Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.28

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не стоит загонять людей в угол...


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 28

  
   Работать над вторым романом Пат оказалось проще, чем над первым. Роберт обнаружил, что спокойно может использовать сотни наработок, сделанные во время работы над первым романом, благо то и другое творение "хозяйки" не слишком отличались друг от друга. И хотя от него по-прежнему ждали обложку, два форзаца, сорок две иллюстрации и все это надо было сотворить за пять недель, у Роберта впервые появился досуг.
   И вот тут молодой человек осознал, что, несмотря на объявленный высокий статус, свободы у него было ничуть не больше, чем в доме Данкана. Временами, Роберту даже казалось, будто в доме сенатора этой свободы было больше, во всяком случае, Данкан оставлял для своих питомцев хоть какую-то иллюзию выбора. Там Роберт мог выбирать блюда на обед и ужин -- может, и не слишком большой достижение, но оно позволяло осуществлять хотя бы минимальный контроль над собственной жизнью. В доме Пат все было определено раз и навсегда -- еда, напитки, одежда -- словно питомцы Бэль Эллендер не способны были самостоятельно принять даже простейшие решения.
   Во время работы над первым романом Роберт поглощал пищу, не слишком обращая внимание на то, что именно ест и пьет. Теперь же он заметил, что какой-либо выбор в доме Пат даже не предполагался.
   Каждый день в три часа после полудня ему в обязательном порядке приносили стакан свежевыжатого апельсинового сока, который надлежало немедленно выпить. Хотя Роберту всегда нравился апельсиновый сок, обнаружить, что любимый напиток превратился в обязательный, было крайне неприятно. Точно так же Роберт выяснил, что не может выбирать одежду и даже собственную прическу. Все это было предписано свыше, включая цвет и покрой рубашек и брюк.
   В желании поддержать для себя хотя бы видимость выбора, Роберт однажды иначе расчесал волосы, и последствия не заставили себя ждать. Холодно скользнув по нему взглядом, Пат сообщила, что надеялась, ей не придется прибегать к дисциплинарным мерам воздействия, а ее питомцы всегда будут аккуратны и безупречны. Еще через пару минут в кабинет примчался бледный Бакли, после чего под суровым взглядом Пат прическа Роберта приобрела привычный вид, а Бакли и Стенли за недостаточные старания были оставлены без ужина и на целую неделю лишены права смотреть сериалы для питомцев. Попытка заступиться за парней так же ни к чему не привела, а оба питомцы чуть ли не час извинялись перед "доктором Робертом" за то, что не досмотрели за его волосами.
   А еще были торжественные ужины Пат.
   Роберт не мог понять, зачем Бэль Эллендер каждый вечер разводит бессмысленные церемонии. На ужине непременно должны были присутствовать управляющий, секретарь и сам Роберт. Все трое обязаны были стоя дожидаться выхода хозяйки -- в длинном строгом платье и с роскошным кулоном на груди -- после чего Пат садилась на свое место во главе стола и милостиво разрешала сесть удостоенных чести ужинать с ней за одним столом питомцев. Молитва также являлась обязательной частью каждого ужина, и только после нее питомцам разрешалось приступать к трапезе.
   Первый раз подобная церемония вызвала легкое недоумение Роберта, затем смутное ощущение чего-то знакомого и, наконец, шок от осознания того, что именно копирует Пат. Молодой человек винил себя за то, что как-то по дурости показал девушке видеозапись устроенного дедом ужина. Правда, здравый смысл и чувство юмора деда, пусть и довольно специфическое, никогда не заставили бы его разводить подобные церемонии каждый день. Торжественные ужины дед устраивал пять раз в году -- на Благодарение, Рождество, День Независимости и в их дни рождения. К тому же при всей строгости, деду и в голову не приходило относиться к праздничным церемониям со всей серьезностью, так что торжественные ужины были скорее театрализованными представлениями, чем почти религиозным ритуалом.
   В отличие от деда, Бэль Эллендер была устрашающе серьезна, и как догадался Роберт, наслаждалась каждой деталью установленного ею порядка. С точки зрения Роберта, это было глупо, пошло и ужасно скучно. Молодой человек, наконец, догадался, что не только ужины, но и все прочие порядки в доме Пат копировала с его собственного родового гнезда, хотя и в основательно искаженном виде, как будто старалась создать идеальный образ аристократического имения, достойный самого сахарного любовного романа.
   Пат так старательно пыталась имитировать аристократизм, что ее даже делалось жалко.
   Впрочем, жалость не слишком долго обуревала Роберта, потому что чем больше Пат изображала из себя аристократичную леди с Юга, как их представляли в кино, тем больше проблем возникало у него самого.
   Денег у Роберта по-прежнему не было, и, значит, купить бонусы тоже было невозможно. В конце концов, Роберт решил отбросить деликатность и спросить о деньгах в лоб. К его удивлению, Пат ничуть не смутилась, как будто давно ждала этого вопроса.
   -- Я очень рада, Роберт, что ты правильно оцениваешь свое положение и учишься жить в обществе, -- мило улыбнувшись, проговорила усердная "опекунша". -- И я понимаю твое желание получить новые современные девайсы, -- добавила она. -- Поскольку, как я вижу, ты подходишь к делу со всем возможным старанием, я могу тебя слегка поощрить. Составь список того, что тебе хотелось бы получить, и со временем я все тебе куплю, в пределах разумного, конечно, -- не забыла сделать оговорку Патриция.
   -- Купишь в пользование или в подарок? -- уточнил Роберт, вспомнив болтовню сиделок А-Плюс. Уж если бывшая невеста совершенно не смущалась ситуацией, он тоже решил не выказывать неловкости.
   -- А это, Роберт, будет зависеть от твоего усердия, -- ответила Пат, и Роберту даже показалось, будто на ее лице промелькнуло нечто похожее на облегчение. -- Старайся, как ты стараешься сейчас, и тогда со временем девайсы станут неотчуждаемыми.
   -- Ну что ж, новые девайсы и даже в подарок -- это прекрасно, -- хладнокровно заметил Роберт. -- И все-таки мне нужны деньги на мелкие расходы... -- на лицо Пат скользнула тень. -- Я часто езжу на аукционы и провожу там немало времени, -- продолжал художник. -- Иногда мне хочется выпить сок или съесть мороженное -- и за все это надо платить...
   -- Ах, Роберт, Роберт, -- сокрушенно покачала головой "хозяйка", -- тебе надо было сказать об этом раньше. Я поговорю с управляющим, и в следующий раз, когда ты захочешь пить или есть, он все тебе купит.
   Роберт кивнул.
   -- Значит, -- продолжил он, -- если вечером я пойду прогуляться, и по дороге мне захочется выпить сок или съесть бутерброд, я должен буду вернуться сюда, разыскать управляющего и попросить его купить мне все необходимое. Прекрасно, так и сделаю.
   Пат на мгновение замерла, видимо представляя, какой замечательный образ сложится у продавцов об опекуне, не удосужившимся решить простейшую проблему питомца.
   -- Ну что ты, Роберт, к чему такие сложности, -- примирительно проговорила она и слабо улыбнулась. -- Скажи, чтобы покупку записали на мой счет. Но учти, -- нахмурилась "хозяйка", -- я не так богата, как может показаться, и у тебя будет лимит расходов на неделю -- пятьдесят долларов.
   Роберт приподнял бровь, вопросительно глядя на бывшую невесту.
   -- Роберт, мне вовсе не жалко денег, -- занервничала та, -- но ты совсем не знаешь им цену. В оставленном мире ты привык сорить деньгами без меры, и теперь тебе надо учиться экономии.
   Взгляд Роберта не менялся, и под этим взглядом Бэль Эллендер совершенно неаристократично заерзала на месте:
   -- Со временем я увеличу тебе лимит, скажем, до семидесяти долларов, -- расхрабрилась от собственной щедрости "хозяйка". -- На разные мелочи этого хватит с лихвой.
   Роберт понял, что большего от Пат не добьется. Оставалось испробовать последнее средство:
   -- Но, Пат, тебе ведь не требуется идти на какие-либо расходы, -- заметил молодой человек. -- Я вполне могу зарабатывать на свои нужды самостоятельно. Это не так уж и сложно.
   Пат встрепенулась, да так, что ошибиться в ее чувствах было невозможно.
   -- Нет, нет и нет, Роберт! Это невозможно, -- решительно объявила Бэль Эллендер. -- Ты и так много работаешь, я не могу позволить, чтобы бы переутомлялся! Долг опекуна заботиться об отдыхе питомцев и не допускать их выгорания. Я не могу этого позволить... -- Пат выпалила все это на одном дыхании, словно боялась, что еще один взгляд Роберта, и она окончательно потеряет голову и начнет нести совершеннейшую чепуху.
   Спорить было бесполезно, а вывод из беседы можно было сделать лишь один -- Пат делала все, чтобы он не мог выйти на свободу. Ограничение контактов. Почти полная невозможность получать бонусы. Старания не давать ему в руки ни цента...
   Роберт терялся в догадках, пытаясь отыскать причину столь странного поведения. Конечно, желание заполучить иллюстратора для своих книг можно было понять, но для этого не требовалось держать его в рабстве. Наверняка, здесь имелись законы, позволявшие отпускать питомцев на свободу под определенным условием, а если таких законов и не было, Роберт мог назвать как минимум три способа обеспечить его работу на Пат еще на пару лет вперед.
   Патриция всегда была сообразительной девушкой, однако на этот раз упорно не желала видеть никаких иных вариантов деловых отношений кроме рабства. Это было странно и нелогично, так что временами Роберту начинало казаться, будто Бэль Эллендер и Патриция Ричмонд совершенно разные люди. Но подобное предположение выглядело уже полным бредом.
   Роберт так и эдак пытался оценить ситуацию, понимая, что объяснив поведение Пат, сможет определиться и с собственной стратегией, но никакого разумного объяснения выходкам "хозяйки" найти не мог. В конце концов, он отбросил бессмысленные гадания и вернулся к насущной проблеме сбора бонусов. Серебряный медальон сенатора так и просился отправиться на продажу, и Роберт решил, что это не самый худший вариант. Конечно, как безупречный питомец, он обязан был сохранить миниатюрный портрет сенатора и его волосы, но сам медальон вполне можно было продать как серебряный лом. Оставалось лишь выяснить, есть ли у него такое право.
   Через час путешествий по форумам, блогам и сайтам Роберт понял, что неотчуждаемые девайсы были воистину неотчуждаемыми. Продавать подарки питомцам не разрешалось, и даже алиенам это не рекомендовалось, хотя по болтовне сиделок А-Плюс Роберт уже знал, что подобное случалось довольно часто.
   Очередная возможность оказалась закрыта, но Роберт не оставлял надежд все же отыскать волонтерство или соревнование, которые принесли бы ему бонусы. Правда, требования к этим акциям были суровы -- никакого риска для здоровья, никакой опасности переутомления или урона для репутации Пат. Роберт еще не знал, что тут можно выловить, но чувствовал, что решение где-то близко. Что бы там не ударило в голову бывшей невесты, он не собирался прощаться со свободой.
  

***

  
   С Робертом было трудно. Пат даже не подозревала, сколько проблем свалится на ее голову с покупкой жениха. Иногда ей казалось, будто он невыносимо далек от нее, хотя и стоит в каких-то двух шагах. Временами она думала, что он нарочно злит и пугает ее, отправляя идиотские заявки в спортивный департамент столицы. Вечерами, оставаясь в одиночестве, она с ужасом размышляла, что за два года разлуки Роберт так отвык от нее, что ей не удастся приручить его вновь. А ведь был еще вызов в Службу адаптации, совершенно ненужные ей списки больших питомников с описанием их программ, переписка с сотрудником Службы Линкольном Райтом и сотни вопросов, которые ей приходилось выдумывать, изображая горячую заинтересованность в будущей учебе Роберта.
   Только когда Роберт заговорил о подарках, Пат почувствовала облегчение. Она всегда считала, что какими бы принцами и воротилами бизнеса не были мужчины, в глубине души они оставались обычными мальчишками, которые обожают всевозможные игрушки. Единственной разницей между мужчиной и мальчиком был размер игрушек, и Пат была уверена, что без труда сможет польстить жениху. Раз уж Роберт сам вспомнил о подарках, значит, она, наконец, начала его приручать.
   В порыве радости Пат чуть было не пообещала Роберту самый современный коммуникатор и автомобиль, но вовремя спохватилась, решив, что на начальном этапе приручения нельзя сваливать на жениха излишнюю свободу и независимость. Зато разобидевшийся Роберт сразу принялся изводить ее придирками и выставлять скупердяйкой в собственных глазах.
   Да, с Робертом было очень трудно, но вот дядя прекрасно ее понимал. Пат сама удивлялась, что все чаще думает об Эллендере как о дяде, всегда готовом дать дельный совет и поддержать в трудную минуту.
   Необходимость организовать презентацию своей первой иллюстрированной книги, да еще впервые на своей вилле, а не в конференц-зале издательства, была достаточно серьезным основанием, чтобы Эллендер взялся помогать любимой племяннице. Совместно с управляющим Пат составила примерную программу вечера, постаралась продумать каждую деталь, но когда Эллендер пробежал глазами ее материалы, Пат поняла, что все это никуда не годится.
   -- Бэль, дитя мое, ты великая писательница и большой труженик, но по этой программе сразу видно, что ты не любишь светскую жизнь, -- произнес Эллендер, откладывая планшет. -- Я не отрицаю, таких презентаций каждый год проходит сотни, но ты ведь не все, и это необходимо сразу продемонстрировать, -- объявил Эллендер.
   Пат внимала бывшему опекуну, словно пророку. Она уже немалому научилась у Эллендера, но сейчас с готовностью впитывала новые идеи, прекрасно понимая, что каждый совет дяди стоит миллиона.
   -- Вот посмотри список гостей, -- предложил знаменитый бизнесмен. -- Зачем тебе все эти люди?
   -- Но... разве они не влиятельны? -- пролепетала Пат, чувствуя себя девчонкой на экзамене, не выучившей урок.
   -- Из всех этих людей тебе нужны только официальные представители издательства, пять или шесть представителей книжных магазинов и агенты киностудии, -- решительно объявил Эллендер.
   Пат уставилась на дядю, не веря собственному счастью:
   -- Киностудии?.. -- счастливо прошептала она. -- Дядя, неужели?..
   -- Ну, конечно, детка, -- Эллендер, наконец, улыбнулся. -- Твои книги достойны экранизации, и, кстати, иллюстрации к роману очень способствовали нашим переговорам. К тому же экранизация даст тебе время, необходимое для передышки и замужества.
   Молодая женщина чуть было не перестала дышать -- неужели до дяди дошли какие-то слухи? И что он скажет о ее выборе?
   -- Но, дядя, я...
   -- Бэль, дорогая, -- перебил Эллендер. -- Я и так знаю все, что ты мне скажешь. Ты будешь уверять меня, что у тебя есть обязательства перед читателями, станешь говорить, что должна работать и делать наш мир краше. Разве не так?
   Пат сочла необходимым кивнуть.
   -- Так вот, -- внушительно проговорил Эллендер, -- хотя все это правда, у тебя есть и другие обязанности перед обществом. Ты в самом подходящем возрасте для родов, -- сообщил великий предприниматель. -- Пока читательницы будут знакомиться с этой книгой и следующей, пока мы запустим в работу твою первую экранизацию, ты сможешь без помех выйти замуж. Потом мы экранизируем все твои книги, а у тебя будет достаточно время для того, чтобы родить двоих, а, возможно даже, и троих детей. К тому же, ты успеешь отдохнуть перед тем, как написать и представить читательницам следующую книгу. Как видишь, это очень удобно -- ты выполнишь все свои обязательства и не разочаруешь читателей, -- подвел итог Эллендер.
   Пат попыталась осмыслить сказанное. Судя по рассуждениям дяди, до замужества у нее оставалось не так уж и много времени, а значит, проблему с Робертом надо было решить, как можно скорей. Единственное, что совершенно не удовлетворяло молодую женщину, так это уверенность дяди, что она должна рожать. Пат полагала, что в ее нынешнем положении вполне сможет передать эту обязанность суррогатной матери, главное было подыскать для этого подходящее обоснование.
   -- Но я не знаю, дядя, готова ли я для такого ответственного дела, -- с необходимой долей смущения поведала она.
   -- Не волнуйся, дитя мое, -- успокоил "племянницу" Эллендер. -- Ты слишком строга к себе. Впрочем, об этом ты еще подумаешь, а пока давай вернемся к нашим делам. Итак, твои гости. Для кого ты пишешь книги, Бэль?
   -- Для женщин, -- уже со вполне искренним удивлением ответила Пат, не совсем понимая смысл вопроса дяди.
   -- Вот именно, Бэль, для женщин! -- кивнул предприниматель. -- Значит, они и должны быть твоими главными гостями. Приглашай как можно больше -- знаменитости, жены знаменитостей, два-три десятка поклонниц из небольших городков... Даже при выборе прессы отдавай предпочтение женщинам. Это должен быть их праздник, а уж они в благодарность дадут тебе такую рекламу, которой ты не добьешься ни от кого из тех, кого поместила в свой список.
   Голос Эллендера звучал вдохновенно, и Пат в очередной раз подумала, как же ей повезло.
   -- Я так и сделаю, дядя, -- с прилежным видом сообщила Пат, начиная набрасывать новый список. -- Наверное, начать надо с Эллис Дженкинс?
   Эллендер поморщился.
   -- Давай оставим политиков на будущее, -- нехотя проговорил он. -- Тут слишком много подводных камней. Да и сама Дженкинс... -- Эллендер остановился, осторожно подбирая слова. -- Конечно, она очень популярна и сенатор неплохой, но нельзя сказать, что как человек она такой уж образец. К тому же, она не замужем, -- Эллендер неодобрительно покачал головой. -- В ее возрасте это уже непростительное легкомыслие! Нет, Бэль, твои гости должны быть безупречны. Лучше пригласи Маршу Лонгвуд и Эмму Макмартин -- это произведет очень хорошее впечатление.
   Пат осторожно перевела дух. До нее вдруг дошло, что если она вскоре не выйдет замуж, про нее тоже будут говорить, что это "непростительное легкомыслие".
   -- И еще, как ты будешь развлекать гостей? -- голос дяди ворвался в мысли Пат, напомнил о необходимости вернуться к делам. -- Музыканты и певцы -- это прекрасно, но все это можно увидеть на сотнях других презентации. Что ты предложишь такого, чего не было бы у других? Нужна изюминка...
   -- Мои автографы на книгах, -- несмело предложила Пат.
   -- Это само собой, тут даже и говорить не о чем, -- отмахнулся Эллендер. -- Но необходимо что-то еще.
   -- Нанять артистов, чтобы она разыграли сцену из романа? -- попыталась выдвинуть еще одну идею Пат.
   -- Неплохо, -- во взгляде Эллендера промелькнуло сдержанное одобрение. -- Но этого недостаточно... Хотя... -- дядя на мгновение задумался. -- Скажи, Бэль, вот тот парнишка, которого ты купила, тот, что иллюстрировал твою книгу, он сможет быстренько набросать карандашный портрет?
   -- Конечно, -- Пат вспомнила, как в невообразимо далекие годы, когда они с Робертом были еще близки, тот рассказывал ей о своей поездке в Тунис и одновременно иллюстрировал рассказ на первых подвернувшихся листах бумаги, знакомя ее с видами, памятниками и людьми. И рисовал он шариковой ручкой! -- Да, он сможет, -- повторила Пат.
   -- Прекрасно! -- с энтузиазмом воскликнул Эллендер. -- Тогда мы сделаем так: ты объявишь, что твои поклонницы смогут не только получить твой автограф, но и портрет в образе главной героини на титульном листе книги. Скажи управляющему, чтобы он заготовил побольше цветных карандашей, и пусть твой художник как следует потренируется. Ну, а потом, если все пройдет хорошо, этот опыт можно будет повторить в двух-трех книжных магазинах и в каком-нибудь супермаркете. Уверен, эта книга разойдется еще быстрей, чем предыдущие, -- подвел итог Эллендер.
   -- Дядя, вы гений! -- воскликнула Пат. Если бы ни почтение к бывшему опекуну, она бросилась бы Эллендеру на шею и расцеловала, однако помня, что подобное проявление чувств могло показаться дяде излишне экспансивным и легкомысленным, Патриция сдержалась. -- Это будет прекрасно!
   -- Бэль, детка, -- с отеческим снисхождением проговорил Эллендер, -- делать подарки не так уж и трудно, надо просто знать людей. И поверь, для этого не требуется гениальности, достаточно опыта. Сейчас ты еще учишься, но у тебя уже есть успехи. Во всяком случае, ты удачно нашла художника и смогла превратить свою книгу в настоящий шедевр. Кстати, -- сменил тему Эллендер, -- сеть магазинов "Весь мир на полке" решила дать твоему питомцу двадцать семь бонусов за удачно найденные образы. Они полагают, что иллюстрации увеличат скорость продажи книги как минимум втрое!
   Пат с трудом улыбнулась. Неожиданное известие о бонусах для Роберта основательно испортило настроение. И все же говорить дяде об ошибочности такого шага было глупо. Лучше она поговорит со свободным Морганом, так некстати подложившим ей свинью, и убедит его... А в чем, собственно, она может его убедить?
   Когда дядя, наконец, ушел, Пат постаралась обдумать предстоящий разговор с главным директором по продажам фирмы "Весь мир на полке". В результате раздумий ей удалось составить следующий план беседы:
   Пункт первый, обязательный: она благодарна свободному Моргану за внимание к ее питомцу и высокую оценку его работы. Пункт второй, исполняемый с виноватой улыбкой на устах: она с сожалением сообщает свободному Моргану об ошибочности его хода наградить питомца Роберта бонусами. Пункт третий, деликатный: как художник, питомец Роберт обладает очень тонкой душевной организацией, и к тому же недавно перенес тяжкую потерю, когда умер его любимый опекун. Пункт четвертый, обязательный: любой художник сталкивается не только с успехами, но и с неудачами, так что перед опекуном неизбежно встает вопрос, что случится, если после двух-трех успехов питомец Роберт столкнется с неудачей и, соответственно, с отсутствием бонусов? Он может впасть в депрессию! Следовательно, лучше не приучать его к большому количеству бонусов, чтобы сохранить в неприкосновенности его душевное равновесие.
   Разработанный план вполне удовлетворил Пат, и она немедленно приступила к его реализации.
  

***

  
   Получение двадцати семи бонусов за иллюстрирование книги Пат стало для Роберта неожиданным сюрпризом. Опыт почти двух месяцев жизни в ее доме подсказывал, что больше такого везения с ним не случится. И уже через день Роберт убедился, что был прав. Собираясь представить "хозяйке" образцы обложки, художник случайно подслушал ее разговор с одним из книготорговцев. Только благодаря многолетней тренировке по сокрытию собственных мыслей и чувств Роберт удержался от того, чтобы не ворваться в кабинет Пат и не высказать все, что он о ней думает. Как подозревал Роберт, его вспышка ничуть не смутила бы Патрицию, зато сполна подтвердила бы все ее слова, так что молодой человек постарался незаметно удалиться, пока его не заметил кто-нибудь из участников разговора.
   Через час, когда Роберт уже достаточно успокоился, необходимость говорить с Пат о бонусах отступила на второй план, потому что на этот раз он получил распоряжение готовиться к презентации. Как архитектор и художник, а также просто очень богатый человек, Роберт за свою жизнь посетил сотни презентаций, как в качестве гостя, так и в качестве главного действующего лица, и вот теперь должен был осваивать новую роль -- роль одного из аттракционов.
   В том, что эта роль вряд ли будет приятной, Роберт убедился при виде наряда, который ему было предписано надеть на презентацию. Смокинг к ошейнику -- придумать что-либо еще более абсурдное было трудно. Цвет смокинга также впечатлял -- нежно-сиреневого цвета, он вызывал у Роберта ассоциации с сумасшедшим домом. Конечно, Роберт понимал ход мысли Пат -- черные смокинги будут на гостях, белые на официантах, а чтобы его, не дай то Бог, не спутали ни с первыми, ни со вторыми, Пат и придумала такой замечательный выход, однако при всей логике данного поступка выглядел смокинг на редкость нелепо.
   Попытка Роберта объяснить Пат, что есть и другие способы отличить его от официантов, ни к чему не привела. Пат упорно твердила, что "дядя никогда не ошибается", а чтобы Роберт "не дулся", вручила ему новый неотчуждаемый девайс. При виде подарка Роберт чуть было не выругался -- это был свежеотпечатанный роман "хозяйки" с его иллюстрациями. Зато оставшись наедине и открыв книжку, Роберт все же не удержался от ругательства при виде выходных данных романа "Иллюстрации: Дом Бэль Эллендер".
   Роберту оставалось только радоваться, что на празднике Пат ему не придется махать зелеными ветками, но уже вскоре он решил, что зеленые ветки -- далеко не худший вариант. По крайней мере, на питомца, размахивающего ветками, обращали внимания не больше, чем на дерево, на котором эти ветви не так давно произрастали. Роберт же на приеме Пат был экзотической зверюшкой из зоопарка, вокруг клетки которого посетители разве что хороводы не водили.
   Восторженные поклонницы Бэль Эллендер нескончаемым потоком шли одна за другой в желании заполучить собственный портрет. Его называли "хорошим мальчиком", "доктором", "парнишкой" и "малышом" в зависимости от возраста, имущественного положения и степени самодовольства свободной, а Роберт должен был стряпать портрет за портретом, не имея времени не только на то, чтобы ненадолго присесть рядом с конторкой, но даже и на то, чтобы перевести дух. Уже через сорок минут безостановочного рисования Роберт почувствовал, что у него начинают побаливать пальцы. Через час ему показалось, что он не может их разогнуть. Через полтора часа у него заныла вся кисть.
   Музыканты готовы были выпрыгнуть из себя. Пат сияла, рассказывала о своих планах, ставила автографы, и Роберт с неожиданным сочувствием подумал, что рука у нее, должно быть, болит ничуть не меньше, чем у него. Впрочем, додумать эту мысль он не успел, потому что Пат подошла к нему с какой-то холеной женщиной.
   -- Марша, дорогая, если хотите, мой питомец нарисует ваш портрет, -- с оживлением и восторженностью дебютантки на балу проговорила Пат.
   -- Охотно, -- ответила Марша, и Роберт раскрыл очередную книгу, чтобы создать небольшой рисунок.
   Все то время, что ему пришлось потратить на работу, Роберта не оставляло ощущение, будто женщина тоже внимательно его рассматривает, но этот взгляд отличался от взглядов других участниц презентации. В отличие от подавляющего числа поклонниц Бэль Эллендер, больше всего напоминающих Роберту восторженных куриц, Марша была совершенно спокойна и даже холодна, а ее испытывающий взгляд вызывал в памяти покупателей на аукционе питомцев.
   Сияющая Пат приняла у него из рук книгу и размашисто написала поперек страницы "Дорогой Марше Лонгвуд от автора. Бэль Эллендер из Тары". Пока она ставила автограф, Марша, наконец, разомкнула губы.
   -- Ну что ж, Роберт, я рада, что ты взялся за ум, -- прохладно произнесла она. -- Надеюсь, ты еще станешь полезным членом общества.
   -- О да, дорогая, -- радостно подхватила Пат. -- Роберт очень старается и уже многого достиг.
   -- Вас можно поздравить с немалым педагогическим успехом, дорогая, -- серьезно ответила Марша. -- Были времена, когда усидчивость и дисциплина не были сильными сторонами этого питомца.
   -- Не будем напоминать Роберту о его ошибках, -- с потрясающим великодушием произнесла Пат. -- Он осознал их и теперь усердно работает над собой...
   Женщины удалились, продолжая разговор об ответственности и воспитании, а Роберт ошеломленно смотрел им вслед, сраженный этим сногсшибательным диалогом. Только новая раскрытая книга, появившаяся перед ним на конторке, заставила Роберта прийти в себя.
   Когда поток поклонниц начал редеть, а затем и вовсе прекратился, так как все приглашенные отправились к уставленным закусками столам, Роберт почувствовал себя совершенно вымотанным. Управляющий велел оставаться на месте и чего-то ждать, а молодой человек размышлял о том, что неплохо бы и ему перехватить пару-другую бутербродов. Минуты бежали за минутами, почти сложившись в час, и лишь мысли о том, что сегодня ужин в обществе Пат ему явно не грозит, слегка поднимали настроение Роберта.
   -- Пойдем, -- доктор Тревис коснулся его плеча, и Роберт покладисто двинулся за управляющим. За окном огненным цветком расцвел фейерверк и рассыпался разноцветными искрами, слышались восторженные вскрики гостей и аплодисменты, а управляющий ввел Роберта в кабинет Пат.
   Бэль Эллендер была не одна, и человека, с которым она разговаривала, Роберт помнил. Именно он покупал его два года назад, чтобы подарить Рейбернам.
   -- ...ну вот, дядя, это он и есть, -- сообщила Пат и победно улыбнулась.
   "Великий Эллендер", как некогда называл предпринимателя Бен Тейлор, с интересом посмотрел на Роберта, и по его взгляду художник догадался, что в отличие от него, "дядя" Пат его не узнал.
   -- Ну что ж, мой мальчик, ты неплохо поработал и должен быть награжден, -- с самым довольным видом сообщил Эллендер. -- Бэль, милая, ты уже подумала, как поощрить питомца?
   -- Я пока не успела... -- извиняющимся тоном проговорила Пат. -- Но я подарила ему свою книгу. Думаю, Роберту приятно будет сознавать, что его труд необходим для общества...
   Эллендер покачал головой.
   -- Этого недостаточно, детка, -- со знанием дела сообщил он. -- И, кстати, у парня есть пара?
   Пат сначала покраснела, потом побледнела. Роберт почувствовал, как вся кровь отхлынула от лица.
   -- Н-неет, -- прошептала Пат, беспомощно глядя то на "дядю", то на Роберта. Судя по всему, на этот раз она растерялась.
   -- Не стоит смущаться, детка, что естественно, то не постыдно, -- по-своему понял ее смущение Эллендер и постарался по-отечески успокоить. -- Давай сделаем так. Ты подаришь парню... ну, к примеру, новую камеру для съемок -- это пригодиться ему в работе, а я куплю для него пару. Он проходил генетическое тестирование?
   -- Да, -- пролепетала Пат, окончательно теряя голову.
   -- Прекрасно! -- удовлетворенно хлопнул по подлокотнику кресла Эллендер. -- Скинь на мой адрес данные, и я начну поиск. Таким образом, парень будет сполна поощрен, а у тебя будет прибыток. Если он так талантлив, как ты говоришь, необходимо получить от него качественное потомство.
   Роберту показалось, будто его швырнули в кипяток.
   -- Надеюсь, нам удастся создать новую перспективную линию, -- продолжал Эллендер, -- а потом, на время твоего отпуска, парнишку можно будет отправить в большой питомник Стейтонвилля. Видишь, как все удачно складывается?
   Пат что-то говорила, кажется, благодарила "дядю", а Роберт на мгновение оглох. Только когда предприниматель подошел к нему и сообщил, что стать основателем новой линии большая часть, а потом спросил, нет ли у него каких-либо предпочтений при подборе пары, есть ли у него опыт или же ему потребуется инструктор, Роберт понял, что должен срочно что-то предпринять. Плодить рабов он не собирался.
   -- Спасибо, свободный, за вашу доброту и заботу, -- хрипло проговорил Роберт, почтительно склонив голову.
   -- Ну что ты, мой мальчик, это мой долг, -- отмахнулся Эллендер.
   -- ...но мне не нужна пара, -- договорил Роберт.
   Эллендер изумленно приподнял бровь.
   -- Я должен работать... думать о выдуманных персонажах... а не о реальных людях... -- упрямо говорил Роберт. -- Пара... будет только мешать.
   -- Вот как... -- неопределенно проговорил Эллендер и посмотрел на Роберта более внимательно. -- Так ты... хм-хм...
   Предприниматель отвернулся от Роберта и подошел к Пат.
   -- Ничего, детка, такое бывает с людьми искусства, я тебе потом все объясню, -- негромко проговорил он.
   Роберт вспыхнул, сообразив, к каким именно выводам пришел Эллендер, но затем решил плюнуть на все фантазии предпринимателя. Главное было избавиться от перспективы размножения.
   -- Подари парнишке фотоаппарат, а я подарю новый коммуникатор, -- так же вполголоса посоветовал Эллендер. -- Для первого раза этого будет достаточно, а потомство от него можно получить и другим путем. Я расскажу тебе об этих технологиях.
   Роберт понял, что поторопился радоваться. Ему нужны были бонусы и статус алиена -- срочно! Это сейчас Пат, кажется, поняла, что требовать от него рабского потомства уже слишком, но потом Эллендер ее убедит, ведь "дядя никогда не ошибается". И тогда он окажется в роли племенного жеребца, желания которого никого не интересуют.
   Страх перед последствиями изобретательности Эллендера подстегнул собственную сообразительность Роберта и он, наконец, понял, что должен искать.
   -- Ну что ж, мой мальчик, ты можешь идти отдыхать, -- проговорил Эллендер.
   -- Ты молодец, Роберт, я тобой довольна, -- добавила Пат.
   Роберт по обычаю поклонился.
   -- Доктор, проводите питомца, -- распорядилась "хозяйка" и Роберт вышел вслед за Тревисом. Время было далеко за полночь, двери в его комнаты были давно заблокированы, и без помощи управляющего Роберту было не обойтись.
   -- Сейчас тебе принесут поесть, -- сообщил доктор Тревис, когда Роберт с наслаждением вытянул ноги в кресле. -- И я пришлю Бакли, чтобы он помог тебе переодеться.
   Роберт подался вперед и уставился на управляющего тяжелым взглядом:
   -- Доктор, вы действительно полагаете, что я не способен самостоятельно раздеться? -- ледяным тоном, который удивил его самого, вопросил Роберт. Ошеломленный этим обращением, Тревис чуть было не вытянулся в струну. -- Оставьте Бакли, пусть спит, -- распорядился Роберт. -- И не надо тащить на ужин все, что есть на кухне, достаточно пары бутербродов и чашки чая со льдом.
   -- Ты... вы... -- пробормотал управляющий, пытаясь понять, как разговаривать с необычным питомцем. -- Вам что-нибудь нужно еще, Роберт?
   -- На сегодня все, доктор, -- невозмутимо ответил молодой человек. -- Но завтра утром я бы хотел получить шахматную доску, естественно, с фигурами, -- распорядился Роберт.
   Когда управляющий и один из питомцев с кухни, принесший ужин, наконец, удалились, Роберт уселся за стол и включил планшет. Пат его плохо знала, думал Роберт, и он намеревался восполнить пробел в ее образовании.
   Никакой угрозы травм и опасности для здоровья? Прекрасно! Кто в здравом уме и твердой памяти нашел бы опасность в шахматах?
   Никакого урона репутации Бэль Эллендер? Естественно, ведь игра в шахматы очень почтенное занятие, гораздо почтеннее, чем эстафеты, прыжки или даже теннис.
   Оставалась опасность переутомления, но Роберт мог держать пари, что это будет последним, что придет в голову Пат, слишком она будет раздражена перспективой получения им значительного числа бонусов.
   И вот когда она поймет, что у нее есть все шансы обзавестись тридцатилетним сыном, он и сделает ей предложение, от которого она вряд ли сможет отказаться.
   Все же он не зря несколько лет возглавлял фирму и был внуком своего деда. На войне как на войне!

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"