Белова Ю., Александрова Е.: другие произведения.

"Бог, король и дамы!". Гл.7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В которой шевалье Жорж-Мишель встречает свою первую любовь.


Юлия Белова, Екатерина Александрова

"Бог, король и дамы!"

роман

ГЛАВА 7

В которой шевалье Жорж-Мишель встречает свою первую любовь

  
   Дни складывались в недели, недели в месяцы, месяцы в годы. К собственному удивлению Мишель де Бар, ставший именоваться Жоржем де Лош, быстро привык и к своему новому имени, и к занятиям в Сорбонне, и к шумной компании кузенов, и даже к регулярным спорам дяди Шарля и опекуна.
   К счастью, с нескрываемым удовольствием размышлял иногда Жорж-Мишель, он был самым старшим в беспокойной компании кузенов, что позволяло ему смотреть на более высокопоставленных родственников с некоторой долей снисходительности. Постоянные проказы, ссоры, а нередко и драки мальчишек делали юного шевалье признанным арбитром во всех разногласиях принцев.
   И все-таки, не смотря на разницу в возрасте и нешуточные войны, ведущиеся родными принцев, жили мальчишки довольно дружно. Летом спали до шести, зимой -- до восьми. Вместе принимали участие в утреннем выходе совсем еще юного короля, вместе отправлялись на занятия и зубрили уроки. Слишком долго лишенный общества сверстников, граф де Лош и де Бар вскоре привязался и к утонченно-серьезному Александру де Валуа, ставшему в 1561 году дофином, и к рослому и пылкому принцу де Жуанвилю. Даже маленький принц Беарнский, в силу своего возраста менее всего способный привлечь внимание Жоржа-Мишеля, очаровал шевалье простодушием и какой-то солнечной веселостью.
   Вечерами, когда все уроки бывали сделаны и по повелению королевы-матери принцы должны были отправляться спать, мальчишки взахлеб делились воспоминаниями о своей прежней жизни. Красоты вогезских и пиренейских гор, удушающая скука Амбуаза, маленький и послушный двор Барруа... -- разговоры юных кузенов могли бы тянуться далеко за полночь, если бы не вмешательство воспитателей принцев и в особенности врача Мирона.
   Конечно, юный Бурбон мало что мог рассказать о наваррском дворе, зато с упоением повествовал об играх с крестьянской ребятней, о беготне босиком в окрестностях замка Коаррас, о купании в ледяных горных ручьях. Каждый раз когда беарнский принц рассказывал о своих босоногих развлечениях, два юных красавца -- принц де Валуа и принц де Жуанвиль -- пренебрежительно кривили губы, но Жорж-Мишель вынужден был признать, что наследник Наваррского королевства наслаждался даже большей свободой, чем он сам, и втайне завидовать малышу.
   Хотя, сразу же признавал граф, завидовать маленькому принцу было не из-за чего. В Париже Мишель де Бар узнал, что вовсе не является обладателем сказочных богатств, но принц Беарнский -- тот был просто нищ. Даже покрой воротничков у наследника пиренейского королевства менялся не по прихоти моды, а исключительно по прихоти то и дело менявшихся политических воззрений его отца. Эта примета -- новый воротничок Генриха де Бурбона -- позволял Жоржу-Мишелю безошибочно определять, был ли его дядя Антуан де Бурбон, гугенотом или католиком. Конечно, переход из одной партии в другую вряд ли мог удивить Жоржа-Мишеля, в конце концов даже Гизы как-то всерьез обсуждали, не стоит ли им примкнуть к протестантам, но принца Беарнского подобное непостоянство не на шутку расстраивало.
   А потом маленькому Бурбону и вовсе пришлось надеть траур, когда его отец, в очередной раз перешедший к католикам, словил на осаде Руана гугенотскую пулю и умер, неожиданно пожелав вернуться к протестантам. Девятилетний Генрих плакал, его кузены забросили проказы, а две вдовы, Екатерина Медичи и Жанна д'Альбре, беспрестанно ссорились. Впрочем, и слезы, и послушание проказников, и ссоры королев не могли продолжаться вечно, и вскоре, не без помощи господина де Броссара, Екатерина и Жанна пришли к согласию, и королева Наварры перестала грозить, будто заберет сына из Сорбонны. Учеба, проказы и игры принцев возобновились, но теперь один лишь Генрих де Лоррен мог хвастать своим отцом. Когда юный Жуанвиль повторял "А отец говорит... а отец считает... а отец приедет..." Александр де Валуа и Генрих де Бурбон замолкали и отворачивались, стараясь скрыть зависть, а Генрих де Гиз еще выше задирал нос.
   Вообще он любил задирать нос, будучи Лорреном по отцу, и потомком Валуа, Эсте и Борджа по матери. Лотарингская, французская, итальянская и испанская кровь перемешались в Генрихе так странно, что временами воспитатели находили его совершенно несносным. В то же время граф де Бар и де Лош единодушно признавался всеми идеальным дворянином, юношей любезным, щедрым и ровным в обращении, хотя заслуга в этом принадлежала не столько самому Жоржу-Мишелю, сколько его воспитателю и опекуну господину де Броссару, к несчастью, покинувшему этот свет в феврале 1563 года. Жорж-Мишель искренне оплакивал благородного дворянина, но был просто потрясен горем дядюшки Шарля. "Как грустно оплакивать человека, который всю жизнь был твоим врагом, хотя мог бы стать другом. И что этому упрямцу стоило принять нашу сторону?! Ведь у него не было других обязательств!" -- сокрушался кардинал Лотарингский.
   Свое шестнадцатилетие шевалье Жорж-Мишель встретил очень весело. Дядюшка Шарль осыпал его подарками, королева-мать поручила особым заботам своих самых красивых фрейлин и даже его величество Карл IX, не испытывавший особой любви ни к брату, ни к его соученикам, вручил графу великолепную шпагу работы Бенвенуто Челлини. Возможно, причиной нежданной благосклонности юного монарха было то, что в последний год Жорж-Мишель, полагавший себя взрослым, основательно забросил кузенов. Детские шалости, повторяющиеся из вечера в вечер рассказы более не занимали шевалье и потому, наскоро покончив с уроками, Жорж де Лош уносился прочь, предпочитая размеренному быту кузенов блестящий и бурлящий мир двора.
   Благосклонность фрейлин, игры в мяч с придворными кавалерами, стихотворные экспромты на случай, уроки рисования у Клуэ, а также охоты с тринадцатилетним королем занимали у Жоржа-Мишеля так много времени, что трем Генрихам -- трем, ибо в сентябре 1562 года Александр де Валуа по случаю конфирмации сменил имя -- случалось видеть повзрослевшего кузена не так уж и часто. Временами опьяненный успехами шевалье вспоминал о своих юных родственниках, но лишь для того, чтобы похвастать приключениями и опять унестись прочь.
   Рассказы о прекрасных дамах так будоражили воображение и кровь всех трех принцев, что Екатерина Медичи поручила фрейлинам "летучего отряда" просветить своего сына и принца де Жуанвиля касательно того, как надо обращаться с женщинами. Впрочем, на ветреного графа де Лош и де Бар это не произвело ни малейшего впечатления. Шестнадцатилетний шевалье все чаще забывал о родственниках и уроках и все реже появлялся в собственных покоях, предпочитая проводить ночи в спальнях то одной, то другой дамы.
   Королева-мать, втайне рассчитывавшая воспитать из Жоржа-Мишеля беззаветного преданного слугу своего любимого сына и тем самым внести раскол в Лотарингский дом, по матерински журила графа де Лош за юношеские проказы, дарила ему лошадей, деньги и милые безделушки. Узнав от Мирона, что юный Лоррен почти не появляется в собственной спальне, Екатерина Медичи даровала ему небольшой отель на улице Бетези, уверяя, что теперь, когда шевалье стал взрослым, ему пора зажить собственным домом.
   Этот подарок вместе с десятью тысячами ливров, переданными шевалье на обстановку особнячка, привел Жоржа де Лош в совершеннейший восторг. Юный граф благодарил королеву-мать за щедрость и доброту и вовсю готовился к переезду. Молодой человек даже загорелся идеей устроить в честь этого события веселый праздник для кузенов -- с играми, верховой прогулкой и большим количеством сладкого.
   Спеша порадовать родственников и хотя бы ненадолго отвлечь их от скучных занятий, Жорж-Мишель чуть ли не бегом направился в апартаменты кузенов, влетел в комнату и остолбенел. Три Генриха катались по полу в ожесточенной драке, царапались, кричали, размахивали кулаками и вообще вели себя так, словно были не принцами, а нищими уличными мальчишками. Юный граф растерялся, не в силах ничего разобрать в этом клубке тел. Однако через пару мгновений Генрих де Гиз, как самый старший и сильный среди мальчишек, оказался наверху кучи малы. С ожесточением колотя кулаком по чьей-то спине, юный принц яростно вопил:
   -- Гугенот! Ненавижу!..
   -- Да разнимите же их!.. -- крикнул Жорж де Лош, обращаясь к слугам, забившимся в разные углы комнаты. Слуги не двигались. Отчаявшись получить помощь, придя в ужас от небывалого ожесточения кузенов и боясь, как бы мальчишки сдуру не покалечили друг друга, шевалье попытался их растащить, хватая за руки, за ноги, за уши -- короче, за все, что в данный момент попадалось под руки.
   Наконец, шевалье Жоржу-Мишелю удалось стащить юного Лоррена с кучи малы, что оказалось делом далеко не легким. Анри де Жуанвиль брыкался, ругался, упирался, хватался за чью-то одежду и чьи-то волосы, не обращая внимания на вопли кузенов. Чувствуя, что больше не в силах удерживать двоюродного брата, граф де Лош отшвырнул Генриха прочь, нагнулся, поднимая с пола потрепанного дофина и всхлипывающего наследника Наваррского престола. Оглядел мальчишек. Несмотря на весьма чувствительное соприкосновение с полом принц де Жуанвиль пострадал не слишком сильно, не то, что юный Валуа или маленький Бурбон.
   -- Вы что? -- прерывающимся голосом поинтересовался Жорж-Мишель. -- Помешались? Ну и выдерут же вас...
   -- Это они виноваты! -- яростно выкрикнул Жуанвиль, делая новую попытку броситься на принца Беарнского. -- Предатели!
   Шевалье Жорж-Мишель вторично отшвырнул кузена. Юный Лоррен пошатнулся, неожиданно всхлипнул, бросился на пол и разрыдался.
   -- Гугеноты... отца убили... -- жаловался он. -- Ненавижу!..
   Граф де Лош опустился на первый попавшийся табурет, посмотрел на рыдавшего Гиза, всхлипывающего, размазывающего по лицу кровь и слезы Наваррского, встрепанного, с подбитым глазом дофина.
   -- Ты-то чего в драку полез? -- поинтересовался шевалье у Генриха де Валуа.
   -- А я разнять их хотел, -- хлюпнул носом дофин. -- А то чего он на маленького полез?
   -- Он гугенот, -- огрызнулся юный Лоррен. -- Это они отца убили!
   -- Хватит, -- граф де Лош почувствовал, что начинает сердиться. -- У него тоже отца убили. И у него. И у меня, если хочешь знать, тоже! И я его даже не помню, -- с неожиданной грустью заключил шевалье, с удивлением заметив, что окружающие предметы ни с того ни с сего потеряли четкость.
   Все три принца одновременно перестали всхлипывать. Анри де Бурбон поднялся с пола и обнял Жоржа-Мишеля за шею.
   -- Ладно, -- граф де Лош мягко высвободился из объятий двоюродного брата и своим платком вытер ему лицо. -- И что с вами делать? Как узнает ее величество о ваших проказах -- точно велит высечь... Всех твоих. Не посмотрит, что принцы.
   -- И без сладкого оставит, -- грустно добавил маленький Бурбон.
   -- Да откуда она узнает? -- проворчал Анри де Лоррен.
   Жорж-Мишель пожал плечами, всем своим видом показывая, что вопрос кузена праздный. Мадам Екатерина знала все.
   -- Да я... убью того, кто матушке наболтает! -- сгоряча пообещал дофин и перепуганные слуги постарались втиснуться в стену. Бедняги ничуть не сомневались, что юные принцы вполне способны отправить к праотцам несчастного, посмевшего вызвать их неудовольствие. Лично или поручат это кому-либо другому -- для несчастного значения не имело.
   Граф де Лош пожал плечами вторично.
   -- А смысл? -- резонно вопросил он. -- Да стоит ее величеству на вас посмотреть -- ужас! -- у одного нос разбит, у другого глаз подбит, одежда порвана... Одежда... -- почти бессмысленно повторил Жорж-Мишель, хлопнул себя по лбу и вскочил с табурета. -- Ну конечно... Эй вы, болваны, воду, одежду, живо! -- прикрикнул на слуг юный шевалье.
   -- Анри, -- все три принца одновременно обернулись и Жорж-Мишель досадливо поморщился -- угораздило же их матушек дать мальчишкам одинаковые имена. -- Жуанвиль, умойся и причешись. Анжу, ты тоже... да, и не забудь переодеться. Беарн! Бог мой, с тобой то что делать?! -- Жорж-Мишель схватился за голову. Юный наследник Наварры оглядел себя и виновато развел руками.
   Когда слегка запыхавшаяся королева-мать появилась в апартаментах принцев, комната была приведена в полный порядок, а сами принцы умыты, причесаны и переодеты. Если бы не синяки, ссадины и царапины на физиономиях, ее величество могла бы решить, будто мальчишки прилежно грызли гранит наук, и лишь ее появление оторвало принцев от этого увлекательного занятия. Однако королева Екатерина не была слепой. У трех Генрихов, лакеев и даже у графа де Лош души ушли в пятки, когда ее величество медленно окинула их взглядом больших чуть на выкате глаз.
   -- Что все это значит, граф? -- ледяным тоном осведомилась королева и Жорж-Мишель понял, что новенькая шпага, отель на улице Бетези и прочие атрибуты взрослой жизни не помогут ему, коль скоро ее величество распорядится его высечь. Во рту графа вмиг пересохло. Молодой человек побледнел и опустил голову.
   -- Я полагала, -- тем же немилостивым тоном продолжала Екатерина, -- что вы, как самый старший, будете оказывать благотворное влияние на своих юных родственников. Но вместо этого вы каждодневно являете собой пример легкомыслия и нерадения в учебе...
   Шевалье Жорж-Мишель мечтал провалиться сквозь землю. К антиподам.
   -- Жорж не виноват, -- робко подал голос принц Беарнский. -- Он нас мирил... -- совсем тихо добавил мальчик, замерев под совиным взглядом королевы.
   -- Вот как, -- Екатерина поджала губы. -- Ну что ж. Значит, наказаны будут только трое. А через пять дней я проверю, чему вы научились, кроме проказ и драк.
   Провинившиеся молча поклонились, мысленно молясь, чтобы наказание не было слишком суровым. Принцу де Жуанвилю, точнее новому герцогу де Гизу хватило ума, а принцу Беарнскому великодушия не говорить, в чем была причина ссоры. Граф де Лош с грустью размышлял о том, что в ближайшие пять дней ему придется оставить развлечения и засесть за книги, а Генрих де Валуа с еще большей грустью думал, как несправедливо устроен мир. Ну в чем он провинился? Всего-навсего хотел остановить драку, а потом, сам не ведая как, оказался в нее вовлечен. Неужели за это стоит наказывать? По справедливости надо было наказать одного Гиза, но спорить с матушкой, когда она пребывала в дурном настроении, было не только бесполезно, но и опасно. Да и Беарнец молчит. А кому, как не ему, жаловаться на Гиза?
   Сердце королевы-матери обливалось кровью. Наказать любимого сына казалось Екатерине столь же немыслимым, как отрубить собственную руку. Однако воспитатель дофина Амио и врач Мирон убедили ее величество, что это единственный способ привить юному принцу серьезность и ответственность, столь недостающие мальчику из-за вечного потворства матери. Екатерина вздохнула и поклялась быть твердой. Десять ударов розгой каждому из провинившихся, лишение их ужина, ночь в темной комнате под замком, вынесла приговор королева-мать. Вынесла... и пошла плакать.
  

***

  
   Может показаться странным, но граф де Лош почти стыдился, что ее величество не сочла нужным его наказать. При мысли, что его кузены с тоской гложут корку черствого хлеба, молодому человеку делалось не по себе. Перед мысленным взором шевалье одна за другой проносились самые жуткие картины. Жорж де Лош вспоминал страх дофина перед темнотой, нежданную утрату Гиза, слезы Беарнца и не находил себе места. Попробовал читать, но буквы прыгали перед глазами, а слова не доходили до разума. Взял в руки лютню, но звуки музыки вызывали непонятное раздражение, волновали чуть ли не до слез. Тогда молодой человек отправился на поиски наслаждений, но вид веселящегося, смеющегося двора нагнал на юного графа тоску. Даже самые очаровательные фрейлины "летучего отряда", окружившие юношу со смехом и щебетом и принявшиеся приглаживать ему волосы, ласково трепать за уши, поправлять на одежде ленты и вообще всячески теребить, не смогли вызвать на губах графа улыбку. Чувствуя, что им не удается вывести молодого человека из состояния непривычной меланхолии, красавицы надули губки и спросили, куда подевались их красавчики-принцы. Жорж де Лош понял, что тоже имеет право обидеться.
   -- Конечно, -- с досадой воскликнул молодой человек, -- вам подавай красавцев и принцев, а на простого дворянина вы и не взгляните!
   Девицы дружно рассмеялись.
   -- Жорж, вы почти красавец и почти принц, -- лукаво заявила мадмуазель де Лимей и поцеловала юношу, желая заглушить возражения. -- Ну так где наши проказники? -- спросила она, когда Жорж-Мишель наконец улыбнулся.
   -- Там, где и должны быть, -- ответил граф, вновь впадая в меланхолию. -- Под замком... Одни... В темноте... И без ужина...
   Общий крик ужаса был достойным ответом на печальную новость.
   -- Но почему?!
   -- Ах, Боже мой, все очень просто, -- отвечал Жорж-Мишель, лихорадочно подыскивая подходящее объяснение. -- Герцог де Гиз и принц Беарнский поспорили из-за одной дамы... -- В глазах фрейлин загорелось жгучее любопытство, но шевалье затряс головой, давая понять, что честь дворянина не позволяет ему назвать имя счастливицы. -- А потом в спор вмешался его высочество дофин... В общем, слово за слово... -- граф де Лош развел руками. -- Ее величество была очень недовольна.
   Красавицы томно вздохнули, даже не подумав, что в силу своего возраста Гиз и Беарн могли спорить и драться из-за кого угодно, но только не из-за женщин. Привыкнув вызвать страсть у всех представителей мужского пола, начиная с несмышленых мальчишек-пажей и кончая седобородыми старцами, фрейлины не сомневались, что смогли поразить воображение юных принцев. И теперь мысль о том, что проказники были наказаны за подобную безделицу, заставила девиц потребовать от графа немедленных действий по спасению принцев. Немедленное спасение, с точки зрения фрейлин, заключалось в том, чтобы накормить милых мальчиков.
   -- Но как?! -- расстроенный шевалье опустился на ближайший сундук. -- Бедняги сидят под замком, а ключ у ее величества. А со стороны рва ни одна лестница до их окна не достанет.
   -- Так они заперты в своих покоях?! -- заулыбались дамы и переглянулись.
   -- В покоях Анжу, -- уточнил шевалье.
   -- И занесло же сюда эту святошу! -- к величайшему недоумению шевалье прошипела мадмуазель де Лимей. Остальные фрейлины согласно закивали, озабочено сдвинули тонкие брови, с отвращением наморщили носики.
   -- Вы о ком? -- удивился Жорж-Мишель.
   -- О бывшей жене Франсуа де Монморанси, -- ответила за всех мадмуазель дю Руэ. -- Она опять приехала пощипать беднягу.
   -- Ненасытная ханжа! -- выпалила красотка де Версиньи.
   -- Старуха! -- подхватила мадмуазель де Лимей. -- Вы представляете, Жорж, ей уже двадцать восемь лет!
   Юный граф де Лош и де Бар озадаченно внимал фрейлинам, не в силах понять, какое отношение к тяжкой участи принцев имеет приезд несостоявшейся жены маршала. Однако красавицы, вдоволь наохавшись и навозмущавшись, поспешили дать шевалье необходимые разъяснения.
   -- Эту святошу поселили как раз над покоями нашего красавчика, -- со вздохом сообщила мадмуазель де Лимей. -- Если бы там жила я, вы легко могли бы спуститься к принцам из окна моей комнаты...
   Жорж-Мишель только пожал плечами, давая понять, что раз над комнатой герцога Анжуйского живет другая, так и говорить не о чем. Тем не менее фрейлины как-то странно примолкли, быстро переглянулись и теснее сомкнулись вокруг юноши.
   -- Решено, Жорж, вы полезете к ним через комнату святоши, -- объявила мадмуазель де Версиньи.
   -- Она все равно ничего не заметит, -- успокоила графа красотка дю Руэ. -- У нее молитвенные экстазы...
   -- А даже если и заметит -- неужели вы не сможете выкрутиться? -- Мадмуазель де Лимей нежно провела рукой по щеке шевалье. -- Вы же самый очаровательный шалунишка двора!..
   -- Но ее величество может меня наказать, -- задумчиво произнес Жорж-Мишель. -- Отправить в Венсенн или даже в Бастилию. -- Мысль о том, что он тоже может пострадать, странным образом воодушевила юного шевалье и он почти не слышал обещаний красавиц броситься в ноги королеве-матери и в любом случае его утешить. -- Ну что ж, я готов, -- бодро сообщил граф, заслужив восторженные взгляды дам и несколько поцелуев. -- А чем мне кормить кузенов?
   Не успел шевалье договорить, как фрейлины унеслись прочь, и через каких-то четверть часа Жорж-Мишель стал обладателем веревочной лестницы и корзины, в которой обнаружил две бутылки вина, сыр, орехи, ветчину, конфеты, кусок пирога, несколько яблок, половину жареной курицы и надкушенный персик. Молодой человек был слишком привязан к своим родственникам, чтобы бросить перед ними яблоко раздора в виде этого аппетитного, пусть и надкушенного плода, и потому с удовольствием съел персик сам. Пересчитав яблоки и обнаружив, что их четыре, юноша счел возможным покончить с одним из них -- естественно, самым крупным. Подкрепив таким образом свои силы, шевалье Жорж-Мишель отправился навстречу неизвестности.
   Перед комнатой святоши не было не души, и Жорж-Мишель почти без опаски принялся исследовать замок "старухи". Осторожно просунул в замочную скважину булавку, поковырял, поймал кончиком стилета язычок засова и с тихим щелчком отомкнул дверь. Как-то на спор шевалье уже приходилось проделывать подобное и молодой человек гордился своим умением разбираться в хитроумных механизмах.
   Дверь даже не скрипнула и юноша бесшумно скользнул внутрь. Осторожно отодвинул портьеру. Коснулся рукой стены, боясь потерять направление. И тут же налетел на табурет.
   -- Кто здесь? Кто?! Я стражу позову! -- к удивлению графа испуганный голос, раздавшийся откуда-то спереди и чуть-чуть сбоку, был молод и мелодичен. -- Сюзон!
   Полог кровати чуть приоткрылся и юный шевалье замер, на мгновение ослепленный светом лампы. А потом чья-то безупречная по форме рука отодвинула тяжелый бархат, и тогда ошеломленный молодой человек увидел очаровательную женщину. Нет, не очаровательную -- ослепительную. Из головы Жоржа-Мишеля мгновенно вылетели кузены, фрейлины, необходимость лезть в чье-то окно и возможный гнев королевы-матери. Босые ножки коснулись ковра и дама предстала перед юношей во весь рост, явно забавляясь его растерянностью и восторгом. Батистовая рубашка, насквозь просвечиваемая ночной лампой, ничуть не скрывала фигуру красавицы, ибо дама не озаботилась накинуть на плечи роб, плащ или хотя бы шаль. Небрежно хлестнув по щеке спящую в кресле камеристку, бывшая жена маршала приказала служанке посторожить за дверью. Жорж-Мишель стоял неподвижно словно кролик, угодивший в силок браконьера.
   -- Так что же, шевалье? -- с насмешкой поинтересовалась дама, когда камеристка удалилась. -- Вы пришли посмеяться над несчастной женщиной? Может быть, мне позвать стражу?
   -- Зовите, мадам, -- прошептал граф. -- Я с радостью пойду в тюрьму лишь бы только не видеть вас. Поверьте, муки Тантала ничто по сравнению с моими...
   Дама рассмеялась. Смех у нее был звонким словно колокольчик.
   -- Какой милый мальчик...
   Его сиятельство вспыхнул до корней волос. Выпрямился.
   -- Я уже взрослый, мадам. Мне шестнадцать лет! -- обиженно выпалил шевалье.
   Красавица залилась хохотом:
   -- Ну что ж, прекрасно, -- дама смахнула с густых ресниц слезы. -- Я люблю взрослых мальчиков. Представьтесь, мой маленький паладин.
   -- Жорж-Мишель-Ролан-Готье-Ален де Лоррен, граф де Лош и де Бар, -- склонился в церемонном поклоне молодой человек. Собственное имя привело его в чувство быстрее, чем насмешки дамы, и теперь юноша готов был поклясться, что красавица чуть не присвистнула, узнав, что имеет дело с одним из самых блестящих кавалеров двора.
   -- Что же заставило вас ворваться ко мне, граф? -- с неожиданной грустью осведомилась дама, и шевалье вновь почувствовал какое-то странное головокружение. -- Разве мое поведение давало вам повод полагать...
   -- О нет, мадам, -- восторженно перебил даму молодой человек. -- Вы так строги... так печальны... так недосягаемы... -- Красавица слегка нахмурилась. -- Простите, мадам, но ваш траур повергает меня в отчаяние!
   -- Отвергнутая жена все равно что вдова, -- наставительно заметила дама.
   -- Если бы меня звали Франсуа де Монморанси, я никогда бы вас не покинул! -- пылко воскликнул шевалье Жорж-Мишель, окончательно теряя голову. Сейчас молодой человек свято верил, что проник в комнату дамы исключительно для того, чтобы объясниться ей в любви, и искренне негодовал, думая о ее бывшем супруге. Если бы нашелся человек, посмевший сказать хотя бы слово хулы против красавицы, шевалье бы ему не поверил. Более того, без раздумий вызвал бы на дуэль мужчину, назвал бы низкой завистницей женщину.
   Дама поощрительно улыбнулась:
   -- И чем вы докажете истинность своих слов, мой паладин?
   -- Чем хотите, мадам! Я ваш, располагайте мной отныне! -- Говоря подобные слова, юноша даже не догадывался, как сильно рискует. Конечно, дама не собиралась требовать, чтобы шевалье, дабы доказать искренность своих чувств, прыгал с башни Лувра в Сену или же спускался в ров со львами за ее перчаткой. Хотя нечто подобное красавице уже приходилось проделывать.
   Дама размышляла, что Жанна де Лоррен звучит ничуть не хуже, чем Жанна де Монморанси, ибо красавица не сомневалась, что окрутить мальчишку ей не составит большого труда. Однако после некоторых раздумий дама сочла за благо оставить сладостные мечты. У юнца были влиятельные родственники и красавица не сомневалась, что они дружно воспротивятся браку с разведенной, а второй развод вполне мог закончиться для нее монастырем. И все же мальчишка был так очарователен и дерзок, что дама была не в силах устоять перед нежданно подвернувшимся приключением.
   -- Тогда идите ко мне, мой паладин, и докажите свои слова делом, -- живо приказала красотка, и шевалье Жорж-Мишель, ошалевший от свалившегося на него счастья, поспешил исполнить желание дамы.
   Когда через час прекрасная Жанна приказала шевалье удалиться, дабы долгим отсутствием не возбуждать подозрений двора, юный граф готов был безропотно покориться, хотя более всего на свете мечтал остаться в спальне красавицы до утра. Не вызвало у него возражений и требование дамы соблюдать строжайшую тайну, хотя счастье, переполнявшее юношу, было столь велико, что его так и распирало от желания поведать о нем всему свету. Даже упорное желание дамы именовать его Роланом, самым нелюбимым из всех имен шевалье, не вызвало у молодого человека и тени неудовольствия. Он только лепетал что-то галантное о своей Анжелике, не в силах припомнить, что же с этой Анжеликой было не так. Наконец, красавица потребовала, чтобы юноша покаялся в свершенном грехе прелюбодеяния, и шевалье Жорж-Мишель послушно опустился на колени и даже простоял на них полчаса, что доказывало, что он по уши влюблен. В конце концов, напутствуемый бесчисленными наставлениями дамы и осчастливленный ее обещанием прислать за ним назавтра камеристку, молодой человек собрался уходить и споткнулся о корзину с едой.
   В голове Жоржа-Мишеля начало проясняться. Нельзя сказать, будто любовь юноши растаяла без следа, однако шевалье, наконец, вспомнил, что привело его в комнату бывшей жены маршала де Монморанси. Когда молодой человек сообщил, что вылезет через окно, лишь бы не подвергать риску разоблачения даму сердца, а затем оседлал подоконник, старательно прилаживая лестницу и не менее старательно пряча от "своей Анжелики" корзину с едой, юноше показалось, будто он стал героем то ли "Амадиса Гальского", то ли "Тиранта Белого", то ли еще какого-то рыцарского романа, во множестве перечитываемых при дворе.
   К счастью, лестница оказалась на удивление крепкой, а стена не слишком гладкой, иначе молодому человеку пришлось бы туго. Лишь корзина изрядно осложняла спуск шевалье, так что, завидев заветное окно, Жорж-Мишель с облегчением вздохнул и торопливо постучал по стеклу.
   Когда пребывавшие под замком принцы заметили притаившегося по ту сторону окна кузена, они едва удержались от восторженного вопля. Бросились со всех ног к окну, готовы были на руках втащить родственника в комнату, однако юный граф прежде всего сунул в руки кузенов корзину и только потом осторожно влез внутрь. Мальчишки попытались было обнять друга, но шевалье Жорж-Мишель нетерпеливо отстранил их прочь, трижды дернул за лестницу и вновь обернулся к родственникам лишь тогда, когда лестница была аккуратно сложена у окна.
   -- Разбирайте лакомства, -- распорядился шевалье, устраиваясь вместе с кузенами у камина.
   Гиз и Беарн с таким голодным видом накинулись на еду, что Жорж-Мишель на мгновение испытал угрызения совести из-за того, что слишком задержался в объятиях Жанны. Дофин изящно обгладывал крылышко курицы и жался поближе к огню и родственникам. Судя по всему, мальчишки давно позабыли драку и даже порку и теперь вместе наслаждались обжорством, как еще совсем недавно вместе тосковали без света и общества.
   -- А матушка даже не пожелала мне спокойной ночи, -- с неожиданной грустью пожаловался Генрих де Валуа и завладел правой рукой старшего кузена.
   -- А мэтр Амио сказал, что если мы не сдадим экзамен, нас не возьмут на прогулку в Бонди, -- в свою очередь сообщил Генрих де Бурбон и завладел левой рукой Жоржа-Мишеля.
   Молодой человек пожал плечами:
   -- Нашли из-за чего печалиться!.. Да если ее величество узнает, что я нарушил ее приказ, меня отправят в Венсенн. Или даже в Бастилию, -- похвастал Жорж-Мишель.
   -- Мы тебя спасем! -- в один голос пообещали Анжу и Беарн. -- Мы тебе побег устроим!
   -- А зачем? -- граф де Лош счел, что еще раз рисковать шеей, спускаясь по веревочной лестнице, он не хочет. Ему и так придется выбираться из комнаты Анжу, а еще, возможно, вылезать из окна дамы сердца. Мысль, что у него, как и у всякого взрослого шевалье, есть постоянная любовница, так окрылила Жоржа-Мишеля, что он гордо сообщил: -- И вообще, меня моя любовница утешит.
   Глаза мальчишек расширились.
   -- Только твоя? -- удивился маленький Бурбон.
   -- Помолчи, мал ты еще о любовницах рассуждать, -- отмахнулся от малыша Гиз.
   -- Да нет, я всем рассказал, что вы с ним из-за дамы подрались, -- поправил кузена Жорж-Мишель. -- Только вы должны хранить все в тайне.
   -- А что надо хранить в тайне? -- не унимался Генрих де Бурбон.
   -- Ну точно, маленький, -- захихикал Генрих де Валуа. -- Не знает, откуда дети берутся.
   -- Я знаю! -- вскочил с пола Беарнец. -- Я в деревне видел. Это как у лошадок -- все то же самое.
   Анжу и Гиз прыснули.
   -- Кобылки... точно, -- хохотал Гиз. -- Так им и скажи. Тогда они тебя точно за уши оттаскают.
   -- А за что им меня за уши таскать? -- удивился мальчик. -- Я их всех люблю.
   -- Всех? -- удивился Анжу.
   -- Всех. И принцессу Клод и принцессу Маргариту...
   -- Подумаешь, девчонка... -- пренебрежительно фыркнул Гиз.
   -- Она хорошенькая! -- обиделся за сестру короля Беарнец.
   -- Это служанки бывают хорошенькими, -- наставительно изрек Жорж-Мишель. -- А принцессы -- красивые.
   -- Но Анри красивее, -- простодушно заметил малыш.
   -- Я? -- довольно спросил Генрих Анжуйский.
   -- Я? -- ревниво переспросил Генрих Лотарингский.
   Беарнец озадаченно взглянул на Гиза, на Анжу, и Жорж-Мишель подумал, что зря ел персик -- яблоко раздора его родственников все равно не миновало. Но, с другой стороны, должен же он был подкрепить силы!
   -- Ну что вы привязались к малышу? -- недовольно фыркнул граф. -- Он вас обоих красивыми назвал. Вот меня никто красивым не называет...
   -- Хочешь, я назову? -- предложил маленький Бурбон.
   -- Вот еще! -- шевалье Жорж-Мишель передернул плечами. -- Мужчина не обязан быть красивым. Мужчина должен быть галантным. Ладно, доедайте скорей и складывайте мусор в корзину. Мне пора.
   Когда граф де Лош спустился в ров Лувра, звезды высыпали на небосвод, а в Париже давно был дан сигнал к тушению огней. Юноша рассеянно отшвырнул корзину и отправился мечтать, грезить о "своей Анжелике" и ждать. Ибо ожидание и есть главное испытание любви.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Самсонова "Запрещенный обряд или встань со мной на крыло" (Приключенческое фэнтези) | | М.Весенняя "Живая Академия. Печать Рока" (Фэнтези) | | Natiz "Сделка" (Современный любовный роман) | | А.Масягина "Пузожители" (Современный любовный роман) | | И.Солнце "Случайности не случайны, или ремонт, как повод жить вместе" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | В.Чернованова "Александрин. Яд его сердца" (Романтическая проза) | | О.Обская "Наследство дьявола, или Купленная любовь" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"