Бельская Александра : другие произведения.

Кот и Дракон

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот, муз как- то раз ушел, а мне захотелось написать какой- нибудь фанфик. В общем, прошу любить и жаловать! Муз в шоке и в истерике, но я не сдаюсь!

  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 1. Где я? И кто я? И что мне теперь делать?!
  
  
  
  
***
  
  В глаза ярко светило солнце. Я попытался укрыться с головой, чтобы спрятаться от него, но вместо моего любимого теплого одеяла нащупал что-то тонкое и совсем не греющее. В недоумении чуть приоткрыв глаза, я тут же широко распахнул их от удивления. Комната, в которой я находился, явно не являлась моей, потому что засыпал я в своей двухкомнатной квартире, а проснулся в деревянном доме.
  
  Сначала я подумал, что надо мной так подшутили друзья. Зная Лиса и Тень, можно было ожидать чего угодно. Но тут мою голову пронзила внезапная боль, и я схватился руками за виски. По пальцам прокатилась волна тепла, и острая боль резко прекратилась, а я вдруг обратил внимание на свои руки и подумал, что все еще сплю. А чем же еще можно было объяснить тот факт, что руки, которые я сейчас внимательно разглядывал, явно принадлежали ребенку, а не парню двадцати двух лет?
  
  Я подпрыгнул на кровати и поискал глазами зеркало. Искомый предмет интерьера был обнаружен в углу, около широкого окна. Встав с постели, я подошел к стеклу. Зеркало было маленьким, но даже его размера хватило, чтобы показать мое отражение - худого, взъерошенного и очень бледного мальчишку примерно 11 или 12 лет. От неожиданности резко отшатнувшись от стекла, я запнулся о валяющуюся на полу сумку и упал.
  
  Внезапно дверь распахнулась, и в комнату заглянул подросток постарше, очень похожий на того мальчишку, который отразился в зеркале. Неожиданный посетитель взглянул на меня и спросил:
  
  - Ну, и чего ты на полу расселся? Вставай, Эрагон, и поторопись, а то опять останешься без завтрака!
  
  Он убежал, а я продолжал сидеть на полу, и в голове моей звучало только одно слово, обращенное ко мне, которое, по-видимому, являлось моим именем.
  
  ЭРАГОН.
  
  
  
  
***
  
  Спустя некоторое время, выйдя, наконец, из ступора, вызванного неожиданным упоминанием столь странного для меня имени, я начал осознавать размеры той неприятности, в которую вляпался на этот раз.
  
  Проигнорировав сообщение о завтраке, добравшись до кровати и устроившись на ней поудобнее, я начал анализировать сложившуюся ситуацию. Итак, что мы имеем на данный момент: я, двадцатидвухлетний Тимофеев Константин Сергеевич, спортивный гимнаст, оказался, судя по всему, в теле персонажа фентезийной книги "Эрагон". Надо сказать, фентези я никогда особо не увлекался, в первую очередь по причине нехватки свободного времени, уходившего на тренировки. Но вот "Эрагона", прочитав один раз по совету Лиса, перечитывал несколько раз, находя все больше и больше новых подробностей. По правде говоря, из всей трилогии прочитал только первую часть, ныне зачитанную мной буквально до дыр, а также посмотрел фильм. И вот я оказываюсь в этой реальности, мало того - в теле будущего главного героя!!! Из прочитанного я помнил, что Эрагон нашел яйцо Сапфиры, когда ему было пятнадцать или шестнадцать лет, во время охоты в горах Спайна. Мысль о Спайне повлекла за собой ассоциативную цепочку: Спайн-охота-стрельба из лука.
  
  Так как канонный Эрагон, судя опять же по книге, неплохо управлялся с луком, то можно было сделать вполне логичный вывод, что тренироваться с этим оружием он начинал примерно в этом возрасте, что следовало сделать и мне. Оставалось только убедить в необходимости этого занятия Гэрроу, который был главой семьи.
  
  Рассудив, что для того, чтобы с кем-то поговорить, надо этого кого-то увидеть, я поднялся с кровати, застелил ее и направился к двери. Но не успел дотронуться до ручки, как дверь резко распахнулась. С облегчением подумав о том, что последняя открывалась наружу, иначе не миновать бы мне очередной шишки на голове, я поднял глаза на вошедшего. На меня хмуро смотрел высокий худой мужчина, одетый в темную одежду, не очень-то похожий на недавно забегавшего Рорана. Подняв одну бровь, он произнес:
  
  - Позволь поинтересоваться, Эрагон, что было такого важного в твоей комнате, что ты не соизволил прийти на завтрак?
  
  Невольно поежившись под его тяжелым взглядом, немного нервно подумал: "Ну, вот и встретил дядю. Как говориться, за что боролись, на то и напоролись!"
  
  
  
  
***
  
  В комнате повисла тишина. Мужчина продолжал сверлить меня взглядом, а у меня, от неожиданности и непонятно откуда взявшейся робости, из головы вылетели все мысли, которые, как иногда смеется надо мной Тень, и так с фонариком искать приходится.
  
  "Дядя", заметив, что я не реагирую на внешние раздражители, закатил глаза, пробормотав себе под нос что-то вроде: "И за что мне такое наказание?!", а затем наклонился ко мне и довольно сильно встряхнул за плечи.
  
  - Эрагон, ты меня вообще слышишь? Или опять твое сознание улетело в неведомые дали? Я тебе, кажется, задал вполне определенный вопрос: почему ты пропустил завтрак? И в кого только ты такой мечтатель?
  
  Эта фраза, высказанная довольно сердитым тоном, наконец-то вывела меня из ступора, и я, взглянув на Гэрроу уже вполне осмысленным взглядом, произнес:
  
  - Прошу прощения за то, то опоздал, просто я вчера долго не мог лечь спать, оттого все никак проснуться не получалось.
  
  - Да? И что же тебе мешало лечь и заснуть сразу, позволь узнать? Опять наслушался сказок Брома? Очнись, Эрагон! Нужно жить в реальном мире, а не в фантазиях давно выжившего из ума сказителя!
  
  - Да, дядя, ты прав. Но я думал вовсе не об этом. Мы с Рораном еще недостаточно выросли, чтобы оказывать существенную помощь в поле, а о запасах на зиму надо думать уже сейчас. Кроме того, на полях не вырастишь говядину, да и продавать зерно становится невыгодно.
  
  - Надо же! Наверное, в первый раз я слышу от тебя достаточно здравые мысли. И что же ты предлагаешь?
  
  - Наверное, ты уже заметил, дядя, что когда мы с Рораном кидали камни, пытаясь сбить птицу, залетевшую к нам в амбар, в цель попал именно я. Да и в остальных случаях у меня получается лучше что-нибудь кинуть и попасть в цель.
  
  - Так в чем же все-таки заключается твое предложение? Кидать камни в пролетающих птиц?
  
  - Да нет же, ты меня не так понял! Я хотел сказать, что мог бы научиться стрелять из лука и таким образом добывать нам еду! Охотиться! В этом лесу полным-полно оленей, которые могут стать обедом не на один день!
  
  По правде говоря, я и не надеялся на быстрый успех, как и на то, что дядя воспримет мою просьбу всерьез. Упоминание во время разговора случая с птицей произошло случайно: я почему-то четко вспомнил, как это происходило, что меня несказанно обрадовало, так как это означало, что все воспоминания Эрагона могут стать доступными для меня. Обдумывая это, я опять 'ушел в себя' поэтому ответ дяди стал для меня неожиданностью.
  
  - Ладно, поступай, как знаешь, но учти: если я пойму, что это была просто попытка увильнуть от работы в поле, мало тебе не покажется.
  
  И, резко развернувшись, мужчина покинул комнату. Я смотрел ему вслед, не веря своим ушам, и готов был прыгать от радости: у меня все получилось!!!!!
  
  
  
  
  Глава 2. Трудности обретения оружия. Первые тренировки. Первая охота.
  
  
  
  
***
  
  - Ау!!! Зараза, больно же!!!!
  
  Подобным возгласом ознаменовалась моя ...дцатая попытка добыть ветку тиса, дабы сделать себе лук. Упрямое дерево не отличалось сознательностью и не спешило расставаться со столь необходимой мне деталью.
  
  Надо сказать, что лук был выбран мною в качестве оружия не только потому, что им хорошо владел канонный Эрагон. Данный вид оружия, так же как и метание различных острых предметов в цель, был моим страстным увлечением, которому я отдавал большую часть своего свободного времени. Кроме того, мы с моими друзьями, Лисом и Тенью, так же повернутыми на старинном оружии, как и я, научились еще и делать что-то очень похожее на нормальные луки, из которых можно было вполне прилично стрелять. Этими навыками я и собирался сейчас воспользоваться. Конечно же, я не рассчитывал на то, что подобный лук послужит хотя бы лет пять, но на первое время и этого было бы достаточно, а потом был шанс выручить денег и купить нормальное оружие. Для охоты же вполне мог подойти тот аппарат, который я пытался сделать в данный момент.
  
  Поразмыслив над складывающейся ситуацией и более-менее вспомнив все, что я знал о луках и их изготовлении, в том числе и собственный опыт, а также обозрев доступные мне инструменты, я пришел к выводу, что при моих нынешних возможностях о составном дальнобойном луке можно было даже не мечтать, поэтому остановился на наиболее простом варианте - так называемом 'английском луке'. Придя к такому решению, я понял, что надо делать как минимум две заготовки: упрощенный вариант, для тренировки, и обычный лук, уже для охоты.
  
  Надо сказать, что даже простой, не композитный лук, требовал тщательной обработки и выделки дерева, на которую у меня просто не хватало возможностей. Поэтому сперва я приступил к наиболее простой части предстоящей работы: отправился добывать материал для лука. По своим свойствам наиболее всего подходил тис, как 'долгоживущий' материал, обладающий необходимой упругостью. В связи с этим было принято решение пока не заморачиваться насчет вставки во внутреннюю часть лука, необходимой для большей эластичности древесины при разгибании.
  
  - Иэххуу!!! Ура!!!
  
  Строптивое дерево наконец-то сдалось и рассталось с одной из своих веток. Теперь дело было за малым - сделать из этой ветки оружие.
  
  Именно эта, определенная ветка, была выбрана по одной простой причине: она обладала необходимой длиной и почти у самого основания разветвлялась на две части. Не знаю, каким чудом, но эти две ветки были практически прямыми, что было очень и очень хорошо.
  
  Сам процесс изготовления оказался, как я и ожидал, долгим и муторным, но к концу второй недели, когда на меня уже стал недовольно посматривать дядя, были готовы две основы для лука: одна поменьше, для охоты, а другая - гораздо больше, для тренировки навыков.
  
  Вечером того же дня я, взяв оба лука, тетиву к ним, а также запас стрел, изготовленный мною в процессе выделки тиса, отправился на дальнюю полянку в лес. Начинались мои тренировки.
  
  
  
   Три недели спустя.....
  
  Все это время, прошедшедшее с момента изготовления оружия, я упорно учился натягивать тетиву и не ронять стрелы. Кому сказать - не поверят!!!!! Однако правда жизни заключается в том, что правильно натянуть тетиву, да еще и с наложенной на нее стрелой - дело едва ли не сложнее, чем само изготовление лука. Ну и попадание в цель тоже важно, само собой. Мое положение осложнялось еще и тем, у тела, которое я так неожиданно занял, мускулов, как таковых, почти не было, а мышцы не обладали необходимой мне пластичностью, к которой я так привык за свою прошлую жизнь. Помню, как-то раз друзья провели эксперимент, о котором вычитали в какой-то книге: связали мне руки за спиной и поспорили, сумею ли я освободиться, для чего требовалось перевернуться так, чтобы связанные руки оказались спереди. Ну что я могу сказать.... Перевернуться-то я перевернулся, но за это время Лис и Тень узнали о себе столько нового.... Я как вспомню, КАК у меня потом болели мышцы...... Да, о чем это я? А, о растяжке! Так вот, попробовав элементарно встать на мостик, я столкнулся с тем, что меня просто-напросто не держали руки!! Чего уж говорить о попытке достать, наклонившись, руками до носков ботинок. В общем, все было печально... Но поправимо!!! И вот, проклиная себя, свои дурацкие идеи, а также неуемный энтузиазм, мешающий спокойно жить, все эти три недели я бегал, отжимался, подтягивался, стрелял по мишеням, делал растяжку, и снова бегал.... Наконец, придя к более-менее устроившему меня результату, взяв лук, уже буквально сроднившийся со мной, и стрелы, я отправился на свою первую охоту, надеясь на то, что у меня все получится.
  
  
  
  
***
   Честно говоря, отправляясь на свою первую в жизни настоящую охоту, я жутко волновался. От успеха этого мероприятия зависело, смогу ли я завоевать доверие и расположение дяди, или он и дальше будет относиться ко мне, как к несмышленышу, до сих пор витающему в облаках.
  
  За спиной был закреплен лук, уже прошедший проверку на стрельбе из мишеней, и стрелы, каждая из которых была украшена ярким кольцом из красной краски, сделанным, дабы облегчить мне поиск стрелы в густой листве или траве. В сапоге на всякий случай был припрятан нож, тайком стащенный у дяди.
  
  Погода была чудесная: шла середина лета, и лес представал предо мной во всем своем зеленом блеске, встречая пением птиц и загадочным шорохом ветвей. Право слово, стоило выйти из дома только ради того, чтобы полюбоваться природой! Однако, наслаждаясь окружающей меня красотой, я не забывал о своей первостепенной цели, попутно отмечая путь, по которому я пришел, на стволах деревьев, используя для этой цели небольшой кусочек чего-то, похожего на мел, найденный в амбаре на ферме. Делал я эти пометки не ради забавы, а потому, что все еще опасался заблудиться в лесу, невзирая на перешедшую ко мне 'по наследству' вместе с телом память Эрагона, тем более что мальчишка большую часть времени проводил, помогая дяде в поле, вместе с Рораном, а оставшуюся свободной часть дня тратил на то, чтобы добраться до деревни и в очередной раз послушать рассказы Брома. С этим персонажем я пока старался не встречаться, памятуя о его проницательности, описанной в книге, и опасаясь того, что во мне все-таки не признают Эрагона. Кроме того, занимаясь с луком и тренируясь, пытаясь сделать мышцы более эластичными и сильными, я еле-еле доползал вечером до кровати, чего уж там говорить о походах в деревню! Но, возвращаясь к первоначальной теме охоты: я заметил мелькнувшую в густом подлеске коричневую шкурку молодого оленя.
  
  Вытерев внезапно вспотевшие от волнения ладони о штаны, я поспешно натянул специальную перчатку для стрельбы из лука, предназначенную для того, чтобы тетива, ударяясь о запястье при выстреле, не оставляла на коже ранок. Признаться честно, сия деталь амуниции была самым варварским образом переделана из старых перчаток Гэрроу для работы в поле, путем обрезания 'пальцев', распарывания и утягивания при помощи тонких шнурков под мою руку с тем расчетом, чтобы ее можно было немного увеличить по мере взросления моего организма, ибо при всех расчетах меня преследовало страшное для большинства современных женщин слово экономия!
  
  Итак, натянув перчатку, вытащив из-за спины лук и стрелу и пристроив последнюю на тетиву, я, стараясь не производить лишнего шума, медленным шагом двинулся к полянке, на которой и был замечен рогатый красавец. Про так называемый 'кошачий' шаг, столь любимый многими писателями, я забыл сразу же, как начал тренироваться в более-менее бесшумной ходьбе по лесу: либо сбивался с шага и чудом удерживался на ногах, либо обязательно наступал на какую-нибудь ветку, коих вокруг было полным-полно. Вследствие всех этих обстоятельств, идея поизображать из себя Чингачгука была признана негодной и отправлена в свободный полет.
  
  Мой будущий обед, даже не подозревая об опасности в моем лице, нависшей над его увенчанной рогами головой, продолжал преспокойно щипать сочную травку, стоя ко мне боком. Сделав вдох-выдох для успокоения, я поднял лук и аккуратно прицелился. Глубокий вдох... Тетива натянута до щеки... Выдох, вместе со стрелой, сорвавшейся в полет..... Получилось!!!!Стрела вошла точно туда, куда я и целился - под лопатку, от чего олень рухнул набок. Выбежав на поляну, я подошел к бьющемуся в предсмертных конвульсиях животному. На несколько мгновений мне даже стало его жалко, ведь если бы не я, этот рогатый красавец прожил бы еще не один день. Но тут же оборвал сам себя: его мог задрать волк, он мог сломать ногу, или что-нибудь еще приключилось бы с ним. В конце-концов, это естественный жизненный процесс, когда один становится охотником, а другой - добычей. Прервав таким образом мысли о бренности всего сущего, больше подходящие философу, сидящему в уютном кресле у огня, а не одиннадцатилетнему мальчишке, охотящемуся ради того, чтобы добыть себе и своей семье еду. Шкура этого оленя могла принести неплохой доход, не говоря уже о его мясе, которое было нечастым гостем на нашем столе. При условии, конечно, добавил я, оценив вес тушки, лежащей передо мной, что сумею дотащить свою добычу до фермы. Тяжело вздохнув, я, вытащив благоразумно захваченную с фермы веревку и срубив пару тонких стволиков, соорудил нечто вроде волокуши, взгромоздил на эту конструкцию оленя и направился домой.
  
  Через полчаса, когда я мысленно припомнил все известные мне идиоматические обороты, не переводимые ни на один другой язык, и был готов перечислять их вслух, попутно вспоминая незабвенного Корнея Чуковского с его нелегким бегемотом из болота, показалась опушка леса, на которой (о, чудо!) стоял Роран. Когда он увидел меня и оленя.... Я всегда думал, что 'глаза, приобретающие форму круга' это просто оборот речи... Кузен опровергнул данное мнение.
  
  Еще через некоторое время, я, с обалдевшим Рораном, тем не менее помогшим тащить добычу, и с самой добычей достиг фермы. Сдав волокушу с грузом дяде, буквально уполз к себе в комнату, успев услышать: 'А ты не так уж безнадежен'. Благополучно пропустив мимо ушей все остальное, что говорил Гэрроу, расплывшись в блаженной улыбке от заслуженной похвалы, добрался до кровати и рухнул на нее.
  
  Все завтра, все завтра...
  
  А сейчас...
  
  Спаааать......
  
  
  
  
  Глава 3. Неожиданности.
  
  
  
  
***
  
  Сознание медленно выплывало из дремоты. Сев на кровати, помотал головой, чтобы 'стряхнуть' остатки сна. Бросив взгляд на пейзаж за окном, понял, что проспал несколько часов, потому что солнце уже начинало клониться к горизонту, а с охоты я пришел где-то в середине дня. Позевывая, встал, подхватил лук, лежавший рядом, так как положить его на место по прибытии сил у меня просто-напросто не хватило, и вышел на улицу, освежиться. Умывшись прохладной водой из бочки, стоявшей на крыльце, аккуратно повесил лук на стену и только потом сообразил, что все это время из кухни доносился божественный запах жареного мяса, который я уже почти успел позабыть за время, проведенное здесь, так как это блюдо, ввиду денежного положения Гэрроу, было крайне редким гостем на нашем столе. Так что как только мозг донес до меня мысль, что в доме есть исключительно вкусная и полезная еда, я, естественно, сразу же направился на кухню, влекомый чувством голода: как-никак, с утра не евши!
  
  На кухне меня ожидал дядя, сразу же, как только я вошел, посмотревший на меня ехидным взглядом.
  
  - Ну что, Ваше Величество, неужели вы таки соизволили проснуться и почтить наше скромное общество своим высочайшим вниманием?
  
  Да, периодически у дяди прорезался юмор, ну или какое-то его подобие, и тогда разговаривал он исключительно ехидным голосом, причем только со мной, потому что Роран подобного не понимал или не желал понимать и всегда обижался. После третьего или четвертого такого случая дядя целиком обратил свое внимание на меня. Я же, в свою очередь, старался не особо сильно отставать от него в этом вопросе, так что наши пикировки порой были довольно продолжительны, если, конечно же, на это было время. Вообще мне показалось, что с того самого памятного дня моего пробуждения, дядя начал по-другому относиться к племяннику, очевидно удовлетворенный произошедшими со мной переменами.
  
  - Конечно, любезный дядюшка, как я мог вас оставить! А вы, я смотрю, начали трапезу, не дождавшись меня, хотя основным блюдом вас обеспечил именно ваш покорный слуга!
  
  - Что-то ты больно витиевато заговорил, племянничек! И откуда что берется? А тебя мы и к обеду не дождались, ты его проспать умудрился, так что нам теперь, не есть целый день? Время к вечеру, между прочим, клонится!
  
  - То есть я еще и обед проспал, что ли?
  
  - Ничего страшного, нам больше еды досталось. А крепкий сон, между прочим, весьма полезен для здоровья! А еще люди сказывают, что во сне растут. Глядишь, так и ты вытянешься, а то мелкий да тощий - даже в лес отправлять не страшно, ведь какой хищник на кости да кожу покушаться будет?
  
  - Спасибо за приятные слова, дядя. Непременно учту ваши пожелания в дальнейшем. Кстати, к слову о развитии, хищниках, костях, коже и прочих радостях жизни: мне сегодня еда достанется, или я буду вынужден испытывать чисто моральное удовлетворение от первой удачной охоты, так и не попробовав 'победу' на вкус?
  
  - Ну ладно уж! Только по твоей личной просьбе и в виде исключения! Садись за стол!
  
  - Премного благодарен! Ммммм!!! Как вкушно!!!
  
  - Не разговаривай с набитым ртом, сделай милость! А то создается впечатление, что у тебя половины зубов не хватает, так ты шепелявишь!
  
  - Дядя!!!
  
  - Что сразу дядя? Я уже кучу лет твой дядя! Ешь уже давай!
  
  
  
***
  
  После ужина дядя позвал меня в сарай с инструментами, где, совершенно ошарашив меня этим, протянул мне ранец, явно сделанный им собственноручно, и предназначенный, насколько я понял, для добычи.
  
  - Мяса, что ты принес с охоты, при разумном его употреблении, нам хватит примерно на неделю. За эту неделю я постараюсь тебе объяснить и показать, как правильно нужно освежевывать крупную добычу, если дотащить ее до дома целиком не представляется возможным. Хочу заметить, это весьма и весьма полезное умение. Теперь насчет ранца. Этот, благодаря своей конструкции, довольно вместительный, сюда должно поместиться много мяса, да еще, возможно, и шкура влезет. Кроме этого, он не тяжелый сам по себе, а ко всему прочему еще и удобен при переноске вещей. Только запомни: если возьмешь больше, чем сможешь унести, лучше не тащи с собой, а оставь, а то еще надорвешься, лечи тебя потом....
  
  Но на дальнейшее дядино ворчание я не обратил ни малейшего внимания, шагнув вперед и крепко обняв его за пояс. ( Куда достал, туда достал, однако!) Гэрроу, ощутив мои объятья, замолк и как-то неловко откашлялся:
  
  - Ну ладно, ладно, будет. Пошли лучше в дом, скоро совсем стемнеет, только споткнуться в темноте нам не хватало.
  
  
  
  Глава 4.
  
  
  После моей первой охоты, полученного подарка от дяди и последовавшего за этим окончательного разрешения на охоту от Гэрроу, прошло три дня. За это время мы с дядей сумели аккуратно разделать добытого мной оленя, а шкуру и рога - привести в более-менее товарный вид. Как пояснил мне Гэрроу, в Карвахолл вскоре должны были прибыть торговцы, которым можно было продать подобные 'боевые' трофеи и получить определенное количество денег, столь нам необходимых, особенно в связи с предстоящей зимой. Как поучал меня дядя, хоть сейчас и было лето, но начинать готовиться к зиме следовало уже сейчас. "Тем более, что в поле теперь будут работать только двое" - тут же добавлял он и недовольно косился при этом на меня.
  
  Ну да, признаю! В поле я работать не буду даже тогда, когда не буду пропадать на охоте! А все почему? Стрелы надо отрабатывать! Точнее, не сами стрелы, а наконечники для них! Впрочем, легче начать с самого начала.
  
  При изготовлении лука я внезапно столкнулся с мааааленькой такой проблемой: заготовки для стрел у меня были, а вот наконечников для них не было и в обозримом будущем не предвиделось. Купить их, равно каки готовые стрелы, не имелось ни малейшей возможности, оставался только один выход: сделать. Да здравствует кружок 'Умелые руки'! Почесав 'репу', я пришел к вполне закономерному выводу: наконечники для стрел может изготовить тот, кто работает с металлом, то есть кузнец. Поднапрягшись и порывшись в глубинах памяти, я, снова почухав полезный натурпродукт (что чрезвычайно стимулировало умственную деятельность), вспомнил-таки, что в деревне был кузнец, Хорст. Соответственно, будущее моего оружия зависело от степени сговорчивости кузнеца и степени моей болтливости. Тяжело вздохнув, понял, что особого выбора у меня нет, и отправился к дяде: отпрашиваться в Карвахолл. Последнее было необходимо, поскольку наша ферма располагалась примерно в десяти милях от деревни, откуда мы переехали после смерти тети Мэриэн. Люди, конечно, ворчали, что, дескать, это неразумно, в случае чего - никто не придет на помощь, но дядя был непреклонен. Так мы и остались жить на этой ферме на самом берегу реки Аноры, а от деревни нас отгораживал густой лес, сквозь который вела узкая извилистая тропинка.
  
  Отпросившись у дяди, направился в деревню, прямиком к дому кузнеца. Дверь на мой стук открыл сам хозяин дома - могучий темноволосый мужчина, казавшийся, насколько я помнил, прежнему владельцу этого тела просто великаном. Надо сказать, при первой личной встрече я был склонен согласиться с этим: кузнец производил подавляющее впечатление. Но, к моему счастью, оказался вполне сговорчивым и рассудительным - согласился выковать мне несколько десятков наконечников взамен на небольшую помощь в кузнице, по причине временного отсутствия его сыновей, Олбриха и Бальдора, а также стребовав с меня обещание принести несколько заячьих шкурок на шапку и зимнюю куртку для его жены, Илейн. Я, конечно же, согласился. Ох, как вспомню, что было после того, как дядя узнал о нашем уговоре! Он меня дня три просто игнорировал!!
  
  Мои воспоминания прервал взъерошенный Роран, выпаливший:
  
  - Купцы приехали!
  
  Общим словом 'купцы' в Карвахолле называли бродячих торговцев, сказителей и подобных им личностей, забредавших в долину Паланкар несколько раз в год. Они покупали и меняли различные товары, продавая то, чего невозможно было найти в деревне: соль, сахар и другие, подобные этому вещи.
  
  - Купцы? Что-то они рано в этом году.. - задумчиво пробормотал дядя. - Ладно! Раз такое дело - собирайтесь! Самое время продать добычу Эрагона и прикупить кое-чего на предстоящую осень.
  
  Угу! А кое-кто очень обрадовался предстоящему походу в деревню, подумалось мне при виде просиявшего Рорана. Еще бы! Каждый раз, приходя в деревню, Роран прыгал, как щенок, вокруг дочки мясника, рыженькой Катрины. Насколько я помнил из все той же неоднократно прочитанной мной книги, эта привязанность со временем окрепла и переросла в любовь. Так ли будет и сейчас? Посмотрим, посмотрим....
  
  Все мои размышления, однако, отнюдь не мешали мне помогать дяде укладывать мой трофей в сумку. Наконец, собравшись, мы направились в Карвахолл.
  
  
  
***
  
  По прибытии в деревню я на какое-то время просто впал в ступор: в деревне, в отличие от прошлого раза, когда я здесь был, было ужасно много людей, и все они куда-то шли, о чем-то громко говорили, в общем, создавали ужасный шум.
  
  'Так вот что, оказывается, ощущает человек, впервые попавший на более-менее крупный рынок!' - подумал я и тут же, стараясь не потерять из виду дядю, нырнул в толпу людей, добрался до Гэрроу и крепко ухватился за его рукав, стараясь не потеряться. Для меня, как для жителя большого города, такие ощущения были в новинку, а Эрагон раньше никогда не был на рынке: дядя опасался, что мальчик, замечтавшись о чем-нибудь, может просто-напросто потеряться в толпе. Гэрроу покосился на меня, хмыкнул, сам взял меня за плечо и повел сквозь толпу мимо многочисленных прилавков, в роли которых выступали небольшие столики и ящики, наспех собранных из подручных материалов, либо сами фургоны, в которых и был привезен товар. К одному из таких фургончиков мы и подошли. Хозяином оказался пожилой полный мужчина небольшого роста, со смуглой кожей и с раскосым разрезом глаз, буквально лучившийся дружелюбием.
  
  - Гэрроу, старый приятель! Давненько я не выбирался в ваши края! С прошлого года, кажется мне? Неужели у тебя наконец-то появились ко мне дела?
  
  - Алим! Ты, как я погляжу, нисколько не изменился! И да, у меня появилось к тебе дело. Видишь ли, в моей семье внезапно обнаружился добытчик.
  
  Произнеся это, дядя слегка подтолкнул меня вперед, представив меня купцу.
  
  - Вот он. Алим, познакомься, это мой племянник, Эрагон. Эрагон, это мой давний друг, купец Алим из Сурды.
  
  - Здравствуйте, эр Алим! А Сурда - это далеко отсюда?
  
  - Далеко ли отсюда Сурда?! Да это через всю Алагейзию отсюда ехать! Гэрроу, ты вообще чему своих мальчишек учишь, что твой племянник спрашивает, где Сурда находится?!
  
  - Чему-чему... Можно подумать, знание, где находится Сурда, чем-то облегчит ему жизнь!
  
  - Тебя послушать, так вся его жизнь в поле с пшеницей и пройдет!
  
  - Ладно, Алим. Все равно этот разговор ни к чему не приведет, каждый так и останется при своем при своем мнении. Потом будешь забивать мальчишке голову рассказами о своих путешествиях и дальних странах. В первую очередь займемся делом.
  
  И мужчины, разглядывая выложенную дядей на прилавок шкуру, заспорили о цене. Примерно через минуту я подергал дядю за рубашку.
  
  - Эрагон? Ты чего?
  
  - Дядя, я пойду, погуляю, ладно? А домой я приду до заката, не сомневайся, дорогу я помню хорошо.
  
  - Ладно уж, иди, все равно сейчас ни от тебя, ни тебе никакой пользы нет. Только смотри, чтобы на ферму засветло вернулся!
  
  - Угу! Хорошо!
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"