Беловец Александр: другие произведения.

Керон (в процессе)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.14*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Ещё вчера Артём Неваляев жил беспечно и весело. Учился в институте, баловался лёгкими наркотиками... влезал в долги к серьёзным людям. Но всё это было ЗДЕСЬ, где жизнь привычна и понятна. И вот сегодня он уже ТАМ.

    Попасть в другой мир и узнать, что был рождён под его звёздами... Звучит странно, не правда ли? Мало того, узнать, что являешься носителем дара одного из Великих родов Закминской империи. Тут у любого крыша протечёт. Вот только те, кто распознал в Артёме эти качества, не удосужились рассказать ему об этом, втянув парня в свою игру.

    Морковка, коей помахали перед доверчивым носом, весьма сладка - возвращение домой, и Артём, конечно же, устремляется за ускользающим овощем.


  Зачин
  
  
   В эту ночь природа разбушевалась не на шутку. Шквальный ветер гнул деревья до самой земли, а иные и вовсе вырывал с корнем. То тут, то там сверкали ветвистые молнии, вслед которым раздавались оглушительные раскаты грома, а дождь, хлеставший весь день, к ночи лишь усилился.
   К северу от Тенга - столицы Закминской Империи, - у самого подножия Веркских гор стойко противостоял непогоде замок Наль. Издали казалось, будто скала, давшая ему приют, является продолжением огромных стен. Хотя, наверное, так оно и было, ведь не зря же замок прозвали Наль, что в переводе с древне-закминского означает 'твердыня'.
   В одной из высоких башен, в глубине своего кабинета, за массивным резным столом, ожидал вестей хозяин замка. Огромное кресло проглотило его как кожаное болото, оставив на свободе только лысую голову и сухие ладони, на которые он возложил седой подбородок. Плотно прикрыв глаза, старик не замечал бушующей за окном стихии, ведь все его мысли были обращены в одну сторону - туда, на второй этаж южного крыла, где в одной из спален мучилась младшая дочь.
   - Сагаль, покровитель огня и молний, дай мне сил, - прошептали старческие губы и вновь сомкнулись тонкой нитью.
   Теллурис вер-Наль, по прозвищу Огненный - хозяин замка и по совместительству гроссмейстер ордена 'Огненной Птицы', в эту ночь волновался подобно юнцу на первом свидании. И его легко понять. Старик ждал этого момента многие годы, не переставая надеяться на рождение наследника, но Келла - богиня жизни и любви одаривала лишь дочерями.
   После рождения четвёртой, жена сдалась и ушла на вечный пир к Хетхе - повелительнице Ночи. Старик долго горевал, но не утратил надежду воспитать преемника. Пусть не из сына, так из внука. Но дочери одна за другой рожали внучек, и маг решил, что чем-то прогневил богов.
   Шли годы, Теллурис всё сильнее впадал в отчаяние. Редко появлялся в совете Императора, да и вообще мало покидал замок, уделяя всё больше времени семье. Навязчивая идея о преемнике утихла, будто боль, к которой привык, и маг её почти не замечал.
   Пока не пришёл черёд рожать младшей дочери...
   - Сагаль, дай мне сил. А заодно дай их моей младшей, - снова прошептал старик, не меняя позы и не размыкая век.
   Вдруг дверь распахнулась, и на пороге возникла запыхавшаяся служанка.
   - Родила! - заорала она, перекрикивая очередной раскат грома. - Родила, владыка!! Ваша дочь, леди Талиона, родила!!!
   Теллурис вздрогнул, но не подал вида - негоже хозяину выказывать волнение перед прислугой.
   - Родила, - смутилась служанка, понизив голос. Она шумно сопела, пытаясь восстановить дыхание после быстрого бега.
   - Не томи, Веська, говори уж, - старик тяжело посмотрел на служанку.
   - Мальчик!!! - радостно заорала Веська, выпучив и без того огромные глаза. - Наследник у вас родился!!!
   - Хвала богам, - шумно выдохнул Теллурис. - Дождался...
  
  
  ***
  
  
   В комнате темно. Пахнет свечной гарью, по́том и чем-то сладким. Высокие окна плотно зашторены, ограждая комнату от непогоды. Служанки снуют туда-сюда, поднося чистую воду и свежие тряпки. Нестерпимо жарко. Пот застилает глаза повитух, но они будто этого не замечают. Все поглощены только что свершившимся событием.
   На широкой постели вся в крови и слезах, но с широкой улыбкой на лице, лежит младшая дочь Теллуриса. Светлые волосы слиплись в густой комок, постель можно выжимать, но это не важно. Взгляд Талионы прикован к орущему комочку окровавленных тряпок в руках повитухи. Мать с надеждой тянется забрать беспомощное чадо, прижать к груди, успокоить... Но ребёнка уносят, и руки бессильно падают на мокрые простыни.
   По древним обычаям первые часы жизни новорождённый должен провести вдали от матери. Зачарованный покой впитает его крики, вкусит невинные страхи и только в полночь глава рода совершит обряд представления богам, после чего младенец, наконец, припадёт к материнской груди.
   А до тех пор внук главы рода вер-Наль будет орать от голода и холода, и никто не пустит к нему истерящую мать. Закон суров. Нарушивших изгоняют...
  
  
  ***
  
  
   На юге империи, неподалёку от полноводной Телоры, чьи воды в эту ночь как никогда напоминали плащ богини Телы, расположился замок Грисс, такой же чёрный и мрачный, как и хищник, в честь которого был назван. Шквал дождя ударялся в высокие стены и разлетался тучей брызг не в силах сокрушить могучую преграду.
   В отличие от Теллуриса, хозяин замка, Гируним вер-Грисс, не скрывал взволнованности и в ожидании вестей мерял кабинет шагами. Его огненно-рыжая шевелюра была всклокочена, и борода стояла дыбом. При каждом шаге старик путался в длиннополом одеянии, но будто этого не замечал. Руки теребили чётки из драгоценных камней, а мозг стремительно перебирал различные варианты событий.
   Вдруг Гируним остановился и к чему-то прислушался. Затем подошёл к рабочему столу, дёрнул шнур, висящий на стене, и опустил костлявый зад в кресло. Взял в руки одну из бумаг и стал разглядывать, не вникая в написанное. Через несколько минут раздался стук в дверь. Не дожидаясь разрешения, вошёл слуга и, поклонившись, замер - в замке знали привычки хозяина.
   - Вернулся ли Скут? - не отрываясь от бумаги, спросил Гируним.
   - Ещё нет, - сухо ответил слуга. Хозяин замка не терпел многословности.
   - Как только вернётся, сразу же ко мне.
   - Непременно, - слуга, поклонился и вышел.
   Некоторое время Гируним продолжал слепо пялиться в документ, но вдруг отбросил его и вновь принялся бороздить кабинет из угла в угол. Остановившись у узкого, как бойница окна, он вгляделся в сверкающую темноту и тихо произнёс:
   - Что же тебя задержало, мой верный Скут?
  
  
  ***
  
  
   Полночь...
   С дрожью в теле Теллурис вер-Наль ожидал наступления судьбоносного часа. Даже служанки, облачавшие его в ритуальное одеяние, прониклись моментом - ни звука, ни вздоха. Железный взгляд старца, полный гордости, застыл на гобелене с изображением деда - Селетта вер-Наль. На протяжении почти двух десятков лет тот держал империю в железном кулаке, вызывая страх и ненависть в сердцах её жителей, а Император и Великие рода не могли воспрепятствовать могучему старику.
   'Ничего, теперь всё пойдёт на лад, - подумал Теллурис. - Обещаю воспитать достойного преемника крови'.
   На лысую голову парадный тюрбан, отороченный золотой нитью, на плечи яркую накидку с искусно вышитым гербом рода вер-Наль, где непоколебимый, как скала, дракон, расправляет крылья, попирая когтистой лапой корону. Старик приосанился и отвёл правую руку в сторону. Тотчас в ладонь упёрся массивный посох из рога чара. Сомкнув пальцы на резной рукояти, старый маг ощутил тепло древнего животного - прародителя драконов.
   'Как жаль, что их больше не осталось, - вдруг пронеслась грустная мысль. - Наверно, так же и я уйду на покой. Вот только выпущу в свет последнего птенца'.
   Старый маг отбросил грустные мысли и, развернувшись к двери, дал поглотить себя длинному арочному коридору. Свет множества факелов хлестал его тенями, удары посоха о пол звонко отражались в голове, но он шёл с гордым торжеством в глазах. Сегодня благостная ночь!
   Приближаясь к повороту, за которым ожидал ритуальный покой, Теллурис вдруг услышал крик младенца.
   'Странно, - мелькнуло в голове, - на комнату наложено заклятие непроницаемости... - в бороде затерялась быстрая улыбка. - Добрый знак. Верно, внук не обделён силой'.
   За поворотом коридор упёрся в широкий холл, оканчивающийся стрельчатой дверью. Сейчас здесь столпились обитатели замка. Они тихо переговаривались, но только показался хозяин, ропот смолк, люди почтительно склонились.
   Ни на кого не глядя, Теллурис подошёл к двери. Тут же подскочил слуга и с поклоном протянул ему подушку, на которой лежал ключ от комнаты. Пальцы на мгновение зависли над бархатом, а затем решительно сомкнулись вокруг потемневшего металла. Ключ бесшумно погрузился в замок, и в напряжённой тишине раздался щелчок, вставшей на место пружины. Затаив дыхание, хозяин замка Наль затворил за собой дверь и застыл на пороге, переводя дух.
   Спокойствие перед зрителями далось ему тяжело. Сердце больно стучалось в рёбра, ватные пальцы едва удерживали посох, а из-под тюрбана сочились липкие струйки. Теллурис взял себя в руки и постарался успокоиться. Пару раз глубоко вздохнул, заставив кровь течь более размеренно, и произнёс заклинание концентрации. Теперь можно приступать.
   Посреди ритуального покоя возвышалась многогранная гранитная тумба, на которую слуги водрузили люльку с младенцем. Проходя мимо, Теллурис невольно заглянул внутрь и едва не отшатнулся. На миг ему показалось, будто из колыбели на него смотрит могущественный предок - настолько взгляд был осознан и выразителен. Но стоило моргнуть и видение развеялось.
   Усилием воли маг прогнал странное чувство, зародившееся в районе солнечного сплетения, и прошёл к нише в стене. Поставил посох в специальный держатель - во время ритуала он ему будет только мешать, и на треть наполнил вином из кувшина широкий золотой кубок. Затем достал из шкатулки связку свечей, ритуальный нож и, положив рядом с кубком, вернулся к люльке. Взял младенца на руки и отшвырнул колыбель к стене. Держа внука на вытянутых руках, вновь заглянул ему в глаза.
   Он не ошибся, на него действительно смотрел дед - Селетт вер-Наль. Теллурис закрыл глаза и прикоснулся лбом ко лбу младенца. И тут же отпрянул, едва не выронив малыша. Печать, скрепившая новорождённый дар, хлестнула по нервам огненным бичом. Старик заплакал.
   'Сагаль всемогущий, благодарю тебя за дар, - прошептали потрескавшиеся губы. - О большем я и не мечтал...'
   Положив малыша на возвышение, старик утёр слёзы и вернулся к нише. Взял нож, кубок, свечи и поспешил к центру комнаты. Семь свечей - каждому из богов свою - расставил вокруг тумбы в специальных углублениях. Воскурил. Комната наполнилась приятным терпким ароматом.
   Пора...
   Старик аккуратно взял маленькую ручонку и быстро кольнул её ножом на сгибе локтя. Ребёнок тут же заплакал. Не медля ни секунды, маг подставил под капающую кровь кубок с вином и, отсчитав семь рубиновых капелек, перетянул ранку полоской чистой ткани. Поставил кубок у ног и решил успокоить ребёнка. Но когда простёр над маленькой головкой раскрытую ладонь, в ту же секунду получил ощутимый разряд бирюзовой молнии. От неожиданности старик отпрянул и едва не упал.
   - Эй, да ты с характером, - губы растянулись в улыбке. - Истинный вер-Наль!
   Теллурис вновь подхватил ритуальную ёмкость и полоснул себя по запястью. Морщась, подождал, пока уровень повысится на четверть, и стянул рану всё той же тканью. Затем шепнул пару слов, и кровь с вином забурлила, смешиваясь. Свечи тут же напряжённо вспыхнули, но уже через мгновение утихли ровным светом. Старый маг глубоко вздохнул и, обмакнув палец в бурую жидкость, принялся чертить вокруг малыша узоры ритуального круга.
   Когда линии сомкнулись причудливыми завитушками, дело дошло до внука. Теллурис вывел на его тельце семь рун магического алфавита и поставил почти опустевший кубок в изголовье. Осталась последняя часть - обращение к богам, после чего свыше будет даровано имя. Если, конечно, Владыки снизойдут до милости...
   Под сводами ритуального покоя зазвучали слова, наполненные силой:
   - О, Сагаль, покровитель огня и молний! К тебе взываю! Услышь мои слова! Удостой взора своего!
   - О, Келла, хранительница жизни и ревнительница любви! Не обойди стороной дом сей! Явись на зов! Дай имя новой жизни!
   - О, Хетха, повелительница Ночи и властительница Смерти! Будь благосклонна к родившейся искре! Позволь ей засиять могучей силой!
   - О, Тела, покровительница озёр стоячих, морей солёных и рек текущих! Дай сил не потонуть песчинке в океане жизни! Позволь ей стать жемчужиной на ожерелье мира!
   - О, Гесет, владыка мира, что за гранью смерти! Молю, отсрочь мгновенье жизни пред сном, что равен вечности!
   - О, Саррув, хозяин тварей неразумных! Не обдели и ты своим вниманьем! Примчись на зов в крылатой колеснице!
   - О, Кутве, распорядительница Времени! Замедли бег песка в своих часах!
   - Взываю к вам, могущественные из могучих! Придите и даруйте имя!!!
   В подножье замка вонзилась злая молния, и мощный раскат грома всколыхнул пламя свечей. Мозг Теллуриса резануло бритвой. Старик схватился за голову и упал на колени. Из глаз брызнули слёзы. Несколько ужасных мгновений, показавшихся вечностью, и боль исчезла, маг с трудом поднялся. Тело едва слушалось - хвала богам хоть не обмочился! - и на 'бескостных' ногах Теллурис доковылял до ниши, где оставил посох. Как утопающий схватился за резное древко, и тут в сознании отчётливо отпечаталось слово: 'Керон'. Лицо озарила молодая улыбка - боги даровали внуку имя!
   Старик вернулся к ритуальной тумбе и так же пальцем нарисовал на лбу малыша руну 'К'. Младенец подался навстречу. Будто ведомый чьей-то рукой, маг снова обмакнул палец и поднёс к жадным губам. Малыш принялся обсасывать, причмокивая от удовольствия.
   - Ты и впрямь истинный вер-Наль, - довольно произнёс Теллурис.
   Затем подошёл к двери, отпёр и крикнул:
   - Эй, кто там есть! Свершилось! Можете обрадовать мать!
   И, глядя на малыша, задумчиво прошептал:
   - Но почему 'освободитель'?..
  
  
  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  в которой все всё решают за Артёма
  Глава первая
  
  
   - Здравствуй, учитель...
   Светловолосый мужчина в чёрном плаще и высоких сапогах, покрытых свежей грязью, почтительно склонившись, застыл на входе в просторный кабинет.
   Хозяин кабинета - Гируним вер-Грисс - стоял у раскрытого окна и вдыхал влажную свежесть. От затянувшейся на несколько дней бури не осталось следа, и утро родилось ясным и чистым. Умытое небо ярко синело над редкими рваными облаками, а потрёпанные ветром деревья переводили дух в объятьях белого тумана.
   - Проходи, Скут, выпей вина, - после некоторой паузы сказал Гируним, не отрывая взгляда от заоконного пейзажа. - Как съездил?
   - Благодарю, учитель, - названный Скутом повесил заляпанный плащ на высокую спинку одного из стульев, окруживших овальный стол, устало упал на другой и плеснул в бокал из кувшина. Жадными глотками осушил и, подхватив первый попавшийся фрукт, откинулся на спинку.
   - Наши опасения обрели реальность, учитель. Родился мальчик, наделённый сильным даром, - Скут сделал паузу и добавил: - Дар скреплён печатью Сагаля...
   Гроссмейстер ордена 'Песни Ночи' до хруста сжал кулаки и обречённо закрыл глаза. Видения ужасов правления Селетта вер-Наль пронеслись в мозгу яркими картинками. Горящие деревни, окровавленные трупы и земля, скользкая от крови... Война длилась долгих тринадцать лет, но в результате уставший народ освободился-таки из-под гнёта тирана. Правда цена оказалась неподъёмной. Тысячи и тысячи погибших, разорённые территории и ослабшие ордена...
   Отец нынешнего императора выказал благородство, запретив истреблять род вер-Наль. Молодого Теллуриса, принявшего на себя обязанности главы рода, заставили принести присягу совету орденов. Гируним вер-Грисс - единственный кто предложил изгнать Теллуриса прочь из империи, но он сам тогда только-только принял власть в ордене, и его слово ещё не имело достаточного веса в совете.
   А Теллурис вер-Наль все последующие годы не терял надежды возродить могущество рода. Но по великому допущению богини Келлы (а, скорее, к всеобщему облегчению) вся полнота силы рода Наль проявилась лишь у Селетта, чей дар, так же как и у родившегося младенца был скреплён печатью верховного бога. С каким же облегчением вздохнули люди, когда умерла жена, рожавшая Теллурису дочерей, и маг начал отдаляться от политики. С тех пор в империи воцарилось относительное спокойствие, но очередной могущественный вер-Наль может нарушить едва окрепший баланс. Жестокая злость бога огня и молний вновь охватит страну бесконечной вереницей междоусобиц и беззакония.
   - Ты не ошибся? Мальчик действительно одарён Сагалем? - собственный голос показался Гируниму далёким и безжизненным. Империя пожалеет о принятом когда-то решении не истреблять род вер-Наль и 'Огненную птицу'.
   - Я лично слышал его плач сквозь зачарованные двери. Парень силён. Они там все словно с ума посходили, будто не старик ждал внука, а народ ждал спасителя.
   - Нельзя допустить возрождения... - рассеянно пробормотал Гируним.
   - Прости, учитель, я не расслышал.
   - Необходимо созвать совет орденов, - маг взял себя в руки. - И как можно скорее.
   - В обход Императора? - удивился Скут.
   - Оставь, друг мой, сейчас мальчишка нам не помощник. Да и незачем его впутывать в наши дела.
   Скут коротко кивнул, поднялся и, подхватив плащ, направился к выходу. На пороге его догнал вопрос:
   - Какое имя даровали боги?
   Светловолосый маг остановился и, не оборачиваясь, произнёс:
   - Керон, учитель. Боги одарили его именем Керон, - и быстрым шагом покинул кабинет.
  
  
  ***
  
  
   - И с какой же целью ты нас всех собрал? - вместо приветствия пробасил Кахар вер-Мавт, входя под своды Овального зала замка Грисс. Пожилой глава ордена 'Серого Соцветия' прибыл последним. Главы остальных орденов (за исключением Теллуриса вер-Наль) уже были здесь. Они расположились в широких креслах, обитых дорогим бархатом, и ожидали его прихода.
   - Все в сборе, - вместо ответа утвердил Гируним вер-Грисс, указывая Кахару на пустующее кресло. Тот и не подумал последовать предложению хозяина замка.
   - Что за спешка, Гируним? - Кахар нахмурил белоснежно-седые брови. - Почему я вынужден срываться с места и нестись в твой замок, словно сам Селетт вер-Наль воскрес из мёртвых?!
   - Сядь, Кахар, и послушай, что скажет Гируним, - окликнул его немолодой маг, сидящий по правую руку от хозяина. Кахар обернулся на голос и встретился с ледяными глазами Ногора вер-Лин. Перечить не стал и молча занял своё место. Ему как никому был известен взрывной характер главы ордена 'Алой Куоты'
   - Правда, Гируним, что тебя побудило оторвать нас от важных дел и заставить примчаться в Грисс? - задал вопрос третий гость - глава ордена 'Арлатии' Уваг вер-Коон. - И кстати, почему я не вижу здесь Теллуриса?
   - Наша встреча не совсем обычна и то, о чём пойдёт речь должно остаться в этих стенах, - Гируним вер-Грисс обвёл взглядом собравшихся и продолжил: - Два дня назад мой человек доставил сведения из замка Наль. У Теллуриса родился наследник...
   В первую минуту достопочтенные маги молчали, переваривая сказанное главой ордена 'Песни Ночи'. На лицах каждого застыло такое же выражение, что и у Гирунима, когда Скут сообщил ему эту новость. Затем эмоции глав могущественных орденов Закминской империи словно оттаяли, и под своды Овального зала вспорхнули испуганные возгласы:
   - Не может быть!
   - Боги всемилостивые, разве это возможно?!
   - Твой человек не мог ошибиться?
   - Информация достоверна, как и то, что мальчик наделён сильным даром, скреплённым печатью Сагаля, - ответил Гируним. - Надеюсь, нет необходимости напоминать, чем может грозить его появление?
   - В том нет нужды, - подтвердил вер-Лин. Остальные промолчали, а Гируним продолжил:
   - Засим не буду ходить вокруг да около и спрошу прямо - вы готовы к решительным действиям?
   Теперь в Овальный зал прокралась могильная тишина. Пожилые маги ошарашенно переглядывались, гадая, не ослышались ли, но Гируним молчал, давая собравшимся 'переварить' прозвучавшие слова. Наконец Кахар вер-Мавт тихо уточнил:
   - А под решительными действиями ты подразумеваешь...
   - Всё, вплоть до полного уничтожения ордена 'Огненной Птицы'! - жёстко прервал его вер-Грисс. - Или вам напомнить о правлении Селетта?!
   - Никто не спорит, Селетт вер-Наль был жестоким тираном, - как бы размышляя, произнёс Уваг вер-Коон, - но сейчас речь идёт о невинном младенце. Неужели, Гируним, ты готов сподобиться тому же Селетту и лишить его жизни?
   - А ты предлагаешь оставить всё как есть? - взгляд главы ордена 'Песни Ночи' впился в остроносое лицо главы 'Арлатии'. - Ты всерьёз думаешь, что теперь Теллурис оставит притязания на Закминский трон и займётся воспитанием внука? Или забыл, что благодаря кое-чьей мягкотелости орден 'Огненной Птицы' так и не растерял могущества, и мы до сих пор должны считаться с его силой?!
   После этих слов на лицах магов появилось выражение, будто они разом съели по большому плоду сарата , а Уваг вер-Коон попытался возразить:
   - Но ведь Теллурис давно отошёл от дел, и в данный момент его орден при дворе Императора почти не имеет веса...
   - Теперь всё будет иначе, - тихо произнёс со своего места Ногор вер-Лин, и Гируним кивком поддержал его слова. После затянувшейся паузы глава ордена 'Алой Куоты' решительно поднялся из кресла, оправил складки на тёмно-синем балахоне и, оглядев собравшихся, заявил:
   - Гируним прав, мы не имеем права допустить усиления рода вер-Наль. Поэтому, думаю, лучшим вариантом будет воспользоваться рождением внука как предлогом и обезглавить 'Огненную Птицу'. Мальца, кстати, можно и не убивать. Отправим, скажем, в аббатство Бужен.
   - Думаете, Теллурис будет сидеть и ждать, пока мы придём за его головой? - задал резонный вопрос Уваг вер-Коон. - Он ведь не дурак!
   - Конечно же, нет, - подтвердил Гируним вер-Грисс, - но у нас есть преимущество. Теллурис не знает, что мы осведомлены о рождении внука. Он собирается устроить празднество в его честь и тайно пригласил приорат ордена. Полагаю, наиболее подходящего момента нам не сыскать.
   Уваг вер-Коон вскочил со своего места.
   - Хочешь напасть на замок, когда там будет весь свет ордена?! Ты в своём уме, Гируним?!
   - А я с ним согласен, - пробасил из своего кресла Кахар вер-Мавт. - Рождение внука действительно удачный повод сбросить орден 'Огненной Птицы' со счетов. Я в деле, - он встал и свысока посмотрел на Увага вер-Коон. Тот отвёл взгляд.
   - А ты, Уваг? - спросил хозяин замка. - Ты с нами?
   Глава ордена 'Арлатии' медленно поднялся из кресла и обвёл присутствующих тяжёлым взглядом.
   - Мне бы не хотелось устраивать полномасштабную войну, - мягко произнёс он. - Предлагаю действовать хитрее. Дождёмся, когда приорат покинет замок, и тогда нападём. Подумайте сами, не станет Теллуриса и 'Огненную Птицу' можно объявлять вне закона. Кто посмеет возразить?
   Маги затихли. Даже взгляд Кахара вер-Мавт изменился. Теперь он смотрел не свысока, а даже с некоторым уважением. Наконец хозяин замка нарушил затянувшееся молчание:
   - Значит, так и поступим, собирайте верных. Празднество назначено на годовщину смерти Селетта вер-Наль...
  
  
  ***
  
  
   Уединившись в кабинете, Теллурис вер-Наль грел старческие кости в мягком кресле у камина, вертя в руках небольшой - размером с ладонь - кожаный тубус. Послание доставил ворон и, судя по оттиску на коже, прилетел он из замка Коон. Вот только что могло понадобиться главе ордена 'Арлатии' Теллурис понятия не имел и потому не спешил вскрывать послание. Если там дурные вести, ему бы не хотелось забивать ими голову в столь светлый день.
   Время перевалило за полночь, и празднество в честь рождения внука было в самом разгаре, даже не смотря на то, что приорат ордена 'Огненной Птицы' успел разъехаться по домам. Оно и к лучшему - нечего почтенным мэтрам смущать обычный люд своим присутствием. Пусть развлекаются...
   В дверь постучали, вошёл Намгар. Глава ордена 'Огненной Птицы' оторвал взгляд от огня и посмотрел на человека, которому доверял как самому себе.
   - Милорд, что-то случилось? Вы так быстро оставили гостей...
   - Нет-нет, мой верный Намгар, всё в порядке, - Теллурис изобразил на лице подобие улыбки. - Я просто устал от торжества. Пускай молодёжь веселится, а я уж лучше здесь, в тишине...
   - Отец, - подобно счастливому вихрю, в кабинет ворвалась младшая дочь, - куда же вы запропастились? Повара принесли торт такой величины!.. Вы просто обязаны на него взглянуть! - тут она заметила Намгара и осеклась. - Отец?
   - Всё в порядке, дочь моя, - улыбка на лице Теллуриса оживилась. - Просто я уже стар для таких развлечений, вот и решил уединиться, чтобы не мешать вам, молодым. Намгар, приятель, проводи-ка леди Талиону обратно к гостям - не дело заставлять их волноваться.
   - А это что такое? - она лихо поднырнула под предложенную воином ладонь и выхватила из рук отца кожаный тубус. Теллурис не стал ругаться. Он больше всех любил младшую дочь и многое ей позволял. Да и возраст располагал к инфантильным поступкам. - Ну-ка посмотрим, - Талиона поднесла извлечённый свиток к канделябру и испуганно вскрикнула. Намгар едва успел подхватить ослабшее от страха тело.
   - Талиона, что с тобой?! - воскликнул Теллурис, выскочив из кресла как пробка. - Что ты прочла?!!
   Девушка не ответила. Кровь отхлынула от лица, и губы мелко затряслись. Намгар усадил дочь Теллуриса в кресло, плеснул воды из графина и протянул ей стакан. Талиона пригубила и затравленно посмотрела на отца.
   - Девочка моя, - Теллурис присел рядом, - что тебя так встревожило?
   - Там написано... там... - Талиона боязно всхлипнула, и он поднял выпавший из рук свиток.
   'Этой ночью, Теллурис... Спасайся!!!'
   - Где мой внук?! - черты лица главы ордена 'Огненной Птицы' заострились, глаза хищно сверкнули. Талиона раскрыла рот не в силах вымолвить ни слова. Таким отца она видела впервые. - Талиона, где Керон?!
   - В м-моей к-комнате, - заикаясь, промямлила она. - Вместе с сиделкой...
   - Намгар! - взгляд Теллуриса перескочил на воина, застывшего в ожидании, будто гончая перед командой. - Как можно скорее принеси малыша сюда, - воин молча кивнул и поспешил прочь.
   - Отец, что всё это значит? - Талиона посмотрела на Теллуриса, ища хоть тень намёка на розыгрыш. Не нашла и ещё больше испугалась. - Откуда это мерзкое послание?!
   - Его прислал Уваг вер-Коон - глава ордена 'Арлатии'.
   - Но с какой целью? Напугать? - девушка боязливо обхватила плечи руками.
   - Нет, скорее предупредить...
   - Предупредить? Но о чём?
   - О том, что они уже всё решили... - Теллурис повернулся к огню и стал массировать подбородок. - Эти трусы давно хотели стереть Наль с лица земли, но не смели. Бесспорно, на их решение повлияло рождение внука. Но откуда они узнали?
   - Отец, - тихо позвала дочка, но поглощённый мыслями, Теллурис не ответил. - Отец! - она повысила голос, и хозяин замка Наль повернулся к ней. - Что происходит? Нам угрожает опасность?
   Теллурис раскрыл рот ответить, но тут вошёл Намгар с ребёнком на руках.
   - В замке всё спокойно, - доложил он. - Народ продолжает...
   Его слова прервал жуткий грохот. Стены замка содрогнулись, и пол под ногами ощутимо завибрировал.
   - Что это?! - взвизгнула Талиона, взобравшись в кресло с ногами, но на неё никто не обратил внимания.
   Намгар подскочил к окну и стал вглядываться в ночь, а Теллурис зачем-то вскрыл огромный сундук, где хранились магические книги, и с остервенением принялся выбрасывать их на пол. Когда вокруг образовалась приличная горка из всевозможных фолиантов, маг издал радостный возглас и вынырнул из сундука. Его пальцы сжимали небольшую деревянную шкатулку.
   Грохот повторился. С потолка сорвалась массивная люстра и обдала присутствующих шрапнелью хрустальных осколков. Малыш заплакал. Забыв о страхе, Талиона выскочила из кресла и выхватила из рук Намгара свёрток с сыном. Прижала к груди и принялась успокаивать, не сводя взгляда со спины отца, который совершал странные манипуляции со стеной в глубине кабинета. Он гладил ладонями фреску, будто изучал новые трещины, изредка постукивал и что-то шептал. Едва девушка подумала о его рассудке, как сухие пальцы сложились в какой-то знак, и часть стены бесшумно сдвинулась внутрь. Глаза Талионы расширились - в детстве она излазила замок вдоль и поперёк, но даже не догадывалась о существовании этого потайного хода.
   Тем временем Теллурис подозвал Намгара и принялся что-то ему втолковывать, кивая, то на Талиону, то на потайной ход. Воин слушал с каменным лицом, изредка переспрашивал, затем кивнул и стремглав выскочил из кабинета. Маг взял со стола шкатулку и подошёл к недоумевающей дочке. Заглянул в глаза.
   - Талиона, милая, прошу, отнесись к моим словам серьёзно. На замок напали...
   - Кто?! - испуганно округлила глаза девушка.
   - Сейчас это не важно! - отрезал старик. - Важно то, что они хотят уничтожить наш род... тебя, меня... Керона... - Талиона охнула, а за окном громыхнуло так, что деревянная рама с треском обрушилась наружу. В комнату ворвался холодный ветер, но Теллурис, будто этого не заметил. Он заговорил быстрее: - Через этот потайной ход Намгар выведет тебя из замка. Вам нужно как можно скорей добраться до порта Манарен. Там найдёте лавку зельёвщика и спросите Олмера - он мой давний друг. Расскажете что произошло и он поможет переправиться через море Семи Ветров на Валлию. Там вас не найдут. Вот, возьми, - Теллурис раскрыл шкатулку и достал небольшой - с монету - медальон на золотой цепочке. Одел дочке на шею и спрятал под воротник.
   - Что это? - удивилась она.
   - Когда я был молод и горяч, у меня хватило смелости 'посетить' Храм Семерых. Это было то ещё приключение... - старик мимолётно улыбнулся воспоминаниям. - Конечно, такие истории рассказывают лишь внукам, да и то, превращая собственную глупость в храбрость, но сейчас не тот момент. В общем, когда я пробрался внутрь, меня застукал один из говорящих с богами, но отчего-то не стал поднимать тревоги. Напротив, он тайно провёл меня в зал с дарами богов, где на алтаре Сагаля лежал этот самый медальон. Жрец отдал его мне, сказав, что эта безделушка призвана защитить молодого вер-Наль. Я рассмеялся ему в лицо, мол, сам себя защищу, но жрец улыбнулся и сказал, что речь не обо мне... Старый остолоп, как же я был слеп! Я понял его слова буквально и ждал сына, а оно видишь, как обернулось...
   - О чём ты, отец?!
   Талиона была на грани истерики. Стены замка вздрагивали всё чаще, с них сыпалась штукатурка, пол ходил ходуном, а отец говорил странные вещи. Девушка готова была грохнуться в обморок, и Теллурису пришлось прибегнуть к магии. После лёгкого импульса её глаза прояснились, и она начала внимать словам.
   - Дочь моя, когда... если вас настигнут, медальон защитит...
   - Защитит?! От кого, отец?!
   - Не важно! - крикнул Теллурис сквозь грохот. - Запомни заклинание, активирующее дар Сагаля: хатра-на-гаттор! Хатра-на-гаттор! Повтори!!! - он заставил дочь несколько раз повторить, и лишь потом обернулся к возникшему в дверях Намгару.
   Воин выглядел внушительно. На могучих плечах покоилась стёганая бригантина с пластинами величиной с ладонь, из-за спины торчала рукоять неизменного двуручника, а на боках висела пара кинжалов длиной в локоть. В руке он держал увесистую сумку и ворох одежды для Талионы.
   - Они уже в замке, - сухо отчитался Намгар. Теллурис кивнул и повернулся к дочери:
   - Оденешься по дороге, - холодный взгляд старика вдруг потеплел и, шагнув к Талионе, маг крепко её обнял. - Прощай, дочь моя... - и всё... старик отстранился.
   Заглянув в притихший свёрток, Теллурис шепнул пару оберегающих слов, поцеловал младенца в лоб и решительно развернулся к двери.
   - Поспешите! Они скоро будут здесь! - и исчез в полуобвалившемся проёме двери.
   Таким его запомнила Талиона - решительным, гордым, истинным главой рода вер-Наль...
  
  
  ***
  
  
   Гируним вер-Грисс терзал взглядом прохладную темноту потайного хода, комкая в руке поднятый с пола свиток. Маг был в бешенстве. Уваг вер-Коон - этот трусливый червь осмелился предупредить Теллуриса, и теперь, возможно, они упустили младенца. Конечно, Скут и верные ему воины в данный момент рыщут по замку, но лишь теряют время. Он это понял, как только вошёл в кабинет и увидел чёрный провал в стене. Бежать за Скутом поздно и потому приходится ждать, надеясь, что беглецы не успеют далеко уйти. А ожидание не добавляет Гируниму душевного равновесия.
   Теллурис...
   Кто бы мог подумать, что давно отошедший от дел старик может преподнести столь коварный сюрприз. Когда только успел подготовиться?
   Гируним поморщился и попытался привести в порядок подпалённую одежду. Откровенно говоря, если бы не верный Скут, одолеть Теллуриса он бы не смог. Едва Гируним ступил в коридор, ведущий к кабинету хозяина замка, тот вышел из-за колонны, в тени которой ожидал 'гостей', и активировал ловушку. Тотчас главу ордена 'Песни Ночи' обуяло пламя и единственное, что он успел сделать, это воздвигнуть глухой щит. Огонь лился из стен, пола и потолка, и Гируниму оставалось лишь держать защиту, моля богов, чтобы силы не иссякли раньше времени. О том чтобы атаковать не было и речи. Щит потому назвали глухим, что он непроницаем для магии в обоих направлениях.
   Но коварные боги встали на сторону Огненного, и Гируним решил истратить последние силы на атаку. Пусть его растерзает пламя, но и Теллурису несдобровать - удерживая огонь, он просто-напросто не успеет защититься. Это патовая ситуация и скорей всего погибнут оба, но лучше так, чем он один.
   Обошлось.
   Теллурис так увлёкся своим врагом, что не заметил его ученика, который подкрался сзади и без каких-либо хитростей перерезал старику горло...
   - Мы обыскали весь замок, учитель, но младенца нигде нет.
   Вот и Скут, лёгок на помине. Гируним не стал оборачиваться и указал на потайной ход.
   - Они ушли в этот отнорок.
   Скут всё понял без лишних слов и крикнул гвардейцев, оставшихся снаружи.
   - Туда, - он махнул рукой в чёрный провал и солдаты, носящие герб рода Грисс, молча повиновались. Скут ринулся следом, но его остановил оклик учителя:
   - Скут, у меня есть некоторые планы, касательно внука Теллуриса... Талиону убей.
   Ученик молча кивнул и скрылся в проёме.
  
  
  ***
  
  
   Погоня длилась уже несколько часов. Потайной ход вывел их далеко за пределы замка Наль - к подножию западного склона Веркских гор, где начинался Сияющий лес. Путь до порта предстоял неблизкий, а если учесть, что на пятки наступали подручные Гирунима, то ещё и нелёгкий. Шли быстро, но не бежали. Намгар нёс свёрток с затихшим младенцем, а непривыкшая к таким пробежкам Талиона поспешала следом, шумно сопя и то и дело, роняя увесистую сумку с едой.
   О погоне узнали случайно, когда впервые за несколько часов ходьбы по лесу устроили привал. Намгар передал малыша матери, а сам бесшумно скользнул в том направлении, откуда они только что пришли. Отсутствовал недолго, а, вернувшись, сообщил о преследователях. Пришлось продолжать путь, так и не отдохнув.
   Сияющий лес хотя и был сравнительно небольшим, но по праву считался трудно проходимым. Благодаря своей близости к Веркским горам он изобиловал не только валунами различной величины, что во множестве срывались с вершин во время землетрясений, но так же и мелкими болотами, не замерзающими даже лютой зимой. Недаром на замок Наль с этой стороны никто и никогда не нападал. Даже лёгкая прогулка под сенью Сияющего леса превращалась в непростое дело. Что уж говорить о беглецах, пытающихся оторваться от погони.
   Когда неудобная сумка в тысячный раз свалилась с плеча, Талиона не выдержала:
   - Намгар, я так больше не могу! Давай передохнём! - она скинула сумку и уселась на поросший мхом камень. Намгару, успевшему отойти на некоторое расстояние пришлось вернуться.
   - Леди Талиона, мы должны продолжать путь, - держа свёрток с младенцем, он встал над ней. - Если сумка вам так мешает, её могу понести я. Но в таком случае мне будет сложнее приготовиться к бою.
   - Нет, нет, Намгар, - покривила душой девушка, - она мне нисколько не мешает. Вот только переведу дыхание, попью, и можем двигаться дальше. Тем, кто за нами гонится тоже нужно отдыхать, ведь так?
   - Не думаю, - покачал головой Намгар. - Я чётко различил брошенное заклинание поиска, а это значит что с ними маг...
   - Маг?! - встрепенулась леди вер-Наль. - Что же ты раньше не сказал? Ведь он же нас везде найдёт. Не поможет даже запутанный след.
   - Рад, что вы это понимаете, леди Талиона, - сухо улыбнулся Намгар. - Именно поэтому я и не стал петлять по лесу, - он подал ей руку. - Продолжим путь?
   Девушка приняла предложенную помощь, вернула сумку на плечо и они двинулись дальше.
   К вечеру беглецы вышли к домику лесника, что долгие годы жил здесь вместе с дочерью. Лесник регулярно снабжал замок Наль свежей дичью, ягодами, грибами да орехами и поэтому податей не платил, на что Теллурис всегда закрывал глаза. Лесника тревожить не стали. Вместо этого по широкой дуге обогнули его дом, и нашли 'шалаш', образованный двумя огромными валунами, склонившимися друг к другу. Талиона скинула сумку и принялась кормить младенца, а Намгар пошёл собирать хворост на костёр. Малыш наелся и уснул. Его примеру последовала и вымотавшаяся мать, а воин остался стеречь их покой.
   Путь продолжили засветло. Ближе к полудню после очередного короткого привала Намгар сказал, что вечером они должны выйти из леса. Ободрённая этой новостью Талиона прибавила шаг, что в данной ситуации было равносильно подвигу. Она смертельно устала, да к тому же под ногами всё время хлюпало.
   Но Намгар ошибся - на опушку они вышли задолго до вечера, что не могло не радовать. Воин остановился и стал ощупывать взглядом дорогу, что словно река бежала меж невысоких холмов, как вдруг сзади раздался крик Талионы. Он обернулся, ожидая увидеть преследователей, схвативших его спутницу, но всё оказалось куда хуже.
   Соскользнув с мокрого камня, её ступня застряла в расщелине, а не ожидавшая этого Талиона сделала шаг. Намгар подскочил к плачущей девушке, передал ей малыша и склонился, чтобы осмотреть ногу. Пока он вызволял из капкана застрявшую ступню, стараясь при этом не тревожить на глазах опухающую лодыжку, Талиона стояла, до крови закусив губу и едва сдерживая слёзы. Именно она и заметила троих преследователей, появившихся среди деревьев. Девушка вскрикнула. Намгар поднял взгляд, беззвучно выругался и выдернул, наконец застрявшую ногу. Забыв о боли, Талиона села, где стояла и испуганно прижала к себе малыша. Воин расстегнул портупею и вызволил двуручник из петель.
   Преследователи не торопились нападать, что не удивительно. Судя по тяжёлому дыханию, последний путь им пришлось бежать. Вероятно, решили сократить расстояние, когда услышали крик Талионы. Что ж, Намгару это даже на руку.
   Воин выхватил кинжал и почти без замаха, одной кистью, метнул в гвардейца, что отвлёкся на сбившийся шлем. Такой прыти от загнанной жертвы преследователи не ожидали, и солдат с пробитой шеей осел наземь. Намгар схватился за рукоять второго кинжала, но тут в дело вступил Скут, и ветвистая молния врезалась в воина. Разряд такой силы должен был пробить изрядную дыру в его груди, но вместо этого множеством искр стёк с бригантины. Защиту заговаривал сам Теллурис, и это стало для Скута сюрпризом.
   Намгар криво усмехнулся и в два скачка сократил расстояние между ними. Меч взмыл в воздух и тут же устремился вниз, желая разрубить противника пополам, но ученик Гирунима оказался не прост. Выхватив свой клинок, он крутнулся волчком и встретил двуручник почти у самой гарды. Намгар дёрнул лезвие на себя, и длинная рукоять коварно выстрелила Скуту в рёбра. Тому вновь пришлось вертеться, дабы избежать сокрушительного удара стального набалдашника.
   В этот момент в дело вступил второй гвардеец. Выждав момент, когда воин повернётся к нему спиной, он подскочил к Намгару и всадил кинжал в бок. Наблюдающая за их схваткой Талиона с ужасом вскрикнула, но всё оказалось не так плохо. Остриё не достигло цели. Лезвие скользнуло по стальной пластине и порезало бедро воина. Тот зашипел от боли и, отразив очередной выпад Скута, двинул локтём в лицо коварного противника. Нос гвардейца хрустнул, ручьём хлынула кровь, в глазах на миг потемнело. Сейчас бы его добить, но ученик Гирунима не дал этого сделать, обрушив на Намгара вереницу ударов. Пришлось уходить в глухую защиту.
   Противники друг друга стоили, и каждый выпад Скута натыкался на порхающий как лёгкая тростинка двуручник. Долго так продолжаться не могло, и оба это прекрасно понимали. К тому же, к драке присоединился отошедший от удара гвардеец. Намгар понял, длительного боя ему не вынести и, наплевав на осторожность, принял меч ученика Гирунима на бригантину. Хрустнули ребра, но воин, резко развернувшись, с превеликим удовольствием насадил на длинное лезвие открывшегося гвардейца. И тут же отскочил в сторону, едва увернувшись от острой полоски стали, стремящейся к шее. Меч, засевший в упавшем теле, пришлось бросить.
   Увидев, что противник остался без оружия Скут ринулся в атаку, но Намгар его неприятно удивил. Он поднырнул под лезвие, пихнул корпусом врага и выдернул из-за пазухи гирьку на цепочке. Бросок, и грузик больно впился в ногу Скута. Тот грязно выругался и одним прыжком разорвал дистанцию. Противники на миг застыли, переводя дыхание, но готовые в любое мгновение кинуться друг на друга.
   Видя, как сильно измотан Намгар, Талиона с ужасом поняла, что любая ошибка станет для него роковой. От страха она закусила нижнюю губу и мысленно взмолилась богам о помощи. Но вместо богов подал голос Керон. Он вдруг зашёлся в плаче, чем вывел Талиону из ступора. Она вдруг вспомнила о медальоне, что дал отец, и вытащила его из-за пазухи.
   - Хатра-на-гаттор, - прошептала Талиона слова заклинания. Ничего не случилось, и девушка повторила уже громче. Безрезультатно. - Хатра-на-гаттор! Хатра-на-гаттор! - стала твердить она, выставив руку с медальоном в сторону Скута, но ничего не происходило.
   Её слова, словно стали сигналом к продолжению схватки, и ученик Гирунима ринулся в атаку. Меч замелькал вокруг Намгара с бешеной скоростью, но везде натыкался на растянутую между рук цепочку. Мало того, не смотря на усталость, воин успевал огрызаться выпадами тяжёлой гирьки, заставляя Скута вертеться ужом.
   В какой-то момент цепь удачно захлестнула гарду меча противника, и неожиданный рывок оставил ученика Гирунима без оружия. Намгар хищно оскалился и, отбросив спутавшуюся с мечом цепь, ринулся врукопашную. Но был остановлен очередной молнией. Вспышка не навредила, но ослепила, и воин не заметил, как Скут отскочил в сторону, одновременно сорвав с пальца перстень.
   Стыдно признаться, но ученик Гирунима только сейчас вспомнил о Воздушном Капкане, что притаился в оправленном рубине. Парой витиеватых слов он активировал ловушку, и Намгар с ужасом понял, что не может шевелиться. Воздух вокруг него в буквальном смысле стал плотнее железа. Мало того, стенки ловушки начали давить со всех сторон, норовя стиснуть человека как переспевший плод, и лишь благодаря заговорённой бригантине воин оставался цел. Надолго ли?
   Скут жутко захохотал и повернулся к Талионе. Намгар больше не опасен. Рано или поздно Воздушный Капкан сделает своё дело, даже не смотря на сопротивление. А потому можно заняться девкой.
   Увидев в его глазах свою участь, Талиона вскрикнула и от страха сильно сжала пальцы. Острые края медальона впились в ладонь, кровь окрасила металл и вдруг в её мозгу, словно солнце взошло - она поняла, как активируется артефакт.
   - Сагаль всемогущий, прими мою жертву, - прошептали одеревеневшие губы, и медальон откликнулся голубоватым светом.
   Остекленевшие глаза смотрели на приближающегося Скута, а рука медленно поднесла медальон к шее. Будто ведомая чужой волей Талиона провела мерцающим металлом по белой коже, и из разреза толчками стала выплёскиваться кровь. Скут ошеломлённо остановился, а обездвиженный Намгар, не в силах помешать происходящему зарычал точно зверь.
   - Хатра-на-гаттор, - выдохнула девушка, и кровь моментально вскипела.
   Медальон выпал из ослабевшей руки и откатился к ногам Скута. Тот склонился было поднять, но окрашенный в алое кругляш вдруг засиял ярче солнца, и из него в небо выстрелил сноп света. В ответ с небес сорвалась ослепительная молния и ударила прямо в медальон. Раздался оглушительный треск, и Скута отбросило назад прямо на Намгара. Воздушный Капкан лопнул, и противники покатились по земле.
   Отпихнув от себя бесчувственное тело ученика Гирунима (видимо тому хорошо досталось), Намгар вскочил на ноги и подбежал к Талионе, но было поздно - девушка умерла. Сагаль, чьим творением и был медальон, взял свою цену, о которой не знал даже её отец. Тогда воин схватил свёрток с младенцем и вдруг увидел, как над медальоном распахивается бездонное нечто. Не было времени гадать, что это и откуда взялось - перед Намгаром стояла задача спасти Керона. Воин развернулся к выходу из леса, но вдруг вспомнил о медальоне. Негоже бросать ценную вещь.
   Опасаясь зависшего в воздухе провала, он аккуратно подхватил окровавленный кругляшок за цепочку и вдруг бок обожгло. Намгар рванулся в сторону, и ладонь Скута соскользнула с рукояти кинжала. Рыча от боли, воин вырвал засевшее в боку лезвие и попытался достать им противника, но тот резво отбежал на несколько шагов и принялся произносить слова какого-то заклинания. Воздух перед Скутом завибрировал, вспыхнул и стал закручиваться огненной спиралью. Намгар не стал проверять, спасёт ли бригантина от столь мощной волшбы, да и Керон может пострадать. Поэтому недолго думая швырнул нож в противника и прыгнул в провал, который тут же захлопнулся, оставив Скута в одиночестве скрипеть зубами.
   Керон исчез. Гируним вер-Грисс будет очень недоволен...
  
  
  Глава вторая
  
  
   - Эй, паря, ты чего это удумал?! А ну верни ребёнка!
   Ослеплённый ярким солнцем после резкой смены обстановки, Намгар пытался прийти в себя, когда за спиной раздался этот возглас. Воин ни слова не понял, но по интонации определил, что обращаются к нему. Обернувшись, он увидел двоих мужчин в странной пятнистой одежде. Тот, что постарше держал в руке какой-то чёрный предмет, глядящий на Намгара небольшим отверстием.
   - Уважаемые, куда я попал? - задал он вопрос, но по недоумевающим лицам определил, что мужчины его не поняли.
   Решив не тратить время на пустую болтовню, Намгар повернулся было уйти, как сзади его снова окликнули:
   - Эй, дружок, я к тебе обращаюсь! Ну-к не дёргайся!
   Тот, что помоложе попытался взять свёрток с ребёнком, но воин от него отшатнулся как от чумного. Старший сделал какое-то странное движение, раздался металлический лязг и он обратился к младшему:
   - Ваня, вызывай ментов, а я его пока на мушке подержу.
   Молодой кивнул и метнулся к стоящей поодаль прозрачной будке, из которой эти двое, судя по всему и появились. Намгар не придал происходящему значения и двинулся по широкой улице, что пролегла меж одинаково-невысоких металлических строений.
   - Не дури, паря, я же шмальну! - крикнули сзади, но воин даже не обернулся. Вдруг прогремел гром.
   - Я сказал стоять!!!
   Намгар развернулся. Человек в пятнистой одежде стоял на том же месте, только теперь его рука была направлена в небо. Мужчина вновь ткнул своим странным предметом в сторону воина и нервно рявкнул:
   - Думаешь, я шучу? Стой на месте!
   Ситуация начала напрягать и, положив свёрток с ребёнком на землю, Намгар выхватил кинжал. Но не успел сделать и шагу, как раздался тот же гром, бедро обожгло, и воин с удивлением понял, что его чем-то ранили. Сомнений не оставалось - странный предмет в руке этого человека был опасен и не находя другого решения воин метнул оружие.
   Человек ещё оседал на землю, когда из прозрачной будки появился удивлённый напарник убитого. Недолго думая он сорвал с плеча странный металлический предмет и направил на незнакомца. Но тот не стоял столбом. Понимая, что смотрящая на него железка не менее опасна, чем та, которой его ранили, Намгар подхватил младенца и зигзагами кинулся в направлении леса, что начинался прямо за металлическими строениями. Вдали раздались звуки, похожие на переливы бешеной птицы, а так же частые раскаты грома. Но Намгару они были уже не опасны, так как его скрыли деревья...
   Лес закончился, едва начавшись - не иначе человек приложил к этому руку. Ни тебе опушки, ни кустарника. Даже травы почти не было.
   Выбежав из-под прикрытия деревьев, Намгар очутился перед странной чёрной дорогой ведущей из ниоткуда в никуда. За ней виднелся небольшой посёлок. Где-то справа зазвучали всё те же переливы бешеной птицы, и воин ринулся к домам. У него вдруг родилась мысль отдать кому-нибудь Керона, и увести погоню за собой. План так себе, но времени на что-то лучшее не было. Намгар терял кровь, и бегать с младенцем на руках становилось всё тяжелее.
   Как назло посёлок оказался пуст. Не мычали коровы, не шумели птицы, не лаяли собаки, а окна были забраны глухими ставнями. Намгар понял, что план не удался и придётся нырять в лес за посёлком, но когда подбежал к первым домам, слуха коснулся звук топора. Решив, что ослышался, воин остановился и тут же звук повторился. Определённо за соседним домом кто-то рубит дрова.
   Он обогнул строение и оказался на широкой площадке, посреди которой мужчина средних лет колол у колодца поленья. Неподалёку в тени раскидистого дерева на скамейке сидела молодая женщина - по-видимому, его жена. Увидев незнакомца, она вскрикнула, и мужчина мгновенно напружинился, по-боевому перехватив топор.
   Намгар замер, мужчина тоже, но тут из свёртка подал голос Керон. Топор угрожающе взмыл в воздух, и воин выставил перед собой раскрытую ладонь.
   - Я не причиню вам зла! Мне нужна помощь.
   Его, конечно же, не поняли. Мужчина нахмурился и взялся за топор второй рукой, но тут его плеча коснулась ладонь жены. Она обошла мужа и встала перед Намгаром. Мужчина что-то предостерегающе воскликнул, но женщина и бровью не повела. Её взгляд был прикован к копошащемуся свёртку.
   Воин протянул ей Керона.
   - Прошу, оградите мальчика от зла.
   Женщина приняла малыша и кивнула, словно всё поняла. Прижала к груди и Намгар сорвался с места - скорее под покров спасительного леса. Деревья приняли его как родного, и он бежал и бежал, как можно глубже впечатывая в память окружающую обстановку чтобы однажды вернуться...
  
  
  ***
  
  
   Въедливый звук сирены вырвал из сна. Намгар открыл глаза. Нет, это не лес.
   - Заключённые, встать! Лицом к стене!
   Лязгнул замок, скрипнула дверь.
   - Заключённый семь-три-два-восемь, с вещами на выход!
   Наконец-то. Намгар, которого все эти годы называли по присвоенному номеру (своего имени он никому не раскрыл) дёрнул из-под нар вещмешок и, не оглядываясь, вышел в коридор. Свобода!..
   Вокзал встретил шумной толпой и запахами подгоревшей пищи. Предъявив кассиру новенький паспорт, Намгар приобрёл билет на ближайший поезд до нужного города. Купил в дорогу еды и, усевшись у окна, мысленно перенёсся в прошлое.
   Двадцать лет назад всё произошло очень быстро. Отдав ребёнка, он попытался скрыться в лесу, но его всё же выследили люди в форме. Все они были вооружены, и о сопротивлении не могло быть речи. Потом быстрый суд и этап в тюрьму. Позже, выучив язык, Намгар выяснил, что его осудили за убийство охранника, дав максимальный срок за молчание. Жуткий мир.
   Все эти знания, так же как паспорт, деньги и одежду он получил от Пёстрого - местного авторитета, которого спас от покушения. За это Пёстрый приблизил Намгара к себе и больше мрачного молчуна никто не трогал.
   Однажды Пёстрый увидел нарисованный по памяти портрет, в котором узнал банкира Неваляева. Пришлось рассказать про Керона. Правда мальчика он назвал своим сыном, которого выкрал из роддома, так как злой и влиятельный отец его возлюбленной заставил дочь отказаться от ребёнка. Рассказал, как в бегах убил охранника гаражного кооператива и как отдал мальчика жене Неваляева. И единственное, о чём Намгар мечтает - по освобождении найти сына.
   Выяснить судьбу Керона, а вернее Артёма, как его назвали приёмные родители, для Пёстрого с широкими связями не составило труда. Оказалось, что десять лет назад Неваляева с женой убили, а их единственного сына отдали в детдом. В восемнадцать лет парень получил завещание на кругленькую сумму и первым делом купил хорошую квартиру, в которой проживает по сей день...
   Вагон дёрнулся, и Намгар открыл глаза. За окном плыл перрон, мелькали лица провожающих. Шагнув в провал между мирами, воин не думал о том, как будет возвращаться, но годы в тюрьме сорвали шоры с мыслей. Намгар понял, что от него требуется и смирился с ценой, которую возьмёт Сагаль. Через двое суток он будет на месте, и Керон отправится домой.
  
  
  ***
  
  
   - Подписывай!
   Намгар подошёл к двери и прислушался.
   - Ребят, я всё отдам! Передайте Лютому, на следующей неделе сто пудов.
   Голоса раздавались из квартиры Керона, дверь в которую оказалась приоткрыта.
   - Хорош балаболить, подписывай давай!!!
   - Ладно, ладно, в конце этой недели точно всё будет.
   - Лютый устал ждать. Подписывай, не то покалечу.
   Судя по всему Керон попал в беду, и ситуация накаляется. Пора вмешаться. Намгар толкнул дверь, та предательски скрипнула.
   - Сука, Чахлый, я же сказал, запри калитку! Иди, проверь, кого там принесло!
   Намгар скользнул за распахнутую вторую дверь и затаился. Рядом раздался голос, по-видимому, того самого Чахлого:
   - Никого. Сквозняк, наверное.
   Он подошёл к двери и дёрнул на себя. Раздался щелчок замка, и это последнее, что в своей жизни услышал Чахлый. Намгар аккуратно усадил обмякшее тело у стены и заглянул в кухню.
   Пары секунд хватило, чтобы оценить обстановку. Два здоровенных лба, бритые наголо и явно не обезображенные интеллектом, заламывали руки молодому парню, напротив которого стоял третий, по видимому главный в этой шайке.
   - В последний раз спрашиваю, ты подпишешь? - один из лбов дёрнул рукой, и главарь заглянул в исказившееся от боли лицо. Керон зашипел, но смолчал.
   - Ладно, падла, твоя взяла. Не стану я тебя калечить, некогда, - он отступил назад. - Сделаем вот как... Держите его крепче!
   Главарь вытащил из внутреннего кармана небольшой чёрный футляр и приказал:
   - Борзый, закатай ему рукав...
   И через полминуты:
   - Всё, отпустите. Сейчас ширево вставит, и он сам нам квартирку отдарит. А куда это Чахлый пропал? В сортире что ли? Борзый, ну-ка глянь.
   В дверном проёме возник лысый детина и тут же кубарем влетел обратно, сбив с ног и Керона и его мучителей. Следом на кухню ворвался Намгар.
   - Ты, [цензура], кто ещё такой?! - сплюнул вожак, поднимаясь.
   Воин не ответил. Резким ударом ноги он отправил бандита собирать ромашки на воображаемом лугу, а сам принял боевую стойку. И вовремя. Бритые работники 'умственного' труда уже успели подняться. Один вытащил кастет, другой нож и разошлись в стороны, насколько позволяла кухня.
   Керон так и не поднялся что не удивительно - его лицо озаряла улыбка идиота, заполучившего трёхлитровую банку стеклянных шариков.
   Братки не спешили, да Намгар их и не торопил. Он их оценивал. Судя по повадкам, тому, что с ножом помимо колбасы приходилось резать и людей. Его воин решил вырубить в первую очередь.
   Он сорвал с себя куртку и, намотав на руку, метнулся вперёд. Бандит этого ждал. Он поднырнул под защищённую руку и пропорол левое бедро. Воин стиснул зубы и обрушил на бритую голову могучий кулак. Чтобы уйти из-под удара противнику пришлось распластаться на полу, и тут в дело вступил 'кастет'. Свинцовое ребро впилось Намгару в челюсть, раздался хруст, рот наполнился кровью. В глазах на миг потемнело, но воин завершил то, что начал. Его ботинок врезался в горло поднимающегося бандита с ножом и тот с протяжным стоном перевернулся на спину. Вновь попытался подняться... и жизнь его оставила.
   'Кастет' оказался из пугливых и попытался напасть со спины, но Намгар был готов. От удара в затылок он просто уклонился и с разворотом припечатал бандита ногой в грудь. Тот отлетел к окну и сполз по батарее. Прыжок вперёд и добивающий удар в голову. Всё, можно расслабиться.
   Намгар развернулся к Керону, и в тот же миг живот обожгло болью. Главарь банды, о котором он забыл, недолго лежал без сознания. Очнувшись, он схватил кухонный нож и вонзил в живот незнакомцу. Но вопреки ожиданиям воин не закричал и не отпрянул. Он схватился за рукоять, выдернул оружие из ватных ладоней и что есть силы вонзил лоб в слащавое лицо. Главарь заверещал, словно заяц, и Намгар повторил удар. Нос вошёл в череп, и человек опустился на пол, издав булькающий вздох.
   С трудом зажимая рану на животе, воин оглядел место сражения и понял что всё кончено. Живых он не оставил. Пора говорить с Кероном, но тот думал иначе. Наркотики помутили рассудок, и Артём не мог понять, кто и с кем дерётся. Он знал лишь одно - в живых не оставят. Парень ринулся прочь из квартиры, но как на зло дверь оказалась заперта. Сзади раздался хриплый голос:
   - Постой, Артём, я не причиню вреда, - держась за живот, из кухни вышел Намгар. - Я пришёл помочь.
   Он достал из-под рубахи медальон на цепочке и показал парню.
   - Этот медальон принадлежал твоей матери... настоящей матери. Она была...
   Внутренности прострелило острой болью, и воин рухнул на колени, прижав к ране вторую руку. Из-под пальцев просочилась чёрная кровь. Дело - дрянь, задета печень.
   Всё, пора.
   - Сагаль всемогущий, прими мою жертву, - твёрдым голосом сказал воин, и медальон засветился.
   - Хатра-на-гаттор, - кривясь от боли, произнёс Намгар, держась из последних сил, чтобы не потерять сознание.
   Окрасившийся в красное медальон выпал из ослабевших рук и засиял ярче солнца. Ослепительная молния сорвалась с потолка и ударила прямо в розовый кругляш. Раздался оглушительный треск, и над артефактом в воздухе распахнулось бездонное нечто.
   - Пора домой, Керон, - прохрипел Намгар и, теряя сознание, втолкнул обомлевшего парня в пылающий проём...
  
  
  Глава третья
  
  
   Артём проснулся от холода. С трудом разлепил веки и тут же что есть мочи зажмурился.
   'Неплохая дурь, - проскочила мысль. - Надо запомнить, где брал'.
   Он снова открыл глаза и уставился в пышные кроны, шевелящиеся на фоне вечереющего неба. Картина Артёма не удивила - наркотики, бывало, выдавали галлюцинации и похлеще. Его удивил холод.
   - Опять у этих коммунальщиков что-то сломалось, - простонал, он зябко поёжившись. - Ведь только вчера отопление дали...
   Вдруг в поле зрения возник влажный нос с шевелящимися усами на острой морде. Зверь обнюхал лежащего человека, фыркнул и многозначительно тявкнул.
   'Блин, не глюки... Похоже до дома я вчера так и не добрался'.
   Артём сел и, осмотревшись, заметил неподалёку молодую девушку.
   - Красавица, твоя собачка не кусается? - он одёрнул руку от холодного носа.
   Красавица не ответила. Она продолжала с интересом разглядывать незнакомца.
   'Ролевичка что ли?' - подумал Артём.
   И верно, из-за спины девушки торчал лук, а у бедра висел колчан. Да и одежда один в один походила на ту, что носили чудики из клуба исторической реконструкции.
   Артём попытался подняться, но зверёк хищно оскалился и зарычал. Только теперь юноша обратил внимание, что это далеко не собака. Больше всего животное напоминало енота, но крупнее, на длинных ногах и с вытянутой лисьей мордой.
   Девушка, наконец, оторвалась от созерцания незнакомца и свистнула. 'Енот' сорвался с места и, отёршись о хозяйскую ногу, исполнил команду 'место'.
   Артём поднялся и отряхнулся, заметив, что ладони измазаны засохшей кровью. Он стал их оглядывать на предмет ран, но таковых не оказалось. Память молчала, и он решил отложить выяснение этого вопроса на потом. Порыв ветра врезался в мокрую спину, и юноша стал растирать ладонями плечи. Память наконец-то преподнесла хоть что-то дельное. Он вспомнил, что в носке припрятан 'НЗ' - пакетик с волшебной таблеткой.
   - Сейчас согреемся, - Артём проглотил синенькое колёсико и улыбнулся. - Ну, или станет пофигу на холод.
   Он встретился с заинтересованным взглядом ролевички и, отбросив опустевший пакетик, спросил:
   - Не знаешь, как пройти на улицу Энгельса?
   Девушка промолчала, но любопытства в её взгляде прибавилось.
   - Ну и чёрт с тобой, - не зло ругнулся юноша, - сам найду.
   И буркнув под нос: 'Шибанутая какая-то', сделал шаг в сторону.
   Зверь у ног ролевички предупредительно зарычал, а лук сам собой оказался в руках хозяйки. Скрипнула тетива.
   'Точно шибанутая', - подумал Артём.
   Он поднял руки вверх и продемонстрировал радушную улыбку.
   - Сдаюсь, богиня. Веди меня в свой чертог.
   Судя по всему лагерь ролевиков неподалёку. Там должен быть хоть кто-то адекватный, кто объяснит, как выйти в город. Тот факт, что на ногах домашние тапочки Артёма не смутил. Таблетки уже подействовали, и он перестал обращать внимание на мелочи.
   - Асван та мар?! (Кто ты такой?! - язык Закминской империи.) - властно спросила девушка, целясь ему в грудь.
   'Едрёный корень, она даже лепечет натурально. Ну, точно, шиза косит наши ряды'.
   Артём не решился произнести это вслух - а ну как рука чокнутой эльфийки дрогнет. Да и зверёк, похоже, только и ждёт команды 'фас'.
   - Слушай, а можно я сделаю вид, что тебя не видел? - улыбаясь, спросил юноша. - Продолжайте вашу охоту, моя королева, а я пойду.
   С психами, держащими тебя на прицеле лучше не делать резких движений. Поэтому, не опуская рук, он медленно попятился. Зверь тут же вскочил и гневно оскалил клыки.
   - А саут!!! (Не шевелись!!!)
   Натянутая до предела тетива взвизгнула, и Артём прирос к земле. Наконечник глубоко вошёл в землю рядом с левым тапком. Девушка молниеносным движением выхватила очередную стрелу и вновь оттянула хвостовик к щеке. - Нэр туус та ат! (Следующий выстрел твой!)
   Не сводя с чужака глаз, она медленно двинулась к нему. Питомец не отставал. Когда они приблизились, Артём вновь попытался до неё достучаться.
   - Я не хотел мешать твоей игре. Мне просто нужно в город. Может, отпустишь?
   - А саут, - повторила ролевичка и, кивнув на оскаленного зверя, добавила:
   - Ур саут э Варр ма рсыл. (Только шевельнись и познакомишься с Варром.)
   Артём проследил за её жестом и невольно сглотнул. Хуже нет встретиться с психически неуравновешенным хозяином бойцовой собаки. Он посмотрел ей в глаза и понятливо кивнул.
   Не меняя выражения лица, девушка отдала тетиву и, вернув стрелу в колчан, закинула лук за спину. Артём почти расслабился, когда она подошла к нему со спины и резким движением заломила руки. От боли в плечах юноша согнулся пополам и нос к носу встретился с напрягшимся зверем. Сопротивляться не стал - вдруг вцепится в горло, но когда ролевичка стала чем-то стягивать его запястья, возмутился:
   - Ты что творишь?! Больно же!
   Девушка и не подумала останавливаться. Закончив, она достала из сумки ещё одну верёвку и накинула петлю ему на шею.
   'Феминистка чёртова, - мысленно сплюнул Артём. - Спеленала как бобика. Дальше что? Потащит на поводке?'
   Так и вышло. Ролевичка достала из-за голенища охотничий нож и, сделав недвусмысленное движение у шеи пленника, дёрнула за верёвку. Пришлось идти.
  
  
  ***
  
  
   По лесу брели не менее часа. Так, во всяком случае, показалось Артёму. К концу пути действие таблетки почти прекратилось, появился озноб, заболели сбитые о корни ноги.
   Впереди показался бревенчатый дом и, засмотревшись на него, пленник больно стукнулся о камень. Рухнул на траву и, невзирая на рычащего зверя, стал растирать ушибленное место. Девушка дёрнула за верёвку.
   - Отстань! - вскипел Артём, заметив, как она перехватила нож. - Дальше я не пойду! Вот хоть режь, мне всё равно.
   Он скинул тапки и едва не плача схватился за распухшие ступни. Ролевичка несильно потянула за аркан.
   - Матур, (Идём.) - она указала остриём на его ступни, а затем на дом. - Та кар эвоу. (Там есть мазь.)
   В доме оказалось тепло, сухо и... пусто. Похоже, никакими любителями исторической реконструкции там и не пахло. Зато пахло варёным мясом и хлебом. Артём сглотнул слюну. После приёма 'лекарства' есть хотелось хоть плачь.
   Девушка усадила его на деревянную скамью и, пригрозив ножом, развязала путы. Пока юноша растирал запястья, она достала с полки небольшой глиняный горшочек с тряпкой вместо крышки и протянула пленнику.
   - Эвоу.
   Артём сдёрнул тряпицу и недоверчиво заглянул внутрь. В нос ударил острый запах трав. Девушка указала на ноги и сделала жест, будто мажет хлеб маслом.
   - Мазь что ли?
   Юноша зачерпнул вязкой субстанции болотного цвета и ещё раз понюхал.
   - Ладно, была не была!
   Он скинул ветхую обувь и мазнул по потёртости, но вместо ожидаемого жжения почувствовал приятную прохладу. Оглядел ступни и уже без опаски стал обильно их натирать.
   Тем временем девушка сняла с тлеющего очага увесистый котелок, поставила на стол, достала глиняную посуду. Артём закончил с ногами и сглотнул слюну. Запах из котелка отозвался резью в желудке.
   Ролевичка плюхнула в миску наваристой каши, воткнула деревянную ложку и протянула пленнику.
   - Сай. (Ешь.)
   Артём не заставил уговаривать себя дважды.
   Тем временем девушка наполнила до краёв вторую миску, так же приправила ложкой, но есть не стала. Вместо этого вернулась к очагу и, подкинув поленьев, стала дуть на угли. Воспрявший огонёк резво принялся за свежую пищу, затрещало сухое дерево. После этого ролевичка выудила из глубокой ниши тёмную бутыль и вместе с кружкой поставила возле нетронутой миски.
   Артём наслаждался жгучей кашей и не очень-то удивлялся происходящему. Лишь мелькнула мысль, что ролевичка кого-то ждёт, но она выветрилась из головы вместе с последней ложкой. Юноша отодвинул опустевшую посуду и сыто откинулся на лавке.
   - Красавица, а попить что-нибудь найдётся? - он едва подавил зевок. Отяжелевший желудок, согретый теплом очага, стал клонить в сон.
   Девушка не поняла, и Артём потянулся к бутылке, но в стол рядом с ладонью тут же воткнулось лезвие.
   - Отоа, арохо! (Осторожно, чужак!)
   Юноша одёрнул руку и насупился. В голове вдруг заскрёбся червячок сомнения. Судя по всему, она и не ролевичка вовсе, иначе давно бы уже обмолвилась по-русски. Тогда кто? И куда Артём попал?
   На крыльце заскрипели ступени, распахнулась входная дверь. Ролевичка подскочила как ужаленная. В дом вошёл мужчина далеко за сорок, с хорошей проседью и шрамом через бровь. Одет он был тем же фасоном что и девушка, да и на лицо чувствовалось родство. Артём замер.
   - Отец, - хозяйка приобняла мужчину, - как охота?
   Он нежно поцеловал её в темечко, не сводя глаз с гостя. Отстранился, закрыл за собой дверь и скинул куртку.
   - Справная была охота, - сказал он, опустившись на скамейку напротив Артёма. - Вижу и ты дельно время провела. Кто он?
   - Не знаю, отец. Напоролась на него в лесу. Он странно одет и говорит чудно.
   - Вижу, что странный...
   Мужчина подхватил с полки ещё одну кружку и сел за стол напротив Артёма. Молча откупорил бутыль и разлил поровну. Одну кружку сжал в мозолистых пальцах, другую толкнул в сторону гостя.
   - И кто же ты есть, мил человек?
   Артём не ответил. Он весь диалог дочери и отца прохлопал глазами, тщетно силясь разобрать хоть слово. Определённо он где-то за границей. Но где? И как разговаривать с этими интуристами?
   - Э... ду ю спик инглиш? - выдал юноша, но реакции не последовало. - Ясно, не спик. Тогда может, шпрехен зи дойч? Тоже нет? Ну, всё что знал...
   Он развёл руками и придвинул кружку ближе. Принюхался, отхлебнул и едва не задохнулся. Это оказалось не вино, как он подумал, а судя по всему реактивное топливо. Девушка фыркнула, 'собака' брезгливо тявкнула, а мужчина нахмурил брови. Глотнул пойло как обычную водицу и вдруг обратился к дочери:
   - Лейта, милая, тебе придётся немного прогуляться.
   - Ты меня гонишь?! - девушка обиженно скрестила руки на груди.
   - Отнюдь, - отец сделал вид, будто не заметил её реакции. - Пойди к Отшельнику и приведи его сюда. Там у крыльца висят тушки, возьми парочку, чтобы не ворчал.
   Девушка поняла, что задумал отец и, свистнув Варра, хлопнула дверью.
   Оставшись с отцом ролевички один на один, Артём почувствовал себя неуютно. Проницательные глаза матёрого охотника сверлили его почти осязаемо. К тому же хмельное тепло зажгло живот. Юноша сделал ещё одну попытку наладить контакт.
   - Слушай, мужик, я же ничего не сделал. Может, я пойду?
   Он недвусмысленно прижал ладонь к груди, а затем указал на дверь. Вместо ответа хозяин долил в его кружку и глазами приказал пить.
   - Нет, и не проси! - Артём выставил ладони и повертел головой. - Больше я к этому горючему не притронусь.
   Охотник демонстративно потянул кинжал из ножен, пришлось пить. Жидкая отрава встала комом в горле, но хозяин перегнулся через стол и придержал ёмкость у губ Артёма. Потекло по подбородку, но и в желудок попало изрядно.
   Охотник удовлетворённо откинулся и разлил ещё.
   - Споить меня решил? - осоловело промямлил парень. Хмель настойчиво постучался в голову. - А и чёрт с тобой! Когда русский отказывался от халявы?
   Он схватил свою кружку и едва не выронил - руки уже не слушались.
   - Ну и крепкий же у тебя шнапс, папаша!
   Артём пьяно засмеялся и кое-как опрокинул пойло в рот. С минуту посидел, пялясь в одну точку, попытался встать и повалился на стол, гулко стукнувшись лбом о засаленное дерево. Таблеточка да с крепкой выпивкой не пошла впрок.
  
  
  ***
  
  
   - Ну и кто он? - спросил охотник, когда Отшельник прекратил водить амулетом над телом спящего.
   - Не знаю, Скар.
   Отец Лейты и скрюченный старик стояли у кровати, где пьяно посапывал Артём. Девушка, насупившись, сидела за столом. К обсуждению её не допустили.
   - А ты сможешь как-нибудь понять, о чём он говорит?
   - Пусть сперва проспится, а там посмотрим, - старик брезгливо повёл костлявыми плечами. - Зачем ты его так напоил?
   - Да он выпил-то всего кружку увара. Кто ж знал, что так будет?
   - От твоего увара даже мне кости ломит, а здесь пацан зелёный. Вот и жди теперь.
   Отшельник повернулся к двери, но Артём вдруг заворочался, что-то прокряхтел и сел.
   - Когда говоришь он увар пил? - старик как ни в чём не бывало подскочил к кровати, оттянул юноше веко, прощупал пульс.
   - Да где-то с пол огарка минуло, - прикинул в уме охотник.
   - Интересно...
   Отшельник достал из-под одежды амулет в виде звезды из птичьих косточек и принялся водить им у тела юноши. Артём попытался отмахнуться, но старик зашипел и стукнул его по ладони.
   - Он маг, - Отшельник спрятал амулет и алчно растянул беззубый рот в улыбку. - Потенциал велик, но ещё не раскрыт. А это значит...
   Охотник пихнул старика локтём и тот оборвал фразу.
   - И что это значит? - к кровати подошла Лейта.
   - Милая, пойди, займись тушками, а то стухнут, - несколько грубовато сказал охотник.
   - Но, отец! - девушка попыталась возразить, но Скар нахмурился, и она послушно покинула помещение.
   - Ты в своём уме, Исур?! - накинулся охотник на старика, когда они остались одни. - Не впутывай в это мою дочь!
   - Прости, Скар, не удержался. Уж очень давно мы...
   - Эй, люди, вы вообще кто?! И где я?
   Артём устал слушать непонятную речь и решил напомнить о себе. На него обратили внимание.
   - Где? - он сделал широкий жест рукой. - Я? - кулак ударил в грудь. - Нахожусь? - ладони вопросительно уставились в потолок.
   - Ты сможешь его понять? - спросил Скар.
   - Сейчас попробую, - кивнул Исур.
   Он по-молодецки вспрыгнул на кровать и в мгновение ока очутился у Артёма за спиной. Холодные старческие пальцы сомкнулись на юношеских висках, и отшельник послал мыслеобраз.
   'Говори!'
   'Что говорить?' - Артём от неожиданности растерялся. Ещё бы не каждый же день от чужого прикосновения темнеет в глазах и в голове раздаётся посторонний голос.
   'Говори! Кто ты и зачем здесь?!' - слова хотя и звучали твёрдо, но чувствовалось, что фокус даётся старику нелегко.
   'Да иди ты лесом, добрый волшебник', - подумал Артём и попытался отстраниться, но мозг тут же прожгло острой болью.
   'Говори, отрыжка Хетхи, кто ты такой! Не то навеки останешься во тьме!'
   Теперь Артёма проняло. Он не понял, что и как сделал чёртов экстрасенс, но только в голове возник образ мрачного места, кишащего жуткими тварями.
   'Что вам от меня нужно?'
   'Имя!'
   'Артём. А вы кто?'
   'Зачем ты забрёл в Сияющий лес, Артём?'
   'Чего? Куда? Где я вообще нахожусь? Мы в России?'
   Вдруг давление на череп схлынуло, и в глазах, наконец, прояснилось.
   - Стар я уже для этого, - проскрипел Отшельник, спускаясь с кровати. - Да и спящая в мальце сила велика.
   - Не томи, Исур, что ты узнал?
   - Только имя - Артём. Я же говорю, в нём избыток магического потенциала. Может в другой раз.
   - А сейчас что с ним делать?
   - Пускай пока у тебя поживёт, - Исур выплеснул остатки хмельного напитка в горло. - Нужно подумать.
   Тут распахнулась дверь и в дом вошла хмурая девушка.
   - Ты как раз вовремя, - встрепенулся отец. - Как выяснилось, парня зовут Артём. Он пока поживёт с нами. Помоги ему устроиться... покажи, в общем, что и как.
   - А если он сбежит? - угрюмо спросила Лейта. - Мне что, всё время за ним следить?
   Отшельник молча подошёл к кровати и заглянул Артёму в глаза. Указательный палец на миг коснулся молодого лба, и в сознании юноши промелькнул образ того, что с ним случится, если он попытается сбежать. Артём с ужасом отшатнулся, но старик уже шёл к двери.
  
  
  ***
  
  
   С тех пор как Артём поселился в доме охотника, минуло почти три месяца. Правда календаря здесь не было, и юноша просто делал зарубки на полене. Благо избытка в них не было, так как его основной обязанностью на время невольного проживания у гостеприимных хозяев стала рубка дров. Монотонный труд не требовал полной отдачи от мозга и, расщепляя массивным колуном чурбачки, Артём нагружал свой ганглий по-иному.
   В основном перебирал догадки о том, куда его занесло. Вариантов было множество, начиная с самого нелепого, согласно которому он словил передоз, впал в кому и наслаждается 'мультиками' на больничной койке, и кончая фантастическим, где ему посчастливилось провалиться в такую глубокую ж... то есть часть истории человечества, когда не было ни России, ни славян, ни тем более русского языка.
   Первое время Скар и Лейта присматривались к чужаку, но Артём вёл себя тише воды ниже травы. Демонстрации, устроенной стариком, хватило, чтобы пленник не помышлял о побеге. Да и не было смысла бежать, ведь ходить по лесу не заблудившись, а тем более выживать в нём Артём не умел.
   Дни тянулись однообразно. Охотник покидал хижину первым, засветло, вслед за ним поднималась Лейта. Сходив до колодца, она будила гостя ковшом ледяной воды, благодаря чему Артём подскакивал как ужаленный без единой мысли о продолжении сна. Вместо благодарности желал истязательнице несварения желудка, и каждый раз давал зарок, что завтра точно проснётся раньше всех и обязательно отомстит. Но, умаявшись за день рубкой и переноской дров с последующей укладкой их в поленницу, валился после ужина на топчан и мгновенно умирал до утра.
   А утром всё повторялось...
   Как ни странно, но за эти три месяца Артём так и не смог освоить даже азов языка, на котором общались отец и дочь. Пусть он не вундеркинд, но книги читал регулярно и знания впитывать умел. К тому же в институте преподавали английский и что такое изучать иностранный, понятие имел. Но несмотря на всё вышесказанное за проведённое в гостях время он смог усвоить лишь несколько десятков слов из ежедневного обихода, таких как топор, еда, огонь, мясо... Вот только связывать их в фразы не получалось - банально не хватало глаголов и прилагательных.
   А всё из-за Лейты. Отчего-то дочь охотника то ли невзлюбила, то ли затаила обиду на Артёма, и когда он у неё что-нибудь спрашивал, отделывалась словом-двумя. Но чаще всего просто молчала. Чем было вызвано её недовольство, Артём не знал и потому старался лишний раз не тревожить девушку.
   Спустя три месяца (видимо присмотревшись к гостю и, убедившись, что тот ведёт себя прилично) Артёма допустили до новой работы. В один прекрасный день, вернувшись домой, охотник Скар подозвал его и, протянув нож, кивнул на большую корзину с тушками которую он только что внёс в избу. Артём нож не принял и показал на суетящуюся у очага Лейту, мол, это её работа, но охотник нахмурился и что-то недовольно сказал. Пришлось подчиниться.
   Уже выходя на крыльцо с тяжёлой корзиной, Артём краем глаза заметил, как отец грубо дёрнул дочь за рукав и жёстким тоном что-то спросил. Парень замешкался, но быстрый взгляд, брошенный в его сторону заставил выйти и закрыть за собой дверь.
   Больше всего звери походили на безухих зайцев с челюстью, которой позавидовал бы даже ротвейлер. Видимо какие-то местные хищники. Артём не раз видел, как с ними поступала Лейта и потому, не задумываясь, отнёс корзину на специальный стол за домом. Положил перед собой тушку, взял поудобнее нож, да так и застыл над убиенным. Одно дело видеть со стороны, а другое принимать в этом участие. Нет, Артём парень не брезгливый он просто не знал с чего начинать. В памяти всплыла сценка из отечественного фильма про горе охотников случайно подстреливших корову и решивших поиметь с неё филе. Вот только где оно у коровы никто не знал, а на вопрос напарника с чего начинать, второй охотник ответил: 'Рога сначала отпили...'
   Пришлось импровизировать. Обычно Лейта подвешивала тушку за задние лапы, но для чего это Артём не знал и решил подойти к делу как к чистке рыбы. Благо дома он не раз это делал. Делов-то - голову долой, брюхо вспорол, требуху вынул.
   Сказано - сделано.
   Поначалу он честно пытался перерезать короткую шею, но быстро понял, что это не так уж легко. Зверь, у которого кусательно-хватательный рефлекс развит наравне с бегательно-прыгательным, имел толстые мышцы, туго перевитые сухожилиями. После того как Артём с большим трудом 'допилился' до позвоночника, он решил изменить тактику и принялся орудовать ножом как топором но быстро сдался. Нож был лёгок и лишь разбрызгивал кровь, коей Артём перемазался с ног до головы.
   Лейта застала его в тот момент, когда парень ковырялся лезвием во вспоротом брюхе бедного животного, пытаясь подцепить внутренности. Увидев подобное надругательство над будущей едой, девушка оторопела, забыв даже о том, что только что повздорила с отцом.
   - Тебе было сказано просто разделать тушки! - закричала она, решив выместить злобу на непутёвом госте. - Зачем ты над ними издеваешься?!
   Артём ни слова не понял, но гневно раздутые ноздри подсказали, что девушка чем-то или кем-то недовольна. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться кем именно. Он отложил окровавленный нож и виновато спросил:
   - Наверно нужно было сперва шкуру снять, да?
   Лейта сверкнула глазами, грубо оттеснила Артёма и занялась привычным делом, бубня что-то себе под нос. Видимо костерила безрукого остолопа, свалившегося ей на голову. Подвесив зверски замученное тельце за задние лапы на специальные крючки, девушка точными движениями сделала надрезы вокруг пяток, и вскоре вся шкура отделилась от мяса. Следом пришёл черёд внутренностей, которые Лейта тщательно перебрала, отложив в специальную миску, по-видимому, сердце, почки и печень. Ливер, в общем.
   Артём заворожённо смотрел за её руками, и когда девушка вытащила из корзины очередную жертву, попросил:
   - Дай попробую. Только подскажи, если что не так сделаю.
   Он недвусмысленно указал на нож, затем на себя и на тушку.
   Девушка обидно хмыкнула, но всё же передала ему инструмент для разделки и, отступив в сторону, скептически скрестила руки на груди. Артём постарался делать всё как это делала Лейта и вроде стало получаться, но презрительная усмешка на лице девушки недвусмысленно говорила о её мыслях.
   Парень зло стиснул зубы и достал из корзины очередную тушку. Стал подвешивать, но та вдруг выскользнула из рук и нырнула под стол. Помянув недобрым словом дочку охотника, Артём полез следом, а когда вылезал, так приложился лбом о столешницу, что из глаз посыпались искры. Лейта разразилась обидным смехом, и это стало последней каплей.
   - Слышишь ты, курица! - обернулся он к ней. - Что я тебе такого сделал, что ты так ко мне относишься?! Не нравится, что живу в твоём доме? Так я не напрашивался.
   Девушка продолжала стоять в той же позе, а её взгляд так и сочился презрением. Это ещё сильней раззадорило Артёма. Он выставил в её сторону руку с окровавленным ножом и закричал:
   - Как же ты меня достала, дура ненормальная!!! Сама разделывай своё мясо!!!
   Он швырнул нож под ноги Лейте и тут же покатился по траве сбитый с ног. Варр, что резвился неподалёку, увидел в движениях чужака угрозу хозяйке и мгновенно бросился на обидчика. Парень инстинктивно прикрылся руками, когда зверь вскочил ему на грудь, и это спасло шею от острых зубов. Дикая боль пронзила предплечье, и Артём взвыл белугой. Попытался отбросить тварь, но челюсти сомкнулись сильнее. Вроде даже кость хрустнула, отчего потемнело в глазах.
   Что произошло дальше, Артём помнил смутно, так как уплывающее сознание отказывалось фиксировать факты. Но одно запомнил очень чётко - в какой-то миг голова прояснилась, жутко 'зачесалось' сердце и... всё. Очнулся в кровати с повязками на руках...
  
  
  ***
  
  
   - Лейта, расскажи-ка ещё раз, что произошло. Пусть Исур тоже послушает.
   - Я же сказала, отец, не знаю. Всё случилось так быстро, что я не успела понять...
   - Ничего, милая, я помогу тебе вспомнить, - перебил девушку Отшельник. Он перегнулся через стол и прикоснулся к её вискам. Что-то прошептал, и Лейта вдруг поняла, что помнит случившееся во всех подробностях.
   - Артём разделывал тушку верзы, а я стояла рядом и наблюдала, - стала рассказывать она. - Вдруг он повернулся, что-то злобно закричал и направил на меня нож...
   - Вот так ни с того ни с сего взял да направил? - переспросил девушку отец. - А не ты ли его спровоцировала?
   По спине пробежал холодок, но Лейта продолжила гнуть свою линию. Уж очень ей не хотелось признаваться, что причиной гнева Артёма была именно она.
   - Можешь не верить, отец, но всё так и было, - насуплено огрызнулась девушка. - Я ведь говорила, его нужно прогнать. От чужака одни только беды.
   - Не отвлекайся, - подал голос Отшельник. - Что было дальше?
   - На него набросился Варр. Видимо решил, что я в опасности. Артём стал отбиваться, а потом... - Лейта прикрыла глаза, дабы не показывать навернувшихся слёз и, стиснув зубы, продолжила: - Потом раздался треск молнии, будто переломилась огромная ветка, и моего Варра отшвырнуло в траву, - девушка гневно пронзила отца взглядом и повысила голос. - Он прожёг ему брюхо, понимаешь?! Прогони его, я не хочу, чтобы он здесь жил!
   - Мне плевать чего ты хочешь!!! - Скар с силой припечатал ладонью стол. - Сколько раз тебе повторять парень останется с нами и точка!
   - Эй, люди, я долго спал? - раздался из кровати голос Артёма. - Что вообще произошло? И по какому поводу скандал?
   К нему тут же подскочил Отшельник и, не дав встать с постели, сдавил виски ладонями. Хотел повторить тот же фокус, что проделал в их первое знакомство, да только вдруг вскрикнул и одёрнул руки, будто ошпарил. Ноги старика подкосились, и не упал он лишь от того, что его подхватил отец Лейты. А Артём вновь провалился в темноту.
   - Исур, в чём дело?! - Скар усадил Отшельника на лавку и участливо заглянул в глаза. - Что ты видел?
   - Пить... - проскрипел старик, терзая ворот рубахи.
   Скар тут же сунул ему в руки кружку с уваром, который Исур выдул, будто воду. Даже не поморщился. Кашлянул в кулак и тихо проговорил:
   - В парне проснулась сила...
   - Это я и без тебя понял, - невесело усмехнулся охотник. - Кричал-то ты из-за чего?
   - А как здесь не закричать, коль из тебя душу, будто щипцами тянут? - огрызнулся Отшельник, но всё же снизошёл до ответа. - На юноше лежит печать Сагаля. Она-то меня и приласкала. Видимо до пробуждения силы она тоже дремала, такая вот закавыка... Но всё это ерунда по сравнению с тем что я узнал, - Исур поднял палец вверх дабы придать важности словам. - В парне пробудилась не просто сила, а дар рода...
   Отца Лейты его слова не проняли.
   - Какого ещё рода? Ты что захмелел, старик? Дар рода - удел истинных магов, а какой истинный из этого... - он махнул рукой в сторону кровати со спящим Артёмом, но вдруг запнулся и уставился на Отшельника. - Погоди, ты хочешь сказать, что этот пацан отпрыск одного из Великих родов? Но этого не может быть! Инициацией дара занимается лично глава рода и происходит это ещё в раннем детстве. К тому же детей Великих родов можно по пальцам перечесть. Вер-Наль больше нет, Гируним вер-Грисс бездетен, а Кахар вер-Мавт и Ногор вер-Линн имеют дочерей. Правда остаётся ещё род вер-Коон, но сын Увага принял сан и осел в аббатстве Бужен. Чьим-то бастардом он быть не может, так как все знают, что незаконнорождённым дар рода не передаётся. Нет, определённо ты что-то напутал, Исур, - охотник погрозил Отшельнику пальцем, но тот оставался серьёзен.
   - Верно рассуждаешь, Скар, всё верно. Но только ты не видел того, что видел я, - старик вперил взгляд белых глаз в собеседника. - В парне пробудился дар рода вер-Наль...
   Слова мгновенно стёрли улыбку с лица охотника, а Лейта, старавшаяся дышать через раз, покуда отец открывал ТАКИЕ тайны, испуганно вскрикнула, зажав рот ладонью. Она пыталась прогнать самого вер-Наль?! Да ей нет прощенья!
   - Невозможно... - только и смог выдавить из себя Скар.
   - Возможно, или нет, это мы ещё посмотрим, - проворчал Отшельник, поднимаясь. - Пока же ясно одно - парня нужно беречь пуще золота. И упаси нас семеро, если кто-нибудь о нём прознает.
   Старик направился к двери, но на пороге остановился, обернулся и обратился к дочери охотника:
   - Лейта, милая, я понимаю, почему ты невзлюбила парня, - на этих словах девушка потупилась, ей стало стыдно, - но прошу, усмири свою ревность и до зимы научи его сносно говорить по-нашему. Нужно всё же выяснить, кто он на самом деле и откуда пришёл. Я вернусь с первым снегом, тогда и поговорим...
  
  
  Глава четвёртая
  
  
   Ему так и не сказали, что случилось с Варром, но Артём чувствовал, что повинен в его смерти. Вот только как он смог одолеть столь сильного зверя оставалось для него загадкой, которую ни охотник, ни его дочь освещать не спешили.
   Как ни странно, после инцидента отношение Лейты к Артёму кардинально изменилось, став если не тёплым, то не воинственным точно. В глазах девушки появилась какая-то... виноватость, что ли? Такая перемена показалась парню странной, но он недолго размышлял над её подоплёкой. Дело в том, что дочка охотника, наконец-то, стала обучать его языку.
   И не только языку!
   Теперь они вместе ходили в лес, где ставили силки, собирали грибы, ягоды, орехи и различные травы. Помимо этого Лейта учила его, как передвигаться по лесу с наименьшим шумом, где искать воду, как выслеживать зверя и бить птицу пращой.
   Но всё это меркло по сравнению с тем, чем они занимались неподалёку от дома, где девушка оборудовала небольшое стрельбище. Артёма настолько увлекла стрельба из лука, что он мог часами бегать до мишени за стрелами и обратно на позицию, чтобы заново выпустить их все в круг из соломенного жгута.
   Интересно, что впервые взяв лук, Артём почти не мазал, чем очень удивил Лейту. Нет, меткость, конечно, хромала - стрелы ложились далеко от центра мишени, но с какого бы расстояния парень не стрелял, семь, а то и восемь из десяти аккуратно входили в солому. Он просто чувствовал насколько нужно отклонить лук от горизонта, чтобы выстрелить точно.
   Помимо меткости были и другие странности. Так, например, ранее незнакомый язык стал даваться с пугающей лёгкостью. Артём будто не учился говорить и понимать новые слова, а вспоминал давно забытую лексику. Это заметила и дочка охотника, но в отличие от парня она догадывалась, что тому виной пробудившийся дар рода.
   Её догадка подтвердилась, когда девушка в очередной раз решила разбудить гостя ковшиком студёной воды. Едва она приблизилась к кровати, как Артём, не просыпаясь, оттолкнул занесённую над ним посудину, выплеснув содержимое на Лейту, и перевернулся на другой бок, продолжив сон. Больше так шутить девушка не решалась.
   Спустя примерно полтора месяца после инцидента с Варром, когда Артём мог уже сносно общаться, Лейта повела его на первую охоту.
   Они долго бродили по лесу, так как выискивать звериную тропу девушка доверила ученику, не подсказывая и не поправляя, если что делал не так. Артём честно старался применить всё чему научился, но получалось не ахти как. Когда он уже готов был сдаться, выручила обострившаяся в последнее время интуиция. Парень просто почувствовал, что вон за теми кустами увидит долгожданный след и, продравшись сквозь заросли, издал радостный возглас. И тут же заработал обидный подзатыльник от девушки.
   - Ты что орёшь, придурок? - зашипела она на него. - И так весь день плутаем по твоей милости, решил ещё и всю дичь распугать?
   - Прости, не сдержался, - Артём виновато развёл руками, хотя в глазах явно читалась радость - как-никак сам нашёл тропу без подсказок.
   Он хотел сказать что-то ещё, но девичья ладошка бесцеремонно залепила ему рот.
   - Тсс, - Лейта прижала палец к губам и глазами указала куда-то в бок. Артём проследил за её взглядом и кивнул, мол, понял. Дальше по тропе стояла косуля и будто с удивлением смотрела на забредших в её владения людей.
   Притворившись деревом, Артём без резких движений поднял лук с заранее наложенной стрелой - спасибо дочке охотника за науку, иначе бы спугнул зверя, снаряжая оружие сейчас. Тетива медленно упёрлась в щёку и, задержав дыхание, он отправил стрелу в полёт. Но видимо парнокопытный ангел-хранитель решил предупредить подопечную, так как стоявшая всё это время неподвижно косуля вдруг презрительно фыркнула и, взъерошив листву, сорвалась с места.
   Артём чертыхнулся сквозь зубы. Обидных комментариев от Лейты теперь не избежать. Но как ни странно девушка молчала. Она нервно теребила рукоять кинжала на поясе и смотрела куда-то вдаль, будто видела что-то кроме частокола деревьев.
   - Ты чего? - Артём коснулся её плеча. - Что-то увидела?
   Девушка вздрогнула, как отряхнулась от неприятных мыслей и вдруг схватила его за руку.
   - Идём, - она настойчиво потянула парня за собой. - Кое-что тебе покажу.
   - А как же косуля?
   - Забудь, она уже далеко.
   Парень дал себя увлечь и через некоторое время они вышли из леса.
   Картина, открывшаяся взору, впечатляла. Горы, к которым тесно прижался лес, в этом месте расступались широким полукольцом, образуя необъятную равнину, поросшую жёсткой как щетина травой. От леса вела дорога ещё не заросшая, но видно, что давно позабывшая поступь странников. Артём пробежался по ней взглядом и заинтересованно уставился на развалины замка, прильнувшие к самым горам. Но не успел он озвучить назревающий вопрос, как Лейта тихо сказала:
   - Это замок рода вер-Наль... был когда-то.
   Она как-то странно посмотрела на Артёма, но его лицо продолжало выражать удивление.
   - Ничего не ощущаешь?
   - А разве должен?
   - Не знаю, ты ведь всё-таки...
   Девушка резко прикусила язык, обозвав себя последними словами. Она едва не нарушила данное отцу слово, а ведь он строго-настрого запретил сообщать Артёму о том, что узнал Отшельник. А она мало того что позволила парню вывести их в эту часть леса, куда отец наказал не соваться, так ещё поддалась порыву и показала носителю дара вер-Наль родовое гнездо. Реакцию парня ей, видите ли, захотелось узнать. А вдруг случился бы приступ или неконтролируемый выброс силы, как тогда с Варром? После такого отец с Отшельником с неё бы три шкуры содрали. Дура безмозглая!
   - Пойдём домой, скоро стемнеет, - несколько резко сказала Лейта и развернулась к лесу, но Артём её остановил.
   - Не так уж и скоро, часа четыре ещё есть. Давай посмотрим на руины поближе.
   - Думаю, нам не стоит этого делать, - возразила девушка, но Артём уже шёл по дороге.
   - А мы никому не расскажем, - донеслась до Лейты его усмешка, и девушке ничего не осталось, как последовать за Артёмом.
   По мере приближения к каменным останкам становилось понятно, насколько велик и красив был когда-то замок Наль. Наверняка великая трагедия постигла его. Даже воспитаннику другого мира было видно, что замок рассыпался не под действием неумолимого времени, а был жестоко атакован стенобитным оружием.
   - Давно это произошло? - спросил Артём подошедшую девушку.
   Та ответила дрогнувшим голосом:
   - Шесть зим минуло... Я помню его наполненным жизнью и людьми. Отец часто брал меня с собой, когда отправлялся сюда. Теллурис вер-Наль, так звали хозяина, был к нам добр и всегда покупал шкурки, мясо, орехи, грибы... Пойдём отсюда, Артём, здесь пахнет смертью. Теперь это владения Хетхи...
   Лейта развернулась и, не глядя, идёт он за ней или нет, быстрым шагом направилась к лесу. А Артём ещё некоторое время разглядывал остов замка, стараясь не столько запомнить потрясающую картину каменной могилы, сколько понять свои чувства. Почему в дальнем уголке сердца ласковой щекоткой ёкнуло ощущение чего-то до боли родного, но так давно забытого?
  
  
  ***
  
  
   Именно за ослепительную красоту, раскрывающуюся под снежным покровом, Сияющий лес назвали сияющим. Отражённые и преломлённые ледяными верхушками Веркских гор лучи солнца играли в припорошённых кронах всеми цветами радуги. А лёгкий ветерок, заглянувший на этот праздник жизни, лишь усиливал картину.
   Вот и наступила зима.
   Теперь Артём и Лейта ходили на охоту, надев на ноги снегоступы и облачившись в белое. В такие моменты он считал себя неким диверсантом, идущим на задание с верным оружием в руках. Отец девушки ещё до зимы съездил в столицу, дабы распродать запасы шкурок и, зная о любви парня к стрельбе, прикупил ему добротный лук.
   В целом к лесной жизни Артём уже привык и даже стал находить в ней свои плюсы. В городе что? Суета да озон. А здесь, так сказать, на лоне природы с глаз спадают шоры, и прежняя жизнь кажется пластмассовой. Город отбирает силы, диктует свои законы и опутывает ежедневной рутиной, за которой не замечаешь, как бегут года. Но настоящая жизнь, свободная от оков серой обыденности возможна лишь вдали от городской черты. Артём это прочувствовал в полной мере и в чём-то даже был благодарен судьбе за то, что закинула его чёрт знает куда. Возможно, будь живы родители, он бы хандрил от тоски, но детдом научил парня ценить одиночество.
   Отшельник нагрянул не с первым снегом, как обещал, а лишь через месяц. И не один. С ним пришёл невзрачный парень лет двадцати - двадцати трёх, которого Исур представил как Ивлета. Кто он, откуда и для чего заявился в дом охотника ни Лейте и уж тем более Артёму, разумеется, не сказали. Просто поставили перед фактом, что до конца зимы этот молчаливый субъект будет жить с ними.
   Лейта, конечно же, пыталась возражать, мол, ей и так приходится ютиться за ширмой, да только все её потуги угасли под тяжёлым взглядом отца. Нарастающее между ними напряжение разрешил Отшельник, сказав, что Ивлет не стеснит хозяев, а будет жить в палатке неподалёку. Артёма это очень удивило. Как в такие морозы можно спать за стенами из шкур? Но когда поутру он увидел Ивлета, выходящим из своего шатра, всё понял. Не иначе внутри стояла печка, - вон какие густые клубы пара вырвались вслед за парнем.
   В общем, жизнь Артёма с появлением Ивлета ничуть не изменилась. Они с Лейтой так же ходили на охоту, ставили силки и парень тренировался в стрельбе из лука. Но всё чаще Артём замечал на себе изучающий прищур, от которого в прямом смысле зудело между лопаток.
   Всё изменилось в один прекрасный день, когда Лейта с отцом отправились в город, а Артём остался дома рубить дрова. Дело продвигалось ходко, кучка разновеликих чурбачков росла, но тут к нему подошёл Ивлет и, заглянув в глаза, вкрадчиво спросил:
   - Откуда ты пришёл Артём? Где твой дом?
   Голос у парня оказался под стать его хмурой натуре - такой же чёрствый и будто по-старчески сморщенный. Артём опустил занесённый колун и вдруг понял, что чувствует, как Ивлет взволнован, хотя ничуть этого не показывает.
   - А ты с какой целью интересуешься, мил человек? - ухмыльнулся Тёма.
   - Не юли, вер-Наль, - Ивлет ткнул в его сторону пальцем, - я знаю, кто ты есть. Отвечай, - он повысил голос, - кем тебе приходился Теллурис?!
   - Парень, ты сбрендил что ли? Какой Теллурис? Куда верналь? Моя твоя не понимает.
   Артём широко улыбнулся, пытаясь разгладить нервозность Ивлета, но тот лишь сильнее взвился.
   - Теллурис не оставил наследников, а его единственного внука убили, и дар рода прервался! Как он оказался у тебя? Кто ты?!
   Чем больше Ивлет кричал, тем сильней в его глазах читалось безумство. Спасибо тебе, Отшельник, за дивного соседа.
   Артём понял, что конструктивного диалога не предвидится и принял единственно правильное в таких случаях решение. Не стоит что-либо доказывать идиоту, лучше развернуться и уйти. Так он и сделал. Вернее попытался, так как, повернувшись к Ивлету спиной, вдруг понял, что тело превратилось в камень. Во всяком случае, такое было ощущение. Он буквально не мог пошевелить ни рукой, ни головой. Даже рта разомкнуть, чтобы удивиться, не вышло. Артёмом овладела паника.
   Пока он ужасался своим положением, Ивлет медленно обошёл застывшего как муха в янтаре парня, делая при этом замысловатые пассы руками. Будто ряску на воде разгонял. Артём не сразу понял, что его движения стали отзываться у него внутри странным теплом, которое постепенно переросло в жар. Дальше появилась боль. Ощущение было, будто из него клещами потянули позвоночник. Брызнули слёзы, свело скулы, в глазах потемнело. Но Ивлет не унимался, всё ускоряя движения, хотя по выступившим каплям пота и сведённым скулам было видно, что творимое и ему даётся непросто.
   В какой-то момент, когда каждая клеточка тела Артёма вопила от боли, а сам он едва не терял сознание, давление схлынуло, и по телу разлилась ноющая усталость. Осознав себя живим, Артём медленно разлепил влажные веки и понял что может шевелиться.
   'Убью падлу!' - родилась злая мысль, но тут же улетучилась, едва он увидел коленопреклонённого Ивлета.
   - Прости, я должен был убедиться, - уткнув взгляд в землю, виновато произнёс парень.
   У Артёма смешались мысли. Сюрреализм какой-то. То Ивлет на него кричит, теперь кланяется... А может он действительно в больничке ловит глюки, гадя под себя?
   - Слышь, чувак, это что сейчас было? - хмурясь, поинтересовался Артём. Как ни странно, злобы он не испытывал, впрочем, как и последствий случившегося. - Алё, фокусник хренов, я к тебе обращаюсь. Что ты со мной сделал?
   Артём потормошил Ивлета за плечо, но тот даже не поднял головы.
   - Прости мою дерзость, Артём, - запричитал вдруг парень. - Я до последнего не верил словам Отшельника. Все мы думали, что род вер-Наль прервался, и 'Огненной Птице' не суждено воспрять... - вдруг он резво вскочил на ноги и с каким-то фанатизмом в голосе продолжил: - Но теперь всё изменится. Орден обязательно узнает о тебе, и мы продолжим борьбу!
   Он уважительно поклонился, прижав ладонь к сердцу, и чуть ли не бегом направился к своему шатру.
   - Эй, любезный, ты куда? - ошалело выдал ему в спину Артём.
   - Я должен как можно скорее добраться до Валорта. Там маги ордена, они знают что делать, - донеслось до него из палатки.
   'Вот тебе, бабушка, и Рабиндранат Тагор' - подумал Тёма, но тут же спохватился, так как шатёр из шкур повалился набок. Ивлет принялся сноровисто его сворачивать.
   - Стоямба!!! - закричал парень. - Не так быстро, родной! Я фиг тебя отпущу, пока не объяснишь...
   Тут Артём запнулся. А что, собственно, Ивлет должен ему объяснить? Видно же что парень с прибабахом. Чего доброго опять провернёт свой фокус, ну его лесом.
   Но видимо Ивлет был не прочь поговорить, так как он отложил свёрток и вернулся к Артёму.
   - Орден 'Огненной Птицы'... - парень сделал паузу, его глаза потухли. - Те, кому удалось выжить, укрылись в Валорте. Они должны узнать... мне нужно спешить...
   Артём окончательно запутался в происходящем. Зачем какому-то ордену о нём знать? Что это даст? Во всяком случае, самому Артёму от этого ни тепло, ни холодно. И тут его осенило - Ивлет заговорил! Нужно ковать железо пока мягкое.
   - Слушай, Ивлет, ты вроде парень умный. Может, хоть ты мне расскажешь, куда меня занесло? А то охотник с дочкой молчат как партизаны. Что это за место? - он широко развёл руками.
   - Сияющий лес, - Ивлет посмотрел на него будто на несмышлёного младенца.
   - Вижу, что не болото, - хмыкнул Артём. - Мы хоть в России?
   - Какой россии? - удивился Ивлет. - Это владения рода вер-Наль... были когда-то. Об этом каждый ребёнок знает.
   - А меня в угол часто ставили, - беззлобно огрызнулся Тёма. - В какой стране этот твой Сияющий лес с верналями, можешь сказать?
   - Странный ты, Артём, - прищурился Ивлет. - Задаёшь вопросы, будто вчера родился. Если бы я не был уверен, что ты вер-Наль, то подумал бы...
   - Да мне плевать, что бы ты там подумал! - взорвался Артём. - Сложно, что ли ответить? Вы все будто сговорились. А давайте не скажем ему, куда он попал, пусть помучается, - парень скривил губы и зло сплюнул. - Надоело! Вот возьму и уйду от вас.
   Артём обиженно пнул аккуратно сложенные дрова, и те звонко разлетелись по снегу. Обречённо махнув рукой, он пошёл к дому. На душе стало так тоскливо, что остро захотелось хотя бы глоток того реактивного топлива, которое отец Лейты ласково называл уваром. На крыльце его догнал Ивлет.
   - Постой, Артём, ты что, действительно не знаешь, где находишься? - в его голосе читалось неподдельное удивление. - Ты потерял память, да? - Ивлет обогнал его и с каким-то ожиданием заглянул в глаза.
   - Ничего я не терял, - буркнул Артём и, отстранив парня, вошёл в дом. Разделся, поставил кружку на стол и стал шариться в шкафчике в поисках бутылки. Наконец нашёл, выдернул пробку и плеснул в кружку на треть - больше ему не осилить.
   Ивлет опустился на скамью напротив и, дождавшись пока парень выпьет, сообщил:
   - Мы в Закминской империи...
   - О как! От чего же сразу не на Луне? - алкоголь шибанул по мозгам, и Тёма расслабился. - Ты вот лучше объясни, коль шибко умный, как такое может быть - ещё вчера я был у себя в квартире, а сегодня проснулся в этом треклятом лесу, в этой вашей Заки... Замки... в империи, в общем, - Артём осоловело икнул. - Нет, все-таки шнапс у Скара круче водки. Нужно срочно что-то пожевать, иначе развезёт...
   С этими словами Артём склонился к столу и, положив голову на руки, смежил отяжелевшие веки. Ивлет провёл над его головой ладонью и глубоко задумался.
   Определённо стоит повременить с отъездом в Валорт и поговорить с охотником и его дочерью. Отшельник не стал рассказывать о происхождении Артёма, сказал лишь, что его нашла Лейта, а он почувствовал в нём отголоски знакомого дара. Вздорный старикан! Мог бы прямо сказать, что дар рода вер-Наль не фальшивка. Столько бы времени сэкономили.
   Хотя... может он и прав. Словам Ивлет не поверил бы. Теперь же, когда убедился сам, прежде чем везти парня к старшим, следует обзавестись хоть какой-то информацией о нём. Заманчивый вариант - прочесть память, пока парень спит, но неизвестно как себя поведёт печать Сагаля. Ивлет невольно передёрнул плечами. Ему немалых трудов стоило 'убедить' её, что он не причинит вреда Артёму, а лишь прощупает его дар. И пока маг его изучал, он всеми фибрами души чувствовал, к чему приведёт любое неверное движение. Поистине необузданный дар рода, скреплённый печатью Сагаля ужасающе мощная смесь. Но гадать, как Артём её обрёл, будет не Ивлет, а знающие люди. Вот только добраться бы до них...
  
  
  ***
  
  
   - Он лежал у выхода из леса на том самом месте, где... - Лейта запнулась, вспомнив страшную картину. За неё продолжил отец:
   - Там, где мы нашли дочь Теллуриса, - хмуро пробасил он.
   - Талионе удалось сбежать? - искренне удивился Ивлет. - Но мы считали, что из замка Наль никто не спасся...
   Маг резко замолчал, но охотник заметил его оговорку. Он посмотрел на парня долгим взглядом, но вопроса так и не задал. О том, что Ивлет из ордена 'Огненной птицы' догадаться было не сложно, но раз маг об этом молчит, значит, на то есть причины. Скар кивнул своим мыслям и ответил:
   - Теллурис был великим человеком и сделал всё, чтобы защитить наследника во время нападения. Талиона, её сын и Намгар - правая рука старика, сумели покинуть замок, но не ушли от погони. Об этом нам сказали трупы гвардейцев с гербами рода вер-Грисс. У выхода из леса их настигли, состоялся бой, а дальше не ясно. Талиона мертва, преследователи тоже, Намгар с младенцем исчезли. Отшельник пытался восстановить картину случившегося, но отголоски могучего всплеска магии на том месте пресекли все его попытки.
   - Выходит, наследник вер-Наль жив, - сделал правильный вывод Ивлет. - Если мы найдём Намгара, то найдём и Керона. Но куда мог направиться воин?
   Ступени на крыльце заскрипели, и дверь распахнулась, впустив в дом тучу снежинок. Следом, отряхиваясь от снега, вошёл Отшельник. Скинул неповоротливый тулуп и хмуро осмотрел сидящих за столом.
   - Где Артём? - спросил он, не найдя парня среди них.
   - Спит, - Скар махнул рукой в сторону кровати. - Выпил лишку, стал бузить, Ивлет его и успокоил.
   Маг пристально посмотрел на старика.
   - Что за магию ты ощутил на месте гибели дочери Теллуриса?
   - Вы всё ему рассказали? - вместо ответа Отшельник задал вопрос охотнику, на что тот отрицательно покачал головой.
   - Нет, Исур, только то, что ты велел.
   - Хорошо, - старик сел за стол и благодарно кивнул, когда охотник пододвинул к нему наполненную кружку. Выпил, одобрительно крякнул и, наконец, обратил внимание на хмурящего брови молодого мага. - Надеюсь, Ивлет, ты уже понял, кто такой Артём и что мне от тебя нужно?
   - Нет, старик, ничего я не понял, - голос Ивлета окрасился гневными обертонами. - Если тебе известно, как парню достался дар рода вер-Наль, говори без экивоков! Что ты о нём знаешь?!
   - Не более твоего, - отмахнулся Отшельник. - К счастью, прожитые годы разгладили мой взор, и я вижу то, что тебе не даёт увидеть юношеский норов.
   - Прекрати играть словами, изгнанник! - взорвался Ивлет. Вскочил и, опёршись о стол, навис над стариком. - Забыл, с кем разговариваешь? Я маг!
   - Мальчик, не нужно мне угрожать, - Отшельник повысил голос, посмотрев на собеседника исподлобья. - Пусть когда-то меня и лишили всех регалий, но оставшихся сил хватит, чтобы тебя усмирить...
   Ивлет открыл, было, рот, но осёкся и промолчал. В гневе он забыл, что разговаривает с членом приората ордена 'Арлатии'. Изгнанным членом, но от этого не менее опасным. Маг тяжело вздохнул и, потупив взор, сел на место.
   - Прости мою дерзость, Исур, я забылся.
   - Так-то лучше, - кивнул Отшельник. - Вижу, ты убедился, что дар рода, коим обладает Артём, не пустышка. Этого я от тебя и хотел. Теперь мне нужно чтобы всё, что ты здесь услышал, увидел и ощутил, дошло до 'Огненной Птицы'...
   - 'Огненной Птицы'? - фыркнул Ивлет. - Ты в своём уме, старик?! Маги этого ордена вне закона, причём здесь я?
   - Не строй из себя невинность, Ивлет. Думаешь, я случайно натолкнулся на тебя в Пронжаре и привёз в Сияющий лес? Как бы не так. Поверь, если бы я знал, где скрывается приорат твоего ордена, не стал бы тратить время на простого послушника.
   - Я полноправный маг, - уязвлённо буркнул Ивлет. - Сам Теллурис вер-Наль принимал мою клятву...
   - Называйся как хочешь, - перебил Отшельник, - мне плевать. Главное донеси мои слова до старших.
   Их перепалку прервал заворочавшийся на кровати Артём. Ивлет резво подскочил к нему и обновил усыпляющее заклинание. Затем вернулся к столу и спросил:
   - Допустим, я знаю, где искать приорат 'Огненной Птицы'. Что ты хочешь им предложить?
   - Объединиться с орденом 'Арлатии'.
   - Маги 'Арлатии' - двуличные твари! - презрительно выплюнул Ивлет. - Они трусливо легли под Гирунима с Кахаром лишь бы не трогали орден!
   - Ошибаешься... парень, - Отшельник едва сдержался, чтобы не сказать 'щенок'. Не стоит обострять и без того натянутые отношения. - После того как убили Увага вер-Коон, за то, если помнишь, что предупредил Теллуриса. Так вот, после смерти главы рода вер-Коон, орден 'Арлатии' не истребили лишь потому, что Гируниму с Кахаром стало не до них. Если бы Ногор вер-Лин тогда не взбунтовался, 'Арлатию' вместе с остатками 'Огненной Птицы' выкосили бы под корень. Но поверь, как только орден 'Алой Куоты' прижмут к ногтю, тот час будет отдан приказ об уничтожении магов 'Арлатии'. А там и вас переловят да передавят как крыс. Это лишь вопрос времени. Но подумай, что произойдёт, если во главе ордена 'Арлатии' встанет носитель Великого дара?
   - У рода вер-Коон есть собственный наследник. Маги просто не подчинятся кому-то другому.
   - Наследник говоришь? - усмехнулся Отшельник. - Не тот ли это наследник, что прилюдно и с позором обменял собственный род на келью в аббатстве Бужен? Этого безвольного слюнтяя и наследником-то называть противно. Его уж маги точно не примут. А за носителем дара рода вер-Наль, чью судьбу орден 'Арлатии' вскоре может повторить, они пойдут. Нужно только правильно настроить Артёма.
   Ивлет некоторое время переваривал слова старика, играя желваками на скулах. Наконец не выдержал и озвучил само собой разумеющееся умозаключение.
   - А мне кажется, таким образом, ты сам встанешь у руля обезглавленного ордена, имея козырем Артёма. Как ты сказал? Нужно лишь правильно его настроить?
   - Даже если это так, тебе-то какая разница? Просто донеси мои слова...
   - Нет, Исур, - перебил молодой маг, - Артём поедет со мной и предстанет перед приоратом ордена. Как-никак, он носитель дара рода вер-Наль. Пусть старшие решают, что делать дальше.
   - Как ты не поймёшь, сопляк! - Отшельник всё же вышел из себя. - Без Артёма я не смогу вернуться в орден, и тогда ни о каком объединении не может быть и речи. Включи, наконец, голову и отринь свой юношеский гонор!
   Вместо ответа Ивлет вдруг резко вскинул руки и в старика врезался уплотнившийся комок воздуха, отчего тот перекувырнулся через скамейку и распластался на полу. Молодой маг вскочил со своего места и, не дав Отшельнику подняться, погасил его сознание мощным ментальным импульсом.
   - Не вздумай! - рявкнул он на доставшего нож охотника, и тот отшатнулся от вспыхнувшего в руках мага огненного сгустка. Отложил оружие и показал пустые ладони. - Вот и славно, - кивнул Ивлет, гася заклинание. - Делайте, что я скажу, и останетесь живы. Лейта, собери припасов в дорогу и приготовь лошадь с телегой. А ты, Скар, помоги связать Отшельника. Потом отнесём Артёма в телегу и мы уедем...
  
  
  ***
  
  
   Исур пришёл в себя и застонал от невыносимой боли. После ментальной атаки голова раскалывалась, будто её сдавили палаческие тиски. Открыл глаза и понял, что лежит на кровати, где раньше спал Артём.
   - Как ты себя чувствуешь? - над стариком склонился охотник. - Пить хочешь?
   Исур кивнул и с трудом принял сидячее положение. Молотки в висках застучали с удвоенной силой, но он сделал над собой усилие и, едва не плача, опустошил кружку с водой.
   - Сколько прошло времени? - хрипло спросил Отшельник. Несмотря на боль в голове он сразу смекнул, что к чему и не стал задавать лишних вопросов.
   - Прошёл день как Ивлет уехал.
   - Проклятый щенок, спутал мне все карты, - Исур принялся массировать виски, подкрепляя движения пальцев простым наговором. Вскоре боль отступила, и он поинтересовался: - Но ты отправил Лейту за ними следом?
   - Не впутывай в свои дела мою дочь, старик, - хмуро ответил охотник.
   - Она впуталась в это, когда привела парня в твой дом.
   Отшельник слез с кровати и подошёл к столу, где источала пряный аромат миска с кашей - видимо охотник принимал пищу, когда старик очнулся. Исур одобрительно кивнул и уселся на скамейку. Скар, всё так же хмурясь, сел напротив и молча стал наблюдать, как исчезает его еда. За этим занятием их и застала ходившая за дровами дочка охотника.
   - Лейта, милая, собери, пожалуйста, еды в дорогу и сама оденься. Нам нужно ехать, - игнорируя злой взгляд охотника, попросил Отшельник и добавил: - Не сверли меня взглядом, мой друг. Обещаю, когда доберёмся до опушки, Лейта вернётся домой...
  
  
  Глава пятая
  
  
   Артём проснулся от тряски и с удивлением понял, что его куда-то везут. Он скинул с себя шкуры, коими был завален с ног до головы и аккуратно огляделся. Над ним проплывали заснеженные деревья, темнело стальное зимнее небо. Большего разглядеть не давали высокие борта телеги, но и так было понятно, что он в лесу.
   Тёма сел и уткнулся взглядом в укутанного до неузнаваемости возницу.
   - Эй, - позвал парень и округлил глаза, узнав в обернувшемся комке тёплой одежды Ивлета. - Что происходит? Куда мы едем?
   - Скоро привал, Артём, тогда и поговорим. А пока прости, я должен следить за дорогой, иначе эта хромая кляча сломает все ноги.
   Артём не стал возражать и следующие два часа они ехали молча. Наконец, когда окончательно стемнело, и перестало хватать отражённого света звёзд, Ивлет решил остановиться.
   - Я распрягу и накормлю лошадь, а ты найди в телеге под соломой дрова и разожги костёр, - тоном, не терпящим возражений, сказал молодой маг и направился к гужевому транспорту.
   Артём завистливо вздохнул, глядя как Ивлет сноровисто управляется с лошадью, и стал копошиться в соломе. Прожив некоторое время с охотником и его дочкой, он так и не научился сносно обращаться с ездовыми животными. А всё от того, что лошади чурались его как прокажённого. Почему так происходит, не могли понять ни Лейта, ни её отец, и лишь Отшельник предположил, что тому виной печать Сагаля. Правда, об этом умозаключении парню не сказали.
   Выудив со дна телеги несколько упитанных полешек, Артём старательно вытоптал пространство под костёр и сложил домиком свою добычу. И задумчиво завис, гадая, чем разжечь огонь. Ни спичек, ни тем более зажигалок в доме охотника он ни разу не видел, а Лейта всегда использовала огниво. Вот только снабдить им парня никто не удосужился.
   - Хьюстон, у нас проблемы, - констатировал Тёма и окликнул мага: - Ивлет, ты случайно не куришь?
   Тот закончил привязывать к морде лошади торбу с едой и удивлённо посмотрел на Артёма.
   - Что значит куришь?
   - Ну, дымишь, смолишь, пыхаешь... хотя это не то. Куришь, короче, - парень приложил большой палец к губам, оттопырив при этом мизинец, и причмокнул, будто затягивается дымом. Молодой маг округлил глаза, явно не понимая чего от него хотят, и Тёма не выдержал: - Блин горелый! Есть чем зажечь огонь?!
   - Если тебе нужно огниво, то я им не пользуюсь, - Ивлет понял, наконец, что нужно Артёму и подошёл к будущему костру. Прищёлкнул пальцами, и над его ладонью распустился трепещущий огненный цветок. Маг протянул руку к основанию 'домика' и будто живого зверька 'пересадил' огонь с ладони на одно из полен. Дерево тут же занялось, а Ивлет, как ни в чём не бывало, подошёл к телеге и стал выгружать из неё шкуры. - Может, поможешь? - окликнул он застывшего с открытым ртом Артёма. - Или желаешь спать на снегу?
   Тёма захлопнул варежку и тряхнул головой.
   - Это что сейчас было, Копперфильд хренов? Так же не бывает, - и тут же восхищённо добавил: - Научишь?
   В глазах заплясали задорные бесенята, едва Артём представил, как обзавидуются сокурсники, когда он им покажет подобное. Но тут же память гаденько прошептала: 'Ты сначала домой вернись, олух', и запал мгновенно угас. Настроение поползло к отметке 'sub zero'.
   - Чтобы этому научиться, сперва ты должен войти в резонанс со своей силой, - поучительно изрёк Ивлет, бросив ворох шкур возле костра. - Почувствовать её и обуздать. Это азы профессии мага.
   - Белого или чёрного? - фыркнул Тёма, вызвав недоумение на лице собеседника.
   - Что значит белого или чёрного? - нахмурился Ивлет.
   - Мага, - пояснил Артём. - Ну, маги же бывают белые и чёрные... Или чёрные это колдуны? Одно слово - хи-ро-ман-ти-я, - по слогам протянул парень, но, видя, что в придачу к нахмуренным бровям добавились раздутые ноздри со сведёнными скулами, махнул рукой, мол, не бери в голову и уставился в огонь. Но молодой маг решил всё же прояснить ситуацию.
   - Я раньше никогда не слышал о чёрных и белых магах. К какому ордену они принадлежат?
   - К ордену мужества, - съязвил Артём. - Ты как маленький, ей-богу. Белые маги, чёрные маги, ведуньи, колдуньи, медиумы - всё это бред сивой кобылы. Шарлатаны, да и только! Одни лишь цыганки те ещё кудесницы. Помню, позолотил одной такой ручку, так она потом... Ладно, не важно. Неужели в ваших краях не водится подобной нечисти? Не поверю. Где есть дураки, там всегда и они. А дураки есть везде.
   Решив, что таким образом высказал Ивлету свои 'фи', Тёма вытащил из кучи несколько шкур и стал устраиваться на ночлег. Он догадался, что его спутник использовал хитрую зажигалку, но отчего-то не хочет в этом сознаваться, ссылаясь на магию. Будто за дурака его держит. Ну и пусть его. Не хочет говорить и не надо. Больно нужно.
   С этими мыслями Артём растянулся на шкурах, укрылся с носом и повернулся спиной к костру. От того и не увидел, как Ивлет хмуро посмотрел на небо, затем достал из своей сумки, с которой не расставался, некий предмет, блеснувший ртутью в свете костра, и, шепнув над ним пару слов, бросил в снег аккурат между ними и лошадью...
  
  
  ***
  
  
   - Здесь наши друзья и останавливались. Видишь? - Отшельник указал на остывшее костровище едва припорошённое снегом. - Не иначе погодные чары Ивлет применял. Кругом вон, сколько намело, а там, где они спали, едва посолено.
   Лейта промолчала. За сутки снежного пути старик изрядно ей надоел то нравоучениями, то всевозможными байками, считая себя, по-видимому, неплохим рассказчиком. Старческое брюзжание девушка пропускала мимо ушей, а истории все как одна заканчивались славной попойкой. Лейта слушала, но не слышала. Её голова была занята сумрачными мыслями, навеянными сном, где она пыталась догнать уходящего в лес Артёма. Его спина всё время маячила перед ней, но, сколько девушка не пыталась ускорить шаг, расстояние никак не сокращалось. Но самое странное, что Лейта была точно уверена, если бросит это занятие Артёма ей больше не видать. Лес поглотит его и перемелет как жернова зерно.
   Вещий сон...
   Отец рассказывал, что вещие сны навевают боги, но до сего дня Лейта в них не верила. Пока не оказалась в лесу, следуя по пятам за Артёмом с зудящим желанием ему помочь. Выходит, кто-то из Семерых снизошёл до того, чтобы донести до неё важность этой погони? Звучит как бред, но девушка нутром чувствовала, что однажды её помощь будет жизненно необходима парню.
   - Может, и мы здесь заночуем? - устало поинтересовалась Лейта. - Сутки топаем по снегу. Сил уже нет. Тем более пурга закончилась.
   Отшельник пристально посмотрел на спутницу и понял, что она не лукавит. Девушка и вправду выглядит измождённой. Не хотелось бы останавливаться, но...
   - Хорошо, - кивнул старик. - Но с рассветом поспешим. Я дам тебе ещё отвара, чтобы ноги не устали.
   Лейта поморщилась, вспомнив вкус той дряни, что скрывала фляга на поясе Исура. Гадость несусветная, но, надо отдать должное, бодрит похлеще оплеухи отца. Хорошо так бодрит. Почти сутки они топтали снег, не отвлекаясь на отдых.
   Девушка расстелила на снегу скатанную в рулон шкуру и, не чуя ног, повалилась сверху. Отвар прекратил действие, и в законную силу вступила её величество смертельная усталость.
   Отшельник и не подумал готовиться ко сну. Он отхлебнул из своей фляги, кисло крякнул и разворошил уснувший костёр. Оказалось, не все дрова прогорели и есть ещё чему согреть уставших путников. Он разжёг огонь, сел рядом на подложенную заранее шкуру и принялся рассказывать очередную историю, даже не глядя, слушает его Лейта или нет.
   А та, придавленная усталостью и убаюканная мерным речитативом старика, смежила веки, норовя провалиться в сон, но на самом пороге, витающая на периферии сознания и не дающая весь день покоя мысль, обрела, наконец, чёткую форму. Не Лейта вела Отшельника через лес, а он ей указывал направление...
  
  
  ***
  
  
   Артём сидел в тряской телеге, укутавшись с ног до головы шкурами, и битый час пытался почувствовать свою силу. Ивлет показал, как это делается и вроде бы всё проще некуда, да только раз за разом парень закрывал глаза, выравнивал дыхание... и всё, дальше этой медитации дело не продвигалось. Сложно человеку, взращённому в обществе махровых скептиков, в одночасье поверить в магию.
   Но Тёма поверил. Иначе не сидел бы сейчас в позе подгнивающего лотоса, пуча закрытые глаза.
   Скепсис развеялся ранним утром, когда Артём проснулся и, мягко говоря, офонарел. Над местом их с Ивлетом ночёвки раздулся огромный мыльный пузырь, который снаружи штурмовала белая вьюга. Снег ударялся в радужные стенки, причудливо завихрялся и отступал, чтобы тут же с новой силой попробовать преграду на зуб. Сон моментально улетучился, Тёма вскочил как ошпаренный, и принялся остервенело тереть глаза. Не помогло, прозрачный купол никуда не исчез. Тогда парень ущипнул себя за ляжку и ойкнул от боли, чем разбудил Ивлета, который вбил последний гвоздь в крышку гроба его рассудка. Молодой маг подошёл к той штуке, что забросил в снег перед сном, поднял, и тут же радужный пузырь исчез, а стоянку накрыл рой белых 'мух'.
   - Похоже, кукушка съехала, - страдальчески произнёс Артём, плюхнувшись на шкуры. - Ивлет, это что за пузырь был над нами?
   - Не пузырь, а погодный купол, - поправил его молодой маг. - Простенькие чары, завязанные на этот амулет, - он вбросил гладко отполированный металлический кругляш Артёму в руки, а сам принялся отвязывать от морды лошади опустевшую торбу.
   Тёма скептически посмотрел на вещицу, но ничего сверхъестественного в ней не увидел. Разве что металл, пролежавший всю ночь в снегу, оказался странно тёплым.
   - И как этот обмылок включается? Где у него кнопка, Урри?
   - Какая ещё кнопка, Артём? - Ивлет закончил запрягать животное и вернулся к парню. - Я же говорю, это амулет, поддерживающий погодный купол. Вот, смотри,- с этими словами молодой маг забрал предмет так похожий на кусок металлического мыла и, проведя над ним рукой, сказал: - Осстуарр.
   Тот час без каких-либо спецэффектов над ними возник пузырь, переливающийся всеми цветами радуги. Тёма выпучил глаза.
   - Ух ты! Голосовая активация!
   И тут же завалил Ивлета вопросами:
   - А диаметр можно увеличить? А он только от снега спасает или от дождя тоже? А батарейки надолго хватает? А дашь попробовать?
   - У тебя не получится, - хмуро пресёк поток вопросов Ивлет. - Ты ещё не вошёл в резонанс со своей силой.
   Он провёл рукой над амулетом, и погодный купол исчез.
   - Тебе жалко, что ли? - с нотками обиды воскликнул Артём, глядя как молодой маг прячет амулет в сумку. - Я и слово запомнил. Писсуар, правильно?
   - Осстуарр, - поправил его Ивлет, недоумевая, что вызвало улыбку на лице парня. - Но без подпитки силой оно ничего не значит. Это просто слово-ключ, связывающее... в общем связывающее. Сложно объяснить человеку не знакомому даже с азами магии. Проще показать.
   Он вновь достал амулет и протянул Артёму.
   - Осстуарр, запомнил? - тот кивнул и взял металлический кругляш.
   Ивлету и самому стало интересно. А что если дар рода вер-Наль проявит себя, и амулет активируется? Конечно, мысль бредовая - неуч от магии, не чувствующий собственную силу, не способен управлять зачарованными предметами. Ну а вдруг? И он с интересом принялся наблюдать за действиями парня.
   Артём не спешил. Сперва тщательно ощупал амулет на предмет скрытых механизмов, но это не принесло плодов - металл был гладок как лысина Ильича. Тогда Тёма поднёс ладонь к лицу и неуверенно прошептал:
   - Осстуарр...
   Ничего. Лишь напряжение на лице Ивлета сменилось улыбкой. Но Артём этого не заметил. Он потряс загадочную вещицу, будто коробок спичек и повторил уже громче:
   - Осстуарр!
   - О чём я и говорил, - резюмировал молодой маг, забирая амулет. - Смотри, что происходит, когда это делаю я. Не на меня смотри, а на амулет.
   Он вытянул раскрытую ладонь и произнёс слово-ключ. Как и ожидалось, появился погодный купол, но всё внимание Артёма было приковано к ладони Ивлета, которая в момент, когда тот говорил свою абракадабру, засветилась мягким неоном, а металлический кругляш на миг стал прозрачен.
   - Ёперный театр, - только и смог пролепетать Тёма. - Это что, всё взаправду?
   Маг не стал отвечать. Смятение парня навело его на некоторые мысли. Он и раньше замечал реакцию Артёма на проявления магии, но как-то не придавал этому значения. Думал, само собой разрешится. Но сейчас помимо чрезмерного удивления Ивлет увидел на лице Артёма ещё и страх, будто парень испугался за свой рассудок. Неужели он действительно никогда не видел магии? Из какого же парень захолустья? Разве где-то остались такие места? А как же дар рода вер-Наль? Вопросы без ответов... Одна надежда на старших. Может им удастся выведать прошлое Артёма?
   - Ау, о чём задумался? - Тёма пощёлкал пальцами перед лицом смотрящего сквозь него мага. - Давай колись, в чём секрет?
   - Секрет в умении распоряжаться собственной силой.
   Ивлет сунул амулет в сумку и сделал перед собой замысловатое движение руками. Затем свёл ладони, точно хотел слепить снежок и вдруг резко развёл руки в стороны. Артём глазам не поверил. На уровне груди Ивлета завис огонь. Но не просто огонь, а шарик, сотканный из тончайших струек воспламенившегося воздуха. Как вязальный клубок только 'живой' и горящий.
   Тёма нервно усмехнулся и беспечно ткнул пальцем в этот клубок. И тут же одёрнул руку, вскрикнув от боли - огонь оказался самый что ни на есть натуральный. Помянув Бенину маму, парень сунул палец в рот и глубоко задумался.
   Как и многие в наше время, чтобы отрешиться от суровых реалий, Артём зачитывался фантастикой, представляя себя на месте главного героя. Особенно ему нравились книги о так называемых 'попаданцах' в другие миры. Миры меча и магии. Конечно, будучи скептиком по жизни, впрочем, как и подавляющая часть населения планеты, Тёма скорей бы поверил в честных чиновников, нежели в параллельные миры. Но то, что он сейчас увидел и, так сказать, 'пощупал' разбило в пух и прах надежду, что окружающая его обстановка принадлежит одной из глубинок нашей матушки Земли. В нашем мире возможно всё: и странные люди, и странные звери, и даже странный язык, но магия... Магия! Не лезет ни в какие ворота.
   - Магия... - заворожённо произнёс Артём, глупо улыбаясь. - Ивлет, а покажи что-нибудь ещё.
   - Я тебе не балаганный факир, - огрызнулся маг, развеяв огненное плетение. - Научись, и сам себе показывай что пожелаешь. И вообще, нам пора ехать. Снег закончился, и день обещает быть ясным. Так что на ночлег остановимся далеко за полночь.
   Из всей тирады Ивлета за мозг пребывающего в прострации парня зацепилось лишь слово 'научись'. Выходит и он сможет так же... магичить?
   После недолгих, но настойчивых уговоров молодой маг всё же сдался и показал упражнение, которое, как он пояснил, помогает новичкам почувствовать свою силу. Тёма его тут же опробовал, но безрезультатно. Затем ещё и ещё. А потом Ивлет пинками загнал его в телегу, и пришлось продолжать на ходу...
   - Да что же за напасть-то такая?! - воскликнул Артём после очередной неудачной попытки. - Ивлет, что я не так делаю?
   - Всё ты правильно делаешь, - не оборачиваясь, ответил маг. - Просто плохо стараешься.
   - Это я-то плохо стараюсь?! - вознегодовал парень. - Да я себе уже весь зад отсидел! У самого-то, небось, тоже не с первого раза вышло, а теперь строишь из себя мега сенсея. Чем умничать лучше бы указал на ошибки.
   - Тпру! - Ивлет натянул вожжи, и лошадь послушно остановилась. Маг обернулся и серьёзно посмотрел на спутника. - Скажи, Артём, когда ты учился ходить сразу пошёл или всё больше падал? Аналогия ясна? То-то же. Что бы ты там не думал, я тоже почувствовал силу не в первый день. Такое просто-напросто никому не доступно. Мне было семь, когда наставник показал это упражнение, но уже через месяц я вошёл в резонанс со своей силой, - эти слова маг произнёс с нескрываемой гордостью, видимо, срок должен был впечатлить Артёма, но вместо этого он сокрушённо возопил:
   - Месяц?!! Да я с ума сойду за это время!!!
   - Если хочешь стать магом, будешь стараться и месяц, и два, и даже год, - сварливо произнёс Ивлет и щёлкнул поводьями. Повозка тронулась и, глядя на заснеженный тракт, бегущий вдаль, он наставительно проворчал: - Настоящего мага отличают упорство и стремление к цели, Артём. Продолжай тренировку и всё получится.
   - И как же я узнаю, что у меня получилось? - огрызнулся Тема, заново устраиваясь на шкурах. С доводами Ивлета он был согласен, но из-за вредности характера этого не показал.
   - Поверь, когда сила откликнется, ты это почувствуешь. Это как глоток свежего воздуха после солдатской казармы.
   - Кстати, Ивлет, - вдруг встрепенулся Артём. - Со всей этой магией-шмагией я совсем забыл спросить, куда мы, собственно, едем?
   - В Валорт, - односложно ответил маг.
   - А, ну если в Валорт, тогда ладно. Я-то думал, мы просто катаемся, а оно вон значит как, - Артём насуплено замолчал, давая спутнику прочувствовать иронию, но тот всё так же правил лошадь, даже не соизволив ответить.
   И тут парня пробрало.
   - Ивлет, ты что, издеваешься?!! Какой к чёрту Валорт?!! Где это вообще?!! И какого лешего мы там забыли?!! Мне, между прочим, не кисло жилось и в доме охотника! Мог бы и без меня съездить в свой чёртов Валорт!
   - Без тебя ехать не было смысла, - спокойно ответил Ивлет. - Маги 'Огненной Птицы' должны с тобой познакомиться.
   - И зачем же, если не секрет?
   - Чтобы понять, откуда ты такой взялся на нашу голову. Дар рода вер-Наль, Артём, это не шутки.
   - А я-то здесь причём? - Тёма округлил глаза. - Какая связь между мной и каким-то там даром?
   - Самая прямая, он в тебе... - Ивлет многозначительно замолчал.
   Было бы, чем гордиться, подумал Тёма. Дар рода в тебе... Звучит, будто сейчас вылезет чужой. Где он мог подхватить эту заразу? А маги 'Огненной Птицы', они-то кто такие? Лекари что ли? Хотя, возможно, ключевое слово здесь как раз 'маги'. А что если они смогут отправить его домой?
   - Что такое дар рода? - после раздумий спросил Артём.
   Ивлет обернулся и посмотрел на него с таким удивлением, будто парень поинтересовался, как пройти в библиотеку в три часа ночи. Видимо от удивления ещё и поводья дёрнул, так как лошадка стала забирать вправо, опасно приблизившись к канаве, бегущей по обе стороны от дороги. Ругнувшись, маг резко натянул вожжи, отчего бедное животное отчаянно заржало, но всё же остановилось. И вовремя - одно колесо уже соскочило и повисло в воздухе. Ещё бы чуть-чуть и телега перевернулась.
   - Ты шутишь? - искренне изумился маг. - Как можно не знать что такое дар рода? Любой в нашем мире это знает.
   'А я вот не из вашего', - подумал Артем, но вслух сказал:
   - Да кто же спорит, пусть знают себе на здоровье. Вот только я ни ухом, ни рылом. И вообще мне эта игра в угадайку порядком надоела.
   Артём и сам не понял, с чего вдруг завёлся. Быть может от того, что магия хотя и оказалась реальна, но в руки не шла? Или из-за вечной недоговорённости? Охотник Скар, Лейта, Отшельник, теперь ещё и Ивлет - все чего-то от него хотят, но на вопросы не отвечают. Он только начал привыкать к лесной жизни и вдруг нате, вырвали из дома и везут к каким-то магам, которые лучше него знают, что Артёму нужно. Нет уж, увольте. Настала пора объяснений.
   - В общем, так, - парень выпрыгнул из телеги и принял решительный вид. - Либо ты мне сейчас всё рассказываешь о том, кто такие эти маги 'Огненной Птицы', что за дар рода и куда, и с какой целью мы едем, либо...
   - Что либо, Артём? - хмыкнув, перебил Ивлет. - Я ведь могу тебя спеленать как младенца, и поедешь как миленький.
   - А ты попробуй, - Тёма выставил кулаки и встал в стойку.
   Молодой маг посмотрел на него долгим изучающим взглядом, но всё же стёр улыбку с лица. Не стоит усугублять и без того натянутые отношения. Как-никак парень носитель дара рода вер-Наль. А ну как старшим он понадобится? Уж лучше пусть сотрудничает добровольно.
   - Ладно, уговорил, - Ивлет спрыгнул в снег и обошёл телегу. Глянул на висящее в воздухе колесо, недовольно цокнул языком и добавил: - Так и быть я отвечу на все твои вопросы, только если ты мне поможешь, и мы двинемся, наконец, дальше. Скоро стемнеет, а до Валорта ещё ехать и ехать. Не хочу ночевать в поле.
   Тёма думал недолго. В конце концов, куда ему деваться? Не обратно же идти пешком.
   Вместе они оттянули телегу от края дороги и продолжили прерванный путь. Только теперь Артём, вместо того чтобы усиленно медитировать, укутавшись в шкуры сидел рядом с Ивлетом.
   - Шесть лет назад у главы ордена 'Огненной Птицы', родился внук. Одарённый внук... Не буду вдаваться в подробности, но только главы других орденов...
   - Погоди, - перебил Артём, - выходит этот ваш орден 'Огненной Птицы' не один? Есть и другие? Странно, я думал, все маги принадлежат одному ордену, а их значит много. И сколько, если не секрет?
   - Всего магических орденов пять, Артём, но не об этом речь. Если интересно потом расскажу. Сейчас я хочу сказать, что благодаря рождению внука главы́ ордена 'Огненной Птицы', остальные ордена объединились, чтобы его уничтожить.
   - Внука или орден? - зевнул Тема. Пока рассказ его не заинтересовал.
   - Внука... Вижу тебе не интересно? Могу помолчать...
   - Нет, нет, продолжай! - встрепенулся Артём, спугнув навалившуюся сонливость. - Мне очень интересно, уверяю. Почему, говоришь, злые дядьки решили убить младенца?
   - Они его испугались.
   - Да ладно! Он что, какой-нибудь монстр?
   - Нет, Артём, но, по мнению остальных, мог им стать... - Ивлет кивнул каким-то своим мыслям и, решившись, рубанул воздух рукой. - Ладно, слушай. Долгие годы у Теллуриса вер-Наль рождались исключительно дочери, и когда умерла жена, весь магический мир вздохнул с облегчением. Просто некогда род вер-Наль породил на свет величайшего мага, сильнейшего, я думаю, в истории Закминской Империи. И то, как жестоко он взял власть и как жёстко после этого правил многим не понравилось. Вот только сделать никто ничего не мог, ведь именно при Селетте вер-Наль орден 'Огненной Птицы' был на пике своего могущества, а остальные ордена боялись даже пикнуть.
   - Стой, - взмолился Артём, - я запутался. Кто такой этот Селетт вер-Наль? Ведь только что речь шла о Теллурисе, у которого рождались одни дочки.
   - Селетт вер-Наль дед Теллуриса.
   - Понятно... - протянул Артём и вдруг воскликнул: - Постой, у меня только сейчас файлы сошлись! Выходит эти ваши вернали по совместительству ещё и главы орденов? Верно?
   - Не совсем. Как я говорил орденов пять. Их названия звучат так: 'Огненная Птица', 'Песнь Ночи', 'Арлатия', 'Алая Куота' и 'Серое Соцветие'. А главами этих орденов являются наследники Великих родов - вер-Наль, вер-Грисс, вер-Коон, вер-Лин и вер-Мавт. Теперь уяснил?
   - Здравствуй, Санта-Барбара, - пробурчал в сторону Тёма.
   - Что?
   - Я говорю, всё так запутано... И какой из магических орденов самый сильный?
   - Соотношение сил всегда было примерно равным, - пожал плечами Ивлет. - По крайней мере, ордена никогда не враждовали. Интриги были, но и только. А когда империя восстала против 'Огненной Птицы' и Селетта вер-Наль в частности, пришлось объединиться и магическим орденам. Но и после этого между ними оставался паритет. До тех пор, пока у Теллуриса не родился внук.
   - Да что такого в том внуке?! - не выдержал Тёма. - Чем пацан так напугал ваших магов?
   - Дело в том, Артём, - продолжил Ивлет, не заметив слова 'ваших', - что Теллурис боготворил своего деда и долгие годы лелеял мечту возродить власть над империей. Сам он, по некоторым причинам, взять её не мог, вот и надеялся выпестовать преемника достойного и способного на свершения. Даже если бы тот оказался всего лишь истинным магом. Но только боги рассудили иначе и на счастье Теллуриса, а может на беду Закминской Империи, Сагаль скрепил дар новорождённого своей печатью. Этого главы Великих родов стерпеть не смогли и, испугавшись за будущее, нанесли превентивный удар.
   Артём скривился как от кислого. Информация копилась, будто снежный ком. Великие рода, куча магических орденов, интриги против малышей... Теперь вот какой-то Сагаль и истинные маги. И тут в памяти всплыли руины замка, у которых они были с Лейтой.
   - Они что, уничтожили род вер-Наль?
   - Да, Артём, уничтожили. Младшей дочке с сыном удалось сбежать, но её тело нашли позже у выхода из Сияющего леса. Мальчик скорей всего тоже погиб.
   В голосе Ивлета прозвучала такая печаль, что Тёма понял, маг был сильно привязан к той девушке. Рассказ стал сходить на нет, поэтому парень решил перевести его в другое русло.
   - Ивлет, а ты истинный маг?
   - Я маг, Артём, запомни это!!! - с нотками гнева воскликнул собеседник и, понизив голос, почти зашипел: - Никогда, слышишь, никогда не задавай таких вопросов магам, иначе можешь расстаться с жизнью!
   - Оу, приятель, окстись! - Тёма резво отстранился от ставшего опасным спутника и выставил перед собой ладони. - Прости, если задел за живое, я же не знал. Мир?
   Но Ивлет уже взял себя в руки, вспомнив, куда и зачем везёт парня.
   - Если не углубляться в историю рождения магии, - хмуро заговорил он, - скажу просто - истинные это наследники Великих родов. Причём наследники по мужской линии. Иначе дар рода не передаётся. Иногда этот дар скрепляет своей печатью один из богов, чем многократно его усиливает.
   - Всё маги равны, но некоторые равнее, - понятливо произнёс Артём. Ивлет встрепенулся.
   - Как ты сказал? Равнее? Да ты философ, парень. Да, именно так, точнее и не скажешь. Истинные это высшая власть в магических орденах. Только им дано в полной мере распоряжаться источниками силы.
   Вот опять новое понятие. Артём всерьёз задумался продолжать ли разговор. С одной стороны очень интересно узнать о новом мире, в котором, скорее всего, придётся дальше жить. С другой, чем больше говорил Ивлет, тем непонятней становилось. Какие ещё источники силы? Что это и для чего ими нужно распоряжаться? Эх, была не была...
   - Источники силы? - сделал квадратные глаза Тёма. - Это ещё что такое?
   После этих слов Ивлет едва не дёрнулся от удивления, но сдержал себя. Он не раз ловил себя на мысли, что Артём не отсюда, но то и дело гнал её прочь. Ну не может парень быть из другого мира. Просто потому что не может! Да, магическое сообщество давно доказало множественность миров, но на протяжении всей истории покинуть пределы Дессефа не смог ни один маг. К тому же все мысли Ивлета, какими бы фантастическими они не были, перечёркивал один единственный факт - дар рода вер-Наль, скреплённый печатью Сагаля. Большего подтверждения в принадлежности Артёма к Дессефу не требовалось. Но всё же что-то заставляло в этом усомниться, и от этого Ивлет был сам не свой.
   Маг пристально вгляделся в лицо Артёма, а так же в его ауру, но вопреки ожиданиям ни мимика, ни энергетическая оболочка не выказали никаких чувств. Выходит парень действительно ничего не знает. Очень странно... Но всё же пускай голова болит у старших. Его дело довезти парня до них.
   - Источниками силы, Артём, называют самые крупные пересечения жил магической энергии нашего мира. В тех местах как раз и находятся башни орденов. Поговаривают, будто таких мест в мире не пять, а семь, но я этому не верю.
   Ивлет вдруг вгляделся вдаль и щёлкнул вожжами, заставив лошадку ускориться. Время клонилось к закату, но Тёма всё же смог разглядеть далеко впереди нечто тёмное, преграждающее им путь. Хотел было спросить об этом спутника, но тот ответил, не дожидаясь вопроса.
   - Вот и Валорт, добрались. Радуйся, Артём, сегодня ночевать будем в тёплых кроватях...
  
  
  Глава шестая
  
  
   Города как такового Артём не увидел. Когда они подъехали к высоким стенам, массивные ворота, выполненные из толстого бруса и обитые металлическими пластинами, были уже закрыты. Ивлет спешился, подошёл к стене справа от ворот и, сложив ладони лодочкой, дунул через них что есть сил. Раздался звук очень похожий на птичий клёкот и через некоторое время в надвратной башне зажёгся свет. Кто-то с масляным светильником в руках выглянул из бойницы, что-то спросил у молчаливо ожидающего мага и, видимо удовлетворившись ответом, исчез внутри. Ивлет вернулся к телеге, запрыгнул на борт и взялся за вожжи.
   - Ну что, нас пустят? - тихо поинтересовался Артём. Говорить в полный голос отчего-то не хотелось. Видимо тому виной была мёртвая тишина, стоявшая вокруг.
   Вместо ответа маг щёлкнул поводьями, и лошадь тронулась с места. Тёма открыл, было, рот спросить, зачем они едут на закрытые ворота, но в этот момент створки пришли в движение и подались внутрь.
   Проезжая в ворота, Ивлет кивнул хмурому усатому дядьке в замызганной кирасе, провожавшему путников недобрым взглядом. В ответ усатый смачно сплюнул на брусчатую мостовую и, хэкнув, навалился на створку.
   - По-моему он тебя не любит, - заметил Артем, когда телега свернула в узкую улочку.
   - А он не девка, чтобы меня любить, - Ивлет издал невзрачный смешок. - Ему платят, он работает. Не бери в голову, Артём. Просто в город после заката никого не пускают, а у нас с начальником гарнизона договорённости. Только и всего.
   - Скажи, а в этом городе ночью всегда темно как у негра под мышкой? Неужели нет фонарей?
   - Есть, конечно, - фыркнул Ивлет, - скажешь тоже.
   - А сегодня, стало быть, ночь траура по электроэнергии?
   - Чудные слова говоришь, Артём. Если ты не заметил, это чёрный город. Здесь ремесленники да вояки живут. Ну и так, по мелочам... В чёрном городе фонарщикам ночью не безопасно. Свет жгут лишь на центральной улице, да перед воротами в белый город.
   - А мы-то куда едем? Кто-то, помнится, обещал тёплую постель. Да и поесть бы не мешало, а то кишки уже песни поют.
   - Будет тебе и постель, Артём, и поесть. Можно даже бабу на ночь организовать, если пожелаешь. Сейчас приедем в гостиницу, там всё и получишь.
   Гостиницей оказалось приземистое двухэтажное здание со ставнями на окнах. Вообще, как успел заметить Артём за время их недолгой поездки через так называемый 'чёрный город', окна всех домов, как правило, были забраны ставнями. Видимо здесь ночью не только фонарщикам приходится туго.
   У входа Ивлет остановился и велел Артёму забирать из телеги всё, что ему нужно, мотивировав это тем, что завтра в белый город пойдут пешком. Мол, на таком убогом транспортном средстве даже его туда не пустят. Тёма лишь пожал плечами и выпрыгнул на мостовую. Вещей он пока не нажил, а всё, что пригодится, одето на нём. Разве что опустевшую сумку из-под еды прихватил - вдруг что-нибудь положить придётся. Ивлет отогнал телегу в подворотню, вернулся к Артёму и вместе они вошли в гостиницу.
   Начитавшись романов о попаданцах, где не единожды описывались злачные заведения, Тёма был готов ко всему, но его ожидания не оправдались. Внутри не оказалось ни пьяной драки, в которую обычно попадает главный герой, ни шумно выпивающей компании, в которой, как водится, найдётся место задире, что не пропустит мимо интеллигентного попаданца. А дальше, конечно же, пьяная драка... Не было даже всеми любимой барной стойки на которую грозно опирается тучный хозяин заведения, хмуро сверкая глазами из-под кустистых бровей. Была лишь куча длинных деревянных столов с поставленными на них скамейками, да пара невзрачных замарашек, елозящих по засаленному полу видавшими виды тряпками. И всё это в неверном свете трёх - четырёх масляных светильников на свисающих с потолка крючьях.
   - Мы закрыты! Пошли прочь, прохиндеи! - раздался недовольный возглас от дальней стены.
   Тёма пригляделся как следует, но в полумраке помещения понял лишь, что в дальнем углу стоит небольшой столик и за ним кто-то сидит.
   Ивлет проигнорировал пожелание незнакомца и уверенным шагом направился к нему. Артём поспешил следом. Как-то не хотелось оставаться одному посреди этого пусть не злачного, но чуточку мрачного места.
   За столом сидел худощавого телосложения мужчина лет сорока - сорока пяти с пышными седыми бакенбардами и розовой плешью на полголовы. Он с аппетитом обсасывал рыбий хвост, то и дело прихлёбывая из массивной деревянной кружки. Увидев подошедших, мужчина поморщился, вытащил рыбу изо рта и хотел что-то сказать, но Ивлет его опередил.
   - Ночлег на двоих и ужин, - тоном, не терпящим возражений произнёс он, достав из-за пазухи какой-то медальон и продемонстрировав его сидящему.
   Тот переменился в лице, судорожно сглотнул слюну и резво выскочил из-за стола.
   - Не извольте беспокоиться, господин маг, сию минуту всё будет.
   Артём глазам не поверил. До того хмурый и важный дядька так залебезил перед молодым парнем. Если здесь всех магов так привечают, то нужно как можно скорее осваивать эту профессию.
   Тем временем хозяин гостиницы, а это был он, распахнул одну из дверей у себя за спиной и кого-то окликнул. Изнутри донеслось недовольное ворчание - видимо этого кого-то разбудили, но мужчина добавил пару ругательств, и буквально через минуту из коморки выползла заспанная женщина.
   - Грася, отведи этих почтенных господ наверх и покажи комнату с двумя кроватями. Затем собери поднос с едой и принеси туда же.
   Женщина хотела что-то возразить, но звонкий подзатыльник выветрил все вопросы из лохматой головы.
   - Следуйте за мной, - насупившись, пробурчала Грася и зашлёпала босыми ступнями по ступеням.
   Комната Артёма не впечатлила. Этакая мечта аскета. Точнее двух аскетов, так как грубо сколоченных кроватей с торчащей из матрасов соломой было две. Такой же грубый столик у окна без занавесок и кадка с водой в противоположном углу. Вот и вся обстановка.
   Грася зажгла светильник на столе и, буркнув что-то насчёт ужина, исчезла за дверью. Проводив её взглядом, Ивлет сбросил одежду, повесил вместе с сумкой на гвоздь и плюхнулся на кровать.
   - Устал я что-то от всех этих путешествий, - доверительно сообщил он. - Но ничего, завтра передам тебя старшим и смогу, наконец, как следует расслабиться. - Маг растянулся на матрасе, заложив руки за голову. - Эх, сейчас бы в купальнях попариться, да молодуху подмять... Артём, а ты чего не располагаешься?
   Тёма не успел ответить, так как распахнулась дверь и в комнату задом вошла всё та же Грася. В руках она держала внушительного вида поднос. Артём из вежливости хотел его у неё забрать, но женщина так странно на него зыркнула, что желание помочь отпало само собой. Зато появилось сосущее чувство в животе, так как глиняная кастрюлька, перекочевавшая с подноса на стол, источала умопомрачительный аромат тушёного мяса.
   Пока женщина расставляла принесённую снедь, Тёма быстро разоблачился по пояс и ополоснулся в кадке. Ивлет последовал его примеру, и когда дверь за Грасей закрылась они, не сговариваясь, набросились на еду.
   - Фуф, - молодой маг сыто отодвинулся от стола и потянулся к кувшину с вином. - Нет ничего лучше, чем поесть с дальней дороги. В такой момент любая неказистая пища кажется откровением богов. Вина? - Тёма кивнул, и Ивлет наполнил кружки. - В общем, так, я спать, а ты давай занимайся, тебе полезно.
   Артём хотел возразить, но не успел - молодой маг рухнул в кровать и повернулся лицом к стене. Через некоторое время парень услышал мерное сопение спящего человека.
   - Не всё полезно, что в рот полезло... - беззлобно передразнил Тёма и сделал длинный глоток.
   На удивление вино оказалось не кислым, а в меру терпким и пряно сладким. Он быстро осушил свою кружку и понял, что сна ни в одном глазу. Будто не было дороги и ночёвок в зимнем лесу.
   - Хрен с тобой, золотая рыбка, можно и позаниматься, - сказал Артём и уселся посреди комнаты, скрестив ноги. - Как там этот злыдень говорил? Закрыть глаза, расслабиться, замедлить дыхание. Затем представить шар, сотканный из света, поместить его в центр груди и почувствовать исходящее от него тепло.
   В книгах о попаданцах главный герой чаще всего получал магические способности либо через могущественного наставника, либо разрядом молнии в лоб, либо ещё каким нехитрым способом. Но никогда ему не приходилось извращаться медитацией, чтобы стать магом.
   Артём тяжело вздохнул как каторжник, глядящий на кайло, закрыл глаза и наверно уже в сотый раз погрузился в себя. Стал дышать глубоко и ровно, всё замедляя темп, одновременно пытаясь представить шар из света. Когда что-то подобное засияло на внутренней стороне лба, Тёма отчаянно захотел, чтобы эта светящаяся точка размером с монету скользнула вниз, к сердцу.
   Как правило, на этом каждый раз дело и заканчивалось, но сейчас что-то произошло, и свет послушно ухнул вниз, родив в животе дикую лёгкость, как бывает, когда падаешь с высоты. От неожиданности Артём распахнул зенки и повалился на пол, чувствуя как голова идёт кругом - будто словил 'вертолёты' с перепоя.
   - Жёваный крот, это что такое было? - хватая ртом воздух, пролепетал парень. - Ивлет говорил всё должно выглядеть, как форточку открыли в солдатской спальне, но не как полёт на тарзанке. Хотя свет всё же пошёл вниз, - Тёма сам себе улыбнулся. - Значит направление верное.
   Он вернулся на место и повторил упражнение заново. Как назло светящаяся точка больше не желала ползти вниз, сверкая прямо перед глазами. Постепенно она разрасталась, вытесняя тьму, и приходилось начинать всё заново. Когда терпение почти закончилось, Артём вдруг почувствовал в груди что-то новое. Сердце, словно обдало лёгким ветерком, как нежная рука матери погладила нерадивое чадо. Миг и всё прошло, но парень понял, что вот-вот поймает счастье за хвост. Он решил сделать передышку и хотел встать налить вина, но почувствовал такую усталость, что едва смог взобраться на постель, где и заснул без задних ног.
  
  
  ***
  
  
   Утром Артём чувствовал себя будто с дикого похмелья. Голова раскалывалась, тело дрожало как лист на ветру, а язык присох к нёбу от жуткой жажды. Благо хоть котики в рот не нагадили, но и без того парень едва смог оторвать голову от подушки.
   - Ох, ты ж, ёкарный бабай, как же мне хреново, - застонал Тёма и обессиленно откинулся обратно. - Что бы я ещё раз к этому вину притронулся...
   Ка ни странно Ивлета в комнате не оказалось, но едва парень сфокусировал на этом внимание, как дверь распахнулась, и появился молодой маг в сопровождении всё той же Граси. Сегодня женщина выглядела опрятно. Волосы были уложены в аккуратную причёску, вместо ночной рубахи белый передник поверх цветастого платья, а на лице задорный румянец. Если бы Артём был в нормальном состоянии, возможно, заметил бы что это не женщина вовсе, а ещё молодая - лет двадцати пяти - девушка, но парню было больно даже вращать глазами не то, что по сторонам смотреть.
   - Эй, лежебока, жизнь ленивых не ждёт! - бодро воскликнул Ивлет, как только дверь за Грасей закрылась. - Вставай, завтрак на столе.
   Тут молодой маг заметил состояние Артёма и переменился в лице. Подскочил к кровати, быстро провёл над телом парня ладонью и потрогал лоб.
   - Похоже, я заболел, - простонал Тёма. - Не могу даже голову поднять. Завтракай один.
   Ивлет не ответил, он был занят аурой парня. Её состояние магу очень не понравилось. Такое впечатление, будто Артём ночь напролёт возводил сложнейшие магические конструкции, до предела напитывая их собственной энергией.
   - Доктор, что со мной? - едва улыбнулся Тёма. Голос дрожал, да и улыбка получилась через силу. - Я буду жить?
   - Жить-то будешь, но придётся полежать день - два в постели.
   Маг плеснул вина из кувшина в кружку и поднёс к губам парня. Едва тот учуял запах, как тут же сомкнул зубы и замотал головой.
   - Нет, пить не буду, даже не проси! Вон как меня со вчерашнего вина колбасит. Хочешь, чтобы я вообще кони двинул?
   - Что ты как баба? - Ивлет зажал Артёму нос и упёр стакан в губы. - Пей, тебе говорят. При магическом истощении красное вино лучшее спасение.
   От удивления, а может от нехватки кислорода Тёма разомкнул уста, и бордовая жидкость скользнула в глотку. Парень выпучил глаза и попытался отстраниться, но чёртов садист дождался, пока кружка опустеет и лишь тогда отпустил покрасневший нос.
   - Теперь попытайся заснуть. Сегодня мы должны были идти в белый город к старшим, но в таком состоянии тебя впору на телеге везти. Так что отдыхай, а я вернусь вечером. Если вдруг появятся силы, лучше никуда не ходи. Разве что в уборную.
   Маг собрался уйти, но Тёма его окликнул.
   - Постой, Ивлет. Объясни, почему меня так скрутило? О каком истощении ты говорил?
   - Ты ночью занимался? - вопросом ответил маг.
   - Ну... я старался...
   - Вот и перестарался! Я же говорил, просто почувствуй тепло и удерживай его, сколько возможно, а ты что сделал?
   - А что я сделал?
   - А я не знаю, что ты сделал, раз довёл себя до такого состояния. Ладно, лежи, набирайся сил. Дальнейшие твои тренировки будут проходить уже под присмотром опытных магов.
   И, не дав парню что-либо возразить, Ивлет оставил его одного.
   Как ни странно после кружки вина прошло головокружение, и исчезла дрожь во всём теле. Артём попытался приподняться и без труда сел на постели.
   - А может всё не так плохо как показалось вначале? - спросил он у опустевшей комнаты, но та предпочла отмолчаться.
   Тёма свесил ноги с кровати и прислушался к ощущениям. Вроде всё в норме, разве что слабость вернулась, но он это переживёт. Вот только повторит вина и тогда точно переживёт.
   Но едва он встал, как мир пошёл кругом, и ноги подкосились. Не найдя опоры, парень как куль с мукой рухнул на кровать, ощутив все прелести вернувшегося головокружения. Дрожащими руками дотянулся до предусмотрительно наполненной Ивлетом кружки и, едва не расплёскивая, жадно её опустошил. Затем откинулся на подушку и, чувствуя, как организм постепенно приходит в норму, сам не заметил, как уснул...
  
  
  ***
  
  
   Пока Артём спал, а Ивлет пробирался через торговую площадь чёрного города дабы сократить путь до города белого, в Валорт вошла уже знакомая нам парочка.
   - И куда дальше? - спросила Лейта, едва они миновали ворота, расставшись с некоторым количеством денег.
   Отшельник не стал отвечать. Он приложил пальцы к вискам, закрыл глаза и, качнувшись с пятки на носок, кивком указал направление. И сам же первый по нему проследовал. Девушка безмолвно ругнулась и поспешила следом.
   Она не раз уже успела проклянуть себя за сиюминутную слабость, когда на опушке Сияющего леса попросилась вместе со стариком. Отшельник не стал возражать и вроде даже был рад, да только девушка весь путь до Валорта корила себя последними словами, гадая, что же на неё нашло. Не сон же, в самом деле, так на неё повлиял. Хотя в глубине души теплилась мысль, что всё правильно и её помощь всё же пригодится Артёму.
   Отшельник ничего не говорил, но Лейта видела, тот будто ищейка идёт по следу, что рождало не менее интересные мысли. А для чего собственно Исур брал её с собой? Не в качестве проводника же, право слово. Зачем она ему? Какие цели преследует этот взбалмошный старик?
   Зарывшись в мысли, Лейта не сразу заметила, что они остановились перед каким-то двухэтажным зданием. Только девушка открыла рот спросить, что они здесь забыли, как Исур вытянул костистый палец и, прищурившись, огорошил:
   - Наши знакомцы в этой гостинице, где-то на втором этаже.
   И не дав Лейте даже слово вставить, старик бодро юркнул в дверь. Девушка в который раз ругнулась и поспешила следом.
  
  
  ***
  
  
   Артём проснулся и с удивлением понял, что в комнате кроме него есть кто-то ещё. И этот кто-то не один, так как с соседней кровати доносился тихий разговор. Тёма прислушался к себе, но прежних симптомов не ощутил и решил сесть. И тут же встретился взглядом со знакомыми лицами, которые бесцеремонно поглощали их с Ивлетом пищу.
   - А вот и наш спящий дух пробудился, - хмыкнул Исур, но тут же посерьёзнел. - Артём, ты прости, что мы вот так без спроса накинулись на твою еду, просто нам с Лейтой пришлось пользоваться зельем от усталости, а его действие бесследно не проходит. Жрать охота хоть режь...
   - Да я, в общем-то, не в обиде, - стушевался парень. - Это Ивлет еду принёс...
   - Кстати, где он сам?
   - Вроде к своим пошёл, обещал вечером вернуться.
   - Вот и чудно, мы подождём, если ты не против, - Артём пожал плечами, и Отшельник, утерев рот салфеткой, хлопнул в ладоши. - Что-то я не наелся. Пойду, организую ещё еды и питья, а ты, Лейта, пока поворкуй тут с Артёмом.
   И озорно засмеявшись, старик проворно выскочил за дверь.
   - Привет... - как-то смущённо сказала девушка.
   - Привет, - не менее смущённо ответил Тёма. - Вас каким ветром сюда задуло? Хотя, честно признаться, я даже рад, что ты... то есть вы здесь. Думал, уже не увидимся. Вино будешь? - Лейта кивнула, и Артём вылил остатки из кувшина в две кружки, отметив, что руки уже не дрожат. Значит, сон пошёл на пользу.
   - Когда Ивлет тебя увёз, Отшельник взял меня в проводники, и мы отправились следом. Шли несколько дней практически без сна и отдыха. У Исура с собой было зелье, придающее бодрости. Мерзость несусветная, но иначе мы бы вас не догнали.
   - А зачем вы вообще за нами погнались?
   - Это ты у Отшельника спрашивай. У него на тебя какие-то планы.
   - Ага, у всех на меня планы, - Тёма невесело усмехнулся. - Меня бы кто о моих спросил...
   Дверь распахнулась, и в комнату ввалился широко улыбающийся Отшельник с подносом в руках.
   - А вот и я! - жизнерадостно утвердил он. - Лейта, милая, помоги-ка старику!
   Настроение Исура девушке всё больше и больше не нравилось. Чересчур весел, хотя до этого только что зубами не скрипел от напряжения. Весь путь от их с отцом дома до гостиницы Отшельник был натянут как тетива, но когда они вошли в комнату и увидели спящего Артёма, старика будто подменили. Он стал вести себя как ребёнок, предвкушающий поездку на ярмарку.
   Девушка приняла поднос с едой и поставила на стол. Затем залпом допила своё вино, повернулась к Исуру и, вперив взгляд ему в переносицу, решила для себя кое-что прояснить.
   - Как ты узнал, где искать Артёма? И не нужно говорить о своей интуиции, не поверю!
   Отшельник посмотрел на Лейту оценивающим взглядом, сам себе кивнул и уселся за стол. Наплескал вина в кружку, опрокинул в рот, отломил сочную ногу от запечённой птичьей тушки и только тогда снизошёл до ответа.
   - Всё очень просто, девочка моя. Ещё в доме твоего отца я оставил на Артёме метку, - после этих слов парень стал удивлённо себя ощупывать, чем вызвал улыбку на лице старика. - Не ищи, Артём, метка не материальна. Она вплетена в твою ауру.
   - А меня тогда зачем было с собой тащить? - нахмурилась Лейта. - Если ты и так прекрасно знал, куда идти, на кой я тебе понадобилась?
   - А вот это, как раз, и называется интуицией, - Исур многозначительно поднял птичью ногу. Потом видимо вспомнил, что это еда и впился в неё зубами. - Когда я узнал, что Артём... хм, узнал о даре рода, у меня родился план, но Ивлет, зараза, его нарушил. Пришлось импровизировать. О том же, что ты мне понадобишься, я понял, вернее, почувствовал, когда мы подходили к опушке Сияющего леса. Признаться, я готов был тебя уговаривать пойти дальше, но ты сама это предложила, чем облегчила мне задачу. Я ведь не знал, какие аргументы использовать, чтобы ты осталась.
   - Не сходится, старик! - Лейта грозно нависла над ним. - Если ты изначально шёл по метке, зачем взял меня в качестве проводника?
   - Мне стыдно в этом признаться, - потупился Отшельник, - но я давно не так силён, как пытался казаться. Думаешь, я зря тебя всё время подгонял? Нужно было сократить расстояние, чтобы ощутить след. И без тебя, милая, я бы плутал по лесу до скончания времён.
   После этих откровений Лейта как-то по-новому посмотрела на старика, отстранилась и села рядом с задумчивым видом. Тут взгляд Отшельника упал на Артёма, сидящего с открытым ртом, и старик, будто о чём-то вспомнил.
   - Кстати, а почему Ивлет не взял тебя с собой? Он вроде так рвался.
   - Да я особо не напрашивался, - Тёма пожал плечами. - Он сказал, чтобы я набирался сил и ушёл.
   - Сил? - Исур подобрался как хищник перед броском. - Почему он так сказал? Ты что устал в дороге?
   - Да нет, просто переборщил с упражнением...
   - Каким?! - возбуждённо перебил старик, подавшись вперёд. - Каким упражнением, Артём?! Отвечай!!!
   - Ты чего так переполошился, дедуля? Сердечко ведь не железное, успокойся, а то крякнешь ещё. Аэробикой я перезанимался, а-э-ро-би-кой. Это физкультура такая для тонуса, - Тёма попытался свести всё в шутку, но Отшельник не унимался.
   - Ты мне зубы не заговаривай, малец! Говори, Ивлет тебе что-нибудь показывал? Какие-то упражнения, да?
   - Ну да, показывал, - Арём стал закипать, недоумевая, что так встревожило старика. - Остынь, Исур, и объясни, какая муха тебе в суп нагадила?
   Отшельник видимо только сейчас понял, что стоит над парнем, тыча ему в лицо надкушенной ногой. Он смущённо бросил её на поднос и жадно присосался к кувшину. Затем вернулся на кровать и уже спокойно проговорил:
   - Прости, Артём, не сдержался. Знал бы, что этот вздорный мальчишка будет ставить мне палки в колёса, видят семеро, нашёл бы кого серьёзнее. Я догадываюсь, какое упражнение Ивлет тебе показал. Самое простое, чтобы заставить откликнуться силу? - Тёма кивнул. - С одной стороны верное решение, тебе это нужно, но в твоём случае он поступил опрометчиво, ведь ты мог погибнуть.
   - Почему?! - этот вопрос Артём и Лейта задали одновременно и оба уставились на старика.
   - Дело в том, что дар рода... хм, как бы объяснить?..
   - Я знаю, что это такое. Ивлет мне кое-что рассказал. Так же сказал, что во мне дар какого-то верналя.
   - Вот же шельма, и здесь поспел, - старик неопределённо хмыкнул, нахмурив брови. - Что за молодёжь пошла? Совершенно не хотят думать головой. Понимаешь, Артём, инициацией дара любого Великого рода, как правило, занимается глава этого самого рода. Если пустить дело на самотёк, дар может уничтожить наследника. Я не силён в теории, знаю лишь, что это как-то связано с той силой, что роднит Великие рода с источниками магической энергии мира. Всё! - Отшельник широким жестом остановил готовые посыпаться вопросы. - Я и так уже больше чем нужно сказал. Встретишься с магами 'Огненной Птицы', они тебе всё и расскажут. В конце концов, долг перед родом вер-Наль не даст им отмолчаться.
   После таких смутных разъяснений Артём подумал, что в чём-то старик прав. То, что с ним произошло ночью, как раз вписывается в эту логику. Поэтому парень дал себе зарок повременить с магическими экспериментами, по крайней мере, до тех пор, пока кто-нибудь не объяснит ему на пальцах, что и как он должен делать. Тем более Ивлет тоже что-то говорил об опытных магах...
  
  
  ***
  
  
   День давно разменял половину и постепенно клонился к закату, когда в гостиницу вернулся Ивлет. Ещё на подходе у мага появилось ощущение, что он зря оставил Артёма одного. Всякое могло случиться. Вдруг парень не послушался, вышел в город и потерялся? Где тогда его искать? В сточной канаве со стилетом между рёбер? Или, к примеру, комнату ограбили? В его, Ивлета, присутствии на такое никто бы не решился, но Артём остался один, да к тому же в таком состоянии, что грех не соблазниться. Прирезали, пока спал, вещи забрали и туда же - в сточную канаву...
   И только шагнув за порог, маг понял, что Артём жив, но на беду пьян и находится в компании того, кого Ивлет никак не ожидал здесь увидеть.
   В обеденном зале гостиницы помимо постояльцев собралось много пришлого народа и, оглядевшись, молодой маг понял почему. У одной из стен, откуда отодвинули все столы, соорудили что-то наподобие помоста, где на стуле сидел Отшельник Исур и, теребя струны серфы , хорошо поставленным голосом пел какую-то балладу.
   Молча проклиная тот день, когда Отшельник встретил его в Пронжаре, Ивлет протолкнулся через зевак, лёгким ментальным импульсом согнал какого-то прощелыгу, занявшего третий стул за столом, где сидели Лейта с Артёмом и присоединился к их компании. Парень и девушка были изрядно навеселе и потому не удивились появившемуся из ниоткуда магу. Лишь пьяными улыбками его поприветствовали и продолжили слушать вокал, тихонько похлопывая в ладоши.
   Ивлет удручённо покачал головой, подтянул к себе кружку Артёма, понюхал и махом осушил. Наклонил кувшин, повторил и откинулся на спинку стула. Что ж, раз так вышло, плевать на старших, сегодня он Артёма никуда уже не поведёт. Конечно, можно парня быстренько отрезвить, но кто он такой, чтобы запрещать ему веселиться? Да и сам Ивлет не прочь, наконец, расслабиться. Когда ещё перепадёт? И он влил в себя очередной стакан какого-то пойла мало похожего на лёгкое вино.
  
  
  ***
  
  
   - Вот это мы вчера погудели... - простонал Артем, едва продрал глаза. - Давненько я так не напивался. Ох, как же тяжко...
   Он сдавил пальцами виски, где поселились два неугомонных молотобойца, и стал совершать круговые движения. Постепенно набат в голове утих, и Тёма решил осмотреть стол на предмет остатков спиртного. Обычно в таких случаях спасала предусмотрительно купленная бутылочка светлого охлаждённого, но за неимением пива сойдёт и вино.
   В комнате царила темнота, разбавленная пробивающимися сквозь щели между ставнями лучами солнца, поэтому осмотр стола был слегка затруднён. Артём как слепой нащупал кувшин, приподнял и понял, что тот не пуст. Принюхался и едва не изверг желудок наружу - опасное занятие нюхать спиртное с дикого похмелья. Решив не искать кружку, парень сделал глубокий вдох и присосался к вину.
   - Всё не выпивай, оставь и мне немного, - раздался вдруг с соседней кровати измученный голос Лейты, и Артём едва не выронил кувшин.
   - Мать моя женщина! Лейта?! Ты что здесь делаешь? Где Ивлет?
   - Не кричи, Артём, а то у меня голова сейчас лопнет. Открой лучше ставни, не видно же ничего.
   Тёма шлёпнул себя по лбу - мог бы и сам догадаться, - отставил кувшин и стал шарить ладонями в поисках задвижки. Наконец нащупал, и комната осветилась ярким утренним светом.
   Пока он возился с окном, Лейта успела 'полечиться' из кувшина и теперь возилась со своей одеждой. Парень невольно залюбовался девичьей фигуркой едва прикрытой ночной рубахой. Поймав его взгляд, дочка охотника нахмурилась и сердито приказала:
   - Отвернись! Нечего пялиться.
   Тёма послушно повернулся к своей кровати и задал вертящийся на языке вопрос:
   - Так почему ты здесь ночевала? И где Ивлет с Исуром?
   - Ничего не помнишь? Не удивительно, столько выпить... Ты вырубился прямо за столом, и я привела тебя сюда. Отшельник с магом остались в зале, сказали мол у них разговор очень важный. Не знаю, может до сих пор там сидят, секретничают...
   Буквально через минуту после её слов раздался настойчивый стук в дверь, но не успел Артём и шага ступить, как та распахнулась, и в комнату вошёл, как ни странно, трезвый Отшельник. За ним появился не менее трезвый Ивлет. Маг был серьёзен как сапёр перед коровьей миной, а старик лучился жизненной энергией.
   - Ну, детки, как спалось? - воскликнул Исур уместив костлявый зад на Тёминой кровати. - Готовы к важным делам?
   Ивлет ничего не говоря подошёл к Артёму и положил ладонь ему на лоб. Парень хотел отстраниться, но в глазах вдруг полыхнуло, и он понял, что все признаки похмелья испарились, будто и не пил вчера.
   - Лучше? - бесцветно спросил маг.
   - Ага... - только и смог вымолвить парень.
   - Предлагаю всем спуститься в обеденный зал и как следует поесть, - Отшельник обвёл присутствующих озорным взглядом и резво соскочил с кровати. Уже стоя на пороге, он обернулся и добавил: - И вещи советую забрать. Сюда, как я понимаю, мы больше не вернёмся...
   На завтрак Исур заказал такое количество снеди, будто впереди предстояла трёхдневная голодовка. Но самое странное - ни капли спиртного. Вместо популярного вина служанка принесла большой кувшин ягодного то ли морса, то ли компота. И пока Артём с Лейтой насыщались, Отшельник что-то тихонько втолковывал магу.
   Когда парень с девушкой сыто отвалились от стола, старик многозначительно на них посмотрел и вполне серьёзно проговорил:
   - Значит так, дети мои, вкратце обрисую, что нас всех сегодня ждёт. А ждёт нас встреча с приоратом 'Огненной Птицы'. Тебя, Лейта, это, кстати, тоже касается. И не нужно на меня так смотреть.
   - Я согласен, тебе есть о чём поговорить со старшими, - подал голос упомянутый маг, - но девчонку-то, зачем туда тащить? Подождёт здесь, ничего с ней не случится.
   - Ивлет, по-моему, мы всё уже решили! - голос старика звякнул сталью. - Я не буду повторять сказанное, и ты просто отведёшь нас всех к своим!
   Маг промолчал, но сжал челюсти так, что едва не хрустнули зубы. Исур прижал его к стенке. Попробуй Ивлет возразить, и Отшельник легко раскатает его в блин. На самом деле он ведь не полноценный маг, каким пытается казаться, а простой послушник, так как Теллурис вер-Наль не успел принять его клятву. Поэтому Ивлет не стал больше возражать, а молча вышел в коридор.
   - Собирайтесь скорее, - обратился к Артёму с Лейтой Отшельник, - мы будем ждать вас внизу...
  
  
  Глава седьмая
  
  
   В отличие от ночного Валорт дневной кипел жизнью. Артём, раскрыв рот, пытался понять свои чувства. Одно дело читать описание средневекового городка в фэнтезийном романе, другое - созерцать эту романтику воочию. Пахучую, нужно признать, романтику. Несмотря на прошедший ночью снегопад, сточная канава, бегущая вдоль домов, источала смрадный дух. Задумавшись о том, что писатели редко о таком упоминают, Тёма едва не попал под душ вылитых из окна фекалий. Благо Ивлет успел его одёрнуть. Наконец 'душистое' гостеприимство узкой извилистой улочки закончилось, и они вышли на широкую площадь.
   Чего здесь только не было.
   Артём едва шею не свернул, пытаясь увидеть как можно больше. Представьте крупный железнодорожный вокзал, на который одновременно прибыло порядка дюжины поездов. Шум, гам, перебивающие друг друга объявления из множественных 'матюгальников', приветствия встречающих, крики потерявшихся, завывания таксистов и носильщиков. Теперь приплюсуйте сюда телеги с сеном и дровами, лотки с разнообразными продуктами, и станет ясно, что творилось в этот час на торговой площади Валорта.
   - Ивлет, это кто такой? - едва слышно спросил ошалевший Артем, указав на прошедшее мимо существо. - Вон тот, лупоглазый с пепельной кожей?
   - Не тычь пальцем, идиот! - шикнул на него маг. - Это курраг, житель Пограничья. Их раса очень вспыльчивая, чуть что, хватаются за оружие. И поверь, железом курраги владеют мастерски.
   - Так он что, не человек? - изумился Тёма, и с любопытством уставился на чинно раздвигающего толпу воина в меховой безрукавке.
   Признаться, парень готов был к любой экзотике, встречающейся в прочитанных романах. К эльфам, оркам, гномам, полуросликам... Но, увидев этот двухметровый бугрящийся мышцами организм, это квадратное безухое лицо с огромными глазами, маленьким лбом и шипастыми наростами вместо волос, засомневался, найдутся ли в этом мире обычные фэнтезийные твари? Стоит расспросить Ивлета, вдруг какие ещё диковинки встречаются.
   Но Ивлет, Отшельник и Лейта уже выскочили из толчеи и ожидали, пока к ним присоединится Артём. Парень поспешил следом, и когда вышел к началу широкой мостовой, с удивлением обнаружил, что вместо сумки на плече остались одни лишь лямки.
   - Вот же гадство, срезали... - растерянно пробормотал Тёма.
   - В сумке было что-то ценное? - спросил Отшельник.
   - Только каравай хлеба и немного сыра. Прихватил на всякий случай...
   - Забудь, и давай не отставай.
   Старик развернулся и поспешил за удаляющимся магом и девушкой. Артём припустил следом.
   Главная улица, а это была именно она, отличалась от тех, по которым они шли раньше шириной и отсутствием сточных канав. Видимо здесь жили люди побогаче, в домах которых имелись отдельные ватерклозеты. Может и не ватер, а обычные комнатки с дыркой в полу как в той гостинице, но, во всяком случае, никакое зловоние нос не щипало, что не могло не радовать.
   Вскоре улица сделала поворот, и дорогу преградили высокие белые стены. Ворота здесь, как показалось Артёму, были отлиты из чугуна. По крайней мере, обилие железа на створках давало почву для подобных мыслей.
   - За такой калиткой можно и ядерный взрыв переждать, - присвистнул Артём, когда они подошли ближе, и он увидел толщину ворот.
   Но когда процессия ступила внутрь широкой арки, удивление парня сменилось восторгом. Дело в том, что дорогу преградили шестеро рыцарей. Натуральных таких, будто сошедших с картинки. Однажды, будучи в Питере, Тёма, как и всякий гость Северной столицы, заглянул в Эрмитаж. Вместилище древностей, конечно, парня впечатлило, но завис он в рыцарском зале, где сверкало наполированное железо, и немыми всадниками апокалипсиса застыли рыцари на конях. Любой мужчина при виде острозаточенной полоски стали впадает в экстаз, идущий из глубин подсознания, а может даже из самих хромосом. Взяться за удобную рукоять, ощутить вес клинка, сделать мастерское вращательное движение, насладиться идеальным балансом и рубить, рубить...
   Сейчас Тёма видел перед собой тех самых всадников из рыцарского зала. Сверкающие доспехи, убранные золотом, точно подогнанные сочленения, шикарные плюмажи на глухих шлемах, круглые щиты на спинах и блестящие навершия мечей в искусных ножнах. Для полноты картины не хватало только лошадей, но и без них воины выглядели весьма внушительно.
   - Цель визита! - рявкнул кто-то сбоку, и Артём невольно вздрогнул.
   Звеня шпорами, к ним подошёл рыцарь в менее броском воронёном доспехе. Шлема он не носил и в путников упёрся суровый взгляд немолодого воина с седыми висками и шрамом, разделившим нос и щёку надвое.
   Ивлет молча взялся за золотую цепочку и вытянул из-под одежды медальон, который Тема, наконец, смог как следует рассмотреть. Это была широко раскинувшая крылья птица, выполненная из золотых нитей, отчего казалось, будто она застыла в пламени. А может, так оно и было, потому что парню вдруг почудилось, будто птица взмахнула крыльями, и ему в лицо пахнуло жаром. Тёма моргнул, иллюзия развеялась, и маг вернул медальон под одежду.
   - Пропустить, - поиграв желваками, приказал воин.
   Шестеро нехотя расступились. Было видно, что их лишили развлечения - видимо нести службу у ворот настолько скучно, что любой, решивший пересечь границу белого и чёрного городов становился объектом повышенного внимания.
   - Ты очень беспечен, показывая герб своего ордена направо и налево, - пожурил Ивлета Отшельник, когда они миновали надвратную арку и свернули на какую-то улицу. - Не знаю, почему вас ещё не нашли люди Гирунима?
   - Не учи кобылу плуг таскать, - огрызнулся маг, но через некоторое время всё же решил разъяснить: - Тебе не понять, Исур, но Валорт наш город. Начиная от губернатора и кончая начальником гарнизона - все сочувствуют роду вер-Наль и ордену 'Огненной Птицы'. Поэтому нас до сих пор не сдали. К тому же, мы не раз вставали на защиту города, думаешь, такое забудется?
   Отшельник предпочёл не отвечать и лишь головой покачал. Что тут скажешь? В его годы он и сам был столь же наивен. Главное, чтобы приорат ордена не впал в маразм, иначе все планы псу под хвост.
   - А почему на входе в чёрный город дежурит какой-то сброд, а здесь такие красавцы? - задал вопрос Тёма, решив разгрузить возникшее напряжение.
   - Красавцы! - прыснул Ивлет. - Позёры - вот верное слово. Это сынки местных барончиков, Артём. Есть старый закон, обязывающий дворянство отправлять наследников служить в Пограничье. Для закалки, так сказать, боевого духа. Только кто же из родителей отдаст любимое чадо на войну? Вот и покупают места в гарнизоне Валорта. Им бы северные ворота стеречь, да в дозор ходить, сразу бы весь лоск слетел, а они здесь отираются, на южных, куда отродясь супостат не стучался... Всё, мы пришли. Молчите, говорить буду я.
   Дом, к которому они подошли, ни чем не отличался от остальных. Вообще, как заметил Артём, белый город пестрел яркими постройками. Но только постройки эти были много крупнее тех, что он видел в городе чёрном, что наводило на мысль о богатстве живущих здесь особ. Пока парень вертел головой, Ивлет с кем-то поздоровался на входе, и перед ними распахнулись богато украшенные двери.
   В холле их уже ждали. Мужчина среднего возраста в просторных одеждах с широкими рукавами глубоко поклонился и молча распахнул высокие двустворчатые двери, за которыми оказался огромный зал с камином.
   Зал, как тот же музей Эрмитаж, дышал роскошью. Стены из тёмного дерева покрывала искусная резьба; картины в золочёных рамах рассказывали о свершениях предков; гигантская люстра сверкала хрусталём и языками пламени, заключёнными в стеклянные шары... И камин, в виде раззявленной пасти с огромными клыками.
   Над камином пустыми глазницами скалился гигантский череп. Артём глазам не поверил. Это что, дракон?! Видимо он удивился вслух, так как Лейта чувствительно ткнула его в бок. Это её движение не осталось без внимания Отшельника. Старик как будто только сейчас вспомнил о девушке.
   - Уважаемый! - он окликнул распахнувшего двери мужчину. - Ни к чему девушке утомляться взрослыми беседами. Покажите ей гостиную, пусть немного выпьет, расслабится...
   - Я с вами... - попыталась возразить дочка охотника, но старик нахмурился.
   - Иди, Лейта. Если станет нужно, тебя позовут.
   И, дождавшись когда двери за ними закроются, Исур с достоинством поклонился находящимся в зале людям.
   - Приветствую приорат ордена 'Огненной Птицы'. Позвольте засвидетельствовать вам своё...
   - Ивлет, это и есть тот парень, о котором ты говорил? - грубо перебил Отшельника седой низкорослый старичок в оранжевом балахоне. - Подведи его ближе.
   Исур хрустнул челюстями и разогнулся, натянув на лицо радушную улыбку. Ему недвусмысленно дали понять, что разговаривать с ним будут в последнюю очередь. Что ж, у него ещё будет время отыграться за это непочтение. А пока он примет правила игры и помолчит.
   Молодой маг взял Артёма под локоть, и они подошли к камину, где и стоял позвавший их старик, ростом и длинной седой бородой напомнивший Артёму волшебника Черномора из поэмы 'Руслан и Людмила'. Только тюрбана не хватало на плешивой голове.
   Вообще кроме упомянутого старика в зале находились ещё семеро человек. Четверо мужчин и три женщины. Все они занимались своими делами - кто разговаривал у окна, кто сидел в кресле с бокалом в руках, кто стоял у камина, но когда двери распахнулись, все как один сосредоточили внимание на вошедших. Будто гончие, готовые сорваться с места.
   - Меня зовут Гориап сар -Нукто, - представился старик у камина, слегка склонив голову. - Я глава приората ордена 'Огненной Птицы'. Сделай одолжение, юноша, возьми...
   Дедуля протянул Артёму статуэтку в виде обернувшегося крыльями дракона, которая до того стояла на каминной полке. Парень невольно отшатнулся. Посмотрел на Ивлета, ища поддержки, но тот молчал, поедая старца щенячьими глазами. Невольно Тёма зацепился взглядом за стоящую у окна женщину с каштановыми локонами, убранными в причудливый узор. Приятный овал лица, слегка раскосые глаза, опоясанные морщинами и плотно стиснутые губы. Она, как и все присутствующие, будто затаила дыхание, не сводя глаз со статуэтки.
   'Чего же они от меня ждут?' - промелькнула запоздалая мысль, когда руки ощутили вес отлитого из металла дракона.
   И тут мир для Артёма исчез, растворился в волнах энергии, прокатившейся по телу от рук до загривка. Фигурка дракона была ему знакома... Нет, это была его фигурка! Она источала родное тепло, рождая перед глазами забытые образы. На какой-то миг Тёма увидел затерянное в уголках подсознания глубокое детство, почувствовал вкус материнского молока на губах... И вдруг понял, что стоит как великовозрастный кретин, прижав статуэтку к груди, будто любимую игрушку. Только что слюни не пустил. Парень смущённо огляделся и все, на кого падал его взор, почтительно ему кивали как старому знакомому.
   - Кто ты, парень? - разрушил зазвеневшую тишину Гориап сар-Нукто, забрав статуэтку дракона, который теперь гордо распахивал крылья. - Мы думали, род вер-Наль прервался. Ты отпрыск Теллуриса?
   - Вообще-то я Артём. Неваляев моя фамилия. И никаких верналей с теллурисами я не знаю! Чего ради Ивлет меня к вам притащил?! Медных дракончиков тискать?! Я бы мог это и в доме охотника делать! Что вам всем от меня нужно?!
   Тёма почувствовал, как волна гнева безумным жаром рождается где-то в районе сердца и жидким огнём стекает к ладоням. Кончики пальцев налились тяжестью и онемели. Перед глазами родился яркий образ того, как он хватает этого тщедушного старичка за седую бороду, точно коня под уздцы, и с нечеловеческой ухмылкой трясёт, изрыгая проклятия. Видимо 'Черномор' тоже что-то почувствовал или увидел в глазах парня, так как сделал руками замысловатое движение и Тёму 'отпустило'. Как в ледяную воду окунули. Что на него нашло?
   - Прости, дедуля, не сдержался, - смущённо улыбнулся парень, сделав руками примиряющий жест. - Нервы...
   - Понимаю, - кивнул Гориап и вдруг повысил голос: - Прошу Большой Круг покинуть помещение! Малый Круг, останьтесь. Ивлет, ты тоже можешь быть свободен.
   Никто не стал возражать. Маги один за другим кланялись и уходили восвояси. В зале кроме Отшельника и Артёма остались трое - сам Гориап, та женщина с каштановыми локонами и высокий худой мужчина лет пятидесяти с чёрной повязкой на правом глазу. Они подошли к камину, и старик по очереди их представил.
   - Велия сар-Тивво, - женщина вежливо кивнула. - Таллий Молния, - одноглазый даже бровью не повёл. Вообще он производил впечатление каменной статуи. Было в нём что-то такое от голема. Но 'Черномор' не дал Артёму зациклиться на этой мысли, пригласив располагаться.
   - Прошу прощения, - подал голос Отшельник, когда они заняли места за длинным овальным столом, вырезанным из голубоватого камня с золотистыми прожилками. - Моё имя...
   - Мы прекрасно знаем кто ты, Исур сар-Лотт, - грубо перебил Гориап. - Дворянин без рода и маг, изгнанный из ордена. Ивлет рассказал нам о твоём стремлении. Не скрою, желание вполне разумное. Именно поэтому мы позволили тебе войти в этот дом. Но с тобой мы будем говорить позже. Сейчас для нас важнее этот юноша.
   - Могу я остаться? - нахмурился Отшельник, с трудом проглотив такое к себе отношение.
   - Как пожелаешь, - отмахнулся Гориап и повернулся к Артёму. - Ну что же, молодой человек, расскажи-ка нам о себе. Всё, что помнишь. Детство, родителей, места.... А чтобы память не подвела... Велия, девочка, - старик кивнул, и женщина потянулась к хрустальному кувшину. Плеснула в бокал рубиновой жидкости, обхватила его ладонями и поднесла к лицу. Затем прошептала что-то замысловатое, и вино поменяло цвет, став похожим на яблочный сок. - Выпей и рассказывай, - Гориап толкнул бокал в сторону Артёма.
   Парень хотел отказаться, но потом подумал, что травить его нет смысла и, зажмурившись, опрокинул жидкость в рот. И тут же почувствовал как голова 'полегчала', прояснились мысли, всколыхнулась глубинная память. Тёма стал рассказывать...
   Рассказ затянулся надолго. Гориап задавал вопросы, Артём отвечал, остальные слушали, стараясь не дышать. Виданное ли дело, парень рассказывал о чужом мире! Мире, где правит бал не магия, а загадочная нефть.
   Первым осмысленным воспоминанием для Тёмы стал шестой день рождения, который они с семьёй праздновали где-то за рубежом у тёплого моря. Странно, раньше эти осколки его биографии всплывали со дна памяти блёклыми образами, но сейчас парень как будто листал фотоальбом, комментируя эпизоды из жизни. Причём о каждой 'фотографии' мог рассказать столько, что оставалось только удивляться, почему он раньше этого не помнил? Тёма шпарил как из пулемёта, ничего не тая и подробно объясняя тот или иной свой поступок. Будто ему вкололи сыворотку правды. А может, так оно и было? Вино ведь неспроста поменяло цвет...
   Когда парень дошёл до момента, где к нему пришли головорезы Лютого, чтобы забрать за долги квартиру, Гориап выкрикнул что-то типа: 'Не может быть!', вскочил с места и, хрустя пальцами, принялся шагать туда-сюда. Вдруг остановился, налил из кувшина, жадно выпил и плюхнулся на место.
   - Он что-нибудь говорил? Незнакомец, который толкнул тебя в провал?
   - Он показал мне какой-то медальон и сказал, будто тот принадлежал моей настоящей матери. Но я могу ошибаться. Мужчина истекал кровью, и слова путались. Потом он сказал что-то типа: 'Сагай, прими жертву', и медальон начал светиться. Дальше и вовсе бред понёс, какую-то абракадабру... - Тёма наморщил лоб, пытаясь сфокусировать внимание, но образы расползались как туалетная бумага в мокрых руках. В момент, когда всё это происходило, мозг был затуманен наркотиком и от того плохо фиксировал случившееся. - Дальше ничего не помню. Очнулся уже в лесу, когда меня нашла Лейта.
   - Намгар... - сухо сказал одноглазый маг. Велия с Гориапом, не сговариваясь, кивнули.
   - Но как он выжил? - спросил Отшельник. Правда, вопрос остался без ответа, так как маги играли в переглядки, будто общались мысленно.
   - Эй, ничего, что я здесь? - подал голос Артём. - Больше двух - говори вслух! Какой ещё Намгар? Вы что, знаете того, кто меня сюда катапультировал?
   Гориап посмотрел на парня, улыбнулся и вдруг выкинул в его сторону руки, сказав что-то нечленораздельное. Тёма закатил глаза, и если бы Отшельник его не поддержал, обязательно бухнулся бы лбом о столешницу.
   - Зачем?! Он же всё рассказал, - Исур мягко опустил голову Артёма на стол и бросил укоризненный взгляд на старого мага.
   - Думаю, ты и сам уже всё понял. Прежде чем провести инициацию дара мы должны быть уверены, что это действительно Керон...
   - Внук Теллуриса? - искренне удивилась Велия. - Этого не может быть. Керон родился почти семь лет назад, а этому парню все двадцать!
   На её реплику никто не ответил. Отшельник и Гориап сверлили друг друга взглядами, а одноглазый продолжал изображать безжизненную статую.
   - Когда я узнал, что Артём носит дар рода вер-Наль, у меня тоже возникли мысли об инициации, - медленно проговорил Отшельник. - Ничего не выйдет...
   - Это мы ещё посмотрим, - усмехнулся в седую бороду старый маг и подмигнул Велии, мол, не сердись, скоро сама всё поймёшь.
   - Опомнись, Гориап, инициация может убить парня! - вскричал Исур. - К тому же, печать Сагаля не даст...
   - Я знаю, - перебил 'Черномор' и скомандовал: - Молния, печать на тебе! Велия со мной в круг! Исур, сейчас я всего лишь собираюсь прочесть память парня. Можешь присоединиться...
   Отшельник понял, что ему делают одолжение, но спорить не стал. Ни к чему из-за гордыни разбрасываться знаниями. Сам бы он с такой задачей ни за что не справился, потому молча кивнул и присоединился к поднявшимся магам. Вместе они оттащили Артёма на ковёр посреди зала и, взявшись за руки, образовали круг. Таллий Молния сел рядом с парнем, стиснул его виски ладонями и закрыл глаза. И тут же прозвучала команда: 'Начали!'
   А дальше время будто застыло. Артём лежал, маги стояли, сомкнув круг, и только ладони одноглазого мага светились холодным светом. Печать Сагаля сопротивлялась, затрудняла доступ к памяти парня. Но они всё же увидели что хотели - лицо постаревшего Намгара, а главное, услышали его последние слова...
  
  
  ***
  
  
   - Но почему Керон такой взрослый? - нарушила затянувшееся молчание Велия. - Ведь прошло всего шесть лет.
   Измождённые маги сидели за столом и, потягивая вино, думали каждый о своём. Артёма трогать не стали. Свернувшись калачиком, он мирно посапывал на ковре.
   - Время... - пожал плечами Гориап. - Видимо в разных мирах оно течёт по-разному. М-да... - он тяжело вздохнул и задумчиво, ни к кому конкретно не обращаясь, проговорил: - Даже если бы парень оказался вовсе не Кероном, того, что мы сегодня узнали, хватит взбаламутить весь магический свет. Подумать только, чужой неизведанный мир, временной парадокс... Эх, заняться бы исследованиями, да теперь уж некогда, - старик вдруг хлопнул в ладоши и широко улыбнулся. - Позволь тебя поблагодарить, Исур, за то, что привёл к нам Керона. Знаю, это произошло совсем не так, как ты себе представлял, да и парень должен был стать козырем в наших переговорах... Будь уверен, я уважаю твоё стремление и готов сотрудничать, но сейчас нам нужно всё как следует обсудить. Поэтому я вынужден просить тебя удалиться. Воспользуйся нашим гостеприимством. Вино и купальни полностью в твоём распоряжении.
   Отшельник неопределённо пожал плечами, но промолчал и, отставив бокал, покинул зал. Гориап тут же стёр улыбку с лица и нахмурился.
   - Не пойму, зачем Теллурис укрыл от нас печать Сагаля? Испугался за внука?
   - Теперь-то что гадать, - пожала плечами Велия. - Главное, что всё встало на свои места. Как будем действовать дальше?
   - Что тут думать? - подал голос Таллий Молния. - Зовём Большой Круг и приступаем к инициации дара. Засиделись мы в Валорте!
   Единственный глаз мага сверкнул так, что любому стало бы понятно, откуда у него такое прозвище.
   - Не спеши, Таллий, - поморщился Гориап. - Нужно как следует подготовиться, восполнить силы, разграничить роли. Нам едва удалось прочесть кусок памяти Керона, а энергии потратили, словно горы ворочали.
   - И всё же это неслыханная удача обрести наследника вер-Наль, - Велия рубанула воздух ладонью. - Таллий прав, нам пора выходить на сцену!
   - Ты не забыла, что орден 'Огненной Птицы' потерял больше трети перспективных магов? - погрозил женщине пальцем Гориап. - С имеющимися силами твой спектакль закончится, едва начавшись. Да, Керон наша удача, но и поддержку не следует отвергать. Объединение с орденом 'Арлатии' - вот наш ключ к победе!
   - Ты уже всё решил? - удивилась Велия. - Тогда почему не сказал об этом Отшельнику? Зачем выставил за дверь?
   - Пусть привыкает к мысли, что условия будем ставить мы! - старик стукнул ладонью о стол. - Чтобы вернуться в орден, Исур должен уговорить нас на объединение. На это мы пойдём. Но Отшельник так же хочет взять власть в 'Арлатии' для чего ему нужен Керон. Этому не бывать. Наследник вер-Наль только наш. Мы и только мы будем играть главенствующую роль в объединении орденов!
   - А если Отшельник не согласится с этим решением и плюнет на возвращение в орден? - постаралась урезонить старика Велия. - Нет, я не предлагаю отдать ему Керона, но что мы будем делать без 'Арлатии'? Сам же сказал, они наш ключ к победе.
   - Ответь-ка мне, милая, чего лишился Исур, будучи изгнанным из ордена?
   - Сил?
   - Верно. И сегодня он в полной мере ощутил эту утрату. Думаешь, я по широте душевной позволил ему участвовать в чтении памяти Керона? Как бы не так! Наверняка ты не заметила, как у него горели глаза, когда мы закончили. А я видел. Можешь не сомневаться, Исур на всё пойдёт лишь бы вернуть былое могущество... И довольно об этом! Сейчас перед нами иная задача - обряд инициации дара. Никогда ещё он не проходил без участия главы Великого рода. Поэтому стоит подумать, как распределить потенциал кругов так, чтобы не ударить в грязь лицом. Из-за печати Сагаля у нас будет только одна попытка. Она, как я понял, адаптируется к внешнему воздействию. К тому же Керон будет сопротивляться...
   - Усыпим его и вся недолга, - фыркнула Велия. - Какие сложности?
   - Девочка моя, ты хоть знаешь, почему инициация дара Великих родов производится в раннем детстве? Нет? А я тебе скажу! Едва сформировавшееся астральное тело проще поддаётся трансформации. А Керону, как ты правильно заметила, двадцать лет. Я даже не представляю, какой адской мукой станет обряд для парня. Боль просто-напросто может его убить. Поэтому нам придётся тратить драгоценную энергию не только на сдерживание печати Сагаля, но так же на то, чтобы хоть как-то облегчить страдания Керона.
   - Хм, не знала, что обряд связан с болью, - смутилась магесса. - Тогда повторю вопрос, почему мы не можем парня усыпить?
   - Велия, не расстраивай меня! - рявкнул старик. - Как ты собираешься контролировать погасшее сознание?!
   - А разве у Керона есть астральное тело? - задал неожиданный вопрос одноглазый маг. - Ведь он рос в мире, где нет магии...
   Гориап издал булькающий звук и в недоумении уставился на Таллия. Что это сейчас было? Проявление тщательно скрываемого интеллекта, или шальная мысль, незнамо как влетевшая в пустую голову? Но надо отдать должное, мысль здравая.
   Старик вышел из-за стола и присел рядом с Артёмом. Закрыл глаза и принялся водить над ним ладонями, как бы расправляя складки на незримой простыне. Через некоторое время вернулся на место и задумчиво наполнил бокал.
   - Ну что? - не вытерпела Велия.
   - Невероятно! - вымолвил, наконец, Гориап. - Астральное тело Керона только-только формируется. Видимо оно родилось, когда он попал в наш мир. Конечно, это облегчает нам задачу, но болезненные ощущения, пусть и не столь опасные, никуда не денутся. Нужно как-то подготовить парня, успокоить, чтобы, не дай семеро, не взбрыкнул в самый неподходящий момент.
   - А если его как-нибудь заинтересовать? - предположила магесса. - Чего может хотеть человек из другого мира?
   - А ведь верно! - аж подскочил Гориап. - Скажем парню, что вернём его домой, но для этого он должен сидеть смирно, не дёргаясь, даже невзирая на лёгкую боль, буде та случится... А после инициации дара разведём руками, мол, извини, не вышло. Да, это выход!
   Старик весь засиял, только что в пляс не пустился прямо за столом. Потом вдруг увидел смеющееся лицо Велии и, взяв себя в руки, кашлянул в кулак.
   - Не будем тянуть, друзья мои. Велия, разбуди парня, мы сейчас же с ним всё обсудим. Подготовим, так сказать...
   Гориап жадно потёр руки, но тут голос вновь подал Таллий.
   - А если Керон не захочет обратно в тот мир? Что тогда мы ему скажем?
   - Тьфу ты, пропасть! - разозлился старик. - Умеешь ты, грисс одноглазый, испортить настроение. Захочет, ещё как захочет. Велия, милая, сделай так, чтобы парень проснулся в нужном настроении.
   Магесса кивнула и подошла к Артёму. Присела рядом, притронулась к его вискам и вдохнула в сознание нужные чувства. Печать Сагаля опасно кольнула её руки, но женщине хватило мгновения, чтобы успеть всколыхнуть спящее тело пробуждающим импульсом.
   - Ёжкин кот! - воскликнул Тёма, едва открыл глаза. - Что произошло? Я долго спал?
   - Всё в порядке, юноша, - мягко сказала Велия, поднимаясь. - Ты просто очень устал.
   Тёма хотел спросить, почему он устал на ковре посреди зала, как вдруг сердце защемило от тоски. Враз стало неприятным общество всех этих людей, захотелось очутиться в своей квартире, лечь в тёплую ванну, принять успокаивающую таблеточку...
   Артём мотнул головой. Что на него нашло? Какую ванну? Какую таблеточку? Он теперь в другом мире!
   - Скажи... Артём, - окликнул его Гориап. - Ты хотел бы вернуться домой?
   - Ещё бы! - воскликнул парень, даже не удивившись, что вопрос отразил его мысли. Вот оно! То, чего он действительно ждал от магов, к которым так настойчиво вёз его Ивлет. - А разве это возможно?
   - Возможно, - не моргнув, соврал старик. - Но есть некоторые нюансы... Обряд очень сложен и потребует полнейшей концентрации от всех, кто в нём будет участвовать. В том числе и от тебя. И в этом вся загвоздка. Ты будешь испытывать некий дискомфорт, возможно даже боль...
   - Я всё стерплю! - заверил Тёма. - Только верните меня домой!
  
  
  ***
  
  
   Едва глава приората ордена 'Огненной Птицы' оправился от удара и смог сносно ходить, он вызвал к себе в кабинет Отшельника. Исур вошёл в скромно обставленное помещение и обомлел. Вид у Гориапа был, без боли не взглянешь. Лоб избороздили глубокие морщины, красные от крови глаза взирали из-под чёрных кругов, а на впалых щеках горел лихорадочный румянец. Неужели он сам когда-то выглядел так же?
   - Такая вот насмешка судьбы, Исур, - хрипло вздохнул старик, указав на кресло напротив. - Хотел предложить тебе место в нашем ордене, да только нет больше 'Огненной Птицы'. Одни клочья остались. Оба круга канули в небытие. Велия, девочка... - измождённый маг тяжело прикрыл глаза и провёл ладонью по лицу, будто стирая пробудившуюся память об ужасном дне. - Так долго хранил тайну о нашем родстве, плёл интриги... кому теперь всё это нужно? - Гориап тяжело посмотрел на собеседника. - Скажи, Исур-Отшельник, как ты выжил? Как сумел обрести себя?
   - Когда меня изгнали, - тихо проговорил маг, присев на краешек, - мир рухнул. Надежды, мечты... всё стало тленом. Но назло Увагу вер-Коон я не сдался! Многие годы искал путь, топтал дороги и, наконец, нашёл. Я переплёл оставшиеся со мной знания с шаманством зелосов и обрёл-таки потерянную силу. До былого могущества, конечно, не добрался, но зато не сгинул на задворках империи дряхлой немощью.
   - Увы, мой друг, меня этот путь никуда не выведет, - Гориап покачал головой. - Даже знания рептилий не помогут. Придётся мне, как ты выразился, сгинуть дряхлой немощью.
   - Но почему?! - вскинулся Отшельник. - Я покажу тебе путь. Не стоит сдаваться!
   - Моё астральное тело выжжено дотла, Исур. Я больше не чувствую магии... Признайся, ты ведь знал, что так случится? Знал и хотел этого, раз не остановил. Понял, что Керона я тебе не отдам!
   - Нет, Гориап, я не знал, - мотнул головой Отшельник. - Даже предположить не мог, что круги погибнут. Мне очень жаль... Мы замахнулись на неизведанное, и оно щёлкнуло нас по носу...
   В кабинете повисла тишина. Гориап зябко передёрнул плечами, пытаясь глубже спрятаться в плед, а Исур смотрел на его лицо и не мог оторваться. Впервые за долгую жизнь он видел мага, полностью утратившего силы. Перегоревшего, как отработанный трут. Это было страшно и в то же время поучительно. Перед ним сидел дряхлый старик, кутающийся в толстый плед, и не верилось, что это глава приората некогда великого ордена.
   Затянувшееся молчание нарушил жестокий приступ кашля. Расплёскивая варево, Гориап жадно приник к кружке. Полегчало. Отшельник посмотрел на отброшенный платок и заметил на серой ткани алый сгусток. Дело дрянь, изношенный организм разрушается и ему уже ни чем не поможешь. Старость, отгоняемая магией, вступила в свои права.
   - Да... - прокряхтел бывший маг, утёршись рукавом. - Сагаль недвусмысленно дал понять, что не потерпит вмешательства в жизнь своего избранника. Как и Селетт вер-Наль, Керон под надёжной защитой. Но Селетта с детства готовили к власти, а из мальчика мы ещё можем вылепить, что угодно. Но без инициации дара, Керон пустышка! Всего лишь отголосок Великого рода. Что нам делать Исур-Отшельник? Как вырваться из этого капкана?
   - Может, стоит задать этот вопрос Сагалю? - невесело усмехнулся Исур.
   - Смеёшься? - сердце кольнуло, старик поморщился от боли.
   - Нет, Гориап, я как никогда серьёзен, - Отшельник стёр злую ухмылку с лица и подался вперёд. - Боги ничего не делают зря, и ты это лучше меня знаешь! Мне не даёт покоя вопрос, зачем Сагаль позволил Керону переместиться в другой мир? Зачем наделил своей печатью? Руку даю на отсечение у Верховного свои планы на отпрыска вер-Наль. Так может и обряд инициации должен пройти в чертоге Сагаля?!
   - Постой, Исур, мысли путаются. Проклятая слабость, - Гориап помассировал виски, - Речь о Храме Семерых, не так ли? Туда ты хочешь отвезти Керона?
   - Другого выхода я не вижу. Не к Гируниму же нам, в конце концов, идти на поклон.
   - А мальчик? Тот, что сбежал в аббатство Бужен?
   - Сын Увага вер-Коон? Забудь, Гориап! Щенок предал свой род, отрёкся перед богами и, скорей всего, потерял контроль над источником силы. Даже если это не так, он слишком молод, чтобы провести обряд инициации. Полагаю, ты сам уже понял, что Храм Семерых наш выход. Нужно решать, кого отправим с Кероном.
   Бывший маг ответил не сразу. Глотнул остывшего отвара, покатал кружку между ладонями и лишь затем сказал:
   - За дверью должен быть Сул - мой слуга. Сделай милость, Исур, скажи, чтобы кликнул сюда Ивлета. И пусть сделает ещё отвара, а то меня ноги совсем не носят.
   Отшельник кивнул и вышел. Через несколько минут вернулся, неся поднос с парящим чайничком.
   - Ивлет сейчас подойдёт, - сказал он, обновив старику отвар. - Я вас оставлю, пойду, поговорю с Лейтой.
   - А, та девочка, - кивнул Гориап. - Кто она тебе?
   - Дочь хорошего друга, - Отшельник пожал плечами. - Это она нашла Керона в Сияющем лесу, когда тот вернулся в наш мир. Меня почему-то не покидает уверенность, что их судьбы тесно переплелись. Будто боги дали мне это знание. Думаю, будет правильным отправить её с мальчиком. Но почему ты выбрал послушника? Есть же маги поопытнее.
   - Не у тебя одного предчувствия, Исур, - старик растянул губы в вымученную улыбку. - Ивлет смышлёный мальчик. К тому же, Керон к нему уже привык.
   Раздался стук, дверь отворилась, на пороге в поклоне застыл молодой маг.
   - А, Ивлет, мой мальчик, входи, входи, я тебя жду! - жизнерадостно воскликнул Гориап.
   Отшельник обернулся и глазам не поверил. За столом сидел всё тот же глава приората 'Огненной птицы', каким он увидел его десять дней назад. Откуда только силы взял? Хотя может это и правильно. Старику недолго осталось, пусть послушник запомнит его сильным.
   Исур кивнул своим мыслям и вышел, притворив за собой дверь.
   - Проходи, Ивлет, садись, - бывший маг указал на освободившееся кресло и пригубил отвара.
   - Как ваше самочувствие, саран? - участливо поинтересовался послушник ордена, оставшись стоять. - Силы восстановились?
   - Речь не о моём здоровье, - несколько грубо отмахнулся Гориап. - Садись, у меня к тебе серьёзное дело.
   Молодой маг понял - старик не в духе, и молча занял место за столом. Гориап некоторое время сверлил его лицо пристальным взглядом и вдруг спросил:
   - Скажи, Ивлет, ты хочешь стать полноправным магом?
   - Безумно! - вскричал парень, вскакивая с кресла. Потом осёкся и сел обратно. - Простите, саран. Мне кажется... не сочтите за дерзость, я давно готов переступить черту. Но разве это возможно после смерти рода вер-Наль?
   - А парня, которого привёл, ты в расчёт не берёшь? - Гориап усмехнулся краешком губ, при этом пристально наблюдая за реакцией Ивлета.
   - Вы смеётесь? - искренне удивился послушник. - Какой из него вер-Наль? Он вообще будто не из нашего мира! Я даже представить не могу, как боги допустили, чтобы дар Великого рода попал к такому олуху! Его...
   Ивлет запнулся на полуслове, увидев как старый маг зашёлся в кашле. Гориап вытер выступившую на губах кровь и жадно припал к кружке.
   - Я позову целителя! - вскричал послушник, но был остановлен властным жестом.
   - Сядь, Ивлет. Целитель мне уже не поможет. Я умираю.
   - Но...
   - Не спорь и слушай. То, что я сейчас скажу, могу доверить только тебе, потому что ты сын Велии.
   - Откуда вы...
   - Откуда я знаю? - устало усмехнулся старик. - От неё самой... Может это не правильно, но я всегда был беспристрастен и не делал различий между обычными членами ордена и моей дочерью. Она сама достигла того положения в 'Огненной Птице', которое занимала до самой смерти, - увидев, как вытянулось лицо молодого мага, Гориап искренне улыбнулся. - Да, Ивлет, ты всё верно понял. Ты мой внук. И потому тебе предстоит возродить орден. Но без Керона ты не справишься.
   Старик сделал паузу, давая внуку осознать сказанное, и пока Ивлет пялился на него округлившимися глазами, подлил в кружку отвара и медленно выпил.
   - Вы сказали Керона? Внука Теллуриса вер-Наль? Но разве он не погиб тогда, в Сияющем лесу?
   - Нет, мой мальчик. Нам удалось прочесть память того парня, которого ты знаешь как Артёма и выяснилось, что он и есть внук Огненного. Предвижу твой вопрос, почему Керон такой взрослый? Намгару удалось неслыханное - переместиться в другой мир. Не иначе сам Сагаль помог. А в том мире время течёт быстрее. Мы попытались провести обряд инициации дара... дальше ты сам знаешь.
   Некоторое время Ивлет 'переваривал' сказанные слова, разглядывая рисунок на ковре, затем медленно поднялся, вытянулся как стражник перед императором и спросил:
   - Что я должен делать?
   На этот раз Гориап не посадил парня на место. Он смерил его долгим взглядом и многозначительно кивнул.
   - Ты должен отвезти Керона в Храм Семерых, чтобы представить перед говорящими с богами. Скажи им, орден 'Огненной Птицы' пытался инициировать дар, в результате чего погиб весь приорат. Мальчика защищает Сагаль... думаю, жрецы знают что делать.
   - Мы поедем вдвоём?
   Старый маг покачал головой.
   - Нет, с вами поедет та девушка, что приехала с Отшельником. Я не знаю, что Исур ей скажет, но прошу, не доверяй. И самое главное, не говори Керону кто он и где его дом. Парень искренне верит, что родился в другом мире и стремится туда вернуться. Мы его убедили, что это возможно только в Храме Семерых. Не знаю, как он себя поведёт, если узнает правду, поэтому пусть всё остаётся как есть. Во всяком случае, после инициации дара он и так обо всём будет знать. Прошу, мой мальчик, когда это случится, стань ему надёжной опорой. Расскажи всё, что попросит, научи жить в новом мире, обучи магии. Так ты сможешь влиять на Керона, задавать вектор его владения источником силы. И только так орден 'Огненной Птицы' возродится...
  
  
  ***
  
  
   - Нет, я не понимаю, почему должна куда-то ехать! - разозлилась Лейта. Битый час Отшельник уговаривал её сопроводить Артёма в Храм Семерых, но по существу так ничего не сказал. - Почему ты сам не поедешь? Почему орден 'Огненной Птицы' кого-нибудь не отправит?
   - Они отправляют Ивлета...
   - Этого взбалмошного мага? Тем более не поеду!
   - А если я скажу, что ты будешь сопровождать не Артёма, а Керона вер-Наль? Тогда согласишься?
   - Керона вер-Наль? - девушка округлила глаза. - Ты в своём уме, старик? Керон погиб шесть лет назад!
   - Нет, Лейта, он жив и теперь его зовут Артём.
   - Ты лжёшь!
   - Успокойся, девочка моя, и послушай без сердца. Я присутствовал, когда маги прочли память Артёма и узнали, что он и есть Керон. Каким-то образом Намгар вместе с младенцем попал в другой мир, где время течёт быстрее.
   - Я тебе не верю, - прошептала обескураженная Лейта. - Этого не может быть...
   В душе девушка поняла, что старик не лжёт, но мозг сопротивлялся до последнего.
   - Ты уже поверила, - мягко улыбнулся Отшельник. - Пойми, Керон вер-Наль важен для всех. Для тебя, для меня, для ордена 'Огненной Птицы'... Но его дар скреплён печатью Сагаля, которая не даёт провести инициацию. Вот в чём загвоздка. И потому Артём отправляется в Храм Семерых.
   - Но я-то ему зачем? Он взрослый мальчик и в опеке не нуждается. Тем более они с Ивлетом неплохо ладят.
   - Мне непросто тебя об этом просить, но ты должна влюбить в себя Артёма... Керона вер-Наль.
   Девушка промолчала, но в глазах вспыхнули чувства, и Отшельник всё понял. Она уже неравнодушна к парню. И всё же стоит убедить.
   - Пойми, когда говорящие с богами произведут инициацию дара, неизвестно кем станет Керон. Селетт вер-Наль тоже был послушным мальчиком, но после инициации воспылал страстью к жестокости. Если Артём тебя полюбит, думаю, ты станешь для него якорем, что удержит душу от черноты, навязанной Сагалем. К тому же, - Исур нежно провёл ладонью по щеке девушки, - это прекрасная возможность возродить род вер-Наль...
   Лейта недоумённо на него посмотрела, но вдруг поняла, к чему клонит старик и зарделась.
   - Не смущайся, девочка моя, ты прекрасная партия Керону. Об одном прошу, не говори ему, что он вер-Наль. Парень хочет вернуться домой и лишь потому согласился ехать в храм. Когда пройдёт инициация дара, он сам всё поймёт и важно чтобы в этот момент ты была рядом. Предостережёшь его от необдуманных поступков...
  
  
  ***
  
  
   Широкая крытая тентом телега, запряжённая двумя лошадьми, медленно убегала от Валорта. Ивлет держал вожжи, Лейта уютно сопела в одном углу, а в другом, прижав колени к груди, сидел Артём и боролся с проснувшейся памятью.
   День, когда маги решили вернуть его домой, впечатался в подкорку безобразной раной. Это было страшно. Очень страшно видеть, как вокруг гибнут люди, что пытаются тебе помочь. Тёма познал вторую сторону магии, злую, беспощадную к тем, кто ей пользуется и захотел быть как можно дальше от неё. Вернуться туда, где магии нет. Вернуться домой.
   Но это оказалось не так просто...
   Артём расслабился, вытянул ноги, но память - эта капризная тварь, вновь нырнула в тот день. Всё случилось в зале, где он впервые встретился с приоратом ордена 'Огненной Птицы'. Оттуда вынесли всю мебель, убрали ковры с пола и, не смотря на мороз за окном, потушили камин. Артёма посадили в центре, а маги, взявшись за руки, встали над ним, образовав два круга.
   Гориап, так похожий на 'Черномора', кивнул и всех накрыл полупрозрачный купол очень похожий на тот, что Артём с Ивлетом ставили в лесу. Только защита от непогоды переливалась всеми цветами радуги, а стенки этого купола состояли из множества шестигранников, будто пчелиные соты натянули на воздушный шарик. Звуки померкли, свет утих, а дальше пошла жуть.
   Первой погибла женщина с каштановыми локонами, убранными в причудливый узор. Её раскосые глаза брызнули кровью, и она молча осела на пол. Круг разомкнулся. За женщиной последовал одноглазый маг. Его голову сплющило, будто кузнечным молотом и он рухнул рядом с магессой. Гориап что-то закричал, и расползающийся купол восстановился, но это не спасло магов, стоящих во втором круге. Один за другим они падали замертво и это последнее что запомнил Артём, придавленный к месту невидимой силой. Страшная боль погасила его сознание.
   Очнулся парень совершенно в другом помещении, в мягкой кровати, с непереносимой жаждой и головокружением. Рядом сидела Лейта и смачивала ему губы влажной тряпицей.
   А потом пришёл Гориап и рассказал что произошло. Выглядел он - краше из гроба вынимают, но держался стойко. По его словам, отправить Артёма домой помешала некая печать Сагаля, которую тот якобы наложил с помощью своего медальона. Тёма помнил свой рассказ и поверил магу безоговорочно. Старик сказал, что, несмотря на цену, заплаченную магами, они всё же узнали, как парню вернуться. Артём должен отправиться в Храм Семерых, где говорящие с богами снимут с него печать. Лишь тогда маги смогут открыть ему путь домой.
Оценка: 4.14*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"