Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.65

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.77*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Один день Роберта Зверя


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 65

  
   -- Ты как?
   Роберт терпеливо вздохнул. Этот вопрос ему задавали вновь и вновь. Первым с утра пораньше примчался Волк. Тогда Роберт еще не подозревал ничего страшного и искренне полагал, что быстренько осмотрев его, подлатав и обременив наставлениями, врачи потеряют к нему интерес и вернут в камеру. Однако на вопрос о выписке лечащий врач пару минут задумчиво изучал потолок, а потом задал встречный вопрос, куда именно торопится пациент. Внятного ответа на этот вопрос у Роберта не было, и потому его вернули в уютную палату с большим окном, экраном чуть ли не в половину стены и тенистым садом. Спать Роберту не хотелось, смотреть сериалы -- тем более и он предпочел выйти в сад. Зеленый островок еще больше подчеркнул абсурдность ситуации -- сколько-нибудь травмированным, раненным и вообще больным Роберт себя не чувствовал. Конечно, побаливал оставленный Акулой синяк, но во время тренировок Роберт во множестве получал точно такие же синяки и никакого события из этого никто не делал. Да и нанесенный психопатом порез был простой царапиной. Роберт чувствовал себя бодрым и полным сил и потому не мог понять, почему его оставили бездельничать.
   -- Ты как?
   На вопросы положено отвечать, и Роберт честно отвечал -- Волку, всем работавшим с ним тренерам, Дейлу (кто бы мог подумать!), Чипу, паре-тройке уборщиков-дежурных (которых он не помнил, но которые, почему-то, волновались за него), Кавендишу и Дайсону...
   -- Ты как?
   -- Нормально, -- Роберт пожал плечами, и Лесли Дайсон нахмурился:
   -- Я не буду извиняться за пощечины, -- начал глава тренерской группы, -- ты сам виноват. Но ты понял, что вел себя как последний идиот?
   Роберт вновь пожал плечами -- вопрос был спорным.
   Не дождавшись ответа, Дайсон швырнул на койку флеш-карту.
   -- Вот здесь записи твоего боя с разных точек. Комп у тебя есть, экран большой -- сиди и изучай.
   -- Спасибо.
   -- Это моя работа, -- недовольно возразил бывший гладиатор. -- Когда тебя выпустят, мы вместе сядем и разберем допущенные тобой ошибки.
   -- А когда меня выпустят? -- немедленно поинтересовался Роберт.
   -- Когда осознаешь глубину своего идиотизма, -- буркнул Дайсон, и Роберт невольно улыбнулся:
   -- Свободный Дайсон, под идиотизмом вы подразумеваете поединок или что-то более глобальное?
   Бывший управляющий несколько минут смотрел на Роберта, а потом почти с тоской вопросил:
   -- Ну, что тебя сюда занесло? Чем тебе не жилось у сенатора?
   -- Тем, что я не собираюсь жить ни "у сенатора", ни у кого-либо другого, какими бы милыми людьми они не были, -- без тени улыбки проговорил Роберт. -- Отвечать за собственную жизнь я предпочитаю сам.
   Лесли Дайсон сокрушенно покачал головой.
   -- Временами, ты кажешься разумным человеком, -- задумчиво сообщил он. -- Но временами ты псих, хуже Акулы...
   -- И, кстати, об Акуле, -- перебил Роберт, не желая ввязываться в спор. -- Он как -- уже потряс мир великой фотосессией?
   Дайсон был умен и понял, что говорить о себе Зверь не желает. Осуждающе покачал головой, но все же сменил тему:
   -- Ну, что за чушь ты несешь? -- с досадой поморщился Лесли. -- Какая фотосессия у наказанного? Ну да, да, -- кивнул он в ответ на удивленный взгляд Роберта. -- Акула наказан. А ты как думал? Сигнал к голосованию был дан, он что -- надеялся, что его выходку никто не заметит? Очень глупо, -- Дайсон пожал плечами. -- Хотя, ждать разумного поведения от психа тоже не слишком умно, -- тут же оговорился он. -- Его еще вчера выпороли.
   -- Значит, Арена будет платить неустойку? -- не унимался Роберт.
   -- Зачем? -- искренне удивился Дайсон и взглянул на собеседника как на последнего болвана. -- Акула сам виноват, вот пусть и платит агентству. Может продать любую из своих машин -- у него три дня. Не заплатит, получит еще одну порку. С ним иначе нельзя -- обнаглеет, -- Дайсон говорил спокойно, как о давно всем известном и совершенно очевидном факте. -- Дейл сопляк, что повелся на его капризы.
   Роберт в очередной раз понял, что устал удивляться. Сюрпризы, сюрпризы, сюрпризы... И все же кое-что полезное из этого можно было извлечь.
   -- Ладно, -- подвел итог Дайсон и встал. -- Записи у тебя есть, голова, вроде бы, тоже. Смотри и размышляй. И, кстати, -- Лесли остановился уже в дверях, -- раз ты выжил после боя с волосатиком, ты теперь "ёжик", можешь радоваться...
   Новоявленный "ёж" попытался понять, радуется он или нет. Чувства были неопределенными, зато от мыслей гудела голова. Интересно, а старший племянник понимает, во что может превратиться фотосессия?..
   -- Ты как...
   Роберт стремительно обернулся, не веря своим ушам.
   -- ... себя чувствуешь?
   Элис Дженкинс входила в палату, и Роберт вдруг понял, что улыбается.
   -- Хорошо.
   -- Врач говорит, у тебя сильный ушиб и...
   -- Чепуха! -- беззаботно отмахнулся Роберт.
   -- ... и тебе нужны положительные эмоции, -- договорила сенатор. -- Ты ведь играешь в теннис?
   -- Я не буду играть с тобой в теннис, -- возразил Роберт, и раньше, чем на лице Элис появилось огорчение, добавил: -- Но я хочу написать твой портрет.
   -- И все? -- горькое разочарование на лице молодой женщины заставило Роберта улыбнуться:
   -- Но я не каждому это предлагаю, -- сообщил он. -- К тому же, если я захочу большего, на тебя будут показывать пальцем.
   -- На меня показывают пальцами с того дня, как я попала в Сенат, -- довольно парировала Элис. -- Пусть показывают, если им нечего делать!
   -- Но... -- Роберт почувствовал, что его несет, и ему совершенно не хочется останавливаться, хотя это и необходимо было сделать, причем -- немедленно. -- Я не хочу, чтобы из-за меня ты потеряла место в Сенате...
   -- Чепуха! -- на этот раз отмахнулась Элис. -- Свою работу я выполняю, а моя жизнь никого не касается. Я свободный человек...
   -- А разве здесь есть свободные люди? -- немедленно возразил Роберт.
   Элис Дженкинс густо покраснела.
   -- Я говорила с сенатором Томпсоном, -- после паузы призналась она. -- Он был неправ. Он не должен был так с тобой поступать.
   -- Строго говоря, я не оставил ему выбора, -- Роберт счел возможным проявить великодушие.
   -- Все равно! Я обращусь к консулам...
   -- Нет.
   -- Но почему?! -- Элис подняла на Роберта взгляд, и на мгновение он ощутил головокружение.
   -- Потому что ты женщина, а я мужчина, -- негромко проговорил попаданец. -- И потому что не дело мужчины взваливать свои проблемы на плечи женщины. А еще потому, что я не желаю, чтобы какие-нибудь бездельники полоскали твое имя. Просто не хочу и все!
   Элис помолчала, сосредоточенно подыскивая ответ:
   -- Я еще приду, можно? -- так и не найдя аргументов, спросила она.
   -- Да, -- ответил Роберт раньше, чем успел осознать свои слова. -- Можно.
   За этот ответ он ругал себя еще полтора часа. Привязанность женщины -- эта была не та роскошь, которую он мог себе позволить. В Гамильтоне он расслабился, и его чувства обошлись Юнис очень дорого, а сейчас все могло закончиться еще хуже. Конечно, сенатор Дженкинс не походила на тихую девочку из маленького городка и, в отличие от Юнис, могла постоять за себя, но все же она была женщиной, а значит, беззащитной перед злыми языками, завистью и чужим уязвленным самолюбием. Несправедливые высказывания Ричарда, Мейми, Данкана и Эдлая подтверждали это лучше всего. И все же Роберт ничего не мог с собой поделать -- ему хотелось видеть Элис, хотелось говорить с ней и когда-нибудь в будущем услышать от нее "да". Неожиданно он понял, что очень хочет дожить до этого дня, словно Элис Дженкинс заразила его своей неуемной жизненной силой, а потом в потрясении осознал, что его чувства к Юнис были бледной тенью того, что он испытывал сейчас. "Это просто реакция организма на обстановку", -- попытался внушить себе Роберт. Слова звучали тускло и неубедительно, и совсем не помогали.
   -- Ты как?
   Роберт резко обернулся:
   -- Что ты здесь делаешь?!
   Билл испуганно съежился:
   -- Я здесь... работаю... с хозяином... Представляешь, он меня нашел! -- бывший приятель робко улыбался, и от этой несмелой улыбки, так не похожей на прежние самодовольные ухмылки Билла Роберту стало тошно.
   Водитель сделал пару шагов по палате и сел на краешек табурета. Роберт сокрушенно покачал головой. На апгрейде парень был еще прежним.
   -- Мы очень волновались за тебя, -- сообщил водитель. -- Хозяин места себе не находил... Он поверить не мог, что такое случилось. Ну... то, из-за чего ты сюда попал... Ведь ты... ты же не мог?.. -- несмело проговорил бывший приятель.
   -- Да нет, мог, -- возразил Роберт. -- Я действительно дал по физиономии сенатору, это правда.
   Лицо Билла вытянулось. Он задумался.
   -- Как мне? -- наконец-то спросил он.
   -- Нет, ему я дал сильней, -- ответил Роберт и сделал шаг к водителю. И сразу же остановился, когда тот непроизвольно втянул голову в плечи. -- Тебе нечего бояться, Билл. Мы ведь друзья, -- успокоил бывшего приятеля Роберт, но все же отошел от Билла подальше и сел на койку. -- Если хочешь, приходи еще, поговорим. Но это приглашение касается только тебя -- Тейлора я видеть не хочу.
   -- Почему? -- удивился Билл и на мгновение стал почти прежним.
   -- Потому что есть решения, которые можно принять лишь однажды, -- серьезно ответил Роберт. -- Эти решения нельзя изменить, нельзя исправить. Поздно...
   Билл слушал с потерянным видом, и на его лице Роберт читал непонимание.
   -- Ну, представь, что ты вдребезги разбил чашку, -- попытался объяснить ситуацию Роберт. -- Ты можешь собрать осколки, можешь даже попытаться склеить их, но чашка все равно будет битая, кривая, да еще и подтекать. Вот так и здесь. Тейлор побил все чашки и все тарелки. Обсуждать нечего.
   Билл встал.
   -- Ты не прав, хозяин всегда заботился о нас и сейчас заботится.
   Роберт молчал, не желая спорить.
   -- Он нашел меня, вернул домой. А еще он пошел работать сюда, чтобы заработать деньги и выкупить тебя. Ради тебя он подписал контракт на пять лет, а ты... -- Билл всхлипнул. -- Ты никогда его не любил, -- проговорил он.
   -- Не любил, -- согласился Роберт. -- Я любил Мэри, Юнис и Бена. Я любил Гамильтон. Но теперь все это далеко.
   Билл сделал шаг к двери:
   -- Я больше не приду.
   Роберт кивнул. "Хорошо, что Мэри в Гамильтоне". Слух уловил еще несколько шагов -- неуверенных, медленных, словно Билл не знал, как быть. Роберт ждал, не понимая головы. Билл должен был выбрать сам.
   Дверь открылась и закрылась, и Роберт остался в одиночестве. Подобрал оставленную Дайсоном карту, поискал разъем у компьютера.
   -- Ты как?
   Роберт обреченно прикрыл глаза. Еще и этот явился. День выдался длинным.

Оценка: 8.77*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"