в башнях, заметно засуетились и бросились к кочанам с кипящим маслом, словно это могло остановить чудовищ. Едва воины попытались облить одного из великанов со стены, Небирон махнул рукой, и баллисты выстрелили прямо им под ноги. Каменные осколки с грохотом понеслись вниз, падая на землю рядом с великанами, но те их даже не замечали - с таким усердием они старались исполнить приказ Керацу. Наконец, последний удар. Огромные деревянные ворота разлетелись в щепки и первого из чудищ тут же снесло пылающим шаром.
   - Катапульты! - закричала Микаэла и едва не слетела со спины Лирея, когда ещё один великан рухнул на землю прямо перед ними. Чёрт возьми, защитники города расправлялись с чудищами так, словно те были совершенно беспомощными и неопасными!
   - Ваше Величество, нужно атаковать! - пробормотала Керацу, с горечью смотря, как её великаны погибают один за другим. - С катапультами мы разберёмся, но если конница врага нападёт неожиданно...
   Небирон коротко кивнул и, подняв руку, принялся ждать. Минута полной тишины, прерываемой лишь лязгом мечей и рёвами падающих великанов. Микаэла чувствовала, как напряжение вокруг стремительно нарастает. Даже Лирей нервно храпел, переступая с ноги на ногу. Наконец, предводитель наг ослабил сжатую в кулак руку и неожиданно махнул ей, прокричав что есть мочи:
   - В атаку!
   Новый залп баллист, и с содрогнувшихся стен посыпались осколки камней. В одно мгновение войско наг превратилось в огромную лавину, неумолимо бросившуюся вперёд. Их, казалось, не могло остановить ничего, даже смерть соседей по строю. Стоило в рядах появиться бреши, и наги тут же строились плотнее, продолжая нестись вперёд единой лавиной. Микаэла гнала Лирея резвым галопом и всё равно не успевала за союзниками. Откуда такая скорость? Наги казались девушке совершенно неповоротливыми созданиями, не способными быстро передвигаться из-за своих огромных хвостов. Но, видимо, когда было необходимо совершить какой-то рывок вперёд, эти существа были быстрее всех.
   Едва наги приблизились к распахнутым воротам, показалась тяжёлая конница Тристора. И Микаэла в тот же миг почувствовала сильнейшее воздействие со стороны - кто-то гнал лошадей вперёд несмотря ни на что. Конница опешила при виде наг лишь на мгновение, и в следующую же секунду снова бросилась вперёд как ни в чём ни бывало. Микаэла едва успела выскочить вперёд, чтобы преградить им дорогу.
  "Ну же, давайте! Бойтесь!" - прокричала про себя девушка и неожиданно почувствовала, словно на неё навалилась каменная стена. Незнакомая энергия давила всё сильнее и сильнее, и ведьма едва успела выставить мысленный щит. Ещё немного, и её таинственный соперник пробрался бы и в её сознание.
   - Неужели такое возможно? - прошептала Микаэла, когда противник ненадолго отступил. Ранзак, снова появившийся на плече, мрачно пробормотал:
  "Вряд ли это маг. Они на такое способны, но пользуются этим редко. Мысленный штурм, знаешь ли, сильно отвлекает от произнесения других заклинаний. Но бывает, что люди, не владеющие магией, обладают развитыми телепатическими способностями. Будь осторожна: если он проберётся в твоё сознание, ты больше не сможешь ему сопротивляться".
   Микаэла хотела было ответить фамильяру, но мысленная атака снова заставила её сконцентрироваться на защитной магии. Поддерживать телепатический блок было крайне сложно, особенно если учесть, что позаимствованные у Ранзака силы уже подходили к концу. Когда противнику в очередной раз не удалось пробить защиту Микаэлы, он отступит, и девушка вздохнула с облегчением. Убирать блок она всё-таки не рискнула, потому снова провела лезвием кинжала по руке. Как бы только от потери крови к концу боя сознание не потерять...
   Наги и конница столкнулись в бою, и на мгновение всё перемешалось. Лошади и змеи, всадники и существа, отдалённо напоминавшие рептилий... Звон мечей едва не оглушил Микаэлу, и девушка вовремя взяла себя в руки: её противник перестал атаковать непосредственно её, но переключился на Лирея. Конь испуганно заржал и попытался встать на дыбы, но ведьма успела его успокоить.
  "Чёрт, это намного сложнее, чем я думала", - пробормотала Микаэла и пришпорила Лирея. Наги на удивление просто расправлялись с лошадьми. Особенно ловко сражались те, кто обладал не одной парой рук - у них бывало по три, а то и по четыре меча, и противник попросту не успевал отражать все атаки. Неумолимой лавиной наги продолжали прорываться вглубь города, и на мгновение Микаэле показалось, что ничто им уже не угрожает.
   Внезапно что-то обвилось вокруг ноги девушки и резко выдернуло её из седла. Лирей тут же испуганно заржал и понёсся прочь, спасаясь от незримого врага. Микаэла, растянувшись на земле, запрокинула голову и похолодела от ужаса, увидев перед собой противника. Он ничем не отличался от всех остальных - те же доспехи, та же чёрная накидка с ярко-алой полосой у самого низа. Но только Микаэла однажды уже видела этого человека во сне, в котором она была Тигром.
   - Антрос! - процедила сквозь зубы девушка, и убийца, выпрямившись, усмехнулся:
   - О, тебе известно моё имя? Я польщён, ведьма!
   Микаэла с трудом поднялась на ноги и резко пошатнулась, когда противник атаковал её мысленно с новой силой. Выставленный барьер едва не пал, и девушка едва не оказалась захваченной врасплох. Но было кое-что, чему Кайлан её успел научить очень хорошо: бить в ответ, оказавшись загнанной в угол. Собравшись с мыслями, Микаэла неожиданно для самой себя атаковала противника с такой силой, что тот резко пошатнулся. Из носа его медленно потекла струйка крови, и Лошадь, глухо зарычав, утёр её рукой.
   - Ах ты гадина, - процедил он сквозь зубы и взмахнул кнутом, намереваясь атаковать вновь. Микаэла испуганно бросилась в сторону, но хлыст снова обвился вокруг её ноги и швырнул о землю с такой силой, что из девушки едва не вырвался весь воздух. Барьер на мгновение пал, и Антрос мгновенно возобновил мысленный штурм. Ему наверняка удалось бы захватить Микаэлу, если бы в мыслях девушки не появился кто-то, выставивший свой щит, да такой силы, что Лошадь опешил. Попытавшись снова атаковать ведьму, он лишь получил в ответ - на этот раз намного сильнее. Пошатнувшись, убийца рухнул на одно колено и приглушённо зарычал от негодования.
   - Да что у тебя за союзники такие... - процедил он сквозь зубы. Ха! Да Микаэла сама была бы не прочь узнать, кто это вдруг решил ей так помочь! В какой-то момент девушка посчитала, что это сама Малекса решила защитить её в минуту опасности. Но всё оказалось намного проще - знакомый нервный смешок в её мыслях расставил всё по своим местам.
  "И вам большое спасибо, Тирифаль", - хмыкнула Микаэла, доставая из-за спины арбалет. Убивать своего противника девушка не собиралась, но хотела взять в плен.
  "Зачем? Этот убийца точно не станет нашим союзником", - заметил Тирифаль, но Микаэла пропустила его слова мимо ушей. И очень зря. Антрос неожиданно вскочил на ноги и атаковал мысленно с такой силой, что даже тёмному эльфу пришлось приложить больше усилий, чтобы удержать барьер. Только Лошадь совсем не собирался захватывать разум ведьмы и её союзника - воспользовавшись замешательством обоих, он резко принял облик коня и бросился прочь, мгновенно затерявшись среди остальной конницы. Микаэла разъярённо сжала кулаки от досады и осмотрелась в поисках Лирея. Нет, убийцу уже было не догнать.
  "Анастериан говорит, пусть уходит, - пробормотал Тирифаль. - А я пока медленно снимаю барьер, и ты стараешься быть осторожной, договорились? В случае чего обращайся за помощью к Альрату. Или Бейлсару".
  "Он тут?!" - вскрикнула Микаэла, не веря своим ушам, но тёмный эльф больше не произнёс ни слова - разорвал мысленную связь. Вздохнув, девушка восстановила свой телепатический барьер и постаралась отыскать взглядом Небирона или Керацу. Наконец, заметив жрицу-нагу, ведьма поспешила к ней и оставшийся бой старалась не отходить слишком далеко.
  
   Конь под седлом громко храпел, и Анастериан, с трудом держась за бока скакуна ногами, отражал атаки противника тяжёлым мечом. Кто бы мог подумать, что отряд Собаки зайдёт сбоку! Этот убийца оказался намного хитрее, чем все думали. А ведь Кайлан предупреждал об опасности, говорил, что этот пёс не так прост, как кажется!
   Очередная атака противника - и Анастериан едва не вылетел из седла, когда вражеский клинок разрубил ремень, на котором держались стремена с правой стороны. С трудом вернувшись в начальное положение, паладин ответил ударом на удар и почувствовал, как в жилах закипает кровь.
  "О, Гаржиль, прошу, услышь голос сына твоего! Вожаку стаи не пристало погибать одному, когда его товарищи сражаются где-то далеко!" - в сердцах крикнул Анастериан, но его крик остался не услышанным. Чтож, погибать - так с честью! Стиснув зубы, паладин скатился со спины своего скакуна и бросился в бой, не жалея собственных сил и крови. Рана на боку причиняла массу неудобств, но Анастериан старался не подавать виду. Не хватало ещё, чтобы противник догадался о том, что он ранен.
   Но врагов становилось всё больше и больше, и паладин уже начал сомневаться - а есть ли боги вообще? Ни Гаржиль, ни Унрак, ни Малекса - никто не помогал им в этом сражении. Вряд ли богам вдруг вздумалось понаблюдать за битвой со стороны, не принимая в этом активного участия. Ведь раньше Малексу едва можно было остановить: стоило где-нибудь сомкнуться мечам, и над тем местом сразу сгущались тучи. А сейчас на небе не было ни облачка. Из-за этого Анастериан не раз вздрагивал, пугаясь: а не погибла ли Микаэла?
   Пока паладин углубился в свои мысли, один из его противников сделал неожиданный выпад, и Анастериан, не удержав равновесия, рухнул на спину. Вот и смерть пришла... или нет? Странная тень мелькнула перед ним, и воин изумлённо раскрыл рот. Он представлял Смерть несколько иначе - старой дамой, облачённой во всё чёрное. Но за ним явился настоящий ангел: прекрасная осанка, платиновые локоны до плеч, невероятно чистые лазурные глаза, немного болезненно-бледная кожа... Выхватив из-за пояса саблю, "ангел" бросился на ближайшего противника и в одно мгновение обезоружил его. Остальные испуганно попятились назад, шепчась о чём-то.
   - Молодой господин, с вами всё в порядке? - девушка быстро помогла ему подняться на ноги и окинула пристальным взглядом. Анастериан, потеряв дар речи от удивления, только и смог, что кивнуть в ответ. Ангел? Ну, это создание действительно было похоже на посланника света, но только вот дружило оно с очень опасными людьми.
   Прежде чем паладин успел произнести хоть слово, противники вновь бросились в атаку. Но совершенно внезапно трое из них пошатнулись и рухнули на землю - из спины их торчали длинные кинжалы без гарды. Анастериан поднял удивлённый взгляд на гостя и невольно усмехнулся. Теперь понятно, куда этот демон пропал...
   - Не пойми неправильно, Анастериан, - фыркнул Марк, вытаскивая из спины поверженных врагов свои кинжалы. - Я тебя ранил перед боем - вот теперь отрабатываю. Считай, что я теперь твой личный телохранитель.
   - И всё-таки не стоило, - недовольно пробормотал паладин, которому не сильно понравился тот факт, что его только что спас убийца. В ответ Марк лишь усмехнулся и, обернувшись к светловолосой девушке, крикнул:
   - Лисана, куда Дракон дел Змею?
   Анастериан снова удивился - да что же это такое? Убийца на убийце. Лисана, больше известная в Союзе как Овца, пристально посмотрела на городские стены и, помрачнев, пробормотала:
   - Их не было. Они покинули Тристор ещё до начала вашей атаки и, кажется, направились в Ноэль. А в чём дело, братец Кот?
   Анастериан мгновенно помрачнел и, не произнеся ни слова, вскочил в седло. Надо же было позволить так себя одурачить! Но прежде чем паладин погнал своего коня к своим видневшимся вдали войскам, Марк неожиданно схватил скакуна за поводья и пристально посмотрел на Анастериана:
   - Куда это вы собрались, Ваше Величество? Я вас тут не просто так спасал.
   - О, вот как? - расплылся в улыбке паладин и посмотрел на убийцу не самым дружелюбным взглядом: - Выкладывай скорее.
   Марк молча толкнул Лисану к коню Анастериана и взглядом приказал девушке залезать в седло. Паладин, на мгновение покраснев, быстро помок воительнице взобраться на лошадь и усадил перед собой.
   - Присмотри за ней, будь добр, - хмыкнул Марк и, превратившись в кота, скрылся где-то среди высоких сугробов. Анастериан проводил его долгим взглядом и, посмотрев на сидевшую впереди девушку, пробормотал:
   - Я так понимаю, ты его сестра?
   Лисана в ответ коротко кивнула и слегка покраснела. Паладин молча пришпорил коня и погнал его к войскам. Пока скакун с трудом пробирался сквозь снег и налетевший ветер, Овца неожиданно произнесла:
   - А почему вы раньше не сказали моему брату, что он свободен?
   - Ну... - пробормотал Анастериан, стараясь увидеть дорогу через плечо Лисаны, - он постоянно сбегал в "Зодиак", стоило нам его поймать. А в Алакосте у меня просто не нашлось свободного времени: нужно было уладить некоторые возникшие после появления Свиньи проблемы, потом моя коронация, договор с Торговой Компанией... Да и Марк снова сбежал, как только выпал удачный момент. Он слишком шустрый, да только не там, где надо.
   Лисана в ответ звонко рассмеялась, и Анастериан, удивлённо посмотрев на неё, слегка покраснел. До чего же видное создание пряталось столько времени в "Зодиаке"... Когда же они двое добрались до войск, из города донёсся победный рёв боевого горна. Тристор пал намного быстрее, чем кто-либо ожидал, и воины радостно закричали, побросав оружие. Мрачны были только Кайлан, Неа, Марк да Анастериан - те, кто видел бегство последних отрядов гильдии. И каждый из них понимал, что в Ноэле им предстоит сразиться с нечто более устрашающим.
   - В погоню. Раненых оставьте в Тристоре, - коротко приказал Анастериан, разворачивая коня. - Мы идём на Ноэль.
   И войско, едва ли успев передохнуть, двинулось дальше. Времени на остановки и отдыха попросту не было - каждый понимал, что чем быстрее Союзу удастся добраться до Ноэля, тем меньше шансов, что "Зодиак" успеет поднять войско мёртвых.
  
  31. Ни-ве!
  
   Запах гари и разложившейся плоти едва не выворачивал наизнанку. Хаос был повсюду - лес пылал, обугленная земля истощала отвратительный аромат, а разбросанные тут и там обгоревшие кости медленно тлели под воздействием какой-то тёмной магии. Микаэла едва могла смотреть на всё это: к горлу подступал комок, и девушка поспешно отворачивалась. Но куда бы не пал её взгляд, везде было одно и то же - смерть.
   - Что здесь произошло? - шёпотом спросил Кайлан, осторожно ступая по обугленной земле. Небирон даже впервые спешился со своего быка, чтобы лучше рассмотреть место катастрофы. Осторожно коснувшись горячей почвы, предводитель наг заметно помрачнел и пробормотал:
   - Цуй-ро... Его влияние уже добралось до этого места. Поворачивай, Анастериан. Нам уже нечего здесь захватывать.
   - Но ведь Ноэль... - начал было паладин и замолчал, поняв, в чём дело. Ноэля больше не было. Впереди их ждал тот же пейзаж - дымящаяся земля, разбросанные тут и там человеческие кости и пожар. Адриан не оставил после себя ничего, и сейчас, должно быть, уже бежал в Келегор. Разумеется, ему не было смысла оставлять Ноэль - он был довольно крупным портом и единственной связью с остальными землями Аскаара. Не осталось больше ни бухты, ни кораблей.
   Откуда-то издалека послышался чудовищный рёв, от которого задрожала сама земля. Микаэла, испуганно вцепившись в гриву Лирея, запрокинула голову и увидела, как небо начали постепенно заволакивать свинцовые тучи. Тьма надвигалась намного быстрее, чем все предполагали. Но ведьму больше пугало то, что она слышала в своих мыслях странный шёпот, сводивший её с ума. Цуй-ро пытался проникнуть в её разум, завладеть силой посвящённого...
   - Значит, они уже воскресили Чернокрылого? - мрачно спросила Микаэла и вздохнула, когда Анастериан коротко кивнул головой. Ничего ужаснее и быть не могло. Судя по перерытым могилам, Адриану уже удалось поднять войско мёртвых.
   - Нам нужен союзник, - заметила Лисана, выглядывая из-за плеча Анастериана, - иначе перевес сил будет на стороне Дракона.
   - А чего это ты у нас тут командуешь? - фыркнул Тирифаль, недружелюбно посмотрев на девушку. Разумеется, он был не единственным, кто относился к Овце с явным недоверием. Однако Лисана словно не замечала этого - большую часть времени проводила рядом с Анастерианом и явно удивлялась тому, что её недолюбливают.
   - Советник, - грозно заметил король, - прошу следить за языком. Я говорил, что нам важен любой помощник, будь то нага или даже убийца. Приберегите свой гнев для нашего врага. Лисана говорит дело - без ещё одного союзника мы однозначно проиграем. Пускай в "Зодиаке" и осталось всего несколько командиров, но им помогает империя Варгноштад, а теперь ещё и войско мёртвых. Нас много, и нам помогают наги, но перевес сил всё равно на стороне врага.
   Небирон согласно кивнул - он и сам уже давно хотел это предположить. Но была одна небольшая проблема: не было ни одной расы, которая могла бы существенно пополнить число войск Союза. "Дикие" эльфы бродили по одиночке, а такие, как Соланар или Тирифаль вообще старались не показываться на глаза. Гномы жили на самом западе Аскаара, и добраться до союзников за пару дней не успели бы даже верхом на грифонах. Опускаться до уровня Дракона и призывать армию неживых существ никто не хотел, хотя в рядах Союза было несколько достаточно сильных некромантов, которые, объединив силы, могли управлять небольшим отрядом мертвецов. Да и не по вкусу это было Союзу, который старался во всём олицетворять исключительно свет.
   Кайлан, стоявший в стороне, внимательно осматривал трупы на дороге, как будто это могло чем-то помочь. Но убийца выглядел настолько серьёзно, что его никто не рисковал потревожить. Только Микаэла решилась сделать шаг ближе и осторожно коснулась плеча мужчины. Тот, не отрываясь, произнёс:
   - Они... не убиты "Зодиаком". Цуй-ро только сжёг трупы, чтобы мы подумали, будто это сделала гильдия...
   - Хочешь сказать, их убил кто-то другой? - недоверчиво спросил Марк, сидя верхом на вороном жеребце рядом с Анастерианом. Убийце, кажется, понравилось быть телохранителем короля - ему даже стали оказывать некоторые почести, да и кормили получше, чем остальных воинов.
   Кайлан медленно поднялся на ноги и с тревогой посмотрел на горизонт, словно пытаясь что-то там рассмотреть. На лице мужчины отразилось беспокойство, и он, сжав руки в кулаки, резко обернулся к предводителям армии Союза.
   - Прикажите войскам двигаться осторожно, - пробормотал Кай, - и пусть смотрят по сторонам. За нами кто-то наблюдает, и мне кажется, я знаю кто. Микаэла, я могу попросить тебя отправиться со мной кое-куда?
   Девушка удивлённо взглянула на Кайлана и, коротко кивнув, последовала за ним. Анастериан остался явно недоволен тем, что убийца скрыл от него что-то и крикнул:
   - Куда вы собрались?
   - Если это те, о ком я думаю, мне потребуется человек, умеющий общаться с животными, ибо эти существа очень тесно связаны с диким миром. Я не думаю, что наши незваные гости будут рады, если кроме нас явится кто-то ещё, вооружённый до зубов, - Кайлан многозначительно посмотрел на Анастериана, и паладин, тяжело вздохнув, махнул на него рукой. Больше не произнеся ни слова, Кай схватил Микаэлу за руку и потянул за собой в ближайшую рощу, чудом уцелевшую от пожала. Ведьма удивлённым взглядом буравила затылок своего возлюбленного, но хранила молчание, не решаясь тревожить Кайлана. Флаги войска медленно скрылись за густыми кронами елей, и Микаэла нахмурилась, увидев под корнями одного из деревьев большой отпечаток медвежьей лапы. Девушка отшатнулась в сторону и, неуверенно посмотрев вперёд, увидела целую цепочку подобных следов. Они тянулись в самую глубь леса, переплетаясь с другими, несколько отличавшимися по размеру и форме. Были здесь и волчьи следы - и все они уходили в одно и то же место.
   - Ты как? - шёпотом спросил Кайлан, и Микаэла, коротко кивнув, последовала за мужчиной. Ноги проваливались в глубокие сугробы почти по самые колени. Это было удивительно - ведь всего в сотне метров от леса земля была выжжена до такой степени, что от неё шёл настоящий пар.
   Роща была объята гробовой тишиной, и Микаэла, прижавшись к руке Кайлана, пристально осматривалась по сторонам. Отчего-то вдруг захотелось пооткровенничать - вероятно, начали сдавать нервы. Слегка отпустив руку убийцы, Микаэла подняла на него внимательный взгляд и тихо спросила, будто их могли услышать:
   - Зачем ты сражаешься, Кай? У тебя есть какая-то цель?
   Темноволосый мужчина удивлённо посмотрел на юную ведьму, но всё-таки ответил:
   - Я сражаюсь, чтобы остановить Адриана. Как бы безумно это не звучало, но... я верю, что он ещё исправиться. Как я, Неа или Марк. Адриану просто кто-то запудрил мозги, и он теперь уверен, что несёт миру добро... таким образом. Моя цель - защитить близких мне людей: тебя, друзей, товарищей.
   Микаэла едва не провалилась в сугроб, и Кайлан, улыбнувшись, ловко поставил её на протоптанную тропинку. Идти по следам мужчины оказалось несколько удобнее, и ведьма, пристроившись сзади, побежала следом за убийцей.
   - А у тебя было когда-нибудь такое ощущение, что тебе чего-то не хватает? Вот ты защищаешь близких тебе людей, а потом смотришь на Соланара, Светлану, Алейси... и понимаешь, что чего-то ты забыл. Чего-то важное.
   Кайлан остановился и, обернувшись, устремил на Микаэлу долгий пристальный взгляд.
   - К чему ты клонишь?
   - Ну... - зарделась Микаэла, медленно накручивая один из локонов на палец. - Ты так и не ответил мне на вопрос. Бывало такое?
   Кайлан коротко покачал головой и быстрым шагом направился дальше. Девушка лишь приглушённо фыркнула и поспешила следом, чтобы не затеряться в этом пугающем лесу. Несколько минут они шли молча, каждый думая о чём-то своём. Наконец, Микаэла снова догнала Кая и обняла его за шею, тем самым заставляя остановиться. Убийца обернулся, и в глазах его промелькнула усталость, словно он спрашивал: "Ну что ещё?". Ведьма, тихонько засмеявшись, коснулась пальцем кончика его носа и прошептала:
   - А ты бы защищал кого-нибудь ещё так же сильно, как меня?
   На мгновение Кайлан нахмурился, совершенно не понимая, о чём идёт речь. Он уже даже поднял руку, чтобы отмахнуться от девушки, но вдруг на лице его застыла маска удивления. Медленно переведя взгляд на Микаэлу, убийца осторожно коснулся её плеча и с трудом выдавил из себя:
   - Хочешь сказать, ты... беременна?
   Ведьма коротко кивнула головой и рассмеялась, когда Кайлан принялся загибать пальцы, что-то активно пытаясь высчитать. Приблизившись на шаг, Микаэла коротко шепнула ему на ухо:
   - Около трёх месяцев, можешь не считать.
   Кайлан незаметно сглотнул подступивший к горлу комок и неожиданно подхватил девушку на руки, из-за чего она испуганно вскрикнула. Громко рассмеявшись, мужчина раскрутил её в воздухе и, подставив-таки на ноги, с силой прижал к себе. Микаэла только улыбнулась в ответ и обняла Кая, закрывая глаза. В этот момент ей совсем не хотелось никуда идти, выискивать каких-то подозрительных существ, напавших на "Зодиак"... Зачем вообще всё это?
  "Мишка! Ми-и-ишка!" - дрожащим голосом произнёс Ранзак, появившись у девушки на плече. Микаэла недовольно заворчала:
   - Я же просила не называть меня так, Ранзак...
  "Да кому ты сдалась! Я говорю, там МЕДВЕДЬ!"
   Чудовищный рёв заставил Микаэлу и Кайлана мгновенно позабыть о посторонних разговорах. Резко обернувшись, мужчина похолодел, когда в нескольких десятках шагов от себя увидел огромного белого медведя, закованного в доспехи. Верхом на нём восседала настоящая эльфийка.
   Кожа её была молочного цвета с лёгким голубоватым, словно ледяным отливом. Длинные кипенно-белые волосы струились по спине. А изумрудные глаза незнакомки, казалось, пылали в полумраке и прожигали насквозь. Всё тело девушки покрывали тёмно-синие татуировки, которые не прерывались даже на лице, образуя полоски, как у тигра. Узоры эти слабо мерцали на свету, словно в них скрывалось нечто особенное. За спиной девушки был колчан с белоснежными стрелами и длинный костяной лук, начищенный шкуркой до блеска. Доспехи эльфийки были из шкуры того же белого медведя, только капюшон был сделан из меха овцы.
   Осторожно потянувшись за спину, незнакомка быстро выхватила лук и навела его на Кайлана. Мужчина с лёгкостью бы справился с гостьей, если бы не почувствовал, что рядом скрываются другие. Мао, до этого незаметно сопровождавший убийцу, приглушённо зарычал на медведя, но тот лишь оскалился и отступил на один шаг.
   - Они не выглядят дружелюбными... - заметил Кайлан, осматриваясь по сторонам. В тени деревьев за ними следили ещё трое эльфов. Кто-то был верхом, кто-то пешком, а кого-то сопровождала целая свора волков. Микаэла осторожно потянулась за кинжалом и вскрикнула, когда какой-то ястреб неожиданно вырвал оружие из её рук. Девушка задрала голову и удивлённо вскинула брови, узнавая птицу. И прежде чем ведьма проронила хоть звук, из-за одной из сосен показалась знакомая фигура. Соланар выскочил на протоптанную тропинку и, замахав руками, принялся что-то кричать. Микаэла не сразу догадалась, что говорил он на фелькете. До чего же странный у эльфа был акцент! Только вот говорил Сол так, как и должен был звучать язык леса - ведь это было его родное наречие.
   - Нон аллен! Ами зант, зант! - прокричал Соланар и остановился напротив эльфийки, сидевшей верхом на белом бронированном медведе. Та окинула гостя пристальным взглядом и, опустив лук, заговорила. В голосе её, казалось, был слышен треск снега и музыка ранней капели, и каждое слово было пронизано таким холодом, что по телу невольно пробегала дрожь.
   - Ку эсти? Вир нон обис, - заметила девушка, внимательно осматривая Соланара с ног до головы. Кайлан бросил на Микаэлу удивлённый взгляд, и ведьма догадалась, что убийца не понимает фелькета.
   - Соланар попросил их не нападать и сказал, что мы друзья, - прошептала Микаэла, - а она спросила его, кто он такой. И сказала, что он не один из них.
   - Соланар, тэр Карнаэль, - представился эльф, уточнив место своего рождения. Лесные воители удивлённо переглянулись и опустили оружие, благодаря чему Микаэла смогла в очередной раз убедиться, что где-то уже видела их. В какой-то из книг был похожий рисунок, изображавший эльфов верхом на диких животных, в частности медведях - белых и бурых. Кажется... точно! Таких называли ледяными или снежными эльфами, и вот уже как двадцать лет их считали абсолютно уничтоженными.
   Кайлан неожиданно шагнул вперёд, удивив тем самым не только Микаэлу и Соланара, но и окружавших его эльфов. Задрав рукав рубашки, мужчина показал длинный белый шрам, тянувшийся от плеча до самого запястья. Дождавшись, пока все рассмотрят этот "трофей", убийца молча кивнул на ближайшего медведя и снова указал на шрам. Ледяная эльфийка, с которой до этого разговаривал Соланар, удивлённо вскинула брови и внезапно поклонилась. Вероятно, она узнала в шраме на руке Кайлана след от когтей медведя. А если мужчина был до сих пор жив, значит, ему удалось либо победить могучего зверя, либо спастись от него бегством. И то и другое всё равно заслуживало у ледяных эльфов уважение, и воительница, сидевшая напротив них, была не исключением.
   - Нике оррента, ферре заус! - прошептала остроухая и тут же устремила взгляд на Микаэлу, словно выжидая, когда та переведёт.
   - Она сказала "Рада встречи, медвежий брат", - пояснила ведьма, чувствуя себя несколько неуютно. Столько недружелюбных глаз было устремлено в её сторону...
   Кай поклонился снежной эльфийке в ответ и, указав на себя, громко и отчётливо произнёс:
   - Кайлан. Кай-лан, - повторил он и указал на Микаэлу: - Мишка.
   - Миш-ка? - удивлённо произнесла эльфийка. - Ферре?
   Кайлан улыбнулся в ответ и, кивнув, рассмеялся. Микаэле же было вовсе не до смеха: ей и так не нравилось, когда её называли Мишкой, а теперь все эти незнакомые эльфы наперебой выкрикивали её прозвище, добавляя к этому "ферре", что с фелькета прямо переводилось как "медведь".
   Наконец, незнакомка убрала лук за спину и, поклонившись Микаэле, громко произнесла, указав на себя:
   - Ниве! Нике оррента, Миш-ка!
   Ведьма тяжело вздохнула - и как их угораздило вообще попасться на это племя далеко не прекрасно развитых умом эльфов? Они были типичными представителями Малнаар, "потерянных". Однако что-то заставило Микаэлу заинтересоваться этими снежными воителями. Сделав шаг к Ниве, девушка вкрадчиво произнесла:
   - Это вы напали на людей, проходивших здесь до нас?
   Эльфийка коротко кивнула и, указав рукой на небо, воскликнула:
   - Огромный змей лететь над нашими лесами! А потом всё вокруг запылать. Мы не любить, когда жарко! Мои братья и сёстры напасть на чужаков. Чужаки больно бить! И мы ждать, когда чужаки уйти.
   Микаэла тяжело вздохнула, понимая, что эти Малнаар ещё более "потерянны", чем она думала. Они даже фелькетом владели с трудом, общаясь между собой посредством рыка. И, кажется, это было основной причиной, по которой медведи и волки их прекрасно понимали. Но снежные эльфы всё равно славились силой и могуществом. Обернувшись, Микаэла бросила Кайлану:
   - Они видели Цуй-ро и говорят, что напали на "Зодиак", но те оказались сильнее. Потому они сбежали. Эй, Ниве! Хочешь поохотиться на этих чужаков?
   - Поохотиться? - переспросила эльфийка и, задумчиво почесав подбородок, кивнула: - Мы любить охотиться! Моя звать братьев и сестёр!
  "Ну зови-зови", - хмыкнула Микаэла и вздрогнула, когда Ниве неожиданно закричала на весь лес. Спустя несколько минут среди елей показались едва заметные худые фигуры эльфов и их ручных медведей. Микаэла только и могла, что удивлённо пересчитывать собравшихся вокруг - их были сотни!
   - Сколько вас? - вскрикнула девушка, оборачиваясь. Ниве, звонко засмеявшись, показала ей четыре пальца, и Микаэла охнула. Четыре сотни!
   - Ещё не все друзья прийти. Другие далеко. Но они прийти позже!
   Это объясняло, почему на поляне было несколько меньше эльфов, чем говорила Ниве. Коротко кивнув, Микаэла обернулась к Кайлану и знаком приказала ему быстро уходить из леса. Соланар уже скрылся где-то впереди, поняв, что больше ему здесь делать нечего. Только ведьма сделала шаг вперёд, как Ниве неожиданно схватила её за руку и, втянув на спину медведю, рассмеялась.
   - Боре хороший! Боре друг Миш-ке! Боре охотиться с Миш-кой и Ниве!
   Микаэла невольно улыбнулась и краем глаза заметила, что кто-то из эльфов усадил на своего медведя и Кайлана. Мао, недовольно порыкивая, скачками нёсся впереди, лишь время от времени останавливаясь, чтобы убедиться, что с Микаэлой и Каем всё в порядке.
   Стоило им подойти ближе к войскам Союза, в лагере началась заметная суета. Кто-то даже побросал свои дела, только бы посмотреть на таинственных снежных эльфов верхом на бронированных медведях. Небирон, едва завидев их издалека, изумлённо зафыркал, словно перед ним были какие-то демоны. Анастериан же отреагировал более спокойно. Сделав глоток горячего чая, паладин отставил кружку в сторону и пробормотал:
   - Почему-то я не удивлён, Аш-Малекса. Кто на этот раз?
   - Ни-ве! - громко крикнула снежная эльфийка и ударила себя кулаком в грудь, отчего люди вокруг испуганно отпрянули назад. Микаэла лишь улыбнулась и, не удержавшись, рассмеялась. Всё-таки она была мастером отыскивать новых друзей!
  
  32. Реликвия снегов.
  
   - Мы идём в Мертволесье!
   Последнее время Кайлан вёл себя довольно активно, и почему-то Микаэла совсем не удивилась его неожиданному порыву. Путешествие в лес, объятый тёмной магией, было достаточно опасным, а Кай отличался сдержанностью и рассудительностью. Но чем ближе войска Союза подходили к восточным берегам Аскаара, тем больше в убийце просыпалось давно забытых чувств и эмоций. Кажется, он был рад вновь побывать на своих родных землях, и Микаэла всё сильнее и сильнее узнавала в нём того самого Вариана, однажды приснившегося ей во время пути в Алакосту. Сам Кайлан пугался, когда кто-нибудь намекал ему, что он постепенно становится самим собой.
   - Я Кайлан, а не Вариан, - пробормотал убийца, влезая на спину своего коня. - Со старым прошлым давно покончено.
   Микаэла хотела было кивнуть головой, мол, всё так и есть, но в разговор неожиданно влез Кот. Марк всегда находил не самый подходящий момент для своих реплик, но они, на удивление, обычно действовали.
   - В этом твоя самая большая ошибка, Тигр, - хмыкнул блондин, развалившись на шкуре возле костра. - Ты боишься признать, кто ты на самом деле. Отказываешься от своего прошлого, от своего имени. Это не поможет тебе исправиться. Может, ты и зовёшь себя Кайланом, но как ни крути, ты - Вариан. И это так же правильно, как то, что я - Марк, а Петух - Неа. Ты ведёшь себя как маленький мальчик, считающий, что если он назовёт себя другим именем, что-то изменится. Хочешь заслужить признание у людей, хочешь перечеркнуть своё прошлое, начать жизнь с нового листа - сделай что-нибудь полезное для Союза. А то, что ты благополучно поменял себе имя, ничего нам не даст. Мы что, войну выиграем от того, что ты себя по-другому теперь зовёшь?
   Кот был прав, и он сам это прекрасно понимал. На его немного нагловатой морде отразилась усмешка, и Марк, перекатившись на спину, принялся рассматривать янтарное небо, которое отражалось в его голубых глазах странными золотыми переливами. В этот момент он действительно был похож на настоящего зверя - высокомерного, величественного, самовлюблённого, как какой-то породистый кот очень высоких кровей.
   Кайлан в ответ промолчал и, переведя взгляд на свои руки, приглушённо хмыкнул:
   - И что ты предлагаешь, Марк? Ничего также не изменится, если я вдруг начну называть себя Варианом. Мы не выиграем войну.
   С дальнего конца поляны в мужчину полетел маленький камушек, и Кай едва успел уклониться. Лисана, как всегда сидевшая рядом с Анастерианом, тяжело вздохнула и покачала головой, как настоящая мать, огорчённая поведением своего ребёнка.
   - Да когда ты уже поймёшь, что не в имени дело? - воскликнула девушка. - Назовись ты хоть кем угодно! Когда ты в последний раз использовал магию? Али ты забыл, что ты боевой маг? Если забыл заклинания - мог уже давно подойти к Альрату. Когда в последний раз ты охотился? А ведь ты делал это постоянно. Охота была для тебя настоящим ритуалом, из которого ты действительно черпал силы. Ты деградируешь, Тигр. Твой нюх, зрение, ловкость, скорость - всё это начинает пропадать! А ты всё больше и больше начинаешь походить на обыкновенного воина, который только и может, что меч в руках держать. Мы шли не за таким Тигром. Ты... сомневаешься? Так отбрось сомнения.
   - Я не сомневаюсь! - резко оборвал Кайлан и, уткнувшись в землю, пробормотал: - Я боюсь. Боюсь, что сойду с ума, как Адриан. Я не хочу возвращаться к тому, что уже было. Что будет, если я снова начну убивать и... наслаждаться этим?
   Соланар, приглушённо зарычав, резко поднялся на руки и толкнул Кайлана в грудь:
   - Да ты всех уже достал своими сомнениями! Говоришь, что не сомневаешься, а только что задал этот глупый вопрос: "А что будет, если я..."! Ничего не будет, понял?! НИ-ЧЕ-ГО! По крайней мере, ещё хуже нам точно не станет, если ты прекратишь ныть и наконец-то возьмёшься за дело. А если продолжишь себя так вести, то я тебя предупреждаю - в грядущем бою ты рискуешь потерять Микаэлу. И не только её, если мне ничего тогда не послышалось. Знаешь, в чём главное различие между тобой и Мишкой? Она ведь обыкновенная деревенская дурёха, которая нигде военному ремеслу и не обучалась! Да её Бейлсар магии всего две недели учил! Когда все остальные проводят за магическими свистками десятки лет! Но она не сомневается. Когда надо, Микаэла берёт себя в руки и делает так, как считает нужным. И все ей подчиняются, все верят в неё и обожествляют! А ты? Ты вечно задаёшься вопросом: "А не стану ли я снова убийцей, если поступлю так?". Ты и есть убийца, Кайлан. Только этого не стоит бояться или стесняться. А теперь ноги в руки - и в Мертволесье, Вариан. Охотиться.
   - Охотиться? Ниве любить охотиться! - радостно вскрикнула снежная эльфийка и тут же подбросила в воздух над собой копну белого искрящегося снега. Фразу "Ниве любить охотиться" на человеческом языке остроухая выучила буквально за несколько минут, и теперь, стоило ей услышать что-нибудь об охоте, тут же вносила свою лепту в разговор, даже если это было совсем лишним.
   Кайлан, мимолётно глянув на Ниве, нахмурился и снова перевёл взгляд на Соланара:
   - Зачем мне охотиться в Мертволесье? Там ведь ничего живого нет...
   - Совсем не обязательно охотиться на зверей, - улыбнулась Лисана. - Можно искать и что-нибудь другое. Вещи, деньги, реликвии.
   На последнем слове девушка сделала очень явный акцент, и Микаэла неожиданно поняла, к чему сходился разговор. Разумеется, Лисана и Соланар посылали Кайлана в Мертволесье вовсе не для охоты на зверей. У Тигра были хорошо развиты нюх и интуиция, и это могло бы помочь им найти нечто особенное. Растянувшись в улыбке, Микаэла коснулась запястья Кайлана и шепнула:
   - Действительно, Кай. Если ты боишься, что я стану презирать тебя-Тигра, то ты глубоко ошибаешься. Я люблю тебя любого. Слышишь?
   - Ну вот, началось... - пробормотал Марк. - Можете оставить эти телячьи нежности на потом? Идите уже лучше.
   - Ниве любить охотиться! - с большей выразительностью произнесла Ниве, и Кот тут же добавил:
   - Да, и её с собой прихватите. Может, пригодится...
   Вздохнув, Кайлан мимолётом глянул на Ниве и тут же молча пошёл на юг. Ледяная эльфийка самодовольно улыбнулась и, усадив Микаэлу на спину Боре, погнала медведя следом за убийцей. Они шли достаточно долго, и всё это время Кай молчал. Лишь время от времени он останавливался и поднимал взгляд на горизонт, который медленно окрашивался в причудливые цвета. Он то становился ярко-золотым, то темнел до медного, то и вовсе заливался пурпурными переливами, которые тянулись вслед облакам к видневшемуся вдали лесу.
   Впереди наконец-то показались деревья, и Микаэла облегчённо вздохнула. Только радость её была недолгой - на смену облегчению снова вернулась тревога. Перед ними не было ни единого целого дерева. Некоторые были больше похожи на скрюченные раковины улиток, другие и вовсе торчали, как столбы, растеряв все свои ветви, а третьи, казалось, даже обладали мордами - кора так странно росла на них, что местами складывалась в своеобразный рисунок, напоминавший настоящее лицо. Снег здесь надолго не задерживался - он, конечно, падал на землю, но моментально таял, как будто сама почва была невероятно горячей. Решив проверить, Микаэла наклонилась и коснулась одного из бугров, но он был совершенно холодным. Чудеса...
   В Мертволесье не было ни зверей, ни птиц - только голые деревья, жадно тянувшиеся к солнцу. Чем сильнее небесное светило опускалось к горизонту, тем страшнее становились тени, отбрасываемые всем, что только было в лесу. Холмы вдруг казались древними чудищами, а выглядывавший из земли сухой корень - чудовищным змеем, распахнувшим свою отвратительную пасть. Микаэла совершенно не понимала, что здесь вообще можно было найти. Какую реликвию? Адриан, скорее всего, всё Мертволесье уже перерыл в поисках костей Цуй-ро и, разумеется, не оставил бы ничего, что могло бы пригодиться Союзу на пользу.
   Тяжело вздохнув, Кайлан остановился и, сев на землю, искоса посмотрел на вставшего рядом Мао.
   - Что мы здесь ищем, брат? - спросил убийца и удивлённо вскинул брови, словно тигр ему действительно что-то ответил. Медленно переведя взгляд в сторону, Кай немного напрягся и пробормотал:
   - Говоришь, у меня память никудышная, если я такие глупые вопросы задаю? Чтож, тогда давай вспоминать...
   Закрыв глаза, мужчина поднёс руки к вискам и принялся раскачиваться взад-вперёд, усиленно пытаясь что-нибудь вспомнить. В царившей вокруг тишине Микаэла чувствовала себя неуютно, но тут Ниве начала громко петь. Голос её разносился довольно далеко, и на душе стало даже как-то теплее. Осторожно приоткрыв один глаз, Кайлан удивлённо выдохнул и тут же расплылся в широкой ухмылке:
   - Ну конечно! Марк не просто так мне мозги компостировал по поводу моего прошлого! Эта наглая морда явно намекала на то, что ей известно о моих тайниках! Когда я был ещё членом Тринити, у меня было развлечение - искать какие-нибудь предметы и прятать их в специальных местах. При этом на местности я ориентируюсь плохо, но хорошо запоминаю запахи. Помню, у меня даже тетрадка такая была - "книга запахов". К примеру, этот холм, - мужчина указал на небольшую возвышенность справа от себя, - я могу запомнить потому, что с запада доносится лёгкий запах медвежьей берлоги, а с севера - псарни. Помнишь, мы проходили один богатый дом, со стороны которого доносился собачий лай? Вот-вот. Я помню... Я спрятал здесь что-то очень важное. И кажется догадываюсь, что именно. Идём!
   Мужчина резко сорвался с места, бросившись куда-то вглубь леса. Даже на бегу Кайлан пристально принюхивался, пытаясь найти что-то по запаху. Нюх у него действительно был феноменален. Микаэле только и оставалось, что бежать за Каем, стараясь не упустить его из виду.
   - Охотиться! - радостно закричала Ниве и издала боевой клич, который эхом разнёсся по округе. В ответ Кайлан только усмехнулся и прибавил скорости. Буквально через сотню метров он резко остановился и снова втянул носом воздух, принюхиваясь. Небольшая заминка - и опять бежать. Микаэла уже не чувствовала ног, продолжая нестись вперёд уже чисто автоматически. Но вдруг Кайлан сбился с пути, потеряв след. Мужчина закрутился на месте, словно гончий пёс, жадно втянул носом воздух и недовольно рыкнул.
   Он пытался найти след ещё не один раз, но снова и снова сбивался, стоило ему дойти до определённого места. Ниве уже начала немного скучать, как внезапно на её лице отразилось невероятное удивление. С шумом втянув воздух в нос, эльфийка распахнула глаза и многозначительно тыкнула пальцем на юго-восток.
   - Оллен лакте! - крикнула Ниве. - Лакте!
   - Она говорит, птицами пахнет, - пояснила Микаэла, мимолётом взглянув туда, куда указывала эльфийка. Кайлан удивлённо вскинул брови и, неожиданно побледнев, расхохотался. От смеха его даже стало немного жутко. Расплывшись в широкой улыбке, Кай пробормотал:
   - Птицы... ну конечно! Я шёл по запаху волков - тут проходит их тропа. А с этого места поворачивал на птичий запах. Только он не совсем птичий... Потом узнаете. За мной!
   Убийца снова бросился по следу, тщательно принюхиваясь. Мао старался помочь, чем мог, и несколько раз находил нужную тропу, когда Кайлан снова сбивался. Солнце уже наполовину спряталось за горизонтом - а эти двое, казалось, ещё совсем не успели устать. Темноволосый мужчина бесстрашно рвался в темноту, буравя её пристальным взглядом, а Микаэла испуганно жалась позади. Но неожиданно Кай остановился. Ведьма с удивлением посмотрела на него, пытаясь понять, в чём дело. Снова сбился со следа? Или увидел какого-то врага?
   Кайлан сделал осторожный шаг к одному из деревьев и, посмотрев ему под корни, бросил через плечо:
   - Микаэла, спроси у Ниве, Боре может разрыть здесь землю? Боюсь, у Мао не получится.
   Ведьма наскоро перевела эльфийке слова Кая, и воительница, ударив себя в грудь, громко крикнула:
   - Боре хороший! Боре рыть землю!
   Белый медведь, не дожидаясь, пока его хозяйка слезет с его спины, подошёл к дереву и бросил на него пристальный взгляд. Осторожно принюхавшись, зверь попробовал копнуть лапами землю и остался вполне доволен результатом. После этого клочья так и полетели - Боре даже, кажется, понравилось копать. Спустя несколько секунд Кайлан глянул через его плечо и кивнул. Когда Ниве снова взобралась на спину медведя, убийца бережно вытащил из ямы что-то круглое и довольно тяжёлое. Микаэла прищурилась, чтобы получше разглядеть эту вещицу в полумраке. Какой-то драгоценный камень? Или обычный булыжник? Но тут луч заходящего солнца пал на его поверхность и отразился тысячью изумрудных переливов. Микаэла изумлённо выдохнула и мгновенно поняла - нет, это не драгоценность или камень, а самое настоящее яйцо. Драконье яйцо.
   - Откуда ты его вообще взял?! - воскликнула девушка, касаясь скорлупы кончиками пальцев. - Драконы же такие редкие! Найти их кладку - настоящая везение!
   - Учитель сам мне показал её когда-то, - прошептал Кайлан, опуская яйцо на землю, - и я, кажется, догадываюсь, зачем он это сделал. Ты ведь говорила, что дух Цуй-лэня сейчас обитает в нефритовой статуе на островах наг? Да... чтобы переродиться, ему нужен сосуд. И этого яйца будет достаточно.
   - А разве он не будет долго расти? - нахмурилась Микаэла, но мужчина улыбнулся и поспешил её успокоить:
   - Мы сможем сделать так, чтобы на время боя он смог изменить свой облик. Но для этого нам потребуется сила Керацу. Не исключено, что ей даже придётся отказаться от участия в сражении - связь с Лэнем ни в коем случае не должна прерываться. Но Учитель, пожалуй, единственный, кому по силам победить Цуй-ро.
   Микаэла понимающе кивнула и опустилась на колени, чтобы лучше рассмотреть лежащее на земле яйцо. От скорлупы шёл дымок - настолько она была холодной. Но сквозь неё можно было увидеть дремлющее внутри создание. Такое хрупкое, беззащитное и слабое... Микаэла не могла поверить, что это существо могло быть драконом - почти всемогущим потомком самих богов.
   Завернув яйцо в плащ, Кайлан коротко приказал возвращаться в лагерь. Они едва успели вернуться до наступления кромешной тьмы, но от сна этой ночью им всё-таки пришлось отказаться. Кай едва ступил на территорию лагеря, как тут же бросился к огромному полыхавшему в центре костру и положил возле него яйцо. Анастериан, дремавший рядом, приоткрыл один глаз и сонно произнёс:
   - И что теперь? Чего ты притащил?
   Но стоило паладину полностью открыть глаза и глянуть на яйцо, его лицо мгновенно изменилось. Вскочив на ноги, мужчина осторожно коснулся холодной скорлупы и изумлённо прошептал:
   - Драконье яйцо... настоящее... Небирон! Керацу! Вы нам нужны!
   Предводитель наг и жрица выскользнули из соседних палаток и тут же бросились к яйцу, едва завидев его издалека. На лицах обоих отразилось невероятное удивление. Керацу, слегка задрожав, осторожно протянула к яйцу руки и бережно погладила его по скорлупе. Нага даже облизнулась и, издав тихий треск трещоткой на хвосте, проворковала:
   - Ах, вместилище для господина Лэня... Он будет доволен! Мне необходимо провести ритуал призыва, Ваше Величество.
   - Разумеется, - кивнул Анастериан и отошёл назад, освобождая наге больше места. Керацу благодарно кивнула и принялась медленно водить руками над дымящейся скорлупой. Микаэле только и оставалось стоять в стороне и наблюдать за происходящим с замиранием сердца. Всё это выглядело настолько волшебно, настолько... завораживающе. Каждое движение наги было полно грации, и жрица словно плыла в полумраке, мерно покачиваясь из стороны в сторону. Треск её трещотки на хвосте разносился по всему лагерю удивительной мелодией, и каждый присутствовавший у костра на мгновение почувствовал, будто впал в некий транс.
   Треск. На этот раз он явно принадлежал не Керацу. Микаэла изумлённо выдохнула, заметив, как по скорлупе неожиданно пробежала трещина. С каждой секундой поверхность трескалась всё сильнее и сильнее, и само яйцо порой подпрыгивало от мощных ударов изнутри. И в какой-то миг скорлупа не выдержала. Раздался резкий щелчок - это раскрылись большие кожаные крылья и развернулся длинный чешуйчатый хвост. Медленно поднявшись на лапы, маленький дракон издал тихий писк и удивлённо осмотрел окружавших его людей, пытаясь понять, что происходит. Первым в движение пришёл Кайлан - резко опустившись на одно колено, он громко произнёс:
   - Приветствую вас, Учитель! С возвращением в этот мир.
   Дракон перевёл на него горящие в темноте глаза и, довольно облизнувшись, уселся на земле. В следующий же миг в головах, пожалуй, каждого присутствующего прозвучал его голос. Он был не таким низким, как раньше, когда Микаэла слышала его на Нефритовых островах.
  "А, это ты, мой ученик? Чтож, я тоже рад видеть тебя... как ты зовёшь себя теперь? Кажется, Кайлан, да?"
   Убийца кивнул в ответ, и дракон самодовольно фыркнул. Потом он как ни в чём ни бывало поднялся на лапы и пристально посмотрел на небо, словно очередное перерождение совершенно его не удивило.
  "Как я и думал... Мой брат переродился. Грядёт великое сражение. Вам нужна моя сила? Моё могущество? Жрица Аритела... мне понадобится твоя помощь, если вы хотите получить от меня поддержку в грядущей битве".
   - Как пожелаете, господин Лэнь, - поклонилась дракону Керацу.
   - Неужели всё настолько серьёзно? - мрачно произнёс Анастериан, которому искренне хотелось верить, что всё обойдётся. Ответа не последовало, и присутствующие напряжённо вздохнули. Выходит, всё было ещё хуже, чем они предполагали. Но паладин медленно покачал головой и неожиданно улыбнулся:
   - Ну раз так, то... Да хранят нас боги в грядущем сражении! Микаэла, Керацу! Помолитесь за нас Малексе и Арителу. Эй, Неа! Поднимай своих паладинов, пусть принесут дары Унраку, а я постараюсь умилостивить Гаржиля.
   Неа и Марк сонно переглянулись, и рыжий юноша, вздохнув, собрался было уходить, как Кайлан неожиданно стукнул себя в грудь и воскликнул:
   - Эй! За кровь, за нашу боль, смерть!
   Убийцы удивлённо на него посмотрели, и на мгновение Микаэле показалось, что глаза Неа даже странно заблестели. Марк расплылся в широкой самодовольной улыбке, а Лисана, резко вскинув руки, громко закричала:
   - Ура! Братец Тигр вернулся! За кровь, за нашу боль, смерть!
   Кайлан лишь улыбнулся в ответ и, похлопав Марка по плечу, быстро скрылся в ближайшей палатке. Отчего-то Микаэле стало тепло на душе, и девушка, дрогнув в улыбке, посмотрела на ночное небо. Насколько же прекрасны были эти тихие вечера у костра, когда все были в сборе. Шум, гам, веселье - это было то, что так любила юная ведьма. И, пожалуй, за такое стоило бороться. Даже если бы врагом была сама тьма.
   Холодный ветер ещё долго выл над заснеженной поляной, поднимая в воздух белоснежные хлопья. И казалось, в какой-то миг те превращались в снежных бабочек, которые взмывали под самые небеса и медленно растворялись в ночной мгле...
  33. Среди пылающего хаоса.
  
   Ещё совсем недавно было настолько тихо, что можно было расслышать стук собственного сердца, дыхание стоявших рядом солдат, дрожь земли под копытами лошадей. Ещё несколько минут назад янтарное небо было настолько чистым и невинным, что ничто не предвещало приближающийся хаос. Не было ни единого облачка, словно они, почувствовав неладное, уже сбежали на самый край земли, где их не достали бы ни стрелы, ни магия, ни когти грифонов. Но в какой-то момент всё это чарующее спокойствие испарилась из-за одного-единственного крика, эхом разлетевшегося по берегу. За спинами запылали самодельные плоты - пути к отступлению больше не было. Едва заслышав боевой клич командира, стройные ряды войск закричали в ответ и забили оружием о щиты, своим шумом вспугнув сидевших на вершинах обугленных деревьев птиц.
   - Разделитесь по несколько человек и сопровождайте каждый из отрядов, - приказал Анастериан. - И старайтесь не разгуливать поодиночке. "Зодиак" только на это сейчас и рассчитывает.
   - Чур, я буду в команде с Аш-Малексой, - хмыкнул Марк, искоса взглянув на Микаэлу. - Я уверен, столь хрупкому созданию не помешает общество сильного воина?
   - Не обольщайся! - усмехнулась Лисана. - Ты идёшь со мной и Его Величеством. Али забыл, что сам вызвался быть телохранителем?
   Марк недовольно заворчал, но спорить не стал. На команды разбились довольно быстро, и Микаэла с удивлением осознала, что осталась одна. Марк, Лисана и Анастериан шли сразу после главного отряда, а Неа и Сантариан взяли под своё управление паладинов, а Кайлан и без того был командиром, и помогал ему Соланар. Нет, девушка была этому даже рада - у неё появлялась большая свобода действий. Но Небирон неожиданно разрушил все её светлые надежды, приглушённо хмыкнул:
   - Не сейчас, Аш-Малекса. Ты вступишь в бой позднее.
   - Но кто тогда разберётся с Лошадью? - воскликнула Микаэла, недовольно смотря на предводителя наг. Тот лишь молча указал на стоявших рядом Тирифаля и Альрата. Ну, в какой-то степени это был разумный выбор. Два мага-советника могли запросто разделаться с убийцей, особенно если учесть, что тот уже был ранен и не мог использовать свои способности в полную силу. Но Микаэла всё равно осталась недовольна - ей что, сидеть в лагере, да ждать, когда закончится битва? Или когда подойдёт её черёд?
   - Как только Цуй-лэнь применит заклинание и сменит облик, я помогу ему сразиться с Драконом и Чернокрылым, - предложил Кайлан. - А на тебя, Мишка, мы оставим Обезьяну. Тебе не нужно с ней сражаться, ни в коем случае! Только пугай её, делая неожиданные мысленные атаки. У неё мозги работают слишком хорошо, чтобы позволить застать себя врасплох, но мы её хорошенько припугнём. А Собаку на себя возьмут снежные эльфы.
   - Ниве не любить собак! Собаки клац-клац! - эльфийка достаточно реалистично изобразила руками собачьи челюсти. И откуда только у этой особы был такой потенциал? Микаэла лишь улыбнулась в ответ и, кивнув головой, отступила назад. Чтож, если сначала ей необходимо сражаться издалека, то пусть так оно и будет.
   Махнув рукой, Анастериан приказал наступать на замок. Тишина снова объяла поле боя, и тут раздался громкий треск верёвки - с катапульты сорвался огромный огненный шар и с грохотом ударил в высокие каменные стены, оставив после себя большую выбоину. Следом за первым выстрелом последовали ещё несколько, не очень точных, но достаточно сильных, чтобы привести защитников города в смятение. Деревянные ворота сначала начали медленно открываться, чтобы, вероятно, выпустить пару отрядов, но тут же захлопнулись назад. Так повторилось ещё несколько раз, и Анастериан, кивнув, пробормотал:
   - Они боятся выходить из города. Ругаются прямо перед воротами, как стая дворовых собак... Выше головы, Союз! С нами воля богов, и мы обязаны выиграть!
   И армия неумолимой лавиной понеслась к стенам. Микаэла вначале испугалась, когда Кайлан вдруг исчез из её поля зрения. Замотав головой, девушка попыталась отыскать его взглядом и невольно улыбнулась, почувствовав, как её мыслей кто-то касается. Убийца поддерживал с ней мысленную связь. Чтож, это радовало. Набрав полную грудь воздуха, ведьма медленно опустилась на колени и запрокинула голову, чтобы увидеть раскинувшееся вверху небо. Где-то там, возможно, за ходом сражения уже следили боги.
  "О, Малекса, богиня войн и гроз... - прошептала про себя Микаэла, приложив руку к груди, - прошу тебя, защити этих воинов, что стремятся вернуть мир и покой своим землям. Твоя посвящённая взывает к тебе, Малекса! Мне нужны твои силы, твоя поддержка, твой голос. Почему ты всегда молчишь? Арител постоянно говорит с Керацу, а тебя я не слышала ни разу... О, Малекса, прошу, даруй мне уверенности в собственных силах!"
  
   Очередной залп катапульт едва ли не снёс городские ворота с петель, но одной только крохотной трещины было достаточно, чтобы маги обратили преграду в пыль. В одно мгновение перед двумя армиями не осталось ничего - лишь жалкий кусок земли, отделявший одну сторону от другой. Кайлан, стоявший едва ли не в первом ряду, столкнулся взглядом с одним из противников и дрогнул, понимая, что творится у того в мыслях. Дикий страх объял оба могучих войска, но в следующий миг первые ряды столкнулись, и лязг мечей разнёсся по полю боя чудовищной музыкой мёртвых. Этот запах смерти и разложения был отчётливо различим даже с такого расстояния, и по телу волей не волей пробегала дрожь. Сейчас Союз сражался с живыми, но там, далеко, за их рядами скрывались восставшие мертвецы, которым не был страшен один-единственный удар меча. Их можно было убить, лишь снеся голову, что было далеко не просто! Огонь был повсюду - его языки, походившие за демонических змей, ласкали незащищённые участки тела и заставляли кровь вскипать от ярости и азарта. Удар, ещё один удар, за ним ещё одна схватка... Все предыдущие сражения были пустяком по сравнению с тем адом, в котором сейчас оказался Кайлан. Вокруг постоянно что-то происходило. И это было порой далеко не самое приятное. Бой длился всего несколько минут, а первые ряды атакующих уже были мертвы. Кай собственными глазами видел, как отряд его постепенно редел - вот Гарша, воительница с топорами, рухнула, пронзённая стрелой, вот и капитан Верг пал под натиском врага... С каждой новой смертью Кайлану казалось, что всё его естество приходит в настоящее безумие. Почему? Почему всё это происходит?
   - Да будьте вы прокляты! - взревел мужчина и, рванув вперёд, ударил одного из противников голой рукой. На мгновение убийце даже показалось, что кулак его превратился в тигриную лапу и оставил на груди врага длинные полосы от когтей. Или это не было иллюзией?
   В какой-то момент отрядам Союза вдруг удалось прорваться сквозь плотные ряды противника, и Кайлан оказался во внутреннем дворе. Буквально в ту же секунду рядом прогремел чудовищный взрыв, и мужчину на мгновение оглушило. Он мог лишь беспомощно осматриваться по сторонам. Но, слава богам, нюх его не подвёл, и когда один из вражеских воинов неожиданно зашёл со спины, убийца с лёгкостью отразил коварный удар. Его противник отпрянул назад и недовольно выругался, разочарованный своей неудачей. В ответ Кайлан лишь приглушённо усмехнулся и снова атаковал, но враг оказался несколько опытнее предыдущих. Сражаться долго с одним и тем же человеком Кай просто не мог и уже чувствовал, как руки начинают понемногу болеть после серии мощных ударов. Но внезапно позади противника промелькнула рыжая тень, и враг рухнул на подкосившихся ногах. Мао, придавив его к земле, самодовольно заурчал и выпустил когти, мгновенно разделавшись с добычей. Кайлан только бросил через плечо слова благодарности и кинулся дальше, пробивая путь изо всех сил. Сердце в его груди бешено стучало и, казалось, было готово вот-вот вырваться наружу. Запах гари в воздухе, трупы под ногами и свинцовые облака над головой - всё это уже не имело значения. Для убийцы существовало исключительно сражение и враг, готовый напасть в любой момент.
   Внезапно поле боя накрыла огромная тень, и Кай, запрокинув голову, похолодел от ужаса. Чудовищных размеров чёрный ящер взмыл в небо и, распахнув рваные крылья, издал душераздирающий рёв. И голос дракона, казалось, прозвучал в голове каждого присутствующего.
  "Сдавайтесь, жалкие рабы,- голос Цуй-ро был властен и сладок одновременно, как у змея-искусителя, - и, может быть, я сохраню вам жизни. Но даже если вы откажетесь - я воскрешу вас как своих слуг. И вы будете служить мне! Так зачем же сражаться? Зачем страдать? Падите ниц перед своим истинным предводителем! Этот человечишка, звавший себя Драконом, уже пожертвовал мне своё тело. Узрите же и вы истинную силу древних! Поймите уже, что боги вас не спасут. Они отвернулись от вас! И впереди вас ждёт только смерть. И вечное существование в теле вурдалака!"
   Издав разочарованный стон, Кайлан опустил голову и с горечью прошептал:
   - Адриан, чёрт возьми, что же ты натворил...
   Цуй-ро вновь издал душераздирающий вопль и, сложив крылья, стрелой помчался вниз. Его пламя было настолько горячим, что было небесно-голубым и оставляло после себя лишь пепел. Горело всё - и земля, и дома, и люди. А чёрный дракон лишь мысленно хохотал, и смех его эхом отдавался в сознании каждого воина. Казалось, жутко стало даже самим убийцам "Зодиака" - они испуганно оборачивались, вздрагивали, морщились. Тень из-под крыльев Цуй-ро обволакивала всё, что только попадалось ей на пути, и поле боя всё больше и больше погружалось во мрак. Кайлан, подозвав Мао, вскочил ему на спину, и они оба понеслись сквозь ряды противников, не обращая внимания на лязг мечей и оглушительные крики. Вперёд, к Цуй-ро... Кай понимал, что только ему, пожалуй, по силам справиться с Адрианом и его новым покровителем. Убийца не мог поверить, что его бывший товарищ, Дракон, так просто взял и пожертвовал своё тело для Цуй-ро. Это было равносильно смерти, и Адриан вполне возможно был уже мёртв. Не телесно, но мысленно и духовно.
  "Будь ты проклят, Адриан!" - прорычал про себя Кайлан и поднял руку, готовясь уж было произнести заклинание против Цуй-ро, но тут невероятно мощный удар выбил его со спины Мао. Последующая атака вспорола ткань на плече мужчины и оставила на коже тонкий порез, из которого тут же заструилась ярко-алая кровь. Кайлан изумлённо распахнул глаза и похолодел, увидев настывшую перед ним гримасу наслаждения.
   - Ну здравствуй, любимый, - хмыкнула Обезьяна и отступила на шаг, когда Кай резко попытался атаковать. Удар мужчины не достиг цели - воительница с лёгкостью отпрянула в сторону и громко рассмеялась.
   - Чёртова остроухая, - прошипел Кайлан и с трудом поднялся на ноги. Мао тут же подстроился под его правую руку, позволив опереться о своё плечо. Обезьяна, удивлённо вскинув брови, снова расплылась в ехидной усмешке. Но тут её лицо на мгновение изменилось, и эльфийка, вздрогнув, отшатнулась в сторону. Взгляд её устремился куда-то вдаль, и Кайлан мгновенно догадался, что было причиной такого странного поведения.
   - Ах, кажется, вы ещё не знакомы, - улыбнулся мужчина. - Это Микаэла, ведьма-ворон. Она достаточно сильна, не находишь, Колтари?
   - Пф! Слабачка, - фыркнула эльфийка. - У тебя всегда был дурной вкус, Вариан.
   - Я Кайлан, - поправил её убийца и тут же бросился вперёд, взмахивая катаной. Обезьяна приглушённо рыкнула, недовольная своим промахом, и отскочила назад. Ей потребовалось всего несколько секунд, чтобы достать из-за спины лук и положить на тетиву стрелу. Стоило только Кайлану приблизиться - и эльфийка тут же отдалилась на достаточное расстояние. Пожалуй, умение держать дистанцию в бою было её главным достоинством. Натянув тетиву, Колтари выстрелила практически вплотную, и Кайлан похолодел, понимая, что не успеет увернуться или отразить выстрел. Но в какой-то момент правая рука его дрогнула и резко провела по воздуху, рисуя какой-то символ. По пальцам резко пробежали молнии, и в ладони убийцы вспыхнуло голубое пламя, которое оставило от стрелы только пепел. Изумлённо посмотрев на пылающий огонь, Кайлан рассмеялся.
   - Боги услышали наши молитвы! - закричал мужчина, поднимая руку вверх, чтобы её видел каждый воин Союза. - Малекса на нашей стороне! Сама богиня войны выбрала нас!
   По отрядам Союза пробежал восторженный крик, и воины с ещё большим усердием бросились в бой. Колтари лишь приглушённо цыкнула и, недовольно поморщившись, вытащила из-за пояса кинжал.
   - Посмотри вокруг, Тигр. Смысла бороться уже нет. Тень Цуй-ро поглотит вас очень скоро, и я с наслаждением буду наблюдать агонию на твоём лице, - промурлыкала убийца и сделала шаг навстречу Кайлану. Мужчина на мгновение замешкался - настолько гневен и чудовищен был взгляд Обезьяны. А тень действительно охватывала всё больше и больше земли. Те, кто попадали в неё, мгновенно чувствовали вялость и слабость. Кто-то и вовсе переставал сражаться, бросая оружие.
   Малекса не могла спасти от тени, и Кайлан попытался воззвать к помощи единственному богу, что был способен победить эту чудовищную тень. Но Унрак и не собирался отвечать на зов убийцы. В какой-то момент Кай почувствовал, что тень начинает захватывать и его, но резкая вспышка света заставила мрак отступить. Кайлан и Колтари одновременно обернулись, пытаясь понять, в чём дело, и из горла темноволосого мужчины вырвался радостный рык: Неа, отбиваясь от атак одним-единственным кастетом, свободной рукой освещал землю. Свет лился прямо из его ладони, превращаясь в причудливых птиц, от сверкания которого тени отступали. Усмехнувшись, Кайлан снова обернулся к своему противнику и нанёс Колтари внезапный удар. Эльфийка едва успела отступить и разочарованно зашипела. Кажется, их противостояние обещало затянуться надолго, и Кай понимал, что сразиться с Цуй-ро у него не выйдет.
  
   Оскалившись, Анастериан бросился на ближайшего противника и ударил мечом, с наслаждением слушая, как клинок дробит кости. Хруст ломаемых конечностей, вид хлещущей ручьём крови - рай для такого хищника, как волк. Анастериан уже давно понимал, что был каким-то неправильным паладином. Ордены Грифона и Сокола всегда стремились к мирному улаживанию конфликтов, Волки же бросались в бой при первой же возможности. Их называли Чистильщиками, и они вступали в схватку только тогда, когда переговоры больше не имели места. Но сейчас Анастериан был один, далеко от своей стаи. Как глупо волку, привыкшему к защищённым тылам, сражаться одному... Паладин чувствовал неминуемую смерть, которая уверенными шагами подбиралась к нему всё ближе и ближе. Но рука не уставала кромсать врагов, и Волк снова и снова бросался в бой, скалясь в голодной ухмылке.
   Один из противников едва не достал Анастериана со спины, но паладин даже не обернулся. Нет, он не был один. Это, конечно, не были товарищи из его родной стаи, с которой он проходил долгое обучение и посвящение в рыцарей Гаржиля... Но общество двух прекрасно подготовленных убийц было ему даже несколько больше по душе. Клинок противника даже не успел коснуться спины Анастериана - Лисана, взмахнув кинжалами, нанесла резкий режущий удар и перерезала врагу шею. Воин рухнул у её ног, но девушка даже не обратила на него внимания - их окружал отряд настоящих мертвецов. Попятившись назад, воительница столкнулась спиной с Анастерианом и остановилась, тяжело дыша.
   - Что-то на этот раз их больше, - хмыкнул паладин, выпрямившись. - Вам не страшно?
   - Страшно, - призналась Овца. - Но от страха никуда не деться. Не будет страха - и инстинкт выживания попросту перестанет работать. Соберитесь, Ваше Величество! Быть может, это наш последний бой.
   Когда первый ряд противников бросился на них, Анастериан резко взмахнул мечом и одним ударом уложил сразу трёх мертвецов. Но всё было не так просто, как казалось на первый взгляд - голову паладин снёс только одному, и два других тут же восстановились. Когда кости их срастались обратно, доносился такой противный скрип, что уши не выдерживали. Поморщившись, Анастериан снова бросился в бой, и на этот раз Лисана последовала его примеру. Удар за ударом, кости за костями, а вражеский отряд, казалось, совсем не собирался редеть. Из груди Анастериана уже вырывался хрип - сколько ещё держаться? Рядом ни единой живой души, весь королевский отряд мёртв. Но вот и горе-телохранитель показался - проскользнув между ног противников в облике кота, Марк выскочил на небольшой пятачок земли, где топтались Анастериан и Лисана, и тут же выхватил свои кинжалы.
   - Я припозднился? - фыркнул Кот, оглядывая окружавших их противников.
   - Да нет, что ты! Мог ещё погулять, - усмехнулся Анастериан и с трудом отбил очередную атаку костяного воина. Марк не ответил на его усмешку, только поспешил оттолкнуть короля за спину и занять его место. Воспользовавшись небольшой передышкой, паладин поднял глаза на Лисану и мгновенно покраснел. Чёрт возьми, насколько же быстры и смертоносны были её движения... Какая грация, какое изящество...
   - Лисана Вон Беррау! - вскрикнул Анастериан, снова вступая в бой. Так они и сражались, спина к спине, защищая тылы друг друга.
   - Да, Ваше Величество?
   - Нам недолго, видимо, осталось... Станьте моей женой! - рыкнул паладин, отражая очередную атаку противника. Лисана, изумлённо распахнув глаза, резко обернулась и едва не пропустила удар одного из костяных воинов.
   - Но... мы же с вами всего пару дней знакомы!
   - Если откажетесь сейчас, потом... будете... жалеть, - процедил сквозь зубы Анастериан, перейдя в нападение. Несколько противников тут же лишились своих голов, и первые два ряда костяных воинов на мгновение отступили. Воспользовавшись этой заминкой, Лисана тут же раздробила череп ближайшему врагу обратной стороной кинжала.
   - Мне нужно время подумать! - крикнула воительница, отступая на шаг.
   - Нас сейчас тут убьют, а она подумать захотела! - воскликнул Анастериан. - Тем более, какая вам разница - если мы тут погибнем, ваше согласие ничего не будет значить, а если мы чудом победим... Гррр, да решайте же!
   Лисана мимолётом бросила взгляд на Марка, но он, похоже, был полностью погружен в бой. Или же просто их игнорировал? Тяжело вздохнув, воительница громко крикнула через плечо, отбивая внезапное нападение противника:
   - Я согласна!
   Анастериан, счастливо рассмеявшись, схватил её за запястье и притянул к себе. Горячие губы, учащённое из-за сражения дыхание... И в какой-то момент паладин вдруг ощутил, как в груди его просыпается настоящий зверь. Ха, если волк-одиночка в его душе сражался исключительно ради собственной шкуры, то теперь всё кардинально изменилось. Земля словно ушла из-под ног, и Анастериан, выпрямившись, с вызовом посмотрел на противников. Он - власть, он - вожак. И эти дьявольские создания, поднятые тёмной магией из мёртвых, ему не помеха.
   - Слишком высоко... - прошептал паладин, и Марк удивлённо посмотрел в его сторону. Что это он там бормочет? На мгновение обоим убийцам показалось, что от столь радостного события у короля поехала крыша. Но тут он медленно поднял руку и, указав на первые ряды костяных воинов, произнёс:
   - На колени.
   По поляне словно пронеслась незримая волна - Марк и Лисана лично её ощутили на собственной шкуре. Мертвецы вдруг задрожали и с треском рухнули на колени перед Анастерианом, выронив из рук своё оружие. А паладин продолжал смотреть на них чудовищным взглядом, который, казалось, мог испепелять.
   - Вот это - высота, с которой вы должны на меня смотреть. Запомните это, - произнёс Волк и опустил руку. Костяные воины не шелохнулись с места - они так и остались стоять на коленях перед королём, пока, вдруг, не рассыпались в чёрную пыль. Марк, испуганно отпрянув от неё, нахмурился:
   - Это... Вы их уничтожили?
   - Нет, - недоумённо пробормотал Анастериан и, проводив взглядом улетающую пыль, изумлённо выдохнул:
   - Ах, леди Светлана!
   Некромантка стояла на холме, и Соланар, живой и невредимый, бережно придерживал её за талию. Стоило чёрной пыли окончательно исчезнуть, Светлана медленно расплылась в улыбке и хмыкнула:
   - Прошу прощения за свой промах, Ваше Величество. Кажется, он едва не послужил причиной вашей гибели?
   Анастериан покачал головой и улыбнулся в ответ:
   - Нет-нет, всё нормально. Что там на поле боя? Есть какие-нибудь вести?
   - Кайлан сражается с Обезьяной. Он не успеет победить и её, и Цуй-ро, - мрачно пробормотал Соланар, и король, тяжело вздохнув, с тревогой посмотрел на горизонт. Цуй-ро был готов вот-вот обрушить на ряды Союза свои самые тёмные заклинания. Ещё несколько мгновений, буквально доли секунд... Чёрное пламя уже заискрилось в пасте ящера, но в какой-то момент резкая вспышка заставила Чернокрылого вздрогнуть, и в тот же миг нечто огромное протаранило его в бок. Сражавшиеся внизу воины даже позабыли о бое - задрали головы к небу и изумлённо смотрели на двух великанов, которые, казалось, явились из самой древности. Огромный изумрудный дракон медленно распахнул свои крылья, местами отливавшие лазурью, и издал рёв, от которого задрожала сама земля. И на широкой спине этого чудовища стояла хрупкая белокурая девушка, едва заметная с земли, и в руках она сжимала маленький ритуальный кинжал...
   - Задай ему жару, Цуй-лэнь! - звонко рассмеялась Микаэла и сильнее ухватилась за длинную гриву дракона. - Не дай сбежать!
   Ро приглушённо зарычал и свернул в сторону, пытаясь скрыться от своего брата, но Лэнь оказался более быстрым и когти его впились в плечи ящера. Чернокрылый дракон издал громкий рёв и ударил противника хвостом в бок, из-за чего Микаэла едва не слетела со спины Цуй-лэня. Зелёный вовремя успел расправить правое крыло, чтобы подхватить девушку. С трудом перебравшись обратно, Микаэла быстро глянула вниз и изумлённо воскликнула:
   - Похоже, у Кайлана проблемы!
   Цуй-лэнь недовольно зашипел, когда чёрный дракон выплюнул в него струю пламени, и воскликнул:
  "Помоги ему, пока я разбираюсь с Ро! Только смотри, не свались!"
   Микаэла коротко кивнула и, осторожно перебравшись к краю спины дракона, снова посмотрела вниз. Отсюда, с такой высоты, всё поле боя казалось невероятно крошечным. Но девушку совершенно не испугало то, что сражающиеся люди были похожи на муравьёв, ведь она уже много раз поднималась под самые облака, превратившись в какую-нибудь птицу. Другое дело - сейчас Микаэла прекрасно понимала, что одно неловкое движение, и она свалится со спины Цуй-лэня, и тот ничем не успеет ей помочь. Бросится вниз и попытается поймать? Тогда Ро запросто атакует его в спину, и всё будет потеряно. Набрав полную грудь воздуха, юная ведьма провела пальцами по лезвию кинжала, разрезая кожу до крови. Руки слегка дрогнули от боли, но девушка даже не обратила на это внимания. Ранзак появился на плече своей хозяйки и, бросив на поле боя мимолётный взгляд, хмыкнул. Он находил происходящее забавным?
   Едва сил накопилось достаточно для атаки, Микаэла взмахнула кинжалом и крикнула:
   - Зориа! Взвейся! - с её ладони сорвалось пламя, которое, приняв форму стрелы, полетело вниз. Со свистом разрезав воздух, оно вонзилось в землю практически у самых ног Обезьяны, и убийца испуганно отпрыгнула назад. На мгновение взгляды девушек столкнулись, и Колтари приглушённо зарычала. Микаэла вновь провела кинжалом по воздуху, готовясь пустить ещё одну стрелу, но тут спина Лэня ушла из-под её ног - красный дракон атаковал своего собрата в бок, зацепившись когтями за острую чешую. Обернувшись, юная ведьма едва не столкнулась нос к носу с Ро, и тот, самодовольно усмехнувшись, распахнул пасть.
  "Прочь, чародейка!" - рыкнул Лэнь и дёрнулся всем телом так, чтобы Микаэла слетела с его спины. Едва девушка оказалась в воздухе, пламя из пасти Ро испепелило то место, где она стояла ещё мгновение назад. Красный дракон издал разъярённый рёв и, выпустив из хватки Лэня, попытался было догнать Микаэлу, но девушка обратилась в пичужку и быстро скрылась из поля зрения ящера. Он завис в воздухе, озираясь по сторонам, но так и не смог отыскать взглядом беглянку. А Микаэла меж тем быстро облетела его сзади и вернулась на своё место - на спину Цуй-лэня.
  "Глупый брат, - усмехнулся зелёный дракон, выдыхая струю пламени на Ро. - Сдавайся, пока есть возможность!"
  "Это ты сдавайся, глупец! - прорычал в ответ красный и изо всех сил ударил его хвостом. - Не подобает младшим приказывать старшим!"
   Их словесная перепалка достаточно быстро переросла в настоящую ожесточённую схватку - два дракона сцепились вместе, стараясь укусить друг друга в шею. Но толи Ро был слишком мелковат, толи Лэнь так искусно защищался, только вот им всё не удавалось достигнуть своей цели. Драконы рвали друг другу плоть когтями, порой нанося достаточно серьёзные раны, но как будто не замечали их. Только когда хвост Цуй-лэня оставил на крыльях Ро длинный порез, красный дракон отлетел назад и приглушённо рыкнул. В какой-то момент Микаэла поняла, что добром это внезапное отступление не обернётся...
   Цуй-ро медленно распахнул чёрные крылья и, раскрыв пасть, издал рёв, от которого задрожала земля.
  "Видишь ли, брат, - усмехнулся красный дракон, обнажая когти. - Этот глупый раб, что пожертвовал мне тело, был искусным огненным магом. И ты только представь, насколько возросла моя сила благодаря этому маленькому открытию..."
   В распахнутой пасти ящера вновь начало искриться пламя, и в какой-то момент оно вдруг вырвалось на свободу, приняв совершенно иное очертание - огромная огненная птица понеслась на Цуй-лэня, готовясь испепелить его своим жаром. Микаэла, вздрогнув, бросилась вперёд и в который раз удивилась тому, насколько огромны были драконы - девушка могла спокойно пробежаться по спине исполина, потому что в длину от носа до кончика хвоста он был не менее тридцати шагов. Размах крыльев его достигал около двадцати метров, что уже делало его в два раза больше, чем Рух, в которую превращалась Микаэла. С трудом таки добравшись до широкой головы, юная ведьма взмахнула кинжалом и выставила магический щит, который отразил атаку огненной змеи. Но Цуй-ро выпустил ещё три таких, и теперь отбиваться стало значительно труднее. Микаэла едва успевала блокировать атаки за атаками, а красный дракон атаковал каждый раз, когда девушка теряла бдительность. Лэнь пытался помочь, но пока у него это получалось достаточно плохо. В какой-то момент юная ведьма почувствовала, что буквально вскипает от ненависти - какой-то безумный дракон заставляет её отступать, используя исключительно один вид магии. Как же так вообще? Микаэла сражалась и против Альрата, и против Тирифаля... В шутку, конечно, но сути это не меняло. Те использовали в бою все свои способности, а Ро всего лишь огонь...
  "Постойте. Огонь?" - удивилась девушка и охнула. Как же она раньше не догадалась?!
   - Поворачивай направо! - прокричала Микаэла и скатилась обратно на спину Цуй-лэню. - Живее! Ты же сын Аритела, так? Вдобавок, у тебя сейчас есть силы Керацу!
  "Конечно, - Лэнь нахмурился, но всё-таки выполнил приказ ведьмы. - А в чём дело?"
   Микаэла ему не ответила и только расплылась в улыбке, когда вдалеке заискрилась водная гладь. Зелёный дракон, удивлённо выдохнув, громко расхохотался. Какой-то человечишка оказался хитрее его. Но на одном только использовании воды Микаэла не собиралась останавливаться. Она прекрасно понимала, что Ро сможет с лёгкостью превратить даже мощную волну в безобидный пар, который вряд ли сможет ему навредить. Значит, нужно было Чернокрылого как-то отвлечь...
   Разбежавшись по спине Лэня, Микаэла спрыгнула вниз и резким ударом разрезала кинжалом воздух. В тот же миг руки её превратились в огромные крылья, и девушка, полностью приняв облик Рух, взмыла под самые облака. Ро, заметив нового противника, издал голодный рёв и бросился за ведьмой, вероятно, рассчитывая, что его огненная магия хоть как-то навредит ей. Но Микаэла не собиралась останавливаться. Тяжело взмахивая крыльями, она упорно стремилась к облакам, всё выше и выше. И вот, наконец, ведьма взобралась под самую тёмную тучу, которая была готова вот-вот разразиться чудовищным ливнем. Цуй-ро, заметив, что его противник остановился, издал самодовольный рык и завис напротив Микаэлы.
  "Больше некуда бежать, глупая девчонка. Сдавайся, и я, может быть, сохраню тебе жизнь!" - расхохотался он, победно извиваясь в воздухе и наслаждаясь бьющим в морду ветром. Микаэла чувствовала себя немного неважно - здесь, под самыми облаками, воздуха было непривычно меньше, чем у самой земли, и голова девушки немного кружилась. Или это было вовсе не от нехватки воздуха? Сделав вдох, Микаэла расплылась в улыбке и неожиданно для Ро запричитала:
  "О великий господин! Прошу, сжальтесь надо мной! Я обыкновенная деревенская дурёха, сунувшая нос не в своё дело. Как же я вообще посмела пойти против вас, великого Цуй-ро?"
   Красный дракон с удивлением посмотрел на ведьму, но явно остался доволен. По крайней мере, он не убил её сразу, а решил немного послушать. Микаэла решила не тянуть время и продолжила:
  "Посмотрите на вашего брата! Я послала его в ловушку. Вам только стоит атаковать его со спины, и вы однозначно победите его!"
   Ро оскалился в победной усмешке и, сложив крылья, камнем понёсся к летевшему в сторону воды Лэню. Но им только этого и нужно было. Едва красный дракон потерял бдительность, Микаэла издала громкий крик, от которого содрогнулись сами небеса. Вырвавшаяся из свинцовой тучи молния стрелой помчалась за Ро. Ящер попытался было свернуть, но с другой стороны на него нахлынула ледяная волна, поднятая в воздух самим Лэнем. Красный дракон заметался и даже выдохнул пламя, надеясь, что оно спасёт его. Но молния ударила ему в спину, а из-за воды на чешуе эхом пронеслась по всему телу. Мгновенно потеряв сознание, Ро камнем полетел вниз и рухнул прямо на одно из зданий, где, к счастью, бой уже давно прекратился.
   Победно закричав, Микаэла стрелой спустилась вниз, и когда до крыши здания оставалось всего несколько метров, вернулась в человеческий облик. Лэнь осторожно приземлился на соседние дома, стараясь не повредить их из-за своего большого веса.
   - Он... мёртв? - спросила Микаэла, пристально смотря на Ро. Красный дракон, казалось, усыхал - он становился всё меньше и меньше...
  "Он и так был мёртв. Его убили до того, как для него была построена какая-нибудь статуя, как в случае со мной. Потому его дух хранился в его костях. Иными словами, он давно утратил оболочку и перестал существовать физически. Только мысленно. Это одна из причин, по которой в бою участвовал только один красный дракон".
   Когда кончик хвоста алого ящера дрогнул, Микаэла испуганно вскрикнула и отступила назад, готовясь в любой момент произнести заклинание. Однако Лэнь покачал головой и, тяжело вздохнув, снова произнёс, на этот раз обращаясь к кому-то другому.
  "Что ты наделал, Адриан? Чего ты добивался?"
   Красный дракон, существенно уменьшившийся в размерах до трёх метров в высоту, медленно открыл один глаз и испуганно отскочил назад, увидев перед собой Микаэлу и Лэня.
  "У...учитель?!" - изумлённо прошептал убийца и снова изумлённо отпрянул, осознав, что находится в теле дракона. Окинув себя долгим взглядом, он заметно напрягся - видимо, попытался превратиться обратно. Но ничего не произошло. Разъярённо зарычав, красный дракон принялся грызть свои собственные лапы и хвост, пытаясь содрать чешую, но он всё равно оставался в облике дракона. Лэнь, тяжело вздохнув, поднялся на лапы и медленно распахнул огромные крылья.
  "Глупый ученик. Ты сильно огорчил меня. Я даровал тебе способность превращаться в дракона, чтобы ты, наконец, обрёл своё место в мире. Не ты ли жаловался, что ты чувствовал себя тогда ненужным? А тут... Не думая отдал своё тело какому-то духу, давно потерявшему физическую оболочку. Ты жалок, Адриан. Я надеялся, что мои наставления вырастят из вас достойных и честных людей, а ты так и остался убийцей. Впрочем, я не удивлён - ты ведь не хотел слушать меня, возомнив себя кем-то могучим. Поздравляю тебя, ученик. Ты хотел обрести силу - ты её и обрёл. Ты хотел свергнуть короля, и ты это сделал - Миларэ теперь вдова. Ты хотел установить новую власть - Анастериан занял трон. Поздравляю! Ты сделал всё, чего так хотел, - последние слова Лэня прозвучали совсем не как поздравление. - Мне стыдно, что у меня такой ученик. Который не слушал меня, да ещё и отдал своё собственное тело бесплотному духу демона-дракона. Радуйся - судьба уже избрала для тебя наказание, потому смерть тебе не грозит. До конца своих дней ты останешься драконом, потому что ты сам отказался от человеческой оболочки, приняв Цуй-ро. Пусть Анастериан дальше сам решает - изгнать тебя или выставить в клетке на главной площади в качестве экзотической зверушки. Здесь твой путь, как Дракона, заканчивается. Крыса, Бык, Свинья и Собака мертвы. Остальные выбрали сторону твоего врага. Мне больше нечего тебе сказать, ученик".
   Расправив крылья, Цуй-лэнь взмыл в небо и довольно скоро скрылся где-то за облаками. Микаэла знала - магией он переместился обратно на Нефритовый остров, ставший для него вторым домом. Это было понятно по тому, что над полем боя пронёсся радостный крик очнувшейся Керацу и увидевшей, что Союз победил. Но прежде чем юная ведьма обратила свой взгляд на стоявшего рядом красного дракона, она услышала странный шорох и, обернувшись, побледнела. Странная картина предстала её взору: Кайлан, достаточно потрёпанный на вид, едва ли не тащил на своём плече Колтари. Эльфийка с трудом перебирала ногами, но была жива, хотя и не совсем довольна происходящим. Стоило ей увидеть Адриана, и она тут же бросилась к нему, позабыв о боли.
   - Ты... ты жив, Дракон? - прошептала она сквозь слёзы и радостно улыбнулась, что сильно задело Микаэлу. Девушка никогда не думала, что увидит на лице этой мрачной эльфийки настоящую искреннюю улыбку. Кайлан лишь остановился в стороне и посмотрел на Адриана укоризненным взглядом.
   - Только не говори мне, брат, что делал всё это, чтобы отомстить за мою смерть, - процедил сквозь зубы темноволосый мужчина. - Эта женщина любит тебя. Хотя, ты вряд ли когда-нибудь поймёшь, что значит любить в ответ. Учитель даёт тебе последний шанс - если вы с этой женщиной проживёте в любви и не будете делать зло, хотя бы пять лет, ты сможешь вернуть себе человеческий облик. Анастериан изгоняет вас из Аскаара, но вы можете отправиться на Нефритовый остров. Быть может, тамошняя атмосфера положительно на вас скажется.
   Адриан ничего не ответил на его слова. Только склонил голову в знак согласия и, дождавшись, когда Обезьяна влезет ему на спину, взмыл в небо и скрылся далеко за облаками вслед за своим бывшим учителем. Кайлан лишь устало вздохнул и, почувствовав на себе вопросительный взгляд Микаэлы, пробормотал:
   - Я не смог её убить, Мишка. Понимаешь, в последний момент я увидел её глаза... Глаза женщины, которая всю свою жизнь любила. Но любила безответно. Сначала я, потом Адриан... Я не смог.
   - Всё хорошо, - улыбнулась Микаэла и обняла его. - Мы все живы, и это главное...
   Так они и стояли бы на крыше дома, если бы снизу не донеслись радостные голоса воинов, праздновавших победу. Всё действительно закончилось: войска "Зодиака" сдались, воины Варгноштада спешили на границу к своему императору, а мёртвецы были мертвыми, какими им и полагалось быть. В ходе сражения меньше всего потерь понесли наги, и это, пожалуй, не было случайностью - они действительно показали себя превосходными воинами, и целые отряды врагов сдавались, едва завидев их посреди улицы. Сложнее всего пришлось королевскому отряду - он был уничтожен полностью, и только Анастериан, Марк и Лисана чудом вышли из боя живыми. Для Микаэлы было большой неожиданностью, когда она узнала, что король уговорил бывшую убийцу выйти за него замуж. Впрочем, Кайлана это совсем не удивило - он уже давно заметил, как Анастериан глядел на младшую сестричку Кота. Тирифаль и Альрат неожиданно для себя открыли, что могут быть неплохой командой - им удалось победить Лошадь, но убивать его они не стали. Милосердный Анастериан на радостях от победы убийцу приказал отпустить и даже предложил ему быть своим телохранителем - один обученный воин хорошо, а два - лучше. Даже если ещё совсем недавно они были заклятыми врагами... Собаке же повезло меньше. Он сражался настолько яростно и ожесточённо, что Миларэ и Цаху не оставалось ничего больше, кроме как убить его. С лучшей стороны себя показали и снежные эльфы. Лисана до сих пор не могла скрыть улыбку, рассказывая о том, как Ниве, захватив в плен пару воинов Варгноштада, долго и упорно отчитывала их за "плохое поведение и соватость носа не в свои дела". Это таинственное слово "соватость", которое, видимо, означало "сование", так и закрепилось за Ниве, как и извечная любовь к охоте.
   Светлана была спасена, Келегор освобождён, и с этого самого момента война в Аскааре считалась оконченной. Хоть мирные спокойные дни наступили ещё совсем не скоро, Микаэла была довольна: она защитила страну, нашла любимого человека и ждала ребёнка. Большего счастья для женщины и не нужно было. Только дом... Но возвращаться в Фаргеш Кайлан и Микаэла не стали - отыскали старый дом Кая и поселились там, рядом с шумным, но очень милым племенем снежных эльфов, к котором довольно скоро присоединился и Соланар со своей семьёй. Мир, которого все так долго ждали, наступил.
  
  Эпилог.
  
   Тяжёлая конница на вороных конях остановилась у самой восточной границы, и Его Императорское Величество Валлад, натянув поводья, пристально вгляделось в три приближающиеся фигуры. Те остановились напротив и не проронили ни слова, пока глава Варгноштада не спешился. Он сильно нервничал - да и как он мог быть спокоен, когда вражеские посланники были всего в нескольких метрах от него?
   Первый гость медленно снял капюшон, и стражники Валлада изумлённо зашептались: Анастериан Белый Рыцарь собственной персоны! Валлад и сам обеспокоенно затеребил рукава, нервно оглядываясь по сторонам. Неужто король Аскаара прибыл к нему всего лишь с двумя сопровождающими?
   - Вы слишком самонадеянны, Анастериан Белый Рыцарь, - пробормотал Валлад, убирая руку от ножен с мечом.
   - А вы, я посмотрю, всё так же ходите с толпой охраны? - хмыкнул паладин и тоже убрал руку от своего клинка. Так предводители двух враждующих стран и стояли друг на против друга, не сводя глаз со вражеского оружия. Первым из оцепенения вышел Валлад и, натянув на лицо маску дружелюбия, улыбнулся:
   - Чтож, король Анастериан! Зачем же вы хотели встретиться?
   - Я бы хотел предложить вам союз, - пожал плечами паладин и хмыкнул, увидев отвращение в глазах Валлада. Тому, кажется, совсем не нравилась идея сотрудничества с Аскааром. Покачав головой, император хотел уже было развернуться и приказать своему отряду отступать обратно в Варгноштад, как Анастериан неожиданно засмеялся. Он предчувствовал отказ со стороны старого врага, но Аш-Малекса и Тигр многому его научили. В первую очередь - никогда не сдаваться и добиваться своего любыми методами. Ради мира в Аскааре, Анастериан не мог поступить никак иначе. И пускай это было совсем не дипломатично, но...
   Едва Валлад сделал шаг к своему коню, жеребец вдруг поднялся на дыбы и, громко заржав, бросился восвояси. Император испуганно обернулся к своим сопровождающим, но их лошади тоже взбесились и, отказавшись подчиняться приказам, кинулись врассыпную. Валлад попытался было поймать хоть одного коня за узду, но перед его горлом неожиданно завис кинжал, и его холодное лезвие медленно коснулось кожи, по которой мгновенно пробежала струйка пота. Император замер и попытался увидеть, кто стоял за его спиной, но клинок лишь сильнее прижался к его шее, и мужчине пришлось просто стоять и молить богов о том, чтобы те сохранили ему жизнь.
   - Что... что вы хотите, Анастериан? - закричал Валлад, дрожа всем телом. Нельзя же умирать настолько молодым! Он ещё не успел жениться, завести детей...
   - Я хочу союз, - улыбнулся паладин как ни в чём ни бывало и похлопал по плечу ближайшего сопровождающего. Лица того не было видно из-за длинного капюшона, но когда незнакомец стянул плащ, Валлад похолодел.
   - Лошадь! Ха! Друг мой, какими судьбами? И давно это ты переметнулся к этому псу?
   - Ваше Величество, можно я его убью? - поинтересовался Марк, любуясь блеском кинжала у шеи Валлада.
   - Хиори, Марк, прошу, отпустите нашего гостя, - улыбнулся Анастериан, и оба убийцы отпрянули назад, мгновенно опустив оружие. Валлад испуганно осмотрелся по сторонам - от отряда тяжёлой конницы не осталось и следа. А Хиори и Марк не сводили с императора глаз, то и дело хищно ему улыбаясь, как два голодных зверя, загнавших дичь в тупик.
   Оглянувшись через плечо, Валлад неожиданно заохал и, схватив руку Анастериана, усиленно затряс её.
   - Ах, милый друг! Ну разумеется я согласен на союз! Я вообще не понимаю, как наши страны до сих пор враждовали! Да Варгноштад и Аскаар просто созданы для союза! Да если вы даже захотите, мы станем частью этого вашего... Союза. Ну, который не союз, а Союз!
   - Я вас понял, - натянуто улыбнулся Анастериан, пытаясь вырвать руку из хватки императора. Радостно расхохотавшись, Валлад всплеснул руками и вопросительно посмотрел на паладина:
   - А как же бумаги? Я ведь должен подписать бумаги! Вы же их принесли?
   Тяжело вздохнув, Марк протянул Валладу листы, и император охнул, поняв, что ему нечем писать. Перо и чернила были предоставлены мгновенно, и мужчина, кажется, несколько помрачнел. Заворчав что-то себе под нос, Валлад быстро начеркал на бумагах свою подпись и, радостно стиснув Анастериана в объятиях, закричал:
   - Да здравствует союз между Аскааром и Варгноштадом! Я был бы рад с вами поболтать ещё немного, но мне пора спешить... Лошадь! Лошадка! Да где же ты...
   Хиори мрачно покачал головой и махнул рукой - ближайший конь мгновенно подбежал к Валладу и, дождавшись, когда тот вскочит в седло, унёсся прочь. Только когда император скрылся из виду, Анастериан громко рассмеялся и, запрокинув голову к лазурному небу, усмехнулся:
   - Ну вы, ребята, и даёте. Быстро он согласился!
   - Как бы он так же быстро договор не расторг, - фыркнул Хиори, подзывая одного из сбежавших жеребцов конницы Валлада. И куда только подевались все их всадники?
   - Не расторгнет, - покачал головой Анастериан, вскакивая на спину другого коня. - Он ведь знает о Микаэле. Если он расторгнет союз - это будет означать войну. А нашу Аш-Малексу он боится.
   - Чтож, тогда вновь да здравствует Аш-Малекса! - воскликнул Марк и, рассмеявшись, погнал свою лошадь вперёд. Анастериан и Хиори переглянувшись, тихо улыбнулись и бросились следом за Котом, уносясь прочь от границы. Очередная страница в истории Аскаара подошла к концу - война прекратилась окончательно, и теперь даже восточным землям не грозила опасность. Но каждый понимал, что за миром всегда следовала война. Однако теперь Союз был к ней готов. А пока боги хранили эти земли... можно было жить спокойно.
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Тарасенко "Демон для попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Рымарь "Девственница Дана" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Императорский отбор" (Любовное фэнтези) | | К.Ши "Жена на день" (Современный любовный роман) | | Н.Новолодская "Грезы в его власти" (Любовное фэнтези) | | М.Славная "Как снять миллионера" (Женский роман) | | LUSI "Похоть Демона" (Любовное фэнтези) | | В.Радостная "Еще много денег, пожалуйста!" (Городское фэнтези) | | В.Мальцева "Абсолют: Позволь тебя любить" (Современный любовный роман) | | Zzika "Не пара" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"