Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.57

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На перепутье


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 57

  
   Эдлай был прав -- разбитые коленки, ссадины, порезы и даже расквашенные носы были в этом доме обычным делом. Дети бегали, прыгали, иногда сталкивались друг с другом или со взрослыми, налетали на стены, деревья и скамейки, падали, вставали и бегали вновь. Затащить их в медпункт было не самым простым делом, а получить признание, что у них что-то болит, было и того труднее.
   Вскоре Роберт понял, что взрослые ничуть не отставали от детей, а женщины от мужчин. За каждое очко в игре они готовы были расшибиться, а во имя победы начисто забывали о всяком чувстве самосохранения. Наблюдая за взрослыми представителями дома Томпсонов-Стейтонов-Бейкеров-Стеннисов-и-Как-их-еще-там, Роберт иначе стал оценивать информацию в справочнике Эдлая.
   Норман Бейкер и правда не любил проигрывать. Каждый раз, когда ему случалось продуть партию в теннис, он сокрушенно вздыхал и говорил, что за время кабинетной работы набрал лишний вес, после чего принимался изнурять себя на беговой дорожке Стива и даже пропускал совместные просмотры кино, лишь бы потренироваться лишний час. Привести его в чувство могло только суровое обращение "свободный директор", которое оказывало на Бейкера воздействие, сходное с воздействием ледяного душа, и напоминало, что жизнь не начинается и не заканчивается на корте или беговой дорожке. Философское отношение к проигрышам Эндрю Стейтона-младшего также имело чисто техническую причину. В каждой игре, в каждом состязании он участвовал с такой самоотдачей, что по окончании матча просто не имел сил ни для радости, ни для печали.
   Ричард носился по корту и спортивным площадкам с не меньшим азартом, чем все его родственники, и в результате получил ракеткой по руке от старшей сестры -- не Мейми, а Кортни -- в эпическом матче Томпсоны против Сполдингов. Когда потерявший терпение Роберт потребовал от родственника показать ссадину на руке, обычно осторожный сенатор, прежде не замеченный Робертом в особом пристрастии к спорту, объявил родственника перестраховщиком, ничего не понимавшем в теннисе, и умчался на корт, пообещав доказать Сполдингам, кто лучший.
   Наблюдая за родственниками, Роберт признавал, что дед всегда с одобрением относился к выработке воли к победе, бойцовских качеств и командного духа. Однако если бы дед мог взглянуть на своих здешних потомков, то наверняка заявил бы, что они основательно перегнули палку.
   К счастью, физическая активность была не единственным видом развлечений родственников. В доме Стива наслаждались музыкой, играли в шахматы, спорили о политике и придумали множество интеллектуальных занятий для детей. Большая часть спокойных игр, которыми занимали молодняк, была познавательной, и среди них Роберт почти с умилением опознал любимую с детства игру в двадцать вопросов. Нарушать традицию познавательности попаданец не собирался, так что в ходе подготовки к обещанной игре в строительство просмотрел все оставшиеся от Стива игрушки и пришел к выводу, что вполне способен возвести целый город со всеми коммуникациями, а также кое-что рассказать подросткам о технологиях и материалах.
   Два полуторачасовых занятия с подростками показали Роберту, что если для большинства из них "строительство" было обычной, пусть и познавательной, игрой и немного фокусами -- иными словами замечательным способом скоротать время между догонялками, теннисом, верховой прогулкой или репетицией поздравительной песни для дяди Стива, то для Бобби Бейкера это было откровением. Горящие от восторга и азарта глаза, десятки вопросов, которыми он буквально засыпал Роберта, желание все попробовать и множество, возможно, наивных, но при этом живых идей доказали архитектору, что у тезки есть талант. Бобби готов был бегать за ним попятам. Взахлеб делился впечатлениями, рассказывал об учебе, друзьях и родственниках и временами так увлекался, что рисковал пропустить какое-нибудь занятие или игру. В этом случае Роберт указывал мальчику на часы и возвращал в компанию сверстников, давая обещание, что потом, когда "молодой господин освободится", непременно расскажет и покажет еще что-нибудь интересное.
   Да, родственники были занятными людьми. Но пока Роберт усиленно наблюдал за ними, другая пара глаз с не меньшим усердием наблюдала за ним. Взгляд Стива Томпсона был холоден, внимателен и пристрастен, и временами Роберту казалось, будто своим взглядом консул способен просверлить дыру у него в затылке. Даже в день своего торжества Стив не забыл про наблюдение. Он шутил, принимал подарки, выслушивал речи и сам ораторствовал в ответ, но при этом Роберт то и дело ловил на себе его холодный и недоверчивый взгляд. Временами это забавляло, временами раздражало, но вскоре Роберт обнаружил, что Стив не только наблюдает, но еще и действует.
   Когда Эдлай Вильсон, окрыленный успешным педагогическим дебютом Роберта, предложил ему провести еще две или даже три игры, консул неожиданно вмешался:
   -- Господь с вами, Эдлай, наши детки -- это слишком суровое испытание для непривычного человека, -- добродушно проговорил он, но в его взгляде Роберт заметил беспокойство. -- Не стоит обременять Роберта. У него и так достаточно работы...
   -- Но мне не трудно, -- начал было домашний любимец, но Стив остановил его, энергично замахав руками:
   -- Вы просто не знаете, о чем говорите, -- с прежнем добродушием предположил он. -- Я не отрицаю, дети очень милые существа, -- признал консул, -- но временами бывают совершенно невыносимы! Я не хочу, чтобы после общения с ними вам потребовалась реабилитация... Нет-нет, Роберт, я ценю ваши старания и энтузиазм, но здравый смысл требует спасти вас от этого кошмара.
   -- А как же теннис? -- растерянно вопросил Эдлай. -- Я хотел просить Роберта...
   -- Нет-нет, -- вновь покачал головой Стив. -- Этим займется Ричард и кто-нибудь из кузенов, они-то знают, что их ждет. Разве вы забыли, что Джорджи Томпсон не в ладах с ракеткой, об Энди и Эрни Сполдингах я уже не говорю. Роберт может получить травму! Я не могу пойти на такой риск...
   Консул доброжелательно улыбался, но в его глазах плескалось беспокойство. Роберт понял, что Стив усиленно ограждает от него детей. В какой-то миг попаданец даже удивился, неужели консул и правда считает его психопатом, но потом вынужден был признать, что у родственника есть для этого все основания. Те безумцы, что совершали ужасные вещи, и о которых так любили писать газеты оставленного мира, тоже не выглядели чудовищами. И даже если забыть о двойном диагнозе, вздохнул Роберт, бедолаг-полицейских он все-таки поломал.
   Роберт представил, что бы делал сам, если б узнал, что рядом с его младшими родственниками находится человек, способный до такой степени утратить контроль, что он даже покалечит невинных людей, и понял, что тоже постарался бы свести общение с этим человеком к минимуму. Он лишь удивлялся, как Стив решил допустить его до дежурств в медпункте, но потом сообразил, что здесь родственник ничем не рисковал. Дети не любили демонстрировать шишки и ссадины, так что в медпункт их всегда конвоировал кто-то из взрослых -- чтобы не сбежали по дороге -- и, значит, здешний молодняк практически никогда не оставался с ним наедине.
   Если, конечно, не считать Бобби...
   Именно о Бобби Роберт и размышлял, когда по просьбе Ричарда разыскивал в библиотеке консула подробный свод сенатских правил и относил массивный том в Северную гостиную особняка. Возникшая у Ричарда привычка вызывать его по ошейнику, а не по коммуникатору, раздражала, но забота о Бобби была все же сильнее раздражения и удивления, что могло понадобиться племяннику в своде сенатских правил во время праздника. Страхи консула были понятны, но они лишали Бобби необходимых ему рассказов. Впрочем, усмехнулся проектировщик, если он не мог заниматься с мальчишкой очно, ничто не мешало ему сделать это заочно. Благо сеть никто не отменял.
   Вид Северной гостиной удивил Роберта. На мгновение ему показалось, будто он попал в классную комнату. Однако Ричард сидел в стороне от кафедры, а на председательском месте красовался тринадцатилетний Джордж Стеннис. Ричард рассеянно принял том, так же рассеяно поблагодарил Роберта, и архитектор собрался уже выйти из комнаты, когда со своего места с радостным восклицанием вскочил Бобби и стремглав кинулся к нему:
   -- Роберт, а ты еще будешь с нами играть?!
   Джордж Стеннис ударил по кафедре небольшим деревянным молотком:
   -- Регламент! Свободный Бейкер, напоминаю вам о регламенте!
   Бобби тяжко вздохнул, как человек, столкнувшийся с чем-то ужасно скучным, но неизбежным, и оторвался от Роберта.
   -- Свободный председатель, -- степенно проговорил он, -- я прошу предоставить мне небольшой перерыв для решения проблем, не терпящих отлагательств.
   Роберт приподнял бровь, сраженный этой фразой.
   -- Хорошо, свободный Бейкер, -- с не меньшей важностью отвечал "председатель". -- Я даю вам пять минут.
   Бобби просиял, мгновенно отбросив серьезность, и ухватил Роберта за руку:
   -- Пойдем, у нас мало времени!
   Оказавшись за дверью, Бобби схватил Роберта уже за обе руки и повторил свой вопрос:
   -- Мы еще поиграем?
   Роберт помедлил, подбирая слова:
   -- В расписании наших игр больше нет, -- сообщил он. Лицо Бобби вытянулось. Казалось, мальчик вот-вот расплачется. -- Ну, что вы, мой господин, -- принялся утешать Роберт и, чтобы оказаться на одном уровне с ребенком, опустился перед ним на колени: -- Для вас придумано много других развлечений. Вот сейчас во что вы играли?
   -- В Сенат, -- ответ прозвучал так безрадостно, что Роберт и сам расстроился. -- Мама говорит... -- начал Бобби, -- все говорят... что это очень полезно. Эта игра приучает к служению обществу...
   -- Служить обществу можно по-разному, -- осторожно заметил Роберт.
   -- Да, -- еще более безрадостно согласился Бобби. -- Еще мы играем в консулов. Дядя Вилли подарил мне такую игру.
   Против воли Роберт начал закипать.
   -- А какие еще игры у вас есть? -- мягко спросил он.
   -- "Сенат", "Моя семья", "Знай законы", "Экономика", -- принялся перечислять Бобби. -- Еще мама покупает к ним все дополнения, -- вспомнил мальчик. -- Это чтобы стать хорошим гражданином, -- со вздохом пояснил Бобби.
   -- А конструкторы? -- напомнил Роберт.
   -- У дяди Стива, -- ответил мальчик. -- Но мама говорит, они не такие полезные...
   Дверь распахнулась, и в коридор выглянули оба Джорджа:
   -- Бобби, не тяни!
   -- Пора голосовать! -- подростки загалдели почти одновременно.
   -- Пять минут еще не закончились! -- запротестовал Бобби.
   -- Ну, давай скорей, -- возмутился Джордж Томпсон. -- Это же очень важный билль!
   -- Я скоро, -- ответил Бобби, и дверь захлопнулась. Мальчик вновь повернулся к Роберту: -- Так ты... больше не будешь со мной играть?
   Роберт покачал головой.
   -- Но вы можете играть сами, -- утешающе проговорил он. -- Это совсем не трудно. Нужно только...
   Дверь вновь открылась. На пороге стоял Ричард.
   -- Бобби, регламент, -- строго напомнил сенатор. -- Во время сенатских голосований не рекомендуется покидать зал заседаний. Иначе ты рискуешь пропустить что-нибудь важное и потерпишь поражение, а общество лишится полезного закона.
   Бобби тяжко вздохнул:
   -- Да, дядя Дик, я иду, -- послушно кивнул он и уныло вернулся в гостиную.
   Роберт поднялся с колен.
   -- Что -- совсем тебя замучил? -- с сочувствием поинтересовался Ричард.
   -- Нет, не замучил, -- с холодком в голосе ответил Роберт. Оглядел племянника с ног до головы, словно впервые видел. Задумался, понимает ли родственник, что сейчас творит. -- Я нужен тебе в ближайшие четыре часа? -- уже деловым тоном спросил Роберт.
   -- Нет, а что? -- в голосе Ричарда послышалась озадаченность.
   -- Мне надо кое-куда съездить.
   -- А дежурств у тебя сейчас нет? -- уточнил сенатор.
   -- Ну, раз я спрашиваю, нужен ли тебе, то можно предположить, что в остальном я свободен, -- с некоторым нетерпением отвечал Роберт. -- Я могу взять твою машину?
   -- Бери, конечно. Ты что -- хочешь съездить к Макфарлену? -- Ричард нахмурился.
   -- Нет, Дик, не к нему, -- Роберт призвал на помощь все свое терпение. -- К тому же Макфарлена сейчас нет в городе. Ладно, увидимся!
   -- Но все-таки...
   -- Дик, тебя дети ждут, -- напомнил Роберт. -- У них важный билль. Вот и учи их служить обществу.
   Не обращая более внимания на родственника, Роберт широким шагом направился к себе.
   Проверить данные по планшету. Облачиться в деловой костюм. Не забыть расходную электронную карту.
   Роберт огляделся и похлопал себя по карманам, чтобы проверить, не забыл ли чего. Решение было принято, и он не сомневался, что Бобби оно непременно понравится.
  

***

  
   Торговый центр "Райская жизнь" и правда был лучшим, а его детский отдел, занимавший целое крыло в пять этажей, способен был привести в восторг не только ребенка, но и взрослого. К выбору самого лучшего набора здешнего аналога "Лего" Роберт подошел со всей серьезностью: количество и вариативность крепежных блоков, максимальная площадь базы, варианты ландшафтов, позволявшие имитировать различные грунты -- Роберт учитывал все. В облюбованном им наборе предусматривалась даже инструкция, оказавшаяся неплохим учебником по проектированию для детей, а в приложении к инструкции обнаружилось несколько схем сбора семи самых знаменитых зданий свободного мира -- от наиболее простых моделей для малышей до гораздо более сложных вариантов для подростков.
   Лучший набор "Города" оказался и самым дорогим, но Роберт счел, что в данном случае ни один цент не будет потрачен зря. Он как раз собирался расплатиться за покупку, когда продавец, перед этим целый час терпеливо отвечавший на все его вопросы, раз за разом демонстрировавший возможности конструктора и проводивший сравнительный анализ разных наборов "Города", неожиданно смутился и робко попросил автограф. Взглянув на восторженное лицо свободного, Роберт улыбнулся и написал на его карточке:
   "С благодарностью за прекрасную работу. Роберт Томпсон".
   Парнишка просиял:
   -- Вам правда нравится наш "Город"?
   -- Очень, -- совершенно искренне ответил Роберт. -- Если бы в мое детство были такие конструкторы, возможно, как проектировщик я достиг бы гораздо больших высот...
   Всю дорогу до владений Стива Роберт мечтательно улыбался. В такой конструктор он и сам был не прочь немного поиграть. Конечно, в детстве, как и у большинства детей, у него было несколько наборов "Лего", и он как-то целый день донимал деда вопросами, почему так получилось, что лучшая игрушка была придумана в какой-то крохотной Дании, а не в США? Дед хмурился и что-то невнятно ворчал, а Роберт впервые осознал, что Америка не всегда и не во всем является лидером. Да, "Лего" доставило ему немало приятных часов и стало причиной серьезного потрясения, но по сравнению с купленным им "Городом" та игра казалась скромной лавчонкой рядом с супермаркетом.
   Ворота особняка бесшумно открылись, и Роберт проехал внутрь. Вновь улыбнулся, представив удивленную физиономию Ричарда. Однако когда взволнованный племянник, почти два часа изводивший себя вопросом "Что задумал Роберт?", увидел огромную коробку, которую родственник втащил с гостиную, его реакция оказалась много экспансивнее, чем ожидал Роберт.
   -- Что это?! -- в тоне сенатора слышалось нечто похожее на ужас.
   -- Подарок для Бобби, -- невозмутимо сообщил Роберт. -- И не надо смотреть на меня с таким ужасом. Бери коробку и неси племяннику. Скажешь, что это твой подарок.
   -- Ты сошел с ума, -- выдохнул Ричард.
   -- Тебе не кажется, что ты повторяешься? -- проговорил Роберт и с наслаждением скинул пиджак. -- Мы уже давно выяснили, что я в здравом уме и твердой памяти, так что не стоит раз за разом повторять нелепости. Коробку в руки и вперед!
   Ричард нерешительно подошел к покупке, принялся рассматривать упаковку, но, заметив цену, вновь возбужденно обернулся к подопечному:
   -- Ты выкинул на какую-то игру чуть ли не сотню?!
   -- Не на какую-то, а на лучшую, -- поправил Роберт.
   -- Девяносто пять долларов!..
   -- А ты что хотел? -- питомец удобно расположился в кресле. -- Это самый полный набор "Города" -- пятнадцать тысяч деталей, новые разработки... -- с удовольствием сообщил проектировщик. -- Хочешь -- возводи модели известных зданий по образцу. Хочешь -- строй город. Или можешь придумать что-то новое -- виллу, школу, больницу, стадион... -- здесь масса возможностей.
   -- Но...
   -- Не все измеряется деньгами, Дик, -- предвосхитил новое возражение родственника Роберт. -- Не говоря уж о том, что это мои деньги, которые я заработал и имею право тратить так, как считаю нужным.
   -- Не могу поверить, что Бобби решился выпросить у тебя такой дорогой подарок...-- сокрушенно пробормотал сенатор. -- Как он мог?!
   -- Не клевещи на племянника, -- с упреком проговорил Роберт. -- Бобби -- скромный мальчик. И щедрый! Если тебе понравится игра, он даст тебе поиграть, -- улыбнулся попаданец. -- И, кстати, -- вспомнил он, -- проследи, чтобы после окончания торжеств конструктор отправился в дом Бобби, а не остался здесь.
   -- Мейми меня убьет, -- вздохнул Ричард.
   -- Тебя что больше волнует -- собственная безопасность или благополучие племянника? -- сощурился Роберт. -- Впрочем, не волнуйся, я не знаю еще ни одного случая, чтобы старшая сестра убила любимого младшего братишку, -- с иронией проговорил попаданец. -- К тому же ты сенатор. Вот и прояви заботу о подрастающем поколении.
   Ричард Томпсон безнадежно опустил руки. Укоризненно взглянул на родственника:
   -- Ты не понимаешь... -- пожаловался он. -- Пойми, у нашей семьи есть определенные обязательства перед обществом. Бобби тоже их унаследовал. Он не может отвлекаться на всякую чепуху, когда должен учиться служить обществу...
   -- А вот не надо решать за него! -- разозлился Роберт. -- Придумали отговорку... Хороший проектировщик или строитель нужен обществу гораздо больше, чем посредственный сенатор, -- объявил он. -- Который сначала принимает идиотский закон, а потом не знает, что с ним делать, -- ядовито напомнил он. -- И по отношению к избирателям это тоже не слишком-то честно, -- заявил Роберт.
   -- Бобби умный мальчик, -- возразил сенатор.
   -- Да, только оказавшись не на своем месте, человек обычно стремительно глупеет, -- парировал попаданец. -- Я не знаю, что выберет Бобби -- проектирование, строительство или разработки новых технологий, но он разберется, только не надо ему мешать. Упражняй свое честолюбие на ком-нибудь другом!
   -- Причем тут честолюбие? -- обиделся Ричард. -- Граждане должны знать, как работает общество.
   -- А с каких это пор тонкости прохождения законопроекта через Сенат стали основными сведениями о работе общества? -- не сдавался Роберт. -- Хочешь воспитать сенаторов? Пожалуйста! Оба Джорджа с радостью пройдут эту науку. И, что самое интересное, у них все получится. Можешь даже устроить их пажами в Сенат -- прекрасная школа. А Бобби нужно другое, -- объявил Роберт. -- Расскажи ему о правовом регулировании проектной и строительной деятельности. Тут у тебя будут все возможности порассуждать об ответственности гражданина перед обществом.
   Ричард с некоторой растерянностью уставился на родственника:
   -- Ты это всерьез? Про пажей... и правовое регулирование?..
   -- Хочешь сказать, тебе это никогда не приходило в голову? -- удивился Роберт.
   Сенатор смутился.
   -- Это надо обдумать, -- заметил он.
   -- Замечательно, -- кивнул Роберт. -- Обдумывай. Только сначала отнеси Бобби подарок.
   Решительно сгрузив в руки родственника коробку с конструктором и мягко подталкивая его к двери, Роберт, наконец, выпроводил сенатора. Разговор с племянником занял больше времени, чем он рассчитывал, и к дежурству в медпункте Роберту пришлось переодеваться самым спешным образом. "Как в военной школе", -- усмехнулся он.
   -- Привет, как дела!
   Свободный парамедик доброжелательно поднял руку, приветствуя сменщика.
   -- Не поверишь, но тишина, -- довольно сообщил он. -- Только мойщик с кухни ухитрился порезаться, а так все хорошо -- ни одной разбитой коленки, ни одной шишки... Мы попали в Аркадию, и если эта идиллия продлиться хотя бы еще полчаса, можно будет облачаться в тоги...
   -- ... в хитоны, -- поправил Роберт.
   --... брать в руки арфы и приниматься слагать гимны, -- договорил свободный.
   Питомец улыбнулся.
   -- Еще бы, завтра у деток конный поход, -- сообщил он. -- Никому не хочется пропустить такое развлечение из-за какой-то ссадины. Все притихли. Прилежно играют в настольные игры и грезят о приключениях.
   -- Какая жалость, что их нельзя отправлять в поход каждый день, -- проворчал парамедик.
   -- Пожалей лошадей, -- деланно возмутился Роберт. -- В отличие от детишек они устают.
   Оба расхохотались, и свободный в знак прощания хлопнул Роберта по плечу:
   -- Счастливо поскучать!
   Дежурство и правда выдалось скучным. К Роберту зашли только секретарь консула, порезавшаяся бумагой, управляющий, решивший узнать, как дела, и питомец, притащивший обед. Роберт прилежно просмотрел документы, проверил порядок на полках, в кабинете и в перевязочной, наконец, вытащил планшет и заглянул в почту. Чак Макфарлен, Марта Таненбаум, доктор Стилл... Роберт с удовольствием прочитал письма и принялся писать ответы. Пострадавших не было, и молодой человек подумал, что медицина -- это чуть ли не единственный вид деятельности, где отсутствие работы означает, что все хорошо.
   Когда в медпункт явился сменщик, в журнале по-прежнему красовалась единственная запись за все дежурство.
   Возвращаться к себе Роберт предпочитал по галерее -- чудесный вид, голубеющее небо и никаких людей! Переоделся и собрался уже узнать у родственника, как прошло вручение подарка, когда до его слуха донесся знакомый голос:
   -- ... как ты мог, Дик, как?!
   "Мейми", -- сообразил Роберт и подошел ближе к двери. -- "И в чем Ричард прокололся на этот раз?"
   -- Да причем тут я? -- слабо оправдывался племянник. -- Меня попросил Стив.
   -- Об этом мы поговорим потом, -- непреклонно отвергла оправдания младшего брата свободная Бейкер. -- Но ты должен был предупредить, что твой питомец психопат! -- возмущалась Мейми. -- Здесь же дети! Об этом ты подумал?
   -- Роберт не психопат, -- привычно возразил Ричард. "Ну, хоть за это спасибо", -- вздохнул попаданец. Задумался, может быть, ему стоит уронить стул или как-то иначе дать понять, что он здесь? А с другой стороны, какой в этом смысл? Он только напугает Мейми, а страх вряд ли будет способствовать взаимопониманию, -- признал питомец.
   -- Так вот, Дик, я не желаю, чтобы эта тварь находилась рядом с моими детьми! -- объявила Мейми. -- Я не хочу ими рисковать!
   -- Ты все не так поняла...
   -- И не пытайся заговаривать мне зубы! -- оборвала младшего брата Мейми. -- Держи своего психа как можно дальше от моих детей. Дай ему какое-нибудь задание, отправь домой или в аренду, но я не желаю его видеть! Пусть не смеет даже приближаться к Бобби!
   -- Ну, знаешь, -- возмутился Ричард. -- Это не мой питомец крутится вокруг Бобби, это Бобби не дает прохода моему питомцу! Ты бы видела, что он устроил сегодня утром. Да я еле вырвал парня из его рук! Сама скажи Бобби, чтобы он оставил Роберта в покое -- он же ему на шею сел!
   Роберт тихо отошел от двери, попытался привести мысли в порядок. Использовать в своих целях можно было все. И позиция Мейми тоже была понятна. И все-таки, на душе было мерзко...
   -- Наверное, хорошо, что ты подарил Бобби эту дурацкую игру, -- после паузы сообщила Мейми. -- Он увлечется ею и забудет твоего психопата...
   -- Мейми...
   -- Да, Мейми-Мейми, уже сорок четыре года Мейми, -- устало повторила женщина. -- Вот будут у тебя дети, тогда и поймешь...
   До Роберта донесся тяжкий вздох и звук шагов.
   -- Сделаем так, -- объявила свободная Бейкер. -- Ты скажешь Бобби, что дал своему питомцу очень важное и срочное поручение и попросишь Бобби не отвлекать питомца от работы.
   -- Почему я? Ты можешь сказать это и сама.
   -- Да потому, что это твой питомец, -- взорвалась Мейми. -- Ты за него поручился, ты его воспитываешь, ты даешь ему работу, поощряешь и наказываешь! Скажи Бобби, что если из-за его привязчивости питомец не успеет выполнить работу, тебе придется питомца наказать. Это произведет на Бобби правильное впечатление...
   "Ну, все!" -- подумал Роберт и встал. Очень хотелось швырнуть на пол стул, но Роберт преодолел искушение -- к чему провоцировать женские истерики? Выбрался на галерею. Оперся на перила. Несколько раз глубоко вздохнул и выдохнул.
   Он знал, что диагнозы -- сразу два диагноза -- основательно осложнили ему жизнь, но научился мириться с этим и временами даже использовать диагнозы как щит. И все-таки оказаться в роли чудовища, от которого матери прячут детей, было тяжело.
   Роберт спустился по лестнице и отправился на беговую дорожку. Три круга по небольшому стадиону заставили его вспомнить о правильном дыхании, но не вернули душевного равновесия. В борьбе за спокойствие турник показался Роберту перспективнее беговой дорожки, и он рысцой побежал к нему.
   После первых пятнадцати подтягиваний Роберт почувствовал, что начинает успокаиваться. После двадцать пятого ощутил, что тело стало тяжелеть. После тридцать пятого его мир сузился до перекладины турника. А на сорок шестом он понял, что это все.
   Роберт с трудом разжал пальцы и неловко приземлился. Постарался встать, пошатнулся, выпрямился и понял, что достиг полной безмятежности. Волосы прилипли ко лбу, по лицу градом катил пот, майку можно было выжимать, и от него несло так, что Пат непременно сморщила бы свой идеальный носик и попросила бы его не подходить. Откуда-то сбоку раздались аплодисменты, но Роберту было решительно все равно. С этим прекрасным чувством он побрел к дому, прошел к себе. Кажется, в апартаментах Ричарда не было никого. Роберт пожал плечами, сморщился, стащил потную майку и швырнул ее в грязное белье, а потом отправил туда же и остальную одежду. Душ вернул ему ощущение собственного тела и заставил поверить в реальность окружающего мира. Свободный мир обступал его со всех сторон, и он даже готов был его принять. Жизнь такая, какая она есть -- ничего не поделаешь...
   Когда Ричард робко постучал в его дверь, Роберт спокойно сидел в кресле и пил апельсиновый сок. Его волосы были еще влажными, но руки уже не дрожали. Мир в душе, тишина вокруг, почти благодать...
   -- Видишь ли, Роберт, -- нерешительно начал сенатор. -- Тут возникла одна проблема...
   -- ... что я очень не нравлюсь твоей сестре Мейми, -- размеренно продолжил Роберт, -- и она не желает, чтобы психопат находился рядом с ее детьми.
   -- Ты все слышал? -- в смущении вопросил Ричард и отвел глаза.
   -- Возможно, не все, -- пожал плечами Роберт. Поставил стакан на журнальный столик. Пояснил: -- Я дослушал до ее предложения поговорить с Бобби, и решил, что, наверное, не стоит слушать дальше.
   -- Мейми не хотела тебя оскорбить, -- пролепетал Ричард. -- Она просто все неправильно поняла...
   -- Она мать, -- остановил оправдания родственника Роберт. -- И она заботится о своем ребенке. Кстати, не только она бережет от меня детей. Стив тоже, представь себе, -- сообщил питомец. -- Как видишь, мое старое предложение лучший выход для всех. Продай меня Макфарлену. Это решит мои проблемы, твои проблемы, успокоит твою сестру... Идеальный выход.
   -- Стиву это не понравится, -- опустил голову племянник.
   -- Ну, так поговори с ним, -- предложил попаданец. -- Завтра здесь будет тихо -- прекрасная возможность расставить все точки над i. К тому же альтернатива... я уже говорил о ней, -- Роберт мрачно улыбнулся.
   Ричард побледнел и затряс головой.
   -- Вот и я о том же, продажа лучше, -- согласился Роберт. -- Хочешь, чтобы я присутствовал?
   -- Нет, не надо, -- почти испугался Ричард. -- От этого будет только хуже. Но будь где-нибудь поблизости... Чтобы нам потом не пришлось тебя ждать.
   На ужин Роберт отправился со странным ощущением спокойствия в ожидания конца. Последний ужин среди родственников... Последняя ночь в почти родном доме... Последние шутки, любезности, звон бокалов... На какой-то миг Роберт ощутил, что ему даже жаль расставаться со всеми этими людьми. И все-таки это был единственный выход. Привычно недоверчивый взгляд Стива утвердил его в этом мнении.
   Если беседа пройдет удачно (и тем более, если неудачно, понял Роберт), завтра у него начнется совсем другая жизнь.
   Какая?
   Он узнает завтра.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"