Белова Елена: другие произведения.

Вампир... ботаник? Глава 24

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как говорится, чтобы вас не разнесло, постарайтесь не есть после шести... и не курить возле бензоколонки!


   Кто вскрикнул, я не поняла.
   Мы мигом оказались на ногах, и я обнаружила, что сжимаю в руках толстую ветку, точнее, дубинку. Когда я ее подобрала и где это случилось, из памяти выпало абсолютно.
   - Что это?
   Как-то непохоже было на описанный Тагиром мешок, скорей, на сверток, и запаха никакого. Тагир ошибся или...
   Хрууууушштш!
   Второй мешок шлепнулся о землю как-то глуше. Он странно зашипел, почти загудел и забился на земле, обдавая ночной сад отвратной вонью. Хакарл... ой, мать, скандинавский хакарл может отращивать лапки и утирать ими горючие слезы зависти - рядом с этой гадостью его вонь никто просто не заме... фу-у... дождались на свою голову!
   Я выбываю из возможного сражения. Не могу... не в состоянии... я даже видеть не могу как следует...глаза застилает слезами. Рядом кого-то мучительно тошнит.
   - Что за...
  
   - Отец карбонадо...- прошептали рядом. - Не может быть. Не подходить! Не подходить!
   Подходить? Оптимист... ботанический...
   Какое там подходить, тут суметь бы поползти... причем в противоположную сторону...
   - Мортуги! Не подходить! Бить на...
   - Помогите!
   Человеческий крик бьет по ушам, и не веря своим глазам, я вижу, как тот первый мешок, который сверток, бьется на земле, и из него выпрастывается чья-то рука, очень белая в темноте...Нам бросили человека? Зачем?!
   Свист и треск, и на втором мешке вдруг вырастают две дрожащие стрелы. А потом появляются они. Они черные, но светятся. Они сыплются из дыр, проделанных стрелами, они ползут, странно шелестя, будто где-то в гуще притаился трансформатор, они собираются в тучу, наползая друг на друга...
   Жуки. Или пауки. Или еще что-то ползучее. И "пахучее", спасу нет!
   - Мортуги! Мортуги! Не подпускайте их к себе. Дарья, осторожно!
   - Помогите! - рвется из свертка человек, и я вдруг понимаю, что он связан. - Помогиииии...а-а!
   Эх, ну почему когда надо, под рукой нет дихлофоса! Дубинка против тварей не оружие...
   Ночь становится светлей - кто-то поджигает дерево, увешанное паутиной птицежора. Ненастоящей паутиной. Настоящая не горит. Огонь вспыхивает факелом, от дерева сыплются искры. По земле мечутся неровные тени, окончательно сбивая зрение. Мимо пролетает размытая тень, новая вспышка пламени заливает траву, и еще одна, и потом. Я не смотрю. Я уже рядом... и стараюсь не дышать.
   Человек больше не кричит, он скорчился лицом вниз, а на руке черное с красным. Черное шевелится...
   Я успеваю схватить человека и дернуть к себе, подальше от расползающегося черного пятна.
   Прежде чем дикая боль прошивает мои руки, я осознаю две вещи. Первая: человек - немолодой мужчина, чем-то похожий на давешнего фенана, - закрывает своим телом еще одно тело, маленькое. И второе: черные твари умеют не только ползать, но и прыгать.
   Да, еще третье: жалятся они больно...
  
   - Дарья, назад! Назад!
   Справа вспыхивает еще одно дерево. Еще. Полыхает трава, словно ее полили бензином, полыхает, кажется, сама земля, испуганно мечется какой-то несчастливый сторожок, застрявший в огненном кольце. Сейчас, маленький, я помогу... только отнесу этих...
   - Ли чирконда! - от волнения вампиры перешли на родной язык, певучий и непонятный. - Или фуокон ха...
   - Прендитто ла нелльо!
   - Замыкай!
   - Не дайте уйти этим...
   - Сюда! - Рад и Шер машут факелами. - Сюда иди, ну же!
   Да сейчас!
   Груз из двух человек что-то очень уж легкий. Прямо будто не людей несу, а... ох, как голова кружится! Останавливаться не хочется. Смотреть не хочется. Ничего. Ничего. Главное дотащить, а там разберемся, живые они или нет.
   Дотащить. Мне не тяжело. Просто... просто с чем-то непорядок, то ли с ногами, то ли...
   Не поняла, земля, это что за танцы?
   Кончай прикидываться прыжковым аттракционом, нашла время! Тащу и тащу на руках два мешка непонятно с чем. Нет... пару крокодилов. Или кого? Не помню. Больно, хакарл вам в тарелку и за шиворот!
   - Дарья!
   Откуда тут взялись мои подружки-сумотори? Причем с горящими палками в руках? Светка и Нинка... Бедный Джано, теперь он точно разорится. На одних продуктах. Я потопала их обнимать в честь встречи, тем более, торопиться уже было некуда, тела с плеча то ли улетели, то ли испарились. Или упали? Если упали, нехорошо, наступим еще, а тут реанимации не водится...
   О, птицежор! Привет, волосатенький, не сердись за паутину. Ты еще наплетешь, а нам свет нужен. А я, похоже, рехнулась и общаюсь с пауками...
   Паук на мои извинения не реагирует - только смотрит на меня и шипит. Тоже рехнулся?
   - Ты чего привязался?
   Паук, естественно, не отвечает. Только шипит, и куда-то мне за спину летит, разворачиваясь в сеть, сероватый ком...
   - Дариииии! Иди сюда! Сюда! Под воду!
   Нашли подводную лодку.
   - Минутку... - а что это у наших сумотори голоса такие? Я повернула голову и вдруг поняла, что разговариваю с хот-догами. Два крупных хот-дога метровой величины. А это уже интересно-о...
   - Дарья! - в лицо с размаху хлестнуло чем-то мокрым, убивая гастрономические планы на корню. Я села где стояла, заглючившие мозги прояснились настолько, чтобы узнать подбегающего Рада с ведром в руке. И настолько, чтобы увидеть на своей ладони крупного черного паука-многоножку. Ой! Гадость!
   Снова больно...
   - Не подходи! Рад, брысь!
   Черная тварь не стряхивается, только глубже запуская в меня свои не то зубы, не то усы, я рычу и ругаюсь, горящие деревья отплясывают какой-то дикий хоровод, а где-то на улице уже набирает силу вопль насчет пожара...
   Шипение - птицежор опять рядом. Какого черта? Ошибся, лохматый, я тебе не птичка, вычеркни строчку "Дарья" из сегодняшнего меню. Куча блестящих глазок внимательно таращатся на меня, а шипящий голос странным образом снимает боль. А, это он черную гадость с меня снял. Стоп. Снял?!
   И ловко пришлепнул паутиной, превратив в белесую кляксу. А потом навис над телами жертв похищения... или переброса? Ага, вот они где, не растаяли, тихо лежат рядом, видать, с плеча упали. А паук неторопливо сощелкивает с них кусачую мерзость.
   Эта картинка - птицежор, склонившийся над телами, - остается последним, что я помню. Дальше все сливается в мутный хаос, из которого выныривает то дрожащий сторожок на ладони, то мокрые насквозь деревья в облаках пара, то нестерпимо блестящие серебряные глаза - Джано...
  
   Глава 24
  

Всё, что меня не убило... сильно об этом

пожалеет, потому что теперь моя очередь!

   - А потом ты схватила дерево, выдрала его из земли и зашвырнула соседу на чердак. Оттуда как раз спускались Роберто и Мелисс, они хотели поймать этих, которые бандиты... но их на чердаке уже не было, и они попросили Тагира помочь. Поискать.
   - Ага. Надеюсь, по ним я не попала?
   Алишер хихикнул:
   - По ним нет. Вот по соседу да. Потолком. Он обвалился - потолок, я имею в виду. Но не волнуйся, он вполне живой, бегает, и даже уже покупателей первых нашел.
   - Потолок?
   - Сосед!
   - Очень мне надо за него волноваться! Погоди... покупателей?
   - Сказал, что ему надо срочно переехать...- Шер развел руками, но для непонимания у него был чересчур хитрющий вид. - Ну так вот. А потом ты...
   И он продолжил повествование о вчерашней ночи и эпических подвигах Дарьи. Да-а...
   Не везет мне здесь с подвигами. В смысле, я их творю, но потом не помню. С бандитами тогда сцепилась как? На автопилоте. С аргентумами дралась как? На автопилоте. Кстати, тогда Алишер меня тогда тоже водой обливал...
   А теперь эти... мортуги. Шер говорит, этих пауков даже вампиры боятся именно потому, что их укус отключает мозги. Кусанет тебя такой паучок, даже один-единственный, - скорей беги к друзьям-приятелям, проси, чтобы связали, на цепь посадили, в ковер укутали, что угодно. А то через минуту сознание отключится - и привет. Тело двинется, куда глаза глядят, а видят они в это время мноооого чего. И живые гамбургеры, и говорящие кактусы, и массовое нашествие динозавров. Тело, естественно, в ужасе начинает отбиваться от глюков-страшилок и в этот момент способно сотворить такое, что потом до конца жизни не расхлебаешь!
   Поэтому вампиры и шарахаются от мортугов, как самурай от фотоаппарата. С их силами натворить что-то нехорошее легко, а вот исправить... да проще повеситься!
   Поэтому они подожгли деревья, осветив себе место работы (и заодно отрезав кусачим тварям путь к отступлению), и стали аккуратно разбираться с ползучими неприятностями...
   Ну то есть они планировали аккуратно. А получилось... ну как получилось. Во-первых, я вломилась спасать жертв. Это хорошо, что я вытащила их до того, как яд мортугов не достиг смертельной дозы, во всех отношениях хорошо, начиная с обычного гуманизма и заканчивая тем, что несостоявшийся обед мортугов явно включал в себя не самых простых людей.... Но плохо то, что я не подождала Джано, не подумала о самозащите, а сходу вцепилась в этот самый обед, и в результате меня саму покусали.
   А на неместных яд мортугов, оказывается, тоже действует, спасибо, крыша съехала не сразу, а у самой границы пламени.
   И спасибо, что наученный горьким опытом Алишер на всякий случай приволок из бассейна ведра с водой - меня гасить, если одежда загорится. Вода, оказывается, мортугов неплохо притормаживает. Не отгоняет, а заставляет замереть и втянуться в панцирь, как черепашек. Поэтому нам досталось меньше, чем должно было.
   Но и этого хватило для того, чтобы моя крыша встряхнулась, встала в позу "Встреча радуги" и пошла на взлет, видно, ловить эту самую радугу.
   Никого не слушая и, очевидно, ничего не видя, я двинулась обратно в кольцо горящих деревьев, громко объявляя, что защитник должен защищать и сейчас самое время показать, как это делается. Джано попытался призвать своего индетро к благоразумию, объясняя, что лично он в безопасности, а мне надо...
   Я его перебила. Я сказала, что сама знаю, что мне надо, и никакие парни, даже очень симпатичные, даже если их поцеловать хочется, ничего за меня решать не будут. Я обозвала бедного вампира неполиткорректным расистом (как только выговорила) и потребовала равноправия для представителя нетрадиционных зеленых меньшинств. Пока вампиры соображали, что это значит, я добралась до горящего куста и спасла одного из этих меньшинств - сторожка...
   Микеле и Джано облегченно вздохнули, подумав, что миссия по спасению закончена, и потребовали, чтобы я ушла, и ушла быстро! Тут очень опасно, и они должны выжечь мортугов, пока это возможно.
   Но они рано обрадовались. Нет, я ушла, причем в ту сторону, куда просили, и даже на горящее дерево не наткнулась по дороге. Но я вернулась.
   Микеле, уже нацелившийся метнуть в расползающихся мортугов очередной огненный заряд, взвыл, когда снова увидел мою пошатывающуюся фигуру. Я топала прямо к остаткам мортугов, не реагировала на окрики и кого-то уговаривала "сделать из этих уродов колбаску". Джано рванулся ко мне - уговорить уйти, и если надо, то выпихнуть силой, но я спустила на землю птицежора и пообещала, что "щас будет все путем, защита, как "орбит", всегда придет на помощь"!
   - Дарья, а кто такой "орбит"?
   Я вернулась в реальность. К оживленному Алишеру, молчаливо разлегшемуся у меня на животе Левчику и тихому Менялке, который под шумок уплетал опытную партию варенья из местных ягод...
   - А он что?
   - Кто? - не понял Шер.
   - Ну птицежор! Он что сделал?
   - А он мортугов собрал.
   - Как?
   - Ну... Ты скомандовала, он и стал собирать. Замотал в паутину, упаковал, как эти твои... сосиски. Вампирам осталось только чары сверху наложить. Так кто такой этот "орбит"? Он правда всем помогает? Ой, а как красиво ты спалила соседскую свалку...
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"