Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.25

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как всегда -- силы, средства, ошибки...


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 25

  
   Роберт молча стоял перед Пат, слушал ее монолог и гадал, что же должно было произойти с бывшей невестой, чтобы милая девушка превратилась в какого-то сержанта?
   -- Мне очень жаль, Пат, что у тебя проблемы со здоровьем, -- наконец-то, ровным тоном произнес он, решив не акцентировать внимание на большей части слов подруги.
   -- Я много работаю, Роберт, у меня бывают обмороки, -- ответила Пат. -- Это случается не так уж и часто -- раз в год или даже реже, возможно, у меня вообще больше не будет обмороков. Просто я сильно устаю...
   Роберт внимательно смотрел на Пат.
   -- Раз дело в усталости, я могу посоветовать только отдых -- спокойно отозвался он. -- Это называется "разумное планирование трудового дня" -- ничего сложного. Признаться, не представляю, как здесь может помочь сиделка.
   Лицо Пат не выражало ровным счетом ничего.
   -- Послушай, Пат, -- вновь заговорил Роберт, -- тебе не кажется, что кое-что стоит мне объяснить? К чему было это выступление на аукционе? Ты уже доказала и весьма доходчиво, что прошлое благополучно умерло, а раз так, мне непонятно, зачем я тебе понадобился. Сообщить, что я тебя не интересую, можно было гораздо проще -- без таких трат. Что тебе от меня надо?
   -- Я хочу, чтобы ты работал, Роберт, и отработал каждый потраченный на тебя цент, -- холодно сообщила бывшая невеста.
   -- Работал? Каким образом? -- Роберт вопросительно приподнял бровь. -- Ты же не станешь уверять, будто купила меня, чтобы я ухаживал за твоей любимой собачкой? Я сиделка, Пат, и у меня нет опыта ухода за животными, зато меня ждут в больнице. В общем-то, еще не поздно все переиграть...
   Пат с досадой вернулась в кресло, удобно устроилась и только потом оглянулась на Роберта. Сесть ему она по-прежнему не предложила. Впрочем, Роберт и не заметил в кабинете ни стульев, ни табуретов.
   -- Сиделка... Что за чушь! Что бы ты делал в больнице?!
   -- Ухаживал бы за пациентами, -- спокойно сообщил молодой человек. -- А потом отправился бы учиться на врача.
   -- Ну да -- ты и медицина! Это даже не смешно, -- передернула плечами Пат. -- Не знаю, кто тобой занимался и внушил тебе эту безумную мысль, но ты хоть помнишь, что ты вообще-то художник?
   -- Это трудно забыть... -- вставил Роберт.
   -- Тогда с чего ремесло сиделки, которым ты занимался всего год, стало значить для тебя больше ремесла художника, которым ты был всю жизнь? -- запальчиво вопросила писательница.
   -- С того, что это самый короткий путь к свободе, -- по-прежнему невозмутимо ответил Роберт.
   -- Свобода! А зачем она тебе? -- поинтересовалась Пат. -- И с чего ты решил, что готов к ней?
   -- Это определяют собранные мною бонусы, -- после краткой паузы напомнил Роберт. -- Пат, давай рассуждать здраво, -- предложил молодой человек. -- Ты потратила пятьдесят тысяч -- это очень много и совершенно бесполезно. Как сиделка я не могу тебе помочь. Как художник я тоже совершенно бесполезен. Здешние каноны превращают любую мою картину в гарантированный скандал. Тебе ведь этого не надо, правда? К тому же я собрал такое количество бонусов, что очень скоро стану алиеном по очкам и, значит, твои деньги пропадут. Я понимаю, опекун, воспитавший алиена, повышает свой статус, но не за пятьдесят же тысяч долларов, верно?
   Роберт сделал выразительную паузу.
   -- И к тому же, не забудь, когда я стану алиеном по очкам, я официально стану твоим сыном -- Робертом Эллендером, -- добавил молодой человек. -- Тебе не кажется, что наличие почти тридцатилетнего сына будет тебя несколько старить?
   В глазах Пат что-то мелькнуло, и Роберт подумал, что попал в цель.
   -- Может, будет лучше аннулировать результаты сделки? -- негромко предложил он.
   Пат словно пробудилась.
   -- Нет, Роберт, я вижу, ты неправильно оцениваешь свое положение, -- неожиданно мягко произнесла она. -- Пойми, я на твоей стороне и забочусь о том, чтобы ты получил необходимое образование и положение. Не понимаю, почему ты так низко оцениваешь свои способности художника... Не надо спорить, Роберт, -- Пат подняла руку, -- я все вижу и намерена работать над твоим развитием.
   Роберт ощутил беспокойство, в том числе и потому, что не мог понять, к чему клонит Пат.
   -- Если тебе так хочется, ты сможешь следить за здоровьем моих питомцев, -- великодушно объявила бывшая невеста, -- хотя, слава Богу, со здоровьем у них все в порядке. Я даже согласна выделить тебе на это два часа в неделю, но остальное время тебе предстоит заниматься другим делом, -- уже строже проговорила молодая женщина. -- Для должного осуществления твоей работой у тебя будет и другой статус -- не медицинское оборудование, а домашний любимец. Конечно, у тебя нет специального образования, -- почти извиняясь, проговорила Пат, -- это дело будущего -- поэтому пока у тебя будет класс "С".
   Роберту стало холодно.
   -- Но, Пат, -- постарался воззвать он к разуму и совести бывшей подруги, -- ты не можешь понизить мне статус...
   -- Я вижу, как питомец, ты совсем не знаешь законы, Роберт, -- почти нежно проворковала Пат, и эта нежность показалась Роберту издевательством. -- Я не понижаю твой статус -- я его повышаю. Домашний любимец, даже класса "С", несравненно выше сиделки "А-Плюс". Конечно, как питомец класса "С" ты нуждаешься в особом внимании, но надеюсь, мне не придется прибегать к дисциплинарным мерам, не так ли?
   Роберт молчал, чувствуя, что его загоняют в угол.
   -- Завтра же отправлю запрос в Службу адаптации на пересчет твоих бонусов, -- "порадовала" Пат. -- Понимаешь ли, спрос с домашних любимцев все же строже и для статуса алиена тебе придется собрать больше бонусов. Но ты не расстраивайся, -- бывшая невеста очаровательно улыбнулась, -- где-нибудь через полгодика, когда ты освоишься и хорошо себя проявишь, я отправлю тебя на предварительное тестирование. Все же надо совершенно точно определить твои склонности. А потом, через год-полтора, тебя можно будет отправить в большой питомник.
   -- Пат, ты так и не сказала, что тебе нужно, -- холодно проговорил Роберт.
   -- Неужели? -- великая писательница деланно удивилась. -- Так вот, Роберт, -- строго произнесла она и даже слегка хлопнула ладонью по столу, -- мне нужна работа. Усердная, качественная и в срок. И никаких капризов! Я окончила курсы воспитания питомцев и знаю все ваши фокусы. И я умею их пресекать! -- жестко объявила Пат... Нет, все же не Пат, а Бэль. Пат не была стервой, размышлял молодой человек.
   -- У тебя есть два месяца, Роберт, чтобы превратить эту виллу в образец для всего свободного мира. Я хочу, чтобы ты отобрал для меня картины, скульптуры и что там еще необходимо. Поскольку, как питомец, ты не имеешь представления о ценах, то на выставки и аукционы ты будешь ездить с моим управляющим, а он уже будет принимать решения и тратить деньги. Учти, моя фамилия Эллендер, но я пока не столь богата, как мой дядя, поэтому если доктор Трэвис скажет тебе "нет", это будет означать "нет". И постарайся, чтобы здесь все было элегантно, -- добавила молодая женщина, неопределенно махнув рукой. -- Строго и красиво, и никакого авангарда!
   "Полагал, что она понимает твою живопись?!" -- с неожиданной злостью на самого себя мысленно вопросил Роберт. -- "Интересно, что она принимала за авангард?".
   -- Кроме того, ты должен будешь иллюстрировать мои книги, -- в голосе Пат послышалось самодовольство. -- Мой новый роман тебе скоро принесут. На обложку и иллюстрации я даю тебе четыре недели -- это больше чем достаточно. Надеюсь, теперь тебе все понятно?
   -- Вполне...
   -- Очень хорошо!
   Пат небрежно коснулась клавиши пульта, и через пару минут в кабинет вошел управляющий.
   -- Итак, доктор, можете программировать ошейник. Питомец Роберт -- домашний любимец...
   -- У него нет образования, -- напомнил управляющий, -- мы можем присвоить ему только класс "С".
   -- Поставьте в план... где-нибудь через полгода предварительное тестирование...
   До слуха Роберта донесся знакомый щелчок. Управляющий с привычной сноровкой вводил в "удостоверение личности" данные, и Роберт знал, что за надпись появляется на его ошейнике "Имя: Роберт. Опекун: Бэль Эллендер".
   -- И распорядитесь, чтобы другие питомцы называли его доктором, -- приказала Пат. -- И, кстати, я ведь хотела, чтобы питомца прилично одели, а это что?
   -- Это моя вина, -- отозвался управляющий, продолжая работу. -- Надо было дать список во что одеть питомца, сами-то они понимают всё излишне прямолинейно. Но к утру должен прибыть гардероб парня.
   -- Чудесно! Ну вот, Роберт, -- Пат солнечно улыбнулась. -- Сейчас доктор все тебе покажет и объяснит. Надеюсь, ты будешь стараться и приживешься в нашем доме. Доктор, можете забирать питомца, а где-нибудь часа через два приведите ко мне новенькую.
   -- Будет сделано, -- управляющий слегка склонил голову. -- Идем, Роберт...
  

***

  
   Когда управляющий, наконец, оставил его апартаменты, Роберту очень хотелось броситься ничком на диван, но Роберт подавил это желание. Медленно обошел свои владения. Должно быть, раньше эти апартаменты предназначались для гостей, но сейчас, осматривая выделенные ему комнаты, Роберт мрачно думал, как много денег потратила на его приобретение Пат и как хорошо она подготовилась. Небольшая гостиная, такая же спальня с гардеробной, еще одна комнатка, переоборудованная под кухню -- с холодильником, микроволновкой, набором посуды, кофеваркой и электрическим чайником, ванная комната и даже просторная и светлая студия. Выделить ему хоть какой-то закуток под медицинские цели Пат, конечно, не потрудилась, зато студию оборудовала отлично, и Роберт с тоской подумал, что в общей сложности на его приобретение она потратила не менее восьмидесяти тысяч долларов. А еще были два питомца, приставленные к нему для услуг. Бакли как личный камердинер и Стенли в качестве носильщика и уборщика. Наличие прислуги также действовало угнетающе, как и их почтительное обращение "доктор", неизменные поклоны и услужливость. Все это Роберт уже проходил, но смотреть на подобное поведение со стороны было тяжко.
   Рассказ доктора Трэвиса о принятых в доме Пат порядках тоже не способствовал оптимизму. Так Роберт узнал, что ровно без четверти одиннадцать как наружные, так и некоторые внутренние двери особняка блокируются, поэтому Роберт обязан возвращаться в свои покои до этого срока. Если, конечно, он не собирается спать на полу под собственной дверью. Потом выяснилось, что ужинать Роберт будет в обществе хозяйки, правда, не сегодня, потому что в подобном виде его нельзя допускать до приличного общества. Зато во все остальные вечера ужин в обществе хозяйки будет его обязанностью, если, конечно, у свободной Эллендер не будет светского раута. Слегка обнадеженный подобной перспективой, Роберт мысленно пожелал Пат как можно чаще выполнять свои светские обязанности вне дома, но понимал, что это было бы слишком хорошо и, значит, надеяться на это не стоит.
   Молодой человек еще раз оглядел гостиную и взял со стола свои девайсы. Медальон сенатора... Роберт повертел его в руках, но все же надел на шею, как и положено образцовому питомцу. Застегнул на руке часы Бена. Поставил на полку молитвенник. И занялся планшетом.
   Планшет оказался самым большим разочарованием Роберта. Он подозревал, что ему так и не активировали новые свойства ошейника, но убедиться в этом было особенно горько. Его доступ в сеть по-прежнему определялся статусом домашней мебели и сиделки класса "А". Ни доступа к закрытому форуму сиделок "А-Плюс" и, тем более, экстренного медицинского канала, ни ресурсов, предназначенных для домашних любимцев, пусть и самого низкого уровня, у него не было. А это означало, что коммуникатор ошейника так же не работал. И все-таки Роберт постарался проверить этот вывод и с величайшим сожалением убедился, что был прав. У него не было ни связи, ни информации -- ничего... Несмотря на роскошные апартаменты и собственную прислугу его положение в доме Пат не так уж и сильно отличалось от положения в доме Данкана.
   Роберт ощутил, что вплотную подошел к состоянию, именуемому депрессией. Не той депрессией, что являлась предлогом посетить психоаналитика и поболтать с умным человеком на разные темы, а той, из-за которой руки на себя накладывают. Однако Роберт подавил и это чувство. У него была ссылка Ларри на ролик из Гамильтона, и Роберт решил прибегнуть к самому сильному лекарству.
   На скачку ролика ушло всего пару секунд, но, трижды окунувшись в атмосферу Гамильтона и ощутив, как к нему возвращается способность нормально дышать, молодой человек подумал, что ссылка Ларри предоставила ему не только ролик, но дала доступ и к аккаунту куратора. Табличка "Написать письмо пользователю" искушала, но Роберт вовремя вспомнил, что Ларри один раз уже взгрели за неформальные отношения с питомцем. Подводить Ларри еще раз не хотелось. Да и ради чего? Пат всегда была осторожна и не стала бы рисковать, открыто нарушая закон. Значит, она была уверена в своих действиях, а раз так, то к чему могло привести вмешательство Ларри? К еще одному выговору или к чему похуже?
   Роберт решительно отложил планшет. Да и с чего он вообразил, будто все так уж плохо? Слава Богу, теперь он знал, для чего существуют бонусы и как их набирать. Правда, путь к свободе несколько удлинялся, но по крайней он знал, что такой путь существует.
   А Пат... Роберт покачал головой. Прежняя Пат никогда бы не допустила подобного развития событий. После покупки его бы доставили в какую-нибудь гостиницу, где его ждал бы юрист, документы на освобождение и нормальная одежда. А потом, когда он стал бы свободным человеком, бывшая невеста и могла бы явиться в гости, скромно сообщив, что случайно проходила мимо. При этом Роберт не сомневался, что Пат не забыла бы представить ему счет, но никогда не стала бы держать его в рабстве.
   И что могло случиться с некогда милой девушкой, гадал Роберт. Но гораздо больше размышлений о Пат его мучил другой вопрос, как все случившееся с ним перенесет Юнис.
  

***

  
   В то время как Роберт размышлял о своих девушках, Пат думала о нем и чувствовала себя при этом последней дурой. Это отвратительное ощущение появилось у нее не впервые, и опять было связано с Робертом. Она гнала от себя эти мысли, но рядом с ним ей всегда было неуютно. Как любовники они были созданы друг для друга, но вне постели Пат испытывала перед Робертом чувство, более всего напоминающее страх. Страх, что он сочтет ее манеры плебейскими. Страх, что ее высказывания покажется ему вопиюще неуместными. Страх, что она совершит какую-нибудь оплошность и выставит себя на посмешище. И, конечно, страх, что он не догадается на ней жениться.
   Она пыталась забыть это четыре года, но теперь, когда Роберт предстал перед ней питомцем, старое полузабытое чувство вернулось. Все осталось по-прежнему, словно не было прошедших лет. Он не только не видел в ней хозяйку, он ее и человеком-то едва считал! Даже в идиотской пижаме питомца... Впрочем, для Роберта вещи никогда не имели особого значения.
   Пат изо всех сил старалась забыть старое унижение, но сейчас оно вспыхнуло с новой силой. Они были любовниками уже два месяца, и он впервые пригласил ее на свою яхту. Пат была счастлива, вообразив, что почти добилась своего, постаралась как можно лучше подготовиться к дебюту, выбрала самый роскошный купальник под леопарда и туфли на высоченном каблуке, однако когда она вышла на палубу и предстала перед Робертом, вместо восхищения в его глазах она прочла лишь недоумение. И это недоумение оскорбляло сильней откровенной насмешки.
   -- Пат, ну где ты, по-твоему, находишься? -- добродушно поинтересовался Роберт. Сам он красовался в обычной футболке с надписью "Бэтмен", в обрезанных джинсах и вообще босиком! -- Это же не светский раут и ни одного папарацци рядом тоже нет... Забудь ты всю эту ерунду и наслаждайся жизнью...
   Пат долго потом не могла прийти в себя. И вот теперь все повторилось вновь. Она не сомневалась, что окажись Роберт на ее месте, он не впал бы в панику, видя активность соперников на аукционе, и не стал бы выбрасывать на ветер пятьдесят тысяч долларов. Он поднимал бы цену пошагово и в результате потратил бы на покупку в два раза меньше средств, чем она. И вторую опасность, в отличие от нее, он разглядел немедленно и не преминул ткнуть ее носом в лужу... как слепого кутенка. Законы о семье и браке в Свободном мире были очень строги, и не предусматривали брака матери с сыном даже в том случае, если это родство было сплошной фикцией. Слава Богу, она сообразила сменить Роберту статус, и теперь у нее было как минимум четыре года на раздумья, как выйти из этого нелепого положения. Даже переход Роберта в статус ее племянника не решал проблему. Браки с племянниками законы Свободного мира дозволяли, но лишь после одобрения Генетической комиссии. В отличие же от любого другого людского приговора, приговор генетиков был окончательным и обжалованию не подлежал. Чем руководствовались специалисты, принимая свои решение, Пат не представляла и потому не желала рисковать.
   Молодая женщина попыталась вернуться к работе, но вместо текста Картленд в голову упорно лезли совершенно посторонние мысли. Разве так представляла она встречу с Робертом? Она полагала, он будет благодарен ей за спасение от больницы, думала, что пробьет, наконец, броню вечно далекого принца, которая прежде так ее раздражала. Она представляла, как они вместе будут работать -- она писать книги, он их иллюстрировать, создавать для нее рекламу, писать ее портреты, сделает ее облик родным и близким для всех женщин Свободного мира! А потом, со временем, он стал бы ее мужем...
   И вот вместо благодарности она в очередной раз узнала, что была дурой, и ощутила, что стоит к нему в очереди на тысячу человек, да еще в самом ее хвосте.
   Необходимо было доказать Роберту, что он ошибается, и что здесь в Свободном мире она добилась много большего, чем он, и, значит, заслуживает уважения. Она не могла его продать, он должен был постоянно находиться рядом, чтобы, наконец, понять, как заблуждался, и научиться ее ценить.
   И он должен был отработать все потраченные на него деньги!
  

***

  
   Когда на заседании группы Торнтона Райт доложил, что свободная Бэль Эллендер подала запрос на пересчет бонусов питомца Роберта в связи переводом его в разряд домашних любимцев, участники заседания среагировали на информацию по разному. Кто-то в изумлении свистнул, кто-то вполголоса выругался, начисто забыв, где находится, Дэн Милфорд пробормотал что-то вроде "Неужели Рассел был прав?!", сам Торнтон подался вперед, а Томас Лонгвуд наоборот откинулся на спинку кресла. Наконец общие чувства выразил один из старейших психологов группы:
   -- Но ведь сначала питомец должен отработать сиделкой...
   -- В законе об этом ничего не сказано, -- как бы между делом заметил Лонгвуд.
   -- Но это подразумевается, -- заговорил и Милфорд. -- Пойти учиться на врача сиделка может практически в любое время, но перейти в разряд домашнего любимца... Это же равносильно уходу на пенсию!
   -- В законе об этом ничего не сказано, -- повторил Лонгвуд.
   Директор помолчал, потом неожиданно усмехнулся:
   -- Потрясающий субъект! Это же не человек, а ходячая тест-система нашего законодательства. Вот, пожалуйста, обнаружил очередную дыру в законах. Я готов держать пари, что если нам потребуется выявить проблемы какой-нибудь из социальных страт, надо будет отправить туда нашего субъекта -- и уже через пару дней мы будем знать все. Жаль только, что это невозможно, -- Лонгвуд с сожалением вздохнул. -- Прекрасный был бы эксперимент.
   -- Но в данном случае...
   -- А что в данном случае? -- директор пристально посмотрел на говорившего. -- Закон на стороне Эллендер до тех пор, пока мы не примем новый. Но даже когда примем, это ничего не изменит в нашей ситуации -- закон обратной силы не имеет. Это реальность и ее надо принять. Пересчитывайте парню бонусы и отправляйте новый регистрационный номер под домашнего любимца класса "С". Посмотрим, что из этого получится. Кстати, Линк, что субъект пишет на закрытом форуме "А-Плюс"?
   -- А у него нет доступа к форуму, -- с некоторым удивлением доложил Райт. -- Ему не активировали дополнительные свойства ошейника.
   Лонгвуд и Торнтон почти одновременно подались вперед.
   -- Вот как?
   -- А почему? -- Вопросы так же прозвучали почти дуэтом.
   -- Возможно, потому, что опекун сменила его статус? -- предположил Райт. -- К сожалению, мы можем только гадать. Ошейник не активирован и, значит, слушать его мы не можем, а задать вопрос Эллендер невозможно...
   -- А почему бы и не задать? -- проговорил Лонгвуд, тот час отметив про себя, что обнаружился еще один недочет -- на этот раз во внутренних инструкциях службы. -- Торнтон, вызывайте Эллендер на собеседование, и пусть Райт проведет этот разговор.
   -- А как же закон? Она может послать нас вместе с нашей повесткой, -- с некоторым сожалением напомнил Милфорд.
   -- Не пошлет, -- уверенно объявил директор Службы. -- Она слишком недавно получила полные гражданские права и слишком недавно обрела славу, чтобы не отвечать на наши приглашения. Она обязательно придет, вот увидите, коллеги. Постарайтесь этим воспользоваться...
   Что бы ни говорил Милфорд, но Лонгвуд в очередной раз оказался прав. Знаменитая писательница Бэль Эллендер не стала капризничать и уверять, будто у нее совершенно нет времени. Явление Дважды Прекрасной, как ее уже стали именовать в прессе, чем-то напоминало явление королевы перед подданными. Свободная Бэль Эллендер мило улыбалась, говорила, что готова ответить на любые вопросы специалистов и совершенно не смущалась. Она с жаром рассказывала Райту, как мечтает воспитывать достойных алиенов, говорила о питомце Роберте, чей рост она намерена обеспечить, просила совета по выбору самого лучшего большого питомника и по выбору наиболее подходящей для питомца программы обучения. Терпеливо выслушав вываленный на него поток информации, Райт профессионально улыбнулся и поинтересовался, не повлияло ли на выбор свободной Эллендер то обстоятельство, что вышеупомянутый питомец Роберт был ей известен еще по оставленному миру.
   -- Несомненно! -- ни на мгновение не смутившись, ответила писательница. -- Я очень много работаю и мне нужен уход человека, на которого я могу полностью положиться. К сожалению, не все питомцы понимают возложенную на них ответственность, но в пользу Роберта говорит то обстоятельство, что он скромен, усерден и безгранично мне предан. К тому же моя работа такова, что мне необходима помощь специалистов. Роберт очень старательный питомец и я уверена, он еще станет полезным членом нашего общества. Конечно, я понимаю, наш мир предъявляет к людям более строгие требования, чем мир оставленный, и Роберту пока не хватает широты кругозора, но я верю, что он сможет получить необходимое образование.
   И вопрос об активизации новых функций ошейника так же не смутил Прекрасную Бэль.
   -- Мой дядя всегда говорил, что питомцу необходим стимул к развитию, -- с энтузиазмом сообщила она. -- И на примере Роберта я в очередной раз убеждаюсь в его правоте. Питомец не может получать награды просто так, ему необходимо работать над собой, совершенствоваться, и он должен знать, что за старания будет поощрен...
   Еще через семь или восемь вопросов Райт понял, что ничего нового от свободной Эллендер не добьется, и она будет раз за разом повторять одно и то же, хотя все время и на новый лад.
   Поблагодарив знаменитую писательницу за сотрудничество и пообещав скинуть на ее аккаунт всю информацию по большим питомникам, Райт вынужден был попрощаться со свободной Эллендер и представить отчет группе Торнтона. Вывод группы был практически единодушным: "Все врет!".
   -- Знать бы еще только кому, -- проговорил Милфорд. -- Нам или самой себе? Она вообще хоть знает, что хочет?
   -- Вряд ли, -- проворчал Райт. -- Я даже не могу с уверенностью сказать, оправдано ли опасение Брука, что она избалует нашего субъекта или нет. Видимо, она еще не решила.
   -- И, значит, нам остается только наблюдение, -- подвел итог Лонгвуд. -- Ну что ж, коллеги, можете утешить себя тем, что юридическому отделу приходится не лучше вашего. А пока я хочу, чтобы вы продолжили отслеживать любую активность субъекта -- поведение в сети, переписка, общественная активность и получаемые субъектом бонусы, перемещения по столице, подарки, покупки и все прочее. Наш субъект должен стать абсолютно прозрачным. И отчитываться отныне вы будете каждый день!

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | Л.Каминская "Не принц, но сойдёшь " (Юмористическое фэнтези) | | Н.Геярова "Шестая жена" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | М.Эльденберт "Мятежница" (Приключенческое фэнтези) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "Секрет фермы" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"