Белова Елена: другие произведения.

Глава 9

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ой, где был я вчера - не найду, хоть убей, Только помню, что стены с обоями.

   Попытка рассмотреть хвост оканчивается полной неудачей: по приоткрытым глазам бьет свет и отзывается вспышкой нестерпимой боли в глазах. Какой странный эффект, ведь согласно трудам мудрейшего Игназио зрачок вампира приспособлен к свету намного лучше, чем... ох, отец карбонадо-о... Последствия вспышки не ограничились глазами, а расползлись по черепной коробке и даже в полость жизни пробрались, обернувшись приступом тошноты. Да, тошноты! По правде сказать, в эту секунду я вряд ли в силах назвать это состояние точным научным термином. Как и вспомнить, что именно мне в настоящий момент нужней всего. Но мой Дар в очередной раз показывает свою исключительную полезность, подсовывая необходимую емкость, а потом снова приносит воды и прохладный компресс...
   Мысли о хвосте бесследно растворились.
   Что происходит? Я болен?
  - Дарья, тут посыльный явился... - громыхает шепот Алишера.
   Посыльный? Недобрый знак... но прежде чем я смог что-то сказать, судьба посыльного уже решена.
  - Посыльный - так пошли его, - без тени сомнения отвечает Дар.
  - Куда?
  - Куда-куда.... Ну что тебе, все словами объяснять надо?
   Мальчишка хихикает и пропадает, видимо посылать гонца... любопытно, кстати, куда. Хотя нет, не любопытно. Отец карбонадо, что же со мной такое?
  - Дарья, он не посылается! - снова бьет по голове шепот от двери, - Говорит, у него письмо к нашему хозяину, и он не может уйти, пока не получит ответа.
  - Щас я его сама пошлю.
   Пол затрясся. Постель тоже.
  - Может, лучше прочитаем? - прервал землетрясение Шер. - Вдруг там что-то нужное для Джа... для хозяина?
   Здравая мысль...
  
   "Драгоценнейший и мудрейший друг мой!" - торжественно провозгласил Алишер.
   Это мне? Маловероятно...
  "Вчерашний твой, о досточтимый орихальти Джано, приход в скромное жилище Рашида аль-Визида..."
  - Кого?!
  - Рашида аль-Визида, - удивленно повторил Шер. - А что?
  - Нет-нет... ничего. Дальше...
   Ничего, за исключением того, что к этому бесчестному купцу я ни ногой уже год, с тех пор как он не заплатил мне за работу, да еще и обвинил в присвоении части ингредиентов. И как я мог там быть, если... если я ничего не помню?..
  - Хм... так, вот... "..записан серебряными буквами на свитке досточтимых гостей и будет семь и семь раз передаваться из уст в уста детьми моими и детьми моих детей..."
   У меня воистину пропал дар речи. К счастью, остальные были менее восприимчивы.
  - Во завернул... - пробормотал мой подарочек.
  - "..но увы! Обуреваемый горем вынужден сознаться в таком недуге, как неподобающая моему возрасту забывчивость, в силу коей недостойный - о горе! - забыл о долге пред златоглазым, затмевающим разум..."
  - Он сам-то понял, что сказал?
  - "..в раскаянии и унижении семь раз припадая к стопам твоим, недостойный Рашид аль-Визид смиренно надеется, что деньги его не будут отвергнуты..."
  - Не будут, не будут, - буркнул подарочек. - Эй ты, гони баб... деньги! Сколько он там тебе должен, а, хозяин? Джано? Хозяин!
   Меня подергали за плечо. Снова взметнулась боль и тошнота, но изумление оказалось сильнее.
  - Он вернул мне деньги?!
  - Вернул-вернул, вон мешок, закорючка на нем какая-то.
  - Не закорючка, а число, - поправил точный Алишер, - Триста орлов, не видишь?
  - Почему?.. - только и смог проговорить я. Чтобы заносчивый купец писал такое письмо мне?! Что случилось? Нейгэллах и Шергэллах поменялись местами, и рай с гуриями переместился под землю?
  - Потому что должен? - не поняла Дари.
  - Почему триста! Он мне двести должен... был.
  - А... а... а тут приписка! - нашелся зоркий Шер. - Вот... "недостойный Рашид аль-Визид посылает сто золотых в возмещение своей забывчивости и выражает надежду, что сверкающий мудростью осияет своим присутствием его дом в ближайшее время.
  Лицезрение паука-птицежора действительно способствует мыслям о ничтожности денег и хрупкости жизни, а следовательно духовному совершенству, и недостойный был бы и дальше счастлив хранить это свидетельство дружбы златоглазого... Но покупатели люди нервные и обременены многими предрассудками, так что не мог бы сиятельный его забрать?" Паука? - изумился Алишер.
  - Сто золотых? - пробормотал мой практичный Дар. - Джано?
   Повисло молчание. Я всеми кожными покровами ощущал на себе заинтересованные взгляды Дари и Шера, но сказать что бы то ни было и разъяснить недоразумение было невозможно! Хотя бы потому, что никакого паука-птицежора у меня нет и не было. И уж тем более, я не мог оставить это драгоценное существо мерзавцу Рашиду...
   Бред какой-то. Абсурд. Да что же вчера произошло? Даиз опять опробовал на мне дурманное зелье?
   С улицы тем временем донесся стук щеколды и нерешительный голос, призывавший хозяев.
  - Хозяйка, тут еще..
  - Дарья.
  - Дарья, тут еще один. И тоже со свитком!
  - Милое утречко, - вздохнула Дарья. - Сейчас я...
  
   Тишина. Легкий шорох. Тихий вопрос:
  - Еще воды дать?
   Шер... Всемилостивый Нейгэллах, что я положил на чашу весов, что ты одарил меня возвращением Шера? Пусть он не верит мне больше - и он прав, я не смог уберечь единственное существо, к которому посмел привязаться. Пусть... Главное, он живой. Остальное поправимо. Надеюсь...
  - Нет. Ты... Алишер, с тобой все хорошо? То есть... тебя не надо осмотреть?
  - Все нормально.
  - Шер...
  - Не надо меня смотреть! Хозяин... вы давайте сначала сами на ноги встаньте, хорошо?
  Вон Дарья еще одно письмо несет.
  - А три не хочешь? - с порога вопросила носительница писем. - Сегодня че, день почтового работника? Читай, Алишер, чего им всем надо. А то они во дворе стоят, ответа ждут, как тополя на Плющихе. Или как у вас там... Как пальмы у фонтана. А сторожки к ним принюхиваются. С интересом... надо этих работников сумки и чернил скорей выпроваживать, а то сторожки не дай бог кусанут кого, да траванутся?
  - А покусанных тебе не жалко? - заинтересовался Шер.
  - Жалко-жалко. Но их-то любой врач вылечит, а малышам кто скорая помощь? Таких больше нет. Читай давай.
  - О мудрый над мудрыми! - вдохновенно начал Шер.
  - Тише, о боги...
  - О? Ладно. О мудрый над мудрыми, - значительно тише повторил паренек. - Семь и семь раз шлет привет тебе Джафар ибн Сулим, а также пожелания здравия, долголетия, и...
  - Что?!
  - Долголетия и процветания... - повторил мальчишка. - А что?
   Я промолчал. Этот-то по какой причине про меня вспомнил? Он мне вообще никогда не платил, предпочитая слать подарки аргентумам. А те просто приказывали пойти и вылечить этого поедателя пахлавы и наказание для своего гарема. Нехорошее предчувствие зашевелилось в сердце. Уже два из тех, кто забывает обо мне сразу, как только отпадает нужда в лечении, сейчас вспомнили и, более того, позаботились о достойном обращении... Почему, во имя Нейгэллаха? И как это связано с моим плачевным состоянием?
  - Дальше читать? - отчаялся ждать моего ответа Шер.
  - А... да.
  - Дар, посланный тебе, надеюсь, смягчит твой гнев, о достойнейший? Молю и заклинаю снять заклинание с верблюдов еще сегодня, ибо дела неотложно призывают меня, и...
  Джано, ты что?
  - Я вспомнил...
   Вспомнил, когда про верблюдов услышал. Кусок воспоминания выплыл из ниоткуда и с размаху ударил по непониманию. Я вспомнил, вспомнил!...
   ..Двор в качающихся тенях и почему-то качающихся деревьях. Разъяренное лицо Джафара. И собственное заковыристое проклятье, которое заканчивалось словами : "чтоб на тебя верблюд плюнул". И реакцию ближайшего верблюда. А если принять во внимание письмо, то одним верблюдом не обошлось? Но ведь я не аргентум? Почему сработало так... А что я делал у Джафара? О боги, да что же вчера с мной было?!
   И кажется, эти письма лишь начало.
  - Читай следующее...- обреченно проговорил я.
  - "О мудрейший из мудрейших, превзошедший своей мудростью..."
   На этот раз лесть уже не оказала прежнего воздействия. Эффект привыкания даже яды лишает убийственной силы.
  - Пропусти это...
  - О драгоценный... ну ладно. Это пишет раб уважаемого Ийгура, торговца живностью. Он от имени хозяина шлет клятвенный отказ от любых претензий на возмещение ущерба и дарственную на паука-птицежора, который приглянулся солнцеглазому.
  - О! Теперь ясно откуда паук, - обрадовалась Дарья.
  - Раб намекает, что подпись хозяина была бы более разборчивой, если бы его, хозяина в смысле, отклеили от потолка. Джано, а как ты его приклеил? В нем же весу!...
  - Не знаю.. - простонал я.
   Безумие какое-то. Я ведь вчера не ел ничего, Дарью искал. То есть совершенно ничего, значит, и подозрительного тоже... Этот торговец, у которого Дарья выкупила мальчиков, сбежал, не требуя возмещения убытков, больных вчера не было. И, насколько я помню, пил только дома. Последнее, что осталось в памяти, это как шел к Дарье поговорить о ее покупках. А дальше провал. Неужели...
  - Дальше читать? - не дождавшись ответа, Шер зашуршал новым письмом. - О... Это от вампира. Так... "Джано, дружище! Восхищен твоим вчерашним визитом! А также твоей склонностью к веселым шуткам... и умением скрывать оную от остальных. Не мог бы ты поделиться со мной тем славным порошочком, которое ты так успешно опробовал на моих охранниках? Они пошли уже на восьмой заход, и меня разбирает недостойная зависть. С наилучшими пожеланиями. Тонио. Приписка: Даизу очень к лицу обезьяньи уши. Надеюсь, этим порошком ты тоже со мной поделишься? Пока". На восьмой заход чего?
   О боги... Я вчера вломился в дом Тони?! За Даизом? Заподозрил в похищении Дарьи и Шера, и... но я ведь только собирался нанять кого-то для слежки! Нападать рано. Было.
  - На восьмой заход чего? - не получив ответа, Шер повернулся к Дарье.
   Без толку! Моя кровать уже некоторое время трясло и шатало, а сейчас к этому шатанию добавился звук - Дарья хохотала. Вот теперь было слышно, что ей всего семнадцать: это был настоящий девичий смех, веселый и заливистый, почти беззаботный. Как давно я этого не слышал...
  - О-о... о... одори ёби... - простонал мой подарок, задыхаясь от смеха. - Восьмой... заход... сильны, парни... верблюд... порошочек... Джано, ты крут! Су-у-упер...
   И отчего-то стало легче. Даже захотелось тоже улыбнуться.
  - С такого-то бодуна...
   С чего? Какое любопытное слово. Ассоциируется почему-то с рогатым скотом. Ах да, "бодаться"... Или... похолодев от внезапной догадки, я судорожно вскинул к голове обе руки и на ощупь попытался отыскать там отростки. Или новообразования. Или...
   Мысль по скорости намного опережает тело, поэтому мое воображение уже успело нарисовать меня по крайней мере в трех видах: с рогами козлиными, вытянутыми вдоль головы, с бараньими, в форме красивых завитков, и угрожающе торчащими бычьими. Оно уже вплотную подобралось к раскидистым оленьим "ветвям", прежде чем неповоротливые руки наконец завершили ощупывание макушки и ничего постороннего, кроме компресса, на ней не обнаружили.
   Так. Уже хорошо. Чем бы я ни отравился вчера, обошлось без этого "украшения". Что-то мелькнуло в памяти при этом слове, что-то странное, какая-то злая радость... Я зажмурился, пытаясь растормошить свою неподатливую память. Но увы, в комнате я был не один, и очевидно, мои действия показались странноватыми. Во всяком случае, компресс с моей головы содрали даже без предупреждения, с невнятным шипением "Сейчас холодный принесу", а Дарья совершенно бесцеремонно заставила открыть глаза. Слабые попытки воспротивиться были безжалостно подавлены (в прямом смысле слова, кстати - грубой силой), и мое наказание, ниспосланное злой судьбой в подарки, пристально уставилось мне в глаза. Будто укротитель - царю пустыни. Я снова попробовал вырваться. Куда там. Эта ненормальная принялась требовать немедленно посмотреть на ее пальцы и сказать, сколько их там.
  - Отпусти!
  - Сначала скажи!
  - Ты с ума сошла!
  - Я?! Быстро отвечай, сколько пальцев!
  - Три! Отпусти сейчас же!
  - Э-э... - послышалось с порога. Шер сжимал в руках таз с водой и переводил взгляд с меня на Дарью и обратно. - Я помешал?
   Дом умалишенных какой-то. И разговоры соответственные. И самочувствие.
  - Все нормально. Я это... подумала... неважно, - мой оригинальный подарок наконец отдернул руки. И, пока я унимал головную боль, он (точнее, она) выхватил у Шера компресс и шлепнул мне на макушку. Причем забыв как следует отжать! Брызги полетели во все стороны, я постарался удержать при себе недостойные выражения - мальчик ведь рядом. Увы, если судьба решила ознакомить ребенка с выражениями, то от нее (судьбы) не уйдешь. Сначала Дарья узрела, что натворила, и охнула, от души помянув некие органы... неважно. В следующий момент у моей руки что-то зашевелилось, обвилось вокруг шеи. Клацнуло зубами возле уха...
   Никогда в жизни я так быстро не выпрыгивал из постели! В голове словно взорвался хитайский огнь-порошок, в глазах потемнело и книги полетели во все стороны. Но дело того стоило - змеевидное шлепнулось на пол, свалившись с моей шеи. И скорчилось на полу.
  - Джано, нет, это сторожок, не трогай его, это...
   Кто? Я обессилено прислонился к стене, рассматривая страшное, покушавшееся на меня чудовище... в три ладони высотой.
   Сторожок. Самый обычный, дворовой. То есть наш обычный.
  - Что он тут делает?
   Сторожок попытался встать... пошатнулся... шлепнулся обратно... наконец ползком добрался до ближайшей лужи из опрокинутого тазика и рухнул в воду, широко раскинув листики и растопырив все корни.
   - Он с тобой спал,- разъяснил мой подарок.
   - Что?!
  - Ты его вчера затащил в постель. Чтоб одиноко не было. О, кажись, он тоже с бодуна, - сочувственно проговорила девушка. - От тебя надышался, что ли? Вон как воду хлещет...
  - Что такое "бодун"?
  - Похмелье.. - удивилась она.
   По... расширенными глазами я обвел комнату, не обращая внимания на боль и прочие неприятности. Головная боль. Жажда. Тошнота. Головокружение. Ворох писем от моих недругов. Все это плюс заляпанный халат вдруг сложились воедино и обрели новый зловещий смысл.
   Так вчера я был пьян?! Абсурд... и начался этот абсурд рядом с Дарьей, похоже. Я ведь шел поговорить именно с ней?
   Я поднял глаза на все еще улыбающееся лицо. И улыбка стала таять...
  - Что? - спросила она с привычной уже интонацией. Мол, знаю, что виновата, но не злись, злиться вредно для здоровья.
   Зачем она меня опоила? Или опять все произошло случайно?
   Но спросить я не успел.
   Нехорошая тишина залила двор, заглушив и ропот посыльных, и шорох сторожков. Без скрипа отворилась дверь... и две серебряные тени, знакомые до жути, скользнули в комнату...
   Аргентумы. Пришли в мой дом. Впервые...
  
  - Приве...
   Но они пришли не вести беседы. Не говоря ни слова, не задержавшись ни на секунду, серебряные мантии оказались рядом. Знакомый удар чужой силы, блеск серебра из-под капюшона - и я снова обездвижен, бессилен, закован в незримые кандалы. Резкое движение, треск ткани - сдирают одежду. И не воспротивиться, не укрыться от взглядов глаз расплавленного серебра. Опять. Как быстро...
  - Что вы делаете?.. - неверяще звучит голос подарка. - Вы...
  - Молчать.
  - Вы с ума сошли?..
   А Шер молчит...
   Нет! Замолчи! Я ловлю ее взгляд и едва-едва, насколько могу, качаю головой. Нельзя. Не вмешивайся. Прошу... Шер, ты отвечаешь за Шера.
   Тихо. Тихо. В комнате очень тихо. И холодно - аргентумы... Давлюсь этим холодом. Но сказать все-таки удается:
  - Приветствую... аргентумов... в моем доме... позвольте моим рабам... покинуть... комнату...
   Еще секунда тишины и холода. Еще.
  - Пусть идут, - наконец роняет одна серебряная статуя.
  - А ты идешь с нами. Оденься.
  
   Дарья.
  
   ОБЖ победило! На этот раз. Проснувшись утром, я пожалела и о том, что купила пацанов, и о том, что пила, и том, что вообще на свет родилась. Голова болела так, что хотелось отправить ее в хладницу и пожить немного без нее.
   Но куда ее денешь... ой, а нельзя этим птицам орать немного потише? А котам в коридоре шипеть потише!
   Стоп. Котам? Откуда коты, у нас ведь только Левчик...
   Я слетела с кровати, как бомбардировщик Ил-54 с аэродрома Кубинка. Вынеслась в коридор... и оцепенело уставилась на младшую покупку, который черте с чего стоял на четвереньках и шипел на Левчика! Кот в долгу не оставался, и шипение мало-помалу переходило на повышенные тона.
  - Так, - я уперла руки в бока. - А ну тихо. Вы что, мышь не поделили?
   Тагир тут же вскочил и привычно окаменел, Левчик презрительно дернул хвостом, показывая, что замечать каких-то там мальчишек - ниже его внимания.
   И понеслось. Если б не вода со льдом, мне б не жить. Разбудить мальчишек, упихать мыться, выудить Шера из вампирской лаборатории, отобрать утащенную склянку, отправить приводить комнату в божеский вид. Покормить сторожков, вытащить из лаборатории Санни, разъяснить, что украденная им коробка - не пудра, а удобрение, отправить прибирать ванную. Проверить, не проснулся ли вампир, принять торговцев с продуктами, отложить отдельно обалденно пахнущую копченость - чей-то подарок Джано, выгнать из лаборатории Рада, отобрать пиалы, объяснить, что это не чашки. Приготовить обед, попробовать, не удержавшись, кусочек копченки, выпинать из лаборатории Тагира, отобрать чучело черепахи, всучить игрушку, еще откусить копченочки, обнаружить хвост...
   ХВОСТ?!
   Ой, мама. Ой, мамочка!!!
   Хвост! У меня!!! Растет на... на... ну там, где положено хвосту, светлый, типа львиного, с кисточкой...
   Ой, да что же это такое?
   На мой рев прибежал Алишер, рассмотрел хвост - еще позавидовал, паршивец! - а потом предложил не паниковать, а подождать, пока проснется хозяин и отколдует это обратно... Пусть я только соберу образцы всего, что съела.
   Но Джано проснулся в таком состоянии, что ему было не до хвоста..
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"