Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.50

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О правильном подборе информации и об умении делать выводы


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 50

  
   Статья о конкурсе и проекте-победителе Ричарду Томпсону понравилась. Строго говоря, это была даже не статья, а подборка материалов, подготовленная коллективом авторов. Начинался конкурсный раздел с великолепного экскурса в историю конкурса с неизменным рассказом о деде Стейтоне и со столь же неизменными фотографиями отца-основателя. Пространные рассуждения о новых веяниях в проектировании с большим количеством ссылок на светил архитектуры также притягивали внимание, как и несколько снимков макета центра. Небольшая справка по Бенджамину Тейлору и его фото, явно периода до болезни, размещались рядом с поэтажным планом онкологического центра. Особо выделялись и три снимка гамильтоновского Вифлеема с советами еще одного светила -- на этот раз в сфере педагогики -- как важно присматриваться к первому творческому опыту детей и питомцев, даже если свои макеты они выполняются из коробок. И маленькое интервью мэра Гамильтона. Сенатор подозревал, что в беседе с репортером свободный Джефферсон Смит наговорил много больше того, что было помещено в статью, и мысленно поблагодарил редактора за деликатность. Это благодарность вспыхнула у Ричарда и во время чтения кратких биографий победителей. Никакой сенсационности и скандальности, никаких упоминаний Рейбернов, Эллендеров, Джо Тейлора и даже сенатора Данкана, никаких диагнозов и фонда "Вифлеем". В изложении журнала биография Роберта выглядела скромно и благопристойно. Смерть любимого опекуна от рака, новый опекун, которым, минуя Бэль Эллендер, оказался он, учеба в Стейтонвилле и желание верного питомца возвести памятник умершему. Трогательно и мило. По сравнению с биографией Роберта биографии других победителей выглядели гораздо насыщенней.
   Ричард надеялся, что это скромное жизнеописание удовлетворит Стива, и он не начнет копать глубже. Представления старшего брата о благе общества вряд ли могли помочь Роберту, а строгость Стива к самым близким родственникам способна была основательно осложнить жизнь. К сожалению, пока жизнь Ричарда осложняли другие люди. Сразу по выходе журнала к сенатору заявился профессор Макфарлен и после краткого приветствия поинтересовался, когда Ричард намерен внести в Сенат частный билль.
   Томпсон тяжко вздохнул и принялся объяснять новичку, что положенные по законодательству три года еще не истекли, а до этого срока частный билль даже не будет принят к рассмотрению. К тому же, старался донести до сознания онколога Ричард, для принятия частного билля питомцу необходимы значительные бонусы, а этих бонусов у Роберта пока нет.
   Макфарлен изучающе посмотрел на Ричарда, странно хмыкнул и, ни слова не говоря, покинул кабинет.
   А на следующий день в сенатский офис Томпсона позвонил свободный Джефферсон Смит и поинтересовался, намерен ли Ричард просить за питомца перед консулами. Разъяснения мэру Гамильтона некоторых аспектов законодательства об опеке (вдаваться в особенности своих отношений со старшим братом Ричард все же не стал), отняли у сенатора еще полчаса жизни.
   А ведь были еще и товарищи по обществу, вообразившие, будто он героически вырвал талантливого питомца из рук Бэль Эллендер, и теперь осаждавшие его вопросами, что он намерен делать дальше, и выдвигавшие столь фантастические предложения, что Ричард не успевал хвататься за голову. Был сенатор Данкан, раз за разом благодаривший его за "малыша" и уверявший, будто только страдания мальчика заставили его отказаться от прав опеки. Обнаружив, что у них с Ричардом был общий питомец, старейший сенатор воспылал к младшему Томпсону почти родственными чувствами, немедленно взял под свое крыло, засыпал множеством советов и был бы просто незаменим, если бы не был столь навязчив.
   Хотя большая часть советов Данкана оказалась полезной и действенной, утомленный удушающей заботой сенатора Ричард начал понимать раздражение Роберта в адрес старика. Когда же Данкан подозрительно часто принялся упоминать внучку Элизабет, Ричард и вовсе запаниковал, сообразив, чем это грозит. Самым разумным было сделать вид, будто он не понял намеков Данкана, произнести парочку дежурных фраз о том, что Бетси очень милый ребенок, и, главное, сократить общение с сенатором.
   А еще надо было придумать Роберту фамилию.
   Конечно, существующие традиции гарантировали Ричарду большой выбор фамилий, однако каким бы он не был, это привело бы к проблемам либо со Стивом, либо с Робертом, а ссориться ни с одним из них сенатор не хотел. То, что старший брат пристально наблюдает за ним, Ричард понял еще на вскрытии второго конверта. Окинув взглядом список победителей, Стив на пару мгновений приложил к бумаге свой планшет, а потом передал список секретарю для оглашения имен. Ричард сразу догадался, что сделал брат, и последующие слова консула лишь подтвердили догадку:
   -- Поздравляю, сенатор Томпсон, -- церемонно проговорил Стив. -- Прекрасная работа.
   Только новички Сената могли тешить себя иллюзиями, будто поздравление консула касалось работы конкурсной комиссии. Ричард знал брата лучше и потому вновь принялся перебирать фамилии, стараясь понять, как на них отреагируют Стив и Роберт. В какой-то миг он даже чуть не выбрал настоящую фамилию родственника, но вовремя вспомнил, что в этом случае проблемы могут возникнуть уже со Службой адаптации.
   Когда старший брат пригласил Ричарда на обед в своем кабинете в главном здании Сената, молодой Томпсон не сомневался, о чем пойдет речь, однако, когда дело дошло до чая, Стив заговорил вовсе не о Роберте:
   -- Я смотрю, сенатор Данкан тебя почти усыновил, -- с довольной усмешкой заметил он.
   Ричард невольно скривился.
   -- Да он спит и видит, как бы женить меня на своей внучке.
   Консул кивнул:
   -- Неплохая идея.
   -- Ты шутишь?! -- Ричард недоверчиво уставился на старшего брата.
   -- С чего бы это? -- с не меньшим удивлением отвечал Стив. -- Это был бы хороший союз -- выгодный. У Бетси прекрасная генетическая карта, и она находится в лучшем возрасте для деторождения, -- старший брат как всегда был собран и деловит. -- Кроме того, она уже объявлена единственной наследницей деда. Да и связи старика не стоит сбрасывать со счетов...
   -- Подожди, подожди, -- почти испуганно остановил Ричард. -- А ничего, что я собираюсь жениться на другой?
   Старший Томпсон изучающе уставился на брата.
   -- Разве ты не оставил эти иллюзии? -- после паузы проговорил он.
   -- Какие, к черту, иллюзии! -- возмутился Ричард. -- Ты же не возражал!
   Консул озадаченно потер подбородок, а затем хмыкнул.
   -- Если ты все еще жаждешь жениться на сенаторе Дженкинс, тогда какого черта ты нацепил этот значок?! -- указующий палец Стива Томпсона почти коснулся символа участника программы "Сеятель". -- Это несколько странный способ обозначить свои намерения.
   -- Ты сам распорядился, чтобы я посетил Службу репродукции, -- огрызнулся Ричард.
   Пару мгновений старший брат рассматривал молодого сенатора, а затем с досадой отбросил ложечку.
   -- Какого черта, Дик, это уже ни в какие рамки не лезет, -- недовольно проговорил он. -- Кажется, я никогда не злоупотреблял своим положением. Что тебе было непонятно в моих словах? -- консул бросил на брата негодующий взгляд. -- Я всего лишь посоветовал тебе хотя бы так выполнить свой долг, если уж ты не можешь завести семью как все нормальные люди, но я не советовал тебе щеголять этим значком перед всем Сенатом, -- с растущим возмущением добавил Стив. -- Ты сам дал понять Эллис Дженкинс, что разрываешь отношения. Я был бы рад сказать, что ее ввело в заблуждение обычное женское самолюбие, но -- вот беда! -- не могу, хотя бы потому, что к такому же выводу пришел и я, и наш кузен Стейтон, и добрая половина членов Сената. Данкан никогда не начал бы действовать, если бы ты не дал ему оснований. Тебе предложил поддержку старейший сенатор, а ты уверяешь, что тебя просто не так поняли. Славно придумано, нечего сказать! -- Стив в досаде взмахнул рукой.
   -- Сенатор Данкан предложил мне поддержку в благодарность за своего бывшего питомца, -- с не меньшим возмущением возразил Ричард.
   -- За питомца внучку?! -- с насмешкой повторил Стив. -- А не слишком ли неравный обмен? Ты хоть думай, что говоришь. В твои лета пора бы уже разбираться в людях.
   Консул недовольно уставился на чашку с чаем, а потом осушил ее чуть ли не залпом, как привык выпивать лекарство.
   -- Ладно, -- отмахнулся он. -- С Данканом и Дженкинс разбирайся сам, не маленький. Но раз уж об этом зашла речь, то объясни, почему ты до сих пор не ответил на запрос Стейтонвиля о постоянной фамилии для своего питомца? Только не говори мне, что ты об этом забыл.
   Ричард поджал губы. Подобный образ действий был вполне в духе старшего брата --признать, что он сам способен справлять с проблемами, и сразу же влезть не в свое дело. Все как всегда. В его жизни ничего не менялось.
   -- У меня еще есть время, -- сдержанно ответил он. -- Я выбираю питомцу фамилию.
   -- Что здесь выбирать? -- раздраженно поинтересовался консул. -- Питомцы получают фамилию опекунов. Или ты против этой традиции?
   -- Но это же относится к получению алиенства... -- начал было сенатор и осекся. -- Так ты... ты правда собираешься дать ему алиенство? -- спросил он. Проблема решалась на удивление быстро и легко, так что обрадованный Ричард оживленно проговорил: -- Это было бы замечательно!
   Стив неожиданно нахмурился:
   -- Быстро же тебе надоело возиться с психопатом.
   -- Роберт не психопат! -- возмутился Ричард.
   -- Ты это полицейским скажи. Тем самым, которых он поломал, -- заметил старший Томпсон.
   -- Откуда...
   -- Когда-то ты считал, что я знаю все, -- отрезал Стив. -- Конечно, это было юношеским преувеличением, но неужели ты думал, я не наведу справки о питомце, которого мой брат... мой младший брат, -- подчеркнул консул, -- взял на поруки? Ты хочешь, чтобы я поверил, будто на утилизацию питомца собирались отправить просто так?
   -- Это был аффект из-за гендерного кризиса опекуна, -- обреченно возразил младший Томпсон. -- Можешь спросить об этом Лонгвуда. Он подтвердит.
   -- Ну, еще бы, -- с иронией проговорил Стив. -- Что ему остается делать, если его люди проворонили психопатию.
   -- Роберт не психопат, а победитель сенатского конкурса, -- напомнил Ричард. -- Он открыл новое направление в проектировании, фактически совершил переворот. Ты сам об этом говорил -- и здесь мне, и всем остальным на заседании Сената.
   Стив с сожалением и даже некоторой печалью взглянул на младшего брата:
   -- А ты вспомни, сколько новых направлений открыл Стилл, -- проговорил он. -- Или, может, тебе напомнить о Макги? Кто еще -- Литтл, Картрайт, Бартон?.. И, главное, не забудь о Додсоне.
   -- У Додсона не было психопатии, у него была патологическая реакция на алкоголь, -- по старой привычке уточнил Ричард.
   -- Это уже частности, -- отмел возражения Стив. -- Но в силу того, что он был свободным, его проблема привела к трагедии, которой никогда бы не случилось, если бы он находился под опекой государства. Три человеческие жизни, Дик, три... И все из-за несоответствия статуса диагнозу. Увы, гении не слишком приятные люди в общении, а диагнозы у них через одного. Думаешь, наш дед Томпсон был другим?
   Ричард встрепенулся, настороженно уставился на брата:
   -- Что ты хочешь этим сказать? -- выпалил он.
   Стив отвел взгляд.
   -- Ничего... Не важно... Забудь... -- отмахнулся он. -- Просто помни, что талант не равен способности отвечать за себя и уж тем более за окружающих. И не пытайся перевалить свою ответственность на общество.
   -- Я ничего не переваливаю, -- почти героическими усилиями Ричард взял себя в руки и попытался продолжить речь спокойно и взвешенно, словно находился на сенатских слушаниях. -- Роберт уравновешенный и ответственный питомец, а его срыв результат уникального стечения обстоятельств. Нет никаких оснований опасаться повторения кризиса -- парень сделал правильный вывод из случившегося и глубоко раскаивается в том, что натворил, -- тон сенатора был ровен. В конце концов, в Сенате, внося очередной законопроект, он тоже не всегда встречал энтузиазм или хотя бы понимание, однако правильная презентация билля решала немало проблем. -- Я приглашал к питомцу психолога, и он подтвердил мои выводы. В Стейтонвилле Роберт прекрасно проявил себя сначала как ученик, затем как проектировщик и организатор. Профессор Таненбаум его хвалит, отмечает безупречное поведение и немалый личностный рост -- я могу представить тебе его отчеты, -- Ричард решил, что ссылка на одного из лучших тьюторов свободного мира должна произвести хорошее впечатление на брата. Что поделать, но к посторонним Стив относился с большим доверием, чем к нему самому. -- Роберт мечтает служить обществу, но я не занимаюсь проектным бизнесом, поэтому общественные интересы требуют предоставить парню новый статус. В принципе, мною руководит лишь забота о парне и прогрессе, -- подвел итог сенатор.
   -- Забота, значит, -- нехорошим тоном повторил Стив.
   Ричард вздрогнул. Он знал этот тон -- преддверие грозы. Каждый раз, заслышав что-то хотя бы отдаленно напоминающее эту интонацию, Ричард испытывал неуютное ощущение человека, застигнутого бурей на открытом пространстве. Неожиданно для себя он захотел оказаться где-нибудь подальше от брата, но так как это было невозможно, только обреченно уставился на Стива.
   Старший брат устремил на него тяжелый взгляд, изо всех сил стараясь обуздать гнев, и это усилие напугало Ричарда гораздо больше, чем громкий голос или даже крик.
   -- Знаешь что, братец, -- заговорил Стив, -- я не попрекал тебя, когда ты постарался сплавить питомца в Стейтонвилль, лишь бы только не держать его рядом с собой. Ну да, понимаю, не слишком приятно протрезветь и обнаружить в собственном доме психа.
   -- Но...
   -- Помолчи, -- слово упало тяжело, словно гранитная плита, и Ричард немедленно закрыл рот. -- Тогда ты принял логичное решение, и оно себя оправдало. Точно так же я не стану попрекать тебя, если ты отдашь парня в аренду. Раз у питомца есть талант, пусть работает, а государственные учреждения обеспечат необходимый ему контроль. И я бы даже поверил твоим словам о заботе, если бы не парочка "но".
   Это было невозможно, но взгляд Стива до того потяжелел, что Ричард с трудом удерживался от искушения втянуть голову в плечи. Идея воспользоваться случаем и поговорить со Стивом оказалась на редкость неудачной.
   -- Сколько раз ты посещал парня в Стейтонвилле? -- вопрос был задан резко и непримиримо, словно удар кулака в лицо. -- Один раз. А остальные опекунские дни ты отменил, ограничившись ничего не значащими открытками и сластями. И это при том, что в деле парня стоит пометка "депривация опеки". Тебе что, неизвестно значение этих слов? Или, может быть, ты не знаешь, к чему это приводит? -- консул склонил голову и возвысил голос: -- Не слышу ответа!
   -- Я...
   -- Депривация приводит к агрессии -- внешней или внутренней, -- чеканил Стив, и Ричард вдруг в потрясении осознал, до чего брат похож на Роберта. На миг он даже зажмурился, чтобы отогнать наваждение, но когда открыл глаза, все оставалось по-прежнему. Единственная разница между ними заключалась в том, что Роберт был мощнее Стива. И гораздо моложе. -- Внешнюю агрессию питомец уже демонстрировал. Внутренняя не менее разрушительна. Но ты наплевал на все! -- продолжал бушевать старший Томпсон.
   -- У меня было много работы, -- попытался оправдаться Ричард.
   -- У всех работа, -- не поддался на оправдания младшего брата Стив. -- И тебя никто не заставлял брать на поруки психопата. Ты сам влез в это дело, ну так и расхлебывай его самостоятельно! И не пытайся уверять меня, будто тобой руководит забота. Ты даже не спросил Таненбаума, на каком основании он изменил твоему питомцу форму взыскания...
   -- Как изменил?! -- растерялся Ричард. -- На что изменил?..
   -- Великолепно, -- Стив хлопнул ладонью по столу с такой силой, что чашки задребезжали. -- Ты даже этого не знаешь.
   -- Таненбаум не писал...
   -- А он и не обязан, -- парировал Стив. -- Это твоя обязанность контролировать тьютора. И для этого не требуется консульского кода, достаточно твоего -- сенаторского. Ты плевал на опекунские дни, ты ничего не знаешь о проступках питомца и налагаемых на него взысканиях, ты даже не задумался, есть у парня пара или нет, но при этом уверяешь меня, будто заботишься о нем и об обществе.
   Ричард молчал, не зная, что сказать в ответ.
   -- Хватит, Дик, я не позволю тебе сваливать свои обязанности на других, -- сурово подвел итог консул. -- Занимайся питомцем и не морочь мне голову. И начни с фамилии. Я понимаю, неприятно, когда психопат носит твое имя, -- с сарказмом добавил Стив, -- но это научит тебя думать до того, как ты решишь что-либо предпринять, а не после. Все, свободен, -- бросил консул, отсылая младшего брата прочь. -- Отправляйся воспитывать своего Роберта Томпсона.

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Гринберга "Чужой Мир 2. Ломая грани" (Юмористическое фэнтези) | | С.Суббота "Право Зверя" (Любовное фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | | Е.Кариди "Проданная королева" (Любовное фэнтези) | | А.Масягина "Пузожители" (Современный любовный роман) | | Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | | К.Воронцова "Найти себя" (Фэнтези) | | Т.Бродских "Я вернусь" (Попаданцы в другие миры) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | | М.Фомина "Ты одна такая" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"