Белова Юлия Рудольфовна: другие произведения.

Этот прекрасный свободный мир... Гл.76

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.68*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мы в ответе за тех, кого приручили -- даже если не хотели приручать...


Юлия Р. Белова

ЭТОТ ПРЕКРАСНЫЙ СВОБОДНЫЙ МИР...

(роман-антиутопия)

Глава 76

   -- Тебе нравится швырять людей, не так ли, Зверь? Ну, что ж, посмотрим, как тебе понравится, когда швыряют тебя.
   Голос Дайсона был как всегда холоден, но на этот раз Роберт уловил в нем нечто, отдаленно напоминающее злорадство.
   -- Сокол, становись к Зверю -- в одиночку тут не справиться, -- почти без паузы добавил глава тренерской группы.
   Волосатик обреченно вышел вперед, смерил взглядом противника и потеряно вопросил:
   -- Да что тут можно сделать?
   Роберта занимал тот же вопрос: "Что тут можно сделать?!" Парень, выставленный против них, был не просто огромен -- прежде Роберт даже не догадывался, что подобные экземпляры встречаются в природе. Здоровенный детина, и то, что он держал в руке, делало бессмысленным всякий нормальный поединок. Роберт предпочел бы шест Дайсона -- с ним у него и то было больше шансов. Подобраться для нанесения удара к этому гиганту было невозможно -- Роберту катастрофически не хватало длины меча и рук. К тому же Роберт подозревал, что парень способен раскидать их, даже не прибегая к оружию -- просто голыми руками. На какой-то миг Роберт даже посочувствовал бойцам-аборигенам, у которых и вовсе не было шансов, но мысли о дикарях быстро исчезли, потому что вопрос оставался тем же: "Ну, что тут можно сделать?!"
   -- И что нам делать? -- растерянно повторил Сокол.
   -- Думайте, -- отозвался Дайсон. -- Вы же вообразили себя великими бойцами, разве нет?
   Роберт бросил хмурый взгляд на бывшего гладиатора и понял, что дело не в злорадстве, а в очередном педагогическом заскоке свободного Дайсона. Бог его знает, почему Дайсон подозревал в нем ростки нового Акулы, однако глава тренерской группы не упускал ни единого случая, чтобы не напомнить о пагубности подобного пути и о том, что на каждую силу может найтись еще большая сила.
   Нынешний "аргумент" Дайсона и вовсе выглядел устрашающе. Роберт внимательно рассматривал волосатика, но по его облику понять можно было лишь одно -- он им не по зубам.
   -- Тюлень, аккуратно, -- приказал Дайсон гиганту. -- Они мне еще нужны.
   Роберт с Соколом переглянулись.
   -- Одновременно... с двух сторон, -- быстро шепнул Роберт. -- И двигаться как можно быстрее.
   Только быстрота и спасала их, когда Тюлень несколько раз взмахнул мечом. Он был не слишком быстр -- этот парень, но Роберту и Соколу от этого было не легче. Один раз Сокол пушинкой отлетел прочь, так что Роберт, испугавшись за напарника, со всей дури пнул Тюленя по ноге -- без всякого ущерба для ноги. Тюлень стоял, как стоял, только повернул к Роберту изумленное лицо:
   -- Так же нечестно! -- обиженно выдал он. И Роберт почувствовал себя мерзавцем.
   Дайсон хлопнул в ладоши, останавливая бой.
   -- И это все, на что вы способны? -- поинтересовался он. -- Не густо. Может быть, вам дать подкрепление? Сколько людей вам надо -- трех, четырех, пятерых?
   -- Они будут мешать друг другу, -- возразил Роберт.
   -- Хорошо хоть об этом догадался, -- прокомментировал Дайсон. -- Против одного эффективный максимум четверо. Ладно, еще идеи есть?
   Сокол молча покачал головой. Роберт задумался.
   -- Если бы у нас были пледы, -- медленно проговорил он, вспоминая полузабытый сериал, где герои лихо размахивали плащами.
   -- Дежурные! -- возвысил голос Дайсон. -- Принесите этим двум идиотам по пледу. Живо!
   -- Какие? -- растерялись питомцы.
   -- Любые, -- отрезал Дайсон. -- Бегом!
   Когда требуемые пледы были доставлены в зал, Дайсон картинно махнул питомцам на бойцов, и Сокол с Робертом с некоторым сомнением приняли шерстяные полотнища. Роберт ухватил плед за край, усиленно вспоминая, что творил на экране каскадер. Постарался перехватить накидку поудобнее, взмахнул... Сокол старательно копировал его движения, одновременно с опаской посматривая на главу тренерской группы.
   -- Приноровились? -- поинтересовался Дайсон. -- Тогда вперед!
   Пока у них хоть что-то стало получаться, Роберт с Соколом успели десяток раз умыться потом. Рубашки можно было выжимать, с волос тоже капало, но Дайсон не смягчался -- распекал, высмеивал, подзуживал, иногда что-то объяснял и так преуспел, что в какой-то миг Роберт даже поверил, что их и правда стали готовить к сражению с гигантом.
   Соколу удалось набросить на голову Тюленя плед, но воспользоваться успехом и зафиксировать победу они так и не смогли -- их противник вслепую размахнулся и Сокол вторично отлетел прочь, тяжело впечатавшись в зеркальную стену, а Роберт вынужден был броситься на пол и откатиться, чтобы не попасть под удар.
   Дайсон вновь прервал тренировочный бой.
   -- Для первого раза неплохо, -- снисходительно заметил он, пока Тюлень выпутывался из-под пледа. -- Надеюсь, эта трепка пойдет вам на пользу и добавит хотя бы немного здравого смысла в ваши пустые головы. Тюлень, четверть часа отдыхаешь, -- распорядился он. -- А вы работаете, -- внушительно добавил Дайсон. -- Сокол с пледом, Зверь без. Потом поменяетесь.
   Роберт отбросил покрывало, стараясь сообразить, как противостоять собственному изобретению. Сокол нерешительно топтался на месте.
   -- А нам что -- и правда с ним драться? -- обреченно спросил он.
   Дайсон с некоторым удивлением оглядел бойца с головы до ног, и под его оценивающим взглядом волосатик смутился.
   -- Арене достаточно одного клоуна, -- наконец, ответил глава тренерской группы. -- Что стоите?! Работайте, -- повторил Дайсон уже громче. -- Зритель приходит на Арену за острыми ощущениями, а не за болтовней. Болтовни и в сети достаточно. За дело, быстро!
   Роберт утомленно вздохнул и смахнул со лба пот. Повернулся к Соколу. Очень хотелось стащить с себя потную рубашку и залезть под душ, но не похоже было, что ему удастся попасть туда в ближайшие полтора часа. Когда Дайсон собирался дать кому-то урок, он не знал пощады.
   Следующие десять дней прошли для Роберта в сплошных тренировках и экспериментах. Дайсон безжалостно гонял их с Соколом, заставляя до изнеможения упражняться с пледами и доводя новые навыки до совершенства. Затем поставил Роберта в строй. В шеренге бойцов попаданец оказался единственным ежиком и поначалу опасался, что волосатики встретят его появление в штыки, однако слава, заработанная им в столкновениях с Акулой и Быком, оказалась настолько громкой, что никакого возмущения со стороны волосатиков не последовало, и даже пакостей можно было не ждать.
   Тренировки в строю стали для Роберта новым, ни с чем не сравнимым опытом, и даже воспоминания об учебе в военной школе здесь не помогали. Очень скоро Роберт понял, что лучшим в строевой науке был Сокол. Он уверенно командовал бойцами, быстро думал и решал. Роберт выполнял приказы, повторял упражнения, смотрел, думал и запоминал, а после тренировки мечтал повалиться на койку и не шевелиться.
   И все же, какую бы усталость он не испытывал, попаданец заставлял себя каждый день подниматься на купол и наблюдать за аборигенами. Его волосы были пока недостаточно длинны, но они росли, и с их ростом приближался день первой схватки с дикарями. Роберт наблюдал, как они двигаются, как тренируются и живут, пытался понять, как они мыслят, чего хотят и боятся. А пока он наблюдал, изучал и копировал, у него в голове сами собой складывались странные строки на языке аборигенов. В переводе на английский они казались примитивными до убогости, а вот на наречии дикарей звучали неплохо, возможно, потому, что и само наречие было простым и незатейливым:
  
   Слушай, небо, вода и камни --
   Я жив!
   Люди леса, травы и чащи --
   Я жив!
   Вы кричите, деретесь и воете,
   А я жив!
   Вы хотите крови и плоти,
   Но я жив!
   Я над небом, над камнем с водою
   И я жив!
   Я сдвигаю к горе гору,
   Я жив!
   Я руками держу солнце,
   И я жив!
   Я пройду среди вас невредимым,
   Я буду жить!
  
   Роберт даже не поленился зайти к наблюдателям и поинтересоваться у антропологов, есть ли у аборигенов поэзия. Старший группы выразительно постучал пальцем по лбу и предположил, что Роберта кто-то слишком сильно стукнул по голове:
   -- Ну, какая поэзия, Зверь? Что за чушь... Аборигены слишком примитивны для этого.
   Роберт не стал спорить, решив, что обязательно проведет один эксперимент, а пока отправился к себе -- изучать очередной сборник наблюдений.
   Ну, а вечерами, когда дверь его комнаты блокировалась, его ждали звонки Элис. К счастью, Дайсон не удивлялся, почему Элис Дженкинс больше не просит его передать коммуникатор Зверю, свято уверенный, что сенатор с дурной репутацией потеряла интерес к своей игрушке. Пошарить же в комнате Роберта в поисках незаконного коммуникатора никто и вовсе не догадался.
   На исходе десятого дня Роберт в очередной раз понял, что начал приспосабливаться. Он спокойно выходил с тренировки, а не вываливался с нее, мечтая лечь прямо на пол. Вновь непринужденно болтал с Соколом и Тёрнером, а не отмахивался от них, желая лишь дотащиться до душевой кабины. Сходил посмотреть на двух новичков и совершенно не удивился, когда один из них получил кличку Акула Третий, а второй -- Питон. Пару раз поспорил с наблюдателями-антропологами, после чего главы группы наблюдения назвал его упертым дилетантом, а Роберт его -- догматиком.
   В общем, жизнь вновь входила в привычную колею. Роберт изучал материалы антропологов, усердно штудировал книгу по театральному фехтованию, стараясь отыскать там что-нибудь стоящее, а потом на пару с Соколом пытался опробовать новые приемы. Сокол, пораженный тем, что нечто новое можно узнать не только от тренеров, но еще и из книг, недоверчиво пролистал учебник, решительно раскритиковал две трети предложенных там приемов, уверяя, что Роберт "слишком мало прожил на Арене, чтобы правильно оценить всю эту чушь", а потом с азартом принялся пробовать оставшуюся треть. Дайсон не мешал бойцам экспериментировать, поручив их заботам сразу трех тренеров, и даже пару раз лично дал Роберту с Соколом полезные советы. Сокол вздыхал, что с Волком они бы все отработали гораздо быстрей, но Роберт считал, что нормальная жизнь Остина Марлоу стоит всех приемов и финтов.
   Против Тюленя Дайсон их больше не ставил, зато раз за разом выставлял против Роберта двух, трех и даже четырех бойцов. С четырьмя противниками Роберт не смог справиться ни разу, хотя с каждым учебным боем ему удавалось держаться все дольше, пока он все равно не "погибал" под ударами противников. Оттянуть неизбежное помогали найденные в учебнике приемы, а однажды -- плед. Одного бойца Роберт "уделывал" всегда, часто двух, а однажды смог "завалить" даже трех, зато четвертый поймал его в тиски и без затей "перерезал" горло.
   После каждой "смерти" Дайсон долго и изобретательно отчитывал Роберта, называл лентяем, бестолочью и психом, подкреплял свои внушения затрещинами и обещаниями выставить к столбу, если он посмеет сдохнуть и во время представления.
   Каждый раз во время выволочки Роберт отрешенно размышлял, способен ли Дайсон охрипнуть хотя бы на минуту, и каждый раз убеждался, что глотка у бывшего управляющего луженая. Из-за неудачи с Тюленем Дайсон так не ругался, видимо, ни на минуту не считая, что у них был хоть какой-то шанс. Подобное отношение несколько тревожило, так что Роберт решил понаблюдать за гигантом.
   Бои Тюленя почти всегда проходили по одному сценарию -- он расшвыривал противников, и при этом у него на лице было выражение хорошо воспитанного мальчика, который никак не может понять, почему другие детишки в детском саду так упорно к нему цепляются. Видимо, этот контраст -- детское выражение на лице гиганта -- немало веселил зрителей, но Роберт не находил в ситуации ничего смешного. Несмотря на рост, силу и длинный меч присутствие Тюленя на Арене казалось ему вопиюще неуместным.
   Очень скоро Роберт в этом убедился.
   Здешние столовые были центром светской жизни, как для бойцов, так и для многих работников Арены. Даже волосатики, которым правила позволяли завтракать, обедать и ужинать в своих апартаментах или вовсе где-нибудь в городе, неизменно обедали на публике, наслаждаясь опасливым и восторженным шепотком вокруг. А еще в столовых можно было за пять минут собрать все новости Арены (в этом плане с ними не могли сравниться даже туалеты, душевые и склад), и здесь же за немалые деньги обедали и ужинали поклонники боев, очарованные возможностью наблюдать за своими кумирами в неформальной обстановке.
   Тюлень, как и все, трапезничал в столовой и просто купался в восторгах и внимании фанатов. Это зрелище было настолько привычным, что Роберт немало удивился, обнаружив, что гигант рыдает за столом и как маленький ребенок утирает глаза кулаками. Обитатели Арены привычно обходили Тюленя по синусоиде, Роберт тоже собирался покинуть столовую, но то же чувство, что заставило его ощутить себя мерзавцем после наивного восклицания волосатика "Но так же нечестно!", принудило его остановиться, а потом с тяжким вздохом направиться к рыдавшему гиганту.
   -- Эй, парень, что случилось? -- проговорил Роберт, осторожно коснувшись плеча Тюленя.
   -- Он надо мной смеется, -- горестно сообщил гигант и всхлипнул. Вопрос Роберта "Кто этот сумасшедший?" так и остался незаданным, потому что Тюлень, глотая слова и слезы, совершенно по-детски поведал, будто один из его поклонников может смотреть сквозь стены, потому что всегда знает, что он покупает, и всегда твердит, что у него нет вкуса, что на его наряды тошно смотреть. -- Ну, как, как он узнает? -- в слезах жаловался Тюлень севшему рядом Роберту. -- И что у меня не так?! Я же ста-а-ара-а-аюсь, -- протянул он, сотрясаясь от рыданий.
   Роберт понимающе кивнул. Наряд Тюленя и правда не отличался вкусом -- ядовито-желтая рубашка, зеленый плед, синий пояс и красные сандалии на лиловые носки производили диковатое впечатление, но, с другой стороны -- что с того? На Арене Тюленя ценили явно не за стиль и вкус. Да и в любом случае, Роберт не понимал садистского желания доводить кого-то до слез.
   -- Я покупки прятал, а он все равно... узна-вал, -- хлюпая носом, жаловался Тюлень. -- Говорит, я бестолочь... Но я же... я... не хочу-у-у... быть бестолочью...
   -- А вот скажи, -- задумчиво проговорил Роберт, -- эти покупки ты делал на деньги, что вручают за бои здесь, или их подарил твой поклонник?
   -- Поклонник... подарил... -- еще раз хлюпнул носом Тюлень.
   -- А тебе что важнее, -- продолжил расспросы Роберт, -- чтобы он не знал о твоих покупках, или чтобы у тебя был вкус?
   -- Все! -- выпалил заплаканный волосатик и с надеждой уставился на Роберта. -- Чтобы не знал! И чтобы я не был бестолочью...
   Роберт вздохнул. Начать стоило с того, что проще.
   -- Покажи платежную карту, -- попросил он. -- Это поможет...
   Тюлень с готовностью полез за пояс и вытащил золотую пластиковую карточку. Как и предполагал Роберт, карта оказалась именной. Попаданец на всякий случай запомнил фамилию и имя фаната-садиста. Встал.
   -- Пошли, -- Роберт качнул головой в сторону выхода из столовой. -- Я покажу, что надо делать.
   -- И у меня будет вкус? -- обрадовался Тюлень и посмотрел на Роберта с таким наивным доверием, что попаданцу стало неловко.
   -- Со вкусом мы разберемся чуть позже, -- обещал Роберт. -- Зато твой поклонник больше не сможет смотреть сквозь стены. Идем, это очень просто.
   У платежных терминалов на складе не было ни души, и Роберт приступил к делу:
   -- Смотри, у тебя именная золотая карта, -- вполголоса разъяснял он, -- поэтому ее владелец -- и это не ты, а твой поклонник -- получает от банка список всего, что ты покупаешь, да еще и с фотографиями покупок. Но эту карту можно заменить, -- заторопился Роберт, заметив, что Тюлень опять собрался плакать. -- На новых картах не будет ничьего имени, и никто не станет получать отчет о твоих тратах. Твой поклонник лишь узнает, что у тебя новые карты, но ничего сделать уже не сможет. Правда, -- Роберт помедлил, -- ты немного потеряешь в деньгах, но самую малость -- десять центов с каждой сотни долларов -- ты этого даже не заметишь.
   -- А как... менять? -- замирающим от счастья голосом спросил Тюлень.
   -- Да вот здесь, -- Роберт кивнул на терминал. -- Вставляй, как ты обычно платишь за покупки.
   Тюлень вставлял карту с таким видом, словно очень боялся ее поломать, так же осторожно набрал пин-код, словно маленький ребенок шевеля при этом губам, и повернулся к Роберту.
   -- Вот! -- гордо сообщил он. -- Я вставил.
   -- А теперь смотри...
   Медленно, чтобы волосатик мог все понять и запомнить, Роберт принялся устанавливать на экране условия для замены карты.
   -- Подсчеты программа сделает самостоятельно, -- пояснил он. -- Подожди пару минут.
   Внутри терминала что-то загудело, а потом в лоток выпали четыре зеленые пластиковые карты.
   -- Ну, вот видишь, -- вновь заговорил Роберт, вручая деньги Тюленю, -- они зеленые -- с ними даже пин-код не нужен -- просто приставляешь их к считывающему устройству -- и все. Вот сюда, -- указал попаданец пальцем. -- Очень удобно. Твой поклонник, конечно, узнает, что ты поменял карту, но больше не узнает ничего. Не смотреть ему больше сквозь стены -- отсмотрелся!
   Тюлень просиял, но радость быстро сползла с его лица, сменившись привычными страхами.
   -- А со вкусом как быть? -- жалобно напомнил он.
   -- Со вкусом сложнее, -- признал Роберт. -- Его надо долго тренировать, хотя... -- боец задумался. -- Можно просто запомнить, что и с чем носить, -- предложил он, но сразу же понял, что надеяться на память Тюленя будет глупо. -- Я нарисую тебе памятку. Когда будешь что-нибудь покупать, просто сверишься с картинкой...
   Роберт знал, что на складе Арены можно найти все, и все-таки удивился, когда ему удалось приобрести прекрасный альбом и цветные карандаши -- все же это были не самые необходимые вещи для бойцов. Зато рисовать ему пришлось много. Волосатик метался между рядами вешалок и манекенов, то и дело спрашивая: "А вот так можно? А так?!". Роберт усиленно работал. Тюлень с каждым ответом все больше воодушевлялся и сиял. А потом Роберт озадаченно уставился на очередной выбор гиганта.
   -- Это можно? -- уже привычно спросил Тюлень.
   Роберт задумчиво оглядел рубашку, плед и носки в руках волосатика. С точки зрения стиля, выбор был не самым лучшим, и все же Тюленю должно было пойти. А раз так...
   -- Можно, -- уверенно кивнул Роберт. -- А если твой поклонник попытается что-то сказать, ответь ему, что это стиль милитари... Сейчас я тебе напишу.
   Роберт быстро набросал очередной рисунок, несколькими штрихами обозначая цвета, и крупными буквами сделал подпись.
   -- Это -- стиль милитари, а ты -- боец, и ты можешь носить эту рубашку и плед с гордостью, -- объявил Роберт. -- А вот ему стиль милитари недоступен, -- продолжал попаданец. -- Он может только штаны на трибуне зрителей протирать. Так ему и скажешь!
   Тюлень с готовностью закивал, но потом с сомнением спросил:
   -- А у меня получится?
   -- Ты перед зеркалом потренируешься и получится, -- успокоил Роберт. -- Тренировка -- залог успеха!
   В какой-то миг Роберт с опаской подумал, что теперь ему вечно придется отвечать на вопросы Тюленя "А так можно?", но решил, что это не самая большая проблема. Самая большая проблема заключалась в том, как этот младенец вообще попал на Арену.
   Однако когда через полчаса Роберт явился к Тёрнеру, он не успел даже договорить вопрос, как куратор демонстративно застонал:
   -- Только не говори мне, Зверь, что ты подобрал очередного монстрика, осмотрел его, решил, что он больше смахивает на котенка, и теперь ищешь, в какие бы добрые руки его пристроить.
   Роберт с досадой отмахнулся:
   -- Очень смешно, поздравляю... Но все же, Тёрнер, что здесь делает Тюлень?
   -- Ты же его видел, -- пожал плечами "Чип". -- Сила есть, ума не надо. Девушку он поломал, -- пояснил куратор в ответ на вопросительный взгляд Роберта. -- Не нарочно, конечно, просто силы не рассчитал. Говорят, рыдал, а толку...
   -- А опекун частник? -- уточнил Роберт.
   -- Ты много здесь видел государственных питомцев? -- вопросом на вопрос ответил "Чип".
   -- У меня не было возможности заглянуть в здешнюю статистику, -- парировал Роберт.
   -- Тогда поверь на слово -- государственных питомцев здесь нет, разве что среди обслуги, -- сообщил Тёрнер. -- А Тюлень не Волк. Талантов у него нет, достижений нет, перспектив нет -- он вообще умственно отсталый.
   -- Ну, вот, -- Роберт требовательно уставился на собеседника. -- Разве на этом нельзя сыграть?
   -- Ты еще скажи, что он псих, -- отмахнулся Тёрнер. -- Арена вообще-то и создана для того, чтобы отправлять сюда подобных индивидов.
   -- Сравнил! -- Роберт возмущенно хлопнул ладонью по столу. -- Слушай, но ведь это же неправильно. Смотри, -- боец наклонился вперед, поставив локти на стол и разведя ладони, -- на Арене действует возрастной ценз, так?
   -- Для зрителей, -- уточнил Тёрнер.
   -- Вот именно, -- кивнул Роберт. -- Получается, что даже полнолетних ответственных граждан до определенного возраста не пускают смотреть бои, потому что это может вредно сказаться на их психике, а вот питомца, у которого уровень развития десятилетнего ребенка, заставляют убивать. Где логика?!
   -- Да не больно-то он и убивает, -- пробормотал Тёрнер.
   -- То есть ты признаешь, что он не агрессивен, -- подвел итог Роберт.
   -- Слушай, Зверь, ну что ты от меня хочешь? -- с несчастным видом вопросил куратор. -- Ну, не работает это так, ты мне поверь. Думаешь, я не говорил все это Кавендишу, а Кавендиш не говорил выше? Знаешь, что нам твердят в ответ? Что Тюленя никто не обижал, он просто не рассчитал силы и вот -- девушки нет. А если он опять забудет, до чего силен, что тогда?
   -- Его научили...
   -- Да кто в это поверит? -- возразил "Чип". -- Ты хоть раз видел, как он швыряет аборигенов?
   -- Видел... Да что говорить -- я сам "летал"!
   -- И кто после этого захочет с ним связываться?
   Роберт помолчал.
   -- Но можно же что-то придумать, -- наконец, произнес он.
   -- Когда придумаешь, тогда и придешь, -- отрезал Тёрнер.
   -- Ладно, -- боец кивнул. -- Тогда второй вопрос...
   Куратор вновь застонал.
   -- Кто такой Джон Карлайл?
   Тёрнер вскочил:
   -- Эта скотина опять здесь?!
   -- Понятия не имею, -- Роберт внимательно оглядел "Чипа": -- Так, значит, вы знаете, что он творит?
   -- Обожди! -- Тёрнер с таким видом схватил коммуникатор, что Роберт на всякий случай отодвинулся. Куратор вопрошал, отчитывал, выяснял подробности, а потом оборвал связь и почти отшвырнул гаджет. -- Не было его здесь -- охрана работает. Значит, Тюленя он подстерег на улице. Мразь!
   -- А в суд обратиться? -- подал голос Роберт.
   -- Смысл?! -- раздраженно передернул плечами Тёрнер. -- Это ведь ты не постесняешься на всю улицу объявить, что вот этому почтенному свободному запрещено подходить к тебе ближе, чем на сто метров, а для Тюленя это все пустые слова. Как же -- у него же поклонник, -- возбужденно провозгласил он, размахивая руками, -- он же такой замечательный человек... А потом рыдает по углам!
   -- А Служба адаптации? -- не сдавался Роберт. -- Они ведь тоже имеют к этому какое-то отношение.
   -- Мы не можем...
   -- Ну, да, -- Роберт демонстративно хлопнул себя ладонью по лбу. -- Как же я забыл? Конкурирующие конторы, действительно...
   -- Чушь несешь! -- возмутился Тёрнер. -- Арена и ее обитатели -- это наша зона ответственности, мы не можем перекладывать свои обязанности на других.
   -- Арена! -- подхватил Роберт. -- Арена, а не город вокруг. Карлайл достает Тюленя в городе, на который ваши полномочия не распространяются. Вот пусть адаптантские умники и займутся делом. Да по этому Карлайлу уже давно психологи плачут!
   Тёрнер сосредоточенно потер подбородок.
   -- В чем-то ты, конечно, прав, -- проговорил он. -- Я обсужу это дело с Кавендишем.
   -- Обсуди, -- согласился Роберт. -- Только не затягивай.
   Куратор кивнул.
   -- И, кстати, -- смущенно заговорил Тёрнер. -- А у тебя-то как дела -- поклонники не достают?
   -- Шутишь? -- Роберт пожал плечами. -- Нет у меня никаких поклонников...
   -- Есть, -- возразил "Чип". -- В сети даже твое сообщество имеется. Если так пойдет и дальше, где-нибудь через неделю Кавендиш даст тебе выход в сеть -- будешь вести блог. А там и до первого выхода с Арены дело дойдет. Наличие собственного сообщества -- это убедительный аргумент.
   -- Так у меня же волосы недостаточно длинные, -- в некотором ошеломлении напомнил Роберт.
   -- Ну, и что? -- ответил Тёрнер. -- Можно же нарастить...
   Куратора Роберт покидал в задумчивости. Возможность выхода за пределы Арены искушала, пусть к ней и прилагалось наращивание волос и перспектива сражения с аборигенами. Увидеть Элис, поговорить с Макфарленом -- Роберт признавал, что это стоило риска. К тому же, Макфарлен, как врач и сенатор, мог подсказать, как решить проблему Тюленя. Сваливать эту задачу на Элис Роберт считал наглостью. В здешнем Сенате и так было слишком много деятелей, желавших решать проблемы за ее счет.
   А еще стоило посоветоваться с Лоренсом, признал Роберт. Но сколько ему еще предстояло торчать на вилле Причарда -- месяц, два, три? И в каком состоянии он будет после окончания операции?
   Роберт покачал головой и мысленно пожелал Паркеру удачи. Потом взял планшет и пошел на купол, к наблюдателям. Уж раз его ждали резкие перемены в судьбе -- к ним стоило подготовиться.
   Психологически, в том числе.

Оценка: 9.68*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Архимаг "Нуб и Олд. E-Revolution"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) А.Вар "Фрактал. Четыре демона. Том 1."(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Рейн "Обряд в снежную ночь"(Любовное фэнтези) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Нарушенное обещание. Шевченко ИринаПорченый подарок. Чередий Галина��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваВ цепи его желаний. Алиса СубботняяНедостойная. Анна ШнайдерЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЗаложница стаи. Снежная МаринаВ дни Бородина. Александр Михайловский
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"