Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.26

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не думайте, что для того, чтобы троллить, нужна сеть...


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 26

  
   Перерегистрация как домашнего любимца класса "С" не слишком расширила информационные возможности Роберта, и он подумал, что подобная сеть вполне могла существовать для детей одиннадцати-тринадцати лет. При запросе "Гамильтон" поисковик выдал ему 1264 ссылки, когда же Роберт прошел по нужной, то наткнулся на сайт с прекрасными очерками о городе, с великолепными картами, фотографиями и видеороликами, но без малейшей возможности обратной связи. Попытка отправить письмо Юнис так же не увенчалась успехом. Когда Роберт набил ее адрес, который помнил еще со времени подготовки к Рождеству, на экране появилась надпись "Вне уровня ответственности". Та же история повторилась при попытке связаться с Макфарленом, а потом и с парнями, для которых Роберт делал шаблоны. Вконец осатаневший питомец решил плюнуть на все и написать Ларри, но надпись "Отправить письмо пользователю" в аккаунте куратора тоже оказалась неработающей.
   Открывшиеся Роберту форумы также не слишком радовали. Сначала молодому человеку даже показалось, будто общение на них ничем не отличается от болтовни питомцев Рейберна, но потом он отыскал и профессиональные разделы, в том числе касавшиеся живописи. Беда заключалась в том, что, с точки зрения Роберта, все это было азами мастерства, и молодой человек чувствовал себя взрослым придурком, решившим поразвлечься в детской песочнице. И все же он счел, что необходимо оставить на форумах парочку полезных советов -- исключительно по технике живописи, никаких упоминаний сюжетов, композиций и идей! -- в расчете на пару-тройку бонусов или, хотя бы, на повышение ранга в сети. Да и обнаруженные им юридические разделы хоть и не выходили за рамки школьной программы, все же стоили внимания и самого тщательного изучения.
   Во всем остальном Роберт мог лишь вздыхать, вспоминая доброжелательность Бена, всегда готового предоставить ему собственный планшет и аккаунт. В отличие от покойного Тейлора Пат не собиралась облегчать Роберту поиск информации. Даже сведения о проходящих в столице художественных аукционах были Роберту недоступны и поступали к нему от управляющего, так что Роберту оставалось лишь гадать, насколько эти сведения полны. Как подозревал молодой человек, главным критерием отбора подходящих аукционов для доктора Тревиса были даже не начальные цены на картины и скульптуры и уж тем более не уровень мастерства их творцов, а время смотрин и торгов, которое оказалось бы наиболее удобно для него. Роберт попробовал объяснить управляющему, что вполне способен ездить на смотрины в одиночку, чтобы потом дать полный отчет об увиденном и даже подробно описать, что и где на вилле он намерен разместить, а уж участие в торгах будет рад оставить на долю Тревиса. К облегчению молодого человека разговаривать с управляющим оказалось не так уж и трудно, и тот признал, что в словах Роберта есть смысл. К несчастью, доктор Тревис решил поделиться замечательной идеей с Пат, поэтому через полчаса она вызвала Роберта к себе и еще четверть часа отчитывала за безрассудное предложение, подвергающее опасности его здоровье и ее деньги. В результате все осталось по-прежнему, а разозленный Роберт вернулся к себе иллюстрировать роман Пат.
   Этот роман основательно раздражал молодого человека. Когда-то давно, еще в той прежней жизни, Роберту приходилось видеть в квартирке Пат книжки с обнимающимися парочками на обложках, и вот теперь выяснялось, что Бэль Эллендер писала те самые "романы про любовь", а ему приходилось не только их читать, но еще и иллюстрировать. Любовная патока и захлестывающий пафос переданного в работу творения Пат виделись Роберту совершеннейшим бредом, и его так и подмывало проиллюстрировать роман в стиле пин-ап. По мнению художника, это было справедливо. Книга Пат была столь же искусственной и фальшивой, как и девушки с рисунков Джорджа Петти, умудрявшиеся в любой ситуации -- при болтовне по телефону, в ванне, в обнимку с гигантским гаечным ключом или каким-то другим инструментом, на пляже и даже в наряде индейца! -- вставать на пуанты. А потом в голову Роберта пришла еще более ядовитая мысль -- поселить в романе Пат очаровательную толстушку Хильду. Только здоровый, пусть и несколько фривольный, деревенский юмор Дуэйна Брайерса мог, по мнению Роберта, слегка приглушить неуемный творческий порыв Патриции. К величайшему сожалению Роберта в этом мире у него не было ни малейшего шанса получить "добро" общества на подобные вольности. А что бы ему сказала Пат, принеси он ей подобные эскизы, можно было даже не гадать.
   Приходилось признать, что единственным примером, на который в своей работе мог опираться Роберт, было творчество знаменитого иллюстратора Джозефа Лейендеккера. Подчеркнуто мужественные, но при этом элегантные мужчины, хрупкие безупречные женщины, младенчики с орудиями ремесла, и при этом с таким мощным прессом, что позавидовать ему могли бы даже спортсмены, и практически полное отсутствие эротики в отношениях мужчин и женщин -- идеально подходили к желаниям этого мира, чтобы им все "сделали красиво". Творения Лейендеккера были безупречны как ледяные статуи, и Роберт подумал, что достигнуть такой же отрешенности ему будет много труднее, что предшественнику -- слава Богу, у него-то, в отличие от Лейендеккера, с ориентацией было все в порядке. И все же эту идеальную бесчувственность необходимо было скопировать самым тщательным образом, если, конечно, он не хотел, чтобы кто-нибудь заподозрил у него очередной гендерный кризис. К счастью, все персонажи романа Пат вызывали у Роберта стойкую неприязнь, поэтому он надеялся, что сможет избежать ненужных чувств.
   Оставалась одна проблема -- поиск моделей. На какой-то миг в голову Роберта пришла шальная мысль предложить роль одной из моделей Пат, но он быстро выкинул мятежные идеи из головы. Патриция никогда не была дурой и наверняка приняла бы его предложение за особо мерзкий троллинг. Необходимо было принять как можно более старательный вид и все же поговорить о необходимости найма моделей с "хозяйкой".
   Как и ожидал Роберт, Пат пришла в замешательство. Пару минут помолчав, она все же похвалила его за усердие, после чего постаралась побыстрей спровадить к управляющему. Довольный Роберт понял, что теперь сможет добиться своего без опаски, что доктор Тревис вновь решит посоветоваться со своей хозяйкой. Когда Роберт сообщил управляющему, что именно необходимо ему для выполнения порученной работы, тот вытаращил глаза и в первый миг лишился дара речи.
   -- Модели -- понятно, даже журналы... -- наконец-то проговорил он. -- Но зачем тебе учебник по общественным отношениям?! -- в полном ошалении вопросил он.
   -- Для наилучшего выполнения возложенного на меня поручения, -- ни на мгновение не смутившись, ответил Роберт. -- Когда я имел честь принадлежать к дому сенатора Данкана, -- почти торжественно объявил питомец, -- мой опекун поручил мне написать несколько картин. К сожалению, в ходе работы выяснилось, что хотя у меня и есть некоторые способности к живописи и даже наличествует неплохая техника, я совсем не разбираюсь в канонах и нормах приличия, -- сокрушенно признал Роберт. -- Я понимаю, что как питомец знаю не очень много, поэтому и пытаюсь наилучшим образом подготовиться к работе. Я не хочу подвести нашу госпожу и написать что-либо противное здравому смыслу и, тем более, приличиям, -- договорил молодой человек.
   -- Ну, хорошо, -- кивнул управляющий, чувствуя, что в словах питомца есть смысл, хотя и несколько странный. -- Ты получишь учебники и журналы. Что еще?
   -- Модели, -- напомнил Роберт. -- Трое мужчин и четыре женщины.
   -- Что?! -- управляющий чуть было не подскочил. -- Семеро? Да ты представляешь, сколько это будет стоить?! Семь агентов Службы психологической поддержки... немыслимо! Один еще куда ни шло, ну два... Но семеро! -- возмутился он.
   -- Но ведь я не предлагаю найти модель на каждого персонажа романа, -- скромно заметил Роберт. -- А их двадцать два человека. Я прошу дать мне модели только на основных героев.
   -- Так, помолчи, -- остановил Роберта изрядно разволновавшийся Тревис. -- Я дам тебе учебники, журналы, открытки -- пожалуйста, мне не жалко. Но двадцать две модели...
   -- Всего семь, -- поправил Роберт.
   --... даже семь моделей -- это слишком! -- закончил управляющий. -- Обойдешься фотографиями -- это будет стоить на порядок дешевле.
   -- Но тогда фотографий нужно много, -- сообщил Роберт, довольный тем, что все же получит необходимые учебники. Он и не сомневался, что по сравнению с семью моделями книги покажутся управляющему сущей чепухой. -- И еще мне нужно разрешение использовать для зарисовок питомцев госпожи.
   -- Хорошо, бери, -- великодушно распорядился Тревис, радуясь, что удалось обойтись малой кровью. -- Подожди, подожди, -- опомнился он, -- ты меня совсем запутал. Зачем тебе фотографии, если ты хочешь использовать питомцев?
   -- Но, доктор Тревис, неужели вы думаете, что простые питомцы смогут должным образом изображать чувства свободных?! -- в праведном негодовании вопросил Роберт. -- Они нужны только для того, чтобы смотреть, как при различном освещении будут падать тени. Только и всего.
   Доктор Тревис кивнул, сожалея, что после распоряжение хозяйки уже не может отправить питомца к ней. Чем дальше, тем больше художник казался управляющему существом загадочным и непостижимым с совершенно непредсказуемыми запросами, и потому он поспешил как можно скорее выполнить просьбу Роберта и больше к этому не возвращаться.
   Таким образом, подборку журналов, учебников и прочей печатной продукции Роберт получил уже к вечеру и смог немедленно приступить к их изучению. А еще через два дня управляющий вручил ему и две толстенные папки с фотографиями. Первая папка была озаглавлена "Служба психологической поддержки", вторая -- "Арена". Взгляд художника скользил по снимкам, и молодой человек время от времени откладывал то один, то другой привлекший его внимание портрет. Затем он принялся уже более внимательно рассматривать отложенные фотографии, сортировал их, раскладывал словно пасьянс, стараясь выяснить, как модели будут смотреться друг с другом, и насколько они соответствуют настроению романа. Неожиданно его внимание привлекла одна из подписей под фотографией: "Доктор Джен Сазерленд". Роберт не верил собственным глазам, но с фотографии на него смотрела элегантная молодая женщина, у которой не стыдно было бы поучиться и самой Пат. Спокойный уверенный взгляд, безупречная фигура, изысканный наряд -- Роберту даже показалось, будто Джен похорошела. Это было невероятно, но ничем не примечательная белобрысая девчонка в рваных джинсах, ставшая за время учебы в Службе адаптации идеальным биороботом, теперь превратилась в женщину, которых светская хроника родного мира именовала не иначе, как "светскими львицами". Джен казалась совершенством, и Роберт в задумчивости отложил ее фотографию, отыскал в папке еще несколько ее снимков и решил, что они послужат основой эскизов для парочки иллюстраций и, возможно, даже обложки. Работа продвигалась успешно, когда новые фотографии вытеснили из головы Роберта всякие мысли о Джен.
   Как бы ни хотел Роберт поскорей рассортировать все снимки, изучение представленных материалов он решил осуществлять не торопясь -- последовательно рассматривая фото сначала из одной, а потом из другой папки. И эта вторая папка с надписью "Арена" основательно его озадачила. Если в папке из Службы психологической поддержки можно было найти как женские, так и мужские снимки, то в папке "Арена" находились исключительно мужские фотографии, и какие...
   В первый миг Роберт чуть было не воскликнул "Что за странный косплей?!". Во-второй... Роберт недоверчиво изучал фотографии, испытывая неприятное ощущение, будто это какой-то глупый розыгрыш. Впрочем, за два года жизни в новом мире он не заметил за его обитателями склонности к неуместным шуткам. Жители свободного мира были доброжелательны, спокойны и рассудительны, а уж подозревать в розыгрыше управляющего было и вовсе нелепо. И все же люди на фотографиях выглядели очень странно. Хотя все они были питомцами -- фотографии не скрывали ошейников -- их наряд не походил ни на традиционную пижаму рабов, ни на повседневную одежду свободных. Больше всего их одежда напоминала шотландский килт, но не тот современный, более всего похожий на женскую юбку, а старинный кусок шерстяной ткани, в который при желании можно было бы завернуться с головы до ног. Единственным отличием этого килта от древнего шотландского образца было отсутствие клетки. А еще люди на снимках не стриглись, не носили современных рубашек, курток или пиджаков, а их рубахи без пуговиц и воротничков один в один казались нарядами средневековых воинов.
   "В этом-то все и дело", -- сообразил, наконец, Роберт. От мужчин на фотографиях волнами исходила опасность и агрессия. Это было тем более странно, что прежде Роберту не приходилось сталкиваться с агрессивным поведением здешних обитателей, ну разве что в самом начале -- когда их положили носом на палубу, а потом загнали в клетку. И вот сейчас он смотрел на фотографии и думал, что во взглядах запечатленных на снимках людей чувствовалась какая-то патология. "Убийцы", -- понял Роберт. Эти глаза, лица, слово "Арена" на обложке папки... "Но не может же быть, чтобы здесь проводились гладиаторские бои..." -- пробормотал художник. Роберт решил, что об этом стоит порасспросить доктора Тревиса, а пока постарался изучить снимки более тщательно.
   После второго взгляда люди на фотографиях показались ему еще более неприятными, чем после первого осмотра. Длинные волосы моделей придавали им совершенно дикий и неприглядный вид. У одних волосы рассыпались по плечам, у других были туго стянуты на затылке, а еще у одного угрюмого типа торчали в стороны двумя тощими косицами. Вопреки всякой логике именно этот мужчина выглядел особенно угрожающе, а в двух девчоночьих косичках при всем желании не удалось бы рассмотреть ничего комичного и умилительного.
   Роберт с неприязнью отодвинул папку. Для иллюстраций годились разве что тела моделей -- сильные и хорошо тренированные -- а вот для изображения лиц молодой человек предпочитал использовать любого из питомцев Пат, да хотя бы Стенли. А еще Роберт вспомнил, кого напоминали ему люди на фотографиях. Давнее воспоминание детства -- встреча с тигром в зоопарке. Он тогда поразился презрительному и оценивающему взгляду огромной кошки -- взгляду прирожденного убийцы и сумасшедшего. Они уставились друг другу в глаза, замерли, забыв даже, кажется, дышать, все глубже погружаясь в какое-то темное марево, а потом дед схватил его за руку и вырвал из забыться. "Хватит, Роберт! Что ты стоишь, как статуя?! Здесь есть еще на кого смотреть". Тигр сморгнул и медленно отвернулся. Роберт тоже пришел в себя. И все же он долго не мог забыть взгляд зверя -- он был уверен, что тому хотелось убивать... и нравилось убивать. Вот как этим людям.
   На вопрос о папке доктор Тревис слегка поморщился и пожал плечами.
   -- Роберт, тебя это не должно волновать, ты хороший питомец, а Арена предназначена для плохих. К примеру, для тех, кого нельзя воспитать, или у кого не в порядке с головой. Пойми, они не виноваты в своей болезни, и значит, надо дать им возможность служить обществу в той форме, на которую они способны. А теперь иди работать.
   Упоминание о работе вернуло Роберта к действительности, однако он пообещал себе порыться в сети и учебниках, чтобы уточнить вопрос. И все же работы его ждало столько, что следующие четыре недели у Роберта нашлось не слишком много времени для удовлетворения любопытства. Сорок две иллюстрации, два форзаца и обложка книги утомили Роберта до такой степени, что даже два случая обращения питомцев за медицинской помощью показались ему долгожданным отдыхом.
   В первом случае молодому человеку пришлось обрабатывать ожог помощника повара, во втором -- перевязывать руку секретаря Пат, когда девушка ухитрилась пораниться степлером. Как потом сообразил Роберт, травма была не совсем случайной, а малышка просто искала предлог познакомиться с ним поближе, но в тот день совершенно замотанный Роберт чисто машинально выполнил свои обязанности и так же машинально посоветовал Бесси впредь быть осторожнее с канцелярскими принадлежностями.
   В отведенные на иллюстрации четыре недели Роберт уложился с величайшим трудом. Однако сдав работу, он в потрясении узнал, что дней через десять-пятнадцать Пат передаст ему следующую книгу. Роберт подумал, что романы Бэль Эллендер печет быстрее, чем Мэри печенье, а уж подвергать сомнению способности Мэри в Гамильтоне не осмелился бы никто. Оставалось подвести неутешительный итог: он чувствовал себя выжатым как лимон, у него почти не оставалось времени на чтение учебников и журналов, а за те недели, что он провел в доме Пат, он так и не заработал ни одного бонуса, не получил ни одного цента. На то, чтобы хоть как-то поправить ситуацию, пока бывшая невеста не загрузила его очередной работой, оставалось от силы две недели, притом, что никто не освобождал его от обязанности украшать виллу Пат. И все же необходимо было что-то предпринять, если он не желал до бесконечности иллюстрировать идиотские книжки.
   Изучение форумов домашних любимцев ничуть не помогло Роберту. Большинство предлагаемых на них волонтерских работ требовали специальных навыков, так что молодой человек не мог на что-либо рассчитывать. Не лучше обстояло дело и на форуме сиделок. Роберт помнил хвастовство абитуриентов о проходимых ими тренингах и знал, как хорошо вознаграждается учеба, вот только большую часть доступных для него курсов он уже прошел в ходе апгрейда, а оставшаяся часть требовала отправки в питомник. Надеяться, что Пат согласится продолжить его медицинское образование, было глупо, а, значит, необходимо было продолжить поиски.
   Наконец, почти случайно Роберт наткнулся на тему "Организация праздников", и тут ему повезло -- на любительском благотворительном спектакле не хватало уборщиков! Роберт тщательно проверил время и место акции и с облегчением отправил заявку на участие. Через пять часов он узнал, что несколько поторопился радоваться. Вызвавшая Роберта "на ковер" Пат отнюдь не жаждала идти ему навстречу.
   -- Роберт, ты понимаешь, как глупо и безответственно поступил? -- строго вопрошала Бэль Эллендер. -- Ты все же домашний любимец, а не какая-нибудь мебель!
   -- Для волонтеров нет недостойной работы, -- живо парировал Роберт пассаж Пат. -- Я готов служить обществу в любом качестве, -- с должным энтузиазмом сообщил молодой человек. -- У меня есть необходимые навыки, и я уверен, что смогу качественно выполнить всю предложенную работу.
   -- Нет, Роберт, этого не будет, -- холодно возразила бывшая невеста. -- Инициативная группа отправила мне запрос, и я ответила, что ты не сможешь принять участие в этой акции.
   Роберт стиснул зубы.
   -- Ах, Роберт, Роберт, -- укоризненно произнесла Пат и сокрушенно покачала головой. -- Ну, когда ты научишься думать о последствиях своих поступков? Ты понимаешь, что у тебя может быть аллергия на моющие средства?
   -- У меня нет аллергии, -- очень сдержанно ответил художник, подчеркнув, однако, своим тоном слово "нет". -- И вот здесь, -- Роберт небрежно щелкнул по ошейнику, -- дана вся информация о моем здоровье.
   -- Но ты мог повредить руки, -- немедленно напомнила писательница. -- Нет, Роберт, я отвечаю за тебя и не могу позволить, чтобы ты рисковал, -- самым проникновенным тоном сообщила она. -- Ты же не думаешь, будто я просто так освободила тебя от подобных работ и приставила к тебе двух питомцев? Я должна заботиться о тебе, если ты сам не можешь о себе позаботиться. Это мой долг как твоего опекуна.
   Роберту показалось, что в голосе Пат прозвучала издевка.
   -- Не беспокойся, я ценю твое усердие, -- продолжила заботливая хозяйка, -- и уверена, что инициативная группа наградит тебя за него целым баллом. А теперь иди и подумай над своим поведением.
   Еще через пару дней Роберт убедился, что неудача с волонтерством была отнюдь не случайной, и получить бонусы ему будет очень и очень нелегко. Новая попытка заслужить семь баллов участием в спортивном состязании наткнулась на очередной запрет и выговор.
   -- Ты понимаешь, что собирался рисковать собственным здоровьем? -- отчитывала его Бэль Эллендер. -- Я не могу тебе это позволить.
   -- Это простая эстафета, -- попытался воззвать к здравому смыслу молодой женщины Роберт. -- Бег на тридцать метров -- никакого экстрима...
   -- И, конечно, ты не удосужился посмотреть статистику несчастных случаев! -- Пат была во всеоружии и не собиралась оставлять Роберту ни малейшей лазейки. -- А она ужасающа -- две десятых процента! Ты понимаешь, как это много?!
   -- Всего два человека из тысячи, если уж очень не повезет, -- пожал плечами Роберт. -- И при этом прекрасно оборудованные дорожки, обязательное медицинское сопровождение -- да там не было ни одной серьезной травмы! -- воскликнул он. -- Подумай, Пат, в Бостоне самые обычные люди бегут марафон -- и ничего! Что до меня, так я со школы занимался такими видами спорта, которые были во сто крат опасней какой-то эстафеты, и, как видишь, жив и здоров...
   -- Ты всегда был авантюристом! -- перебила Патриция. -- Но, слава Богу, теперь за тебя отвечаю я, и я не позволю тебе принимать участие в соревновании! Твое здоровье и особенно руки слишком дорого стоят, Роберт, чтобы рисковать.
   Отвергнутая заявка принесла Роберту половину балла. На следующую заявку Пат наложила вето на том основании, что теннисный мяч летит со скоростью 200 километров в час. На третью -- под предлогом, что кто-нибудь из участников состязаний с соседней площадки может задеть его диском... За каждую отвергнутую заявку Роберт стабильно получал по половине балла, но после десятой регистрации на имя молодого человека пришло письмо из спортивного департамента столицы. В письме было написано:
   "Дорогой друг! Мы очень ценим твои старания и энтузиазм, но разделяем мнение твоего опекуна, что для тебя участие в соревнованиях является неоправданным риском. Надеемся, что ты более не будешь отвлекать нас от работы своими обращениями. Продолжай так же старательно работать на благо опекуна и общества. Желаем тебе успехов и всего наилучшего".
   Роберт с досадой отвернулся от планшета. У него был один балл за несостоявшееся волонтерство, пять балов за сорванные соревнования и три утешительных балла от спортивного департамента -- не густо.
   А на следующий день Пат передала Роберту в работу новый роман.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Лост "Чертоги" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | | Natiz "Опасный" (Современный любовный роман) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Попаданцы в другие миры) | | К.Воронцова "Найти себя" (Фэнтези) | | Н.Волгина "Беглый жених, или Как тут не свихнуться" (Попаданцы в другие миры) | | А.Эванс "Сбежавшая игрушка" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Право Зверя" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Свобода Выбора" (Юмористическое фэнтези) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"