Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.30

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все хорошо, что...


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 30

  
   Роберт мог гордиться собой. Он старался попасть в первую дюжину турнирной таблицы, а угодил в десятку. Правда, он замыкал эту десятку, но ничья со Стиллом обеспечила ему высокий рейтинг среди шахматистов, значительные бонусы и хорошее общество, во всяком случае, в сети.
   В отношение Пат Роберт тоже не слишком ошибся. Целых пять дней он был лишен "счастья" лицезреть ее по вечерам, так как, разобидевшись на его успехи в шахматах, Патриция не приглашала его на ужины. Для Роберта эти пять вечеров были самыми приятными и спокойными вечерами за все последнее время, и он постарался использовать их как можно лучше.
   А вот доктор Стилл преподнес Роберту сюрприз. При всей вспыльчивости и экспансивности математик оказался довольно приятным и интересным собеседником. Для Роберта переписка со Стиллом оказалось неплохой возможностью как можно больше узнать об окружающем мире, а заодно и повысить свое мастерство в шахматах. Правда, мир вокруг не слишком интересовал нумера, зато он много писал о шахматах и математике. Хотя в математических рассуждениях Стилла Роберт понимал едва ли пятую часть, главное он уяснил -- исследование Прокола было одним из передовых направлений здешней науки, а сфера его применения была так широка, что попадание самого Роберта в этот мир можно было назвать лишь досадным побочным эффектом работы.
   В целом жизнь Роберта после шахматного турнира явно пошла в гору, и он спешил этим пользоваться. Пару раз Роберт даже встретился с профессором Макфарленом в небольшом кафе поблизости от виллы Пат, а на второй встрече познакомился с одним из будущих братьев. Судя по Чаку Макфарлену, вся эта семья состояла из незаурядных людей, и Роберт должен был с ними поладить.
   А еще были журналы, до которых Роберт смог, наконец-то, добраться; отложенный до поры до времени учебник по общественным отношением; сборник вопросов к экзамену на полные гражданские права, присланный мэром Гамильтона; и даже бонусы за хорошее поведение доктора Стилла. Последнее обстоятельство изрядно повеселило Роберта и официально называлось бонусами за "создание благоприятной психологической атмосферы". Но если Роберта нежданное получение двадцати баллов порадовало, то Пат оно буквально взбесило. Впрочем, и это было использовано питомцем в своих целях.
   Когда Пат вновь ворвалась в студию, Роберт как раз прилежно сортировал фотографии к новой книжке "хозяйки" и подводил итоги своей работы на Бэль Эллендер. Благодаря его стараниям, вилла Пат все же превратилась в образец вкуса и элегантности, и Роберт полагал, что у Пат хватит ума ничего не портить. Он проиллюстрировал для нее три книги, и хотя с точки зрения Роберта все это было полнейшей чепухой, судя по всему, иллюстрации произвели в обществе фурор. Оставалось признать, что даже без восьмидесяти тысяч долларов он уже давно отработал все, что Пат на него потратила, а если она была не согласна с этим -- что ж, он мог проиллюстрировать еще пару ее книжек при условии, что она его, наконец, продаст.
   Патриция остановилась прямо напротив него и возмущенно вопросила:
   -- На каком основании ты тратишь мое время?!
   Роберт приподнял бровь в вежливом недоумении.
   -- Ты обязан заниматься моими делами, а не трындеть в сети с каким-то Стиллом! -- окончательно взбеленилась Пат.
   Лицо Роберта не изменилось:
   -- Не думаю, что в отношении доктора Стилла подходит местоимение "какой-то", -- спокойно заметил он. -- Доктор Стилл -- один из величайших ученых, и его спокойствие и доброе расположение духа имеют важнейшее значение для всего мира, -- наставительно сообщил Роберт. -- Не понимаю, чем ты недовольна, -- пожал плечами молодой человек. -- Как твой питомец я обязан работать над собой. Как обитатель этого мира -- способствовать его благополучию. Общение с доктором Стиллом позволяет мне выполнять обе задачи одновременно. Не случайно меня наградили за это бонусами.
   -- Бонусы!.. Опять твои бонусы, -- выкрикнула Пат.
   -- Да, бонусы, -- подтвердил Роберт. -- Мы уже обсуждали это. Кажется, недели три назад. Разве с тех пор что-то изменилось?
   Глаза Пат блеснули слезами, и Роберт понял, что теперь она вполне готова его выслушать. И услышать. Строго говоря, другого выхода у нее не было.
   -- Ну-ну, Пат, только не вздумай плакать, -- уже мягче проговорил Роберт. -- Ты же умная девочка и наверняка поняла, что надо делать...
   -- Нет... -- прошептала блистательная Бэль Эллендер, с трудом удерживаясь от новых всхлипываний.
   -- Ну что ж, -- Роберт понимающе кивнул. -- В этом нет ничего странного. Ты так быстро смогла реализовать свои таланты, что просто не успела узнать некоторых особенностей здешней жизни.
   Пат с самым несчастным видом кивнула.
   -- А раз так, то решение всех проблем лучше передать в мужские руки, -- с добродушной улыбкой предложил Роберт. Пат было вскинулась, но молодой человек успокаивающе коснулся ее руки и при этом посмотрел в глаза с такой убедительностью, что возразить Пат не смогла. Где-то глубине сознания вяло мелькнуло напоминание, что именно она стала свободной и опекуном Роберта, а не наоборот, но эта мысль почти сразу же исчезла. Сейчас Роберт говорил именно то, что она давно хотела услышать, и по доброй воле прервать его речь она не могла, да и не хотела.
   -- Я признаю, Пат, тебе нет равных, когда надо выразить чувства, написать книгу, -- проникновенно продолжал Роберт, -- но бизнес лучше передоверить профессионалам. Ты же доверяешь свои дела Эллендеру, не так ли? Ну, а я, если ты помнишь, тоже управлял бизнесом и довольно успешно, и, значит, могу дать тебе дельный совет.
   И на этот раз Пат только потеряно кивнула.
   -- Поверь, я прекрасно понимаю, в какое щекотливое положение мы с тобой угодили, -- проговорил Роберт. -- Как и тебе, мне вовсе не нужно это родство, но и оставаться в прежнем статусе я тоже не могу. Но ведь выход так прост... -- сообщил молодой человек. -- Надо просто продать права на мою опеку...
   -- Ты слишком дорого стоишь, -- прошептала Пат.
   -- Да, тут ты постаралась, -- улыбнулся Роберт. -- Но эта проблема тоже решаема. Конечно, -- кивнул он, -- ни один нормальный опекун не станет приобретать столь дорогого питомца лишь для того, чтобы сделать его алиеном. Но так уж вышло, что есть люди, которые хотят меня купить.
   Во взгляде Пат затеплилась надежда.
   -- Жители Гамильтона, -- пояснил Роберт. -- Это тот городок, где я раньше жил, -- добавил он. -- У них большие планы, им нужен врач, и они считают, что это должен быть я. Они даже создали фонд для сбора средств на покупку. Ты можешь найти информацию о фонде в сети. Он называется "Вифлеем".
   -- Но...
   -- Я понимаю, деньги -- это тоже важный вопрос, -- согласно кивнул Роберт. -- В настоящий момент "Вифлеем" собрал тридцать пять тысяч долларов, и если ты сможешь ждать, то где-нибудь через полгода они наберут всю необходимую сумму, но, знаешь ли, в чем дело... -- молодой человек покачал головой и сделал многозначительную паузу, -- мне почему-то кажется, что здесь не стоит тянуть. Кажется, у твоего дяди тоже есть планы...
   Пат побледнела.
   -- Поэтому давай договоримся вот о чем, -- взгляд Роберта оставался мягким, а голос проникновенным. -- Ты продаешь меня фонду за уже имеющуюся сумму, а я обязуюсь иллюстрировать твои книги еще год, а по окончании этого срока найду или подготовлю для тебя подходящего художника. Это идеальный вариант, Пат...
   Великая Бэль Эллендер молчала. В глубине души ей хотелось петь. Дикий галльский вождь все-таки пал к ее ногам. Он думал о том же и хотел того же, что и она, и больше не мучил ее высокомерием. Впервые за последнее время на душе Пат было легко и спокойно. Ей хотелось немедленно сказать Роберту "да", но желание слегка подразнить его останавливало рвущиеся с языка слова. Женщина не должна соглашаться на предложение мужчины слишком быстро.
   -- Я... должна подумать, -- наконец-то произнесла Пат.
   -- Конечно, -- согласился Роберт. -- Когда примешь решение, то сможешь связаться с профессором Макфарленом -- он один из представителей фонда.
   Пат невольно скривилась.
   -- Или с представительством фонда в сети, -- невозмутимо добавил Роберт.
  

***

  
   Предложение Роберта было восхитительно, информация в сети обнадеживала, и Пат готова была немедленно отправить письмо на любой из контактных адресов. В самом деле, идея Роберта решала все проблемы. Пат не могла гарантировать, что какое-нибудь нежданное происшествие не принесет Роберту такое количество бонусов, что он немедленно не станет алиеном. В конце концов, вдруг он снимет с дерева перепуганного котенка -- защищать слабых было вполне в духе Роберта -- а растроганный муниципалитет с подачи соседей решит его щедро наградить, даже не подумав, какие сложности создаст ей и ему. Даже странное желание Роберта стать врачом играло на руку Пат. Почтенный врач не сможет браться за кисти для посторонних, и, значит, все художественные таланты Роберта будут принадлежать лишь ей. Да и сам статус уважаемого медика с обширной практикой вполне сможет перевесить тот факт, что еще недавно Роберт был питомцем, и даже дядя не сможет ничего возразить против такого брака. Великая писательница и квалифицированный врач -- это выглядело вполне респектабельно.
   Воспоминание об Эллендере напомнили Пат, что продавать Роберта без одобрения дяди будет не слишком разумно. Необходимо было переговорить с Эллендером, и лучше всего было представить дело так, как будто она не может обойтись без его совета.
   Изложить дело в нужной интерпретации оказалось несложным, и Эллендер глубоко задумался, не замечая, что любимая племянница затаила дыхание.
   -- Ну что ж, Бэль, мне кажется, это очень выгодная сделка, -- наконец-то проговорил он. -- Если парень и правда готов стать алиеном -- а его бонусы и способность внятно изложить предложение говорят именно об этом -- то за такую идею надо хвататься обеими руками.
   Пат с облегчением перевела дух.
   -- Но я советую тебе внести некоторые усовершенствования в этот проект, -- продолжил между тем Эллендер. -- Не бери все собранные средства, ограничься тридцатью тысячами. Скажи представителям фонда, что интересы общества для тебя важнее денег. И, кстати, когда сделка свершится, надо будет дать знать об этом прессе. Можно будет даже пригласить прессу на подписание договора купли-продажи. Репутация человека, готового на жертвы ради общества, весьма полезна для писательницы.
   Пат кивнула, пожирая дядю преданным взглядом.
   -- Остальные средства ты возьмешь отработкой. И я не думаю, что для этого понадобиться целый год, -- заметил Эллендер. -- Достаточно, если питомец проиллюстрирует три твои книги, а дальше ты не будешь в нем нуждаться -- у тебя пойдут экранизации, и иллюстрации к новым книгам можно будет делать на их основе, слава Богу, на студии есть художники!
   Эллендер довольно откинулся на спинку кресла. Все проблемы решались наилучшим образом.
   -- И, кстати, детка, ты, наконец, избавишься от этой заботы. Ты еще слишком молода и неопытна, чтобы воспитывать взрослого мужчину с... -- Эллендер запнулся, -- с несколько необычными склонностями, -- со смущением договорил он.
   -- Но...
   -- Нет-нет, дитя мое, -- отмахнулся Эллендер, -- об этом мы поговорим позже, когда ты выйдешь замуж и узнаешь мир с новой стороны. Пока же могу сказать, что ты счастливо избавилась от лишних расходов. Сама подумай, -- проговорил предприниматель, заметив легкое недоумение во взгляде молодой женщины, -- содержать домашнего любимца -- это большие расходы. Тебе уже пришлось приобретать специальное оборудование, да и оставлять питомца без подарков тоже было бы нехорошо. А сейчас пусть у фонда болит из-за этого голова. Хотя... -- Эллендер остановился, -- простенький прощальный подарок все же стоит сделать. Купи парню какой-нибудь коммуникатор подешевле -- это произведет хорошее впечатление. Опять же, а если у парня случится гендерный кризис? -- предположил Эллендер. -- При его пристрастиях агенты Служба психологической поддержки будут стоить недешево. Нам просто повезло, что парнишку кто-то решил купить! Да, Бэль, от этих прав опеки надо избавляться как можно скорей.
   -- Я съезжу в Гамильтон и поговорю с представителями фонда, -- решила Пат.
   -- Детка, да зачем? -- поразился Эллендер. -- Я передам юристу все данные, он свяжется с фондом, и они быстро составят договор. Он не должен быть сложным.
   -- Но... я должна убедиться, что фонд позаботится о питомце, это мой долг, -- с самым серьезным видом произнесла Пат.
   Эллендер смотрел на племянницу с отеческой гордостью.
   -- Ты у меня умница, -- сообщил он. -- Хорошо, поезжай, заодно и отдохнешь. Не нагружай себя лишними заботами, ты слишком много работаешь. Просто передай их юристу данные моего адвоката, и они вдвоем все устроят. Это не займет много времени. И, кстати, -- спохватился предприниматель, -- для составления договора купли-продажи прав опеки надо будет сделать полный медицинский осмотр питомца. Пусть твой управляющий отвезет парня в Мемориальный госпиталь Стейтона, а нотариус заверит справку -- она будет действительна две недели.
   Пат кивнула, словно образцовая студентка. Решение было найдено, ободрение дяди получено, и она, наконец-то, могла поверить в счастливое будущее с Робертом.
   И в Гамильтон она собиралась ехать вовсе не для того, чтобы проверить, способен ли фонд содержать Роберта. Уж если эти сумасшедшие решили выплатить ей такие деньги, надо думать, они вполне могли обеспечить Роберту самые лучшие условия для проживания. Пат волновало другое. Чтобы представлять иллюстрации к книгам, Роберт должен был регулярно к ней приезжать, но Пат решила сделать ему сюрприз -- купить в окрестностях Гамильтона какой-нибудь очаровательный домик, где они с Робертом могли бы встречаться. Любовь среди сельской простоты должна была покорить Роберта, и Пат не сомневалась, что он будет ей бесконечно признателен. Конечно, пристрастие жениха к скромности и простоте выглядело несколько смешно и нелепо, но Пат надеялась со временем отучить Роберта от глупой привычки. Удалось же ей отучить его дичиться!
   И коммуникатор она собиралась дарить ему самый лучший, чтобы они могли не только разговаривать, но и отправлять друг другу фото и видеозаписи, чтобы они не расставались ни на миг! Пат слышала, что существуют парные устройства, позволяющие владельцам даже получать информацию о самочувствии друг друга. Стоили они, конечно, кучу денег, но Пат полагала, что любовь стоит самых безумных трат.
   Лишь одно смущало Патрицию -- необходимость отправить Роберта на медицинское освидетельствование. Насколько помнила сама Пат, процедура была на редкость груба и неприятна, но что делать, если таковы были требования жизни? Оставалось лишь вызвать управляющего и отдать необходимые распоряжения.
   Когда доктор Тревис услышал, что должен договориться с Мемориальным госпиталем Стейтона о предпродажном освидетельствовании питомца Роберта, он даже в изумлении сделал шаг назад.
   -- Но, госпожа... а как же ваши книги?! -- с искренним беспокойством воскликнул он.
   Пат поняла, что пришло время примерить роль Великой Благотворительницы Мира.
   -- Что поделать, доктор, -- важно проговорила она, -- но интересы общества значат много больше любых эгоистических соображений. Конечно, мне жаль, что наша семья понесет такую потерю, но раз питомец нужен целому городу и у него обнаружились способности к медицине, было бы дурно не дать им развиться. Вы же помните, с каким старанием Роберт оказывал первую медицинскую помощь моим подопечным... А его забота об аптечке и медицинских приборах? -- почти с умилением добавила Пат. -- Видимо, из него получится замечательный врач. Мы еще будем им гордиться!
   Судя по выражению лица Тревиса, речь Патриции удалась, и она подумала, что в присутствии прессы это заявление будет звучать еще внушительнее и краше, а разнесенное по всему миру -- укрепит ее репутацию ответственного человека и, значит, многократно увеличит продажи.
   -- Но вернемся к делам, доктор. Вам надо как можно скорее все уладить, -- строго распорядилась Бэль Эллендер. -- Постарайтесь, чтобы Роберта приняли в госпитале в течение недели. А сейчас позовите его ко мне -- я хочу сообщить ему новость.
  

***

  
   Взволнованный вид управляющего и вызов к Пат не были для Роберта неожиданностью. Выбора у Патриции не было, согласие на продажу было предопределено, и все же Роберт испытал неподдельное волнение. Так можно было волноваться перед последним приступом к вершине после долгого и опасного восхождения. Всего один краткий переход -- и вершина покорена, но именно последний рывок всегда кажется самым трудным и неподъемным.
   Роберт не знал, сколько времени продлятся переговоры Пат с жителями Гамильтона, и когда, наконец, продажа свершится, но не сомневался, что уже в этом месяце станет свободным. Поведение управляющего это только подтверждало. Тревис указал на дверь и почтительно пропустил Роберта вперед:
   -- Прошу вас, доктор Роберт...
   После знаменитой презентации управляющий неизменно обращался к нему с почтительным уважением, но сейчас, казалось, готов был превзойти самого себя. Подобная предупредительность утомляла, но Роберт утешал себя тем, что скоро все закончится.
   Оживленная Пат благосклонно отпустила доктора Тревиса и впервые предложила Роберту сесть. Подобный шаг Роберт также счел добрым знаком.
   -- Я обдумала твое предложение Роберт и решила его принять, -- почти сразу же сообщила Патриция.
   -- Ты стала настоящей бизнес-леди, Пат, поздравляю, -- серьезно ответил Роберт.
   Пат покраснела как девчонка и довольно хихикнула. Роберт с досадой догадался, что сейчас станет свидетелем целый серии ужимок, обычных для студенток-фанаток. Видеть все эти глупости в Пат и понимать, каким он некогда был слепцом, было не слишком приятно. К счастью, это тоже не могло длиться вечно, и скоро они с Пат должны были расстаться навсегда.
   -- Я уверен, юристы быстро смогут оформить все бумаги, -- как ни в чем не бывало, продолжил разговор Роберт.
   -- Ах, да, -- опомнилась Пат и виновато улыбнулась. -- Ты понимаешь, Роберт, так принято... я здесь совершенно не причем! -- попыталась оправдаться великая писательница, -- Но для оформления документов ты должен пройти медицинское освидетельствование.
   -- Конечно, -- спокойно кивнул Роберт. -- Я готов.
   Пат с облегчением перевела дух и мило улыбнулась.
   -- Тогда доктор Тревис обо всем договорится, -- сообщила она, ни с того ни с сего начав изображать из себя маленькую девочку.
   Роберт решил, что пару недель вполне может потерпеть этот цирк -- в конце концов, ему приходилось терпеть и не такое. А еще через два дня Пат сообщила ему и день приема в госпитале, так что молодой человек смог отправить Макфарлену ликующее письмо, которое состояло все из двух слов и большого количества восклицательных знаков: "Она согласилась!!!!!!!!".
   Уже традиционная встреча с профессором в кафе "На берегу" была полна радости и волнений.
   -- Ты уверен, что она не передумает? -- беспокоился Макфарлен.
   -- Не знаю, вроде бы не должна, -- отвечал Роберт. -- Во всяком случае, она уже договорилась о моем предпродажном освидетельствовании в госпитале.
   -- Ну, тогда можно не волноваться, -- с облегчением вздохнул Макфарлен. -- Если дошло до освидетельствования, то все в порядке. Когда у тебя обследование? И где?
   -- Через три дня, -- сообщил Роберт. -- В Мемориальном госпитале Стейтона.
   -- Прекрасно! -- Макфарлен удовлетворенно хлопнул по столешнице. -- Я позвоню их директору -- он мне кое что должен и... Не волнуйся, сынок, все будет хорошо...
   А потом эту фразу "Все будет хорошо" пришлось повторять уже Роберту. Известие, что доктора Роберта продают, в мгновение ока облетело Тару, и если большинство подопечных Пат приняло новость как должное -- "Хозяйке лучше знать, что делать" -- то для трех питомцев сообщение о продаже домашнего любимца стало причиной для немалых огорчений.
   Расстроенная секретарь кругами ходила вокруг Роберта, со слезами на глазах рассказывая, как бы она хотела стать его парой. Утешить девушку Роберт не мог, и только мягко сообщил Бесси, что она еще слишком молода, чтобы думать о паре, но когда-нибудь в будущем обязательно встретит хорошего питомца, которого и получит в пару.
   Беспокойство Бакли и Стенли было более серьезно. Сообразив, что после продажи доктора Роберта им нечего будет делать на вилле свободной Эллендер, оба питомца в испуге спрашивали Роберта, неужели теперь их отправят на аукцион. Страх питомцев был хорошо понятен Роберту, поэтому он пообещал, что непременно переговорит о них с хозяйкой и попробует уговорить свободную Бэль Эллендер не выставлять их на продажу.
   Однако когда Роберт обратился к Пат, она сначала удивилась, а затем просияла:
   -- Ну, конечно, Роберт, если ты так ими доволен, -- проговорила она, -- я не стану их продавать. Я вовсе не хочу, чтобы тебе пришлось привыкать к новой прислуге...
   Роберт почувствовал беспокойство и невольный стыд за свой обман.
   -- Но, Пат... -- начал было он.
   -- Я обещаю, -- повторила Патриция, неправильно расценив беспокойство Роберта. -- Лишь бы тебе было удобно...
   Роберт не знал, откуда питомцы узнали об этом -- скорее всего, подслушали его беседу с Пат -- но вывод они сделали простой: Роберт скоро станет их хозяином. Открывшаяся перспектива привела парней в восторг, и они наперебой принялись уверять Роберта, что будут стараться, что готовы для "хозяина" на все, лишь бы только он был ими доволен. Расстроенный Роберта попытался объяснить питомцам, что не надо называть его хозяином, но совершенно в этом не преуспел. Проявленные, как они полагали, скромность и простота Роберта довели восторг Стенли и Бакли до настоящего поклонения, а обращение "хозяин" стало произноситься ими с таким благоговением, что Роберту делалось жутко.
   "Неужели их придется выкупать?" -- с чувством близким к ужасу размышлял Роберт. Молодой человек не сомневался, что когда до Пат дойдет, что он не собирается на ней жениться, обоим парням не поздоровится. Воспитать же из Стенли и Бакли свободных людей возможности не представлялось. "Да они же как дети, -- сокрушался Роберт. -- Вечные дети, не желающие взрослеть. С Макфарленом что ли посоветоваться?".
   Впрочем, Роберт отдавал себе отчет и в том, что ответит профессор: "Мы в ответе за тех, кого приручили, сынок". И оказался прав.
   -- Мы в ответе за тех, кого приручили, сынок, -- понимающе кивнул Макфарлен. -- Конечно, парней надо будет выкупать, -- объявил он. -- Думаешь, в нашем доме для них не найдется места? Ну да, домашняя мебель нам в семье не требуется, -- признал профессор, -- но ведь в больнице всегда нужны те, кто могут подать пациенту халат, туфли или довести его до туалета, смогут что-нибудь подтянуть или поднести... Не волнуйся за ребят, мы что-нибудь придумаем, -- успокоил Макфарлен. -- Попробуем воспитать их них санитаров базового уровня.
   Роберт мог только поблагодарить профессора за понимание, но тот уже сосредоточился на новой проблеме:
   -- С госпиталем я созвонился, -- довольно сообщил он. -- Так что и здесь волноваться не из-за чего. Да и в юридическом плане все складывается удачно, -- объявил Макфарлен. -- На днях будет утвержден билль сенатора Дженкинс, который приравняет статус питомцев общественных фондов к государственному, а это значит, что ты сможешь стать алиеном даже быстрей, чем мы предполагали. Что бы там кто не говорил, но сенатор Дженкинс настоящий профессионал! -- подвел итог профессор. -- И прекрасно понимает веления времени.
   А на следующий день Роберт отправился в госпиталь. Прием был назначен на десять, так что с раннего утра вокруг Роберта поднялась такая суета, как будто он должен был получить Нобелевскую премию.
   Для явления на осмотр Роберту был предписан строгий деловой костюм. Стараниями Бакли выглядел он безупречно, а его ботинки сверкали так, что в них можно было смотреться как в зеркало. Когда же Роберт глянул в настоящее зеркало, то решил, что более всего напоминает выпускника престижной бизнес-школы, который отправляется на свое первое собеседование. Отличий от подобного выпускника было два. Прежде всего -- креативное "украшение" на шее, подходящее уже не будущему управленцу, а какому-то нью-йоркскому хипстеру. Второе -- обязательные сопровождающие. В госпиталь с Робертом должны были отправиться доктор Тревис и нанятый Эллендером нотариус. Последний произнес пред Робертом получасовую речь, разъясняя, как надо вести себя на осмотре.
   "Да, свободный. Я понял, свободный. Будет сделано, свободный", -- почтительно отвечал Роберт на вопросы и наставления юриста, приведя последнего в состояние довольства и умиротворения. А когда нотариус, наконец, сообщил, что они могут отправляться в путь, Роберт вздохнул с облегчением.
   Мемориальный госпиталь Стейтона встретил приезжих роскошной приемной, администратором и еще одним юристом. А еще стопкой бумаг, способной вогнать своей толщиной в трепет. Задаваемые юристом вопросы были вполне традиционными.
   -- Итак, питомец, назови свое наименование, текущую квалификацию и имя своего опекуна, -- проговорил юрист госпиталя.
   -- Питомец Роберт, -- отчитался молодой человек, -- домашний любимец класса "С", опекун -- свободная Бэль Эллендер.
   -- Очень хорошо, -- одобрил юрисконсульт. -- Ты понимаешь, питомец, с какой целью тебя доставили в госпиталь?
   -- Да, свободный.
   -- Прекрасно. Назови эту цель.
   -- Медицинское освидетельствование для передачи прав опеки.
   -- Очень хорошо. Готов ли ты пройти осмотр?
   -- Да, свободный.
   -- Хорошо ли ты себя чувствуешь?
   -- Да, свободный.
   -- Есть ли у тебя жалобы?
   -- Нет, свободный.
   Вопросы шли один за другим, и Роберта так и подмывало сказать все необходимые "Да" и "Нет" раз двадцать подряд, чтобы не тянуть время, но он заставил себя отвечать четко на поставленный вопрос. Наконец, опрос закончился, ответы Роберта были заверены нотариусом, и молодому человеку предложили переодеться в больничную пижаму.
   Уже через полчаса осмотра Роберт подумал о пижаме с благодарностью -- впервые за все время рабства. Десятки раз распаковываться и упаковываться в строгий деловой костюм было бы совершенно немыслимо. В сопровождении управляющего, администратора и двух юристов Роберт должен был проходить одного врача за другим, сдавать бесчисленные анализы и тесты. Каждый раз по окончании осмотра нотариус невозмутимо заверял результат, а потом их ждал следующий кабинет.
   Роберт мог лишь гадать, что именно сказал директору госпиталя профессор Макфарлен, потому что все врачи были подчеркнуто бережны и очень внимательны, а временами настолько дотошны, что пару раз Роберт даже встревожился. Первый раз это случилось в кабинете стоматолога, обнаружившего у Роберта кариес. Нельзя сказать, чтобы Роберт полагал проблему кариеса сколько-нибудь серьезной, но вот праведное негодование стоматолога из-за недосмотра опекуна -- несколько пугало. Заметив обеспокоенный взгляд Роберта, врач величественно сообщил, что свободному... то есть питомцу... надо сменить зубную пасту, и все же подписал "реабилитационный" лист. Второй раз Роберт встревожился в кабинете врача, отметившего, что "у питомца наблюдается трехпроцентный дефицит массы тела, что явно объясняется чрезмерными нагрузками, налагаемыми опекуном". Негодование этого врача длилось гораздо дольше, чем негодование стоматолога. Специалист сообщил, что будет вынужден проинформировать Службу адаптации о ненадлежащем выполнении опекуном своих обязанностей, присоединил к своему заключению несколько рекомендаций по оздоровительному питанию Роберта, вручил ему чемоданчик с питательными смесями и набором ампул с биодобавками. В отличие от коммивояжеров оставленного мира, врач не потребовал за это ни цента, зато сделал управляющему крайне эмоциональное внушение. Лишь обременив Роберта шейкером для смешивания питательных коктейлей, врач все же соизволил поставить положительную отметку.
   Наконец, по результатам многочасового осмотра физическое состояние Роберта было признано удовлетворительным и не препятствующим решению опекуна передать права опеки другим лицам.
   Когда Роберта везли назад на виллу Патриции, день клонился к вечеру. Молодой человек дважды просил остановить машину -- первый раз, чтобы выпить стакан сока, а второй, чтобы сходить в туалет, но, несмотря на все его усилия, к ужину они успели! Раздосадованный Роберт как всегда стоя дожидался выхода Пат, но ее явление сразило не только его, но и всех присутствующих на ужине. Счастливая Бэль Эллендер выскочила к столу, даже забыв облачиться в вечерний наряд. Затем постаралась положить на тарелку Роберта самый аппетитный кусочек индейки и, совершенно забывшись, назвала его "милым".
   При виде оживления хозяйки и ее услужливости в отношении Роберта, Бесси сначала покраснела, затем смертельно побледнела, и Роберт даже испугался, не поперхнулась ли девочка. Пораженный управляющий поочередно оглядел сначала хозяйку, потом Роберта, как будто до него только сейчас дошел смысл происходящего на вилле, но затем напустил на лицо обычное выражение невозмутимости, видимо, как и остальные питомцы рассудив, что хозяйка знает, что делает.
   Роберт понял, что его положение в Таре становится все более сложным и затруднительным, атмосфера на вилле накаляется, и если так будет продолжаться и дальше, то ничем хорошим это не кончится. Оставалось надеяться, что договор купли-продажи будет подписан как можно скорей, иначе можно было ожидать взрыва.
   К удовлетворению Роберта, Пат так же стремилась продать его, как он хотел быть проданным. Однако желание Патриции лично ехать в Гамильтон, чтобы убедиться, что там ему будет хорошо, не на шутку встревожило молодого человека.
   -- Ехать в Гамильтон? Да зачем?! -- воскликнул Роберт, чувствуя, что предпродажным тревогам не будет конца. Кто ее знает, что сможет высмотреть в Гамильтоне Пат. -- Составить договор прекрасно могут юристы -- это их работа, так зачем тебе уставать в пути? Гамильтон находится слишком близко от столицы, чтобы туда летали экранолеты, и слишком далеко, чтобы ехать туда на машине. Это чертовски утомительная дорога!
   И опять Пат просияла, как будто он сказал ей комплимент.
   -- Я должна убедиться, что тебе там будет хорошо, -- лепетала Пат, умильно глядя ему в глаза. -- Конечно, ты пробудешь там недолго... и скоро вернешься в столицу... на учебу... -- Пат почти урчала, напоминая большую довольную кошку. Но чем более завлекательно она смотрела на Роберта, тем более чужой и ненужной ему казалась.
   Свободная Бэль Эллендер была ему всего лишь неприятна. Обезумевшая от любви Пат -- казалась тошнотворной.
   "Ну и черт с ней! Пусть едет, куда угодно, хоть в Гамильтон, хоть на край света, -- размышлял Роберт, -- тем более что я все равно не могу ее остановить. Зато здесь хотя бы на два дня установится покой".
   Роберт справедливо рассудил, что даже с водителем Пат ни за что не осилит поездку туда и обратно за один день, и значит, двое суток покоя он сможет выиграть. А потом будет подписан договор купли-продажи и его по всем правилам передадут фонду "Вифлеем".
   "Вот только скорее бы", -- думал Роберт. -- "Потому что долго этот сумасшедший дом они не выдержат".
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"