Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.56

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Родственники... много родственников...


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 56

  
   Утром следующего дня племянник огорошил Роберта вопросом, что подарить Стиву. В результате выяснилось, что странный вопрос был задан лишь для того, чтобы узнать, не обидится ли Роберт, если Ричард подарит брату две его картины. Еще через три часа всплыла новая проблема -- Ричард взволнованно сообщил, что на празднование своего дня рождения среди других питомцев Стив распорядился взять еще и Роберта.
   -- А что тебя тревожит? -- осторожно поинтересовался попаданец, глядя на встрепанного родственника. -- В этой просьбе есть что-то необычное? Как я заметил, тебя не беспокоит просьба взять с собой еще пять человек.
   -- Э, нет, то есть да, -- бессвязно проговорил сенатор и тряхнул головой. -- Проклятье, с этими хлопотами я совсем потерял голову. Ну, да, питомцев приходится брать, иначе нельзя. Ты представляешь, какая у нас семья -- сколько это народу? Да еще дети -- это вообще катастрофа, если собрать их вместе, -- пожаловался Ричард. -- Пять дней безумия! У Стива просто не хватит людей. -- Сенатор сел и утомленно вытер со лба пот. -- Всегда нужен кто-то из домашней мебели, кухонного оборудования, да и другие специалисты... Но ты-то здесь причем?!
   Роберт невольно улыбнулся:
   -- А я домашний любимец, Дик. Твоими стараниями, кстати, -- не удержался он от напоминания. -- Нет, правда, чего ты боишься? -- рассудительно проговорил Роберт. --Меня обучали развлекать людей. Кроме того, я сиделка, инструктор по теннису, умею играть в шахматы, да еще и домашняя мебель...
   При упоминании последней специальности сенатор сморщился.
   -- Да мебель, мебель, не кривись, это забито в моем ошейнике, -- с усмешкой повторил Роберт. -- А еще водитель, немного психолог и спасатель... И что удивительного, что твой брат хочет, чтобы я поработал на его дне рождении?
   -- Ты ему не нравишься, -- хмуро сообщил Ричард.
   Роберт пожал плечами:
   -- Нравлюсь, не нравлюсь, но когда в доме столпотворение, тут не до антипатий, -- заметил он. -- Дик, у меня столько специальностей, что мной очень удобно затыкать дыры. Наверняка он подумал именно об этом. Когда мы едем?
   -- Через два дня, -- ответил сенатор. -- Собирай вещи... ну, и все что надо для твоей работы. А я пока выясню у Стива, есть ли для тебя экземпляр вводной.
   Сбор вещей -- от теннисного костюма до фрака, слава Богу, темно-синего, а не сиреневого -- занял у Роберта чуть ли не весь оставшийся день, но когда к нему примчался один из питомцев с сообщением, что "хозяин прислал его в помощь", дело было уже сделано. Некоторые вопросы возникли у Роберта с инвентарем, но племянник успокоил, что с этим проблем в имении Стива не будет. А на следующий день Роберт получил вводную -- небольшую по формату, но довольно толстую книжку с информацией на всех гостей. Выносить книжку из дома, а также любым способом копировать было нельзя, справочник требовалось вызубрить и по приезде в имение консула вернуть управляющему. Изучение вводной одновременно позабавило Роберта и заставило призадуматься. Ему даже несколько раз пришлось напомнить себе, что большая часть этих людей -- его родственники. Помогало слабо. Зато никаких проблем с запоминанием информации у Роберта не было -- слишком уж яркие картинки возникали при изучении справочника.
   Фотография, имя, варианты обращения, а также упоминания фигуранта перед третьими лицами, предпочтения, родственные связи... Так Роберт узнал, что к кузену Ричарда Эндрю Стейтону-младшему можно обращаться просто "директор", а вот зятя -- Нормана Бейкера -- надо называть исключительно "свободным директором". Точно также в информации на Бейкера стояла пометка, что он "не любит проигрывать", а вот Стейтон относился к проигрышам философски и ценил саму игру, а не ее результат. Бейкеры вообще выделялись среди всех родственников. Так к Мэйми Бейкер -- самой старшей сестре Ричарда -- надо было обращаться "моя госпожа", но лишь в обычной ситуации. В случае ее неудовольствия обращение должно было сменяться на "моя милостивая госпожа", перед третьими лицами ее следовало называть уже "свободная госпожа Бейкер", а перед собственными детьми -- "ваша добрая матушка свободная госпожа Бейкер". Переход на другие виды обращения был возможен только после личного дозволения Мейми и должен был рассматриваться как акт величайшего благоволения. Даже с детьми Бейкеров все было непросто. Хотя прочую юную поросль и следовало называть "мой молодой господин" или "моя молодая госпожа", питомец уровня Роберта имел право делать им замечания и даже ставить в угол, не забыв, конечно, сразу же проинформировать о взыскании родителей шалунов. Упоминать о юном возрасте младших Бейкеров категорически запрещалось. Пятнадцать лет или два года -- обращаться к ним надлежало "моя госпожа" или "мой господин". И уж конечно их не разрешалось наказывать, можно было лишь почтительно попросить юных пакостников не шалить и пообещать рассказать об их поведении "их доброй матушке свободной Бейкер".
   С другими сестрами Ричарда и с двумя консулами -- братом и кузеном Дика -- все было проще. Роберт подозревал, что консулам настолько надоели официальные церемонии, что дома они предпочли простоту и демократичность, пусть простота и демократичность и ограничивались рамками здешнего мира. На их фоне с Бейкерами явно было что-то не так, и Роберт решил выяснить, что именно.
   Планшет и правильно заданный вопрос прояснили ситуацию. Должно быть, нелегко быть старшей в семье, жить среди консулов, сенаторов, директоров и секретарей ключевых департаментов и служб мира и сознавать, что твой муж всего лишь глава скромной почтовой службы.
   Роберт пожал плечами и вернулся к справочнику. Родословные таблицы удачно систематизировали данные, и домашний любимец А-Плюс полностью погрузился в их изучение.
  

***

  
   Утро отъезда на торжество старшего племянника было ожидаемо суматошным. Погрузка вещей в микроавтобус, где должны были ехать питомцы -- Роберта Ричард взял с собой в автомобиль -- неожиданно обнаружившаяся потеря одного из чемоданов, срочные поиски и столько же неожиданная находка чемодана в автобусе, степенные наставления питомцам со стороны управляющего и попытка все той же девушки попрощаться с Робертом, повиснув у него на шее... Когда машины, наконец, выехали за ворота, Роберт с облегчением выдохнул, а Ричард наоборот нервно пожевал губы.
   -- Роберт, ты все помнишь? -- в который раз поинтересовался он.
   -- Да, справочник выучил наизусть, загрузил новые данные в навигатор и на всякий случай зазубрил и их тоже, -- терпеливо отвечал Роберт. -- Хватит, Дик, не психуй. Ты едешь на день рождение брата, вот и повторяй свою поздравительную речь. И радуйся жизни.
   -- Ты не знаешь Стива...
   -- Это ты тоже говорил, -- с прежним безграничным терпением заметил Роберт. -- Кстати, наша нынешняя поездка является прекрасной возможностью для передачи прав опеки Макфарлену, -- сообщил он. -- Поговори с братом. Сам понимаешь -- необходимость консультаций с медиком, желание как можно лучше служить медицине и так далее и тому подобное. Что мне -- учить тебя что ли? Сам все знаешь...
   Ричард только озабоченно покачал головой. Роберт хмыкнул и уткнулся в планшет. Бесконечно пережевывать одно и то же надоело, и он предпочел заняться делом.
   Когда через полтора часа обе машины остановились во дворе особняка старшего Томпсона, Роберт решил, что это имение нравится ему много больше владений младшего Томпсона. Особняк Ричарда подражал Белому дому. Особняк Стива напоминал выстроенные в испанском стиле имения американского Юга, был идеально вписан в ландшафт и наверняка прекрасно защищал от жары даже без кондиционеров. В Палм-Бич подобные дома именовали большими гасьендами.
   Во дворе их уже ждали. Невысокий седовласый мужчина лет шестидесяти стремительно шагал к сенатору, раскрывая объятия:
   -- Ричард, мальчик мой! -- воскликнул он. -- Как я счастлив вас видеть! Наконец-то мой маленький хозяин приехал в родной дом...
   -- Боже, доктор, я уже давно вырос, -- в смущении проговорил Ричард и воровато оглянулся на Роберта.
   -- Для меня вы всегда останетесь маленьким мальчиком, -- строго проговорил управляющий и погрозил Ричарду пальцем. -- Эх, надрать бы вам уши, да боюсь, я до них не дотянусь, -- пошутил он. В этот момент Роберт, наконец, смог прочитать надпись на его ошейнике: "Эдлай Вильсон. Опекун Стивен Н. Томпсон". -- Ваши апартаменты вас ждут. У мальчиков тоже все как всегда. Пусть быстренько устраиваются и бегом к дворецкому. Дон останется при вас... Мальчики, пошевеливаемся! -- возвысил голос нумер и даже несколько раз хлопнул в ладоши. -- Работа не ждет...
   -- Доктор, да подождите же! -- попытался остановить управляющего Ричард. -- Я хотел представить вам моего домашнего любимца. Знакомьтесь, это Роберт Томпсон.
   -- Наша знаменитость! -- с прежней жизнерадостностью воскликнул Вильсон и энергично встряхнул Роберту руку. -- Уверен, вы легко вольетесь в нашу семью, -- объявил он. -- Если у вас возникнут какие-нибудь проблемы, обращайтесь сразу ко мне. Да, и давайте обойдемся без глупых формальностей, называйте меня просто "Эдлаем". Мы ведь не чужие друг другу -- мы семья!
   Роберт с некоторым изумлением смотрел на этого человека -- такого энергичного и жизнерадостного, пребывавшего в постоянном восторге от своих хозяев и не замечавшего собачьего "украшения" на шее.
   -- Господин Ричард, Роберт, -- продолжал Вильсон, -- сейчас вас проводят в ваши апартаменты, вы сможете привести себя в порядок, а в половине двенадцатого мы представим Роберта консулу.
   Ричард судорожно вздохнул.
   -- Ну-ну, мой маленький господин, вы же знаете, как хозяин вас любит, -- ласково произнес управляющий. -- Он всегда волнуется за вас и хвалит почти каждый день. А уж ваше последнее достижение восхитило весь дом -- какая победа! -- с энтузиазмом воскликнул Вильсон. -- Я рад, что отныне у вас есть домашний любимец -- давно пора. Я ведь не молодею, а ваш управляющий... Между нами, он прекрасный специалист, но немного сухарь, -- непринужденно сообщил нумер. -- Роберт, я на вас надеюсь, -- уже по-деловому проговорил Вильсон. -- Присмотрите за хозяином и особо постарайтесь, чтобы он поскорее женился...
   -- Ради Бога, доктор! -- возмутился сенатор.
   -- Да-да, мой мальчик, вам давно пора вступить в брак, -- невозмутимо повторил Вильсон. -- Не позволяйте этой выскочке морочить вам голову!
   Ричард рванул в дом, и Роберт, виновато разведя перед Вильсоном руками, последовал за ним. Возмущенный сенатор ворвался в свою гостиную, опередив сопровождавшего их питомца.
   -- Забудь все, что он тебе наговорил! -- наконец, выпалил Ричард. -- И нечего смеяться...
   На этот раз Роберт и правда расхохотался.
   -- Извини... -- с трудом проговорил он в ответ на негодующий взгляд родственника. -- Но ты не можешь отрицать, что тебя любят... и заботятся.
   -- А я просил?! -- вспылил Ричард и осекся под взглядом подопечного, ставшего неожиданно серьезным.
   -- Кажется, однажды мы уже это обсуждали, -- заметил Роберт. -- Правда, применительно к другим людям. Ладно, -- сменил тему домашний любимец, -- твоими вещами сейчас займутся питомцы, а мне надо справляться самому. Увидимся.
   Роберт прошел в свои комнаты, смежные с комнатами родственника, и огляделся. Почти такие же как у Ричарда гостиная, спальня, кабинет, туалет, душ и ванная комната, а также выход на галерею явно свидетельствовали, что его ценили, или, как минимум, соблюдали в отношении высококвалифицированного специалиста общепринятые стандарты. Впрочем, в здешнем мире это было одним и тем же.
   Питомцы торопливо внесли чемоданы и вышли. Необходимо было приниматься за дело. Разобрать все вещи до представления консулу было немыслимо, так что Роберт решил вытащить и разместить в шкафу только самое необходимое, отложить деловой костюм, в котором собирался предстать перед старшим племянником, а затем быстро принять душ. Он как раз застегивал пиджак, когда на пороге гостиной появился Эдлай Вильсон.
   -- Хорошо, что вы готовы, Роберт, -- бодро проговорил он. -- Ваш опекун тоже готов, а консул ждет вас обоих.
   -- Доктор, я не успел поблагодарить вас...
   -- Без церемоний! -- решительно замахал руками управляющий.
   -- Извините, Эдлай, -- Роберт покладисто кивнул. -- Спасибо за справочник, он был мне полезен, -- с этими словами молодой человек протянул нумеру книжку.
   -- Не стоит благодарностей, -- отмахнулся Вильсон. -- В нашей семье принято помогать друг другу, вы скоро в этом убедитесь. А теперь идемте -- хозяин ждет...
   По дороге к консулу Вильсон болтал не умолкая. Роберт только удивлялся, как уже немолодой человек успевал одновременно говорить с ним, с Ричардом, да еще и отдавать распоряжения попадавшимся по дороге питомцам.
   -- ... Да-да, Стеннисы уже прибыли, младшие Томпсоны тоже. Госпожа Мэйми с Бобби будут после обеда, а остальные Бейкеры... Нет-нет, малыш! -- Вильсон бросился к питомцу, тащившему огромную зеленую вазу. -- Это в Южную гостиную, а здесь никакой зелени!.. И, кстати, господин Ричард, старшие Стейтоны тоже уже здесь... Сполдинги приедут завтра утром... Роберт, не забудьте, я на вас надеюсь...
   Ричард шагал с видом мученика, смирившегося с безжалостной судьбой, и Роберт с трудом сдерживал улыбку. Сейчас он понимал, почему родственник так редко говорил о своей семье, но все же полагал, что отношения можно было бы выстроить как-то иначе.
   Жесткий толчок вывел его из раздумий и заставил взмахнуть рукой, чтобы удержать равновесие.
   -- Ой, простите, доктор, -- подросток лет четырнадцати потер ушибленный лоб, а потом кивнул Ричарду и Вильсону: -- Привет, дядя Дик! Доктор, здравствуйте, у нас тут...
   -- Попался! -- еще один мальчишка выскочил из-за угла и чуть не врезался в сенатора.
   -- Молодые люди! -- казалось, негодование прибавило управляющему роста. -- Дом не место для игр. Немедленно во двор!
   -- Да мы как раз туда...
   -- Мы нечаянно...
   -- Не говорите дяде Стиву...
   -- И родителям тоже...
   Пока мальчишки наперебой оправдывались, Роберт попытался сообразить, кто есть кто. Память услужливо подсказала имена: Джордж Стеннис, тринадцать лет -- родной племянник Ричарда, Джордж Томпсон, четырнадцать лет -- двоюродный племянник Ричарда. Справочник был составлен толково -- фигуранты опознавались на раз, однако был несколько неточен в описании отношений питомцев и опекунов. Во всяком случае в том, что касалось управляющего. Конечно, Роберт признавал, что ни в одном обществе новичок не может рассчитывать на то же отношение, что и ветеран, однако становиться ветераном, наподобие Вильсона, так же восторженно бросаться навстречу будущим детишкам Ричарда, не входило в его планы.
   Кабинет консула был прост и уютен, и так же просто и доброжелательно выглядел его хозяин, однако острый взгляд старшего Томпсона не давал Роберту забыть о бдительности. Стив Томпсон говорил хорошие и добрые слова, даже улыбался, но его взгляд оставался холодным и недоверчивым. Роберт мог только гадать, что знает о нем консул, но признавал, что даже если эти сведения и страдали неполнотой, Томпсон явно что-то чуял. Удивляться было нечему: простые бесхитростные люди не становятся консулами. Даже в таком мире. И даже в такой семье.
   Ричард восторженно принялся живописать его новый проект, и Роберт поразился контрасту между братьями. На фоне хрупкого и бледного Стива высокий крепкий Ричард, казалось, просто пышет здоровьем. Роберт всмотрелся в консула и сообразил, что эта бледность не была естественной, да и темные круги вокруг глаз нельзя было списать на усталость... Облик родственника ему что-то или кого-то напоминал, и, наконец, Роберт понял, кого -- Стив Томпсон был до ужаса похож на Бена Тейлора. Уже другим взглядом Роберт подмечал признаки нездоровья консула, сам не заметив, как переходит на профессиональный язык. На месте Ричарда он бы вовсю бил тревогу, но младший Томпсон не выказывал ни малейшего беспокойства. Не понимает? Или свыкся?
   -- Ну что ж, Роберт, рад был с вами познакомиться, -- слова консула прозвучали как итог, как жирная точка в конце предложения. -- Не буду вас больше задерживать. Отправляйтесь к управляющему, он разъяснит вам ваши обязанности. А с тобой, Дик, мы еще поболтаем.
   Роберт встал.
   -- Благодарю вас, свободный консул, -- по обычаю склонил голову.
   -- Можно без церемоний, -- великодушно махнул рукой Стив.
   -- Роберт прекрасно воспитан, -- похвастал Ричард.
   -- Я вижу, -- подтвердил консул, но его тон показался Роберту несколько странным. -- Хорошее воспитание -- прекрасная вещь при таком количестве детей в доме. Должен же кто-то подавать им пример...
   -- Сегодня нас уже чуть не сбили с ног, -- поделился впечатлениями Ричард. -- Надеюсь, дом устоит.
   -- Я тоже надеюсь, -- согласился Стив. -- Но даже если и нет, мы что-нибудь придумаем. Вы можете идти, Роберт, -- уже другим тоном распорядился он, и попаданец направился к двери. Он как раз открывал ее, когда Стив вновь заговорил: -- Кстати, Дикки, а ты знаешь...
   Что именно должен был знать Ричард, Роберт услышать не успел, потому что ему пришлось закрыть за собой дверь. Пару мгновений постояв на месте, он остановил первого попавшегося питомца и поинтересовался, как найти управляющего. Раз уж он приехал сюда работать, необходимо было выяснить, в чем эта работа будет заключаться.
  

***

  
   Представленное Роберту расписание было ожидаемым и не слишком напряженным. Прежде всего, конечно, дежурство в медпункте имения:
   -- Вы же понимаете, мой друг, -- непринужденно болтал Вильсон, -- когда в доме собирается столько детей одновременно, не обойтись без разбитых коленок, расквашенных носов и прочих несчастий. В прошлом году наш юный Джорджи Стеннис ухитрился сломать руку. Мы все тогда ужасно переволновались, -- со вздохом признал управляющий...
   Второй обязанностью Роберта было играть с гостями в теннис.
   -- Обычно наши дорогие хозяева играют друг с другом, -- поспешил уточнить Вильсон, -- но все же вам надо быть готовым составить им компанию. И, возможно, вам придется немного погонять по корту детей. У них столько энергии, а наш тренер подвернул ногу... Вы ведь понимаете -- чем брать кого-то со стороны, лучше опираться на семью.
   Роберт согласно кивнул.
   Необходимость поработать водителем стояла под вопросом.
   -- Мне очень неловко об этом говорить, но такая возможность тоже может представиться, -- со смущением проговорил управляющий. -- Конечно, только в самом крайнем случае, -- успокоил он. -- У нас достаточно водителей. Но... всякое бывает. Лучше подстраховаться. И... дети, -- Эдлай остановился. -- Конечно, если вы не против...
   -- А в чем дело? -- решил уточнить Роберт.
   -- Вы не могли бы занять наших юных господ игрой в строительство? -- попросил Вильсон. -- У нас есть чудесный конструктор, еще со времен детства хозяина. К тому же, мы его немного обновили, -- уговаривал управляющий. -- Нет-нет, никаких кубиков, кубики это для малышей -- с ними есть, кому заниматься, -- торопливо пояснил Вильсон. -- Речь идет о подростках. Ну, вы понимаете, десять-четырнадцать лет... это не так уж страшно. Наши юные хозяева очень, очень милы, правда, иногда бывают излишне энергичны, -- предельно деликатно выразился Эдлай Вильсон. -- Если вам не трудно...
   -- Ну, что вы, -- остановил Роберт неловкие оправдания Эдлая. -- Я готов. У меня есть опыт работы с детьми. Мы даже строили с ними Вифлеем.
   -- О да, я читал, -- оживился управляющий. -- Очень необычная идея. Говорят, детям понравилось?
   На лице Вильсона появилось задумчивое выражение, и Роберт догадался, о чем думает управляющий. Если готовить праздник на такую ораву, то подготовку стоило начать уж сейчас. Вот только если его планы удастся реализовать -- а Роберт был уверен, что так или иначе, но добьется своего -- то на Рождество его здесь не будет. Знакомиться с родственниками надо было сейчас.
   Собеседники еще немного обсудили детали работы Роберта и внесли небольшие коррективы в расписание. Роберт чуть было не предложил свои услуги в сопровождении детской верховой прогулки, но вовремя остановился. В доме и так было три тренера по верховой езде, а ему самому нужен был отдых. Наконец, Эдлай скинул Роберту на планшет исправленное расписание, а также план дома с окрестностями, и дело можно было считать сделанным.
   Поговорить с Ричардом Роберт так и не успел. Пора было переодеваться к обеду.
   Обеденный зал оказался тремя комнатами с раздвижными дверями между ними. В центральной и самой большой комнате располагался господский стол. И здесь, и в оставленном мире Роберту приходилось видеть большие семьи и все же мысль, что эта толпа -- его родственники, да еще не в полном составе -- сбивала с ног. Энергичные, веселые, они оживленно переговаривались, шутили, обсуждали какие-то проблемы, иногда спорили, но всегда сохраняли доброжелательность и теплоту друг к другу. При других обстоятельствах они непременно понравились бы Роберту, но не сейчас. Трудно симпатизировать людям, которые могут тебя продать, купить или подарить...
   Роберт отвел взгляд от свободных, решив, что слишком долго рассматривал родственников. Где-то там, в соседней комнате, обедали дети, а здесь по левую руку от господского стола располагались доктора -- такие же энергичные, веселые и непринужденные, как и их хозяева. Правда, в отличие от свободных питомцы красовались за обеденным столом в смокингах и длинных платьях, что хозяева посчитали для себя необязательным. Роберт не сомневался, что в день рождения консула родственники покажут себя во всем блеске нарядов и драгоценностей, но сейчас все они предпочли удобство и простоту.
   Доктора непринужденно переговаривались, обращались к нему, явно давая понять, что приняли в свой круг, а Роберт пытался вспомнить, кого они ему напоминают. Когда обед закончился, и нумера с бокалами в руках принялись расхаживать от группы к группе, делясь впечатлениями и понятными только им шутками, Роберт понял, в чем дело. Довольные жизнью, уверенные в себе питомцы высшего класса напоминали ему виденных в оставленном мире топ-менеджеров крупнейших корпораций и банков. Те тоже полагали, что держат в своих руках судьбы мира, так же победно смеялись и так же высоко держали головы. Но истинные хозяева, те, что частенько предпочитают держаться в тени, в любой момент могли отправить их в безвестность. Правда, и топ-менеджеры, будучи свободными людьми, могли послать работодателей к чертям, купить необитаемый остров где-нибудь на Карибах и зажить в тишине и покое. Но почему-то никогда этого не делали.
   Роберт усмехнулся, а потом до его слуха донеслось знакомое слово "сеятель".
   -- ... это большая честь, Джефф, примите наши поздравления, -- доктора разразились аплодисментами.
   -- ... всего шесть человек...
   -- ...неплохой результат...
   -- Кстати, Роберт, -- попаданец обернулся к говорившему. -- Надеюсь, вас включили в программу?
   -- Э-э, ничего не могу об этом сказать, -- нашелся Роберт. -- Я пока не знаю...
   -- Вам надо обязательно поговорить с сенатором, -- вмешался Вильсон. -- Не могли же вас обойти -- после ваших-то достижений, -- добавил он. -- Это было бы возмутительно!
   Взгляд докторов на законодательную инициативу племянника показался Роберту сначала неожиданным, а потом естественным. К счастью, Ричард как раз проходил мимо, избавляя Роберта от необходимости отвечать. Вежливо извинившись перед собеседниками, попаданец последовал за сенатором.
   В своих комнатах питомец, наконец, избавился от смокинга, а заглянувший к нему Ричард с интересом спросил:
   -- Ну, как тебе у нас? Сумасшедший дом, правда? -- Глаза родственника сияли и, несмотря на вопрос, он казался вполне довольным жизнью. Возвращение домой прошло успешно.
   -- До сумасшедшего дома вам все же далеко, -- заметил Роберт, а потом, немного поколебавшись, спросил: -- Дик, а ты знаешь, что твой брат болен?
   Ричард с досадой махнул рукой:
   -- Ну вот, уже наболтали, я так и знал! Да не болен Стив, не болен, -- объявил сенатор, встав перед Робертом. -- Лейкемия у него была в детстве, тогда, конечно, все дико перепугались, но это дело прошлого. Нет, я понимаю, для Эдлая болезнь Стива была шоком, но это не основание верить всему, что он говорит.
   -- Эдлай здесь не причем, -- возразил Роберт. -- Он вообще ничего не говорил. Поверь, -- попаданец остановился, -- я не хочу тебя расстраивать, но при таких болезнях бывают рецидивы. Даже через тридцать лет. Я вижу...
   -- Что здесь можно увидеть?! -- с раздражением бросил Ричард. -- Ну да, Стив не такой здоровяк, как все мы -- детские болезни просто так не проходят. Но он прекрасный спортсмен, можешь мне поверить. Ему даже принадлежит один рекорд.
   -- Дик... -- Роберт попытался остановить словоизвержение родственника.
   -- А что "Дик"? -- завелся сенатор. -- Пойдем, я покажу тебе, какой у него спортивный зал. И какой стадион. И корт... И попробуй потом сказать, что он болен. Идем-идем! -- потребовал сенатор.
   -- Хорошо, -- согласился Роберт. -- Покажешь... Только сначала я переоденусь.
   -- Переодевайся и побыстрей, -- распорядился Ричард.
   Пока они шли по дому, сенатор заливался соловьем:
   -- Если хочешь знать, Стив великолепный теннисист, -- вещал он. -- Именно он учил меня держать ракетку... Ну, еще немного Мейми, -- признал Ричард. -- Но вообще-то почти все, что я знаю о теннисе, я узнал от него. И с верховой ездой у него все отлично. Да он дважды побеждал на первенстве столицы по выездке! Думаешь, такое может произойти случайно? -- запальчиво вопросил Ричард. -- Просто Стив -- лучший!
   -- Дикки, малыш, как я рада тебя видеть! -- какая-то женщина уронила на пол покупки и повисла у Ричарда на шее. Роберт не успел разглядеть ее лицо, но вид мальчика позволил безошибочно опознать новоприбывших. Мейми Бейкер, сорок четыре года -- старшая сестра Ричарда. Роберт Бейкер, десять лет -- ее старший сын и родной племянник Ричарда.
   Мейми отпустила младшего брата и принялась радостно тараторить:
   -- Как приятно возвращаться в дом детства... Ну-ну, Дикки, не хмурься... Норман с детьми приедет к вечеру... Мы с Бобби пробежались по магазинам... Кстати, о магазине, -- сестра Ричарда обернулась к Роберту и распорядилась: -- Питомец, подбери покупки и отнеси их в мои комнаты...
   -- Мейми! -- возмущенным шепотом оборвал сестру Ричард. -- Это же доктор Томпсон!
   -- И что?! -- свободная Бейкер пару раз изумленно моргнула. -- Ты предлагаешь все это нести мне?!
   Роберт почувствовал, что его начинает разбирать смех.
   -- Все в порядке, сенатор, -- проговорил он и принялся собирать коробки, пакеты, бесчисленные свертки, одновременно гадая, как племянница вообще дотащила покупки до дома. Мальчик утомленно зевнул.
   -- Потерпи, милый, -- ласково проворковала Мейми и взъерошила сыну волосы. -- Сейчас мы дойдем до наших комнат, доктор Томпсон помоет тебе ноги и уложит спать.
   Ричард смущенно потупился, и Роберту пришлось закусить губу, чтобы не рассмеяться. Непринужденность Мейми Бейкер и энергия, с которой она сокрушала все препятствия, начали ему даже нравиться. Подхватив младшего брата под руку, Мейми увлекла Ричарда за собой.
   -- Перестать, Дик, не будь букой, -- болтала она. -- Если ты не хочешь, чтобы твоего питомца путали с домашней мебелью, скажи ему, чтобы носил деловой костюм. Бобби, малыш, не отставай!
   Апартаменты Бейкеров совершенно не напоминали комнаты Ричарда и явно были предназначены для семьи с большим количеством детей. Мейми опустилась в кресло, с наслаждением вытянула ноги и небрежно кинула сумочку на журнальный столик.
   -- Доктор, сначала займитесь Бобби, а потом разберите вещи, -- распорядилась она.
   -- Да, моя госпожа...
   -- Разве вы не будете обедать? -- поинтересовался Ричард, бросив на Роберта виноватый взгляд.
   -- Мы перекусили в магазине, -- оживленно сообщила Мейми.
   Роберт взял мальчика за руку и повел в ванную комнату. Юный Бобби спотыкался чуть ли не на каждом шагу, явно утомленный материнским шопингом, но когда Роберт принялся его разуваться, встрепенулся:
   -- Я сам...
   -- Конечно, мой господин, -- мягко проговорил Роберт, -- но сейчас вы устали и потому я помогу вам...
   -- Ах, Дикки, -- вздохнула Мейми, -- и когда ты, наконец, женишься?
   Последовавшая за вопросом пауза подсказала Роберту, что племянник обиделся. Вода журчала, Бобби клевал носом, а Ричард дулся.
   -- Бетси Данкан такая милая девочка, -- продолжала свободная Бейкер. -- Она станет идеальной женой. Хватит сохнуть по этой стерве Эллис...
   -- Мейми!
   -- Я уже сорок четыре года Мейми, -- ничуть не смутилась "племянница". -- И знаю, о чем говорю. Да разве эта выскочка тебя ценит? Вспомни, что она устроила в Сенате -- чуть не испортила твой триумф. И потом -- она уже немолода.
   Ричард возмущенно фыркнул. Роберт взял полотенце.
   -- А ничего, что она меня моложе? -- проговорил сенатор.
   -- Да разве это можно сравнивать? -- в голосе Мейми послышалось снисхождение к наивному маленькому братику, не понимавшему простых вещей. -- Для первых родов она уже старовата.
   Роберт аккуратно вытер ребенку ноги и решил не будить мальчика. Осторожно взял его на руки и понес в комнату.
   -- О, спасибо, доктор, -- сестра Ричарда живо обернулась. -- Вы меня просто спасаете! Комната Бобби там. Как закончите, займитесь, пожалуйста, вещами...
   Пока Роберт стелил постель, Бобби сладко посапывал, но когда питомец принялся переодевать его в пижаму, мальчик открыл глаза, непонимающе уставился на Роберта, а потом, когда в его глазах мелькнуло узнавание, ухватил питомца за руку:
   -- А ты правда тот самый доктор Томпсон? -- прошептал он.
   -- Да, мой господин. -- Судя по всему, слава настигла его и здесь.
   -- И ты расскажешь, как придумывать дома?
   -- Конечно, -- кивнул Роберт, несколько удивленный вспыхнувшему в глазах Бобби восторгу. -- Но сейчас вам надо отдохнуть. А потом, когда вы взбодритесь, мы с вами обязательно позанимаемся.
   Глаза Бобби сами собой закрылись, и Роберт уложил мальчика в постель. Укрыл одеялом. Опустил жалюзи, чтобы солнце не мешало сну. Осторожно прикрыл за собой дверь.
   Мейми Бейкер солнечно улыбнулась. Она вообще выглядела удивительно солнечно и ярко, словно маленькая птичка на ветке. Энергичная, непоседливая, она оживленно щебетала, то и дело улыбалась и всплескивала руками, словно крыльями...
   Роберт принялся разбирать вещи. Он настолько погрузился в работу, что не сразу сообразил, что брат и сестра заговорили о нем:
   --... неужели ты не понимаешь, Дикки, что это бестактно? -- воскликнула Мейми.
   -- Да причем тут я? Все претензии к Стиву, -- оправдывался Ричард.
   -- Ну, хорошо, Стив выбрал твоему питомцу фамилию, -- согласилась Мейми. -- Но зачем ты назвал его Робертом? Ты понимаешь, как это выглядит? Твой питомец -- Роберт Томпсон, а мой Бобби -- всего лишь Бейкер... Замечательно! Ты же мог назвать его Роджером или Рональдом, или -- вот прекрасное имя для питомца! -- Роландом!
   "Очаровательно!", -- отметил Роберт и искоса взглянул на Ричарда. Сенатор сидел недовольный и насупившийся.
   -- Я не подумал, -- наконец, объявил он.
   "Еще того лучше", -- решил Роберт.
   -- Знаешь, Дикки, я всегда прощала тебе все выходки, -- вновь заговорила Мейми. -- Но, видит Бог, всему есть предел! Я даю тебе год, чтобы жениться и завести ребенка. Вот когда у тебя появится сын или дочь, ты сразу научишься думать о последствиях своих действий, -- объявила она. -- А если ты не управишься за год, я подам документы на смену фамилии для Бобби. Вот тогда в нашей семье появится настоящий Роберт Томпсон.
   Ричард поднял голову:
   -- А Норман не обидится?
   -- А чего ему обижаться? -- улыбнулась Мейми. -- Норман очень разумный человек. Он знает, как хорошо быть племянником сенатора и консула. Но он также знает, что еще лучше быть не просто племянником сенатора и консула, но и носить фамилию Томпсон. К тому же остальные-то дети останутся Бейкерами.
   Роберт повесил в шкаф платье и понял, что это все.
   -- Я закончил, моя госпожа.
   -- Благодарю вас, доктор, -- Мейми одарила его очередной милой улыбкой. -- Вы можете идти.
   -- Сенатор?
   -- Да-да, Роберт, -- смущенно отвечал Ричард, -- иди к себе -- мы потом поговорим.
   Роберт вежливо склонил голову, словно образцовый английский дворецкий, и вышел. Но когда он добрался до своих комнат и закрылся в спальне, он, наконец, перестал сдерживать смех. Повалился от хохота на кровать. В отношении Мейми справочник Эдлая был неполон. И все же кое в чем родственница была права. Если он не хочет, чтобы его принимали за прислугу, то в перерывах между дежурствами ему и правда стоит носить деловой костюм. Во всяком случае, до тех пор, пока все Томпсоны с родственниками не запомнят его в лицо. Да и с мнением Мейми, что женитьба способствует серьезности, Роберт тоже был склонен согласиться. Однако взглянув трезво на Ричарда, попаданец вынужден был признать, что и для Эллис Дженкинс, и для Замечательной Элизабет подобный шаг вряд ли можно было назвать удачным.
   Ричард вернулся в свои покои через полтора часа и сразу принялся оправдаться. Роберт внимательно выслушал его речь, а потом пожал плечами:
   -- Да, ладно, Дик, к чему все эти слова? -- поинтересовался он. -- Ты полагаешь, я не понимаю своего положения?
   -- Мейми вовсе не хотела тебя обидеть...-- пролепетал сенатор. -- Она такая милая, ты увидишь...
   -- Я готов признать, что она гораздо вежливее, чем можно было ожидать от рабовладелицы по отношении к рабу, -- сообщил Роберт. Ричард густо покраснел. -- И, по своему, она даже извинилась, -- напомнил питомец. -- Но в данном-то случае, из-за чего ты мнешься? -- поинтересовался Роберт. -- Ты считаешь, что ситуация должна была разворачиваться как-то иначе? Женщина с кучей сумок, уставший ребенок и двое здоровых мужчин. Ну и кто, по-твоему, должен был тащить всю эту тяжесть -- десятилетний ребенок что ли?
   Ричард молчал.
   -- А если тебя так волнует, что весь груз достался мне, ты вполне мог забрать у меня половину -- все же речь шла о твоей сестре, -- заметил Роберт. -- То же самое и с твоим племянником... Ребенок устал. И кто его должен был нести -- твоя сестра? Так Бобби весит не менее тридцати килограмм. Ты собирался взвалить все эти килограммы на женщину?
   Сенатор опустил голову.
   -- Но если тебя волнует проблема в целом, могу подсказать прекрасный способ на будущее избегать подобных ситуаций -- просто продай меня Макфарлену, и дело с концом.
   -- Я серьезно, а ты...-- Ричард чуть не задохнулся от обиды.
   -- Да и я серьезно, -- отозвался Роберт. -- Гарантирую -- там меня никто не примет за прислугу.
   Ричард сокрушено вздохнул. Прошелся по комнате. Сел. Роберт наблюдал за сенатором, размышляя, что в кругу семьи человек раскрывается так, как это не случается ни при каких иных обстоятельствах.
   -- И, кстати, в отношении женитьбы Мейми была права, -- заметил Роберт.
   -- Что, будешь уговаривать меня жениться на Элизабет Данкан? -- с холодком в голосе осведомился сенатор.
   -- Ни в коем случае, -- возразил попаданец. -- Я согласен лишь с той частью, что женитьба прекрасно просветляет голову. Но вот что ты подходишь в качестве мужа Элизабет Данкан или Эллис Дженкинс, я не говорил.
   -- Это еще почему? -- сенатор был настолько поражен заявлением родственника, что даже забыл оскорбиться.
   -- Хотя бы потом, что ты сам не знаешь, чего хочешь, -- ответил Роберт. -- А во-вторых... Дик, я не знаю Эллис Дженкинс, но если ее терпеть не может даже Эдлай и не стесняется об этом говорить, то не думаю, что жизнь во враждебном окружении доставит ей много радости. А вот Бетси Данкан я как раз знаю. Она хорошая девочка -- добрая, милая и заботливая. Она действительно может решить большую часть твоих проблем. Но надо ведь подумать и о ней, -- напомнил Роберт. -- Бетси заслуживает любви, а не того, чтобы решать твои проблемы за ее счет.
   Ричард возмущенно вскочил и выбежал из комнаты. Роберт в который раз за этот бесконечный день усмехнулся. Занятно наблюдать за родственниками. И на редкость познавательно. Особенно, когда эти родственники не догадываются об их родстве.
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Воронцова "Мартини для горничной" (Юмор) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Перерождение" (Любовная фантастика) | | С.Лайм "Страсть Черного палача" (Любовное фэнтези) | | А.Максимова "Сердце Сумерек" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | Лаэндэл "Анархия упадка. Отсев" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"