Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.58

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда сбрасывают маски...


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 58

  
   Стук в дверь со стороны галереи застал Роберта врасплох. Озадаченно оглянувшись, он бросил смокинг на спинку стула, отстегнул галстук-бабочку и пошел открывать.
   Бобби был серьезен и торжественен, но при этом вид имел такой обреченный, словно явился признаваться в жутком преступлении -- вроде списывании на экзаменах. Роберт отступил на шаг, и внучатый племянник вошел в комнату.
   -- Доктор Томпсон, я должен извиниться перед вами, -- начал он. -- Я отвлекал вас от работы, но поверьте, -- глаза мальчика наполнились слезами, -- я вовсе не хотел вас подводить!
   Роберт мысленно выругался: "Заботники, чтоб их, совсем запугали ребенка", -- и постарался успокоить юного родственника.
   -- Ну что вы, мой господин, -- доброжелательно произнес он, -- вы меня вовсе не подвели. Все хорошо...
   -- Но я надоедал вам, отвлекал от работы, -- продолжал обвинять себя мальчик. -- Простите меня! Я больше не буду...
   -- Все хорошо, -- повторил молодой человек и протянул ребенку носовой платок. -- Вы ни в чем не виноваты. Мне нравилось играть с вами.
   Бобби вгляделся в Роберта с неожиданной надеждой:
   -- А вы будете еще со мной играть? Хотя бы иногда? -- очень по-детски спросил он.
   Роберт сел на пол и покачал головой:
   -- Нет, мой господин. Завтра я уезжаю...
   Глаза мальчика расширились:
   -- Как? Завтра?! -- вопрос прозвучал так горестно, что Роберту захотелось немедленно успокоить и утешить ребенка -- погладить по голове или подарить еще какую-нибудь игрушку. К сожалению, он не догадался купить в дополнении к конструктору хотя бы простенькую смешную фигурку.
   -- Так нужно для дела, -- мягко пояснил Роберт. -- Я не смогу выполнить его здесь. Но я буду с удовольствием вспоминать наши занятия. У вас есть способности, и если вы будете заниматься, вы сможете многого достичь.
   Бобби опустил голову, сделал шаг к двери, но вновь вернулся и осторожно коснулся плеча Роберта:
   -- Роберт, а дядя Дик... -- начал мальчик и неожиданно смутился. Покраснел, побледнел, отвел взгляд и вновь просительно посмотрел на Роберта. -- Мой дядя... он не...
   И тут Роберт понял. Страстно захотел высказать Мейми и Ричарду -- особенно Ричарду -- все, что о них думает. Мысленно досчитал до десяти, восстанавливая душевное равновесие.
   -- Нет-нет, мой мальчик, -- мягко проговорил он, -- ваш дядя хороший человек, он никогда меня не наказывал, не бойтесь.
   Бобби с облегчением всхлипнул и ткнулся носом Роберту в плечо.
   -- Все хорошо, -- повторил тот и все же погладил ребенка по голове.
   Мальчик доверчиво прижался к Роберту, и тот с неожиданным потрясением осознал, что когда-нибудь и у него будут дети -- не где-нибудь далеко, а рядом с ним, дети от обожаемой женщины, дети, которых он будет любить, и о которых будет заботиться. И эта мысль была восхитительна и устрашающа одновременно.
   -- Когда я вырасту, -- вновь заговорил Бобби, -- я заберу тебя у дяди Дика, и ты станешь алиеном...
   Роберт почувствовал, как у него перехватило горло.
   -- Это вряд ли возможно, мой мальчик, -- смог, наконец, выговорить он.
   -- Почему? -- испуганно спросил Бобби. -- Ты не хочешь?!
   На этот раз Роберт улыбнулся.
   -- К тому времени, когда вы вырастете, я успею стать не только алиеном, но и гражданином, -- сообщил он.
   Бобби счастливо улыбнулся и обнял Роберта за шею.
   -- А ты будешь мне писать?
   Вопрос был предсказуем, точно так же как и ответ, и Роберт с сожалением покачал головой:
   -- Не могу этого обещать, малыш, -- признал он. -- Возможно, у меня будет много работы и совсем не будет времени. Но если я не смогу тебе писать, это не будет означать, что я о тебе забыл, -- мягко пояснил он. Бобби слушал с таким вниманием, что даже не заметил изменившегося обращения питомца. -- И я буду очень рад твоим успехам, -- договорил Роберт.
   -- Думаешь, у меня получится?
   -- Если не будешь лениться -- обязательно, -- обнадежил Роберт. -- Поднажми на математику, физику и не забывай рисовать -- дома, улицы, площади -- это поможет тебе обрести чувство формы, -- наставлял проектировщик. -- Конечно, потом появятся и другие необходимые дисциплины, но это ты поймешь уже сам.
   Бобби внимал наставлениям так, словно Роберт раскрывал ему тайны мироздания, и это наивное доверие вызвало у Роберта почти отеческую нежность. Хотелось рассказать еще немало интересного, поведать мальчику, как много есть специальностей для тех, кто хочет "придумывать дома", но сейчас надо было остановиться. Прочую информацию Бобби предстояло искать самому. Правда, одну полезную мелочь он мог ребенку подсказать:
   -- Постарайся участвовать в школьных и сетевых конкурсах, -- посоветовал Роберт. -- Это будет хороший опыт.
   Оставшись один, Роберт, наконец, переоделся и задумался о своих обязательствах. Он предупредил Бобби о скорых изменениях в своей жизни, но такое предупреждение было нужно не только ребенку, но и Марте Таненбаум. В отличие от Макфарлена, который в случае не самого лучшего развития событий не мог остаться в неведение о его судьбе, Марте никто ничего не стал бы объяснять. Хотя по последним письмам Роберт догадался, что ее общение с Томасом возобновилось, он знал, что ей будет тяжело лишиться писем от него. Необходимо было подготовить ее и как-то утешить на случай, если все пойдет не так.
   На четыре строчки своего послания Роберт ухитрился потратить почти полтора часа, но не стал отправлять письмо немедленно. Если все получится, в письме не будет никакой нужды, -- размышлял он, -- а если события станут развиваться по второму варианту, он сможет отправить письмо одним легким касанием. Затем Роберт просмотрел планшет, выбирая, что стоило стереть в случае чего. В какой-то миг он сообразил, что инстинктивно ждет худшего, словно за время жизни в свободном мире разучился верить в хорошее, но потом решил, что все правильно: верь в хорошее, готовься к плохому -- в его ситуации это была самая здравая политика.
   Из-за конного похода следующее утро началось раньше, чем обычно, и Роберт вышел на галерею, чтобы оттуда полюбоваться на собиравшихся детей и взрослых. Предпоходная суета, ржание лошадей и гул голосов создавали ощущение праздника и сожаления одновременно. Роберту хотелось быть там -- среди родственников, хотелось провести с ними этот последний день, но здравый смысл подсказывал, что все к лучшему. Прощание не стоит затягивать, а связи надо рвать сразу.
   Бобби взволнованно крутился на месте, и Роберт понял, что мальчик ищет его. Поднял в знак приветствия руку, привлекая внимание ребенка, а когда тот заметил его -- улыбнулся и помахал на прощание. Бобби просиял, и в этот миг раздалась короткая команда. Голоса стихли, дети и взрослые поднялись в седла. Поход начался.
   Роберт провожал взглядом кавалькаду, пока последний всадник не скрылся из вида, и только тогда вернулся в свои апартаменты. Вытащил планшет, раскрыл почту в одном окне и список отобранных для уничтожения файлов в другом. Теперь он был готов к любому развитию событий. Дело было за Ричардом.
  

***

  
   -- ... Роберт не психопат! -- объявил Ричард, и попаданец поморщился. Не стоило начинать с этого. По его наблюдениям Стив не относился к людям, на которых действовали громкие слова. Консулу нужны были факты, и Роберт признавал, что найти их было не так-то и легко. К тому же в данном случае речь вообще шла о другом, но Стив с самого начала направил разговор в удобное ему русло.
   -- А я и не говорю, Дикки, что твоей питомец психопат, -- возразил старший Томпсон, и от неожиданности Роберт сделал шаг к двери. Голоса собеседников были хорошо слышны, но Роберту хотелось видеть лицо консула. -- Я говорю тебе, что он опасен.
   Сенатор фыркнул:
   -- Роберт? -- скептически проговорил он. -- Стив, я консультировался с психологом. Он сказал, что с Робертом все в порядке. И не говори мне про те срывы, -- решительно объявил он, словно брат хотел ему что-то возразить. -- Психолог объяснил, что это результат неадекватного обращения. Парню не повезло -- когда он попал к нам, произошла ошибка при регистрации...
   -- Это была не ошибка, Дик, -- с сожалением ответил консул. -- Это был провал.
   Роберт насторожился.
   -- То есть? -- судя по тону, сообщение старшего брата было для Ричарда полной неожиданностью. -- Ты же всегда говорил, что в Службе адаптации работают прекрасные специалисты.
   -- Я повторю это и сейчас, -- отвечал Стив. -- Но даже у лучших специалистов случаются неудачи. Это естественный процесс. Пойми, малыш, твой питомец результат неудачного эксперимента.
   "Бинго!" -- мысленно воскликнул Роберт. Он все же был прав, на нем поставили эксперимент. Он чувствовал, что во всей этой ситуации было что-то неправильное даже по меркам здешнего мира, и вот, пожалуйста, его ощущение подтвердилось. Опыт... На людях... Ну, действительно, не на мышах же было его проводить!
   Роберт глубоко задумался и пропустил изрядный кусок беседы братьев, а когда пришел в себя, речь опять держал Стив.
   -- ... а я и не поверил на слово, -- говорил консул. -- Но, видишь ли, когда я проверил данные, ситуация оказалась еще хуже, чем полагал тот человек. Не могу сказать, что я его не понимаю -- тяжело признавать собственные провалы. И все же факт остается фактом. Наши специалисты решили, что программа не выдержала проверки временем, а я вижу, что с этим конкретным питомцем она не сработала вообще!
   "Хотелось бы верить", -- промелькнуло в голове Роберта. Честность требовала признать, что это не совсем так.
   -- Все равно не понимаю... Зачем это понадобилось? -- тон Ричарда, а, главное, смысл его слов показались Роберту вопиюще неуместными. Как будто здесь что-то требовалось объяснять!
   -- Дикки, неужели тебе надо что-то объяснять? -- проговорил и Стив. -- К нам то и дело попадают люди из отсталого мира. И ладно бы это отставание было только техническим. Беда в ужасающем состоянии их общества. Оно погрязло в преступности, во всех видах насилия и в войнах... Многие попаданцы просто не умеют существовать в условиях цивилизации! Нашему обществу необходима защита -- вчера, сегодня, завтра, через год -- и этот опыт должен был ее обеспечить. Увы! На этом субъекте программа не сработала. С экспериментальными программами так бывает. Хуже другое, -- некоторое время Стив молчал. -- Полагаю, -- медленно и задумчиво заговорил он, -- именно в результате опыта питомец выработал в себе крайне враждебное отношение к нашему обществу. Он стал опасен, Дик, и с этим ничего не поделаешь.
   -- Роберт не опасен, -- упрямо проговорил Ричард. -- Он работал сиделкой. Он хотел попасть в больницу. И он спроектировал шикарный онкологический центр -- ты сам так говорил. Где здесь опасность?
   -- А ты знаешь, что он все время лжет? -- проговорил Стив. -- Таненбаум обнаружил, что он лжет даже при тестировании.
   Роберт вздохнул. Глупо было надеяться, что профессионал с таким опытом ничего не заметит. С Ларри было проще.
   -- А потом он обманул и самого Таненбаума, -- объявил консул. -- Вспомни, он ведь признался тебе. Только ты принял его выходку за глупость и усталость, а Райт все понял правильно...
   -- Так это был Райт?! -- в тоне младшего племянника слышалось явное удивление. -- Тебе звонил он?
   -- Да, Дик, Линкольн Райт, -- подтвердил старший Томпсон. -- Он, знаешь ли, ужасно волновался за тебя. И винил себя за то, что подкинул тебе это "сокровище".
   До Роберта донеслись звуки шагов. Судя по всему, именно консул нарезал круги по галерее. Остановился:
   -- Скажу в его оправдание одно, -- вновь заговорил Стив, -- тогда у него не было информации профессора. Он полагал, что воспитал идеального питомца, которому ужасно не повезло с опекунами.
   -- Но ему и правда не повезло, -- подал голос Ричард.
   -- Неужели? -- от яда в тоне консула могла передохнуть вся рыба в океане. -- Рейберны всегда вели рассеянный образ жизни, а уж о своих питомцах думали не больше, чем о траве на лужайке и вдруг решили дать одному из них вольную. И кому? Домашней мебели. Тебе не кажется это странным? Раньше им такое даже в голову не приходило, но наш пострел успешно их заморочил. А Данкан? -- продолжал Стив. -- Я читал документы Службы адаптации -- гендерный кризис! Ну, надо же... -- до Роберта донесся хлопок, словно в порыве чувств консул хлопнул в ладоши. -- Если бы у парня случился гендерный кризис, он закатил бы истерику, бегал бы по саду, а он взял и обокрал сенатора, после чего сбежал. Заметь, он не бегал по улицам в расстроенных чувствах, а действовал спокойно и расчетливо. И уже тогда был склонен к насилию в отношении полиции!
   На галерее воцарилось молчание, и Роберт вынужден был признать, что Стив не так уж далек от истины. Ричард же, судя по всему, совершенно завороженный откровениями старшего брата, явно забыл, о чем хотел говорить.
   -- Но Бена Тейлора Роберт любил! -- объявил сенатор.
   -- Ты не можешь быть в этом уверен, Дикки, -- возразил Стив. -- Скорее уж я поверю, что он пользовался ситуацией. Поверь, малыш, твой питомец лжив, изворотлив и враждебен ко всем нам. Ему нельзя доверять...
   -- Но ко мне он привязан, -- уже не так уверенно сообщил Ричард. -- Он же признался мне в своем проступке. Это что-то да говорит!
   -- Это говорит о том, что ему нравится тебя шокировать, -- снисходительно заметил Стив, и Роберт покачал головой. Подобный вывод родственника был все же перебором. -- Ты ведь был шокирован, Дикки, не правда ли? И ты в полной мере высказал это Райту...
   На этот раз Ричард молчал еще дольше, и Роберт придвинул к себе планшет.
   -- И это еще не все, -- добавил Стив. -- Я наблюдал за ним все эти дни. Так вот, ты его раздражаешь. Это видно по его взглядам, по жестам -- по всему. Он может соблюдать внешнюю почтительность, но у него нет ни грана привязанности к тебе. Ты помнишь, как он посмотрел на тебя позавчера, когда ты ошибся с подачей? Ах, да, ты этого не заметил... А когда ты проиграл Норману партию в шахматы? И ты видел, что он устроил вчера?
   -- Да ничего он вчера не устраивал, это Бобби за ним бегал! -- слабо возразил Ричард.
   -- Я не про Бобби, Дик, я про подвиги твоего питомца на турнике. Что -- не видел? А я полюбовался, -- сообщил консул. -- Норман мне потом все уши прожужжал от восторга, но я-то способен отличить, когда человек занимается спортом, а когда бесится. Он бесится, Дикки, и он культивирует в себе это бешенство. Да, возможно, он и не психопат, но его психика явно покорежена экспериментом... Неудачным экспериментом, малыш...
   Роберт мрачно смотрел в окно, размышляя, что Стив оставляет ему лишь один выход...
   -- Дикки, мальчик мой, я говорю тебе это не как консул, а как брат -- убери этого парня как можно дальше от себя, он опасен, -- голос Стива звучал почти просительно. -- Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось...
   -- Да ничего со мной не случится!
   -- Ты не можешь знать... И ведь я не прошу тебя отправить парня на Арену или вызвать Санитарную службу...
   -- Стив! -- восклицание Ричарда прозвучала слабо и испуганно.
   -- Хорошо-хорошо, -- торопливо проговорил старший Томпсон, -- молчу... Но это был бы лучший выход и, кстати, милосердный по отношению к парню. Но если ты не хочешь, просто отдай его в бессрочную аренду Строительному департаменту -- они смогут осуществить за ним должный контроль. Присылай ему подарки, пиши письма и забудь об этой истории. Так будет лучше для всех.
   На галерее воцарилась тишина, и Роберт затаил дыхание.
   -- Хорошо, -- проговорил, наконец, Ричард. -- Я продам Роберта Макфарлену. Тот давно этого хотел...
   "Все-таки помнит", -- удовлетворенно кивнул Роберт, но потом со вздохом признал, что если бы сам верил во все то, о чем сейчас говорил Стив, то ни за что не стал бы утверждать эту сделку.
   -- Дикки, ты знаешь, как я тебя люблю, -- мягко заговорил консул. -- Ради тебя я готов пойти на очень многое, но не подвергнуть опасности другого человека, -- сообщил он. -- Макфарлен, возможно, и не самый приятный человек в мире, но это не основание ставить его под удар...
   Роберт одобрительно кивнул. Решение Стива было понятно. И честно. И полностью лишало его выбора.
   Ричард еще что-то объяснял, то и дело ссылаясь на Макфарлена, но Роберт уже не слушал. Легким касанием пальца отправил письмо Марте Таненбаум. Собирался стереть отобранные файлы, но решил, что не стоит прибегать к полумерам и запустил форматирование. Стива надо было подтолкнуть, и Роберт решительно прошел в комнаты Ричарда, по-хозяйски заглянул в его гардероб, вытащил самую броскую рубашку племянника, в которой его уже неоднократно видели, и переоделся. Затем сгреб валявшиеся на журнальном столике платежные карты и небрежно сунул их в нагрудный карман, постаравшись, чтобы пластик был хорошо виден.
   "Извини, Дик, но я тоже не оставлю тебе выбора", -- мысленно проговорил он. -- "Иначе ты никогда не решишься".
   Когда Роберт вышел на галерею, что-то усиленно доказывающий брату сенатор оборвал себя на полуслове и ошеломленно уставился на родственника. Озадаченный его пантомимой, Стив обернулся:
   -- Это еще что за явление? -- недовольно проговорил он.
   -- С дороги! -- скомандовал попаданец.
   -- Роберт! Что с тобой?! -- изумленный Ричард сделал несколько шагов вперед, и тогда кулак Роберта встретился с челюстью сенатора.
   Даже не охнув, Ричард отлетел на несколько шагов, своротив при падении пару плетеных стульев. Роберт с удовлетворением кивнул и перевел тяжелый взгляд на старшего племянника.
   -- Стоять! Руки за голову! -- крикнул Стив, первым придя в себя.
   -- Да пошел ты, -- Роберт решил закрепить впечатление и тут же пошатнулся от сильного разряда.
   -- Руки за голову! -- грозно повторил Стив, и Роберт предпочел подчиниться. Ситуация развивалась так, как он и ожидал. -- А теперь медленно, очень медленно шагаешь в комнату, -- продолжал командовать консул. -- Дикки, вставай, -- распорядился он через плечо, не отрывая взгляда от взбунтовавшегося питомца. -- Мне понадобиться твоя помощь...
   Ричард завозился и с трудом сел, пару раз вздохнул, поднялся, в растерянности уставившись на родственника, ухватился за подбородок, словно хотел убедиться, что полученный удар не сон и не бред.
   -- Шагаешь. В комнату, -- повторил Стив.
   Роберт послушно сделал шаг, потом второй, третий... Когда они оказались в гостиной Ричарда, последовал новый приказ:
   -- А теперь на пол! Лицом вниз! Живо!
   Роберт подчинился. До его ушей донесся вздох облегчения, а потом попаданец услышал торопливые шаги и вопрос:
   -- Ну, как, малыш, ты цел? -- в голосе старшего племянника звучали неподдельное беспокойство и нежность. -- Держи разрядник. Если он попытается шевельнуться -- не сомневайся и бей. А я свяжусь с Ареной...
   -- Стив, пожалуйста...
   -- Ну, нет, Дик, всему есть предел, а доброта не должна переходить в глупость, -- отрезал родственник. -- Держись... И на всякий случай, не приближайся к нему...
   Стив быстро вышел, и тогда Роберт сел.
   -- Зачем?! -- горестно вопросил Ричард.
   -- Ты не можешь сказать, будто я тебя не предупреждал, -- негромко ответил Роберт. -- Да и в любом случае, без этого ты бы не решился.
   -- Сволочь... -- с тоской пробормотал сенатор. -- Как ты мог? И что я теперь скажу Бобби? -- продолжал сокрушаться Дик. -- Он заявил, что если я тебя накажу, он не будет меня любить...
   -- Хороший мальчик, -- улыбнулся попаданец. -- Но уверен, ты или Стив -- вы вдвоем что-нибудь обязательно придумаете. Зато у меня появился шанс...
   Сенатор застонал:
   -- Твой шанс, чтоб его... Что ж, пусть тебе повезет, -- с трудом выдавил пожелание Ричард.
   -- А мне в любом случае повезет. Так или иначе, но свободным я буду... -- Роберт прислушался: -- Идут, то есть, бегут, -- поправился он и вновь лег.
   Мейми Бейкер ворвалась в гостиную и бросилась к младшему брату:
   -- Дикки, малыш, что он с тобой сделал? -- голос женщины дрожал, и в нем явственно слышались слезы. -- Голова не кружится? Не тошнит?
   -- Да нет там сотряса, -- подал голос Роберт. -- Там просто нечему сотрясаться...
   -- Замолчи, чудовище! -- страдающим голосом выкрикнула Мейми. -- Может быть, примочки? Или тебе лучше лечь? -- вновь захлопотала над младшим братом свободная Бейкер.
   -- Ну, все, они скоро будут, -- объявил Стив, возвращаясь в гостиную. -- Слава Богу, хоть старших детей в доме нет, а малышня занята. Мейми, Дику надо приложить лед...
   -- Через платок, -- вновь заговорил Роберт. -- Свободные... -- вполголоса проворчал он. -- Ничего не умеют...
   -- Заткнись, -- скомандовал Стив.
   -- Думаешь, он больше ничего не сотворит? -- спросила Мейми.
   -- В такой позе -- нет, -- успокоил консул.
   Роберт прислушивался к возне над своей головой, слышал уговоры Ричарда и возмущенные ответы Стива и Мейми, и думал, что основательно взбаламутил большую и дружную семью. На какой-то миг ему даже стало их жалко, и он задумался, как Ричард появится на людях с синяком в пол лица. Но это чувство быстро прошло. Своим законом племянник не оставил ему выбора, а синяк можно было объяснить столкновением с дверью.
   -- Наконец-то! -- звук шагов нескольких человек показался Роберту ужасно громким, и все же его чувства ничем не отличались от чувств старшего Томпсона: "Наконец-то!"
   -- Добрый день, свободный консул... сенатор... свободная...
   -- Вот питомец, о котором я говорил, -- в голосе Стива слышалось облегчение. -- К сожалению, он сошел с ума.
   -- Это бывает, свободный консул, и на этот случай есть мы, -- уверенно ответил один из новоприбывших. Роберт невольно хмыкнул: "Тоже мне -- Чип и Дейл".
   -- Эй, ты, убоище, встать! -- скомандовал "Дейл".
   Роберт поднялся. С интересом оглядел новоприбывших. На Гайку и Вжика не тянул никто, но трое парней вполне подходили под описание Рокфора.
   -- Раздевайся! -- приказал "Дейл".
   Роберт с вызывающей ленью расстегнул пуговицы рубашки, а потом точным и сильным движением швырнул ее в лицо "Дейлу". Служитель Арены ловко уклонился от броска, и Роберт решил, что у остальных парней реакция вряд ли хуже.
   Рубашка упала на пол. Электронные карты рассыпались.
   -- Надо же, сенатор, -- меланхолично заметил "Чип", бросив беглый взгляд на цветную россыпь, -- а парень еще и обокрал вас. Какой милый мальчик...
   Ричард с упреком взглянул на Роберта, но весь пафос его укора пропал втуне. Роберт небрежно швырнул на пол майку. Разулся. Стянул брюки и трусы. Выпрямился во весь рост и обвел присутствующих холодным презрительным взглядом. Стив нахмурился. Мейми неожиданно покраснела и отвела глаза. Ричард уставился в пол.
   -- А теперь, мразь, ты откроешь рот и высунешь язык, -- перешел к традиционной процедуре досмотра "Дейл".
   -- Да пошел ты, -- небрежно пожал плечами попаданец. Ошейник пискнул, и Роберт пошатнулся от электро-разряда.
   -- Я. Сказал. Открыть. Рот, -- размеренно повторил "Дейл". Роберт решил, что примерно определил границы дозволенного и подчинился, ухитрившись сохранить все то же презрение в каждом взгляде и жесте.
   Рот, уши, гениталии, задний проход, -- осмотр проходил как обычно, разве что ребятки с Арены не пытались хоть как-то смягчить для него связанные с этим неудобства. Когда все закончилось, Роберт выпрямился, высокомерно скривив губы, а "Дейл" повернулся к Ричарду.
   -- Ну что ж, сенатор, больше у него ничего нет, он чист.
   -- У него есть неотчуждаемые девайсы, -- уныло проговорил Дик. -- Кое-что он взял с собой, остальное я обязательно пришлю чуть позже.
   -- Нет-нет, -- вступил в разговор "Чип". -- С момента отправки питомца на Арену его девайсы, а также денежные средства, если они есть, переходят в вашу собственность. Когда мы закончим регистрацию бойца, мы пришлем вам все необходимые документы.
   -- То есть как? -- потрясенно выговорил Дик, и "Чип" терпеливо пояснил:
   -- Но ведь мы не выплачиваем компенсацию за утрату вами питомца, сенатор. А вы наверняка немало вложились в него. Таким образом, его девайсы смогут хоть как-то компенсировать вам потерю, -- заметил служитель Арены. -- К тому же, -- продолжил он, -- здесь есть и воспитательный момент, -- Роберт пренебрежительно фыркнул. -- Боец должен знать, что ему придется все начинать с нуля.
   Ричард беспомощно оглянулся на брата и сестру, и Мейми с нежностью его обняла:
   -- Если тебе неприятно получать эти средства, Дикки, ты можешь потратить их на благотворительность, -- мягко посоветовала она.
   -- А теперь -- руки за спину! -- приказал "Дейл" и достал наручники.
   Роберт подумал, что так и правда лучше. Маски сброшены. Никакого сюсюканья и вранья. Все честно и прямо, как может быть честно и прямо только на киношной войне.
   Два "Рокфора" ухватили его за локти и нагнули голову как при задержании опасного преступника.
   -- Свободный консул, свободный сенатор, свободная, -- вежливо проговорил "Чип", -- желаем вам приятного отдыха.
   Роберт не мог видеть лиц родственников, но вполне представлял, как должен был выглядеть Дик. Ничего, привыкнет!
   Они шагали мимо кресел, мимо диванчиков, журнальных столиков, мужских и женских ног, а когда проходили через дверь, до Роберта донесся утешающий голос Стива:
   -- Ну-ну, Дикки, выше голову. Думаю, парню понравится на новом месте...
   Ковровая дорожка коридора, мраморные ступени, узорчатый пол холла... Чьи-то ноги остановились как вкопанные, и им тоже пришлось остановиться, и тогда человек воскликнул голосом Эдлая:
   -- Господи, что случилось?!
   -- Простите, доктор, -- с равнодушной официальностью отозвался "Чип", -- но об этом вас проинформирует свободный консул, а сейчас дайте нам пройти.
   Эдлай Вильсон пробормотал что-то невнятное и посторонился. Что ж, прощай, старина Эдлай! Надеюсь, твои "маленькие мальчики и девочки" тебя не слишком разочаруют...
   Еще ступеньки... дверь... и залитая солнцем дорожка... Роберт ступил на разноцветный гравий и невольно охнул.
   -- Ничего, привыкай, -- проговорил один из "Рокфоров", -- на Арене с тобой никто нянчиться не будет...
   Сто метров до машины... Рядом с узорчатым колесом перевозки они остановились и ему позволили выпрямиться.
   -- Не хочешь попрощаться? -- "Чип" кивнул на дом.
   -- Нет, -- холодно ответил Роберт. -- Это не мой дом.
   -- Как знаешь, -- пожал плечами работник Арены. -- Тогда вперед.
   Крепыши "Рокфоры" спустили сходни фургона, и Роберт, не оглядываясь, поднялся наверх. Внутри не было никаких сидений, только ряды небольших клеток, как когда-то, в невообразимо давние времена. Впрочем, сейчас клетки были пусты -- машину гоняли только ради него.
   Решетка одной из клеток отъехала в сторону, и Роберт шагнул внутрь.
   -- Стоять! -- сухой щелчок, и его руки освободились. - А теперь заходи.
   Работник Арены дважды щелкнул замками, отрезая его от мира. Собрался было спустить вниз, но в последний момент обернулся:
   -- Лучше сядь в углу, тогда тебя будет не так сильно мотать, -- посоветовал он и вышел, подняв за собой сходни.
   Роберт сидел в темноте, слегка покачиваясь при движении перевозки, и думал, что на пути к свету часто приходится пробираться сквозь тьму.
   И он пройдет ее до конца, какой бы непроглядной она не была.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Лост "Чертоги" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | | Natiz "Опасный" (Современный любовный роман) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Попаданцы в другие миры) | | К.Воронцова "Найти себя" (Фэнтези) | | Н.Волгина "Беглый жених, или Как тут не свихнуться" (Попаданцы в другие миры) | | А.Эванс "Сбежавшая игрушка" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Право Зверя" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Свобода Выбора" (Юмористическое фэнтези) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"