Серж: другие произведения.

Ю.Белова и Е.Александрова и их таинственное проклятие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рецензия была помещена на форуме Лоция, но так как форум закрыт, мы размещаем ее здесь. Спасибо автору.


Серж (форум Лоция)

   Ю. Белова, Е. Александрова - Бог, король и дамы!
   Автор: Ю. Белова, Е. Александрова
Название: Бог, король и дамы!
Жанр: История, Приключения, Фантастика
Форма: роман
Ссылка на страницу автора (общего файла пока нет)

Юлия Белова, Екатерина Александрова и их таинственное проклятие (роман "Бог, король и дамы!")

   Что-то давненько я не встречал новых исторических романов. Изданные в последнее время исторические книги - либо иностранные (да и написанные уже давно), либо посвящённые истории нашего государства до нашествия монголо-татар (я, конечно, немного преувеличиваю, но суть от этого не меняется).
   Не знаю, с чем это связано. Возможно, с ленью авторов, считающих, что легче настрочить картонный фэнтезийный или фантастический мир. Или потому, что в последнее время сформировалось мнение, что исторические романы больше неинтересны читателям. А может, писатели просто боятся браться за подобные книги, считая, что все самые знаковые события мировой истории уже давно описаны другими авторами. Не перебирать же, в самом деле, мировую литературу за последние двести лет, дабы не оказаться обвинёнными в плагиате...
   Вы спросите, к чему это я завёл такой разговор? Сейчас объясню.
Дело в том, что авторы произведения, о котором я хочу рассказать на этот раз, оказались, по меньшей мере, отважными людьми. Потому что для своего романа они выбрали эпоху религиозных войн во Франции, превосходно описанную в книгах Александра Дюма, посвящённых шестнадцатому столетию.
   По правде говоря, к чтению я приступал с определёнными опасениями: мне очень не хотелось увидеть плохую перепевку полюбившихся миллионам читателей книг о Габриеле Монтгомери, Генрихе Наваррском или, чего доброго, самом Шико. Знаменитый королевский шут, к слову, появился несколько раз на страницах романа, но произошло это в то время, как он ещё и не помышлял поступать на службу к будущему Генриху Третьему.
   Кроме того, меня заинтересовало, почему сами авторы назвали свой роман историко-фантастическим.
   Однако вскоре всё стало ясно: перед глазами читателей вдруг предстаёт некое мифическое государство Релинген. Скажу честно: я, как наивный мальчишка, принялся старательно изучать карту Франции 16 века в надежде найти сие таинственное место, пока, наконец, не осознал, как ловко надо мной посмеялись авторы. При этом сам Релинген был описан настолько достоверно, что я бы посоветовал многочисленным молодым талантливым авторам (МТА) прочитать эту книгу, дабы понять, как можно в нескольких десятках предложений описать несуществующее государство таким образом, чтобы читатели поверили в его реалистичность.
   Ну и вдобавок уже в прологе мы встречаем "жуткое" проклятие и "таинственное" пророчество. Только вот дальше не будет речи ни об "Избранности" героев, ни о некой исходящей от них "Силе". Да и таинственных артефактов никто из них не найдёт. Ну и замечательно...
   Впрочем, к своей фантазии авторы прибавили также превосходное знание многочисленных исторических материалов по описываемой ими эпохе. Буквально с первых же страниц чувствуется, какой большой труд был проведён по сбору всевозможной информации о Франции (и не только, ведь периодически действие перемещается в Испанию и Нидерланды) 16 века.
   Теперь, спев дифирамбы таланту авторов, пришло, я думаю, самое время как следует пройтись и по самому роману.
   Сперва о сюжете. Завязка романа следующая: некий граф Валеран де Бретей убивает свою жену, считая её виновной в супружеской измене. При этом он проклинает всё своё потомство. Однако этим дело не ограничивается. Узнав, что жена на самом деле была невиновна, он проклинает и клеветников, и Бургундию, - жена его была бургундкой, а сам он некогда служил герцогам Бургундским, - и самих герцогов Бургундских. И, как это ни странно, проклятие начинает действовать; к Валерану же является призрак жены, сообщающий, когда проклятие будет снято...
   Проходит добрая сотня лет, и мы встречаемся с потомками графа, ничего не подозревающими о проклятии, обрушившемся на них по вине предка. Тут-то и начинается основное действие романа...
   Теперь пришло самое время сказать несколько слов о языке, которым написано произведение. Первые два абзаца романа:
  
   Цитата:
   Ясным сентябрьским днем 1560 года в имении Бретей, что находится почти на границе Пикардии и Иль-де-Франса, справляли скромное семейное торжество. Впрочем, назвать его скромным можно было только в шутку. Большой замок, перестроенный в честь помолвки в соответствии с последними веяниями времени и способный поспорить роскошью с Лувром, лакеи в новеньких шитых золотом ливреях, многочисленные арендаторы, юные виновники торжества - крохотная черноволосая девочка двух лет все еще в детском чепчике, сплошь украшенном кружевами, и белокурый синеглазый мальчик трех лет, впервые снявший детскую юбочку и одетый, как подобает шевалье, - все здесь казалось олицетворением богатства и торжества.
Да и сам Огюст де Бретей, красивый молодой человек лет двадцати - двадцати двух, в честь обручения сына нарушивший чуть ли не все эдикты, направленные против роскоши, и ухитрившийся затмить блеском драгоценностей даже супругу, меньше всего придавал празднику скромный и умеренный вид. Тем не менее, праздник, по его разумению, был скромен, так как гости на это семейное торжество званы не были, и господа де Бретей, а также их будущие свояки господа де Сен-Жиль принимали поздравления только от слуг, арендаторов и крестьян.
  
   Собственно, дальше можно не продолжать. Как говорится, автор словом владеет, хотя, на мой взгляд, язык и бывает иногда чересчур тяжеловесным. В общем, любителям вошедшего ныне в моду "лёгкого" языка сюда лучше не соваться, если они, конечно, не хотят немного поучиться владению словом. Также не стоит сюда заглядывать и любителям перловки - их будет ждать жестокое разочарование. За исключением нескольких лишних запятых и помарок при согласовании слов они не смогут обнаружить ничего интересного.
   Бросается в глаза малое число диалогов. Авторам удаётся в нескольких словах описать разговор, который при желании можно было бы превратить в длиннющий диалог:
  
   Цитата:
   Шевалье де Бретей непрестанно говорил о помолвке, затем о каком-то загадочном подарке детям, а в довершении пригласил всех на охоту. Подобное заявление стало последней каплей. Юный Лоррен поднялся из-за стола и объявил, что пора отправляться. "Меня ждут кузены", - надменно сообщил он.
  
   С другой стороны, кому-то такое повествование может показаться довольно-таки скучным. Впрочем, в таком случае и "Властелина колец" можно назвать самой занудной книгой на свете...
   Несколько слов о героях. Вы не поверите, но по ходу повествования они действительно меняются! Например, один из них - шевалье Жорж-Мишель, граф де Лош и де Бар - предстаёт перед нами в первой главе романа избалованным подростком:
  
   Цитата:
   Граф де Бар был поистине несносным ребенком, однако никто не мог сказать, что этот юный шевалье не может добиваться своего.
  
   Он считает, что знатное происхождение позволяет ему добиваться всего, чего он пожелает (тем более, если учесть, что дядюшки молодого человека - всесильные герцоги Гизы, а кардинал Шарль, прославившийся своими, мягко говоря, не слишком-то достойными священнослужителя похождениями, души не чает в своём племяннике и всячески ему потакает). В общем, шевалье Жорж-Мишель на протяжении первой половины книги - классический дворянин своего времени, увлекающийся лишь любовными похождениями и дворцовыми интригами. А ведь он не лишён талантов: например, юный граф мечтает стать художником, и страсть эта не утихает в его душе с годами, пусть подобное занятие и считается недостойным дворянина.
К концу же романа Жорж-Мишель понемногу, учась на своих ошибках, начинает понимать, что знатное происхождение не только даёт блага, но и налагает обязанности. Что, пойдя на поводу у своих желаний, он может тем самым разрушить судьбы ни в чём не повинных людей, а любое неосторожно брошенное им слово - послужить сигналом к действию для людей, которые на самом деле воспользуются предоставившимся шансом для достижения своих собственных целей.
   Другой главный герой - шевалье Александр де Бретей. По правде говоря, его образ понравился мне несколько меньше. Возможно, потому что я не люблю слишком уж много ситуаций, которые должны были бы вызвать слезу у читателя. А они неоднократно возникают благодаря упомянутому мной шевалье. Причём он во всём этом совершенно не виноват. Этакая жертва обстоятельств. Хотя, с другой стороны, разве может быть иначе с мальчиком, попавшем в раннем возрасте в среду королевских пажей, на которых, в общем-то, никто не обращает внимания. Поэтому частенько несчастным пажам приходится, скажем, подворовывать в королевском саду. А ведь есть ещё и вельможи, которые могут разыграть в карты, кому из них будет дано право провести ночь с юным пажом. Причём участвуют в этой игре как мужчины, так и женщины...
  
   Цитата:
   Агнеса шла по переходам Блуасского замка, все больше и больше досадуя из-за того, что шевалье Жорж-Мишель упорно не желает быть обнаруженным, когда до ее слуха донесся взрыв хохота. Агнеса на мгновение остановилась. Карл бросил мимолетный взгляд на свиту, и охрана юной принцессы постаралась принять как можно более воинственный вид. Судя по некоторым возгласам, расположившиеся на пути принцессы придворные затеяли игру в прятки.
- Где он?! Где?!! - с азартом вопрошал кто-то из участников игры. Как догадалась юная графиня, человек был изрядно пьян, однако это не остановило даму. Агнеса лишь брезгливо пожала плечами. Дворяне княжества Релинген никогда не позволили бы себе подобного поведения. Но - в любом случае - сворачивать со своего пути, из-за того, что каких-то бездельников угораздило напиться?!
- Вон-вон-вон-вон-вон!!! - женский голос сорвался чуть ли не на визг.
- Ив, болван, лови его!!
- Кусается, звереныш, - ответил голос, гораздо более грубый, чем можно было ожидать от дворянина, и Агнесе неожиданно пришло в голову, что если неизвестные ей господа и затеяли какую-то игру, то это вряд ли была игра в прятки.
- Ладно, Ив, приготовь блюдо... как следует... - последние слова неизвестного потонули в дружном хохоте. - Кто первый на пробу, господа?
Карл привычным жестом откинул перед маленькой фройлен портьеру, и Агнеса сделала шаг вперед. И резко остановилась.
Восемь мужчин и две женщины... Впрочем, нет. Людей в комнате было гораздо больше. Человек пять лакеев, две камеристки, пританцовывающие на месте, в тщетной попытке разглядеть что-либо из-за спин господ, два ухмыляющихся, вовсю усатых пажа в синем, скучающий офицер и два солдата на часах. Неожиданно Агнеса поняла, где находится. Там, за спиной офицера, была королевская прихожая, потом его кабинет и спальня, а здесь...
Принцесса глубоко вздохнула, стараясь унять внезапное сердцебиение. Еще раз окинула взглядом комнату. Заметила дюжего лакея, с ворчанием заворачивающего в платок окровавленную руку. Валявшиеся на полу синий с красно-белыми галунами плащ, узкую пажескую курточку, синие же шоссы. И пажа, которому все эти вещи принадлежали.
У Агнесы Релинген потемнело в глазах. Восемь мужчин, две женщины и обезумевший от ужаса мальчишка...
   В общем, шевалье де Бретею, в конце концов, пришлось занять почётную должность дворцовой проститутки, хотя в приведённом эпизоде всё и закончилось для него благополучно. Впрочем, авторы не смакуют подробности деятельности молодого человека на данном поприще, а если и упоминают об этом, то лишь вскользь. Некоторые же эпизоды действительно впечатлили меня и - каюсь! - заставили искренне переживать за героя.
   Заранее приношу извинение за чрезмерно большую цитату, но это - один из самых запоминающихся эпизодов книги, когда два главных героя впервые по-настоящему сталкиваются лицом к лицу.
  
   Цитата:
   Мгновения бежали за мгновениями, и постепенно для всех участников сцены ожидание стало непереносимым. Мальчишки-пажи перестали хихикать и принялись грызть пальцы. Придворные и лакеи, привлеченные в галерею громкими голосами лотарингцев, застыли на месте, изображая статуи любопытства и нетерпения. На лице тупицы Бема промелькнуло нечто похожее на интерес, и он соизволил повернуть голову к лестнице. Даже виконт де Водемон перестал всхлипывать, неподвижно уставившись в конец галереи. Именно нетерпение и установившаяся из-за него тишина позволили господам и слугам без труда различить легкие и быстрые шаги двух пажей. [...]
Александр резко остановился, заметив в галерее множество людей. Разглядел их нахмуренные брови, сжатые губы, руки, лежащие на эфесах шпаг. Оглянулся на следовавшего за ним Можирона, уловил его насмешливый и торжествующий взгляд, непроизвольно вцепился в свою шпагу, хотя и понимал, что она не поможет против стольких шпаг и кинжалов.
Самым разумным, - лихорадочно размышлял мальчик, - было бы бежать, оттолкнув завлекшего его в ловушку пажа и нырнув в ближайший потайной ход, каковых он во множестве обнаружил в Лувре. Поскорее собрать все имеющиеся в его распоряжении деньги и удрать... например, в Англию... или во Фландрию... куда-нибудь, где все время воюют...
Шевалье Александр собирался было уже отшвырнуть стоявшего у него на пути Луи, когда его взгляд случайно упал на мраморные плиты ступеней. Видение наглого пажа, лежащего у подножия лестницы со сломанной шеей и раскроенной головой, показалось Александру настолько ярким, что он на мгновение зажмурился. "Проклятие!" - юный шевалье еще сильнее стиснул эфес шпаги, так что пальцы побелели. Один раз ему уже пришлось убить человека, но это был заведомый негодяй и подлец, а этот мальчишка... он просто дурак, - с отчаянием понял юноша.
- Ну? Что уставился? - насмешливо обронил Луи, даже не догадываясь, какая опасность только что пронеслась над его головой. - Давай, пошевеливайся! Его сиятельство ждет.
Шевалье де Бретей медленно отвернулся, сделал шаг, другой... Два дворянина герцога де Гиза неспешно отделились от стены и заступили ему за спину, отрезая путь к отступлению. Александр слышал их шаги, спиной чувствовал их взгляды, но не оглядывался, как зачарованный приближаясь к графу де Лош, в котором безошибочным инстинктом испуганного звереныша распознал главного в этом собрании врагов.
Жорж-Мишель хмурил брови, глядя на приближавшегося пажа. Нечто странное было в его взгляде, странное и вместе с тем знакомое. Шевалье Александр шел медленно, наплевав на все требования этикета, неотрывно глядя в глаза графа, так что недовольный шевалье усмотрел в этом вызов. Неожиданно Жорж-Мишель понял, где видел подобные же широко распахнутые глаза, ту же отрешенность во взгляде и мертвенную неподвижность лица. Такие взгляды ему приходилось видеть у солдат, твердо решивших умереть и озабоченных лишь тем, чтобы как можно дороже продать свои жизни, или, скорее, у приговоренных к смерти, потерявших всякую надежду на помилование.
"Да в конце-то концов, - раздражено подумал его сиятельство, - я же не собираюсь его убивать! Только дам небольшой урок Водемону и укажу этому стервецу его истинное место..."
Шевалье Александр приблизился еще на два шага и граф де Лош ясно увидел его побелевшие пальцы, нервно стискивающие эфес. "И чего он вцепился в эту дурацкую шпагу? Как будто она ему поможет!.."
Жаркая волна крови прилила к щекам шевалье Жоржа-Мишеля, и он с недоумением огляделся вокруг. Пять человек при нем, восемь с Гизом, какие-то совсем посторонние шевалье, пажи и лакеи... - целая толпа, сбежавшаяся на невиданное представление.
"Что я несу? - потеряно думал граф. - И что я делаю? Я же не оставляю ему выбора!.."
Королевский паж сделал еще шаг и Жорж-Мишель постарался утешить себя, заметив у пояса стервеца два тугих кошелька:
"А, с другой стороны, что здесь такого? Это его ремесло и час назад я сам видел, как он принял кошелек от какого-то шевалье. Может быть, как раз один из этих... Смерть Христова! Стервецу не привыкать... Поблагодарит за щедрость и пойдет..."
Молодой человек остановился перед графом, поднял на него глаза и Жорж-Мишель окончательно вспомнил этот взгляд. Точно так же смотрел маленький паж из Блуа, тот несчастный калека, которого Аньес вырвала из рук пьяных насильников. "Господи Боже! - прошептал потрясенный шевалье. - Те мерзавцы были по крайней мере пьяны... Ну а я то, я? Что происходит со мной?!"
Королевский паж стоял неподвижно, не произнося положенных "К вашим услугам, ваше сиятельство" или же "Ваш покорный слуга", и шевалье Жорж-Мишель почувствовал, что больше не в силах выносить этот взгляд. "Он не трус, - думал граф, отвернувшись к стене. - Негодяй, пройдоха и шлюха, но не трус... И он даже не кланяется... Конечно, разве приговоренный кланяется палачу?!" [...]
-- Ну, чего ждешь? - раздражено поинтересовался герцог де Гиз, раздосадованный тем, что кузен отказался от забавной шутки. -- Ах да, денег...
Генрих высыпал на руку пригоршню золотых и с размаху швырнул их на пол. Сверкающий дождь обрушился на плиты королевской галереи и шевалье Александр вздрогнул, словно его ударили.
- Подбери! - холодно приказал герцог. Паж посмотрел на Генриха де Гиза, на его вооруженных до зубов офицеров и слуг и наклонился к ближайшей монете. Жорж-Мишель поморщился. Каким бы негодяем и мерзавцем не был этот молодой шевалье, Генриху не стоило его позорить. Смерть Христова! Благороднее убить стервеца, чем подвергать подобному унижению...
Шевалье Александр вновь и вновь наклонялся к разбросанным по полу монетам, ползая чуть ли не у самых ног лотарингских принцев. Виконт де Водемон прикрывал руками пылавшие от стыда щеки. Подобрав с пола все деньги, королевский паж выпрямился, с неожиданной гордостью посмотрел на Генриха де Гиза, отстегнул от пояса кошелек, но вместо того, чтобы ссыпать в него подобранные монеты, высыпал на руку еще с десяток золотых. Затем тем же жестом, что и герцог за четверть часа до этого, юный шевалье швырнул горсть монет под ноги лакеев Гиза.
- Выпейте за здоровье вашего господина! - четко произнес Александр и, высоко вскинув голову, направился к лестнице...
   Второстепенные герои получились не менее яркими, чем главные. Это, например, Огюст де Бретей, отец шевалье Александра, представитель "старого дворянства", который не понимает, что мир изменился и теперь в нём правят не только происхождение, но и деньги, из-за чего и разоряется; господин де Броссар - опекун и мудрый наставник шевалье Жоржа-Мишеля, советы которого и помогли тому сохранить хоть каплю совести и здравого смысла; воинственный епископ Меца, наводящий ужас на весь Релинген; Себастьен Мало, молодой наёмник-убийца, считающий, что только в рядах парижских "браво" он сможет обрести настоящую свободу.
   Встречаются на страницах романа и хорошо знакомые имена - граф де Бюсси, Диана де Меридор, Можирон (ещё совсем мальчишка), Колиньи, ну и вся королевская семья в полном составе. Только вот образы их заметно отличаются от известных нам по романам Дюма. Говоря откровенно, здесь они куда больше соответствуют реальности.
Мне очень понравился юмор. Его не очень много, но употребляется он действительно к месту и в точности передаёт атмосферу того времени. Например, фраза о нравах испанского двора, славившегося своей суровостью и почтением к правителям:
  
   Цитата:
   Кроме того, всем было известно, что возраста у наследников испанского престола просто не бывает и они - совершенство с рождения. И, конечно же, вопросы, которая кроха задавала со всей наивностью и непосредственностью своих восьми лет, воспринимались окружающими как утонченная придворная интрига.
  
   Теперь несколько слов о недостатках (а как же иначе?!). Во-первых, как мне показалось, начало романа чрезмерно затянуто. На головы неподготовленных читателей сыпется слишком много информации, и не всякий сумеет при этом сдержать зевоту. Впрочем, любознательные читатели даже здесь почерпнут для себя немало интересных фактов: например, узнают о том, как воспитывались в шестнадцатом веке принцы или каким образом давались имена дворянам (думаю, далеко не каждый любитель исторических романов знает, как на самом деле звали сыновей Екатерины Медичи, которым предстояло занять впоследствии престол).
   Кое-где встречаются не совсем удачные слова. Например, завершается глава, длиннющую цитату из которой я приводил выше, следующими словами:
  
   Цитата:
   Граф де Лош коротко кивнул родственнику и пошел прочь. Ему никого не хотелось видеть - ни Генриха, ни своих дворян, ни пажей, ни лакеев, ни даже самых прекрасных дам двора. Его гнал прочь жгучий стыд и непереносимое ощущение, будто он совершил гадость.
  
   Ну, неужели нельзя заменить последнее слово на, скажем, "подлость" или "мерзость"? А то выходит, что драматичный эпизод завершается как-то по-детски. Причём многие авторы почему-то этим страдают. Возможно, боятся излишнего пафоса?
Часто возникает путаница с титулами "шевалье", "граф" и пр. Собственно говоря, это можно заметить и в приведённом мной отрывке, где, дав только что титул "шевалье" Александру, авторы в следующем же предложении именуют так Жоржа-Мишеля. Разобраться во всех этих хитросплетениях не так-то просто.
   Но всё же книга произвела на меня очень сильное впечатление. И, как мне окажется, она мало кого оставит равнодушным. Главное, что она действительно несёт в себе чистые и светлые мысли (ну вот, опять пафос...), пусть для этого читателю и придётся продраться сквозь грязь французского королевского двора шестнадцатого столетия. И особо я хотел бы отметить, что главные герои действительно становятся ЛЮДЬМИ, которые не мочат своих врагов направо и налево, а переживают, страдают, мечтают добиться чего-нибудь в жизни... Пусть и совершая при этом ошибки. Но ведь это - жизнь.
   Итог: любителям французской истории читать обязательно. Остальным - настоятельно рекомендуется, но если начало не понравится - помните, я вас предупреждал.

З.Ы. И очень жаль, что нет единого файла, поэтому я дал просто ссылку на страницу автора. Но, в конце концов, не у каждого же есть "широкополосный доступ в Интернет". А загрузить тридцать а.л. единым файлом, мягко говоря, затруднительно. Убедился на собственном опыте)))
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"