Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.19

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О том, как принимаются решения...


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 19

  
   В отличие от Рождества Новый год в Гамильтоне прошел тихо и скромно. В доме Тейлоров 2014 год тоже не особо праздновали, разве что Мэри испекла огромный ягодный пирог и более тщательно накрывала на стол. Несколько открыток и добрых слов завершили праздничный ужин, а потом Джо Тейлор вручил питомцам по электронной карте в пятьдесят долларов каждая. Зато третьего января нового года Роберт впервые получил бонусы. Муниципалитет наградил его сразу пятьюдесятью баллами, онкологический центр тридцатью, а единственная школа города -- двадцатью пятью баллами. Как объяснили Роберту, это был абсолютный рекорд Гамильтона, и, значит, молодому человеку было, чем гордиться. А еще через десять дней Роберт получил поздравление с Рождеством и Новым годом из главного офиса Службы адаптации.
   Роберт уже знал, что Служба адаптации не раздает бонусы, зато поздравление оттуда можно было счесть бСльшим поощрением, чем все бонусы вместе взятые, хотя для Роберта это скорее было напоминанием, что Большой Брат бдит. Правда, рассудив, что был достаточно осторожен, не оставив Службе адаптации ни малейших оснований для придирок, Роберт успокоился, и жизнь вернулась в прежнюю колею. Почти прежнюю, потому что в новом году у Роберта появились и новые обязанности.
   Картонный Вифлеем так поразил жителей города, что желание повторить праздник очень быстро заставило их обратиться за содействием к Тейлорам. Первым с просьбой явился мэр Джефферсон Смит. День основания Гамильтона был не тем событием, о котором можно было забыть. На этот раз Роберту пришлось осваивать площадку перед зданием муниципалитета, а Бен с Юнис с энтузиазмом вернулись к обязанностям его помощников. Сотни старых фотографий, десятки воспоминаний, извлеченные из архива муниципалитета, неожиданно воодушевили Роберта и подвигли на создание настоящего гимна труду и созиданию. А еще эти документы стали основанием для нечаянных открытий и раздумий. Ни на одном снимке Роберт не нашел у строителей города ничего, хотя бы отдаленно напоминающее ошейники. А из воспоминаний с изумлением уяснил, что свободный мир заселялся из его мира и во многом даже из родного Массачусетса, хотя жизнь, которую вели будущие переселенцы, была известна ему только по старым книгам, да по кино. Бежать от неустроенности, нищеты и угрозы войны -- все это Роберт мог понять, но вот создание в новом мире рабства было за пределами его понимания...
   День города стал событием, не менее значимым для Гамильтона, чем Рождество, а потом к Тейлорам явились внуки владельца единственного в городе супермаркета с просьбой оформить витрину к девяностолетнему юбилею главы семьи. Работа над витриной была оценена в четыре тысячи долларов, и обрадованный нежданным доходом Джо Тейлор даже наградил Роберта четырьмя сотнями из этих четырех тысяч. Глядя на коричневую пластиковую карту, Роберт думал, что это составляет ровно треть его цены, и гадал, предусматривают ли здешние законы возможность выкупа самого себя?..
   Витрина магазина оказалась не последним заказом для Роберта, так что вскоре пришел черед игровой комнаты для начального класса школы, а после директора школы к Тейлорам обратилась владелица местного кафе. А еще были открытки и дипломы к двум свадьбам и десяти рождениям новых граждан города. Муниципалитет щедро награждал Роберта бонусами. Бен и Юнис по-прежнему были первыми зрителями всех его проектов и его главными критиками, и Роберт обнаружил, что ему нравится говорить с ними об искусстве, нравится править рисунки Юнис и раскрывать ей секреты художественного мастерства (хотя прежде Роберт не замечал в себе ни малейшей тяги к педагогической деятельности).
   Связь Роберта с Юнис, так неожиданно начавшаяся во время создания Вифлеема, продолжилась. Хотя молодые люди не слишком задумывались, что будет дальше, оба были уверены, что останутся вместе как минимум до мая, когда Юнис придется отправиться в университет на очередную очную сессию. Роберт не мог сказать, была ли это любовь или какое-то иное чувство, но при одном упоминании имени девушки его губы сами собой складывались в улыбку, а на душе становилось на удивление уютно и тепло. Молодого человека изумляло лишь одно -- отношение к происходящему родителей девушки. Казалось, свободные Честертоны напрочь забыли о его статусе, но при этом раза два или три заметили, что из Роберта и Юнис получится прекрасная пара.
   Когда Роберт заезжал за Юнис на мотоцикле, ее родители добродушно просили присмотреть за девушкой, словно он был сокурсником их дочери и собирался сопровождать ее на студенческую вечеринку. Остальным жителям города взаимоотношения молодых людей были и вовсе безразличны.
   Все это было очень странно, но вскоре Роберт обнаружил, что в Гамильтоне есть два человека, весьма пристально наблюдавшие за его отношениями со свободной. Первым из них оказался Билл. Вторым -- мэр. И взгляд каждого на ситуацию оказался для Роберта полной неожиданностью.
   Роберт пока не мог определиться в своих чувствах к Юнис, и все же при общении с девушкой его охватывала нежность. Временами Роберта удивляло сочетание в ней несочетаемого -- уверенности взрослой женщины, прекрасно знающей, что она хочет, и какой-то детской наивности, немалых организаторских способностей и бесхитростного восторга прилежной ученицы. Когда, смущаясь и краснея, девушка принялась расспрашивать его о прошлом, Роберт этому не удивился, изумление вызвал лишь вопрос Юнис:
   -- Роберт... а та девушка... из-за которой ты... оказался здесь... -- судя по всему, слова "был продан" упорно не желали сходить с уст Юнис, -- что у вас... было?..
   "Ну, и кто на этот раз оказался треплом?", -- расстроенно задумался Роберт. Расспрашивать Джо Тейлора Юнис не решилась бы никогда. Бен не стал бы болтать лишнего, да и Мэри была не склонна к сплетням. Методом исключения Роберт остановился на Билле.
   Юнис подняла на Роберта умоляющий взгляд, и Роберт бережно привлек ее к себе:
   -- Ну что ты, маленькая, она просто была моей моделью. Только и всего.
   Взгляд Юнис из умоляющего стал растерянным.
   -- Мой прежний опекун хотел проверить мои художественные способности, -- поспешно объяснил Роберт, -- и велел мне написать портрет той девушки... и даже не один. Я тогда не знал, что портреты здесь чаще пишут по фотографиям, чем с натуры. Вот мой опекун и решил, что я слишком много времени провожу с той девушкой, и на всякий случай, чтобы я не расстраивался, что она предназначена не мне, отказался от прав опеки, -- Роберт тоже решил не упоминать о продаже, мысленно поблагодарив изобретателей эвфемизмов.
   Растерянность Юнис сменилась облегчением, потом вновь недоумением и Роберт догадался, что в душе девушки царит смятение.
   -- И это было очень хорошее решение, -- успокаивающе проговорил молодой человек. -- Потому что мне нигде не было так уютно, как в Гамильтоне.
   Утешить Юнис было несложно, но вот вмешательство Билла основательно разозлило Роберта. Он уже не в первый раз замечал, что у шофера и механика были очень приблизительные представления о том, что можно говорить, а что нет, и свои мысли Билл выражал с изяществом носорога в посудной лавке.
   В дом Тейлоров Роберт вернулся не в лучшем расположении духа, но, не желая портить своим дурным настроением настроение Бена, срочно принялся за дела. Прежде всего, Роберт отутюжил и сложил выстиранное белье, затем перестелил постель больного и, наконец, принялся чистить обувь. За этим увлекательным занятием и застал его Билл.
   -- Привет, Боб! -- настроение Билла как всегда было самым радужным. -- Почистишь мне ботинки, ладно? А то мне некогда.
   -- Сам почистишь, -- жестко отозвался Роберт и отложил щетку. -- Что за бред ты наболтал Юнис?!
   -- Почему бред? -- искренне удивился Билл. -- Я правду сказал.
   -- А тебе никто не говорил, что за такую "правду" могут начистить физиономию? -- возмутился Роберт.
   -- Ты сначала дотянись, -- бодро возразил ничуть не смутившийся Билл.
   -- Да легко!
   Если Билл полагал, что при его комплекции ему никто не страшен, тем более человек, сидящий на полу, то он заблуждался. Стремительный бросок, рывок за щиколотку и Билл, смешно взмахнув руками, рухнул на пол. Еще через пару мгновений кулак Роберта встретился с челюстью Билла.
   -- Это... как?.. -- пробормотал Билл, несколько придя в себя от неожиданности и потирая ушибленный подбородок.
   -- Да что б тебя... -- с досадой пробормотал Роберт и поднялся. Гнев испарился, и он в очередной раз понял, что долго злиться на Билла невозможно. -- Вставай, хватит валяться, -- уже другим тоном распорядился он.
   Билл, кряхтя, поднялся, с недоумением и даже некоторой опаской поглядывая на Роберта.
   -- А ты чего так злишься-то? -- наконец, поинтересовался он. Роберт лишь отмахнулся и принялся убирать щетки, крем и обувь. -- С Юнис что ли поссорился?
   Роберт резко развернулся к собеседнику.
   -- Ты зачем ее расстроил? -- спросил он. -- Ну, вот что за привычка лезть, куда не просят?!
   -- Да ладно тебе, -- во взгляде Билла не появилось ни малейшего раскаяния или хотя бы смущения, разве что некоторое удивление неожиданной вспыльчивостью товарища. -- Так же всем лучше -- тебе, хозяевам, ну, вообще всем! -- самоуверенно объявил он. -- Вот чего ты связался со свободной? Толку от нее... ведь никакого толку, Боб! Ну, сделаешь ты ей ребеночка...
   -- Что ты несешь?! -- вновь возмутился Роберт. -- Неужели ты считаешь, что я могу так подвести девочку?
   -- Почему подвести? -- вытаращил глаза Билл. -- Ребеночек -- дело хорошее и полезное, только ведь от свободных толку ноль! За ее ребеночка ни бонусов, ни денег не будет. Нет, ты не думай, лично мне никакие бонусы не нужны, но вот деньги нашей семье не помешают. В этом деле заказов всегда полно, без работы не останешься, ну и сама работенка неплохая -- удовольствие получишь, да еще и заработаешь для семьи. Ну, что тебе стоит?!
   Роберт молчал. Слова исчезли, мысли тоже. А потом Роберт вспомнил, как Билл между делом похвалялся, будто пять раз становился отцом. Тогда он не решился спросить, где же дети Билла, как не решился расспрашивать Мэри, были ли дети у нее и если были, то где они. То, что Билл не был сыном Мэри, Роберт понял еще в первую неделю жизни в Гамильтоне. Теперь стало ясно и все остальное. Заказы на детей-питомцев... Заказы хорошо оплачиваемые... Как при разведении элитных пород собак или лошадей. А он-то думал, такое возможно лишь в хозяйстве Данкана.
   --... а на Юнис плюнь, -- как сквозь пелену донеслось до Роберта. -- Чего ради тратить на нее силы и время? -- вещал Билл. -- Лучше о заработке подумай. Как молодой хозяин заболел, мы основательно поиздержались, а тут постоянный доход...
   На Роберта навалилась усталость и безнадежность. Он догадался, что сердиться, что-то доказывать и спорить было бессмысленно -- Билл его просто не поймет. Необходимо было призвать на помощь все свое терпение и разъяснить Биллу, что художник может найти и другие источники заработка, кроме производства детей.
   Билл выслушал его, сосредоточенно нахмурив брови, и немедленно возразил, что праздники случаются не каждый день.
   -- Конечно, -- согласился Роберт, -- кто же спорит. Но есть еще театры, витрины магазинов, реклама, упаковки для конфет, печенья, игрушек... Да мало ли, где требуется художник! Выбор велик.
   Билл упрямо покачал головой:
   -- Гамильтон не столица, -- не собирался сдаваться он. -- Что ты тут найдешь?
   -- А сеть на что? -- последовал немедленный ответ. -- Ладно, скоро сам увидишь, -- решительно подвел итог спору Роберт. Посмотрел на часы. -- Молодому хозяину пора отдыхать. Вот как уснет, я тебе все покажу. Тебе понравится.
   Когда привычные процедуры были закончены и Роберт уложил хозяина отдыхать, изнывающий от нетерпения Билл напомнил о себе.
   -- Давай, показывай! Что мне должно понравиться?
   Роберт положил перед собой хозяйский планшет и стремительно ввел запрос в строку поиска. С той же стремительностью принялся просматривать список ссылок.
   -- Да подожди ты, я не успеваю! -- недовольно подал голос Билл.
   -- Не важно, -- Роберт не собирался снижать темп поиска. -- Я успеваю. Найду -- покажу.
   Ссылки, картинки, предложения сменяли друг друга, но Роберт только недовольно морщился. В одних случаях требовалось ехать в столицу, в других -- заказчиков интересовали дипломы или сертификаты исполнителей, в третьих -- Роберта не устраивала оплата. Молодой человек упорно просматривал страницу за страницей, пока, наконец...
   -- Вот! -- Роберт ткнул пальцем в ссылку, и она раскрылась на весь экран. -- Я же говорил, обязательно что-нибудь найдется. Смотри, шаблоны для аэрографии, оплата сдельная. Заказчики -- Рой Грант и Фрэнк Хартинг. Адрес есть. А ты сомневался. Кстати, и платят хорошо. Нет, не хорошо -- отлично, -- возразил сам себе молодой человек, перечитав заявку второй раз.
   -- Аэрография... это что? -- поинтересовался все еще не убежденный Билл.
   -- Роспись такая, -- как опытный художник пояснил Роберт. -- Только не с помощью кистей, а с помощью сжатого воздуха. Интересная штука -- я в школе пробовал. Хоть стены расписывай, хоть автомобили, хоть холодильники... В общем, пишешь по любой поверхности -- бумага, камень, металл, что душа пожелает. А эти парни, -- Роберт с усмешкой кивнул на экран с фотографиями, -- расписывают автомобили. Не удивительно, что им нужны шаблоны. Видел я в столице их творения -- полная фигня! Но все равно имеют успех...
   -- Подожди-подожди, -- оживился Билл. -- Раз это так популярно, значит, мы можем сами этим заняться и хорошо заработать?
   -- Нет, не можем, -- с сожалением возразил Роберт. -- Для этого нужно специальное оборудование и помещение, а все это стоит денег, которых у семьи нет. Ладно, сейчас отправлю письмо и будем надеяться, что этот заказ у нас в кармане.
   Небрежным движением Роберт сместил окно заказа и вошел в почту. Бланк письма занял половину экрана. Билл наблюдал, как товарищ уверенно набирает строку за строкой, но, вглядевшись в письмо, издал какое-то невнятное восклицание и ухватил Роберт за плечо:
   -- Ты что делаешь?!
   -- Как что? -- пожал плечами Роберт. -- Составляю деловое предложение о сотрудничестве.
   -- Но так же нечестно! -- опешил Билл. -- Ты же не можешь писать от имени хозяина...
   -- А от чьего имени я должен писать? -- с легким нетерпением поинтересовался питомец. -- От имени домашней мебели, что ли? Ну и как ты это себе представляешь?
   -- Ты уже не мебель, -- буркнул Билл. -- Ты сиделка. Но так все равно нельзя -- надо спросить хозяина.
   -- Прямо сейчас? -- недовольно поинтересовался Роберт. -- Я не собираюсь его будить, -- отрезал он. -- И тебе не дам. Он и так работает из последних сил. Вот отдохнет, выспится, тогда все и расскажу. А сейчас не мешай. Чем скорее я отправлю заявку, тем больше шансов, что меня никто не опередит. Ты же хотел, чтобы я нашел заработок, верно? Так вот -- я его нашел.
   Не обращая более внимания на ворчащего приятеля, Роберт дописал письмо, покопался в хозяйских файлах, отыскивая несколько снимков своих работ, и присоединил их к письму в качестве ознакомительных образцов.
   -- Ну, вот и все, -- проговорил он, легким касанием отправляя письмо в путь.
   -- Молодой хозяин будет недоволен, -- предупредил Билл.
   -- Если и будет, то не тобой, -- утешил Роберт.
   -- Но он тебя отругает, -- не унимался Билл. -- И накажет.
   -- Это уже не твоя забота, верно? -- напомнил Роберт.
   Что бы ни утверждал Билл, младший Тейлор не выразил ни малейшего неудовольствия действиями Роберта, только с беспокойством спросил, не слишком ли много работы тот на себя взвалил. Роберт пожал плечами.
   -- Зато у нас появится дополнительный доход. Не думаю, что эти средства будут лишними.
   Бен вздохнул.
   -- Да, деньги нам не помешают. Даже не знаю, как быть. Джо прекрасный инженер, но в бизнесе этого мало, а он не слишком-то разбирается в финансах.
   Невысказанная мысль "Что будет после моей смерти?" повисла в воздухе.
   -- Я не очень разбираюсь в здешней экономике, -- осторожно начал Роберт, -- разве что в объеме школьного учебника, но все же я понял, что здесь выпускают акции. Почему бы не вложить часть денег в них? Наверняка можно найти компании, при вложении в которые риск будет сведен к минимуму. Ну да, доход с них будет не очень большим, но надежным и стабильным.
   -- У нас почти не осталось свободных средств, -- признался Бен. -- Ты же видишь, пятьдесят долларов в подарок на Новый год -- куда уж меньше.
   -- Если я получу заказы от тех парней в столице, деньги сразу можно будет пустить на приобретение акций, -- предложил Роберт. -- К тому же хозяйка кафе хотела заказать мне оформление праздника к совершеннолетию сына. Ну и потом, я читал, что Служба экономического развития дает консультации для малых фирм, разве не так?
   -- Так-то так, -- проговорил Бен, -- вот только не верю я, что Джо сможет воспользоваться их советами, а наем внешнего управляющего для нас вряд ли возможен.
   Признание Бена было сделано таким тоном, что Роберт не смог найти слова утешения, зато, когда через два дня сияющий хозяин сообщил молодому человеку, что от Роя Гранта пришел положительный ответ, Роберт и сам обрадовался -- значительную часть финансовых проблем семьи можно было решить.
   И все же среди всех хлопот, составляющих ныне обязанности Роберта -- уход за Беном и все чаще помощь ему в разборе финансовых документов, подготовка очередного праздника и рисование шаблонов для аэрографии -- молодой человек старался выкраивать время для встреч с Юнис. Когда же в мае девушка отправилась на учебу в университет, Роберт ощутил, что лишился чего-то очень важного.
   Приглашение Роберта в дом мэра молодой человек первоначально принял за очередной заказ, но к его удивлению речь зашла о другом.
   -- Чай или кофе? -- спросил свободный Джефферсон Смит, и пока его жена разливала по чашкам чай, предложил гостю сесть. -- Скажи, сынок, ты думаешь о своем будущем? -- вопросил мэр после ухода жены и нескольких дежурных слов о погоде.
   Роберт смутился.
   -- Думаю, конечно, но мое будущее не очень-то принадлежит мне, -- осторожно заметил он.
   -- Да брось, Роберт, -- отмахнулся мэр. -- И года не пройдет, как ты станешь алиеном. В этом нет никаких сомнений. Ты много сделал для своего опекуна и для города, у тебя полно бонусов -- поэтому такой исход более чем закономерен. Но ты подумал, чем будешь заниматься, когда получишь право полностью распоряжаться собой?
   Роберт молчал, пытаясь осмыслить слова мэра. Неужели работа и бонусы действительно что-то здесь значат?
   -- Тебе надо учиться, сынок, -- вновь заговорил мэр. -- Из тебя получится первоклассный врач, а нашему городу нужны врачи...
   -- Вы полагаете, у меня есть к этому способности? -- в смятении чувств Роберт даже перебил мэра. Джефферсон Смит улыбнулся.
   -- Я наблюдал за тобой, сынок. Видишь ли, Джо Тейлор очень любит младшего брата, но у него никогда бы не хватило терпения и такта для ухода за Беном, а у тебя все это есть. То, что Бен до сих пор жив, результат твоего труда и не пытайся мне доказать, будто это не те качества, что нужны врачу. Я не был бы мэром, если бы не умел разбираться в людях. У тебя гибкий ум, развитое чувство ответственности, немалая работоспособность и умение сопереживать ближним. Ну, и потом не так давно я был в столице, и мне подвернулась возможность поговорить с лечащим врачом Бена, так он тоже считает, что из тебя получится хороший медик. Ты умеешь задавать правильные вопросы и находить на них ответы, а также быстро принимать решения, именно так он и сказал. От себя могу добавить, что в качестве общественной нагрузки ты сможешь устраивать для города праздники. Вот увидишь, сынок, за пару лет ты сможешь получить полные гражданские права. Подумай об этом.
   Роберт только кивнул. Чувств было слишком много, чтобы выразить их словами.
   -- Ну и, конечно, тебе надо будет жениться, -- продолжал мэр. -- Моя старушка говорила с Честертонами, они будут рады, если ты станешь их зятем. Конечно, сначала вам с Юнис надо будет выучиться, получить дипломы, зато потом все сложится на редкость удачно. У тебя будет офис семейного врача -- у Юнис аптека... Юнис чудесная девочка. Она станет хорошей женой и прекрасной матерью твоих детей.
   -- Сначала надо спросить мнение Юнис, -- несколько смущенно напомнил Роберт.
   Мэр рассмеялся:
   -- Ну, уж в чувствах Юнис никаких сомнений нет, -- сообщил он. -- Неужели ты думаешь, что это для кого-то является тайной? Нет, Роберт, ее родители правы -- из вас получится прекрасная пара. Ну а потом, лет через пятнадцать-двадцать ты вполне сможешь стать мэром Гамильтона.
   Глаза Роберта расширились от изумления.
   -- А что тебя так удивляет? -- поинтересовался мэр. -- Постройка Вифлеема доказала это самым убедительным образом. Ты прекрасно организовал работу, объединил весь город, ты видел проблемы и находил пути их решения. Это заметил не только я и не только муниципалитет. В городе тебя любят и уважают, Роберт. Ты нужен Гамильтону, сынок.
   К себе Роберт вернулся в полном разладе мыслей и чувств. Размышления о Бостоне, Гамильтоне, Юнис и Бене, о побеге и возможности остаться в Свободном мире раздирали душу в клочья. Молодой человек сунул голову под кран, стараясь вернуть своим мыслям хоть какую-то ясность. Он уже продумал побег, но сейчас не знал, как быть...
   Перед глазами встал родной дом, но неожиданно Роберт усомнился, а осталось ли место, куда он мог бы вернуться. Молодой человек любил Бостон и Массачусетс, но его не было дома без малого два года. Роберт никогда не интересовался, сколько лет надо ждать, чтобы признать пропавшего без вести умершим, но сейчас сообразил, что при тех обстоятельствах, при которых исчез он, многих лет ожидания и не требовалось. Роберт вспомнил сообщения СМИ, как после одиннадцатого сентября власти Нью-Йорка выдавали множество свидетельств о смерти без нахождения каких-либо останков и без проведения хотя бы упрощенных судебных процедур. Наверняка, и в его случае он был признан умершим дней через пять после шторма, а раз так, то у него не осталось ни дома, ни состояния -- ничего. Наверняка кто-нибудь из дальних родственников, о которых он знать не знал, поспешил вступить в права наследования.
   Подобное не казалось Роберту странным, странным был бы отказ неизвестных наследников от трехсот миллионов долларов. Роберт представил, как должен будет доказывать, что он -- это он, а не наглый самозванец, позарившийся на чужое имущество. Представил публикации в прессе и крайне неудобные, но совершенно естественные вопросы, которые ему обязательно зададут. С ужасом понял, что не знает на них ответ.
   Рассказ о параллельном мире вполне мог привести его в психушку, но вовсе не в тот роскошный санаторий, где содержалась его мать, а в какое-нибудь почти тюремное учреждение, о которых так любят снимать ужастики. Представлять же, что его ждет, если правительство США осведомлено о другом мире, но скрывает это в интересах национальной безопасности, и вовсе не хотелось. Говорить правду было слишком опасно, но и успешно лгать было невозможно.
   Утверждать, будто он спасся от шторма на необитаемом острове, где и провел все это время, мог только законченный идиот. Не требовалось быть экспертом, что догадаться, что он совершенно не похож на жертву кораблекрушения, да и исхоженное вдоль и поперек Карибское море не давало возможности исчезнуть на столь длительный срок. Лгать, будто он был похищен неизвестными преступниками, также было бессмысленно. Похищать миллионера только затем, чтобы продержать почти два года неизвестно где, а потом отпустить, было глупо, а надеяться, что какой-то наглец после того шторма предъявлял требования об уплате за него выкупа, было еще глупей. Конечно, можно было солгать, что попав в руки преступников, он из осторожности скрыл свое имя и почти два года надрывался на плантациях коки где-нибудь в Колумбии, однако Роберт понимал, что похож на батрака с плантаций еще меньше, чем на жертву кораблекрушения.
   Оставалось сослаться на амнезию, но здравый смысл подсказывал, что подобное заявления способно было вызвать целый шквал сомнений и обвинений. Что бы подумали в полиции об исчезновении Джека и Пат? Роберт слишком хорошо знал ответ -- его обвинили бы в их убийстве из ревности или по какой-нибудь другой не менее бредовой причине, а любые попытки сказать правду, убедили бы присяжных, что он не только убийца, но еще и законченный маньяк. И что самое грустное, в желании сохранить приобретенное состояние его наследники вполне могли способствовать вынесению ему самого сурового приговора.
   Возвращаться домой было некуда и не к кому. Его мать уже давно пребывала в мире грез, но, слава Богу, стараниями деда ее имущественное положение было защищено столь надежно, что она могла благополучно жить в своем санатории еще лет сто. Люди, которые были ему дороги, умерли, а друзей у него не было.
   Роберт устало потер лоб. Что ждало его дома? Сенсационный процесс, толпы репортеров, кричащие заголовки желтой прессы и парочка блокбастеров, которые непременно снимет Голливуд. Его возвращение принесет прессе и Голливуду миллионы, а он в качестве награды за поднятую шумиху угодит в психушку или тюрьму.
   Молодой человек прошелся по комнате, перебрал несколько пластиковых электронных карт, пролистал блокнот со своими рисунками и пару минут полюбовался недавно созданным шаблоном. Можно было и не пытаться установить свою личность. Тихо жить в каком-нибудь пыльном штате Среднего Запада, хвататься за любую поденную работу, а в качестве величайшего счастья малевать вывески за выпивку и жратву. Роберт вспомнил нелегальных эмигрантов, что за гроши прислуживали в домах некоторых его знакомых -- очень тихих, совершенно бесправных, боящихся словом или даже взглядом вызвать неудовольствие хозяев, и вдруг понял, что при всем различии его родной мир и Свободный были чем-то на удивление похожи.
   Его жизнь без документов в неизвестности вряд ли могла отличаться от жизни тех несчастных. Не иметь никаких прав, вечно бояться, что шериф, встав утром не с той ноги, решит вышвырнуть подозрительного бродягу из города, или, что какая-нибудь проезжающая мимо парочка из Нью-Йорка или Бостона случайно опознает пропавшую звезду. Быть врачом в Гамильтоне было много лучше, чем быть поденным рабочим на Среднем Западе.
   И все же мысли о доме не оставляли, приходили во сне и наяву. Не в силах пока принять окончательное решение, Роберт постарался навести необходимые справки. Дорога домой лежала через Службу адаптации, и молодой человек постарался как можно лучше исследовать этот путь. Прежде всего, на форуме сиделок, где у него была регистрация, Роберт записался на курсы общения с умирающими. Как уяснил молодой человек, все образовательные курсы для питомцев находились под патронажем Службы адаптации, поэтому было вполне естественно ожидать, что его вызовут на собеседование. Однако вместо собеседования Роберту пришло двадцать бонусов за одно только, что он записался на учебу, потом длинный запутанный тест, а по результатам теста -- учебник. Еще два теста, признанные проверить усвоением им материала, принесли ему еще десяток бонусов и повышение ранга на форуме.
   Решив на время отступиться от Службы адаптации, Роберт постарался выяснить, что случилось с Джеком и Пат. Сидя с планшетом хозяина, молодой человек пытался отыскать свой код, чтобы потом по этому коду выйти на информацию по своему первому аукциону. Внимание, с которым он просматривал файлы, было столь велико, что Роберт не заметил младшего Тейлора.
   -- Ты хочешь уйти, да?
   Питомец обернулся. Вопрос был задан таким безнадежным тоном, что Роберт испугался.
   -- Ну что вы, хозяин, конечно, нет, -- проговорил он.
   -- Мне ведь недолго осталось, -- просительно продолжил Бен. -- Правда...
   Роберт поднялся от планшета.
   -- Не надо так, -- мягко произнес он. -- Сядьте...
   Молодой человек помог хозяину расположиться в кресло и устроился рядом на полу.
   -- Не бойтесь, я никуда не уйду, вы же знаете, -- проговорил он. -- Нет, я не отрицаю, долгие месяцы я мечтал об этом, видел это во сне... Родной дом, Бостон, Массачусетс... Но все меняется, -- Роберт поднял голову и посмотрел прямо в глаза Бена. -- Так уж получилось, но мне не к кому возвращаться. Наверное, я сам в этом виноват, но там нет людей, которые были бы дороги мне и которым был бы дорог я... Когда-то давно я читал в одной старой книге, что дом там, где наше сердце... Так вот, я встретил здесь людей, которые мне дороги... Вы, Юнис, Мэри... Неужели вы думаете, что я могу вот так просто всех вас бросить?
   Роберт говорил путанно и бессвязно, но в какой-то миг с удивлением понял, что речь, которую он начал, чтобы утешить умирающего, была искренней. Он не мог бросить этих людей, он отвечал за них, они стали ему родными... Пусть это произошло странно и ненормально, но они стали его семьей...
   Взгляд Бена из просительного стал благодарным. И от этой обжигающей благодарности у Роберта перехватило горло.
   -- Все будет хорошо, -- произнес он, вернув себе способность говорить.
   -- Но... что ты искал? -- спохватился Бен.
   Роберт на мгновении помолчал, потом решился.
   -- Я попал сюда не один, -- сообщил он. -- Со мной было два спутника -- парень и девушка. Я должен узнать, что с ними стало. Это моя обязанность... мой долг... моя ответственность... Может быть, если найти информацию о том первом аукционе, я смогу отыскать их следы...
   Бен с сомнением покачал головой.
   -- Вот это вряд ли, -- заметил он. -- Понимаешь, ведь это личные данные, и в интересах питомцев и опекунов они не должны появляться в сети.
   -- А как же предложения о продажах? -- уточнил Роберт.
   -- Только на время предшествующее аукциону, -- пояснил Бен, -- а потом информация уходит в архив со специальным допуском. Конечно, бывает, опекун не может выполнять свои обязанности и передает их кому-то другому, вот в этом случае найти следы питомца нетрудно. Но ведь здесь не тот случай, -- развел руками больной. -- Кстати, Роберт, найти питомцев можно еще на форумах и блогах, правда, случается, что опекуны меняют питомцем имена, да и времени такие поиски займут много. А ты не знаешь, какие у твоих спутников были специальности?
   -- Парень -- домашний любимец. Девушка -- офисная мебель, -- немедленно ответил Роберт.
   -- Это даже разные сети, у меня нет к ним доступа, -- виновато признал Бен. -- Но, знаешь, что-что, а за домашнего любимца тебе нечего переживать. Да у таких питомцев возможностей больше, чем у всех жителей Гамильтона вместе взятых! Домашние любимцы -- это для очень богатых людей, Роберт. Твой приятель живет сейчас так, как нам с тобой и не снилось. Домашний любимец, его и питомцем-то назвать нельзя.
   -- Вот как?.. -- с некоторым сомнением переспросил молодой человек.
   -- Ну конечно, -- подтвердил Бен. -- Домашний любимец -- это собеседник, советник, это второе "я". Нет-нет, Роберт, здесь не о чем волноваться.
   -- Может быть, -- после краткой паузы согласился Роберт. -- Помнится, на аукционе к его хозяину обращались с немалым почтением, да и к Джеку после продажи тоже...
   -- Так я же говорил, -- оживился младший Тейлор. -- Может, мы и с девушкой так же разберемся. Ты не знаешь, опеку приобрела какая-то фирма или частное лицо?
   -- Вот этого я сказать не могу, -- ответил питомец. -- Я знаю только фамилию покупателя -- Эллендер.
   -- Не может быть, -- почти прошептал Бен. -- Ты же не Натаниэля Эллендера имеешь в виду?
   -- Ну да, там было написано "Натаниэль К. Эллендер", -- с некоторым удивлением подтвердил Роберт.
   -- Тогда можешь вообще ни о чем не волноваться! -- торжественно провозгласил Бен. -- Натаниэль Эллендер -- великий человек.
   -- Мне так не показалось, -- заметил Роберт.
   -- Естественно, -- подтвердил больной, -- он выглядит очень просто и, говорят, при всем своем богатстве живет довольно скромно. Но ты не представляешь, что это за человек! Знаешь, сколько у него предприятий, фирм, проектов? А сколько он выплачивает стипендий?! Он строит города, осваивает новые земли, он -- это сам прогресс! Даже если твоя знакомая всю жизнь останется его секретарем, ей не на что будет жаловаться. Это же счастье работать под началом такого профессионала! Когда я учился на последнем курсе Экономической школы, нам устроили с ним встречу. Представляешь, он два с половиной часа отвечал на наши вопросы! Вот тогда я и решил, что у нас с братом обязательно будет собственное дело. Мне было жаль только одного, что я не прошел конкурс на стажировку под его началом. Мне не хватило полбалла. Но все равно даже эти два с половиной часа дали мне больше, чем целый год обучения. Столько идей, столько интересных решений!.. Нет, тебе не о чем волноваться. Говорят, Эллендер заботиться о своих людях, как никто. У твоей знакомой все хорошо, тут и сомнений нет.
   Выслушав восторженную речь хозяина, питомец решил не напоминать, что великий Эллендер купил его в подарок, как забавное приложение к стихотворению, как причудливый сувенир. Возможно, к офисной мебели отношение Эллендера и вправду было иным. Возможно, у Пат все было в порядке, тем более что бывшая невеста действительно была отличным секретарем. Если, конечно, не вспоминать о ее привычке постоянно опаздывать, -- со вздохом признал Роберт, -- но, возможно, здравый смысл подсказал ей, что опоздания это не то, на что купивший ее хозяин будет смотреть снисходительно.
   Роберт огляделся вокруг и понял, что решение принято. Он останется в Гамильтоне и сделает все, чтобы стать алиеном. Он выучится на врача и женится на Юнис, а потом добьется и полных гражданских прав. Свободный мир был ужасающе далек от идеала, но Роберт осознал, что и родной мир совершенно не походил на образец.
   Роберт стоял меж двух миров и мог сделать хотя бы один из них лучше. И он не был бы человеком, если бы не приложил к этому все свои силы!

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | А.Максимова "Сердце Сумерек" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | А.Кувайкова "Дикая жемчужина Асканита" (Приключенческое фэнтези) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница красоты" (Любовное фэнтези) | | В.Рута "Идеальный ген - 2 " (Эротическая фантастика) | | М.Всепэкашникович "Аццкий Сотона" (ЛитРПГ) | | Тори "В клетке со зверем (мир оборотней - 4)" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"