Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.35

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 5.70*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Особенности оказания медицинской и прочей помощи в Свободном мире...


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 35

  
   После консультации с психологом сенатор Томпсон снял карантин по причине его бесперспективности. Потом постарался выполнить рекомендации специалиста. Роберт молча выслушал распоряжение племянника заняться аптечкой и так же молча отправился работать, основательно разочаровав Ричарда, желавшего сказать родственнику еще несколько слов. Конечно, уточнить кое-что у питомца можно было и позже, и все же Ричарда не оставляло неприятное чувство, будто его не принимают всерьез. Попытка расспросить родственника за ужином также не увенчалась успехом. У Роберта был такой сосредоточенный вид, словно он решал какую-то важную задачу, едва замечая, что ест и пьет, и не обращая внимание ни на что постороннее. Редкие слова питомца касались только насущного, а когда к нему обращались с вопросами на отвлеченные темы, на лице Роберта появлялось выражение досады, словно его оторвали от крайне важной работы. В эти мгновения питомец становился до отвращения похожим на Стива, так что Ричард даже жмурился, стараясь избавиться от наваждения.
   А еще сенатора подстерегла неожиданная встреча.
   Звонок Джефферсона Смита заставил Ричарда насторожиться, но ему и в голову не пришло, к чему приведет беседа с мэром захолустного городка. Дифирамбы в адрес Роберта были Ричардом ожидаемы -- он достаточно изучил досье родственника, чтобы убедиться, что тот ухитрился очаровать всех. Ну, еще бы! Другим людям Роберт не обещал свернуть шею и гадости о мире также не говорил. Но когда свободный Смит посмотрел на сенатора долгим изучающим взглядом, а потом спросил: "Сенатор, а вы в курсе, что над вашим питомцем был поставлен эксперимент?", растерялся.
   -- То есть как -- эксперимент? С чего вы взяли?
   -- Вам не показалось странным, что человек его уровня образованности и ответственности мог стать мебелью? -- строго вопросил мэр.
   На этот счет Ричард мог бы сказать многое, но ответ был слишком опасен для него самого.
   -- Конечно, это меня удивило, -- признал он. -- Однако, как разъяснил мне один специалист, от ошибок не застрахован никто. Перепутать одну цифру в первичном идентификационном номере -- и все...
   -- Подобная ошибка была бы быстро исправлена, -- гнул свое мэр. -- К тому же она не объясняет другой вопиющий факт -- питомец ничего не знал о своих правах. Он не знал даже о смысле бонусов, а уж о них знают все -- в том числе и питомцы базового уровня. Согласитесь, подобный факт нельзя объяснить ошибкой.
   Сенатор задумался. В чем-то мэр был прав -- версия с ошибкой летела ко всем чертям, зато вполне могла подтвердиться версия со шпионажем. Попаданец, совершенно не осведомленный о своих правах, полагавший, что ему не на что надеяться, вполне мог принять предложение Лонгвуда, и в этом случае его нельзя было признать мерзавцем -- скорее человеком, загнанным в угол. Или он ошибается, и Лонгвуд действительно поставил эксперимент?
   -- Если бы у Роберта были сведение о правах питомцев, -- продолжал мэр, -- он уже несколько месяцев был бы алиеном. Но из-за поставленного эксперимента надежды Роберта рухнули.
   -- Вы правы, неосведомленность питомца -- явление очень странное, -- осторожно признал сенатор. -- Но все же этого недостаточно для вашего вывода.
   -- Я задал вопрос знающему человеку и фактически получил ответ, -- возразил свободный Смит. -- Знаете, сенатор, я ценю ваше вмешательство в это дело и, поверьте, я ничуть не преувеличиваю, утверждая, что оно имеет немалое значение для всего нашего города. Если бы Роберта... ликвидировали, -- после едва заметной паузы проговорил мэр, -- это было бы трагедией для всех нас. Да и нынешнее положение стало для многих величайшим несчастьем. Возможно, вы знаете, что у Роберта была девушка... и они собирались пожениться...
   Мэр помолчал, а сенатор в некотором смущении отвел взгляд. Влезать в личные дела родственника не было ни малейшего желания, но обязанности опекуна требовали от него и этого. Сейчас Ричард как никогда был уверен в том, что систему необходимо менять. Однако в настоящий момент изменить что-либо было невозможно, и оставалось лишь соответствовать предъявляемым к опекуну требованиям.
   -- Я уверен, питомец поймет, что теперь необходимо оставить эти мечты, -- ровно произнес он.
   Мэр слегка нахмурился.
   -- Да, и не могу сказать, что нас это радует, -- сообщил свободный Смит. -- Они были идеальной парой. А теперь... Полагаю, вскоре девочка выйдет замуж. Она сделала не лучший выбор, но на нее давит долг перед обществом... и не только это. Однако для Роберта это замужество станет тяжелым ударом.
   -- Конечно, я понимаю вашу озабоченность, -- вежливо подтвердил сенатор. -- Уверен, мне удастся избавить питомца от гендерного кризиса. Подобрать парнишке пару не так уж и трудно... Не беспокойтесь...
   На этот раз свободный Смит нахмурился с явным неодобрением.
   -- Сенатор, вы не успели узнать Роберта, а я общался с ним год, -- сообщил он. -- Я не знаю, какую цель в ходе эксперимента ставили в Службе адаптации, но, поверьте, Роберт не похож на обычных питомцев. Он самостоятельный человек, прекрасно способный принимать решения и их последствия. Не пытайтесь общаться с ним как с другими питомцами -- это бесполезно и не приведет ни к чему хорошему.
   Ричард посмотрел на собеседника с некоторой озадаченностью, и тогда мэр добавил, стараясь как можно более доходчиво объяснить свою позицию:
   -- Я надеялся, что со временем он станет мэром Гамильтона...
   -- Что?! -- изумленно воскликнул сенатор. Последние дни на него обрушилось немало неожиданностей, но эта оказалась наиболее впечатляющей.
   -- А чему вы удивляетесь, сенатор? -- пожал плечами свободный Смит. -- Вы слишком молоды, чтобы помнить это лично, но я стал полнолетним в те времена, когда статус свободного еще не был наследственным. И наоборот -- разве нынешний директор той же Службы адаптации не был питомцем? -- напомнил гость. -- Да, -- признал глава Гамильтона, -- вы можете сказать, что директор воспитывался в нашем обществе, а Роберт нет, но все же я уверен, что из него получился бы замечательный мэр.
   Ричард молчал, не зная, что ответить. Свободному Смиту было легко рассуждать, но он не знал всех нюансов дела.
   -- Я понимаю, сенатор, что в ближайшие три года ничего сделать нельзя, -- продолжал мэр. -- Но, может быть, лет через пять ... или десять-пятнадцать... Ведь частные билли никто не отменял.
   Сенатор молча кивнул, сохраняя, однако, угрюмый вид. Только сейчас он со всей ясностью понял, в какую историю вляпался. Эксперимент или шпионаж, знал Лонгвуд об их родстве или нет, и должен ли он информировать старшего брата о личности "психопата" -- от вопросов кругом шла голова. А еще и необходимость "воспитывать" родственника.
   Понимая, что после полученных сведений сенатору необходимо поразмыслить, Джефферсон Смит вежливо попрощался и покинул дом Томпсона.
   Зато доставивший всем столько головной боли родственничек наоборот заявился к Ричарду с какими-то бумагами.
   Сначала попаданец пару минут изучающе рассматривал сенатора, так что Ричард почувствовал растущее раздражение, а когда он уже собрался поинтересоваться у родственника, чем вызван столь пристальный интерес, наглец хмыкнул:
   -- И кто тебе сказал, племянник, что беспорядочно сваленные таблетки называются аптечкой?
   Сенатор чувствовал себя слишком усталым, чтобы напоминать о том, что не считает попаданца дядей.
   -- Что там не так? -- обреченно поинтересовался он.
   -- В твоем доме должно быть четыре аптечки, -- объявил Роберт и принялся демонстративно разгибать пальцы: -- На кухне, в гараже, в спальном крыле питомцев, ну и в твоем крыле -- для тебя и твоих гостей. Сейчас наличествует только твоя... хм... аптечка, но там нет даже пластыря, я уж не говорю о противоожоговых средствах. Что будешь делать, если кто-то из твоих питомцев ошпарится?
   -- Вызову скорую. Ты в курсе, что у нас есть прекрасная скорая помощь? -- уже с некоторым раздражением проговорил Ричард. Родственник бросил на него быстрый взгляд, и этот взгляд был далек от восхищения.
   -- Великолепно! -- с иронией проговорил питомец и пару раз демонстративно хлопнул в ладоши. -- То есть вместо того, чтобы обработать ожог -- ну, еще подуть и сказать "Больше не боли!" -- ты будешь отвлекать скорую от действительно важных дел. Ты ее на каждый чих собираешься вызывать? -- язвительно поинтересовался Роберт. -- К сожалению, при такой активности в один далеко не прекрасный день скорая не успеет к тому, кому это будет действительно нужно. И это будет на твоей совести, -- уже серьезно добавил Роберт.
   Ричард резко пришел в себя. Неужели все же человек Лонгвуда?
   -- Хорошо, что ты предлагаешь? -- по-деловому спросил он.
   Питомец удовлетворенно кивнул и указал на бумаги:
   -- Вот это список того, что необходимо приобрести, -- сообщил Роберт. -- И список того, что пора выкинуть. Далее, питомцы должны уметь оказывать неотложную помощь. Ну, это уже мое дело. Я приглядел, кого из твоих людей можно обучить хотя бы азам оказания первой помощи. Только для занятий мне понадобится комната...
   -- Подожди, подожди, не так быстро! -- опомнился сенатор. Он вспомнил о надеждах мэра Гамильтона и понял, что его ждет на редкость насыщенная жизнь -- родственник покоя не даст. -- Во-первых, ты не можешь проводить занятия.
   -- Это еще почему? -- Роберт сдвинул брови.
   -- Все дело в диагнозе, который тебе поставили, -- призвал на помощь все свое терпение Ричард. -- С диагнозом "психопатия" никто не позволит тебе работать с людьми.
   -- Что за чушь! -- родственник пожал плечами. -- А ничего что я сиделка А-Плюс? Ваше хваленное общество готово отказаться от такого специалиста?
   -- Это было до диагноза, -- терпеливо возразил сенатор. -- Теперь все изменилось. Медицина, педагогика, журналистика... -- короче, все специальности, связанные с работой с людьми, для тебя закрыты.
   Роберт пару мгновений помолчал, обдумывая новость.
   -- А кто об этом узнает? -- спросил, наконец, он.
   -- Но, черт возьми! -- не сдержался сенатор. -- Я же должен каждую неделю писать отчет!
   -- Вот как, -- неопределенно проговорил Роберт. -- Занятно... Однако если ваши законы не позволяют работать с людьми мне, -- родственник вновь вернулся к делам, -- то тебе придется найти другого специалиста.
   Ричард мысленно досчитал до десяти.
   -- В доме есть управляющий, -- подчеркнуто спокойно сообщил он. -- Он прекрасно может закупить все по твоему списку. Для этого не требуются помощники.
   -- Управляющий? -- в голосе Роберта послышалась насмешка. -- Да ты, племянник, изволишь шутить. Вот эти четыре аптечки, -- родственник небрежно кивнул на списки, -- мало купить -- их надо обновлять. Регулярно. Лекарства имеют привычку расходоваться, к тому же у них есть срок годности. Но и этого мало, -- продолжил наставления питомец. -- Это твой управляющий, что ли, будет составлять график профилактических осмотров и вести всю прочую медицинскую документацию? Очнись, -- родственник постучал пальцем по лбу. -- Да у него физически не будет такой возможности. Я насмотрелся, как вы гоняете управляющих. О да, вы называете их докторами, обращаетесь на "вы" и даже даете им фамилии, но они же работают на износ! -- объявил Роберт. -- Даже у мебели больше возможностей для восстановления, чем у них. Мебель, по крайней мере, имеет шанс выспаться.
   Сенатор подумал, что по сравнению с родственником Эллис просто ангел.
   -- Мне напомнить, сколько в твоем доме людей? -- продолжал грузить мозги Роберт. -- И большинство из них по вашей же терминологии принадлежит к классу "мебели" и "оборудования" -- без права покидать этот дом. Уж если вы относитесь к взрослым людям как к детям, то ты обязан предоставить им всю медицинскую помощь на дому. Нравится тебе это или нет, но здесь необходим как минимум один парамедик.
   -- А теперь следующий пункт, -- объявил Роберт прежде, чем Ричард успел вставить хотя бы слово. -- Ты уже сообщил, почему я не могу работать с людьми "во-первых". Судя по всему, есть и "во-вторых"? Так какая еще засада меня поджидает?
   -- Это не засада, -- недовольно выговорил сенатор. -- Просто у меня начинаются сенатские каникулы и через два дня я еду отдыхать. Ты едешь со мной.
   Роберт с минуту молча смотрел на сенатора.
   -- Что ж, -- проговорил, наконец, он. -- Значит, у тебя есть два дня, чтобы найти парамедика.
   И с этими словами родственник направился к двери.
   -- А ну, стой! -- приказал Ричард.
   Роберт остановился, но при этом даже не повернул головы.
   -- А ты не подумал, как этот дом умудрялся жить без тебя? -- с сарказмом поинтересовался сенатор.
   На этот раз родственник обернулся.
   -- Это было первое, о чем я подумал, племянник, -- сообщил Роберт. -- Как же этот дом существовал без меня? -- деланно вопросил он. -- Представил, и мне стало страшно. Впрочем, при моем положении одним кошмаром больше, одним меньше -- значения уже не имеет, -- объявил родственник. -- Короче, ты понял? Здесь нужен хотя бы один парамедик, -- и Роберт вышел за дверь.
   Ричард утомленно рухнул в кресло. А он-то полагал, что это Эллис невыносима... Оказывается, он плохо знал жизнь.
  

***

  
   Профессор Макфарлен перебирал бумаги, сосредоточенно размышляя, что ему пригодится для задуманного дела, а что нет. Сыновья растерянно переминались с ноги на ногу.
   -- Пап, мы не понимаем, -- заговорил, наконец, Чак. -- Что случилось?
   -- Ты не думай, мы не против, чтобы ты, наконец, ушел на покой -- по-моему, давно пора, -- вмешался Дональд. -- Но, -- в тоне молодого человека послышалась растерянность, -- ты же говорил, что медицина -- дело твоей жизни...
   -- И куда делся Роберт? -- продолжил вопросы Чак. -- Нет, правда, что происходит?!
   Макфарлен отложил бумаги, хмуро посмотрел на сыновей.
   -- Что происходит... -- задумчиво проговорил он. -- Очень хороший вопрос. И на редкость своевременный...
   -- Если ты не хочешь говорить...
   -- Ну что ты, сынок, -- профессор покачал головой. -- Вы все имеете право знать, тем более что это напрямую касается и вас. Раньше я всегда выбирал ситуацию, при которой можно спасти как можно больше людей, но сейчас надо сделать выбор в пользу одного.
   -- Дело в Роберте, так? -- серьезно спросил Чак.
   -- Да, мой мальчик, -- Макфарлен вздохнул и отложил документы. -- К сожалению, наш мир не идеален и не застрахован от идиотов, правда, в данном случае речь идет об идиотке. А когда безответственный идиот оказывается еще и опекуном, то последствия получаются печальными.
   -- Но, пап, каким образом безответственный человек может...
   -- Чак, сынок! -- воскликнул знаменитый онколог. -- Ну, конечно, когда безответственность опекуна становится известна, ему приходится отвечать перед законом -- с этим никто не спорит. И в будущем его лишают возможности чудить -- это тоже правда. Вот только бывает, что питомцу это уже не помогает и Роберту, в данном случае, тоже. Дело-то сделано!
   Младшие Макфарлены переглянулись.
   -- И... что это значит?
   Профессор вздохнул:
   -- Слава Богу, нашелся сенатор, который взял Роберта на поруки...
   Дружный вздох сыновей подсказал врачу, что они осознали всю тяжесть ситуации.
   -- По крайней мере, Роберт жив, -- успокаивающе проговорил Макфарлен. -- Но его новый опекун не знает его и пока не очень представляет, как с ним обращаться. Когда же Джефферсон Смит заговорил с ним о частном билле, сенатор воспринял это без особого понимания.
   -- Так ты хочешь... -- догадался младший сын.
   -- Да, я хочу подстраховаться и пробить частный билль, если этого не захочет делать опекун Роберта, -- решительно объявил профессор.
   -- Но, пап, у нас же нет питомцев! -- Дональд обеспокоенно шагнул вперед.
   -- И что?
   -- А как же... ценз ответственности?
   Макфарлен перевел дух и отмахнулся.
   -- Ну, уж ты-то должен помнить! -- с укором проговорил он. -- Ценз ответственности определяется не только наличием питомцев. Здесь учитывается все -- вид работы, воспитанные специалисты, в том числе из тех же питомцев... Да я уже лет двадцать как превысил ценз! Нет, здесь опасаться нечего, -- успокоил сыновей профессор. -- Да и Макмартин в этом году подает в отставку -- место свободно. Но вот нам с вами, сынки, предстоит повторить все свершения Геракла. Надеюсь, вы со мной?
   -- Спрашиваешь! -- Чак Макфарлен кивнул. -- Только... пап, а тебе не жаль медицину?
   -- Так я и не собираюсь с ней расставаться, -- наконец-то улыбнулся профессор. -- После Макмартина освобождается место в комитете и комиссии по здравоохранению, и я автоматически попаду туда. Полагаю, специалист там будет не лишним. А уж какие открываются перспективы! Вот увидите -- мы еще поборемся!
  

***

  
   К удивлению Роберта вилла Ричарда Томпсона ему понравилась. Здесь отсутствовала помпезность столичного особняка, толпы прислуги и вечная суета, а еще местность чем-то смахивала на родной Массачусетс. Роберт только сейчас понял, как устал от пышной природы юга -- от пальм, ярких цветов, вечного солнца и нескончаемого лета. Чарльстон был иным -- здесь было на удивление тихо и спокойно, а еще здесь был океан.
   Дорогой племянничек также выглядел в Чарльстоне нормальным человеком, словно оставил всю спесь и самомнение в столице. Оказалось, с ним можно даже нормально разговаривать и получать вменяемые ответы. В принципе, он был неплохим парнем, но принимать его за старшего кузена, как Ричард продолжал настаивать, у Роберта не получалось. Правда, и племянник из сенатора получался так себе. Кузен, соглашался Роберт, вот только младший. Это было странно, но хотя Ричард и был четырьмя годами старше его, Роберт ощущал нечто противоположное.
   -- А что у тебя было... с этой Бэль Эллендер? -- вопросил как-то вечером Ричард, когда они сидели в библиотеке виллы, и сенатор выдавливал из себя отчет в Службу адаптации, а Роберт, обложившись словарями, штудировал энциклопедию.
   -- Что-что, -- проворчал Роберт, отрываясь от работы. -- Замуж она хотела. За меня. Только забыла спросить мое мнение... А я по дури не сразу понял, что к чему. Может, все бы и обошлось, догадайся я сразу...
   -- То есть? -- постарался уточнить Ричард.
   Роберт со вздохом отложил планшет.
   -- Да просто все, -- проговорил он. -- Для замужества и невеста, и жених должны быть свободными, так?
   -- Естественно, -- кивнул сенатор.
   -- Но если бы она дала мне свободу, я стал бы ее племянником, так? -- продолжал Роберт. -- А если бы я освободился сам -- с помощью бонусов, естественно -- я стал бы ее сыном. Ну, и какой после этого брак? -- Роберт посмотрел прямо в глаза родственнику. -- Даже в вашем свихнутом обществе инцест пока что вне закона.
   -- И она стала препятствовать тебе в получении бонусов? -- наполовину утвердительно, наполовину вопросительно проговорил сенатор.
   -- Ну да, -- подтвердил Роберт. -- Мне до свободы оставалось всего ничего, а тут застрял -- ни бонусов, ни денег. И дернуло же меня напомнить ей о будущем родстве! -- молодой человек с досадой пожал плечами. -- Но мне и в голову не приходило... Потом, когда я сообразил, что происходит, я подсказал ей меня продать, так все равно ничего не вышло. Кто-то в Гамильтоне проболтался, что я собираюсь жениться... Вот она и психанула...
   Родственники помолчали.
   -- Знаешь, -- задумчиво проговорил сенатор, -- можно выяснить, кто тебя выдал. Многого обещать не могу, но этот человек пожалеет, что вообще умеет говорить.
   Роберт поморщился. Временами родственника продолжало заносить, и эти случаи каждый раз оставляли неприятное впечатление.
   -- Не надо, оставь, -- прохладно отозвался Роберт.
   -- Тебе не хочется проучить того, кто так тебя подставил? -- удивился Ричард.
   -- Нет, -- голос Роберта похолодел еще на пару градусов. -- Не думаю, что это было сделано нарочно... -- уже обычным тоном добавил он. -- Мы ведь и не скрывались... Весь Гамильтон знал...
   Роберт отвернулся к окну, словно хотел изучить открывавшийся из него вид.
   -- Но ты же понимаешь, что теперь... брак невозможен, -- осторожно напомнил Ричард.
   -- Я-то понимаю, -- отозвался Роберт и повернулся к родственнику. -- Ты что, боишься, что я сорвусь? Не бойся, -- Роберт криво усмехнулся. -- Я давно все понял. И я справлюсь... А вот Юнис... Ей-то за что такое?..
   -- Твоя Юнис... выходит замуж! -- неожиданно выпалил Ричард и сразу же примолк, испугавшись, что слишком поторопился. Роберт замер.
   -- Я говорил с мэром Гамильтона, -- после паузы смущенно добавил сенатор. -- Пойми, он не может тебе писать... И никто не может... Есть инструкция -- после срыва необходимо на время заморозить старые контакты, чтобы не вредить психике питомца. Это как бы... для твоей пользы.
   Роберт не слушал объяснений. Все вокруг вдруг показалось бессмысленным и ненужным.
   -- Юнис права, -- наконец, проговорил он. -- Что еще ей остается делать? Она имеет право на нормальную жизнь... Раз надежды больше нет...
   Ричард отвел взгляд. Некоторое время постарался продолжить отчет. Работа не шла. Наконец, сенатор бросил работу и решил признаться.
   -- Я не могу сказать, что надежды нет совсем, -- сообщил он. -- Конечно, не сейчас... но потом... лет через десять-пятнадцать... может быть, двадцать...
   Взгляд Роберта не менялся.
   -- Существуют частные билли, -- объявил Ричард. -- Бывает, проще законодательно принять одно исключение из закона, чем менять весь закон. Как в твоем случае. Этим частным биллем можно будет вернуть тебе право, которого ты был лишен. Только... -- Ричард замялся.
   -- Я так и знал, что без "только" у вас не бывает, -- отрешенно констатировал Роберт.
   -- Зря ты так, -- упрекнул родственник. -- Просто это конфликт интересов. Я не могу предложить билль только на том основании, что ты мой родственник. Так не делается, -- попытался оправдаться сенатор. -- Надо служить обществу, как-то зарекомендовать себя...
   -- Вы же сами закрыли мне доступ к медицине, -- обронил Роберт.
   -- Есть ведь и другие занятия, -- напомнил сенатор.
   Роберт не ответил. На библиотеку спустилась тишина, а еще через полчаса Роберт, сославшись на усталость, ушел к себе. Ричард продолжил работу над осточертевшим отчетом, и на душе у него было тоскливо, как будто он допустил какую-то ошибку.

Оценка: 5.70*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Воронцова "Мартини для горничной" (Юмор) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Перерождение" (Любовная фантастика) | | С.Лайм "Страсть Черного палача" (Любовное фэнтези) | | А.Максимова "Сердце Сумерек" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | Лаэндэл "Анархия упадка. Отсев" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"