Белозеров Василий Семенович: другие произведения.

Книга 2. Борьба

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Программист из 2015 года решает строить собственное государство оказавшись в 1916 году в разгар первой мировой войны... Первая книга Жизнь - игра, (30 глав) описывает первые 18 дней его активности в виртуальном мире, итогом которой его появление в Цюрихе,банковской столице Швейцарии.

  Книга2. Жизнь - борьба
  
  
  Борьба есть условие жизни:жизнь умирает,
  когда оканчивается борьба.
  Виссарион Белинский
  
  1. Борьба (02.05.1916)
  
  
   Борьба есть условие жизни:жизнь умирает, когда оканчивается борьба. Виссарион Белинский 1. Борьба (02.05.1916) Вот я в центре Европы! В реальной жизни, в теле стареющего программиста, я даже из - за Урала не выбирался пятнадцать лет, а тут, на тебе, - весенний Цюрих 1916 года . На многолюдных улицах тепло исходит кажется из самой земли, от нагретых солнцем чистеньких мостовых. Благодаря моей влиятельной опекунше, меня, девятилетнего зауральского пастушка, помещают в центре старого города Schneggengasse 8, 1. Zurich Old Town-City Centre. Конечно я выбрал место сам, но ловко избавившись от малейших подозрений со стороны кураторши, а по совместительству австро-венгерской шпионки. Получилось это довольно просто.
  
   Согласно приказу её руководства, меня должны были поместить в специальной конспиративной вилле с максимально усиленным наблюдением. Естественно, что резиденция находилась за городом. Тётя Хильда уверенно проинформировала меня, тоном не терпящим возражений: 'Сейчас едем в деревню где самое свежее молоко, самый чистый воздух и много слуг'. Я, ещё более спокойным голосом упёртого дитя, ответил: 'Никогда больше не хочу жить в сельской местности'. Ты наверное забыла, что я родился в деревне и с шести лет работал пастухом так как был сиротой. Один вид коров вызывает у меня тошноту. Тут мне действительно стало противно, так как вспомнил, что отсасывал молоко, воруя его прямо из грязного вымени. Меня так натурально передёрнуло от отвращения, что она перестала настаивать. 'Выбирай сам, где бы хотел жить?' - недовольно подтолкнула карту - путеводитель оставленную мне нашими попутчиками. Она уже знала, что это была семья генерал майора Селищева. Даже без умения читать мысли, по её выжидательному выражению лица, можно было понять, что она подозревает меня в сговоре с русской военной контрразведкой. Особенно её домыслы усилились после моего посещения Царскосельского дворца. Ведь даже если я и не встречался с императорской семьёй, как утверждаю, существует ещё охранная жандармерия, обязанная проверять всех стремящихся на аудиенцию к высочайшим особам. Именно там меня могли завербовать или просто взять под внешнее наблюдение. Первыми кандидатом на роль соглядатая подвернулась жена боевого генерала, участница русско - японской войны, Екатерина Дмитриевна Селищева в девичестве Черных. Будь я на месте германской контрразведки, тоже бы заинтересовался единственной русской, ехавшей с нами почти до самого места назначения. Только мои способности, считывать мысли возникающие у людей при нашем общении, убедили меня в случайности её появления. Но мои мнения, для врагов России, совсем не авторитет. Тем более меня никто, ничего не спрашивал.
  
   'Хочу жить в центре города' - и развернул карту на весь столик. Показательно закрыл глаза ладонью и ткнул пальцем точно в середину, попав в реку. Поблизости нашёлся Штатт Отель (Statt Hotel), на который я и указал с вопросом: 'Пойдёт?' Поскучневшей госпоже Пруггер нечего было возразить. Место было действительно центровым и популярным. Но для меня его ценность состояла не только в туристической привлекательности, важнее близкое соседство с известным адресом Шпигельгассе,14. Всего в двух ста метрах снимает комнату скромная семья русских борцов с царским режимом. Что ещё примечательно, банкир из Pictet& Cie проживает тоже по соседству. Его банк расположен чуть дальше в официальном центре. Успокоив шпионку желанием отдохнуть с дороги, закрылся и тут же сбежал через окно третьего этажа. Мой попутчик, банкир Хансли, не ожидал такого быстрого появления. Пришлось напоминать наше, давно оговорённое, намерение встречи с его начальником. Он созвонился со своим банком, и только получив одобрение, мы отправились выполнять главную задачу командировки.
  
   Моё первое появление там вызвало неприятное удивление директора: 'Ребёнка могли бы оставить в приёмной у секретаря, господин Хансли'. Благодаря выработавшейся привычке, ответственные встречи начинать с включения 'экзаменационного режима' ускоренного мышления, чётко уловил причины непроизвольной антипатии. Более чем мой несерьёзный возраст, хозяина банка озадачил мой непритязательный внешний вид. Только когда я вынул из своего потрёпанного заплечного мешка портфель с ценными бумагами Царя Николая второго, а также доверенностями на право управления ими, хозяин кабинета всё быстро понял. Мой зауральский знакомый, устроивший нашу встречу Роби Хансли, чуть не заплакал, когда не дав ознакомиться с документами, его твёрдо попросили оставить помещение. Глядя вслед сгорбленному силуэту финансиста, прочитал горькие чувства обиды ещё не созревшие в конкретные мысли. Догнал своего старого спутника и пообещал обязательно навестить вскоре: 'Есть более важное дело которое могу доверить только проверенному человеку' - добавил на ухо заговорщически. Пьер Вотье, как звали директора, внимательно просматривал документы уже второй раз, делая какие-то выписки. Молча наблюдал, ожидая его вопросов. Как и предполагал, тема первых вопросов коснулась подтверждения моих полномочий. 'Господин Кузьменко, - осторожно, подбирая слова, начал банкир, - согласно международным правилам, заверять поручительство документов такого уровня положено подписями трёх человек, факсимиле которых широко известно'. Нотариальная доверенность удостоверяющая подлинность вашей подписи заверена только одной известной мне личностью. Конечно император России достойное доверия лицо, но две другие фамилии мне не известны. Снова, молча развязываю свой сиротский сидор, с которым ещё просил милостыню по дворам родной Мендерки. Вынимаю несколько, заранее приготовленных банкнот. Ещё не взяв их в руки, финансист понял, что он должен увидеть - прочитал я его мысли. Уже для порядка сверяя подписи управляющих государственного банка, выслушал мой комментарий, что при необходимости, личная телеграмма любому из подписавшихся снимет последние законные сомнения. 'Сомнения вполне оправданные, - добавил в его поддержку, - когда речь идёт о сумме в десятки раз большей'. Эти процентные бумаги на пятнадцать миллионов сто двадцать тысяч шестьсот рублей, только первая часть зарубежных активов. На устремлённый, в немом изумлении взгляд, я печально развёл руками, подтверждая: 'Мне поручено собрать все зависшие в Европе и по всему миру аккредитивы Романовых и Российской Империи'. Кроме того, после окончания войны, вам возможно будут переправлены на хранение личные золотые запасы Романовых, оцениваемые в четыреста миллиардов долларов. Сознавая всю выгоду от подобного вклада, швейцарец мысленно потирал руки: 'Чем могу быть полезен вам, уважаемый мессир?' О! 'Я уже повышен в звании?' - чуть не похвалил я его за понимание важности момента. Ничего особенного, от вас не требуется. Главное, чтобы вы приняли все вклады под единственной моей подписью, безо всяких оговорок, как от частного лица. 'Вы имеете все документы позволяющие сделать именно это? - склонил голову, заглядывая ему вопросительно в глаза. - Может быть позвоним Николаю Александровичу?' Наконец поняв, что все вклады России будет переведены только на моё имя, опытный банкир реально испугался. Желая быстрее снять с него груз недоумения, мягко, даже вкрадчиво, произнёс: 'Разумеется снять деньги и проценты сможет доверенное мною лицо, вы же понимаете...?' - многозначительно не договорил фразу. Ушлый финансист сообразил, что мною уже подписаны доверенности на получение вкладов совершенно другим людям. Возможно для самого Романова или кому - либо из его родственников. Эти 'золотые' бумаги будут лежать в сейфах России или той же Швейцарии, до поры до времени. Он только подивился, как идеально выбран исполнитель. Ребёнок не вызовет больших подозрений, долго проживёт, а при желании и наоборот, рано погибнет, не вызвав излишнего недоумения. Дети есть дети, тем более непоседливые мальчишки. 'Ну надо же какой зверюга? - только и удивился я его циничным мыслям, - Не так жалко будет его кинуть'. Как положено с ценным клиентом он предложил мне охрану за счёт банка, проживание и перемещение в пределах Швейцарии. Вежливо отказавшись, попросил лишь три велосипеда на время пребывания здесь. Господин Вотье удивился, но пообещал обеспечить меня требуемым транспортом. Прощаясь, он дружески посоветовал сменить одежду на более привычную в Европе. 'Деньги, кроме российских рублей, имеются?' - неожиданно искренне и заботливо спросил он. 'Ведь реально ценит меня и ему неприятно испытывать уважение к недостойно одетому клиенту' - понял я его не высказанные мысли. 'Мне трудно успевать переодеваться согласно этикету каждого места куда я попадаю в этом путешествии, - вместо извинения признался ему на прощание, - а к бедно одетому мальчику всегда меньше внимания'. Улыбнувшись, мужчина мудро парировал: 'В центре богатой Европейской страны ваш наряд привлекает больше внимания чем думаете'. Согласно кивнув головой поблагодарил и вышел из банка. Передвигаясь полупустыми, окольными улицами к дому господина Хансли, остановился подготовить документы для предстоящего разговора. Сидя прямо на мостовой, роясь в развязанном мешке с ценными бумагами, услышал звон монеты по камням мостовой. Подняв лицо увидел сострадательный взгляд слегка выпученных глаз, таких знакомых, по многочисленным фотографиям. Надежда Константиновна Крупская шла с дальнего рынка, того, что подешевле. Как раз размышления о своём нищенском существовании в эмиграции, а затем, вид ещё более бедного горожанина, заставил её расчувствоваться и бросить мне монетку от сдачи. Именно такие нищие встречались ей в России, в далёком Шушенском. 'Прямо сибирский наряд побирушки' - подумала она сразу, как только увидела меня. Возможно ностальгия по тому времени, которое я заставил вспомнить, или память о событиях случившихся девятнадцать лет назад, заставили её забыть правило не бросать ничего попрошайкам. 'Пожалуй самые счастливое моё время, - подумала она вдруг по бабски горько, - любовь, свадьба с Володей, радостные ожидания'. Почти всё в прошлом. Четырнадцатого февраля стукнуло сорок семь лет, что ещё можно ожидать в личной жизни, - остаётся отдать себя борьбе без остатка. 'Господь вас благослови госпожа - матушка, - проговорил я по сибирски окая и перекрестился кланяясь профессионально, - здоровья вам, вашей семье и вашим детушкам'. У расщедрившейся эмигрантки, от неожиданности, подкосились колени. Я предупредительно соскочил и поддержал её под локоток, наговаривая: 'Всё равно ведь не бельмеса не понимаш, а падаш. Придётся до дома довести, однако'. Быстро вернув самообладание, профессиональная революционерка ловко нашлась с ответом: 'Да уж проводи родимый, а лучше сумку помоги донести'. Не давая опомниться, спросила: 'Сам - то давно из Сибири?' Открыв рот, изображая неимоверное удивление, восхищённо протянул акцентируя на 'о': 'Так вы ишо и в Сибири бывали госпожа моя...?' - и нежно обнял её за талию, вместе со всеми покупками. Невольно польщённая детской откровенной радостью от нашей встречи, хозяйка пригласила меня отобедать. 'Если ты не вшивый, - строго проговорила наклонившись к моему лицу, - и если дядя Володя разрешит'. Пришло время сознаться, что я не беспризорный, чем обрадовал тётю Надю, как она разрешила себя называть. 'А госпожой меня, или барином, моего мужа, никогда не называй' - погрозила пальчиком. 'Так как ты здесь оказался?' - продолжила допрос, когда мы шли вместе неся её корзины. Очень сжато, в общих словах, пересказал ей свою историю. Из всех фантастических событий ей более симпатичны оказались, моё крестьянское происхождение и сиротская специальность пастуха.
  
   'Значит ты пролетарий и мы, с дядей Володей, боремся за твоё светлое будущее' - уверенно резюмировала она поднимаясь на крыльцо и пробираясь по узкой лестнице дома Шпигельгассе,14. 'Я тоже хочу помогать такой борьбе, - поддержал я её, - чем только могу быть полезен, если конечно выучусь чему следует'. Всё ещё смеясь хозяйка перешагнула через порог громко крикнув: 'Володенька, не пугайся родной, я привела нового борца за светлое будущее. Если выучишь, - будет тебе помощник!' Невысокий мужчина за столом оторвался от рукописи, непонимающе глядя на нас. 'Здравствуй дядя Володя' - произнёс я опять окая и сняв с головы малахай поклонился в пояс. Только тут он заулыбался и вышел из за стола подхватывая наши покупки. 'Вы пообщайтесь с Васей, а я пойду что - нибудь вкусненького приготовлю' - покидая нас кинула тётя Надя. 'Нутес, откуда ты такой сибирячок взялся в Цюрихе?' - заинтересованно спросил Владимир Ильич. Пришлось рассказывать чуть подробнее чем его супруге. Моё пролетарское происхождение не произвело на него такого впечатления как мои способности вундеркинда. 'Именно такие люди из низов, нужны будут новому народному государству для управления заводами и целыми городами' - возбуждённо, почти закричал он, хватая меня за плечи. Чуть успокоившись вспомнил недавние слова жены: 'А учиться непременно нужно у самых мудрых людей прошлого'. Партия поможет тебе учиться, чтобы накопленными знаниями ты делился с народом всю свою жизнь. Это и есть принцип постоянной борьбы. Сначала борьба за знания для себя, после борьба с темнотой и дикостью окружающих, чтобы эти знания им вернуть. Именно в этом высшее предназначение человека. 'А если в нашей деревне не захотят получать знания? - задал провокационный вопрос - у нас и читать умеют только три человека, пашут землю и живут с того'. Неожиданно Ульянов согласился со мной: 'Верно, человеческий мозг страшно инертен'. Если человека не стимулировать искусственно, его разум будет вечно стремиться к покою. 'Почему западная идея благосостояния любой ценой, как вот в Цюрихе, порочна в корне, - задумчиво продолжил революционер - да по простой причине' - ответил сам себе. Избыток пищи мешает тонкости ума. Copia ciborum subtilitas animi impeditur. - говорили ещё древние латиняне. Как ни странно, насильственно вносимые проблемы необходимы для здоровья государства не меньше чем благосостояние жителей для его спокойствия от возможных бунтов или народных недовольств. 'Ты понимаешь мою мысль Вася? - обратился собеседник ко мне, - или найти простые примеры?' Я кивнул головой и привёл цитату на немецком, продублировав по русски: 'Противоречие есть критерий истины, отсутствие противоречия - критерий заблуждения. Там же, где нет никакого противоречия, нет и самой истины'. - Гегель говорил именно про такие случаи. Хозяин буквально отвалил челюсть и, через некоторое время, тонким голоском закричал: 'Наденька, ты ведь точно нашего помощника привела'. Ты представляешь, он мне Гегеля наизусть цитирует. Крупская вышла с кухни, слегка раскрасневшаяся от спиртовки, комментируя только свои размышления: 'Сейчас догадалась, что на улицах, расклеенное объявление о чудо мальчике внуке Григория Раскольникова который всё знает и может лечить людей, - это наверняка о нём'. - Ты что же Вася, ещё и лекарем подрабатываешь? А у дяди Володи как раз с желудком проблемы... Будущий лидер пролетариата заржал как сумасшедший. 'Полноте Наденька, обещаю, не буду я больше ходить в 'Вольтер' к этим болтунам дадаистам не способным даже сосиски нормально сварить' - наконец объяснил хозяин. 'Второй день поносом мучусь' - шёпотом сказал он мне перегнувшись через стол. 'Нет, - вполне серьёзно ответил я уже уходящей хозяюшке, - только женщинам получается помогать и то не всегда'. Дядя Володя сразу охладил, встрепенувшуюся было надеждой супругу: 'Ты же видишь по рекламе, что шарлатаны используя одарённость парня, зарабатывают деньги, придумывая ему другие способности'. На знании иностранных языков в Швейцарии не заработать, тут все три языка с детства изучают. Они его отличную память, эксплуатируют, чтобы доверчивым иностранцам втолкнуть идею его умения врачевать. Мол, если в одном талант, то и в других делах особенный. Я влез в разговор взрослых предложив вылечить хозяина от поноса, а если получится, попробую и хозяйке помочь. Тут уже засмеялась Надежда Константиновна: 'Ну ты Василёк и сравнил'. От моей болезни лекарств пока не придумали, а у Володи и так скоро желудок успокоится. Тем не менее я попросил разрешения попробовать. Налив чистой воды из графина, сходил в кухню и чуть всыпал сахара, попутно проткнув палец и капнув пару капель своей крови. Вернувшись, вручил стакан 'желудочнику' попросив выпить только пол-глотка. Хозяйке разрешил принять сколько сможет, - медленно выпила всё, с улыбкой переводя взгляд с меня на мужа. 'Ну, теперь если у нас не будет ребёночка, мы тебя не возьмём светлое будущее строить' - с грозной усмешкой сказал муж. 'А если появится, то я буду в первых рядах строителей' - утвердительно завершил я мутно - мистическую тему. Все облегчённо рассмеялись и принялись пробовать мясо приготовленное не очень умелой кухаркой.
  
   Перейдя к чаю, дядя Володя поинтересовался моими планами на ближайшее будущее. Сказал честно, что задерживаться за границей долго не имею желания. Планирую, пока лето, прокатиться по всей Сибири на велосипеде. Благо мне недавно подарили. Хозяин заинтересовался и предложил передать записки его соратникам 'временно проживающим' в Сибири. Он хотел уже готовить текст, но я успокоил, что буду находиться здесь минимум две недели. Собрался уходить, когда пришла гостья, которой тётя Надя меня представила как внука Григория Распутина и мастера по всем женским болезням. Все опять рассмеялись но попросили повторить моё лекарство для тёти Инессы, что я с удовольствием приготовил. Если Инесса Арманд станет моим 'зомби - ассистентом' после сентября 1920 года, когда она должна умереть, это фантастически полезное приобретение. 'Тётя Надя если есть желание, ты можешь сама лечить мим лекарством которое я сейчас принесу' - протараторил выбегая из квартиры. Домчавшись за секунды до рынка, купил, не торгуясь банку мёда, зарядил его каплями своей крови, перемешал и через несколько минут был у дверей Ульяновых. Вручил хозяйке с наказом, раздавать всем кому понадобится по маленькой частичке. 'Даже булавочная головка, положенная в бочку мёда, придаёт ему точно такие же свойства' - уточнил на прощание. Не давая времени для благодарности, прокричал: 'Вы поверите, когда через неделю почувствуете себя лучше' - и скрылся на тёмной и крутой лестнице.
  
   Я действительно опаздывал к своему знакомому банкиру Хансли. Пулей домчавшись по нужному адресу, заскочил к нему домой через окно. Приступил сразу к делу: 'Моим знакомым ссыльным поляка из Сибири, требуется установить связь со своими родственниками и по возможности помочь им деньгами на дело освобождения родины. Ваша задача, установить связь с господами, имена которых вам запишу, взял лист бумаги со стола. Хлопоты посредника будут оплачиваться отдельно, передал ему толстую пачку российских ассигнаций заготовленную на улице перед встречей с Крупской. 'Когда ехать? - встал он со стула изображая сиюминутную готовность, - что необходимо передать борцам за свободу?' - Пока только моё имя, адрес и сообщить о готовности сотрудничать всеми средствами когда они будут готовы. Сейчас Польша оккупирована Австро-Венгерской и Германской армиями, потому ваша помощь так высоко ценится. Всё же хорошо, что я предусмотрительно взял украинскую фамилию родного отца для этой поездки, а не ту, что получил от усыновителей. Как у каждого 'порядочного борца', у меня будет два, а то и три псевдонима. 'Всякий глубокий ум нуждается в маске, - более того, вокруг всякого глубокого ума постепенно вырастает маска, благодаря всегда фальшивому, именно, плоскому толкованию каждого его слова, каждого шага, каждого подаваемого им признака жизни'. Кстати, автор этих слов, Ницше, преподавал в восьмидесяти километрах от Цюриха. Было бы время обязательно навестил славный город Базель, но у меня по планам деловые визиты в столицы европейских государств. Требуется срочно выручать денежные активы России и царской семьи.
  
   Кстати, прошёл уж час после разговора с директором банка, значит велосипеды должны быть куплены и ждать меня в их гараже. Мог бы тут же перенестись в заранее подобранное, глухое место в переулке вблизи моей цели, но телепортация среди дня, в центре многолюдной Европы кажется мне пока опасной. 'Не стоит спешить, - размышлял я шагая не торопясь, - как раз есть ещё несколько причин вспомнить старых друзей'. Именно сегодня должен был геройски погибнуть в бою авиатор Александр Николаевич Успенский. Моё вмешательство с подпаиванием в вагоне, а затем его, совершенно самостоятельная, развратная и бессонная ночь с моей Зауральской благодетельницей, попадьёй, привели к резкому изменению линии его судьбы. Сначала военнообязанного забрал, спящим на вокзале, военный патруль, а после, по моему совету Николаю второму, перевели под арест в Зимний Дворец.
  
   Сегодня он, наконец, ощутил моё сознание параллельно со своим собственным. Как всегда в таких случаях, шок от присутствия иного разума в своих мыслях сильно напугал парня. Давно заметил любопытную закономерность, чем выше по развитию личность, тем труднее психологически воспринимает моё внедрение в свой разум. В данном случае, ощущая все его невысказанные мысли, эмоции и чувства, отлично понял оптимальную сказку которую с радостью примет его душа за истинную. По своей привычке меньше врать, рассказал ему о необходимости спасения Отчизны путём служения Его Величеству в качестве личного адъютанта. 'Твоя задача будет подсказывать ему нужные решения, - 'дул' прапорщику напрямую в мозг, - передавать мне его пожелания и приказы'. - Сейчас же проси дежурного офицера дать тебе к телефону лично Царя. Не бойся, я предупредил Николая Александровича, что когда придёт время ты сам позвонишь ему. Или Самодержец забыл предупредить охрану, или этот офицер не входил в число доверенных лиц, но нам, вернее арестанту прапорщику Успенскому, пришлось пять минут уговаривать дать разрешение на связь с царём. Александра препроводили в узел связи Зимнего, где позволили только дать телеграмму в секретариат Императора. Прапорщик продиктовал: 'Ваш адъютант Успенский готов к работе'. Авиатор собирался было оставить кабинет, чтобы ждать результатов, когда сразу пришёл ответ' 'Успенскому срочно прибыть в распоряжение Н.А. Романова'. Видимо телеграфист царя имел заранее заготовленный текст на подобную телеграмму. Видя обалдевшие физиономии служащих, Успенский только теперь поверил до конца в своё 'великое предназначение', уловил я чётко из его ощущений. Дав ещё некоторые технические распоряжения, дружески и тепло расстался с его разумом. 'Вот что значит красиво уметь развести лоха! - подумал, подходя к цели своего пешего путешествия, - а признайся я ему, что вербую агентов чтобы красиво 'слить' Российскую Империю, такого приёма бы не дождался'. Хотя на само деле всё обстоит именно так. Моя задача упокоить неизбежно отмирающее с наименьшими потерями. Даже смерть Великой Империи можно так исполнить, что это будет красиво, а самое главное, выгодно мне. 'Нет в искусстве ни темы, ни модели, которых исполнение не могло бы облагородить или опошлить, сделать причиной отвращения или источником восторга'. Поль Валери
  
   Во внутренний двор банка меня пустили без дополнительных вопросов. Видимо директор очень подробно расписал мой внешний вид подчинённым. Старший вахты, удивлённый странным приказом и чудным гостем, провёл меня лично, к припаркованным во дворе велосипедам. Техника не самая скоростная, но она и не должны привлекать внимание своей дороговизной и новизной. Главная задача велосипеда симулировать передвижение, а ускорение я буду обеспечивать своими, только мне подвластными способами в этом мире. Медленно вырулив из ворот, плавно повернул на узкую пешеходную улочку. Давно подмеченный мною склон, вдали от города мягко зашелестел травой под колёсами, как только я представил себя на нём. 'Расстояние, километров пять, наверное будет' - прикинул одобрительно. Если постоянно передвигаться с подобной скоростью, пять километров в секунду, то за час могу освоить восемнадцать тысяч километров. Мне такого совершенно не нужно. До Парижа, где находятся самые крупный вклад, всего шестьсот пятьдесят километров. Самый дальний, - Мадрид, в два раза дальше. Но ничего страшного. Сделав дела в Париже, спрячу велосипед в пригороде и телепортируюсь обратно в Швейцарию налегке. В следующий раз мне уже не нужно будет преодолевать расстояние до Парижа, раз запомнил укромное место. Благо, что память, поддержанная хард дисками моего компьютера, пока отлично выручает.
  
   Торопиться не стоит, особенно в первый раз. После каждого перемещения, тщательно исследую всплеск ментальной активности направленный на меня. Пока, преодолев около двухсот километров, всего один раз, моё 'явление из воздуха' заметил пастух. Пришлось наложить ему повтор предыдущих двух минут его жизни, что при однообразной работе на природе, осталось совершенно незамеченным. Как всегда, за важным делом, мне пришла новая рационализаторская идея. Даже прекратил периодические скачки через пространство и спокойно катился со скоростью более ста километров в час. Редкие прохожие с удивлением оглядывались на несущийся велосипед, но тут же отворачивались, когда я внушал им чувство равнодушия. Внушать пофигизм чуть проще, чем полностью заменять память аборигена. Именно про автоматизм внедрения одного и того же внушения сейчас и задумался. Ведь если мне удалось настроить программу 'зомбирования' спасённых в бою, заставляющую их безотчётно устремляться в нужные мне регионы России, почему не получится такая малость, как минутное забывание неординарных проявлений моей деятельности. Разум живого человека, попадающего в моё полное распоряжение после смерти, меняется значительно больше. Именно поэтому он так полно раскрывается в памяти моего компьютера. Этого разума просто не должно существовать по законам прежней, не изменённой мною, реальности. С продолжающим жить сознанием, ситуация чуть сложнее. Я легко могу считывать только мысли направленные на моё конкретное вмешательство, на то, чего не было в действительности. Вычленить мысли о себе, тоже легко, по простой причине: Если я начинаю что либо воспринимать, значит кто-то думает обо мне. Вот и всё правило! 'Уже на одном этом факте можно строить программу!' - решаю радостно, чуть не проскочив поворот. Пожалуй даже больше. Этот же принцип я могу использовать в деле предупреждения от сбегания моих 'зомби - ассистентов'. Более того, гарантировать не только постоянное присутствие спасённых, там где мне нужно, но их полное молчание про мои задумки и дела. Ведь прежде любого действия или слова возникает мысленное намерение его совершить. Остаётся только запомнить алгоритм подобной ментальной активности мозга 'зомбака' и любые его действия, противоречащие моим интересам, будут пресекаться ещё не совершёнными. Останавливаюсь, чтобы выполнить задуманное. Проверив все две площадки сбора 'оживлённых' помощников, выясняю самое главное. База под Курганом неимоверно разрослась за эти дни, там уже приступили к установке станков для производства оружия - молодцы! Именно там, набираю больше всего примеров противоречащего моим интересам поведения. Собираю и фиксирую особенности 'криминального' мышления, подробно расписываю образ действий после таких 'сбоев'. Для облегчения участи 'нарушителей' прописываю им обязанность забыть бередящие душу воспоминания. Ну не зверь же я, чтобы провоцировать людей на повторяющиеся мучения. Теперь, только одно намерение или мечта о свободе будет вызывать самоторможение, а в качестве замены, активизацию деятельностной мотивации личности. Мечтали о свободе, - будут искренне хотеть больше работать на меня. Возможно, такой приём немного циничен. Но именно так с нами поступает сама природа или Бог, если Он управляет людьми. Это чем - то подобно описываемому Фрейдом процессу сублимации - превращения половой активности человека в творческую инициативу и вдохновение. Именно поэтому самый сильный креативный зуд в нас проявляется в моменты наиболее сильных гормональных всплесков. Девочки и мальчики начинают активно писать стихи, переписывать песни в свои личные дневники, пытаясь заместит половую неудовлетворённость удовлетворённостью творческой. Мне всегда нравился процесс 'загрузки программы', если его можно так назвать. Я просто подробно перечислял в уме все характеристики действий которые требуют изменений, все результаты, которые должны быть получены, а после давал простую команду на исполнение. Уже несколько раз правил программу 'зомби - ходоков', двигающихся тайно с фронтов, всё получалось идеально успешно. В который раз задумываюсь на странной лёгкостью моего влияния на это виртуальный мир. Знаю, что ничего в реально мире, в том котором сейчас сплю у компьютера, не измениться. Пусть даже и так, но если я играю в игру, правила которой узнаю в процессе участия, значит есть создатель этой игры? Моя роль оказалась только в умении проникнуть сюда, в это виртуальное время в теле моего деда. Но какой смысл Создателю игры строить нереальный вариант прошлого с моей помощью? Если судить по тому, что все мои задумки и решения пока выполняются, движение осуществляю в верном направлении? Кстати, уже минут пятнадцать лежу в копне сена, на полдороге до Парижа.
  
   Оставшееся расстояние, проверяя новую программу, преодолеваю за пять минут. Всё отлично, заметившие меня, автоматически перекодированы и ничего уже не помнят. В пригороде, выбираю высоченное дерево, на вершине которого прячу велосипед. Заповедник Уаз - Пеи де Франс, разбираю по карте развёрнутой интернетом перед мысленным взглядом. Прямо с этой высоты переношусь на максимально дальнее расстояние. До самого города двадцать километров преодолеваю за полминуты, нагло возникая на глазах многочисленной публики. Такое открытое перемещение явно увеличит скорость моего движения, что крайне необходимо в этом путешествии. Кроме текущей задачи, мне крайне нужно попасть в Сиам, Австралию и Америку, чтобы до марта 1917 года вытащить деньги империи. Заодно определю точки для будущей телепортации и награжу своими клетками тамошних мужчин и женщин. Рождённые от них дети будут моими полными копиями, обладающими всеми способностями что и я. 'Иной раз и нужды транспортироваться лично не будет, - мысленно потираю руки, - только прикажу и всё сделают как я сам'. Спасённые от смерти аборигены хоть и принадлежат мне, особенно после последней кодировки, всё же не владеют всеми моими способностями и умениями. Кто знает, может быть эти задатки во мне ещё разовьются с появлением генетических родственников? А может и наоборот, - ослабят своё проявление в потомках и во мне самом? Главное, придерживаться выбранного пути на возрождение России после октябрьской революции. Похоже это направление активности устраивает природу этой виртуальности, программу или программиста? За серьёзными рассуждениями не заметил как оказался перед нужным домом.
  
   Парижский банк самый крупный держатель Российских государственных вкладов. Главный Banque de France (Банк Франции) учреждён в 1800 году лично Наполеоном Бонапартом. Именно в него я и пытаюсь пройти мимо раззолоченного швейцара. Как ни говори, директор Швейцарского банка был прав, - встречают по одёжке. Проверять моё состояние ума, в дверях главного финансового учреждения, никто не уполномочен, - потому выгоняют взашей. Конечно, могу переместиться куда потребуется используя сверхспособности, но в данном случае всё должно идти максимально естественным образом. В ближайшем обменном пункте отдаю свои рубли взамен франков. В мыслях менялы чувствую довольство от удачного обмена, вернее обмана, нищего мальчишки укравшего деньги у иностранца. Многозначительно добавляю ещё пять рублей, внушая жулику цифру пятьсот. Я обманывать могу ещё лучше. В ближайшем ателье выбираю строгий деловой костюм. Пока мне подгоняют по фигуре одежду, в соседнем заведении делаю прическу. Мастер делает меня на вид много взрослее. Чуть стесняясь, прошу у него наметить мне лёгкие усики. Объясняю это шуткой которую хочу проделать со своей взрослой подругой. Сначала он, заинтересовавшись сам, решает наклеить мои же состриженные волосы, жиденькими пучками прямо под носом. После нескольких попыток предлагаю идти другим путём. Исследовав вопрос в интернете прошу разрешения показать какими бы я хотел видеть свои усы. Удивлённый парикмахер восторженно запоминает те приёмы, которые показываю ему, пока делаю три вида усов и даже бородку на тюлевой основе. Тут же смешиваю несколько жидкостей, изобретая нечто вроде бесцветной смолы. На прощание стираю информацию о моём посещении и даже не плачу за работу. Через пять минут, тот же швейцар молча открывает мне двери, подобострастно склонившись в выжидательном поклоне. Простое действие выдачи чаевых вызывает у меня внутреннее затруднение. 'Я никогда не платил слугам' - вдруг понимаю весело. В своей взрослей жизни сорокапятилетнего программиста я был не многим опытнее нищего пастушка, в тело которого переместился мой разум. Солидный саквояж, трость и небольшие усики оказали нужное впечатление на конторского клерка, попросившего меня подождать в приемной заместителя директора банка. Заявленная тема: 'Очень крупный вклад в ценных бумагах и золотых рублях' - содействовала быстрейшему приглашению меня в кабинет.
  
   Начал я сразу без околичностей: 'Мне поручено изъять крупный вклад хранящийся в вашем банке и перевести его в один из Швейцарских' - выдержав положенную паузу для обдумывания сказанного, продолжил: 'Мои доверенные лица и я ждём выполнения ваших обязательств в максимальный срок - семьдесят два часа'. Неожиданная резкость заявления и твёрдость не свойственная моему возрасту, удивили банкира. 'Простите, месье, вы не упомянули о каком вкладе идёт речь?'. - с опасением спросил хозяин кабинета. 'Вклад принадлежащей Российской Империи и лично дому Романовых' - чётко ответил я. Служащий банка понял, что его неприятные ощущения оправдались полностью. 'Но такую сумму мы должны сначала подготовить, собрав по всем филиалам, - начал он тянуть время, - затем перевезти сюда и только отсюда весь золотой запас может быть переправлен Швейцарию'. Конечно, такой вариант событий мог быть исполнен в мирное время. Сейчас же Швейцария недоступна из за нашей войны с Германией. Он очень надеялся, что удачно выкрутился, но я мягко напомнил: 'В банках Швейцарии, вами хранятся суммы в десять раз большие чем требуются нам, - начал приводить контраргументы, - через аффилированные банки, проще говоря зависимые от вас, вы можете через три часа перевести всё в тот банк, что мы укажем'. Конечно, тайна Швейцарских банковских вкладов священна, но не для контрразведки такой крупной державы как Россия. Вообще, могу дать вам совет, не ссориться с Россией если Франция рассчитывает на дальнейшие дружеские отношения, какие сложились после нашей победы над Наполеоном. Нарочно подчеркнул 'нашей', чтобы вывезти из равновесия и без того запуганного финансиста.
  
   - В случае невыполнения этой мелкой банковской операции, которая конечно должна остаться тайной, мне поручено передать предупреждение о возможности разрыва Россией тройственного союза и поиска путей мира с родственниками нашей императрицы Victoria Alix Helena Louise Beatrice von Hessen und bei Rhein. Последний раз намекаю, что через трое суток от меня ждут подтверждения перевода. Советую действовать оперативнее. - На сём хотел бы откланяться. Да, чуть не забыл, ровно через сутки я вам позвоню с ожиданием положительного ответа. В случае если его не будет, вы меня больше не увидите. Извините, военное время, сами понимаете - конспирация. По военному стукнул каблуками, как видел в комедиях про немцев и строевым шагом оставил кабинет с ошарашенным хозяином. Главной моей задачей было ошеломить собеседника, чего я с успехом добился. Он даже не спросил мои верительные грамоты и доверенности. Воистину: 'Наглость города берёт'. Теперь остаётся только дистанционно следить за мыслями возникающими по теме финансов и вовремя их корректировать в нужную мне сторону.
  
   Абсолютно успокоенный и воодушевлённый новым рационализаторским приёмом телепортации, оказался в Мадриде через пятнадцать минут. В виду незначительности вклада, просто перевёл его на своё имя, что не вызвало никаких проблем. В патриархальной Испании, служащие испытывали почтение к гербовым документам любой страны. Только один раз мне пришлось прибегнуть к внушению, когда захотел посетить крупнейший в Европе винодельческий завод. Оторвавшись от навязчивого гида, по совместительству соглядатая, добавил несколько капель своей крови в огромные бочки с вином. Вернувшись к экскурсоводу, увлечённо рассказывающему историю виноделия с Римских времён, уточнил, время созревания вин и закладки новых ёмкостей. По информации, выуженной из интернета, именно Испания являлась крупнейшим производителем вина в Европе в начале века. В тройку лидеров входили Франция и Италия. Вино самый идеальный распространитель моего генетического материала. Не зря в религии причащаются именно вином. Кто знает, может быть прежде, это символическое действие несло совершенно реальный смысл. Например, сейчас я уверен в появлении здесь моих генетических копий. Конечно, по внешним признакам они окажутся полностью похожи на своих родителей, но одновременно, одним маленьким участком в цепочке ДНК, связанными с моим сознанием. Собственно, даже ребёнок, в теле которого я так активно действую не принадлежит моему реальному миру. Это просто фантом моего дедушки появившийся в результате симбиоза двух компьютерных систем. Один компьютер - мой персональный, домашний. Другой суперкомпьютер - вода с которой я взаимодействовал. На момент переноса сознания я просто грел ноги в тазу с водой, в нарушении техники безопасности одев аппарат регистрации мозговой активности на голову. Случайным образом все жидкости в моих клетках вступили в резонанс и мой разум соединился с памятью воды через состояние сна. Уже в сотый раз проигрываю в голове события в результате которых оказался заброшенным в прошлое на девяносто девять лет. Кое - что открывается, но очень медленно и неохотно. Весь этот мир не реален, на самом деле, но ощущения от существования в нём абсолютно правдивы. Чтобы не сойти с ума, придумал себе считать открывшееся прошлое, своего рода игрой. Моя догадка оказалось верной. В игре легче пережить любые затруднения, считая их очередной ступенью для достижения следующего уровня. Вот и сегодня, открыв возможности незаметного скоростного путешествия, перешагнул на высшую ступень. Уверен, что рождение первого ребёнка, с моим участием, добавит мне преимуществ. К сожалению, стопроцентной уверенности пока нет, так как первый ребёнок зачат лично мною, всего лишь шестнадцать дней назад. Если считать моё появление в теле девятилетнего пацанёнка с двенадцатого апреля, то первого, традиционно зачатого дитя уже через три дня, можно считать серьёзным достижением. По всем законам природы через двести восемдесят четыре дня, плю - минус пятнадцать, должны появиться сразу два сына. Именно так я приказалсвоему компьютеру через оставшуюся ценную связь. Ценную в буквальном смысле. Электроэнцефалограф 'Voyager', заимствованный на время опытов тянет на пятьдесят пять американских долларов, что совершенно неподъемная сумма для бедного программиста. Именно этот сложно выделанный шлем связывает мой сон не только с компьютером, но и со всей интернет - сетью. Недавно почувствовал, по ускорению соединения, что вся сеть перенесена в мои хранилища информации. Теперь спокойно, в любых объёмах, могу моментально перекачивать нужные сведения моим 'зомби - помощникам' создающим тайную военную промышленность недалеко от моего родного города. Отпала необходимость постоянного контроля с моей стороны. Моя задача сузилась до стратегического планирования будущего квази - государства на территории СССР, пока ещё не существующего. Как известно из классики: 'Лучший экспромт тот, что хорошо продуман заранее'. В подобных полезных размышлениях прошло полчаса, пока объездил все мало - мальски крупные винодельческие заводы Испании. Очень интересно испытать любовь местных девушек, но время слишком ограниченно. Запоминаю множество подходящих для телепортации мест и исчезаю, сразу оказавшись на склоне знакомых альпийских лугов, недалеко от Цюриха. Дорогой парижский костюм, прячу высоко на заснеженной скале, явно недоступной для человека.
  
   Только закатив велосипед на место в каретной возле банка, ощутил тревожные мысли моей добровольной кураторши. 'Она стучится в дверь моей комнаты' - понял причину внимания госпожи Пруггер. Забившись в тёмный угол, исчезаю, не обращая внимания на возможных зрителей, срочно телепортируюсь прямо в свою комнату в гостинице Штатт Отель. Потягиваясь и зевая, открываю двери тёте Хильде. Успокоенная журналистка, всё же подмечает: 'Что - то в тебе изменилось?'. Мне остаётся только взлохматить свои подстриженные волосы, спрятав новую причёску, лениво огрызнуться: 'Не выспался наверное всё ещё, благодаря вашим стараниям'. Извинившись вполне серьёзно, опекунша сообщает о моём первом выступлении через полтора часа. 'Тебе хорошо, - говорит она с завистью, замечая моё спокойствие, - ты из Сибири и не знаешь нашей трудной публики'. Я едва не смеюсь вспоминая аналогичную поговорку моей юности: 'Ему хорошо, он дурак' - говорили у нас на курсе про особо нахальных студентов. 'Ну что же, - решаю сострадательно - снисходительно, - надо будет помочь моей подставной опекунше'. Хоть она и считает себя крутой предпринимательницей, ухитряющейся совмещать три вида деятельности, на моё путешествие спровоцировал её я. Теперь, чтобы не вызвать лишних разочарований, нужно умеренно подыграть. Мне ни к чему слишком большая слава, хватит стандартной известности вундеркинда. С другой стороны, на одном любопытстве народа много денег ей не заработать. Только пообещав плебсу конкретную пользу, в виде излечения, можно вынуть деньги из карманов прижимистых бюргеров. Дядя Володя Ульянов сразу просёк верный план моего промоутера. - Разжечь интерес и уважение к моим 'обычным' талантам вундеркинда, чтобы на этой волне 'втюхать' мой сомнительный дар врачевателя. Вот только дар лекаря у меня совсем даже не фикция.
  
   Для того чтобы пользоваться любовью публики, просто необходимо, научиться изображать идиота. 'Это не шутка и не образное выражение, - размышляю я отвлекаясь от громыхания колёс брички по булыжной мостовой, - вся история мудрости человеческой велит мне это!' Как может обыватель быть счастлив, если ему подобный, только назвавшись артистом, пользуется популярность, наградами и уважением? Если человек имеет явные таланты, большинство из толпы позавидуют ему ещё больше. Завистники 'мудро' рассудят: 'Да будь у любого деревенского пацана вдоволь времени чтобы научиться такому, - так наверное и лучше бы смогли?!' Вот почему талантливые люди, достигшие определённых высот в своём творчестве, начинают скоморошничать и придуриваться. Как только известный человек упадёт с пьедестала, так он для многих становится интересен и даже любим. Ну как же, ведь теперь он пал ниже чем 'Я' любимый!? Теперь каждый человек может считать себя, хоть в чём то, да лучшим. Хитрость состоит в том, что 'падать совсем', известной личности, не обязательно. Важно чтобы он смог снова подняться и выдать что нибудь достойное уважения. Гражданин из народа с радостью примется 'браво' кричать, если будет уверен, что теперешний кумир падал ниже его. Для каждого ничтожества его пример будет как образец надежды на возможное чудо. 'Ничего, что я нищий и глупый, - думает зритель из народа, - вот соберусь с силами, найду время, возьму всю волю в кулак... он ведь вот смог!?' Не желает глупая публика понимать, что 'творец' специально к низким наклонился, чтобы казаться им ближе и роднее. 'Выходит ничего мне выдумывать нового не нужно, - вспоминаю близкие примеры, - Джигурда, Пугачёва, Киркоров...'. Буду дурака валять на сцене и немного ошибаться, только уже перед зрителями, ведь сейчас нет радио и телевидения чтобы мои перлы растиражировали которые я буду вне театра выдавать.
  
   Перетрусила, однако, моя импрессарио, раз притащила за полтора часа до начала концерта. В который раз спросила меня о репертуаре, намеченном для исполнения. Поправила мою одежду и велела проверить настройку инструментов, парню, доставившему их из музыкального магазина. Всё же немецкая щепетильность в экономии денег у ней очень заметна. Возможно во всей Европе это общепринято. Ещё раз напомнила настройщику, что оплачивать аренду она будет ровно с восьми до девяти, как договаривались. Доверенное лицо арендодателя зала, - женщина лет тридцати, постоянно входила и выходила, проверяя входы и выходы помещения в опасении пожара. Два раза спросила тетю Хильду, об отсутствии в нашем шоу фокусов с огнём или фейерверками. Чувствовалось, безо всякого чтения мыслей, что подобное мероприятие, для всех собравшихся, не самое обычное дело. В конце концов и я немного заразился чужим волнением.
  
   Наконец, когда специально нанятый профессиональный конферансье объявил моё выступление, безбожно переврав фамилию, вышел я. Вслед мне, тожественно вынес все инструменты, представитель их хозяина. Полчаса, как точно видел по часам висевшим за сценой, перебирал музыкальные инструменты, исполняя на них простенькие классические произведения. Нарочно избегал сложных пассажей, пропуская иногда целые фрагменты. Хватит со слушателей количества, чтобы внушить уважение к мастерству исполнителя. Некоторые предметы я раньше даже в руки не брал. Флейта, фагот, кларнет и гобой осваивались прямо не сцене. Различать их научился только после ознакомления в интернете. Публичное выступление перед двумя сотнями зрителей невольно заставили меня вспомнить режим зачётов и экзаменов в институте. Точно так же как в студенчестве, напряглись все мышцы, но главное, активнее заработали мозги. Режим 'форсажа разума' в этой виртуальности у меня получался всегда более удачно, что не замедлил сказаться на моих 'талантах' музыканта. Моя случайно, вполголоса, брошенная фраза: 'Знать бы куда здесь дуть' - чуть не привела к обмороку тётю Хильду, прячущуюся за сценой. Но уже через три минуты я вполне сносно наигрывал простенький мотив тирольской песни, известный всем в зале.
  
   Пока конферансье объявлял окончание музыкальной части и начало нового отделения, инструменты выносились со сцены, а я успел переодеться в свои старые, самодельные плавки. Пятнадцать минут физических упражнений пришлось сократить до десяти, ввиду ограниченного запаса спортивного оборудования. Слишком высокие, мастерские кульбиты и фляки, разбавил несколькими неловкими падениями на ровном месте. С трудом поднявшись после последнего, держась за поясницу, вполне правдоподобно изображал страдания, за что заслужил снисходительные аплодисменты. Почти три минуты жонглировал бильярдными шарами. Ходил и даже бегал на руках вдоль сцены. Поставив стул, проделал силовые упражнения на одной руке, с трудом удерживая равновесие. Как заметил, зрители просто не понимали всей сложности эквилибра. После этого открытия перестал играть роль неумелого и доморощеного атлета. Завершение моего второго мини-отделения зал встретил более дружными аплодисментами.
  
   К третьей и последней части концерта мне снова пришлось переодеться, пока ведущий расхваливал мои умения ясновидца. Именно так я посоветовал представить способности которые решил симулировать в этот раз. Слегка разочарованная тётя Хильда недолго размышляла как монетизировать мой новый талант. В текст анонса она добавила немного от себя, намекнув, весьма иносказательно, на мои экстрасенсорные задатки видеть прошлое. Выйдя на сцену пригласил желающих задать вопросы о былом или даже будущем, если его корни скрыты в прошедшем. Только теперь попытался вслушаться в мысли, самой крупной в этой виртуальности, аудитории. Отдельных мыслей уловить почти не смог, только общий эмоциональный фон. Народ оказался настроенным в целом вполне благожелательно, но всё же настороженно - недоверчиво, что и не удивительно, если учитывать мой детский - несерьёзный вид. После некоторых раздумий на сцену всё же вышли две девушки, лет двадцати трёх, очень самоуверенная женщина бальзаковского возраста и мужчина лет за пятьдесят. 'Для первого раза вполне хватит' - молча остановил раздумья других, возможных добровольцев, благодарным взмахом руки.
  
   Первой свой вопрос поторопилась задать стеснительная молодая девушка: 'Сколько мне ждать?'. Как я понял из её мечущихся, затравленных мыслей, она и подругу пригласила за компанию, чтобы не одной стоять перед сотнями чужих глаз. Жених был на фронте. В её возрасте ждать дольше было опасно, а как раз недавно, ей стал оказывать знаки внимания богатый сосед. Развернув картину её будущего, узнал всё самое важное. Но общий вопрос, следует дать подобный же ответ. Я молча обошёл девушку, ещё больше привлекая к ней внимание. Взял за руку и торжественно прокричал: 'Как только кончится война'. Раскрасневшаяся от волнения девица облегчённо вздохнула получив хоть какой-то ответ. Бросилась бежать со сцены, не забыв благодарно пожать мне руки. Собиравшуюся было улизнуть подругу, остановил и так же обошёл, шаблонно взяв за левую руку. 'Тебя тоже интересует не прошлое, - заявил уверенно, - а будущее' - Но будущее твоё скрыто в прошлом. От такой прописной истины наивная девица прониклась страшным уважением и симпатией ко мне. Неизвестно, что оказало большее влияние. Уверен, не последнее место оказало то, что не поленился внушить её рецепторам самый приятный запах исходящий от меня. 'Твоё будущее, - твой старый друг' - опять выдал обтекаемый ответ. Но эйфория от чудного запаха так захватила девушку, что она схватила меня в охапку и поцеловала, вызвав доброжелательный смех и аплодисменты.
  
   Девушек конечно знали некоторые зрители, но мужчина оказался местной знаменитостью, понял я сразу, как только он оказался передо мной. Довольно богатый пятидесятилетний человек ухаживал за больной дочерью, последней и самой любимой. Он внимательно слушал и смотрел вблизи на мой розыгрыш, показанный публике. Отлично ощущалось как он расстроен, понимая, что обманулся в очередной раз. Лучшие врачи не смогли вылечить его одиннадцатилетнюю дочь, вот он и решил, от безнадёжности, обратиться ко мне. Сейчас ему было стыдно своей глупости и наивности. Очень громко и резко, произнёс без вопросительной интонации, как осудил: 'Сейчас и мне скажете, какая проблема у меня в семье самая большая'. Зал, почти наполовину состоявший из коренных жителей, тревожно замолк. Долгую паузу прерывали редкие перешёптывания местных с гостями. Не став нарушать традицию, так же обошёл господина и произнёс в полной тишине: 'Ваша дочь серьёзно больна и помочь ей может только один человек в мире' - на этом я нарочито прервал речь. Все захлопали моей отгадке, но вставший на путь недоверия отец, не мог так легко избавиться от силы инерции: 'Вам рассказали..., ты услышал в зале..., как ты мог знать?' - наконец сорвался он на прямой вопрос. Поняв, что он и публика в моей власти, уже иронично я продолжил: 'А так ли вам важно откуда я знаю?' - обвёл я рукой весь зал, как бы спрашивая поддержки своего вопроса. 'Кто вылечит? - нашёлся самый наивный и несдержанный в дальних рядах. 'Именно!' - подтвердил я и поднял указательный палец вверх. Продолжая держать руку я молчал, пока из первых рядов зал не раздались робкие: 'Кто? Где? - и наконец, - Да спроси ты его сам, чего молчишь!?' Несчастный отец, уже неуверенно и робко пробурчал: 'Кто же может вылечить мою дочь?' Его услышали только первые ряды, но этого и не было нужно. Все отлично поняли смысл его слов по его униженно - просящему виду. Дождавшись вновь полной тишины, молча вышел на середину сцены к самой рампе. Постояв немного, низко поклонился, спокойно и веско сказав: 'Я'. Уже обернувшись к мужчине, повторил: 'Я вылечу вашу дочь'. 'Чтобы вы мне поверили, - вновь повернулся к залу, - расскажу как я узнал о больной дочери господина'. Я не применяю волшебство и не знаюсь с дьяволом. В моей методики скрыта только внимательность, наблюдательность и дедуктивный анализ. Но хочу предупредить сразу, - многим, результаты моих выводов покажутся чудом. 'По большому счёту, для пополнения моего счёта, - намекнул я игриво и многозначительно, - мне выгодно если мою тяжёлую работу зрители считают чудом' - снова слегка поклонился в ответ на аплодисменты и одобрительный смех. Показал на взволнованного надеждой отца и продолжил: 'Красивая роза из бисера в лацкане этого господина, сказала мне, что он имеет любящую дочь имеющую много свободного времени'. Кроме этой явной приметы, отмечу ещё несколько, не раскрывая всю цепочку моих выводов. Я принялся загибать пальцы перечисляя, начищенные ботинки, отутюженные брюки, аккуратно сложенный уголок платочка в нагрудном кармане пиджака. Ещё раз раскланявшись, пообещал избавить слушателей утомительных подробностей всех тонкостей моего ремесла. 'Обещаю впредь давать вам только красивые и эффектные результаты, - проводил мужчину на своё место, - а знай вы все мои приёмы , разве стали бы вы ходить на мои концерты?' - и снова поклонился, под смех и аплодисменты зала.
  
   Последней на сцене оставалась пожилая, в сравнении со мной, солидно выглядящая дама. Кроме известности в обществе, она имела заслуженно высокий авторитет. 'Серьёзная дама требует серьёзного отношения' - понял сразу тему её вопроса. Почти год назад у неё украли семейную реликвию, очень дорогой алмаз вправленный в кольцо. Уверенная в себе госпожа не стала играть в загадки. Её интересовал только ответ на вопрос о украденном фамильном кольце, о чём она сразу и заявила. По тишине установившейся в зале, понял, что её история известна многим. Из всего многообразия чувств, красным фонариком вспыхнул страх женщины выполняющей роль служанки, или компаньонки, как она предпочитала себя именовать. Минуту тревожного молчания нарочно выдержал для психологического напряжения толпы. Потом спросил госпожу о наличии в зале её родственников или домашних. Она показала на компаньонку, к которой я тут же подошёл и пошептался около минуты. Попросив разрешения отправить девушку на поиски кольца, распорядился дать ей двуколку. Пока ожидали возвращения, исполнил две музыкальных композиции на гитаре. Зал взорвался аплодисментами, когда меня прервала, вбежавшая в зал служанка с кольцом в высоко поднятой руке. 'У меня появилось множество почитателей и одна, искренне преданная, помощница' - понял я. прощупывая мысли 'нашедшей' кольцо. Моя предыдущая речь, по поводу сохранения тайны моих 'откровений', сейчас оказалась как нельзя к стати. Кратко рассказал, как я посоветовал верной компаньонке поискать за комодом. Разумеется не сообщил, что кольцо было припрятано ею же, в своей комнате, дожидаясь реализации после окончания службы.
  
   По окончании выступления меня уже ожидали несколько человек, также что либо утерявших, но Хильда, в новой роли импресарио, смело отодвинула их с нашего пути к карете. 'Молодец bambino, - заговорила немка по итальянски как только оказались наедине, - отлично ты всех развёл'. Благоразумно не ответив на её провокацию, пожаловался на постоянную усталость от непривычного горного климата и попросился спать. Благосклонно разрешив мне поступать как заблагорассудится, она поспешила считать первую прибыль своего нового начинания. 'Алчная душа всем злым делам начало'. Иоанн Дамаскин (676 - 749). Вдруг вспомнилась цитата христианского святого, урождённого Мансур ибн Серджун Ат-Таглиби. Восток - дело тонкое! Кстати, арабский регион сейчас под властью Британии, как и вся Индия, Канада, Австралия, Часть Африки.
  
   Борьба за освобождение во всём мире активизируется только после нашей революции. Знаю из истории, что советское правительство окажет моральную поддержку всем этим антиколониальным движениям. А почему бы не опередить дядю Володю? Почему бы не поделиться буржуйскими накоплениями с угнетаемыми народами? Иначе, мои теперешние усилия по спасению и накоплению чужих сокровищ будут похожи на алчность. Дальше, кто знает, могу и до злых дел докатиться. Все равно, финансовые средства, которые сейчас пытаюсь аккумулировать в Швейцарии, мои собственным производствам не понадобятся. Планируемое 'мини-государство' обязано быть полностью конспиративным. Никакие поставки материалов или оборудования, в промышленных масштабах из за границы невозможны. Всё необходимое придётся изыскивать на зауральских территориях или осторожно завозить из СССР, так, чтобы это не стало известно в мире. Выходит, что кроме борьбы за увеличение своего клана, придётся бороться и за свободу народов в прямом смысле!? Кстати, благодаря информации из интернета я знаю кто точно будет лидером в будущем, кого можно смело спонсировать и незаметно помогать заключая тайные договора о сотрудничестве. Хорошо, что сейчас уже ночь и я смело могу переправиться на восток. Лидеров освободительных движений конечно не встречу, но места для будущих мгновенных телепортаций обязательно присмотрю. Средством передвижения выберу уже не велосипед, а обычный аэроплан. Объявления о полётах на новейшем самолёте Швейцарской постройки расклеены вместе с моими на всех рекламных тумбах города. Раз так активно приглашают, пора попробовать полетать на Hafeli DH-1.
  
   2. Те, кто достаточно умны, чтобы не лезть в политику, наказываются тем, что ими правят люди глупее их самих. Платон
  
   Вырвавшись из гостиницы переместил себя на знакомую брусчатку мостовой возле банка. Велосипед не взял, а пробежался пять минут по указанному в объявлении адресу за город. Аэродром не был даже огорожен. В единственном сарае громко спорили двое охранников, уже хорошо выпивших и успевших рассориться за карточной игрой. Притворившись нищим беженцем попросился переночевать. Стоило спросить про технику, спрятанную под брезентовым навесом, один из спорщиков принялся в подробностях расписывать преимущества нового самолёта Швейцарской постройки. Он представился списанным по здоровью бывшим военным пилотом. На самом деле, как я понял, глубже копнув в его голове, он был простым механиком уволенным за постоянное пьянство. Радовало то, что зная его золотые руки начальство не решилось избавиться от него совсем и оставили при обслуживании аэродрома. Увидев во мне заинтересованно слушателя, механик в отставке рассказал мне всё устройство самолёта. Но главное, мне удалось выведать, не спрашивая прямо, что аппарат подготовлен к завтрашнему вылету. Дальнейшее оставалось делом техники. Крепко спящие секьюрити спокойно заглушали собственным храпом звук взлетающего самолёта. 'Первый раз управляю самолётом, пусть даже таким простым, а сохраниться, на случай неудачи, даже не подумал' - пришла хорошая мысль. Набрав чуть больше высоты, на секунду выключаю сознание ребёнка в котором существую. Пропеллер не успевает клюнуть носом, как я снова подхватываю управление. 'Такая скорость мне не подходит, - решаю уверенно, - на УАЗике бывало быстрее летал, конечно, если с горки...'. Увеличивать скорость принудительно, как на велосипеде, не совсем подходящий вариант. Эта этажерка из дерева и полотна рассыплется через полчаса при трёхста километрах в час. Для такого вывода вполне хватит моей тройки по сопромату. Пойдём другим путём. Забираюсь на максимальную высоту, присматриваю самый дальний видимый ориентир, благо ночью вижу отлично, - секунда, и я над ним. Через пятнадцать 'виртуальных перемещений', замечаю как на востоке начинает светать. Выбираю чистое пространство ровного поля и выключив двигатель плавно планирую, предварительно создав точку для перезагрузки. Пролетев над самой землёй, просмотрев все неровности на поляне, мысленно возвращаю себя в начало поляны. Приземление, самая опасная часть пилотирования, проходит идеально. Теперь, остаётся выяснить моё местонахождение. Окружающая природа совершенно незнакома. Яркие лучи майского солнца рисуют утренний пейзаж совершенно фантастическим. Далеко внизу вижу ярко зелёные поля и серые фигурки людей. Переношу себя в крону высокого дерева стоящего на отшибе. Хорошо, что не выбрал красивые сине-зелёные поля, вблизи оказавшиеся рисовыми чеками. Совершенно спокойно подхожу к двум парням суетящимися на сухом берегу у костра. Мой наряд не многим отличается от того, что на них. Ростом мы тоже близки с узкоглазыми пацанами. Знаками объясняю свою немоту и желание есть. Последнее они отлично понимают и ловко манипулируя длинными палочками вынимают из кипящего на огне казана каких-то гадов морских. Внимательно вслушиваюсь в ощущения и чувства 'кормильцев', формирующиеся в странные слова незнакомого языка, пока ем вкусных, крупных креветок. Наконец определяю, в базе знаний подаренных интернетом, языковую группу. На всякий случай, загружаю себе все языки южно-китайских диалектов. Постепенно, трескотня юных китайцев, наблюдающих мой неловкий способ расправы с креветками, становится понятной. Стараясь точнее выговаривать незнакомые сочетания звуков, медленно произношу: 'Рад, что сделал вам весело' - чем привожу их в полный восторг. Они достают мне ещё больше креветок, от которых я с улыбкой отказываюсь: 'Подождём остальных, вдруг им не хватит?'. Весёлые и подобревшие парни наперебой разъясняют, что односельчане как раз ловят пресноводных креветок в рисовых полях. Теперь уже их симпатия вызвана моим интересным акцентом, - улавливаю настроение обоих. 'Какой самый крупный город поблизости?' - спрашиваю, приятно коверкая интонации. Ещё до произнесения ими ответа, обрадованно узнаю, - Ханчжоу. 'Ну вот, наконец определился!' - спадает бремя неизвестности. Китай очень перспективный регион, но самое важное сейчас, наметить будущие точки телепортации, пока есть самолёт. Задав ещё пару наводящих вопросов уточняю точное место нашего расположения, знакомлюсь с парнями, называя своё подходящее (瓦西利) имя. Имя вполне китайское Ва Си Ли. Соседняя роща бамбука моментально скрывает меня из вида, но в их размышлениях ещё долго слышу недоумение по поводу моего умения ходить не раскачивая верхушки тростника.
  
   Двигатель самолёта не успел остыть, потому заводится с пол-оборота. Едва оторвавшись от земли, сразу перемещаюсь, вместе с летающей этажеркой, высоко над едва синеющими вдалеке горами. Понимая, что большого смысла нет, двигаться обратно в темноту, тороплюсь навстречу восходящему солнцу. Теперь, мне помогает карта, развёрнутая в моей памяти. Нужды приземляться уже нет. Чуть снижаясь над Тайванем, выключив трескучий двигатель, нахожу место для будущего перемещения на высокой и лесистой горе. Почти врезаясь в скалы, перепрыгиваю на огромную высоту над маячившей кромкой моря. В дневное время, решаю, не включать больше шумный двухтактник. Треск с неба обязательно привлечёт ненужно внимание. Выходит я верно выбрал ночь, для своего первого воздушного путешествия? Уже пообвыкнув в деле управления самолётом, понимаю, что в будущем, могу даже не взлетать общепринятым способом. Достаточно, находясь за штурвалом, переместиться на достаточную высоту над землёй, а затем просто планировать набирая скорость, чтобы снова мысленно вознестись над следующим ориентиром. Именно так, оказываюсь над Южной Кореей, Японией, Сахалином, Камчаткой, Аляской, Канадой, США и Мексикой. Глянув на часы, возвращаюсь к выполнению первоначальных намерений. Мне необходимо найти точки телепортации в арабских пустынях, Индии и Сиаме, ныне находящихся в сфере колониальных интересов Британии. Вспомнив свой опыт посещения стратосферы земли, тут же ощущаю знакомое чувство невесомости, полного спокойствия и тишины. С трудом ориентируюсь в пространстве только по солнцу. Разглядывая землю, начинаю понимать всю свою глупость. Можно было сразу выйти в безвоздушное пространство, как только сел в кабину самолёта в Цюрихе, а потом, с большой высоты. выбирать места на планете где хотел бы оказаться. Не сдержавшись, отмечаюсь в Австралии и отдельно в Новой Зеландии не приземляясь. Индонезию, Таиланд, Индию и Аравийский полуостров с частью Африки, пролетаю в тишине, сохраняя в памяти места для будущих посещений. Зависнув над средиземным морем, 'роняю' планер на Апеннинский полуостров. 'Зачем завтра с утра 'пилить' на велосипеде, когда могу сразу оказаться в Риме?' - вспоминаю с сожалением вчерашнее перемещение до Парижа. С другой стороны, некоторые проблемы с тем путешествием, привели к новым открытиям. 'Тогда в чём же каяться? - одёргивая себя в самоедстве, - я делаю именно то, что и положено все людям!' 'Жизнь - это бесконечное совершенствование. Считать себя совершенным - значит убить себя'. Геббель (1813 - 1863). Если разобраться, я здесь не совсем реален, но всё же живу и совершенствуюсь. Когда перестану совершенствоваться сам, буду совершенствовать ближних. В совершенствовании окружающих есть великая обязанность их учёных собратьев, как мне вчера указал дядя Володя Ульянов. Какой смысл в моей гениальности музыканта, если живу среди не имеющих слуха дикарей? Ведь понять всю красоту устройства турбореактивного двигателя смог только мой земляк, гидроинженер Балакшин, будущий профессор. Пожалуй, прав был Ленин, походя открывший мне главное предназначение знающего. Если любой добросовестный борец за знания, честно выстрадав это богатство, обязан бороться за то чтобы вернуть полученное в народ, что говорить о знаниях свалившихся на меня подобно подарку? Обязательно следует продумать эту тему позже. Сейчас мне предстоит наиболее серьёзное мероприятие, - ночная посадка на взлётную площадку Цюриха. Двигатель по прежнему не включен. Повторив приём прошлого приземления в Китае, прокатившись два десятка метров, биплан спокойно останавливается. От того места где он хранился раньше, где я его представлял для контакта с землёй, аппарат откатился метров тридцать. На будущее следует научиться гасить инерцию перед парковкой, тогда установка машины будет происходить идеально, точно на старое место. Пока же приходится тащить его за хвост и принайтовать на расчалках как было раньше. Даже брезентом накрываю, как до моего прихода. Грубовато поднимаю охранников, сообщая, что всю ночь не спал охраняя их технику. Бывший, разжалованный механик испуганно суетится, проверяя состояние летательного аппарата. Удивлённо доливает ещё литров десять топлива, попутно трогая ярко красный кожух двигателя. Хорошо, что я догадался выключить его ещё в Китае. За время нахождения на большой высоте он давно остыл. Только теперь, полностью успокоившись, мужики мысленно молят бога за моё присутствие, на словах пеняя: 'Трудно разве нас сразу разбудить? Мог ведь и хозяин с проверкой нагрянуть?' Опять до меня поздно доходит, что во времена 'дикого капитализма' всё может быть частным. Имея неограниченные денежные средства вполне могу позволить приобрести любой аэроплан и перегнать его за Урал. Идея мне сразу понравилась настолько, что не откладывая занялся продумыванием деталей предстоящей махинации. Мужикам подкинувшим хорошую мысль, заметил: 'Теперь будете меня пускать посидеть в кабине аэроплана, может и ещё раз окажусь полезным...?'. Простой план использования меня в виде бесплатного подменного пришла им в головы одновременно, после чего они утвердительно закивали, обещая кормить меня до отвала каждую ночь. Уже у себя в комнате, внимательно ознакомился с информацией выданной интернетом о лучших самолётах на сегодняшний момент. Как ни странно, это оказался немецкий, самый страшный самолет Первой мировой: Fokker E.I Eindecker Нормальная взлетная масса: 660 кг Размах крыла: 8,5 м Двигатели: 1 ПД (поршневой двигатель) Oberursel U.0, 80 л.с. Максимальная скорость: 132 км/ч Практический потолок: 3000 м. Практическая дальность: 200 км.
  
   Определённо, всё указывает мне на необходимость связаться с германским правительством. Попытка выручить личные вклады Императрицы, необходимость лучше знать своего главного противника в будущей войне, вот три важнейшие причины заставляющие меня играть друга Германии. Стоп! - Вспоминаю свои намерения. Чтобы распоряжаться вкладами Александры Фёдоровны нужны доверенности лично от неё.
  
   Внедряясь в разум моего доверенного 'засланца - помощника', бывшего авиатора Александра Николаевича, понимаю, что он спит. Говорю ему откровенно, со всей начальственной прямотой: 'Сашка сволочь, ты почему дрыхнешь когда дела Государства требуют твоего непосредственного участия?' Последние слова совмещаемые с подачей сильного невербального эмоционально заряда заставляют его подскочить. Он снова расположился на деревянных нарах зарешеченной камеры. 'Неужели опять закрыли? - мелькает пугающая мысль. - Нет, такого не может быть, ведь он бы сразу запросил помощи?'. Слыша все мои рассуждения у себя в голове он уныло подтверждает их верность. 'Меня положили переночевать в свободной камере на вокзале Симферополя, - поторопился он оправдаться, - а сегодня , как пойдёт ближайшая оказия ...'. 'Ты братец совсем забурел от безнаказанности? - спокойно задаю прямой вопрос. - Покупай три или четыре сменных лошади и через два часа чтобы был в Евпатории'. Скажи полицмейстеру, что вопрос государственной важности... Хотя нет, стой, не торопись. - Мне в голову приходит простая мысль. Для предметного разговора с Хильдой Пруггер, шпионкой двух дружественных разведок, мне нужны заверенные документы через два часа. За это время Александр сможет только осилить шестьдесят километров. Потом, нужно ещё найти царицу, убедить написать доверенность, заверить как положено... Нет, вариант с обычной доставкой гужевым транспортом, не прокатывает. 'Смотри прямо перед собой в камере, - приказываю служивому возвращаясь в его голову, - и сильно не пугайся и не ори' - завершаю мысле-фразу уже находясь перед ним, прямо на параше. Винить его не хочется, так как сам не проверил видение того места, что расположено перед ним. Такое случается со мной уже дважды. Если третий раз совершу подобное, буду вынужден считать дураком себя. Саня, как и Базаркул, не могут отвечать за мои ошибки. Пока испуганный парень занимает место на параше, видимо с перепугу, выхожу из камеры, мимо удивлённого охранника, на улицу. Через пять минут, сделав несколько телепортаций, оказываюсь на вокзале Евпатория. Первый же полицейский, удивлённый моим глупым вопросом, мысленно указывает место расположения царского семейства известное всем в городе. Благополучно покинув станцию, без труда добираюсь до дачи фрейлины Анны Вырубовой расположенной на самом берегу моря. Всё, на этом своё путешествие прекращаю и возвращаюсь к беседе со своим протеже, прапорщиком Александром Успенским. На этот раз проверяю наблюдаемые им объекты вокруг и выбираю для переноса дальние кусты. Некоторое время любуюсь, как помощник продолжает вертеть головой, давая мне панораму пустого утреннего привокзального парка. 'Ну хватит башкой вертеть, - останавливаю его грубовато, - так и шею перетрёшь'. Уже менее пугаясь, чем при первом моём появлении, он подскакивает и отдаёт мне честь. 'Виделись уже, - панибратски машу ему рукой - ты меня сначала на парашу усадил, а теперь честь отдаёшь'. Прерывая его конфузливые извинения, шутливо говорю: 'Давай обнимемся, раз зла друг на друга не держим' - и тут же мы оказываемся на песчаном пляже около дачи 'Мечта'. Меня немного радует маленькая месть, но сразу перехожу к главному. Указывая на здание вдалеке излагаю свой план. Время действительно раннее, потому его не хотят пускать даже за периметр охранения. Я подсказываю магическую фразу: 'Передайте Государю, что я со срочным известием от его порученца Василия Зауральского'. Советую Александру увереннее распорядиться, что если он спит, обязательно разбудить. Охранники из местных не очень верят, но я внушаю им чувства тревоги, и они решаются пойти в опочивальню. 'Кто их знает во дворце, - рассуждают между собой, - может у них так принято во время войны'. Один, всё же, остаётся с Успенским. Только через десять минут, лениво позёвывая, выходит государь. 'До чего же неприятный тип оказывается' - соображаю я, видя 'явление Царя Батюшки' глазами прапорщика. Только тут, ощущая испуг своего помощника, сознаю наше полное взаимопроникновение мыслей и чувств. Беру власть над телом прапорщика и медленно шепчу Николаю второму: 'Ваше величество, я ваш новый адъютант, как уговаривались с Василием...'. Широко открыв глаза Государь долго соображает. Когда до него доходит, он заметно пугается, что замечают даже охранники. 'Что делать? - звучит его первая фразу мне на ухо. - В доме негде поговорить'. - Сообщает он как бы извиняясь. 'Идёмте прогуляемся по берегу моря, - предлагаю я голосом прапорщика, - а господа офицеры будут поодаль'.
  
   Подтвердив моё распоряжение, Николай идёт по самой кромке берега, до деревянных мостков ведущих далеко в море к большой купальне из фанерных щитов. Как только они добираются до купальни, где ожидаю я, резко перехватываю беседу: 'Сейчас срочно поднимайте супругу и добивайтесь чтобы она быстро написала доверенность на получение всех её вкладов в родной ей Германии'. Все на моё имя, как и прошлые доверенности. Подтверждать нотариально не так уж обязательно, достаточно вашей подписи и может быть другого известного лица. Главное чтобы письмо было написано лично её рукой, по немецки. Может даже ещё несколько писем родственникам написать, для полной достоверности. Ради такого случая я подожду, но не более сорока пяти минут. 'Если возникнут вопросы или недоразумения, связь со мной держать через вашего нового адъютанта, - указал на опустившегося в одурении на лавку, прапорщика, - который будет постоянно при вас' - последние слова я произнёс с особым нажимом, выделив слово 'постоянно'. Тот же приказ, быть постоянно при Николае, продублировал в его мыслях, что заставило его подскочить и отдать честь. Николай второй 'милостиво' соизволил ему улыбнуться, чем совершенно успокоил верноподданническое сердце воина. На самом деле, как я отлично читал в его мыслях, Николай чувствовал себя затравленным фантастическими событиями, повтора которых он совсем не ожидал в этом приятном курортном месте. Чему удивляться, что такой 'самодержец' не удержал Россию от развала? Стократ прав француз: 'Лучше лев во главе стада баранов, чем баран во главе стада львов'. (Наполеон I) Все же, верный я выбрал путь, не поддерживать от развала грядущей революции Российскую империю. Честно говоря, у меня бы всё равно не получилось. Только бы продлил агонию. С другой стороны, через два года могу управлять всей Россией от имени самого царя, как сейчас управляю действиями прапорщика Успенского. В начале лета восемнадцатого года, Николая второго должны расстрелять вместе с семьёй. Сохранить ему жизнь до тех пор, уверен, особого труда не составит. Вот только неизвестно, окажусь ли 'львом', на его месте? Самое главное, вся жизнь страны пойдёт неизвестными путями, что меня больше всего пугает. Если бы удалось перенестись в прошлое лет на пять раньше, перед самой войной, тогда может быть имело смысл рискнуть удержать империю от краха.
  
   Оставшись в купальне, на берегу, занял управление телом адъютанта. Функция для меня не новая, но мало изученная, а потому неприятная. Такое чувство, что мы управляем машиной вдвоём. Он давит на газ, переключает скорости, а я только держусь за руль иногда помогая. Конечно, главный инструктор я, но удовольствия, подобная техника внедрения мне не доставляет. Николай предлагает пробежаться до коттеджа, что мы, вместе с охраной, послушно делаем. Отлично ощущая испуг Николая, понимаю, что он стремится быстрее скинуть эту неожиданную обязанность. Бесцеремонно будит жену, предварительно приказав принести писчие принадлежности. Ощущаю удивление моего аватара - поручика при виде допотопной перьевой ручки фирмы Jack Knife. 'Видимо в быту они ещё не встречались' - догадываюсь иронично. Когда супруг наконец объясняет бывшей немке возможность возврата её денег, Александра Фёдоровна проявляет похвальные энергичность и предприимчивость. Позвонив градоначальнику она заказывает нотариуса с гербовыми печатями. Находит свои старые, ещё не отправленные, письма влиятельным родственникам в Германии. Кроме доверенности на моё имя, сочиняет личную записку директору Банка с которым она знакома персонально. Уже через тридцать минут внушительная пачка бумаг оказывается упакованной в пухлый портфельчик. Мой заплечный мешок заметно увеличивается, когда я возвращаюсь в свой Цюрихский отель. Как понял из перечня документов, там есть дополнительные доверенности на получение вкладов в других банках Швейцарии и Франции, что меня очень радует. 'Именно на них и куплю самолёт, - соображаю критически, - даже если немецкие вклады не удастся вытянуть'. Полчаса, оставшиеся до прихода моей кураторши и по совместительству импресарио, провожу очень продуктивно.
  
   Проверка управляющих новыми территориями даёт приятные результаты. Две моих базы испытывают огромный наплыв новых кадров. Как оказалось, под моё управление попадают не только русские бойцы, спасённые благодаря моему вмешательству. Немцы, чехи и даже англичане появляются за Уралом. Основные потоки новичков давно направляю под Байконур. Нескольких, особо грамотны офицеров наградил современными базами данных по геологоразведке и бурильному делу. Сейчас там нашли воду и приступают к посадке первых лесополос задерживающих ветровую эрозию почвы. Необходимые саженцы на аграрно - промышленной базе посажены, но пользуясь большим количеством народа удалось очень много молодняка накопать прямо в лесах. Именно эти сосны аккуратно поливают сейчас в казахских степях. Ближе к станице Магнитной, будущему Магнитогорску, заложили строительство чугуноплавильного и сталелитейного заводов. Для производства собственной меди и алюминия сначала необходимо определиться с принципом производства электроэнергии. Более десятка человек озадачил этой проблемой, прежде внедрив им сведения о всех принципах выработки энергии. Всех захватила идея строительства атомной станции, но ввиду технической бедности, пока, остановились на ветрогенераторах. Детали уже заказали на заводе моего партнёра инженера Балакшина, благо профиль производства почти тот же самый. За неделю моего отсутствия за Уралом, дела там двигаются очень хорошо. Конечно, каждый день, контролирую ситуацию, внедряясь в разум всех ответственных лиц. Неожиданные успехи в животноводстве показала четырнадцатилетняя дочка казаха, Азиза. Она посоветовала Сергею, директору всей моей Мендерской территории, объявить о закупке скота, который раньше гоняли на бойню в Курган. Принимать решили даже молодняк, по цене взрослых животных. За прошедшую неделю положение с питанием стало отличным и уже смогли получить первый приплод. Некоторые крестьяне обманом сдавали суягных овец и стельных коров для лишнего веса. В помощь девчонке назначил несколько ветеринаров и зооинженеров. Конечно всем скопировал в подкорку знания по необходимым дисциплинам. Образованные мужики решили строить кроличьи и птицеводческие фермы, для быстрейшего обеспечения мясом прибывающего населения. Ограничив пока разрастание базы под Мендеркой тремя тысячами, всех остальных 'зомби - помощников' направлял в огромную, более перспективную, базу между Магниткой и Байконуром. Благо отец Азизы был потомственным животноводом и легко закупил у знакомых коллег несколько отар овец, табунов лошадей и верблюдов. Несмотря на все их успехи, предупредил, что через год или два ожидается увеличение населения до пяти или шести миллионов. С трудом разъяснил, что это количество народа будет подобно населению всего Кургана увеличенному в две тысячи раз. До конца они так и не поняли, лишь испугались предстоящей необходимости прокормить такую тьму работников. Другого мне и не нужно, пусть соображают как увеличить продовольственную базу заранее.
  
   Вот появилась очень радостная кураторша Хильда Пруггер. 'Василий, - обратилась она ко мне с порога, - половина билетов уже проданы за сегодняшнее утро, ты представляешь?' Очень удобный случай, на фоне наших успехов озадачить её новой проблемой. Со скорбной миной на лице, признаюсь о секретном поручении данном мне в России. Немного встревоженная, выслушав о задании зауральских купцов по спасению их денег вложениями в Швейцарских банках, она успокаивается, так как эта тема не касается её шпионской деятельности. 'А чем тут я могу помочь, - заявляет она уверенно, - ты умный парень, спроси сам в любом банке как можно перевести к ним деньги и под какие проценты'. Тут я перешёл к более деликатной теме. Признался, чуть не хныча, что на допросе в Царском селе мне пришлось рассказать жандармам про поручение наших купцов. Госпожа Хильда, журналистка и германская шпионка, заметно напряглась: 'Что же дальше?' 'Через час пришла женщина в богатом платье, - продолжал я вдохновенно врать, - расспросила меня заново и поручила передать знакомым в Германии, документы которые она мне выдаст перед отъездом'. Вспомнил, как жандарм потом, строго наказал молчать в чём потребовал расписку. Дальше я подробно рассказал, как нам, с тётей Таней Трубецкой, разрешили остаться, чтобы ждать возможного вызова на аудиенцию к монаршим особам. 'Даже оплатили проживание, - вспомнил я для достоверности, - наверное серьёзно хотели встретиться'. Хильда поняла то, что должна была понять, но всё же с подозрением спросила: 'А что же ты мне всё рассказал, если обещал молчать?' - и внимательно заглянула в глаза. 'Так мне деваться уже некуда больше, - признался понурив голову, - первую дорогу через Германию пролетели без остановки. Думаю, что и обратно мне не вырваться будет?' Как бы вспомнив только сейчас, добавил: 'Кроме всего мне ещё вклад поручено забрать в Германии и перевести в Швейцарию на своё имя'. Тут я в бессилии развёл руками, показывая, что мне действительно не имелось выхода. 'Сколько ты бумаг подписал о неразглашении в жандармерии?' - задумчиво спросила шпионка. 'Одиннадцать, - не задумываясь, тут же ответил я, - и ещё две, когда получил бумаги перед отъездом из Царскосельского'. На её осторожный вопрос о тех бумагах, сразу вынул портфельчик и высыпал письма на стол. Все конверты не были запечатаны. Просмотрев бегло шапки писем, ошарашенно спросила: 'Читал? Понял?' Она давно уже догадалась сама, но только чтение посланий доказало верность её первых подозрений. 'Что же делать?' - задала она вечный вопрос русской интеллигенции. 'Почта это ерунда, - сказал я равнодушно, - важнее вот этот конверт, с которым мне и нужна помощь' - вынул из мешка последнюю тонкую пачку документов. Там были официальные доверенности на моё имя и неофициальные письма банкиру и какому то Вилли. 'Почему братцу Вилли наша императрица пишет отдельно от всех родственников, даже не знаю, - посоветовался я с кураторшей, - может ошиблась, и мне лучше послать их вместе с остальными, по почте?' Конечно я знал, что император Германии король Пруссии Вильгельм второй приходится двоюродным братом Александре Фёдоровне, но любопытно было увидеть реакцию собеседницы. Журналистка внешне замерла, внутренне переживая бурю эмоций и обдумывая десятки вариантов действий. Как я и ожидал, перевешивал все аргументы личный бизнес со мной, намеченный на сегодняшний вечер. Наконец она решила очень просто, - рассказать всё начальству и переложить все раздумья на них. На ближайшее выступление ещё была надежда, но на завтра и послезавтра ей приходилось расстаться с корыстными мечтами быстрого обогащения. 'Меня наверняка заберут в Германию для разъяснения всех деталей' - понял её огорчение от сорванных гастролей. 'Ты разрешишь на время взять твои письма, - определилась она со своими действиями, - тогда постараюсь помочь тебе выяснить, что с ними делать дальше'. Я с видимым удовольствием избавился от тяжёлой обузы, чем обрадовал тётю Хильду. разрешившую мне гулять до обеда.
  
   Навестил своих новых знакомых Ульяновых, где меня приняли с необыкновенным радушием и даже гордостью. 'Кто бы знал, что я вчера кидала мелочь самому знаменитому мальчику в Цюрихе, - со смехом встретила меня тётя Надя. - Сегодня на базаре только и разговоров, что о чудо - ребёнке из Сибири. Дядя Володя крепко пожал мне руку, прошептав на ухо: 'Спасибо за лечение, сняло как рукой ещё вчера!' В свою очередь, пообещал учиться как он мне велел, с тем чтобы передавать свои знания нуждающимся. Ленину понравилось слово 'нуждающиеся', применительно к знаниям. 'Верно ведь ты Василий вчера подметил, - вспомнил нашу беседу за обедом, - если крестьянин не захочет знаний, никакими силами его к ним не притащить'. Недавно только французский писатель Анатоль Франс сказал: 'Чтобы переваривать знания, надо поглощать их с аппетитом'. Какой может быть аппетит к знаниям у мужика от сохи? 'Нет, революцию можно делать только опираясь на самые активные классы, - рабочих и студенческой молодёжи' - горячась, как будто с ним спорили, выпалил он на одном дыхании. Мягко заметил, что студенты как будто не считаются классом у Маркса. Ильич согласился, что иная прослойка может быть полезнее чем весь базовый класс, такой как крестьянство. Рабочему, уже оторванному от средств производства, нечего терять кроме своих цепей, а у крестьянина всегда найдутся накопления инвентаря, построек каких-никаких, да и землица, передаваемая по наследству, имеется. 'Значит крестьянин - потерянный для революции класс' - подвёл он черту своим рассуждениям.
  
   Тётя Надя подала жиденький чай со вчерашними булками. Зная из интернета о проблемах с деньгами у русской эмиграции, предложил принять мой посильный вклад в дело борьбы за свободу. Решительно выложил на стол две тысячи русских ассигнаций разного достоинства. Надежда Константиновна замахала руками не находя нужных слов, когда я обратился к хозяину: 'Даю лично вам, дядя Володя, так как знаю, что ваше благополучие и здоровье будет означать и успех дела которым вы заняты'. Настоятельно повторил, что не желаю чтобы деньги передавались на другие, пусть самые благие дела. 'Общие дела должны быть заботой общества революционеров, а о себе самих о вас никто не позаботится' - нарочно заострил адресность своего дара. 'Это мой процент на ваши вчерашние вложения' - вспомнил я медяк брошенный мне на улице. - и с улыбкой поглядел на Крупскую. Она страшно расчувствовалась, бросилась меня обнимать и целовать со слезами на глазах. Дядя Володя встал, торжественно подошёл и пожав руку поблагодарил: 'Спасибо дорогой Василий, - как тебя по отчеству?' Пообещав запомнить мой щедрый дар и вернуть с теми же процентами, после победы пролетариата, он крепко обнял меня. Только тут я сделал вид, что вспомнил зачем зашёл. Попросил выдать письма к его друзьям которые готов передать сразу по приезду. 'А если они живут далеко, то и специально заверну, - пообещал я твёрдо, - раз мы с вами вместе будем бороться за светлое будущее'. Ильич заразительно рассмеялся и пошёл за письмами. Пока он искал, а потом ещё дописывал, тётя Надя расспрашивала о моих делах в Швейцарии приносящих такую большую прибыль. Напомнил ей о моей феноменальной памяти и признался, что послан сюда нашими купцами, под видом скомороха, шпионить за промышленными новинками Европы. Искренне удивлённая Крупская вытаращила и без того не маленькие глаза: 'Так как же ты везде собираешься успеть?' Европа же большая, а сейчас ещё и война идёт. Ответил просто: 'Я же маленький, меня никто не боится, любопытство моё не удивительно'. В Германии уже посмотрел несколько заводов по дороге сюда. Обратно поеду, - другие технологии запомню. Сегодня вот велосипед купил, на нём много мелких предприятий могу объехать. Особенно интересны самые современные производства самолётов, машин, двигателей, генераторов. Кстати, мой компаньон в Кургане, учился в Германии и делает на своём заводе электрогенераторы для гидростанций. Именно он мне и дал большие деньги на эту поездку. Услышав мою последнюю фразу, Ильич сострил: 'Тебе промышленники - капиталисты деньги дают, а ты их на революционеров спускаешь' - и с улыбкой вручил мне письма. 'Адреса и фамилии записаны на обратной стороне конвертов, - напомнил, одновременно выслушивая новости про меня от супруги. 'Если ты, братец, проявишь себя ещё и промышленником хорошим, - задорно потирая руки, чуть сильнее картавя от волнения, проговорил он, - да за такие твои таланты пролетариат тебя на руках будет носить!' - уверенно закончил он спич в мою честь. Распрощавшись с хозяевами, ещё более дружественно чем вчера, поторопился по другим важным делам.
  
   В Риме появился сразу в авторитетном прикиде, переодевшись в тайном месте в Альпах, где спрятал чемодан с цивильной одеждой. Банковские служащие, видя мою Европейскую бледность , предупредительно раскрывали двери до самого кабинета директора. Небрежно и молча подал документы. Нарочито коверкая итальянский язык, распорядился оставить деньги в их же банке, но уже на моё имя. Заметил, в мыслях директора, большую симпатию не только от этого факта. Оказывается, сильный запах свежести Альпийского снега, за ночь въелся в шерстяную ткань дорогого костюма. На будущее стоит учесть влияние запаха при каждой ответственной встрече. В принципе я и раньше учитывал ароматерапию, когда старался возбудить безотчётную симпатию в женщинах, сейчас постараюсь распространить старые приёмы и на общение с мужчинами. Возвращаясь к симпатизировавшему мне банкиру, задал простой вопрос: 'Где в городе лучший и самый посещаемый ресторан? - откровенно улыбнулся и продолжил, - Может заодно лучшее вино Италии посоветуете?' Хозяин кабинета расплылся в улыбке от удовольствия. Ему льстило быть лично полезным такому приятному и полезному клиенту. Сразу назвал несколько лучших рестораций в Риме и кратко охарактеризовал. 'Самые распространённые и лучшие вина производятся в двадцати регионах Италии, - как истинный патриот начал он перечислять,- главные, - Пьемонт, Тоскана, Кампания' - назвал три, в порядке убывания популярности. Заскочив на пятнадцать минут в каждый из указанных кабачков, заказал по бокалу вина для пробы. Поинтересовался заводами поставщиками, после чего добавил в свой список ещё три перспективных региона. В два приёма, ориентируясь по карте, посетил каждый из шести регионов где обошел все заводы и капнул своей ДНК во все винные емкости. Обрадовался любопытной новости, услышанной от одного из экскурсоводов. Оказывается бочки никогда не опорожняют до последней капли. Оставшиеся в бочке дрожжевые букеты составляют главное богатство винодела. Соотношение винных, пекарных, пивных и других мицелий неповторимо для каждого вида и сорта вина, потому сохраняется десятилетиями, а то и столетиями. 'Ну насчёт столетий гид наврал, - понял я его мысли - а вот про десятки лет это точно' - обрадовался такой простой возможности увеличения своих клонов. Тут же, выяснив у него названия других винокурен, навестил их все, старательно метя винные запасы территорий собственной кровью. Перепрыгнув в Париж, из ближайшего кафе позвонил, запуганному вчера, заместителю директора банка. Трубку взял другой человек, как я понял, сам директор. Ничего не сказав о принятом решении, выдать мне или нет, вклад Романова и Российской Империи, пригласил меня к себе с документами. 'Раз с документами, то всё понятно, - решил я радостно, - главное продолжать психологическое давление и показательно торопиться'. Равнодушно оставив все документы по вкладам для экспертизы, сославшись на другие срочные дела, торопливо удалился. Уже на пороге, как бы мимоходом, заметил, что у меня есть копии всех документов, потому с экспертизой могут не стесняться. 'Деньги должны быть в Швейцарии завтра к обеду' - договорил я уже из дверей. Я действительно спешил. Кодируя винные производства Италии вспомнил о древней Греции, в винных подвалах которой и решил отметиться. Изображая богатого русского пацана, выучил несколько диалектов греческого языка и заканчивая с последней бочкой вина, ощутил сильную тревогу моей попечительницы. Через две минуты, уже переодевшись, входил в номер своего отеля где нетерпеливо ожидала меня тётя Хильда. Она страшно расстраивалась, понял сразу, так как опасалась провала вечернего балагана который она страшно не хотела отменять. 'Как ты просила, - весело и беззаботно пропищал я детским голоском, - к обеду я на месте. А что случилось?' - не мог не отреагировать я на её сумрачное выражение лица. 'Бегом в экипаж и едем со мной, - зло бросила она, - за тобой прислали самолёт из Берлина'. Через пятнадцать минут мы примчались на знакомый мне аэродром. Моих знакомых ночных дежурных, как и самого самолёта, там не было. На поле стоял самый скоростной, на тот момент, немецкий истребитель - моноплан. Какая радость! Я сразу узнал недавно выбранный мною самый лучший самолет Первой мировой: Fokker E.I Eindecker. Конечно, можно было посчитать подобное простым совпадением, но сканируя мозг пилота, узнал неизбежность такого выбора. Хотя истребитель и одноместный, мой 'бараний' вес он легко выдержит, тем более с турели сняли все пулемёты и дополнительные баки с горючим. Кабина у него была открытая, как и у большинства летающей техники того времени, потому я легко примостился над сиденьем пилота крепко привязанный специальными ремнями. Мне дали специальные лётные очки и плотно застегнули защитный шлем. Кто бы мне сказал, что верхом на самолёте буду кататься над Швецарскими Альпами, никогда бы не поверил. Обычно процедура занимает три часа, но на этот раз добрались за два с половиной. Удивлённый лётчик только и смог предположить причиной ускорения, постоянный попутный ветер, в чём я его, конечно, не разубеждал.
  
   Подождав некоторое время в приёмной, я вошёл в кабинет Вильгельма второго, короля Германской Империи. Меня представила женщина, как оказалось впоследствии, переводчица. На чистом немецком, с Берлинским диалектом, вежливо отказался от её услуг, чем приятно удивил кузена нашей Императрицы. Спасибо дяде Серёже Балакшину давшему уроки верного немецкого произношения. То, как говорили немцы Швейцарии, исконными арийцами совершенно не считалось приличным. Почти шёпотом, явно опасаясь прослушки, Вильгельм спросил: 'Что же Вики просила передать на словах? Зная её характер, уверен, что самое важное она не доверила бумаге'. Я заколебался, как бы в раздумье, только затем признался: 'Мне кажется она предложила вам сделать добрый жест, с помощью которого она будет иметь шанс убедить мужа в возможности сепаратных переговоров'. Он отпрянул от меня получив заряд приятных, именно для него, запахов, которые я выудил, пока форсированно копался в его разуме. Мои елейные слова, а ещё более мой запах, родили сильную симпатию. 'Да, мир бы сейчас нам не помешал, - проговорил медленно король, подумав про себя - воевать на три фронта всё более обременительно'. Я ему очень понравился, потому он предложил выбрать подарок: 'Я обязан наградить вестника моей кузины принесшего такую приятную новость в это тяжёлое время' - произнёс он патетично и одновременно с улыбкой. Повесив голову, признался, что мне страшно понравился самолёт на котором я летел сюда из Цюриха. 'Я куплю, у меня есть друзья способные помочь, - торопливо зачастил я, - только разрешите купить именно подобный самолёт'. 'Я научился летать пока добирались сюда, - привёл уже совсем детский аргумент, - я не разобьюсь...' - Протянул уныло, как бы сознавая огромность своей просьбы. Насладившись моими мучениями, Вильгельм улыбнулся и утвердительно кивнул головой. 'С тобой полетят два самолета, - повелительно ответил он на мои увещевания, - один, вместе с лётчиком, останется для твоего обучения'. Совсем весело он посоветовал не беспокоиться насчёт оплаты: 'Это моя благодарность посланнику и России сделавшей такое щедрое обещание. Так и передай Алисе' - милостиво махнул мне рукой. Из его мыслей я понял, что мой обратный отлёт он планирует только завтра, что меня не устраивало. Выслушав мои аргументы, о желании лететь немедленно, он вызвал адъютанта и пошептался с ним, указывая глазами на меня. Низко поклонившись королю я вышел вслед офицеру. Пройдя в комнату с решётками на окнах и дверях, десять минут оформляли все документы для получения мною денег Царицы Александры. Удостоверившись, что деньги из Швейцарского филиала завтра же потупят в указанный мною Pictet & Cie успокоенно вышел в коридор, где меня уже ждал знакомый штабист. 'Какой хитрый мальчик, - проговорил он шутливо грозя мне пальцем, - решил, что король завтра передумает, потому и запросился лететь сразу?' Я молча повесил голову, про себя подумав: 'Эта мысль тоже верная, хотя мне, даже в голову не пришла'. Он быстрым шагом провёл меня на выход, откуда меня пулей доставили на взлётное поле. Ускорять движение самолётов на этот раз я не рискнул, хотя со мной летели новые пилоты. Вдруг передадут другим такую интересную особенность как ускорение пути, что будет уже весьма подозрительно второй раз за день. Вылетев ровно в четыре часа, в семь, мы успешно приземлились в Цюрихе. Оставив лётчиков разбираться с послеполётным обслуживанием и хранением самолётов, убежал в театр, где уже собиралась негодующая публика возле объявления об отмене моего выступления. Я подошёл к ним и для прикола поинтересовался: 'Когда выступление?' Выслушивая крики об обмане и призывам обратиться в суд, услышал перешёптывания узнавших меня, вчерашних зрителей, решивших повторить концерт - выступление. Перекрикивая толпу, встретившись с ними взглядами, сказал: 'Сегодня придётся другие произведения исполнять, раз вчерашние зрители явились' - и приветственно помахал им рукой. Только тут собравшиеся поняли, что концерт состоится, и постепенно успокоились. Несколько рук тянулись ко мне уже на улице, но ловко увернувшись забежал в административную комнату, где горевала о потере барыша моя опекунша. 'Ты не полетел разве? - удивлённо путая слова родной речи, спросила Хильда. - Что случилось?' 'Прилетел пораньше, отпросившись у Вильгельма второго, - нейтральным тоном проинформировал, переодеваясь для выступления,- он хороший мужик оказался, ещё и самолёт военный мне подарил'. Сидевшая с ней женщина - администратор, ранее успокаивающая тётю Хильду, заржала в голос, произнеся: 'Да ваш мальчик юморист, ему нужно в комик - скетчах выступать' - и продолжила заливисто смеяться. Испуганная шпионка со страхом поняла, что это не шутка, потому промолчала. 'Мы чего сидим, - вдруг вскрикнула администраторша зала, - нужно быстрее снять объявление об отмене концерта!' Я ничего не сказал, дождавшись пока хохотушка убежала. 'Так это правда? - серьёзно спросила она, - ты получил деньги Императрицы и даже самолёт в подарок?' - она безмолвно, совсем по итальянски, жестикулировала руками. Наконец возвратив дар речи, полностью собравшись, закончила: 'Ты Вася, похоже наглец, каких свет ещё не видывал...'. Переодевшись при ней, так как давно её не стеснялся, (помня наши 'лечения') озорно подмигнул, заставив её потерять серьёзность и расхохотаться почти как руководительница нашего арендованного зала. Тут как раз зашла она, и удивлённая нашим весельем, подтвердила, что причина радоваться у нас точно имеется: 'Представляете, кто - то сорвал нашу наклейку об отмене и зрители спокойно собираются возле входа'.
  
   Исполнив второй концерт совершенно не похожим на предыдущий, испытывал эмоциональный подъём от удачно проведённого дня. Хотел отдохнуть и 'полечиться' с тремя симпатичными фанатками, но вовремя одумался. 'Пока я, подобно животному, буду заниматься удовлетворением физиологических потребностей, - пришла философская мысль, - мною постоянно правят!' Возможно администрирует неизвестный 'программист' создавший эту программу виртуального прошлого, в которой сейчас отжигаю. Что ещё обиднее, на меня влияют персонажи этой 'игры'. Мной правит бесхребетный Николай второй, болезненный Вильгельм второй и даже тётя Хильда! Конечно, буквально она не указывает порядок моих действий, но ведь поторопился вернуться в Цюрих, я именно из за неё. Честно, честно! Мне просто не хотелось расстраивать женщину, так много для меня сделавшую. Это выходит, что я, сам себя вставляю в рамки 'достойного', по моему мнению, поведения? Так вот она где борьба! Скоро будет месяц, как 'фунциклирую' в этом виртуальном мире, и только теперь нашёл кто же мне будет противостоять. Нет у человека врага более опасного чем он сам. Давно знаю эту старую мудрость, но только теперь понял её так глубоко и буквально. Каждый раз, когда мне приходится отказываться от первоначальных намерений ради каких - то иных, значит я сломался. Не важно по каким причинам я отказался от намеченного, важно, что проявил слабость, а то и трусость в борьбе с проблемами. Вот так я отказался поддержать и спасти Российскую Империю от грядущей революции. И причину нашёл вполне достойную, - удобство в тайной подготовке технологического скачка. 'А может быть, мне просто более симпатичны революционные идеалы? - задумался, слушая восторженную болтовню Хильды, - Ни разу у меня не было серьёзного намерения избежать победы Октябрьской революции' - припомнил я все размышления в этом времени. Восторги моей попутчицы по поводу аншлагов уже второй день, немного утомили, потому попросился выйти, пройтись пешком о отеля. Для спокойной Швейцарии, девять часов вечера вполне прогулочное время. Хитрая немка, немного подумав, спросила: 'Ты хочешь свой самолёт проверить?' - чуть помолчав, уже по женски любопытствуя добавила по русски: 'Василёк, возьми меня с собой, пожалуйста?' У меня были совсем другие планы, но её, такое смешное поведение зависимого человека, неожиданно подкупило мою тщеславную природу. 'Поехали за город, в направлении на Бассерсдорф' - крикнул я извозчику. По дороге тётя Хильда только и говорила обо мне и моих талантах. Даже не умей я читать мысли, всё равно бы понял, что у неё родилась новая идея извлечения прибыли из моих дарований. Отец полиомиелитной девчонки, как цивилизованный человек, обратился к организатору моих гастролей, то есть к ней, уже сегодня утром. Конечно плутоватая пройдоха обещала переговорить со мной и как только получит согласие сообщить ему лично, за что взяла солидную предоплату. Самолёт мой не так её интересовал как возможность спокойно договориться о завтрашнем посещении больной. Десять километров мы 'промчались' за полчаса, успев решить все организационные вопросы и даже чуть больше. Для госпожи Пруггер было большим удивлением узнать, что я хотел бы видеть именно её своим представителем уже после отъезда на родину. Оставшиеся четыре выступления я пообещал сосредоточить на рекламе своих медицинских талантов. В последующем обещал навещать Швейцарию с лечебными сеансами, по мере накопления желающих, которых должна будет обеспечить именно она. Более того, в условиях высокогорья, как я 'неожиданно заметил' у меня начали проявляться некоторые способности к излечению мужчин, а не только женщин. Почувствовал, как моя алчная попутчица, внутренне задрожала от возбуждения, но совершенно спокойным голосом, даже с ленцой, спросила: 'Но как часто ты сможешь приезжать за тысячи километров и десятки границ?' Немного подумав добавила: 'Главное, сколько такое путешествие будет стоить?' Рассмеявшись, деланно удивлённо развёл руками: 'Тётя Хильда, а куда мы сейчас едем, ты забыла?' По воздуху я спокойно преодолею эти семь тысяч километров за сутки или двое. Мы как раз въезжали на территорию лётного поля. Хотя уже значительно стемнело, любопытствующей публики, около двух новых самолётов с крестами на боках, толкалось очень много. Немецкие лётчики кипели от злобы расталкивая зевак, а аэродромная охрана нарочно им не помогала. Немцев в Европе вообще не очень жаловали, как я успел заметить. В тайне от Хильды зашёл в каморку дежурных и потребовал у своих старых знакомцев очистить взлётное поле. 'Надо всех лишних срочно разогнать, - очень серьёзно произнёс, - это мои хорошие знакомые пригнали мой самолёт из Германии'. Решив, что я подшучиваю над ними, мужики потащили меня к новеньким фоккерам. Обрадованные моим приходом лётчики заорали по немецки, жалуясь на слабость охраны и на опасность оставлять здесь ценную технику. Переговорив с лётчиками наедине мы договорились, что после одного урока на этом летательном аппарате, я, прямо сейчас, отпущу их домой. С трудом удалось убедить, что я способен сразу, без наземной тренировки, сидеть за штурвалом. Хотя солнце скатилось к самому горизонту, темнота, как бывает в горах, ещё не была полной. Быстро крутанув пропеллер я завёл двигатель и вскочив в кресло пилота сразу дал 'газу до отказу', чуть не сбросив немца - инструктора сидящего сзади. В этот раз пилотировать оказалось фантастически легко, так как мне помогал своими мыслями наставник за спиной. Он сразу понял, что особенных проблем со мной не будет. Я на всякий случай, скопировал все знания и опыт обоих лётчиков ещё в Берлине, что сейчас здорово мне помогло. За весь полёт второй пилот - наставник так и не произнёс ничего. Только приземлившись, он сдержанно похлопал меня по плечу, сказав: 'Умный мальчик, запомнил все мои движения когда мы летели с ним и точно их все повторил'. Таким образом, нужда в завтрашних учебных полётах отпала, и очень довольные лётчики отправились в дежурку спать. Я дополнительно оплатил за охрану своих самолётов старым знакомым и мы с моей подельницей отправились в обратный путь. Как я и ожидал, Хильда жадно ухватилась за идею представлять меня во всей Европе. Стараясь особо не выдавать своей заинтересованности она, осторожно но подробно, выспрашивала о моих планах. На обратном пути я предложил ей моё 'специальное лекарство на основе мёда' для приостановления разрушающих действий любых болезней. Теперь я был уверен, что мои клетки будут активно распространяться не только через винную продукцию, но и лечебными препаратами. Впервые, спокойно расположившись в своей комнате, анализировал события сегодняшнего дня. Часа через два наступит утро в Китае, Индии, Америке и Австралии. 'Мне предстоит продолжить сбор денег с банковских вкладов этих стран, - радостно надеялся я в ожидании успеха, - почему же считаю эти действия недостойным делом по сравнению с политикой?' Неважно, какими способами я набираю силу для вступления в политическую игру. Петру первому или Николаю второму эта 'игра' досталась от рождения, мне же приходится заслужить право и заработать силу для занятий политикой. Для этого приходится быть скоморохом, жуликом, бабником - эротоманом или алчным стяжателем чужих вкладов. Николаю Александровичу даже скучно заниматься политикой, как я точно уловил из его мыслей. А я, ради успехов в борьбе за политическое влияние в Европе, подхалимничаю перед жуликоватой Австро - Венгерской шпионкой Хильдой. Возможно ли добиваться политической власти чистыми руками? Другого пути для меня просто нет. 'Те, кто достаточно умны, чтобы не лезть в политику, наказываются тем, что ими правят люди глупее их самих'. Платон. Вот Николай второй оказался не достоин славы политика, почему и будет расстрелян. Нет, всё же верно я решил 'играть' с достойным противником. Такими политиками как Ленин, Сталин. Кстати, не мешает навестить всех других политиков мира, раз собираюсь конкурировать с ними!?
  
  
   3. Нам нравится только борьба, но отнюдь не победа. Паскаль
  
  
   'Хильда Пруггер проведёт сегодня явно бессонную ночь, - вслушиваюсь в её мысли, - она всё ещё боится поверить в своё счастье, но уже думает как достовернее мотивировать необходимость уволиться со шпионской работы' - вот это она пожалуй зря задумала. Завтра с утра не помешает тактично намекнуть, чтобы не торопилась увольняться, даже со службы внештатным корреспондентом. Для нового дела потребуется мобильность и связи ещё большие чем у журналиста или шпиона. Удобнее сохранять прикрытие в виде этих официальных занятий. 'Так ей завтра и скажу' - решаю я переносясь за парадным костюмом в Альпах. Не торопясь переодеваясь, мысленно обращаясь к разуму адъютанта императора Николая второго. Он, как оказывается, не спит и занят очень интимным делом. Осторожно полюбовавшись молоденькой фрейлиной, разделяю с ним приятные чувства экстаза, дождавшись апофеоза. Чувствую нарастание его беспокойства от ощущения моего незримого присутствия, спокойно намекаю: 'Не переживай Александр Николаевич'. Он вздрагивает лёжа рядом с обнажённой девушкой, а я продолжаю: 'В такой момент даже змей не укусит, что же я зверь какой бесчувственный...'. Прапорщик испуганно молчит. Даже в голове у него, только одна мысль мечется: 'Что делать?' Я советую не торопиться делать, прежде, хорошо не подумав. Деловито, чтобы снять напряжение и испуг, обращаюсь с деликатной просьбой, - попытаться разбудить Царя. Торопиться не обязательно, так как документы доверенностей, в двух экземплярах, он должен иметь у себя на руках через два часа. Каюсь, что поступаю некрасиво, подставляя его перед самодержцем, потому советую валить всё на меня. Для достоверности, рекомендую рассказать Николаю в какой момент отвлёк его сейчас. Только моя шутка, наконец, слегка раскрепощает парня и он отправляется на задание.
  
  
   Переброска в Америку моей телесной оболочки немного тревожит меня. Преодолевать такие большие расстояние мне приходится впервые. Не рискуя сразу представить себя на земле гористого района США, что запомнил вчера пролетая на самолёте, сначала телепортируюсь на безопасную высоту над ним. Группируясь в свободном падении, спокойно разглядываю территорию под собой. Планировать с чемоданом в руке не очень удобно, потому не приземляясь, переношусь на ту же высоту, над виднеющимся вдалеке крупным поселением. Как и ожидал, ориентируясь по карте в памяти, это Юджин, второй по величине город штата Орегон. Мой европейский, с иголочки, наряд привлекает внимание редких утренних прохожих. Уроки британского произношения, полученные у гувернёра Зауральского купца Березина, очень выручают. Вокруг меня останавливаются двое прохожих, старательно растолковывающих места, где в это время открыты рестораны. Ближайшая гостиница вполне устраивает. Заказав принести дежурное блюдо, прошу официанта рассказать о винах, которые пользуются наибольшим спросом. Личина и акцент иностранца вполне оправдывают моё нездоровое любопытство. Заказав несколько самых дорогих марок вин для дегустации, между делом, интересуюсь самыми авторитетными банками в городе. Стюард охотно рассказывает, выказывая сожаление, что приём клиентов там начинается только через два часа. Пока сохраняю в память названия мест производства вин в Калифорнии, вдруг слышу в мыслях моего консультанта некоторые отрицательные эмоции. Играя совсем уже наивного простака, благо возраст мне позволяет, прямо спрашиваю о самых популярных напитках в Америке. Он гордо называет кока колу и пиво. Понимаю, что на этом континенте мне придётся изменить ориентацию. Конечно, местные центры виноделия я обязательно посещу все, но специфика менталитета здешних поселенцев со всего мира диктует более дешёвые напитки. Лейбл кока колы только набирает известность, потому планирую вложиться в акции этого предприятия. До большой депрессии 1929 года нужно накопить капитал, чтобы скупить акции самых прибыльных предприятий США. Самую известную марку пива Budweiser тоже желательно частично приватизировать. Следующий час провожу в солнечной Калифорнии за дегустацией вин и работой по размножению моего клана. Посещение винзаводов богатым иностранцев здесь более подозрительно. Охрана в этой, пока ещё молодой, стране поставлена гораздо лучше чем в Европе. Почти в каждом случае, для внесения моего генетического материала в винную закваску, приходится 'вырубать' вооружённых смотрителей. Получив вызов от своего помощника в Царской ставке, захватываю бутылку вина и телепортируюсь к нему. Обмениваясь 'подарками' он молчит, но я знаю каких ему трудов стоила экспроприация этих документов у Николая второго. Ещё раз жму руку, серьёзно произношу: 'Всё знаю Александр, потому искренне благодарю за службу России'. Тут же исчезаю, чтобы спрятать одну копию в под валунами на Альпийской горе. Закончив экскурсионный тур по Калифорнии, где успел посетить два, незапланированных пивзавода, заранее перемещаюсь в Вашингтон. Полчаса провожу, слегка адаптируя свою одежду под моду богатеев новой части света. Мой английский, благодаря полуторачасовому общению, полностью американизировался.
  
  
   Моё обращение в банк США, вызвало большое недоверие. Сфотографировав документы и меня самого, служащие попросили зайти на следующий день, пока они сделают запросы в Российское консульство и лично Царю. Мне очень понравился их современный подход к безопасности, о чём тут же им сказал. Польстив таким примитивным образом, уже в неформальной манере, посоветовался с управляющим о возможности вложения денег в доходные акции. Зная объём суммы мне причитающийся, в случае положительной проверки, американец вызвал другого специалиста, вместе с которым они убеждали меня вложить деньги в выгодные им финансовые проекты. В результате этой вынужденной потери времени, добился твёрдого обещания закончить проверку уже сегодня, чтобы завтра утром я мог получить всё причитающееся по вкладам. Документы с доверенностями Царя Николая второго я не оставил, так как сразу после Вашингтона они мне необходимы для предъявления в банке Канберры.
  
  
   Мой американизированный английский произвёл положительное впечатление на первую женщину - заведующего банка встреченную в Австралии. Австралийский диалект я изучал непосредственно в беседе по вкладам Российской Империи и лично Императора Николая. Средства вложенные здесь оказались большими чем в Америке, из чего я понял, что к янки у нас всегда было гораздо меньше доверия. Меры предосторожности, по проверке моей правомочности, точно так же потребовали суточной задержки. По своей, уже укоренившейся, привычке выяснил у дамы информацию о винах, посоветовался по способам вложения денег в недвижимость. Узнал правила покупки земель в частную собственность. 'Мне всегда хотелось иметь тропический остров в частном владении. - откровенно признался хозяйке кабинета. - Мечты детства во мне ещё очень сильны' - намекнул я на свой юный возраст, чем рассмешил собеседницу. Хотя она веселилась вполне искренне, думала она о том, что моя покупка будет осуществляться в интересах других лиц, стоящих за мной. 'Возможно, даже вернее всего, для семейства Романовых, - пришла она к категорическому выводу, - если Николай второй подтвердит свою доверенность этому мальчишке'. Всегда уважал женщин добившихся высоких должностей. Им приходится бороться с заведомо более сильными противниками, потому они часто более достойны своих постов чем мужчины. Хотя, конечно бывают и исключения. Но именно исключения, доказывают правило. В этих отвлечённых размышлениях я покинул банк, планируя познакомиться с ближним востоком и стоимостью его перспективно нефтеносных районов. Взглянув на часы попадьи, идущие по Швейцарскому времени, решил отложить эти планы, и проводить немецких лётчиков, захватив им вина. Думаю, что не очень удивлю их если вино будет Австралийским. Вчера они собирались вылетать как только поднимется солнце.
  
  
   В четыре утра, когда я перенёс себя на аэродром под Цюрихом, темнота ночи подсвечивалась только блестящими вдалеке снежными вершинами Альп. Забравшись на пилотское место одного из истребителей, свернулся там, притворяясь спящим. Полдня как не проверял дела в своих Зауральских территориях. Собственно и вчера, когда мы три часа летели в Париж, никаких проблем там не было, разве, кроме одной. Казахстанскому клану грозило перенаселение. Так как я ограничил приток 'зомби - ходоков' в небольшую базу под Курганом, все прибывающие являлись теперь к Базаркулу на Байконур. Даже его взрослый ум опытного хозяина уже не мог справиться с непрекращающимся потоком новых кадров. Пока казах не жаловался и молчал, так как только недавно просил меня присылать ему людей для решения вновь поставленных ему задач. 'Скоро он взбунтует, - понял я, - особенно после запрета покупать стада скота у местных'. Недостаток продуктов питания я решил пополнять не обращаясь к закупкам у населения. Слишком сильное вмешательство в события этой реальности, может привести к непредсказуемым результатам. Пора было открывать новые базы. На этот раз я решил доверить ответственность их поиска, снова местным кадрам. Среди нескольких тысяч спасённых, нашлись несколько сотен жителей, ранее проживавших в интересующих меня районах. Приморским жителям Дальнего Востока загрузил знания кораблестроения, гидрографии, ихтиологии и рыборазведения чтобы искали подходящие бухты на берегу Охотского, Японского морей или в Беринговом проливе. Регион конечно большой, но и группу я туда направил самую многочисленную. Якут из Гижиги сразу сказал, что развивать нужно именно его местность. Но, как известно, каждый кулик своё болото хвалит, решил я не торопить события. Всё же, для некоторого ускорения изысканий, решил помочь ребятам переправив их быстрее, как только возможно.
  
  
   Как раз, из сторожки вышли немецкие асы. Они собрались снять пулемёт с моего самолёта, но я, как повёрнутый на технике ребёнок, жалобно клянчил чтобы у меня осталось такое, настоящее, боевое украшение. Подарив им, как собирался, по бутылочке вина, сразу снял все возражения. Даже небольшой кусок пулемётной ленты оставили, забрав весь остальной боезапас. Ровно в пять тридцать утра, предварительно отметив время вылета в бортовом журнале, пунктуальные немцы вылетели на родину.
  
  
   Тут же провёл техосмотр королевского подарка. Залил бензин, довёл до уровня масло, проверил тяги элеронов. Взлетел как на показательных выступлениях и удалившись на безопасное расстояние, через два прыжка телепортации, заметил места для высадки на дальнем востоке, - между посёлками Гижигой и Манилами. Также в Красноярском крае, в пределах поймы рек Нижней Тунгусски и Ангары. Двигатель выключил почти сразу, как только приступил к большим скачкам перемещений. Ресурс авиационных двигателей всегда был не велик, тем более мне, для полётов среди дня, не стоило выдавать себя громкими звуками. Запросил у Базаркула присмотреть место для посадки большого объекта. На этот раз приземление прошло идеально, без всякого пробега, так как предварительно снизил скорость планирования практически до ноля. Появление самолёта из воздуха наблюдали несколько тысяч моих вынужденных помощников, пока не загруженных работой. Их трудовую активность, территориальный директор, повернул в нужное русло буквально. Они проводили арыки для разросшегося стада. Как раз сейчас они наблюдали как из аэроплана с немецкими крестами на крыльях и фюзеляже вылез долговязый пацан со светлыми волосами. Ближайшие солдаты сразу решили, что я заблудившийся немец. 'Что-то уж больно молоденький парнишка' - прозвучал громкий голос пожилого солдата, когда я забирался повыше на корпус самолёта. Сидя на фюзеляже, около слегка тёплого двигателя, начал ментальную лекцию проникающую во все головы людей моего клана на расстоянии пяти километров.
  
  
   - В пустых и редко заселённых землях на Дальнем Востоке мы будем основывать своё собственное государство. Разведчики, для поиска такого места, уже выбраны. Там много дичи в лесах и рыбы в реках и морях. Кроме того нужно срочно распахивать земли, чтобы выращивать пшеницу, рожь и другие культуры. Желающие осваивать те места должны принять решение прямо сейчас. Как только место будет определено, потребуется быстрее его застраивать и обживать до начала зимы. Перемещать туда желающих будем самолётами, так как время крайне ограничено. Добровольцам будет разрешено создание семьи, приветствуется рождение детей. Именно те районы будут в первую очередь обеспечиваться женщинами для заселения. Вижу как оживилась публика. Мужики буквально зашевелились, переминаясь с ноги на ногу, многозначительно кивая и улыбаясь друг другу. 'Вопросы, предложения есть? - озадачил слушателей ментально, одновременно убеждая, что вся речь пришла к ним через слух. 'Завтра будем переезжать с теми, кто решится' - бросил, спускаясь с импровизированной трибуны. Подходящие территории для заселения я определил по их занятости в будущем. Где менее освоены регионы - там имеет смысл селить моих людей. Первые небольшие группы нужно было забросить для подготовки хоть какого нибудь места для ночёвки основной массы жителей. Ватагами по тридцать человек переправил в два заранее определённых местах по две роты бывших бойцов. Отдельно выдал грубые мотыги, лопаты, топоры и пилы, а так же котлы и другое оборудование для кухни, производства местных доменных печей. В головы первых 'гвардейце' не пожалел вывалить большое количество знаний из интернета, так как именно из них должен будет вырасти будущий лидер, или группа лидеров.
  
  
   На все неотложные дела за Уралом потратил чуть больше трёх часов. К восьми часам спокойно приземлил свой самолёт под Цюрихом. Договорился о плате за хранение моей техники и умчался на встречу с Хильдой, обещавшей устроить мне первый сеанс лечения здесь. Почти сразу, после моего приезда, заявилась моя подельница. Я отлично ощущал её мысли, устремлённые последнее время, исключительно на мою персону. Ей пришла в голову здравая идея принимать больных в специально снятом кабинете в одном из санаториев. Ее идею я одобрил. Авторитет доктора падает, если он проводит сеансы в гостиничном номере, там же где живёт сам. Тем более, если доктор этот такого несерьёзного юношеского возраста как я. Подъехав к самому престижному курорту, имеющему свои лечебные корпуса, мы встретили карету с больной девочкой и её отцом.
  
  
   Одиннадцатилетнюю дочь отец внёс на руках. Немного стесняясь, своего прошлого недоверия он объяснил, что дочка может ходить сама, но ей это очень трудно и потому, она обычно стесняется перед чужими людьми. Забравшись в мозг к девчонке, увидел очень серьёзную, вполне сложившуюся личность. Ранние страдания, как это иногда случается, неожиданно добавили рассудительности и глубины, без того неглупой девочке. Отличное образование, вынужденная усидчивость, похоже, спрессуют отличный алмаз из этой обыкновенной богатенькой европейки. 'Глубже всего смотрят в сердце людей те глаза, которые больше всего плакали' - вспомнились слова Элизы Ожешко, видя какими безнадёжными глазами смотрела она на 'лекаря', представшего в образе девятилетнего ребёнка. Предложил моей помощнице отправить отца домой, оставив дочь на двое суток здесь. Предупредил, чтобы приезжал за ней он уже с носилками и готовил дома, для дочери, постельный режим на неделю. Обнадёженный мужчина умчался домой успокаивать жену, понял я его стремления
  
  
   Вернувшись к Алисе - так звали девочку - заметил на её щеках влажные полоски. Она, почти, как и её отец, не поверила в мои возможности. В отличие отцовской, её реакция не была такой агрессивной, она просто горевала о потерянных надеждах. Подойдя к креслу где она полулежала, я молча вытер ладонью остатки слёз, чем заставил её смутиться. Как многие из умных людей она предположила, что я понял гораздо больше, чем увидел и прочитал в ее взгляде разочарование в моих способностях врача. Щёки пациентки заметно покраснели. 'Через два дня Вас заберёт отец, - сухо и по-деловому начал я беседу, - А сейчас мы с Вами пообщаемся' - и уселся напротив. Лёгкий запах свежего снега, исходящий от меня, заставил её вспомнить детство на альпийских горах, когда она была ещё здоровой. Это приятное воспоминание вдруг вернуло барышне, утерянные было, надежды. 'Ну и что, если это такой маленький мальчишка? - убеждала она сама себя. - В самом малом иногда скрыты корни великого'. Вспомнила недавно читанного древнеримского поэта Публия Сира - 'Великое берет начало с малого'. Тем временем я продолжил: 'Как мне известно, Вас зовут Алиса'. Вежливо представился, разрешив называть себя просто, Бэзил. С небольшими вариациями решил применять тот же самый метод, который так удачно использовался моими земляками женского пола. Сослался на модного сейчас в Европе Фрейда и предложил медицинское вмешательство заменить более действенной активизацией внутренних резервов девушки. Как оказалось, Алиса не просто слышала о Фрейде, но отец возил её в Вену, где именно он поставил верный диагноз. Ранее, на первых этапах болезни, её симптомы путали с детским церебральным параличом. Алиса болела с восьми лет, потому уже привыкла к осмотрам и не ожидала долгих разговоров перед этой простой процедурой. Единственное, что её немного смущало - слишком молодой возраст 'эскулапа'. Возможно именно его молодость, а вместе с нею неуверенность, по мнению больной, принудили врача так долго разговаривать.
  
  
   Я ощущал её упорное ожидания чуда. Девушка очень хотела поверить в меня, несмотря на мой детский возраст и не самый авторитетный вид. Она жаждала веры хоть во что нибудь, подобно тому как поверил в меня её отец. Потому мои слова, сначала были восприняты ею со всей серьёзностью: 'Чтобы лечение было удачным, больной положено влюбиться в своего врача'. Алиса долго вдумывалась в фразу, пока не заметила мой озорной взгляд, и невольно рассмеялась. 'Вы наверное хорошие фокусники с фрау Хильдой, - произнесла она успокоившись, - раз так удачно убедили моего папу в своей способности меня вылечить?' Я начал приятную беседу с согласия, как и требовали все учебники психологии: 'Да мы фокусники, иногда делающие настоящие чудеса, если нам поверят' - я наставительно поднял палец. Ваша болезнь, которую я пока не знаю, может излечиться только с вашей помощью. Ваша вера в себя и свои силы может изменить судьбу вам уготованную. Моя роль, немного помочь вам настроиться и убрать психологические барьеры. 'Вы согласны попробовать убрать все, - выделил я голосом последнее слово, повторив ещё раз, - все, барьеры на пути к свободе своей собственной молодой природной мощи'. - Вы говорите как взрослый, - заметила она мне задумчиво. - Может быть вы действительно не простой фокусник, и мой папа прав. - Давайте попробуем, ведь другого выхода у меня всё равно нет... Я не стал ловить её на слове и показывать как красиво могу играть словами. 'Убеждения уже излишни, - понял я прослушивая её мысли, - она готова на любое испытание' - что и требовалось сейчас. Попросив ей слушать меня внимательно, изложил свою старую, обкатанную много раз, сказку, о необходимости умения высвобождения своих женских, материнских сил на борьбу с проблемами. Немного удивлённая девочка заметила: 'Но у меня только в этом году начались менструации, какая речь может быть о материнстве!?' Зная заранее, всё, что она мне скажет, всё же выдержал паузу перед ответом, как бы раздумывая: 'Хорошо уже то, что вы можете иметь взрослые желания, а дальше мы будем работать вместе' - Вернее я научу вас как разжигать в себе страсть мечтой о простой и здоровой любви. Алиса слегка зарделась уже немного догадываясь куда я клоню. 'Но ты же маленький мальчик, не способный иметь в таком возрасте взрослых инстинктов?' - удивилась она вслух. 'Именно потому, что я не буду страдать, сдерживая животное желание обладать вашим телом, а мною владеет бесконечное любопытство исследователя, - опять наставительно поднял пальчик, - именно поэтому, мне удобнее всего пробудить в вас чувственность' - Вы согласны с такой постановкой задачи, которая будет передо мной? Уже согласившейся 'на всё' девочке ничего другого не оставалось как молча кивнуть головой. 'Заметьте, Алиса, вам придётся исследовать и моё тело, а не только мне ваше, - добавил сразу вдогонку полученному согласию, - иначе полного эффекта нам не достигнуть'. Девушка молча закрыла глаза показывая свою полную покорность. Я медленно стал развязывать большой тёплый платок накинутый ей на шею и способный, при необходимости, служить одеялом. Больная сжала ручки кресла так, что побелели костяшки пальцев. 'Представьте, что я большой любопытный ребёнок интересующийся телом противоположного пола, - подсказал ей мысль, - а вы, тем временем, как будто крепко спите' - Глаза можете не закрывать, кроме ребёнка вы всё равно никого не увидите. Последнее замечание заставило её слегка улыбнуться. Заметил как спало напряжение в руках, которые я медленно поцеловал, пальчик за пальчиком. Свободная, левая рука оставила поручень и упала ближе к той, которую я продолжал легонько целовать. Как бы случайно заметив вторую руку, прошептал: 'Левые пальчики не должны завидовать правым' - и нежно притянув вторую худенькую ручку сразу перешёл к ласкам внутренней стороны кисти своими пальцами. Простые поглаживания ладони по активным точкам, вскоре расслабили девушку полностью. Она уже не боялась меня и будущего странного 'лечения'. Медленно стягивая левый чулок, заметил, как она приподнимает больную ногу стесняясь своего увечья. Сняв последний носок, заметил, что на ногах уже видны необратимые изменения от полиомиелита. Я не стал спрашивать как давно она заболела, всё узнал заглянув в её прошлое. Продолжая медленно раздевать девушку, не забывал успокаивать поцелуями, когда она слегка волновалась. Основные переживания у ней были по поводу проявлений её болезни. Именно эти страдания, только увеличенные во сто крат, приведут её к самоубийству через два года. Уже совсем раздел Алису и переложил на высокий медицинский стол - каталку. Подложил теплую шерстяную накидку и выбрал вариант лечения, удобный в данном случае. Придётся немного соврать, чтобы сделать доброе дело, как всегда бывает с большинством хороших дел. 'Не лгать, но и всей правды не говорить. Правда требует очень осторожного обращения. Надо знать, когда её можно говорить и кому говорить, а где требуется и вовсе умолчать, не то можно либо причинить большую боль ближнему своему, которую он еще не способен перенести, либо обрести врага, потому что есть люди, которые не переносят правды и не хотят её слышать'. Гарсиан Бальтасар (1601 - 1658). 'Сейчас полежи, воображая, что я твой любовник, - прошептал ей на ухо, - пока я сбегаю за небольшой дозой лекарства'. В сестринской не оказалось гипса, потому мне пришлось телепортироваться в город и закупить в аптеке целое ведро. В соседнем магазине прикупил бутылку отличного вина, с трудом уговорив продавщицу продать её мне 'для отца'. От волнения, забыл о своих способностях убеждать любого в чём только захочу. Вспомнил, что вообще мог не покупать, просто взять с прилавка и 'отвести всем свидетелям глаза'. Ещё смеялся про себя, когда оказался около стола со взволнованно ожидающей меня девушкой. Она затаилась под покрывалом слушая как я размешиваю гипс, разматываю марлевые бинты и открываю бутылку вина, заряжая её своим генным материалом. Вдруг у нас не дойдёт до классического 'донорства' в позе 69? Налив в мензурку, приказываю выпить за излечение и вновь возбудив её лёгкими поглаживаниями псевдо - исследователя, заливаю ноги гипсом, укрепляя слоями марли. По сумбурным мыслям пациентки, догадываюсь, что алкоголь подействовал на её детский организм истощённый болезнью. В один из моментов гипсования усыпляю, добавлением морфинов в кровь. Заменяю её тело на тело годичной давности, ещё не повреждённое болезнью и сразу убираю патогенную микрофлору, в том числе вирус полиомиелита. 'Сейчас ей будет трудно заболеть хоть какой нибудь болезнью, - констатирую удовлетворённо, но и половых гормонов сейчас уже нет, - понимаю неожиданно'. Мой фокус увеличения гормонов, возможен только если в крови человека есть хоть какие нибудь остатки этих самых гормонов. Просыпающейся девушке, продолжаю обматывать ноги бинтами, медленно представляю рост её возбуждения путём увеличения эстрогена. Былое опьянение прошло, но она продолжает притворяться опьяневшей и раздвигает немного ноги, закутанные в сырой ещё гипс. 'С эстрогеном я похоже перебрал, - замечаю я её расширившиеся от желания зрачки, - выходит гормоны вырабатываются задолго до наступления половой зрелости!?' Вспоминаю себя девятилетнего, чуть открыто не улыбаясь, так как слышу мысли больной. 'У меня спина чешется, - говорит она виноватым голосом, - а мне нельзя шевелиться' - уже совсем по детски надув губки произносит она. Засунув руку ей под спину, начинаю медленно опускать ладонь, постоянно интересуясь: 'Не здесь?' Несколько раз она просит пошевелить ладонью в разных направлениях, пока наконец не опускаемся до самой попы. Тут я беру инициативу в свои руки, вспоминая вслух: 'Я же собирался исследовать противный пол!?' - начинаю медленно разводить ей половые губы. Она, незаметно для самой себя, трётся о мои пальцы. Нагнетая желание, уворачиваюсь от продолжения процедуры. Полностью снимаю покрывало с верхней половины тела и начинаю медленно целовать её лицо, внушая тонкий аромат недавнего вина и шоколада. Теперь наоборот, любая шоколадка будет вызывать воспоминания обо мне, а не о половом возбуждении. Сочетание её с вином 'марьяфельд', напомнит о сексуальном влечении. Вспомнил давно прочитанную информацию, как индейцы носили с собой мешочек с сильно пахнущей травой. Когда в их жизни случались радостные моменты, вынимали и запоминали его запах. После, только понюхав эту траву, сразу всплывали прошлые приятные воспоминания. Запах имеет глубокую силу на наши чувства. Окружённую приятными запахами больную, погружаю в спокойный сон. Прибрав за собой в кабинете, вызываю старшую сестру отделения и даю необходимые распоряжения по уходу за пациенткой. Исчезаю сразу, как только удаляюсь от медицинского корпуса на несколько шагов.
  
  
   Ещё находясь в частном пансионате, почувствовал активизацию размышлений по моему поводу. Хозяин банка Пьер Вотье, испытывал безмерное удивление, размышляя о моей природе. Теперь он точно был уверен, что за моей детской, тощей фигурой стоят крупные игроки. Сегодня утром пришли деньги из Государственного банка Германии через структуры подотчётные тевтонцам в Швейцарии. Даже одно открытие сведений о таких банках и филиалах опасно, для страны ведущей войну. В данном случае, эти мелкие банки перевели огромные средства на счёт неизвестного девятилетнего ребёнка из России. Директор банка терялся в догадках в попытках логически объяснить происходящее. В конце концов, он решил, что я карлик, умело притворяющийся ребёнком. Это его немного успокоило, когда к нему на приём явился я. Приняв меня вне всякой очереди, он удивился, когда я с порога потребовал максимальный процент для своего вклада, возможный в банках Швейцарии. Такой процент сейчас не давал ни один из банков по случаю военных действий в Европе и шаткого положения в финансовых делах. Не дав ему возможности для возражений, уверенно продолжил: 'Конечно, сейчас такой процент не принят в банковских кругах вашей страны, но мой вклад планируется для долгого хранения'. - поднял указательный палец, требуя внимания. Но главное в том, что это только первый транш, причём не самый значительный. Сегодня до обеда должен прийти более крупный перевод из Французского казначейства. Только я проговорил эти слова, в комнату вбежала взволнованная секретарша, безмолвно подав директору тонкую папку. В ней, как я уже знал, лежала только одна записка о сумме в золоте, переводимой Государственным Банком Франции на моё имя. Господин Вотье, как истинный француз, не мог не испытывать почтения к своей исторической родине, потому молча кивнул головой соглашаясь с моим требованием повышенного процента для своего, теперь уже личного, вклада. 'Вот, кстати, - подумал я, - теперь будет причина убедить наших Зауральских купцов и промышленников доверить вложение вкладов на моё имя'. - Если уж такие суммы, венценосные особы не опасаются переводить на моё имя, то простым промышленникам грех колебаться. Заодно и деньги моих родственников из Мендерки спасу от грядущей революции. При оформлении первых двух вкладов, уже без директора, указал юристу вписать особой строкой условие выдавать любые средства и проценты с них, всем доверенным мною лицам. Убедился, что юрист отлично понял хитрый ход причины концентрирования денег под одной моей фамилией. Пускай будет обманываться как можно дольше, что мне и нужно. На самом деле, деньги будут лично моими. Дал ему распоряжение принимать все поступающие вклады по таким же условиям, вписывая меня единоличным владельцем и поспешил покинуть банк. Сегодня, с неожиданными известиями прибывал банкир, мой Курганский знакомый Роби Хансли. Польские революционеры объявляли меня своим финансовым лидером, в надежде вытянуть побольше денег на вооружение будущих отрядов повстанцев против немецкого, а потом и Русского, империализма. Телепортировавшись на вокзал, который был мне уже знаком, притулился в самом тёмном углу, мысленно проверяя мои кланы пока выдалась свободная минутка.
  
  
   Зауральской базе, кроме строящегося ударными темпами завода по производству оружия, велел разровнять площадку под приземление самолёта, что для них представлялось плёвым делом. Прошедшая неделя невиданного строительства привела уже к первым пробным плавкам деталей оружия. Некоторая проблема существовала в тайной перевозке угля и металлолома. На будущее, решил сконцентрировать подобное производство в казахстанских и оренбургских степях поблизости от Магнитогорска. Вообще, Курганскую базу с приходом советской власти, нужно будет расформировать, превратив в мирную и наукоёмкую аграрно - животноводческую академию. Новую площадку на Дальнем Востоке осваивали активнее, так как использовали местное население, обрадованное приходом цивилизации. После недолгого размышления, оставил всё как есть, - пусть работают. В случае необходимости всегда могу закрыть память камчадалам ближайших стойбищ. К тому же, в ближайшие пятьдесят лет, уклад аборигенов здесь вряд ли кто потревожит. Несмотря на разность условий двух баз, скорость работы осуществлялась приблизительно одинаково. 'Завтра переправлю ещё человек пятьсот, как в Красноярскую так и в Прибрежную базы' - решил, мысленно потирая от радости руки. Спасённых от смерти бойцов, ставших зомби, прибывало всё больше. Примечательно, что небольшое изменение боевой обстановки на фронтах, способствовало спасению не только русских но и солдат других наций. Давая распоряжение Николаю второму, даже не мог предполагать как скажется простая отсрочка начала военной операции на час или два. Для изменившегося состава 'зомби - ходоков' пришлось снова корректировать программу. Например учил способам дезертирования из армий различных стран и переодевания в русскую форму или одежду для тайного путешествия под Магнитогорск. Именно это точку я выбрал пока основной. Курганская база была уже полностью заполнена, а до новых, на Ангаре и под Камчаткой, слишком долго добираться. Более всего меня порадовали и удивили доменные печи сделанные практически 'на колене' русскими умельцами. Основная проблема состояла в создании качественных отливок и последующей их обработки, так как любая металлообрабатывающая промышленность полностью отсутствовала. Просмотрел сведения в интернете и выбрал самый лучший на тот момент завод Oerlikon Contraves AG. Удобно, что завод находился в пригороде Цюриха. Именно здесь будет создана знаменитая зенитная двадцати миллиметровая пушка 'Эрликон', принятая впоследствии на вооружение в тридцати государствах.
  
  
   В определённый момент уловил скорое прибытие поезда с моим посланцем из Польши. Он волновался и судорожно размышлял каким образом может примазаться к будущим финансовым потокам, которые он ожидал явно тайными и максимально секретными от правительств всех стран. Он реально решил, что моё путешествие было задумано только с этой целью. 'Разуверять его не стоит, - понял, улыбаясь про себя, - пусть будет уверен, что работает против России, тогда как на самом деле будет помогать её возрождению'. После прибытия поезда, он немного удивился, моей встрече с ним на вокзале. Многозначительно покрутив рукой, изображая движения рыбки, заметил: 'Я отправлен не один, и мои помощники меня хорошо информируют'. После этих слов у банкира отпала охота придумывать себе лишние заслуги. Даже не потраченную сумму решил вернуть, так как не знал, насколько тщательно за ним была установлена негласная слежка. Вернув деньги обратно, заверил, что его помощь будет высоко цениться и ввиду его ценности все поручения будут максимально безопасными. Последнее замечание обрадовало Роби Хансли более всего, как точно уловил из его эмоций откровенно отразившихся на утомлённом тревогой лице. Расставшись на вокзале, я представил себя над Аравийским полуостровом, одновременно загружая себе всю информацию о истории этого края. Первое своё проникновение решил произвести ближе к обычным для европейцев местам. Медина или Мекка вполне подходили. Я встретил караван из сотни верблюдов на окраинах Медины, двигающийся в город. Знания турецкого языка, усвоенные из словаря ещё в Кургане, оказались немного полезны пока не освоил арабского. Прибившись к другому каравану, уже в городе, попробовал говорить на арабском. Язык оказался гораздо проще китайского, но с таким же множеством диалектов. Основными, для первоначального освоения, выбрал Египетский и Магрибский. На главной площади заметил группу военных и своих старых знакомых по первому каравану. Оказывается, турки набирали добровольцев для войны с Российской империей, как узнал от мальчишки - водоноса. 'Такого варианта я не предвидел' - сожалел о возможно упущенных арабах прибывших в казахскую базу. Важнее всего мои 'зомби - засланцы' именно на местах их рождения. Придётся откорректировать программу, в таких особых случаев, чуть более тщательно, для выполнения шпионских и диверсионных функций на своей родине. По данным интернета, из Аравии мобилизовано двести тысяч солдат и восемьсот офицеров. Даже один местный, управляемый мною, может оказаться очень полезен. 'Но ещё более полезными могут оказаться мои клоны' - задумался о возможности внесения моего генетического материала в местных мужчин и женщин. Вина, как в Европе, здесь не пили. Кока кола ещё не получила распространения. Вдруг, знакомый уже парнишка с водой в бурдюке, продаваемой им из грязных стаканов, привлёк моё внимания громкими и призывными криками. На правах старого знакомого, потащил его с рабочего места на площади в тень узких улочек, для приватного разговора. Совершенно безграмотный парень моментально сообразил выгоду от сотрудничества со мной, когда предложил ему создать совместную фирму снабжения качественной питьевой водой все крупные города Арабского полуострова. В качестве подарка, раскрыл секрет приготовления сладкой воды. Небольшая баночка мёда, заряженная моими генами, теперь постоянно находилась при мне, на случай очередной дегустации вина или пива. Объяснил моему агенту принцип действия, именно этой порции мёда, научил как увеличивать запасы 'волшебного' продукта и выдав ему крупную сумму 'подъёмных', расстался. Уже знал, что парень задумал открыть филиал подобного предприятия в Мекке, куда появление неверных запрещено. Так, он надеялся укрыть от моей проверки свой дополнительный доход. 'До чего же интересна природа человека, - задумался, выбираясь из города по запутанным улицам, - нищий водонос, только осознав возможную выгоду, сразу начинает планировать, как заиметь ещё больше'.
  
  
   Из Медины перенёсся в Париж, прямо на многолюдную улицу, ещё точнее подворотню выбранную в прошлое посещение. Моё фантастическое появление заметили только два человека, моментально забывшие странный случай. Убедившись ещё раз в действенности своей программы, зашёл в банк, забрать свои доверенности. Сегодня четверг, третий день пребывания меня в Европе и задуманные основные дела уже завершены. 'Может быть рвануть домой чуть раньше? - раздумываю, гуляя мимо больших витрин, - Дела у меня за Уралом самые серьёзные намечаются'. Но главное сейчас, подготовить базу научно - промышленного развития недавно занятых территорий. Именно для этого я должен оставаться здесь и работать максимально эффективно. 'Прежде всего, - вспомнил я свои намерения, - нужно срочно заказать металлообрабатывающие станки на заводе 'Эрликон' в Цюрихе'. Перепрыгнув в Испанию, снял все деньги переведённые на мой счёт в царских золотых червонцах 1911 года чеканки. Хорошо подумав, решил проверить все банки малых стран Европы, на предмет хранения вкладов Российской империи. Николай второй, вполне мог забыть о других депозитах. Спрятав червонцы в сейфе, оборудованном на горе в Альпах, метнулся в Данию, Португалию, Нидерланды, Бельгию и Люксембург. Везде нашлись деньги России, по видимому инвестированные для обслуживания посольств и русских ведомств в этих странах. Царь наверняка даже не подозревал о этих средствах, что ещё раз доказывает его несостоятельность как правителя. Суммы вполне значительные, потому потребовалась проверка моей правомочности. На этот раз заказал заранее подготовить вклады в золотом эквиваленте. Учитывая открывшуюся неучтёнку, обследовал совсем небольшие страны. В трёх банках, поиски увенчались успехом. Только обращаться в банки Британии, так и не решился. Слишком уж тесные связи королевских домов наших стран. Все мелкие вклады решил аккумулировать в золоте, для возможности взять их в любой момент на неотложные нужды. Например, прямо сейчас золото произвело сильное впечатление. Пришлось предъявить его в качестве предоплаты за большую партию металлорежущих станков. Директор завода долго выспрашивал адрес, куда он может доставить готовую продукцию. По его страстным желаниям, понял как он надеется прикарманить предоплату, сдав меня германской разведке хозяйничающей в Швейцарии как дома. В завершении беседы, недвусмысленно предупредил, что в случае замеченного брака в станках, либо других отклонениях от буквы договора, в суд или арбитраж, заявления подаваться не будут. По причине секретности заказа все претензии будут отнесены лично к нему и его семье. 'Так меня просили передать' - в виде извинения, за вынужденную резкость угрозы, произнёс я на прощание. Добавив ему в кровь адреналинчика, понял, что никаких докладов по своей шпионской линии он делать не будет. Понравилось то, что проникнувшись страхом, директор догнал меня в коридоре и предложил перевыполнить заказ. Выдать мне станки через три дня, задержав выдачу уже готового заказа другой фирме. 'Он просто боится шпионажа за собой, - понял я его соображения, - желает провести этот заказ втайне от своих кураторов из Австро - Венгерской разведки. Меня такой вариант устраивал больше всех. Выходя с завода, мысленно, уже перебрасывал за Урал копии только что просмотренных и отсканированных в памяти, характеристик станков. Не мешало бы и современное оборудование для литья металла закупить, но лучше чем у заводов Круппа, станков для отливок сейчас не делали. Германия, как страна противник в войне, для сотрудничества совершенно не годилась. Стоп! Вдруг задумался я, даже остановившись. Заказ русской армии мы уже точно выполним в срок, не лучше ли задуматься об опережающем развитии промышленного производства? Все технологии должны строиться с учётом знаний двадцать первого века! Большого смысла нет строить, а через несколько лет заново перестраивать огромные заводы. Получается, что буду только нерационально расходовать человеко-часы, пусть даже использование людских ресурсов бесплатное. Вот эти станки, будут последние из этого времени. Вся остальная техника должна создаваться на уровне будущего. Для действительного прорыва, нам необходимо развивать компьютерные технологии.
  
  
   Время уже подбиралось к обеду. Меня ждали первые массовые отряды моего клана, для заброски в новые, уже таёжные территории. С помощью Базаркула, перенёсся во временный палаточный лагерь в казахстанских степях. Среди отобранных добровольцев, выбрал несколько десятков особо одарённых и грамотных. Остальных, отрядами по пятьсот человек, перенёс в каждое из новых формирований. Первые десантники неплохо постарались за сутки. В дикой тайге, стояли готовыми для отделки, грубо сложенные из кругляка, бараки. На первое время, укрыться от ветра и дождя, десяти зданий должно хватить. Назначил старших и пообещав вернуться по первому требованию, отбыл. Самых грамотных выбрал также и в лагере под Курганом. Соединив вместе, насчитал сто восемьдесят пять человек. Выдерживая паузу, закачал в головы всем собравшимся огромный пакет знаний по микроэлектронике и многим другим, сопутствующим наукам. Выбрал самые новые статьи из интернета по перспективным исследованиям. Дождавшись главного казаха, ответственного за площадку, объявляю собрание открытым. Торжественно объявляю создание новой микроэлектронной технологии для производства вычислительных средств небывалой эффективности. Говорю прямо: 'Технологии и знания с которыми вы сейчас ознакомлены являются приоритетными для нашего развития'. Все люди на всех территориях призваны работать для ваших успехов в создании новой вычислительной техники. Именно сейчас, мы с вами должны определить пути будущих исследований и повторения зарубежных кремниевых технологий для выращивания собственных процессоров. Неожиданно встал молодой парень и произнёс речь в духе комсомольцев. Главная его мысль заключалась в желании поиска собственных путей построения полупроводниковых схем. 'Зачем идти проторёнными путями, - закончил он пафосно, - когда есть перспективно более выигрышные нанотехнологические ЧИПы обещающие в тысячи раз большую производительность по сравнению с существующими'. Пришлось мне поторопиться и доложить собравшимся, о невозможности практического пользования плодами технологий. Объяснил отсутствие подробных схем, а тем более приборов, повышенным уровнем секретности. Мои 'зомбированные' высоколобые помощники моментально поверили. Вообще, заложенная мною программа безоговорочной уверенности в мои слова, приводила к странным результатам. Раз я верил в возможность создания ими компьютерной техники, они и сами поверили в свои силы. Не один даже не усомнился в самой вероятности решения проблемы. Они реально, как я почувствовал из их мыслей, не хотели повторять уже созданное кем - то другим. Мне самому был нужен компьютер как воздух, но создание подобной сложной техники на неизвестных в моём мире принципах, казалось мне весьма рискованным делом. С другой стороны, - пришла мне в голову простая мысль, - производить микрочипы по кварцевым технологиям, мне тоже никогда приходилось'. Так какая разница где нырять в незнакомое море? Эти 'зомби' свернут горы, благодаря своей бешеной уверенности в себе, помноженной на фантастическое трудолюбие и силы, которые легко могу им добавить. 'Дам им полгода, - решаю пока про себя, - по мере прихода новых кадров, буду добавлять помощников и знаний в других видах наук'. - Полгода вполне хватит для оценки верности выбранного направления. Если в октябре 1916 года я буду обладать только одной уверенностью в построении компьютера в сотни раз мощнее современных, это уже великое дело! Меня вполне устроит построение первого изделия к двадцатому году. 'Нечего трусить, - вдруг злюсь на себя, - если мои же клоны оказываются смелее в поисках нового'. Я, похоже, остался всё тем же зачуханным программистом опасающимся всего на свете? Страшно было рисковать в поисках больших денег, лучшей жизни, вот и дошёл до такой жизни, что готов на электрический стул сесть. Я и сейчас, по сути, на нём сижу. Только и утешения, что токи в электроэнцефалографе 'Voyager' небольшого напряжения. 'Мне ведь ещё и деньги в моё времени необходимы, - вдруг озадачиваюсь неприятной мыслью, - если не достану миллиона рублей на продолжение опытов с этой виртуальностью, смысла нет в продолжении моей игры'. А именно их сумасшедшая идея, нанотехнологического компьютера, как нельзя актуальна в моём времени, в России 2015 года. Вполне могу выступить с частным предложением в Российскую госкорпорацию 'РОСНАНО'. Лишь бы у них хоть что нибудь получилось. Уверенно, как будто в этом предложении нет ничего необычного, одобряю сумасшедшую идею. Разве то, чем занимаюсь сейчас не покажется бредом, расскажи я кому об этом в своём времени? 'Что может понадобиться для работы, - уже по деловому интересуюсь, - всё можете заказывать, просто написав старшему группы заявку на моё имя'. После, мы провели выборы старших групп и определили место для постройки научного городка.
  
  
   Вспоминаю свою важную идею возникшую ещё в дороге из Петрограда. Проникновение в Малую Азию используя Екатерину Десницкую, жену будущего брата короля. Всё время откладываю эту миссию, внутренне опасаясь неизбежных сложностей. Одно то, что появление там белого человека будет неординарным событием, доставляет мне кучу неразрешимых проблем. Как легально объяснить моё появление в Бангкоке я начинаю задумываться только зависая в воздухе над непроходимыми и вечнозелёными джунглями Таиланда. Сама картина города и раскинувшегося невдалеке Сиамского залива, подсказывают нужное решение. Оказываюсь на одном из кораблей швартующихся в порту и нагло схожу по трапу, мимо удивлённого китайского вахтенного. Из мыслей матроса выясняю всё нужное, и на прощание говорю на его родном диалекте: 'Если я успею, то обратно тоже поеду с вами'. Если бы парень уже не сидел на кнехтах, он наверняка свалился бы от удивления. Побродив в порту, нахожу несколько безработных грузчиков. Сидят, играют в шашки, не обращая не меня внимания. Присматриваюсь подойдя ближе и вижу нацарапанную на земле доску и ракушки разных цветов, по восемь штук у каждого. Ходят только по диагонали и достигнув поля противника превращаются в дамки. Остальные правила игры, вместе с языком, узнаю непосредственно из мыслей и редких криков зрителей. На плохом тайском прошу разрешения сыграть. Мужики, ростом чуть выше меня, удивлённо перешёптываются. 'Решают кто я такой, - понимаю уверенно,- и стоит ли со мной играть'. Но любопытство берёт верх, и один, очень бедно одетый, садится напротив, жестом приглашая меня. На такое развлечение подходят другие коллеги, прятавшиеся в тени соседнего строения. Мне легко играть, так как кроме помощи компьютера в просчитывании всех вариантов каждого ходя, считываю мысли своего противника. Зрители возбуждённо кричат так как совершенно не ожидали такой развязки. Следующий соперник долго выбирается из самых лучших игроков. Начав игру, знакомлюсь с ним и с некоторыми болельщиками. Продолжая общение, замечаю, как начинаю говорить всё лучше. Пропускаю его ракушку в дамки, после чего сразу проигрываю. Народ страшно доволен, некоторые похлопывают меня утешительно по плечу, другие хвалят вполне искренне. Я понимаю, что продержаться так долго против этого игрока, удаётся не каждому. Отвечаю им с благодарностью за те два дня, что давали мне возможность наблюдать за их игрой, внушая им доверие. Лёгкое зомбирование проходит вполне успешно. Некоторые вспоминают уже как видели меня выбирающимся после ночёвки, из под соседних рыбацких лодок. Ещё раз убеждаюсь, что изменённое, хотя бы раз, сознание, далее меняется мною очень легко. Вспоминая законы психологии, приходится признать, что ничего противоестественного в этом мире не происходит. В реальности человек устроен абсолютно точно так же. Стоит человека раз обмануть, приятным для него образом, как дальше он стремится всеми силами обмануть себя сам. Именно на этом основаны все уловки мошенников 'на доверии'. Даже любовь и преданность текущему правительству основана на том же простом принципе. Считая меня своим, раз кантуюсь возле них третий день, рассказывают мне все городские слухи. Новости в королевском дворце они не знают, но сплетни о европейской жене молодого принца известны давно. 'Уж не твоей ли нации наша принцесса?'- спрашивает самый сообразительный, выигравший у меня партию. Он же подсказывает следующий ход: 'Ты же вроде приличный парень, сходи к ней и пожалуйся на трудные времена'. - Уверен, - она тебе не откажет помочь. Еще на китайском корабле я привёл в негодность брюки, оборвав их по краям и вымазав в пыли за канатами. 'Если ты советуешь, - уважительно обратился как к старшему, своему бывшему партнёру, - обязательно попробую'. - вот только как всё на деле устроить, пока в голову не приходит. Услышав такое моё намерение, вся ватага полунищих оборванцев страшно возбудилась. Ну как иначе можно воспринимать буквальный переход 'из грязи в князи' их знакомого, такого же как они босяка. Если моя задумка удастся, им хватит рассказов на всю жизнь, как знакомый парень оказался при дворе короля Вачиравудха династии Чакри. Они совершенно не опасались неизбежного расследования после моего обращения в канцелярию королевской семьи. Похоже только самый первый, предложивший эту идею китаец, чуть задумался. 'Вы не думайте и не опасайтесь, - предупредил его растущую тревогу, - я похоже знаю подругу вашей принцессы, для чего и прибыл сюда с попутным кораблём'. Последнее заявление смело все подозрения и опасения у болельщиков. Большинство решили идти проводить меня прямо до дворца, чтобы посмотреть и рассказать другим, как меня встретят. Даже мой соперник по шашкам решил принять участие.
  
  
   Толпа оборванцев у ворот дворца встретилась с встревоженной стражей вышедшей наружу из за высоких каменных стен. 'Испугались возможного бунта толпы' - понял я опасения главы охранников. Вооружение у военных оказалось самое современное. Из окна домика охраны выглядывал ствол пулемёта. 'Гочкис', - удивился продвинутости диких, как думал раньше, азиатов. Машинка очень серьёзная, для простой задачи охраны входа. Не иначе здесь опасаются переворотов и диверсий более опасных фигур чем портовые грузчики. Мои попутчики быстро струхнули и бросились в рассыпную, по соседним кустам, одновременно не теряя меня из виду. Ничего не оставалось как идти в одиночку и объяснять цель своего появления. Разглядев белолицего, европейского вида мальчика, все, включая командира, совершенно успокоились. Практически не глядя на меня, постоянно озираясь на засевших в кустах босяков, старший отряда быстро обыскал меня на предмет оружия. Разумеется все свои документы, кроме паспорта, я оставил в тайнике Швейцарии. Стражник не нашёл даже бумаг, так как искал только тяжёлые предметы типа камня, ножа или пистолета. Крепко ухватив меня за шиворот, - потащил в здание охраны. Прямо при мне позвонил по телефону вышестоящему начальству и доложил о интересном мальчишке которого задержал у ворот. Отлично всё понимая, я пока осторожно молчал, выжидая самого удобного момента для активности. В функции этих людей не заложена обязанность думать, для них главное 'не пущать'. Понимаю, если бы не моя внешность чужака, я бы не удостоился чести быть приведённым сюда. Буквально сразу явился пожилой и сморщенный таиландец в гражданской, европейской одежде. Все присутствующие встали по стойке смирно. Удалившись в отдельную комнату, руководители негромко переговорили о случившемся странном событии. Не успевая в точности понимать быструю речь, сообразил по эмоциям их интерес к людям с которыми я появился. Когда старший наряда выгнал своих подчинённых ловить моих попутчиков, понял, что я не ошибся. 'Конечно, - утвердился в своей догадке, - они и предположить не могут, что я говорю по тайски. И верно, пожилой господин заговорил по английски: 'Как твоё имя?' - Кто ты? Откуда появился? На стандартные вопросы я стандартно ответил на его родном языке, на все вопросы. На невозмутимом азиатском лице собеседника, всё же отразилось удивление. Не давая ему времени на рассуждения, я продолжил излагать задуманную заранее легенду. Он, не дал мне говорить слишком долго, как я понял из его мыслей, чтобы случайно не узнать лишней информации. Очень тонкая у азиатов политика: 'Не так страшно знать много, как опасно узнать лишнее, не положенное по статусу'. Его функция заключалась в более глубокой проверке гостя и переправке к следующему ответственному за безопасность королевской династии. На этот раз, личный досмотр производился с необыкновенной тщательностью, даже придирчивостью. Меня раздели и несколько человек осматривали всю поверхность тела перепроверяя друг друга. Только тут пришло понимание причин медицинского осмотра: 'Кожные и венерологические заболевания очень распространены в этих бедных странах'. Вслушиваясь в мысли суетящихся досмотрщиков, вдруг решил немного переделать свой план внедрения. Простое знакомство в поезде с фронтовой подругой нынешней принцессы Сиама, не даст мне нужного авторитета. 'Хорошо, что гражданский старичок не дал мне наговорить лишнего, - задумался я не спеша одеваясь, - стоит попробовать сразу, выходить на высший уровень руководства страной, объясняя всё секретным поручением от Императора России'. Собственно, на первом этапе, легенда нисколько не меняется. Для всех я остаюсь богатенький мальчишка увлёкшийся экзотикой востока и решившийся ехать сюда, к подруге моей тёти. Для успеха мероприятия, картину стоит немного приукрасить. Назовусь племянником Екатерины Дмитриевны Черных, ныне Селищевой. При большой необходимости, могу русской Принцессе Сиама внушить, что она лично встречалась с моим отцом и братом Катерины.
  
  
   После нового раздевания, европейского душа и переодевания в чужую одежду, меня ещё несколько раз допросили и доставили к Екатерине Ивановне. Чужестранка не была такой ценной фигурой, чтобы держать меня на допросах несколько суток. Несмотря на первоначальную настороженность русской принцессы, в итоге мы очень подружились, насколько это возможно между тридцатилетней дамой и девятилетним пацаном. С её сыном, Чулой, мне не удалось познакомиться. С принцем Сиама и вероятным наследником трона, даже сама мама виделась довольно редко. 'Мне больше нужно устроить встречу с вашим мужем чем с сыном' - сказал я ей прямо. - Вы же помните за кого вышла тётя Катя? Личной контрразведке Государя Николая второго удалось разведать планы Британии относительно всего региона Малой Азии. Все русские отлично знали родственные связи Николая второго с Георгом пятым - королём Англии. Потому, сказал тёте Кате прямо, что мне нужно поговорить с братом её мужа, ныне Королём, управляющим Сиамом, по очень секретному делу. 'Шпионы англичан есть и при дворе, - совсем напугал я её, - потому наша встреча должна пройти абсолютно тайно, лучше ночью'. Допуск к мужу, у русской женщины, происходил гораздо проще чем к сыну, потому наша встреча была назначена уже на сегодняшний вечер, а конкретнее - прямо сейчас.
  
  
   Король Вачиравудх оказался простым и европейски образованным господином. Поиск информации о нём в интернете, принес очень много полезной и нитересной информации. Главное, что он не оставил детей, что и принесло смуту, а впоследствии и развал страны. По всем обычаям того времени, оказал надлежащие почести которые он милостиво прекратил, но оценил саму попытку и знание регламента. Подкинув пару законных похвал его просветительской и литературной деятельности, внушив ему максимально располагающий запах, удалось завоевать нешуточную симпатию. На каком то этапе завоевания его доверия, вдруг понял, что симпатия короля выходит далеко за рамки приличествующей в обществе. Только теперь осознал, что король оказался не традиционной ориентации. Вот почему у него не было детей!? Конечно я любитель сексуальных игр, но не в таком составе. 'Гомосексуализм рулил в Таиланде уже в те времена' - пошутил я невесело. С большим трудом удалось увернуться от высокой чести, которую, мысленно, уже готов был предложить мой собеседник. 'Перевёл стрелки' я простым способом, - принялся запугивать обострившейся угрозой колонизации Британией. Это оказалось совсем не трудно, потому что все последние годы так оно и было на самом деле. Вот только как раз во время текущей войны, Англия не имела сил на ведение хоть сколь - нибудь серьёзных заморских операций. С моей стороны это был чистый блеф. В который раз радуюсь возможности считывать мысли собеседника во время важного разговора. Не успевал он подумать или даже почувствовать лёгкое несоответствие в моих речах, как я тут же выходил из щекотливого положения приводя документальные, широко известные, факты или обыгрывая своё утверждение как вероятностное, возможное совершиться. Почувствовав, наконец, что 'клиент созрел', перешёл к конкретным предложениям помощи. Заметил сразу, что оказание помощи Сиаму невозможно по легальным каналам. Дружеские отношения с Англией и родственные, с королём Британии, не позволяют Николаю второму открыто выступать против намерений союзников. Вачи глубокомысленно кивнул, давая понять осознание им щекотливости нашей ситуации. 'Тем не менее, Николай второй снарядил специальный пароход и подводную лодку для помощи детям своего старинного друга, - продолжил подняв палец и указав на себя, - а так же послал меня для тайной связи и негласной помощи'. Король улыбнулся, но я понял, что это не связано с моей персоной и возможной 'помощью'. Он вспомнил как его отец подарил Николаю второму двести тайских котов, а тот ответил ему, подарив двести гренадёров в качестве личных телохранителей Рамы пятого. Двести белых мужиков двухметрового роста внушали страх всем посетителям дворца Рамы пятого, не исключая англичан. 'Сиам и королевская семья полностью верит в честность намерений Николая второго, - отвечал он полностью искренне, - и мы готовы принять все меры для сохранения в тайне вашего прибытия'. Дальнейшие переговоры прошли исключительно продуктивно и быстро. Моей задачей было убедить короля принимать моё лекарство на меду, которое им предстоит разводить на следующей порции мёда, смешав в нём хотя бы каплю старого лекарства и так без конца. Это лекарство должны принимать все люди из окружения короля и даже во всём городе. Я поспешил добавить, что в нём противоядие от нового яда Англичан который они применяют при захвате колоний. Но тайну эту, попросил никому не рассказывать, иначе пострадает Царь Николай второй. Дополнительное внушение даже не понадобилось, так велика была убеждённость азиата в силу науки белых. Вернувшись к Катерине попросил мёда для приготовления вкусного лекарства. Через минуту передал ей заряженную моими генами смесь и велел тайно передать самому королю Вачиравудх, лично в руки. 'Очень надеюсь, даже уверен, что теперь король Сиама оставит наследников' - улыбался я в своих мыслях.
  
  
   В Таиланде, в королевском дворце, часы пробили девять часов вечера, когда я оставив гостеприимные стены, оказался в Цюрихском отеле Штатт Отель (Statt Hotel). До восьмичасового выступления в оставалось ещё пять часов. 'Вопрос с металлообработкой, на первое время, будет закрыт, но необходимо и другое оборудование' - размышляю лёжа на кровати в новой одежде взятой из шкафа. Зачем изобретать велосипед, когда можно безопасно закупить всё необходимое и уже действующее. 'Только Швейцария больше не подойдёт, - подыскивая варианты замены, - рискну проверить Германию, всегда славившуюся своей тяжёлой промышленностью'. За деньги можно купить преданность и верность любого директора производства. Произношение у меня отличное, - надо рисковать. В случае провала сотру всю память задействованных лиц, - всего - то дел. К сожалению в Германии отлично видел только одно подходящее место, возле дворца короля, где с ним встречался. Как мне известно из истории, заводы Круппа сконцентрированы в Эссене, потому, зависая высоко над дворцом ориентируюсь точнее и телепортируюсь на пятьсот пятьдесят километров юго - восточнее. Переношусь туда с чемоданчиком золотых дублонов, благо забирал вклады не одними царскими червонцами. Сверяясь с картой пытаюсь найти виллу 'Хюгель', - резиденцию семьи Круппа. По моим сведениям, уже десять лет компанией управлял муж внучки основателя, Густав Георг Фридрих Мария Крупп фон Болен унд Гальбах. Содействовал их браку лично король, мне знакомый Вильгельм второй. 'Есть всё же недостатки и в моей роли супергероя' - задумался я поглядывая на часы. Плохо, что не мог сразу определить расположение нужного человека прежде чем он знакомился со мной или 'причащался', глотая генный материал на меду. Пришлось звонить в особняк Курппов и справляться о месте приёма главным управляющим компании. Только теперь понял почему немцы так ненавидели евреев. Служанка, по еврейской привычке, сначала загрузила меня вопросами: 'С какой целью мне нужен главный управляющий?' - От какой фирмы или предприятия выступаю я, на какое время предполагается затянуться беседа...? Разговаривать по телефону с невидимым собеседником мне становилось всё неприятнее, потому немного вспылил, ответив: 'Может вы хотите выяснить как давно мне ставили прививки от полиомиелита, чтобы я не заразил вашего управляющего?' Как раз сейчас в Европе массово начиналась пропаганда этих прививок. Упоминание о популярной теме вызвало смешок на другом конце линии, и ворота открылись. 'Оказывается грамотная служанка, беседовала со мной, - размышлял я по дороге к особняку, - вот только здесь - ли главный?' Главного, Гюстава Георга Круппа, как я и опасался, дома не было. Со мной решила познакомиться его супруга, тридцатилетняя, скучающая миллионерша и внучка основателя компании Крупп, - фрау Берта. Её заинтриговал мой детский голос, а ещё более спровоцировало своё, вынужденное безделье, по вполне уважительной причине. Её полнота говорила о скорых родах наследника империи Круппов. Если точнее, через двадцать шесть дней. 'Любопытно, - озадачился вопросом,- смогу ли я перекодировать почти полностью сформировавшегося человека?' При изначальной закладке человека из одной единственной клети, мои гены не спеша репродуцируются вместе с клетками плода, в течении девяти месяцев. 'Рискну попробовать - решаюсь весело, - от меня же не убудет'. На секунду вырубив сознание фрау, стряхиваю пару капель своей крови в её кофе. Благо у меня теперь всегда наготове булавка. Дальнейшее наше общение продолжается не просто в дружеской обстановке, но в атмосфере искреннего обожания, вызванного её природными материнскими гормонами и моим приёмом возбуждения симпатии путём подбора приятныйх ей запахов. Только тогда я признался, что хочу помочь ВеликойГермании и Второму Рейху создавая новое оружие вместе со своим дядей, для чего мне и нужна помощь Круппа. Почему для визита выбран именно я, - ребёнок, долго разъяснять не потребовалось. Мания поиска шпионов, раздувалась во всех воюющих странах одинаково сильно. Сохранение в тайне производство нового вида оружия, одна из самых важных военных тайн. Когда же я открыл чемодан с золотом, доверие внучки Круппа выросло многократно, вместе с любовью. Пожалуй, признайся в тот момент, что я русский, её решимость мне помочь нисколько бы не пропала. Стоит отдать должное, она сделала скидку на всё закупаемое оборудование. Взяв с неё расписку за переданную предоплату в золоте, уже налегке, оставил её с длинным списком закупаемых станков и механизмов. Не совсем пока представляю, как потом получу весь заказ, но начало очень удачное. Ещё раз напомнил беременной Берте Крупп обязанность сохранения тайны, даже от её мужа. Выпив на прощание кофе со вкуснейшим кексом штоллен, очень дружески расстался с гостеприимной хозяйкой.
  
  
   'После получения такого оборудования, попытка закупок любого другого, будет просто смешной' - раздумывал я выбирая укромное место для телепортации. Автоматическая программа вытирания лишних сведений у очевидцев работала исправно, но выработанная привычка не позволяла расслабиться. Из мыслей банкиров США уже знал об одобрении выплат по моим, вернее царским, документам. 'Через несколько минут там наступит рабочий день' - сообразил я и направился под густую тень весенней зелени кустов Эсена. Вашингтнонский ботанический сад, в котором я сразу оказался, выглядел более интересным по разнообразию растительности и количеству укромных уголков. Он ещё не открылся для посетителей, потому моё появление произошло незаметно. Спокойно очутившись за забором, продолжил пешую прогулку в центр города. Раннее появление такого богатого клиента, показалось вполне оправданным директору банка. 'Переживали всю ночь, - понимающе кивнул он мне, - потому и поспешили на встречу с самого открытия'. Не стал разуверять его, только кивнул в ответ. Попросил разрешения 'разбить' вклад, причитающийся мне, на несколько сумм и оформить для хранения в разных банках США и за границей. Странное желание молодого иностранца немного удивило финансиста, но владеющие такими деньгами позволяли себе и большие сумасбродства. Совместно с вызванным для помощи клерком, они переоформили все вклады через пятнадцать минут. Получив список всех банков с моими средствами, молча поклонился и традиционно попрощавшись вышел.
  
  
   Встреча с женщиной - банкиром из Канберры, прошла не менее удачно. Вспомнив вчерашний разговор, она сама предложила подумать над приобретением одного из островов большого архипелага Тиви. Быстро запросив интернет, узнал,что: 'Тиви состоят из двух островов: Мелвилл, Батерст и 9 необитаемых маленьких островов (Buchanan, Harris, Seagull, Karslake, Irritutu, Clift, Turiturina, Matingalia и Nodlaw), общая площадь которых составляет 8320 км². 'Видимо один из необитаемых, диких островков она мне и предлагает' - решил я сразу. - Естественно, что хорошие районы мне никто не даст, подумал я читая интернет статью дальше: 'Побережье островов преимущественно скалистое и обрывистое. Влажный сезон длится с октября по март, сезон засух - с апреля по август'. Для моих 'зомби - тружеников' эти преграды не большая проблема. Весь вопрос в том, как бы её не напугать желанием купить все эти острова вместе. Стоит только получить гражданство этой страны и я смогу скупать её земли по бросовым ценам. Читаю про пример Сидни Кидман, как раз сейчас занимающегося расширением своих пастбищ. Наконец, осторожно соглашаюсь рассмотреть её предложение со своими друзьями и позже дать наш точный ответ. Дама активно хватается за последнюю возможность и сбавляет цену за счёт уменьшения доли своего процента. Как бы не выдержав такого напора, признаюсь, что мне дали полномочия на самостоятельную покупку острова. 'Если он достаточно хороший, - тяну я в раздумье, - может я и рискну чужими деньгами'. В итоге получасовой, интересной беседы, выпив три кружки чая, мы приходим к компромиссу: 'Она, как мой представитель в Австралии, рассматривает другие земли и возможность закупки по более дешёвой, оптовой цене, а мы обещаем ей вознаграждение обратно пропорциональное цене'. - Чем дешевле мне достаётся каждый акр земли, тем больший процент получает она. 'Женщина действительно очень предприимчивая, - заново задумываюсь я о ней, - и может быть полезнее чем сотня моих 'зомби - помощников''. Кстати, как там наши новые Зауральские территории, осваиваемые моим кланом!?
  
  
   Мгновенное появление среди тружеников приморской территории на Дальнем Востоке, никаких эмоций не вызывает. 'Среди эвенков наши люди пользуются славой полубогов, - понимаю я чуть пообщавшись с местным населением, - всё благодаря своему трудолюбию и равнодушию к женскому полу'. Пожалуй слишком я перестарался в сублимации половых инстинктов 'зомби' в творческие и деятельные потребности. Вспомнив о творчестве, сразу рождается идея развития наукоёмкой технологии в этом северо - эвенкском районе Магаданской области. Направление исследовательской работы приходит моментально, при виде удобной бухты и бескрайнего Охотского моря. Отбираю сотню наиболее грамотных и активных. Начиняю их головы разнообразными знаниями по кораблестроению, подводному атомному флоту, добавляю других, самых передовых и футуристических знаний и объявляю им задачу, как само собой разумеющуюся. Задача состоит в построении гигантских подводных кораблей для тайной связи с заморскими территориями в Австралии и ведения возможной войны. На примере с организацией компьютерных специалистов, понял, чем фантастичнее заказываешь желания тем большего результата стоит ожидать. В творческих делах, как при выстреле в дальнюю мишень, нужно целиться чуть выше, чтобы снаряд лёг точно в цель. Весь вопрос в том, как точно рассчитать угол превышения траектории. Руководители этой северной территории уже определились, что заметно по более качественному сложенному дому в котором мне рассказывали о своих планах три мужика, один из которых был мой старый знакомый местный житель. 'Видимо верные книжки им загрузил в память' - думал я наблюдая как они в три глотки расписывали радужные перспективы новых поселений. В будущем городе учитывалась возможность его роста до самой Колымы и Северного Ледовитого океана. В их речи мелькали термины незнакомые даже мне. 'Что же в этих новейших книгах по градостроительству было?' - немного запоздало размышлял. - 'А главное, где теперь найти им материалы и оборудование, соответствующее запросам двадцать первого века?' Решительно прекращая их фантазии, перебиваю приказом: 'Все вопросы по недостающим механизмам, материалам и оборудовании новых поселений передавайте в нашу научную группу которая сейчас создаётся в Красноярском крае'. - В целом одобряю передовой подход и объявляю всем благодарность.
  
  
   В Красноярском лагере, вопрос о направлениях научно технического прогресса передо мной уже не стоит. Для них тема исследований определилась в целом, очень обобщённо, - содействовать развитию деятельности и производств других исследовательских институтов. Главным считаю, решение энергетической проблемы, потому атомную энергетику и весь запас сопутствующих знаний, собираю в инете и прошиваю в головы двум сотням 'зомби - интеллектуалов'. На общем совете командиров, с удовлетворением узнаю, что планы по развитию поселения в точности повторяют Приморские. Иначе не могло и быть. Если у дураков, как известно, мысли сходятся, то умники получившие одинаковый набор знаний тоже будут мыслить схоже.
  
  
   Прыжок в казахские степи принёс новые приятные сведения, - народ всё прибывает. Сразу по тысяче добровольцев переношу в только что проверенные лагеря первопроходцев. В оренбургских степях собираются уже более ста тысяч новых спасённых. Для женщин у них строятся отдельные здания, которые проверяю и одобряю. Среди большого количества грамотных, легко набираю четыре отряда добровольцев по триста человек. Все разделяются по профилю исследований которые им определяю согласно внедрённой только что информации. Отлично понимаю, что вскоре я физически не смогу следить за ходом всех работ в каждой из групп учёных. Назначаю несколько междисциплинарных групп осуществляющих корректировку и совместную деятельность в различных исследованиях. Навещаю первую, самую дорогую мне группу компьютерщиков. Дорогую, в буквальном смысле этого слова. Вижу прямой путь обогащения в моём времени, если их изобретение принесёт реальные результаты через полгода. 'Они стали склонны к самоорганизации' - отмечаю, когда вижу как пять человек, упорно пишут, сидя прямо на полу под руководством одного бородача. Незаметно, проникая в головы всех по очереди, считывая мысли. 'Получается странная связь, - догадываюсь сразу, - они решают одну идею, каждый, прорабатывая отдельный её кусочек'. Бородатый, как оказывается, собирает информацию от каждого, объединяет и передаёт более информированному руководителю. Каким образом они так идеально объединились я не могу понять. Возможно знания высшей математики и биомеханики подсказали им подобную схему работы. 'Надо будет почитать Макса Вебера, - перебираю в интернете базы данных, - как основоположника организации труда и даже политического руководства'. В перспективе, мне такие знания, крайне понадобятся. Удачно вышло, что скопированная учёным информация оказалась полезной для оптимизации научной работы которой их загрузил. 'А я ещё опасался перегружать лишними знаниями, - вспоминаю чуть не со смехом, - а когда же знания могут быть лишним грузом!?' На основе удачного опыта, решаю сочинить специальную программу саморазвивающихся 'зомби учёных'. Идея проста. По мере необходимости получения дополнительных знаний по любой теме, мыслитель, незаметно для себя, обращается ко мне и я закачиваю ему недостающие знания, почти не отвлекаясь от основной деятельности. Стоп!Можно сделать ещё лучше! Ведь очень много знаний я уже выдал в местные головы. Для разгрузки себя любимого, сделаю ещё проще. Недостающая информация будет считываться прямо из голов других жителей этой реальности. Может тот же Макс Вебер, которому четыре года до смерти, уже придумал какое - то уникальное открытие, но не успел его сформулировать и изложить на бумаге? Моя программа позволит интересующимся данной темой вытащить у него из головы всё что требуется для решения задачи. Если не хватит, - то нуждающийся разум скачает интернет - данные залитые мною кому-нибудь из других голов, в дальних территориях. Только в случае полного отсутствия, придёт запрос ко мне на обращение в большую интернет базу. В крайнем случае, скачаю любую засекреченную информацию. Таким образом убиваю сразу несколько зайцев. Увеличиваю скорость работы головастых 'зомби' и избавляю себя от лишней заботы. Сейчас же загружу этот простенький алгоритм действий, а по мере работы усовершенствую насколько возможно. Если применять аналогии, моя система будет подобна нейронной сети, способной включить в работу все мозги - нейронные клетки в мире. 'Схема очень перспективная' - не успеваю порадоваться, как меня перебивает старший учёный. 'Мы могли бы попросить у вас небольших усовершенствований в нашу работу? - спрашивает он очень вежливо, - если это не будет очень затруднительно'. - мнётся он нерешительно под взглядами его коллег и меня. Доброжелательно развожу руками, показывая моё полное единство и готовность помочь. Тем более, как предполагаю, я уже решил одну их важную проблему. Но задача поставленная передо мной, оказывается совсем иного рода. Это чисто техническая помеха, которую, как уверены эти учёные, легко можно решить. 'Ввиду ограниченного времени, данного нам на разработку вычислительной машины, - старательно подбирает слова старший пятёрочки, - хотелось бы сокращения обеденных перерывов'. Длинные очереди, которые приходится занимать чтобы поесть в общественной столовой, отрывают очень много времени. Кроме того, время на сон, также можно чуть сократить для освобождения его на научные исследования. При необходимости, могу совершенно избавить их от нужды есть, пить и ходить в туалет, не говоря уже про время сна. Для большей достоверности, обязуюсь обеспечить их специальным энергетическим и безотходным питанием, а также выдать таблетки сокращающие время сна до тридцати минут в сутки. Быстренько дорабатываю уже готовую программу и выхожу из кабинета под восторженные крики фанатов научного прогресса. Обязательно нужно внедрить этот алгоритм всем научным объединениям новых территорий. Незаметно для себя, провёл в родных краях два часа, когда уловил как меня вспоминает тётя Хильда. Опять она торопится и рвётся ко мне чуть не на час раньше.
  
  
   В этот раз, прибыл в свой номер отеля задолго до прихода компаньонки. Лёжа на кровати, просканировал мысли людей, сегодня посещённых. Единственно беспокоит тетя Катя Чакрабон, которая уже успела поругаться с мужем. Хорошо хоть передала моё медовое 'лекарство' королю. Я надеялся, что проблемы у них появятся только через два года, когда она разведётся с мужем Чулу. 'Надо будет обязательно помочь сохранить их брак' - думал, когда раздался стук в дверь. Тётя Хильда опять не спала всю ночь раздираемая сомнениями, что заметно было по её озабоченному лицу. Она на полном серьёзе пришла пораньше чтобы посоветоваться со мной. 'А ты не передумаешь? - без всякого вступления начала она важный разговор, - Всё брошу, а вдруг тебя какие то другие дела в Сибири отвлекут...?' - Не договорила она. Отлично улавливал все её скрытые опасения. 'Нельзя ставить всё на маленького мальчишку в такой далёкой и нестабильной России, - говорила она себе ещё полчаса назад, - его могут убить, стукнуть по голове, так, что потеряет весь свой дар'. Хорошо сознаю причины её торопливой суетливости. Сегодня середина наших гастролей. На утро воскресенья у меня взяты билеты для возвращения на родину. 'Кстати, - говорю я как бы вспомнив, - нужно не забыть сдать билеты'. Мне нужны деньги для закупок авиационного бензина на перелёт до России. 'Вот, кстати, - думает она, - в любой момент может разбиться этот бешеный пацан'. Продолжая свои мысли она спрашивает меня: 'А если несчастный случай с тобой?' - Как мне заниматься нашим бизнесом без тебя? - Может быть тебе не уезжать из Швейцарии в ближайшие год или два? Получишь образование, научишься работать с новыми механизмами и откроешь своё личное выгодное дело самолётостроения. 'Знает чем заманить ребёнка' - быстро раскусываю её не хитрый замысел. Хильда решает подкупить меня, выкладывает пачку денег: 'Это половина всего нашего заработка за два дня. - подталкивает стопку банкнот ко мне. - Ты у себя в деревне столько зарабатывал пастухом?' Невозможно объяснить, что у меня - сироты, не было никакой оплаты деньгами, только еда да старые тряпки чтобы спрятаться от мороза. Неторопливо отсчитав половину суммы выданной мне, отдал её обратно женщине как вклад в наше общее дело. 'Любое дело не может иметь сто процентов гарантированного успеха, - обратился к подельнице, - потому тебе, тётя Хильда, не стоит бросать работу, а при возможности брать дополнительную'. Мне следовало избегать сознаваться, что я в курсе её работы на Австро - Венгерскую и Германскую разведки. Тебе нужно занятие позволяющее спокойно ездить по разным городам Европы. Журналистика, - самая подходящая работа. Постепенно, если наша работа пойдёт удачно, можешь брать отпуска, под видом творческих. Свободный график работы позволит тебе нанимать любых помощников и контролировать их. Насчёт моей безопасности, гарантий никаких нет, как ты правильно подметила. Потому и советовал, начинать с торговли лекарственными таблетками. В рекламных целях можно обозвать их любым красивым и запоминающимся словом. Например, - 'Сибирская таблетка жизни'. После, можно и сократить, убрав напоминание о Сибири. Обещаю, - таблетка будет действовать. 'Завтра - же начну её приготовление, а потом научу и тебя' - пообещал я Хильде. До начала представления оставалось пятнадцать минут, когда мы выскочили из дверей отеля.
  
  
   Как всегда, все билеты были раскуплены. Под конец концерта, когда вместо фокусов угадывания занялся определением болезней, от желающих попасть на сцену уже не было отбоя. Намеренно не брался за излечение, ограничился только определением вида заболевания, но уже одно это вызвало фурор в утренних газетах. 'Не иначе постаралась тётя Хильда' - подумал я читая однотипные заметки в городской прессе. Сегодняшняя ночь прошла менее примечательно. Все финансовые проблемы Российской империи были решены, вложения семьи Романовых спасены. Все деньги переведены на новые счета на моё имя. Благодаря таким капиталам, мои документы сразу приняты для получения гражданства в нескольких странах. Главную задачу Европейского турне я выполнил за три дня непрестанной борьбы. Очень сомневаюсь, что сотни миллионов лежащие на счёте в Швейцарии, можно считать победой. Деньги, сами по себе, ничто, важно то как удастся их применить! Мне предстоит борьба превращения 'виртуальных баллов' в реальные деньги моего времени. Всё происходящее ранее, только подготовка к этой моей главной битве. Но придёт ли ощущение торжества, когда получу деньги и куплю необходимое оборудование в том мире? Вряд ли... 'Нам нравится только борьба, но отнюдь не победа'. Блез Паскаль (1623 - 1662)
  
  
   4. Волшебство - это вера в себя. И когда тебе это удаётся, то удаётся и всё остальное. Гёте 'Главное задание выполнил, значит можно немного и развлечься, - решил я направляясь к Инессе Арманд, - она сегодня утром меня вспоминала, читая с подругой местные газеты' - что такого, если маленький мальчик зайдёт в гости к тёте которая его приглашала? Пусть только попробует удивиться, если сама, только вчера приглашала в гости. На всякий случай, проходя мимо, не удержался и заскочил к первым своим хорошим знакомым в Цюрихе. Дядя Володя спал, так как засиделся за полночь над письмом Зиновьеву в Берн, а тётя Надя собиралась на рынок. Я беззаботно выразил готовность сбегать и закупить всё, что потребуется. Видя мою бодрость и резвость, хозяйка благодарно поцеловала меня, выдав список продуктов и деньги.
  
  
   приглашаю всех желающих ознакомиться с продолжением второй книги на платном сайте http://libstation.ru/?ref=6452 Или; https://zelluloza.ru/register/20883/ Желающие оказать помощь автору в продолжении цикла, могут перечислять на Яндекс Деньги 410013498966790 (обязуюсь открыть бесплатное чтение всех своих книг полностью!) Для обсуждения и знакомства с новинками: http://vk.com/gameforlife45 (Для этого вам нужно зарегистрироваться по ссылке) С уважением Василий.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"