Александрова Е.: другие произведения.

Перн в Киевской Руси

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ был написан в 1995 году для фэнзина "Арчет". В 1997 году был перепечатан журналом "Нижний Новгород" (под псевдонимом Т.Смирнова)


Екатерина Александрова

ПЕРН В КИЕВСКОЙ РУСИ

  
   Г'рныч, всадник зеленой Земии, пребывал в Поиске и дурном настроении. Мало того, что для Поиска ему достался край самый неблагодарный -- вероятность встре­тить там достойную кандидатку для приручения только что родившейся королевы драконов была почти нулевой, -- эта местность издавна славилась существенным преобладанием женского населения над мужским. Так что в любом, даже самом захудалом поселении-холде находилось невообразимое количество девушек, жаждущих любым способом выбраться в Вейр (известно, что там-то, среди всадников драконов, найти себе пару -- дело нетрудное), а также куча любящих родителей, страстно желающих сбыть куда-нибудь свое выросшее (и переросшее) чадо. Хотя бы и в Вейр.
   Так что каждый вечер повторялось одно и то же. Молодые особы в выраже­ниях самых изысканных или самых простых (смотря по воспитанию) предлагали молодому всаднику ближайшим же вечером доказать свою исключитель­ность, их же папочки не забывали подливать гостю бенденского, а мамули на все лады превозносили достоинства своих "девочек".
   Понятно, что Г'рныч предпочитал каждый вечер надираться до бесчувствия. "Отключившегося" всадника оставляли в покое. Естественно, что наутро и голо­ва болела, и в ушах звенело, ручки-ножки двигались с трудом. Взгромоздившись с чужой помощью в седло, он покидал "гостеприимный" холд. Весь день Г'рныч приходил в себя. Земия сердито шипела и телепатически ругалась -- ее привле­кал теплый мелкий песочек, но всадник явно не желал проводить все время на раскаленном пляже. Отсыпался Г'рныч в зарослях лопуха и папоротника.
   Наконец Г'рньм с удивлением (и радостью) увидел, что на его пути остался последний холд. Сказки о том, что Последний Холд и есть то самое-самое место, где героя-всадника ждет счастливая Избранница, душу не грели. Но назавтра!.. Можно будет со спокойным сердцем отправляться домой -- вот это было здорово.
   Последний Холд встретил всадника-в-Поиске "на славу". Г'рныч подумал, что здесь собралась добрая половина местных девушек, неведомо какими путя­ми добравшихся в Холд раньше дракона. Бенденское лилось не рекой, а водопа­дом. Неудивительно, что наутро в ушах у Г'рныча гудел колокольный звон, а перед глазами плыли золотые крестики и кружочки. Взгромоздившись в седло, он устало скомандовал: "Домой" и закрыл глаза. В лицо ударил холод Проме­жутка, а через мгновение всадник и дракон оказались на опушке странного леса. Г'рныч никогда раньше не видел деревьев с белыми стволами. "Все. До­пился", -- подумал он. Окончательно в собственном помешательстве он убе­дился, когда, присаживаясь на травку, едва не раздавил мясистое коричневое растение, напоминающее летный шлем, надетый на толстую палку. "А может, это мне снится", -- всадник подергал себя за уши, похлопал по щекам, потя­нул за волосы. Но это не помогло. Все вокруг оставалось по-прежнему. "Чепуха какая-то", -- то ли подумал, то ли произнес Г'рныч. В ответ на это Земия слегка ткнула его носом в плечо, развернув градусов на семьдесят.
   Открывшийся с нового ракурса вид потряс бы и более опытного всадника. На берегу полноводной реки стоял Холд (или Вейр), сложенный из белого камня. Над стенами возвышались золотистые крыши в виде шаров, украшен­ные сверху крестиками, а над всем этим плыл мерный колокольный звон. "Долетался", -- решил Г'рныч. Уж если он не может представить себе родной Вейр... Такие случаи бывали и раньше. Дракон ведь не шибко умный. Если ему телепатический образ правильно не передать, можно и на необитаемый остров залететь, и в иное время, и в иной... "Точно! Балда я. Это ж мир иной." Г'рныч порылся в памяти. Все верно. Образ посадочной площадки никуда не исчез. "А вот это ты мне перед отлетом передал", -- ехидно влезла в мысли Земия -- и спроецировала прямо в мозг и звон, и крестики, и кружочки. "И вообще, пока в себя не придешь, никуда не полетим. Здесь хоть тепло. А то -- навоображаешь ледяную пустыню или огненную яму. Или вообще зависнешь в Промежут­ке. Спи уж лучше." Спорить с Земией Г'рныч не стал, ибо, хоть советов и не любил, даже драконьих, понимал, что на сей раз его подруга права. Он прива­лился к теплому драконьему боку и почти сразу провалился в сон.
   Земия тем временем слушала во все уши и смотрела во все глаза, чтоб не пропустить нежданной опасности. Уже начало смеркаться, когда драконица уло­вила мысленную просьбу о помощи. Дракон не может не откликнуться, если человек в беде. Убедившись, что Г'рнычу ничего не угрожает, она мягко отодви­нулась от бесчувственного всадника, взмахнула крыльями и полетела на призыв.
   Мольба о помощи исходила от молоденькой девчушки, сидящей на макуш­ке строения с блестящей крышей. Она была вся опутана веревками и никак не могла слезть вниз. Там, внизу, по зеленой травке бегало множество симпатич­ных девушек, которые то дергали за веревки, то бестолково прыгали.
   Мгновенно оценив ситуацию, Земия плавно спланировала к юной полазухе. Теперь та легко могла перескочить на надежную драконью спину. Однако вместо того, чтобы сделать это, девушка пронзительно завизжала и упала в обморок. Ее руки сами собой разжались, и, вероятно, красавица со всем своим снаряжением спикировала бы вниз, не подхвати ее Земия на крыло. Драконица уже хотела спустить свою ношу на землю, когда мимо ее головы что-то со свистом пролете­ло. Взглянув вниз, Земия увидела, что к мечущимся по двору девушкам присое­динились мужчины в блестящих куртках и шапках. В руках у них были странные предметы. Вдруг один из мужчин кинул вверх длинную палку с острым концом с явным намерением попасть Земии в брюхо. Драконица не знала, что и думать. На Перне, откуда они с всадником и попали в это сумасшедшее место, на драконов никогда не нападали. "Вероятно, эта девушка от них убежала. Будет лучше отнести ее подальше отсюда. Да и Г'рныча будить пора." Земия легко развернулась в воздухе и полетела прочь от стольного града Киева.
   -- Украли! Забавушку Путятичну унесли! Ой, горюшко! -- заливаясь слеза­ми, причитая и перебивая друг друга, сенные девушки рассказывали князю Владимиру, как с неба слетел огромный, страшный змей, как он схватил бед­ную княжну и упер ее, аспид, не иначе как к себе в логово.
   Владимир нахмурился. Первые седые волосы появились у него во время крещения Руси, вторые -- когда Забава увлеклась альпинизмом. И вот теперь -- змей. В змеев он не верил. Не иначе, какой-нибудь очередной поклонник упер у матери пару кусков холста и смастерил из ткани и палок летательный аппарат. Прецеденты были. Один, к примеру, сварганил из винной бочки при­способление для хождения по дну реки, а другой собрал весь металл в слободе и склепал повозку, не требующую лошадей. Идиоты. Если делать из бочек подводные лодки -- куда вино разливать? А где брать железо на повозки? Вот так и бывает. Сначала сделают, а потом думают. Больше всего Владимир боял­ся, что Забаве понравится летать. Прости-прощай тогда приданое -- беленые холсты, драгоценные восточные ткани и все остальное. Разрежет на крылышки.
   -- А ну, кышь, а то расшумелись, как чайки, -- скомандовал Владимир подружкам Забавы. -- И -- позвать ко мне Добрыню!
   Единственным, но неоспоримым достоинством Добрыни, приходившегося ему двоюродным племянником, была физическая сила. "Ужо набьет он морду похитителю", -- со злорадством подумал князь.
   -- Добрыня, Добрыня, ходь сюды, тебя дядюшка кличет. -- Босоногий посланник орал так, что за версту было слышно. Добрыня привычно поймал мальчишку за шиворот и слегка приподнял над землей. Тот задрыгал ногами, пытаясь лягнуть:
   -- А ну, пусти счас же!
   -- Да ладно, Лешка, перестань вопить, а то опять подумают, что половцы близко. Опять штоль Забаву с колокольни сымать? -- Добрыня хорошо знал увле­чения свой троюродной сестрицы. С тех пор, как Забава чуть-чуть подросла, ему пришлось вначале научиться ездить на диких лошадях -- когда та решила "пока­таться" с половцами, затем драться тяжелым рыцарским мечом, когда Забава удра­ла из дома защищать Гроб Господень, потом нырять до самого дна Днепра и там ловить бочку для подводного плавания. Потом наступил черед альпинизма.
   Вот уже несколько раз Добрыне приходилось лазить после сытного ужина на колокольню и снимать с маковки непутевую девчонку. "На этот раз -- отшлепаю", -- мрачно подумал богатырь.
   -- Да нет, не на колокольню. Да пусти ж, -- взвизгнул Лешка. -- Ее Аспид упер, с крыльями. Бабы видели. Унес за речку Смородину. А князь хочет, чтоб ты ее спас. Бежи ж быстрей!
   -- Быстрей, быстрей -- ты-то чего раскомандовался. Вот накостыляю по шее -- будешь тогда торопить.
   -- Никак нельзя, -- Лешка хлюпнул носом, ужом вывернулся из рук Доб­рыни, -- мне сегодня тятеньке надобно в соборе пособить.
   Не успел богатырь оглянуться -- тот уже исчез за поворотом узкой улочки. Разговор с князем был краток. Поведав свои мысли насчет похищения, Владимир хлопнул на прощанье Добрыню по спине, сказал: "С Богом", трижды плю­нул через левое плечо, постучал по деревяшке, освободил заодно из темницы парочку жрецов бога Перуна, велел их помыть и приставить к капищу.
   И поехал Добрыня, Никитин сын, на речку Смородину -- в болоте кузину искать. В змея он тоже не верил, хотя Аспидов уважал, сам не раз после веселой пирушки общался с ними и разной другой нечистью. Правда, отец Никифор, Лешкин родитель, считал все это обычной белой горячкой. Всяких умных слов Добрыня тоже не любил, но на "горячку" не обижался. "Эт-то уж точно -- горячий я, горячий. Как раззадорюсь, так и пойду все крушить", -- говаривал он бывало, прокладывая очередной внеплановый выход из княжьих палат.
   Проплутав изрядно по лесу, -- змеи-то в небе следов не оставляют -- Добрыня застал на опушке идиллическую картину: Забава сидела на повален­ной березе и плела с невинным видом веночек из подножного корма, а рядом с ней стоял какой-то задохлик в одежде и, скорее всего, нес какой-нибудь вздор о пестиках и тычинках.
   "Попались, -- злорадно подумал богатырь. -- Щас я тебе накостыляю, голубь сизокрылый, летун неощипанный!"
   Издав боевой клич, напоминающий рев медведя, Добрыня бросился в ата­ку. И тут... Зеленый холмик на краю поляны зашевелился, приподнялся, заши­пел и захлопал крыльями. Земия решила, что настало время вмешаться.
   -- Эх!.. -- Добрыня добавил к этому еще несколько слов, которые можно найти в полном Словаре В. Даля.
   Перед ним в угрожающей позе стоял настоящий зеленый Аспид. Общую веселую картину довершила стайка маленьких ручных дракончиков, вызванных Г'рнычем для развлечения Забавы. "Аспидята..." -- прошептал Добрыня и хлоп­нулся в обморок. Обливание холодной водой и похлопывание по щекам частич­но привели богатыря в чувство. Г'рныч попытался что-то объяснить. Однако Добрыня только бестолково мычал да все повторял имена всадника и драконицы. Пожалуй, это было единственным, что он сумел понять. Г'рнычу было неловко. Еще бы, залез в мир иной, да еще напакостил местному жителю.
   -- Ну, -- сказал он, смущенно теребя поводок. -- Мне вообще-то пора. Могу подвезти.
   Забава была не прочь проехаться на змее. Но Добрыня от одного вида зеленого крылатого существа вновь готов был хлопнуться в обморок. Девушка посмотрела на бледного богатыря и вздохнула:
   -- Ой, лучше не надо, сами доберемся.
   Г'рныч навязываться не стал: "Не хочут -- пусть как могут". Он влез в седло, ясно представил себе стены родного Вейра, и спустя мгновение уже был на площадке. Земия с облегчением отправилась в песочек, Г'рныч же, отдирая от себя по очереди четверых своих отпрысков, поплелся в родной вейр, где ждала законная супруга Шейла из холда Онилл, так опрометчиво прихваченная им в Вейр во время первого Поиска.
   Тем временем Добрыня медленно приходил в себя. Сразу после исчезнове­ния Г'рныча Забава с визгом бросилась ему на шею. Из ее бессвязных слов Добрыня понял, что та считает его своим избавителем от лютого зеленого Змия Горынычева, который к тому же пытался ее заколдовать. Путятична была ум­ной девушкой и не хотела в будущем дискредитировать богатыря и своего родственника в глазах общественности.
   Так родилась легенда о победе Добрыни Никитича над лютым зеленым Змеем Горынычем и егоиными (или еейными) змеятами о девяти хоботах на реке Смородине.
   У Добрыни же после встречи с перинитами развилось стойкое отвращение к алкоголю в сочетании с непереносимостью зеленого цвета. Так что вскоре он покинул хлебосольный двор князя Владимира и, говорят, принял участие в Крестовом походе...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"