Белозеров Михаил Константинович: другие произведения.

Почему Рейх проиграл и мог ли победить?

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор рассматривает вопрос причин поражения Рейха во Второй Мировой войне, альтернативные возможности его победы и выдвигает пародоксальное утверждение, что вундерваффе ускорили крах Германии, а не затруднили победу над ней.

  Была ли возможна победа Третьего Рейха?
  Это одна из самых популярных тем в книгах по альтернативной истории. Мог ли наш самый страшный противник победить, были ли предпосылки для его победы и победы стран Оси во Второй Мировой Войне; и наконец, почему проиграл?
  Выскажу сразу свое мнение: в той политической и военной реальности, что сложилась к 22 июня 1941 года шансов Гитлера на победу во Второй Мировой Войне практически не было, была возможность свести войну на ничью или затянуть на очень длительный срок агонию Рейха. Для начала, установим, что мы понимаем под победой Рейха? Понятно, что захват всего мира странами Оси и раздел его между Германией и Японией это чистая фантастика, для этого этих стран элементарно не было ресурсов, уж очень был велик военно-экономический потенциал СССР, Британской империи и США. Более разумным выглядит такой победный вариант: занятие Вермахтом Европейской части СССР по рубежу Волга -Северная Двина, а так же Закавказья; встреча немецких и японских войск в Индии, с распадом Британской колониальной империи, склонение Великобритании и США к почетному миру серией побед стран Оси и тотальной морской блокадой Англии. Как мы видим никакой полной оккупации СССР и США, только тяжелый разгром первого и отсутствие перспектив к победе для вторых.
  Могла ли Германия нанести Советскому Союзу тотальное поражение, с выходом на линию Архангельск-Астрахань и занятием Закавказья? Повторюсь, я уверен, что шансы у Германии на подобный успех, в нашей реальности отсутствовали. СССР обладал огромными резервами, в том числе не задействованными в реальности, практически каждую катастрофу удавалось нейтрализовать благодаря перманентной мобилизации и успешной работе промышленности. Чтобы выйти на линию Архангельск-Астрахань и захватить Кавказ, немцам была нужна одна "мелочь" - сепаратный мир с Англией, а потом с США. Тогда огромные ресурсы, которые реально тратились на Второй Фронт (сначала воздушно-морской, а потом и сухопутный) можно было бросить на СССР. Повторю свой вывод из предыдущей главы: Второй фронт был всегда, и он требовал от Рейха огромных затрат ресурсов, только своим содержанием он сильно отличался от Восточного Фронта. Восточный фронт это преимущественно сухопутная война, с огромными людскими жертвами и достаточно значительным участием авиации, тогда как морская война была крайне незначительна. Западный фронт - преимущественно воздушно-морская война, с незначительной ролью сухопутных войск до лета 1944 года, война с относительно небольшими людскими жертвами, но с огромными материальными затратами.
  Но почему же Третий Рейх проиграл? Назову основные причины поражения:
  Во-первых, это слишком поздняя мобилизация экономики для военных нужд, противник начал тотальную мобилизацию слишком поздно, только зимой 1943 года, когда война уже была утрачены шансы на победу, а шансы на ничейный вариант стремительно сокращались. Тогда как противники Рейха сразу стали мобилизовывать свои экономики для нужд войны, например Великобритания до 1943 года опережала Германию в производстве боевых самолетов, про огромный выпуск вооружений в СССР и США даже не надо распространяться. Обычно это объясняют двумя причинами: ставкой на Блицкриг, которая не требовала сверх напряжения от ВПК; отсутствием ресурсов. Если первая причина может несколько оправдывать руководство 3-го Рейха, то вторая явно надуманная. По уму немцы были обязаны начать мобилизацию экономики летом 1940 года, когда стало ясно, что Британская империя не откажется от продолжения войны, а так же было принято роковое решение о нападении на СССР. Ладно, Гитлер верил, что нас разобьет до зимы, а Англию поставит на колени воздушными налетами и морской блокадой, но почему переход к тотальной войне не произошел в январе 1942 года? Ведь все просто кричало об этом: Вермахт увяз на Восточном фронте и потерпел поражение под Москвой, Ростовом и Тихвином; Англия не собиралась капитулировать и наоборот перешла к наступательным действиям; в войну на стороне противников Германии вступила самая экономически мощная держава мира - США! Тем не менее, потребовался еще целый год и катастрофа под Сталинградом, чтобы немцы начали действительно массовый выпуск военной техники. Что касается нехватки ресурсов, то тут можно только развести руками: в тяжелом для Германии 1944 году немцы выпустили больше танков и САУ, а так же самолетов, чем за 1941-42 годы вместе взятые, а последний пик производства военной техники пришелся на январь 1945 года! Если уж в 1944-45 году ресурсов хватило на такой массовый выпуск вооружений, то, как можно писать об их нехватке для 1940-42 годов?
  Отдельный вопрос, это крайне слабое использование ВПК большинства оккупированных стран. Европа, конечно, работала на Гитлера, но вполсилы. По настоящему, в военную экономику Рейха были интегрированы только присоединенные до войны Австрия и Чехия.
  Во-вторых, это слабая немецкая стратегическая разведка, которая к тому же возглавлялась английским агентом влияния - адмиралом Канарисом, снабжавшим немецкое военное руководство откровенно лживыми сведениями о потенциале СССР и США. Немцы вдвое занизили численность имевшихся у СССР танков и боевых самолетов, в 1,5 раза число соединений. Например, немцы не знали, что в РККА сокращают кавалерию, и вместо танковых бригад создают механизированные корпуса в составе 2-х танковых и 1 моторизованной дивизии. Так что вместо ожидаемых немцами 40 танковых бригад и 25 кавалерийских дивизий, реально наша армия имела 61 танковую, 31 моторизованную и 13 кавалерийских дивизий. Не знали немцы и про вооружения РККА, ни про новые танки или самолеты, ни про новые модели артиллерийских орудий.
   Кроме того, немецкая разведка не смогла предсказать ни контрнаступление под Москвой и Сталинградом, ни "Багратион", ни целый ряд операций наших союзников. Показательно, что величайший немецкий тактик Роммель две свои главные битвы - Эль-Аламейн и "Оверлорд" проиграл из-за того, что, находился вдали от мест наступления противника, поверив разведке, что в ближайшее время наступления союзников не будет. Еще один характерный пример провала немецкой разведки это удачная кампания по дезинформации, организованная союзниками во время высадки в Нормандии. Немцы были уверены, что это ...отвлекающий удар, а главные силы союзников должны высадиться в районе Кале. Так что, значительная часть войск охраняла побережье, хотя в Нормандии решалась судьба Западного фронта.
   В-третьих, это агрессия против СССР. Помешавшийся на расизме и антикоммунизме фюрер напал на самую большую державу Евразии, причем державу тоталитарную и милитаризированную. Красная армия и советский народ нанесли агрессору колоссальные людские и материальные потери и подписали Рейху смертный приговор. Именно война с нашей страной, как показано в предыдущей главе, нанесла Рейху чудовищные людские потери и привела к катастрофе.
  К теме главы не относится обсуждение причин, толкнувших Гитлера к этому самоубийственному поступку, выскажу только кратко свое мнение по многочисленным спорам между "резунистами" и "антирезунистами". Подробно эта тема освящена в прекрасных работах Исаева, Верхотурова, Помогайбо, Веселова, добавлю, что называется, свои 5 копеек.
  Думаю, что все доводы резунистов основаны на послезнании, мы знаем, чем закончилась война, какие были реальные силы и возможности сторон, реальный советский потенциал до конца 80-х был засекречен. Но в том то, и дело, что Гитлер и Сталин принимали свои решения на основе имеющихся у них знаний и соображений. Что знал Гитлер о СССР-России? Да в основном стереотипы плюс опыт предыдущих войн. Для Запада Россия была полуварварской страной, с развитием не намного выше Китая, и ниже ведущих европейских стран. Военный опыт ясно говорил о кризисе русского военного искусства: с 1853 года мы проиграли Крымскую войну, Русско-Японскую, Первую Мировую и Советско-Польскую. Русско-турецкая война 1877-78 годов и Зимняя война были выиграны за счет большой крови и численного превосходства. Как и большинство современников, Гитлер и его генералы смотрели на противников по лекалам Первой Мировой войны: не секрет, что русская армия уступала в стойкости и военном искусстве как армиям Англии и Франции, так и армии КайзерРейха, причем последней особенно. И вот в 1940 году Германия играючи побеждает Францию и британскую экспедиционную армию, весной 1941 года легко побеждают Югославию (мы помним, как сербы стойко дрались в ПМВ), а СССР с огромным трудом победил крошечную Финляндию. Так из-за чего Гитлеру боятся СССР, если все прежние противники Германии по ПМВ оказались такими слабыми, а Россия, по его мнению, сильно деградировала после революции. Ну не знал фюрер, что Финляндия это особенно крепкий орешек. Что финские солдаты по своим боевым качествам лучшие в мире (именно так, если учитывать их стойкость и уровень подготовки, по сути, сплав японской стойкости и высокий профессионализм на уровне Вермахта), финская армия по своей боеспособности резко отличалась от остальных армий союзников Германии. Немецкая разведка всячески занижала мощь СССР, так численность танков и самолетов была занижена вдвое, число соединений в 1,5 раза. Кроме того, немцы ожидали массовых восстаний против советской власти в случае своего вторжения и фактический крах СССР. Как мы знаем, советская армия продемонстрировала высокую устойчивость, население большей части СССР было вполне лояльным своему правительству и советскому строю. Сам Гитлер презирал нашу страну и ее народ, больше думая о победе над Англией. По этому, ни о каком превентивном ударе по "изготовившимся к агрессии советским войскам" говорить нельзя, немцы такого удара не ожидали, считая РККА слабым противником, фактически "большой Польшей".
  В свою очередь Сталин и его окружение имели примерно такие же грустные мысли. Военные успехи Рейха потрясали, Зимняя война оказалась шоком для советского руководства, советская разведка наоборот сообщала Сталину сильно завышенные данные о численности противника. По данным советской разведки у Рейха более 280 дивизий, немцы смогут выставить для войны с СССР более 200 дивизий и по 10000 танков и самолетов. Таким образом, в возможность нападения СССР на Германию поверить крайне сложно. Да и простая логика опровергает резунистов: Сталин готовился к нападению и поэтому начал реформу танковых войск за несколько месяцев до "нападения"? Большинство мехкорпусов были еще не сколоченными объединениями, с довольно низкой боеспособностью. Как объяснить, почему планы строительства УРов были расписаны до конца 1941 года, а промышленность наладила массовый выпуск казематных орудий? Сталин хотел одновременно строить укрепления и освобождать Европу???
  Сама идея "Ледокола" мягко говоря, сомнительна. Якобы Сталин предвидел всю историю Европы до начала 40-х, и обеспечил приход нацистов к власти, чтобы с их помощью развалить Европу перед "Освободительным походом Красной Армии". Вообще то, сам СССР жил в постоянном страхе войны с коалицией лимитрофов (Эстония, Латвия, Финляндия, Польша, а так же Румыния) за спиной которой стояли Англия и Франция, а так же войны с Японией. Так что СССР был нужен не нацистская Германия, которая рассматривалась как союзник Польши (вспомним фильм "Если завтра война", там как раз немцы с поляками наши враги), а Германия под властью Тельмана или хотя бы союзная СССР Веймарская Германия, направленная против Антанты. Потом, если Сталин превращал СССР в главную военную силу мира, зачем ему противник в лице Третьего Рейха, если проще захватить Европу где слабые демократии или коррумпированные фашистские режимы, а не нацистская Германия? Не понятно, и как Сталин собственно помогал Гитлеру по мнению Суворова-Резуна. Если говорить о материальной помощи, то не будем же мы записывать целый сонм немецких промышленников в агенты Коминтерна? Еще Резун утверждает, что якобы Сталин запретил германским коммунистам объединяться с социал-демократами, и поэтому победили нацисты. На деле, все это наглая ложь: судьбу Германии решали во многом президентские выборы 1932 года, где главными кандидатурами были Гинденбург, Гитлер и Тельман. Коммунисты предложили С-Декам создать коалицию и поддержать Тельмана, но последние поддержали Гинденбурга. А далее все решил коррупционный скандал:
  "В конце 1932 года с подачи Гитлера достоянием общественности стали сведения о том, что ряд восточно-прусских помещиков, в том числе и Оскар фон Гинденбург, сын президента, на которого отец оформил владение большим потомственным поместьем Нойдек, используют государственные дотации (которыми правительство Германии с 1920-е годы оказывало финансовую помощь попавшим в бедственное экономическое положение крупным землевладениям Восточной Пруссии в рамках фонда Osthilfe) в сугубо личных целях (покупают предметы роскоши, содержат любовниц, отдыхают на дорогих курортах, играют в казино и т. д.). Стали всё громче звучать обвинения в том, что Оскар, пользуясь покровительством отца, уклоняется от уплаты налогов, назревало расследование прокуратуры и громкий скандал.22 января 1933 года состоялась двухчасовая встреча с глазу на глаз Оскара фон Гинденбурга с Гитлером. После этой встречи Оскар сказал сопровождавшему его чиновнику: "Теперь нет никакой возможности, кроме как Гитлера поставить канцлером". Предполагается, что Гитлер в ходе этой беседы угрожал Оскару дальнейшими разоблачениями, а в случае, если президент пойдёт ему навстречу, он [Гитлер] немедленно прекратит расследование по "делу Гинденбурга". Таким образом, 30 января 1933 Пауль фон Гинденбург назначил Адольфа Гитлера рейхсканцлером."
  Поражают и подтасовки Резуна по военной технике. Думаю, что все читатели его опусов помнят про "воздушного шакала", как он называет Су-2, Ю-87 и почему то палубный торпедоносец "Накадзима" (на деле он известен как "Кейт"). Мол, 3 агрессора создали самолеты "чистого неба", а противника готовились разгромить неожиданными ударами по аэродромам. Но вот странность, а как живя в Англии, Суворов-Резун, не узнал, про аналогичные самолеты Королевских ВВС начала Второй Мировой? Например, еще в 1937 году на их вооружение поступил многоцелевой одномоторный бомбардировщик "Бэттл" компании "Фэйри", построенный в 2200 экземплярах. По характеристикам он уступал Су-2, и в бою показал себя много хуже, и нашего самолета, и "лаптежника". А чуть позже, на вооружении RAF поступил самолет с еще более скромными ТТХ "Лизандер" Уэстленд, похожий на немецкий Хеншель-123, правда, британец не мог пикировать. Королевский флот и Береговое командование получили на вооружение торпедоносец "Суордфиш", биплан с максимальной скоростью 222 км/ч! Интересно, что для задач ПЛО этот самолет применялся до конца войны! А это действительно самолет "чистого неба", он не мог оторваться ни от одного серийного истребителя! Отсюда делаем два вывода: или Британия тайно готовила мировую захватническую войну, о чем псевдоисторик скромно молчит, создавая самолеты-шакалы; или Резун нас просто дезинформирует, а сама концепции такого самолета им придумана на пустом месте.
  Еще один пример наглой дезинформации от Суворова-Резуна, его концепция, что якобы Сталин ждал начала немецкой высадки в Англии, чтобы ударить по "беззащитной Германии" и ее союзникам. Начнем, с того, что Англия имела мощнейший надводный флот и очень сильную авиацию, но довольно слабую сухопутную армию. Так что для ее захвата надо гораздо меньше сухопутных войск, чем для кампании 1940 года, когда Вермахту хватило 136 дивизий, чтобы разгромить Францию, оккупировать Бенилюкс и вышвырнуть Британскую экспедиционную армию из Дюнкерка. Для захвата Англии нужно где-то 45-54 дивизии, для сравнения на 22 июня у Германии было 210,5 дивизий с учетом десантной дивизии Люфтваффе. Нужно ли было сильно оголять Восточный фронт (еще не действующий) для "Морского Льва"? Нет! Только во Франции стояли 14 пехотных дивизий с нормальной боеспособностью (не боеспособны дивизии 13-15 волн и охранные дивизии), еще 4 боеспособные пехотные дивизии можно было забрать из Норвегии. В Финляндии немцы развертывали еще 5 дивизий (2 пехотные, 2 горнострелковые, 1 дивизию СС "Норд"). С Балкан можно было перебросить 2 горнострелковые дивизии и 1 десантную дивизию Люфтваффе. Так что уже нашлось 26 дивизий для десанта. Добавим к ним резервы ОКХ в составе 9 пехотных, 2 танковых и 1моторизованной дивизии. Так что с Восточного направления нужно забрать всего 16 дивизий, тогда как там, с учетом резервов 135 дивизий! Думаю, не надо доказывать, что 119 немецких дивизий могли довольно уверенно защитить Рейх от мнимого вторжения РККА, если 121 дивизия в 1-м эшелоне вторжения, устроила нам катастрофу июня 1941 года. Так что, посыл резунистов о якобы ожидания Сталиным высадки немцев в Англию, является ошибочным. У Рейха хватало ресурсов сухопутных войск для обороны на Востоке и наступления на Западе.
  Так что болтовня в духе: "Суворов ошибается в мелочах, но в целом его нельзя опровергнуть" это дезинформация. РККА не могла напасть на немцев летом 1941 года и высадка в Англию, вовсе не оголяла Восточный фронт. Нацистский "Ледокол" Сталину был не нужен, в отличие от социалистической Германии или сохранения Веймарской республики.
  В-четвертых, Германия проиграла из-за допущенных военных ошибок и не разумного использования своих вооруженных сил. В перечне таких ошибок, историки, традиционно называют отказ от уничтожения британских войск при Дюнкерке; шараханья в приоритетах наступления на Восточном фронте в 1941-42 годах; операцию "Цитадель". Можно еще вспомнить упорные попытки удержать выступы под Ржевом и Демянском, а так же, слишком поздние приказы на отступление, приводящие к окружению и гибели войск. К этому списку я бы добавил еще две ошибки: это чрезмерное усиление обороны Скандинавии в ущерб Восточному фронту и побережью Франции; недооценка значения стратегических авиационных ударов. Если немцы половину своей береговой артиллерии в Скандинавии разместили бы во Франции, боюсь, что нам бы пришлось встречать союзников на Рейне, а то и Сене. В реальности же немцы построили мощнейшую оборону в Норвегии, притом, что никто не планировал высадки в этой стране. Кроме того, Рейх держал в Скандинавии с 1942 года до 15 дивизий и массу корпусной и осадной артиллерии, часть из которых можно было перебрасывать под Ленинград. В качестве очевидной ошибочности немецкой стратегии можно привести пример лета 1942 года. Тогда немцы вполне разумно нанесли главные удары на Южном направлении: Сталинград и Кавказ. В случае их реализации Советский Союз терял главные месторождения нефти, запасы марганца в Чентауре, значительные сельскохозяйственные ресурсы и огромный массу важных заводов ВПК - 2 танковых заводов и огромный артиллерийский завод в Сталинграде, авиационный завод в Тбилиси. Кроме того, под удар попадал Саратов, с размещенным там авиационным и огромным нефтеперерабатывающим заводом. Казалось бы - именно туда надо бросить все ресурсы, а на остальных направлениях перейти к обороне. Вместо этого, лучшие дивизии и масса артиллерии 11 армии отправились под Ленинград, где немцы готовили операцию по взятию этого героического города (именно их так не хватало при штурме Сталинграда), а заодно 11 августа начали операцию "Вирбельвинд" для срезания Козельско-Сухинического выступа. У нас эта операция мало известна, даже в труде коллектива Кривошеева указан только один из этапов этой операции: "Контрудар войск Западного фронта в р-не Сухиничи, Козельск (22-29.8.42 г.) 3ападный фронт (16-я, 61-я армии, 3-я танковая и 1-я воздушная армии)" в котором РККА потеряла 34549 человек. А ведь фактически бои шли целый месяц, и контрудару предшествовало немецкое наступление, да и после завершения основного контрудара, стороны еще до 10 сентября вели позиционные бои. Чтобы понять масштабы немецкого наступления процитирую сборник "Танковый прорыв. Советские танки в боях в 1937-42 г.г.":
  "Для проведения операции, выделялся 53-й армейский корпус 2-й танковой армии - 9-я, 11-я, и 20-я танковые, 25-я моторизованная, 26-я, 56-я, 112-я и 296-я пехотные дивизии, а также часть сил 4-й танковой дивизии. Эта группировка, сосредоточившаяся в районе Брянска, Жиздры и Болхова, должна была атаковать на стыке 61-й и 16-й армий, выйти в район Козельска, а затем повернуть на север - на Сухиничи, создав тем самым угрозу левому крылу Западного фронта в кировско-юхновском выступе. Кроме того, в наступлении участвовал ряд других частей - в частности, 19-я танковая и 52-я пехотные дивизии, наносившие удар на стыке 16-й и 61-й армий.
  В целом немцам удалось создать существенный перевес в силах над армиями левого крыла Западного фронта - три вновь введенные танковые дивизии в летних боях еще не участвовали, а на конец июня они имели в своем составе:
   9-я тд - 144 танка, из них 120 средних;
   11-я тд - 155 танков, из них 137 средних;
   20 тд - 87 танков, из них 33 средних.
  С учетом численности 19-й танковой дивизии на 15 июля (см. выше) у противника насчитывалось 443 танка, в том числе 306 средних. Если прибавить сюда машины изрядно потрепанной 4-й танковой дивизии, то можно считать, что со стороны противника в операции участвовало около 500 танков (некоторые источники называют цифру 450). Это составило порядка 30 % всех исправных немецких танков, находившихся в августе 1942 года на Восточном фронте! [249]"
  Т.е. немцы бросили 30% исправных танков для наступления во второстепенной операции, тогда как исход войны решался под Сталинградом и на Кавказе. Да перебрось немцы 4 танковые и 1 моторизованную дивизию на главном направлении, и они имели бы все шансы взять Сталинград, Астрахань или Грозный уже в августе 1942 года! Вместо этого наступление на второстепенном направлении, закончившееся провалом: "Журнал боевых действий Главного командования вермахта назвал эту операцию "маленьким Верденом" и констатировал что "ее провал, несмотря на то, что было введено 400 танков, эхом отозвался на всем германском фронте"." Кстати, эта операция заслуживает особого внимания из-за того, что она в какой-то мере должна была стать звоночком при подготовке "Цитадели", РККА впервые показала, что способна отражать мощные танковые наступления летом и вся операция по срезание Курского выступа отдает авантюрой.
   Про фатальные ошибки в применении Люфтваффе я напишу ниже.
  В-пятых, Рейх проиграл из-за неразумной военно-технической политики, выпуска часто дорогой, чрезмерно сложной или уже устаревшей военной техники. Обычно пишут, что Гитлер притормозил разработку чудо-оружия, появись оно чуть раньше, и антигитлеровской коалиции пришел бы конец. Мое мнение такое: характеристики немецкого чудо-оружия сильно завышены, часто авторы придают значение его революционности, забывая о реальных возможностях. Но подробней мы раскроем этот вопрос дальше. Так же немцы не смогли правильно определиться с приоритетами в военно-техническом развитии: наращивали подводный флот, хотя ПЛО союзников его быстро перемалывала с огромными потерями для немцев, а судьба Рейха решалась на суше. В итоге немцы имели к маю 1945 года более 400 подводных лодок в строю, а так же советские танки на улицах Берлина. Сталин в такой ситуации поступал много разумней: мощный судостроительный завод (он как раз строил подводные лодки) в Горьком "Красное Сормово" было переключено на выпуск Т-34, которых за 1941-45 годы выпустил 6276 Т-34 и 6334 Т-34-85 (правда, часть уже после завершения ВОВ), а судостроительный завод ?264 в Сталинграде вместо бронекатеров выпустил 1186 танков Т-60.
  В-шестых, Рейху не повезло с союзниками, да и его дипломатия была негибкой, малоэффективной. Главный союзник в Европе - Италия, оказался бумажным тигром, о "потрясающей" боеспособности итальянских вооруженных сил я уже писал. Фактически именно Италия втравила немцев в ненужные африканскую и балканскую компании. Разгром и оккупация Югославии и Греции привели к взрыву местного партизанского движения, Германия получила на Балканах бесконечную и кровавую партизанскую войну, хотя Югославия и Греция были по отношению к Рейху нейтральными. Как мы помним, уже втянувшись в войну с Британской империей, Италия 28 октября 1940 года напала на Грецию, и неожиданно начала терпеть поражение за поражением. На помощь Греции в конечном итоге пришли англичане, а вот размещение британских войск в Греции подтолкнуло Гитлера к оккупации этой страны. Гитлер, вполне резонно опасался, что британская бомбардировочная авиация начнет угрожать всей территории Италии, а так же южным территориям самого Рейха (Австрии). Произошедший в Югославии военный переворот, пробританский по своей сути, заставил немцев заодно разгромить и Югославию. В этой игре 3-х великих держав больше всего проиграли немцы и итальянцы, получив целый партизанский фронт на Балканах, который по данным Оверманса стоил только немцам 104 тысячи погибшими (более чем в 2-е дороже Французской кампании 1940 года), а мы помним, что реальные потери были примерно на 1/6 выше. Сопоставимые потери понесли и итальянцы, которым сам Бог велел вместо нападения на Греции форсировать захват Египта до прибытия туда подкреплений из метрополии.
   Впрочем, и британцы хороши - переброской войск в Грецию они спровоцировали немцев на захват этой страны и разгром своего контингента, хотя именно в это время, судьба итальянской Ливии висела на волоске, и был реальный шанс вышвырнуть итальянцев из Северной Африки до прибытия главных сил Роммеля. Но они погнались за двумя зайцами, и в итоге и из Греции были выкинуты, и получили еще два года тяжелой войны в Северной Африке.
  Когда союзники начали высадку на территорию собственно Италии, итальянское правительство предало партнеров по коалиции, заключив сепаратный договор. Однако немецким войскам, развернутым в Италии, удалось быстро разоружить итальянскую армию, что привело к длительной Итальянской кампании, нанесшей большие потери как немцам, так и их союзникам. При этом в Италии развернулась широкомасштабная партизанская война, организованная в основном коммунистами и другими левыми силами, которые начали наносить серьезные потери немецким оккупантам, а так же сторонникам Муссолини.
  Япония была более ценным союзником Рейха, но если немцы объявили войну США, что было их серьезной ошибкой, то японцы объявлять войну СССР не стали. Разумеется, не в их интересах было вести полномасштабную войну с Советским Союзом, но даже пассивное ведение войны создавало нам две проблемы: мы отрезались от значительной части Ленд-лиза, идущего через порты Дальнего Востока; наше командование не решилось, перебросить войска с этого ТВД, что ослабило бы Западный фронт на 16 дивизий и множество бригад и полков, так же стала бы невозможна переброска кораблей с Тихоокеанского на Северный флот.
  В свою очередь, не объявление войны Германией США отсрочило бы вступление этой страны в войну в Европе, что в свою очередь затянуло бы Африканскую кампанию на значительный срок. Думаю, что в любом случае США бы объявили немцам войну, используя, для предлога, например потопление очередного судна немецкой подлодкой. Но тут все упирается в сроки объявления войны, и соответственно сроки появления американских военных в Европе и Северной Африке. Так что, поддержав Японию, Гитлер только ухудшил свое положение.
  Восточноевропейские сателлиты Рейха - Румыния, Венгрия, Болгария, Хорватия, Словакия и союзник Финляндия были небольшими государствами с ограниченными и ресурсами и слабым ВПК, кроме того, все они, кроме Финляндии сильно уступали Рейху и СССР в качестве личного состава. Но посмотрим, что же это были за союзники? Начнем с того, что это был редкий серпентарий: Румыния и Словакия ненавидели Венгрию, Болгария и Румыния так же недолюбливали друг друга. Все дело в том, что Венгрия вынудила Румынию уступить населенную венграми Северную Трансильванию в 1940 году, а заодно отобрала часть земель у Словакии в 1939 году, причем имел место даже локальный военный конфликт. Болгария в 1940 году добилась возврата у Румынии Южной Добруджи, потерянной еще в 1913 году. Как же они воевали? Румыния до лета 1944 года воевала очень активно, пусть и неумело, но после развала фронта в августе 1944 года предпочла перейти на сторону СССР и воевать с Рейхом и Венгрией, причем довольно активно, потеряв безвозвратно 37208 человек.
  С Венгрией была обратная история: у нее совершенно отсутствовал мотив для войны с нашей страной, в 1941 году она ограничилась посылкой одного корпуса на Восточный фронт, а так же участием в агрессии против Югославии. В 1942 году венгры приняли более активное участие в войне с СССР, задействовав уже целую армию, которая была разгромлена в январе 1943 года в ходе Острогожско-Россошанской операции, после этого поражения венгры ограничивались в основном операциями по борьбе с партизанами, причем по зверствам они не уступали СС. Весной- летом руководство Венгрии начало вести закулисные переговоры с антигитлеровской коалицией, Гитлер ответил на это сначала размещением немецких войск на территории Венгрии, а потом свержением венгерского правителя Хорти, когда он объявил о перемирии с СССР. К власти в Венгрии пришел нацист Салаши, который сделал все для активного участия Венгрии в войне на стороне Рейха, это закончилось страшными разрушениями и гибелью сотен тысяч венгров.
  Словакия, послала на Восточный фронт моторизованную и охранную дивизии, которые воевали очень слабо, причиной этому была непопулярность войны с СССР и сильные симпатии к нашей стране у словаков. Большое количество словацких солдат предпочли дезертировать или перебежать на сторону СССР. С приближением Красной Армии к границам этой страны, в Словакии вспыхнуло народное восстание, поддержанное армией, направленное против немцев. К сожалению, наша армия не смогла быстро прийти на помощь, и восстание было утоплено в крови немцами и венграми, тем не менее, сохранялось сильное партизанское движение.
  Болгария свое участие во Второй Мировой Войне ограничивала участием в борьбе с югославскими партизанами, отражением налетов американской авиации, да снабжением Рейха сырьем и продуктами. Воевать с СССР Болгария отказалась, ограничившись охотой за советскими подлодками, заходящими в болгарские воды. На территории самой Болгарии возникло партизанское движение, направленное против немцев. Выйдя к границам Болгарии, СССР объявил ей войну, впрочем, вместо боевых действий имел место массовый переход болгарских военных на сторону Красной Армии, Болгария объявила войну Рейху. В ходе боевых действий с бывшим союзником было потеряно безвозвратно 10124 болгарских военных...
   Хорватия, стала аналогом Третьего Рейха на Балканах, там было создано нацистское государство Усташей, прославившееся массовым геноцидом сербов, евреев и цыган. Эта страна до конца войны оставалась верна Рейху, основную массу сил тратила на противостояние НОАЮ Тито, участие в боевых действиях на Восточном фронте было ограниченным.
  Финляндия, пожалуй, единственная из восточноевропейских стран была именно союзником по интересам Рейха, а не покорным сателлитом. Финны до сих пор считают, что вели свою отдельную войну, и якобы именно агрессивные действия СССР привели к началу боевых действий. На деле, разумеется, финны предоставили свои базы для немецких кораблей и самолетов, немецкие войска находились на территории Финляндии (наверно на чай заглянули?), финские самолеты вели разведку территории СССР, а финские диверсанты приступили к проведению диверсий. Наконец, "мирная" Финляндия отмобилизовала свою армию, вела консультации с немецкими военными, более 1085 финнов записались в состав СС только к лету 1941 года.
  Кампанию 1941 года Финляндия в целом провела удачно: она заняла большую часть Карело-Финской ССР, Карельский перешеек. Она единственная из союзников Рейха могла своими силами сдерживать целый советский фронт, пусть и второстепенный. Вопреки современным мифам, финны вовсе не остановились на границах 1939 года, а продвинулись на сотню километров восточней. Но вот действия финнов в 1942-43 годы вызывают недоуменнее: противник ушел в глухую оборону и мало чем помогал ГА "Север", разумеется, имели место боевые действия местного значения, но факт, что финны могли быть активнее. В 1944 году потерпев поражение в Выборгско-Петрозаводской операции, Финляндия заключила мир с СССР. Вместо того, чтобы вывести войска с ее территории немцы начали военные действия, в которых погибло около 2000 человек с обеих сторон. Финны так же предоставили нам свою территорию в районе Порккалла для размещения подлодок.
  Как мы видим, из европейских союзников Германии, только Хорватия и Венгрия сражались на его стороне до конца (и то законное руководство Венгрии пришлось свергнуть), Италия, Румыния и Финляндия - довольно активно воевали, но оказавшись на грани поражения, предпочли заключить сепаратный мир, более того - Румыния стала активно воевать на стороне СССР, да и две другие страны начали воевать с Германией, пусть и не интенсивно. Словакия и Болгария на стороне Рейха воевали крайне ограниченно, зато против немцев сажались очень активно. В свою очередь Германия пыталась удержать своих союзников силой. Удачно получилось только с Венгрией, в Италии и Словакии вспыхнула сильная партизанская война; Румыния, Болгария и Финляндия отразили немецкие попытки. Такие вот "надежные" союзники, у Германии были в ВМВ, из 7 европейских союзников, только двое остались в рядах Оси до конца войны, остальные стали врагами.
  Еще к дипломатическим ошибкам Рейха можно отнести то, что немцам не удалось сделать союзниками Испанию, Вишистскую Францию и Турцию. Испанская хунта была должником Рейха и Италии за победу в гражданской войне, потом одна из главных баз Британии - Гибралтар всегда рассматривался испанцами как национальное унижение. Да Франко отказал Гитлеру в операции против Гибралтара, но удивительно, почему немцы в 1941-42 году не попытались принудить Испанию к войне, или хотя бы предоставить свою территорию для базы подводных лодок и самолетов разведчиков. Де-факто Испания воевала с СССР, ее правитель Испании - Франко отправил на Восточный фронт т.н. "Голубую дивизию", состоящую из добровольцев-фалангистов, которые сражались до октября 1943 года, после вывода этой дивизии по приказу Франко, еще несколько тысяч испанских добровольцев продолжали сражаться на стороне Рейха, вопреки воле своего правительства. Дрались на Востоке и испанские пилоты. Немцы с большим уважением отзывались о боевых качествах испанских добровольцев, по стойкости они не уступали немцам или финнам. Но почему Испания официально не вступила в войну на стороне Рейха, а Гитлер после одной неудачной попытки не попытался привлечь ее к союзу вновь? Тут имеет место целый комплекс причин: и усталость Испании от страшной гражданской войны, которая закончилась буквально перед началом Второй Мировой; и неуверенность Франко в возможности победы на Британской империей, и интриги главы Абвера адмирала Канариса, который убеждал Франко сохранить нейтралитет. Почему Гитлер не настаивал? Отчасти статус дружественного нейтрала для Испании устраивал фюрера, поскольку через ее территорию шла военная контрабанда из США и стран Латинской Америки, потом, принуждать Испанию силой, к союзу было себе дороже, на что способны испанцы, когда их страна подвергается завоеванию, он помнил по печальному опыту Наполеона.
  Франция вполне могла стать участником Оси после агрессивных действий Англии против ее флота или нападения на ее колонии. Достаточно вспомнить вероломный разгром французского флота в Мерс-эль-Кебир 3 июля 1940 года, когда англичане убили 1297 французских моряков, или нападение британской армии на принадлежавшие Франции Сирию и Ливан. В России последняя операция плохо известна, а фактически это была локальная англо-французская война, с 8 июня по 11 июля 1941 года английские войска при поддержке французских частей де Голля овладели этими ближневосточными колониями. Вновь погибли, были ранены или попали в плен тысячи французов. Казалось бы, у немецкой дипломатии были все карты в руках: можно было предложить Франции компромиссный мир: вывод оккупационных войск с сохранением немецких военно-воздушных и морских баз, возвращение Франции всех территорий кроме Эльзаса, Лотарингии, Ниццы и Савойи, помощь в обороне Сирии и Ливана. В свою очередь, Франция бы присоединялась к Оси и объявления войны Великобритании и СССР. Именно так СССР поступил с восточноевропейскими союзниками Германии, но Гитлер и его окружения предпочли глупо мстить французам за обиды еще Первой мировой войны.
   Ну наконец Турция, эта страна была одним из союзников Германии по Первой Мировой войны, в которой чуть не утратила свою государственность. Турция была традиционным врагом России, да и союзникам относилась скорее с обидой за ликвидацию Османской империи по итогам Первой Мировой войны, тем не менее, немцы так и не смогли обеспечить вступление Турции в войну на своей стороне.
  Нужно понимать, что в целом причина поражения Рейха носила комплексный характер, и только первая причина была с моей точки зрения решающей, а все остальные ее только дополняли.
  Теперь рассмотрим, значение некоторых вышеуказанных причин на проигрыш в войне и могло ли их исправление кардинально изменить ход войны?
   Удачная немецкая внешняя политика и расширение Оси.
   Интересно рассмотреть вопрос о вступлении в войну с СССР Японии, Турции, а так же присоединению к Оси Испании и Франции. По Японии, довольно исчерпывающий анализ, сделал Александр Больных, в своей прекрасной книге по альтернативам Великой Отечественной Войны - 'Проклятые вопросы' Великой отечественной':
   'А теперь представим на минуту, что Япония напала не на Соединенные Штаты, а на Советский Союз. Каковы будут ее перспективы в этой войне? Да очень плохие перспективы. Главным козырем Японской империи являлся современный мощный флот. В войне против СССР он был практически бесполезен. Сухопутные войска Японии были откровенно слабыми и отсталыми. Они не имели современных танков (старых тоже было очень мало), почти не имели тяжелой артиллерии, почти не имели радиостанций. С рациями и у нас было неважно, но у японцев положение было еще хуже. В боях на тропических островах, в непроходимых джунглях, все эти недостатки нивелировались характером местности. Но при войне на широком фронте в Приморье и на Дальнем Востоке они проявились бы неизбежно, в чем японцы уже смогли убедиться на Халхин-Голе.
   Япония, начав агрессию против Советского Союза, могла получить лишь еще одну тяжелую, затяжную войну с неопределенными (это в наилучшем случае!) перспективами. При этом она ни на шаг не приближалась к решению сырьевой проблемы. Наоборот, расходование стратегических запасов пошло бы ускоренными темпами с учетом масштабов такой войны. Даже в случае захвата каких-то территорий (допустим, жалко, что ли) Япония не приобретала ни капли нефти, ни грамма олова, свинца, цинка, каучука. Ничего этого в сибирской и якутской тайге не наблюдалось. Про освоение японцами Норильска не будет говорить даже сумасшедший. То есть японская агрессия против Советского Союза была бы просто бессмысленной, что подтверждалось событиями, происшедшими после 22 июня.
   25 июня 1941 года в Токио состоялось совместное заседание правительства и Императорской ставки. Министр иностранных дел Мацуока требовал начала военных действий и оказался в полном одиночестве. Против него дружно выступили военный и морской министры, а премьер-министр Коноэ высказался в том плане, что появляется возможность расторжения Тройственного пакта. 27 июня на новом заседании Мацуока вновь требует начала войны против СССР, на этот раз против него совместно выступают начальники Генеральных штабов армии и флота. Против оказалось даже командование Квантунской армии. Нападение следовало предпринимать в максимально благоприятных условиях, а для этого оставался отрезок времени менее месяца: с 15 августа по 10 сентября. Ранее японцы не могли сосредоточить превосходящие силы, а позднее начинался период осенних дождей, мешавших любому крупному наступлению. Вопрос был закрыт окончательно. '

   В его моделировании такой войны в 1942 году происходит быстрый разгром Японии, с занятием СССР Маньчжурии, Кореи, и даже Хоккайдо. Выскажу свое мнение по такому сценарию: я все-таки сомневаюсь в полном разгроме Квантунской армии советскими войсками в 1942 году, но факт, что отразить японское наступление мы вполне могли. Скажем, на 1-е июля 1942 года мы имели в составе Дальневосточной группировки (Дальневосточный фронт и Забайкальский военный округ) 34 дивизии, 40 бригад и 15 укрепленных районов, и это без учета частей артиллерии, ПВО, авиации. Кроме того, надо учитывать части НКВД и армию МНР. На вооружении советских войск стояли 11759 орудий и минометов, 2589 танков (устаревших плавающих, БТ и Т-26), а так же 3178 боевых самолетов. Вряд ли у всех вооруженных сил Японии вместе взятых было больше танков, а ведь Япония прочно увязла в Китае и уже сражалась с англосаксами. Численность личного состава - 1 440 012 человек, но реально людей больше, нужно учитывать еще таких отличных бойцов как пограничники, внутренние войска, различные военизированные формирования, да и армию Монголии стоит учесть. В сентябре 1942 года численность советских войск на Дальнем Востоке несколько просела, но, тем не менее, там 20 стрелковых дивизий, 2 танковые и 3 кавалерийские дивизии, а также 24 стрелковые бригады, 4 отдельных стрелковых полка, 15 УРов, 2 отдельных кавалерийских полка, 20 танковых бригад, по 1 мотострелковой и мотоброневой бригаде. В сентябре на Дальнем Востоке войск меньше войск, но и у японцев ситуация хуже, они потерпели поражение при Мидуэе и втянулись в мясорубку при Гуадалканале. Потом, в сентябре ухудшаются погодные условия. Интересно, что количество техники осенью 1942 года изменилось незначительно, на 19 ноября 1942 года численность танков сократилась до 2526 штук, а артиллерии и авиации даже возросло, соответственно 12728 и 3357 штук. Численность личного состава сократилась до 1 296 822 человек, не считая другие военные формирования. Так что японцы только на море имеют огромное превосходство, которое частично нивелируется нашими минными полями, береговой артиллерией и подлодками. В воздухе ситуация спорная (практически весь наш авиационный парк на Дальнем Востоке это устаревшие машины), тогда как у японцев появились современные истребители Ки-43 'Оскар' и знаменитый палубный 'Зеро', но опять же, большая часть современных самолетов задействовано против англосаксов, так что нам могли противостоять в большом количестве и японские устаревшие машины. А вот на суше численность личного состава была бы сопоставимой, но у РККА больше танков и артиллерии. С учетом наличия массы УРов, сложного характера местности японское наступление неминуемо бы увязло, максимум, на что могли рассчитывать японцы, это взятие Благовещенска, Хабаровска и бои на подступах к Владивостоку и Чите. Возможна так же временная оккупация Монголии. Кроме того надо учитывать, что с осени 1941 года советские власти начали готовить Дальний Восток к партизанской борьбе в случае захвата каких-то районов японцами. При этом активно использовался опыт амурских и сибирских партизан, да и сами партизаны еще были часто в боевом возрасте - не прошло и 20 лет, с момента окончания гражданской войны на Дальнем Востоке. А с учетом обилия охотников и поселенцев, хорошо знающих тайгу, японцев бы ждала массированная партизанская война.
   Почему я сомневаюсь в быстром разгроме Японии, как описано у Больных? РККА дважды побеждала японцев в 1938-39 годы при Хасане и Халхин-Голе, но это были локальные успехи, достигнутые в условиях численного и технического превосходства РККА над сравнительно слабыми японскими группировками. Причем сопоставление советских потерь с официальными японскими потерями не позволяют говорить о сокрушительном разгроме противника: имея абсолютное превосходство в танках, а на Хасане и в авиации мы победили противника с примерно равными или чуть большими безвозвратными потерями. Так при Хасане по данным Кривошеева мы потеряли безвозвратно 960 человек, японцы около 900 (650 убитых, 200 умерших от ран, 50 человек не боевые потери). А ведь у японцев не было ни одного танка, и не применялась авиация. При Халхин-Голе была фактически разбита усиленная японская дивизия, силами целой армейской группы. Для достижения превосходства в воздухе на этот была направлена целая группа советских асов, имеющих опыт войны в Испании и Китае. И, тем не менее, реальное соотношение потерь 249 к 162 самолетам не в нашу пользу. Людские безвозвратные потери 9703 советских бойцов, а так же 165-234 монгольских военных. Безвозвратные потери противника с учетом маньчжуров около 10000 человек.
   Правда, нужно признать, что ситуация на советско-германском фронте бы усложнилась: мало того, что мы не смогли бы перебрасывать подразделения с Дальневосточного ТВД на Запад, возникла бы необходимость снабжать новый фронт боеприпасами и ГСМ, что затруднило бы проведение ряда операций против немцев. Так наши войска под Сталинградом и на Кавказе не получат в качестве подкрепления 10 стрелковых дивизий и 4 бригады. Ленд-лиз бы теперь могли возить только через Иран и Северными конвоями. Практически гарантирована потеря Камчатки, Северного Сахалина и Магадана. Серьезным ударом по советской авиации станет риск бомбардировки авиационных заводов в Комсомольске-на-Амуре, Иркутске и Улан-Удэ, производившие в 1942 году бомбардировщики Ил-4 и Пе-2. Но в целом, повторюсь радикально изменить ход войны, нападение Японии на СССР не может. Более того, война с СССР в свою очередь заберет у японцев массу ресурсов, что осложнит войну с англосаксами и Китаем. Таким образом, Япония будет разгромлена быстрее, чем известной истории. Ситуация на Германском фронте будет конечно более благоприятна для Германии, но кардинального ослабления Красной Армии не произойдет. Потом возникает вероятность, что наши союзники перебросят часть сил с Тихого океана на Европейский ТВД, что компенсирует некоторое ослабление состава РККА против Германии. В целом, этот вариант конечно очень неприятен для СССР, мы будем сильнее истощены, да и встреча с союзниками произойдет восточнее, на Одере, Дунае и в Моравии.
   Можно еще задать вопрос, а почему автор указывает на 1942 год, как год вероятной агрессии Японии, почему японцам не напасть в 1941 году? Нападение японцев в 1941 году было маловероятно по одной простой причине: в июле 1941 года США, Британия и Нидерланды ввели эмбарго на поставки в Японию нефти и ряда других стратегических товаров, фактически подтолкнув ее к войне. В этой ситуации нападение на наш Дальний Восток будет безумием: ресурсная проблема не только не решается, но наоборот произойдет ускоренный расход стратегических резервов, а затем коллапс японской экономики. А в 1942 году японцы захватили большие нефтяные запасы, принадлежащей Голландии Индонезии.
   Что касается риска агрессии Турции, то тут очень похожая картина, но нужно понимать, что Турции в отличие от Японии не великая держава, войны с Россией научили турок уважать Медведя, да значительная часть турецкой элиты была настроена пробритански. Понятно, что Турция могла бы напасть, но только в случае новых крупных побед Рейха (Взятие Сталинграда, Астрахани и успешный прорыв в Закавказье, и вместе с этим прорыв Роммеля за Суэцкий канал). В другом случае, нападение на СССР и Британию было бы актом сумасшествия. Очевидно, что нападение Турции на СССР летом 1942 года создаст большие проблемы СССР, но опять, же СССР мог бы выставить против Турции сразу 5 стрелковых дивизий, УР, танковую бригаду, а также сильную группировку авиации и ПВО - около 10 истребительных полков ПВО, 24 авиационных полков ВВС (основная масса восстанавливалась с помощью Ленд-лиза) и множество зенитных полков и дивизионов (вспомним Бакинскую армию ПВО). Кроме того нужно учитывать части Черноморского флота, НКВД, народное ополчение (для армян турецкое вторжение означает риск повторения геноцида 1915 года). В очень короткие сроки на помощь Закавказскому фронту могли прийти советские войска в Иране и Средней Азии, а это еще 6 стрелковых дивизий, 6 кавалерийских дивизий, танковая бригада, 4 авиационных полка. Кроме того, Турция автоматически получает войну с Англией. В общем, скорее всего туркам после тяжелых боев удалось бы занять Аджарию, Армению, Нахичевань, но далее, их наступление увязает в позиционном тупике. Освобождение Северного Кавказа бы затянулось до 1944 года, но в целом вступление в войну Турции затянуло бы ход ВОВ на 1-3 месяца, не больше.
   Разумеется, турецкий солдат очень стойкий и выносливый, а офицерский корпус стараниями Ататюрка и его приемников был неплохо подготовлен, но к 1940-м годам Турция аграрная страна со слабым ВПК и полностью зависящая от импорта. Танковый парк на 1942 год по меркам Великих держав был ничтожен: около 300 легких танков Т-26, R-35, Мк-VI и танкетки Карден-Ллойд. Вся эта техника устарела уже к 1941 году, а для 1942 года годилась только для действий на второстепенных участках фронта и против партизан. Серьезное усиление танкового парка произошло в 1943-44 годы, когда Турции продавали танки обе стороны: Германия 56 Pz.III и 15 Pz. IV, а союзники 555 танков разных типов, в основном 'Стюарт', 'Валентайн' и Мк-VI. Схожая ситуация была и с авиацией. Так что в случае войны в 1942 году, СССР и Британия имели бы полное количественное и качественное превосходство в технике.
   Аналогично, и вступление Испании в войну не спасало Рейх, а только несколько замедляло поражение. Да, если бы на Восток отправился целый испанский корпус или даже армия, ситуация бы там осложнилась, но нужно понимать разницу между дивизией добровольцев и армией рекрутов. В первом случае были люди с высокой мотивацией, пассионарные, фанатичные, во втором - обычные бедняги-призывники которых отправили на убой так далеко от родины. Можно ведь вспомнить, как стойко дрались части СС из европейцев-добровольцев, тогда как призывные армии этих стран, мягко говоря, стойкостью не блистали. Так что это было бы вторым изданием итальянских войск, может быть более стойким, но на фоне Вермахта и РККА смотревшихся бледно. Несколько больше вступление Испании в войну влияло на Западный фронт. Британия гарантированно теряет Гибралтар, и с большой вероятностью Мальту, которую придется сдать из-за невозможности организовать снабжение. Все это отстрочило бы разгром армии Роммеля и высадку союзников в Европе. Но в целом, изменить исход войны никак не могло, победа СССР и союзников была неизбежна, причем вступление в войну Испании, больше бы навредило союзникам, чем нам, из-за сильного ослабления позиций Британии на Средиземном море.
   Почему мы так категоричны, по отношению к этой стране? Нужно понимать, что Испания 40-х это отсталые задворки Европы, которые к тому же были разорены страшной гражданской войной 1936-39 годов. Помимо этого, испанское общество было расколото, миллионы испанцев ненавидели правящий режим и были готовы восстать против него при благоприятной ситуации. Потом, Испания имела слабый ВПК, который мог выпускать в небольших количествах стрелковое оружие, артиллерию, боевые самолеты (БФ-109 и Хе-111) и корабли, но этого было бы недостаточно для тотальной Второй Мировой войны с ее огромными потерями в военной технике.
   Остается Франция. Разумеется, вступление в войну Вишистской Франции на стороне Рейха многое бы меняло: даже после разгрома 1940 года под властью Петена оставалась значительная часть Франции, а так же многочисленные французские колонии. Численность армии в метрополии 94200 человек +60000 в жандармерии и 10000 человек в ПВО. Еще больше войск было в колониях - называют разные цифры, но только в Средиземноморье где-то 150 тысяч человек. Вишистская Франция сохраняла некоторое количество танков (в колониях), а так же авиацию и довольно большой флот -4 линкора, 1 авианосец, 4 тяжелых крейсера, 10 легких крейсеров. Интересно, что Гитлер разрешил французам перевооружать свою авиацию на новые машины вроде Девуатин-520 или Лео-451. Понятно, что в случае вступления Франции в войну под власть Петена передается и большая часть оккупированной Франции, а армия вновь становится призывной и французские пленные возвращаются в строй. Но что реально могли сделать французские силы на стороне Рейха?
   Укажем на их слабые стороны. Во-первых, низкая мотивация личного состава. Если уж французы не захотели умирать за свою Родину в 1940г., предпочтя сдаться, то наивно ждать от них героизма сражаясь за Гитлера и Петена. Простой пример - Сирийско-Ливанская операция 1941 года, из 35000 французских военных только 6352 были убиты и ранены, остальные сдались англичанам в плен или капитулировали, с правом эвакуации во Францию. Еще нужно учитывать, все французы это участники ПМВ или дети ее ветеранов. Так что для них англичане, американцы и русские это союзники по Великой Войне, а немцы - 'подлые Боши', которые трижды воевали с Францией с 1870 года и дважды наносили ей унизительное поражение. Так что по любому средний француз охотней бы воевал против немцев, чем с немцами. Во-вторых, нехватка современного вооружения. Армия Виши была вооружена в основном стрелковым оружием, легкой артиллерией и небольшим количеством бронетехники. Основная же масса техники и оружия была захвачена Германией и довольно активно использовалась или передавалась прочим союзникам. Так что в случае развертывания новой французской армии она была представлена в основном пехотными частями, вооруженными устаревшим французским или немецким оружием. Гитлер, конечно, мог вернуть Франции значительную часть трофейных французских танков, но эта техника быстро устаревала, уже в 1942 году она не отвечала требованиям поля боя, а в 1943-44 годы была годна только для контрпартизанских операций, кроме Сомуа-35. В-третьих, это не слишком высокий уровень подготовки французских войск, особенно флота. Как показал опыт боев англичан и американцев с Вишистами, французы уступали англичанам в боевой подготовке, флот же вообще, не смог за исключением обороны Дакара, ни разу оказать англосаксам достойного сопротивления. Что в 1940 году, что в 1942 - французы были разбиты, не сумев оказать серьезного сопротивления. Например, страшный разгром французского флота при Мерс-эль-Кебир, обошелся англичанам всего в 6 самолетов и 2-х погибших летчиков, британские корабли получили только осколочные повреждения. Во время высадки американцев и англичан в Сев. Африке французские корабли потопили в Оране два сторожевика союзников, но в настоящих боях были разгромлены. Погибло около десятка французских кораблей, а линкор Жан Бар был выведен из строя ударами с воздуха и огнем американского линкора. В-четвертых, сам Гитлер был противником усиления Франции, так что создать действительно мощную и боеспособную французскую армию было проблематично.
   Как вступление Франции в войну на стороне Рейха может повлиять на ход военных действий? Тут важным фактором является дата вступления этой страны на стороне Третьего Рейха. Логичны два варианта: лето 1941 года как ответ на вторжение британцев в Сирию и Ливан; ноябрь 1942 года - после высадки союзников во французской Северной Африке. Первый вариант однозначно хуже для Антигитлеровской коалиции: СССР переживает самые страшные дни немецкого вторжения, Англия еще только приходит в себя после поражения 1940 года, США нейтральны. Второй уже мало что решает - СССР и союзники добились перелома в ходе войны и вступление в войну Вишистов не способно дать радикальные изменения в ходе боевых действий.
   Попытаемся смоделировать вступление Франции в войну на стороне Оси в июле 1941 года. Разумеется, наибольшее влияние это окажет ситуацию на Средиземноморском ТВД: во-первых, войска Роммеля получат усиление силами целого французского корпуса из Алжира и Марокко, что резко ухудшит англичанам ситуацию на фронте. Скорее всего, их наступательная операция 'Крусейдер' закончится полным провалом, а крепость Тобрук падет уже зимой 1942 года. Так что, практически гарантированно падение Египта и выход войск Оси к Суэцкому каналу летом 1942 года. Во-вторых, резко увеличивается риск утраты Мальты. В реальной истории судьба Мальты висела на волоске, но что произойдет, если британским конвоям везущим снабжение для острова будет противостоять еще и французский флот и авиация? Наконец, британский флот мог лишиться возможности использовать Гибралтар в качестве базы своего флота. С вступлением Франции войну немецко-французская авиация начала бы постоянные воздушные налеты на 'Скалу', что привело бы к тому, что британские корабли вынуждены были покинуть эту базу, избегая риска быть потопленными воздушными ударами. Французские войска открыли бы новый фронт против Англии в ее колониях на Западе Африки, французы бы захватили Гамбию, Съерра-Лионе, и начали бы вести боевые действия против британской Нигерии. Чем это угрожает Англии? Все дело в том, что столица Съерра-Лионе - Фритаун, это крупный порт, через который проходили конвои везущие сырье из Южной Африки и Индии. А тут возникает риск превращения этого британского порта в воздушно-морскую базу стран Оси, что представляет огромную угрозу британским конвоям. Ухудшается и ситуация в Битве за Атлантику - в море выходят французские подводные лодки, которые начинают атаки на британские конвои, это около 40-50 подводных лодок, которые действуя из Касабланки и Дакара начинают неограниченную подводную войну в Южной и Центральной Атлантике. Понятно, что боеспособность французских подводников на голову ниже, чем у их немецких коллег, но если уж итальянцы потопили около 600 тысяч тонн торгового тоннажа, то и французы бы потопили не меньше, конечно это не фатально для британского судоходства, но и лишних транспортов там не было. Кроме того, немецкие подводные лодки получат возможность дозаправки во французских колониях, что значительно увеличит радиус их действия. Нужно учитывать еще и то, что Франция владела Мадагаскаром и островами в Карибском море, так что, и там возникала угроза подводной и крейсерской войны стран Оси.
   Сложно сказать, какую реально угрозу представлял французский надводный флот. В случае мобилизации судоремонтных мощностей французы могли в течение года бросить в бой 5 линкоров: 2 типа 'Ришелье' (самые мощные европейские линкоры ВМВ, но один из них нужно было достроить), 2 линейных крейсера и 1 старый супердредноут времен ПМВ. Фактически же, только 3 последних линейных корабля были боеспособны, они базировались в Тулоне и могли действовать только на Средиземном море. Из двух линкоров типа 'Ришелье', один нужно было достроить - не хватало одной из башен главного калибра, а собственно 'Ришелье' был поврежден англичанами летом 1940 года, и нуждался в ремонте и доводке (у него не работала нормально подача снарядов). При этом два новейших линкора должны были совершить прорыв из Дакара и Касабланки в порты Северной Франции, чтобы осуществить там ремонт или достройку. Понятно, что англичане в свою очередь сделали бы все возможное для перехвата французских линкоров, пока они не обрели боеспособность. Единственный французский авианосец стоял на Мартинике, так что должен был в случае войны или прорываться в Сенегал или Марокко, или интернироваться. Более серьезны крейсерские силы Франции. На Средиземном море у нее было 4 тяжелых крейсера, в том числе и 'Алжир' - лучший довоенный тяжелый европейский крейсер, а так же 3 неплохих легких крейсера типа 'Ла Галиссонье', хорошо вооруженных и защищенных, но со слабой ПВО. Иногда и их называют лучшими, но это очень странно, британские 'Тауны' намного мощнее вооружены. Еще три таких же легких крейсера и один устаревший крейсер стояли в атлантических портах Северо-Западной Африки. Два легких крейсера стояли на Мартинике, и один базировался в Индокитае. Как мы видим только эскадра на Средиземном море могла создать реальные проблемы англичанам, действуя совместно с итальянцами против Мальтийских конвоев. Корабли в портах Северо-Западной Африки опасны только слабо защищенным конвоям, но небольшая крейсерская эскадра вполне способна отразить атаку 4-х французских легких крейсеров. Оба новейших линкора могут решать задачи береговой обороны, или пытаться прорываться в Северную Францию. Эскадра на Мартинике может наломать дров, если британцы будут захвачены врасплох, но далее шанс на спасение есть только в случае прорыва в Африку. Одиночный старый легкий крейсер в Индокитае может развернуть крейсерскую войну, но дальше обречен в случае встречи с любым британским современным крейсером.
   В общем, французский флот способен резко усложнить жизнь британскому судоходству, но британцы могут его довольно быстро нейтрализовать, отказавшись от посылки сильной и совершенно бесполезной эскадры для противодействия Японии. Напоминаю, что в реальной истории англичане направили в Сингапур свой новый линкор и линейный крейсер, которые в начале японской агрессии были мигом потоплены японской базовой авиацией. Урок не пошел впрок, и британцы послали на Мальдивы еще 5 старых, но мощных супердредноутов, а также два авианосца. К счастью для англичан, японцы не нашли их базу, а то бы повторился Перл-Харбор. Очевидно, что в случае вступления Франции в войну, все эти силы воевали бы против французов.
   Так же понятно, что с вступлением в войну США, разгром войск Оси в Африке и победа в Битве за Атлантику неминуема, но сама африканская компания затянулась бы на несколько месяцев, а то и год. Но повторюсь, общий исход этих боев неизбежен, англосаксы за счет лучшего вооружения, больших ресурсов, да и более качественного личного состава все равно победят. Ослабленная Франция Виши не равноценная замена Третьей Республики, а ее жалкое подобие.
   Теперь рассмотрим влияние Франции на наш родной Восточный фронт. В 1941 году влияние будет относительно небольшое: Петен сможет послать против СССР усиленный корпус, не более того, поскольку призывной армии у Франции нет, небольшая профессиональная армия больше 50000 на Восток не пошлет. Понятно, что Гитлер и Петен восстановят призыв, или восстановят во французской армии военнопленных французов, но все это вопрос времени, так что на Восток едут 3 условные французские дивизии, которые по боевой ценности соответствуют одной немецкой усиленной дивизии. Более важным станет возможность немцев перебросить из Франции больше дивизий, чем в реальности, так что на Советско-Германский фронт попадут еще 5 немецких дивизий: на 22 июня во Франции и Бенилюксе было 38 немецких дивизий, из них 24 стационарные с ограниченной боеспособностью, зимой 1941 года на Восток было переброшено 9 дивизий, но с союзной Францией появится возможность отправить все 14 боеспособных дивизий. Так что в первой кампании против СССР на фронт дополнительно попадают 5 немецких и 3 французские дивизии. В принципе, это очень значительная сила при условии ее применения на одном направлении. Этих сил бы хватило для удержания Ростова-на-Дону, или разгрома 54 армии и отбрасывания ее за Волхов, или для взятия Севастополя. Если говорить о Битве за Москву, то этих дополнительных сил для взятия советской столицы явно недостаточно, реально для немцев было бы взятие Тулы, Липецка и продвижение к Рязани. Впрочем, зная любовь Гитлера к растаскиванию своих сил по всем направлениям, можно предположить, что дополнительные силы тоже будут размазаны между разными группами армий, что сильно снизит КПД такого усиления. Разумеется, вызвать катастрофу такое усиление немецкой группировки не может: мы должны помнить о наличии у РККА огромных резервов, которые в реальности были брошены в бой в ходе начавшегося контрнаступления. В случае усиления немецких сил соответственно и советские резервы будут брошены в бой раньше. Кроме того, советское командование могло снять дополнительные войска с Дальнего Востока (угроза вторжения поздней осенью и зимой 1941-42 года отсутствовала из-за особенностей климата), а так же бросить в бой войска Московской Зоны Обороны. Так что, линия фронта к лету 1942 года будет не сильно отличаться от той, что была в реальности. Худший вариант для РККА это если немцы бросят немецко-французские силы на фланги. Если речь идет о Ленинградском направлении, то противнику удастся удержать фронт по реке Волхов, тогда тяготы Блокады резко возрастут, прервать снабжение города по Ладожскому озеру не получится, но немцы смогут его сильно затруднить, так что смертность от голода и болезней будет в 1,5-2 раза выше. Не лучше и Южный вариант. Тогда немцы уже в январе 1942 года берут Севастополь и отражают советские десанты в Керчи и Феодосии. Ростов-на-Дону превратиться в мясорубку по перемалыванию войск противников, но после падения Севастополя, немцы смогут овладеть Ростовом окончательно и даже продвинуться до Чира и Батайска. Если же говорить о боях на Московском направлении, то, скорее всего, немцы удержат Юхнов, ликвидируют партизанскую зону в Дорогобуже, а так же есть шанс срезания Холм-Жирковского выступа уже в апреле 1942 года. Очевидно, что роль собственно французских частей в этих изменениях незначительна, гораздо важнее переброска 5 немецких дивизий из Франции.
   Ситуация меняется летом 1942 года когда Петен сможет послать на Восток уже полноценную армию в составе 9-12 дивизий. Эти силы эквивалентны 3-6 немецким дивизиям. С учетом 5 немецких дивизий, страны Оси получают дополнительные силы равные 8-11 немецким дивизиям. Очевидно, что новая наступательная кампания Вермахта будут более удачна, чем в реальности, немцы смогут овладеть Астраханью, Сталинградом, а так же достигнут больших успехов на Северном Кавказе, например, возьмут Грозный и Орджоникидзе. Все это возможно только в случае концентрации все дополнительных сил на Юге, если же войска разбросать по всем группам армий, то результаты будут существенно ниже. Так, если немцы перебросят по 3 расчетные дивизии ГА 'Север', 'Центр' и 'А', и две дивизии в ГА 'Б', то результат будет примерно такой: под Ленинградом немцы ликвидируют советский плацдарм у Новгорода или отбросят наши войска от Погостья; в полосе ГА Центр удержат Юхнов, в полосе ГА 'Б' полностью возьмут Сталинград, отбросив за Волгу войска 62 армии; в полосе ГА 'А' возьмут Грозный или Владикавказ. Если в этой ситуации еще ударит и Турция, возникает риск потери Армении и Аджарии. Однако добиться решающего перелома противнику не под силу, контрнаступление РККА отбросит немцев от Волги и Терека, скорее всего противник стабилизирует фронт по Дону и будет удерживать Кубань. Дальнейший ход войны, как и на Западе, будет напоминать известную нам историю, только замедленную. С большими потерями и разрушениями союзники все равно победят, пусть и с опозданием на 6-12 месяцев.
   Почему вступление в войну Франции не дало немцам победы в войне? Потому, что государство и армия Петена значительно слабее Франции и французской армии до разгрома 1940 года. Да потенциально Петен может дать Гитлеру несколько десятков пехотных, горнострелковых и кавалерийских дивизий. Но их боевая ценность будет сильно уступать немецким, как по вооружению, так и по качеству личного состава. Совершенная фантастика предполагать, что миллионы французов захотят умереть за немцев и Гитлера, так что стойкость этих войск будет не сильно отличаться от румын или итальянцев. Потом во Франции масса сторонников Де Голля, коммунистов и социалистов, так что гарантированно начнется подобие гражданской войны, а значительная часть мобилизованных французов при удобном случае перейдет на сторону союзников.
   Реально ход войны мог бы сильнее измениться, только при стечении ряда не случившихся обстоятельств: Испания соглашается вступить в войну на стороне Германии летом 1941 года; Франция; Болгария соглашается объявить войну СССР и Англии и посылают на Восток целую армию; Япония и Турция летом 1942 года объявляет войну СССР. Только этот комплекс событий в целом действительно резко осложняет ситуацию и для СССР, и особенно для Великобритании. Но и в этом случае добиться разгрома Советского Союза и Англосаксов не получится. Слишком велики были ресурсы трех гигантов - СССР, Британской Империи и США. Да, война бы затянулась на пару лет, людские потери были бы запредельные, скорее всего бы дошло до массированного применения оружия массового поражения, но победы с учетом хилых ресурсов Виши, Испании, Турции, да и Болгарии достичь невозможно.
   Интересно, что на эту тему есть книга по альтернативной истории Вячеслава Шпаковского 'Если бы Гитлер взял Москву'. В этой книге Франция, Испания и Болгария так и не послали войска на Восток, зато Япония и Турция напали. У меня книга оставила сложные чувства, с одной стороны автор, мягко говоря, не любит Сталина и советскую власть, в описании боевых действий часто подыгрывает немцам. Не понятно, почему противник так легко захватывает большую часть европейской территории СССР, но описания боев с японцами и турками более правдоподобны, хотя и тут он им подыгрывает. Еще один недостаток многие сюжеты не раскрыты, например, японцы уничтожают запасы топлива в Перл-Харборе и ....ничего, на дальнейший ход войны это никак не повлияло. Но есть у книги и явные плюсы, автор приводит много информации и статистики по истории ВМВ, кроме того, наглядно показано как бы СССР и Англия оказавшись в тяжелой ситуации стали бы действовать. Показано как в СССР был налажен выпуск эрзац-взрывчатки, эрзац-бомб, всевозможных гранат, разных ловушек. Ну и наконец, как была активизирована партизанская деятельность по всему миру против стран Оси.
   Как бы все выглядело по моему скромному мнению? Даже в худшем случае СССР придется иметь дело к зиме 1941 года со следующими дополнительными силами: 5 немецкими и по 3 испанские, французские и болгарские дивизии, что эквивалентно примерно 9 немецким дивизиям. Понятно, что они будут разбросаны по все 3-м группам армий, так что немцам нигде не удастся добиться решительных успехов, кроме, может Крыма. РККА довольно быстро локализует немецкое усиление своими стратегическими резервами. Напоминаю статистику, в ходе контрнаступление под Москвой, Тихвином и Ростовом в сражение были дополнительно введены 38 дивизий и 18 бригад. И это только в период с конца ноября и до начала января. Понятно, что в случае появления на фронте дополнительных частей Вермахта и его сателлитов, часть этих частей будут введены в бой раньше и примут участие в обороне. В конечном итоге, линия фронта до лета 1942 года будет очень похожа на линию фронта в реальной истории, с небольшими изменениями в пользу стран Оси. Ситуация будет сильно меняться летом-осенью 1942 года когда Гитлер вынудит новых сателлитов послать на Восток больше войск подобно Румынии, Венгрии и Италии. Так что на Востоке на лето 1942 года будет 5 дополнительных немецких дивизий и до 27 дивизий Виши, Испании, Болгарии. Это эквивалентно уже 17 немецким дивизиям. Как и годом раньше по 3 расчетных дивизии сражаются в составе ГА 'Север' и 'Центр', но 11 дивизий отданы войскам бывшей ГА 'Юг', которые стали соответственно ГА 'Б' и 'А'. Если в полосе 2-х первых групп ход боевых действий будет, мало отличатся от известной нам реальности, то на южном направлении противник добьется больших успехов: после страшных боев немцы все-таки подавят все очаги сопротивления в Сталинграде, прорвутся к Астрахани, возьмут Грозный и Туапсе. В августе-сентябре 1942 года в войну вступят Япония и Турция. Почему не раньше? Потому, что именно к этому периоду разгорятся решающие бои за Кавказ и Сталинград. Наше командование будет вынуждено перебросить все наличные резервы на эти направления, ослабив группировки на Дальнем Востоке и в Закавказье (это, как я писал выше, имело место и в реальности).
   Произойдет ли падение СССР в такой страшной ситуации? Разумеется, нет. Во-первых, даже с ослабленные наши группировки, противостоящие Японии и Турции довольно сильны, чтобы избежать разгрома и глубокого прорыва наступающих войск противника. Во-вторых, на стороне СССР и откровенно сложная для наступления местность - горы Закавказья и тайга Дальнего Востока, усиленная массой УРов. В-третьих, Советский Союз обладает и другими огромными резервами: очевидно, что призыв 17 летних призывников начнется не в конце 1943 года, а годом раньше, в крайнем случае, призыв будет распространен и на 16-ти летних. Затем более активно будут задействованы контингенты спецпоселенцев, заключенных. Наконец, вспомним, что 5,04 млн. мобилизованных были переданы промышленности и другим наркоматам, в том числе и НКВД. При ухудшении ситуации, где-то 1 млн. от этой численности отправится на фронт. Можно так же предположить, что будут проведены добровольно-принудительные мобилизации девушек, численность женщин в рядах ВС удвоиться. Так же в бой будут брошены войска Московской Зоны обороны - на сентябрь 1942 года это 10 УРов, 11 артиллерийских полков, 11 истребительно-противотанковых полков, 5 артиллерийских дивизионов, 2 саперные бригады и 2 саперных батальона. Осложниться экономическая ситуация вследствие утраты некоторых объектов промышленности (авиазавод в Комсомольске-на-Амуре), потери части территорий, сокращения Ленд-лиза (поставки через Дальний Восток практически прекратятся, кроме перелета самолетов из США), да и поставки через Иран будут затруднены, турки ведь могут вторгнуться в Северный Иран, это проще, чем наступать на хорошо защищенный Баку. Но значит, будут увеличены арктически конвои, а наш ВПК начнет выпускать больше дешевой и простой в производстве техники: минометы, ЗИС-3, У-2, истребители. В общем, к зиме 1942 года наши войска перейдут в контрнаступление и приступят к изгнанию противника с территории СССР. Понятно, что темпы нашего продвижения будут медленнее, чем реальности, но 9 мая 1945 года наши войска будут встречать не на Волге или Урале, а на Висле и Дунае. Заодно, будет разгромлена Турция.
   Что касается Англии, то ей придется очень туго. Практически сразу же падет Гибралтар, который возьмут немецко-испанские войска, после этого Мальта обречена. Читатели могут спросить, а почему придается такое значение этому острову? Все дело в том, что из-за положения остров контролирует коммуникации между Италией и Северной Африкой. Базирующиеся на Мальте самолеты, подлодки и корабельные отряды терроризировали итальянские конвои, лишая немецко-итальянские войска необходимого снабжения боеприпасами, техникой и ГСМ. Доходило до того, что итальянцы доставляли бензин на крейсерах!!!, поскольку транспорты не могли прорваться. Правда, кончилось это катастрофой, британские эсминцы потопили крейсера, загруженные таким опасным грузом. В общем, одна из причин разгрома стран Оси в Северной Африке это Мальта. С падением Гибралтара британцам сложнее завозить на Мальту грузы, причем к блокаде острова присоединится и французский флот. Так что Мальта падет к весне 1942 года. В Северной Африке за счет усиления группировки стран Оси французским и испанским корпусами, взят Тобрук, а операция 'Крусейдер' закончилась страшным разгромом британцев, и выходом Роммеля к Эль-Аламейну уже в начале января 1942 года. Египет падет к весне 1942 года. И тут страны Оси будут действовать по двум разным операционным направлениям: главные силы Роммеля будут наступать на Ближний Восток, а большая часть итало-испанских сил двинется на британскую колонию Судан.
   Можно предположить, что решающее наступление Роммеля по форсированию Суэцкого канала начнется 26 мая 1942 года, как и наступление в реальной истории. В летних боях Роммель сможет занять территорию Палестины, Трансиордании и Ливана. С вступлением в войну Турции, британцы, очевидно, будут выбиты из Сирии и Северного Ирака. В Африке вероятна потеря британцами Судана, Сьерра-Леоне, Гамбии и тяжелые бои в Нигерии и Эфиопии. Но дальше, как и на Востоке, фронт стабилизируется. Почему то все любители выигрывать войну за третий Рейх забывают, что на территории самой Англии была развернута огромная армия метрополии, которая до лета 1944 года просиживала брюки в пабах. В случае катастрофического развития ситуации на Ближнем Востоке и Северо-Западной Африке туда хлынет поток войск из самой Британии, раз угроза немецкой высадки полностью отсутствует. Понятно, что туда будет переброшена и значительная часть британского Бомбардировочного командования. Понятно, что налеты на собственно Рейх ослабеют, но зато Турции, лишенной нормальной ПВО придется расплатиться по полной программе. Кроме того, в самой Турции в очередной раз восстанут курды, получившие советскую и британскую помощь и оружие. Так же можно предположить, что англичане и американцы захватят все французские и испанские колонии, к которым страны Оси не имеют сухопутного доступа. С захватом Канарских островов англичане получают возможность непрерывно бомбить Французское Марокко, готовя высадку в ноябре 1942 года. Операция 'Торч' в этой реальности, будет проводиться против портов Марокко и Сенегала, а далее англо-американские войска начнут медленно захватывать французскую Северную Африку, а войска на Ближнем Востоке теснить немцев за Суэцкий канал, и турок с территории Сирии и Ирака.
   С занятием Марокко англосаксы получат возможность подвергнуть Испанию ковровым налетам, которые испанцам нечем отразить, а заодно союзники начнут всячески помогать испанским республиканцам, фактически развязав на территории Испании гражданскую войну. В известной нам истории нечто подобное имело место после войны, но Франко смог подавить начавшееся сопротивление. Здесь же союзники могут сформировать республиканское правительство в изгнании и испанские боевые части, из сбежавших республиканцев. А на территории Испании начнется ад. И так нация была расколота, а тут ковровые удары и поток похоронок из России и Африки, а партизаны не отдельные одиночки, а целые бригады, получающие помощь по воздуху. Так что высадка в Европе начнется не в Сицилии, а в Южной Испании. Думаю, что и в Вишистской Франции, и в Болгарии будет аналогичная ситуация: в реальности там было довольно сильное партизанское движение, а тут его стимулирует лавина похоронок и калек с фронтов. Увеличение сил флотов Оси за счет ВМС Франции, Испании, Турции будут с лихвой компенсированы гигантскими кораблестроительными программами США, так что огромный объединенный флот англосаксов просто раздавит новых противников.
   В конечном итоге высадка в Нормандии состоится годом позже, но итог войны будет в целом таким же, как и в реальности. Однако нужно понимать, что затягивание войны в Европе на полтора года приведет к страшным последствиям и жертвам. Американцы применят ядерное оружие, немцы ответят химическим оружием. Резко возрастут людские и материальные потери СССР и Англии, которые будут сильнее ослаблены войной, чем в реальности. А СССР предстоит столкнуться еще с одной катастрофой - голодом 1947 года, в нашей истории имело место увеличение смертности в 1,5 раза от недоедания и связанного с ним болезнями, а что ждало бы нашу страну, если бы война закончилась только в конце 1946 года, а армию начали бы демобилизовывать в 1947? Мало того, что сельскому хозяйству война нанесла больший урон чем в реальности, так и рабочих рук намного меньше, а едоков на государственном снабжении больше. Так что скорее всего повторился бы голод подобный тому, что был в 1932-33 годы.
   Япония, скорее всего, капитулирует в те же сроки, что и в реальности, если не раньше. Из-за войны с СССР она понесет значительно большие потери сухопутных войск, авиации, да и флота (я не испытываю иллюзий по поводу возможностей ТОФ, но противолодочная оборона японцев объективно слабая, значит многочисленные советские подлодки соберут свою кровавую жатву). Вследствие наличия Дальневосточной мясорубки, японцы будут ослаблены в Бирме, Китае, да и на Филиппинах, так что темпы наступления американцев и британцев ускорятся.
   Франция, Испания, Турция будут превращены в руины, эти страны понесут огромные людские потери, а Франция к тому же в послевоенном мире будет играть значительно меньшую роль - постоянным членом Совбеза ООН прихвостням Рейха не быть. Выиграет от всего этого только ...США. Именно они меньше всех рискуют, и заинтересованы в ослаблении всех участников войны, которые станут зависимыми от американской военной мощи и экономической помощи.
   В общем, наши выводы таковы: любые дипломатические успехи Германии в рамках Оси и сочувствующих ей стран только затягивают войну и увеличивают людские потери всех участников. Единственным эффективным ходом, по-настоящему меняющим ход войны, стал бы сепаратный мир с одним из участников Большой тройки.
   Выгоднее всего заключить сепаратный мир с СССР, в этом случае немцы вплоть до 1945 года получат возможность выбросить союзников из Европы, а далее начнется кровавая и бесцельная воздушно-морская мясорубка. Однако такой мир был крайне маловероятен: массовая гибель советских граждан и зверства немцев практически исключали компромисс; в 1941-42 годы Гитлер верил в победу над СССР и на мир бы не пошел, а после Курской Дуги уже Советскому Союзу не было никакого смысла идти на перемирие, все, что Германия могла предложить нам, было меньше, чем наша страна получила бы по итогам победной войны. Гораздо больше шансов у немцев было заключить мир с Англией, не зря туда летал Гесс, и подробности его переговоров до сих пор засекречены. К чему бы это привело рассказано в предыдущей главе. Гитлер и его окружение с большим уважением относились к Великобритании и вовсе не планировали уничтожение ее колониальной империи. В общем надо сказать спасибо, что премьером был старый бульдог Черчилль, который не шел ни на какие компромиссы. Другой вопрос, что он был темной лошадкой, выступая де-факто агентом влияния атлантистов и американских деловых кругов, хороня своими действиями Британскую империю. Что касается сепаратного мира с США, то это совсем уж фантастика - именно американцы протащили требование о безоговорочной капитуляции Германии в 1943 году. Зачем США мир с Германией, если их цель установить экономический контроль над Западной Европой? Аналогичным образом и Японию не спасет сепаратный мир с Китаем. Да высвободится много сухопутных войск и часть авиации, удастся удержать Бирму и улучшить оборону Филиппин, Новой Гвинеи, но как это поможет японскому флоту? А ведь именно на море решалась судьба островной империи.
   Откровенной наивностью отдают и мечты немецкой оппозиции, что, мол, они убьют Гитлера, заключат сепаратный мир с англосаксами и остановят русских. Повторюсь, ни США, ни Великобританию не интересовала сильная Германия, а только разгромленная и находящаяся под их собственным контролем. Забавно, что на Западе вышел целый сборник альтернатив 'Победа Третьего Рейха', где в одной из глав эта тема раскрыта. Признаюсь, что некоторые факты в ней логичны и правдивы, но сама глава совершенно фантастична. Якобы Роммель разгромил англосаксов при высадке в Нормандии, а затем, когда Гитлер с окружением приехали во Францию осмотреть место победы, организовал их ликвидацию. Так Роммель стал канцлером-диктатором, распускает НСДАП и заключает перемирие с США и Англией (Черчилль уходит в отставку, а Рузвельта почти на год раньше убивает инсульт). Одновременно Роммель приезжает на Восточный фронт, легендой своего имени наносит несколько поражений войскам 1-го Белорусского фронта, а далее фронт стабилизируется по Висле и границам СССР. В 1945 Сталин пытается разгромить Рейх, но команда из Роммеля, Манштейна и Моделя разбивает Жукова и других наших полководцев, и СССР вынужден тоже заключить мир. А Роммель кается и выплачивает компенсации жертвам холокоста... Что можно сказать по поводу это опуса? Самая большая глупость, это то, что после неудачи в Нормандии союзники опускают руки и идут на перемирие, пусть и выгодное (немцы выводят войска из стран Западной Европы). Нужно понимать, что в июне 1944 года в Нормандии высадилась сильная, но относительно небольшая к общей численности группировка англо-американских войск. Так что ее разгром не означает разгрома главных сил союзников, у них достаточно сил для высадки в другом месте, например, в Южной Франции, как и произошло в реальности 15 августа 1944 года. Потом, как разгром нескольких британских и канадских дивизий (янки в рассказе не разбиты - автор же американец, и сохраняют плацдарм Юта) изменит ситуацию в небе Европы? Как это помешает англосаксонской стратегической авиации продолжать уничтожение заводов синтетического горючего, что ведет Германию к топливному коллапсу. Так что главное условие рассказа изначально ложное. Что касается победы Роммеля, силами 20 танковой дивизии над советским танковым корпусом и возникновение еще одной 'Веры в чудо Роммеля', то тут скажу следующее: - после Бобруйского котла 20-я танковая дивизия, по данным польского историка В. Врублевского, имела аж 7 танков и 4 САУ, а так же 24 БТР, и 6 артиллерийских орудий. Более того разведбат дивизии и истребительно-противотанковый дивизион действовали отдельно, а сама дивизия представляла собой сборную солянку из остатков разных частей и подразделений. Как такими силами можно чего-то крупного добиться решительно непонятно. Да и сам Роммель не имел опыта войны на Восточном фронте, а англичане и янки, которых Роммель периодически бил в 1941-42 годах, (и сам был ими неоднократно бит), и близко не ровня советским войскам Рокоссовского. Точно так же, как наш полководец наодну-две головы выше своими талантами Окинлека, Канингхема, Монтгомери. Обсуждать дальше сей опус мне не интересно.
   Чудо-оружие и военно-техническая политика Третьего Рейха, мифы и реальность.
   История немецкого вундерваффе довольно хорошо изучена и популярна, у большинства читателей, особенно молодых, возникает иллюзия, что немцам не хватило буквально года, чтобы бросить в бой свое чудесное оружие нового поколения, а иногда и не имевшее аналогов, чтобы переломить ход войны. Признаюсь, я сам попал под это очарование, особенно после прочтения действительно великолепной книги Максима Калашникова 'Сломанный меч Империи' (там рассказывается об оружии СССР, но автор вскользь рассказал и о вундерваффе), а также книги Ю. Ненахова 'Чудо-оружие Третьего Рейха'. Нельзя сказать, что в книгах была какая-то не правда, просто для неподготовленного читателя такое обилие удивительного для ВМВ оружия действовала шокирующее. Прошли годы, я изучил много новых материалов об этом оружии, посмотрел на него трезво, а главное ознакомился с аналогичными разработками антигитлеровской коалиции. Сейчас мои взгляды изменились весьма кардинально: я пришел к выводу, что история вундерваффе это пример нерационального расходования средств и ресурсов, очень часто это оружие только навредило Рейху, зато его победителям сильно облегчила жизнь. Потом, многие поклонники вундерваффе, почему то забывают посмотреть на достижения СССР, Великобритании и США. Так давайте рассмотрим подробней, могло ли чудо оружие привести Рейх к победе? Для начала приведу список оружия, которое на проверку оказалось не эффективным или быстро устарело, но продолжало выпускаться. Создание и выпуск этих видов не удачного оружия на деле ухудшило положение Германии, отнимая необходимые ресурсы на оружие с низкими показателями по критерию стоимость-эффективность. Сухопутное оружие.
   Самой большой ошибкой немцев была ракетная программа Вермахта, а точнее создание ФАУ-2. Это оружие справедливо считается прорывным оружием, но если отбросить эмоции и назвать вещи своими именами, немцы, по сути, создали по ракетную бомбу с очень низкой точностью и надежностью. Половина ракет взрывалась при старте или сбивалась с курса, другая половина могла точно попасть в цель диаметром 8 км. То есть ФАУ-2 можно было применять только по крупным городам, даже железнодорожную станцию она гарантированно поразить не могла. Как шутил один советский генералы уже над советским клоном Р-1: 'Что же вы ракетчики творите?! 4 тонны спирта заливаете в ракету! Дайте этот спирт моей дивизии, она вам любой город возьмет, а вы в него даже не попадете!'. Сумрачный немецкий гений создал оружие пригодное только для одной серьезной цели - обстреливать крупные города - Лондон, а потом Антверпен. Для Восточного фронта это оружие было совершенно бесполезно. В книге Дегтева и Зефирова 'Чудо оружие Люфтваффе. Битва из будущего 1945' утверждается, что якобы весной 1945 года немецкие конструкторы добились 35% точности попаданий в круг радиусом 500 метров'. Лично у меня эта цифра вызывает большие сомнения, поскольку даже в середине 50-х советские ракеты не давали более 50% попаданий в круг радиусом 1,25км. А ракета созданная Королевым - Р-11 (предшественник знаменитого СКАДа Р-17) имела КВО 3000м. Стоила одна ракета ФАУ-2 119600 марок, т.е. была дороже основного среднего танка Вермахта Pz-IV, и более чем 2,5 раза дороже знаменитой легкой САУ 'Хетцер'. Вместо 5800 этих баллистических ракет можно было бы выпустить соответственно 3400 Pz-IV и 7400 'Хетцеров', или 3000 только одних 'Пантер'. Появись вся эта масса техники на Западном фронте, и Арденны закончились бы победой Третьего Рейха, а в мае 1945г. союзники только бы подходили к Рейну. Если же распределить технику поровну между фронтами, то агония Рейха бы протянулась до осени 1945 года. Но что нужно было выпускать, вместо ФАУ-2, если в качестве приоритетов выбрано оснащение Люфтваффе? Тут надо для начала решить, какую концепцию использования оружия мы выбираем: 'Оружие Возмездия' или 'Оружие для защиты Родины'? Если выбираем первую концепцию, то на ум приходят два варианта: ФАУ-1 или бомбардировщик.
   Стоимость ФАУ-1 в среднем в 25 раз меньше, чем ФАУ-2, так что вместо 5800 ФАУ-2 можно выпустить 145000 крылатых ракет, но по другим данным немцы удешевили ФАУ-1 до 3500 марок, так что количество выпущенных крылатых ракет приближалось бы к 200 тысячам! Если сразу сделать это оружие приоритетным, то его можно было начать использовать с января 1944 года, причем разумней поступить так: вместо 3800 ФАУ-2 выпустить 129000 ФАУ-1. Вместо 2000 ФАУ-2 выпустить зенитные орудия для прикрытия пусковых установок, тягачи, РЛС и ПУАЗО, а так же боеприпасы к ним. Чтобы сравнить цены приведу следующие данные: стоимость 20мм Флака-38 6500 марок, Фирлинга (счетверенной 20мм зенитки) -20000 марок, 37мм пушки 24000марок, 88мм орудия -33600 марок. Что мы получаем на выходе?
   А) На города Англии обрушивается настоящий дождь крылатых ракет, до 240 штук в день. Запускать ракеты можно как с наземных пусковых установок, так и с бомбардировщиков. Сравним стоимость-эффективность двух видов оружия. Стоимость 2 ФАУ-2 =50-68 ФАУ-1. 50% ФАУ-2 теряло управление, взрывалось при старте и т.п., так что цель достигнет только 1 ракета. В случаи успешной работы ПВО прорывалось 20- 30% ФАУ-1, таким образом, цели достигнет 10-20 крылатых ракет. Правда, разрушения от удара ФАУ-2 выше, но по любому при замене на ФАУ-1 разрушения будут в 8-15 раз больше. Причем можно было 1/3 ракет запускать по портам Англии, что несколько затруднило бы проведение высадки в Нормандии.
   Б) Противник будет вынужден создавать мощнейшую ПВО, тратя на нее ресурсы, задействовав тысячи зенитных орудий и сотни истребителей. В реальности, кстати, британцы развернули массу зенитных сил и истребителей для перехвата ФАУ-1, а сколько бы им пришлось развернуть этих систем, если бы ФАУ-1 прилетало в 5 раз больше?
   В) Как и в нашей реальности, англосаксы начнут бомбить позиции пусковых установок, еще до начала пусков было сброшено 23000 тонн бомб, и бомбежки не прекращались до весны 1945 года. Понятно, что ПУ были хорошо прикрыты ПВО, так что авиация союзников несла тяжелые потери. В нашем варианте, позиции ФАУ-1 прикрывают дополнительно: 708 88мм орудий, 504 37 мм орудий и 600 20мм Фирлингов. Так что потери как бомбардировщиков, так и истребителей-бомбардировщиков будут просто чудовищные. А чем больше союзники потеряют самолетов над позициями ФАУ-1, тем меньше их полетит бомбить немецкие войска или города.
   Г) ФАУ-1 можно запускать с борта боевого самолета, например Hе-111, Hе-177 или Dо-217, что увеличивает гибкость применения оружия.
   Второй вариант это строительство дополнительных бомбардировщиков, но после разрушения заводов синтетического горючего их применение будет сильно затруднено, так что вариант с ФАУ-1 предпочтительней.
   Теперь рассмотрим варианты, при которых немцы руководствуются не желанием отомстить, а эффективно защитить свои города. В этом случае логичны два варианта: первый это консервативный, выпуск вместо 5800 ФАУ-2 1450 128мм зенитных орудий, а так же большого количества снарядов для этих систем, причем немцы начинают массовый выпуск снарядов с радиовзрывателями для этого калибра. Американцы начали такие снаряды активно применять со второй половины 1942 года. Думаю, что к 1944 году были и трофейные образцы подобных снарядов, да и сами немцы имели собственные образцы подобных снарядов двух типов, которые почему то не стали приоритетом для промышленности. Германия могла начать развертывание 128мм систем с сентября 1943г., по 2-3 орудия в сутки. Эффект от применения 128мм орудий с такими взрывателями был бы очень значительным, нужно понимать, что 1 128мм орудие заменяет 3-4 88мм орудий или 2 105мм, если же применять снаряды с радиовзрывателями, то эффективность нужно умножить еще раза в три-четыре. Если обычные зенитные снаряды взрываются от прямого попадания или на заданной высоте, то радиовзрыватели срабатывают при пролете рядом с самолетом противника. Так что налеты на немецкие города превращаются в настоящее самоубийство для пилотов американских и английских бомбардировщиков. Нормальным будет размен 2 бомбардировщика за каждое выпущенное орудие. Трудно сказать, как бы это изменило общую ситуацию на фронтах, впрочем, разрушения немецких городов были меньшими, Дрезден, скорее всего бы так и не был бы сожжен. Разгром заводов синтетического горючего в такой реальности был бы меньшим, так что Люфтваффе и Панцерваффе не испытывали бы такой острой нехватки горючего и могли нанести противникам больший урон. При этом 128мм зенитные орудия еще и универсальные системы, их вполне можно было применять в качестве крепостных и ЖД-орудий, которые имеют дальность стрельбы до 20900м. Т.е. это, по сути, мощное корпусное орудие. При нормальном управлении огнем, такая артиллерия представляет страшную угрозу для сухопутных войск, а в относительно близком бою, это сверхмощное противотанковое орудие, пробивающее по нормали около 200мм брони с 2000м, так что Т-34 или 'Шерман' оно разнесет с 5 км, причем, что бронебойным, что ОФС.
   Был и более модернистский путь. Вместо ФАУ-2 сосредоточится на ЗРК 'Вассерфаль'. Это был первый боеспособный ЗРК, с дальностью пуска до 25 км и досягаемостью по высоте 18 км. НИОКР по этой теме шли медленно, поскольку приоритетом были выбраны баллистические ракеты, так что к производству 'Вассерфаль' был готов только в марте 1945 года, когда смысл в их использовании уже отсутствовал. Могли бы их подготовить к производству раньше? Процитирую Шпеера, Министра вооружений Германии:
   ' ФАУ-2... Нелепая затея... Я не только согласился с этим решением Гитлера, но и поддержал его, совершив одну из серьёзнейших своих ошибок. Гораздо продуктивнее было бы сосредоточить наши усилия на производстве оборонительных ракет 'земля-воздух'. Такая ракета была разработана ещё в 1942 году под кодовым именем 'Вассерфаль' (Водопад). Поскольку мы впоследствии выпускали по девятьсот больших наступательных ракет каждый месяц, то вполне могли бы производить ежемесячно несколько тысяч этих меньших по размерам и стоимости ракет. Я и сейчас думаю, что с помощью этих ракет в сочетании с реактивными истребителями мы, с весны 1944 года успешно защищали бы нашу промышленность от вражеских бомбардировок, но Гитлер, одержимый жаждой мести, решил использовать новые ракеты для обстрела Англии'.
   Так что, при разумном приоритете, немцы могли получить 'Вассерфали' на год раньше, и начать их боевое использование где-то в апреле-мае 1944 года. Если под страшными бомбежками немцы смогли выпустить 5800 ФАУ-2 и запустить где-то 4300 ракет, то в условиях менее сильных налетов, к маю 1945 года вполне можно было произвести 29000 зенитных ракет, и запустить где-то 15-20 тысяч. Понятно, что надежность этого оружия была не высокая, и где-то 1/3 ракет выходила бы из строя во время запуска, но даже в этом случае в бомбардировщики противника бы полетело 10-13500 зенитных ракет, что означает где-то 3,5-5тысяч сбитых машин. Причем это было бы реальное оружие возмездия: 90% сбитых машин это тяжелые бомбардировщики, на каждом 7-10 членов экипажа. Так что вместо идиотизма с ФАУ-2, где ценой 4300 ракет было убито несколько тысяч мирных жителей Англии и Бельгии, можно было убить или пленить около 30000 летчиков стратегических бомбардировщиков. При этом спасались жизни сотен тысяч мирных жителей европейских городов, а стратегическая авиация англосаксов несла бы огромные потери.
   Для СССР, кстати, что вариант с ФАУ-1, что с 'Вассерфалем' выгоден. Германия выпускала оружие опасное в основном западным союзникам, а нам доставались менее разрушенные города будущей ГДР. Встреча с союзниками произошла бы западней, например, на Везере. Почему я так уверенно говорю? Если бы немцы начали массированное производство ФАУ-1, то где достойная цель для его применения на территории СССР? Ленинград? Так его немцы уничтожали 2,5 года, находясь на окраинах города, смысл теперь его обстреливать? Все равно, большинство предприятий ВПК эвакуированы, а новыми разрушениями героических жителей не напугать. Москва? До нее немцы элементарно не добивают, расстояние от линии фронта около 450 км, тогда как дальность ФАУ-1 250 км. Понятно, что запуски будут осуществляться не у линии фронта, а с тыловых позиций, так что под угрозой цели в 200 км от линии фронта, т.е. уже разрушенные и разоренные города, восстановление которых только начинается, ценного там только железнодорожные узлы, но в них еще попасть надо. Что касается оборонительного варианта, то наша АДД и ее приемник 17ВА мало бомбила вражеские города, ее приоритетные цели это железнодорожные станции отнюдь не в глубоком тылу, аэродромы и позиции немецких частей, стоящих во втором эшелоне. Конечно, немецкие ЗРК будут опасны нашей авиации, да и войскам, когда мы начнем штурмовать Берлин и другие крупные города, но такое ПВО будет подавлено ударами артиллерии или налетами низколетящих Ил-2/10.
   Интересно, что Сталину пеняют (например, конструктор Черток), что он прекратил создание собственного ракетного оружия в предвоенные годы, из-за чего, СССР отстал от Рейха. Как мы видим, в реальности ракеты Германии не помогли, а скорее навредили. Так чем же советские аналоги могли помочь РККА? Например, ФАУ-1 или ФАУ-2 могли поражать только крупные города, причем на небольшой дистанции, но такую задачу могли более успешно делать обычные бомбардировщики, оставаясь универсальным оружием. Что конкретно разрабатывалось до войны? Крылатая ракета 212, с дальностью 80 км (расчетной, сколько на самом деле никто не знает), масса боевой части 30 кг. Точность очевидно на уровне немецких ракет. А обычный Ил-2 мог доставить до цели на такую дальность до 600 кг бомб. Зенитная ракета 217 тоже была очень примитивная, и наводилась...по лучу прожектора. Она была бесполезна днем и в пасмурную погоду, да и скорости были рассчитаны на медлительные бомбардировщики середины 30-х. В общем, ракетное оружие СССР получил именно тогда, когда оно достигло необходимого совершенства, и был учтен опыт немцев. Но допустим, в СССР бы создали аналоги ФАУ-1/2, а были бы средства на их развертывание? Потом, какие цели мы могли бы обстреливать с их помощью с лета 1944 года? Вряд ли наши удары могли быть эффективней работы нашей и союзной стратегической авиации. Да и сам принцип применения, противоречил нашим принципам - удары по площадям мало что могли дать для победы. Возьмем для примера стабилизацию фронта по Висле осенью 1944 года. Наши ракеты с дальностью пуска до 300 км могли только обстреливать территорию Восточной Пруссии, Данциг, да Польши в границах 1939 года, и опять же это удары с низкой точностью. Потом, мы не учитываем стоимость ракетной программы, если крылатые ракеты дешевы, то баллистические дороже среднего танка. А их для какого-то эффекта нужно запускать тысячами.
   Во-вторых, это строительство самых мощных и бесполезных артиллерийских орудий в истории человечества 'Дора' и 'Густав'. Огромные железнодорожные орудия массой в 1350 тонн, стрелявшие снарядами массой 4,8 -7 тонн. Эти огромные системы не успели быть использованы для разрушения фортов Мажино, а больше достойных целей для них в мире было мало. Известно о применении 'Доры' при штурме Севастополя, причем с очень небольшим эффектом. По данным Широкорада: 'Эффективность действия бетонобойных снарядов оказалась ничтожно малой, так как в большинстве случаев снаряд, проникая в грунт на глубину более 12 м, образовывал канал диаметром около 1 м с каплевидной полостью диаметром около 3 м на дне, являвшейся результатом разрыва боевого заряда. Зафиксировано только несколько случаев удачных выстрелов, в том числе в склад боеприпасов, находившийся на глубине 27 м на северном берегу Северной бухты'.
   Недостатки 'Доры' очевидны: огромная масса и размеры, что вынуждало проводить целую строительную операцию по подготовке к стрельбе. Сначала строилась специальная железнодорожная ветка (3 недели), потом осуществлялась сборка самого орудия (3 дня), обслуживал орудие расчет в 350 человек, а так же разные строительные, железнодорожные, охранные и зенитные части численностью в несколько тысяч человек! Скорострельность этого 'чуда' была 2 выстрела в час. Так же выяснилась низкая эффективность бетонобойных снарядов, которые при попадании в грунт не давали огромной воронки. Стоила эта система 10 млн. рейхсмарок первый экземпляр, и 7 млн. второй, был построен и третий, но он так и остался на полигоне. Довольно дорогое удовольствие, чтобы выпустить 48 снарядов по Севастополю за неделю. 24 млн. марок были выброшены на ветер! Для сравнения, стоимость одного Bf-109 составляла в среднем 86000 марок, в ценах 1941 года, и постепенно снижалась, Ju-87 стоил примерно столько же. Так что вместо 3 монстров можно было выпустить где-то 280-300 'Штук'. Думаю не надо доказывать, что целая эскадра 'лаптежников' нанесла бы защитникам Севастополя на порядок больший урон, чем одна единственная чудо-пушка. Простая статистика: вместо 48 снарядов массой в 7 тонн за весь штурм, 108 Ju-87 могли за один-два дня сбросить такую же массу бомб, причем с большей точностью и по большему количеству целей. А вместо двух систем немцы могли иметь в 1942 г. 200 универсальных 'штук'. В реалиях 1942 года они могли до своей гибели сделать до 30000-40000 боевых вылетов, с боевой нагрузкой в 500-1000 кг. А с учетом затрат на 3-е орудие немцы получали бы в 1941-1943 г.г. 280-300 дополнительных пикирующих бомбардировщиков. Вот и сравним возможности двух образцов оружия.
   В-третьих, это создание различных технических извращений на тему бронетехники, как то: Pz. IF, Pz.IIJ, танк 'Рысь', 'Королевский Тигр' и конечно 'Маус'. Первые 2 танка это машины массой 18-21 тонна, с вооружением соответствующих легких танков, но с сильной броней лоб до 80 мм, борта 50-80 мм. Скорость этих чудес была 25-31 км в час. Похожий танк создали англичане Матильда-1: масса 11 тонн, лобовая броня 65 мм, но при этом пулеметное вооружение и скорость 13 км/ч! Назначение не понятно, в Википедии их называют, то штурмовыми танками, то хорошо бронированными разведчиками. Фактически они использовались для борьбы с партизанами. Что можно сказать про эти машины? Для штурмового танка им не хватает малости: нормального вооружения, чем они Доты/Дзоты бы уничтожали? Пулеметами или 20 мм пушечкой? Опыт прорыва линии Маннергейма показал, что даже 45 мм пушки не достаточно. Поставить огнеметы немцы почему-то не додумались. Так что оставалось просто подъезжать вплотную к амбразуре и закрывать ее корпусом. Самое смешное, что немцы имели штурмовые орудия с 75мм пушкой и неплохой броней. Хорошо бронированные разведчики тоже не понятны: скорость меньше чем у линейных танков, они бы в своем тылу разведывали? Ну а для противопартизанских задач у немцев была масса трофейных танков.
   Применение шахматного расположения катков в ходовой части тяжелых танков и 'Рыси'. Очень спорное и вредное решение немецких конструкторов. Кроме того, что такая ходовая часть была менее надежной, крайне сложной в ремонте (чтобы заменить один каток, требовалось снять два соседних), требовала разных гусениц для транспортировки и боевых, забивалась грязью и замерзала зимой, она была перетяжеленна! Если бы немцы сделали традиционное размещение катков, то можно было бы сэкономить 4-6 тонн веса. Образцы для примера у немцев были - это наши трофейные КВ, кто мешал создать ходовую часть на их основе с учетом качественной ходовой части Панцера-3? Для 'Пантеры' это означало экономию веса в 4 тонны, что могло пойти на усиление ботовой и кормовой брони дополнительными 20 мм экранами. Такая 'Пантера' получала бортовое бронирование на уровне близком к 'Тигру', что позволяло не опасаться 40-45 мм обычных бронебойных снарядов, а так же резко уменьшало возможности поражения 'Пантеры' в борт огнем 76мм орудий (только подкалиберные снаряды уверенно поражали 'Пантеру' в борт с 700м). Таким образом, резко увеличивалась выживаемость танка при лучшей надежности.
   Что касается 'Тигра', то за счет 5 дополнительных тонн, можно было усилить лоб корпуса и башни до 150 мм, что делало его страшным противником в лобовом бою: 85мм пушка могла поразить 'Тигр' в лоб только подкалиберным снарядом с 300м, даже ИС-2 гарантированно поражал своего противника в лоб с 500м. ну а 'Королевский тигр', будучи на 6 тонн легче стал бы намного надежнее, мобильней. Эти же замечания относятся и к САУ, созданных на шасси 3-х немецких тяжелых танков, за счет отказа от неудачной схемы ходовой части, можно было усилить бронирование 'ЯгдПантеры' и облегчить 'ЯгдТигр' и 'ШтурмТигр'.
   Pz. II Ausf. L 'Luchs'. Этот легкий танк, появившийся во второй половине 1942 году, наглядно показывает, насколько странным и некомпетентным часто было техническое развитие Панцерваффе. Как видно из названия, это была модернизация хорошо известной и порядком устаревшего Панцер-2. Основное изменение - новая шахматная ходовая часть, излишне сложная и тяжелая, она стала бедой всех немецких тяжелых танков. Зачем она была нужна на легком танке - не понятно, гораздо проще было взять за основу, укороченную ходовую часть Pz. III, которая позволяла развивать скорость до 69 км/ч (реальный результат, полученный советскими испытателями в 1940 году), 'Рысь' же имела максимальную скорость -60 км/ч. Из-за использования шахматной ходовой части, немецкий танк получил где-то 800 кг лишнего веса, который лучше было бы потратить на дополнительную броню или вооружение. Все остальные параметры остались не измены: слабая 20 мм пушка и тонкая 30 мм лобовая броня. Таким образом, новый немецкий легкий танк по огневой мощи уступал своим основным аналогам у противника Т-70 и 'Стюарту', которых 20мм пушка не поражала в лоб, зато собственная тонкая броня легко пробивалась 37-45мм пушками противника. В чем был смысл создание этого танка не понятно. Он не имел преимущества перед своим предшественником, кроме лучшей скорости. Зато был намного дороже и технически сложнее. А главное был обречен при встрече даже с легкими танками противника. Самое обидное для немцев, что была создана отличная альтернатива этому танку: В 1943г. на вооружение поступил настоящий шедевр - бронеавтомобиль Sd.Kfz.234 'Пума', выпускавшийся в 4-х вариантах: с 20 мм пушкой, 50 мм пушкой и 2 колесных САУ с 75 мм короткоствольной и длинноствольной пушками. Эти машины имели лобовую броню до 30 мм, дизельные двигатели мощностью 210 л.с., огромный запас хода и отличную проходимость. Стоили они всего 22500 марок за штуку. Казалось бы - выпускай эти машины в больших количествах, но их выпустили всего 478 штук, причем 200 машин имели слабенькую 20 мм пушку, притом, что был готов вариант с длинноствольным 50 мм орудием. Их английские и американские аналоги имели пушки калибром 37-76 мм. Удивительно, но немцы параллельно запустили в производство в 3 раза более дорогой легкий танк 'Лухс', который имел равноценную с 'Пумой' защищенность, но 50 мм пушку так и не получил. А ведь вместо 131 уже устаревшего танка немцы могли выпустить 393 отличных тяжелых бронеавтомобилей! Причем немцы могли и должны были их выпускать, только с пушками калибром 50-75 мм, исключив слабую 20 мм пушку. Почему полноприводный автомобиль лучше танка? Потому что, колесная техника намного дешевле в производстве, надежней в эксплуатации, чем гусеничная. Гарантированный пробег различается на порядок. В эксплуатации гусеничная машина намного дороже своего колесного аналога. Даже нужно учитывать такую особенность: при подрыве на мине 4-х осная машина теряет колесо, но сохраняет способность двигаться, гусеничная машина будет обездвижена.
   Pz.VIВ 'Королевский Тигр'. Пожалуй самый мощный серийный танк Второй мировой войны, участвовавший в боевых действиях предназначенный для борьбы с бронетехникой противника. Но огромный вес привел к перегрузке ходовой части, низкой надежности и крайним трудностям в эксплуатации.
   'Особенно остро выделялись недостатки ходовой части, постоянные отказы которой приводили к тому, что около трети танков этого типа выходили из строя ещё на марше. Наиболее часты были поломки бортовых передач, изначально спроектированных для 40-тонной машины, которые разрушались через 250-300 км пробега, зубцы ведущих колёс изнашивались до полной непригодности через 300 км пробега, перегруженный двигатель сильно перегревался - заклинивало коленвал, происходило возгорание двигателя. Проблемы приносила и новая конструкция ходовой части, так как из-за просчёта конструкторов гребни гусениц часто заклинивались между опорными катками, смещавшимися за счёт внутренней амортизации.'
   Будучи в 1,5 тяжелее ИС-2 он уступал нашему танку в защищенности корпуса (если речь идет об модификации ИС-2 со спрямленной лобовой броней). Кроме того, нужно учитывать еще низкое качество немецкой брони из-за нехватки легирующих материалов. Так на испытаниях несколько попаданий 100-152 мм осколочно-фугасных снарядов приводило к разрушению сварных швов брони корпуса. Довольно уверенно пробивалась башня танка советскими 100 и 122 мм снарядами. Борта пробивались огнем средних танков и большинства ПТО конца войны. Пушка KwK 43 L/71 была великолепна, она пробивала с 2000м броню в 218 мм, подкалиберным снарядом -250 мм. ИС-2 пробивал калиберным снарядом 122 мм брони на такой дистанции, на дистанции 1000м. Зато осколочно-фугасный снаряд был в 2,5 раза тяжелее. Стоил 'Королевский Тигр' -350 тысяч марок, по реальной себестоимости около 1,5 млн. советских рублей. Часто приводят курс марки равный 2-2,5 рублям, но он занижен, как, кстати, и курс доллара. Тогда получается, что немецкий 'Бисмарк' был более чем в 2 раза дешевле, чем наш линкор 'Советский Союз', что явная дикость - наша техника была намного дешевле немецкой. А с повышенной стоимостью марки все встает на свои места, меньший по размеру 'Бисмарк' стоит так же, как и его советский аналог. Получается, что ИС-2 почти в 6 раз дешевле своего немецкого противника, притом, что он явно надежней. Вместо слишком сложных, ненадежных и перетяжеленных 'Королевских Тигров', немцы могли выпустить 2075 штурмовых орудий или около 3800 'Хетцеров', которые бы стали отличным средством для повышения возможностей немецких пехотных дивизий, каждая бы получила по 10-14 таких машин дополнительно. Если так хочется систему с 88мм длинноствольной пушкой, так кто мешал выпустить более 800 ЯгдПантер или 1900 'Насхорнов'?
   Читатели могут спросить, не слишком ли предвзято мы относимся к Королевскому Тигру? Все-таки, это был очень опасный танк. Но тут немцы словно забыли советский опыт 1941 года. Напомню, что КВ-1/2 были практически неуязвимы к огню немецких танков и ПТО, для борьбы с ними приходилось использовать корпусные орудия и 88мм зенитки. Тем не менее, за 1941 год было потеряно 931 КВ! Оказалось, что для оборонительных боев критически важно даже не запредельная защита и огневая мощь, а надежность и возможность эвакуировать подбитую технику. Что толку было от хорошей защищенности немецкого танка, если он критически зависел от близости к железнодорожной сети (любой длительный марш приводил к поломке ходовой части), а подбитую машину было крайне сложно эвакуировать с поля боя из-за огромного веса.
   'Маус' и Е-100. Эти танки-монстры не были приняты на вооружение, но были полностью или частично построены. Так что затянись война, и они бы вступили в бой. Сразу признаю, что в бою они на голову превосходили любой танк противника, который вступил в бой к весне 1944 года. Скажем ИС-2 со спрямленной броней, мог выдержать попадание немецкой 128 мм пушки только в верхнюю лобовую броню на дистанциях свыше 1000 метров. Башня и нижняя лобовая броня пробивались легко. ИС-3 был намного лучше защищен и не факт, что в реальном бою Маус его бы смог пробить в лоб с дистанции более 500. Другой вопрос, а чем можно было поразить Маус? Тут все зависело от качества брони. Если она соответствует тому качеству, что было в последние месяцы войны, то тут надежда только поразить немца в борт или корму огнем ИС-2 или Су-100. Бортовая броня по толщине примерно соответствовала башенной броне 'Королевского Тигра', которую 100-122 мм пушки пробивали. Подойдем к супертяжелым танкам объективно: надежность их будет еще ниже, чем у 'Королевского Тигра', так что, ломаться будут постоянно. Мобильность никакая, скорость 20 км/ч по шоссе, при этом ни один автомобильный мост не выдержит такую махину. Пишут, что немцы планировали форсировать реки вброд, но в этом случае огромный риск застрять. А главное стоимость. По логике она примерно как 10 Pz. IV или 23 'Хетцера'!
   Отдельный вопрос это разные управляемы мины вроде 'Голиафа' и В- IV. Надежность, проходимость и защищенность Голиафов была очень низкой, в войсках их не любили, и применяли от случая к случаю. Поэтому большинство подобных систем оставались не использованными до самого конца войны. В- IV была более серьезной и дорогой машиной массой около 5 тонн. Не понятно, почему немцы выбрали такую странную концепцию разминирования, посылая на минные поля машины с взрывчаткой, не проще ли было использовать танковые тралы? РККА их успешно применяла, а сейчас такой способ разминирования, является одним из наиболее распространенных даже в наше время. Стоимость выпущенных 'Голиафов' - 13,5 млн. марок, цена примерно 160 штурмовых орудий. С учетом того, что большинство 'Голиафов' были или потеряны впустую, или вообще не задействованы в бою, становится понятно, что от 160 штугов было бы намного больше пользы -это грозное и универсальное оружие, как для поддержки наступления, так и для укрепления обороны. Что касается В- IV, то вместо 1193 выпущенных машин стоимостью по 28000 марок лучше было бы выпустить более 400 штурмовых орудий. С учетом 50 мелкосерийных танкеток 'Прыгун', немцы потратили на этот вид оружия более 47 млн. марок, что эквивалентно стоимости 570 штурмовых орудий! Думаю, что не надо доказывать, что как для прорыва обороны противника, что для собственной обороны 570 штурмовых орудий намного эффективней, чем не вразумительные и ненадежные роботы-саперы. В очередной раз гора родила мышь. Более того, на март 1945 года немцы сохраняли 6324 'Голиафа' и 397 В- IV, а так же всех 'Прыгунов'. Причем, основная масса танкеток даже не была передана фронтовым частям. В защиту немцев скажем, что и в других странах увлекались таким оружием, например, телеуправляемые танки в СССР. Итог везде получился одинаковый - крайне низкая эффективность и надежность.
   В-пятых артиллерийская система ФАУ-3. Немцы разработали уникальное 150мм многокаморное орудие, у которого к огромному -124 метровому, были приделаны 60 вспомогательных стволов-камор (они были прикреплены подвое). В каморах размещались дополнительные заряды. Таким образом, летящий по стволу снаряд получал еще 30 дополнительных импульса, которые разгоняли его до огромных скоростей, дальность стрельбы 140 кг удлиненного снаряда составляла 165 км! Масса взрывчатки 25 кг. Скорострельность была 1 выстрел в минуту, что означало 300 выстрелов в час для батареи в 5 орудий. В Википедии пишут, что орудие могло засыпать Лондон дождем снарядов, но нужно понимать, что скорострельность орудия в разные единицы времени - разная, из-за перегрева ствола. Максимальная скорострельность может поддерживаться небольшое количество времени. Вести непрерывный огонь ни одна система не может. Тем не менее, за сутки одна установка могла выпустить до 120-240 снарядов.
   Недостатки системы тоже очевидны - она слишком массивная, может располагаться только в стационарных батареях, так что мобильность на уровне береговой крупнокалиберной батареи, т.е. никакая. Нигде не встречал данных по стоимости такой 5 орудийной батареи, но один только ствол сопоставим по массе с 240мм пушкой большой мощности. Так что сама батарея стоила где-то около 3,5 млн. марок. Размещалась батарея в специальной бетонированной штольне. Но немцы не учли двух мелочей: отличной работы британской разведки и наличия у британцев 5 тонных бомб 'Толлбой'. А далее легендарная 617-я бомбардировочная эскадрилья, та, что взорвала плотины на Рейне и в будущем потопит 'Тирпиц', уничтожила немецкую батарею, практически перед началом применения. Что тут можно сказать? За те же деньги немцы могли разместить на побережье Франции около сотни 88мм зениток, которые были отличными универсальными орудиями. Эта система одинаково хорошо могла расстреливать десантные корабли и катера союзников; их бомбардировщика и транспортные самолеты с десантниками, да и танки. Два десятка таких систем, окажись они в районе высадки в Нормандии, могли бы превратить в место бойни все пять точек высадки, а не только одну 'Омаху', как в реальности.
   Оружие Люфтваффе.
   1) ракетный истребитель Ме-163. Немцы создавали самолет с ракетным двигателем с 1940 года, самолет полетел в августе 1941 года, еще почти 3 года немцы упорно доводили эту машину до серийного выпуска. В итоге 'Гора родила мышь' - получился на редкость не эффективный самолет, более опасный собственным пилотам, чем противнику. В чем же недостатки этой машины? Во-первых, время работы двигателя всего 6 минут, так что радиус действия Ме-163 где-то 30-40 км, причем истребитель, мог совершить, только одну стремительную атаку, а после должен был спешно возвращаться на аэродром. Так что по сути Ме-163 не нормальный истребитель - перехватчик, а многоразовая зенитная человекоуправляемая ракета. Понятно, что защищать он мог только конкретный объект или город, если авиация противника пройдет в 50 км от аэродрома, от Ме-163 толка нет. Во-вторых, неудачная система посадки: Ме-163 взлетал с помощью сбрасываемой тележки, а приземлялся на лыжу. Т.е. он был в этот момент крайне уязвим, и не мог быстро совершить 2-й вылет. Да и сама посадка была сложнее, чем на обычные шасси. В-третьих, топливо ракетного двигателя было крайне опасно в эксплуатации, при соприкосновении с органикой, медью, свинцом оно разлагалось, выделяя массу энергии, подобно горячему пороху. Человек, облитый топливом, погибал или становился инвалидом. С тем же успехом самолет могли бы заправлять кислотой. В-четвертых: сам ракетный двигатель был крайне не надежным, часто взрывался. Несмотря на большую скорость, Ме-163 сбивался стрелками бомбардировщиков. В бою погибло 14 истребителей (на порядок больше потеряно из-за летных происшествий), при этом они сбили, от 10 до 16 бомбардировщиков. Ракетный истребитель был изначально тупиковой ветвью развития авиации, и хорошо, что ракетопланы не были приняты на вооружение ВВС РККА, хотя ими занимались многие конструкторы. Немцы же допустили глупую ошибку, изначально понимая, что ракетный двигатель имеет слишком малое время работы, они столько сил потратили на такой самолет.
   2) Народный истребитель Не-162. Это был самолет тотальной войны, в условиях приближающегося краха Германии, немцы решили создать исключительно дешевый, простой в эксплуатации и управлении, рассчитанный на массовый выпуск деревянный реактивный истребитель. Был объявлен конкурс, который выиграл Хейнкель, разработавший свой самолет всего за 90 дней! (умели немцы работать быстро, когда припечет, так бы разрабатывали самолеты в 1941-43 годы). Самолет, действительно, получился очень технологичным, его запустили в массовое производств зимой 1945 года. Из-за развала экономики Германии, выпускать по 1000 истребитель в месяц не получилось. В реальности приняли на вооружение 120 самолётов Хe-162, ещё 50 машин были забраны с заводов без соблюдения официальных формальностей. На момент окончания войны ещё 100 самолётов ожидали лётные испытания, а ещё 800 находились на заключительных стадиях сборки, на различных заводах. Однако, это была еще одна 'Мышь, рожденная горой'. Мало того, что из-за спешки и нехватки материалов Не-162 не отличался надежностью, главным недостатком была сложность его управления. Это был совсем не истребитель для массового, плохо обученного летчика. Из-за особенностей размещения двигателя этот самолёт имел очень низкую путевую устойчивость. Хe-162 не прощал ошибок, требуя аккуратного пилотирования опытными пилотами. Самолёт был крайне сложным в управлении, так, лётчикам прямо запрещалось выполнять виражи на скорости, превышающей 500 км/ч. Только в течение трёх недель с 13 апреля до конца войны 1-я эскадрилья 1-й эскадры, вооружённой самолётами Не 162, потеряла 13 самолётов и 10 пилотов, из них только 3 самолёта были уничтожены противником, а остальные потери являлись результатом аварий и катастроф. В условиях конца войны немцы мало что могли изменить. Сама программа народного истребителя опоздала на полгода - год. Интересно, а как немцы планировали снабжать горючим эти тысячи Хе-162 керосином, в условиях потери нефтяных скважин?
   Единственная альтернатива, имевшая смысл в качестве замены Ме-163 и Не-162, если бы программу народный истребитель запустили бы в начале 1944 года. Был у немцев очень интересный проект Ба-349 'Наттер'. Это был одноразовый вертикально стартующий ракетный перехватчик. Его создатель Бахем настойчиво его предлагал командованию Люфтваффе, но те отмахивались, начать работы помогло вмешательство Гиммлера. По сути это был человекоуправляемый ЗРК. Самолет стартовал вертикально, мог атаковать самолеты противника в радиусе 40 км с помощью 55мм или 73 мм НУР, далее пилот катапультировался, одновременно на парашюте опускался ракетный двигатель, ну а дешевый деревянный фюзеляж разбивался. Самолет был готов к применению к апрелю 1945 года, началось сооружение пусковых установок. Но развал фронта привел тому, что применить Ба-349 так и не успели. В случаи, более раннего начала работ над 'Гадюкой' и помощи кадрами и промышленными мощностями, уже в январе 1945 года можно было начать его массированное применение. Причем, учитывая наличие фанатиков, можно было после пуска НУР еще, и таранить бомбардировщики противника. Конечно, ход войны бы это не изменило, но значительное количество Б-17/24 было бы уничтожено.
   Перечень ошибок в военно-технической политике вышеуказанными образцами оружия не исчерпывается, назовем еще целый ряд неудачных или устаревших машин:
   3) Do-17 Z. Компания Дорнье строила, в общем, то удачные самолеты, но вот Do-17 Z, создававшийся как средний скоростной бомбардировщик, аналог нашего бомбардировщика СБ получился не особенно удачным: небольшая бомбовая нагрузка, скорость, слабое оборонительное вооружение. Тем не менее, на вооружение была принята новая модификация, причем было выпущено 509 машин. Больших лавров они не заработали, и исчезли из состава Люфтваффе по причине убыли, ведь До-17 успешно сбивали все противники Германии, а поставили точку в этой карьере летчики и зенитчики РККА. Единственное достоинство Do-17 Z - его высокая надежность (видимо по сравнению с новым Ju-88). Сразу возникает вопрос, а был ли другой самолет, близкий по размерности и стоимости, способный решать те же задачи, что и Do-17 Z, но с большей эффективностью и меньшими потерями? Разумеется, это Bf.110, многоцелевой самолет. Как дневной истребитель он себя не оправдал, уступая одноместным истребителям вроде 'Харикейна', 'Спитфайра', Девуатина-520, Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-3, но для решения ударных задач был на высоте. Сравним характеристики этих двух самолетов: Bf.110С имел полное превосходство по скорости 538 км/ч против 410 км/ч у Дорнье-17, что делало его очень сложной мишенью для большинства истребителей противников, они его элементарно не могли догнать, а так же у 110-го в два раза большая скороподъемность, да и маневренность ближе к истребителям. Дальность полета тоже практически одинаковая, в зависимости от скоростных режимов у Do-17 она 1150 км, у Bf.110С -900-1090 км. Бомбовая нагрузка тоже примерно одинаковая, до 1000 кг. У Do-17 лучше оборонительное вооружение - 4 7,92мм пулемета, против 1 у Bf.110, но тут большая скорость давала намного больше шансов уйти, зато наступательное вооружение у 110-го на порядок мощнее 2 20 мм пушки и 4 7,92мм пулемета, против 2 7,92мм пулеметов у Дорнье. Так что Bf.110 мог эффективно применяться и как тяжелый штурмовик (110-й себя отлично показал при штурмовке аэродромов в 1941 году), да и сам мог истреблять бомбардировщики противника, будучи сильным перехватчиком. Еще больше преимуществ у Bf.110 в качестве ночного истребителя и разведчика, вместо соответствующих модификаций Дорнье. Так что выпуск 'Разрушителя' вместо не очень удачного бомбардировщика давал шансы и усилить бомбардировочную авиацию, и выпустить вместо части 110-х, дополнительные Bf.109Е, для решения чисто истребительных задач. При этом и Дорнье выигрывал время для более раннего создания бомбардировщика Do-217, не размениваясь на модернизацию Do-17.
   4)Выпуск Не-111Н после 1942 года. Разумеется, Не-111 был один из самых надежных и удачных бомбардировщиков Третьего Рейха, прошел всю ВМВ, применялся в качестве и ударного самолета, и транспортника, благодаря компоновке часто имел меньшие потери, чем более скоростной Ю-88А4, но правда в жизни была в том, что компания Дорнье создала самолет аналогичного класса, но более совершенный - Do-217. Сравним их характеристики: Do-217 намного быстрее 510 км/ч против 430 км/ч у Хе-111Н16-го, выше и крейсерская скорость 412 км/ч против 370 км/ч; у Дорнье больше дальность 2800 км против 2100 км. Do-217 имеет несколько лучшее оборонительное вооружение (1 х15/20мм +2х13мм +5х7.92мм) против (1х20мм +1х13мм +3-4 х7.92мм) у Не-111, больше у Донье и максимальная бомбовая нагрузка, 4000 кг против 3000кг у Хейнкеля. Причем я взял самые высокие ТТХ из семейства Хе-111Н, другие модификации имели худшие характеристики. А самое главное Do-217 имел большой запас модернизации, и мог применяться как ночной истребитель, будучи более универсальным. Так модификация Do-217М имела максимальную скорость 557км час, а крейсерскую 470 км/ч, правда несколько сократилась дальность полета до 2480км. Благодаря лучшей маневренности немцы уменьшили оборонительное вооружение Дорнье до 2х13мм и 4х7,92мм пулеметов. Но, к счастью для противников Германии, немцы выпускали 111-й в больших количествах, тогда как 217-й был довольно редкой птицей. Так за 1942-1944 годы уже устаревших Хейнкелей было выпущено 3498, тогда как Do-217 с конца 1940 года всего 1905 штук.
   5)Ме-210. Немцы начали разработку этого самолета еще в 1938 году, а первый полет самолет совершил 2 сентября 1939 года, более двух лет Мессершмитт доводил этот самолет до ума, и наконец, не пройдя полный цикл испытаний, Ме-210 пошел в серию. Очень быстро руководители Люфтваффе поняли, какую свинью им подложил их любимый авиаконструктор. Ме-210 отличался крайней не устойчивостью, норовил войти в штопор, был крайне сложен и непредсказуем в управлении, де-факто это был 'летающий гроб'. Причем, понадеявшись на репутацию Мессершмитта, немцы свернули производство БФ-110. В общем, производство Ме-210 срочно свернули, выпущенные самолеты стали пытаться довести до ума, а 110-й вернули в массовый выпуск. Кое-как Ме-210 довели до ума, но репутация была безнадежно испорчена, в итоге только в 1943 году Люфтваффе начали получать тяжелый истребитель нового поколения Ме-410, который смог заменить 110-й в дневном применении. В этой позорной истории меня поражает не только, то, что в производство запустили такой неудачный самолет, но и сам факт выпуска Ме-210. Если сравнивать его с одновременно выпускавшимся Bf.110F, то удивляют его скромные ТТХ: скажем скорость у нового 'разрушителя' даже чуть меньше, чем у Bf.110F; 110-й имел лучшую скороподъемность. Преимущество Ме-210 только в 2-х вещах, больше дальность 1800 км против 1200 и лучшее оборонительное вооружение 2х13мм пулемета, против 1х7,92мм у Bf.110. Так что, больших преимуществ даже на бумаге 210-й не имел. По логике немцам нужно было сразу сосредотачиваться на 410-м, а до того, как будет получен новый самолет, сохранять в производстве 110-й, Ме-210 изначально был лишним.
   6)Тяжелый бомбардировщик Не-177. Немцы попытались создать стратегический бомбардировщик, способный достигать отдаленных целей на континенте, например Баку или Урала, так же поддерживать действия подлодок. В принципе, такой самолет был нужен, но все уперлось в 2-е проблемы. Руководство Люфтваффе хотело научить тяжелый бомбардировщик пикировать, не понимая, что это совершенно иной тип самолета, а Хейнкель для улучшения аэродинамики применил вместо обычных 4-х гондол двигателей, применил сдвоенные гондолы. На бумаге все это работало хорошо, а на практике силовые агрегаты Хе-177 отличались повышенной пожароопасностью. Кстати, почему то Не-177 имел и недостаточно прочную конструкцию, бывали случаи гибели самолета из-за отрыва крыльев, кроме того, на скоростях более 500 км/ч самолет испытывал частые колебания, из-за чего пришлось ограничить его скорость 500 км/ч. Так что предсерийные 'Грифы' стали 'летающими гробами', их долго доводили до ума, создав работоспособный самолет, только, к лету 1943 года. Однако руководство Люфтваффе не знало, что делать с новой птичкой? Пикировщик не получился, не попробовать ли применять ТБ в качестве...штурмовика?! Зимой 1942-43 гг., когда Не-177 были срочно брошены на снабжение окруженных в Сталинграде немецких войск, в частях технического обслуживания на нескольких машинах в нижнюю гондолу поставили 50-мм пушку ВК 5. Модернизированные самолеты использовались для штурмовки наземных целей в перерывах между транспортными полетами. Мало того, что пушка была неудачной, бредовой была сама идея. Впоследствии был создан Не-177A-3/R5 или "Сталинград тип" с 75-мм пушкой в нижней гондоле. Эти машины планировали использовать в качестве морских разведчиков вместо стремительно стареющего ФВ- 200 "Кондор". Предполагалось, что мощное наступательное вооружение позволит поражать как корабли, так и патрульные самолеты над Атлантикой. Правда, опыт Сталинграда показал малую пригодность "Грифа" для таких задач, а учитывая, что все транспорты и патрульные корабли имели сильную ПВО, идея выглядит совсем глупой. Янки создали модификацию В-25 с 75мм пушкой для борьбы с японскими шхунами, баржами и т.п. В общем, только летом 1943 года Не-177 начали строиться большой серией модификации А-3/5, которых было построено 431 в 1943 году, и 565 в 1944 году. Самое обидное для немцев, что после разгрома заводов синтетического горючего все Хе-177 встали на прикол. Топливо требовалось истребителям...
   Какие же были альтернативы Не-177? Тут возможны два варианта. В первом варианте, Хейнкель вместо футуристического самолета сразу берется за создание обычного тяжелого бомбардировщика, с нормальным расположением двигателей. Кстати такой бомбардировщик эта фирма и на самом деле разрабатывала, причем, 2-х типов, высотный Не-274 и обычный Не-277! Если бы сразу начали создавать такой самолет, то Люфтваффе уже в 1942 году получила бы работоспособный стратегический бомбардировщик. В этом случае в 1942-43 годы немцы бы смогли выпустить около 600 машин. Понятно, что такой вариант истории особенно опасен СССР, ведь немцы могли уже с осени 1942 года наносить удары по важнейшим заводам Урала, в промежутке апрель-июнь 1943 года, в налетах бы участвовала не эскадрилья, а целая эскадра таких самолетов. Что ждало нашу Уральскую промышленность и/или Баку в этом варианте, даже страшно представить. Второй вариант - проще, немцы выпускают в 1942-43 годы около 1200 дополнительных Не-111Н или До-217, что повысит оперативные возможности Люфтваффе. Ну а в 1944г. логичней всего прекратить выпуск Не-177, и выпустить вместо них 1130 дополнительных Не-219, которые имели реальные шансы переломить ход ночных воздушных налетов Рейх.
   7)Хеншель-129. Этот штурмовик немцы создали для борьбы с советскими танками и штурмовки войск, находясь под впечатлением от неожиданно успешного применения устаревшего штурмовика Hs-123, да и возможно влияние Ил-2. Нужно отметить, что этот штурмовик начал создаваться еще в 1938-39 году, но первые самолеты Hs-129А оказались крайне не удачными, да и двигатели были маломощными. Начало Восточного похода подстегнуло создание новой модификации Hs-129B, которая и пошла в серию, получив более мощные французские двигатели. Однако и новый самолет был крайне неудачным, еще больше ситуацию усложняли ненадежные двигатели, которые доводили до ума весь 1942 год, так, что активно Хеншели стали использоваться в 1943 году. Самолет получился неудачным, совершенно не отвечающим реалиям 1943 года. Отвратительный обзор, крайне тесная кабина (по сути пилот сидел в бронированной конуре, из-за тесноты прицел разместили на фюзеляже), машина была довольно сложна в управлении и имела плохую маневренность, даже для штурмовика. Бронезащита была достаточной, пробивалась даже бронебойными 7,62мм пулями, наличие второго двигателя не слишком помогало, лететь на одном моторе было сложно, самолет становился летающим утюгом. Да и выбор вооружения был ошибочен, 30мм пушка МК-101 была тяжелее советской 37мм авиационной пушки, и имела низкий темп стрельбы. Остальное вооружение было представлено 2 20мм пушками и 2 7,92мм пулеметами, бомбовая нагрузка всего 200 кг, причем бомбы подвешивались вместо 30мм пушки. Оборонительное вооружение у одноместного штурмовика отсутствовало. Hs-129 словно взял все худшее от одноместного штурмовика Ил-2, но не получил его достоинств. Понятно, что 870 этих штурмовиков большой погоды не сделали, будучи и маломощными, и очень уязвимыми. С самого начала, необходимо отметить, что реальные потери танков от ударов с воздуха были не велики, и уж тем более пушечное вооружение самолетов было малоэффективным оружием против танков. Понятно, что речь идет о танках вроде Т-34, а не о хлипких легких машинках. А так гораздо эффективней было наносить удары по танковым тылам, уничтожая колонны снабжения, ремонтные мастерские, артиллерии, саперов и пехоту танковых частей. Так собственно были разгромлены советские мехкорпуса. Для борьбы же с танками эффективным оружием были не пушки, а ПТАБы, напалм или 127мм НУР. Немецкие пилоты шли на откровенный подлог, уничтожая в донесениях наши танки сотнями. Особенно привирали пилоты Hs-129. Проблема заключалась в том, что в танк мало попасть из авиационной пушки (что не просто), нужно еще пробить броню, а далее нанести танку тяжелые повреждения маломощными снарядами. Впрочем, и советские летчики в начале войны 'уничтожали' немецкие танки в огромных количествах, летая на обычных истребителях...А как же Рудель? Начну с того, что это был уникальный пилот, совершивший более 2500 вылетов, понятно, что 519 уничтоженных советских танков это сказки, но где-то 52 танка он уничтожить мог (там, где он воевал, сводки подтверждают повышение потерь танков от воздушных ударов). Но Рудель летал, на более мощном Ju-87G. В общем Хш-129 тоже был летающим гробом. Что же в место него? В реалиях 1941-42 годов проще всего было восстановить выпуск Hs-123, как противотанковые они, конечно, были малоэффективны, но для ударов по тыловым колоннам работали довольно эффективно, а с 1943 года применять их как ночные бомбардировщики. Еще лучше выпустить дополнительные Ju-87, лучшие немецкие самолеты поля боя. Третий вариант мне ближе всего, выпускать вместо неудачного штурмовика лучший ближний разведчик Второй Мировой Fw-189. Причем, после доведения до ума французских двигателей, выпускать 'Раму' с ними, это резко повышало летные характеристики немецкого самолета. Дополнительные разведчики Fw-189 (870 машин минимум) в 1942-44г.г. немцам бы точно не помешали. Было бы разумно выпустить половину самолетов в варианте ночного истребителя, для борьбы с советскими По-2, Р-5, да и с Ли-2НБ, с этими машинами модернизированная 'Рама' справлялась бы эффективно.
   Отказ от выпуска тяжелого одноместного истребителя ФВ-187. Самолеты такого типа занимали промежуточное положение между обычными истребителями и 'крейсерами'. Практически во всех странах пытались создать что-то подобное, но славу заслужил Р-38 'Лайтинг', немецкий 'Фальке' это его аналог. В чем же достоинство этого самолета? Во-первых, благодаря двум моторам, ФВ-187 был быстрее одномоторного истребителя. Даже со слабыми двигателями в 730 л.с., ФВ-157 разгонялся до 525 км/ч, для сравнения БФ-109С с близким по мощности двигателем, мог разгоняться только до 468 км/ч. Получив с большим опозданием, более мощные двигатели, 'Фальке' разогнался до 630 км/ч, и это осенью 1939 года. Во-вторых, такой истребитель мог иметь более мощное вооружение, сопоставимое с вооружением БФ-110. В-третьих, живучесть тоже была выше, благодаря наличию двух моторов. Но немцы поставили на БФ-110, в качестве тяжелого истребителя, притом, что именно для решения истребительных задач, 'Фальке' был намного лучше, а 110-й нужно было применять как ночник или истребитель-бомбардировщик. По моему мнению, немцы очень сглупили, не наладив выпуск этого замечательного самолета. С более мощными двигателями эти машины могли на 50-60 км/ч опережать последние модификации БФ-109 или ФВ-190. Аналогичную ошибку допустили и мы, не освоив производство истребителя Таирова Та-3, бывшего аналогом 'Лайтинга' и 'Фальке', это был бы настоящий истребитель бомбардировщиков, со сверхмощным вооружением, способный и эффективно противостоять обычным истребителям, в отличие от Пе-3.
   Скажу сразу, я большой поклонник БФ-110 и считаю его в целом удачным самолетом, вопрос в характере его применения. Немецкие теоретики, как и специалисты других стран, увлеклись идеей 'воздушного крейсера', многоцелевого самолета, способного решать широкий круг задач: завоевание господства в воздухе, сопровождение своих бомбардировщиков и транспортных самолетов, решение задач ПВО, использование как ударного самолета. БФ-110 поначалу занимали значительную долю дневных истребителей Люфтваффе, если на начало Второй Мировой войны было всего 102 110-х (8% от общей численности) из 1251 дневных истребителей, то уже к 10 мая 1940 года было 359 БФ-110 (23%) из общего числа в 1551 самолет. Западная компания Вермахта и начало Битвы за Англию привело к падению численности как БФ-110, так и всех дневных истребителей: до 303 БФ-110 и 1247 дневных истребителей на 13 августа 1940 года. Однако август принес разрушителям неудачу, потери в небе Англии за месяц составили 229 БФ-109 и 123 БФ-110, т.е. погибла, чуть ли не половина участвующих в боях 110-х. Стало окончательно ясно то, что уже выявили бои во Франции: БФ-110 не годится для полноценного боя с современными одномоторными истребителями, проигрывая им в маневренности, разгонных характеристиках и скороподъемности. Против Харрикейна и некоторых французских истребителей он еще как-то мог драться, но против Девуатина-520 и особенно Спитфайра был крайне уязвим. С сентября 1940 года начался отказ от массированного использования БФ-110 в качестве дневного истребителя. Разумеется, он применялся в этом качестве до 1944 года, но красноречиво отсутствие больших счетов у асов, сражавшихся на 110-м, верхний предел 20-30 самолетов. Садясь на одномоторный истребитель, они увеличивали счета до 200, и более сбитых самолетов противника, например Теодор Вайсенбергер, сбивший в общей сложности 208 самолетов противника.
   Все это говорит, о том, что БФ-110 изначально применялся неразумно. Этот выдающийся самолет нужно было сразу применять как скоростной бомбардировщик/штурмовик, а истребительные задачи он мог решать в 3-х видов: это отличный ночной истребитель, что подтвердилось, когда на 110-й стали ставить бортовую РЛС; это дневной истребитель ПВО, для борьбы с бомбардировщиками противника, при условии отсутствия современных истребителей сопровождения противника; и наконец, это истребитель сопровождения, но не своих самолетов, а конвоев, боевых кораблей, подводных лодок от ударных и противолодочных самолетов противника. А вот задачи сопровождения своих ударных самолетов нужно было поручать другому самолету, немцы его создали, но по глупости командования Люфтваффе в серию не запустили.
   8) Недооценка ночной штурмовой (фактически легкобомбардировочной авиации). Для начала небольшая предыстория: если спросить уже ветеранов Вермахта/СС, какие советские самолеты они помнят, то ответы, как правило, тоже совпадают: Ил-2 и По-2. Это не удивительно, именно эти 2 самолета сбросили на немецкие войска больше всего бомб. Если с Ил-2 все понятно, то к По-2 принято относится с доброй иронией, старенький 'кукурузник' бомбил понемногу, заслужил добрую память. На деле этот маленький самолетик был очень грозным противником для немецких войск, сброшенный им тоннаж бомб (с учетом Р-5) сопоставим с тоннажем бомб, сброшенный остальными фронтовыми бомбардировщиками. А вот данные по статистике фронтовой авиации РККА: ночные бомбардировщики совершили 23,5% от общего числа боевых вылетов, для сравнения штурмовики 22,2%, дневные бомбардировщики 12,2%. В чем же преимущество этого самолета? Во-первых, это дешевизна производства, простота обслуживания и управления, По-2 стоил в 6-10 раз меньше, чем Пе-2. Во-вторых, как не парадоксально У-2 был самым живучим советским самолетом, на СЗФ например на один сбитый самолет приходилось 834! вылета. Это объясняется как ночной тактикой применения, так особенностями полета По-2. Для немецких истребителей он был слишком медленный, для ПВО слишком тихий и малозаметный. В-третьих, самолет мог применяться очень интенсивно: за ночь По-2 мог сделать 5-10 боевых вылетов, сбросив на противника 1000-2000 кг бомб. Причем с неплохой точностью за счет маленькой высоты и скорости. В-четвертых, По-2 был универсальным самолетом, он кроме бомбардировочных задач, решал вопросы снабжения своих частей, плацдармов, эвакуировал раненых. ( Тут надо понимать, что часть славы По-2 должен делить с Р-5/Зет, И-5, УТ-1, которые тоже применялись в качестве ночников). К лету 1943 года в составе ВВС РККА было более 70 ночных бомбардировочных полков. По моему мнению численность полков ночников надо было наращивать, воссоздав на их основе армейскую авиацию, скажем, каждая армия должна была получить свой полк По-2НБ, а гвардейская или ударная армия по 2 полка, ну а каждой Воздушной Армии можно было придать по 1-2 дивизии ночных бомбардировщиков. Интересно, что после войны ночные бомбардировщики блеснули еще раз, в Корейской войне. Там янки ничего не могли сделать с беспокоящими налетами По-2 и Як-18, причем применение ночного реактивного перехватчика Ф-94 закончилось провалом, удалось сбить, только один По-2, ценой 2-х новейших реактивных самолетов. Пришлось вводить в бой поршневые 'Тайгеркэты' и 'Корсары', которые смогли сбить некоторое количество ночников.
   Понятно, что немцы, глядя на действия своих ночников, тоже попытались создать их аналоги. 7 октября 1942 года немцы начали создавать свои эскадрильи, для беспокоящих ночных ударов. К маю 1943 года было сформировано 14 ночных эскадрилий (в 15-16 раз меньше чем в ВВС РККА). На вооружении этих частей стояли учебные и устаревшие разведывательные Fw-44, Fw-58, Ar-66, Хе-45, Не-46С, Не-72, Bü-181 и Go-145. Из всего этого списка Fw-44, Не-72 и Bü-181 были слишком легкими, и имели малую боевую нагрузку. Не-45/46 подходили лучше всего, так как были аналогами Р-5, но их было немного, да и выпуск давно прекращен. Ближе всего к нашему По-2 были Ar-66 и Go-145, первый, был снят с производства, по второму вопрос вызывает общий выпуск. По одним данным около 1200 машин, по другим 10000! Из прочтенных материалов можно понять, что Go-145 шел в основном в аэроклубы, а 1182 это самолеты, поставленные только Люфтваффе. Был еще Fw-58, двухмоторный учебный самолет, который шел в большинстве на экспорт, но свои 300 кг бомб он вполне мог нести. Однако из приведенного списка видно, что только Go-145 и отчасти Fw-58 имело смысл массово выпускать в качестве ночного бомбардировщика, остальные самолеты были или давно сняты с производства, или слишком легкие. Стоимость Готы была на порядок ниже стоимости бомбардировщика, кроме того самолет был деревянным. Казалось бы, что немцы должны наращивать по советскому примеру количество частей на устаревших и учебных самолетах, доведя их количество до уровня ВВС РККА. Причем ночники могли успешно работать на обоих фронтах.
   Однако логика не сильная сторона немецкого руководства, в состав ночных штурмовых частей Люфтваффе начали переводить Ju-87D (что разумно), но не в качестве дополнения малышей Go-145, а скорее их замены. Потом, в ночники добавили даже Fw-190. На ноябрь 1944г. ночная штурмовая авиация насчитывала 445 самолётов, из них 285 Ju-87D, Fw-190F и 128 самолётов других типов (Ar-66С, Fw-58, Go-145 и прочих). Т.е. основной смысл создания ночных беспокоящих штурмовых частей был утрачен. Да Ju-87D в реалиях 1944 года там были объяснимы, но число легких учебных самолетов должно быть раз в 10 больше. Ситуация в небе Рейха продолжала ухудшаться, но даже по состоянию на 1 января 1945 г. в составе ночной штурмовой авиации было 404 самолёта, в т.ч. 248 Ju-87D и 45 Fw-190F, и только 111 легких самолетов. Так что участие учебных машин оставалось мизерным, хотя в ходе Берлинской операции, немцы додумались, например, послать Bü-181 в качестве...дневных штурмовиков, подвесив под эти маленькие самолетики Панцершреки (немецкие РПГ). Понятно, что это был акт отчаяния. А ведь были все возможности применить массированно учебные самолеты в качестве ночных бомбардировщиков уже летом 1943 года и так до конца войны. Учитывая успех По-2, можно предположить аналогичные удачи в применении Готы, которая могла стать тоже нарицательным именем. По логике каждой армии или армейской группе нужно было придавать по группе ночников Go-145, по 48 машин в группе. А на уровне воздушных флотов или групп армий можно было создавать и ночные штурмовые эскадры, по 3 группы: 2 группы на Go-145 и 1 группа на Fw-58/Зибель-204. С переводом Ю-87 в ночную авиацию, можно одну из групп эскадры перевооружить на Юнкерсы вместо Go-145, зато увеличить состав отдельных групп на Гота-145 до 4-х эскадрилий. Кстати, Si-204 как ночник предпочтительней, в условиях военной катастрофы легкий транспортник и учебный бомбардировщик это роскошь, а вот ночной бомбардировщик самое оно. Si-204 был намного мощнее Fw-58: был быстрее - 320км/ч, против 270 км/ч; имел большую дальность 2000 км против 800км; имел сильное оборонительное вооружение 4 13мм пулемета против 2-х 7,92мм на Фоке-Вульфе. Бомб мог брать до 800-1000кг. Характеристики сопоставимы с советским бомбардировщиком Ли-2НБ, активно применявшимся в составе АДД. Ну а с 1945 года нужно было мобилизовать всю учебную и вспомогательную авиацию, передав ее в ночные штурмовики. Думаю, что Ar-96, Bf.108 и Fi -156 и все остальное, вполне могли применяться как ночные ударные самолеты. В СССР так и поступили, в условиях катастрофических 1941-42 годов, например, Севастополь защищали как ночники совсем древние И-5 и легкие УТ-1. Это лучше, чем ситуация, когда тысячи таких самолетов дождались советские или англосакские танки на аэродромах.
   Оружие Кригсмарине.
   Еще одной ошибкой немецкого ВПК можно назвать тяжелые крейсера типа ' Адмирал Хиппер'. Как мы помним немецкие тяжелые корабли были очень дорогими и при этом нанесли противнику сравнительно небольшой урон. Понятно, что отказываться от флота немцам тоже нельзя, остается найти корабли, которыми можно было пожертвовать. Тяжелые крейсера типа 'Адмирал Хиппер', которые были очень дорогими - средняя цена 95 млн. марок за один корабль и при этом имели ненадежные турбины, а по огневой мощи и бронировании были середнячками на фоне других европейских тяжелых крейсеров, явно уступая американским и японским тяжелым крейсерам. Вот, например, мнение отечественного специалиста В. Кофмана выпустившего целую монографию по этим кораблям:
   'Высокое состояние германской техники и инженерной мысли просто не позволяло создать явно неудачный проект, хотя в случае крейсеров типа "Хиппер" можно говорить о том, что такая попытка была-таки сделана. Прежде всего, стоит отметить, что, несмотря на фактическое отсутствие ограничения водоизмещения, столь сильно досаждавшее всем остальным странам, немцам не удалось создать ни более сильно вооруженный, ни лучше защищенный корабль. Вооружение "хипперов" (8 203-мм орудий) эквивалент?но "обязательному минимуму" для вашингтонских крейсеров. При этом американские корабли того же класса имели по 9 орудий, а японские - 10. Среди восьмиорудийных тяжелых крейсеров второго поколения немецкие имели, пожалуй, самую слабую защиту. "Альжери", один из главных потенциальных противников, имел более толстую поясную и палуб?ную броню (соответственно 110 мм + 40 мм переборка и 80 мм). Еще более сильно бронированы были итальянские "Пола". Пояс американской "Уичиты" -последнего предвоенного крейсера, спроектирован?ного еще под ограниченное водоизмещение, имел толщину 163 мм, хотя и на меньшей площади, чем у "германцев". На этом фоне 80 мм пояс, подкрепленный 30-мм скосом (что обеспечивало защиту, примерно соответствующую 110-130 мм с учетом разнесения брони и в зависимости от дистанции), выглядел не слишком внушительно. Во всяком случае, традиционный принцип постройки немецких кораблей - усиленная защита, пусть даже за счет вооружения - при создании проекта тяжелых крейсеров соблюден не был. Даже наиболее мощно вооруженные японские тяжелые крейсера, меньшие по водоизмещению и более скоростные, имели примерно такой же уровень бронирования (наклонный пояс 102 мм, правда, на гораздо меньшей площади). В результате опасными противниками для "немцев" ста?новились солидно защищенные большие легкие крейсера, вооруженные 12-15 152-мм пушками (бри?танские "города" и "колонии", американские "Бруклины" и "Кливленды"), в особенности на небольших дистанциях, где большую роль играла плотность огня.
   Все, что сказано о бронировании "хипперов", можно сказать и о их подводной защите. Булевая система с тонкой (20-мм) основной противоторпедной переборкой обеспечивала не большую безопасность, чем 40-мм броневая переборка "Альжери" при системе развитого двойного борта или чем те же були плюс 25-мм переборка японских тяжелых крейсеров. Впрочем, данный факт свидетельствует лишь о невозможности обеспечить достаточную подводную защиту любому кораблю этого класса.
   О мучениях с энергетической установкой уже сказано достаточно. Стоит лишь отметить, что она не обеспечивала особо высоких ходовых характеристик. Скорость несколько больше 32,5 узлов на мерной миле отнюдь не принадлежит к числу рекордных. Мореходные качества "хипперов" являлись удовлетворительными, но не более того.'
   ' Такая универсальность и насыщенность обору?дованием привели к двум весьма важным с точки зрения оценки проекта последствиям. Во-первых, резко возросла численность- команды. Вместо 600-800 человек на крейсерах Англии, Франции и США, на "хипперах" экипаж достигал 1400-1600 человек, а в боевых походах обычно брались люди сверх комплекта. Таким образом, тяжелые крейсера, как и все крупные корабли Германии, поглощали большое число дефицитного подготовленного персонала и, на первый взгляд, чисто волюнтаристское решение Гитлера о выводе их в резерв после "новогоднего боя" 1943 года имело определенный смысл: экипаж одного корабля равнялся по численности командам целой флотилии подводных лодок.
   Вторым следствием являлась цена. "Хиппер" и его "систершипы" были исключительно дорогими кораблями. Тому немало причин, в частности -высокая стоимость рабочей силы в Германии (фашизм хорошо оплачивал квалифицированный труд на военных предприятиях), но немалую роль играла и высокая стоимость наукоемкого вооружения и оборудования, которым были насыщены тяжелые крейсера. Их стоимость неуклонно повышалась: от "Хиппера" (85,9 млн. рейхсмарок) до "Принца Ойгена" (104,5 млн.). Достаточно сравнить эти цифры с ценой "карманных линкоров" (80-90 млн.) и настоящих линкоров типа "Шарнхорст" (около 175 млн.) и "Бисмарк" (180-200 млн.), чтобы понять, насколько дорогой ценой были куплены не слишком многочисленные достоинства германских тяжелых крейсеров. Вместо двух единиц этого класса теоретически можно было построить лишний линкор, корабль, во всех отношениях (по защите, вооружению, дальности, степени угрозы для противника и возможности отвлечения его сил) в несколько раз более полезный. Еще более разительна дороговизна "хипперов" в сравнении с тяжелыми крейсерами других наций. В сравнимых ценах стоимость ранних единиц составляет свыше 4 млн. фунтов стерлингов, а "Ойгена" - почти 5 млн., тогда как британские "Каунти" обошлись в сумму около 2 млн. фунтов. Разница еще увеличивается, если принять во внимание гораздо большую стоимость эксплуатации германских крейсеров, связанную с огромным экипажем и высокими требованиями к обслуживанию капризной механической установки.'

   Таким образом, немцы заложили 5 и построили из них 3 явно неудачных корабля, которые совершенно не стоили вложенных в них средств. Кстати, уважаемый Кофман сильно завысил стоимость немецких линкоров. Средняя стоимость линейных крейсеров 'Шарнхорст' и 'Гнейзенау' -145 млн. марок, линкоров типа 'Бисмарк' -190 млн. марок. По моему мнению, эти средства разумней всего было потратить на развитие Панцерваффе, а так же противотанковой обороны и зенитных сил немецких сухопутных войск. Главная проблема тут в том, что крейсера были заложены в 1935-37 годах, когда основные немецкие танки только разрабатывались, а основные средства были потрачены в 1936-39 годах. Понятно, что штамповать многие тысячи Pz-I/II, вряд ли продуктивно, но кто помешал бы немцам более рационально потратить эти огромные средства в 1937-41г.г.? Напоминаю, что, стоимость 3-х построенных и 2 недостроенных тяжелых крейсеров около 450 млн. марок, тогда как стоимость одного среднего танка была от 100 до 105 тысяч марок, легкого танка около 50-60 тысяч марок. Штурмгешутц стоил около 82500 марок, а тяжелый бронеавтомобиль или бронетранспортер 22500 марок. Немцы могли в 1936-41г.г. вложить большую часть денег в выпуск танков и бронемашин, а так же на производство полугусеничных тягачей, 50 мм противотанковых орудий и 20 мм зенитных пушек. В случае принятия такого решения, у немцев уже к июню 1941г. было бы до 1000 дополнительных Pz -II, 600 Pz-38t, а так же 1100 'лишних' средних танков и 300 штурмгешутцев. Эта масса танков и штурмовых орудий дополнялась бы примерно 2000 БТР и бронеавтомобилей. Для повышения мобильности Панцерваффе бы получили около 6000 полугусеничных тягачей разной грузоподъемности и в несколько раз больше автомобилей и мотоциклов. Кроме того Вермахт бы мог получить дополнительно еще 1500 50мм противотанковых орудий, до 2000 20мм зенитных пушек (вместо части этих систем логичен выпуск дополнительных орудий для оснащения полковой и дивизионной артиллерии новых дивизий). Такая масса техники значительно усиливала бы возможности немецкой армии: немцы могли бы полностью отказаться от использования Pz -I в линейных частях, массово переделывая эти устаревшие танки в САУ, в реальности так и делалось, но в меньших объемах, в САУ было переделано всего 266 'единичек'. Кроме того увеличение Панцерваффе примерно на 2500 танков позволило бы довести существующие танковые дивизии до штатного расписания, каждая танковая дивизия на Восточном фронте, имела бы 3 танковых батальона, а в состав моторизованным дивизиям можно было ввести по 1 танковому батальону (вооруженных правда в основном легкими танками). Скажем,в 17 танковых дивизиях было 43 танковых батальонов, причем вместо штатных 14 Pz -IV, было в среднем 10 штук (числилось 439 таких танков), с учетом дополнительных танков, численность "четверок" возрастала до 714 танков Более того, немцы могли уже к лету 1941 года переформировать единственную кавалерийскую дивизию в танковую дивизию, в реальности это было сделано в конце ноября 1941 года, а так же переформировать бригаду СС 'Лейбштандарт Адольф Гитлер', 900-ю учебную моторизованную бригаду и полк 'Великая Германия' в полноценные моторизованные дивизии ( "Великая Германия" и "Лейбштандарт АГ" в реальности ими стали в 1942 году). Серьезным подспорьем для наступающих немцев станут и 300 дополнительных штурмовых орудий, в реальности немцы имели их около 360 на Восточном фронте. Масса новых танков позволит снять с вооружения 155 устаревших чешских танков Pz-35t, передав их румынским союзникам. Резко возрастет и мощь немецкой мотопехоты и разведывательных частей после получения 2000 бронемашин. При этом развертывание новых дивизий подкрепляется выпуском дополнительных транспортных средств. Впрочем, и другие рода войск не будут забыты: благодаря дополнительным тягачам немцы смогут перевести все артиллерийские части РГК на механизированную тягу, отказавшись от использования лошадей. Дополнительные 1500 50мм противотанковых орудий резко усилят ПТО пехотных дивизий, потеснив 37мм 'колотушки'. Эта противотанковая пушка могла довольно эффективно противостоять Т-34 и представляла некоторую угрозу КВ. Наконец, 2000 дополнительных 20мм зенитных пушек могли бы резко усилить ПВО немецких пехотных дивизий. В реальности, к 1941 году немецкие пехотные дивизии лишились собственных зениток и от ударов авиации противника прикрывались обычными станковыми пулеметами МГ-34 установленными на специальные станки. Так же пехотным дивизиям придавались зенитные части Люфтваффе. В альтернативном варианте, немцы вернули пехотным дивизиям собственную зенитную артиллерию (по 12 20мм зенитных пушек на дивизию), что повышает их боевую устойчивость, ведь 20мм зенитки могли применяться и как средство ПВО, и как легкая противотанковая пушка, и в качестве средства поддержки пехоты, для подавления пулеметов.
   Как бы развивались события 1941 года в таком варианте? Понятно, что усиленные таким образом немецкие войска станут гораздо более опасным противником, чем в реальности. Немцы смогут обеспечить более высокие темпы наступления своих войск, массы дополнительных танков и САУ будут быстрее прорывать наши оборонительные позиции, вырываясь в тыл и устраивая котлы для советских войск. При этом резко возрастут и наши потери в бронетехнике. Очевидно, что даже с таким усилением выход на линию Архангельск-Астрахань маловероятен, ведь у РККА огромные резервы благодаря которым удалось перейти в контрнаступление под Москвой, Тихвином и Ростовом, а затем попытаться наступать по всем фронтам. Но, тем не менее, продвижение Вермахта будет очень значительным. Уверен, что в ходе кампании 1941 года нашим войскам удастся удержать Москву, но вот большого контрнаступления от ее стен организовать не получится, все резервы будут брошены на удержание столицы. Зато на других фронтах ситуация может быть хуже: немцы смогут отбросить советские войска за Волхов по всему его протяжению, а так же ликвидируют Ораниенбаумский плацдарм и выйдут по всему фронту к городской черте Ленинграда, так что ужасы блокады возрастут многократно. Южнее Москвы немцы овладеют Тулой, Рязанью, Липецком и выйдут к Дону на широком фронте, овладев Воронежем и Ворошиловградом. Противник сможет удержать Ростов, а так же овладеет Севастополем. Более трагичной, чем в реальности будет и кампания 1942 года. Очевидно, что падет Ленинград, высвободив значительные силы, немцы смогут отбросить советские войска за границы современной Ленинградской и Новгородской области. Москва будет оставаться прифронтовым городом, линия фронта будет идти у Яхромы - Наро-Фоминска и Тулы. А вот Сталинград и Астрахань, и весь Северный Кавказ будут потеряны. Даже в этой ситуации СССР будет отчаянно сопротивляться и не признает себя проигравшей стороной, так что постепенно ситуация будет выправляться и наступит перелом войне, вот только возможна ли полная победа над Рейхом в такой ситуации? Слишком велики советские людские и материальные потери за 1941-42 годы, да и линия фронта существенно восточнее, чем в реальности. Так что, скорее всего РККА сможет освободить территорию СССР, а союзники Францию и большую часть Италии, но для дальнейшего наступления сил у СССР уже не будет хватать, а без активного Восточного фронта и англосаксы потеряют возможность наступать. Начнется длительная война на истощение, в которой у Рейха появляются шансы на ничейный результат.
   Более вероятен консервативный вариант, по которому немцы вместо строительства явно неудачных тяжелых крейсеров построят 3 дополнительных линейных корабля: 2 линейных крейсера типа 'Шарнхорст' с готовностью к 1940 году, и 1 линкор типа 'Бисмарк' с готовностью к 1941 году. Тогда у немцев будет 7 быстроходных линейных кораблей вместо 4-х. Кроме того, два новых линейных крейсера сразу построят с 6 -380 мм орудиями вместо 9-280мм. В этом случае Битва за Атлантику начинает идти по иному сценарию: немцы получают возможность выводить в море по 2-3 пары линейных кораблей единовременно, для атак на английские конвои. Обычное прикрытие конвоя из эсминцев и противолодочных кораблей в этой ситуации мало что может сделать, крейсерские отряды британцев не способны отразить атаку двух любых немецких линейных кораблей. Это приведет к тому, что Кригсмарине скует в Северной Атлантике практически все линейные корабли Королевского флота: 9 супердредноутов типа 'Р' и 'Куин Елизавета' вынуждены будут сопровождать самые важные конвои, тогда как 8 других, более быстроходных линейных кораблей будут вынуждены блокировать проходы между Британскими островами - Исландией и Гренландией. Получается, что Средиземное море фактически остается незащищенным от линкоров Италии, что означает утрату Мальты и Кипра, а германо-итальянские войска получают шанс выйти к Суэцкому каналу. Так что англичане будут вынуждены разрываться между обеспечением коммуникаций в Средиземном Море и Северной Атлантике. Резко возрастает и риск потери британских линейных кораблей. Вспомним знаменитый поход 'Бисмарка', а если бы вместо тяжелого крейсера 'Принц Ойген', его бы сопровождал еще один линкор, а то и сразу все 3 дополнительных линейных корабля? Такая эскадра бы катком прошлась бы по Королевскому флоту, уничтожив бы 2-3 британских линкора. После этого немцы добиваются превосходства на море и получают шанс нанести смертельный удар экономике Англии. Кроме разгрома нескольких крупных конвоев, резко бы возрос размер страховой ставки, что привело бы к убыточности морских перевозок. Понятно, что после вступления США в войну угрозу со стороны немецкого флота удастся частично нейтрализовать. Но повторюсь - только частично. Ведь главные силы флота США дрались на Тихом океане, так что пришлось бы ослабить американский Тихоокеанский флот. Ход такой морской войны предсказать сложно, в итоге англосаксы, скорее всего, победят, но ценой огромных потерь. На войну на Восточном фронте такое усиление Кригсмарине отразится не так сильно, скорее всего, не будет Арктических конвоев, да и поставки по Ленд-лизу будут меньше.
   Еще один вариант это строительство вместо тяжелых крейсеров подводных лодок. Если все средства, вложенные в строительство ТКР потратить на субмарины, Кригсмарине могло получить в 1938-40 годы 98 лодки VII проекта или 72 подлодок IX проекта. Берем среднее и получаем 49 семерок и 36 девятки. Для сравнения, немцы вступили в войну, имея 22 мореходные подводные лодки, темпы их строительства до 1941 года были не велики, так что в реальной истории, немцы ввели в строй 80 мореходных лодок только в 1941 году. Таким образом, отказ от строительства тяжелых крейсеров, позволит резко нарастить число подлодок уже в 1939-40 годах. Это годы, когда ПЛО британцев была еще плохо налажена и немецкие подлодки топили массу транспортов с минимальными потерями (т.н. жирные годы), так что потери британского торгового судоходства будут просто огромными, до 4 млн. тонн, дополнительно потопленных транспортов. Для сравнения, 3 немецких тяжелых крейсера потопили менее 100 тысяч тонн торговых судов. К коллапсу экономики Британии это не приведет, но ослабит ее существенно.
   В общем, мы убедились, какой глупостью было строительство крейсеров типа 'Хиппер', все 3 альтернативные варианта траты средств давали несопоставимо большие преимущества. А так немцы получили 3 ненадежных, дорогих и откровенно слабых корабля. Но это еще не вся глупость. Мы помним, что было заложено 5 тяжелых крейсеров. Два крейсера не были достроены, хотя имели очень высокую степень готовности, и могли вступить в строй уже в 1941 году. По мне это большая ошибка, сначала вложить огромные суммы в строительство неудачных кораблей, а потом резко прервать их строительство, когда есть реальная возможность их быстрого ввода в строй. Думаю, что лишним 4-й тяжелый крейсер для Кригсмарине точно не был бы. 'Зейдлиц' имел 90% готовность, когда было решено переделать его в авианосец! Мысль в принципе не плохая, но такая жутко запоздавшая. Решение о переделке было принято в августе 1942 года, в строй новый авианосец вступал бы весной 1944 года, когда господство союзников на море было абсолютным. Мало того, что одинокий авианосец в море не воин, так еще по проекту 'Зейдлиц' имел бы авиагруппу в составе всего 20 самолетов! По 10 истребителей и пикирующих бомбардировщиков. Для сравнения, 2 американских авианосца типа 'Сайпан', созданные на основе корпуса тяжелых крейсеров имели на борту 48 самолетов, ранее были построены 9 легких авианосцев типа 'Индепенденс', на основе корпуса легких крейсеров типа 'Кливленд' которые несли по 33 самолета. Таким образом 'Зейдлиц' был бы слабейшим из авианосцев мира. В конечном итоге, ни крейсер, ни авианосец в строй так и не вошли, а недостроенный корабль достался СССР. 5-й тяжелый крейсер 'Лютцев' немцы продали СССР, за 104 млн. марок (судя по всему, мы оплатили его поставками сырья). Это уже пример абсолютной глупости со стороны советского военно-морского руководства. Мало нашим было безумного плана строительства 'Большого флота', так они купили у немцев откровенно плохой корабль, который надо еще было достроить (в реальности, так и не достроили)! А ведь стоил 'Лютцев' по официальному курсу 266 млн. рублей, по реальной себестоимости где-то в 2 раза больше. Для сравнения: стоимость тяжелого советского крейсера типа 'Максим Горький' постройки Балтийских или Черноморских заводов -60-80 млн. рублей. Так что, а ведь 4, а то 8 таких крейсеров намного сильнее одиночного 'Лютцева'... Такое ощущение, что слово 'глупость' прочно ассоциируется со всей серией немецких тяжелых крейсеров.
   Схожая история произошла с немецким авианосцем 'Цепеллин', сам авианосец был довольно неудачным кораблем, при водоизмещении 33500 тонн, мог нести всего 42 самолета. Для сравнения, близкий по размерам американский 'Эссекс' мог иметь до 90 самолетов! Такая маленькая авиагруппа объясняется, как неудачной конструкцией, так и чрезмерным вооружением, зачем-то на корабль хотели поставить 16 150мм орудий, это вооружение было избыточно и бесполезно для отражения воздушных налетов, а против крейсерской эскадры или линкора явно недостаточным. К началу войны авианосец был готов на 85%! Тем не менее, вскоре строительство авианосца было заморожено и немецкие линкоры лишились возможности иметь воздушное прикрытие. Напомню, что именно атака устаревшего палубного торпедоносца 'Суордфиш' (летные характеристики близки к нашему устаревшему самолету Р-5) стала фатальной для 'Бисмарка'. Только в 1942году немцы возобновили строительство своего авианосца, но уже в 1943 году его окончательно прекратили. То есть, опять сначала огромные суммы (по логике авианосец стоил дороже тяжелого крейсера, но дешевле линейного) вкладываются в строительство не самого лучшего корабля, но когда он уже почти готов - строительство замораживается и потом окончательно прекращается.
   Тут можно конечно вспомнить аналогичный опыт СССР, по строительству линкоров и линейных крейсеров. Но наши линейные корабли имели очень низкий процент готовности, да и шансов их достроить в годы войны не было - Ленинград был в блокаде, Николаев оставлен и захвачен немцами. А тут руководители Рейха просто глупо лишили флот 2-х тяжелых крейсеров и авианосца, пусть и не самых лучших.
   Кстати, и т.н. суперлинкоры 'Бисмарк' и 'Тирпиц' были по факту довольно заурядными кораблями. Как я писал выше, они выделялись только хорошей противоторпедной защитой. По огневой мощи 'Бисмарк' превосходил только линейные крейсера типа 'Ринаун', 'Страсбург' и 'Конго', а так же французские, итальянские и советские дредноуты времен Первой Мировой.
   Как мы видим ошибки в военно-промышленных программах Рейха очень сильно подорвали его потенциал и способствовали поражениям на всех фронтах. Огромные средства просто ушли в песок, вместо рационального использования, причем альтернативы были изначально ясны руководству. Какие-то ошибки, чуть ли не фатальны, какие-то незначительны. Но в целом поражаешься бардаку в военно-техническом деле Рейха. Иметь отличную промышленность, массу ресурсов, талантливых конструкторов и умелый личный состав, а главное фронтовой опыт, и допускать такие ошибки! Иногда кажется, что немцы специально старались усложнить себе жизнь.
   Теперь обсудим удачное оружие и посмотрим, давало ли оно возможность Рейху победить?
   Успешное чудо-оружие Третьего Рейха
   Повторю свой тезис: немцы так и не создали оружие, которое могло бы переломить ход войны. Даже удачные ФАУ-1 или 'Вассерфаль' только тормозят наступление союзников, но не меняют сам ход войны. Да,крылатая ракета ФАУ-1 исключительно дешева и технологична, но она имеет очень ограниченные характеристики, что позволяет союзникам сбивать большинство ракет, а прорвавшиеся ракеты имеют очень низкую точность попадания. Да и разрушительный эффект сопоставим с 1000 кг фугасной бомбой. Таким образом, запуск даже 1000 ФАУ-1, эквивалентен удару одной группы Хе-177. До цели прорываются только 200 ракет, что равносильно не точному удару 200 тонными бомбами, это полная бомбовая нагрузка 50 Хе-177, но из-за низкой точности эффект будет в 2-3 раза ниже. Британские города переживали в 1940 году налеты и страшнее, зато в ответ на немецкие города обрушаться тысячи тонн бомб с британских тяжелых бомбардировщиков.
   ЗРК 'Вассерфаль' более эффективный вид оружия, все-таки первый настоящий ЗРК, не имеющий аналогов в мире. Но тут все упирается в сроки его создания и развертывания. Очевидно, что новый ЗРК массово пойдет в строй в тоже время, что и ФАУ-2, т.е. летом 1944 года, так, что разгром заводов синтетического горючего произойдет по любому: немцы просто не успеют развернуть новое оружие и обучить личный состав его обслуживанию. Потом 'Вассерфаль' бы капитально проредил бы ряды англосаксонской стратегической авиации, но надежно защитить и тылы, и войска от ударов с воздуха он бы не смог. Нужно понимать, что первые ЗРК имели довольно большие ограничения по нижней границе высоты поражаемых целей, так наши С-25/75 вначале не поражали цели на высоте ниже 3000 метров. Так что, 'Вассерфаль' не опасен, как юрким истребителям-бомбардировщикам союзников, так и нашим грозным штурмовикам Ил-2/10. Конечно, сможет высвободиться значительное количество немецких истребителей и улучшиться работа немецкого ВПК, но это только притормозит наступление РККА и особенно союзных войск. Опять же надо учитывать меры противодействия противника: работа РЛС немецкого ЗРК будет фиксироваться радиотехнической разведкой союзников, позиции ЗРК будут подвергаться налетам истребителей-бомбардировщиков, легких бомбардировщиков или штурмовиков, возможно и использование средств РЭБ, в создании которых союзники достигли значительных успехов.
   Эти же аргументы относятся к подводным лодкам XXI и XXIII проектов. Эти лодки имели по ряду показателей выдающиеся характеристики, главными из которых была большая подводная скорость движения на значительные дистанции в отличие от лодок предыдущих типов. Лодка XXI проекта могла 2 часа идти под водой на скорости 15 узлов, или пройти 340 миль на скорости 5 узлов, для сравнения лодки IХD2 проекта могли пройти под водой всего 57 миль на скорости 4 узла, а максимальная подводная скорость всего 7 узлов. Можно так же вспомнить хорошие показатели по малошумности, большая скорость перезарядки торпедных аппаратов на лодках XXI проекта, но скажем прямо, им далеко по эффективности до дизельных и атомных субмарин конца 20 века. Новые субмарины были детищами 40-х годов и имели высокий технологический уровень, но отнюдь не запредельный, их гидроакустическое оборудование и радиоэлектронное оборудование не превосходило оборудование американских и британских субмарин. Ошибочны и представления об их революционности. На самом деле первые электро-субмарины, способные иметь высокую подводную скорость длительное время построили англичане, еще в годы Первой Мировой войны! Это 10 построенных в 1918 году лодок типа 'R', предназначенных для борьбы с немецкими субмаринами. Британские лодки имели подводную скорость до 15 узлов. В послевоенные годы уникальные корабли были быстро списаны, поскольку имели довольно плохую управляемость, долго заряжали свои аккумуляторы. Понятно, почему англичане, мечтавшие запретить подводные лодки вообще, не стали развивать это перспективнейшее направление, но удивительно, почему остальные морские державы не заметили такие интересные подлодки, и не попытались создать свои аналоги до 1943 года! Интересно, что немецкие малые подлодки XXIII проекта уступали своим британским предшественницам по скорости подводного хода (12,7 против 15 узлов), а так же несли всего 2 533мм торпеды без возможности перезарядки, тогда как британки имели 12 457мм торпед. Еще один интересный факт - японцы самостоятельно построили в 1945 году 3 средние электро-субмарины типа I-200, близкие по размерности к нашим послевоенным подлодкам 613 проекта, японская субмарина имела подводную скорость до 19 узлов!
   Так могли бы немецкие подводные лодки нового поколения переломить ход войны? Уверен, что нет. Начнем с того, что эти лодки элементарно опоздали на войну, заказ на строительство субмарин был выдан в ноябре 1943 года, строили субмарины очень быстро, первые были сданы уже в июле 1944 года, а массовый ввод в строй начался уже в 1945 году. До капитуляции немцы успели построить 121 лодку XXI проекта. Однако, построенные лодки имели много 'детских' болезней, потом нужно было время для проведения полномасштабных испытаний, обучения личного состава эксплуатации новых кораблей, по этому боевой поход успела совершить только...одна немецкая лодка этого типа, зато в портах англосаксонской авиацией или из-за подрывов на донных минах были уничтожены 20 лодок! Малых лодок XXIII проекта было построено 60 штук, в боевых действиях успели принять участие только 6 подлодок, еще 7 погибло в процессе обучения экипажей из-за воздушных ударов, несчастных случаев и подрыва на минах. В общем, опять гора родила мышь - построили 181 лодку, примерно столько же было заложено, и в итоге только 7 подлодок успели вступить в бой, а 27 субмарин были уничтожены сразу после постройки или в процессе обучения экипажей. Думаю, не надо объяснять, что урон, нанесенный 7-ю воевавшими подлодками, был на порядок меньше затрат на строительство подлодок нового поколения. Таким образом, разумное, казалось бы, строительство новых субмарин только ускорило крах Третьего Рейха. Стоимость постройки 1 океанской лодки составляла 5,75 млн. рехсмарок, малая субмарина стоила примерно в 5 раз меньше. Таким образом, только построенные лодки нового поколения обошлись Германии в 765 млн. рейхсмарок. С учетом массы заложенных и не построенных субмарин, а так же экспериментальных подлодок с турбиной Вальтера немцы израсходовали на фактический пшик около 1миллиарда рейхсмарок! Это стоимость 5000 средних танков, а так же 4000 штурмовых орудий, 500 самоходных орудий на шасси Панцера-4 "Насхорн" и 1000 Хетцеров. Израсходуй немцы эти суммы и материалы на более актуальные танки и САУ и в мае 1945 года линия Восточного фронта бы проходила по Висле, Дунаю у Будапешта, а союзники бы стояли на границах Рейха.
   Скептики могут возразить, а как можно выпускать технику вместо субмарин? Отвечаем:
   1)Сами лодки строились своеобразно: Вместо строительства лодки от начала и до конца на верфи предлагалось строить лодку по секциям вместе со всем оборудованием на различных заводах внутри страны, а затем окончательно собирать на стапеле. Т.е. к строительству подлодок привлекли сухопутные заводы, в ущерб выпуска сухопутных вооружений, отнимая у них материалы, топливо, рабочие руки.
   2) Напомним опыт СССР. Судостроительный завод Красное Сормово в Горьком вместо строительства подлодок был переключен на выпуск средних танков. Уже в сентябре 1941 года завод выдал первые пять Т-34, а всего до конца года было выпущен 161 танк, в 1942 году Красное Сормово выпустило 2718 Т-34, а в 1943 уже 2851 танк и наконец в 1944 -540 Т-34 и 2824 Т-34-85. В 1945 за первое полугодие выпуск составил 1860 танков. Так что один крупный судостроительный завод построивший до войны и в ее начале 87 подлодок, смог произвести 10954 Т-34 разных типов за 46 месяцев. Мощности немецких верфей были существенно выше, сколько бы техники они смогли произвести в 1943-45 годы по опыту Сормово?
   Однако представим, что немцы развернули строительство новых подлодок уже в июне 1943 года, сразу после майской катастрофы, когда за месяц союзники потопили 41 немецкую подводную лодку. Изменит ли появление новых субмарин на 6 месяцев раньше ход войны? По моему мнению, изменения будут носить очень незначительный характер, ведь лодки XXI проекта вступят в бой в ноябре 1944 года, а XXIII проект в сентябре. Сильнейшая противолодочная оборона союзников сможет защитить свое судоходство, пусть и ценой больших потерь эскортных кораблей, да и резкого роста потерь торгового флота. Но янки развернули гигантскую программу постройки дешевых транспортов 'Либерти', вводя в строй до 3 таких судов в сутки или 1,3 млн. тонн водоизмещения в месяц. А ведь среди транспортов были и тысячи других судов. Даже, если бы немецкие подводники добились успехов первых лет войны (более 500 тысяч тонн уничтоженного тоннажа в месяц), добиться прерывания снабжения Англии все равно не получится. Еще сложнее прервать снабжение англо-американских войск в Европе, для мелководного Ла-Манша и Па-де-Кале океанская лодка слишком велика, а малые субмарины имеют малый запас торпед. Опять же усиление подводной войны немцами вызовет ответные меры - союзники активизируют удары по верфям, собирающим подлодки, заодно подвергнуться ковровым налетам базы подводных лодок, даже наличие мощных бетонных укрытий не спасет от уничтожения базовой инфраструктуры. Опять же, союзники сделают все для блокирования снабжения Норвегии, что толку от массы подлодок в норвежских портах, если им нельзя доставить солярку и торпеды из Германии. Наконец, резко усилится минирование подходов к немецким базам, что приведет к росту подрывов, гибели и повреждений немецких подлодок. Однако есть еще два фактора, сильно снижающих реальную угрозу от немецких подлодок нового поколения:
   Во-первых, новые немецкие лодки были вовсе не так уж совершенны, как кажется, процитирую исследование К. Блэйра 'Подводная война Гитлера':
   'Мы заметили у пирса странную, чёрную как смоль и весьма зловещую на вид подводную лодку. Вскоре мы узнали, что это была немецкая лодка из числа двух однотипных, доставшихся нам в качестве трофея после капитуляции Германии.
   Хотя лодка и выдавалась за страшно секретный объект, мне и моим товарищам удалось подняться на её борт, познакомившись с членами экипажа, перегнавшего её к американскому берегу. Это была подводная лодка U2513 новейшей XXI серии. До капитуляции Германии её командиром был известный подводник-ас Эрих Топп, однако подводная лодка была поздно укомплектована личным составом и, как и вторая доставшаяся нам лодка того же типа, не принимала участия в боевых действиях.
   Ознакомившись с конструкцией и тактико-техническими характеристиками подводной лодки, мы были поражены некоторыми её достоинствами, особенно высокой скоростью при подводном ходе. Лодка имела шесть аккумуляторных батарей, насчитывающих в совокупности 372 элемента, что позволяло ей в течение целого часа поддерживать под водой скорость в 16 узлов, что вдвое превышало аналогичную скорость американских подводных лодок и давало возможность безнаказанно уходить от любых противолодочных кораблей. Идя с меньшей скоростью, лодка могла находиться в подводном положении гораздо большее время.
   Особенное впечатление произвело на нас устройство, называемое 'шноркель' и представлявшее собой выведенную на поверхность воды трубу, через которую осуществлялся забор воздуха для дизелей и отвод отработанных газов при нахождении лодки в подводном положении. Как мы поняли, шноркель существенно увеличивал продолжительность подводного плавания немецких лодок. Также оказалось, что лодка 2513 оснащена перископами с превосходной оптикой и эффективными шумопеленгаторами. Шесть носовых торпедных аппаратов могли быть перезаряжены за пять минут, а затем и ещё раз - за двадцать минут.
   Много позже, когда конструкция подводной лодки XXI серии перестала являться секретом, лодка произвела нестоящую сенсацию в мировых военно-морских кругах. Самые компетентные эксперты признали, что её строительство - настоящий прорыв в технологии постройки подводных лодок, а сама она чуть ли не идеальна. Некоторые историки считают, что если бы Германия поставила лодки XXI серии на вооружение на год раньше, она смогла бы одержать победу в битве за Атлантику, а вторжение союзников во Францию было бы отложено.
   Однако американские эксперты придерживались другого мнения. В отчёте, направленном начальнику штаба ВМС и датированном июлем 1946 года, они писали, что хотя подводная лодка XXI серии имеет ряд несомненных достоинств (мощные аккумуляторные батареи, шнорхель, обтекаемая форма и пр.), ей присущи и недостатки, которые, по их мнению, не позволили бы немецкому подводному флоту, оснащённому лодками этого типа, выиграть битву за Атлантику.
   Вот эти недостатки:
   Слабая конструкция. Спешно изготовленные на разных заводах, которые не имели опыта строительства подводных лодок, восемь корпусных секций лодки не стыковались между собой надлежащим образом, в связи с чем прочный корпус лодки XXI серии не смог бы противостоять взрывам глубинных бомб, если бы те разорвались на небольшом расстоянии, и не смог бы выдержать высокого давления на больших глубинах. Даже немецкие эксперты признавали в своих отчётах, что на глубине 900 футов лодка была бы раздавлена.
   Маломощные двигатели. Новые шестицилиндровые дизели оснащались нагнетателями для предварительного сжатия воздуха или смеси воздуха с топливом, поступающих в цилиндры двигателей. Однако просчёты в проектировании и постройке лодок XXI серии исключали использование нагнетателей, и потому мощность её дизелей составляла всего 1200-2000 л.с., что позволяло ей развивать скорость при надводном ходе не более 15,6 узла. Таким образом, скорость лодки в надводном положении была меньше, чем у других немецких подводных лодок, действовавших во время войны, и меньше, чем у эскортных кораблей противника.
   Несовершенная гидравлическая система. Магистральный трубопровод, гидравлические аккумуляторы, цилиндры и клапаны гидравлической системы, обеспечивающей работу горизонтальных и вертикальных рулей, внешних крышек торпедных аппаратов и орудийных башен зенитных установок, были конструктивно сложны, а главное - помещались за пределами прочного корпуса. Элементы гидравлических приводов подвергались воздействию морской воды и коррозии и были в первую очередь уязвимы в боевой обстановке.
   Ненадёжный шноркель. Даже при умеренном волнении моря выдвижные устройства подводной лодки подвергаются воздействию воды, а входные и выходные отверстия для воздуха перекрываются. При волнении за бортом и несовершенном шноркеле дизелям остаётся одно - забирать воздух из внутренних помещений лодки и насыщать оставшийся в ней воздух опасными выхлопами окиси углерода. Шноркель лодки XXI серии требовал усовершенствования.
   В послевоенные годы при строительстве своего подводного флота Соединённые Штаты пошли по собственному пути и не воспользовались технологией, по которой была построены лодки XXI серии. Соединённые Штаты поставили перед собой более грандиозную задачу - создание атомного подводного флота. В середине пятидесятых годов в стране вступила в строй первая атомная подводная лодка, а за ней в состав ВМС США стали поступать и другие лодки, использовавшие атомную энергию'.

   Во-вторых, и это самое главное: как уничтожение нескольких союзничьих конвоев зимой-весной 1945 года помешало бы советским войскам под Берлином или Веной? Судьба Рейха в 1944-45 годах решалась на суше и в меньшей степени в воздухе, главные события происходили в Польше, Восточной Германии, Венгрии, Австрии и на Рейне. Что толку от сохранения в мае 1945 года мощного подводного флота, если сухопутные войска Германии разгромлены, а советские войска взяли Берлин. Для справки, на начало 1945 года, немцы имели в составе Кригсмарине 700 тысяч человек, на сухопутные фронт из их состава было передано не более 10%. Остальные продолжали вести до капитуляции уже мало что дававшую морскую войну. Для сравнения: только в 1941-42 годы из состава советского РККФ было передано в ряды Красной армии 335875 человек, а всего за войну 389975 человек! И это не считая более 100 тысяч морских пехотинцев, сражавшихся в основном на суше и активного участия советских флотилий в сухопутной войне. Вот два примера, показывающих с одной стороны - нерациональное использование личного состава, а с другой стороны грамотное. Советские моряки, ставшие пехотинцами, сыграли выдающуюся роль в обороне Ленинграда, Москвы, Севастополя, Сталинграда, Кавказа. Немцы же очень скромно использовали своих моряков для решающих боев для спасения Фатерланда. А ведь дополнительные 350-450 тысяч бойцов очень бы пригодились немцам для обороны Берлина, Померании и рубежа по Рейну. Конечно, по мнению гитлеровского руководства, было разумней бросать под гусеницы Т-34 и 'Шерманов' подростков из Гитлерюгенда и пожилых людей из Фолькштурма, чем здоровых и молодых лбов из Кригсмарине. Отсюда и такой результат.
   Теперь пора вспомнить про реактивные самолеты. Нужно понимать, что Ме-262 не был абсолютным оружием. Его реактивные двигатели имели малый ресурс и часто отказывали; самолет имел плохую маневренность и довольно медленно разгонялся (так что при взлете или посадке аэродромы реактивщиков необходимо было прикрывать обычными истребителями), кроме того сказывалась и резко снизившаяся квалификация немецких пилотов. Для эксплуатации Ме-262 требовались хорошо оснащенные аэродромы, с бетонированной ВПП. С полевых грунтовых аэродромов этот самолет эксплуатироваться не мог. Сам истребитель был во многом не доведенным, а так же упало качество сборки, так что эксплуатационные потери превышали боевые. Изобрели союзники и примитивное, но очень эффективное средство для борьбы с реактивными самолетами Люфтваффе - ковровые налеты тяжелых бомбардировщиков на аэродромы и примыкающую к ним инфраструктуру. Это давало самый большой эффект - аэродромы превращались в лунный ландшафт, уничтожались запасы топлива, мастерские, да и сами самолеты, застигнутые налетом на земле.
   Так что, Ме-262 был серьезным истребителем-перехватчиком, но кардинально обстановку поменять не мог, даже сами бомбардировщики часто отбивались плотным оборонительным огнем, а в воздушных боях он часто проигрывал более маневренным поршневым истребителям. Почему-то все забывается, что для реактивных самолетов требуется иное топливо, чем для поршневых самолетов - авиационный керосин. Если авиабензин немцы выпускали на заводах синтетического горючего, то для керосина требовалась настоящая нефть. После занятия нефтяных промыслов в Плоешти РККА, немцы утратили возможность массированно применять реактивные самолеты. Правда, такой известный исследователь, как Д. Верхотуров утверждает, что немцы использовали дизельное топливо, но тогда возникает вопрос, почему немцы испытывали нехватку топлива для реактивных самолетов, но им хватало солярки для субмарин? Так что в конкретно этом вопросе, я больше доверяю специалисту и главному редактору журнала 'Авиация и Космонавтика' Бакурскому.
   Ночной вариант Ме-262 оказался единственным серийным немецким самолетом, способным эффективно сбивать британские скоростные ночные бомбардировщики 'Москито'. Применялся Ме-262 и как истребитель-бомбардировщик, но кроме отдельных булавочных уколов, это не меняло ситуацию на фронте. Кстати, войсковое ПВО РККА и союзников, вполне, могло отражать налеты первых реактивных истребителей имевшимся оружием. Скептикам предлагаю вспомнить опыт Корейской и Вьетнамских войн, где сотни реактивных самолетов, причем более продвинутых, были сбиты советскими зенитками 61-К и пулеметами ДШК времен ВМВ.
   Чтобы по- настоящему изменить ход воздушных 1945 года сражений, требовался не просто реактивный истребитель, а истребитель фактически нового поколения, или точнее последние истребители 1-го реактивного поколения вроде МиГ-15/17, F-86 или 'Хантер', которые могли буквально истреблять вражеские поршневые истребители без больших потерь и одновременно эффективно перехватывать армады бомбардировщиков. Так МиГ-15, формально относясь к одному поколению с Ме-262, показал себя в Корейской войне совсем иначе: американские и британские поршневые истребители стали для него просто мишенями, а В-29 имели единичные случаи уничтожения наших истребителей огнем бортовых пулеметов.
   Но могли ли немцы быстрее освоить в производстве Ме-262 или какой-то иной реактивный самолет, и бросить их в бой на год или хотя бы полгода раньше? Да. Первый немецкий боеспособный истребитель Hе-280 совершил первый полет уже в 1941 году, но только в 1943 году был готов к серийному выпуску, однако все упиралось в то, что реактивные двигатели HeS 8А никак не получалось довести до ума, а установка на самолете реактивных двигателей Юнкерса требовала переделки всего самолета. Да и сам Hе-280 при выдающихся характеристиках, а он отличался хорошей маневренностью, в отличие от Ме-262 имел слишком маленькое время полета -20-25 минут (по другим данным Не-280 имел дальность полета около 700 км, что говорит о 50 минутах работы двигателя). Кроме того Ме-262 был более технологичен. В общем итоге, трудно сказать, что привело к отказу от Hе-280, реально имевшиеся недоработки, или интриги министра авиации Мильха, который был в плохих отношениях с Хейнкелем. По моему мнению, при объявлении Hе-280 приоритетом, самолет было вполне возможно довести до ума и массового выпуска, это был бы опасный для противника фронтовой истребитель, превосходящий все истребители противника. В конце концов, Ме-262 был не менее сырым. Так что Hе-280 вступил бы в бой летом 1943 года, а массированно стал применяться с 1944 года.
   В качестве альтернативы можно предположить, что немцы начнут максимально быстро развивать Ме-262, а в качестве дублеров использовать поршневые истребители Та-152 и Dо-335, имевшие ТТХ близкие к реактивным самолетам. Однако не все так просто и с Ме-262, иногда кажется, что руководство Германии и Люфтваффе лишилось разума. По логике немцы должны были форсировать подготовку к массовому производству М-262, на деле весь 1943 год немцы неторопливо доводили его до ума, причем не очень успешно, кроме того Гитлер потребовал выпускать машину в качестве истребителя-бомбардировщика, что еще больше замедлило подготовку самолета к выпуску. В 1944 году авиационные заводы очень сильно пострадали от воздушных налетов. Так что в бой Ме-262 вступили только 25 июля 1944 года, причем очень ограниченно, активно же 'Швальбе' начали применяться только к зиме 1944 года.
   Кроме того нужно помнить, что немецкие КБ были загружены кучей разработок, и немцы не могли разобраться с приоритетами. Скажем, фирма Мессершмитта одновременно с неторопливой разработкой Ме-262, занималась: реактивным истребителем-бомбардировщиком Ме-328, ракетным истребителем Ме-163, 2-я поршневыми истребителями Ме-209 и Ме-309, стратегическим бомбардировщиком (больше истребительному КБ делать нечего!!!) Ме-264, и одновременно модернизировала Bf-109, Bf-110 и Ме-410. Да сократи вовремя половину программ, и Ме-262 появился бы своевременно. Кстати немцы так и не успели запустить в производство Ме-262С 'Хайматшутцер', имевший дополнительный ракетный двигатель, который мог резко повысить скороподъемность и разгонные характеристики. Все недостатки в планировании деятельности фирмы Мессершмитта, относятся и к Фокке-Вульфу и с Дорнье, которые безбожно опоздали с развертыванием своих поршневых истребителей Та-152 и Dо-335, которые в случае своевременного (примерно на год раньше) и массового выпуска могли существенно дополнить, а то и даже заменить Ме-262.
   Кстати, почему то забывается, что и реактивные программы союзников продвигались очень успешно: практически одновременно с Ме-262 появился английский реактивный истребитель Глостер 'Метеор', который стоял на вооружении стран НАТО и союзников Великобритании до конца 1950-х годов; в 1945 году в серийное производство были запущены знаменитые Де Хэвиленд 'Вампир' и американский Ф-80 'Шутинг Стар', которые превосходили свой немецкий аналог. Так что реальное преимущество немцев было не так уж значительным. Потом, реактивное двигателестроение было развито лучше в Англии, уже к лету 1945 года были запущены двигатели, существенно превосходящие немецкие по мощности и надежности.
   Так что, начни немцы более раннее использование реактивных истребителей, они бы, безусловно, значительно увеличили потери авиации противника. Особенно бы возросли потери самолетов-разведчиков, таких как модификации 'Москито', 'Спитфайра' и американского 'Лайтинга' Р-38. Сильно осложнились бы и налеты американских тяжелых бомбардировщиков на немецкие города, следовательно, уменьшился бы урон, наносимый воздушными налетами немецкой промышленности, особенно заводам синтетического горючего. Однако добиться бы перелома в войне немцы бы не смогли, слишком велико было численное превосходство их противников, да и меры противодействия реактивным истребителям были бы быстрее разработаны. Кроме того, более раннее появление немецких реактивных самолетов ускорило бы создание их англосаксонских аналогов, которые и в реальной истории появились практически одновременно. Далее, американцы бы могли перебросить в Европу В-29, который был более сложной мишенью, чем В-17 и В-24. При этом американский супербомбардировщик мог брать в 3-4 раза больше бомб, чем его предшественники. Так, средняя бомбовая нагрузка американских тяжелых бомбардировщиков в Европе составляла 2-2,5 тонны, В-29 мог брать 9 тонн бомб. Так что, немецкие аэродромы просто бы сносили с воздуха. Наконец, судьба войны решалась в большей степени на Восточном фронте. Там применение Ме-262 было ограниченно из-за того, что требовались бетонированные взлетные полосы, причем больших размеров, да и бои шли на малых и средних высотах, где реактивный самолет не мог реализовать свой потенциал. Опять же, авиация на Восточном фронте играла меньшую роль. Понятно, что война бы затянулась на несколько месяцев, но повторюсь, для перелома в воздушной войне и войне вообще, были нужны были более совершенные самолеты и в больших количествах.
   Что касается Hе-162 и Ме-163, то это были совсем неудачные машины, более опасные своим пилотам, чем противнику, о них я написал выше. Создавали немцы и революционный самолет Та-183 со стреловидным крылом, (очень похожий на МиГ-9), но его первый полет намечался на лето 1945 года, так что на войну он опаздывал. Особый интерес представляют реактивные самолеты братьев Хортен, например Go-229, создававшиеся по схеме летающее крыло. Бумажные ТТХ этих машин поражают: максимальная скорость около 950км/ч, дальность полета 1880 километров без подвесных баков и 3150 километров с ПТБ, максимальная боевая нагрузка до 1000 кг бомб! При этом немецкий самолет первым в мире имел пониженную радиолокационную заметность, приближаясь по этому качеству к самолетам Стелс. Фактически это был идеальный истребитель-бомбардировщик или истребитель для сопровождения бомбардировщиков, по боевым характеристикам его смог превзойти американский Ф-84Ф 'Тандерстрайк', поступивший на вооружение ВВС США только в 1954 году (в случае дальнейшего улучшения Го-229 вполне мог сохранять свое превосходство). Однако на практике немцы не успевали развернуть их массовое производство до лета 1945 года, и опять все упиралось в надежность реактивных двигателей и дефицит керосина. Еще больше все вышесказанное относилось к проектам немецких реактивных бомбардировщиков. Был довольно неплохой Ar-234 и ряд проектов других машин, но все они не давали Рейху возможность достичь перелома в войне, не дотягивая по своим ТТХ до уровня Ил-28 или 'Канберры', и на порядок, уступая им в надежности. Опять же, чтобы вынудить хотя бы Британию к миру требовались пару лет массированных налетов уровня Битвы за Англию. Поддерживать такую интенсивность ударов силами Аr-234 было невозможно, требовалось бы их производить тысячами, причем британское ПВО вполне могло сбивать реактивные бомбардировщики плотным зенитным огнем, да и максимальная скорость немецкого бомбардировщика на уровне последних модификаций Спитфайра, и меньше, чем у реактивного 'Метеора'. Вот для чего этот самолет подходил хорошо, так это для задач разведки. Появись Аr-234 на несколько месяцев раньше, и высадка в Нормандии утратила бы внезапность, немцы смогли бы обнаружить выход десантных кораблей и концентрацию войск в портах, так что высадка в Нормандии встретила бы сильнейшее противодействие, что привело к многонедельной позиционной мясорубке. Но к своей решающей роли эти машины опоздали, начав боевые вылеты только с 20 июля. Но мы помним, что судьба Рейха решалась не в Нормандии, а на территории СССР. Ju-287, как и Go-229 не успел попасть в массовое производство. Трудно сказать, насколько первый реактивный тяжелый бомбардировщик был хорош, его изюминка - крыло с обратной стреловидностью, оказалось слишком сложной для использования, в России самолет с таким крылом подготовили к серийному выпуску только в 90-е, это знаменитый С-47 'Беркут'. Понятно, что немецкий бомбардировщик, построенный из материалов 40-х годов, имел бы очень высокую аварийность.
   Кстати, не стоит недооценивать и поршневые самолеты. Разверни немцы уже в 1944 году массовое производство Та-152, Dо-335 и Не-219, это бы дало сопоставимый эффект с массированным использованием Ме-262 и Аr-234. Хочу подробней написать про Hе-219. По общему мнению, Не-219 был лучшим ночным истребителем Люфтваффе и возможно вторым лучшим ночником ВМВ (самый лучший это британский 'Москито'), самолет очень высоко оценивался пилотами и наземным персоналом, и мог строиться большими сериями. Но вмешались интриги министра авиации Мильха, который недолюбливал Хейнкеля, и лоббировал интересы фирмы Юнкерс. Хотя были и внешне правильные аргументы: Ju-88 был отлично отработан промышленностью и проще в производстве, ожидалась новая модификация ночного истребителя Ju Ю-88G, с близкими к Hе-219 характеристиками. На практике, такая модификация появилась на год позже, чем был бы готов к массовому выпуску Hе-219, а скоростные модификации 'Юнкерса' Ju -88G-7 появились только в конце 1944 года. Зачем же так был нужен этот Хейнкель? Возникла проблема 'Москито', британского скоростного бомбардировщика и ночного истребителя. Этот стремительный самолет угрожал Германии в двух вариантах: в качестве невооруженного бомбардировщика он играл роль 'Пантфайдера' - самолета целеуказания, который отыскивал цели и наводил на них тяжелые бомбардировщики. А в качестве ночного истребителя он просто терроризировал немецкие ночники и бомбардировщики, 'Москито' сбили 249 немецких ночников, при своих потерях 88 самолетов, притом, что практически все 'Москито' сбиты Hе-219 или ночным вариантом Ме-262. Так что, Hе-219 создавался как 'АнтиМоскито', впрочем, и обычные тяжелые бомберы он сбивал без проблем. Преимущество Hе-219 над Ju -88С и Ju-88G было огромным: скорость 665км/ч против 490/530 км/ч, отличная высотность 12700м против 9000-10000м, а так же, сверхмощное вооружение (6х30мм +2х20мм) против соответственно, (5х20мм +1х13мм +3х7,92мм) и (6х20мм, 1х13мм). В общем Hе-219 мог переломить ход воздушной войны в небе Германии, но к счастью для союзников их было построено только 268 машин. За 1944 год построили всего 195 и 2520! ночных Юнкерсов. В целом нейтрализовать 'Москито' мог бы только ночной вариант Ме-262, но с остальными ночными бомбардировщиками, Hе-219 справлялся бы великолепно.
   Та-152Н был модернизацией немецкого истребителя-перехватчика Fw-190D. Максимальная скорость на высоте - 755 км/ч, дальность полета 1200 км. Вооружение 1х30мм и 2х20мм пушки. Для сравнения, его предшественник имел максимальную скорость 680км/ч и дальность полета 830км. Проигрывал он Та-152 и в скороподъемности, примерно на 100м за минуту. Кроме того, вместо мощной 30мм пушки, 'Дора' имела два слабых 13мм пулемета МГ-131 (самые слабые крупнокалиберные пулеметы второй мировой войны). Фактически немцы создали один из лучших поршневых истребителей Второй Мировой войны, который превосходил практически все истребители англосаксов скорости и маневренности, за исключением может только Спитфайра -XIV. Р-47М не уступал Та-152 в скорости, но был очень неповоротливый. Сложнее оценить возможности Та-152Н на Восточном фронте, ведь там высотность немецкого истребителя бесполезна. Тем не менее, и там он выглядит предпочтительней, чем Bf-109 и Fw-190, так, что он как минимум не уступал Як-9У, Як-3 и Ла-7.
   Dо-335 'Стрела' был тяжелым истребителем-бомбардировщиком, два его двигателя размещались соответственно спереди и в конце фюзеляжа. Он разгонялся до максимальной скорости 758-785км/ч (в зависимости от модификации), что на 18- 45 км/ч превосходило скорость реактивного бомбардировщика Аr-234 'Молния', сопоставима была и практическая дальность машин 1390 и 1620 км, зато 'Стрела' быстрее разгонялась, благодаря, лучшей приемистости поршневых двигателей. Существенно лучше были и взлетно-посадочные характеристики Dо-335. Этот самолет можно было эксплуатировать с полевых аэродромов, тогда как Арадо нуждался в бетонированных ВПП. Так же поршневой самолет был проще в управлении и обслуживании. Бомбовая нагрузка выше у Аr -234 -1500 кг против 1000 кг у До-335. Зато 'Стрела' имела сильное наступательное вооружение 1 х30мм пушку, 2х 15или 20мм пушки. У 'Молнии' 2 20мм пушки в качестве оборонительного вооружения, которое на Dо-335 отсутствовало. Но нужно понимать, что 'Стрела' сама истребитель, и могла постоять за себя в бою, например с 'Тандерболтом' или атаковать бомбардировщики противника. Наконец, известны случаи, когда лучшие истребители союзников 'Мустанг' и 'Темпест' просто не смогли догнать Dо-335, это теоретически могли сделать только реактивные 'Метеоры' и Р-47М. В качестве ночного истребителя 'Dо-335' имела большие шансы на перехват 'Москито'. В общем, если сравнивать машины в целом, то получается, что Dо-335 универсальный самолет и лучше подходит для повседневной фронтовой деятельности. Он немного уступает Аr-234 как чистый бомбардировщик, примерно равноценен как разведчик, но лучше как ночной истребитель. При этом он может отлично играть роль истребителя-бомбардировщика (штурмовика) или перехватчика, тогда как Аr -234 в этой роли бесполезен.
   Следующее по важности вундерваффе, это управляемое оружие: противокорабельные ракеты, управляемые бомбы и торпеды, ракеты воздух-воздух и первые ПТУР (зенитные ракеты мы обсудили выше).
   1) 'Мистели' - это переделка бомбардировщика Ju-88, в беспилотный ударный самолет. Изюминка проекта, в том, что к фюзеляжу переделываемого бомбардировщика крепился истребитель ФВ-190, в котором помещался пилот, управляющий этой спаркой. В сам бомбардировщик вместо экипажа оборудовался боевой частью огромной мощности, которая пристыковывалась кабине самолета, поэтому визуально самолет напоминал трехмоторный Ju -52, на котором расположен истребитель. Подлетая к цели, истребитель отделялся от бомбардировщика и дистанционно наводил его на цель. Немцы планировали использовать 'Мистели' для удара по главной базе британского ВМФ Скапа-Флоу, а так же для операции 'Железный молот' - удара по крупнейшим ТЭЦ на территории РСФСР вокруг Москвы и Горького. По моему мнению, оба плана совершенная авантюра, ведь предстояло пролететь огромное расстояние до цели, при этом стараться нанести удар ночью из-за противодействия ПВО, а самое сложное, как одному пилоту, сидящему в верхнем истребителе точно определить цель? Ведь, до спутниковой навигации еще 40 лет, радионавигация на таком расстоянии не возможна, пилот должен одновременно быть штурманом экстра-класса. И все эти соображения не учитывают возможностей ПВО противника. 'Мистель' не имел никакого оборонительного вооружения, так что отбивать атаки истребителей не мог, маневренность и скорость были ниже, чем у обычного Ju -88, бывшего уже не самым современным самолетом. Так что для ПВО он намного более простая мишень, чем обычный бомбардировщик. ПВО Скапа-Флоу было мощнейшим, а так же нужно было учитывать многочисленные корабельные зенитки. Что касается удара по электростанциям в РСФСР, то там немецким самолетам надо было преодолеть линию фронта с фронтовыми истребительными частями, а так же Западный фронт ПВО, но это самое легкое. Далее ПВО западных районов РСФСР осуществлял мощнейший Центральный фронт ПВО, только в его составе 7 истребительных дивизий ПВО, а так же 17 зентно-артиллерийских дивизий, 13 зенитных бригад, 27 отдельных зенитно-артиллерийских полков. А ведь в объект нужно еще было попасть, точность попадания была где-то 25-30%. Думаю, что немецкие командиры сами не верили в возможность успехов операций и терпеливо ждали, когда РККА и союзники займут удобные для ударов аэродромы, чтобы сослаться на невозможность проведения операции. Реально 'Мистели' применялись против мостов через Вислу и Одер. Наши данные говорят о практически нулевой результативности, немецкие утверждают, что были и удачные попадания. Судя по всему, определенный урон переправам это оружие нанесло, но реальная эффективность, да и надежность оказалось низкой. После войны 'Мистели' оказались никому не нужны. Что мешало просто применять Ju-88 ночью как обычный бомбардировщик и бомбить железнодорожные узлы и тыловые базы - не понятно. Нехватка горючего - проблема, если бомбардировщиков тысячи, но если дополнительно применять единовременно по 50-100 машин, уже не так существенно.
   2) Противокорабельная ракета Хеншель-293. Это намного более совершенное и эффективное изделие, чем 'Мистель'. Фактически 500 кг авиационную бомбу снабдили крыльями, ракетным двигателем и системой управления. Тактика использования была проста - на расстоянии 8 км от цели, ракета сбрасывалась с самолета, а дальше планировала, получая ускорение от ракетного двигателя. Оператор на самолете корректировал полет ракеты по радио, ориентируясь на трассеры в ее кормовой части. Запуск осуществлялся с высоты 1200-1500 м. Мощность ПКР была средняя, и она могла эффективно уничтожать только транспорты и эскортные корабли, так что разрушительная мощь ниже, чем у торпеды. Зато запуск и наведение с большой дистанции исключали риск поражения самолета-носителя огнем малокалиберной зенитной артиллерии. В случае с Hs-293 мы видим явный пример неадекватности руководства Люфтваффе. Уже летом 1940 года первая в мире ПКР начала испытываться, на вооружение она была принята в январе 1942 года, но только в апреле 1943 года началась подготовка экипажей самолетов-ракетоносцев. Таким образом, немцы потратили 15 месяцев на ее фактическую подготовку к боевому развертыванию, в бой же новое оружие было брошено в конце августа 1943 года! У меня нет разумных соображений, чтобы объяснить такое медленное развертывание, фактически, немцы могли начать применять к лету 1942 года, когда силы антигитлеровской коалиции были существенно меньше. Страшно представить, какой бы урон новое оружие могло нанести Арктическим и Мальтийским конвоям, да и нанести потери легким силам флотов Великобритании и СССР. А в августе, все уже было решено: битва за Атлантику проиграна, союзники готовятся высадиться на территории континентальной Италии, и заняли Сицилию. Атаки на Арктические конвои тоже шли на спад. Так что атаки новым оружием нанесли средний ущерб: потоплены или были выведены из строя с последующим списанием 1 легкий крейсер ПВО, 4 эсминца, 1 фрегат, 1 шлюп, 7 транспортов (на транспорте 'Рона' погибло 1138 солдат), 5 десантных кораблей или катеров. И это за год, для сравнения, только во время Критской операции Люфтваффе потопило обычными бомбам 3 крейсера и 6 эсминцев! Чем объяснить такие скромные результаты? Тут нужно отметить несколько причин: во-первых, господство в воздухе перешло к союзникам, так, что бомбардировщики-ракетоносцы встречали сильные истребительные патрули американцев и британцев, преодолеть которые бомбардировщику с подвешенными ПКР было очень сложно; во-вторых, сильное корабельное ПВО союзников делало саму атаку боевых кораблей сложным делом: мы помним, что бомбардировщик должен был управлять полетом ракеты, находясь на удалении не больше 8 км от цели. Английские 102-133мм и американские 127мм универсальные орудия могли довольно эффективно поражать самолет на таком расстоянии, срывая наведение ракет, особенно ситуация усложнилась с появлением зенитных снарядов с радиовзрывателем, да и саму ПКР успешно сбивали многочисленные зенитные автоматы. В-третьих, попасть ракетой в корабль было не так уж просто, в отличие от послевоенных ракет, Hs-293 не имела ГСН, так что, требовалось постоянное управление оператором с бомбардировщика. Так что большой шанс попасть был только в неподвижное судно, или корабль, идущий малой скоростью, не ожидающий атаки. А вот попасть в маневрирующую цель, да и еще ставящую дымовые завесы и ведущую огонь по самолету было сложно. В-четвертых, союзники быстро научились ставить помехи радиоуправлению ракеты, что приводило к срыву наведения на цель. С осени 1944 года ПКР результативно на море не применялись, известны только малоудачные атаки ими на мосты и понтонные переправы.
   3) Управляемая бомба FX-1400. В отличие от предыдущего оружия, она не имела ракетного двигателя, а планировала на цель с высоты 5-6 км. В отличие, от Hs-293 имела бронебойную боевую часть, способную пробить, мощное палубное бронирование линкоров, имела и лучшую точность, за счет меньшей дальности от цели, и большей высоты применения. По иронии, новое оружие потопило при первом применении итальянский линкор 'Рома', который шел капитулировать на Мальту. А вот британский ветеран Ютландского сражения, линкор 'Уорспайт' пережил попадания FX-1400, правда лишился одной башни, и потерял в скорости. Еще немцам удалость повредить собрата 'Ромы' и 3 крейсера англосаксов. В общем, как и с Hs-293 реальная результативность оружия была средняя: требовалось постоянное наведение на цель, что сильно усложнялось при массированном зенитном огне или атаках союзных истребителей, мешали и средства РЭБ. Да и попасть по подвижной цели, не так уж просто, у бомбы не было ГСН. Потом, как не удивительно, бронебойная бомба оказалась не так уж опасна крейсерам. Она поражала их насквозь, а маленький заряд взрывчатки, не наносил фатальных повреждений. 'Рому' погубил пожар и взрыв погребов с БК. В целом и это оружие было довольно удачным, но его КПД снижало активное противодействие союзников. Фриц -1400 опоздал где-то на год...
   4) Управляемая торпеда Т-5 'Цаункениг'. Вопрос повышения эффективности торпедного оружия возник еще в годы Первой Мировой войны, в межвоенный период существовало много проектов управляемого торпедного оружия, но в реальности, удалось создать только торпеды с неконтактными взрывателями, которые должны были взрываться под днищем атакуемого судна. Создатели таких торпед, казалось бы, убивали сразу двух зайцев: благодаря подрыву под днищем резко увеличивался размер разрушений подводной части судна; из-за большей глубины движения торпеды было тяжелее заметить с борта атакуемого судна. В итоге на вооружении флотов Германии и США поступили такие торпеды. Однако быстро выяснилось, что неконтактный взрыватель крайне не надежен, были часты преждевременные подрывы или наоборот не срабатывания таких торпед. Особенно ярко это проявилось в ходе Норвежской компании, когда несколько раз было упущена возможность потопить британские корабли, так например, избежал, фактически гарантированной гибели, британский линкор 'Уорспайт', который мы помним по предыдущему абзацу. В итоге немцы вынуждены были вернуться к обычным взрывателям, долго доводя до совершенства неконтактный взрыватель, его удалось сделать надежным только в 1944 году. Как не удивительно, но неконтактный взрыватель американского флота работал не лучше, более того, даже контактные взрыватели на американских торпедах оказались с дефектом. В результате, первые полтора года войны на Тихом Океане, американцы в основном пугали японских моряков своими торпедами, да доводили до истерики экипажи своих подлодок, иногда ситуацию спасали старые торпеды, которые работали безотказно. Для сравнения японцы имели великолепные 610мм торпеды 'Лонг Ленс', ставшие главным ужасом для американского флота. Но и немцы, и американцы начали создавать управляемое торпедное оружие, которое создали в 1943 году. Немецкая торпеда была создана в основном для борьбы с резко усилившимися противолодочными силами союзников: она была рассчитана на поражение кораблей и катеров, идущих со скоростью 12-19 узлов (понятно, что могли поражаться и корабли, идущие на меньшей скорости, но с меньшей вероятностью). Боевое применение новой торпеды началось в октябре 1943 года, когда немецким подлодкам удалось потрепать эскорт одного из конвоев. В целом результативность торпеды оказалась ниже ожидаемой, из израсходованных 640 торпед, в цель попали только 58. Причем на Балтике жертвами стали малые охотники и катерный тральщик, цели явно не такие важные, чтобы против них применять дорогую управляемую торпеду. В чем причина недостаточной эффективности торпеды? Тут три причины: сложность и низкая надежность самой акустической системы самонаведения; эксплуатационные ошибки экипажей - торпеды пускали с больших дистанций, или, наоборот, со слишком малых, применяли против медленно идущих судов; меры противодействия союзников - зная о новой торпеде, они быстро создали акустические ловушки. После захвата торпед советскими моряками после потопления У-250, и передачи торпеды союзникам, ставить помехи стало проще. Тем не менее, Т-5 в общем удачная модель и на ее основе после войны были созданы советские управляемые торпеды. Немцам удалось довести свою улучшенную акустическую торпеду до ума к весне 1945 года, но запустить ее в производство не успели, как и другие управляемые торпеды. Как мы видим, и в этом случае, торпеда опоздала с появлением. Т-5 в октябре 1943 года уже ничего не решал: с мая 1943 года союзники выиграли Битву за Атлантику и продолжали наращивать свою противолодочную оборону, так что акустическая торпеда, только немного меняло соотношение потерь. А вот осенью 1942 года и вплоть до весны 1943 года судьба Битвы за Атлантику была на волоске, обе стороны несли тяжелые потери и задействовали огромные ресурсы, появись тогда Т-5, и майской трагедии 1943 года бы не случилось. Что касается американской акустической торпеды, то янки создали систему 'ФИДО', для решения противолодочных задач. Она весила около 300 кг и могла поражать только медленно идущие под водой подводные лодки. За войну янки сбросили на вражеские субмарины 204 торпеды и потопили 37 подводных лодок, еще 18 повредили. Правда не понятно, по каким целям тогда использовалась еще 136 торпед? Думаю, что американцы взяли за расчет только атаки, закончившиеся потоплением или повреждением подводной лодки, а все остальное предпочли убрать из статистики. Тем не менее, 55 попаданий из 340 или 204 задействованных торпед не плохой результат.
   5) Ракета воздух-воздух Х-4. Первая в мире серийная ракета этого класса. В отличие от ПКР и FХ-1400 управлялась не по радио, а с помощью провода длиной 4,5 км, как многие современные ПТУР. Дальность поражения цели 3,2 км, скорость полета 250 м/с. Немцы успели выпустить более 1000 этих ракет, но 6 февраля 1945 года в ходе налета американской авиации все реактивные двигатели для этих ракет были уничтожены, так что начать боевое использование немцы, так и не смогли. Что можно сказать про это вундерваффе? Начнем с того, что она была крайне сложна в использовании, пилот одноместного самолета физически не мог заниматься пилотированием, и одновременно управлять ракетой. Так что требовался оператор для управления ракеты, а использовать их могли либо спарки Ме-262, либо тяжелые истребители. Попасть в бомбардировщик такой ракетой было крайне сложно, в маневрирующий истребитель вообще не реально. Так что Х-4 можно было применять только против армад летающих крепостей. 'Москито' или В-29 можно было поразить с гораздо меньших дистанций, на дистанции более 2 -2,5 км они просто успевали оторваться от ракеты противника. При этом сразу возникает вопрос, а что делают в это время истребители сопровождения? Они не атакуют тяжелый истребитель, который будет приближаться к бомбардировщикам, тут есть огромная вероятность или уничтожение носителя ракет до их попадания в цель, или срыв наведения ракеты. В общем, только Ме-262В мог их применять более-менее свободно. Так что Х-4 мало что давала Люфтваффе из-за конструктивных особенностей, появись они раньше. Послевоенные ракеты этого класса могли самостоятельно захватывать цели и не требовали постоянного управления оператором самолета, их не сковывал провод для управления. Думаю, что для решения подобных задач гораздо эффективней массированное применение авиационных НУР калибром 55-80мм Р-4. Немцы их довольно эффективно применяли против армад тяжелых бомбардировщиков, а потом янки использовали их аналоги до появления совершенных ракет воздух-воздух. Да и советские послевоенные НУР С-5 вполне подходили для подобных задач.
   6) Противотанковая ракета Х-7 'Роттекаппхен' (Красная шапочка). Создана на основе предыдущей ракеты, и стала прообразом первых советских и французских ПТУР. Немцы, в этом случае создали довольно удачную систему, которую так и не успели запустить в массовое производство. Если бы они раньше закончили НИОКР, то 'Красная шапочка' стала бы не менее ненавистной для танкистов РККА и союзников, как и Панцерфауст (Фаустпатрон). Будучи довольно легкой - 9 кг сама ракета + 15 кг пусковая установка, она могла поражать танки с дистанции до 1200м, при этом бронепробиваемость была до 200мм. Так что новое оружие поражало любой танк в лоб, кроме ИС-3. Понятно, что танковые армады РККА и союзников оно бы не остановило, но потери бы резко выросли. Объясню, почему ПТУР не смог бы переломить ход войны: ручная система наведения требует хорошей подготовки оператора, точность огня реальных призывников около 25%. Столкнувшись с применением ПТУР, танкисты бы применили тот же прием, что и их израильские коллеги в 1973 году. Начали бы вести массированный огонь из орудий и пулеметов по точке запуска ракеты, сделав невозможным повторный запуск или усложнив ее наведение. Да и нужно учитывать возможности танка по маневрированию на поле боя, постановку дымовой завесы. Опять же дальность пуска на уровне легких ПТУР 'Метис' и 'Драгон', но наш 'Метис' летит почти в 3 раза быстрее 223 м/с против 83 м/с, а полуавтоматическая система наведения в 2-3 раза точнее ручной.
   7) Использование Люфтваффе самолетов-смертников и таранных истребителей. Немцы создали авиагруппу пилотов-смертников, которые должны были таранить важные цели, уничтожая их ценной своей жизни. Первоначально планировалось использовать реактивные самолеты, созданные на основе ФАУ-1, но затем стали применять старые модели Bf-109 и Fw-190 (т.н. группа Зельбсто́пфер). Противник бросил несколько десятков смертников для ударов по мостам и переправам через Одер, результативность ударов была небольшая, немецкие данные говорят о 17 пораженных мостах, западные историки об одном уничтоженном мосте. По моей точке зрения такое применение пусть и старых самолетов было глупостью: РККА в 1941-42 использовало в качестве ночных штурмовиков древние истребители И-5, а И-15 применяла в этом качестве на фронте до 1944 года, а тут еще довольно новые машины посылать вместе с преданными и готовыми к самопожертвованию пилотами на убой, чтобы разбить 1-2 понтона. В качестве истребителя-бомбардировщика эти машины бы сделали до гибели 20-50 вылетов каждая с 250 кг бомбой. Другое подобное оружие - специальное командование Эльба, немцы, изучив опыт советской авиации и то, что с помощью тарана наши герои сбили около 600 самолетов противника, решили создать специальные таранную часть. В итоге удалось развернуть, что-то вроде эскадры таких истребителей - облегченных вариантов Bf-109К. 7 апреля 1945 года были брошены в бой 120 таких самолетов, по разным причинам, только 23 удалось прорваться к американским бомбардировщикам, 7 В-17 было сбито, еще 4 получили тяжелые повреждения. При этом потеряно 53 таранных истребителя и около 30 пилотов. Опять 'гора родила мышь'. Напоминаю, наши истребители сбили около 600 немецких машин, ценой потери около 300 самолетов, часть машин благополучно возвращалась на аэродромы. Тут размен 1 бомбардировщик за 7 истребителей. Для янки такие потери не заметны. Почему так получалось? Советские истребители в основном старались своим винтом или крылом повредить хвостовое оперение противника, чтобы лишить вражеский самолет возможности управляться. Немецкие же курсанты просто старались врезаться в один из самых прочных самолетов ВМВ, не учтя, что его живучесть на голову выше живучести немецких легких и средних бомбардировщиков. В общем, что камикадзе Рейха, что просто таранные истребители оказались малополезным расходованием средств.
   Какой же вывод мы можем сделать по управляемому оружию Рейха? Из 7-и категорий (реально было много десятков видов такого оружия, но чтобы их описать, нужна целая книга), 2 категории - 'Мистель' и таранные самолеты это оружие отчаяния, не имеющее будущего, и мало что давшее в ходе реальных боевых действий. Только управляемые бомбы, ракеты и торпеды дошли до серийного производства и нанесли противнику определенный урон; ПТУР и ракеты воздух-воздух опоздали на войну. Могло бы управляемое оружие переломить ход войны в случае более раннего появления на фронте (с Хеншель-293 это вообще реально даже без натяжек, она была готова к выпуску уже в 1942 году)? Думаю, что читатели после прочтения моего описания уже сами сделали правильный вывод - нет. Новое оружие конечно бы привело к увеличению потерь противников Рейха, и возможно дало бы кое-какие оперативные результаты, но в целом имело очень ограниченные возможности, часто было не слишком надежным или сложным в использовании. Наконец, противники довольно быстро нашли бы средства противодействия новинкам, как и в реальной истории. Да и возникает риск создания такого же оружия англосаксами и СССР, ведь новое оружие неминуемо будет рано или поздно захвачено, а успешное применение вызовет ускорение подобных разработок, которые отставали от немецких на несколько месяцев.
   Заканчивая тему чудо-оружия, нужно упомянуть оружие массового поражения. Могли спасти Рейх новое химическое оружие и ядерная бомба?
   Немцы создали химическое оружие нового поколения - нервно-паралитического действия, причем боевое отравляющее вещество табун выпустили в огромных количествах: около 8700 тонн, и подготовились к массовому выпуску еще более токсичных зарина и зомана, но не успели это сделать. Если знаменитое оружие первой мировой войны фосген давал летальный исход в течение 5 минут при концентрации 1мг/литр атмосферы, то табун дает летальный исход в течение 1 минуты, при концентрации 0,4 Мг/литр, считается, что табун превосходит фосген по летальности в 8 раз. Зарин соответственно приводит к смерти за минуту при концентрации 0,075 мг/л, т.е. в 40 раз страшнее фосгена, а зоман в 100 раз превосходит фосген как ядовитое вещество. Кроме того, все эти БОВ проникают в организм не только через органы дыхания, но и через кожу, правда, существенно медленней. Так что обычные противогазы против них не достаточно эффективны. Так почему же немцы не применили свое страшное химическое оружие?
   Думаю, этому были несколько причин: во-первых, реальная эффективность химического оружия во много раз ниже, чем при стерильных опытах. Осадки, ветер, восходящие потоки воздуха могут очень сильно снизить концентрацию ОВ. Иракцы массированно применили зарин, зоман и страшный V-X против курдских повстанцев, но в основном пострадало мирное население. Погибло около 5000 мирных жителей, пострадало 10-20 тысяч. Причем основная масса погибших это дети и старики. Но посмотрим на ситуацию, отбросив эмоции: применив гораздо более мощные отравляющие вещества, чем немецкий табун, иракцы не смогли даже убить всех мирных жителей попавших под удар, основная масса получила не летальные отравления. А тут под удар попали бы не обыватели- курды, а войска, знавшие, что такое химическое оружие, как правило, здоровые мужики, а не дети и старики, с противогазами и противохимической службой. Так что массированные удары табуном нанесли бы противникам Рейха большой людской урон, но не дали бы по-настоящему катастрофических потерь.
   Во-вторых, химическое оружие очень опасно и для своих войск: смена ветра может принести отравляющие вещества в свои же окопы, обстрел позиций может вызвать повреждение снарядов или емкостей с табуном, что отравит свою же территорию, да и местность подвергшаяся заражению, некоторое количество времени опасна и не подлежит занятию своими войсками. Кстати, поэтому табун не стоило использовать для начинки ФАУ-2, из-за низкой надежности ракет огромная вероятность отравления собственных войск и населения рядом со стартовыми площадками.
   В-третьих, табун не абсолютное оружие: он не уничтожает материальную часть - оружие, военную технику, укрепления. Сначала его применение дало бы значительный эффект, но затем русские и англосаксонские войска наладили бы дегазационную службу, да и нейтрализовать табун можно с помощью защитного костюма, который еще в ПМВ использовали против иприта и люизита.
   В-четвертых, в воздухе господствовала авиация противников Рейха и на немецкие города, и тыловые части обрушились бы многие тысячи тонн фосгена, иприта и люизита, которые бы удвоили бы потери мирного населения Рейха.
   Так что применение нового химического оружия дало бы временный и ограниченный эффект тактического или оперативного уровня, но последствия для немцев были бы еще страшнее.
   Атомное оружие у Третьего Рейха это вообще чистая фантастика. История попыток создания его немцами очень подробно описана, если кратко, то можно только поразиться, как немцы показали редкую несогласованность и неумение осуществлять секретные НИОКР такого масштаба. Разработка велась сразу несколькими группами исследователей, причем группы скорее мешали друг другу, контролируясь разными ведомствами. Ничего похожего на проект 'Манхеттен' у янки или наш атомный проект Берии-Курчатова. Как итог, в 1945 году немцы даже цепную реакцию не смогли запустить, не то, что создать атомную бомбу. Но представим, что СС с 1941 года бы взяло все разработки под контроль, смогло ли ядерное оружие спасти Рейх? Опять у нас отрицательный ответ. Даже, идя параллельно с американцами, немцы физически не успевали создать бомбу до падения Рейха, напомню первое испытание ядерного оружия, американцы провели 16 июля 1945 года!
   Допустим, произошло чудо, и немцы создали супербомбу на год раньше США и немецкие атомные бомбы готовы к применению уже к августу 1944 года, изменит ли это ход войны? По моему мнению, это только замедлит падение Рейха, но остановить не сможет. Начнем с того, что для промышленностей 40-х годов атомные бомбы это штучный товар, огромная экономика США не могла их выпускать десятками в месяц, а 1-3 бомбы в месяц. Стоимость Манхэттенского проекта -2 миллиарда долларов США, что эквивалентно 4-5 миллиардам рейхсмарок. А сколько реально могли произвести потрепанные мощности Рейха? Например, янки израсходовали стратегический запас меди, для создания необходимого оборудования, был ли у немцев аналогичный запас в наличии? Потом, атомная бомба тогда была очень тяжелой, 4000-4600 кг, так что только 2 самолета Люфтваффе ее могли поднять Ju-290 и Hе-177А, причем последний только в облегченном варианте или со снятыми бомболюками. Hе-177А5 (основная серийная модификация) мог нести до 4000 кг бомб, причем в бомбовом отсеке не более 1000 кг. Более ранние модификации могли взять и больший тоннаж бомб, но только на короткие расстояния, на средние расстояния нагрузка не более 4000 кг. Так что из двух бомб, которые американцы сбросили на Японию, немецкий бомбардировщик мог уверенно брать только 'Малыша', 'Толстяка' он мог доставить только на близкие дистанции. Нужно понимать, что с такой тяжелой бомбой Hе-177 будет неповоротлив, и его скорость будет около 400-420 км в час в зависимости от конструкции бомбового отсека. Я уже писал о невысокой надежности этого бомбардировщика. Ju-290 более надежный, но это, по сути, переделка военно-транспортного самолета, его крейсерская скорость около 360 км/ч, максимальная бомбовая нагрузка 3000 кг бомб или 3 управляемые бомбы, которые вместе весили около 4500 кг. Так что для нанесения бомбовых ударов у немцев нет по настоящему мощного стратегического бомбардировщика, их самолеты очень уступали американскому В-29 по всем параметрам, американский чудо-самолет брал 9000 кг бомб, превосходя немецких коллег по дальности, скорости и высоте полета. Более мощный Ju-390 так и остался опытной моделью, но опять же - эта машина уступала В-29 по скорости и высоте полета. Что мы имеем в сухом остатке? У немцев единичные экземпляры атомных бомб, которые могут с большим трудом поднять очень немногочисленные самолеты, причем эти самолеты в отличие от Б-29 имеют небольшие шансы на прорыв сильной ПВО, вроде ПВО Лондона или Москвы. Еще один вопрос цели для нанесения ядерных ударов и их реальная мощь. Нужно понимать, что янки наносили свои удары в полигонных условиях: японские города были построены из легкогорючих материалов, а дома не отличались прочностью (из-за сейсмической активности японцы предпочитали строить легкие строения), воздушная тревога не объявлялась, так как одиночные В-29 приняли за самолеты-разведчики. Понятно, что европейские города существенно прочней, воздушная тревога будет объявлена (шанс нанести удар был только ночью), днем ПВО сбивала одиночный немецкий стратег. Понятно, что 10-20 килотонная бомба не способна уничтожить мегаполис, радиус разрушения капитальных зданий 700-800 метров, тогда как легких деревянных домов более 2км. Кстати, сравнение разрушений от обычных и атомных бомб позволило установить, что даже бомба в 20 килотонн эквивалентна налету 240 B-29 с бомбовой нагрузкой в 2100 тонн, а в ряде случаев даже меньшее количество обычных бомб давало большие результаты.
   Как бы немцы могли применить чудесным образом возникшие у них атомные бомбы? Самые заманчивые цели Москва и Лондон слишком хорошо защищены, да и для их уничтожения нужно много атомных бомб, площадь тяжелых разрушений от 10-20 кт бомбы где-то 5-10 квадратных километров. Для сравнения площадь ЦАО 66 квадратных километров, вся Москва в границах 1941 года 326 квадратных километров. Дневной удар по двум столицам практически исключен, отразить ночной удар сложнее. Лондон имел лучшую оборону, за счет отличных истребителей с бортовыми РЛС и зенитных снарядов с радиовзрывателями. Москва защищена от налетов слабее, но тут все силы будут брошены на отражение налета, а пилоты пойдут на таран, в крайнем случае. Мы должны понимать, что скрыть появление ядерного оружия от разведок СССР, США и Великобритании невозможно, так что противовоздушная оборона крупнейших городов будет максимально усилена. Так же понятно, что бомбардировщик не спутают с разведчиком ночью, а днем неповоротливый стратег с такой тяжелой бомбой вообще довольно простая мишень. Больше шансов нанести удар по какому-нибудь крупному и важному городу в СССР или Англии. Но тут нужно понимать, ущерб должен соответствовать ценности разрушенного города. Многие города СССР и так в руинах, так что собственно разрушать нечего. Из интересных целей Горький (одиночной атомной бомбой можно полностью уничтожить один из главных заводов города - ГАЗ, Красное Сормово или авиационный завод ?21), что конечно отразится на снабжении РККА, но фатальным не будет. В Англии самая актуальная цель - один из портов, через который осуществляется снабжение группировки союзников в Нормандии. Но опять же, полностью сорвать снабжение не возможно. Мы так же должны учитывать, что и эти города прикрыты довольно сильной ПВО, так что удары по Горькому или условному Дувру слишком большой риск потерять бомбу. Так что, скорее всего немцы применят атомные бомбы для более удобных целей - это восставшая Варшава и Шербур, порт во Франции, через который проходит все снабжение союзной группировки. Как мы понимаем, такие удары замедлят наступление союзников во Франции, но не так уж сильно - до июля снабжение осуществлялось вообще без порта, с помощью специально сделанных искусственных гаваней. Кроме того 15 августа начинается высадка в Южной Франции, так что по любому удержать эту страну не возможно. Разрушение же Варшавы немцам ничего не дает, а только вызовет взрыв германофобии. Опять же, в часть города контролируется немецкими войсками, так что удар слишком рискован. Еще один вид целей это советские плацдармы на Висле или Пруте. Но тут нужно понимать, что эти советские войска находятся в траншеях, блиндажах, так, что даже очень удачный удар способен уничтожить не более усиленной дивизии или корпуса. В обычных условиях, гарантированно уничтожается батальон-полк.
   Приведу расчеты из великолепной книги Д. Верхотурова 'Ядерная Война':
   'В январе 1945 года только в одной Висло-Одерской наступательной операции принимали участие два фронта: 1-й Белорусский и 1-й Украинский, в составе которых было 2,1 млн красноармейцев и 90 тысяч солдат Войска Польского, 37 тысяч орудий и минометов, 7042 танка и самоходки. Эти два фронта должны были проломить в немецкой обороне огромные ворота шириной около 480 км, наступая с трех плацдармов: Сандомирского, Магнушевского и Пулавского.
   Такую массу войск и техники было совершенно нереально остановить одним-двумя ядерными взрывами. Взрыв бомбы самой первоначальной конструкции был слабоват даже для того, чтобы уничтожить хотя бы один из плацдармов, занятых советскими войсками. Бомба мощностью 20 килотонн имеет площадь поражения около 20 кв. км. Магнушевский плацдарм имел 44 км по фронту и 15 км в глубину, то есть около 660 кв. км. На этой площади командующий 1-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза Г. К. Жуков сосредоточил около 400 тысяч человек при 8700 орудиях и 1700 танках и САУ. В среднем на квадратный километр плацдарма приходилось около 600 человек, 13 орудий и 2 танка. Ядерный взрыв в 20 килотонн накрывал зоной поражения около 3 % площади плацдарма и мог поразить около 12 тысяч солдат, 260 орудий и 40 танков. При этом надо учитывать, что за плацдарм велись ожесточенные бои, и он был хорошо оборудован в инженерном отношении, войска находились в укрытиях и полевых укреплениях, что резко уменьшает поражающую силу атомной бомбы.'

   Нужно понимать, что площадь поражения в 20 квадратных километров не означает, что все на этой площади будет уничтожено, испариться и т.п. Это именно площадь где будут разрушения и травмы, различной степени тяжести. В таблицах по ГО нашел такие данные: бомба мощностью в 20кт уничтожает личный состав вне укрытий в радиусе 1,7-2,9 км от взрыва, тогда как в блиндажах 0,4-0,6 км! Танки уничтожаются в радиусе 300-500 метров.
   Может показаться, что я приуменьшил эффект от ударов ядерного оружия по городам, но опять же цитирую Верхотурова:
   'Во-первых, барон Блэкетт сопоставил атомные бомбардировки со знаменитой бомбардировкой Токио 23 марта 1945 года и нашел, что ядерное оружие мало чем отличается от обычных фугасных и зажигательных бомб[59]:
   Таким образом, эффективность бомбардировки в решающей степени зависит от плотности населения города, выбранного в качестве цели. В этом смысле, 279 В-29, сбросившие 1667 тонн фугасных и зажигательных бомб на Токио, добились куда лучшего результата, чем в ходе атомной бомбардировки. К слову сказать, картины разрушенных бомбами и огнем кварталов Токио ничем не отличаются от панорамы разрушенных атомными бомбами Хиросимы и Нагасаки.
   Во-вторых, барон Блэкетт пересчитал разрушительную силу атомной бомбы в обычные фугасные бомбы по эквиваленту разрушения, пользуясь приведенным выше сравнением и характеристиками фугасных авиабомб. Плутониевая бомба в Нагасаки произвела разрушение прочных железобетонных зданий в радиусе 6000 футов (1800 метров) от эпицентра. Сверхмощная фугасная авиабомба Blockbuster или 'Разрушитель кварталов' калибром в 10 тонн, создает такой же эффект в радиусе 400 футов (120 метров). Таким образом, одна плутониевая бомба по своему разрушительному эквиваленту равна 2250 тоннам фугасных авиабомб, 200 штукам 'Разрушителей кварталов' или 2000 штукам авиабомб калибром в 1 тонну[60].
   Дальше - больше. Барон Блэкетт рассчитал, что разрушительный эквивалент хиросимской урановой бомбы составил всего 600 тонн бомб, а нагасакской плутониевой бомбы - 1300 тонн. Чтобы добиться такого же разрушительного эффекта обычными бомбардировками в Хиросиме требовалось, по подсчетам барона Блэкетта, 600 тонн фугасных и 300 тонн осколочных бомб, всего 1200 тонн, которые могли бы доставить 120 В-29, а в Нагасаки потребовалось бы 1300 тонн фугасных и 500 тонн осколочных бомб, всего 2100 тонн, и их могли бы доставить 210 В-29[61].
   Это был обескураживающий вывод. Оказалось, что подавляюще большая часть энерговыделения атомной бомбы идет на нагрев воздуха, чем на производство разрушений на земле, и эффективность использования внутриатомной энергии весьма низкая. Атомные бомбы, на создание которых пошли колоссальные усилия и средства, легко могли быть заменены воздушным налетом средней руки. В-третьих, барон Блэкетт привел также интересный 'атомный' эквивалент бомбардировок Германии. Приняв в своих подсчетах, что усовершенствованная атомная бомба будет иметь разрушительный эквивалент в 3000 тонн фугасных авиабомб, он указал, что 1,3 млн тонн бомб, сброшенных американской и британской авиацией на Германию, эквивалентны 400 атомным бомбам[62]. Этот колоссальный бомбовый удар не привел к полному разрушению немецкой военной экономики, на что особо надеялись американские последователи теории генерала Джулио Дуэ. Барон Блэкетт напомнил, что немецкое военное производство между концом 1942 года и летом 1944 года удвоилось, несмотря на то, что на Германию было сброшено 500 тысяч тонн бомб - эквивалент около 200 атомных бомб.'
   В расчетах цифры между описываемыми бомбами и их общей массой различаются на 300 тонн, судя по всему это вес зажигательных бомб. Занижено и число В-29, в реальности они брали от 6 до 9 тонн бомб, так что 1200 тонн бомб могли бы доставить 135-200 В-29, а 2100 тонн бомб 235-350 В-29, что, в общем, цифры одного порядка. Единственно, с чем можно поспорить с Блэкеттом, это то, что он не учитывал другие поражающие факторы ядерного оружия, как световое излучение, проникающую радиацию, радиационное заражение и электромагнитный импульс. Так что, в целом разрушительный эффект несколько выше.
   Исходя из всего выше написанного, можно сделать следующие выводы. Применение нескольких атомных бомб даст ограниченный эффект и в лучшем случае притормозит наступление противников Германии, при этом такие удары вызовут ужесточение личного состава по отношению к немцам, кроме того резко увеличивается вероятность ответных ударов с применением химического оружия. Про возможности немецкого химического оружия я тоже написал. В конечном итоге - произойдет страшное ужесточение войны, которое станет для немецкого народа настоящей катастрофой. Опять же, для немцев есть риск потери бомбардировщиков с бомбами и срыва ядерных ударов. Чтобы изменить ход войны, немцам нужен свой Б-29, а то и более совершенный самолет, и массированное применение ядерного оружия, а вот это даже не фантастика, а фэнтази. Такими ресурсами не располагали даже США.
   Тут кстати напрашивается неожиданный вывод: 'Манхэттенский проект' на деле скорее помешал антигитлеровской коалиции в победе над странами Оси, это была авантюра, которая окупила себя только после завершения войны. Сам проект был затеян как ответ на возможные действия немцев по созданию подобного оружия, причем ни ученые, ни сами военные не были уверены, что в конце получится работоспособный образец ядерного оружия, причем его мощность тоже была предметом дискуссий. Если верить книге Д. Первушина 'Атомный проект', разброс мнений о его мощности был от 45 кт, до совсем скромных 300 тонн тротила. Сам руководитель проекта генерал Гровс, оценивал мощность в 2,5 кт. Американцы, во многом благодаря работе британской разведки, знали, что ядерный проект Рейха развивается очень медленно, а диверсии и воздушные удары союзников ставят точку в возможностях немцев успеть, что-то создать до своего разгрома. Очевидны были и сроки создания своего ядерного оружия - 1945 год, так что в Европу атомное оружие однозначно опаздывало, а Японию побеждали и без него. Так что янки создавали ядерную бомбу только для поддержания своей гегемонии в послевоенном мире. Но почему ядерное оружие помешало победе над странами Оси, а не наоборот? Все дело в том, что создание ядерного оружия потребовало огромных капиталовложений на начальном этапе. Как я писал выше, американцы израсходовали 2 млрд. долларов на его создание к лету 1945 года. Это сопоставимо, со стоимостью всех вундерваффе Рейха. Но если бы американские военные и политическое руководство оставались бы консерваторами, и эти средства направили на развитие бомбардировочной авиации, изменило бы это ход войны? Разумеется, для начала приведу стоимость основных тяжелых бомбардировщиков США: В-17 -238329 долларов, В-24 297627 долларов, В-29 639 188 долларов. Таким образом вместо затрат на ядерную программу можно было закупить дополнительно 2000 В-17, 2000 В-24, 1440 В-29. Понятно, что все дополнительные В-17 будут выпущены в 1942-44 годах, В-24 в 1943-44 годах, а В-29 с 1944 по июль 1945 года. Массированное поступление дополнительных бомбардировщиков начнется в 1943 году, причем где-то 10% будет идти в учебные части, так что бомбардировочная авиация в Европе получит к 1944 дополнительно 1940 самолетов. Такое увеличение числа машин приведет к уменьшению удельных потерь бомбардировщиков, поскольку пропорционально вырастут, только потери от летных происшествий и отчасти от зенитного огня. Потери от действий истребительной авиация не возрастут - немецкие истребители и так воевали на пределе, а увеличение бомбардировочных формаций, означает и усиление оборонительного огня американских бомбардировщиков. Если исходить из расчетов выживаемости отдельного самолета, то дополнительные бомбардировщики в среднем должны жить где-то 30 боевых вылетов, что означает гарантированный сброс на немцев где-то 131 000 тысяч дополнительных авиабомб. Для сравнения, за весь 1943 год на Германию янки сбросили 44165 тонн. Понятно, что эти 182000 тонн бомб будут сброшены в течение как 1943, так и 1944 годов, причем значительная часть упадет на территорию оккупированных Германией государств Европы. А ведь мы не учитываем еще 1660 бомбардировщиков В-17/24, вступивших в бой в 1944 году, и 600 В-29-х. Имея массу дополнительных самолетов, американцы смогут уже в ноябре 1943 года начать кампанию ударов по немецкой топливной промышленности, которая в реальности начнется, как мы помним 12 мая 1944 года, значительно больший урон будет нанесен производству шарикоподшипников, железнодорожным узлам, портам на Балтике и в Северном море. Есть шанс, что будет уничтожен единственный в Рейхе завод дибромэтана. Кроме того, американцы начнут наносить регулярные удары по аэродромам Люфтваффе, что было отработано в Сицилии. Интересно, что советские удары по немецким аэродромам весной-летом 1943 года как правило, оказались неудачными. Немцы прикрывали аэродромы массой зенитных средств, и умело использовали истребители для отражения налетов. Кроме того, наши вместо массированных ударов наносили серии слабых налетов силами 1-2 эскадрилий. Чем отличались удары янки от советских налетов? Наш налет это в лучшем случае полк Ил-2 или Пе-2. Соответственно 128 или 162 100 кг бомб на немецкий аэродром. Янки могли послать по 100-150 В-17/24 и высыпать с больших высот по 1000-1800 227 кг бомб. Понятно, что после такого налета аэродром превращался в лунный ландшафт, уничтожались все не взлетевшие самолеты, ВПП, ангары, склады, мастерские. Появление уже в 1943 году 2700 дополнительных тяжелых бомбардировщиков позволяет американцам действовать более гибко, массированно и целенаправленно. А в 1944 году ситуация для немцев просто обваливается, американская авиация в Европе получает дополнительно 1660 В-17/В-24 и 600 новейших В-29, в реальности так и не появившиеся в Европе. Чем же так замечателен самолет В-29? Он имел самую большую дальность полета, что позволяло ему поражать с аэродромов в Англии и Италии любую точку на территории Рейха и оккупированной Европы. Так же этот бомбардировщик мог похвастаться огромной максимальной и крейсерской скоростями - 604/547 км/ч, тогда как В-17 последних модификаций 486/362 км/ч. Так что новый американский бомбардировщик был более сложной целью для зенитной артиллерии и истребительной авиации. Двухмоторные истребители и бронированные модификации Fw-190 его просто не могли гарантированно догнать. Если В-17/24 обычно брали 2270-2725 кг бомб, то В-29 на дистанцию 2500 км обычно брал 3624-4530кг бомб, а на меньшие дистанции (на которые и летали обычно В-17/24) в 2 раза больше. Конечно, первые В-29 страдали массой 'детских болезней', но тут играет роль их более массированный выпуск и ускоренная доводка. Ведь из-за отказа от ядерной программы, большие силы брошены именно на доводку и совершенствование тяжелых бомбардировщиков. В 1945 году июля на фронт попадают еще 700 В-29. Как результат стратегические налеты стали бы именно тем, чем они должны были быть. Германия, уже к весне 1944 года начала бы испытывать транспортный и топливный коллапс, к которым добавляется регулярное разрушение заводов шарикоподшипников, В-29 летом 1944 года начинают разрушение промышленности Чехии и Силезии, а так же нефтедобычи в Венгрии, что обваливает поставки военной техники и топлива. Кроме того, усиление налетов потребовали бы дополнительную переброску истребительных и зенитных частей с Восточного фронта. Так что темпы продвижения РККА значительно выше, есть шанс освобождения всей территории Украины и прорыва на Балканы уже в мае 1944 года. Складывается синергетический эффект, когда каждый дополнительный негативный для немцев фактор усиливает все остальные. Разрушение заводов синтетического горючего и разрушение обычных нефтяных скважин, приводит к ранней, чем в реальности нехватке горючего, меньше горючего - слабее возможности по использованию авиации, падает уровень подготовки пилотов, масса самолетов простаивает из-за отсутствия топлива. Разрушили единственный завод по производству дибромэтана - падает качество даже имеющегося авиабензина, истребители летают на меньших оборотах двигателя, не могут использовать форсажные режимы. Нехватка шарикоподшипников - меньше выпущено зенитных орудий, разрушены химические заводы - упал выпуск боеприпасов, в том числе и для зенитной артиллерии. Вследствие этого ослабела ПВО - значит, снизились потери союзной авиации, и соответственно возросли разрушения от налетов. Добавим к этому регулярное разрушение железнодорожных узлов, разрушение портов, через которых идет сырье из Скандинавии - железная руда и никелевый концентрат, разрушение тепловых электростанций. Так что в 1944 году военное производство не будет сильно превосходить уровень реального 1943 года, так что немецкие войска недополучат массу техники и боеприпасов. В такой альтернативе Рейх терпит поражение месяца на 3 раньше, чем в реальности - без топлива и с меньшими поставками военной техники немецкое сопротивление падает быстрее, чем в реальности. Соответственно, и советское наступление в Манчжурии начнется в мае 1945 года, да и благодаря более раннему падению Рейха, массы союзных войск и авиации начинают прибывать на Дальний Восток уже в феврале-марте 1945 года. Особенно страшны для Японии сотни дополнительных В-29, которые ускорят разгром японской экономики. Можно предположить, что Япония тоже будет вынуждена капитулировать раньше срока и без всяких ядерных ударов. Да и в другом случае СССР скорее выгодна более длительная Дальневосточная кампания. Тогда наша страна берет под свой контроль всю Корею, а так же появляется шанс на получение баз на территории Японии, например на Цусиме (аналог американской базы на Окинаве).
   Когда я обсуждал это с любителями авиации, мне стали возражать, что мол у янки не хватило бы экипажей для тысяч новых бомберов. Что тут возразить? Начнем с того, что часто экипажей было больше, чем боеспособных самолетов, всегда множество бомберов были на ремонте из-за повреждений и поломок, так что была возможность иметь резервные бомберы для сохранения интенсивности полетов. Потом - часть В-17/24 вполне можно было передать по Ленд-Лизу СССР, что дало бы кстати, даже больший эффект. В реалиях Восточного фронта 1 В-17/24 заменял 3-4 Ил-4/Ли-2 по бомбовой нагрузке, а по реальным возможностям еще больше. Так что 400-600 таких бомберов резко бы усилили АДД, став настоящим бедствием для немцев. И тут или немцам терпеть разрушение ЖД узлов, портов, аэродромов, или резко усиливать ПВО Восточного фронта, ослабляя ПВО собственно Рейха. Так что по любому разгром Германии ускоряется. Понятно, что такой сценарий выгоднее больше всего именно союзникам США, особенно СССР, а не самим янки. Ведь в таком развитии событий меньше пострадают СССР и Англия, да и советская зона оккупации может расшириться. Так что не зря американцы выбрали ядерного журавля, вместо синицы обычных вооружений. Так что мы можем высоко оценить действия Сталина, который узнав о ядерных программах Германии и союзников, не бросился их копировать, а поручил сначала провести разведывательные операции, благодаря которым СССР получил важнейшую информацию об американских ядерных технологиях, а так же сосредоточился на разгроме Рейха. Всерьез, атомные разработки в СССР начались, когда наша страна уже сокрушила Германию, а, следовательно, появилась возможность направить значительное количество средств и ресурсов на свой собственный ядерный проект. Когда благодаря нашей разведке были получены важные научно-технические сведения, с помощью которых советские ученные в короткие сроки создали ядерное оружие, и были отсечены все ошибочные направления деятельности. СССР получил доступ к урановым шахтам Восточной Германии и Чехословакии, поскольку тогда не были открыты большие месторождения этого материала на территории самого СССР, да и очень важным было быстрое копирование В-29, с помощью которого СССР получил эффективное средство доставки ядерного оружия. Так что критика Сталина, о том, что он медлил с развитием советского ядерного оружия, не разумна, в годы ВОВ у СССР все равно не было ни ресурсов, ни урана, ни современного тяжелого бомбардировщика - носителя ядерного оружия. Зато после войны все это было создано в кратчайшие сроки.
   Сделаем теперь основные выводы по немецкой военно-технической программе и возможности Рейха победить благодаря новым технологиям:
   1)В целом надо признать, что немцы вступили в войну, имея очень высокий уровень военно-технического развития. Немцы всю войну провоевали оружием, созданным до войны: танк Pz. IV, штурмовое орудие StuG-III, истребители Bf-109/110, бомбардировщики Ju-87/88, Hе-111, зенитные орудия, большая часть полевой артиллерии. При этом и в годы войны было создано много выдающихся образцов оружия всех видов, которые иногда были лучшими в мире или не имеющими аналогов: первый в мире автомат под промежуточный патрон StG 44, единый пулемет МG-42, легкая САУ 'Хетцер', крылатая ракета ФАУ-1, реактивный истребитель Ме-262, реактивный бомбардировщик Аr-234, новые поршневые истребители Та-152, Dо-335, Hе-219.
   2)Необходимо понимать, что шла гонка вооружений, которая заключалась как в количественном, так и качественном соревновании в разных видах оружия. Количественную гонку Германия проиграла очень быстро, что касается соревнования, по созданию нового более эффективного оружия, и усовершенствования старого, тут ситуация была переменчивая. Германия слишком долго переходила к танкам с противоснарядным бронированием и длинноствольными орудиями, отстав от СССР, и отчасти англосаксов, затем, благодаря появлению тяжелых танков и модернизированных Pz. IV, немцы добились качественного превосходства до весны 1944 года. Но затем, благодаря созданию Т-34-85, ИС-2, 'Шермана' с длинноствольной пушкой и 'Кометы', противники 'Рейха' создали паритет. С авиацией ситуация была иначе: на Восточном фронте немцы превосходили советскую авиатехнику до 1944 года, за исключением бронированных штурмовиков и транспортных самолетов. С 1944 года мы скорее превзошли Люфтваффе, выпустив Як-3, Як-9У и Ла-7, которые превосходили большинство серийных Bf-109 и Fw-190, а так же отличный бомбардировщик Ту-2. Что касается Западного фронта, то там ситуация была более драматичной для немцев. Англия уже в начале войны имела истребитель 'Спитфайр', как минимум не уступающий 'Мессершмитту', и на протяжении всей войны уверенно его модернизировала, в конце войны 'Спитфайр' оставался одним из лучших фронтовых истребителей. С 1943 года у немцев появились новые противники - американские истребители сопровождения Р-38, Р-47 и Р-51, которые стали их главными противниками в воздухе, превзойдя все машины кроме Та-152.
   3)В ударных самолетах немцы превосходили англичан по всем позициям кроме тяжелых бомбардировщиков, да и еще легкий бомбардировщик 'Москито' стал головной болью Люфтваффе. Что касается американских бомбардировщиков, то они были не хуже немецких, а тяжелые бомбардировщики значительно лучше, особенно В-29. Артиллерия была равноценна нашей и американской, но лучше, чем у английская.
   4)В тоже время, часто на вооружение поступала и довольно неудачная техника, уступавшая по ТТХ своим иностранным аналогам, чрезмерно дорогая или ограниченно годная для боевого использования: 'Королевский Тигр', тяжелые крейсера, 'Дора', управляемые танкетки, ракетный истребитель Ме-163. Иногда на вооружение принимался фактически сырой и не доведенный образец техники, который становился гробом для своих экипажей: Hе-177 и Ме-210, торпеды с неконтактными взрывателями.
   5)Еще одним недостатком немецкой военно-технической политики можно назвать выпуск уже устаревшего вооружения, хотя вместо него вполне было можно выпускать новые модели, с улучшенными характеристиками: Pz. III, Dо-17, Hе-111. Непонятным является слишком поздний заказ новых моделей подводных лодок, хотя было очевидно, что существующие субмарины быстро устаревают по мере усиления ПЛО союзников.
   6)Немцы явно тяготели к излишне сложным или дорогим образцам оружия, вместо того, чтобы выпускать большое количество недорогого, но при этом технологичного и эффективного оружия, они выпускали чрезмерно сложное и дорогое - ФАУ-2, ФАУ-3, тяжелые танки. Даже удачные в принципе тяжелые танки были ухудшены использованием самой сложной и тяжелой шахматной ходовой частью. Критерии 'стоимость-эффективность' были напрочь забыты.
   7)Германская военная политика отличалась непоследовательностью: то новые разработки безбожно тормозились, между их разработкой и началом боевого применения лежал недопустимо большой срок (например, ПКР Hs-293, реактивные самолеты), то наоборот вся промышленность была завалена массой проектов вундерваффе, которые разбрасывали и без того скромные ресурсы Германии по слишком большому количеству направлений и образцов. КБ были завалены огромным количеством параллельных проектов военной техники, истребительные КБ одновременно конструировали и тяжелые бомбардировщики. Точно так же, немцы сначала вкладывали массу средств в строительство посредственных кораблей, но затем резко замораживали строительство, хотя разумней и дешевле было их достроить. Потом, когда время было упущено, строительство возобновлялось, но опять замораживалось буквально перед вводом кораблей в строй - тяжелые крейсер 'Зейдлиц' и авианосец 'Цеппелин'.
   8)Так называемое 'вундерваффе' появилось слишком поздно, когда произошел перелом в ходе войны и противники Рейха прочно овладели инициативой и имели колоссальное количественное и ресурсное превосходство. Часто немцы просто не успевали начать выпуск массовый выпуск нового и эффективного оружия: Dо-335, Та-152, ПТУР.
   9)Вундерваффе на практике имело очень ограниченные характеристики, позволявшие с ним эффективно бороться старым оружием или дававшие недостаточный эффект. Так лучшие поршневые истребители СССР и союзников вполне могли противостоять реактивному Ме-262. Кроме того, новое оружие было недостаточно надежное, иногда излишне сложное и/или дорогое.
   10)Противник не смог правильно оценить значение того или иного оружия, при выборе приоритетов, часто выбор падал на самую неудачную кандидатуру, характерный пример ФАУ-2 и отказ от выпуска первого в мире ЗРК 'Вассерфаль', хотя именно этот ЗРК мог во многом замедлить разрушение немецких городов и промышленности. Или можно вспомнить отказ от развития немецких ЭВМ Цузе, которые могли взламывать коды союзников, но руководители Германии не оценили перспективность ЭВМ.
   11)Некоторые виды нового оружия просто не успели на войну и скорее приблизили крах Третьего Рейха - подводные лодки нового поколения, огромные средства и вложенные ресурсы просто пошли прахом - лодки вступили в строй в самом конце войны, причем до боевого применения дошли менее 10% построенных субмарин. Эти же соображения можно отнести к ядерному и химическому оружию, а так же можно вспомнить артиллерийскую установку ФАУ-3, уничтоженную англичанами перед самым началом применения.
   12)Более раннее появление вундерваффе (примерно на год) могло бы сильно затянуть Вторую Мировую Войну, но переломить ее ход не получилось бы. Слишком велики были материальные ресурсы СССР, США и Британской империи, при довольно высоком качестве их вооружений.
   13)Рассказывая об немецких вундерваффе, многие авторы, почему то забывают, про то, что противники Германии имели свое чудо оружие, превосходя или не уступая Рейху во многих показателях. Так СССР начал выпуск уникальных танков Т-44 и ИС-3, которые были значительно мощнее танков Победы Т-34-85 и ИС-3. Массовый выпуск новых танков резко повышал боевые возможности советских танковых войск и во многом обесценивал наличную немецкую бронетехнику. СССР имел и лучшие в мире 120 мм и 160мм минометы, причем первые немцы скопировали.
   Англосаксы превосходили Германию по развитию средств радиолокации, гидроакустики, наладили расшифровку немецких кодированных сообщений с помощью первых ЭВМ; шли практически вровень по развитию реактивной авиации и управляемого оружия; наладили производство снарядов с радиовзрывателями; наконец англосаксы вчистую опередили немцев, создав атомное оружие и лучший в мире бомбардировщик В-29. Надо так же отметить превосходство американских кораблей над немецкими аналогами. Американские линкоры, тяжелые крейсера, эсминцы и авианосцы были лучшими в мире.
   Так могли ли немцы добиться победы или ничейного мира за счет использования изменения военно-технической политики Думаю, что самую большую пользу Германии принесли бы не новые технологии, а смена приоритетов производства. Для последних довоенных лет и начала конфликта это отказ от строительства тяжелых крейсеров в пользу усиления немецких сухопутных войск бронетехникой, транспортными средствами и артиллерией. Такие усиленные сухопутные войска могли бы добиться больших успехов на Восточном Фронте в 1941-42 годы, сильно ослабив СССР. В случае потери Ленинграда, Сталинграда, Кавказа мы утратили бы способность эффективно наступать, и были бы вынуждены уйти в глухую оборону, а без напряженного Восточного Фронта союзники на суше не опасны. Так что Рейх может обороняться долгие годы.
   С осени 1943 года единственный выход это свертывание программы по строительству массы субмарин и развертывание дополнительного выпуска бронетехники, а так же отказ от производства ФАУ-2 в пользу систем ПВО. В этом случае дополнительные 10-15 тысяч средних танков и САУ сильно тормозят наступление РККА и союзников, а 'Вассерфали' или 128мм зенитки со снарядами с радиовзрывателями ослабляют воздушный прессинг союзников, особенно на заводы топливной промышленности. В этом случае Рейх сможет затянуть войну на пару лет. Напоминаю, что в 1944-45 годах Кригсмарине получило более 300 подводных лодок, причем большинство даже не вступила в бой, еще сотни лодок были не достроены. Общая стоимость построенных и заложенных в 1944-45 годах подводных лодок превысила 1,5-2 миллиарда марок, что эквивалентно стоимости 13 -17 тысяч танков Pz. IV, или 18-24 тысяч штурмовых орудий, или 33-44 тысячи САУ 'Хетцер'. Страшно представить, если бы половина или большая часть этих сумм действительно ушла бы на развитие Панцерваффе.
   Возможность победы Германии вследствие более разумной стратегии.
   Надо признать, что в военном искусстве противник был очень силен, но сразу бросается в глаза его неравномерность. Немцы были сильнее всех в подготовке личного состава и тактике (по некоторым параметрам были лучше японцы или финны), но уже оперативное искусство иногда их подводило, а вот в стратегии противник уступал и СССР, и союзникам. Причины этому были следующие: плохая разведка, следовательно, принятие стратегических решений на основании ложной информации; страшная самоуверенность, и как следствие, стремление разбрасываться силами, отсутствие запасных вариантов на случай неудачи, и как следствие невысокий запас прочности этих планов. Самые страшные поражения первой половины войны немцы понесли именно из-за того, что после успешного начала операции, Вермахт начинал испытывать нехватку резервов и ресурсов и терпел сокрушительные поражения, после перехода его противников в контрнаступление - Битва за Москву, Сталинград, Битва за Кавказ, Курская Дуга, Эль-Аламейн. Еще можно отметить негибкую тактику в конце войны, из-за запретов на отступления. Так могли ли немцы изменить итоги войны в случае более разумной стратегии и оперативного искусства? Если говорить, о действиях на оперативном уровне, то такие изменения, безусловно, осложнили бы жизнь противникам Германии, но это не могло кардинально изменить ход войны. Вспомним для примера операцию 'Вирбельвинд'. Конечно, отказ от ее проведения и переброска 3 танковых дивизий и под Сталинград или на Кавказ осложнило бы ситуацию на том участке фронта, немцы бы получали реальную возможность взять Астрахань или Грозный, а так же раньше времени начать штурм Сталинграда. Но, нужно понимать, что любое действие порождает ответное противодействие. Немецкое наступление на Кировский выступ было парировано сначала вводом в бой 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-го танкового корпуса. Затем был нанесен контрудар силами 3 танковой армии в составе 2-х танковых корпусов, отдельной танковой бригады, а так же 2-х стрелковых дивизий. По данным В. Гончарова: 'Непосредственно перед операцией ей была передана 1-я гвардейская мотострелковая дивизия, четыре артполка РГК, два полка гвардейских минометов, два истребительно-противотанковых и пять зенитно-артиллерийских полков, а также другие части. Всего в 3-й танковой армии насчитывалось 60 852 человека, 436 танков (48 КВ, 223 Т-34, 3 Т-50, 162 Т-60 и Т-70), 168 бронемашин, 677 орудий и минометов (в том числе 124 'сорокапятки'), 61 зенитный автомат 37 мм и 72 установки РС.'
   С учетом 10 танкового корпуса РККА имела в резерве 592 танка только на этом направлении. Понятно, что эти резервы пусть и с некоторым опозданием тоже будут задействованы под Сталинградом или на Кавказе, причем, разумней всего было бы их не бросать в лобовые атаки на усилившиеся немецкие танковые войска, а например, нанести мощный танковый удар по румынским или итальянским частям, вынуждая немцев спасать своих горе-союзников. Или как вариант вызвать кризисную ситуацию на другом участке фронта, например взяв Мценск или задействовав эту массу танков на Воронежском направлении.
   Более опасно оголение немцами Франции и Норвегии в 1942 году и переброска примерно 9 дополнительных пехотных дивизий с частями усиления на Восток. Особенно опасно такое усиление в районе Ленинграда или Кавказа. Но опять же, этими силами уничтожить РККА не получится, да и у Сталина есть дополнительные резервы. Так, только в составе Московской зоны обороны на 1 сентября 1942 года: 10 укрепрайонов (каждый фактически пулеметно-артиллерийская бригада или даже дивизия), 11 артиллерийских полков, 11 истребительно-противотанковых полков, 4 отдельных артиллерийских и 1 зенитный дивизион, 1 мотоциклетный батальон, 1 бомбардировочный полк, 2 инженерные бригады, 5 инженерных и саперных батальонов. А ведь в случае крайней нужды на фронт бы попали дополнительные части с Дальнего Востока, Средней Азии, Архангельского военного округа, части ПВО и ТОФ. Наконец, были бы выведены войска из Ирана.
   Потом, надо учитывать огромный запас прочности сталинского СССР: даже отдельная катастрофа, вроде падения Сталинграда или Ленинграда, не означала прекращения или сильного ослабления сопротивления. Слишком велики были советские военные ресурсы и воля народа к сопротивлению.
   По моему мнению, только на стратегическом уровне Рейх мог добиться больших успехов. Отдельными боями и операциями ситуацию радикально не изменить. Если же говорить о победе Рейха или хотя бы ничейном варианте, то тут видятся два пути.
   Первый это военно-стратегический - отказ от нападения на СССР летом 1941г., с переносом главных операций на Средиземноморье и продолжение ночных налетов на английские центры ВПК и портовые города. Что-то похожее предлагал адмирал Редер, но его предложения были отвергнуты Гитлером. В этой ситуация Балканская кампания Вермахта приобретает новый смысл: после захвата континентальной Греции и Крита, немцы получают реальную возможность помочь Виши удержать Сирию и Ливан под своим контролем. В реальности англичане, как я писал выше, захватили эти французские колонии после довольно жестоких (по местным меркам, разумеется, боев). Но в альтернативе немцы налаживают воздушный мост, перебрасывая в Сирию авиацию, а в последствие и некоторые горно-пехотные части, а также помогают Франции с переброской войск из Метрополии. Африканский корпус Роммеля превращается в танковую армию из 2-х корпусов, в составе которых 4 танковые и 2 моторизованные дивизии, но и далее немецкая группировка продолжает наращиваться. Поскольку войны на Востоке нет, эту армию поддерживает целый воздушный флот, кроме того, немецко-итальянские силы резко активизируют операции против Мальты. К зиме 1941 года немецко-итальянские войска Роммеля занимают Египет, создают плацдармы на Восточном берегу Суэцкого канала и приступают к занятию британской колонии Судан. Нападение Японии на англосаксов, активизирует и немецкое наступление, а так же подталкивает Петена к объявлению войны Англии. Британские войска на Ближнем Востоке попадают в клещи, с юга стремительно наступает Роммель, с Севера в наступление переходят германо-французские войска из Сирии и Ливана. За зиму 1941-42 годов странами Оси захвачены Палестина, Трансиордания и Ирак, весной 1942 года происходит Иранская операция советских войск, правда вместо британцев Южный Иран занимает Германия. В то же время немецкие войска занимают британские колонии Аден, Оман, Катар, Бахрейн. Фактически за зиму-весну Рейх получил в свои руки все нефтяные богатства Персидского залива. Италия, с помощью немецкой поддержки за эти полгода завершает завоевание Судана, и восстанавливает свою колониальную империю в Северо-Восточной Африке, а так же занимает Британское Сомали. В Средиземном море захвачены странами Оси Кипр и Мальта.
   Действия СССР в это время подчеркнуто осторожные и даже дружелюбные по отношению к Германии. Немцы сохраняют сильную группировку на границах СССР, страхуя себя от всяких неожиданностей, а в Мосуле развертывается целый авиационный корпус Люфтваффе. От Мосула до Баку около 700 км, так что Люфтваффе получают реальную возможность нанести смертельный удар нефтяному сердцу СССР. До Грозного 800 км, так что и он в сфере досягаемости немецких бомбардировщиков. До Майкопа гарантированно долетает только Ju.88 и Do.217. Так что геополитическая ситуация для нашей страны становится крайне сложной. Тут возможны два варианта: начало Барбароссы-42 или продолжение разгрома Британии. Лично мне по понятным причинам конечно ближе второе!
   К лету 1942 года на границах Британской Индии стоят Вермахт и Японская Императорская армия, причем в Индии сильнейшие антибританские настроения. Индийским океаном владеют страны Оси - через Суэцкий канал туда перешли часть сил Итальянского флота, а так же сильная группировка немецких подводных лодок. Немцев поддерживает Афганистан, мечтающий вернуть пуштунские территории. Авианосное соединение Нагумо, как и в реальности, наносит мощный удар по Цейлону, а далее начинается альтернатива: совместными действиями немецкой и японской разведок удалось обнаружить главные силы британского флота на этом ТВД, которые базируются на Мальдивах. Японцы устраивают фактически Перл-Харбор-2, уничтожая 2 авианосца и 3 линкора, два уцелевших линкора пытаются спастись в Африке, но у берегов Кении попадают под удар немецко-итальянских торпедоносцев и подводных лодок...Вместо Мидуэя и Алеутских островов, японцы высаживаются на Цейлоне и Мальдивах. В течение второй половины 1942 года Индия захватывается странами Оси, Англия фактически теряет к 1943 году свою колониальную империю. Британцы сохраняют базу в Гибралтаре, но из-за вступления в войну Вишистской Франции Гибралтар теперь регулярно бомбят немецкие и французские бомбардировщики из Северной Африки. Так что, на базе остаются только легкие корабли и несколько британских подлодок.
   Далее идет долгая война на истощение между странами Оси и Англосаксами. Без Восточного фронта немцы направили главные силы экономики на развитие авиации и флота. Благодаря взаимодействию между авиацией и подлодками немцам удается избежать поражения в Битве за Атлантику. На Тихом океане война тоже развивается в более благоприятном для стран Оси ключе: янки противостоит сильная группировка немецких субмарин. Японский флот получил в большом количестве немецкие РЛС, средства ПВО и акустические приборы; японский авиапром пользуется немецкими двигателями, что повышает ТТХ японских самолетов, а японская армия получила на вооружение Pz. IV и штурмовые орудия.
   Положение СССР довольно сложное, но благодаря войне он получает дивиденды от торговли с обоими блоками, а из-за отсутствия войны экономика растет довоенными темпами по 10-15% в год. Да и РККА не забыта, Сталин, понимая, что риск агрессии стран Оси очень велик, наращивает военное производство. Уже к 1943 году на вооружении нашей армии огромное количество новых танков: КВ-1/2, КВ-9, Т-34/34М, Т-50, Т-40. Ну а к 1944 году вся армия перевооружена на новую технику, так что нападение на СССР становится крайне опасным занятием (Перевооружение Вермахта на новую технику тормозится - нет опыта Восточного фронта, да и огромных потерь, потом в приоритетах Люфтваффе и Кригсмарине).
   В этом варианте после долгой войны на истощение страны Оси и Англосаксы заключают долгожданный мир. В этом мире 4 главных игрока: ослабленные, но сохранившие пока экономическое первенство, а также экономический контроль за Латинской Америкой - США; контролирующий Европу и Ближний Восток Рейх; контролирующая Юго-Восточную Азию Япония; превратившийся в экономического гиганта СССР, который контролирует Северный Иран, Монголию, Западный Китай. Как мы видим, Гитлер поступил бы рационально, не начав войну с СССР.
   Обсуждать Барбароссу-42/43 сложнее. С одной стороны СССР за год резко нарастит свою военную мощь, количество новой техники, особенно танков и самолетов будет выше многократно, а личный состав ее полностью освоит. ПВО и зенитные войсковые части получат в больших количествах крупнокалиберные пулеметы ДШК, а так же 25-37мм зенитки. Улучшиться обеспечение РККА боеприпасами, транспортом и средствами связи. Возрастет и экономический потенциал СССР, и будут частично достроены приграничные укрепленные районы. Возрастет и транспортная связность присоединенных территорий, в реальном 1941 году, состояние железных дорог было плохим, возникали пробки при переходе от старой границы к западным районам. (Подробно этот казус описан в книге Д. Верхотурова 'Фиаско 1941 года'). С другой стороны, и Вермахт усилится, ведь поступление техники будет превышать потери в боях с англичанами. Потом важны еще два фактора: страшная угроза разрушения наших главных центров нефтедобычи Люфтваффе, что станет катастрофой для РККА; неминуемое вступление в войну против нас Турции, которую к этому принудят немцы, причем турецкие войска будут усилены немецкими корпусами и авиацией. Так что кроме удара 3-х групп армий с Запада, на нас может обрушиться и 4-я ГА, с Юга. Сможет ли в этой ситуации СССР победить, сказать очень сложно. Лично для меня все упирается в возможность снабжения СССР горючим из альтернативных источников. Перед войной 70,5% нефти добывалось в Баку, еще значительная часть нефти шла из Грозного и Майкопа. Доля нефтяных месторождений Поволжья (Второе Баку) менее 10%. Думаю, что с выходом немецких войск на Ближний Восток начнется форсированная добыча нефти именно в этом районе, тем не менее, именно нефть Кавказа будет играть решающую роль. Другой способ нейтрализовать угрозу Баку от Германии это конфликт с Турцией, разгром ее армии и оккупация Турецкой Армении зимой-весной 1942 года. В этом случае мы создаем буфер по территории Восточной Турции и Северного Ирана, хотя все равно сохраняется угроза со стороны Люфтваффе.
   Вторым способом свести войну к ничейному результату является более эффективное использование Люфтваффе на Восточном фронте. По моему мнению, главная ошибка руководства Люфтваффе это пренебрежение стратегическими налетами на промышленность и топливную инфраструктуру СССР. Необходимо вспомнить, что бомбардировочная авиация Люфтваффе отличалась высочайшей универсальностью: немецкие бомбардировщики применялись и для поддержки войск на поле боя, и для решения оперативных задач - бомбардировки железнодорожных станций, эшелонов и аэродромов, и для борьбы с кораблями противника, и, разумеется, для стратегических ударов. Все эти задачи немцы решали довольно успешно, причем не было жесткой специализации, хотя конечно создавались специализированные части, например носителей ракет или части бомбардировщиков-целеуказателей 'Цельфиндеров', подсвечивающих цели, для нанесения ударов остальными машинами. Однако, именно решение тактических и оперативных задач забирало до 90% вылетов бомбардировочных эскадр. Если изучить книги 'Стратегические операции Люфтваффе' и 'Свастика над Волгой' Дегтева, Козырева, можно сделать для себя много неприятных открытий. Например, что советское ПВО в 1941-43 годы было довольно слабое, и плохо отражало немецкие налеты. Кстати, сами налеты не отличались массированностью, немцы брали не числом, а точностью ударов и высоким профессионализмом пилотов. Чтобы скрыть провалы нашей ПВО, советские зенитчики безбожно завышали численность немецких самолетов, участвующих в налете. Если реально в налете участвовала эскадрилья, иногда группа бомбардировщиков, то зенитчики прибавляли 50-100 самолетов к цифре реально участвовавших в налете, заявляя, что эти выдуманные машины не смогли прорваться к целям. Доходило вообще до налетов на наши заводы одиночных бомбардировщиков, которые не могло остановить советское ПВО! Выскажу крамольную мысль, у немцев был шанс, если не переломить ход войны, то очень сильно ослабить советский военный потенциал, затормозить, а то и остановить продвижение РККА на Запад. Если уж задействовав сравнительно немного самолетов, немцы добивались серьезных результатов, что же было, в случае действительно массированных налетов? Вот данные по июньским налетам 1943 года, из книги 'Свастика над Волгой':
   'В период с 4 по 28 июня 1943 г. бомбардировочные эскадры 1-го, 4-го и 6-го воздушных флотов совершили девять налетов на Саратов, семь налетов на Горький, два налета на Ярославль, один налет на Астрахань и Рыбинск, а также нанесли удары по населенным пунктам Константиновский, Сызрань, Балашов и Камышин. В результате операции были выведены из строя около 30 крупных, средних и мелких предприятий, в т.ч. были почти полностью разрушены Ярославский шинный завод ? 736, ГАЗ, завод 'Двигатель революции' в Горьком, Саратовский авиазавод ? 292 и крекинг-завод им. Кирова в том же Саратове.'
   'Разрушение Горьковского автозавода и др. предприятий нанесло огромный ущерб всей военной промышленности, значительно снизив темпы производства всех видов вооружений - от снарядов и автоматов до танков и самолетов. ГАЗ поставлял десятки наименований деталей для средних и тяжелых танков, в т.ч. шестерни для коробок передач, детали бортовых фрикционов и шасси. В отраслевой переписке Наркомата танковой промышленности констатировался провал выпуска танков в июне 1943 г. В частности, Кировский завод ? 200 в Челябинске выполнил план по тяжелым танкам KB на 64%, по Т-34 - на 70%, а Омский танковый завод ? 174 и вовсе сдал фронту только 59% плановой продукции. Производство же нового легкого танка Т-80, намечавшееся на ГАЗе как раз на июнь, и вовсе было полностью сорвано немецкими бомбежками.
   На заводе ? 112 'Красное Сормово' в Горьком при плане на июнь в 355 средних танков Т-34 удалось выпустить только около полусотни. Причиной тому опять же стало прекращение поставок деталей с автозавода и коробок передач со станкозавода ? 113. Директор завода Рубинчик как мог выкручивался из положения, часть деталей пытались изготавливать кустарным способом, но план все равно был сорван. Впоследствии в годовом отчете о работе завода 1943 г. по этому поводу будет указано следующее: 'Бее это создало крайне тяжелые условия, привело к срыву программы июня месяца и не дало возможность развернуть еще лучшую работу в июле и последующих месяцах'. Затем в июле завод с трудом выпустил 178 танков Т-34, снова недовыполнив уже сокращенный план. При этом вся эта техника была крайне низкого качества из-за пресловутых 'обходных технологий''
   Был нанесен огромный урон советскому ВПК. Если в мае все советские заводы произвели в общей сложности 2303 танка всех типов, то в июле выпуск составил 1481 штук, т.е. на 30% меньше. Суммарно вследствие налетов на города Поволжья Красная Армия недополучила примерно 2000 танков, кроме того, был значительно замедлен рост их производства во второй половине 1943 г. В Саратове на нефтебазе сгорело 31 тысяча тонн нефтепродуктов....Разрушение крекинг-завода им. Кирова и прилегающих нефтебаз создало критическую обстановку с поставками горюче-смазочных материалов и бензина на фронт. В результате налетов сгорела 31 тыс. т ГСМ, а вследствие остановки нефтеперегонки армия недополучила накануне Курской битвы 22 тыс. т топлива. Это чуть меньше, чем имелось на 5 июля на пяти фронтах - Западном, Брянском, Центральном, Воронежском и Степном - 28 491 т, из них отечественного производства всего 13 975 т. Чтобы выйти из создавшегося положения, командованию пришлось урезать фронтам лимиты расхода горючего, ограничив их подвижность. В дальнейшем, поскольку Саратовский крекинг-завод по-прежнему не работал, нехватку горючего пришлось компенсировать за счет неприкосновенных запасов и поставок по ленд-лизу.'
   'Саратовский авиазавод ? 292 выпустил в мае 1943 г. 286 истребителей, в июне, до 23-го числа, успел сдать фронту 173 самолета. Затем в июле, по данным завода, были выпущены всего 57 истребителей, однако это были полуфабрикаты, собранные в полевых условиях. К тому же указанная цифра вызывает сомнения. В августе с большим трудом удалось сдать ВВС 115 'Яков', в сентябре - 242. И лишь к концу октября формально удалось почти достичь до июньского уровня производства - 280 машин в месяц.' (Не трудно подсчитать урон от одного налета на Саратовский авиазавод - за июнь-сентябрь выпустили 587 истребителей вместо 1144, ВВС недополучили 557 самолетов!).

   По немецким данным, было выполнено около 1200 боевых вылетов, потери составили 21 бомбардировщик. Только ПВО Ярославля показало себя достойно. Среднее количество самолетов в налете -50-60 штук. А теперь представим, что немцы осуществляли подобные налеты более регулярно и массированно, были ли у них для этого силы?
   Обычно любят рассказывать про 'гениального' генерала Люфтваффе Вефера, который приказал создать для Люфтваффе тяжелый бомбардировщик, т.н. 'Уралбомбер', но после смерти последнего в авиакатастрофе, работы были свернуты, и немцы лишились возможность совершать стратегические операции. На деле эти утверждения полная чушь, начнем с того, что дальность полета Dо-19 и Ju-89 была в пределах 2000-3000 км, что сопоставимо с дальностью Ju-88, Hе-111 и Do-217. И это отнюдь не 'уральская дальность' - от Восточной Пруссии до Свердловска или Челябинска примерно 2400 км, т.е. дальность полета подобного самолета должна быть от 5000 км. Даже, если война предполагалась в союзе с Польшей, то это мало что меняло, расстояние сокращалось на 200-300 км, так что дальность полета бомбардировщика должна быть минимально 4500 км. А самое главное, Урал не имел такого уж стратегического значения в реалиях конца 30-х, для Люфтваффе приоритетными целями были 4 города Москва, Ленинград, Харьков и Горький, бывшие главными центрами ВПК. В реальности дальность в 5000 км была нужна только против одной цели - Баку, нефтяного сердца СССР.
   По моему мнению, немцам уже с конца июля 1941 года необходимо было не менее 10% боевых вылетов средних бомбардировщиков осуществлять для решения стратегических задач: разрушения советского ВПК и ТЭК. Ну а в периоды затишья, доводить долю стратегических вылетов до 50%. Более интенсивные налеты были вряд ли возможны, из-за слабости немецкой штурмовой авиации, которая была в несколько раз меньше бомбардировочной. Такими периодами относительного затишья были 11-29 сентября и 1-15 ноября 1941 года на Западном направлении, а так же декабрь 1941 года на Юго-Западном направлении. В 1942 году это май-июнь, а так же октябрь и первая половина ноября на Западном направлении. Наконец, главный период затишья это апрель-июнь 1943 года. Понятно, что стратегические вылеты нужно было делать и в период активных боевых действий на фронте, пусть в небольшом объеме. Для усиления эффекта нужно было свернуть операции против Англии, оставив немного бомбардировщиков для решения задач борьбы с конвоями, а так же на Средиземном море. Какие же цели нужно было выбрать в качестве приоритетных? Для расчета необходимо понять досягаемость немецких бомбардировщиков: по логике это 40% от дальности полета, т.е. 820 км для Не-111, 1080 км для Ju-88А и около 2200 для Не-177. При меньшей бомбовой нагрузке и большем риске для пилотов, все цифры вырастают на 10-15%. Для 1941 и первой половины 1942 года такими целями были: Горький - ГАЗ, авиационные завод ?21 (главный производитель истребителей Лавочкина), завод Красное Сормово - центр танкостроения, артиллерийский завод ?92 (главный производитель ЗИС-3). Дзержинск - главный центр химической промышленности СССР. Ковров - завод по производству пулеметов и противотанковых ружей. Сталинград - танкостроение, артиллерийская, химическая промышленность. Саратов - авиапром, НПЗ. Ярославль, Рыбинск - автопром, двигатели, завод по производству шин. На пределе дальности с нормальной боевой нагрузкой немцы могли достичь Куйбышева и Казани, важнейших авиастроительных центров. Летом-осенью 1942 года досягаемость нашей промышленности для Люфтваффе стала критической. С аэродромов на Северном Кавказе немцы получили возможность разрушить нефтяные прииски Баку, а так же авиазавод в Тбилиси. А из района Сталинграда немцы долетали до Оренбурга и Уфы. Почему немцы все это не разбомбили? Думаю, они рассчитывали захватить нефтяные прииски Закавказья сами, а наш ВПК их волновал по остаточному принципу. Однако, как мы видим за 1941-42 годы у немцев был реальный шанс нанести мощные удары по нашей промышленности, вместо этого были или слабые налеты силами от одиночного самолета до эскадрильи, либо просто полеты разведчиков. Налеты на Москву исключение, но нужно понимать, что это для Люфтваффе самая неудобная цель. Было еще разрушение Сталинграда 23 августа 1942 года, но опять же, тут решались скорее тактические задачи. А вот разрушение Баку осенью 1942 года меняло бы ход войны.
   Однако, обратимся теперь к 1943 году, в июне которого немцы нанесли такие сильные удары нашей промышленности, причем небольшими силами. С апреля по 3 июля включительно 1943 года на Восточном фронте было затишье, исключение это сражения на Кубани в апреле-мае. На Западном фронте затишье наступило после капитуляции немецко-итальянских войск в Тунисе 13 мая 1943 года, причем там все решали действия истребителей и военно-траспортной авиации. Какими силами располагала бомбардировочная авиация Люфтваффе? Приведу данные на 1 января и 1 июля 1943 года: Ю-88 998/1225, Не-111 461/760, Dо-217 181/284, Не-177 11/20, Fw-200 67/46, Ме-410 0/30. Понятно, что Fw-200 задействованы против конвоев, Ме-410 нужны для Бискайского залива, но большую часть Ju-88, Hе-111 и Dо-217, а так же, все Hе-177, нужно было бросить против советской промышленности. У немцев на 1-е января 1651 подобный самолет, на 1 июля 2289. На первое апреля где-то около 2000 бомбардировщиков. Вычтем 500 самолетов для Средиземноморья, Севера и Атлантики, из оставшихся 1500 машин в среднем боеспособно 1000, из них половину нужно было применять для решения оперативных задач, например разрушение ЖД путей, в ходе подготовки к 'Цитадели'. Не менее 500 машин можно было сразу бросить в стратегические налеты. В реальности самое большое количество самолетов, задействованное в одном налете это 168 бомберов, в ночь 4 июня, при налете на Горький. Немцы же могли каждую ночь устраивать 2-3 подобных налета в течение 3-х месяцев, понятно при условии летной погоды. Но учитывая ширину фронта, в одном из районов такая погода точно была. Как мы помним, немцы нанесли страшные разрушения нашей промышленности в июне 1943 года ценой 21 бомбардировщика. Кстати, в 1943 году немецкий авиапром заработал, наконец, в военном режиме, не смотря на тяжелые потери второй половины 1943 года, немецкая бомбардировочная авиация достигла пика численности к 1 января 1944 года: 1170 Ju-88/188, 786 Hе-111, 208 Dо-217, 181 Hе-177, 84 Fw-200, 80 Ме-410.
   Как же могли действовать немцы? Развернуть 500 бомбардировщиков на аэродромах в районе Смоленска, Орла, Харькова, Сталино и на Кубани, кроме того, можно использовать и финские аэродромы в Карелии. А далее методичные налеты по досягаемым целям. Причем после разрушения какого-нибудь важного завода повторные налеты через месяц, чтобы не допустить его восстановления. По логике за 3 месяца немцы могли сделать 18400 бомбардировочных вылетов, т.е. 15 раз больше, чем в реальных налетах июня 1943 года. Что же немцы могли разрушить за эти 3 месяца? Если брать аэродромы с Севера на Юг, то получается следующая картина. С аэродромов в Карелии можно было разбомбить Архангельск (стратегический порт, через который шел Ленд-лиз с Северных конвоев, а так же осуществлялся завоз по СМП), завод стрелкового оружия в селе Вятские Поляны (50% производства ППШ в годы войны), а так же завод ?38 в Кирове (главный производитель самоходок Су-76 в 1943 году -1097 машин). Все эти цели в досягаемости средних бомбардировщиков.
   С аэродромов под Смоленском, Брянском, Орлом и Харькова можно легко достигнуть Горького. В этом городе кроме ГАЗа, полностью разрушить авиационный завод ?21 (один из главных производителей истребителей Лавочкина, в 1943 году выпустил 4619 ЛА-5), а так, же танковый завод 'Красное Сормово', - производившее Т-34 (2962 танка в 1943 году) и завод ?92, (выпустивший в 1943 году 12269 ЗИС-3 и во втором полугодии 1855 ЗИС-2). В соседнем Дзержинске под удар могли попасть крупнейшие заводы по производству боеприпасов, ОВ, этиловой жидкости и стратегически важных химических веществ. По данным Википедии: 'каждый второй снаряд и каждая третья авиабомба, изготовленные в СССР, были выпущены заводом ? 80 (им. Я. М. Свердлова). Более 148 миллионов артиллерийских снарядов, мин и прочих изделий было выпущено на заводе во время Великой Отечественной войны'.
   Как и в реальности Люфтваффе могло бы разбомбить заводы в Ярославле, только в полном объеме, не только шинный завод, но и ЯАЗ. Так же приоритетная цель - Инструментальный завод ?2 в Коврове, главный производитель советских пулеметов. Далее на восток в зоне дальности Ю-88 и До-217 такие стратегические цели, как авиационные заводы в Казани (завод ?22 и ?387) и в Куйбышеве (заводы ?1,18) (главные производители соответственно Пе-2 (2433 машин в 1943 году на заводе ?22), У-2 (завод ?387 11000 'кукурузников' за войну) и Ил-2(8959 машин за 1943 год на 2-х заводах в Куйбышеве). Кроме того в Казани располагались: завод по производству авиамоторов, эвакуированный из Воронежа, а также завод по производству оптической продукции (к местному производителю присоединили эвакуированный из Ленинграда ЛОМО). На пределе дальности Ю-88 находится Ижевск, (в этом городе располагалось несколько заводов по производству винтовок и другого стрелкового оружия, что делало Ижевск главным центром по его производству в СССР). Чуть дальше на восток расположен Воткинск, там находился завод ?235, главный производитель 45мм противотанковых пушек (в 1943 году произвел 12 730 штук 45-мм пушек 53-К и 1 655 76мм ЗИС-3).
   Еще одна приоритетная цель - Саратов. Люфтваффе могли разбомбить его промышленность, как и в нашей реальности, но более интенсивно. Заодно немцы могли разрушить автомобильный завод в Ульяновске, выпускавший ЗИСы. Москву я сознательно исключил из списка целей, пытаться бомбить ее, это значит обрекать бомбардировщики на чудовищные потери, ПВО Москвы была самой сильной в СССР и одной из самых сильных в мире. Но были еще две возможности: во-первых, аэродромы на Таманском полуострове (удержание плацдарма на Кубани было одной из ошибок немцев, только в случае использования аэродромов на этом плацдарме был смысл в его удержании): немецкие средние бомбардировщики могли разрушить нефтедобычу в Грозном, производство марганца в Чиатуре (серьезный удар по производству брони), а также авиазавод ?31 в Тбилиси (производил ЛаГГ-3). На пределе дальности Ю-88 доставали даже Баку, удары по которому критичны для советского топливного снабжения. Во-вторых, это использование немногочисленных тяжелых бомбардировщиков Хе-177, я писал, что считаю этот самолет неудачным, но в реалиях 1943 года немцы могли совершить примерно 600 боевых вылетов Хе-177, в апреле-июне. Для этого самолета были 6 важнейших целей, которых он достигал с большой боевой нагрузкой: Танкоград в Челябинске, завод ?183 в Нижнем Тагиле, Уралмаш в Свердловске, Мотовилиха (один из главных артиллерийских заводов страны), мощные моторостроительные заводы в Перми и в Уфе. Понятно, что 600 вылетами эти гиганты индустрии не уничтожить, но по 100 вылетов тяжелых бомбардировщиков на каждый завод, безусловно, привело бы к серьезному падению уровня производства.
   Вывод такой: немцы имели реальный шанс устроить настоящий погром советской промышленности, нанеся тяжелейшие удары авиапрому, производству боеприпасов, автомобилей и стрелкового оружия, удар по танковому производству был бы менее тяжелым, но по любому чувствительным. Так же страшно представить последствия массированных ударов по нефтяным центрам и химической промышленности. Из-за реальных налетов РККА недополучила около 2000 танков и САУ, но что было бы, если бы ГАЗ, 'Красное Сормово' и завод ?38 были полностью разрушены серией налетов уже в апреле 1943, а затем немцы повторными налетами срывали попытки начать их восстанавливать до июля. В этом случае вплоть до зимы выпуск танков и САУ на этих заводах сорван, с учетом налетов Хе-177 пострадало и производство в Челябинске, Нижнем Тагиле и Уралмаше. Сколько тысяч танков и САУ недополучила бы Красная армия? А ведь частично парализованным оказалось бы и авиастроение, производство стрелкового оружия, фактически остановился бы советский автопром, серьезно бы пострадало производство артиллерийских орудий. В тоже время, именно на июль-сентябрь приходится пик потерь советской военной техники. Только в стратегических операциях в эти 3 месяца было потеряно 9064 танка и САУ, как бы развивались наши операции в случае кризиса производства танков и САУ? Разрушение части авиастроительных заводов позволяет Люфтваффе захватить и удерживать господство в воздухе. Сократятся и возможности по восполнению стрелкового оружия, артиллерии, автотранспорта. Ко всему этому нужно добавить топливный голод, из-за ударов по нефтеперерабатывающим заводам и месторождениям.
   Не факт, что РККА смогло бы начать мощное наступление после сражения на Курской дуге, да и получилось бы подготовиться к этому решающему сражению достойно? Повторюсь - резко сократились бы поставки бронетехники, боевых самолетов, стрелкового оружия, артиллерийских орудий. У немцев появлялись реальные шансы стабилизировать фронт до зимы 1944 года, а за это время создать мощную линию обороны по линии по Днепру и Луге, удерживая Брянск, Смоленск, Донбасс. А ведь никто не мешал противнику повторять стратегические налеты пусть и меньшими силами в следующем 1944 год, именно к январю 1944 года немецкая бомбардировочная авиация достигла своей максимальной численности. Исходя из всего вышесказанного, смею утверждать, что систематические стратегические удары Люфтваффе по объектам советского ВПК, химической и топливной промышленности вполне могли привести к истощению советской экономике и срыву способности Красной армии наступать, ну а позиционный тупик в 1943-44 годы вполне мог позволить Рейху уцелеть.
   Почему немцы этого не осуществили в реальности? Судя по всему во многом вина ложиться на начальника штаба Люфтваффе Ешоннека, который стремился применять Люфтваффе в качестве средства поддержки войск, а так же для ударов по железным дорогам (оперативные задачи). После его самоубийства, штаб возглавил Кортен, который как раз был сторонником стратегических бомбардировок. Далее цитирую книгу 'Боевые операции Люфтваффе. Взлет и падение':
   'Кортен в кратчайшие сроки подготовил предложения по сокращению сил непосредственной поддержки наземных войск на Восточном фронте и созданию, с одной стороны, стратегической бомбардировочной авиации и, с другой стороны, стратегической авиации ПВО. Последнее предложение (чему способствовали усиливавшиеся налеты англо-американской авиации на Рейх) было реализовано уже к сентябрю 1943 года, когда истребительные авиаэскадры ZG 26, ZG 76[ и JG З были отозваны с Восточного фронта и направлены на оборону Рейха. Другое предложение Кортена, о создании стратегической бомбардировочной авиации, натолкнулось на более активное сопротивление как со стороны Верховного командования вооруженных сил (ОКВ), все еще мыслившего категориями обеспечения максимально активной воздушной поддержки наземных войск, так и со стороны самого Гитлера. Однако в конечном итоге точка зрения Кортена победила, и в ноябре 1943 года, воспользовавшись неблагоприятными погодными условиями, ограничивавшими действия авиации, немцы начали выводить части непосредственной поддержки, действовавшие на Востоке, на переподготовку и сформировали особую часть самолетов-целеуказателей (II/KG 4). Управление всей системой было поручено IV авиакорпусу, прекратившему действия в качестве командования непосредственной поддержки в начале декабря 1943 года, и начало новых операций было намечено на февраль 1944 года. Совместно с министром военной промышленности и с разведкой был подготовлен план ударов по советским предприятиям и запасам материалов. Считалось возможным за счет тщательного выбора основных целей лишить Советский Союз 50-80 % производственного потенциала, составлявшего по оценкам немецкой разведки 3500 танков и 3000 фронтовых самолетов в месяц.
   ....Давление армейского руководства через Гитлера и события на Восточном фронте в период с августа по конец декабря 1943 года, описанные выше, не позволили отвести бомбардировочную авиацию в тыл для подготовки к стратегическому воздушному наступлению, намеченному на февраль 1944 года. Программа подготовки личного состава IV авиакорпуса была фактически завершена лишь к марту - апрелю 1944 года. Однако к этому времени наступление советских войск вынудило люфтваффе эвакуировать свою аэродромную инфраструктуру на запад, и многие важные цели (например, Горький) оказались за пределами радиуса действия Хе-111. В частях планировалась замена Хе-111 на Хе-117, но осуществление этого плана задерживали технические проблемы, и первые части, оснащенные Хе-117, появились на Восточном фронте (если не считать непродолжительного пребывания под Сталинградом в 1942 году авиаэскадры KG.50, закончившегося фиаско) лишь летом 1944 года, когда положение с топливом ухудшилось до такой степени, что ведение продолжительных бомбардировочных операций стало невозможным.'

   Еще одной причиной провала планов стратегических ударов по СССР стала безумная операция 'Малый блиц', когда в январе 1944 года немцы возобновили массированные налеты на Британию:
   'Операции против Великобритании начались с налета на Лондон в ночь на 21 января 1944 года. Едва ли есть основания сомневаться в том, что серия воздушных налетов была осуществлена по особому приказу Гитлера и имела своей целью скорее возмездие за массированные ночные бомбардировки Германии и подпитку внутренней пропаганды, которая была столь необходима в тот момент. Очевидно, что воздушное наступление, направленное в основном на Лондон, едва ли способно было помешать приготовлениям союзников к высадке. Налет 21 января обманул ожидания немцев. Система самолетов-целеуказателей провалилась, и лишь немногие самолеты смогли вообще долететь до Большого Лондона, сбросив на город всего 30 тонн бомб. Еще 270 тонн бомб было сброшено на окружающую сельскую местность. Поэтому следующий налет был произведен с тем же успехом лишь после восьмидневной паузы, 29 января. Результаты последовавших двух налетов до 13 февраля были еще хуже. 18 февраля удалось добиться значительного улучшения - на район цели было сброшено 175 тонн бомб, а к концу месяца результаты стали еще лучше. Вплоть до последнего налета на Лондон 18 апреля около 50 % от общего числа самолетов, участвовавших в вылетах в течение ночи, достигали района цели. Однако интенсивность действий неуклонно падала, и если 21 января было совершено 270 самолетовылетов, то в дальнейшем их число не превышало 100-140.Помимо многочисленных налетов на Лондон было совершено два налета на Халл и один - на Бристоль. Однако вновь увеличение дальности полета привело к навигационным ошибкам, и ни один из этих налетов так и не достиг цели. В случае налета на Бристоль бомбы упали довольно плотно в районе города Вестон, примерно в 30 км от цели.
   Хотя сами по себе эти налеты не имели отношения к приготовлениям люфтваффе к противодействию или нарушению планов союзников, огромное значение имел их катастрофический результат для бомбардировочной авиации на Западном фронте. Хотя непосредственные потери от действий британских истребителей и зенитной артиллерии составили около 135 самолетов (т. е. около 6 % от общего числа совершенных самолето-вылетов), люфтваффе понесли огромные потери по другим причинам. По крайней мере, часть этих потерь можно отнести на счет низкой квалификации экипажей, однако куда более значительные потери стали следствием удачных штурмовых ударов авиации союзников по аэродромам базирования. К началу апреля общая численность бомбардировочной авиации IX авиакорпуса едва достигала 200 машин (во многих случаях число самолетов в частях составляло 50 % или менее от штатной численности), а к концу апреля численность и вовсе упала до 170 машин.
   Только в последнюю неделю апреля воздушные операции немцев над Великобританией стали препятствовать приготовлениям союзников: два налета, 23 и 25 апреля, были направлены в основном против района Портсмута и скоплений судов, обнаруженных в устье реки Солент и в районе между Пулом и Суониджем. Хотя в этих случаях было совершено соответственно 100 и 130 вылетов, а за ними в течение трех ночей последовало несколько налетов меньшей интенсивности, все они оказались малорезультативными, несмотря на то, что действовать более активно ослабленная бомбардировочная авиация была неспособна. Причиной неудачи стала постановка британцами помех, препятствовавших работе радионавигационных приборов немцев, а также эффективное противодействие целеуказателям, от которых полностью зависел успех налета. Поэтому было решено, что, до тех пор пока эти трудности не удастся преодолеть, на успех подобных налетов в дальнейшем можно надеяться только в лунные ночи, причем придется смириться с более высокими потерями. Еще один, более целенаправленный налет был совершен на крупные корабли в районе Плимута ночью 30 апреля, когда в действиях IX авиакорпуса приняли участие около 15 специализированных противокорабельных самолетов из состава X авиакорпуса, вооруженных 1400-килограммовыми радиоуправляемыми бомбами 'Фриц-Х'. Однако и на этот раз не было поражено ни одной важной цели. После этого налета операций с применением управляемых бомб против Великобритании больше не проводилось.'

   Что тут можно сказать? Немцы совершили глупейшую ошибку, не правильно определив приоритеты бомбежек. Ну что давали удары по Англии в 1944 году, если уж она не капитулировала в 1940-41 году, когда ее бомбили тысячи самолетов, зачем ей это делать, когда шансы на победу достигают 99,9%? Потом, главной угрозой Рейха была РККА, а не высадка союзников, да и экономическое сердце англосаксов в США. Далее, как не обидно, но ПВО Британии однозначно превосходило ПВО Поволжья, наша авиация не имела настоящего ночного истребителя-перехватчика с бортовыми РЛС, а использовала обычные одноместные истребители, серьезно мы уступали англосаксам и в качестве РЛС, средствах РЭБ, а так же приборах управления зенитным огнем, кроме того, союзники начали использовать снаряды с радиовзрывателями, которые в несколько раз эффективней обычных снарядов. Так что, действуя с аэродромов под Псковом, в Прибалтике и Белоруссии, немцы даже в первую половину 1944 года вполне могли нанести мощные удары по промышленности Горького, Дзержинска и Кирова (около 5000 вылетов), что нанесло бы существенный ущерб мощи РККА и вызвало бы кризис в поставках самоходок Су-76, бронеавтомобилей, автотранспорта, истребителей Ла, боеприпасов, да и танки Т-34 с завода 'Красное Сормово' в войска бы не пошли. Впрочем, дальность полета позволяла Хе-177разрушить и авиазаводы в Казани и Куйбышеве, что стало бы настоящей трагедией. Конечно, остановить наступление РККА это уже не могло, но сильно притормозить наше наступление было вполне реально.
   Выводы простые: переломить ход Второй Мировой войны с помощью чисто военных методов было бы можно, только если решения принимались на стратегическом уровне. Успехи в отдельных операциях не могли дать такого эффекта. Слишком были велики ресурсы СССР и его союзников. Только отказ от нападения на СССР в 1941 году и выбор Средиземноморской стратегии, давал немцам шансы на победу, ну а стратегическое использование авиации на Восточном фронте давало шансы избежать поражения от Красной Армии. В общем, немцы имели шансы на победу в ВМВ благодаря наличной военной мощи, но из-за ошибочных действий и непонимания военно-экономических вопросов они эти возможности увидели слишком поздно.
   Возможность победы Германии во Второй Мировой Войне с помощью более ранней мобилизации промышленности и экономики и использования промышленности оккупированных стран.
   Наконец мы подошли к рассмотрению последней возможности Германии победить. По моему мнению, именно это самая опасная для противников Рейха альтернатива. Третий Рейх мог уцелеть или даже победить, в случае тотальной мобилизация промышленности Германии и оккупированных ее стран с лета 1940 года, когда стало ясно, что Британская империя откажется заключить почетный мир, а так же началось планирование нападения на СССР, или как худший для немцев вариант, начало такой мобилизации с зимы 1942 года, после провала наступления на Москву и вступление в войну США. Докажу свое утверждение статистикой и фактами.
   Для начала посмотрим на выпуск бронетехники. За весь 1941г. немцы смогли выпустить 941 легкий танк, 2325 средних танков, 540 штурмовых орудий, 12 самоходок, а всего 3818 танков и САУ. Причем все это сравнительно легкие и дешевые машины, массой не более 25 тонн. Германию в 1941г. бомбили сравнительно слабо, людские потери были еще не велики, проблемы с сырьем решались куда как проще, чем в 1944-45 годы. Возьмем для сравнения драматический для немцев 1944 год. В этом году немцы смогли выпустить: 7 легких танков, 3225 средних танков, 4627 тяжелых танков, 5758 штурмовых орудий, 599 самоходных лафетов, 3721 истребитель танков, а всего 18152 танков и САУ, и это без учета ЗСУ и вспомогательных машин. А ведь техника 1944г. была намного более сложной и дорогой чем в 1941г. Как, к примеру, сравнить Pz. III и 'Королевский Тигр'? Даже в разгромном для Рейха 1945 году немцы смогли осилить производство 4190 танков и САУ, и это за 4 месяца! Причем основная масса этой техники была выпущена в январе-феврале 1945 года, именно в январе 1945 года был достигнут один из пиков производства военной техники за всю войну! В январе 1945 года промышленность Рейха произвела 1771 танк и САУ, это всего на 5 штук меньше, чем за весь 1940 год! За первый квартал 1945 года выпущено 3907 танков и САУ, тогда как за весь 1941 год всего 3818.
   Вывод прост: начни немцы более ранний переход к тотальной войне, пик выпуска вооружений наступил в 1943году, когда бомбежки Союзников и нехватка материалов еще не играли большой роли. Уже в 1941-42 годы немцы могли бы произвести в 2 раза больше танков и САУ. Не сложно понять какие это имело бы последствия: немцы могли бы иметь во всех танковых дивизиях штатную численность техники, уже в 1941г. дать каждой моторизованной дивизии танковый батальон, и на год раньше развернуть существующие отдельные моторизованные полки и бригады в полноценные дивизии. Точно так же немцы медленно развертывали производство полугусеничных БТР, в 1941г. их выпустили всего 813 штук, тогда как в 1944-45 годы соответственно 9486 и 1285 единиц. Это объяснимо для легких БТР SdKfz 250 , которые до 1941г. выпускались как машины наблюдателей и транспортеры боеприпасов, а собственно бронетранспортеры пошли в серию только в 1941г., но SdKfz 251 были запущены в серию уже в 1939г., так что массовому выпуску этих машин в 1941г. уже ничего не мешало. В общем, даже страшно представить, куда бы немцы дошли в 1941-42г.г. имея в разы больше бронетехники, удалось бы их победить вообще? Кстати советская разведка, зная о возможностях немецкой промышленности, уже в 1941г. сообщала, что немцы достигли выпуска 1000 танков и САУ в месяц, нашим разведчикам и в голову не приходило, что немецкие военно-промышленные мощности, по сути, простаивают. И такое же положение было с выпуском всей остальной техники: за 1944г. немцы выпустили ее больше, чем за 1940-42 годы!
   Кроме того, немцы практически не использовали военные мощности стран Западной Европы для выпуска бронетехники, притом, что трофейную технику этих стран немцы применяли довольно активно, и по прямому назначению, и переделывая танки в САУ, тягачи, транспортеры боеприпасов.
   В Голландии немцы захватили производственные мощности компании DAF, которая в 1939г. выпустила малой серией (больше ВС Нидерландов не заказали) бронеавтомобили М39. Эти тяжелые бронеавтомобили по своим возможностям превосходили ранние немецкие броневики, и не уступали серийно выпускавшимся. Трофейные броневики немцы применяли на Восточном фронте до 1943г., но кто мешал уже в 1941г. выпускать серийные эти бронемашины для нужд Вермахта? За 1941-44 годы вполне можно было выпустить несколько сот М39, что было бы серьезным подспорьем для парка немецких тяжелых бронеавтомобилей, которых немцы выпустили около 1600 штук.
   Главным же призом Третьего Рейха была французская военная промышленность. Думаю, что любители военной техники хорошо знают историю использования трофейной французской бронетехники, и пересказывать ее не имеет смысла. Я предлагаю посмотреть, какие образцы техники немцы могли бы запустить в производство в 1941г. и как их использовать:
   - Немцы могли запустить в производство легкий пехотный танк Рено-40, очевидно, что в основном варианте он был им не нужен, так как был слишком медленный -20 км/ч. Но R-40 вполне можно было выпускать в качестве противотанковой САУ. Известно, что в 1941г. немцы переделали раннею модификацию этого танка - R-35 в самоходку с 47мм противотанковым орудием. Понятно, что для такого танка это была слишком слабая пушка, ее же немцы ставили на шасси от Pz -I, но у Франции были захвачены тысячи 75 мм орудий образца 1897г, которые вполне годились для использования в качестве ПТО. Немцы их ставили на лафет своей 50 мм противотанковой пушки, что же мешало выпускать САУ с такими орудиями? По французским планам с июня 1940 года должны были выпускаться по 120 Рено-35/40 в месяц, думаю, что те же самые заводы Рено под властью Рейха вполне могли освоить выпуск 60 САУ на шасси этого танка в месяц. Впрочем, выпускать шасси этого танка имело смысл до перевода производства на более совершенную модель, и такая модель была французами разработана это:
   -Гочкис -39. Легкий кавалерийский танк, по ТТХ похож на чешский Pz-35t, но намного лучше бронированный. Именно его можно было выпускать в 1941-42г.г. как легкий танк, в дополнение к Pz -38t и Pz -I I, после приведения в соответствие с немецкими стандартами. Этот танк можно было применять как в линейных частях Панцерваффе, так и поставлять союзникам: Италии, Румынии, Финляндии. Ну а с 1943г. наладить производство противотанковых САУ по типу 'Мардер' и самоходных лафетов 105 мм гаубиц, таких как 'Веспе'. Кстати подобные САУ немцы делали и в реальности, правда, переделывая трофейные Гочкисы. До поражения французы планировали довести производство этого танка до 300 штук с октября 1940 года. Для оснащения Вермахта достаточно и 150 шасси этого танка в месяц.
   -Средний танк Сомуа-40. На 1940г. один из лучших средних танков в мире, с противоснарядным бронированием, превосходил по огневой мощи и защищенности немецкий Pz -I I I вплоть до 1942г. Опять же, немцы вполне могли запустить в производство его модификацию по немецким стандартам, с 50 мм пушкой и одновременно штурмовое орудие, которое французы разработали аккуратно к своему разгрому. Сомуа можно было выпускать до 1943г., для Вермахта и союзников, а потом только штурмовые орудия, с 48 калиберной 75 мм пушкой. Правда французы потему-то планировали выпускать Сомуа мизерными темпами по 16-20 танков в месяц Зато производство В-1Бис довести до 50 штук в месяц. В случае замены производства тяжелых танков на Сомуа-40, даже при половинном выпуске мощностей тяжелых танков немцы бы могли выпускать по 50-60 шасси Сомуа в месяц.
   -Бронеавтомобиль Панар-178. Еще один очень удачный бронеавтомобиль, который Вермахт и СС активно использовали в качестве трофейного, но не запустили в производство на французских заводах. По французским планам производство этого броневика планировали довести до 60 машин в месяц, даже с половинным производством это означает возможность выпуска с октября 1940 года до конца 43 года около 1200 этих броневиков.
   -БТР Лорэйн -38Л. Немцы использовали трофейные БТР в качестве тягачей артиллерийских орудий, а потом 285 переделали в САУ. Что мешало наладить выпуск тягачей и САУ на этом шасси?
   -танкетки Рено UE. Французы их выпустили до своего разгрома 4496 штук, немцы очень охотно их использовали в качестве тягачей для противотанковых и легких зенитных орудий. После разгрома Франции можно было выпустить еще несколько тысяч таких тягачей.
   В общем, используя мощности французской промышленности, можно было выпустить за 1940-43г.г. примерно 9000-10000 танков и САУ, 1200 бронеавтомобилей, 1800 тягачей Лорейн, до 3000 танкеток-тягачей. Трудно сказать, смогла ли танковая промышленность Франции работать под бомбежками в 1944г., но по любому даже выпущенная техника могла бы стать серьезным подспорьем как для Панцерваффе, так и для союзников Рейха.
   Та же картина вырисовывается и производством авиационной техники. Для начала приведу данные по выпуску самолетов разными странами в годы Второй мировой войны, взятые из книги Мельтюхова 'Упущенный шанс Сталина':
   Год Германия Италия Япония Великобритания СССР США
   1939 8295 1750 4467 7940 10362 5856
   1940 9867 3257 4768 15049 10565 12813
   1941 10940 3503 5088 20094 15735 26289
   1942 14664 2813 8861 23672 25436 47836
   1943 24365 1930 16693 26263 34884 85898
   1944 40482 28180 26461 40261 96318
   В 1945 году, в чудовищных условиях немецкая промышленность произвела 7539 самолетов, за 4 месяца, причем фактически с апреля производство встало.
   Какие выводы напрашиваются из этой таблицы? Такое ощущение, что ВПК Германии до 1942 года словно работал в режиме мирного времени. В 1939 году он выпускал самолетов меньше СССР, но больше Англии, однако ситуация меняется в 1940г., англичане мобилизуют промышленность и вырываются на первое место в мире, по производству самолетов, нейтральные СССР и США тоже опережают Германию по выпуску боевых самолетов. В 1941 году немцы, не закончив войну с Британской империей, нападают на СССР, при этом прирост производства самолетов чуть больше 10%. СССР и особенно Великобритания очень сильно отрываются от немцев, сильно нарастив свое авиапроизводство, а нейтральные США выпустили самолетов больше, чем все страны Оси вместе взятые. Но вот наступает 1942 год, блицкриг захлебнулся, СССР и Англия наращивают авиапроизводство, да и еще в войну вступили США с их огромной индустрией. По логике немцы обязаны форсировать выпуск самолетов, но ничего подобного - за год прирост всего на 34%, притом, что Рейху противостоят 3 самые сильные авиационные державы мира. Даже Япония нарастила производство на 74%! А вот СССР и США стремительно наращивают авиапроизводство, их разрыв с Рейхом все увеличивается. И вот в 1943 году немцы берутся за ум, и наращивают производство самолетов на 68%, однако Великобритания и СССР тоже наращивают производство, и Германия не может их догнать. США же выпустили самолетов больше, чем СССР и Великобритания вместе взятые! Японцы же действуют еще энергичней, и почти удваивают авиапроизводство. А дальше случается чудо: в 1944 году, несмотря на нехватку сырья, горючего, ковровые налеты немцы увеличивают производство самолетов на 2/3 и вырываются на 2-е место в мире. Японцы обогнали Великобританию. Но время упущено, СССР тоже перепрыгнул рубеж в 40000 самолетов в год, а США смогли выпустить почти 100 тысяч самолетов. В 1945 году немцы за 4 (фактически 3) месяца смогли произвести почти столько же самолетов, сколько в успешном 1940 году.
   Вывод прост: начни немцы более ранний переход к тотальной войне, пик выпуска вооружений наступил в 1943году, когда бомбежки Союзников и нехватка материалов еще не играли большой роли. Если в тяжелейших условиях 1944г. немцы выпустили больше самолетов чем в 1940-42 годы, то, сколько бы они выпустили машин в условиях тотальной мобилизации с лета 1940 года? Думаю, что в 1940 г. можно было выпустить до 12000 самолетов, в 1941 году 20000 машин, в 1942 году 32000 машин, а в 1943-44 году по 42-45000 самолетов в год. Т.е. вместо 100,3 тысяч машин в строю было за 1940-44 годы, выпустили бы где-то 151000 машин. Думаю, не нужно объяснять, как это бы отразилось на ситуации на Восточном фронте, где бы шла линия фронта в январе 1945 года в этом случае? Вряд ли бы мы вошли в Европу, скорее всего немцам бы удалось стабилизировать фронт по линии Луги - Ловати - Днепра, а разрушения от налетов в советских городах были бы на порядок большими. Хотя, в этой жуткой реальности возможны и большие успехи Вермахта, с выходом его к Волге на всем протяжении реки и занятием Закавказья. Тогда возможна и победа Рейха в войне. Ведь за 1940-1942 годы немцы дополнительно получили 28,5 тысяч самолетов! Люфтваффе практически удваивают свою численность. Еще сильнее бы поменялась ситуация в небе Рейха, разрушения от налетов снизились бы в 2-3 раза, что позволило бы сохранить работу заводов синтетического горючего и еще быстрее наращивать выпуск военной техники. Фактически спираль наоборот - больше самолетов, меньше разрушенных заводов, еще больше выпущенных машин. Вряд ли союзники смогли в такой ситуации, успешно высадится в Нормандии, в лучшем бы случае англосаксы бы получили мясорубку в Нормандии, а вместо освобождения Франции пришлось бы вести многомесячные бои по расширению плацдарма. Да и Африканская компания затянулась бы до 1944 года, Мальта бы пала в 1942 году, а Вермахт возможно бы мыл ноги в Суэцком канале и Индийском океане. Думаю, что в таком варианте Вторая Мировая бы продлилась на несколько лет, мы бы читали про рейды В-29 на Берлин, ядерные удары по немецким городам и химические по британским...
   Можно возразить, что не хватило бы летчиков для такого прироста производства машин. Но, во-первых, немцам все равно пришлось наращивать подготовку пилотов. До 1943 года их готовили 2 года, а потом они постепенно вводились в боевые действия, первые полгода скорее наблюдая за ведением боевых действий. Понятно, что воюя с такими державами как СССР, США, Англия это непозволительная роскошь. Так что, сократив сроки подготовки (например, зачем пилоту 6 месяцев общевойсковой подготовки, он же гитлерюгенд или РАД прошел) можно было постепенно нарастить численность пилотов, а не так лихорадочно как в 1944 году. Во-вторых, кто мешал иметь самолетов больше чем пилотов? Понятно, что не стоит повторять опыт Франции, где на пилота приходилось до 3-х самолетов, но иметь на 30-50% больше самолетов вполне допустимо. Это повысит боевую устойчивость эскадр, позволяя быстро возмещать потери. Начало массового выпуска самолетов с 1942 года дало бы меньший эффект, но тогда бы немцы смогли бы выпустить уже в 1942 году до 24000 самолетов, и по 40-45000 в 1943-44 годы, даже в этом случае немцы получают где-то 28-30 тысяч дополнительных самолетов.
   Еще один вывод из таблицы касается союзников Германии, кто чего стоил. Ясно видно, что Япония, безусловно, великая держава и оттягивала на себя много сил англосаксов, а вот Италия выглядит убого. Страна, претендовавшая на статус великой державы, умудрилась опозориться практически во всех сферах военного дела, кроме боевых пловцов и действий подводных лодок и малых сил. Под стать 'величию' был и итальянский ВПК, выпустивший за 1940-42 годы самолетов меньше, чем Германия или СССР за один 1940 год.
   Кроме того, как и с бронетехникой можно отметить крайне слабое использование промышленных мощностей оккупированных стран. Посмотрим теперь, что упустили немцы в авиапроме?
   Главным призом Третьего Рейха была французская авиационная промышленность. За первое полугодие 1940 года французы выпустили около 2500 самолетов, причем имелись огромные запасы для роста производства самолетов. Думаю, что свободная Франция вполне могла производить примерно 40% от выпуска Великобритании. Понятно, что оккупированная страна такими показателями похвастаться не могла. Но 10-12 тысяч самолетов за 1941-44 годы она вполне могла произвести. В реальности объемы производства были такими. Собственно французских машин выпустили 515 транспортников Кодрон-445/54 и 183 многоцелевых самолетов Потез-6311 (тактический аналог Bf-110, но скорость на 100 км/ч меньше). Немецких машин выпустили следующее количество: 293 разведчиков Fw-189 'Уху', 168 легких транспортников Si-204, 784 связных Fi-156 'Шторх', 170 учебных и связных Bf-108, 516 транспортников Ju-52, 23 легких гидросамолетов Аr-196 и 48 средних Dо-24, а так же некоторое количество учебных Аr-396. Т.е. округленно 2750-2800 машин. Кроме того, несколько сотен истребителей Девуатин-520 было выпущено для авиации Виши в 1941-42 годы. Скажем так не густо, для великой авиационной державы. Понятно, что немцы прояви больше ума и воли вполне могли заставить французов произвести в 4 раза больше самолетов, что было вполне по зубам даже ослабленной французской промышленности. Что касается саботажа, то тут немцы вполне могли применить что-нибудь из 'восточных наработок'. Например, круговую поруку среди французских рабочих и инженеров, с прямой ответственностью за качество постройки. А чрезмерный брак вполне лечился бы расстрелами заложников или отправкой в концлагеря. Французы это не безбашенные русские, восточные украинцы, белорусы или сербы. Самоубийц среди них было бы мало. Что же в этом случае немцы могли бы выпускать на французских заводах? По логике проще конечно было выпускать французские машины, так что их можно было выпустить где-то 4200 штук, а так же примерно 7000 немецких машин.
   - Немцы могли наладить действительно массовое производство лучшего французского истребителя Девуатин-520. Этот самолет по ТТХ несколько уступал Bf-109Е, но превосходил Харрикейн, а так же, большинство итальянских истребителей ВМВ. Их истребители 1940-42 годов это уровень советских И-16/153, исключение - истребитель Макки-202, которых за 1941-43 года построили всего 1150 машин. Так что вполне логичен его выпуск для передачи ВВС Италии, Румынии, Венгрии, Финляндии, Болгарии. Интересно, что трофейные Девуатины и так передавались этим странам, но в нашем варианте идет массовая поставка новеньких французских самолетов, а не только трофейных машин. Это одновременно усилит ВВС союзников Германии, и сохранит немецкие истребители для Люфтваффе. Этих машин можно было выпустить 2160 штук. В реальности есть сведения, что немцы попытались в 1943-44 году возобновить выпуск этого самолета, и было собрано до 150 самолетов, но до строевых частей они не дошли, так как завод разбомбили англосаксы.
   -Лео-451. Средний бомбардировщик, по ТТХ близок Do-215, максимальная скорость до 480 км/ч, дальность до 2900 км, бомбовая нагрузка 1500 кг. Можно было выпустить 600 штук. Что стало бы неплохим дополнением к ВВС союзников Германии.
   -Что касается реально выпускавшихся Кодронов и Потезов, то их можно было выпустить по 720. Кодроны пойдут на усиление вспомогательных частей Люфтваффе, дополняя Si-204, Fw-58, а Потезы частично в учебные части, частично союзникам.
   Теперь о немецких самолетах: самыми ценными были Ju-52 и Fw-189, их можно было соответственно выпустить 1720 и 980 машин. Гидросамолетов соответственно 160 Dо-24 и 80 Аr-196. Производить 2600 Шторхов было лишним, хватило бы и 1200, а вместо 1400 Fi-156 можно было выпустить такое же количество учебных машин, например Ар-96. Аналогично и с Bf-108, 570 машин много, достаточно 300, а вместо остальных выпустить учебные машины. Si-204 можно выпустить 560 штук, Аr-396 -330. Таким образом, авиапром Франции мог выпустить следующее количество немецких самолетов: 1720 средних транспортных Ju-52, 560 легких транспортных Si-204, 980 ближних разведчиков Fw-189, 240 гидросамолетов Аr-196 и Dо-24, 1200 связных Fi-156, 300 связных Bf-108, 2000 учебных самолетов Аr-96/396. Если разведчики, средние транспортники, гидросамолеты и связные самолеты интересны как дополнение к реально выпущенным машинам, то вместо 1900 лишних учебных самолетов позволят выпустить несколько сотен боевых самолетов на заводах Германии.
   В странах Бенилюкса тоже было несколько авиастроительных компаний, причем 'Авиаланда' выпускала по лицензии немецкий гидросамолет Dо-24, выпуск был начат еще до войны, после оккупации собрали 159 машин. Так же в Голландии выпустили на заводах Фоккера 708 немецких учебных самолетов Bü -181. Заводы фирмы Колховен и мощности Бельгии не были, судя по всему, задействованы в производстве. Понятно, что в случае своевременной мобилизации промышленность Бенилюкса могла выпустить где-то 2000 машин: 320 Dо-24, 240 Аr-196 (на заводах Колховена) и примерно 1440 учебных машин.
   Не использовался и авиапром Польши, где было 5 авиазаводов. Понятно, что немцы не хотели доверять полякам производство сложных машин, но с другой стороны глупо не использовать польский авиапром, которых строил, в общем, то не плохие самолеты. По логике за 1940-44 годы польские заводы могли выпустить то же где-то 2000 машин. Для уровня польского производства самые удобные машины это учебные Go-145, а так же имел смысл возобновить выпуск Hs-123. Эта старая машина оказалась неожиданно эффективной в условиях Восточного фронта, Рихтгофен настаивал на восстановлении ее выпуска, но отсутствовали свободные мощности. Однако если использовать польские заводы, можно было собрать примерно 800 этих машин. Go-145, можно было бы собрать где-то 1200, причем использовать их как ночные бомбардировщики.
   Думаю, что не сложно понять, что принесло бы немцам и их союзникам такой прирост производства авиатехники за счет Франции, Бенилюкса, Польши. Страны Оси получили бы дополнительно более 11500 самолетов.
   Во-первых, резко бы возросли возможности слабых авиаций союзников Германии за счет французских истребителей и бомбардировщиков. 1500 Девуатинов-520 очень бы облегчило итальянской авиации борьбу с британцами, позволив переключить все бипланы Gr-32/42 на решение штурмовых задач. Да и ЛеО-451 был на уровне лучших самолетов ВВС Италии. Аналогично можно сказать про Румынию, Венгрию, Финляндию. Девуатины-520 и ЛеО-451 лучше большинства самолетов стоящих в реальности на вооружении их ВВС в эти годы. Если сравнивать с советскими самолетами, то Де-520 лучше наших истребителей И-16/153 и ЛаГГ-3, а так же Ленд-лизовских Харрикейнов. Так же он вполне мог противостоять Як-1 или Р-40. ЛеО-45 как дневной бомбардировщик лучше СБ.
   Во-вторых: дополнительные 687 Fw-189 позволяли значительно улучшить разведку и корректировку артогня в прифронтовой полосе, а так же появлялась возможность переделать часть 'Рам' в ночные истребители для борьбы с советскими ночными бомбардировщиками По-2 и Р-5.
   В- третьих, 800 Hs-123 весьма усиливали возможности немецкой штурмовой авиации, до середины 1943 года. После этого периода их можно эффективно применять для борьбы с партизанами (советскими и югославскими), да и в качестве ночных бомбардировщиков. 1200 дополнительных Go-145 можно использовать как ночные бомбардировщики, в реальности немцы создали свои 'ночные штурмовые группы' в 1942 году. Используя польский ВПК их можно значительно усилить, придав усиленную группу каждой армии. В-
   четвертых: 1204 дополнительных Ju-52 и 392 Si-204 могли бы очень усилить немецкую военно-транспортную авиацию, что позволило решить целый круг задач: снабжение наступающих войск, вырвавшихся на оперативный простор; переброска личного состава авиационных частей на другие ТВД; эвакуация раненых; снабжение и эвакуация отрезанных войск (Демянск, Сталинград, Тунис, Крым); возобновление десантных операций. Несколько сот дополнительных связных самолетов повысят мобильность командования и скорость принятия решений немецкими войсками. Si-204 можно применять как учебные, или ночные бомбардировщики. Все выше перечисленное относится и к дополнительным Fw-108 и 'Шторхам'.
   В- пятых: усиление морских сил Люфтваффе за счет дополнительных 300 Аr-196 и 270 Do-24. Эти 570 гидросамолетов могли решать широкий круг задач: разведка, ПЛО, разминирование (До-24 можно было применять как тральщики магнитных мин), ночные бомбардировщики, постановка минных заграждений, поисково-спасательные операции. Кроме того Do-24 могли применяться для снабжения войск в Норвегии и Северной Африке.
   В- шестых: выпуск дополнительных 3230 учебных самолетов Аr-96/396, Bü-181 и Go-145 в оккупированных странах, позволят немецкой промышленности, сосредоточится на выпуске боевых самолетов, это означает примерно 1000 дополнительно выпущенных истребителей Bf-109.
   Однако, Люфтваффе это не только самолеты, это и еще зенитная артиллерия. И зенитная артиллерия, оставаясь в тени авиации, наносила противнику сопоставимый урон, будучи очень универсальным средством ведения войны. Кстати можно наглядно посмотреть, почему немцы выпустили танков и минометов меньше, чем СССР, все съели подлодки и зенитки.
   Посмотрим на производство зениток в Третьем Рейхе (Данные из книги Широкорада 'Бог войны Третьего Рейха':
   Поступление 2-см автоматов в вермахт (шт.)
   Установка 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945
   Flak 30 и Flak 38 95 863 873 2502 3732 5041 739
   Flakvierling 38 42 320 599 483 573 123
   Поступление 2-см автоматов в люфтваффе (шт.)
   Установка 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945
   Flak 30 и Flak 38 1160 6609 11006 22372 31503 42688 6339
   Флак фирлинг 38 это счетверенная система, что вроде нашей ЗПУ-4.
   Кроме того, выпускалась еще строенная 20мм установка на основе авиационной пушки МG-151. Производство строенной установки было начато в 1944 г. - была изготовлена 3141 установка (9423 автомата), а в 1945 г. еще 973 установки (2919 автоматов). Всего немцы выпустили 4114 установок (12342 автоматов).
   Если суммировать по годам, то получается следующий выпуск (за расчет берется количество собственно автоматов): 1939г. -1255, 1940г. -7640, 1941г. -13159, 1942г. -27270, 1943г. -37167, 1944г. -59444, 1945г. -10489. Кроме того в 1944 году изготовили 32 30мм зенитки, а в 1945г. -339. Для сравнения в СССР выпустили 5334 25мм зенитных автоматов и около 40000 ДШК.
   Поступление 37мм автоматов:
   Орудия вермахта: 3,7-см установок Flak 36 получено в 1942 г. 27 штук, в 1943 г. - 592 и в 1944 г. - 559 установок; в 1945 г. поставок не было. В 1944 г. получено 776 установок Flak 43 и в 1945 г. - еще 152 установки. В 1944 г. получено 142 спаренные установки Flakzwilling 43 и в 1945 г. - 43.
   Количество 3,7-см автоматов, поставленных люфтваффе (шт.)
   Установка 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945
   Flak 36 180 675 1188 2136 4077 3620 158
   Flak 43 54 4684 1180
   Если суммировать по годам, то получается следующий выпуск (за расчет берется количество собственно автоматов): 1939г. -180, 1940г. -675, 1941г. -1188, 1942г. -2163, 1943г. -4723, 1944г. -9923, 1945г. -1576. В СССР за тот же период произвели где-то 18000 37мм зениток.
   Поступление 88мм орудий:
   Производство 8,8-см пушек Flak 36 и 37 для люфтваффе (шт.)
   1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945
   183 1130 1872 2876 4416 5933 715
   Вермахт впервые получил 8,8-см пушки в 1941 г. (126 пушек). В 1942 г. получено еще 176 пушек, в 1943 г. - 296, в 1944 г. - 549 и в 1945 г. - 23 установки.
   Суммарно по годам: 1941г. -1988, 1942год -3052, 1943 год -4712, 1944 год -6482, 1945г. -738. Кроме того немцы освоили производство длинноствольной Flak 41, к сожалению не нашел количество выпущенных систем, но известно что на февраль 1944 года было 279 орудий. Всего выпустили по логике где-то около 1500 этих систем. В СССР за этот период выпущено около 15000 76-85мм зениток.
   Поставки от промышленности 10,5-см зенитных пушек Flak 38 и Flak 39 (шт.)
   1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945
   38 290 509 701 1220 1131 92
   Уменьшение выпуска этих систем в 1944 году не должно удивлять, немцы с конца 1941 года освоили выпуск зенитных монстров -128мм зениток. На август 1944г. в строю было 449 одноствольных и 27 спаренных систем, а на февраль 1945 года 569 одноствольных и 34 спаренных систем. Так что к 3981 105 мм зениток, нужно прибавить до 700-800 128мм систем.
   Так что и с зенитной артиллерией мы видим ту же картину: постепенный рост производства до 1943г. и массовый прирост производства зенитных орудий в 1943-44 годы. Даже за начало 1945 года немцы смогли произвести почти столько же зениток, сколько было выпущено за весь 1940 год! Понятно, что в случае своевременной мобилизации промышленности, немцы уже в 1943 году смогли бы превзойти уровень производства реального 1944 года. Так что за 1940 -44г. немцы бы смогли дополнительно выпустить, где то 38000 20мм автоматов, 10000 37мм зениток, более 4000 88мм орудий, 800 105мм зениток, а так же около 200 128 мм систем. Понятно, что при таком насыщении зенитными средствами ПВО Рейха стало бы настоящим адом для бомбардировочной авиации союзников. Еще сильнее такое насыщение зенитками отразилось бы на ситуациях на фронтах. Думаю что все ¾ 20мм зениток, половину 37мм и половину 88 мм орудий передали бы на фронт, как в подчинение Вермахта, так и Люфтваффе. Скажем уже в 1941г. немцы смогли бы дать каждой пехотной дивизии роту из 12 20мм орудий, а моторизованные соединения получили бы зенитки в каждом батальоне (в реале немцы обходились ЗПУ на основе МГ-34). Ну а к 1943 году немецкая бы пехотная дивизия имела бы по роте 20 мм орудий в каждом пехотном полку, и роту из 9 37мм зениток или 20мм 'Фирлингов' на дивизионном уровне. ПВО танковых и панцер-гренадерских дивизий вообще бы стало запредельным. Разумеется, усилились бы и зенитные части приданные корпусам, армиям, группам армий. Это имело бы огромный эффект:
   Во-первых, немецкие сухопутные части получили бы мощнейшую ПВО, которая бы обескровила наши штурмовые и ночные бомбардировочные части, а так же истребительно-бомбардировочную авиацию союзников. Соответственно, снизились бы потери немецких войск.
   Во-вторых, в наступлении зенитные части поддерживали свои войска огнем. 20мм пушки играли бы роль отсутствующих крупнокалиберных пулеметов, 88 мм орудия отлично справлялись с уничтожением ДОТов, да и 37мм зениткам бы нашлась работа.
   В-третьих: резко бы выросла устойчивость немецких частей в обороне. Зенитные средства представляли бы смертельную угрозу наступающей пехоте, малокалиберная зенитная артиллерия очень опасна легкой бронетехнике, а при удачной ситуации и средним танкам. Ну а 88мм зенитка очень опасное противотанковое средство, особенно против английских танков.
   Так что немцы обороняются и наступают успешней, а в небе Люфтваффе, которые раза в 2 больше, чем в нашей реальности.
   Таким образом, начни Третий Рейх мобилизацию ВПК летом 1940 года и используй военно-помышленный потенциал оккупированной Европы по полной, противник получал реальный шанс нанести военное поражение СССР, отбросив советские войска за Волгу и Северную Двину, а так же не допустить высадку войск США и Великобритании в континентальной Европе. Если бы эти мероприятия были начаты на год раньше, чем в реальности - зимой 1942 года, немцы бы могли затянуть войну на очень длительный срок, а дальше появляется шанс на сепаратный мир с противниками. Так что, именно массовой выпуск довольно качественной и современной техники, а не какое-то чудо-оружие, давало бы шанс Германии на приемлемые итоги войны. Воинского умения немцам, в общем, то хватало, не хватало именно необходимого количества техники. Когда техники стали выпускать много (1944 год - зима 1945 года) время было упущено. Противники Германии научились хорошо воевать, а их военное производство так же достигло пиковых показателей. Шанс на победу был в 1941-42 годах, именно в эти годы немцы должны были добиваться решительных успехов. Они приближались к ним, но всякий раз терпели унизительное поражение: Москва, Сталинград, Кавказ, Эль-Аламейн. И терпели их из-за элементарной нехватки техники и ресурсов. Например, когда Роммель подошел к Эль-Аламейну летом 1942 года, у него оставалось всего 26 исправных танков! А если бы их было 260? Он бы дошел до Суэцкого канала. Аналогично и Восточный фронт. В реальной истории, немцы, чтобы усилить группировку на южном направлении, изъяли по танковому батальону из состава танковых дивизий ГА Север и Центр. С отмобилизованной промышленностью в каждой танковой дивизии и так по 3 танковых батальона плюс по танковому батальону в составе моторизованной дивизии, а в небе в 2-3 раза больше немецких самолетов. Как СССР выиграет войну после падения Сталинграда, Астрахани, Ленинграда и Кавказа? Если в реальной истории шанс у немцев все это захватить в 1942 году был, то в альтернативе они захватывают нужные объекты гарантированно.
   Выводы.
   Как мы видим, победа Германии во Второй Мировой Войне была возможна, хоть и маловероятна, судьба войны решалась на Восточном Фронте. Открыв его агрессией против СССР, Третий Рейх фактически подписал себе смертный приговор, поскольку именно Советский Союз был самым опасным противником для немцев. Могли ли немцы победить СССР? С очень небольшой долей вероятности - да, причем мы понимаем под победой, не оккупацию всей страны, а только ее европейской части по линии Архангельск-Астрахань, а так же Закавказья. Гораздо больше шансов для немцев свести войну с СССР к ничейному результату, истощив наши резервы и обескровив армию. Нужно понимать, что захват полного мирового господства странами Оси скорее относится к области чистой фантастики. Полностью покорить СССР и США физически невозможно в реалиях 1940-х годов. Главным открытием стало преобладание военно-экономических и отчасти политических факторов над чисто военными и техническими. Вопреки распространенному мнению именно поздняя мобилизация ВПК и неправильные приоритеты в развитии военной техники стали главными причинами поражения Германии. Из чисто военных факторов только правильная оценка значения стратегических ударов по ВПК Советского Союза дала бы возможность избежать военного краха. Но стратегические удары с воздуха все-таки ближе к военно-экономической стороне вопроса. Так что же могло реально спасти Третий Рейх от поражения?
   1) Ранняя мобилизация военной промышленности летом 1940 года, или, в крайнем случае, в начале зимы 1942. Такая мобилизация позволяла резко повысить насыщенность вооруженных сил Германии бронетехникой, артиллерией, самолетами, что означает уже не количественные, а качественные изменения. Третий Рейх имел все возможности для такой тотальной мобилизации, и, в общем-то, ее успешно осуществил в 1943-44 годы, но время было уже утеряно безвозвратно. СССР и Англосаксы во многом выиграли именно благодаря своевременной мобилизации промышленности.
   2) Как дополнение к первому пункту можно рассматривать так же мобилизацию и полное использование мощностей оккупированной Европы. Вопреки общему мнению, только ВПК Австрии и Протектората Богемии (Чехия), были интегрированы с ВПК Германии и успешно работали. Военная промышленность стран оккупированных немцами в ходе Второй Мировой Войны использовалась очень ограниченно, особенно это касается ВПК Франции, Бенилюкса и Польши.
   3) Строительство дорогих и не слишком удачных боевых кораблей до войны и в ее начале, а так же форсированное строительство подводных лодок в конце войны стало фатальной ошибкой, построенные тяжелые крейсера и новые подводные лодки себя не окупили, это же относится и к недостроенному авианосцу 'Цеппелин'. Если бы эти средства, а так же средства, затраченные на производство ракет ФАУ-2, пошли на развитие сухопутных войск и зенитных частей, эффект был бы многократно выше.
   4) Лучший способ избежать поражения Рейха во Второй Мировой войне это отказ от нападения на СССР в 1941 году, а в идеале полный отказ от войны с нашей страной. Оставшись один на один с англосаксами, страны Оси гарантированно доминировали на суше, получали возможность разрушить Британскую колониальную империю, а так же сорвать любую высадку в Европе англосаксонских войск.
   5) Значительно увеличивал шансы на успех немцев и сепаратный мир с кем-то из участников большой тройки: СССР, США и Великобритания, что приводило к резкому изменению баланса сил и геополитической обстановки.
   6) Чисто военным способом не проиграть эту войну был своевременный разгром советского ВПК и топливной промышленности. Разрушение с воздуха ключевых производств в Европейской части СССР и обвал снабжения Красной Армии топливом, боеприпасами, бронетехникой, стрелковым оружием, самолетами и артиллерийскими орудиями делал невозможным коренной перелом в войне. Даже страшно, насколько реально был высок шанс Люфтваффе, переломить обратно в пользу немцев, ход войны, и счастье, что немцы последовательно упускали эти шансы. А вот на суше и море такая возможность наличными средствами практически отсутствует.
   7) Значение новых технологий и оружия сильно преувеличивается, новое оружие не было таким уж эффективным, а главное противники быстро создавали свои аналоги или средства противодействия. Так что гораздо важнее была его технологичность и готовность промышленности наладить массовый выпуск.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"