Белый А.В.: другие произведения.

Мир Лернера Или Земля-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Очень понравилась идея произведения Марика Лернера "Дорога без возврата". Осмелюсь предложить развитие этой интересной темы. Иногда в тексте явно торчат уши (понравилось выражение) создателя первоисточника, но не ругайте сильно, это повесть не ПО мотивам, а приквел НА: КОММЕНТАРИИ МОЖНО ОСТАВИТЬ В ПРОДЕ

  
   Почему герой опять безногий? Повесть имеет некоторые параллели с моим прежним произведением.
   История, послужившая завязкой этого сюжета, почти правдивая. В другой, сюжет которой ждет своего развития, - молодой человек, отправленный государством для исполнения интернационального долга в Афганистан, вернулся грузом 300. В обоих случаях, ранее молодые и красивые парни стали никому не нужны: ни женам, ни детям, ни обществу, ни родному государству. Их, к сожалению, давно уже нет, но в память о них и о других таких же, ставших никому непотребными, но желая им лучшей судьбы, пишется эта фантастическая повесть.
  
  
  
  
  
   Очень понравилась идея произведения Марика Лернера
   'Дорога без возврата'. Осмелюсь предложить развитие этой
   интересной темы. Иногда в тексте явно торчат уши
   (понравилось выражение) создателя первоисточника, но не ругайте
   сильно, это повесть не ПО мотивам, а приквел НА:
  
  
  
   МИР ЛЕРНЕРА ИЛИ ЗЕМЛЯ-2
  
  
  
   Пролог
  
  
   Один и тот же сон, снился которую ночь подряд.
   Сквозь бескрайнюю, заросшую многолетними травами, ковылем и полынью, и чудно пахнущую степь, прямая как струна, лежит дорога. И теряется она где-то там, на краю земли. Ярко полыхая сквозь чистое небо, над землей вставало огромное солнце. Совсем не жарко.
   По дороге бежал молодой человек с голым торсом, его белая футболка была снята и подвязана на талии, открыв теплым, солнечным лучам сухощавое и жилистое тело. На лице с тонкими и правильными чертами, светилась веселая улыбка. Широко открытые темно-синие глаза смотрели в даль, туда, далеко-далеко, куда бежали его крепкие ноги. Неожиданно дорогу перечеркнула темная полоска. С каждым шагом она увеличивалась, расширялась и, наконец, стало видно, что это провал, трещина в земле, шириной до пяти метров. Такие дистанции он на тренировках прыгал легко. Но в душу закралось сомнение: а может это обман зрения и трещина шире? Если прыгнет, не превратится ли он в кучу костей на дне этого самого провала? Не остановиться ли?
   В этот момент он обычно просыпался и делал всегда одно и то же: откидывал одеяло и смотрел на ноги, то есть, на то место до половины голеней, где они когда-то были. Розовая кожа обтянула культи совсем недавно.
   ...Вспоминать этот день не хотелось. Уж три месяца прошло.
   В ту далекую весеннюю субботу, в свой законный выходной, он долго валялся в постели и поднялся поздно. Потом сидел на балконе третьего этажа, собственной однокомнатной квартирки и смаковал самую первую чашечку ароматнейшего утреннего кофе.
   Снег давно растаял, ласковое солнышко обогревало закрытый двор. Бабушки сидели у парадного подъезда и перемывали косточки проходящим мимо. Молодые мамы вывезли коляски с малышами, а детки постарше оседлали новые качели.
   Зеленый забор слева укрывал строительную площадку. Долгострой. Третий год здесь не наблюдается никакого делового телодвижения, разве что шныряют бомжи да наркоманы, а хозяин площадки, уже два года, как отправлен в места не столь отдаленные. Однако, говорят, вот-вот вопрос дальнейшего строительства должен решиться и этот бардак будет прекращен. Почти центр города, все-таки.
   Вдруг, что-то привлекло внимание, что-то неправильное... Точно! Стрела башенного крана теперь смотрит совсем не горизонтально. Да она не смотрит! Она медленно-медленно склоняется в сторону детской площадки!
   - Эй! Эй! Убегайте! Башенный кран! Сюда! Сюда! - кричал он в открытое окно застекленного балкона, выбив противомоскитную сетку.
   Народ, подняв головы, с недоумением взирал на него, не понимая ситуации. Он, как был в шортах и майке, перелез через раму балкона и спрыгнул вниз, на газон. Выходя из переката, рванул к песочнице и качелям, по пути теряя домашние тапочки. Именно сюда все больше и больше заваливалась башня высотного крана. Очень даже может достать!
   Он успел выхватить мальчишку, раскачивавшегося на качелях, и просто отшвырнуть в сторону.
   Очнулся уже без ног.
  
  
  
   Часть первая
   ХОЧУ ХОДИТЬ
  
  
   Глава 1
  
  
  
   Целую ночь проворочался, спал плохо, а тут еще крики диких голубей. На часах было пять - пятьдесят восемь, надо вставать да шевелиться, все равно больше не усну.
   К туалету идти восемнадцать шагов. На руках. Хорошо, физическая форма позволяет, иначе пришлось бы ползти на коленках. Можно сразу одеть протезы, но после туалета - душ, придется опять снимать. Уж лучше так, как привык.
   Тихонько слез с постели, чтобы не разбудить Юлю и 'пошагал' приводить себя в порядок. Сегодня выходной, пускай поспит. Она, бедная, поседела в двадцать шесть лет, это ее сына Мишку тогда удалось спасти. А первый месяц после ампутации ног, взяла на работе отпуск и вообще, отслужила у меня круглосуточной сиделкой. Сейчас только забегает на два-три часа, но с пятницы на субботу - всегда здесь. Поможет прибраться, наготовит вкусностей и бежит домой.
   Мне скоро уезжать в неизвестность, а она очень расстраивается по этому поводу. Говорит, что ей со мной хорошо. Она с родителями и сыном живет в соседнем подъезде на двадцать третьем этаже. Считается матерью-одиночкой. К сожалению, сегодня таких женщин немало. Кстати, моей маме она нравиться.
   Операцию тогда сделали успешно, обрубки ног заживили, костыли да протезы изготовили. Самое паскудное, что крайнего не нашли, крайним оказался я сам. Кроме того выяснилось, что срок действия собственной страховки закончился за два дня до происшествия. Закон подлости. Иначе было бы неплохо, страховая компания через корпорацию ЭГО вырастила бы ноги и конец всем проблемам. А сейчас надо либо найти два миллиона евро, либо идти на поклон к эльфам.
   Мои родители живут неплохо. Они готовы продать дом и снять все сбережения, но и после этого больше миллиона, двести пятьдесят тысяч не наскребут. После быстрой продажи всего моего имущества в итоге получится миллион четыреста. Не получается, поэтому, будем сдаваться эльфам.
   Прошло два месяца, как отправил в ЭГО анкету, правда, ответ пришел быстро, предложили ожидать вызов. Вырастить новые ноги - это вам не десяток ВИЧ-инфицированных излечить, это серьезней. И вот, наконец, вчера на электронку этот вызов пришел. Утром. А вечером позвонил на номер, которым я пользовался в детективном агентстве, некто Иван Павлович Гудков, адвокат. Договорились о встрече в кафешке, это рядом с домом, за углом.
   Последние годы довелось трудиться на ниве детективного сыска в агентстве Шахова - старшего. С его младшим сыном мы вместе учились в институте погранвойск, вместе распределились в один отряд, почти одновременно росли и в должности, и в звании, и отправили в отставку обоих, тоже одновременно.
   Еще, когда мы были на втором курсе, ходили слухи о грандиозных сокращениях, в связи с открытием границ. Появилась крылатая фраза: Езжай куда хочешь, хоть в небеса. Но институт мы закончили и четыре года все же, послужили, потом получили пинок под зад. Жаль, конечно, и отец, и дед, и прадед отдали службе не менее, чем по двадцать пять лет, а у меня вот так. Хотя, старшему брату повезло, он ракетчик и по карьерной лестнице идет, как паровоз, уже подполковник.
   Сегодня горячие головы в верхах немного остыли, ощутив полной мерой последствия небывалой миграции и вал контрабанды, поэтому начали создавать дополнительные мобильные погранотряды, но мой поезд ушел.
   Нет, Шахов - старший не обижал, но и серьезной работы не доверял. Так, по мелочам. Платил тоже, не сказать, что много, около тысячи евро в месяц получалось. Однако, мне как одинокому мужчине, на поддержку в нормальном состоянии однокомнатной квартиры, дизельного джипа Гранд Чероки и мелочи на жизнь - пока хватало. Обещал в следующем году дать самостоятельный участок работы и значительно увеличить материальное благосостояние. Теперь, к сожалению, все накрылось медным тазом.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   На открытой площадке было жарковато, поэтому, мы спрятались внутри кафетерия, под работающий кондиционер.
   Меня встретил немного полноватый мужчина средних лет с сединой на висках, лицо - гладко выбрито, руки - ухожены. Несмотря на июльскую жару, Иван Павлович был одет в светло-серый костюм. Да, значит, жизнь у него следующая: квартира - машина - офис, иначе давно бы в костюме испекся. Видимо, он очень хорошо знал, с кем именно будет встречаться, так как засек мою инвалидную коляску еще на подъезде. Подошел, представился и помог заехать внутрь. Заказав по стакану холодного апельсинового сока и по чашке кофе, он приступил к изложению дела.
   - Мой клиент желает нанять Вас для розыска одного человека, - немного помолчал и добавил, - Своего сына.
   - Хм, - улыбнулся я, - Иван Павлович, вопрос моего найма можно было решить и по телефону. Вы, наверное, не обратили внимания, у меня нет ног, это - протезы. Просто, я на них нормально ходить не научился, поэтому, пользуюсь коляской с электроприводом. А сегодня я отошел от всяких дел и не готов принять Ваш заказ. Рекомендую обратиться в полицию или агентство господина Шахова.
   - Нет, Павел Петрович, нам нужны именно Вы, а речь не идет о сегодняшнем дне. Розыск нужно провести ТАМ. Гонорар будет очень приличным.
   - Это ближе к телу, как говорил Ги де Мопассан. Вижу, Вы хорошо подготовились, коль меня вычислили, слушаю внимательно.
   - Моя задача заручиться Вашим принципиальным согласием, а суть дела изложит непосредственно заказчик. Он уже много лет не покидает дом, и если Вы не возражаете, отправимся прямо сейчас.
   - Кто заказчик?
   - Борис Соломонов.
   - Это дедушка Соломонов, который всю жизнь был певцом?
   - Он самый.
   - Но позвольте, какие у него могут быть дети?
   - А вот такие! То, что у него есть родной сын, на 99,9% доказанный факт.
   - Хорошо, поехали.
  
  
  
   * * *
  
  
   Борис Ильич Соломонов был легендой шоу-бизнеса, звездой эстрады на протяжении шестидесяти лет. Последние года три вообще не выступал и стал вести затворнический образ жизни. Насколько было известно, с ранней молодости был убежденным голубым, а женщин - терпеть не мог. До сегодняшнего дня считалось, что этот богатый мультимиллионер не имеет прямых наследников.
   Жил он в окружении охраны и слуг за городом, в красивом особняке. В сети можно было найти снимки самого здания и некоторых внутренних помещений. Там, говорят, тридцать три спальни и в каждой стоит мебельный гарнитур, стоимостью не менее ста двадцати тысяч евро. По самым приближенным подсчетам, только антиквариата в доме было наставлено на сорок восемь миллионов.
   Сейчас эта красота предстала перед глазами в натуре: действительность превзошла все ожидания, дворец был не просто красив, он был шикарным.
   Дворецкий, одетый в мундир, ничем не отличавшийся от парадного генеральского, разложил коляску, помог выбраться из машины и сопроводил в дом. В роскошном холле встретил меня, нет, не дряхлый старичок, а вполне себе резвый Боря Соломонов, который, словно и двадцать лет назад, после исполнения песни только что спрыгнул со сцены. Правда, одет был в домашний халат. Да, глядя на него, понимаешь, в своих клиниках эльфы могут творить чудеса.
   - Ой, здравствуйте! - подал пухленькую, но изрядно изъеденную морщинами, которые изобличали истинный возраст хозяина, руку. Но рукопожатие, на удивление, оказалось твердым. Затем, взмахнул кистью, словно дирижировал, - Прошу в кабинэт.
   Так и сказал, кабинЭт. Мы расположились у столика, а горничный выставил поднос с конфетами, бокалами и бутылкой красного десертного вина.
   - Мне на донышко бокала коньяку и лимон, если можно.
   - Ой, можно, конечно, - он опять взмахнул ладошкой, - Лелик, Мартель неси. Коллекционный. Когда его еще пить, а здесь ценитель появился.
   - Какой там из меня ценитель...
   - Да вижу я, вижу. Вы же не сказали подать рюмку коньяку, а на донышко бокала. Вот.
   Через минуту горничный Лелик приволок огромную, литра на три, бутылку Мартеля, распечатал, предъявил пробку и плеснул на донышко бокала. Да уж, как сказал бы Шура Балаганов, такого не то, что не пил, даже не нюхал.
   В конце концов, Борис Ильич закатил глаза к потолку, глубоко вздохнул и приступил к рассказу.
   - Ах, знаете, она была такая... такая... Мы тогда были на гастрольном туре по Европе. В Вене, я изрядно выпил и даже не знаю, что на меня нашло, мне всегда казалось, что это был сон. Потом она была беременной, приехала в Россию и заявилась ко мне в дом. Лично я ей не поверил и никто ей не поверил, думали, что она меня преследует и шантажирует из корыстных побуждений, поэтому, я ее выбросил вон.
   Но в голове эта мысль всю жизнь сидела, и недавно решил имеющуюся информацию перепроверить. Не так уж и много было у меня этих самых... женщин. Оказалось, что в прошлом году она очень серьезно заболела, что бы ее спасти, мальчик заключил контракт с ЭГО. Ее вылечили, а он на десять лет ушел в неизвестность, так называемый мир Лернера. Этой зимой. Через эльфов мне нашли данные его ДНК, теперь у меня нет сомнений, это действительно мой мальчик. Может быть, хоть так заглажу...
   - Простите, сколько лет мальчику?
   - Ах, двадцать один.
   - Ну, это уже не мальчик, кроме того, во имя спасения матери, он сделал поступок серьезного мужчины. Обычно, люди такого склада нигде не пропадут.
   - Вот вы не знаете, а я все выяснил. Туда почти все уходят с оружием, а мой мальчик ушел, имея старенькую Зулевскую двустволку, шестнадцатого калибра и двадцать патронов. На что-то серьезное у них денег не было. Вот лично Вы, Павел, оружие с собой брать будете?
   - Конечно!
   - А какое?
   - Серьезное, что бы иметь возможность решать любые вопросы и предупредить любую неприятность.
   - Вот! - Борис Ильич выставил указательный палец вверх, - И я хочу, что б мой мальчик не попал в дерьмо.
   - Что требуется от меня?
   - Найти моего Николаса, передать ему посылку и, при необходимости, помочь. Николас Браун - это его полное имя. Никто не знает, в какие места попадают из Российских и Австрийских территорий, может, между ними даже сообщения нет, поэтому, уходить Вам придется через Вену.
   - Язык, - перебил его, - С английским, например, у меня все в порядку, с французским - чуть хуже, произношение хромает. А вот по-немецки, кроме хенде хох, яйки, млеко и хальт, я ничего и не знаю.
   Борис Ильич смеялся долго:
   - Не берите в голову, к моменту перехода язык будете знать лучше какого немца или австрияки. Вы, кстати, как относитесь к лошадям?
   - Положительно. Во время службы в Киргизии, в перерывах между нарядами и в выходные дни, народ от нечего делать занимался, кто чем горазд - кто играл в волейбол, кто в литербол, а у меня самым любимым занятием были конные прогулки.
   - Интересно. Думал, что о Вас все знаю.
   - Еще вопрос, Борис Ильич. Почему Вы считаете, что вместе с этой посылкой, я не исчезну с концами? Ведь проконтролировать меня невозможно.
   - Павел, люди, которым поручалось найти человека для выполнения моего задания, считают, что Вы человек чести и Вам можно доверять, да и собственная интуиция обычно не подводила, за исключением того самого случая, двадцать два года назад, поэтому, не сомневаюсь, работу Вы выполните. - Борис Ильич поднялся с кресла, подошел к рабочему столу, взял конверт, вернулся и вручил мне, - Здесь на карточке семьдесят пять тысяч евро, это деньги на Вашу подготовку. И на язык, и на оружие, и на все прочее хватит. Расписки не надо.
   - Благодарю.
   - Не благодарите, я просто оплачиваю Вашу работу. Посылку и гонорар получите пред отправкой. Мы еще встретимся. Вас проводит мой начальник охраны, - и громко позвал, - Вадим!
   Буквально через секунду в кабинет нырнул высокий, широкоплечий, крепко скроенный мужчина лет около сорока пяти. Однако, крупные габариты совершенно не мешали ему перемещаться стремительно, но тихо и с грацией матерого кота.
  
  
  
   Глава 2
  
  
  
   Вопреки кричащей роскоши дворца, кабинет Вадима имел аскетический вид: стол с ноутбуком, два кресла, закрытый шкаф, сейф. Единственная нефункциональная вещь - небольшой портрет на стене: молодая женщина и трое деток, мал-мала-меньше, две девочки и мальчик. Молодец, Вадим, сразу видно - наш человек, и ориентация у него правильная.
   - Подкатывай к столу. Не удивляйся, что мы о многих делах в курсе. Прежде чем выполнили Борино задание, огромный массив информации перелопатили. В том числе и по тебе.
   Мы разместились в кабинете и Вадим, усевшись напротив в большое, удобное кресло, спросил:
   - Павел, скажи мне, что ты знаешь об этом неизвестном, эльфийском мире?
   - Да, наверное, то же, что и все.
   - То есть?
   - Просматриваю все, что есть в глобальной сети.
   - Ты уже с оружием определился?
   - Да, семнадцатый 'кирпич' и АЕК-7,62.
   - В смысле ГЛОК семнадцатый?
   - Да.
   - Хорошо, но в отношении АЕКа есть вопрос. Мы точно знаем, что на терминалы Европейских миссий ЭГО, завозят только НАТОвский стандарт вооружения и боеприпасов. Есть ли там сообщение с Российскими территориями, никто не знает. Поэтому, Паша, исходи из этих реалий.
   - Каналов у меня таких нет, а гражданскую версию СВД не хочу, у меня дома свой 'Тигр', правда, под наш патрон. Хочу хороший автомат, а времени-то совсем мало, фиг его знает, какая ТАМ крокозябра захочет перейти дорогу.
   - Не переживай, мой заместитель - очень хороший специалист по натовскому стрелковому оружию, бывший легионер. Единственный в нашей команде человек, который был ТАМ (Вадим опять кивнул головой вправо). Я его предупредил, он минут через тридцать зайдет. Дальше. Что еще можно сказать? - продолжил он,- Абсолютно на все склады своих миссий гномы гонят для отправки большегрузные внедорожные автомашины, велосипеды, скутеры, мотоциклы; легковых джипов закупают сравнительно немного, а обычных легковушек - вообще не покупают. Большой популярностью пользуются речные плавсредства, особенно грузовые баржи. Все это говорит о том, что бизнес там работает, а люди занимаются делом. Кто, что и в каком качестве - не понятно, но оборот денег, товаров и рабочей силы - на лицо.
   - К - сожалению, все вещи переселенца не могут превышать вес в сорок килограмм, но два года назад произошел один прецедент. Некий чел прошел с весом много-много больше разрешенного.
   - Ничего подобного не слышал,- для меня это новость,- Я облазил всю сеть и везде указано, что в случае превышения груза хоть на один килограмм, орки безжалостно выбросят из рюкзака любые первые попавшиеся вещи.
   Между тем, мне вспомнилось: некоторые особенности эльфами допускаются. Например, восемнадцать лет назад, когда из Африканского континента аборигены начали целыми племенами рвать когти на неведомую землю, им разрешили перегнать с собой небольшое элитное стадо коров.
   Американские индейцы, десять лет назад тоже начали массово переселяться. И они с собой угнали целый табун лошадей, правда, эльфы три четверти из них отбраковали, исходя из экстерьера и каких то генных особенностей.
   Но, как бы там ни было, факт остается фактом, люди взяли с собой не только сорок кг, но и важнейшие средства для своего выживания.
   - Зачем далеко ходить, - подсказал Вадим, - Сами эльфы с большой охотой покупают везде, где только можно благородных быстроаллюрных лошадок. Ты, наверное, не знаешь: у нашего Бори есть собственный конезавод в поселке Онуфриевский. Это единственное место, где он частенько бывает. Так вот, два года назад он продал им двух жеребчиков и трех кобылок элитного молодняка универсальных верховых. И на следующий год у нас заявка на весь возможный приплод. Сегодня уже ни один конезавод мира не выставляет подобных лошадок на аукцион. ЭГО их бегом подметает и платит очень хорошие деньги. Хотя, жокейские клубы этот вопрос регулируют жестко, пытаются не допустить ради суперприбылей бесконтрольный вывоз элитных пород. Эльфы - уж точно, назад ввозить их не будут.
   - А какую породу там выращивают?- спросил я.
   - Чистокровных верховых. Теперь смотри, что некоторые аналитики говорят: легковых машин в те края не завозят, а на мотоциклах или скутерах гонять на дальние расстояния - это не серьезно. И о чем это говорит? Правильно, дорожная сеть в том мире развита слабо, поэтому, лошади имеют очень большое значение и играют роль серьезного транспортного средства.
   - А теперь расскажу об этом самом человеке. Эльфы ему заменили сердце, и он по контракту уходил на десять лет. А был он фанатом лошадей и у него на одном конезаводе на постое стоял семилетний орловский рысак хороших кровей. Так вот, точно известно, что с собой он протащил этого рысака с седлом, сбруей и забитыми переметными сумками. Короче, зачем мы затеяли этот разговор, надеюсь, понимаешь? Ты, я слышал, на лошадке сидеть умеешь?
   - Почему же, не только сидеть; и ездить верхом и управляться с лошадьми умею. К нам туда, где я служил, можно было добраться либо пешком, либо верхом, либо на вертушке. Рядом, у одного казаха было что-то вроде фермы и целый табун лошадей. Так мы там, за определенные услуги, этими лошадьми частенько пользовались. Конюх был - киргиз, он всех желающих офицеров натаскивал. А чем там было заниматься? Развлечений - мизер, поэтому, очень часто выезжал. Уж за четыре года научился задницу не отбивать, а лошадь не мордовать.
   - Отлично! Это рядом с вашей заставой?
   - У нас не застава была, а отдельное спецподразделение. Знаешь, Вадим, очень даже не отказался бы от спокойной лошадки, если они ТАМ в виде транспорта. Но, во-первых, сколько это будет стоить? И, во-вторых, сомневаюсь, что меня с ней пропустят.
   - Во-первых - бесплатно, идея с лошадкой была подана Борей, когда мы еще не знали, что это будешь ты. Во-вторых, лошадка будет такая, что точно пропустят, это же не железяка какая-то, а живое существо. И вопрос языка. Ты пойдешь через венский переход, а для этого обязательно нужны хорошие знания немецкого языка. Мы знаем, что ты его не знаешь, но через эльфов за деньги этот вопрос решается элементарно.
   - По информации из сети, эта услуга стоит офигенных денег. Не знаешь, в чем там причина?- спросил у него.
   - Точно не в курсе, но говорят, что получается идеальное знание языка, и эта процедура сильно влияет на рост мозговой активности. Наш Боря и его друзья,- Вадим показал пальцем вверх,- Эту процедуру проходили и денег эльфам не пожалели. Видно, нужная вещь. Тебя, кстати, финансовый вопрос не должен беспокоить.
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Андрею Николаевичу, заместителю начальника по вопросам внутренней охраны, как сказал Вадим, было пятьдесят лет. Но выглядел он гораздо моложе, был стройным и подтянутым, с черными, как смоль волосами, а седина пробивалась, разве что на висках.
   - Ну, хорошо, расскажу то, о чем рассказывал другим, - согласился он на мою настоятельную просьбу, - Мне в бою, во время операции в Северной Африке, крупным осколком оторвало кисть правой руки и сильно контузило. Так получилось, что к этому моменту полную сумму по контракту за мою основную работу, а был я солдатом удачи, выплатить было некому, и миллион евро взять на операцию, было негде. Поэтому, подписал договор с ЭГО на восстановление руки и на шесть лет отработки на неведомых землях.
   Операцию сделали хорошо,- он поднял правую руку вверх,- кисть отрастили, и рука получилась, аналогична потерянной. Поставили на меня метку, чтобы не сбежал, и дали один день на послеоперационную адаптацию. А перед этим я себе подобрал оружие, боеприпасы, амуницию и обменял бумажные деньги на килограмм золота.
   Перед переходом в портал сдал свои документы и банковскую карточку с остатком денег в камеру хранения. В миссии такая есть. Шагнул в портал и... все. Все.
   Очнулся сидя на стульчике в той же миссии. Орк трепал меня за плечо и говорит, мол, просыпайся и подойди к окошку. А я на него, как дурик смотрю и спрашиваю:
   - А чего, меня туда не пускают или как?
   А он как заржет, и рычит:
   - Ты уже вернулся!
   Я поднялся, осмотрел себя, на мне была совсем другая одежда, не та, в которой приезжал на переход ТУДА. Потом зашел в туалетную комнату, взглянул на себя в зеркало: на висках появилась седина. Полностью разделся и осмотрелся. Трусы и майка были чистыми, 'хозяйство' и ноги в порядке. Одет был в черную горку из хорошего материала, на ногах - почти новые ботинки 'Коркоран'.
   В своей одежде и обуви я всегда организовываю маленькие тайнички для разных маленьких полезных вещей. Здесь тоже были изготовлены моими руками тайнички, но... пустые. В карманах тоже было пусто.
   На голове прическа была привычная - стрижка ежиком, ногти на руках подстрижены аккуратно. Руки... Нет, кайлом я точно не махал. Руки были обыкновенные, как вроде бы я в них держал свой любимый 'SCAR', и только что поставил в пирамиду. И пальцы левой руки, которой взводил затвор, были привычно полусогнуты.
   Потом подошел к окошку, положил руку на экран сканера и удостоверил свою личность. Мне отдали мои документы и банковскую карточку. На выходе на табло прочитал надпись: время, день, месяц, год и, наконец, все постиг: Да, прошло шесть лет.
   Я несколько минут сидел и осмысливал услышанное.
   - А из какой миссии Вы уходили?
   - Из Марселя. У меня есть и французское гражданство. А вот оттуда, когда вернулся в Марсель, отправился в Россию. Домой. Да! Еще одно! Будучи на конезаводе, сел в седло и понял, что лошадью управлять могу, хотя не помню, чтобы когда-либо этому учился. Наверное, навык оттуда, с неведомых земель.
   - Андрей, через восемнадцать дней Павлу назначено собеседование в ЭГО по поводу контракта на выращивание ног.
   - Если двух лимонов нет, то будет по максимуму - десять лет,- сказал Андрей Николаевич,- Кроме того, после заключения контракта, в твоем случае, у тебя будет три дня дооперационные и три дня послеоперационные.
   - Это понятно, деваться некуда. Сейчас мне нужна консультация по стрелковому оружию. Я буду пытаться уходить через Венскую миссию, и мне рекомендуют брать только натовский стандарт. Что Вы посоветуете?
   - Не только посоветуем, но и найдем, что надо. За ваши деньги, естественно. И если уходить через европейские миссии, то правильно рекомендуют. Скажу так: если воевать с такой тварью, как человек, то калибр 223-й Ремингтон, то есть 5,56мм, как и наш 5.45 - вполне достаточный и хороший калибр. Но никто не знает, а я не помню... какие твари ТАМ встречаются.
   Например, прошлой осенью ездил несколько раз на охоту, на кабана. Здоровенный свин вышел на мой номер, я из СКС произвел десять прицельных выстрелов. Одна пуля сломала лобную кость, но проникновения не было. Семь штук было проникающих в легкие, печень и почку и два тазобедренных ранения. Так кабан после этого пер еще восемьсот метров. Когда я перезарядил обойму и его все-таки настиг, он с подвернутыми передними лапами развернулся рылом ко мне и злобно хрипел. Только после еще двух выстрелов с дистанции в левое ухо, он скопытился.
   Через три недели поехали опять на кабана. И надо же такому случиться, на мой номер и в этот раз опять вышел свин. На сей раз, я был с 'Тигром' под 7,62*54. Этого кабана пропустил себе в тыл и в угон завалил одним-единственным выстрелом, в черепушку за правым ухом.
   Поэтому, из своего боевого опыта скажу, что потребность в серьезном калибре зачастую имеет объективную необходимость, что реально может сохранить личному составу жизнь. Конечно, таскать с собой тяжелый ствол пятидесятого калибра, я тебе не рекомендую. Тебе нужна мобильная автоматическая винтовка. Лично я туда уходил со стандартным 'SCAR' под 308-й калибр, это 7,62*51.Этот ствол был всегда моим любимым, все два срока моей службы в легионе, хотя там в виде штатного используется FAMAS, и два последующих года работы в 'миллитари-компани', и потом... Видишь, вернулся живым и себя нормально чувствую, хотя абсолютно не помню, что я там делал.
   Кроме него, могу посоветовать из этой линейки не очень древних автоматических винтовок - Немецкий НК-417, Швейцарский SIG-Sauer-751, Израильский Galil ACE. Сейчас загружу компьютер и посмотрим.
   - Андрей Николаевич, я имею представление, о чем Вы говорите, да и не только на картинках видел. Мне сейчас важно принципиальное мнение специалиста.
   - В таком случае, если бы мне поручили вооружить стрелковым натовским оружием и отправить небольшую команду бойцов в неизвестный мир с сорокакилограммовым ограничением носимого груза, я бы основную массу вооружил стандартными 'SCAR'. Пара бойцов была бы с точно такими же винтовками, только с длинным снайперским стволом. Одного обязательно взял бы с крупнокалиберной, самозарядной типа Barrett ХМ500.
   Лично мне больше всего нравиться 'SCAR' с коротким стволом на 330мм. Эффективная дальность поражения из него не намного ниже стандартного, зато он более компактный и имеет более высокую точность стрельбы в автоматическом режиме, чем длинноствольный. К нему тоже может прилагаться длинный, на 508мм снайперский ствол. Но замена их, дело хоть и недолгое, но муторное, так как ее надо производить в специально подготовленном месте с помощником или в оружейной мастерской.
   Если тебе все равно к чему привыкать, то я бы с этой линейки посоветовал НК-417 со стандартным стволом, плюс дополнительный 508 миллиметровый снайперский. За счет модульной конструкции, здесь ствол можно заменить в боевой обстановке самостоятельно, прямо на коленке в течение трех минут. А для одиночки такая универсальность и мобильность очень важна. И еще немаловажный момент, такой ствол держит размер до двадцати четырех тысяч выстрелов.
   Да, и глядя правде в глаза нужно сказать, что за счет более удлиненного цевья и, соответственно, улучшенного баланса этой винтовки, точность стрельбы в автоматическом режиме здесь очень не плохая. Кстати, этот 'немец' в обычном снаряженном состоянии на целый килограмм тяжелее 'SCAR', что добавляет стабильности при стрельбе очередями.
   Короче, с одной стороны это, если так можно сказать, компактный ручной пулемет, с малой емкостью магазина, а с другой - хорошая тактическая снайперская винтовка для работы по целям на дистанциях до 1000м, с кучностью стрельбы одиночными выстрелами в пределах одной угловой минуты.
   Памятуя о лимите веса, имей в виду, что НК-417 в стандартном варианте,- а это ствол 406мм, с коллиматорным прицелом и снаряженным магазином будет весить почти 5,5кг. В снайперском варианте с оптикой потянет на 7кг, а с сошкой и глушителем - 8кг. А если еще добавить насадку ночного видения- то все 8,5. При расчете веса большое значение имеет боеприпас, так как, например, снайперский патрон всегда тяжелее обычного.
   - Вы мне Андрей Николаевич, так все разжевали, как чайнику. Мне, кроме учебы в течении пяти лет, где гоняли, как Сидорову козу, довелось еще четыре года с АЕК-973 побегать по очень пересеченной местности. И хотя наш главный стрелковый инструктор, старший прапорщик Марченко говорил, что из меня такой же снайпер, как из него кулинар, когда я движущуюся мишень на восьмистах метрах смог поразить только пятым выстрелом, но что такое старушка СВД - знаю неплохо. Но из автомата и 'печенега' норматив всегда был в зачете. И с ГШ-18, очень даже дружил.
   - С ГШ-18 говоришь? Сорок лет своей жизни имею отношение к оружию, из них лет двадцать пять у меня были именно эти пистолеты, правда, индивидуально доработанные. А с собой какой берешь?
   - Семнадцатый ГЛОК.
   - Тоже хорошая и надежная машинка. Редкая, в своем роде, не боится воды в стволе, даже под водой из него можно стрелять,- потом улыбнулся и добавил,- Надо только не забывать убирать палец со спускового крючка, когда вкладываешь в кобуру. Прецеденты бывали.
   - Это ясно. Кому охота стрельнуть себе в ногу.
   - Дорабатывать его не надо?
   - Нет, с ним все в порядке, и пружинка стоит, для меня привычная - усилие чуть меньше трех килограмм.
   - Итак, заявку на 'немца' и комплектацию к нему делаем?
   - Делаем, а кому или через кого?
   - Через завсклад, через товаровед и мебельный магазин. Шутка. А кому? Знаем кому, не проболтаемся!- ухмыльнулся Андрей Николаевич и открыл свой ноутбук,- Важно то, что после оплаты, в течении от трех до семи дней, мы можем получить свой заказ. Приступим. НК-417 в стандартном варианте - раз,- защелкал он по клавишам, дальше дополнительно, - один снайперский ствол 508мм; один быстросъемный глушитель с ремонтной комплектацией; двенадцать магазинов. Двенадцать хватит? Хватит, тем более на себе больше восьми штук таскать не будешь. Сошки? Ладно, не берем. Итак, весь этот чемоданчик будет весить семь килограмм девятьсот пятьдесят грамм.
   - Оптика. Есть различные прицелы - обыкновенные, ночные и отдельные насадки, прицелы коллиматорные. Есть, с круто навороченной электроникой, со встроенными лазерными дальномерами и баллистическими калькуляторами. Есть и попроще. У тебя какие предпочтения?
   - Внимательно слушаю рекомендацию специалиста. Кроме нашей стандартной армейской оптики, ни с чем другим дела не имел. Даже на домашнем Тигре - ПСО-1 стоит.
   - Мне на ум приходит вариант коллиматорного прицела, модели АМС-1 лично мне известного. Он имеет большое поле зрения, просто и быстро устанавливается на рельсу 'Picatini'. Не боится воды и механических ударных воздействий. Правда, молотком по нему бить не надо, он этого не переживет. Весит с батарейкой 120грамм, ресурс непрерывной работы на фирменном элементе - пятьдесят тысяч часов. Стоит семьсот пятьдесят евро.
   Что же касается оптики для снайперского варианта, могу порекомендовать новую модель универсального восьмикратного прицела в титановом корпусе нашего, Российского производителя, типа 'день-ночь'. То есть, с ним можно работать как днем так и ночью, а встроенный оптический компенсатор устраняет необходимость специального переключения режимов с дневного на ночной. Кратность регулируется от двух до восьми. Ресурс работы - три тысячи часов, значит, дополнительно возьмем еще два элемента питания. Устанавливается на 'Picatini' элементарно и быстро, после чего выставлять и выверять ничего не нужно. Единственный недостаток - у него нет современных электронных опций. Вес нормальный - один килограмм двести грамм. В заявку вносить его не будем, найдем здесь, а стоит он сто двадцать тысяч рублей.
   - Дальше. Тактический фонарь и лазерные целеуказатели на автомат и пистолет?
   - Фонарь - да, а целеуказатели не нужны, они меня отвлекают.
   - И последнее: боеприпасы купим здесь. Очень крутые, целевые и специальные не нужны, листаем дальше. Брать будем с нормальным порохом, точные и с хорошей репутацией последних лет. Три запаянные упаковки патронов по пятьсот штук: одна - снайперские чешские, по два-пятьдесят, две - полуоболочечные Барнаульские, по пятьдесят центов. Наши, видишь, тоже научились делать. Цена за все - тысяча семьсот пятьдесят. Это, кстати, очень недорого. Один цинк полуоболочечных и сотни две снайперских - уйдут на пристрелку да тренировку, так что конкретно бронируй шестнадцать килограмм на 308-й патрон и килограмма три - на девятку. Когда-то ровно столько же и сам брал. Я тебе штук двести девятки подарю, у меня есть мощные для пистолета-пулемета, к твоему ГЛОКу будут в самый раз. И пару сотен мягких, на пострелять, тоже дам.
   Нет, еще не все, заявим тебе,- ткнул пальцем в экран ноутбука, - соответствующую разгрузку,- тактический жилет плюс легкий 'чи-ком' в комплекте, легкий коврик и фирменный тактический ремень. Прочую снарягу подберем здесь. Теперь все.
   - Андрей Николаевич, а не помните, сколько конкретно Вы брали с собой патронов?
   - Как не помнить? 308 Винчестер - 540 штук и девятки - 140 штук. А мой рюкзак вместе с консервами потянул всего на 31 килограмм. Как сейчас помню. Продолжим. Итого, твой 'немец' в заявленной комплектации тебе обойдется в четыре тысячи двести евро, плюс три тысячи триста дополнительно за прецизионный ствол, прицел - семьсот пятьдесят, патроны и оптику сюда не включаем. Мелочевка - восемьсот восемьдесят. Всего с доставкой - десять тысяч пятьсот тридцать евро. По другому счету, за оптику и патроны - с тебя пять тысяч восемьсот. Деньги есть? Очень хорошо, сейчас принесу терминал и мы, куда нужно, произведем все оплаты.
  
  
   * * *
  
  
   Когда мне было десять лет, отец добавил к моим постоянным гимнастическим упражнениям, движения руками вперед и в стороны с полукилограммовыми гантелями, потом килограммовыми, двухкилограммовыми.
   Потом был переданный отцом, оставленный покойным дедом мне в наследство ПММ. Его я изучил до пружинки в магазине.
   В четырнадцать лет, на день рождения у меня был самый запоминающийся подарок - первый выезд на стрельбище. Это отец нас научил стрелять из обеих рук. Со временем, он запретил осуществлять поддержку пистолета свободной рукой. Если в ней нет второго ствола, она должна быть в полусогнутом и чуть расслабленном состоянии поджата к корпусу для моментальной реакции в случае непредвиденных обстоятельств.
   Такие обстоятельства в моей жизни случились, гораздо позже.
   Наше подразделение по межправительственному соглашению перевели в Среднюю Азию. В тот день произошло столкновение с небольшой группой нарушителей. Будучи командиром группы поддержки, провел своих бойцов по узкой тропе на правый фланг, на перекрытие участка возможного прорыва. Но духи, отрываясь от преследования наряда, были уже здесь.
   Кстати, пистолетную кобуру я носил, как мой дед на фотографиях в полевой форме: она висела на ремне разгрузки по середине, чуть слева, и ствол смотрел влево и на градусов тридцать вниз. Я специально давал перешивать крепления своей кобуры. В таком положении пистолет выхватывался и был готов к бою в течение полсекунды.
   Тогда я шел первым. Поддерживая автомат левой рукой, перед валуном справа, перепрыгнул трещину. За мной приготовился прыгнуть следующий боец, и вдруг на периферии бокового зрения поймал движение за валуном сзади, справа. Тот, кто хоть немного просекает ситуацию, понимает, что у меня точно, а у моих бойцов вероятно, - шансов выжить нет. Не знаю, какой инстинкт заставил меня резко упасть на колено и одновременно вырвать правой рукой свой ГШ, находящийся на полувзводе и всегда готовый к бою. Резко развернул ствол на двести градусов по направлению к противнику и нажал на спусковой крючок. Одновременно с этим, когда уже наполовину присел, раздалась очередь и одна из пуль вырвала у меня клок волос и обожгла кожу головы.
   В этом коротком контакте удалось победить какого-то молодого духа. Он был одет в отличный прикид, хорошую американскую горку и новые, совсем не сбитые ботинки. На остальных духов, которые были внизу, мы тогда гранат не пожалели. В качестве трофея, со своего противника снял новенький ГЛОК-17 в специально пошитой из коричневой кожи кобуре с двумя дополнительными отделениями, закрываемыми клапанами на кнопке. Когда туда заглянул, стало ясно, что никогда, никому, ни при каких обстоятельствах это оружие уже не отдам. В одном отделении торчал ПБС, а в другом - дополнительный длинный ствол с резьбой. И я это добро заныкал.
   Именно этот ГЛОК сейчас достал из тайников дальних и у Вадима в подземном тире веселюсь. Работать могу из обеих рук с почти одинаковым результатом.
   Набил два магазина дозвуковыми, задаренными Андреем Николаевичем патронами. Сменил ствол и накрутил ПБС.
   Первая серия выстрелов пошла не очень хорошо, но на второй - курочка больше не клевала. В том смысле, что стрельбу с глушителем стабилизировал. Просто, нужен определенный навык, чтобы утяжеленный трубой ствол в процессе работы, - вниз не нырял.
  
  
  
   Глава 3
  
  
   Весь сегодняшний день был посвящен лошадям. Поселок Онуфриевский находился в ста шестидесяти километрах от города. Водитель Славик, которого выделил Вадим, на 'бумере' подвез меня прямо к небольшому отелю, расположенному у самого конезавода. Заблаговременно подготовленный, одноместный номер со всеми удобствами, для сельской местности был очень даже не плох.
   В административном корпусе нас встретил заместитель управляющего Казимир Адамович, невысокого роста, худенький и седой старичок. Оказывается, на этом заводе работал еще его дедушка. Он нам толкнул речь и сделал маленький экскурс в историю.
   - Этот конный завод основан отпрыском княжеской фамилии в середине девятнадцатого века. После 1917 года завод был национализирован, и там проводились кавалеристские курсы. Выращивались здесь верховые лошади, которые имели древнюю наследственность выносливой боевой породы из конюшен восточно-прусских и польских рыцарей.
   В результате перестройки восьмидесятых годов, завод захирел и был до конца 20-го века распродан с молотка,- как племенной табун, так и помещения конюшен.
   С приходом к управлению господина Соломонова, младшего брата нынешнего хозяина, положение дел изменилось. Завод восстал из небытия, отремонтированы конюшни, поправлено хозяйство, восстановлен племенной фонд. В этих целях, за очень большие деньги, были закуплены производители в Калининградской области и в отдельных владельцев из Польши.
   За последние двадцать пять лет, наш завод добился больших достижений в селекционной работе, порода включена в Государственный реестр и ей присвоен регистрационный номер. Наша верховая успешно продвигается в число очень хороших в выездке пород. У нас работают трое ведущих спортсменов, мы заняли призовые места на четырех этапах Кубка Мира.
   Казимир Адамович еще долго захватывающе рассказывал, кто из маршалов Советского Союза бывал здесь сто лет назад, когда учился на кавалеристских курсах; кто из олигархов купил у них лошадь и теперь содержит в местных конюшнях; сколько и каких лошадок выкупили эльфы...
   Но мы терпеливо слушали, с почтением кивая головой. Наши знания обогатились информацией о происхождении лошадей и их породах; экстерьере и оценке; содержании, кормлении и уходе.
   Сегодня пытался шагать на протезах, правда, с помощью палочек. Мы шли по центральному проходу кирпичного здания: конюшня была чистой, светлой и сухой, лошадей размещали в денниках. У меня обоняние хорошее и слабый запашок ощущался, конечно, но того ядовитого запаха, который я помню по конюшне в Средней Азии, нет, не было.
   Наш сопровождающий гид вскочил на своего любимого 'конька' и уже целый час плотно сидел на ушах. Я, ковыляя рядом из Славиком, слегка толкнул его в бок.
   - Э... Казимир Адамович,- перебил одухотворенную речь Славик,- Мы здесь, собственно...
   - Знаю я, почему вы здесь,- сердито сказал старик,- Что за молодежь беспардонная пошла! Что за привычка,- перебивать? Даже высказаться почтенному человеку нормально не дадут! Семен! Семен! Выводи Карата в переход перед загоном. И привяжи его там хорошенько! Пошли, молодые люди, на улицу.
   Через десять минут, дядька в синем комбинезоне, вывел и привязал в обрешеченном узком переходе, где лошадь фактически развернуться не может - гнедого ЗВЕРЯ, который нетерпеливо перебирал копытами, хрипел и пофыркивал, кожа на нем подрагивала. Скаля зубы, он косился на нас большими лиловыми глазами.
   Дедушка Казимир Адамович, любовно глядя на него начал вещать.
   - Это Карат, сын Кариба и Атареллы. Он еще мальчик, ему нет и трех лет.
  Высота в холке - 159см, объем груди - 180см и обхват запястья - 20см. Для тех, кто не понимает, что это такое, объясняю,- склонив голову чуть вправо, повернулся к нам, посмотрел боком, снизу вверх и продолжил,- Это очень хорошие данные экстерьера.
   - Смотрите, как пропорционально он сложен, все необходимые размеры полностью сбалансированы,- начал сыпать совсем непонятными терминами,- У него длинная пясть, длинное предплечье и длинная голень, поэтому, у него будет хороший просторный ход. А как развита передняя группа мышц! Плечелопаточное сочленение совсем не перегружено, но очень мускулистое. Хоть он и молод, но круп и холка по высоте совпадают, как у взрослого и живот нормально округлый. Подойдите, подойдите, молодой человек поближе, смотрите, какой красавец!
   Я бесстрашно подошел к обрешетке, глядя коню в глаза, приподнял руку и начал осторожно продвигать ее... Вдруг голова коня опустилась и послышался громкий звук - клацнули зубы зверя. Хорошо, хоть не задвинул руку за решетку. Эльфам была бы дополнительная работа.
   - Нет, Казимир Адамович, если меня пропустят на ту сторону с лошадью, то мне хочется, что бы она была послушной и спокойной. Навыки верховой езды у меня есть, но надо соизмерять свои силы: с этим зверем я не управлюсь.
   - Молодой человек, вы думаете, мне хочется отдать этого красавца в чужие руки? Тем более ТУДА? Я с большим удовольствием нашел бы вам чего поплоше. Да Борис Ильич строго приказал... да и эльфы, к себе мерина не пропустят, а так бы я да, какое-нибудь... с большим удовольствием...
   Вдруг старый жлоб замолчал и о том, какое бы мне дерьмо подсунул с большим удовольствием, не договорил.
   - Хороший специалист любую нормальную лошадь может приманить и объездить, но только не Карата, - тихо и грустно продолжил он,- А если правильно, то надо привязывать к себе лошадь с жеребенка. Чистить, мыть, кормить, гулять и разговаривать с ним. А сейчас что? Если есть у людей деньги, приехали к этим... эльфам, заплатили пять тысяч долларов или четыре - евро, они за пять минут могут привязать к любому человеку любое животное. Да. Посмотрите, какие у Карата большие глаза. Это говорит о том, что он, в принципе, конь не злобный. Его жеребенком купил один богатый человек... не очень хороший, оплатил его содержание на два года вперед и перестал к нему наведываться. Жеребенок проживал, фактически, в одиночестве. А сейчас, говорят, этот человек погиб и Карат остался даже без номинального хозяина. Родственница тоже отказалась, говорит, ей лошадь не нужна и две недели тому попросила выплатить компенсацию. Господин Соломонов сразу же удовлетворил ее просьбу и что-то там заплатил. Такова судьба этой лошадки.
   А сейчас только Семена слушается кое-как, тот его кормит, а больше никого другого к себе не подпускает.
   Еще когда Коля был, это сын Семена, так он его и выезжал, и первоначальную подготовку провел, приучил к послушанию и научил всем нужным сигналам. Из Карата отличный троеборец мог получиться. Одна из его теток, между прочим, очень хорошо по лесам и горной местности ходила. А полгода назад Коля, этот говнюк малый, бросил работу и уехал с каскадерами в кино сниматься.
   Теперь и выезжать некому. Семен, разве что, иногда сжалится. Поэтому-то Карат стал злобным и диким.
   Я опять подошел ближе к обрешетке перехода, остановился и начал смотреть в большие, лиловые глаза.
   - Что, парень, плохо тебе? Успокойся. Успокойся. Если только мне позволят забрать тебя с собой, я обещаю, мы с тобой подружимся. Я тебя буду кормить, чистить и купать. Мы с тобой будем скакать по просторам и смотреть мир. Ты знаешь, каких мы тебе кобылиц найдем?!
   Карат перестал дрожать и храпеть, оскаленные зубы спрятались и, чудеса, он на меня глядел удивленно и недоверчиво.
   - Как Вы говорите, Вас зовут, молодой человек?
   - Павел.
   - Павел, Вы меня простите, старика, мне Карата Вам отдать не жалко.
  
  
   * * *
  
  
   Карата перевозили в специально оборудованном кузове фургона, дабы избежать сквозняков и резких перепадов температур. Поднялся на рампу и зашел в кузов он, на удивление всех провожающих и сопровождающих легко, без сопротивления.
   Мы ехали в город, где находилась ближайшая миссия ЭГО, с целью 'привязки' Карата ко мне. До этого города было триста шестьдесят километров. С водителем в фургоне ехал Семен, единственный конюх, который мог управиться с этой лошадью. Мы из Славиком сопровождали фургон на его 'бумере'.
   Ехать было тяжело. Не потому, что дорога плохая, как раз наоборот, последнее время, после 2019 года, эта проблема в стране стала нормально решаться. Просто фургон, при перевозке лошадей, быстрее семидесяти пяти километров двигаться не мог. А бумер с такой скоростью ездить не умеет.
   Вчера, перед поездкой, мы скинули в ЭГО на мыло просьбу о нашем желании 'привязки' ко мне породистой лошади. Паспортные данные Карата тоже скинули. Буквально через час пришло предложение по оплате четырех тысяч евро и приглашение на посещение миссии сегодня, в 15 часов дня.
   Долго ли, коротко, но мы подъехали к территории миссии, раскинувшейся на двадцати четырех гектарах в восточной части города. Наш заезд на терминал, согласно скинутой схеме, находился рядом, и охраняли его зеленокожие орки. После того, как были названы фамилии и цель визита, охрана нас пропустила. Огромный, весом килограмм сто пятьдесят и выше двух метров роста орк, одетый в городской камуфляж и высокие шнурованные ботинки, ткнул мне пальцем на одну из множества дверей терминала. Я вошел в самое обычное офисное помещение, где за массивным столом сидел маленький пожилой гном. Никакой бороды у него не было, обычный с виду человек, только небольшого роста.
   - Садись и давай диск,- сказал он.
   Я подал ему флэшку с заявкой на 'привязку' Карата.
   - Так, - защелкал он по клавишам компьютера, - Оплата в порядке. Паспорт конезавода с тобой? Давай сюда.
   Он начал листать паспорт и смотреть в экран монитора. Видимо, сверялся.
   - Это у тебя восемнадцатого числа заключение контракта на переезд?
   - Да.
   - А зачем 'привязку' лошади делаешь?
   - С собой хочу взять. Если можно.
   - А почему в твоей анкете такой информации нет?
   - Только пару дней, как решился на такое. Добавлю в диск, и буду просить ЭГО, чтобы разрешили.
   - Я сейчас скинул команду охране, чтобы они подогнали контейнер с лошадью к рампе номер двенадцать. Бери жетон и иди туда. И вот что, доктору, которая сейчас выйдет и выполнит ваш заказ, расскажи все то, о чем мне говорил. Все, иди.
   Я взглянул на металлический кругляш, который мне дал гном и вышел во двор. Увидев, как наш фургон сдает назад к одной из рамп, подошел к ним.
   - Ну что, командир. Мне чего делать?- спросил Семен, выглядывая из окошка пассажирского места.
   - Выходи. И будь готов по первому требованию открыть фургон.
   - Так точно, командир,- энергично кивнул он головой. Да, имеется у меня подозрение, что он уже бахнул, грамм сто пятьдесят.
   В этот момент из двери, которая находилась рядом с воротами, вышла симпатичная, золотоволосая эльфка. Нет, не симпатичная, а если быть объективным, то очень красивая. И фигура, и лицо, не смотря на то, что глаза чуть по-азиатски вытянуты. Одета была в легкий голубенький костюм. Помню, когда я лежал в госпитале, там персонал хирургии в похожей одежде ходил. Правда, там она была немножко мешковата, а здесь была скроена так, что подчеркивала все изгибы фигуры.
   Выглядела лет на двадцать, но их настоящий возраст, говорят, определить сложно.
   - Павел Корецкий? Давай жетон.
   - Пожалуйста,- я протянул кругляш в протянутую руку.
   - Показывай лошадь,- сказала она.
   Семен резво подскочил и начал открывать дверь фургона.
   Я простер руку в сторону открываемой двери, предупредил:
   - Осторожно, девушка! Лошадка имеет характер не мирный.
   - Не переживай,- она улыбнулась и махнула мне рукой,- Подойди ближе, стань рядом и склони голову.
   Карат стоял спокойно, не проявляя никакой агрессивности. Потом подошел к протянутой руке эльфки и остановился.
   - Красивая лошадка.- Она положила левую руку на лоб Карата, а правую мне на макушку.
   Ничего, кроме легкого пощипывания на коже головы я не ощутил.
   - Все? - буквально через две минуты она убрала руку,- Дай лошадке морковку.
   - А... у меня нет,- я растерянно посмотрел на своих сопровождающих.
   - Хе-хе. Что за молодежь? Правильно дед Казимир говорит: охламоны, - Семен вытащил из кармана завернутую в салфетку морковку.
   - Не бурчи, иначе лишу праздничной рюмки.
   - А я че? Я ниче! - Семен поднял руки вверх.
   Я развернул морковку и протянул Карату. Тот аккуратно, мягкими губами принял угощение, зажевал и удовлетворенно фыркнул.
   - Теперь возьми поводья и сам его привяжи и зафиксируй в фургоне к перилам, а я пошла,- сказала эльфийка, направляясь к двери.
   - Девушка! Девушка! Прошу прощения. Очень нужно с Вами поговорить, - все-таки хотел определиться по дальнейшим своим действиям.
   - Хорошо. Зайдешь в эту дверь, потом по коридору до конца, перед центральным холлом вторая дверь слева. А вы,- повернулась к остальным,- Будете ожидать его на улице, на площадке перед воротами.
   Все же, заходил к Карату в фургон с некоторой опаской. Еще свеж был в памяти звук клацнувших зубов. Но я подковылял к нему, взял за поводья и погладил по шее:
   - Видишь, парень, а ты боялся,- Лошадка одним глазом взглянула на меня, потом подняла голову к верху, и коротко и радостно заржала.
   - Семен, иди и показывай, как здесь и что,- вдвоем мы управились за десять минут, и машина могла уже ехать.
  
   * * *
  
  
   - Хочешь забрать его с собой?- спросила эльфийка, когда я к ней зашел.
   - Да. Но не только по этой причине я попросил у Вас аудиенции.
   Я знал, что обмануть эльфа нельзя, а скрывать что-либо бесперспективно. Буду выставлен за дверь с волчьим билетом на всю оставшуюся жизнь и никогда никакая миссия меня больше не примет. Я откровенно рассказал всю историю, с момента посещения Соломонова, разговор о его сыне Николасе, о намерении его разыскать и, при необходимости, оказать помощь. О желании взять с собой Карата и пройти через Венский переход.
   С затаенным терпением и вниманием ожидал, что она мне скажет. Ведь из этих слов, возможно, удастся понять главное, что меня там ждет: свободная жизнь или рабство.
   - Вы, люди, совсем глупые. Мы же вам ясно дали понять, ТАМ - ваша судьба в ваших руках. Это единственное, что я могу тебе сказать.
   Она что же, мысли читает?
   - Зачем их читать, - она опять улыбнулась,- Если у тебя все на лбу написано. И ноги тебе вырастим и вылечим, не переживай. А что касается контракта, то ограничения единственные: любое живое существо при переходе может с собой пронести не более сорока килограмм, в том числе и твоя лошадь. Это сбруя, седло, средства ухода и обязательно три ведра овса в переметных сумках. Дальше - Венский переход. Для этого нужно хорошо владеть языком общения принимающей стороны. Если не владеешь, то языковую программу можно заложить у нас, это стоит пятьдесят тысяч евро. И учти, эта услуга в контракт включена не будет, за нее надо платить отдельно живые деньги.
   - Понятно, будем платить. А не подскажете, почему такая интересная цена?
   - Почему же? Могу. Этого никто не скрывает, ваши человеческие мозги - слаборазвиты. А для мобильного внедрения дополнительных знаний, нужно создать контролируемый шторм по расшатыванию энергетических центров на поверхности коры головного мозга. Это позволяет расширить вашу умственную активность до двадцати процентов а это, имей в виду, для человеков очень много. Еще, в некоторых человеческих особей вскрывается биополе и он может стать слабеньким интуитом или эмпатом. На сегодняшней привязке я заметила, что у тебя такой потенциал есть.
   - Это что?! Я могу стать магом?!
   Эльфийка засмеялась и высокомерно сказала:
   - Человек никогда не сможет стать магом! Но будешь, например, знать, что туда становиться не надо, ибо туда сейчас упадет кирпич. Ну и прочие предвидения на короткие расстояния. Что касается эмпатии, то в человека она может проявиться только в виде ощущений о настроении окружающих. В-общем, мелочь.
   Конечно, ей - это мелочь. А мне такая мелочь может спасти жизнь.
   Эльфийка улыбнулась и сказала:
   - Действительно может.
   Чисто на автомате я еще подумал, что хоть она изумительно красива, но нормальному мужчине с таким мыслечитателем жить было бы не в кейф.
   - Ну, ты меня смешишь, я так давно не веселилась,- она действительно умеет смеяться заразительно,- Теперь слушай меня, человек, возьмешь свой диск и в анкете, где в конце есть раздел дополнений, опиши все, о чем ты мне рассказывал. Дополнительно отсканируй паспорт лошади и так же внеси ее данные. Не постесняйся запросить счета на оплату языковой программы. И не затягивай, у тебя времени остается мало. Все твои вопросы мы решим здесь и дадим послеоперационные пять дней на адаптацию и переезд в Вену. Да! ТАМ сейчас зима. Не холодная, но снег есть, особенно в горах.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Когда возвращались домой, в машине автоматически на пол тона, стихла музыка и на щитке приборов попеременно замигали две маленькие лампочки - синего и желтого цвета. Это таким образом идет сообщение, что на мобильной связи находится очень важный абонент. Славик включил гарнитуру наушника:
   - Да, шеф,- с минуту послушал, - да, да, даю.
   Затем вытащил из кармана свой мобильный телефон, и подал мне.
   - Сейчас с тобой будет говорить Боря (в разговорах между собой именно так его называл весь обслуживающий персонал).
   - Да, Борис Ильич, слушаю Вас внимательно, - мне было совершенно понятно, что служба Вадима ежедневно информирует Бориса Ильича о всех наших делах и действиях.
   У Соломонова выкроилось свободное время, и он решил со мной напрямую пообщаться и выяснить, что делаю, чем занят, какие мои соображения о будущем. Я прекрасно понял, что Славик доложил о моей незапланированной беседе с эльфкой и, по большому счету не видел ни одной причины скрывать что-либо от своего работодателя. Я подробно пересказал весь состоявшийся разговор, а так же свои выводы и умозаключения.
   - Кстати, как Вам нравиться Карат? - в заключение спросил Борис Ильич.
   - Ух! Зверь!
   - У него хорошая наследственность. Выезжайте его, привыкайте к нему. Я рад, что его можно будет забрать с собой. Это повысит Вашу мобильность, оперативность и увеличит шансы на благоприятный исход дела. Все, до встречи. До операции и Вашего отъезда мы обязательно встретимся.
  
  
  
   Глава 4
  
  
   Подъем в семь, комплекс физо, завтрак в восемь и ... Карат. Таков мой распорядок дня.
   Когда впервые заходил в денник, на это дело сбежались смотреть шестеро работников завода, во главе с дедом, Казимиром Адамовичем. Карат не высказал совершенно никакого беспокойства, только опять косился на мои палочки, которые отставил в сторону и, для большей устойчивости оперся рукой ему на спину. По графику их поят и кормят в семь часов утра. Чистят - во второй половине дня, поэтому взял у Семена расческу и начал расчесывать гриву. Карат опустил голову, выгнул шею и начал удовлетворенно пофыркивать.
   По приезде с 'привязки', Казимир Адамович ходил вокруг меня кругами, замерял длину ног от паха до колен и до подошвы обуви, заставил Семена делать какие-то замеры на лошади, потом убежал.
   А сегодня торжественно вручил новенькую уздечку, сплетенную из тонких полосок кожи, которую назвал трензельным оголовьем и подвел к стеллажу возле денника, где лежало новенькое седло из свиной кожи и войлочный потник. Широкие стремена, застежки и прочие металлические детали были изготовлены из нержавейки. На крючке, пошитый из трехслойной ткани, похоже из водонепроницаемой гор-тексной, висела объемная двухместная переметная сумка с дополнительными карманами по бокам. Ведра по два груза в каждое отделение, поместится точно.
   Из такого материала у меня дома есть ветровлагозащитный костюм его, в числе прочей военно-спортивной одежды и обуви в прошлом году купил, при обновлении походно-туристического гардероба. Здесь же под подкладкой, вставлена дополнительная мягкая основа, вероятно из поролона. Верхняя, лицевая ткань, была маскировочной расцветки, типа 'камыш'.
   - Эта сумка с аксессуарами в боковых карманах принадлежит к личным вещам нашего хозяина, к сожалению, он ими никогда не пользовался, - склонив голову чуть вправо, сказал Казимир Адамович,- Он вчера САМ мне позвонил, и дал указание выдать. И седло новое, можно сказать наполовину спортивное, с высокими луками, хорошее для троеборья. Очень Карату подойдет, да и для Вашего седалища,- посмотрел на мою хилую задницу,- Будет не плохо.
   - Загляните! Загляните в боковые карманы сумки! - и начал выкладывать на стеллаж и комментировать,- скребница и щетка, расческа с крупными зубьями, крючок для расчистки копыт, набор суконок. Этот набор разноцветных губок для промывки глаз, ноздрей и рта лошади, а этот набор губок покрупнее, для промывания промежности и половых органов,- увидев мою отвисшую челюсть,- Да! Да! Это только в книгах на бедных лошадках всякие рыцари все скачут и скачут, а поухаживать за ней и некому. А она сама не может сесть на биде и подмыться. Имейте в виду, воспитанная лошадь чужому конюху разрешит себя покормить и почистить, но к половым органам может и не подпустить, сразу испытает его ребра своими копытами на прочность. Лошадь должна быть здоровой, так что Вам придется... да. Разве найдете себе ответственного и толкового конюха и приучите к Карату, тогда да...
   Семен внес седло и потник. Карат вдруг заволновался, вытянул голову, коротко начал ржать и перебирать копытами.
   - Радуется,- сказал Семен.
   - Дай я!- взял из его рук потник и уложил на спину Карата. Семен взглянул спереди и кивнул головой - значит с обеих сторон ровно. Затем взял в руки седло, оно оказалось на удивление легким,- Легкое какое!
   - А ты что думал, мы тут на древних деревяшках ездим? Здесь ленчик сделан из упругого пластика.
   Седло легко уложил поверху потника. Семен тут же потянулся к подпругам.
   - Ну к, не хитри! Убирай брюхо, совсем раскабанел от долгого безделия,- похлопал его по животу и сильней подтянул подпруги,- Сейчас новый хозяин станет тебя выезжать, а седло скособочится. Или тебе спину натрет или хозяин свалится. Что потом будешь делать а, негодник?
   Взнуздал самостоятельно. Трензель задвинул на место, поправил ремешки, расправил гриву, потом Семен взял его под уздцы и повел к переходу. Я подхватил палочки и поковылял следом. Удивительно, но Карат два раза приостанавливался и на меня оглядывался. Мы вышли через переход в загон (может быть, все это в конюшнях имеет другие названия, но я называю все так, по своим представлениям). В правом углу загона двое работников на оседланных лошадях наблюдали за нами.
   - Они тебя издали будут сопровождать,- кивнул на них Семен.
   К перилам подошел Казимир Адамович.
   - Коля ее воспитывал и вгонял рефлексы по стандартной схеме, Вы понимаете, о чем я говорю?
   Я пожал плечами.
   - Ужас! Молодой человек! Вам, прежде чем на лошадь садиться, нужно с полгода на занятия походить!.. Да некуда деваться. Ну... давайте будем смотреть Вашу посадку. У вас какой вес, кстати?
   - Восемьдесят килограмм.
   - А выглядите худее.
   - Это рост его скрадывает. Мой рост - метр - восемьдесят,- Прислонив палочки к перилам, взялся рукой за луку, вставил левую ногу, или правильнее сказать протез, в стремя, слегка оттолкнулся и мягко уселся в седло. Все-таки в протезах стремя не чувствуешь. Но ничего! Скоро буду бегать! Какое счастье - бегать!
   Семен чуть удлинил стременные ремни. Карат от нетерпения пританцовывал, фыркал и тихонько ржал, словно повизгивал.
   - Ты чуть-чуть опустись вниз, буквально на сантиметр. Так. Позвонок внизу подай немножко вперед, чтоб задница и яйца полностью расположились по всей плоскости седла.
   - Да знаю я, нас учил старый киргиз, который когда-то неслабым наездником был. Просто, ноги стремян не чувствуют. То есть, нет ног, потому и опору сложно сформировать.
   - Все равно, бедра поверни больше внутрь и за бока, за бока плотно держись.
   Вот, старый хмырь, а то я не знаю, брякнет, лишь бы его пять копеек сверху были.
   - Павел, Вы сейчас сделайте пару кругов шагом,- подошел к загородке Казимир Адамович,- затем десяток кругов с переходом на среднюю рысь, затем мы ворота откроем и можете сходить вдоль подлеска до озер, это километров восемь, здесь везде нормальные подходы, кротовых ямок нет. Но ни в коем случае сегодня не галопируйте!
   - Ну! - дал корпусом легонький посыл, чуть ослабил поводья и напряг поясницу, но ногами придержал нетерпение лошади, а в голос сказал, - Шагом Карат.
   Тот послушно тронулся, но два круга пришлось сдерживать эту мощь и его жажду свободы.
   Еще немного отпустил поводья и опять сработал поясницей,- Карат вышел на легкую рысь и пошел на ускорение. Не трогая поводьев, посылом напряг поясницу, Карат стабилизировал бег и пошел широкими, энергичными движениями - средней рысью. Сейчас передние ноги серьезных нагрузок не несут, зато задние, широко захватывая пространство, несли весь наш вес.
   Слушается!
   Будучи в дальнем конце загона увидел, как мужики открывают ворота.
   'Ну-ка, Карат, как у тебя с резкими разворотами?' Чуть придержать, правое удило, левый шенкель, глубокий выпад корпуса вправо... А он не дал мне его сделать! Он сам резко ушел вправо! Он почувствовал посыл за долю секунды!
   - Сейчас дам тебе свободу! - Поводья на себя, протезы в стременах на упор до боли в культях, спину с расслабления, Карата на дыбы! Он, выйдя в поворот, стал на задние ноги и коротко заржал!
   С наклоном чуть вправо освобождаю поводья, плотный шенкель, склоняюсь к шее и полный посыл вперед!
   - Карат! Карьер!
   Простор! Свобода! Еще немного грудь вперед. Пытаюсь согласовать с Каратом наши совместные движения. Стараюсь, но тяжело без ног. Между ушей Карата свистел свежий ветер, с невероятной скоростью дорога ложилась под копыта. Неописуемые и неиспытанные ранее ощущения. Нет, это не та степная казахская лошадка.
   Буквально за минуты он вынес меня на возвышенность. Внизу блестел каскад озер. Не снижая хода и скорости, мы проскакали вниз и пошли вдоль берега еще минут пятнадцать до следующей возвышенности и по широкому кругу вправо поскакали к конезаводу.
   Корпусом, ногами и поводьями начал сбивать темп с переходом на рысь. К загону мы не пошли, а сделав круг неспешным ходом вокруг всего конезавода, повторили забег.
   Наши сопровождающие, надо отдать должное, особо от нас не отставали. Тоже сидели на неслабых лошадях, но на второй круг не пошли, как я потом выяснил посчитали, что мне нянька не нужна.
   Когда мы заезжали в загон, Казимир Адамович, стоял за загородкой и здорово ругался, перед этим заставил десять кругов проехать шагом.
   - Да Вы знаете, Павел! До озер - восемь километров, круг через вторую высотку - шесть километров, обратно - восемь и вокруг конезавода - три. Двадцать пять километров да на два захода - все пятьдесят. Вы думаете себе, что Вы творите?
   - Казимир Адамович, понимаете, я его чувствовал, и если бы он не хотел или не мог, мы бы построили сегодняшнюю выездку иначе. Даже после первой трети второго круга, мы шли только рабочей рысью с последующим понижением темпа до шага. Карат, я тебя люблю!- потрепал его по шее. Парадоксально, но я ощутил исходящую от него радость и благодарность.
   - Гм, гм. Ну, что можно сказать, может Карату таки повезло, может и попал он в нормальные руки. Ладно, идите, Семен вон Вас ждет.
   В это время раздался звонок коммуникатора.
   - Алло, Вадим?
   - Да. Сегодня вечером приезжает твоя посылка. Андрей все привезет. Так что с утра ты в его распоряжении, а конезавод - после обеда.
  
  
   * * *
  
   Андрей Николаевич приехал в сопровождении трех охранников.
   - Твоя оптика и боеприпасы уже два дня, как здесь. А сегодня утром и основная игрушка приехала, - он подошел к столу, где лежала длинная коробка с красочным изображением какого-то бытового отопительного прибора, подвешенного на телескопической стойке и начал ее открывать. В ней оказалась еще одна, запаянная пластмассовая коробка и пластиковая упаковка. Никаких фирменных опознавательных знаков на них не было.
   - Контрабанда, сверху скрытая, внутри явная,- показал я на коробку.
   - А ты думал. Нашему охранному предприятию такое оружие официально не положено.
   - Слушайте, но перетащить сюда, потом тащить обратно через границу, получается как в том анекдоте про доктора, который рвет гланды через задницу.
   - Нет, Павел, иначе никак. Останется только надеяться, - Андрей Николаевич поднял вверх указательный палец левой руки, - купить оружие ТАМ. То, что оно там есть, мы все знаем, но как и где оно там продается? И успеешь ли его купить до того момента, как оно понадобится? Вопросы, вопросы, вопросы. Например, свой пистолет ты как собирался тащить?
   - Да я не только пистолет, но и автомат собирался тащить. Но - отсюда, через местную миссию! А теперь, в создавшейся ситуации - это ваша проблема.
   - Вот и не морочь себе голову. Это вообще не проблема, тем более уже скоро два десятка лет, как все границы открыты, езжай куда хочешь, хоть на Луну, хе-хе,- усмехнулся Андрей Николаевич.
   В пластиковой упаковке находились жилет и разгрузка в камуфлированной расцветке войск бундесвера. Такая расцветка - 'флектарн' называется. Знаю, потому, что совсем недавно в магазине для любителей активного отдыха, бундесверовский летний костюм купил - камуфлирован точно так же.
   Андрей Николаевич к этому времени закончил срывать с контура коробки запаянный пластиковый шнур и снял верхнюю крышку. В гнездах пенопластовой внутренней вставки, обтянутой темной тканью, упакованные в полиэтилен лежали ништяки.
   Я одел, выделенные мне матерчатые перчатки, осторожно взял в руки и развернул главный ништяк, НК-417, собранный со стволом, длиной 406 мм, который был покрыт хорошим слоем консервации.
   - Смотри, выпуска 2014 года, уже десять лет ему, а выглядит как новый,- показал надписи на ствольной коробке.
   - Да новый он, новый! В любом случае, в деле никогда не был. Эта фирма, с которой мы имеем дело, дерьмо никогда и никому не поставляет,- сказал он, вытаскивая из полиэтиленовой упаковки снайперский ствол, внимательно рассматривая,- А этот ствол совсем свежий, только изготовлен.
   Он взял из стопки два древних армейских вафельных полотенца и развернул их на длинном верстаке:
   - Выкладывай все сюда.
   В крайнем правом гнезде находился отсоединенный приклад, а слева - глушитель с двумя ремкомплектами и пенал с универсальным набором для чистки и полной разборки оружия. В нижней части коробки в четырех глубоких гнездах лежали магазины, по три в каждом. Один из них взял в руки:
   - Какой то он длинноватый, не похож на стандартный 'Хеклеровский', и не из прозрачного пластика, а из какого-то легкого металлического сплава. Давайте проверим.
   Подошел к верстаку, взял винтовку и вставил магазин в приемник.
   - И незачем проверять. Опционно изготовленный нашим поставщиком магазин,- Андрей Николаевич взглянул поверх очков,- Хорош тем, что он - на двадцать четыре патрона, а пружина здесь - из швейцарской стали. И универсальный набор они хороший положили: есть составной шомпол, мультитул, щеточки разного калибра, выколотки, смазка, тюбик моющего геля, даже маленький брикет пушечного сала.
   - Садись, Паша, на табуретку и бери в руки ветошь, а я буду рассказывать и показывать. Первое, что сделаем, расконсервируем винтовку, сделаем ей полную разборку-сборку, чтоб ты в процессе стрельбы имел представление о работе всех механизмов и деталей, даже самых маленьких, до последнего винтика.
   - Мы в свое время изучали М-16, - большой и принципиальной разницы я в них не вижу, - Так что метод разборки и сборки будет такой же, та же модульная конструкция.
   - В общем-то да, за исключением того, что здесь другая система газоотводной автоматики, обычный газовый поршень с коротким рабочим ходом. Есть и другие отличия, но они не функциональны. И еще, на случай непредвиденных обстоятельств, ты должен знать, что из этого оружия совершенно без чистки можно сделать, как минимум, 2500 выстрелов. Это сто штук вот таких магазинов.
   - Приступай. Раскидай сначала на модули, потом на блоки, потом бери свой новый мультитул. Не стесняйся задавать вопросы. После сборки потренируйся с заменой ствола на скорость, в жизни может пригодиться. А я тем временем, скачаю тебе на флэшку всю имеющуюся информацию по всем стрелковым системам. Это тебе тем более пригодится.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Пристрелку 'немца' делали в посадке у озер. Для контроля окружающей территории охранники запустили БПЛА, двое пошли устанавливать десяток мишеней, а Андрей Николаевич с дальномером ими руководил. Самая ближняя дистанция была триста метров, самая дальняя - восемьсот пятьдесят. Поставщик оружия предпродажную подготовку, конечно, обязательно произвел, и каждый ствол тщательно проверили. Но мы решили при выверке точности стрельбы, полторы сотни патронов спалить.
   Снял с винтовки все штатные прицельные приспособления, чтобы затем спрятать далеко и надолго. Установил коллиматорный прицел и на дистанции триста, четыреста и пятьсот метров из стандартного ствола отстрелял одиночными и короткими очередями три магазина барнаульских патронов. Затем, установил снайперский ствол, а на планке закрепил новый оптический прицел. В приемник вставил магазин со снайперскими патронами.
   В руках чувствовалась увесистая, около семи килограмм, и хорошо сбалансированная машинка.
   Мой снаряженный АЕК с коллиматорным прицелом, который служил мне безотказно все четыре года, весил со стандартным боеприпасом три килограмма, девятьсот пятьдесят грамм, а если спарить магазины, то на шестьсот грамм больше. Но лично я никогда не спаривал. Считаю, что любое оружие, хоть холодное, хоть огнестрельное должно быть хорошо сбалансировано. Многих улыбнуло, да? А как же быстрота смены магазина? Однако, как говорил старший прапорщик Марченко: Любой спор разрешит жизнь, имеется в виду, в прямом смысле этого слова.
   Теперь буду привыкать к новому оружию. А мой АЕК - это очень хороший автомат. Слышал, некоторые неуважительные, дилетантские высказывания, что, мол, если его утопить в болоте, а затем вытащить, то он стреляет плохо. Не знаю, не знаю. Оружие в болоте не топил, болот у нас там не было. Но, ни в дождь осенью, ни в снег зимой, ни летом под пыльной бурей, - абсолютно никаких отказов не было. Конечно, это оружие не для безграмотного мужика, типа призыва 50-х - 60-х годов ХХ века, и не для африканской полуголой (иногда совершенно голой) обезьяны, здесь боец, вооруженный этим автоматом, обязан уметь читать буквы и знать табличку умножения. Короче, отношусь к этому точному, надежному и удобному изделию, а так же его создателям с огромным уважением.
   Результаты пристрелки прецизионного снайперского ствола, были сверх всяких ожиданий. После первого 'холодного' выстрела, на дистанции в триста метров, все четыре серии по пять одиночных, показали кучность 24мм, а это много меньше одной угловой минуты. При автоматической стрельбе очередью, длиной в магазин дыра, которая образовалась на месте яблочка мишени, в диаметре была не более 10 сантиметров. И это на открытом воздухе. Впрочем, на дальних дистанциях, мои успехи были с натяжкой средненькие.
   - С тобой все ясно, не снайпер ты, но задатки хорошие. Тебя бы определить к специалисту на пол годика, тогда толк бы был. Ты, Павел, вот что, - сказал Андрей Николаевич, - В будущем из снайперского ствола постарайся очередями валить пореже. Разве что на дальней дистанции понадобится нанести гарантированное поражение, а твоего опыта для этого будет маловато; или неблагоприятные погодные условия, тогда да, вали. У тебя и короткий ствол имеет и дальность хорошую и точность отличную. Все. Сейчас обед, а после обеда продолжим.
  
  
  
   * * *
  
  
   После обеда прискакал сюда на Карате. Да! А чего ему даром скучать в загоне, и так сколько времени, бедный парень, бесхозным пробыл, без внимания и ласки.
   Заметил вчера на рессепшене какую-то им ненужную, пластмассовую коробочку, чуть больше спичечной и выпросил в администратора, а в столовой сегодня 'свистнул' сахар-рафинад. В коробочку ровно восемнадцать маленьких кубиков поместилось. Когда после обеда пришел на конюшню и по проходу шел к стойлу Карата, тот радостно заржал. Странно, ведь он меня еще не видит! А! Понял, слышит, как я перебираю по полу палочками.
   Зашел и скормил три кубика. А он мне голову на плечо положил.
   Оседлал и взнуздал его самостоятельно, перекинул и закрепил у седла переметную сумку, пусть привыкает. И еще удивительно, что когда подтягивал подпругу, он САМ себе втянул живот! Обычно наоборот, помню в Средней Азии, когда седлал лошадь, та вечно норовила надуть пузо, дабы подпругой я его не обтянул. Она же не понимала, дура, что этим не комфорт себе создает, а натрется седлом и ремнями стопроцентно.
   Видишь, конь с яйцами, пол жизни в клетке провел, а не обленился. Все ему бежать да бежать. Пустив его легкой рысью, засеменили по привычному маршруту, затем, перешел на шаг, остановился и напоил у маленького, чистого озерца. Увидь Казимир Адамович, какой водой я его пою, у него бы случился инфаркт.
   - Достаточно пить, - дернул уздечку, - Привыкай Карат. Чувствует моя задница, что много дней нам придется вот так провести - мне в седле, а тебе пехом по дикой природе.
   Вдруг Карат трижды резко наклонил голову вниз, словно соглашаясь.
   - Невероятно, неужели твоя задница это тоже чувствует?- и шагом тронулся к возвышенности у дальних озер.
   Андрей Николаевич и Славик с оружием были уже здесь.
   Я слез с Карата, именно слез, так как спрыгивать на протезах - не фонтан, снял уздечку и нацепил поводья, затем скинул их вниз на траву и подошел к машине.
   - Привяжи, не-то сбежит, как услышит выстрелы, смотри, какой зверь.
   - Нет, Славик, не должен. А к выстрелам все равно приучать буду. Сначала стрелять буду рядом, потом сидя в седле. Правильно, Карат?!
   Он, услышав свое имя, резко вытянул голову и, глядя на меня, навострил торчком уши.
   - Молодец, Карат!- пусть чаще слышит свое имя и мои приветливые интонации.
   Взял винтовку и прицепил ремень, пусть теперь висит на 'немце', так ее отныне и буду называть. Одел в положение: 'всегда готов к бою', подрегулировал его под правильную прикладку и несколько раз подхватил на изготовку. Все нормально, навыки, вбитые до автоматизма, никуда не делись.
   Однако, тренироваться на смену магазинов и готовность к бою, еще придется и придется многократно. Магазин-то непривычный.
   А вот пострелять, - это дело я люблю. На коротких дистанциях для поражения хоть неподвижной, хоть движущейся цели, мне даже прицельные приспособления не нужны. На средних - нужны. Однако, моторика движений и зрительные навыки настолько вбиты в мозги, что в мишень на дистанции до пятисот метров, не попасть невозможно.
  
  
  
   Глава 5
  
  
   Тренируясь сегодня САМ в стрельбе из пистолета, на полном скаку по расставленным сучкам и пенькам, мой жеребчик шел ровно и больше не шарахался. А вот вчера, а еще хуже позавчера, когда я тренировал ЕГО...
   Когда упражнялся в снайпинге, Славик говорил, что Карат после каждого выстрела постоянно вздрагивает, но когда первый раз дал короткую очередь по сухому деревцу, он рванул от озера метров на сто и остановился, запутавшись в поводьях. Потом, после стрельбы, мне пришлось ковылять к нему, выпутывать переднюю ногу и успокаивать.
   Подъехав к карьеру, привязал к дереву и рядом с ним опять стал постреливать по ранее намеченным целям, выбранным в качестве мишеней и снова подходить и успокаивать.
   После первого выстрела, который сделал сидя в седле, он резко припал на ноги, чуть не взвился на дыбы и едва меня не скинул. Вымучили мы друг друга здорово.
   Сегодня третий день подобных тренировок. Четырежды проскакал вдоль просеки, где Славик в упор валил в меня очередями из АКСУ. Холостыми патронами. Наконец, Карат начал соображать, чего от него добиваюсь и шарахаться от стрельбы перестал, его паническое состояние сходит на нет, хотя некоторое чувство страха от этого громкого треска и запаха сгоревшего пороха присутствует, судя по подрагивающей коже.
   Вижу по настроению Славика, что заколебал я его уже, ждет - не дождется, когда отсюда уберусь. Видно, хочет домой, к семье.
   Уберусь-уберусь! Завтра.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Моя квартира находилась в ипотечном кредите. Изначально собирался переоформить ее на племянника, старшего сына моей сестры. Он оканчивал университет и имел приглашение на работу в солидную компанию. Поэтому, по жизни мог быть вполне самодостаточным. Но моя мама пошла в банк и внесла недостающую сумму, взяв деньги, предназначенные на курс собственного оздоровления в медицинском центре эльфов. Я узнал об этом, когда пришло извещение о снятии имущества с залога.
   - Что ты натворила, мама? А как же твое оздоровление? Могла бы еще на пятнадцать-двадцать лет продлить жизнь!
   - Ты молод, сынок, и ничего не понимаешь. Без папы мне будет жизнь - не жизнь. Хорошо, что в свое время мы его оздоровили и он до сих пор жив и здоров, а нам уже недолго осталось. Тебя уж точно не дождемся. А квартиру, конечно, перепиши Машиному Лешке, он хороший мальчик, самостоятельный. Маша твои затраты в сто две тысячи евро вернет, я с ней говорила.
   Моему отцу восемьдесят пять, маме семьдесят, старшему брату Николаю сорок четыре, сестре Маше сорок два, а мне двадцать девять лет. Скоро будет. Вот такие пироги с котятами.
   Я не хотел, что бы они сегодня приходили провожать меня на операцию, но собралось все семейство, все племянники, даже Вовка, старший сын Николая, в погонах старшего лейтенанта с артиллерийскими петлицами, на два дня из другого города прибыл.
   Рядом с нами, у входа в миссию, стояла еще одна группка людей. Эти кого-то отправляли на ТУ сторону.
   - Сын моей знакомой не вернулся в назначенный срок,- говорила какая-то бабуля - И извещение о смерти не пришло, и страховку родным не выплатили. А в ЭГО говорят - жив, значит, домой возвращаться не хочет. Кто знает: правда, нет ли?
   - Все, пойдем мы, - сказала Маша. Она вызвалась быть моей сиделкой.
   Все мужчины, и большие и маленькие, посчитали необходимым слегка хлопнуть меня по плечу, а женщины и две девочки-племяшки - расцеловали.
   На входе в центральный холл здания миссии ЭГО, нас встретил охранник-орк, посмотрел документы и сказал Маше:
   - Ты! Два часа погуляй, а тебе в первую дверь налево, - ткнул пальцем в сторону коридора, нажал на кнопку переговорного устройства и добавил в микрофон, - Посетитель.
   Приковыляв к двери, на которой отсутствовали какие-либо таблички и надписи, остановился. В коридоре стоял ряд пластиковых стульев, но никакой очереди не было. Вообще людей не было. Это раньше здесь были столпотворения, сотни людей в очереди, а сейчас сюда приходят только человек десять - пятнадцать в день: это или контингент, который переселяют добровольно - принудительно, или те, кому очень надо.
   Волновался ли я? Да, очень.
   НОГИ. ИНВАЛИДНОСТЬ - не дай Бог Вам и Вашим близким испытать весь тот ужас состояния тела и души.
   Решительно толкнул дверь и вошел в кабинет. За столом сидел карлик. То есть гном. Он ничем особо не отличался от того гнома, который принимал меня первый раз.
   - Сюда садись, - показал он на стул напротив, - Давай заявление.
   Я подал ему заблаговременно заполненный бланк и стал осматривать помещение. Здесь тоже все было обычным - небольшой кабинет, элементарная офисная мебель: стол, шкаф, кресло; на столе никаких других бумажек, только корейский ноутбук и принтер.
   - Ноги у тебя... все понятно. Знаешь, сколько стоит?
   - Знаю, нет у меня таких денег, в заявлении все написал.
   - Вижу, но спросить обязан. У тебя есть право выбора, которое ты можешь реализовать так или иначе. Или встать и уйти, - сказал и вопросительно уставился. Понимает же, говнюк, что если пришел с таким заявлением, то больше некуда бежать. Немного помолчав, сказал ему:
   - Я выбор сделал.
   - Очень хорошо. Что здесь дальше? Языки: немецкий. Оплату произвел? - посмотрел на экран, - Да, произвел. Условия и правила читал?
   - Читал.
   Он вытащил из принтера листик, что-то на нем черкнул и подал мне.
   - Вот тебе направление. Выйдешь и через одну дверь, напротив, зайдешь на медицинское обследование. Иностранный язык тебе сделают по любому, но там у тебя будет последний шанс отказаться от контракта и жить здесь, как прежде.
   'Не дождешься', подумал вставая со стула, и направился к двери. По пути взглянул в бланк направления и разобрал только фамилию и имя по-русски, все остальное было написано какими-то закорючками, похожими на иероглифы.
   Дверь была мне знакомой, я постучал и вошел. Да, здесь была та самая эльфийка. Красивая, чертовка! Стояла у окна, одетая в розовое, с прошитой толстыми красными нитями оторочкой, слегка декольтированное платье. Очень хорошо подчеркивало стройную фигуру, полуголые руки до плеч и ноги с обнаженными коленками. Белый поясок и белые босоножки на невысоком каблуке. Глядя на такое совершенство лица и тела, разные мысли лезут непроизвольно.
   - А! Опять пришел повеселить меня?!
   - Если женщина действительно красивая, разве можно себе умышленно внушать: 'Это- жаба, это- жаба...'
   - Очень многие человеки нас не любят, некоторые ненавидят, - серьезно взглянула своими слегка раскосыми глазами, - но при этом жаждут получить исполнение своей мечты.
   - У большинства народа менталитет такой. Прошлые поколения воспитывались таким образом, и детей своих растили в том духе, что всегда кто-то, что-то им должен, или обязан чего-нибудь дать, просто так. Или взять за руку и куда-нибудь повести или что-нибудь показать. Не одно поколение нужно, что бы уничтожить вождистский и иждивенческий синдром. Уверен, все в жизни имеет цену. Если вы исполните мое самое сокровенное желание, разве за это можно ненавидеть? Наоборот! Так что я в Вашем распоряжении.
   - Да, когда получают желаемое, все радуются, но когда просыпается воспоминание о цене вопроса, очень многие начинают ненавидеть терпеть, как здесь говорят. Ладно, садись на стул, сейчас подойдет другой доктор, он же тобой и займется.
   В это время открылась дверь, и вошел худощавый блондин с характерным для эльфов разрезом глаз. Одет был по-летнему, в светлых тонов костюм и туфли.
   - Давай направление, - пробежал листок глазами и положил на стол, - Так, язык. Немецкий язык я тебе поставлю, но сначала сделаем стандартную диагностику.
   - А ноги когда?..
   - Сегодня вечером, после того, как я тебя отпущу. Ложись на кушетку и расслабься.
   - А протезы снимать?
   - Не нужно. Мне и так все видно.
   Я улегся на кушетку и постарался унять некоторый мандраж. Обычно всегда держу себя в руках, но не сегодня. От сегодняшнего дня жду очень многого.
   - Хорошо,- сказал он и неожиданно ткнул меня пальцем в лоб. Словно электрический разряд прошел по телу.
   - Все - все! Теперь все будет нормально, закрой глаза и расслабься.
   ...- Можно вставать, - услышал голос эльфа и открыл глаза. Увидел, как он подошла к столу, уселся и застучал по клавиатуре ноутбука. Голова была тяжелой, я что, уснул? Тут же опустил ноги и сел на кушетке.
   - Ну что сказать, - начал он, - если не считать ног, то мозги, организм и тело - в полном порядке. Тело худощавое и сухое, без жировых отложений. Кости и сухожилья крепкие, узлы мышц хорошо развиты и распределены равномерно, как у гимнаста. Занимаешься спортом?
   - Не профессионально. Так, лично для собственного удовольствия, но уже давно, с детства, - начал отвечать и не пойму, почему так тяжело говорить и языком ворочать.
   - Понятно. Дальше вижу, что воевал и в боях получил три огнестрельных пулевых ранения.
   - Два, - поправил его.
   - Три. Два ранения одновременно, одно сквозное в правое бедро, второе в грудь, в районе третьего ребра справа. Благодаря своевременной медицинской помощи, все осталось без последствий. Внутренние органы совершенно здоровы. А вот третье, оно же самое первое, было по касательной в голову. На макушке узенькая полоска осталась, где даже волосы не растут. Было небольшое сотрясение но, к счастью, негативных последствий нет и мозги в порядке. Поэтому, никаких дополнительных коррекций делать не надо, - сказала и снова застучала по клавиатуре.
   - А... когда с немецким?
   - Повтори еще раз свой вопрос. И на каком языке ты со мной разговариваешь?
   'Das noch? ( Что повторить?) Ja-ja, Hol's der Teifel, ich sprece Deutsch... (Да-да, / много непереводимых ругательств/ я же говорю по-немецки...) А думал я на каком?'
   - Вот именно! - слегка ухмыльнулся, продолжая печатать, - Сейчас ты получишь диск с немецким текстом на пятьдесят тысяч слов, будешь читать многократно в голос и вырабатывать моторику губ и языка.
   Он вытащил из шахты ноутбука маленькую пластинку, носитель памяти, положил в пластиковую коробочку и подвинул на угол стола.
   - Забери. И пересядь ближе, - показал на стул.
   Приковылял к столу и устроился напротив эльфа.
   - Благодаря прокачке мозгов у тебя появился бонус. Даже два. Первый - это эмпатия. Сможешь ли ты глубоко воспринимать внутренний мир любого существа, сейчас говорить рано, но понимать эмоциональное состояние живых существ, находящихся рядом - вполне. Второй - это интуиция. Опять же, возможностей дара предвидения не наблюдается, но куда не надо совать голову - будешь чувствовать.
   - Что-то совсем ничего не чувствую.
   - Ты и не должен сейчас что-то чувствовать, с точки зрения эмпатии, - я для тебя закрыт. Опасности для тебя тоже никакой не предвидится, поэтому интуиция спит. Скоро эти чувства разовьются так, что даже будут вызывать дискомфорт, но потом жить с этим привыкнешь и душевное состояние войдет в привычную колею, - помолчал, внимательно глядя мне в глаза и продолжил:
   - Теперь займемся твоими ногами. Давай диск с анкетой.
   Я вытащил и передал флешку, которую он вставила в компьютер и снова застучал по клавишам. Сверял с первоначальной информацией, наверное. Короче, выполнял процедуру всем известную уже более двадцати лет.
   - Совпадение основной части с оригиналом полное, но в приложении появилось дополнение. Так, что здесь? Первое и главное - жеребец Карат, документы, паспортные данные: если они совпадут при проверке перед переходом портала, то проблем не будет, пройдет. Если же будет подмена, то сам знаешь,- на мясо. И еще. Для лошади трехдневное питание, плюс сбруя и средства ухода. Как и для всех живых существ, весь вес не должен превышать сорок килограмм. Теперь второе - Венская миссия, зачем? Желаешь разыскать Николаса Брауна? - опять резво защелкала клавишами, - есть такой, родилась в Венне, 21год, рост 179, вес 72. Что ж, когда там будешь- найдешь без проблем. Значит, по Австрии сегодня для тебя уже вопросов нет, язык поставлен. Туда после операции тебя и адресуем. И последнее, - перед тем, как ляжешь на стол, обязан предупредить: тебе будет поставлена специальная магическая метка. Знаешь зачем?
   - Знаю. Что бы не сбежал.
   - Немного не так. Нам безразлично, сбежишь ты или нет, никто тебя ловить не собирается. Но если по окончанию реабилитационного периода, а он у тебя пять дней, не явишься в Венскую! (специально говорю с ударением) миссию, у тебя мгновенно начнется гангрена и необратимые! (опять делаю ударение) процессы в организме. Поэтому, еще раз подумай, у тебя есть последний шанс отказаться.
   - Я не передумаю!
   - Тогда условия стандартные, срок тебе 10 лет. Распишись здесь и здесь и отправляйся на второй этаж.
   - Благодарю, Вас.
   В небольшом холле на втором этаже было три входных двери и стояло несколько журнальных столиков с креслами. Уселся в одно из них и стал ожидать вызова. Рядом сидели два старичка, лет по семьдесят. Непроизвольно услышал их диалог.
   - И таки не понимаю, Яша, как вам разрешили пройти курс здесь, да еще Российскую скидку дали? Ведь все знают, что Вы живете в Америке?
   - А Вы, Изя, хотите сказать, что я не коренной житель? Вы не знаете, что я здесь родился? Эльфы знают, а Вы не знаете.
   - Ну почему я не знаю? Все об этом знают.
   - Тогда скажите, Изя, почему называют неведомые земли миром Лернера?
   - О! Так Лернер - это у них такой эльф главный!
   - Изя! Ты поц! Лернер - этот из наших! - старичок подмигнул и многозначительно повел глазами, - Первооткрыватель! Пионер! Он туда самый первый попал и самый первый вышел.
   - Этого я не знал. Молодой человек! Молодой человек! А вы этого не знаете?
   Понял, что это обращаются ко мне, повернулся, развел руками и покачал отрицательно головой.
   - Это вы сюда пришли с ногами? - опять мне задал вопрос тот же дедок, но я не успел ответить.
   - Изя, ну ты поц! С какими ногами? Он без ног!
   Вдруг, над одной дверью загорелся зеленый фонарь и голос из динамика сказал: 'Корецкий! Заходи!'
  
   * * *
  
  
   Какое счастье - просто ходить! А какое счастье - бежать! Вы представляете?
   В первый реабилитационный день я ходил по территории и нарезал круги по парковой зоне миссии ЭГО. Стопы и пятки покалывало, было такое ощущение, будто брожу босиком по мелкой гальке приморского пляжа. А вечером, Маша своей машиной увезла меня домой.
   Как проходила операция и как за мной ухаживала Маша и санитары - помню плохо. В течение всех трех дней, когда был привязан к столу, находился в полусознательном состоянии, постоянно ощущая в ногах ужасную БОЛЬ. На краю сознания припоминаю, как приходил три раза в день эльфийский доктор и по два часа что-то там делал.
   Очнулся на четвертый день утром. В кресле рядом с собой увидел с осунувшимся лицом спящую Машу. Лежал в обычной кровати, боли совершенно не чувствовал. Тихонько откинул одеяло и увидел! У меня БЫЛИ НОГИ и по моему желанию ШЕВЕЛИЛИСЬ ПАЛЬЦЫ. Спустил их с кровати и осторожно стал на пол, стопы и каждый палец ощупал руками. Я их ЧУВСТВОВАЛ! Самостоятельно прошел в туалет и душ. Потом оделся и отправился гулять. Пусть Маша поспит.
   А сейчас по дорожке нашего районного стадиона бегу. Бегу! С радостью в душе, с безмерным счастьем от свободы передвижения и силы здорового тела.
   Сегодня покупатель заберет мой джип. Полтора года назад платил пятьдесят четыре тысячи евро, а сейчас отдаю за сорок. А вечером бывшие мои сослуживцы (сейчас работают инструкторами и военспецами в одной Африканской республике) должны подвезти три обработанных камешка. В ЭГО за них сто пятьдесят тысяч дают, но у меня есть свободных только сто сорок пять и ребята согласились обменять оставшиеся пять штук евро на поговорить часок под бутылку хорошего коньяку.
   А вечером..., вечером в мою однокомнатную квартиру набилось двенадцать человек, долго сидели и о многом говорили. Было грустно, почему-то не оставляло чувство, что мы больше никогда не увидимся.
   В конце концов стали прощаться, сначала разъехались друзья, а мои родные разбрелись только после внеочередного пятого прощания поздно-поздно вечером. Отец держался хорошо, а мама и Маша плакали. Подошел отец, обнял, погладил мне голову, склонил изрезанное морщинами лицо и прошептал:
   - Я воспитывал тебя мужчиной. Держись сын. Мы прощаемся навсегда. В моей жизни было всяко... разно..., но она была хорошей. Проживи и ты, сын, счастливую жизнь. Прощай.
  
  
  
   * * *
  
  
   Лешка на правах нового хозяина остался ночевать здесь. Застелил кресло-кровать чистой постелью, лег и отключился. А я взял пустой рюкзак, баул с вещами и перешел на кухню. Вытащил электронные веса, которые давали показания до десятичного знака, взял листочек со списком запланированных вещей и карандашом стал отмечать:
   - НК-417 с дополнительным снайперским стволом и двенадцатью магазинами; быстросъемный глушитель с двумя комплектами сепараторов и универсальный набор для чистки - 8 кг без нескольких грамм.
   - ГЛОК-17 не снаряженный в кобуре с длинным стволом и ПБС, плюс четыре запасных магазина в двух двойных пеналах и два паучера - 1150 грамм.
   - Оптический и коллиматорный прицелы, тактический фонарь, баллистический компьютер и дальномер. Завесило все - 1,850 кг
   - Два ножа в ножнах, один - 550, второй - 190 грамм.
   - Саперная лопатка с чехлом - 1,5 кг
   Эти ножи и лопатку мне подарил (то есть продал за три советских серебряных рубля) Женька, мой бывший одноклассник, раньше мы вместе с ним на охоту ходили. Он изготовил их у себя на заводе. Сначала сварил между собой прутки различной инструментальной стали, затем, неоднократно отковал и по электронным копирам вырезал форму, фрезеровал, заточил и шлифовал.
   Маленький нож был предназначен для резки всего чего угодно, а вороненый клинок, девятнадцати сантиметров имел кинжальную форму с двусторонней заточкой, был изготовлен цельно с гардой и основой рукояти. Навершие из срезанной на одну треть металлической, затемненной сферы, четко балансировало клинок. Рукоятки обеих ножей были набраны из бежевых и черных кругляшей кожи сантиметровой толщины (когда-то мой отец привез из Африки кусочки слоновой и носорожьей кожи).
   Саперная лопатка тоже была интересной. Ее торцевой стороной и одной из боковых, можно было рубить хоть дрова, хоть толстые гвозди. Вторая боковая сторона была с нарезанными зубьями и вышлифованным поднутрением, то есть можно пилить любую металлическую чурку. Поэтому-то, что бы случайно не поранится, для нее изготовили специальный чехол. Держатель даже не знаю, из какой твердой древесины изготовлен, Женька говорил, что точился, как железо.
   Дрова ею рубить не довелось, но сайгаку голову снимал, как мечом, одним махом.
   Беру карандаш и отмечаю список дальше:
   - Рюкзак с двумя вставленными в боковые карманы пластиковыми флягами и трубочками для питья, плюс две разгрузки, все - 2,1 кг.
   - Спиннинг с катушкой, наборы лески и блесен - 270 грамм.
   - Аптечка - 0,5 кг
   - Ноутбук 'Eagle' с зарядным устройством и дисками - 2,2 кг.
  Хорошая вещь. Защищенная армейская модель с оперативной памятью 16 GB и биометрическим сканером отпечатка пальца.
   - Горка, в камуфляже 'вудленд'. Куртка с капюшоном, усиленные локтевые и коленные накладки, манжеты рукавов и брюк регулируются с помощью липучек, есть вентиляционные молнии. На рукавах и брючинах встроены медицинские жгуты. Очень хорошее обмундирование. Плюс кожаные боевые ботинки быстрой шнуровки и штурмовые перчатки. Все - 1,4 кг
   - Ветровлагозащитный гортексный костюм, точная копия горки, только с трехслойной ткани и точно так же камуфлирован, но брюки прямые, без манжета. Плюс короткие резиновые сапоги, все это - 1,2 кг
   - Легкие маскировочные костюмы - 2 штуки, плюс кроссовки - 0,5 кг
   - Термобелье теплое - 3 комплекта, плюс носки теплые- 3 пары и шапочка-маска. Все - 0,5 кг.
   - Термобелье легкое - 7 комплектов. Все - 0,4 кг.
   Еще бы спальный мешок, да некуда.
   Теперь собираем всякую мелочь: в армейский котелок ставим металлическую кружечку с пакетиком из тридцати золотых монет ( давешний подарок деда Андрея, маминого отца, каждому из девяти внуков), отцов подарок - самозаводящиеся механические часы 'Омега' в титановом герметичном корпусе со светящимся фосфором циферблатом, раскладной нож в чехле, хорош для отрезать кусок колбасы; раскладные ложка и вилка, тоже в чехле; ножницы, иголки, нитки, мыло, зубные щетка и паста; бритвенный станок и шесть штук картриджей; заточной брусок и кусочек пасты Гойя. Еще две пары очков - противосолнечные и антибликовые.
   Бриллианты вдавим в мыло и уложим в мыльницу. В рюкзак же кинем двадцать метров капронового шнура. Какой вес котелка получился? Почти 2,2 кг.
   Итого без боеприпасов - 24,1 кг.
   - Патроны 308-е - 700 штук и пистолетные - 200 штук.
   Много. Получается около сорока одного килограмма, в поселке нужно будет окончательно взвесить все снова. Иначе, эти сволочные орки выбросят что-нибудь самое нужное.
   В отдельную сумку положил одежду, которую одену в миссии ЭГО перед переходом: Комплект теплого термобелья, свитер, зимние комбез и курточка, цвета светлых и темных серых разводов, такая же шапочка-маска и черные перчатки; черные немецкие армейские сапоги на овчинном меху. Карманов здесь много, в том числе и встроенные кобуры, но носить в них ничего нельзя. Все в рюкзак. А вот тяжелую плоскую хромванадиевую цепь с кольцом и иконкой, изготовленную тем же Женькой, нацеплю на шею, авось, не заставят снимать.
   Положил бы еще много чего, целый шкаф одежды и обуви остался, в шкафу-купе, в прихожей - три ящика разного железа и электроинструмента. Еще неплохо было бы Сайгу 12-го калибра и пару сотен патронов захватить, да... ладно, пойду спать, раненько утром уеду в поселок. Славик завезет. Оттуда уже отправим в фургоне Карата в Вену, и оттуда же на следующий день уедем в аэропорт.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Опять снился давешний сон.
   Вижу, как упруго и уверенно бегут мои крепкие ноги. Неожиданно дорогу перечеркнула темная полоска. С каждым шагом она увеличивалась, расширялась и, наконец, стало видно, что это провал, трещина в земле, шириной до пяти метров. Такую дистанцию на тренировке прыгал легко. Долой сомнения! Обозначил место прыжка и сделал ускорение. Левая, толчковая уверенно впечаталась в ранее определенную точку, корпус просел и ноги, словно освобожденная пружина, вытолкнули тело в полет...
   Резко открыл глаза и откинул одеяло: ноги - на месте!
   Славик заехал в шесть утра, но я уже был давно собран и давал последние ЦУ проснувшемуся Лешке. Его глаза были на мокром месте. Он действительно был моим самым лучшим племянником, во многих делах помогал, ездил со мной на охоту и рыбалку. Имел ключ от квартиры и девчонок сюда таскал, много и неоднократно. Ругал его, конечно, за это, как не ругать? Но не сильно. Что ты с ним сделаешь, если он весь в меня и всего лишь, на шесть лет моложе?
   - В прихожей задняя стенка шкафа-купе отодвигается. За ней находится сейф, там оружие разное. Оно твое. 'Тигр' и 'Сайга' стоят в официальном оружейном сейфе. Твой папа в курсе, он поможет переоформить его на тебя, - передал ключи обалдевшему от счастья племяннику. Глаза высохли бегом. Поднялся с кресла, кивнул ему, подхватил рюкзак, сумку и больше не оглядываясь, шагнул в дверь.
   До поселка доехали быстро и без проблем, а после обеда полдня посвятил Карату. Полностью экипировался и учился простейшим элементам вольтижировки. Застрельщиком мастер - класса выступил дедушка Казимир Адамович. Какие коленца на своей кобылке выкидывал этот маленький и худенький старичок! Главное, продемонстрировал, как удерживать оружие, как правильно в движении укрываться за корпусом (слева - справа) и кувыркаться-падать с лошади (вперед и назад) во время скачки. Десантироваться с разных транспортных средств умею, но вот с лошадиной силы - синяков себе наставил достаточно. Винтовку, что бы во время падения не мешала, в транспортном положении держал на груди. А приклад фиксировал хлястиком с карабином на поясе с правой стороны. Нашел на разгрузке оптимальное место для крепления чехлов с оптикой (чтоб во время падения не повредить) - почти подмышкой левой руки.
   Еще прошли полосу конкура. Высоту в метр - десять, брали элементарно.
   Сегодня утром в фургоне с двумя водителями и сопровождением, Карата отправили в Вену и уже завтра, по идее, он должен быть на месте. Для него арендовали стойло на местном ипподроме.
   Перед тем, как лететь в Вену, состоялась последняя встреча с Соломоновым. Мы сидели вдвоем в его кабинете за журнальным столиком, он дегустировал молодое красное вино, разлитое в Аргентине и на днях доставленное. Он был его большим любителем. Я же опять попросил плеснуть на дно бокала коньяку и горничный Лелик притащил ту же огромную бутыль Мартеля. Затем, он вытащил из ящика письменного стола бумажный пакет и подошел к журнальному столику. Из него достал коробочку для ювелирных украшений и маленький тюбик с гелем для стирки особо загрязненных вещей.
   - На, открой, - подал коробочку, там находились шесть крупных, красиво ограненных бриллианта, - Их официальная стоимость составляет один миллион восемьдесят тысяч евро. Эльфы могут заплатить дороже, но в любом случае, любой ювелир даст не меньше миллиона восемьсот.
   Мне посоветовали камни затолкать в этот тюбик, потом положить в рюкзак. Что я и сделал. Часть содержимого тюбика заблаговременно было выдавлено.
   Соломонов походил взад-вперед по кабинету и продолжил:
   - Половину возьми себе, но другая половина, заклинаю тебя, должна быть потрачена на благосостояние моего сына. Только для моего сына. Ах! Мог бы купить и передать для него бриллиантов на десять миллионов, но вопрос не в деньгах. Думаю, что ста тысяч евро в год для скромной жизни в любой стране мира, да и там, в мире Лернера, вполне достаточно. Еще в пакете есть два письма, от меня и его матери. И на словах скажи, пусть возвращается, здесь его ждет богатство и успех, скажи ему, что он мой наследник.
   - Обещаю, - я поднялся из кресла, - Обещаю, что если понадобится, то в пределах миллиона евро любые необходимые финансовые вопросы для Вашего сына решу.
   - Надеюсь, очень надеюсь, Павел, хочу, что бы через десять лет Николас приехал ко мне. Я дождусь, я не сдохну. Вы уж постарайтесь, Павел.
   - Да, решу все вопросы, Борис Ильич, но есть два момента. Не знаю, в чем там дело, но большинство народа оттуда не возвращается. И не знаю, на какой стадии душевного равновесия, находится его отношение именно к Вам. Поэтому, гарантировать возвращение ..., - пожал плечами и развел руками.
   - Этот момент, Павел, как раз давно всем понятен. Это, если женщина ТАМ родила, то очень редкая, разве какая тварь, бросит своего ребенка. Ведь вернуться она должна ОДНА, - он опять тихо прошелся по густому, с высоким ворсом, турецкому ковру, затем подошел ко мне вплотную и выстрелил указательным пальцем, - А Николас - мужчина, а не какая-то глупая женщина, а ушел он ТУДА от безысходности. Здесь же его ждет богатство и шикарная жизнь, я надеюсь на его благоразумие. Но если такое случится, что он там останется, буду думать, что ты сделал все, что мог. Прощай.
   Все. В последний раз вместе с Андреем Николаевичем перебрали оружие и вещи, заменили три пачки мощной девятки на пятьдесят штук дозвуковых патронов.
   Вес снаряженного рюкзака получился 39,840 килограмм.
   Завтра вечером уеду в аэропорт, а оттуда ... в новую жизнь.
  
  
  
  
   Часть вторая
   В НОВУЮ ЖИЗНЬ
  
  
   Глава 1
  
   Миссия ЭГО находилась недалеко от Венского ипподрома и Семен, который сопровождал Карата, нас с Антоном ожидал при въезде на грузовой терминал.
   На улице в права входило лето, а я был одет в зимнюю одежду, но перчатки и шапочку положил в карманы курточки, а курточка в руках. Антон помог нацепить рюкзак, а Семен показал, что находится в переметных сумках. Помимо набора по уходу, была так же уложена ветеринарная аптечка, по паре запасных подков и щипцы с молотком.
   - Здесь еще есть резиновое ведро, - показал Семен, - а сверху в скрутке - легкая гор-тексная попона, коврик и плащ-палатка для тебя. Вместе с овсом все весит 39килограмм 990грамм. И пусть попробует какая-нибудь орочья рожа сказать, что хоть на грамм больше. И да, жеребца я напоил и только что кормил.
   С ребятами прощался тепло. За похлопыванием по плечу последовало напутствие: 'Держись'. Взял Карата под уздцы и пошагал к воротам.
   Оказывается, для лошадей и домашних животных у них есть специально оборудованное место. Расседлал Карата, снял переметные сумы, нацепил поводья и привязал к перекладине.
   Перед входом в зал, орки, под чутким руководством мелкого гнома, забрали и взвесили мой рюкзак, замечаний по весу не было. Выдали на руки жетон и отправили в зал ожидания.
   Здесь находились три десятка мужчин и женщин различного возраста, от двадцати до пятидесяти лет. Одеты были по-разному, кто в рванье, кто прилично но, в основном, демисезонно или тепло, видно эльфы предупредили. Кондиционер работал, и дискомфорта не ощущалось.
   Многие выглядели совершенно измученными, - ожидали перехода и жили в общежитии миссии несколько суток. Мне в этом смысле повезло, довелось здесь провести всего пять часов. Нервы людей были истрепаны, и к общению никто намерений не проявлял. Я тоже не навязывался, поэтому ни с кем не познакомился и все это время бесцельно прослонялся по залу. Находясь среди этих людей, воспринял массу незабываемых психологических эмоций. Одни излучали безнадегу или страх, другие грусть или безразличие от усталости, а некоторые, из всей команды только трое, в том числе и ваш покорный слуга, - уверенность и решимость.
   Эти двое прогуливались вместе, один крупный мордоворот, второй - коротышка и тихо вели беседу. Люди их сторонились, заблаговременно отступали в сторону с пути их движения. Ты смотри, и здесь распальцовка в моде, пацаны видать, из мест не столь отдаленных. Внимательно присматриваются к присутствующим. На себе их пристальное внимание тоже ощутил, ибо выглядел 'жирным пассажиром'. От них веяло чем-то непонятным... и неприятным.
   Когда поступило сообщение о готовности и разрешили получать в камере хранения свои вещи, в зал ожидания в сопровождении двух орков вошли четырнадцать молоденьких девчонок. Однако, что-то они были слишком потасканы: волосы всклокочены, супер-топики и кожаные мини-юбки различных ярких расцветок, от ядовито-зеленых до пожарно-красных, вымазаны в белую глину. Выглядели они, как владелицы фонарных столбов, которые стоят вдоль трассы, ибо на служащих приличного борделя не тянули. Эти, видно, переходили тоже по контракту. С государством. Большинство правительств заключили такие договора с эльфами, когда отдельные категории правонарушителей вместо отбытия наказания за решеткой, отправляются на переселение.
   Народ зашевелился, а я подошел к столу распорядителя, где гном принимал жетоны из камеры хранения.
   - У меня лошадь.
   - А, знаю. Иди забирай, там все взвесят и проводят сюда. Твои вещи будут здесь, - увидев мое нетерпение, добавил, - не лети, еще целый час времени.
   Да я и сам вдруг почувствовал, что спешить не надо. Все будет в порядке.
   На грузовом терминале мне выдали метелку и совок и отправили в стойло прибраться.
   - У нас здесь нет лишних уборщиков, каждый свое дерьмо убирает сам, - прохрюкал здоровенный пучеглазый орк.
   Подошел к Карату, скормил ему кубик рафинада и погладил эту довольную башку.
   - Ничего, парень, мне за тобой поухаживать не в падло. Жаль только покормить тебя здесь не разрешают. Но потерпи.
   Подошел седой гном:
   - Не седлай пока, веди в поводу на веса, как есть. А потом взвесим повторно оседланного и с мешками.
   - Слушайте, у меня весь груз взвешивался на электронных весах, а вы хотите...
   - Не переживай, - перебил он, - наши веса тоже точные, электронные.
   Пришлось сводить Карата на большие веса, взвесить. Затем оседлать, закинуть переметные сумки и взнуздать. Удивительное - рядом, разница в весе получилась ровно 40 килограмм.
   - А ты мне здесь что-то рассказываешь, - громко запричитал гном, - а мои веса самые точные. Иди, вот он,- показал мне на пучеглазую и клыкастую гориллу, - тебя проводит.
   Получил свой рюкзак, когда люди выстроились с вещами перед решетчатым барьером, возле которого находились одетые в черные горки четверо вооруженных орков и один эльф. Сторожок из тоненькой лески под клапаном, был на месте, значит, мои вещи не бомбили. Я стал за стеклянной перегородкой и тоже ждал приглашения. Видимо, буду крайним. Курточку одел на себя, плечи оттягивал рюкзак, к левому плечу прижал голову Карат.
   Неожиданно, за барьером сформировалась черная мембрана и один из орков открыл решетку, а остальные начали споро называть фамилии и загонять в нее людей. Гном-распорядитель выкрикнул и мою фамилию, махнул рукой и показал на край, где взахлеб рыдали трясущиеся от страха полуголые молоденькие проститутки. Со стороны очереди несло волну ужаса и безысходности.
   Переход проходил буднично и... как-то обыкновенно. Люди с рюкзаками, чемоданами, сумками, баулами и мешками по очереди заходили в черную мембрану и исчезали.
   Тихонько двигался вперед, а черный круг приближался. В этом мире я оставил родных и близких, потерял дом и друзей.
   'Оставь надежду всяк сюда входящий'? Нет! Нет! Теперь у меня есть ноги! Значит, у меня есть надежда, что дойду. Боец я или где? Сын, внук и правнук воинов! Сопли вон!
   Передо мной больше никого не было.
   - Корецкий! Пошел!
   Стиснув в руках уздечку Карата, шагнул в неизвестность.
  
  
   * * *
  
  
   Преодолев слабое сопротивление мембраны, почувствовав миг душевной пустоты, вынырнул в обычном, вполне земной архитектуры, широком коридоре. Прямо перед глазами начинался большой, с высокими окнами, светлый зал, очень похож на тот, из которого я только что вышел. На входе стоял единственный человек, именно человек, который был внешне похож на обычного муниципального служащего из заштатного городишки.
   - Проходите, пожалуйста, к столу для регистрации. Девочки, успокойтесь. Я вас прошу, успокойтесь. Вы даже не представляете, как вам повезло, здесь женщин меньше, чем мужчин. Любая из вас захочет, станет богатой, а захочет, выйдет замуж. Проходите на регистрацию.
   Девки перестали реветь, начали переглядываться, вытирать слезы и потянулись в глубь зала.
   Карат мембрану прошел спокойно, но сейчас стоял рядом и раз двадцать фыркнул мне на ухо. Странно, такого еще не было, отчетливо ощутил исходящие от него флюиды страха. Я обнял его за шею и погладил по голове.
  - Karat, Karat! Alles ist Gut, - Незаметно для себя, чисто на автомате, попав в среду обитания, начал вести себя и говорить, как все, - Карат, все хорошо.
  - Э-э-э... Господин с лошадью, Вам надлежит пройти направо. В конце того коридора - переход в конюшню, там есть служащий, который все объяснит. Потом прошу вернуться на регистрацию, - сказал тот же, встречающий нас человек.
   - Простите, а долго нас здесь держать собираются?
   - Никто вас здесь держать не будет. Сегодня только регистрация, темнеть начинает, вечер скоро. Потом покормят, в казарме переспите, а завтра с утра лекция. А после лекции - кто куда.
   - А кого и куда, простите?
   - Вакансий много, но если ни одна не подойдет, то пойдете, куда захотите, на все четыре стороны.
   - Благодарю Вас.
   Отлично! Были смутные беспокойства, а сейчас полностью развеялись. Чувствую, этот фриц не обманывает. Значит можно обустраивать свою жизнь самостоятельно.
   Конюшня была просторная и чистая, лошадей держали в станках, и они здесь были! Пока мы проходили, насчитал семерых, с довольно хорошим экстерьером.
   Встретил нас другой пожилой фриц, который хотел принять повод и отвести жеребца. Не тут-то было! Карат вызверился и щелкнул зубами, и опять я почувствовал его состояние, на сей раз агрессию: 'чужой, не проходи рядом, иначе порву, как обезьяна газету'.
   Пришлось обиходить самому. Автопоилкой он пользоваться умел, осталось задать овса (фриц дал полное ведро, грех отказываться) и вернуться в зал.
   Но сейчас главное другое. Рюкзак на пол, открыть клапан и проверить вещи: тюбик со стиральным гелем - на месте, в карман его; мыльница с мылом, мыло проверил, - бриллианты на месте. Вытащил ножик и аккуратно камешки изъял и ваткой обернул, из аптечки вытащил жестяный цилиндрик с большими таблетками валидола. Половину таблеток долой, вытащим камушки, завернем в ватку и уложим на дно флакончика, а сверху - таблетки. Крышечку плотно закрутим и в карман убираем.
   Теперь оружие. На груди комбеза есть скрытая тактическая кобура, а вот два двойных пенала под магазины некуда цеплять. У меня шесть глоковских магазинов, почему вижу пять? Ага! Один в пистолете, снаряжен Андреем Николаевичем десятью дозвуковыми патронами. Вскрываю пачки с мощной девяткой и снаряжаю четыре магазина, один загоняю в рукоять. Решил магазин с дозвуковыми тоже снарядить полностью. Чем черт не шутит, а вдруг понадобиться. Вскрыл пакет, где лежат отдельно две серых пачки, и добил еще семь патронов. Этот магазин - в верхний правый карман, сюда же глушитель. Три оставшиеся магазина - в левый верхний карман. А сейчас быстро меняем ствол пистолета - на длинный, благо в кобуре комбеза соответствующее отверстие под удлиненный ствол присутствует. Все, ГЛОК на месте. Попробовал быстро выхватить, - немного неудобно, нужно, чтобы змейка и кнопки-застежки на курточке были наполовину расстегнуты.
   Ничего, и так гут.
   Открываем котелок: часы на руку (делаю в голове пометку, нужно узнать, какое здесь время), захватил десять золотых монет и свой раскладной нож в чехле. Теперь все, остальное пусть лежит на месте.
   Ощущения такие, как у Карата, когда к нему слишком близко подошел незнакомый фриц. Сейчас он, кстати, попил воды и полным ходом трудился у кормушки с овсом, и я чувствовал его полное удовлетворение.
   Когда вернулся в зал, на регистрации оставалось еще три человека - мужчина, лет сорока, женщина, около тридцати. Оба одеты в добротные лыжные костюмы. Последней в очереди стояла невысокая полуголая девчонка в белом топике, короткой джинсовой юбке и белых босоножках на высоких каблуках. Эта слезы пускала и хлюпала носом до сих пор. Несколько человек стояло в очереди к столу, за которым сидел эльф. Остальной народ куда-то рассосался.
   Весь прочий выводок собственниц фонарных столбов в дальнем углу зала окружил шикарно одетую красивую женщину. Даже отсюда заметен в сережках блеск дорогих камней, прическа - каре и длинное, белого меха манто, непонятно, из какого зверя. Мадам что-то втирала, а остальные внимали, раскрыв рот. Вдруг, все они повернули головы в нашу сторону, а от компании отвалила одна из них, под платину крашеная блондинка, в красной кожаной юбке и явно направилась к плачущей девченке.
   - Слышь, подруга, не реви. Вишь, там Мамка стоит, к себе зовет. Классно, это не по улице шляться. Каждой обещает отдельную комнату, говорит, за год разбогатеть можно! Ты представляешь? - дергала за руку угрюмо молчавшую подругу, - Ты, это, регистрируйся и подваливай к нам.
   - Не знаю, - тихо прошептала плакальщица.
   - А чего тут знать, куда ты нафик денешься зимой - голая и босая, а нам сейчас нормальные шмотки принесут. Ты, короче, не выкобенивайся, дура, - тряхнула ее еще раз за руку и отвалила в сторону своих товарок.
   Я присматривался к тому, что делали люди за столом, но был недалеко и отчетливо слышал весь этот разговор. Да, каждый сам себе архитектор своей судьбы. Опять переключил внимание на стол.
   - Кладите руки в это место, - глядя в экран монитора, уставшим голосом вещал седовласый человек с пивным брюхом, - прокатайте, прокатайте все пальцы в выемках, что бы отпечатки были хорошо видны. Все, зафиксировал.
   На столешнице лежала широкая плита из черного материала, на которой были выдавлены углубления в виде ладоней с пальцами. Туда и необходимо было вкладывать руки. Потом под столом что-то жужжало, и человек вытаскивал кругляш, размером с серебряный рубль, из такого же материала, как и плита, с отверстием по средине и какими-то надписями по контуру.
   - Это есть Ваше удостоверение личности. Еще его называют Жизняк. Тут все медицинские данные, оно же содержит Ваши банковские данные и является платежным средством, - монотонным голосом продолжал вещать чиновник в дцатый раз, после чего отдавал на руки этот самый жизняк и отправлял дальше, к эльфу.
   Рядом с девчонкой пахло нехорошо. Нет, я не говорю о запахе пота и грязи, который от нее исходил явно, а о запахе страха и безысходности. Толкнул ее легонько в плечо:
   - Эй! - она отшатнулась и испугано посмотрела, кивнул ей пальцем, чтоб подошла поближе, и тихо спросил, - Тебя как зовут? Не бойся, не обижу.
   - Ма-а-арта, - ее рожица опять начала кривится.
   - А ну-ка тихо! - шикнул на нее, - Вон смотри, твои подруги уже улыбаются, а ты здесь хнычешь.
   - А я не хочу-у-у. Домой хочу.
   - А скажи, радость моя, каким образом такая глупая лопухиня, как ты, смогла нырнуть в такую глубокую задницу?
   - Я пошла первый раз, Эльза уговорила, за университет надо было платить... И сразу попалась, - большие, карие глаза опять стали наполняться влагой, от чего длинные, пушистые ресницы превратились в угловатые сосульки.
   - Короче, ша! Поезд ушел. Вас насколько лет сюда определили?
   - На пять, - тихо промямлила она.
   - Значит так, пока держись меня. Нянчиться с тобой долго не буду, у меня свои дела. На первых порах тебе помогу, ну... и может ты мне для чего сгодишься, - увидев испуганный взгляд и, как голова ее вжалась в плечи, улыбнулся и скептически на нее посмотрел, - Не переживай, как женщина ты меня интересуешь в последнюю очередь. Еще мне СПИДа какого-нибудь не хватало, потом плати эльфам кучу бабла, - добавил тихо.
   - Какой СПИД, я совсем здорова. Нас всех эльфка проверяла...
   - Ладно-ладно, эльфка ее проверяла, иди уже к столу. Твоя очередь подошла руки совать.
   Я был в этой процедуре крайним, поэтому пузан облегченно вздохнул, когда выдавал мне жизняк, на котором по контуру было написано: PAUL PЕTER KORETSKI и еще какие-то иероглифы. Блин, ну как исковеркал имя-отчество пузатый фриц, а в фамилии одну букву не дописал. Однако ладно, не навсегда, лишь бы козлом не обозвали.
   - Потом вденьте цепочку и носите на шее, так будет удобней. После регистрации в эльфа, можете покушать, сегодня еда бесплатна, если захотите что-то получше, в дальнем крыле есть паб и ресторан. Кухня хорошая, туда ходит много местных жителей. Но для этого нужны деньги. Спать будете в казарме на втором этаже, там есть душ. Завтра утром общая лекция.
   - Простите за невежество, а рабство здесь есть, имею в виду,- принудить к чему-либо здесь не попытаются?
   - Что Вы! Именно у нас рабства нет. Делай что хочешь, но в городах и поселках за порядком смотрят строго.
   - А компанию этих девчонок не закабалят?
   - Не знаю, как на Земле, мы здесь живем с самого начала, уже сорок лет, но именно в нашем анклаве к проституткам относятся нормально. Хотя в разных анклавах по-разному. Женщин меньше, чем мужчин, правда, не так как десять лет назад, когда одна женщина приходилась на четверых мужчин, сейчас демографическая ситуация выровнялась, но все равно... Проститутки обычно три-четыре года работают по своей специальности, очень прилично зарабатывают, потом уезжают и выходят замуж. На Землю никто не возвращается. А большинство этих, - кивнул головой в сторону хихикающей кучки, - Уже сейчас достаточно потасканы, а если они еще лет пять поработают, то замуж разве только бродяга возьмет.
   После его монолога возникло одновременно множество вопросов.
   - Позвольте, уважаемый, но ЭГО официально работает только двадцать лет!
   - Это официально. А моего отца пригласили по договору на пять лет, на работу за границей, за приличные деньги именно сорок лет назад. Он был наладчиком оборудования с числовым программным управлением. Так мы всей семьей здесь, мягко говоря, за границей и очутились. Остались и не жалеем.
   - А как здесь к оружию относятся, эльфы разрешают носить?
   - Никто не запрещает, в оружейном магазине большой выбор. В городах всем, кроме полиции и военных, можно носить пистолеты, а длинноствольное и автоматическое оружие - только в чехлах. За городской чертой хоть пушку носи, никто слова не скажет. В природе такие твари попадаются, что без оружия никак. Да и здесь..., если нарветесь на бандитов или грабителей, стреляйте без разговоров, иначе застрелят вас. А эльфы в наших делах вообще ни при чем. Они совершенно не вмешиваются во внутреннюю жизнь людей. Даже если все друг - друга поубивают, им наплевать.
   - А полиция и войска, разве не эльфийские?
   - Да нет! Это все наши собственные образования, муниципальные или анклавов, - закрыл верхнюю крышку ноутбука и встал из-за стола, - Я Вам целую лекцию читаю,- завтра ее будете слушать.
   - Простите, уважаемый. Хотел еще спросить и про время, - показал ему на часы, - И сколько чего стоит, и есть ли здесь рядом магазин одежды.
   - К отделению миссии примыкает целый торгово-развлекательный комплекс нашего поселка. С правой двери, - показал рукой, - можно попасть в торговый зал, там есть и продукты и одежда, расчет только жизняками, но на входе в торговый зал есть скупка драгоценностей и артефактов, ювелирная мастерская, часовая мастерская. Если Ваши часы механические, то их перенастроят. И еще совет, если у Вас есть хорошие драгоценные камни, то лучше их предложить любому эльфу, да хоть ему, - кивнул он головой, - Столько ни один ювелир не даст. Деньги у нас постоянно стабильные переведут на жизняк, и не будете иметь проблем: не потеряете, и не украдут.
   Очень интересное предложение. Действительно, если здесь валюта электронная, то таскать с собой драгоценности, смысла нет.
   - А жизняк?
   - С него без Вашего участия никто ничего снять не сможет, а если потеряется, то восстановят.
   - Простите за беспокойство, и благодарю за информацию, - коротко поклонился ему.
   - Пустое...
   - А... деньги! Деньги как называются?
   - Деньги так и называются - деньги или единицы. Одна единица приблизительно равна одному Земному доллару. Все. Идите, видите - эльф освободился.
   - Еще раз благодарю, - и быстро двинул к столу эльфа, по пути перехватив растерянную Марту.
   - Стоять, сюда садись, пожалуйста, - взял за локоть и подвел к ряду кресел возле теплых калориферов и опустил рядом рюкзак. Человек может собраться, если его чем-то озаботить, - Это мои вещи, присматривай за ними. И не переживай, в обиду тебя не дам.
   Эльф намазал какой-то вонючей дрянью тыльную сторону ладони и сверху приложил жизняк. Я вздрогнул, было ощущение ожога.
   - Терпи, - потом отнял его и передал мне, а это место протер спиртом, на руке четко отпечатались иероглифы, - Они скоро исчезнут, зато твоим жизняком никто другой воспользоваться не сможет. Погоди немного.
   Встал из-за стола, оглянул зал:
   - Все? Никого больше нет? - опять взглянул на меня, - Хочу посмотреть твоего жеребца.
   - Пожалуйста, пойдемте посмотрим, - пожал плечами. Проходя мимо Марты, кивнул ей, - Все в порядке, сиди здесь, скоро вернусь.
   Мы вышли в коридор, повернули в переход и прошли в конюшню. Перед нами сразу же материализовался служащий фриц и предупредительно глядел в глаза эльфу.
   - Ты мне не нужен, - тот отмахнулся рукой.
   Мы подошли к станку, где содержался Карат. Эльф остановился и несколько минут просто смотрел на него. Потом подошел, левую руку положил на голову, а правой погладил по шее.
   - Великолепный экземпляр. Если захотите продать, дам сразу же, без торговли двести тысяч, - взглянул на меня заинтересовано. Я отрицательно покачал головой, - Хорошо. Тогда если все будут живы и здоровы, через два года мы с тобой свяжемся. Хочу, что бы твой жеребец пару недель погостил в моей конюшне, очень не безвозмездно.
   - Нисколько не возражаю и не буду против, если ТАКИМ образом потомство моего Карата будет в Вашей конюшне. Но у меня к Вам есть другое предложение: у меня в наличии есть бриллианты, хочу продать.
   - Если натуральные и достаточно крупные, то возьму, - заинтересовался он и повел лабиринтом коридоров, а потом по лестнице на третий этаж. Мы зашли в просторный кабинет и уселись за столик. Попросив стакан, достал нож и разрезал тюбик. Камни аккуратно вытащил и бросил в стакан. Затем, вытащил упаковку валидола и ее освободил от бриллиантов, эти положил отдельно. Упаковку с остатком таблеток решил оставить, вдруг девчонке понадобится.
   - Внешне хорошие, - сказал эльф, взял стакан и вышел в какую-то дверь, где потом услышал шум воды. Промывает, видно, понял я. Вернувшись, он уселся за стол, внимательно их осмотрел и зажал в ладони сначала мои, - Сто восемьдесят, - затем взял более крупные, полученные от Соломонова,
   - Два миллиона двести пятьдесят тысяч. За все - два миллиона четыреста тридцать тысяч.
   Ничего себе, мысленно перевел в баксы по Земным ценам,- надеялся получить чуть больше двух миллионов двухсот тысяч. Да, конечно да. Соглашаясь, закивал головой.
   - Давай жизняк, - он достал из кармана плоский прямоугольник, размером восемь на двенадцать с вырезом и вставил в него кругляш жизняка, который, понажимав на кнопочки с цифрами, вернул мне обратно и показал на окошечко в прямоугольнике. Там светилось число: +2430000.
   - Простите, не понял, что Вы сейчас сделали?
   - Ага! Лекции у вас еще не было? Этот прямоугольник называется счетчик, его бесплатно выдает любой банк. С его помощью ведутся все взаимные расчеты, контролируется оплата товаров в магазинах. Когда ваш жизняк вставлен в любой терминал, на счетчике видны все поступления и изъятия денег. Здесь банк работает до шести, есть еще целых два часа, вполне успеешь получить такой же еще сегодня.
   - А можно еще вопрос?
   - Спрашивай.
   - Девять месяцев назад через этот переход прошел молодой парень, Николас Браун, хочу его найти.
   - Он твой родственник?
   - Нет. У меня для него посылка.
   - Завтра после лекции подойди к распорядителю. Найдут, это не проблема.
   Поблагодарив эльфа, вышел из кабинета и заспешил в зал. Возле Марты, от нее слева и справа сидели две телки в оранжевых комбинезонах, курточках и зимних ботинках. Волосы в обеих были мокрые, видно, после душа. Одна из них, которая подходила раньше и тогда была одета в красную кожаную юбку, что-то Марте втирала и толкала ее локтем. Вторая руками ощупывала мой рюкзак, там хитрые замки, если кто не знает, не так просто открыть. Марта, находясь между двух огней, решительно тащила лямку к себе.
   Быстренько проскользнув к компашке, решил принять в коллективном развлечении посильное участие. Ближайшая ко мне блядь, которой понравился внешний вид моих вещей, по ходу получив хорошую затрещину, совершила цирковой трюк - взлетев из кресла с переворотом, прилегла на пол отдохнуть. Вторую, ухватив пятерней за душу, резко выдернул и подтянув к себе, прошипел в лицо:
   - Сучка, слушай меня! За нее, - показал пальцем на Марту, - Я! Взял ответственность! На себя! Если какая-то тварь подойдет! К ней! Ближе, чем на десять метров! Возьму и разорву жопу пополам! И скормлю собакам!
   Оттолкнул от себя с разворотом на 180 градусов и зафутболил поджопник. Обе шустро убегали от нас на четвереньках.
   Марта смотрела на этот фильм глазами, размером с жизняк. Мужчина, который стоял с симпатичной женщиной и оба одеты в добротные лыжные костюмы,- возмутился:
   - Господин! Это безобразие! Они же девушки!
   Я закинул на плечи РД, а снятую курточку одел на обалдевшую Марту, взял ее за руку и пошел на выход, который вел к торговому залу. По пути остановился возле этого возмущенного господина:
   - А ты не хочешь отдать этим девушкам свою подругу? Они ее с собой в бордель заберут, и там будут ее трахать все, кому не лень. Или, может быть, подари им свой чемодан с вещами. И девушкам будет хорошо, и тебе не плохо. А?
  
  
   * * *
  
  
   Ничем интерьер банка, ювелирки или торгового зала не отличался от привычного в наших Земных супермаркетах. А внутреннее оформление, мебель и многие вещи были точно, Земного происхождения.
   В банке нас без проблем зарегистрировали и выдали счетчики. Оказывается, каждому переселенцу на жизняк кидают 100 единиц подъемных. Сразу же проверили свои, - мой счетчик показал 2430100 (прикрыл его, чтобы сумму никому не светить), а у Марты - 100.
   По пути к торговому залу вспомнились собственные часы. Как по заказу, напротив, светилась вывеска с нарисованными древними ходиками.
   Оказывается, сутки здесь на 12 минут с секундами длиннее Земных, а в году ровно 360 дней. Часовщик часы взял и сразу заявил, что они не какие-то простые, а сложные, герметичные, и сможет отрегулировать только на завтрашнее утро. Содрал за работу 50 ед. Как позже узнал, взял он с меня очень дорого, за такие деньги можно обычные часы купить. А может все правильно, может у меня действительно часы такие?
   В торговом зале завел Марту в отдел нижнего белья (благо опыт был, одно время была у меня такая подружка, частенько тащила в подобные бутики за подарками, так что в этом я разбирался) и купил ей семь комплектов носков, колготок, трусов и маек в зимнем варианте. Хотел купить еще три комплекта: трусы - лиф, но Марта наотрез отказалась, такое дело надо примерять, а на грязное тело это делать категорически нельзя. Решил отложить эту покупку, как и джинсы, на завтра. А вот шапочку, перчатки, симпатичный лыжный костюм и хорошие зимние кроссовки, да, купил. Марта первоначально подошла к оранжевому комбинезону за 30 ед, но я отговорил, сказал, что она вместе со своими бывшими подругами будет похожа на Киевского муниципального уборщика.
   В отделе мелочей добрали халат, тапочки, полотенце, мыло, зубную пасту, щетку, бумажные салфетки и женские патроны. Все упаковали в простенький рюкзачок, я рассчитался и мы отправились обратно.
   В ювелирке купил Марте цепочку на жизняк, из такого же черного материала. Свой же прицепил к иконке на цепи, о которой меня на переходе никто ничего не спрашивал.
   В казарму попали, когда на настенных часах было семь вечера. Осмотревшись, выбрал две угловых кровати возле отопительных приборов. Завернул одеяла и взглянул на постель, - выглядела свежей. Правда, на них какие-то полотенца бесхозные лежали, но я их отложил. Да, аккуратно отложил на другие кровати. После этого, вокруг меня на целых три ряда, освободились все места.
   Здесь не было привычных тумбочек, но стояли высокие шкафчики, куда мы свои вещи и сложили.
   По очереди пошли и вымылись в душе, переоделись, я в легкий маскхалат, а Марта в только что купленный халат обыкновенный. Потом сходил за пайкой на двоих. В запакованной одноразовой посуде были овощи и куски запеченного мяса, вполне удобоваримого и мы с удовольствием поужинали. Прошвырнулся по казарме, засветил рукоять пистолета, дабы тормознуть мелкие недоразумения, а по крупным, - еще никому на хвост не наступил. Думаю, и западный менталитет большинства из здесь находящихся людей, будет работать сдерживающим фактором. Но есть, есть в этой команде неоднозначная парочка. Вон они, эти два человека, тоже заняли дальний угол в противоположной стороне казармы.
   Основной свет выключили, тускло горели только ночники. Настенные часы показывали одиннадцать вечера, надо ложиться спать. Пристроил пистолет, расстегнул цепь на шее, колечко одел на мизинец правой руки и повернулся к стенке. Марта на соседней кровати сопела еще с девяти.
  
  
  
  
   Глава 2
  
  
  
  
   Ночь проходила беспокойно, спал в пол глаза и просыпался от каждого шороха, почему-то были сильные предчувствия неприятностей, ничего подобного ранее не ощущал, а народ бродил туда - сюда почти до утра. Дважды прогуливался по коридору один из тех, неоднозначных. В туалет, наверное. Но чувство опасности и злобы от него исходило, мало того, этот его настрой я СЛЫШАЛ.
   Хотел разбудить Марту в пять, чтоб она побдела, а самому пару часов нормально покемарить, но та проснулась в пол четвертого и начала вертеться. Теперь знаю, что она сейчас хочет в туалет, но боится и вообще - БОИТСЯ. Удивительно, но теперь хорошо понимаю, что каким-то образом четко воспринимаю душевное состояние находящихся рядом людей.
   - Марта, - тихо позвал. Из-под одеяла выглянули испуганные глазенки, - Сходи в туалет. И не бойся, все нормально.
   Дождался ее возвращения и попросил два часа покараулить, а для ощущения пущей ответственности добавил:
   - Хочу немного поспать, в глазах песок, но предчувствие нехорошее, надо проконтролировать, что бы никто над нами не подшутил. Не усни, это очень важно - она меня заверила, что ни-ни...
   По привычке повернулся направо и выпал из реальности.
  
  
   * * *
  
   'HALTEN!!!'
   ТРЕВОГА, ТРЕВОГА, ТРЕВОГА, - уже давно долбило в мозги темно-фиолетовым молотом. А я спал... как салабон в первую ночь на КМД. Странно. Видать, не научился еще серьезно воспринимать свои новые возможности. И только это 'Halt', из давних фильмов о Великой Отечественной Войне и воспринятое чисто русским моим сознанием, вывело из состояния нирваны, и спасло жизнь. Ладонь легла на рукоять (кобура была зафиксирована между матрасом и боковым опорным уголком кровати), на счет два с разворота одеяло свалилось на пол, а левая рука, локтем прижатая к корпусу держала пистолет, направленный в живот того самого мордоворота, который только что прогуливался по центряку. В последний миг, не дожал десятую долю хода спускового крючка. Краем глаза заметил, как другая тень метнулась вглубь казармы. А этот стоял в проходе за метр от нас, и в приподнятой правой руке держал спицу. Обыкновенную спицу с кольцом наверху, вдетым на большой палец. Тяжелая цепь взлетела и обрушилась на фаланги пальцев налетчика. Старался бить не больно, но кровь обильно брызнула, рука обвисла, а спица упала на пол, тихо звякнула и отлетела под кровать. Ой, не ожидал он такого расклада!
   - Одно твое движение и никакие эльфы не помогут, убью немедленно. Теперь! Очень осторожно! Обе руки подыми вверх. Очень медленно. Повернись ко мне спиной.
   Угол, где находился второй вероятный противник, был перекрыт стоявшим передо мной бандитом.
   - Эй ты, второй!- сказал негромко, но слышно было в любом уголке казармы, - Если ты держишь в руках оружие, лучше спрячь, тогда будешь жить. Но в случае малейшего шевеления, твой напарник умрет первым, а ты вторым. На тридцати метрах в персик попадаю, поэтому, убью без вариантов.
   Сзади за поясом пассажира торчал SIG-Sauer, эта модель мне хорошо известна, только у меня дома был сорокового калибра, а этот - под девятку.
   - Это что у тебя под ногами? - Задал я вопрос мордовороту, тот на автомате опустил голову вниз.
   Время пошло!
   Ноги на пол, с полу-присеста, полшага правой ногой вперед. Согнутая ладонь правой руки фиксирует рукоять SIGа с одновременным ударом левой - в основание черепа. Мордоворот превратился в мешок. Теперь придержать в сидячем положении - это мой щит, крупный, зараза, мокрый от пота и дурно пахнущий.
   Нет. Теряю квалификацию, получилось не менее полутора секунды. Давно не тренировался.
   - Хелло! Иди сюда! Помни! Одно лишнее движение,- и открою огонь, - сказал, прикрываясь осевшим 'мешком'.
   А вокруг тишина.
   Взглянул на Марту, та сидела с широко распахнутыми глазами, прижав к губам обе руки.
   - Марта! В курточке в правом верхнем кармане глушитель, подай мне, не хочу будить всю казарму.
   А вокруг тишина. Надо выводить девочку из шока, поэтому шикнул на нее со злостью:
   - Встала! И бегом нашла! Там трубка и еще один магазин. Знаешь, что такое магазин?
   - Знаю...
   - Неси быстро!
   За спиной босые ноги зашлепали к шкафчику, скрипнула дверка, и через несколько секунд слева возникла трясущаяся рука. Перехватив большим пальцем глушитель и магазин, остальными пальцами придержал ее руку и прижал к губам. Подержал. Рука дрожать перестала.
   - Все нормально, девочка, - прошептал, - Прячься, все будет хорошо.
   Быстро сменил магазин, когда навинчивал глушитель, казалось, тихий скрип от трения резьбы был слышен в каждом уголке казармы. Исчезли храп, сопение и звуки дыхания, - тишина была абсолютная.
   - Иди сюда... Как хочешь. На счет три валю! Один!
   - Не стреляй! Я не при делах, - раздался голос из дальнего угла.
   - Два...
   - Иду! - Угол зашевелился и на центряк шустро присеменил мордоворотов мелкий подельник.
   - Не так быстро. Сейчас подходишь, хватаешь ноги дружка и тащишь на середину центрального прохода. Ясно? - тот кивнул головой и начал исполнять, - Не так. Лицом к проходу становись. А теперь бери ноги подмышки и тащи.
   Следую за ним. Как только тот оказался на средине, быстро сделал шаг вперед и с короткого замаха отправил на отдых, мордой в пол.
   Неправильно это, нельзя их оставлять в живых. Но..., не охота начинать здесь свою жизнь так...Хумо знамо, как к этому отнесутся эльфы.
   Сейчас в помещении казармы ощущение угрозы напрочь ИСЧЕЗЛО. Странно, и некоторые люди с кроватей исчезли... Блин! Они же сидят ПОД кроватями!
   Нырнул в шкафчик к рюкзаку и из бокового кармана вытащил жмут пластиковых стяжек. Славик в поселке засунул, мол веса в них нет, но очень нужная вещь. Думал, на кой они мне, я же не электрик! Вот, теперь как пригодились!
   - Марта! Выползай из-под кровати, помогай! Подавай мне те белые пластиковые полоски.
   - Я боюсь.
   - Нечего больше бояться. Все страшное, что могло произойти, - закончилось. Тебе сколько лет?
   - Двадцать один.
   - А на каком курсе училась?
   - Я не на курсе! - вдруг выпятила она вперед свою небольшую грудь, - Я получила диплом бакалавра археологии. А хотела учиться в магистратуре, - совсем тихо добавила и подала стяжку.
   - Ладно-ладно, теперь ты станешь богатой и счастливой археологом.
   - Я не богатая, у меня денег нет.
   - Будут!
   - И какая же счастливая... здесь?
   - Будешь. Мужчин здесь много больше, чем женщин, выберешь по своему вкусу и женишь на себе. Ты девочка симпатичная, послушная, такую как ты,- любой захочет.
   - А ты? - она подавала стяжки, ее голос больше не дрожал.
   - У меня еще много нерешенных дел. Вот пристрою тебя и поеду. Решать.
   - А потом приедешь?
   - Ну,... если пригласишь, приеду. В гости.
   В первую очередь ошмонал карманы: два снаряженных магазина, две прозрачных пластиковых коробки с золотыми евро (три штуки в стопке, два ряда и по семь штук в ряду) - сорок две штуки в каждой, а так же небольшой раскладной ножик - поменяли хозяина. Прочее: жизняки и какая то мелочь - не забирал. Потом обеим стянул руки, ноги, затем со спины стянул стяжки между собой. В позе эмбрионов каждого привязал к ножкам кроватей.
   В дальнем углу под матрасом лежал точно такой же новенький SIG, но с коротким стволом и в ножнах немецкий штык-нож от какой-то винтовки. Да, - слабак этот коротышка, хотя поступил правильно. Никаких шансов у него не было. Еще в рюкзаках отыскал шесть штук запасных магазинов (два на 12 патронов и четыре на 15) и восемь пачек девятки. Никакого другого барахла не брал. Потом прошел на середину центрального прохода и громко заявил:
   - Дамы и господа! Здесь на полу лежат связанными двое грабителей. Они пытались ограбить и убить меня. Предупреждаю! Если кто их развяжет, сразу убью. И бандитов и тех, кто их развязал. Буду считать подельниками.
   И почему эти фрицы такие дебилы? Вместо того, что бы поинтересоваться обстановкой и поговорить о случившемся, они с СОЧУВСТВИЕМ смотрели НА мычащих НЕСОСТОЯВШИХСЯ УБИЙЦ! А от меня шарахались, как от чумного. Хотя, не буду грешить, большая часть женской половины, ко мне относились доброжелательно, я это знал. Не знаю, откуда.
  
  
   * * *
  
  
   Никакой зарядки сегодня не было, но выброс адреналина состоялся. В будущем надо перестраивать график: в семь утра - жеребчик, с семи тридцати до восьми тридцати - физо. Но это, когда устаканится ситуация, а пока... получается - как попало.
   За Каратом ухаживал самостоятельно, но ничего, управился. И напоил, и накормил, и почистил, и обмыл, где надо. Даже на перекладине над станком, свою сотню подтянулся.
   Администратору рассказал ночную историю.
   - Бандиты, - махнул рукой, - бывает, партия до двадцати человек таких переходит, друг -друга начинают ножами резать. Такие экземпляры - это ходячая проблема, пока их не выбьют. Так Вы их не застрелили? Связанные на полу лежат? В будущем не стесняйтесь защищать свою жизнь.
   - Знаете, первый день здесь, и сходу наглухо валить народ, даже беспредельщиков, как на это все администрация...
   - Нормально бы все было. Даже если бы возникли у кого какие вопросы, - эльф рядом: снимет слепок памяти и подтвердит Ваши слова. А эти - пусть пока лежат.
   - А что с ними будет?
   - Ничего. Кто-нибудь развяжет. Потом.
  
  
   * * *
  
  
   - Марта, ты стрелять умеешь? - держал в руках короткоствольную модель Р-229, очень надежный пистолет простейшей конструкции.
   - Да, я стреляла в тире.
   - Из какого оружия?
   - Из пневматической винтовки.
   - Ясно. Давай-ка для начала расскажу тебе, что такое пистолет, научу разбирать, чистить и собирать. А стрелять - потом.
   - А зачем?
   - Как зачем? Ты до сих пор думаешь, что находишься в Вене?
   - Я из Линца.
   - Да какая, в задницу, разница! Запомни, девочка, здесь или ты! Или тебя! Если хочешь выжить, то взбодрись, соберись, вытри сопли и иди вперед. Хочешь плыть по течению - иди передком торговать, простейший выход. Хочешь сдохнуть? Иди! Открой окно! И ныряй - башкой вниз! - казарма затихла и внимала, - посмотри на этих вонючих шакалов, которые лежат на полу. Они загнали тридцать человек, женщин и мужчин, как трусливых тварей под кровати. Вот что ты, лично ты хочешь в этой жизни? Оставаться трусливой тварью? Или хочешь, что бы эта мразь, - ткнул пальцем в обгадившегося мордоворота, - Боялась тебя?
   - ... Давай пистолет.
  
  
   * * *
  
  
   Потом был душ, завтрак и ожидание лекции. На завтрак давали запаянную в пластик теплую гречневую кашу с мясной нарезкой, и в бумажных стаканчиках чай. Тоже бесплатно. А лекцию немного задержали, поступило семнадцать человек, новая партия переселенцев из Кельна.
   На Землю, говорят, сегодня тоже возвращаются. Два человека.
   Пока с лекцией суд да дело, собрались, взяли рюкзаки, и пошли в поход по магазинам. Марта, чисто вымытая, причесанная и красиво одетая, выглядела чертовски привлекательно.
   Когда мы уходили, бандиты лежали на полу. Никто с ними не пытался разговаривать, правда и они ничего не говорили и ничего никого не просили.
   В торгово-развлекательном центре в первую очередь забрал часы, потом пошли в торговый зал добрать вещи, не купленные вчера.
   Жизнь берет свое, и очень интересно было наблюдать, как несостоявшаяся проститутка, вчера еще с поникшей головой, запуганная и грязная, трясущаяся от холода, безысходности и страха, сегодня расцвела, подтянулась и похорошела, в глазах появились веселые огоньки. Как кокетливо и с каким задором, демонстрировала в примерочной свои обновки!
   - Да-да, красиво, - серьезно и глубокомысленно кивал головой, посматривая и на другие, более открытые части тела. Весьма и весьма симпатичные части.
   Гадкий утенок переродился. И пусть психологическая травма беспокоить будет еще долго, рану уже закрыли. Всего за сутки. Есть надежда, что 'мухи' в голове жить не будут.
   При выходе на улицу, куда с помещений торгового центра и отделения миссии мы еще ни разу не выходили, увидел рекламу огнестрельного оружия.
   - О! Марта! Очень интересный магазин,- идем, посмотрим.
   На улице было пасмурно, стоял довольно плотный туман. Площадь перед зданием ничем не отличалась от подобной в любом нормальном городе ТАМ, на Земле. Тротуары и дорожки были тщательно вычищены, а на газонах лежал снег. У входа висел большой ртутный термометр, который показывал минус два градуса мороза.
   Счастливая Марта, прижимая к груди четыре комплекта отличного итальянского белья, которое не могла себе позволить там, то есть уже ТАМ, не только в фирменных магазинах, но и на распродажах, готова была идти, хоть на полюс. (Возможно, сейчас некоторые захотят упрекнуть меня или Марту в 'вещизме'? Не упрекайте, - это жизнь, которая состоит из маленьких радостей. Знаете, как иногда, совсем немного надо, чтобы сделать другого человека - капельку счастливей.)
   За дверью магазина, кстати стеклянной, нас встретил крепкий седовласый дядька, одетый в джинсовый костюм, стетсон и с Револьвером (с большой буквы) на бедре, калибра где-то так пятидесятого.
   - Здравствуйте, хотим посмотреть, что у вас здесь есть.
   - Добрый день. У нас есть все. А если чего нет, то через две недели будет.
   - А подскажите...
   - Я здесь как бы за порядком присматриваю. Вы пока посмотрите витрины, а хозяин сейчас выйдет.
   Посмотреть было на что. Справа от входа на четырехэтажных застекленных стеллажах, длиной в четыре метра, было разложено холодное оружие: сюрикены, звезды, ножи перочинные, разделочные, метательные, охотничьи, боевые (финские и листовидные), кинжалы, штыки и штык- ножи. Короткие и длинные, узкие и широкие, как совершенно новые швейцарские, так и древние немецкие 1936года. На нижней полке лежали различные топоры и томагавки.
   Слева, на подвесной застекленной полочке была оптика. Вот оптика, кроме коллиматорных прицелов, не впечатляла. Например, цейсовский восьмикратник. Да, если сохранилось нормальное серебрение призм, то он очень хороший. У меня дома, ТАМ, точно такой же был. Но... модель древняя, сегодня совсем другие технологические запросы. Или рядом четырех, шести и восьми - кратные оптические прицелы лежат. Тоже древние...
   - Добрый день, - сзади подошел молодой, лет тридцати мужчина, - Готов вас обслужить, чем господин и госпожа интересуются?
   - Здравствуйте. Мы только вчера здесь появились, поэтому нам все интересно. Например, если уголок с холодным оружием впечатляет, то оптика...
   - Понимаю. Все дело в том, что множество электронных приборов в этом мире не работают. Электронные часы, однозначно после прохода мембраны, будут работать с перебоями, можете выбросить. Так и оптика последних поколений, начиненная электроникой, работать не хочет.
   - А у меня универсальный прицел - и дневной, и с ночником, он будет работать?
   - Некоторые работают, некоторые нет. А давайте проверим.
   Опустил на пол рюкзак и открыл верхний клапан. Прицел находился в специальном кармане с левой стороны разгрузки. Вытащил и сразу же проверил: дневной работал.
   - Сейчас выключу свет на минуту, - сказал продавец и подошел к двери, где справа висел щиток. Щелкнул выключатель, свет погас, но из коридора через стеклянную дверь светило неслабо. Поэтому прошел в глубь.
   Взглянув в объектив, четко увидел в синеватом изображении установленные в пирамиды автоматы, винтовки и пулеметы.
   - Работает!
   Освещение вспыхнуло и продавец поспешил ко мне с блокнотом и ручкой в руках.
   - А кто изготовитель, простите?
   - Это - российский, - показал ему надпись на верхней крышке. Он добросовестно переписал ее в блокнот, - Скажите, а мобильная связь...
   - Не существует. Много лет назад ученые что-то пытались сделать, но электроника не работает. Однако, за последние восемь- десять лет связь начала налаживаться. Один богатый дальний анклав поставляет артефакты - Телефоны, в небольших количествах и очень дорого. Приобретают его за пятнадцать тысяч единиц, и в течении года можешь говорить, сколько хочешь, для продления надо доплачивать ежегодно по двенадцать тысяч. Ясно, что такой Телефон могут позволить себе очень обеспеченные люди или люди, находящиеся у власти.
   - Интересно, - помолчал, переваривая информацию, - А ноутбуки работают?
   - Да, вот с ноутбуками проблем нет. Хотя, искатели и охотники говорят, что есть места, где и они не работают. Но я там не бывал.
   - А где это?
   - Вам разве на лекции не рассказывали?
   - Лекция! Одиннадцать часов! Сейчас будет лекция! Мы к вам обязательно еще вернемся. Пойдем, Марта.
  
  
   * * *
  
  
   - Мусор ни сжигать, ни выбрасывать не надо, все сдавайте в 'куб'. Это такой большой ящик. Тридцать на тридцать метров и двадцать метров в высоту. За каждые сданные сто килограмм отходов, вы получите баллон сжиженного газа или два литра бензина.
   Зачем эльфы с нами возятся и тратят такие большие средства на наше переселение, не спрашивайте. Мы не знаем, а они нам не говорят. Но если вы хотите знать мое личное мнение, то развивая инфраструктуру на этой планете, мы уже давно сами оплачиваем свой переход и независимо от затрат на Земле, эльфы получают чистую прибыль. Закон экономики, иначе быть не может.
   - Таким образом, на Земле-2, как ее здесь все называют, каждый человек сам творец своего счастья, а кто боялся, что его продадут в рабство или отправят участвовать в звездных войнах, могут не переживать.
   Да! Несколько слов по прожиточному минимуму. Такой комплекс трехразового питания, которым вас кормили вчера и сегодня, стоит около ста единиц в месяц, проживание в двухместной комнате стоит тоже от ста единиц за человека. Так что за триста единиц в месяц можно прожить. Высокие зарплаты - у токарей, фрезеровщиков, сварщиков, слесарей. Эти могут себе позволить снять отдельную квартиру и завести семью. Сейчас сильно развивается промышленность, поэтому большой спрос на квалифицированных инженерно- технических работников.
   Желающие могут купить брошюрки - по флоре и фауне нашей зоны; по мутировавшим тварям, проживающих в диких землях; перечень Артефактов, встречающихся в древних руинах городов, покинутых Ушедшими, и их ориентировочная приемная стоимость. Самая тоненькая брошюрка, - это свод законов и правил, по которым мы живем. Стоит по две единицы за штуку. Вся эта информация есть в Тутнете, это местная разновидность Интернета.
   Теперь информация для тех, кто хочет работать. На первом столе лежат распечатанные вакансии для специалистов-рабочих и инженерно-технических работников промышленных предприятий. Второй стол - для тех, кто хочет заниматься сельским хозяйством. А за дальним длинным столом присутствуют представители предприятий, которые заинтересованы в отдельных специалистах, поэтому некоторые из вас смогут трудоустроится прямо сейчас.
   Народ в зале зашевелился. Только девчонки в оранжевых курточках никуда не двигались, они уже были пристроены.
   - Простите! Скажите пожалуйста, - из зала выкрикнул тот самый мужчина, который вчера возмущался моим поведением, - как обстоит дело с юристами и врачами, моя жена, например, врач, а я - адвокат.
   - Серьезную медицинскую помощь здесь оказывают эльфы. Наши люди тоже практикуют, но, как правило, народ доверяет и обращается к тем докторам, которые прошли обучение в эльфов. А учат они только предрасположенных к врачеванию, определяют это по каким-то своим критериям и учеба стоит очень дорого. Но когда такой врач возвращается на Землю, он все равно все забывает. Что касается адвоката, то предлагаю купить самую тоненькую брошюру. Там написано, что у нас существует только два вида наказания: общественные работы за хлеб и воду, на которые наказанный должен приходить добровольно, или смертная казнь. Смертная казнь, кстати, за проступки и преступления свода Законов, применяется чаще, ибо мусорному 'ящику' нужна органика и он должен работать. Что могу Вам посоветовать. Надо идти работать подавальщиком, уборщиком или учеником токаря. И там, и там - зарплата триста единиц, а будет повышение мастерства, - будет повышение благосостояния. Хотя, ни в коем случае не собираюсь отговаривать вас заняться собственной практикой или другим каким делом.
   - В любом случае, все вы сейчас покидаете территорию миссии и идете... собственным путем в этой жизни. На этом наша лекция закончена, - затем лектор посмотрел в бумажку и выкрикнул, - Корецки! Кто здесь Пауль Корецки? Подойдите ко мне.
   А я сидел, рассматривал купленную карту немецкого анклава, обдумывая услышанную информацию. Наша зона располагалась на пятьдесят километров в стороны от фарватера вдоль реки Рейн. Самыми крупными городами были Берлин и Вена, с жителями тысяч по пятьдесят - шестьдесят в каждом. В прочих промышленных и шахтерских городках и поселках проживало еще около ста пятидесяти тысяч, а в сельской местности и хуторах - еще тысяч сорок. На нашей, родной Земле, Вена была очень далеко от Рейна. Но здесь этим вопросом никто обеспокоен, похоже, не был. Как захотели, так и назвали реки, как захотели - так и назвали города.
   Городок, в котором находился портал перехода, назывался Герц и был достаточно крупным, по местным меркам центром пищевой промышленности, в котором проживало девятнадцать тысяч человек. Он находился на высоте 950 метров, в районе Альпийских лугов. Здесь выпасали огромные стада овец и коров, выращивали виноград. В городке работал мясоконсервный комбинат, масло-сыр завод, ткацкая фабрика. На винном заводе разливали вино и коньяк.
   Такой же по численности, на север по Рейну был городок Мюнхен. Но здесь была тяжелая промышленность, металлургическое и литейное производство.
   Еще заинтересовало название: Монако. В путеводителе говорится, что это маленький город-казино и курорт с минеральными водами. Его ежедневно посещают до шестидесяти пяти тысяч человек.
   Между городами, как правило, сообщения были с помощью водного транспорта и иногда, как например, с Герцем, автомобильным - грузовым и пассажирским. Важнейшим средством передвижения в любую доступную или недоступную сторону остается лошадь и к ней во всех зонах отношение особое, уважительное. Недаром эльфы закупают породистые экземпляры.
   Анклав вел интенсивную торговлю со своими соседями: на северо-востоке - с французами, а дальше на Восток, через французские территории - со славянской зоной. На северо-западе - со скандинавами, на юго-западе - с испано-язычным анклавом.
   Интересная география. А вот негры из Африки и итальянцы с румынами живут, говорят, на двух других материках.
   Значит, Николас попал сюда именно через Герц и даже в этом зале слушал подобную лекцию. Теперь надо найти возможность выяснить, куда он двинулся дальше.
   - Пауль, Пауль, - почувствовал, как Марта энергично толкает меня в бок своим маленьким локотком. Она впервые назвала меня по имени, правда, немного изменив его, - Ведь Корецки - это ты, да? Тебя лектор приглашает подойти.
   - Правильно моя фамилия звучит так - Корецкий.
   - Как же? Я хорошо помню, как тебя в банке регистрировали.
   - Ладно, проехали, - поднялся и спокойно пошел к столу. Находясь в зале, совершенно не чувствовал по отношению к себе никакой угрозы, интуиция молчала, значит вопрос ночных разборок не рассматривается.
   - Слушаю Вас, я Корецкий.
   - Вы разыскиваете Николаса Брауна?
   - Совершенно верно, но откуда Вам стало известно?
   - Это указание, - поднял он палец вверх, - от руководства, они сказали выяснить его местонахождение и сообщить Вам. Так вот, мы узнали, что он проживает в пригороде Монако в маленьком домике. Мы передали в местный муниципалитет, чтобы они предупредили Николаса о Вашем приезде. Но люди, которые представились родственниками, нашего работника в дом не пустили. Говорят, что он заболел. И сказали, что начиная с завтрашнего дня, Вас кто-то из них будет ожидать в течение пяти дней в Вене, в таверне в порту Северного озера.
   - Искренне благодарен. Разрешите вопрос? Я передвигаюсь на лошади, как мне лучше всего ехать?
   - По основной дороге, конечно. Расстояние до Вены 170 километров, через каждые 40-45 километров - есть поселок с пабом и мотелем. Так что за два дня верхом на хорошей лошади Вы доедете спокойно. Да, тем родственникам сообщили, что Вы перешли вместе с лошадью, так они сказали, что тот, который будет Вас встречать, тоже будет на лошади.
   - А на карте указана какая-то дорога через перевал, где до Вены - 65 километров.
   - Правильно, есть такая. Но если на основной дороге Вы можете встретить обычного хищника, который хорошо знает, что такое винтовка, то за перевалом надо пройти тридцать километров диких земель, где можно встретить и хищника, и мутировавшую тварь, которые не очень боятся огнестрельное оружие.
   - Что ж, благодарю.
   Класс! Сколько вопросов снято. Но одно дело - дрянь. Подозреваю, что Николасом далеко не все в порядке, если он жив. Но нет, он жив. Я представил его таким, как видел на фотографиях, - ощущений его смерти нет, значит, точно жив. Когда то мама говорила, что раньше смеялись с экстрасенсов из каких-то телепрограмм, а теперь-то точно знаю, есть! Есть такие предчувствия и предвидения.
   - Подождите, еще не все сказал. Нам передали, что те родственники - люди нехорошие. С такими, нужно ухо держать востро. И если что-то плохое почувствуете, зовите муниципальную полицию, хоть Монако - это далеко не Вена, но Вас послушаются, с этим делом строго. Оружие есть? Очень хорошо, с такими людьми держите его всегда наготове, и против бандитов не бойтесь применить. В этих случаях, вопросы самообороны местными властями даже не рассматриваются. Если это случилось где-то в пути, Вы столкнетесь с бандитами и сможете их победить, спокойно снимайте с них жизняки, а трупы сдайте в 'ящик'. Еще хорошую премию выплатят. Вижу, у Вас выправка военного, в общем, не теряйтесь.
   Возвращаясь на место, увидел, что Марта уже держит в руках распечатки вакансий. Что-то много бумажек она набрала. А! Она взяла все листочки в двух экземплярах. Сзади нее, что-то нашептывая на ухо, стояла одна из 'оранжевых' девчонок. Увидев меня, сразу отвернулась и отвалила.
   - Что она от тебя хотела?
   - Нет, Пауль, все хорошо. Это она рассказала, что в казарму пришел какой-то человек и развязал бандитов. Они оделись, забрали свои вещи и вместе ушли.
   - Тогда это не есть гут, - в принципе, к такому разрешению ситуации был готов. И к гадалке не ходи и интуицию не слушай. Один черт, ждет нас еще одна встреча, - Ну ладно, что это у тебя в руках?
   - Вакансии. Взяла по листочку тебе и себе.
   - Ой! Какая ты молодец! Давай посмотрим, что здесь? - действительно, требовались: ИНЖЕНЕРЫ - сварщики, литейщики, электрики, механики, инструментальщики и т.д., а также соответствующие рабочие профессии. Зарплаты специалистам - хорошие, от 600 до 1200 рабочим и от 1000 и выше - инженерно-техническим работникам, - Что для себя присмотрела?
   - Археологи здесь никому не нужны, - грустно сказала, потом ткнула в бумажку пальцем - Но мы в университете изучали геологию и химию. А здесь, компания в Вене набирает целую геологическую партию. Не пишут, какие зарплаты, но пишут, что очень высокие. Но меня, наверное, не возьмут.
   - Девочка! В этом мире пребывание за городской чертой - всегда опасно. А геологическая партия, возможно, в районе диких земель - это супер-опасно. А ты даже стрелять не умеешь.
   - Если только возьмут, я научусь.
   - Нет. Ты обязана научиться, даже если тебя не возьмут. Не переживай, ты дипломированный специалист, изучала прикладные науки, - работу найдешь и младшим подметайлом не будешь. У меня к тебе просьба. Мне нужно срочно оплатить конюшню, а в отель тоже сейчас народ набежит. Не могла бы ты для меня снять нормальный номер, сроком на двое суток, - деньги сейчас тебе дам. Давай жизняк.
   Она растерянно подала жизняк:
   - А я... а мне...- глаза девочки смотрели с укором.
   - А ты определись. Судя по поступкам, ты вполне самостоятельна. Например, я передвигаюсь на лошади, а ты умеешь лошадью управлять?
   - Нет, на машине могу.
   - Вот видишь? - девочка задумчиво покивала головой, - Через два часа вместе с грузопассажирским караваном можешь отправиться в Вену, но я рекомендую не спешить. Коль мы уже здесь, нужно спокойно освоиться в обстановке, больше узнать, качественней подготовиться. Вот, скинул тебе твою долю трофеев. Короче, иди через этот коридор, попадешь в холл гостиницы.
   - Каких трофеев? - челюсть у девочки упала.
   - Ты мне помогла победить бандитов, значит, тебе полагается доля.
   - Я? Помогла? Я чуть не описялась!
   - Одно твое слово 'стойте' - спасло нам жизнь. Ты молодец, половина золота там тянет на шестнадцать тысяч восемьсот, округляем до семнадцати. На! Заслужила! Года три можешь не работать.
   Увидев на счетчике сумму поступивших денег, она по стенке, на которую опиралась, спиной сползла на корточки и зарыдала.
  
  
   * * *
  
  
   Договорились встретиться в оружейном магазине.
   В сегодняшнем положении отправляться в путь нельзя. Карат не вынесет. У меня 83 кг с одеждой, да рюкзак на мне - 40, плюс в переметных - 40. Килограмм бы 120 - да, а так нет, 163 долго не вынесет. Скормил ему кусочек рафинада и пошел наводить справки.
   Служащий конюшни просветил, кто, где и каких лошадей разводит. Клячу можно и за две тысячи купить. Но, такая - себе средняя вьючная, стоит от десяти до двенадцати тысяч, а очень хорошая и выносливая - от пятнадцати до двадцати.
   В девяти километрах от города на юг есть ферма господина Шульца, где выращивают именно таких лошадей, так что нужно бы туда смотаться.
   - Можно хозяина не застать, лучше ехать завтра с утра, сказал подошедший конюх.
   - Я и планирую завтра с утра.
   Служащий посмотрел в спину удаляющегося конюха и тихо продолжил:
   - Очень хорош Ваш жеребец, но советую его продать. Тем же эльфам за приличную цену. Взамен можно купить хорошего скакуна, тысяч за двадцать пять.
   - Почему?
   - Слишком хорош. Некоторые смогут попытаться получить его даром. Сегодня утром подходили трое, смотрели Вашу лошадь, двоих совсем не знаю, а третий - видел его несколько раз, неприятный человек.
   - А эти двое, как выглядят?
   - Один - большой боров, а второй - невысокий. Но рожи - настоящие бандиты. И очень злые.
   Еще бы им не быть злыми. Свою партию проиграли подчистую. Оставил их голыми и еще унизил. Нет. Никогда нельзя оставлять за спиной живого врага. Значит, завтра предстоит тайм следующий.
   Служащий снял за постой с питанием для Карата восемь единиц за два дня. Искренне поблагодарив его и пообещав подумать над его предложением, закинул на плечи РД и отправился по своим делам.
   Марта ждала у двери оружейного магазина, рюкзака на ней не было.
   - Номер сняла! И... я остаюсь.
   - Насовсем? В этом городе?
   - Нет. Когда ты уедешь, тогда уеду и я. Хочу попытаться поступить в геологическую партию.
   - Молодец! Тогда на два дня ты поступаешь в мое безраздельное подчинение.
   - Согласна!
   - Не так! Говори: слушаюсь и повинуюсь!
   - Слушаюсь и повинуюсь!
   В магазине сразу же двинулись к огнестрелу.
   Выбор был не плохой. Но цены! Ох, какие тут цены! Пистолеты - от парабеллума господина Георга Люгера, выпуска столетней давности, но внешне в неплохом состоянии, за 300 единиц, до вполне современного оригинального Desert Eagle, в комплекте со сменными стволами разных калибров за 4000.
   Пистолеты-пулеметы - от Шмайсера МР.41, за 600 ед. до НК МР5, за 1600, и пятидесятипатронных и стопатронных САLIСО, за 2500ед.
   Автоматы, или штурмовые винтовки - от системы АR-15 и HK G-3, за 2000 ед. до Steyr AUG и FN SCAR. Моя НК-417 в стандартном, точно как у меня исполнении - 406мм, тоже здесь была, и стоила без дополнительных опций 11000 ед. ровно.
   Карабины и винтовки были разные, даже Barret XM500 за 44000 единиц. Ручные пулеметы тоже были, все немецкой линейки МG. Самый дешевый боеприпас местного производства, 9мм 'para' стоил 1,5ед. Снарядить пять магазинов обычной автоматной пятеркой, тянуло на полторы минимальных месячных зарплат - 450ед. Обычный винтовочный патрон 308-го калибра стоил 4ед, а снайперский - 7. Действительно, человек среднего достатка, винтовку еще может купить, но обеспечивать боеприпасами хотя бы для тренировок - весьма и весьма накладно.
   - Господам нужно что-то конкретное или вы хотите получить консультацию? - подошел к нам тот же продавец, посматривая, с каким одурением я читаю ценники.
   - Сначала консультацию: цены - грандиозно-неземные.
   Продавец подкинул подбородок вверх, глаза стали строгими.
   - Обязан Вам заметить, что у нас нет, к сожалению, прямых контрактов с заводами-изготовителями. Этими вопросами ведают гномы, а мы, соответственно, делаем закупки у них. На сегодняшний день вопросы спроса и предложения - достаточно сбалансированы. Нормально работающий горожанин, которому пистолет нужен для самообороны, вполне способен его купить. Более серьезное оружие необходимо охотникам или рейдерам, которые ходят в Дикие поле на древние развалины в поисках Вещей. Так называют у нас Артефакты ушедшей цивилизации. Некоторые Вещи стоят много дороже, чем весь этот магазин. Например, за найденную столитровую Флягу, которая совсем не редкий артефакт и стоит 18 тысяч, можно полностью вооружиться и одеться. Вы удовлетворены?
   - Да, благодарю, еще хочу обменять SIG Р226 на Glock-17, это возможно?
   - Ваш Р226 - под калибр 357? - лицо продавца из надменно-холодного стало деловым и заинтересованным.
   - Нет, обычный. Плюс пять магазинов, - подал пистолет продавцу, который стал его внимательно рассматривать.
   - Вижу, совершенно новый, даже остатки консервации есть. Они с Glock-17 в одной цене, но Вам придется доплатить двадцать пять процентов, а это 400 единиц.
   - Не вопрос. Возьмите теперь мой Glock и подберите такой же, приблизительно одинаковый по весу. Здесь вес рамки имеет значение.
   - Понимаю, что еще?
   - Правосторонняя тактическая кобура под него, с горизонтальным наклоном вниз не более 20 градусов, - показал ему, какая она должна быть, - И... Марта, ты левша или правша? Правша? Очень хорошо, значит, короткий Р229 ни на что другое менять не будем, здесь предохранитель под большой палец правой руки. Но простой набор для чистки тебе возьмем, в этих безмозглых бандитов ни одного не оказалось.
   - Если он в таком же состоянии, могу предложить взамен Glock-26 без доплаты.
   - Для него нужны навыки и практика, а в том положении, в котором она будет носить оружие, кусок ягодицы себе может отстрелить запросто, несмотря на его три автоматических предохранителя.
   - А как она его будет носить?
   - В ЛЕВО-сторонней кобуре, развернутой на пистолетном ремне назад, над копчиком, с наклоном ствола вниз градусов на сорок. Завела ПРАВУЮ руку назад, и ладонь попала в рукоять.
   Второй Glock подобрали, на пятнадцать грамм легче моего. Пружинка усилия спускового крючка была на 2,5 кг, так что подгонку делать не пришлось.
   Марте одел в петельки комбеза пистолетный пояс, со снаряженными магазинами в двух паучерах и кобурой с SIG Р229. Взгляд ее был удивленный и растерянный. Повернувшись к продавцу, спросил:
   - Скажите, здесь тир есть? И, может, есть человек, который мог бы пару дней позаниматься с ней стрельбой? Поставить руку, научить быстрой перезарядке?
   - Надо с Отто поговорить, он был инструктором по пулевой стрельбе. А тир - под нами.
   Мы подошли к выходу, где стоял монументальным часовым человек с огромным королевским кольтом и договорились с ним, что три раза в день по часу, утром перед работой, в обед и вечером после работы, мы им можем располагать. Стоимость одного занятия - 10 единиц.
   Оплатив покупки, и отдельно пять занятий и 300 патронов для стрельб, взял у Марты ключ от своего номера (почему-то наши ключи были очень похожи), и оставил ее на первый урок, т.к. время подошло к обеду. Отто провел нас в тир, где отстреляв один магазин из нового Glock, отправился отдыхать. Пистолет был предсказуемо хорош.
   Когда пришел в отель и поднялся на третий этаж, не удивился ни на грамм, - это был номер за 250 единиц в сутки, самый дорогой в этом отеле, а ее рюкзачишко валялся тут же, рядом с огромнейшей кроватью.
   Спать хотелось здорово. Почистил пистолет, помылся и нырнул под одеяло в мягкую постель.
  
  
  
  
   Глава 3
  
  
  
  
   Проснулся поздно вечером, естественный будильник предложил отметиться в туалете и ванной. В номере было тепло, темно и тихо. Взглянул на часы, - дрых целых восемь часов, наверное, еще бы столько спал, наложило отпечаток напряжение последних дней. Да и сегодняшний выброс адреналина мимо не прошел. Марту почувствовал в соседней комнате. Выглянул: точно, свернулась в клубочек, укрылась пледом с головой и тихо спит, как мышь.
   Включил освещение в режиме полумрак, присел на краюшке тахты, приподнял плед и взглянул на девочку. Раньше жизнь меня всегда сводила с девушками высокими, не знаю почему, а вот Марта - совсем маленькая, прямо пигалица, ростом где-то метр шестьдесят. Тело не костлявое и не рыхлое, даже некоторые узлы мышц выделяются, видно, какой-то гимнастикой все же занимается. Фигура пропорциональна, попа не зависает, ноги стройные, талия узкая. Грудь хоть и маленькая, но шарики округлые и упругие. Нет, не затасканная подруга, совершенно не затасканная. И лицо. Симпатичное лицо, с тонкими чертами, хотя, слегка оттопыренные уши, курносый нос и веснушки немного портит... Нет, не портит, даже оригинально. Такую девчонку соблазнить, очень даже хочется.
   Осторожно погладил волосы и руку, но все же она проснулась, вдруг напряглась и замерла. Наклонился и шепнул ей на ухо:
   - Привет.
   - Привет, - она часто-часто заморгала ресницами, разыскивая левой рукой завернутый за спиной плед.
   - Ты почему спишь здесь? - спросил у нее так же, шепотом. Она нервно пожала плечами, а плед натянула к подбородку, - А номер такой, зачем заказала?
   - Ну, я думала...
   - Так на тахте-то, почему спишь?
   - А потом пришла и подумала...
   - С тобой все ясно. Ты кушать будешь?
   - Да уже поздно, кто же ночью кушает?
   - А я сегодня и не обедал, слышишь, в животе как громко урчит, целая музыка. Пока что Шопен, но если ты меня не накормишь, то скоро будет Штраус.
   - Ой! А я для тебя бутерброд оставила, - удерживая плед, стала тянуться к халату, сброшенному на пуфик.
   - Чего ты стесняешься, я уже тебя рассмотрел со всех сторон.
   - Это нехорошо, некрасиво.
   - Наоборот, очень даже симпотная девочка. Видишь, я сам в трусах сижу, правда, встать стесняюсь. Из-за тебя.
   - Да ну тебя! Хи-хи, - вскочила и ухватила халат, - сейчас в микроволновке бутерброд разогрею.
   - Подожди, радость моя, сейчас к твоему бутерброду в ресторане закажу бутылку красного десертного, легкие закуски и фрукты. А потом будет хи-хи. Если ты не против, конечно.
   Нет, она была не против, тепло желания зарождалось опять, только стеснялась она. Странная девочка, странная ситуация и вообще, не должна она здесь быть, не должна.
  
  
   * * *
  
  
   Шесть тридцать утра. Осторожно снял с себя руку и ногу Марты, тихонько выполз из-под одеяла. Освежился под душем, одел белье, маскхалат и сапоги, отправился на конюшню.
   В подземных переходах центра еще никто не ходил, и было совершенно пусто, поэтому задержавшись на пятнадцать минут, прямо в переходе выполнил программу обязательных гимнастических упражнений. Разогревшись, вошел в конюшню, поздоровался со служащим и включил поилку для Карата, затем зацепившись пальцами за верхний брус над станком, подтянулся свою сотню.
   - Господин собирается сегодня на выездку? - за спиной стоял вчерашний конюх с ведром овса.
   - Сегодня еду по делам. Хочу купить вьючную лошадь. Мне понадобится в конюшне еще одно место.
   - Да-да, знаю, Вы говорили. Вы же не забыли, нужно ехать через южный выезд, а там прямо, девять километров?
   - Благодарю. Не забыл, - не приятен был этот человек, а его предупредительность добра мне не сулила. И знал я это - как дважды два.
   Высыпав овес в кормушку, взял щетку и слегка прошелся по телу жеребчика, всей душой почувствовал исходящую от него радость .
   - Сегодня, парень, впервые прогуляемся в этом мире. Внешне ты выглядишь хорошо, так что прошвырнемся по окрестностям, на других посмотрим и себя покажем. Правильно? Сейчас тебе сделаю легкий массаж, а почищу вечером.
   В номер вернулся в полвосьмого, Марта дрыхла - без задних ног!
   Вытащил из рюкзака все вещи и сунул в шкаф. Взял в руки 'немца' и присоединил приклад, который был отсоединен, т. к. высота моего РД - 600мм, а собранный с прикладом 'немец' - 905мм, ствол сейчас установлен стандартный. Сделал неполную разборку - сборку и прошелся по узлам суконкой. Коллиматорный прицел заменил на оптический, затем, начал снаряжать магазины. Семь - обычными патронами, два - снайперскими. Один с обычными, подал в приемник винтовки.
   Развернул разгрузку, проверил наличие и состояние застежек и карманов, уложил восемь снаряженных магазинов. Вернул в кобуру свой Glock, а на ремень - пеналы и паучеры. С левой стороны, сразу за ножом, прицепил свернутый трубочкой большой карман - во время боя скидывать пустые магазины. Нехрен терять, здесь таких магазинов нет. В мародерку уложил двадцать метров капронового шнура.
   Заправил в штаны кожаный ремень, приспособив кобуру с новым пистолетом сзади, под левую руку.
   Все, ГТО! Готов к труду и обороне, разбегайтесь все в лес!
   В ванной вымылся, побрился, привел себя в порядок и начал одеваться в зимний прикид.
   - Радость моя! Пора вставать!
   - Мммм, нееет, - промычала и повернулась к стенке передом, а ко мне, соответственно.
   - Марта, вставай. Через полчаса занятия по стрельбе.
   - А что, подхода на бис не будет? - обиженно промурлыкала.
   - Четвертый раз на бис не подходят, а подползают. Но вечером споем. И неоднократно. Все, мне пора уходить, - одел на голову скатанную маску-шапочку и взял под левую руку 'немца', завернутого в плащ-палатку.
   - Куда уходить? - резко проснулась и выскочила из-под одеяла Марта.
   - Нужно купить вьючную лошадь, ты же знаешь. Если успею, встретимся за обедом. Пока.
  
  
   * * *
  
  
   Выехав верхом на задний двор, был встречен яркими лучами солнца. Оно только взошло там, далеко внизу, на краю заснеженной долины, которая простиралась в распадке между скалами, поросшими хвойным лесом. Скалы омывались потоками бурной, с обледенелыми берегами реки, деревья были убраны в белые одеяния. Вчерашнего тумана - как и не бывало. Небо было чистым, а воздух морозным и прозрачным. Ветра не было, и холод совершенно не ощущался.
   Выехал на хорошую, очищенную от снега улицу, вдоль которой слева и справа за невысокими деревянными заборчиками располагались двух- трех этажные кирпичные домики с островерхими крышами. Этот район считался престижным. Солнце светило прямо в лицо, значит мне - направо. Из городка было три выезда. Первый - главный, где автомобильная дорога с хорошим покрытием вела через ряд сельских поселков в Вену. Второй - вел в долину с обширнейшими альпийскими лугами. И третий - южный, по которому сейчас поеду, вел на несколько фермерских хозяйств. И еще, по ней в пяти километрах от городка, был поворот на перевал, путь через который шел в дикие земли.
   Подковы ритмично цокали по дороге, несмотря на утро, улица пустой не была. За пятнадцать минут, которые я двигался к пропускному пункту, навстречу проехало больше десятка грузовых автомашин. Легковая была только одна, говорят, на них особенно и ездить некуда. А вот обогнали только два грузовика и два скутера.
   На выезде стоял каменный домик, шлагбаум и вышка, метров девять высотой и обширной, накрытой крышей площадкой, три на три метра. На крайних углах площадки, по фронту, торчали рукоятки пулеметов М240, установленные на станках. Очень хороший бельгийский пулемет, выполнен в развитие немецкого MG42, довольно прост и надежен, используется почти во всех армиях мира. Изучая, в свое время, оружие вероятного противника, перещупал каждый его винтик. Там же находились два бойца в теплых комбинезонах в расцветке городского камуфляжа. Один из них наблюдал в бинокль территорию в сторону выезда, а второй, опершись на перила, наблюдал сверху за мной. Как только подъехал к шлагбауму, из домика вышли двое, вооруженные пистолетами и короткоствольными автоматами НК-416. Старший, у которого на погонах были две птички, поднял руку, остановил меня, попросил спешиться, затем представился:
   - Оберфельдфебель Кранц, муниципальная полиция.
   - Пауль Корецкий. Хочу в хозяйстве господина Шульца приобрести вьючную лошадь.
   Видно, господину оберфельдфебелю было скучно и он подсев мне на уши, начал рассказывать, что здесь они все друг-друга знают, а увидев человека нового, остановили только, чтобы порекомендовать, не выезжать за город без хорошей винтовки. Глядя на разгрузку, они понимают, что такая у меня есть. За шлагбаумом не только дикие звери встречаются, но рядом - перевал с входом в дикие земли, через который, иногда, разные твари приходят. Недавно рядом с перевалом, работники господина Шикльбергера перегоняли овец, вот их и выследил 'мозгляк'. Вы не знаете, кто такой 'мозгляк'? О! Прежде чем выходить из города, о подобных тварях должен знать любой наш житель. Это человекоподобное существо с большой безглазой головой и желтой, пятнистой, как у леопарда кожей. Очень мощный эмпат, он скроется от Вас за секунду до того, как Вы захотите в него прицелиться. Тайно сзади преследует, пока не захотите отдохнуть, потом нападает, убивает и съедает. Хотя сейчас зима и некоторые твари ушли вниз, в долины, где много теплее, все равно лучше быть на чеку, люди очень часто, просто пропадают неведомо куда.
   Потом господин оберфельдфебель стал рассуждать о породах лошадей. Сам он в них понимает мало, но вот фанен-юнкер, увидев в окно моего жеребца, утверждает, что у местных конезаводчиков такого скакуна нет. Есть подобные лошади только в эльфов. Где живут эльфы? А у них собственное поселение, на северо-западе, сразу за городской чертой.
   Второй полицай, который был моложе и с одной тоненькой лычкой на погонах, посоветовал у господина Шульца, которого очень хорошо знает, присмотреться к гнедому мерину, но кобылу брать не рекомендовал.
   Поблагодарил полицейских, в общем-то, за интересную и нужную информацию, отвязал от задней луки скатку с попоной, где внутри была укутана в плащ-палатку моя винтовка, развернул и одел на грудь в положение, готовое к бою при движении верхом. Ремень справа пристегнул к разгрузке. Увидев мои манипуляции, они переглянулись и со значением покивали головами.
   Узнал, что сегодня до меня из городка еще никто не выезжал, но вот въезжали - да, уже трое. Затем друг другу пожелали удачи и молодой фанен-юнкер приподнял шлагбаум. Тронул Карата и не спеша направился по утоптанной дороге прямо.
   Вероятно, впереди меня еще не ждут. Объективно понимал, что обиженные бандиты мне спустить унижения не должны, а при выезде из конюшни было ощущение на подсматривающего соглядатая. Значит, пойдут они за мной следом, и будут встречать на обратном пути.
   Еще вариант. А если эти неприятности исходили от конюха, ведь фиолетовая клякса его тусовки, мне еще вчера не понравилась и это он мог цинковать за мной сегодня? Это если 'мои' бандиты с ним в сговоре. Тогда они еще вчера знали о моей поездке и вполне могут уже поджидать. Тем более с ними был кто-то из местных, который их развязал. Зачем эти отморозки этому местному нужны? Они ему не нужны! Это же ясно, как Божий день. Ему нужен мой Карат!
   Дорога в эту долину шла под небольшой уклон, и пространство с этой стороны просматривалось во все стороны далеко вперед. Проехав, километров пять, увидел слева длинный гребень высокой каменной гряды, наверное, здесь должна проходить дорога на перевал. А почему вдоль гряды снег не целинный? Как будто что-то волочили? Проехав чуть вперед за камни, что бы если где-то там есть наблюдатель, то меня не засек,- спешился, двумя одновременными движениями, отстегнув от приклада тренчик справа и отпустив тактическим ремнем ствол винтовки вниз слева, привел ее в боевую готовность. Внимательно осматривая укатанную дорогу, вернулся к повороту. Фраера, решили надурить пограничника! Хоть и снег был не глубоким, но уплотненный колесами (именно колесами) и копытами ОДНОЙ лошади путь, был заметён ветками, которые тащили следом за повозкой. Если со стороны не обращать внимания, то этой хитрости, вроде, и не видно.
   Гряда со стороны городка просматривается не меньше, чем на километр. С этой стороны она обрывистая и взобраться на нее будет сложно, а вот с обратной стороны на нее можно взойти элементарно. Только тем, кто будет меня встречать, этого не надо, они устроят засаду вон у валуна, в пятидесяти метрах от поворота, или прямо здесь, почти в упор.
   Значит так. Я, возвращаясь обратно с приобретенной вьючной лошадью, выезжаю наверх, на ровное место, которое начинается в двух километрах отсюда. Здесь они меня могут лицезреть до самого распадка, потом для наблюдателя на протяжении полутора километров моего движения по распадку - мертвая зона, они меня не могут видеть до самой гряды. Им надо немедленно переместиться сюда, до ее края и здесь, с правого фланга меня валить.
   Почему им просто сейчас не подойти и ожидать мое возвращение прямо здесь? Да что б не светится перед случайными свидетелями, которые могут проезжать мимо.
   Хотя, если у них есть хороший снайпер, то у меня никаких шансов нет и завалить они меня могут даже издали. В этом случае, мне нужно все размышления отставить и самому немедленно начинать охоту. Но, рассуждая логически, такового у них быть не может. Эти двое, у которых на стволах консервация оставалась, точно не стрелки. Третий, если бы был снайпером, не набирал бы массовку, а решил бы вопрос самостоятельно.
   Поэтому. Если прямо сейчас, не заморачиваясь моралью, начну охоту, смогу выследить и убить их, - кем я буду, если эта история станет достоянием гласности? Правильно, убийцей обыкновенным. Значит, быстренько двигаемся дальше, иначе, если я долго не буду выныривать из распадка, заподозрят, что я их разоблачил. А это не есть гут.
   Пусть проявят себя в полной мере, тогда я законно их грохну и даже снятие памяти в эльфа, если власти будут настаивать, - мне до лампочки.
  
  
   * * *
  
  
   Ферма открылась взору издали. Двухэтажный каменный дом, из кирпичной трубы шел дымок. Три больших хозяйственных постройки, из них - две конюшни. Небольшая долина, длиной до трех километров и шириной до двух, была полностью ограждена густо натянутой колючей проволокой. В каком то рекламном проспекте, уже здесь в торговом центре, видел что такую проволоку клепают сотнями километров в местном Мюнхене.
   Хозяин, господин Шульц, завидел меня издали, и прискакал навстречу. Рассказал ему о цели визита, и мы обо всем быстро договорились. Пока работники выводили в загон вороного мерина, этот Шульц вокруг Карата, который зло косился, все круги нарезал. Спросил, сколько стоит такая лошадь, я честно признался, сколько эльф предлагал, зацокал языком и восторгался.
   Мерин был крутобок и мускулист, копыта чуть шире и в холке сантиметров на пятнадцать ниже Карата. Зарядили за него восемнадцать тысяч. Скорчив недовольную рожу, начал торговаться но, наверное, как-то неправильно торговался, потому что Шульц даже червонца не скинул, но в конце согласился оснастить лошадь не только поводьями, но и вьючной сбруей с сумками и дать в запас две пары подков.
   - Ланг его зовут, - сказал господин Шульц, - Спокойная лошадь, не глупая и выстрелов не боится. Сто пятьдесят килограмм тащит свободно.
   Мерина повели подковать, взглянув на часы, увидел, что с момента отъезда из отеля прошло всего полтора часа.
   Марта сейчас должна закончить стрельбы, а меня уже ждут... испытания.
   Марта. Какой бурной и приятной была ночь. Какое упругое, трепещущее тело, чувственные губы! И орхидея...! Какие нежные руки! А стеснительная скромность, превратившаяся в совершенно безумную страсть! Вот это дорвались друг к другу!
   Но нет, не профессионалка она в постели, совсем девочка малоопытна. Дурочка. Она думала, что пойдет слегка попроститутит, срубит капусты на учебу и отвалит в сторону. Да какой дурной сутенер ее бы отпустил?! За несколько лет выжал бы как лимон, подсадил на иглу, что бы излишне не трепыхалась, превратил бы в непотребную тряпку, а потом да, разрешил бы уйти. Под кейфом. На все три стороны - с балкона девятого этажа.
   Девочка не модель, конечно, но хорошенькая. Да, хорошенькая. Ее счастье, что так произошло, что попала СЮДА и встретилась на моем пути, а не попала в бордель. Хорошо, если публичный дом приличный, где не издеваются и не насилуют. Возможно, у здешних проституток жизнь и получше, но спросите нормальную девку, как она хочет жить: изо дня в день, из ночи в ночь,- видеть перед глазами одну и туже трещину на потолке и... бесконечная очередь из множества разнопахнущих мужчин, с разножужжащими мухами в голове, или может быть, как-то иначе?
   Что-то какая-то ерунда в голове бродит. Сейчас меня убивать хотят, а мозги терзаются глобальными проблемами чисто женского бытия.
  
  
   * * *
  
  
   Перед выездом из распадка остановил лошадей, спешился и аккуратно взобрался наверх ближайшего обломка скалы. Оперся ногами в выступы и осторожно выглянул. Мне навстречу по дороге двигались четыре фургона, они только миновали край нужной мне гряды. Минут через восемь-десять будут здесь. Сделал на прицеле максимальное увеличение, отстегнул карабин-фиксатор на тактическом ремне, поднял винтовку повыше из-за неудобства размещения и посмотрел в окуляр. Возницы - незнакомые дядьки, все вооружены, едут себе... Нет, не мои клиенты и угроза от них не исходит.
   Посмотрел в сторону возможного местонахождения своих, мягко выражаясь, оппонентов. В разломе гряды в километре по фронту, никого не увидел. Гадство! Но интуиция кричала,- есть они! Очень медленно, слева на право, метр за метром стал рассматривать в прицел каждый камешек.
   Какой камешек?! Да вон они, говнюки, гораздо ближе, сидят почти открыто и курят! Коротышка с карабином, похожим на древний немецкий К43, мордоворот с каким-то короткостволом и третий,- сидит боком, не разобрать, что он из себя представляет, но в руках держит что-то похожее на М16. Все пялятся в сторону распадка и ждут, надеясь 'сделать' фраера ушастого. Э, ребята, так не интересно, вы бестолочь и пыль, а не задача для решения.
   Вернулся к лошадям, пристегнул карабинчик ремня на место и из фиксированного положения приподнял ствол для удобства езды верхом. Взглянул на мерина, его вьючное оснащение было не новым, но выглядело крепким, и было изготовлено из плотной и водонепроницаемой ткани. Взобрался в седло:
   - Пошли, Карат.
   С караваном встретился при выезде на открытый участок дороги. Рукой с поводьями прикрыл рукоять переднего пистолета. Все четверо возниц поздоровались и с интересом посматривали на меня и на лошадей.
   - Добрый день! Добрый день! - тоже поздоровался со всеми.
   Сейчас проезжал через участок, где противник может наблюдать за мной целые полкилометра, потом на целый километр, до начала гряды, пропаду из зоны их видимости. Спокойно, не спеша, проехал контрольный камень и через метров пятьдесят повернул резко направо. По идее, противник сейчас должен шустро выдвигаться к месту засады.
   Дал посыл Карату и он, а следом и мерин, пошли легкой рысью к трещине, расположенной в двухстах метрах от края, там более пологая осыпь и можно, особо не напрягаясь, взобраться на верхний участок этого длинного пояса скальных образований.
   Подъехав к скалам, остановился и поводья намотал на переднюю луку, выскочил из седла, из мародерки вытащил шнур, разделив ремень, винтовку перецепил за спину вертикально, как в биатлоне.
   - Карат, на месте, - обратил внимание, что он меня понимает лучше, чем какая собака, - Я пошел.
   Цепляясь руками в тонких шерстяных перчатках за выступы, упираясь ногами и локтями начал восхождение наверх. Хотя, альпинисты бы засмеяли, какое же это восхождение - вскарабкаться на высоту в 12-14 метров! С другой стороны, действительно, сложности не было. Спортивная форма у меня нормальная, свой вес ежедневно сотню раз подтягиваю, поэтому, взобрался быстро. Осторожно ступая, что бы не поломать ноги (они мне слишком дороги), перебрался на другую сторону гряды, взял винтовку, лег на живот и надавил кнопку предохранителя. Очень аккуратно высунул голову наружу и посмотрел вниз.
   Оба долбооба, спрыгнув с одноосной брички на широком резиновом ходу, в которую запряжена одна конячка, расположились прямо за камнем в десяти метрах от дороги. Решили валить меня в упор. Третий на бричке развернулся и двигал обратно, в дальнее укрытие.
   Неееет, граждане бандиты, некуда бежать, пока вы в одном направлении, удобном для поражения - получите и распишитесь. До долбообов двести, до водителя кобылы, - сто двадцать, сто десять, сто... Перекрестье прицела - с проводкой на правый край правого бедра, - попадание будет в тазобедренный справа. Очередью короткой, на полу-выдохе- огонь! Упругий затыльник приклада мягко толкнул в плечо. Есть! Третьего вынесло с подкруткой, а пустая бричка с М16 на полу, проехав еще метров двадцать, остановилась. Но наблюдать за ней было некогда. Перевел прицел на коротышку с карабином, ожидая, когда же они соизволят среагировать на звук выстрела. Не хотел убивать в спину, они и так в моих руках. Очень медленно они начали поворачиваться ко мне лицом. Установив перекрестье на середину лба, плавно нажал на спуск, а в это время вторая фигура резко метнулась влево и перекрыла директрису. Три выпущенных патрона этой очереди срезали шейные позвонки мордовороту, и его голова свалилась на сторону, как у тряпичной куклы, а коротышке, - уже деформированные полуоболочечные пули разорвали череп на осколки и фрагменты. В прицел их видно было хорошо, все, не встанут. Свою ошибку исправил, кардинально и навсегда.
   А что третий голубчик? Жив! Пока жив! Не шевелится, но глазенками водит.
   Огляделся, нашел чуть ниже небольшой выступ с этой стороны, перебрался на него, снял шнур, разделил его пополам, зацепил за выступ и спустился вниз. Смотав шнур, пошел поговорить с живым. Пока живым. Его правая сторона бедра ближе к паху была прострелена, а снег под ним в радиусе полуметра стал мокрым, красного цвета и это пятно уверенно увеличивалось. Расстегнув ремень, стянул с него обычную унтер-офицерскую портупею с закрытой кожаной кобурой и подсумком с пластиковыми магазинами к М16.
   - Рассказывай.
   - Помилуйте, господин, это не я, это все они. Я даже не собирался стрелять, Вы же видели.
   - Я тебя сразу не убил, только для того, чтобы услышать исповедь, но если ты не хочешь говорить, мучить не буду, ты мне не нужен, - направил ствол винтовки прямо в левый глаз, - Поэтому, просто дострелю.
   - Скажу! Скажу! Кореш вызвал, сказал, жеребец есть, - любой эльф сто тысяч даст, и пассажир его в жирном прикиде. Сказал, что Вы, господин, обидели двух фраеров и они за долю малую подпишутся, обещал им сразу по завершению десять тысяч...- его глаза начали закрываться, а голос затухать.
   - Кореш твой, кто?!
   - Конюхом работает.
   - Кто дал наводку, что буду ехать именно здесь?
   - Он. Сказал. Брать на обратном пути. Еще хорошая лошадь будет.
   - Ему кто-то жеребца заказал? Говори!
   - Нет... сказал, в любом случае покупателя найдет, - начал уже шептать, - господин, спасите.
   - А эти. Где оружие взяли?
   - Ганс дал, в счет оплаты.
   - Ганс это кто? Конюх?
   - Дааа...- глаза больше не открыл и пульс через три минуты уже не прослушивался.
  
  
   * * *
  
  
   Эта бричка была чем-то похожа на кэб, который я видел в Лондонском музее. Сидя с вожжами в руках на месте кучера, подъезжал к шлагбауму. Встречали меня, кроме часовых на вышке, еще пятеро охранников во главе с оберфельдфебелем Кранцем. Видать те, которые сверху, еще издали в бинокли очень хорошо рассмотрели и мой груз, и мой поезд, поэтому на улицу высыпала вся караулка. Поводья Карата зацепил за задний борт брички, и получилась внушительная вереница.
   Встретили меня совершенно не насторожено и без понтов: 'стоять-лежать-бояться'. Все ждали рассказа, так как оберфельдфебель поставил в известность, что никто меня долго задерживать не собирается, но показания надо записать на диктофон. Я отдал ему жизняки погибших бандитов и озвучил историю, по которой эти трое организовали на меня засаду с целью завладения имуществом. Раненый перед смертью в том сознался. Но я, бывший военный, гауптман (капитан) погранвойск в отставке, сумел вовремя заметить засаду, контратаковать противника и победить. К пущему удовольствию караульных, рассказал несколько красочных эпизодов боя, как укрываясь от нападавших, взобрался на скалу и вел бой оттуда. Правда, не стал вспоминать, что на спусковые крючки оружия бандитов, потом нажимали их неживые пальцы.
   История немного отличалась от фактической, но шитой белыми нитками не выглядела и поверхностную проверку могла пройти элементарно. При уборке территории, я там немножко подсуетился. О роли в этой истории конюха Ганса пока решил никому не говорить. Если не затребуют снятия матрицы памяти у эльфов, конечно.
   Молодой фанен-юнкер сделал снимки погибших, и меня отпустили, предупредив, что в течение суток, я должен находиться в пределах досягаемости. Посоветовали завернуть свою винтовку, а еще лучше, купить чехол и подсказали, что ближайший мусорный куб находится в ста метрах от торгового центра. Когда сегодня утром выезжал, то видел его.
   Время - полпервого, ближе к обеду, и улица была очень оживленной. Думал, мой поезд будет привлекать излишнее внимание, но ошибся. Не часто провожали его глазами, в основном, народу было безразлично.
   Куб работал просто: вставил в приемник жизняк, открыл люк и вкинул мусор, вытянул жизняк и свободен. Но не тут-то было. Прибежали три бомжа и предложили обменять одежду и обувь на сто килограмм мусора, так я им за дополнительные сто килограмм еще и содержимое двух рюкзаков, кроме патронов, высыпал. Их радости не было предела, и управились они шустро, за пять минут.
   Задний двор конюшни был рядом, стоило только завернуть на тыльную сторону торгового центра. Позвонил в звонок у ворот, и они начали открываться, за ними стоял какой-то парнишка лет пятнадцати. Я его никогда не видел, но он признал Карата и знал обо мне, что я уехал покупать вьючную лошадь.
   - А что, Ганса уже нет? - спросил у него.
   - Есть. Обедает в комнате отдыха. Позвать?
   - Не надо. Покажи лучше, где это.
   Паренек подвел к двери, где за стеклянной перегородкой, с бутылкой пива в руках в кресле развалился Ганс и смотрел в потолок, блаженно улыбаясь. Да. Человек в глубоком трансе от будущих радостных перспектив, жаль обламывать кейф. Да никуда не денешься, в этой жизни каждый должен нести ответственность за свои действия. Косточками пальцев левой руки постучал в стекло.
   Надо было видеть лицо этого говнюка. Как с каждой секундой менялось выражение, как оно вытягивалось, и падала челюсть. Когда его глаза стали более-менее осмыслены, то рука медленно потянулась к кобуре.
   Отрицательно покачал головой и похлопал правой рукой по рукояти своего:
   - Я быстрее, - сказал и поманил пальцем к себе, - Пойдем.
   - Куда?.. - спросил растерянно и со страхом.
   - Контрибуцию считать будем.
   Ганс выходил из-за перегородки, как сомнамбула: лицо - белое, как мел, а ноги - еле передвигались. Дабы взбодрить человека и настроить на деловую волну, тыльной стороной ладони отвесил пощечину.
   - Сколько стоит такой экипаж? - показал ему на бричку и еще раз мазнул ладонью по щеке, - ты чего молчишь? Сколько может стоить лошадь и кэб, спрашиваю?
   - Лошадь купили за две тысячи, а кэб за три с половиной, - соображалка в Ганса включилась.
   - Сейчас ты его купишь за двадцать тысяч единиц, - начал снимать с шеи жизняк.
   - Господин! У меня нет таких денег!
   - Думал, что на сегодня лимит смертей тремя человеками исчерпан. А нет! Тогда ты мне не нужен, и мне придется тебя убить. После этого пойду к эльфам, пусть снимают отпечаток памяти. Тогда полиция ко мне претензий иметь не будет, наоборот. Поблагодарят, что избавил от возни с повешением такой твари, которая грабит и убивает своих сограждан.
   - Господин! Не убивайте, есть только семнадцать семьсот.
   - Гони, - Ганс защелкал кнопками счетчика.
   Забрал жизняк, демонстративно протер его влажной спиртовой салфеткой и проверил у себя. Точно, поступило +17700.
   - И еще. Если мои лошади в ближайшие дни случайно заболеют, - я убью тебя. Если надеешься сбежать, то помни, потрачу всю жизнь, что бы найти и кончить.
   Недовольно пофыркивающего и зло грызущего удила, высоко-благородного Карата, которого пять километров тащили на привязи за какой-то тележкой, поцеловал в нос и отвязал. Почувствовал, что от моего жеребца злость ушла и его отпустило.
   Забрал из брички тяжелый рюкзак с винтовкой и трофеями, закинул на плечи и взял Карата под уздцы. Ганс растворился бесследно, а из ворот конюшни выглядывал паренек.
   - Бери мерина и ставь на постой, а своего я сам обихожу.
  
  
   * * *
  
  
   Марты в номере не было. По времени - обед и она должна вот-вот вернуться из стрельбища. Прошелся по комнатам,- везде было чисто, в спальне застелена свежая постель, в одежном шкафу аккуратными стопками уложено наше белье. Странно. Горничная этого делать не могла. В ванной на сушильной решетке висели постиранные трусы, которые сменил после утренней физо. Еще страннее. Такие мансы могут произойти только после длительной связи. Что в таком случае должен делать нормальный мужчина? Правильно. Тоже самое, что и в случае, когда женщина приходящему в гости указывает, в каком месте находятся его персональные тапочки.
   Бежать. Желательно быстро и далеко. Можно в спецподразделение погранвойск, передислоцированное по межправительственному соглашению вглубь Средней Азии. Ибо, если наступили обстоятельства, связанные с ожиданием наследства, что тогда? Правильно. Нормальному мужчине - некуда бежать.
   Тьфу! Тьфу! Какие ерундовые мысли меня терзают... Куда бежать? К кому? Где твои друзья? Где твой дом? Где твой мир, в конце концов?! И где мир этой глупой девочки?
   Развернул на столе кусок брезента, взятого в бричке и в который заворачивал карабин бандита и начал из рюкзака выгружать трофеи.
   Карабин К43. Хоть и старенький, но внешне в отличном состоянии, все деревянные части хорошо отполированы, выкрашены морилкой и вскрыты лаком. Есть гнездо для крепежа цейсовской оптики. На приемнике магазина - вставка. Еще там, на месте засады, обратил внимание, что он переделан под современный патрон. Начал осторожно разбирать... Да это же 'Светка' натуральная, достаточно посмотреть газоотводную систему, - один к одному. Наш СВТ40 разработан намного раньше, значит в данном, конкретном случае, немцы с него и слямзили.
   Вытащил свой универсальный набор для чистки, соединил половинки шомпола и примерил к стволу. Подходит. Щеточкой прошелся, протянул суконку и масляную ветошь, заглянул в канал ствола. Отлично. Затем, занялся затворной группой. Никакой серьезной чистки здесь не надо. Стреляли из него - всего ничего, и патроны использовались хорошие, лично с моей помощью, с этого ствола было произведено только два выстрела. Нагара никакого нет. Все детали протер, карабин собрал и отложил в сторону. Подходят сюда двадцати- патронные магазины от G3, а таких в оружейном магазине валом.
   Mini UZI. Простейшая и качественно изготовленная Бельгийцами машинка, построенная по схеме со свободным затвором. Разбирается и собирается элементарно. В этом ПП важно, что удар по капсюлю производится до поступления затвора в крайнее переднее положение, а это делает возможным значительно уменьшить массу затвора. Очень удобен при динамичном ведении боя. У нас, почему-то, к нему выработалась стойкая неприязнь. Думаю, хаять его могут только те, кто никогда в жизни с ним не работал. Десятилетиями он является штатным ПП Бундесвера, неужели все эти годы германской армией командуют тупые генералы? Не думаю. Кстати, свои МР5 они никогда не закупали и не использовали.
   Разобрал, почистил и собрал его быстро. Совершенно новая машинка, нечего с ней возится. Рядом положил запасные тридцати-двух патронные магазины - три штуки.
   Дальше, М16А2. Загаженный, полный капут. Здесь написано, что две тысячи выстрелов можно не чистить, бывший хозяин, вероятно, действовал строго по инструкции. Разломал его на части и произвел неполную разборку. Здесь был ужас, надо брать мультитул и раскидывать все до винтика. Что и пришлось делать.
   Андрей Николаевич, перед самым отъездом скрутил и затолкал мне в рюкзак узкий и длинный пластиковый мешок, армированный по контуру тонкой стальной струной так, что эту кишку можно цеплять на гвоздик. Он то сейчас и пригодится. Запихнул в него ствол и все металлические части от М16, выдавил туда из тюбика сантиметр специального геля, заполнил обычной теплой водой и подвесил в ванной на крючок. Пусть откисает.
   Пистолет был внешне очень симпатичный, Браунинг PRO-9 с двумя запасными магазинами. Но состояние - такое же ужасное, как и в автомата. Поэтому, все кроме рамки, скинул отмокать от грязи и нагара туда же, в пластиковый мешок.
   Два штык - ножа были точно такими же, как и первый трофей, который попал в мою коллекцию еще в казарме. Вероятно, от Маузера К98 времен Мировых войн. Надо будет от них избавиться.
   Своего 'немца' тоже разломал и тщательно протер все места возможного попадания снега. Сквозь ствол протащил клок промасленной ветоши и все, больше ничего не делал. Собрал и упрятал в шкаф, установив прикладом на полочку в секции длинных вещей.
   Всякая прочая мелочевка, типа зажигалок и сигарет, отошла вместе с барахлом бомжам. Странно, вроде бы высокоразвитое европейское общество, а клан тунеядцев и прочих асоциальных членов все равно присутствует.
   У меня всегда было довольно обостренное обоняние. Нормальные люди редко слышат те запахи, которые слышу я. Некоторые товарищи, которые знают об этом, иногда даже подшучивали надо мной. Например, потею не очень сильно, даже после обычного комплекса физо, но заметил странную вещь: после драки и после боя, и от меня, и от рядом находящихся бойцов, разит такой резкий запах, вроде три дня не умывались, даже неприятней, чем застарелый лошадиный. Поэтому, коль есть такая возможность, нужно ловить момент: быстро скинул всю одежду, нижнее белье в который раз за день зашвырнул в короб для стирки, затем, отрегулировал смеситель на теплую воду и с-удовольствием, залез в ванну.
   Сквозь дрему услышал щелчок замка. Дверь ванной комнаты была приоткрыта, поэтому, привлекло внимание шуршание верхней одежды и мягкие шаги по ковру. Не надо было даже смотреть, точно знал - Марта вернулась. Взглянул на свои водонепроницаемые часы: ого! Целый час проспал, даже вода холодной стала.
   - О! Узи! Пауль, ты здесь?
   - Здесь, здесь, - постоял минутку под душем, тщательно вытерся, затянул над бедрами банное полотенце и вышел в комнату. Марта стояла у стола и с интересом вертела в руках ПП.
   - Что, нравится?
   - Да! Крутая вещь, во всех фильмах показывают. Ты докупил себе оружие?
   - Нет. Это так... на дороге нашел.
   - Не может быть! Ну, расскажи...
   - Мой рассказ тебе не понравится. Знаешь, почему я боюсь жениться? - решил разговор увести в сторону.
   - Это почему?
   - Потому, что жена становится твоей половинкой, от нее ни скрывать ничего нельзя, ни обманывать нельзя, и это должно быть взаимно. Мне так говорил отец. А я еще не готов к подобному подвигу. Хочется еще и еще, много и часто... иметь свои маленькие секреты.
   - Понятно, - лицо Марты стало угрюмым, она отложила ПП и отвернулась, - Ты излишне консервативен. Иногда о некоторых вещах лучше умолчать, иногда обстоятельства складываются так, что правда может принести неприятности.
   - Нет. В этом случае нужно сразу начинать подготовку к расставанию. Правда - рано или поздно вылезет наружу и тогда это принесет не неприятность, а боль и разрушение семьи. Если это сделать своевременно, то пострадают только партнеры, а если затянуть, то и появившиеся дети: одно, два, три или более. Если это брак по любви, конечно. Но, ежели по расчету, и на это есть соответствующий контракт тогда, конечно, совсем другое дело, можно жить как попало.
   - Не хочу с тобой спорить Пауль, - раздраженно сказала, затем, склонила голову, помолчала, повернулась ко мне и тихо продолжила, - Отец от нас ушел очень давно. Я росла сама по себе и у меня сложилась какая-то своя жизнь, а у мамы - своя. Но на суде она плакала, в чем-то себя винила... Теперь, она мне снится каждую ночь.
   Ее наполненные слезами и болью глаза смотрели куда-то в пространство.
   - Да, я всегда считала себя самостоятельной, подрабатывала продавцом в магазине, делала ленивым и богатым студентам курсовые работы, - продолжила она сумбурно, переводя с пятого на десятое, - А мама... отказалась от кредитования обучения и вытянула меня из последних сил, но мне хотелось большего. Меня раздражало, когда она пыталась поучать жизни. Иногда она грустно смотрела, кивала головой и говорила, что мы вспоминаем Бога и начинаем думать о маме только тогда, когда нам плохо. Поэтому, мне казалось, что она со своим древним мировоззрением ударилась в религию, а в современной жизни ничего не понимает. Боже, какая я дура!
   Вдруг, она зарыдала, упала на колени и свалилась на ковер, уткнувшись лицом в ладошки. Я подошел, присел рядом, приподнял ее и прижал к себе.
   - Успокойся, успокойся - стал гладить ей голову и плечи.
   - Господи, Ты есть. В тяжелый миг Ты послал мне его, - Марта громко шептала, захлебываясь слезами, и крепко обняла меня, - Пауль, если бы не ты, даже представить страшно свою дальнейшую жизнь. Пауль, у меня здесь никого и ничего нет: ни мамы, ни подруг, ни друзей, ни универа, ни компьютера, ни любимого кинотеатра. И парка с фонтаном и моей любимой скамейкой тоже нет. Не оставляй меня, Пауль, ты не представляешь, кем для меня стал за эти два дня. Не бросай меня, а?
   - Не брошу, успокойся.
   - Правда?
   - Правда. У меня ведь тоже никого здесь нет, поэтому, надеюсь на продолжение отношений.
   - Готова на все ради тебя.
   - И я надеюсь на крепкую дружбу. Обещаю помогать, присматривать за тобой, часто проведывать.
   - А разве ты не хочешь жить вместе? Я по дому все умею делать.
   - Марта, дорогая, это будет неправильно. Получится, что я стану эксплуатировать твои неокрепшие чувства, воспользовавшись временной слабостью. Давай вначале обустроимся, поселимся где-то по соседству. Поверь, когда ты устроишься на работу, твои интересы сильно изменятся. Ты девочка симпатичная, даже красивая, привлечешь внимание разных мужчин, за тобой многие станут ухаживать, среди них могут быть люди достойные. Поэтому, привязываться ко мне не надо, иначе потом придется сожалеть.
   - Никогда, ни одной минуты не буду сожалеть!
   - Аналогично, поэтому, буду искренне рад, если в свободное время мы будем встречаться, оказывать друг другу разную помощь и делать совместные глупости. Такие, например, как сейчас. Видишь, полотенце спереди торчком встало?
   - Ой! Ой! Что ты делаешь?
   - Собираюсь твои мысли и эмоции направить в нужное русло, - подхватил ее на руки и понес в постель.
   Сегодня на обед мы так и не сходили.
  
  
   * * *
  
  
   Марта ушла на стрельбище, а я задержался в магазине, сдавал трофеи. Первоначально Узи хотел оставить, но потом подумал, что выполнять специальные операции в населенных пунктах, вроде бы как не планирую, а на коротких дистанциях мои два Глока - не менее эффективны. Во всех остальных случаях, лучше моего 'немца' и нет ничего. Да и лишнее железо ни мне, ни моим лошадкам таскать не надо. Поэтому, решил отдать.
   Все патроны оставил себе, они были хорошего качества. Только магазины М16 не трогал, этот боеприпас мне без надобности.
   Карабин сдал за полцены, а на браунинг, Узи и М16, продавец сделал скидку на треть. Хоть и говорят, что в Вене и Мюнхене бывшее в употреблении оружие принимают гораздо дороже, но я не торговался, получил на жизняк +5940 единиц за все и отправился вниз на стрельбище.
   При входе в тир, услышал поучающий голос Отто:
   - Оружие держи при себе всегда, даже, если идешь в туалет. Разные твари с Дикого поля, бывает, даже в город заходят. Но я тебе уже говорил, что самая плохая тварь у нас кто? Правильно, человек. Запомни, никого пистолетом пугать не надо! Если ты вытащила его, то стреляй! Не задумываясь! Выбрось из головы всю эту пацифистскую муть! Здесь на мишенях не было ни одного дружественного объекта! Если ты хоть на миг задумаешься, - знай! Пистолет отберут! Ограбят, изнасилуют и убьют! И это в лучшем случае!
   - А какой же тогда худший случай? - Марта была взволнована.
   - А худший, девочка, это когда тебя продадут в сексуальное рабство какому-нибудь извергу мазохисту. Умирать ты будешь ежедневно месяца три подряд и каждый раз вспоминать миг своей нерешительности, боязни нажать на спусковой крючок. Ясно?!
   - Да.
   - Тогда давай повторим урок. Ствол вложи на место, кобуру застегни. Запомни! Любая ростовая мишень, которая сейчас выскочит, есть твой враг! Выхватывай пистолет и открывай огонь. В голову целиться не обязательно, стреляй в грудь-живот. Ясно?!
   - Да.
   - Одень наушники. Начали! - выкрикнул Отто и следом раздались звуки выстрелов.
   Заглянул в дверь и увидел Марту, которая стояла в четверть оборота, с небольшим наклоном вперед, широко расставив чуть согнутые в коленях ноги и поддерживая рукоять левой рукой, стреляла по возникающим мишеням, изображающих мужчин и женщин, старых и совсем молодых, с оружием и без. Стало понятно, сегодняшний урок был не столько стрелковым, сколько предназначенный для ломки психологии. Молодец, Отто.
   У меня вновь образовалось 173 штуки трофейной девятки, как раз на десять глоковских магазинов. Дождавшись окончания стрельб Марты, сам тоже, отвел душу на полную катушку. Сегодня, здесь, у нас последний вечер. Завтра, с утра, отправляемся в путь, будем организовывать собственное дальнейшее бытие. А может строить новую жизнь?
  
  
  
  
   Глава 4
  
  
  
  
   Дорогу от Герца к Вене построили, говорят, восемь лет назад. Она и сегодня, по качеству выглядит как Европейский автобан, правда, совсем не широкая, но два грузовика могут разминуться запросто. Автомашины ездили нечасто, каждые пять-семь минут то в одну, то в другую сторону. Не знаю, в чем дело, может быть в отсутствии достаточного количества бензина или дизтоплива, но судя по количеству конских 'яблок', медленный и тихий гужевой транспорт здесь далеко не редкость. Не скажу, что я сильно спешил, но за первый день путешествия мои лошадки обогнали четыре каравана крытых фургонов. Встретил столько же. Так что, дорога была весьма оживленной, но самое интересное то, что я чувствовал приближение людей за пару минут до их прямой видимости. Чувствовал их отношение ко мне: была настороженность, но агрессивности нет, не было. Значит, тот бонус, полученный при прокачке мозгов, после прохождения мембраны явно усилился.
   Марту отправил утренним автобусом, ехать ей всего ничего - два часа. Это мое путешествие продлиться двое суток, хорошо хоть погода стояла солнечная и безветренная, а морозец был не ниже двух градусов. Так что чувствовать себя буду комфортно. Да, тяжело привыкать к неторопливому течению процессов и неспешному образу жизни.
   Слышал, что вот уже несколько лет в центральную часть Вены на лошадках путь заказан, значит, буду останавливаться где-то на окраине. Марте сказал, что бы информацию о себе оставила в бармена таверны, которая находится в порту Северного озера.
   На выезде из Герца, весь народ поголовно вооружался до зубов: карабинами, винтовками, автоматами и пулеметами. Видел даже несколько калашей сотой серии под пятерку, больше всего, что под натовскую. Хотя, много лет на этой дороге никаких эксцессов не было, да и четыре конных патруля курсировали туда-сюда постоянно но, как говориться, береженного и Бог бережет.
   Дорога шла вдоль бурного ручья с обледенелыми берегами, воды которого устремились в Рейн. По пути следования справа, через каждые четыре-пять километров располагались небольшие, на несколько домов, фермерские поселения. В некоторых из них встречались пабы или кофейни. Но полноценный отдых можно было получить в трех поселках на триста-четыреста домов, расположенных в сорока-сорока пяти километрах друг от друга, как раз на расстоянии дневного перехода. Мое движение было гораздо быстрее любой повозки, поэтому, на ночь остановился во втором по счету поселке, на полпути к Вене.
   Лошадей можно пристроить, фактически, у каждого мотеля. Кроме полноценных конюшен для длительного содержания, роль таковых исполняли еще и навесы, крытые и огороженные оцинкованным профилем. На ночь Карата и Ланга ставил в конюшне, а при остановке на роздых и обед, заводил именно под такой вот, огороженный навес.
   Путешествие проходило достаточно спокойно и без происшествий, но нервная система все равно была в напряге, однако, за двое суток стал привыкать к такому состоянию души и тела.
   Вену на горизонте увидел задолго до сумерек. Сначала возникло огромное ледяное, покрытое снегом поле Северного озера, затем, вышка КПП и уходящая вдаль густая сеть ограждения из колючей проволоки. И дома, разные и много.
   Когда подъехал ближе, слева и справа заметил по две башни с торчащими пушечными и пулеметными стволами. Танки были укрыты в специальных рвах. Сам подъезд представлял собой дополнительное оборонительное сооружение и был выполнен в виде ломаной змейки, огороженной с обеих сторон строительными бетонными блоками. Это делало невозможным сквозной и быстрый прорыв противника. У самых ворот под снежными шапками прятались колпаки железобетонных ДОТов, из бойниц которых торчали крупнокалиберные стволы. Да, все серьезно. Как потом стало известно, в городе имеется пять таких сухопутных блок-постов и один речной. Каждый из них охраняет кадрированный пехотный батальон, минометный и танковый взводы. То есть, батальоном там и не пахнет, даже казарма построена только на полноценную роту, но бойцы каждые три месяца проходят ротацию и можно сказать, что в случае нужды, город может оперативно выставить под ружье хорошо подготовленную бригаду. Таких бригад, которые прикрывают подходы к немецко-говорящему анклаву три. Из них только Мюнхенская участвовала в серьезных боевых действиях, восемь лет назад с дикими орками. И то, не долго - так называемая десятидневная война. Однако, войска поддерживаются в тонусе, свою территорию держат под контролем, окружающую местность патрулируют, а прорвавшихся из аномальных зон тварей отстреливают. Ну, и стычки с дикими аборигенами бывают, куда ж без них.
   В город въезжали вместе с повозкой, которую догнал у шлагбаума. Молодой гефрайтер (ефрейтор), одетый в очень приличный зимний бундесверовский комплект, затребовал разрядить автоматическое и длинноствольное оружие и проконтролировал его упаковку в чехлы. В городе таскать не положено.
   Оказывается, нужная мне таверна - это отель 'Таверна', с баром, рестораном, обширной стоянкой для машин и конюшней. Находится в четырех километрах вдоль набережной, по пути к Восточному выезду из города. Поэтому, нацепив чехол с 'немцем' на переднюю луку седла, отправился дальше. Слева находились какие-то портовые постройки, заснеженные пирсы и башенные краны, ожидающие открытия навигации. Справа на небольших участках, огороженных невысоким деревянным штакетником, стояли небольшие одно и двухэтажные домики. Выглядели не шикарно, все же окраина города, но аккуратно.
   Как только въехал во двор гостиницы и спешился, навстречу выскочил парнишка, лет пятнадцати:
   - Господин останется на ночь?
   - Да.
   - Разрешите заняться Вашими лошадьми?
   Отвязал поводья Ланга и передал ему.
   - Вьючной займись, а этот, - погладил голову Карату, - от чужих людей воспринимает только воду и пищу и то, только в помещении конюшни. Во всех остальных случаях, всех проходящих мимо людей и лошадей пытается либо укусить, либо лягнуть копытом. Немного невоспитан, имей это ввиду. Поэтому, показывай дорогу к коновязи, когда устроюсь в гостинице, приду и обихожу его сам. В стойло потом поставим.
   Карата расседлал, снял уздечку, перецепил поводья и привязал. Из вьючных мешков ничего брать не стал, хотя там кроме овса, лошадиных прибамбасов и некоторой одежды, находились и серьезные ценности: прецизионный ствол к 'немцу' и около тысячи штук разных патронов. Помог парнишке отстегнуть мешки, отнести к деннику и зацепить на крюки. Хоть он и говорит, что воры здесь не шарятся, но я больше доверяю Карату, он-то уж точно никого не подпустит, забьет и порвет любого чужого. А вот седельные сумки - опустошил, все вещи вытащил и переложил в рюкзак.
   Мальчишка начал таскать воду лошадям, а я выполнил полсотни приседаний, дабы разработать подвижность суставов и разогнать кровь, затем, закинув рюкзак на плечи и захватив чехол с оружием, направился к парадному входу отеля.
   На ресепшене хозяйничал седовласый худенький портье с выкрашенными в радикально черный цвет усиками под 'фюрера'. Представился и спросил у него:
   - Здесь меня никто не ждет?
   - Да, Вас дожидаются двое молодых людей. Просили сообщить, когда прибудете.
   - Сам сообщу. В каком они номере?
   - В 315-ом. По внутреннему телефону можно набрать 3-15. И еще, вчера звонила девушка по имени Марта, просила позвонить по этому номеру, выход на городскую АТС через девятку, - подал записку, затем, зарегистрировал меня в журнале, содрал двенадцать единиц за одноместный номер с удобствами и десятку за постой, прокорм и чистку двух лошадей. Не стал ему говорить, что одну из них почищу самостоятельно. Мальчик там, вроде бы трудолюбивый, пусть будут чаевые.
   Комната была маленькой, с аскетическим набором мебели: полуторная кровать, стол и стул. В одной половинке стены был встроен одежный шкаф, во второй - дверь вела в туалет-умывальник-душ. Окно выходило во двор. Подошел к шкафу и скинул на пол рюкзак. Вдруг затрезвонил древний телефон, висевший на стенке у входной двери.
   - Да?
   - Хелло! Это ты к Нику Брауну приехал? - в трубке раздался мужской нахальный голос. Ага! Видно, как только я ушел на лестничную площадку, так 'фюрер' сразу же сообщил о моем прибытии. Наверное, денежку отрабатывает.
   - Нет, я не к нему приехал. Простите, не знаю, как вас зовут?
   - Не понял, - сказал тот и отключился, в трубке послышались короткие гудки. Ну и фиг с тобой. Сказал три с половиной слова, а ощущение от общения - неприятное.
   Не откладывая дела в долгий ящик, отправился на конюшню.
   Карат высоко подняв голову вверх, раздувая ноздри выпятил грудь, издавая тихое гигиканье пританцовывал на ногах и косил своим большим лиловым глазом на соседний загон. Что это с ним? А! Рядом вороная кобыла с белыми чулками! Такая себе ничего, кобылка, не знаю, каких она кровей и понимаю в этом мало, но экстерьер неплох. Ого! То, что появилось у Карата между ногами, пританцовывать ему совсем не мешает.
   - Что, Карат, тебе через пару дней только три года будет. Не рано ли на девок потянуло?
   Расстегнул сумку, где хранились средства по уходу за лошадьми и, в первую очередь, приподняв каждую ногу проверил копыта и подковы. Здесь все нормально, ни расчищать, ни поправлять ничего не нужно. Взял скребок... да что это такое? Он весь дрожит и хозяйство не успокаивается, напряжено, как кол.
   - Эй! Парень! - кликнул молодого конюха.
   - Уже вижу, господин. Кобылка 'потекла', сейчас переставлю ее в денник, они оба волнуются, как раз в нормальную половую зрелость вошли, - парень подбежал, отвязал, похлопал ее, погладил, дернул за ухо, - Тоже молодая, года четыре, и не покрывалась ни разу.
   - Тебе знакома эта лошадь? Или хозяина знаешь?
   - Нет, господин, - мальчишка повел переставлять кобылу, а я принялся чистить Карата.
   - И все же, парень, - крикнул громче, - Мне интересно, откуда ты знаешь, про кобылку-то?
   - Даже не знаю, как Вам сказать, господин, - после того, как управился, он подошел ближе, - Я родился недалеко от Вены и сколько лет себя помню, столько в них и понимаю. В животных. Особенно в лошадях. Нет-нет, господин, Вы не подумайте, я не меченый, здесь во многих людей просыпается какой-нибудь дар. Вот и у меня. Могу подойти к лошади, положить руки ей на грудь и увидеть все болячки, если таковые есть.
   - Диагностика, - подсказал ему.
   - Да, диагностика. Так вот, это полукровка, но кобылка хорошая, если бы понесла от Вашего жеребца, то потомство было бы отличным. А еще я с любой лошадью могу договориться, даже с Вашей.
   - Интересно. Тебя как зовут и сколько тебе лет?
   - Иоан. Шестнадцать. Будет.
   - А платят сколько?
   - Пятьсот шестьдесят на двоих, мы здесь вдвоем с братом работаем.
   - С таким даром можно было бы найти и более интересную работу.
   - Многие говорят, господин, что я еще слишком молод для интересной работы. Да и с моим даром... не то, что бы таких людей было много, но они встречаются. Еще амулеты ветеринарные продаются, здесь человеку и дар не совсем нужен. А брат весной хочет с рейдерами уйти, он уже взрослый, ему семнадцать лет исполнилось.
   - Быть рейдером, парень, это сложно, бродить по Дикому полю, с его аномалиями, это опасно. Нужно быть подготовленным человеком.
   - А мы готовимся, господин, физкультурой занимаемся, ежемесячно выделяем по семьдесят пять единиц денег на пятьдесят патронов девятки. У нас два парабеллума и британский Armalon Pistol Carbine под этот патрон, мы тренируемся. Копим брату на лошадь.
   - Шли бы вы на какой-нибудь завод работать. За пару лет стали бы хорошими специалистами, получали бы неплохие деньги.
   - Это так, господин, все нормальные люди так делают. Но нам нельзя, нам нужны деньги, быстро и много. Мама у нас болеет, амулет 'Здоровье' уже не помогает, еще в течение года можно вылечиться у эльфов, но необходимо найти восемьдесят тысяч. Поэтому-то, нужно идти в рейдеры. Я бы тоже пошел, но не возьмут, у меня нет ни оружия, ни лошади.
   - А отец ваш где?
   - Пропал папа, одиннадцать лет назад ушел в поле и не вернулся.
   - Из родни еще есть кто-нибудь?
   - Две сестры старшие, но они уже вышли замуж, даже две племянницы есть. Я уже дядя! - парень выпятил грудь и гордо вздернул подбородок.
   - Да-да, ты уже не мальчик. Бери теперь расческу и иди помогать. Карат! Это Ванька. Сейчас расчешет тебе гриву, - сказал ему по-русски и тот, на удивление, не возражал.
  
  
   * * *
  
  
   Телефон зазвонил повторно, когда раздевшись догола, собрался идти в душ.
   - Да?
   - Ты Пауль Корецки или нет? - услышал голос прежнего абонента, уже на пол тона выше.
   - Представьтесь, пожалуйста.
   - Ганс меня зовут.
   - А фамилия как?
   - А зачем тебе моя фамилия?
   - Ты же мою хочешь узнать, да? Вот и я хочу.
   - Гогенцоллерн! - сказал, как выплюнул.
   - Люди с такой фамилией на Землю-2 не попадают. Однако, ладно, меня зовут Пауль Корецкий, слушаю тебя внимательно.
   - Тогда чего ты гонишь, мы ведь знаем, что ты к Нику Брауну приехал?
   - Еще раз говорю, я не к нему приехал, но встретиться с ним надо. Ты знаешь, где он?
   - Конечно, знаю.
   - Через сорок минут спущусь в холл. Все, до встречи, - повесил трубку и отправился в душ. Все интересней и интересней, но ничего, очная встреча с командой встречающих, ситуацию обязательно прояснит.
   Сначала вымылся под теплыми струями воды, потом, минут десять поиграл контрастным душем и почувствовал себя человеком. Переоделся в чистую одежду, снял трубку телефона, уселся за стол и позвонил Марте.
   О! Боже мой! Какой возвышенный слог! Сколько радости и счастья!
   - Пауль! Пауль! Меня взяли на работу помощником геолога, представляешь?! Семьсот пятьдесят единиц оклада, с перспективой роста, представляешь?! Сначала предложили в лабораторию офис-менеджером, но когда узнали, что умею стрелять, сразу же отправили к начальнику геологической партии. И она меня взяла! Сегодня был первый рабочий день.
   - У тебя начальник - мадам?
   - Да! Такая женщина серьезная и спортивная, похожа на мою тренера по плаванию. И командовать умеет, сразу видно. Но мне она понравилась.
   - Да, девочка моя, руководить партией даже не в Диком поле а, просто, на дикой природе, какая-нибудь мямля не сможет. Ты где поселилась?
   - Дом почти в центре, в десяти минутах ходьбы от офиса. Нет-нет, ты не подумай, я помню о лошадях, здесь по окружной улице, потом, со стороны южных ворот на лошадях можно ездить. Возле этого дома и конюшня предусмотрена, везде очень чисто и симпатично. Квартиры есть и маленькие и побольше. Только я еще окончательно не поселилась, тебя жду. А пока квартирую временно, вот, у одной нашей девочки... Приезжай сюда скорее!
   - Марта, дорогая, я только приехал, устал очень. Завтра с утра нужно будет отправиться дальше, в Монако. За пару дней решу вопросы и потом встретимся.
   - Ууууу...
   - Не укай, я тебе еще надоесть успею, не будешь знать, как от меня отвязаться.
  
  
  
   * * *
  
  
   Выехали в восемь утра, как и договорились. Вьючную лошадь с собой не стал брать, лишь доплатил десятку за двое суток содержания. Ванька сказал, что б не переживал, мол, присмотрят. На Восточных воротах задержались, здесь мы были не единственными, перед нами выехало три машины, но на КПП делалось все быстро. Дождавшись разрешения, вытащили и снарядили оружие, прицел на 'немца' установил коллиматорный. Попрощались с нарядом, и рядовой боец открыл шлагбаум.
   Что собой представляют мои сопровождающие, разобрался еще вчера. Это были два качка, даже верхняя одежда не скрывала размеров прокачанных мышц. Оба светловолосы, голубоглазы, одеты были в черные джинсы и черные свитера, полы которых прикрывали верх тактической кобуры, поэтому, модели пистолетов идентифицировать вчера не сумел. Один был лет двадцати пяти, огромным, под два метра роста с совершенно тупой рожей и тяжелым подбородком. Второй - чуть постарше, немного ниже меня, с небольшим шрамом на щеке и с проблесками интеллекта в глазах.
   Только мельком взглянув на эти физиомордии, сразу же их возненавидел. К мочке левого уха горилообразного была привинчена золотая свастика, во второго - свастика висела на цепочке, в виде серьги.
   С детства во мне воспитывали ненависть к различного рода 'измам', тем более, к фашизму. Многие предки и по линии мамы, и по линии отца, погибли во время оккупации, и на фронтах той страшной войны, развязанной бесноватым Гитлером.
   Взяв себя в руки и не выказывая ни малейшего волнения, присел рядом с ними у барной стойки.
   - Привет. Меня зовут Пауль.
   - Ганс, это я, - сказал тот, который пониже ростом и кивнул на тупорылого, - А он - Мартин.
   - Так это ты везешь посылку нашему Нику? - спросил Мартин низким, грубым голосом и почему-то засмеялся, - Гы-гы-гы.
   Ганс бросил на него короткий взгляд, от чего его рот сразу же захлопнулся.
   - Да, его папаша поручил кое-чего передать, только зачем вам было переться в такую даль, я бы и сам приехал.
   - За городской чертой всякое может случиться. Ник уговорил меня и Мартина встретиться с тобой, говорит, что папаша - человек небедный и мог какие-то ценности передать, а в нашем направлении, недалеко Дикое поле находится, да и обычные бандиты могут разгуливать. Он беспокоится о тебе, - после этих слов Ганс хмыкнул, а горилоподобный загыгыкал.
   - А сам Ник почему не встречает, если беспокоится?
   - Заболел, ангина у него...
   И вот сейчас ехал в сопровождении этих уродов и нисколько не сомневался в их намерениях. Они кидали оценивающие взгляды на моего Карата, мое оружие, на мои вещи, даже на мою обувь! Лично я, как человек, их не интересовал, меня уже не существовало. Я это не просто чувствовал, я это ЗНАЛ. Еще они думают, что Борины, вероятно большие ценности со мной; даже не подозревают, что они давно превращены в деньги. А крупные суммы просто так, перевести с жизняка на жизняк невозможно: только в помещении банка или в присутствии эльфа. Или в магазине, при покупке товара.
   Под Гансом была оседлана та самая вороная кобылка с белыми чулками, и мне частенько приходилось одергивать Карата. Горилообразный Мартин восседал на крепком, крутобоком гнедом мерине. Это была больше вьючная лошадь, чем скаковая, экстерьером похожа на моего Ланга. Конечно, пусть попробует какая-нибудь скаковая, тащить на спине тушу в сто двадцать килограмм. А такой мерин потащит запросто гораздо больше.
   Оружие, которым они были вооружены, сегодня рассмотрел со всем тщанием. Оба имели короткоствольные швейцарские автоматы или, правильнее сказать, штурмовые винтовки SIG SAPR под патрон 7,62*51, когда-то мы такие изучали. Должен признать, оружие очень хорошее, с возможностью ведения эффективного автоматического огня на дистанции до пятисот метров. Прицелы стояли сдвоенные коллиматорно-оптические (3,5х). У Ганса пистолет был тоже швейцарский, о чем свидетельствовала надпись на рукояти - SIG SAUER, несколько позже прочитал маркировку на затворной рамке: Р250. Мартин был обвешан оружием, как новогодняя елка игрушками. Кроме автомата на груди, на правом бедре из кобуры торчала рукоять итальянской Беретты, подмышкой левой руки был закреплен незабвенный Mini UZI бельгийского производства, а за спиной, над правым плечом, выглядывала пистолетная рукоять итальянского дробовика FABARM Compakt, со складывающимся рамочным прикладом.
   Не буду обманывать, все оружие выглядело ухоженным, и одеты оба фашиста были хорошо: в черные зимние комбезы с подогревом и добротные зимние сапоги. На тактических модульных разгрузках с небольшими мародерками на спине, было по четыре кармана с двумя магазинами на двадцать патронов в каждом, у левого плеча - аптечка, а ниже ее - ножны с кехлеровским ножом (у Ганса). Точно такой же нож у Мартина висел на поясе.
   Неплохо вооружены и экипированы господа фашисты. И лошадки хорошие. Гнедой мерин выглядел ничем не хуже моего Ланга, а верховая кобылка, Ванька говорит, стоит не меньше двадцати пяти тысяч.
   Дорога, по которой мы двигались более четырех часов, пустынной не была. Не сказать, что была оживленной, но каждые двадцать-тридцать минут кто-нибудь встречался. Одиночек не видел, разве что недавно прошел одинокий бус, народ, в основном, перемещался группами.
   Ганс все время двигался на два корпуса впереди, а сейчас стал придерживать лошадь и крикнул, показав рукой на протоптанный съезд к реке, которая протекала метрах в ста пятидесяти от дороги:
   - Сворачиваем вон туда, там хороший родник! Перекусить надо, - Фиксатор на кобуре он расстегнул еще две минуты назад, думает, что я не видел. Сзади слева, заторопились копыта мерина, Мартин тоже стал подтягиваться ближе.
   Начинается! Был уверен на сто процентов, именно здесь собираются меня потрошить. Однако, как говаривал наш инструктор по рукопашному бою: Война - херня, главное - маневры.
   На поляне было расставлено с десяток нарезанных пеньков, но Ганс не остановился у, казалось бы, идеального места для отдыха, а направил лошадь дальше, к густому кустарнику и голым деревьям.
   - Там поляна лучше, - сказал он и пристроил свою лошадь справа от моей, - Итак, что там старый пидор этому сцыкуну передал, золото или камни, а? Колись, Корецки.
   Сзади раздался тихий щелчок предохранителя и загыгыкал горилообразный, его мерин шагал на полкорпуса сзади. Я оглянулся и выразительно посмотрел на него, тот держал направленную на меня Беретту и скалил зубы. Мои руки расслаблено лежали на луке седла, левая придерживала уздечку, а ладонь правой - прикоснулась к рукояти Глока.
   - Эй! Ну-ка не балуйся, иначе Мартин сделает в тебе дырочку, преждевременно. А он любитель делать дырочки непослушным мальчикам совсем другим агрегатом, хотя предпочитает девочек. Молоденьких. Правильно, Мартин?
   - Для друга - все, что угодно. Натягиваешь на член, а они визжат, как свиньи недорезанные, - заржал тот с гиканьем, голосом обыкновенного ишака.
   - Да-да, в Мартина есть на что натянуть. Давай-ка, Корецки, подыми ручки, а я возьму твой пистолетик.
   К развитию подобного сценария был готов изначально и ежесекундно, даже в этот миг видел возможность 'сделать' их тремя разными способами, но было еще пара секунд на испытание четвертого, ранее никогда не отрабатываемого но, если мои обретенные способности что-нибудь значат, то этот способ будет наименее рисковый и наиболее безопасен.
   Мне и раньше было известно, что лошадь - это умнейшее животное. У нее сторожевые характеристики - не хуже, чем у подготовленной собаки. А боевая лошадь - это великолепный защитник и решительный воин, она слышит чувства хозяина и понимает его без слов.
   У нас с Каратом сложилось полное взаимопонимание, другой раз даже не могу сообразить, почему он за секунду до соответствующего посыла, переходит на рысь или на галоп. И, например, уздечка нынче стала не средством управления, а декоративным элементом сбруи.
   Последние секунды контрольного времени для принятия решения на исходе. Поднимая руки, вроде бы как, давая возможность противнику разоружить себя, создавал в голове мыслеобраз: Карат кусает кобылу и лупит копытом мерина, Карат кусает кобылу и лупит копытом мерина. Толи он услышал меня, толи выполнил привычное для себя действо, но он вдруг цапнул кобылку за морду в районе храпа и двинул мерина копытом в живот. Кобыла закричала от боли и взвилась на дыбы, а мерин издал короткий хрип и резко присел на задние ноги. Я же, как учил еще совсем недавно Казимир Адамович, удерживаясь ногой на упоре в правое стремя, зацепившись подъемом левой стопы за левое стремя, вырвал пистолеты из обеих кобур, завалился вправо и завис, спрятавшись за корпус Карата. Но, ни одного выстрела не прозвучало.
   Горилообразный растерянно взмахнул руками и сильно натянул поводья. В это время ствол его пистолета смотрел совсем в другую сторону. Попасть в запястья рук с дистанции в полтора метра не составляет никакой сложности: прозвучал сдвоенный выстрел и он, выпустив из рук уздечку и пистолет, свалился с лошади через опущенный круп.
   Шибко сильно вумный Ганс вылетел из седла шокированной лошади и неудачно приземлился, зацепив по пути правым бедром торчащий сук и приложившись затылком о ствол дерева, растущего у самого берега реки, и вырубился. Очень хорошо, тратить лишние полторы единицы денег на успокоение - не довелось.
   Высвободился из стремян и опустился плечами на снег, перекатился и вскочил на ноги. Горилообразного тоже нужно было отключить. Тот лежал на боку, приподнял руки и тонко скулил. Голова его в черной шапочке была так удобно выставлена, словно мяч перед воротами, ничего не оставалось, как подбежать и зафутболить.
   Упрятал Глоки, отстегнул и снял 'немца', чтобы не мешал и быстро занялся бандитами. Поснимал оружие и содрал разгрузку сначала с одного, затем, с другого. Скинул свою мародерку, вытащил пластиковые стяжки для электрических кабелей, которые Славик когда-то подарил и связал обоих фашистов, зафиксировав прямо на снегу, спиной к стволам деревьев. С целью безотказного исполнения песен по заявкам слушателей, обоим развел и привязал к кустам ноги под углом около 90 градусов. Затем, вдумчиво ошмонал карманы и тело каждого. Кроме жизняков и счетчиков, были здесь часы, золотые цепочки, браслеты, кольца и цепочки с разными висюльками, похожими на Вещи (потом посмотрим в каталоге, что это такое) и прочее барахло, типа газовых зажигалок и сигарет. Все это сложил в снятые с бандитов шапочки.
   Есть множество способов проведения экспресс-допросов противника, в свое время данный спецкурс вдолбили нам неплохо. Ранее, к счастью, ни один из них на практике проводить не доводилось. Но, как это часто бывает, что-то всегда приходится делать впервые. Специальных биохимических средств у меня нет, поэтому, придется залазить в дерьмо.
   Вытащил из аптечки нашатырь и дал понюхать Гансу.
   - Петь будешь? - спросил у него, когда его взгляд стал осмысленным.
   - Ты. Бык недоделанный. Ты! Не знаешь, что мы с тобой сделаем, если что с нами случится, тебе - капут! Наши люди про тебя все знают и никогда в покое не оставят! Развязывай! Свинья!
   - Не правильно назвал мое имя, у меня совсем другое призвание души, - сказал тихо и добавил, - Для тебя, тварь, я - Русский Офицер.
   - А! Так ты русский? Русская свинья!
   - Значит, петь не будешь?
   - Пошел ты! Ничего не скажу! Развязывай! - орал он, брызгая слюной.
   - Ну, как хочешь, думаю, минуты на три тебя хватит - вытащил из ножен его собственный кехлеровский нож, осторожно попробовал заточку. Неплохо, не хуже золингеновской бритвы.
   Подошел к Гансу и треснул его кулаком в лоб. Не больно. И пока тот в шоке замер, сделал под правой бровью маленький надрез и капли крови сразу потекли в глаз.
   - Ты что делаешь? - спросил он мгновенно пересохшими губами.
   Отвернулся и обратил внимание на горилообразного, который все активней подавал признаки жизни: извивался и все громче выкрикивал о том, что и чем он скоро разорвет мне пополам. От его утробного рыка мне стало закладывать уши, поэтому, быстро подошел к нему, разрезал ремень и стащил брюки вниз до колен. Надрезал штанины и оторвал два больших лоскута ткани. Один скрутил и затолкал ему в рот, второй кляп - вбил в зубы Гансу. Если не считать звуками мычание, то наступила благостная тишина.
   Вернулся к горилообразному и взмахнул клинком - правое ухо с привинченной к мочке свастикой, отделилось от головы, как кусочек топленого масла. Его красное лицо с выступившими синими прожилками стало резко бледнеть. Ганс, с натекшей в глаз кровью, уже давно побелел. Отрезанное ухо поднял, поднес к глазам обоих и выбросил в полынью, образовавшуюся у берега реки.
   - У тебя, Ганс, отрежу только маленький кусочек мочки, где серьга со свастикой болтается, - и тут же выполнил обещание, дабы не вступало в противоречие мое слово и дело. Показал обоим кусок уха с висюлькой и выбросил туда же, в полынью.
   Сидели они почти напротив друг друга, поэтому, могли наблюдать все мои действия. Разрезал горилообразному трусы и занялся его хозяйством так, что бы Гансу тоже было видно. Я здорово брезгливый, но работа - есть работа. Путо, конечно, у него огромное, хотя от холода и страха втянулось внутрь тела, а наружу торчал только толстый отросток сантиметров пять.
   - В жизни встречаются сексуально неудовлетворенные женщины, имеющие некоторые физиологические отклонения от нормы. Которую из них ты мог бы осчастливить. Да они всю жизнь бы тебя благодарили. А ты что делаешь? Девочек рвешь на куски. Молоденьких. И мальчиков, по заказу своих друзей-фашистов. Нет, Мартин, спасителем вселенной я не нанимался, но позволить продолжение таких развлечений, не имею морального права. Пусть мир очистится, и хотя бы на одного урода станет меньше, - надавил на низ живота, захватил рукой все хозяйство и осек под корень вместе с яйцами. Из раны хлынул фонтан мочи и крови, громкое мычание прервалось, его тело расслабилось, а глаза закатились.
   - Вот, Ганс, - тот вжался спиной и головой в дерево, мычал и с ужасом смотрел широко открытым левым глазом. Сунул ему под нос кусок окровавленного, болтающегося сырого ливера, затем, швырнул туда же, в полынью, - Тебя такими большими кусками резать не буду, только маленькими. Сейчас чикну одно яйцо. Потом второе. Что трясешь головой, будешь петь?
   Ганс часто-часто утвердительно закивал, разбрызгивая стекающую из ран кровь, и я вырвал изо рта кляп. Он начал говорить, боясь остановиться, мне только оставалось этот словесный поток направлять в нужное русло. За последние полтора часа своей жизни он успел поведать все интересное о себе, о всех своих родственниках, дружках и их делах, о закрытой для не арийцев фашиствующей группировке, а так же о лохе и дурачке, но по моему мнению, вполне нормальном, и немного безалаберном парне по имени Николас Браун.
   За все это время нас никто не побеспокоил.
   - Не убивай меня, не убивай. Лично против тебя ничего не имею, и никогда иметь не буду. Вообще, исчезну, спрячусь. Отпусти.
   - А я имею. В той войне, которую когда-то развязали твои идейные вожди, которым ты сегодня кричишь 'Хайль', погибли мои прадедушки и прабабушки. Четверо на фронте и трое в концлагерях.
   - Но с тех пор прошло восемьдесят лет!
   - Это тебе не помешало обозвать меня русской свиньей. Для вас, тварей, нет срока давности. Раньше мне никогда не попадались мрази со свастикой в ушах, и когда вас увидел, был в шоке от короткой памяти здешнего толерантного общества, которое допускает возрождение этого 'изма'- идиотизма, под названием фашизм. Нет. Лично я вам жить не позволю, а всех твоих дружков обязательно выслежу и убью. И это не вопрос бизнеса, это вопрос принципа.
   Стремительное течение неширокой, но глубокой реки, которое намыло у берега полынью, быстро подхватило два трупа, затянуло под лед и понесло вниз, к просторам Рейна. Окровавленный снег собрал лопаткой и выбросил следом, а жизняки, счетчики, часы и другую мелочевку, за исключением ценностей и Вещей, зашвырнул на средину реки, где темнела еще одна промоина.
   Карат изначально не дал лошадям разбрестись. Не знаю, как он там скомандовал по-лошадинному, но они послушно стояли рядом, а сам Карат в стойке легавой собаки, разве что копыто не приподнял, вытянув шею над высоким кустарником, посматривал по сторонам. Не хотелось бы их тащить с собой, но оставлять на пропитание дикому зверью будет неправильно. Думаю, что если даже заинтересованные лица узнают о наличии у меня лошадей своих подельников, предпринять ничего не успеют. Судя по информации Ганса, почти вся часть фашиствующей группировки бандитов, в количестве четырех человек, отправилась в Дикое поле на дело. И только седьмой, то есть, теперь уже пятый, который знал о прибытии Павла Корецкого, остался дома с мальчиком-на-побегушках, по имени Ник Браун. Кстати, сам Ник о том, что к нему едет посылка от отца, которого ненавидит всеми фибрами души, до этой минуты даже не подозревает.
   Собрал трофейное оружие, свернул разгрузки и запихал все в седельные сумки кобылы и мерина. Развернул карту и определился с нынешним местонахождением: до нужного пригородного поселка осталось километров тридцать. Но мы пойдем другим путем, товарищи, как говорил один из главных классиков внеочередного идиотизма. В чистом поле, вроде бы, снег стаял, осталась только тонкая корка примороженного наста, который ноги лошадям не порежет. Вот, перед этим поселком мы и обойдем город вокруг, что бы зайти в пригород по дороге, со стороны Мюнхена. Увязав поводья заводной и вьючной, маленьким караваном тронулся в путь.
  
  
  
  
   Глава 5
  
  
  
  
  
   - Поверь, мое отношение к твоему отцу не намного лучше, а с точки зрения нормального мужчины - похуже твоего, я воспитывался в более консервативной среде.
   Да, интересный он парень, главное редкий. Сегодня, хоть в России, хоть в Америке, найти человека, который обращает внимание на запах денег - очень не просто.
   - У меня нет отца, - Ник минуту помолчал и продолжил, - Когда я был маленьким, ужасно завидовал всем знакомым детям. У них отцы были. Иногда, некоторые родители разводились, но отцы все равно, хоть изредка, но проведывали своих детей. А меня никто никогда не проведывал, да я своего отца и не знал. Мама сказала, что он умер еще до моего рождения, но перед самой операцией, когда ей стало известно, что я подписал контракт с ЭГО, рассказала всю правду. Тогда-то для себя все решил: кем бы он ни был, - он для меня не существует. У меня нет отца, герр Корецки.
   - Пауль. Просто, Пауль. Кстати, вы с ним очень похожи. Постой-постой! - приподнял руку, увидев злость в его глазах, - Не перебивай, имею в виду чисто внешнее сходство - раз; волевые черты характера - два; ослиное упрямство и недоверие - три.
   - Да какие в голубого могут быть волевые черты?!
   - Знаешь, парень, если голубой самостоятельно зарабатывает миллионы, ведет публичный образ жизни и не боится неприятия общества и нашего с тобой осуждения, то этот человек - не сопляк. Как бы мы к нему не относились. А то, что он, в конце концов поверил, что у него есть сын и сделал прямым и главным наследником - Тебя, которого вживую никогда не видел, даже словом по телефону ни разу не обмолвился. К таким поступкам надо относиться с уважением. Да и ты, ради здоровья матери совершил достойный поступок. И еще ваше упрямство, в недоверии и ненависти. Его - двадцать два года назад, и твое - сейчас. Именно в этом вы одинаковы, оба - цвай.
   Ник молча потянулся к бокалу и стал неторопливо потягивать пиво. Парень действительно, был очень похож на своего отца: те же выразительные серые глаза, на достаточно фотогеничном лице, так же чуть выдвинута вперед нижняя губа. Только ростом немного выше и плечи пошире.
   Мой кофе остыл, и пришлось кивнуть официантке, та подала еще одну чашечку.
   - Ник, ты в армии служил? - решил сделать некоторое отступление от основной темы.
   - А зачем тебе это знать?
   - Да вот, думаю, чем себя занять все эти десять лет? - сказал так, для затравки, хотя понимаю, что здесь таких стран, как Германия или Россия, не существует, да и вообще нет никаких государственных образований, но вряд ли бы пошел служить именно в немецкую армию.
   - Служил. Здесь, шесть месяцев. Но попасть туда сложно. Мне сразу же после перехода предложили. Тогда подумалось, что это самый лучший вариант для адаптации. В-общем, не прогадал: рядовому перво-призывнику в
  месяц платили сто единиц денег, хорошо кормили, одевали, даже в комплекте летнего обмундирования ушел на демобилизацию. Унтера гоняли ужасно, но я втянулся, научился нормально стрелять, получил звание обер-гефрайтера и мне даже понравилось. Хотел остаться, но таких желающих, было слишком много, поэтому, выперли в резерв. Если буду жить в анклаве, то следующий трехмесячный призыв обязателен через три года.
   - А с нынешними своими работодателями как познакомился?
   - Да там же, в армии. Последнее время моим командиром отделения был унтер-офицер Ганс Мюллер, который отбывал очередную трехмесячную ротацию. Он-то и пообещал мне и еще одному нашему парню Альберту Штерну по демобилизации подыскать денежную работу. Как я понял, они с командой ходили рейдами в Дикое поле на добычу Вещей, жили неплохо.
   - Ну и что, как там, в Диком поле?
   - В армии через три дня на четвертый, был постоянный наряд на патрулирование и то, не далеко, только по границе Зоны, а здесь - еще ни разу не ходил. Сейчас зима, ходят редко. Как только приехали сюда, так Альберт пошел с командой в поле, попал в аномалию и погиб. Ганс говорит, что тот не послушался, отошел в сторону и все, только куски мяса полетели. Меня обещали взять весной.
   - А сейчас чем занимаешься?
   - А зачем тебе?
   - Да сам работу буду искать, поэтому, интересуюсь, - вот недоверчивый парень, а еще вопросом на вопрос отвечает, настоящий сын своего отца.
   - Помогаю Вили Мюллеру, это брат Ганса, он работает старшим менеджером-распорядителем на стрельбище.
   - А ты, соответственно, младший. Таскаешь мешки, железо, мишени, так?
   - Что-то такое.
   - И сколько платят?
   - Триста пятьдесят. Зато живу во флигеле у дома Вили совершенно бесплатно. Хотя, в виде нагрузки, выходными днями за лошадьми приходиться присматривать, когда у дяди Густава выходной. Это конюх.
   - И верхом умеешь?
   - Да, научился.
   - Женщины в доме есть?
   - Есть, Герда, это старшая сестра Вили и Ганса. Она, кстати, командует рейдерами.
   - И других женщин нет? - Ник отрицательно покачал головой, - А убирает, готовит кто?
   - Тетя Бетти, но она только в рабочие дни до обеда, а в выходные - вообще не приходит. А почему ты спрашиваешь?
   - Да думаю, может быть к вашей команде примкнуть, как ты считаешь? - внимательно уставился ему в глаза, он свои опустил и стал рассматривать полупустую кружку.
   - Нууу, мне кажется, что тебе эта команда не понравится. Да и мне самому, если честно, то не очень... Рассчитывал на одно, а увидел совсем другое, поэтому, уйду от них, но немного позже. Я окончил колледж по специальности 'Гидрогеология и водные ресурсы', нигде толком поработать не успел, хоть профессия там, на Земле, становится очень востребованной, а здесь такие специалисты никому не нужны, и нужны не будут еще лет двести. Вот и стоишь перед выбором, либо идти простым рабочим лопатой ворочать, либо приподняться в Диком поле и замыслить что-нибудь свое.
   - Вот что, Ник. Сейчас расскажу тебе о том, куда отправились Ганс с Мартином, куда на снегоходах укатила Герда с командой и как погиб Альберт, твой товарищ, с которым ты долго делил одну комнату. Но вначале...
   - Но как... откуда..? - он с большим удивлением раскрыл свои выразительные глаза, а челюсть опустил на подбородок. Интересно было 'слышать' его эмоции и меняющееся отношение ко мне.
   - Не перебивай, все расскажу. Но вначале давай решим вопрос с деньгами. Да, бриллианты, которые передал твой отец, обменял на деньги. Конечно, когда вернемся на Землю, никто из нас о жизни здесь помнить ничего не будет. Твои отношения с отцом начнутся с чистого листа, а то, что он лет двадцать еще проживет и тебя дождется, даже не сомневаюсь, денег на эльфов у него хватит. Так вот, я взялся выполнить работу и, как человек слова ее выполню. С тобой или без, пойду в банк и перечислю на твой жизняк 1.107.500 единиц, - после этих слов зрачки его удивленных глаз расширились еще больше, - Именно такая сумма тебе принадлежит. Сейчас не нужно будет думать о хлебе насущном. Сможешь купить приличную машину - кататься по городу, хорошую лошадь - ездить на охоту, лодку с мотором - отдыхать и рыбачить на реке. На срок проживания в девять с лишним лет, тебе останется где-то по восемь тысяч единиц на ежемесячные расходы. Можешь позволить себе хороший номер в столичном отеле, посещение дорогого борделя через день, вкусную натуральную пищу, модную и добротную одежду и обувь. И еще на прочие развлечения останется. Короче, если не вздумаешь поселиться в казино, то все эти годы сможешь вести праздный образ жизни и ничего не делать.
   - Как-то не привык ничего не делать, я так не смогу, - Ник выглядел совершенно растерянным. Все, лед тронулся, как говорил Остап Ибрагимович.
   - Здесь письма. От отца и от мамы, - вытащил из кармана и передал ему пакет.
   Минут двадцать Ник читал письма и еще минут пять молчал. Сейчас его отношение ко мне можно было квалифицировать, как абсолютно доверительное.
   - Я в шоке. Мама нашла себе мужчину, в сорок лет забеременела и сейчас выходит замуж. На, посмотри, - протянул мне карточку. С фото смотрела симпатичная кареглазая шатенка.
   - Твоя мама - красивая женщина, и выглядит много моложе сорока.
   - Да, я в шоке, но рад за нее. И отец...В душе понимаю, что нельзя брать эти деньги, но взять хочется. И мама просит, - Ник опять замолчал минут на пять, выхлебывая остатки пива, - Теперь, Пауль, очень прошу тебя, расскажи, пожалуйста, что там говорил о гибели Альберта? И вообще, откуда ты все это знаешь?
   - Будешь еще? - показал на пустой бокал.
   - Нет, - его ответ мне понравился.
   В пабе было немноголюдно, играла музыка, мы сидели за столом в дальнем углу и тихо разговаривали. Парень мне показался достаточно взрослым, на впечатлительную школьницу не походил, поэтому откровенно поведал о встрече с Гансом и Мартином, о том, зачем они приехали и что с ними случилось. В подробности метода допроса, правда, не вдавался.
   По словам, Ганса, а мне было точно известно, они были правдивыми, Ника, как носителя четвертинки еврейской крови (папа у него - еврей на половинку), точно так же как и Альберта, ожидала судьба 'открывалки'. Такой человек первым входил в подозрительную дверь неразведанных развалин древних, или его туда умышленно вкидывали. Семейство Мюллеров специально подыскивало таких ребят, затем, отправляя на смерть, а фашиствующие дегенераты, кроме полезности мероприятия ловили кейф, получая от убийства унтерменшей несказанное удовольствие.
   Вот и этой осенью, где-то банда подловила из засады возвращавшихся из рейда искателей. Взяли тогда немало ценных Вещей, а в кармане одного из убитых, нашли подробную карту неизвестных ранее развалин городка Ушедших. Они туда успели сходить один раз, перед самыми морозами. Тогда-то, по приказу Герды, и распечатали дверь с аномальным маревом, впихнув туда Альберта.
   В сегодняшнем же случае, семейству Мюллеров бизнес спать не дает. В Монако спрос превысил предложение на курительную травку, пришлось срочно отправляться в предгорье на встречу с кланом орков, которые были здесь главными поставщиками этой самой наркоты.
   - Пауль, то, что они мне ничего не сказали о пакете от отца, допускаю, обычная жадность. Но с Альбертом? Это правда?
   - И с Альбертом, и с планами в отношении тебя. Да, правда.
   - Чудовищно. Когда мы с Гансом приехали сюда, то увидели, что они корчат из себя великих фашистов, но нас не задирали, но и общались нечасто. Лично мое отношение ко всей этой нацистской возне было безразличным с самого детства. И не только мое, помню, и другие мои товарищи, и в школе то же самое. Не думал, что они могут зайти так далеко.
   - Они не зашли, они вернулись. А виновно в этом современное общество потребления, тихо гниющее, безразличное и воспитывающее безразличие.
   - Значит, это правда, - он мотнул головой, словно отгоняя наваждение, и решительно взглянул мне в глаза, - Эту суку Герду, которая перед рейдом в Дикое поле целую неделю трахалась с Альбертом, надо прибить.
   - Нет, Ник. Не прибить, а убить. Всех. Не только потому, что такое понятие, как фашизм, ни во времени, ни в пространстве существовать не должно. В первую очередь, от этого зависит наша жизнь, моя и твоя. Если не мы их, то они нас в живых не оставят точно, с гарантией в сто процентов.
   - Как же быть? Ведь мы... - он пожал плечами, - нас всего лишь двое.
   - Ну и что? А их, всего лишь, один и четыре. Не переживай, пока добирался, пока ошивался у стрельбища, дожидаясь тебя, пока сопровождал полдороги к этому пабу, кое-какие идеи появились. В нашем распоряжении имеются главные преимущества - знания и фактор внезапности, а это определяет исход дела. Наши противники уже мертвы, только, они еще не знают об этом. Итак, ты в команде? В моей команде?
   - В команде. В твоей!
   - Прекрасно. Условие единственное: мы с тобой можем быть даже друзьями, но в деле, мои приказы не обсуждаются, а выполняются беспрекословно и мгновенно. Ясно? - тот утвердительно кивнул, - Просто, Ник, ты слушайся меня и доверяй, тогда все получится нормально. Теперь о наших планах. Сможешь отпроситься с работы завтра в двенадцать часов дня? Можно было бы у твоего шефа вообще не спрашивать разрешения, а ликвидировать и все. Но, думаю, это было бы преждевременно, он в списке должен быть последним.
   - Смогу. У меня подружка есть, в казино работает, она моя партнерша по этому самому делу, все об этом знают. Когда она свободна от смены, я периодически отпрашиваюсь, а Вили хоть и ругается, но отпускает.
   - Тогда к часу дня подойди к Мюнхенскому въезду. Лошадью и оружием обеспечу, ты только теплее оденься.
  
  
  
   * * *
  
  
   Ник оказался парнем неглупым. Пока пробирались в Дикое поле вдоль кустарника, мимо той самой реки (последнее пристанище Ганса и Мартина), которая делала здесь широкую дугу, он рассказывал о своем городе разные интересные вещи.
   Монако находится между двумя большими притоками Рейна, то есть, вдали от Дикого поля, в глубине жилой Зоны, поэтому, как сам город, так и пригород и находящиеся рядом поселки, небыли ограждены совершенно. Впрочем, это не помешало хозяевам усадеб в пригородном секторе выстроить вокруг собственных домов высокие двухметровые заборы.
   Никаких войск и контрольно-пропускных пунктов здесь не было, а полицейские функции исполнял шериф с пятью помощниками. Город был богатым и отдыхали здесь люди небедные, поэтому, хозяева казино, медицинского центра и курорта минеральных вод, которые считались самыми крутыми мафиози анклава, были заинтересованы в идеальном общественном порядке и следили за этим жестко. Но на все прочие дела, которые проходили мимо их бизнес-интересов, им было глубоко наплевать.
   В-общем, твори, что хочешь но, во-первых, все это должно выглядеть внешне пристойно и, во-вторых, не должна пострадать любимая мозоль имущих хозяев жизни.
   А что эльфы? Да ничего эльфы. Мы, люди, для них - букашки обыкновенные, хоть режьте друг друга, хоть застрелитесь. Обратят на тебя внимание только в том случае, если ты можешь предложить что-то ценное, либо хочешь обменять свои деньги на их услуги. А свои услуги они ценят - очень, очень дорого.
   Сегодня спал долго, до девяти часов утра, без каких-либо сновидений. И проснулся бодрым. Это было третье место ночевки в новом мире. Выполнив обязательный гимнастический комплекс прямо в номере, отправился ухаживать за Каратом. Прочих лошадей обиходил местный конюх. Образовалось три часа свободного времени, которое провел за ноутбуком, изучая устройство и ТТХ некоторых видов виденного здесь оружия. Перед самым выездом перекусил в местном ресторанчике. Брюхо не набивал, съел небольшую чашку куриного бульона и маленький кусочек рыбы.
   Ник пришел своевременно. Как только объявился возле мотеля, мы быстро вооружились и сразу же выехали. Одет он был в новенький черный зимний комбез, а когда раскатал на голове шапочку, я не удержался:
   - Слышишь, Ник, ты в этом прикиде очень сильно на Ганса похож. А когда сел на кобылку, то вообще... Да и фигура тоже. Разгрузку и тактический ремень на автомате даже подгонять не пришлось.
   - Знаю, в нас даже размер обуви одинаков.
   - Был одинаков.
   - Да, был. Поэтому-то, когда вернулся с работы, переоделся в этот прикид, как ты говоришь. Это новый комплект из его шкафа, ему больше не понадобиться. А кобылу зовут Ика.
   Вперед выдвинул Карата, а Ник двинулся следом. Поводья мерина подвязали к его седлу. На улице было пасмурно, небольшой мороз, как обычно, не ниже двух градусов, и кружились редкие снежинки. Но с каждым часом нашего движения, снегопад все усиливался, тонкий наст укрывался свежим пушистым покровом. Видимость стала совершенно плохой и если бы не уверенность, что маршрут пролегает вдоль реки, то можно было бы запросто заблудиться. По информации Ганса, в двадцати пяти километрах от города, находится скальный выход на поверхность, осталось еще немного, километров восемь-девять. Нет, это не горы, к ним очень далеко и нам туда не надо, даже не та горная гряда, за которой находятся обширные альпийские луга у Герца. Это обычные нагромождения гранитных скал, мимо которых банда проходит в ту и другую стороны. В принципе, организовать засаду можно было бы и в другом месте, но куда не кинешь взглядом, везде простилается ровная, открытая степь, с пятнами редких низкорослых кустарников. А там, в скалах, есть возможность укрыть лошадей.
   Однако, мы предполагаем, а Бог располагает.
   Вдруг послышался тихий гул моторов, приглушенный снегопадом и атмосферным давлением, а я придержал Карата, быстро перешел с неспешной рыси на шаг, затем, вообще остановился.
   - Что такое? Тпрр Ика, - Ник натянул поводья и удивленно уставился на меня, а когда сам услышал, встрепенулся, - Снегоходы!
   - Да. Наши клиенты толи выехали раньше, толи ехали быстрее. Ник, слазь с лошади. Предохранитель, патрон в патронник, приготовься стрелять, но оружие на них сразу не направляй! Сойдешь пару секунд за Ганса!
   - Не сойду за Ганса. Герда - сильный эмпат, - парень волновался, а когда срывал презерватив с прицела и отстегивал тактический ремень, его руки дрожали.
   - Тогда твои лошади пусть стоят здесь, послужат пару секунд отвлекающим фактором. Вон, болотная кочка справа, падай за ней, и не бойся, веди бой, как учили в армии. И помни, я выбираю наиболее опасные цели и стреляю первым! - справа виднелся густой кустарник, казалось бы, огневая позиция выглядела неплохо, но и противнику стрелять в эту сторону будет удобно, поэтому, развернул Карата левее и рванул метров на тридцать в сторону, приводя 'немца' в боеготовность. Затем, резко остановился у жиденьких кустов и слетел с седла. Звук моторов усиливался, а я стал слышать отрицательные, нет, враждебные эмоции людей. Они знали, что мы здесь. Потянул уздечку вниз и хлопнул Карата по передней ноге, - Ложись!
   Подогнув ноги, словно в Казимира Адамовича на тренировке (даже копыто подворачивать не пришлось), тот улегся в снег на правый бок, буквально за три секунды. Правда, широкая попона сильно задралась. Ничего, потерпи две минуты. И не боись, сегодня ты не будешь моим бруствером. Отбежал еще метров на пять в сторону, скинул автомат и упал за какой-то, обмерзшей сосульками, болотной травой.
   Рельсы Пикатини были голыми, но никаких прицельных приспособлений крепить не стал. Не потому, что не успеваю, ерунда, дело пяти секунд. Просто, для меня на таких дистанциях даже коллиматорный прицел без надобности. Режим стрельбы включил на автомат.
   Эмпат точно есть. Он или она, не важно, но с усилением звука моторов, увеличивалась мощность потока враждебных эмоций. Пытаясь отвлечь от себя внимание, смотрел в ту сторону боковым зрением. Сквозь завесу густого снегопада, стали проступать очертания движущихся почти рядом друг с другом двух снегоходов. Один из них, вырвался немного вперед, а его пассажир УЖЕ приподнял над низко склонившимся к рулю водителем, а пассажир второго НАЧИНАЛ приподымать, - какие-то короткоствольные автоматы или ПП.
   Немедленно направив ствол на передний снегоход, дал маленькое упреждение с проводкой и нажал на спусковой крючок. Пассажира с автоматом достал сразу, но тот, видно, судорожно сжатой кистью тоже успел отправить очередь веером в пространство, высоко над тем местом, где залег Ник, но пули зацепили заднюю лошадь. Та дико закричала и стала заваливаться набок, а кобыла, испугавшись, отпрыгнула в сторону и остановилась, удерживаемая связкой поводьев.
   Рука стрелка ослабла, автомат опустился вниз и, прежде чем
  вывалился в снег, последние пули вошли в затылок водителя, сорвав с него шапку вместе с окровавленной серой массой.
   Все это наблюдал на периферии зрения справа.
   Не отпуская спусковой крючок, сместил ствол на стрелка второго снегохода, ПОЧТИ готового к открытию огня. Почти - потому, что отвлекся на мою огневую позицию и теперь поворачивался ко мне, перенацелив свой ПП. Слишком поздно, в тебя нет вариантов. Мощные пули рванули его тело в районе пояса и бедер, и просто смели с сидения снегохода.
   Второй водитель погиб под перекрестным огнем, Ник тоже успел дать очередь. В этот момент затвор стал на задержку - магазин пуст. Ровно две с половиной секунды ведения огня.
   Первый неуправляемый снегоход прошел по инерции еще метров двадцать и заглох, а второй, который был с прицепом, - широкой дугой двигался вправо, то есть в мою сторону и метрах в десяти остановился, работая на холостом ходу.
   Быстро сменил магазин и привстал на колено, повел стволом над полем боя, осмотрелся.
   - Лежи, Карат. Ник! Ты как?! - пытался перекричать хрип бьющегося в конвульсиях мерина и отрывисто ржущей в страхе кобылы.
   - Ика мне на ногу наступила. В остальном - нормально, - он встал и, прихрамывая, отошел в сторону.
   - Да не в сторону отходи, а от седла поводья отвяжи, - дождавшись, когда кобыла, освободившись от связки, рванула в поле, продолжил, - А теперь, бедную лошадку упокой, незачем ей мучиться.
   Ник прицелился и нажал курок, громко треснула короткая очередь и мерин затих.
   - Карат! Подъем! - крикнул, не отвлекаясь от мест возможной опасности, - Ну-ка беги, притащи сюда самую первую жену своего будущего гарема. Чего стоишь? Кобылу сюда!
   Не знаю, понимает он меня или эта девочка ему понравилась, но он к ней тут же побежал. Все, работаем дальше, встал и осторожно направился к телу первого стрелка.
   - Ник! Я держу ситуацию, а твоя задача - контроль.
   - Да какой контроль, они все трупы, - его лицо под закатанной вверх шапочкой, выглядело бледным.
   - Давай! Давай! В голову. Всем, кроме водителя первого снегохода. Вон, начинай с первого стрелка.
   - Это не стрелок, это Герда.
   - Значит, она у них самый лучший и самый быстрый стрелок, к твоему сведению. Странно, что они так дебильно подставились, наверное, многосуточный переход растряс все мозги.
   - Лучшим у них был Клаус, снайпер.
   - Короче, старший ефрейтор! Не рассуждать! Взял пистолет и сделал контроль. Быстро!
   Ник, став белее мела, вытащил из кобуры задаренный мной трофей - Р250 и, развернувшись, двинулся выполнять приказ. Стрелять издали - это одно, а нажать на курок, в упор глядя противнику в глаза - это совсем другое. И да, приказ. На поле боя нет ни анархии в отношениях, ни базара в обращениях.
   Тело Герды после выстрела в голову вскинулось, значит, была еще жива.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Снег шел не переставая. Вернулись к городу, когда совсем посерело, и вот-вот должна была опуститься темень.
   Ник стал оживать где-то часа через два после боя. А вначале его сильно мутило, раньше он никого никогда не убивал, но парень сдержался, не расклеился. Поэтому, сбором трофеев занялся самостоятельно, ему же поручил с помощью снегохода перетащить убитую лошадь в кусты замерзшего болота и снять сбрую. С горем пополам, ему это удалось. Трупы, освобожденные от всего нужного, погрузили на прицеп, подтащили к быстрой реке и, разыскав недалеко промоину, отправили под лед, в путь к глубокому фарватеру Рейна. Снегоходы топить не стали, раки их не кушают, а экологию загаживать не надо. Нашли у болота неглубокий овраг и там оставили. Надеюсь, пару месяцев, а может быть и лет, сюда никто не заглянет.
   Оружие и все, что было похоже на Вещи, увязали в два мешка, найденные на прицепе. Вероятно, в них и перевозили оружие для орков, предназначенное на обмен за наркоту. Два мешочка с рубленой травкой, нашлись тут же.
   - Это наркотики? - спросил Ник.
   - Да. Что-то похожее на анашу или марихуану, если так будет понятней, - запустил руку в небольшой мешок, перемешивая измельченную сухую зелень.
   - Что мы с ней сделаем, выбросим в воду или здесь оставим?
   - Не то и не другое. Как ты думаешь, сколько все это стоит?
   - Совершенно без понятия. Ты хочешь это продать?
   - Нет, я не идиот. А стоит это по земным меркам, где-то двести пятьдесят тысяч долларов каждый мешок. Думаю, здесь на Земле-2 - не меньше. А доставили фашисты эту наркоту по заказу более высокопоставленного бандита, который и обеспечивал их обменным фондом в виде шмайсеров, винтовок Маузера и разных патронов. И что он предпримет, если не получит свой товар? Правильно, начнет розыск, и рано или поздно, найдет нас. Это и коню понятно. У нас же нет не только крыши, даже маленького прикрытия нет. Пока мы действуем превентивно и, несмотря на то, что всего лишь вдвоем - побеждаем. Но если испортим бизнес этому бонзе, то бараны для заклания будут определены через день-два. И по нашему следу устремиться не два, а двадцать два человека; где бы мы не спрятались, за пару дней найдут и разорвут, как обезьяна газету. Конечно, легко они нас не возьмут, но... выжить шансов не будет.
   - Что же делать?
   - Если за нашей спиной нет пушек, значит, не связываться, а ситуацию - нивелировать. Нужно сначала освоиться и закрепиться в этом мире, а дальше - жизнь покажет. Ну, а травку заберем с собой.
   Итак, в цепи осталось последнее звено и маленький штрих: ликвидация Вили и правильный отход. Только после этого можно будет сказать, что заказ Соломонова выполнен, то есть, Ник не только получит материальное обеспечение, но будет жив и здоров. Только после этого смогу считать, что мой, очень немалый гонорар, отработан полностью. Однако, даже не это самое главное. Главное - МИР избавится от маленькой злокачественной опухоли. Я, конечно, не нанимался лекарем ЕГО, но мне не безразлично будущее ЕГО и будущее будущих моих детей.
   Подъезжая к дому, еще раз обсудили некоторые варианты развития событий.
   Вилли в это время находился, обычно, дома. Проституток тоже никто сюда не водил, ходили в публичный дом. Только Герда имела право трахаться здесь с кем захочет но, опять же, чужих не водила. Деловые партнеры тоже не захаживали, встречались либо в казино, либо в пабе. Поэтому, Вилли должен быть один. Ник говорит, что в последние дни он стал нервным, заметно волнуется. Ясно, почему: Ганс с Мартином задерживаются.
   Вопрос проникновения в дом можно решать многими способами, тем более, что ключ от входной двери имеется, так как обязанностью Ника было вывозить в 'ящик' квартирный мусор и кухонные отходы. Но Ник говорит, что как только кто-то из своих возвращается домой, хоть днем, хоть ночью, то Вилли всегда выходит во двор. Поэтому решил, используя внешнее сходство Ника с Гансом, тем более в темноте, тем более рядом с этой кобылкой, разрешать ситуацию нагло и просто.
   Действительно, в невысоком доме, длинном, как казарма, горел свет. От ворот по неглубокому снегу шли следы. Отпечатки были свежими, видно человек прошел недавно. Скинул автомат и нацепил на луку седла, поводья привязал к седлу кобылки.
   - Будь послушным мальчиком, - шепнул Карату, когда тот возмущенно дернул головой и укоризненно посмотрел на меня. Все же он почувствовал себя вожаком, а здесь привязывают! К кобыле! Показал ему кулак и тихо нырнул в приоткрытую Ником калитку, осторожно, но быстро ступая след в след, взошел на темное крыльцо. Аккуратно вышел из вдавленных в снег отпечатков и прислонился к стене слева; распахнутая дверь хорошо укроет, а благодаря выступающему косяку, в лоб не треснет.
   Отстегнул фиксатор задней кобуры и кивнул заглядывавшему в щель калитки Нику, и тот стал умышленно шуметь. Со скрипом открыл створки ворот, постучал по ним, оббивая снег с сапог. Вдруг в доме свет исчез, а через пару секунд появился снова. Видно, выглядывали на улицу. За дверью послышался стук, щелчок замка и она открылась.
   - Ганс! Наконец-то, почему так долго? А где Мартин? - сначала услышал голос, затем, появилась рука, удерживающая пистолет, но уже опускающаяся вниз. Он был левша.
   Захватываю своей правой его кисть с пистолетом на излом, блокируя спусковой крючок, резко выдергиваю из-за двери и основанием открытой ладони левой руки, с поворотом корпуса, наношу удар в подбородок высунувшейся головы.
   Похоже, Вилли был наименее физически подготовленным фашистом, его шейные позвонки не выдержали и лопнули с хрустом, голова завалилась назад и на место возвращаться не захотела. Подхватил под руки, высвободил пистолет и, прикрываясь телом, через прихожую или сени ввалился в дом.
   - Гранаты! - швырнул его пистолет на пол длинного коридора, выхватил свой Глок и прислушался: в доме было тихо, в коридоре пусто, комнаты закрыты все, кроме одной, самой большой, где горел свет. Замер на целых три минуты, пока не зашел Ник.
   - Ворота закрыл, - сказал, заходя в дверь, и побледнел, глядя на запрокинутую голову некогда живого Вили, потом перевел взгляд на меня и двинулся по коридору, открывая каждую из восьми дверей, - Да нет здесь никого, сюда чужих не приводят, я же говорил. Идем, заберешь своего зверя, я его боюсь вести.
   - Куда его уложить? - кивнул на все еще прижатое к себе тело.
   - Куда хочешь, все равно спать мы здесь не будем, пойдем во флигель. Но вывозить таки придется. Здесь порядок такой: если найден труп, то шериф открывает дело и начинает розыск. А если трупов нет, то и шериф не озлобляется, и дела никакого нет. Мало ли, куда люди уехали.
   - Ясно, - потащил тело в сени и уложил у лестницы, которая вела на чердак.
  
  
   * * *
  
  
   На дорогу, ведущую в Вену, мы вышли задолго до рассвета, отошли километров на двадцать, когда утро только-только начало сереть. Опять же, обходили город через поле, по кругу, выбросив в 'ящик' тушку последнего фашиста, завернутую в ковровое покрытие. Снегопад продолжался до сих пор, ветер завьюжил, а температура немного понизилась.
   По большому счету, при такой погоде надо бы сидеть дома, но нам бы были здесь не рады. Герда с утра не пришла бы на встречу, бонза бы прислал сюда своих людей, которые бы задавали ненужные вопросы. Поэтому, мы бросили оба мешка с травкой, посреди стола в большой комнате, и ушли по-английски. А снегопад нам не помеха, совсем наоборот.
   Первоначально даже не думал забирать всех лошадей, но Ник настоял.
   - Да как ты не понимаешь, они стали бесхозными. Не мы, так кто-нибудь другой заберет. А знаешь, сколько они стоят? Тысяч двести! Верховых - три кобылы и три мерина, можно продать не меньше, чем по двадцать пять тысяч каждого. И четыре вьючных мерина, тысяч по пятнадцать каждый. Да нормальному работнику на одну такую лошадь, не собрать денег и за пять лет!
   - Ладно, уговорил, - действительно, нам за них никто претензий не предъявит. И сейчас, в двух связках шел караван из шести лошадей в каждой. Все были укрыты широкими попонами, дабы не простудились, оседланы и имели полный комплект сбруи. Каждая тащила по два мешка зерна, а вьючные - дополнительно кое-какие вещи.
   Поспать довелось всего-то часа три. Сначала занялись аннексией, так как контрибуцию за подготовку и попытку деяний, несовместимых с моей и Ника жизнью, стребовать было не из кого.
   Из семейного тайника, о местонахождении которого любезно сообщил еще Ганс, извлекли Флягу с Вещами и золотом - монетами и изделиями. Не знаю, сколько денег было на жизняках, навечно пополнивших оборотные средства эльфийского банка, но ценностей за восемь лет, банда награбила немало. Затем, слева направо осмотрели каждую комнату. В результате, нашли шестьсот двадцать золотых евро, около четырех с половиной килограмм различных золотых изделий, кстати, все Земного происхождения.
   Было собрано немало Вещей, несмотря на то, что большинство найденных бандитами самостоятельно и изъятых в убитых и ограбленных рейдеров - сразу же продавались. В число трофеев попали: две Фляги, по семь пластинок на цепочках Мясо и Кость, пять браслетов Здоровье, двадцать одна Сигналка, четыре Глушителя, шесть Накопителей, девять Льдинок, двенадцать Чистильщиков, по пару десятков Игл и Клея.
   Патронов, за исключением снаряженных в магазины трофейного оружия и упакованных в разгрузки, собрано пять тысяч восемьсот двадцать штук разных. И оружие - целая коллекция. Добавилось еще три единицы автоматов SIG SARP под патрон 7,62х51, видно, здесь любят швейцарское; американская крупнокалиберная снайперская винтовка, о которой ранее никогда не слышал - VR1 с двумя сменными стволами и ствольными коробками, на которых было клеймление: .338 Lapua Magnum (8,7x69) и .505 Gibbs (12,7x80), а так же по шесть магазинов под эти патроны; так же, снятый со снайпера непонятный пистолет-пулемет, производства США, с клеймом: TDI Kriss Super V, он оснащался Глоковскими магазинами на 13 и 30 патронов под калибр .45АСР, со снайпера же снял два пистолета Glock, 21-й модели и 30-й, все под этот же, 45-й калибр. Герда воевала пистолетом- пулеметом НК МР-5К-PDW с раскладным пластиковым прикладом и 30-ти патронными магазинами, а также пистолетом Glock-19. Еще были три пистолета: два Вальтера Р99 и один SIG P-250, который ранее принадлежал Вилли, в его же комнате был найден один Mini UZI.
   Сколько за все это можно выручить денег, даже не представляю. Например, найдено одних монет на 248.000 единиц а, скажем, одна фляга стоит 8 тысяч, а вторая - 25. Решили с Ником добраться до Вены, и там продать золото, некоторые Вещи, а так же ненужное оружие, а деньги разделить по справедливости.
   Перед уходом Ник поинтересовался, может ли он рассчитывать на получение двух амулетов 'Здоровье' прямо сейчас? Без лишних разговоров вытащил и отдал ему два браслета. Один из них он вложил в карман передника тети Бетти, а второй - в халат конюха дяди Густава. Нет, все же русской крови в нем гораздо больше.
   Путешествие прошло без эксцессов и поздно вечером мы наслаждались теплом номеров 'Таверны'.
   Снег все сыпал и сыпал, а небольшая метель давно подмела наши следы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Часть третья
   НЕЛЕГКИЙ ПУТЬ
  
  
  
  
   Глава 1
  
  
  
   Весна наступила внезапно. Казалось бы, еще совсем недавно вьюжило нескончаемо валившим снегом, щеки прихватывал слегка разозлившийся морозец, а вчера - выбежал с рассветом на физо, и попал под лучи яркого солнца. К полудню белый снег потемнел, стал рыхлым и влажным, а у отвалов сугробов, образовавшихся от расчищенных дорог, потекли ручьи.
   Весеннее тепло галопом понеслось по долине и стало забираться все выше и выше к предгорью. Очень скоро наполнятся и вспухнут речушки, которые хлынут вниз, ломая и кроша, в одночасье, посеревший лед глубоководного Рейна и Северного озера.
   Прошло семьдесят пять дней, ровно два с половиной месяца моей жизни в этом мире. Насколько были насыщенными событиями первые два месяца, настолько скучно и однообразно проходили последние дни.
   Сегодня проснулся немного раньше, чем обычно, - курносый носик Марты опять уткнулся мне в ухо и очень щекотно сопел. Слегка отклонился и в голове, как всегда по утрам, стали бродить мысли о делах сделанных, и делах предстоящих. Что говорить, сделано немало но, главное, окончательно принял определяющие решения в отношении своего бытия, на ближайшие десять лет.
  
  
   * * *
  
  
   Вернувшись после похода в пригород Монако, я тогда проспал двенадцать часов. Вскочил с-перепугу, и вывалился из номера - там, в конюшне, мой бедный Карат не обихожен! Но, удивительное - рядом: он был вычищен, помыт, расчесан и сыт. Ясное дело, умный жеребчик благосклонно позволил Ваньке за собой поухаживать.
   В комнате отдыха рядом с Ванькой сидел парень постарше. Тот, увидев меня входящего в бытовку, толкнул его локтем, они оба встали и учтиво поздоровались.
   - Разрешите представить, господин, это мой брат Генрих.
   - Можете называть меня Пауль, - доброжелательно улыбнулся обоим, - Что, Иоанн, мой Карат не злобствовал?
   - Нет, герр Пауль, наоборот, вел себя очень спокойно.
   - А скажите мне парни, вам не знакомы торговцы лошадьми? Хочу пяток скаковых и шестерых вьючных продать, - Ник решил кобылу Ику с белыми чулками оставить за собой. От остальных нужно было избавляться.
   - Знакомы, - сказал Генрих, и они посмотрели друг на друга, - Только не надо их сейчас продавать. Все Ваши лошади хорошие, но скупщики не дадут за скаковую - больше пятнадцати тысяч, а за вьючную - больше шести. Весной будут ярмарки, на которые приходят даже испанцы и скандинавы, тогда за них можно взять не меньше двухсот тридцати тысяч за все, а сейчас - тысяч сто двадцать, не больше. Мы уже с Иоанном смотрели.
   - Не больше, - подтвердил и младший брат, - Мы могли бы за ними присмотреть и поухаживать все это время. Поможем переклеймить, и продать поможем. Если Вы их поставите в какую-нибудь другую конюшню.
   - А почему в другую?
   - Мы ищем другую работу, через два дня здесь будут хозяйничать племянники нашего администратора и нас уже предупредили, придется уходить.
   Оказывается, ребятам дают пинок под зад, но они меня заинтересовали, и не только своей подсказкой, которая может принести сто тысяч денег на ровном месте. Во-первых, Ваньку признал Карат, во-вторых, изначально ощутил их расстроенные чувства, но увидел прямоту и искренность характеров, а сейчас надежду, что может быть этот господин даст возможность заработать. А живут они, оказывается, на северо-западной стороне, в трех кварталах от дома, где сейчас обитает Марта, где и сам собирался обитать.
   Прикинув, во что это выльется из расчета даже цен на гостиничной конюшне, и что в результате получу, согласился:
   - Хорошо, ищите аренду места на четырнадцать лошадей.
   - Герр Пауль, мы найдем, - наперебой заверили парни, - Вы не пожалеете.
   Еще вчера сверлила мысль, что скидывать трофеи прямо сейчас, нельзя. Весь хабар разместили в двухсотлитровой Фляге, которую задвинул в седельную сумку. Казалось бы, в такое небольшое, внешне литров на пятнадцать, плоское ведро с крышкой, упряталось все оружие, боеприпасы и другие вещи и Вещи, а вес получился - не более десяти килограмм. Да, Фляга, в отличие от лошадей, кушать не просит. Теперь и проблема лошадей решена.
   Правильно, спешить не будем, о чем и сообщил Нику, продравшему глаза далеко за полдень. Но выделенную ему долю за последнее дело, решил перегнать сразу, что бы парень ничем не был привязан, да и самому не быть обязанным. Ее размер определил в сто пятьдесят тысяч. Конечно, это много меньше моей возможной доли, если трофеи продавать не спеша но, исходя из материального вклада и морально-психологической подготовки каждого, считаю подобный расклад справедливым. Впрочем, Ник и сам был в шоке от подобной суммы, которую даже токарь самой высокой квалификации не сможет отложить и за десять лет ни в том, ни в этом мире.
   Перед походом в ресторан, укомплектовал себя Вещами: на правую руку застегнул браслет Здоровье, на шею одел цепочку с пластинками Мясо и Кость, в карман положил пару Сигналок и Глушитель. Точно такой же комплект отдал Нику. Последний оставшийся браслет Здоровье, а так же Льдинку, Чистильщик и пару Игл и Клея, отложил в подарок Марте, надеюсь, девочка будет довольна.
   Последние два дня питались всухомятку, нормально покушать хотелось ужасно. Поэтому, поданным горячим бульоном и прожаренным бифштексом, наслаждались с удовольствием. Попивая после обеда десертное вино, попытался перегнать деньги Нику обычным способом - с жизняка на жизняк. Но, увы, даже попытка выполнить трансакцию по ста пятидесяти тысячам, не увенчалась успехом.
   Вопрос обязательств перед заказчиком окончательно решился в расположенном рядом отделении банка, где через терминал на счет довольного Николаса Брауна было перечислено с учетом доли хабара, - 1.257.500 единиц. Мы пожали друг другу руки.
   - Пауль, что ты собираешься делать дальше? - спросил Ник, когда вернувшись в отель, поднимались на свой этаж.
   - Ближе к вечеру хочу девочку проведать.
   - О! Так давай вместе сходим.
   - Ник, я иду не в бордель. Девочка - знакомая, портал вместе переходили. Хочу посмотреть, как она устроилась.
   - Это твоя девочка или она свободна?
   - Клеймо на ней не ставил. А если честно, Ник, не могу ответить на твой вопрос. Не знаю.
   - Познакомишь?
   - Познакомлю, почему бы и нет.
   - В-общем, Пауль, я не об этом, - он ввалился следом в дверь моего номера и плюхнулся на единственный стул, - Чем ты собираешься заниматься в будущем? Например, я понимаю в водных ресурсах, мелиорации, умею разыскивать, отводить и подводить воду, строить бассейны и так, в строительстве немного соображаю. Правда, толком поработать не пришлось, но главное - есть деньги, а специалистов можно найти. Давай вместе, организуем строительную фирму, а?
   - Ник, я в этом деле дуб-дубарем, не понимаю совершенно. В армейской службе понимаю, вообще-то я офицер-пограничник.
   - Никогда не слышал о таких войсках.
   - В Европе их давно нет. Это - наподобие подразделений альпийских егерей. Но служба в местной армии меня тоже не прельщает. Впрочем, армией здешние силы самообороны, подразделения которых проходят ротацию через три или шесть месяцев, назвать тоже нельзя. В ресторане слышал разговор, что где-то в какой-то общине есть серьезные войска, во всю воюющие с аборигенами. Но что-то мне не хочется все эти десять лет бродить по миру, продавая свою жизнь и воинское умение, во имя чужих интересов, не моя это родина. Нет, точно как и ты, если потребуется, буду защищать и свой дом, и свой город - хоть от дикарей, хоть от африканских американцев или американских африканцев.
   Посидели немного, помолчали.
   - Но вообще, Ник, в будущем занятие какое-то найду и делать что-то буду, но что именно - пока не знаю. Да и тебе ничего не могу посоветовать. В-принципе, все эти годы ты можешь балдеть и ничего не делать. Ты здесь - миллионер, вернешься на Землю, - и там миллионером будешь.
   - А если я не захочу возвращаться на Землю? - сказал он и опустил голову. На меня вдруг хлынули ощущения человека бескрайне одинокого, никому ненужного. У его мамы начиналась собственная, новая жизнь; отца, несмотря на его миллионы, он терпеть не может; друзья... А есть ли они, настоящие друзья?
   - Тогда не знаю, что сказать, каждый человек сам творец своего счастья, - развел руками.
   Наш разговор ничем серьезным не окончился, подспудно и на меня накатило чувство одиночества. Единственное, договорились далеко друг от друга не разбегаться и поддержать, в случае нужды.
   Ник не знал, что мне точно известно о его чувствах, возникших от ощущения наполненного денежного жизняка, и сумбур в мыслях от свалившихся, ранее нереальных материальных возможностей и перспектив. Что ж, это дело совсем молодому парню нужно переспать. Лишь бы его не захлестнула эйфория могущества и вседозволенности, как это часто бывает ТАМ, в среде отпрысков новоявленных 'князьев' с депутатскими значками.
   Выпроводив Ника, принялся за оружие. Вчера лень-тоска заела, забравшись в номер и отогревшись под теплым душем, свалился спать без задних ног.
   Сейчас, вытащил из шкафа Флягу и приступил к делу. Кроме своего 'немца', тщательно почистил побывавшего в деле трофейного МР-5. Остальное оружие выглядело ухоженным но, все равно, каждому стволу сделал неполную разборку и вытер промасленной ветошью.
   Руки не дошли, только разобраться с конструкцией самозарядной крупнокалиберной снайперской винтовки с двумя сменными стволами, и неизвестным американским ПП, сорок пятого калибра. Не успел, так как раздался телефонный звонок, и на другом конце провода находилась Марта.
   Державшая в своих лапах последние несколько часов, душевная тревога от чувства одиночества, мысли о родителях, которых больше никогда не увижу, - вдруг отступили. Приятный, волнующий и ждущий голос, разрядил напряжение.
   Странно. Там, на Земле, ко всем женщинам, за редким исключением, относился строго по этикету, ровно и уважительно, а к знакомым - по-дружески предупредительно, несмотря на целенаправленную привлекательность отдельных охотниц. Ни на одну из них не западал, теряя голову. Даже все мои партнерши, с которыми был в длительных близких и нежных отношениях, не смогли бы меня подвигнуть на безрассудные действия и неуемные желания.
   Марта. Почему же так не по-детски меня потянуло к ней? Даже не желание секса, то есть, не столько желание секса, сколько захотелось просто побыть рядом. Любовь? Нет-нет, никакая это не любовь, и времени не было полюбить, тем более, она не в моем вкусе. Мне всегда нравились высокие, стройные блондинки, с роскошными длинными волосами и голубыми глазами. И постоянные партнерши мои так выглядят, то есть, выглядели до того самого дня, случая со злополучным башенным краном. И жена моя будущая где-то такой же будет, наверное. А Марта что? Пигалица, кнопка малая, тем более шатенка коротко стриженная. Но, личико чертовски симпатично, и фигурка привлекательна и интересна. И душа у нее открытая, не гнилая.
   Да-да, надо срочно проведать, девочка обижается, что до сих пор не приехал.
   Оперативно собрался, захватил подарки и пошел седлать Карата. В конюшне увидел обоих парней.
   - Ребята, кто хочет на лошадке прогуляться?
   - Я! Я! - выкрикнули почти одновременно.
   - Ладно, лошадей выезжать будете по очереди, а сейчас, Генрих, седлай любую, кроме Ики, это которая с белыми чулками. Покажешь дорогу? - назвал адрес Марты.
   - О! Там, рядом конюшня, в ней можно договориться за место, - парень был доволен, чуть ли не прыгал от радости. Видно, своих лошадей нет, а чужих выезжали редко.
   - Вот этим и займешься.
  
  
  
   * * *
  
  
  
  
   Эту однокомнатную квартиру - 'студио', в том же трехэтажном доме Марта сняла вместе с мебелью, за собственные деньги с самого начала, на следующий день после нашей встречи. Спальный микрорайон был аккуратным и чистым. Выложенные плиткой тротуары и асфальтированные улицы регулярно расчищались от снега и подметались, а центральные аллеи были засыпаны огромными снежными сугробами, из-под которых торчали ветви множества деревьев и декоративного кустарника. В-общем, неплохое место.
   Сама по себе планировка, типа 'студио', мне никогда не нравилась, привык, что кухня, комнаты и спальни, - должны быть отдельно. Но ничего, на первое время сойдет.
   Честно говоря, Марту первоначально побаивался, ее эльфийская метка контрацепции, в виде родинки на внутренней части бедра, еле просматривалась и могла исчезнуть в любой момент.
   Блокировка детородной функции сроком на год, является не только безвредной, но и лечебной. Это - одна из главнейших статей дохода корпорации ЭГО как там, на Земле, так и здесь. Пользуются подобной услугой, стоимостью в сто баксов, половина женщин планеты. Можно только представить, какие это сумасшедшие деньги, но не в этом суть. Главное, что если его не продлить, то первый правильный по времени половой контакт приведет к стопроцентной беременности.
   Марта, каким-то женским чутьем разоблачила мои страхи и заверила, что можно не бояться еще целых полгода.
   - Если будет ребеночек, вернуться домой не смогу, я его не брошу. А вернуться, ужасно хотелось бы, - тихо откровенничала, крепко обняв и удобно положив голову мне на плечо, - А сейчас все время думаю о тебе, постоянно хочу тебя видеть. Ежедневно и ежечасно, понимаешь?
   - Не хочу тебя обманывать, не знаю. Мне кажется, что подобные ощущения и желания - не долговечны и вскоре все пройдет.
   - Это не ощущения, а чувства, - приподняла голову с плеча и заглянула мне в глаза, - Такие же чувства я испытываю к маме, они же не прошли? По отношению к тебе немного иначе, но тоже не пройдут, - она опять удобно устроила голову и продолжила, - Мне через пять лет разрешат вернуться домой, и я не знаю, как смогу жить без тебя.
   - Не переживай, все будет нормально. Все, кто возвращается на Землю, об этой жизни совершенно ничего не помнят.
   - Мне даже думать не хочется, что я - уеду, а ты - здесь останешься, - слегка царапнула мне грудь коротко подстриженными, но аккуратно ухоженными когтями, - Ты холодный эгоист!
   - Эй-эй! Котенок! Не царапайся, больно ведь, - повернулся и подгреб ее под себя, - Нравишься ты мне, нравишься. Очень! И тянет меня к тебе...
   - Что-то не чувствую, нет у тебя никакого желания..., - начала недовольно, но не позволил ей продолжать, и запечатал рот своим поцелуем. Стал нежно гладить бархатистую кожу подрагивающих впадинок и напряженных выпуклостей изгибающегося тела.
   'Милая, хорошая девочка' - тихо проговаривал, лаская шею, плечи, грудь, живот. Затем, устроившись между ног, аккуратно раздвинул тоненькие и мягкие лепестки влажной орхидеи, и медленно проник в нее, стараясь матку не давить, а только слегка прикасаться. Сладострастные ощущения побежали по всему телу и стали скапливаться внизу живота. С каждым моим движением они усиливались, превращаясь в огромный, бушующий шар.
   - Чувствуешь, какое у меня желание? И как его затягивает? - спросил, целуя глаза и курносый носик.
   - О! Какое оно большое, твое желание, - с удовлетворением прошептала и начала наращивать темп своими движениями навстречу. Совсем скоро ее дыхание стало тяжелым и прерывистым, дрожащее тело напряглось, ноги крепко обвили мою спину. В момент ее протяжного и хриплого стона, перестал сдерживаться и отпустил скопившийся сладострастный огонь в свободный полет, что бы наша страсть взорвалась и расплескалась одновременно.
   В тот день у Марты был выходной, и мы еще долго валялись в постели, лаская друг друга. Но вскоре крепко проголодались и она, приняв душ, убежала что-то там готовить.
   Из моей головы все никак не уходили ее слова. А может быть чувства? С другой стороны, почему бы эти годы нам не провести вместе?
   Несколько дней назад у меня возникали немного другие мысли. Глаз запал на одну красивую военнослужащую подругу но, быстро разобравшись, благодаря своим эмпатическим способностям, в состоянии ее внутреннего мира, вовремя спрыгнул, не дал ходу чувствам. А с Мартой мне хорошо. И ей тоже, видно, неплохо. Может быть, не стоит искать суперкоролеву? Тем более, что Марта - девочка тоже хорошенькая, и не только телом, но и душой.
   Деньги у меня есть, по местным меркам являюсь человеком очень небедным. Беречь их незачем, ведь забрать с собой не смогу; у меня контракт не на работу, а на отработку, так что вернусь с пустыми карманами, хоть и не на пустое место: дом родителей останется за мной.
   Квартиру эту надо срочно сменить, хотя бы на двушку, с отдельной спальней; здесь не только слышу, но и носом чую, как все жарится и парится. А лучше всего купить. А еще лучше - купить не квартиру, а дом у реки, с конюшней, гаражом для джипа и моторной лодкой, да и жить в свое удовольствие. А чтобы не зарасти мхом от безделия, работенку какую-нибудь стоит подыскать. Вообще-то, в муниципалитете озвучивал план по организации чего-нибудь, типа охранно-детективного агентства.
   Для себя решил окончательно: девочка пусть будет со мной, буду всячески помогать и никому в обиду не дам. Через пять лет ей исполнится двадцать шесть, вернется на Землю - вся жизнь впереди. Это мне через десять лет будет ой-ой-ой! Папа женился, когда ему было за тридцать, а я, вероятней всего, перещеголяю. Наверное. Если когда-нибудь надумаю жениться.
  
  
  
   * * *
  
  
  
   Не все так просто. Оказывается, в Вене бродяг не привечают. Да-да, именно так будут квалифицировать мою личность, по истечению месяца пребывания в любом городе анклава.
   Обустройство города, охрана порядка и защита от внешних посягательств, требует наличия адекватных граждан, которые посильным трудом участвуют в его жизни, а так же, регулярно отстегивают в бюджет десятину от любых доходов. В-принципе, это требование справедливо, однако, обязательная служба для всех мужчин в вооруженных силах самообороны, что-то не прельщает, о чем и высказался седоватому и полноватому клерку, муниципальному служащему, который вел прием новичков.
   - А как вы думали? - эмоционально сказал он, - Ваш сосед, в случае набега дикарей, пойдет вас защищать, а вы отсидитесь дома? Вы что, приравнены к детям? Уважаемый! Любые свои порядки вводите в собственном доме, только этот дом будет там, - махнул он куда-то рукой, - За чертой города.
   - Не переживайте, в подобной ситуации за спиной соседа прятаться не буду.
   - Вот! А я о чем говорю? Но, в любом деле должна быть дисциплина и порядок. Полтора месяца поживете в казарме, побегаете, вас научат стрелять, ведению современного боя, определят место в строю, а по окончанию выдадут жетон. И только после этого сможете и дом купить, и лицензию на охранную деятельность получить. Да, во всем должен быть порядок. Между прочим, я тоже резервист, - он задрал подбородок вверх и выпятил живот колесом, - Сейчас вы разговариваете с фельдфебелем, заместителем командира роты Резерва по хозяйственной части.
   - Очень приятно, - прикинулся валенком и учтиво ему поклонился.
   - Сразу видно, в армии не служили, если бы служили, то попали бы только на недельные сборы. Так вот, молодой человек, город заинтересован, что бы вы стали нашим гражданином, поэтому, настоятельно рекомендую посетить левое крыло здания администрации. Там находится комендатура военного округа и объединенный штаб.
   Делать нечего, пойду топтать очередную бюрократическую ступеньку. Учить воевать меня не надо, документы об окончании института погранвойск и военный билет - при себе, может быть, запишут в какое-нибудь ополчение, на этом и все.
   Одиночки долго не живут, надо на срок пребывания здесь, врастать в то общество, которое есть. А чего? Город - симпатичный. Период освоения, когда строили деревянные бараки и ногами месили грязь, давно прошел.
   Высотных домов, правда, нет, и ничего выше трех этажей не встречал, но все здания построены из современных материалов: качественный кирпич, окна - стеклопакеты, кровля - из металлочерепицы. Чистые, даже зимой, улицы и тротуары, развитая торгово-развлекательная сфера. Даже юго-восточные кварталы у порта, где обитают низы, выглядит вполне прилично. Можно жить, а десять лет пролетят незаметно.
   Помощник дежурного по комендатуре, какой-то унтер, сопроводил меня на второй этаж и указал дверь, в которую нужно заходить. Там торчали три человека, но тот, который сидел за дверью, никого долго не держал, так что, моя очередь подошла минут через десять.
   - Разрешите войти? - за столом сидел худощавый майор, неопределенного возраста, но не старше сорока лет. Выправкой, взглядом и еще чем-то неуловимым, был очень похож на нашего особиста, из той жизни. Чисто автоматически и сам подтянулся, строевым шагом, конечно, не печатал, но к столу в развалку тоже не подходил, - Герр майор, Пауль Корецкий, представляюсь по случаю постановки на воинский учет.
   - Звание и род войск, почему опустили?
   - Виноват, герр майор. Гауптман пограничных войск в отставке.
   - Вы были кадровым военным?
   - Так точно.
   - Документы какие-нибудь, есть при себе?
   Вытащил пакетик, завернутый в файлик, и положил на стол.
   - Отлично, отлично, - внимательно читая каждую страничку, приговаривал он, затем встал из-за стола, представился, коротко кивнул и заговорил по-русски, - Майор Фриц Здунек. Присаживайтесь на стул, господин капитан. Обязан уведомить, что если вы захотите жить за чертой города, вам совсем не обязательно становиться на учет.
   - Хочу жить в Вене, господин майор.
   - Очень хорошо, нам такие специалисты нужны. Скажите, Алоиз Корецки, не ваш родственник?
   - Никогда о таком не слышал, господин майор.
   - Редкая фамилия, поэтому и спросил, - он уселся на место и побарабанил пальцами по столу, - С Алоизом мы учились вместе в академии, затем, служили в одном полку. Он остался служить там, в той Вене, а я, ради здоровья дочери, вышел в отставку и оказался здесь.
   - Мне кажется, это совсем другая ветвь Корецких, господин майор. Наш род разделился еще в древности: одна ветвь, вместе с частью Галиции, отошла к Польше и Австро-Венгерской империи, а вторая - к Российской. Мой род - из Российской.
   Минут десять мы говорили на разные отвлеченные темы. Информация, которой мы обменивались, ни для одной из сторон никакой секретности не представляла, но меня не покидало ощущение, что нас кто-то подслушивает или за нами подсматривают. Майор рассказал, что армия анклава состоит из небольших кадрированных частей, которые в случае военных действий можно развернуть в три броне-пехотные (именно такое название) бригады. В-принципе, все штатные должности по старшим, младшим и унтер-офицерам давно заполнены. Беда в том, что в войсках очень мало современных профессионалов, имеющих опыт боевых действий той Земли. А таковой у меня был.
   Вдруг, раздался телефонный звонок, майор молча послушал и положил трубку. Затем, посмотрел на меня и нежданно-негаданно предложил поступить на службу в вооруженные силы самообороны с сохранением звания гауптман; интересную должность подберут.
   Меня ужасно тянуло в армейскую среду, но переступить через некоторые принципы, совсем не хотел:
   - Благодарю. На ближайшие десять лет, не вижу для себя перспективы в карьере военного.
   Неожиданно сильно разболелась голова, она начала слегка побаливать, еще раньше, как только вошел в кабинет. И вдруг понял, что майор - человек очень не простой, сильный психолог-телепат, который сейчас пытается забраться глубоко под подкорку моего мозга.
   Черт побери, он давно ковыряется в моей башке! Так, немедленно расслабиться, выкинуть все мысли и представить между нами каменную стену. Буквально через секунду боль схлынула, и в голове стало ясно. А направленное пси-воздействие откатилось от воображаемой стены и жахнуло по майору. Он побледнел и откинулся на спинку кресла, с висков потекли струйки пота.
   - Все! Все! - он поднял руку вверх, - Вы нам подходите, даже более, чем подходите. Но вы имеете о нашей армии ложные предубеждения, поймите, - это не вермахт. У нас кроме германцев, служат австрийцы, швейцарцы, венгры, чехи, русские, украинцы, белорусы, евреи и другие, всех не упомнишь. И здесь, в нашем анклаве, нации, как таковые, мы совершенно не разделяем на хорошие или плохие, мы все одинаковы.
   Опять зазвенел телефон, майор послушал трубку буквально две секунды, положил и поднялся:
   - Нас требует к себе начальник объединенного штаба, генерал Функ.
   - И меня? Но, откуда он обо мне узнал? - честно говоря, был удивлен. И, только много позже, через пару лет, когда наши отношения с Фрицем Здунеком переросли в дружеские, он намекнул, что переговорная комната, в которой принимают посетителей, напичкана разной аппаратурой. Информацию о переговорах, его шеф может снимать в любое время, тем более, что Фриц послал маяк о присутствии интересного посетителя.
   Коридоры были пустынны, не хлопали двери, и не было беготни, которую помнил по посещению своего штаба там, на Земле. Как потом выяснил, весь списочный состав штабных служащих состоял из восемнадцати человек, вместе с штабс-унтер-офицером, секретарем главного шефа. Кстати, очень симпатичная особа, вся в моем вкусе и, как потом выяснил, занята, сразу двумя мужчинами одновременно. Правда, небольшая золотая безделушка, однажды, соблазнила и на третьего. Но чудо не произошло, не завлекла, оказалась самым обыкновенным секс-станком, с меркантильными интересами.
   Начальником штаба был высокий, седовласый мужчина с аристократическим лицом, лет за пятьдесят, но скроенный крепко, одет в мундир темно-зеленого цвета и погонами генерал-лейтенанта на плечах. После представления майора, он ознакомился с моими документами и предложил обоим присесть.
   - Пауль Корецки, - он внимательно посмотрел на меня строгими, слегка навыкате глазами, - Вам известно, что Земля-2 обладает высокой степенью агрессивности, поэтому, наша армия призвана защищать территории анклава и граждан сообщества от возможной угрозы внешнего вторжения диких аборигенов, разных бандитствующих группировок, тварей-мутантов и прочей хищной фауны. Раньше таких бродило по этим территориям больше, чем достаточно, но мы их повыбили, правда, не всех, разной мелкой мрази осталось еще много. Однако, если мы хоть где-то дадим слабину, нас опять начнут испытывать на прочность.
   Он встал из-за стола, и мы тоже подхватились.
   - Сидите, - взмахнул руками, заложил их за спину и стал ходить по кабине взад-вперед, - Армия, Корецки, не является государственной структурой, собственно, на Земле-2 и государств никаких не существует. У нас даже главнокомандующего нет, в нем просто нет необходимости. Бригады работают по своим направлениям, а штаб всего лишь определяет, увязывает и координирует некоторые процессы.
   - Анклавы этнических объединений, типа нашего, раскиданы по планете за тысячи километров друг от друга. Взаимных претензий у нас нет и нам делить нечего. Это к тому, Корецки, что ни со славянами, ни с испанцами нам воевать незачем. И еще, военнослужащих мы не делим по национальным признакам на германцев, русских или швейцарцев. Любой, замеченный в религиозной или националистической неприязни, у нас даже капралом не станет. (Генерал ошибается, по крайней мере, одного фашиствующего унтер-офицера, доводилось встречать.)
   - Большая честь, Корецки, служить в нашей армии, - он остановился напротив меня, и я встал по стойке 'смирно', - Мы подтвердим ваше звание гауптмана и предлагаем поступить на службу в наши вооруженные силы. Служить будете здесь же, при штабе, обещаю серьезный карьерный рост.
   - Герр генерал, это слишком большая честь для меня. План моего десятилетнего пребывания здесь, уже составлен, служба в армии там не предусмотрена. Прошу простить, герр генерал, но поменять свое решение не могу. Если доверите, в случае нападения агрессора, готов командовать мотострелковым отделением, взводом, ротой, батальоном или разведподразделением любого состава. Готов стать в строй рядовым бойцом.
   - Вы не понимаете, Корецки, какие перспективы открываются перед офицером. Начиная с того, что вы получите очень высокое денежное и вещевое довольствие, станете своим в высшем обществе города и, заканчивая значительными налоговыми льготами, - он замолчал на минуту и уставился мне в переносицу.
   Солдату перебивать генерала не положено, поэтому, молча стоял и слушал. Понимаю, по большому счету он прав, это совсем другой мир, здесь совсем другие люди, которые попали на эту планету не от хорошей жизни. А что человек хочет получить от этой самой жизни? Конечно, здоровье, счастье и успех. Значит, от подобного предложения любой другой вряд ли бы отказывался. Да я бы и сам сейчас, после некоторых разъяснений, не отказался, если бы грудь не грел жизняк, стоимостью чуть больше миллиона. Кроме того, работая в агентстве Шахова, привык к определенному уровню свободы выбора и самостоятельности в действиях. Да и подспудно, не хотелось служить в этой армии, и все!
   Не дождавшись моей реакции, генерал спросил:
   - Вы хотите жить в Вене?
   - Так точно, герр генерал.
   - Прочтите это, - он подошел к столу и подвинул ко мне стандартный листик с каким-то текстом.
   Крупным шрифтом выделялось верхнее слово 'Клятва'. Далее шли слова, под каждым из которых подписался бы любой нормальный мужчина. Речь шла об обязательствах по защите общества от внешнего агрессора, об воинском долге, чести солдата, исполнении приказов, а также ответственности за предательство и нарушение клятвы. Ни о каком государстве, нации и народности речи не было, и слава Богу: никакое государство не защищал бы, кроме своей Родины.
   Вытащил из кармана ручку, вписал в свободные графы имя, фамилию и поставил подпись.
   - Хорошо, герр ГАУПТМАН, звание вам подтверждаем и даем полную свободу, - генерал уселся за стол и что-то стал писать на листочке, затем, продолжил, - Сроком, на одиннадцать месяцев в году. Свободы! Но один месяц, вы будете работать здесь, на армию и общество в котором живете, - постучал пальцем по столу, - Ясно?
   - Герр генерал, насколько мне известно, резервистов призывают один раз в три или пять лет?
   - Вы - не все, - он повернулся к боковому столику и нажал кнопку коммутатора, дождавшись от секретаря: 'Слушаю, мой генерал', велел ей войти.
   Наверное, такой полустроевой, полуженской походке научиться сложно. Ее форменный мундир с юбкой до колен, изящно подчеркивал все изгибы тела. Захватывало даже то, как она приставила начищенные сапожки, щелкнув каблуками и выдвинув вперед красивую грудь, держа в руках блокнот и ручку. Именно в тот миг она меня заинтересовала, как женщина. Захотелось ею обладать, ради нее делать какие-нибудь глупости. Да, должен отметить, что заинтересовать мужчину и запудрить ему мозги, она умела. Помню, уловил короткую ухмылку майора, но ее суть постиг несколько позже: ваш покорный слуга сам подсел на сиейный крючок. Слава Богу, что ненадолго, по всем делам разобрался быстро, после первого же перепихона (именно так, иначе просто назвать нельзя).
   - Кхе-кхе, - закашлялся генерал, - Пишите, Эльза. Гауптман Пауль Питер Корецки, зачислен в штат резерва Объединенного штаба, в отдел майора Здунека на должность командира группы егерей. Скажите, пусть изготовят жетон. Необходимо дать соответствующее объявление в газету 'Венский вестник'. Заявку на льготы в мэрию оформить, как на кадрового офицера. И включите в список для регулярного оформления приглашений на все неофициальные приемы и официальные рауты, в которых участвуют офицеры нашего штаба. И ... все. Кхе-кхе. Ясно?
   - Яволь, мой генерал, - глядя преданными глазами, отчеканила штабс-унтер-офицер.
   - Идите, - смотрел ей в след, пока не закрылась дверь в приемную, затем, обратился к майору, - Фриц, организуй прибытие двух десятков резервистов из своего списка. С понедельника, и на полтора месяца. А вы, гауптман, дайте предложение по вооружению, оснащению и технике. Ясно?
   - Так точно.
   - И, Фриц, выдай Паулю диск с уставами, пусть ...вспомнит некоторые моменты.
  
  
  
  
   Глава 2
  
  
  
  
   Майор Здунек, который в объединенном штабе был единственным офицером, курирующим вопросы разведки, был очень доволен моим назначением. Теперь же, в случае боевых действий, он будет оперировать не только разведданными бригад, но и сможет организовать собственные рейды.
   - Герр майор, а что мне с ними делать, с бойцами?
   - Как что? А что вы делали, будучи командиром погранподразделения? Для начала, делайте тоже самое. Заказ на все необходимое подавайте под эти же задачи.
   Пока готовили списки резервистов и их вызов на сборы, у меня было пять свободных дней. Не мудрствуя долго, заявил своим будущим бойцам по два комплекта зимнего бундесверовского обмундирования (один комплект Здунек-жлоб вычеркнул, так как после сборов они его не возвращают), по три комплекта нательного белья и сапоги. Все это они получат по прибытию.
   Оружие отбирал лично на складе Венской бригады. Автоматическое стрелковое, брал под триста восьмой калибр: семнадцать штурмовых винтовок НК-417, точно таких, как у меня, плюс гранатометы, и два пулемета: НК-11, с укороченным стволом, оптикой и барабанными магазинами на восемьдесят патронов. Эта модель мне больше всего понравилась. Снайперские винтовки специально брал самозарядные, одну - FN SCAR, с длинным прецезионным стволом, вторую - крупнокалиберную, американскую BARRETT ХМ-550. По пистолетам тоже ничего не выдумывал, отложил девятнадцать единиц Глок-17 и две - автоматические Глок-18, с магазинами на тридцать один патрон для вооружения снайперов.
   Там же на складе, наложил лапу на четыре шведских снегохода, типа маленького крытого броневика на шесть бойцов, и автоматическим крупнокалиберным пулеметом на крыше с электронным управлением из салона. Широкое лобовое стекло из четырех секций, давало хороший обзор, и тоже было бронировано. Хотя, говорят, бронебойную пулю Лапуа-Магнум, совершенно не держит.
   Описываю так подробно, потому, что все это, хоть и будет использоваться редко, но останется за моим подразделением на все ближайшие годы. Сборы егерей решили проводить раз в год для каждой бригады отдельно и только в зимнее время. Летние сборы будут проводиться один раз каждый четвертый год.
   И боеприпасы, конечно, тоже набрал. Выстрелов дали всего по три десятка на брата, а по патронам, только на снайперские установили определенные ограничения, остальные же, на удивление, не пожадничали. Полтора месяца постреляем нормально.
   Командование дало добро, что в казарме жить не буду, а как и все офицеры - дома. Дождавшись Марту с работы, пошли смотреть двухкомнатную меблированную квартиру, которую решили снять на полгода. Договорились этим летом присмотреть и выкупить частный домик, это будет в перерасчете на десять лет аренды, не намного дороже.
   Квартира была в этом же доме, в соседнем парадном, на третьем этаже. Большая комната здесь тоже была совмещена, через барную стойку с кухней, но спальня - отдельно. Мебель была стандартной, местного производства. Впрочем, ничего дополнительно покупать не планировали, за исключением домашнего кинотеатра, комплектов различной посуды и хорошей кофеварки.
   Ник, который, от нечего делать, торчал у нас целыми днями, решил переоформить договор аренды однокомнатной квартиры с Марты на себя, и перебраться с отеля, поближе к нам. Тем более, что конюшня, где содержались мои лошади, была совсем рядом и место для его Ики, можно было найти.
   Между прочим, квартиры в средней ценовой политике, спросом пользовались и в свободной сдаче находились недолго, поэтому, быстро оформив договор, освободили Нику квартиру и в тот же вечер переехали. Торговый центр работал допоздна, так что уже к полуночи могли смотреть местный телеканал, ночью спать на новой, но пропаренной утюгом постели, а утром Марта в постель (впервые в жизни) получила чашечку капучино.
   Что делает человека счастливым? Да, маленькие радости, которые доставлять, порой, совершенно не обременительно. Вот и Марта, счастливая - до упадения. Вчера, например, возвращался домой из стрельбища и, проезжая мимо цветочного магазина, за три единицы денег купил одну красную розу, правда, дополнительно к ней докупил узкую, высокую вазу. В-общем, мелочь, которая забрала у меня пару минут времени. А вечером эта роза, находясь на комоде у входа в квартиру, встречала хозяйку. Как охарактеризовать ее эмоции, которые на меня хлынули, не знаю, ничего подобного раньше не ощущал. Впрочем, раньше вообще никаких эмоций ТАК не ощущал, эмпатических способностей не было.
   Еще в эти дни часто ездил на стрельбище и помогал пацанам выезжать лошадей. Кстати, Марта загорелась набраться опыта в верховой езде и распираемый от гордости Ванька, назначенный учителем, ее тренировал и обучал уходу.
   В тот день на пострелялках встретил Генриха с пукалкой под пистолетный патрон. Наблюдая со стороны, обратил внимание на его выдержку, плавность движений и точность боя. Он специально стрелял в сторонке под сильным боковым ветром, результаты, на удивление, были хорошими. Молодец, имеет определенный потенциал, снайпера из него можно было бы воспитать. В отношении будущего этого парня, у меня стали формироваться определенные мысли.
   Возвращались вместе, он выезжал одну из скаковых. Проезжали мимо его дома, он должен был оставить карабин, пообедать и завезти обед Ваньке. Получил приглашение войти и, с удовольствием согласился, надо же посмотреть, как живет мой будущий (правда, он еще об этом не знает) человек.
   Домик стоял недалеко от центра города, но примыкал к какому-то заснеженному пустырю, гектаров пять-шесть.
   - А почему здесь такой угол, никто на участке ничего не построил? - спросил у него.
   - Там болото и ручей, никому он не нужен. Возле порта много участков, хоть и далеко от центра, но там все строятся. А папа поставил здесь дом, потому, что сразу за болотом заводь, там у нас лодка и там рыбы много. Мы даже сейчас, подо льдом, щуку ловим. Большууую.
   Домик из красного кирпича был двухэтажным, аккуратным, островерхим, но не большим, чисто в альпийском стиле. Катался когда-то с друзьями на лыжах и такую архитектуру встречал там сплошь и рядом. Да и здесь, на этой планете тоже, большинство именно так строит. За невысоким штакетником виднелся убраный от снега дворик; сад был немолодой, но ветви расчищены. Рядом стояла какая-то хозпостройка, видно, сарайчик или конюшня.
   Мы спешились, и Генрих открыл ворота, лошадей подвели к коновязи и отпустили подпруги. Карат закосил на меня глазом, мол, куда это ты, хозяин, меня привел, в незнакомое место? В окне увидел движение, кто-то выглядывал.
   В прихожей лежал затертый, но чистенький коврик; в комнате мебель была далеко не новой, с оббитыми, но подкрашенными углами. Чувствовалось, что достатка в этом доме нет, однако, общее впечатление от увиденного, было благоприятным.
   Нас встретила миловидная женщина, лет сорока, чем-то похожа на мою старшую сестру Машу, но очень бледная и слишком тощая. Одета была в халат, типа кимоно и домашние туфли, взглянула на меня насторожено. В этот дом, видно, посторонние заходят редко.
   - Мама! Мама! Это - герр Пауль. Герр Пауль! А это - моя мама.
   В ее глазах возникло понимание и она, вдруг, улыбнулась.
   - Анна, - представилась, стеснительно оправив кимоно, - Простите великодушно за внешний вид, не надеялась, что нас посетит столь достойный господин, очень приятно познакомиться. Дети так много хорошего о вас говорят.
   - Оставьте церемонии, госпожа Анна, мне самому приятно познакомиться с мамой этих хороших ребят.
   - Мама! Кушать давай! - бесцеремонно крикнул Генрих из комнаты, где слышался звук текущей воды.
   Мы вымыли руки, и она усадила нас за стол, очень переживала, что, возможно, ее стряпню и кушать не захочу. Если бы безалаберный сын предупредил заранее, она бы мол, запекла кусочек мяса.
   На обед подали рыбный суп (не уха) и щуку тушенную, с овощами. Что говорить, опытная хозяйка, все - очень вкусно, о чем заявил и искренне поблагодарил.
   - Госпожа Анна, - все же решил свои идеи начать претворять в жизнь, - Как вы смотрите на то, что мы призовем Генриха на полтора месяца в армию?
   - Генриха? - она на меня испуганно взглянула, а сам Генрих, недоверчиво глядя, замер со стаканом компота в руках, - Так он же еще маленький ребенок, ему только семнадцать с половиной, до призыва еще полтора года.
   - Эту проблему постараюсь решить. А вы знаете, госпожа Анна, что ваш маленький ребенок готовится этой весной отправиться в Дикое поле, совершенно не подготовленный, где случиться может всякое?
   - Знаю, - огорченно кивнула она, - Это из-за меня, из-за моей болезни.
   - Почему это не подготовлен, да я..., - Возмущенно начал Генрих, но пришлось его прервать.
   - Отставить, к твоему сведению, даже за полтора месяца, но армия многое может дать. Тем более, командовать парадом буду лично.
   - Да я совсем не против, буду только счастлив, если меня призовут, но мне надо работать... мамина болезнь.
   - Эту проблему тоже можно решить.
   - Как?! - воскликнули одновременно, - Вы не знаете, герр Пауль, денег нужно - очень много.
   - Знаю, мне Иан говорил. Помогу.
   За столом стало абсолютно тихо, все надолго замолчали и только переглядывались между собой.
   - А что взамен? - в конце концов, спросила Анна, но насторожено на меня смотрели оба. Ведь их уже жизнь хорошо поломала, они прекрасно знают, что никто просто так не даст и одну деньгу, а здесь - целых восемьдесят тысяч!
   - Ничего материального: ответственное отношение, добрая воля и честное слово ваших трудолюбивых парней. Хочу взять над ними шефство, они мне нравятся. Не переживайте, - чувствуя не проходящую настороженность хозяйки и возрастающее радостное возбуждение Генриха, поднял открытые ладони вверх, - Плохому - не научу и глупостям потакать не буду. По крайней мере, с паршивым карабином и на старой кляче, на которую он собирает деньги, в Дикое поле точно не отпущу. Если они только захотят, смогут и долг мне вернуть и на достойную жизнь заработать и... маму замуж выдать.
   - Ой, такое скажете, - ее бледные щеки слегка порозовели.
   - Хочу! Герр Пауль, я с вами, на все готов! Все, что скажете, мы с Ианом все сделаем!
   - Вот видишь, парень, как все отлично решилось.
   Глаза Анны резко покраснели, из них ручьем хлынули слезы.
   - А я умирать собралась. Боялась только, что пойдет мой мальчик с какими-то чужаками в рейд и сгинет, как отец его, а Иан останется один, - и взахлеб разрыдалась. Она действительно, давно приготовилась к смерти и смирилась с этим. Сейчас же испугалась другого, - надежды на жизнь.
   - Мама, ну мамочка! Перестань! - к ней подбежал Генрих и крепко обнял.
   - Все! Хватит! - мне от ее эмоций стало не по себе, - Сами поели, а там Иоанн голодный, забыли о нем!
   - Да-да! - Анна вскочила, подавляя всхлыпы, и стала платочком вытирать слезы, - Мой мальчик голодный, сейчас все приготовлю.
   - Не нужно готовить, его Генрих сменит, и он через полчаса будет дома, - поднялся из-за стола и направился к вешалке с верхней одеждой, - Жду вас, госпожа Анна, завтра в десять утра у эльфийской клиники.
   Из дома решил свалить по-быстрому, не могу спокойно терпеть ни женских слез, ни причитаний. Вышли на улицу, подтянули лошадям подпруги и отправились в конюшню.
   Сегодня назначена встреча с неболтливым ювелиром, к которому рекомендовал обратиться, как это ни странно звучит, Ванька. Мальчишку на-побегушках из конюшни, клиенты часто не замечают и внимания вообще не обращают. А он слышит и впитывает массу новых знаний, особенно, если они периодически повторяются и при этом, парень ничего не забывает. Естественно, что он стал носителем некоторой информации, о которой знают немногие деловары города.
   В моих планах на недалекое будущее, было желание сделать одной женщине подарок, не только безделушку, которую уже приготовил, но что-нибудь посерьезней. На мой вопрос, не знают ли ребята, где здесь поблизости ювелирные мастерские, Ванька тут же спросил:
   - А Вам какой ювелир нужен, герр Пауль, разговорчивый или молчаливый? - после этих слов, я чуть в осадок не выпал. Оказывается, Ванька знает о двух ювелирах то, что они сами хотели бы сохранить в тайне.
   Одного из них, Абрама Маркса, посетил сразу же. Перед этим отобрал из пакета с золотыми изделиями, на мой взгляд, два самых шикарных гарнитура: один - из белого золота, перстень и сережки с бриллиантами, и второй - в желтом золоте перстень, сережки и кулон, все с крупными изумрудами. Первоначально он посчитал, что я хочу их продать и, внимательно рассмотрев, сходу предложил за первый сорок тысяч, а за второй - шестьдесят. Пожилой ювелир был ментально закрыт, но все равно понятно, что это не более, чем полцены. Отрицательно покачал головой и сказал, что пришел не для этого. Попросил внести изменения в огранку всех камней, а к каждому изделию добавить какой-то новый элемент, например, дубовый листочек.
   - Так вы говорите, сменить внешность? - он понимающе покивал головой. Около часа рассматривал изделия и работу сделать согласился без лишних слов. Да, на Земле вряд ли бы приняли подобный заказ от постороннего человека.
   - Дубовые листочки будут выглядеть немного тяжеловато, - поправил меня ювелир, слегка картавя, - Не в смысле веса, а в смысле эстетического содержания. На белый гарнитур можно добавить маленькие трилистники: два на перстень и по одному на сережки. На мочках уха смотреться будут неплохо. Что же касается изумрудов, то любые добавки металла только порушат красоту ансамбля. Здесь лучше всего изменить завитушки на оправах, а под кулон цепочку с другим плетением нацепить.
   - И сделать на внутренней поверхности каждой вещи маленькое клеймо, - подал ему бумажку, на которой русскими буквами было написано: ППК.
   - Сделаю.
   - И уложить все это в красивые футляры. Все.
   - Сделаю. С вас двенадцать тысяч, деньги вперед.
   Да, знал, что будет дорого, но не думал, что настолько. Впрочем, не возмущался и не торговался, вытащил жизняк и оплатил. Перечисление денег прошло без проблем.
   А вчера забрал у него оба гарнитура. Не знаю, стали ли они лучше, они и до этого были прекрасны, но то, что внешне изменились, это факт. Но теперь-то точно знал, кому именно достанется эта красота.
   - Герр Абрам, - решил рискнуть, - У меня есть еще золотые изделия, вот их хотелось бы продать.
   - Они подобны тем, с которыми я работал?
   - Нет. С камнями есть, но ничего серьезного.
   - И сколько там таких изделий?
   - Около четырех с половиной килограмм.
   - Хм, хм. Хорошо, приносите завтра ближе к вечеру, будем посмотреть.
   - И еще, герр Абрам, сегодня мы с вами сделали хороший бизнес, - поправил на поясе оба Глока и кивнул на дверь, за которой ощутил двух мордоворотов, угрозы от них не чувствовал, но настороженность была, - Надеюсь и завтра, мне не придется разочароваться, и все мы будем живы и здоровы.
   - Молодой человек, - сказал дедушка по-русски, - Ви думаете старый Абрам вижил из ума и больной на всю голову? Нет, он прекрасно знает кто ви, он читает газеты. Старый Абрам видел много разных фильмов, но в кине, о котором ви подумали, сниматься не будет. Ви меня уважяете, я - вас уважяю, мы с вами уважяемые люди, - он снял с головы обруч с лупой и вытер лысину огромным носовым платком, - Жду вас завтра к четырем часам вечера.
   И вот это завтра - наступило. Никто никого не обманул. По крайней мере, предложение дедушки Абрама меня вполне устроило: металлолом оценили в девяносто тысяч, а все оставшиеся камни - в семьдесят две. С жизняка на жизняк платеж не прошел, поэтому мы вместе сходили в банк и к моим оставшимся миллиону ста семидесяти тысячам с копейками, добавилось сто шестьдесят две тысячи.
   Дома во Фляге еще остались золотые монеты на двести семьдесят семь тысяч, но они не поржавеют, это - настоящая наличная валюта. Ну а лошади, Вещи и оружие - подождут. Здесь, как говорил актер Этуш в знаменитом старинном фильме 'Кавказская пленница' - Торопиться не надо.
  
  
  
   * * *
  
  
   Оформить призыв на службу в армию добровольца Генриха Шредера, как будущего штатного снайпера спецподразделения Объединенного штаба, для меня не составило никакой сложности, поэтому. Буквально на следующий день посыльный комендатуры доставил ему повестку.
   Личный состав разместили в трехэтажной казарме Венской бригады. Ее планировка была непривычной: на каждом этаже вдоль центрального прохода шли отдельные комнаты, слева и справа. В каждой из них размещались одиннадцать коек для бойцов штатного отделения, в том числе, пять - двухъярусных и одна отдельная, для комода. Два таких помещения и маленькую каптерку, передали на полтора месяца в наше распоряжение.
   Майор Здунек выдернул на сборы не каких-нибудь с-бору-по-сосенке, а настоящих профессионалов. Были откомандированы по четыре штатных бойца из разведподразделений всех трех бригад, а так же семеро резервистов - тоже не человеки-с-улицы, из них двое - Венские полицейские и оставшиеся трое - из различных охранных фирм.
   Все - люди разные, попали в этот мир не по своему желанию, а точно так же, как и большинство - по воле непреодолимых обстоятельств. Но кое-что их объединяло: там, на Земле, они хоть и служили в разных армиях мира, но были профессионалами войны. И еще. Никто из них не вспоминал свою бывшую жизнь, большинство обзавелись семьями и детьми, нашли здесь свою новую родину и, в отличие от меня, возвращаться никуда не собирались.
   Несмотря на разность характеров, свояк свояка видит издалека, народ освоился быстро. Ознакомившись с личными делами, без подсказок начальства сформировал четыре группы и назначил четверых унтер-офицеров их командирами, а обер-фельдфебеля Алекса Крюгера, призванного на сборы из состава егерей Мюнхенской бригады - временно исполняющим обязанности помощника командира отряда.
   Утвержденным планом-графиком занятий, основное внимание уделялось не теоретическим вопросам, а практическим действиям: выдвижению подразделения на дальние подступы к анклаву, рекогносцировке и элементарной съемке 'ничейной' местности, боевому слаживанию, с выполнением положенных тактических приемов, как всего отряда, так и отдельных разведывательных групп.
   За полтора месяца мы осуществили шесть дальних рейдов, на расстояние от восьмидесяти пяти до шестисот километров, в основном, на стыки зон влияния всех трех бригад. Вездеходы-снегоходы, на всем протяжении этих многодневных переходов показали себя отлично. Но особую радость в работе вызывало использование четырех артефактов - Телефонов и четырех, по одному на каждую группу, беспилотных летательных аппаратов. По идее, они летать не должны, то есть, на территориях с частыми аномалиями не должен работать электронный блок управления. Но здесь он имел какой-то совершенно непривычный внешний вид - небольшая металлическая коробочка с двумя разъемами. Какая там внутри электроника и как это все работает - не понятно, но БЛА летал и выполнял свои функции прекрасно. В результате, на огромной штабной карте исчезло четырнадцать белых пятен.
   Нам было известно, что командование бригад отпускало своих лучших бойцов на сборы неохотно. Получив обратно группы егерей с высокой степенью боевого слаживания, массивом новых разведданных, а также, прибывших на вездеходе и оснащенных беспилотником со съемочно-передающей аппаратурой и тепловизором, все трое бригадных генерала были в высшей степени довольны: они, наконец, от объединенного штаба получили практическую и действенную помощь. Теперь все знали, что в течение последующих двух лет подобная оснащенность утроится.
   Нельзя сказать, что эти полтора месяца были для меня праздником души. Дальние и длительные рейды в Дикое поле по зимней целине, где пути подходов и отходов засыпаны сугробами, сон в термомешках прямо на снегу, выматывают и напрягают неслабо и душевному равновесию не способствуют. Но, все же, от нахождения в адекватной среде профессионалов, быстро слаженной команде с понятными взаимоотношениями, получил немалое удовлетворение.
   Во время близкого общения с людьми, постиг многие знания о мире, в который попал: об анклавах Землян, территориях обитания аборигенов, а так же о нелюдях, дикой фауне и измененных тварях и мутантах. Здесь же впервые узнал о существовании настоящих домовых, об их трудолюбии и беззаветной преданности дому, а так же о 'меченных', то есть, людях, получивших внешние изменения тела или некоторые сверхспобности, или то и другое вместе.
   Вот, куда ходить на охоту, теперь точно знаю; в рейдах наблюдал немало диких животных, иногда, целые стада травоядных и стаи хищников. Однако, на глаза не попадалась ни одна мутировавшая тварь, возможно, завидев снегоходы, они успевали прятаться, а возможно, что более правдоподобно, большинство из них зимой впадает в спячку. Говорят, всякая гадость начинает лезть наружу и Дикое поле становится опасным, когда немного потеплеет. Впрочем, тогда же выходят на большую дорогу промышлять и другие твари - бандиты и грабители, как в человеческом, так и в орочьем обличии.
   В любом мире, любители легкой наживы - бессмертны. Их ежегодно отлавливают, отстреливают или вырезают но, постоянно переселяются с Земли новые и новые люди, очень часто не совсем законопослушные, а также подрастает молодая воинственная поросль среди аборигенов, которые в грабежах видят смысл жизни, и начинается все по-новому. Приходит весна, и они вылезают опять; зимой, конечно, тоже шухерят, но гораздо реже.
   За весь период сборов, личный состав в казарме отдыхал всего лишь девятнадцать дней. Впрочем, отдых - мягко сказано. Кроме обычного подъема (к моменту которого прибывал лично), обязательного физо, занятий по рукопашке и стрельбищ, майор Здунек устраивал разбор рейдов, а также проводил штабные учения по воссозданию штатных и разрешению нештатных ситуаций.
   Первоначально, обер-фельдфебель Крюгер зашугал рядового, или как правильно это звание здесь звучит, солдата Генриха Шредера по нарядам, как самого молодого салабона. Пришлось поговорить с бойцами и рассказать, кого бы из него хотелось слепить. Тогда-то снайпер Валдис, егерь Венской бригады, стал его наставником и к делу, кстати, подошел жестко.
   - Понять, из чего у мужчины яйца, можно только под обстрелом, - частенько говаривал он и заставлял Генриха ползать под огнем пяти автоматов и пении снайперских пуль. И тот после первого же концерта обмочился, но ребята над ним не смеялись, а Валдис хлопнул по плечу и сказал, - Не переживай, парень, когда в лицо попадут брызги крови и мозгов того, с кем только что делил кусок хлеба, это со многими случается. Боязнь и трусость - это совсем разные вещи; не страшно, если обгадилось тело, страшно - если обгадится твоя душа.
   И сейчас, несмотря на окончание периода сборов, Генриху предстоит шуршать еще полтора месяца в Венской бригаде, правда, Валдис возмущался, что за оставшееся время ничему толковому обучить не успеет.
   Все дни были насыщены событиями, и время пролетело незаметно.
   При подведении итогов, подразделение получило хорошую оценку командования и дополнительные премиальные к денежному довольствию, которые народ единогласно решил спустить в кабаке.
   Мне по должности не положено пьянствовать вместе с подчиненными, но зайти на несколько минут и поднять полбокала вина за успех и удачу тех, с кем бок обок провел полтора месяца, посчитал необходимым. Тем более, что если вначале бойцы восприняли меня настороженно, то по прошествии пары дней, стали относиться правильно: не только с точки зрения субординации, но и с точки зрения понимания моих требований и команд.
   Когда прощался, ощутил их эмоции и понял, моя репутация сложилась, она неплохая, и в таком виде будет распространена в среде тех, с кем придется работать в дальнейшем.
   Сам я тоже, сабантуй не зажал. По рекомендации майора Здунека, организовал в офицерском клубе вечерний коктейль для офицеров штаба и комендатуры. С дамами. И живой музыкой.
   Как это ни удивительно, но пришли, ангажируя жен и девушек все приглашенные. Даже генерал Функ, хотя пришел один и присутствовал недолго, всего с полчаса. Оказывается, здешний народ любит красиво отдохнуть и вкусно покушать, особенно на шару, поэтому, обычным коктейлем не обошлось и к двум часам ночи от четырех с половиной тысяч денег, полученных у казначея за полтора месяца службы, осталась сущая мелочь. Но, все это ерунда, главное - имидж, и мне было приятно в конце вечера прощаться с людьми, которые хоть и были под шофе, но уходили с чувством удовлетворения и благодарности.
   Проводив последнюю пару и рассчитавшись по счету, мы с Мартой на уставших от танцулек ногах, но с хорошим расположением духа под редко падающими снежинками, пешком отправились домой.
   На такой благоприятной ноте завершился мой самый первый шаг вхождения в местное общество.
  
  
  
   * * *
  
  
   Действительно, по местным меркам считаюсь человеком далеко небедным, даже, совсем наоборот. Но кто сказал, что людям богатым жить хорошо? Не верьте!
   Лень ленится, от ничегонеделанья становится тоскливо. Правда, дважды отвлекался. Один раз ездили с Ванькой на охоту: из дробовика картечью трех гусей взял на перелетах, а второй - ходили на рыбалку: надергали по десятку щук. Ваньке крупных, от четырех до шести килограмм, попалось три, а мне всего одна, остальные - карандашики. Вот и все заботы-развлечения.
   Сидя дома за рабочим столом, лениво посматривая в окно, в который раз сверял ориентиры карты, которая досталась от отправившегося на суд Божий семейства Мюллеров, с имеющейся у меня в ноутбуке штабной. Некоторые моменты совсем не совпадали, однако, будущий маршрут уже намечен, - по ходу дела разберемся.
   Через недели три-четыре отправимся. Со мной точно пойдет Генрих и, предположительно, Ник. Предположительно потому, что он уже почувствовал совсем другую правду жизни и бродить по дикой природе, вдалеке от удобств, комфорта, вкусной пищи и запаха женщин, у него нет никакого желания, но молчит и мне отказать не может. Честно говоря, брать его не хочется, человеку с подобным настроем, каким бы он хорошим ни был, до конца доверять нельзя. А может, ну его? Он сейчас носится с идеей создания собственной строительной фирмы, пусть бы и занимался своими делами? Ладно, посмотрим.
   Конечно, полноценным звеном можно решать многие задачи, поэтому, вдвоем выходить стремно, но и посторонних брать с собой не буду. Нельзя доверяться чужим людям.
   В окно ярко светило солнышко, росчисти снега давно растаяли и улицы стали совершенно сухими.
   Весна. Природа проснулась, почки на деревьях лопнули, а газоны укрылись невысокой зеленой травой. Небо, бывшее ранее серым, посветлело, воздух стал прозрачным, а его пьянящий запах возбуждал душу. А тело требовало действия, но ничем серьезным занять себя не удавалось. Было скучно. Нет, нельзя сказать, что все дни напролет лежал и бездельничал, но почти. Почти.
   Сразу же после прохождения службы, было официально зарегистрировано охранно-детективное агентство и получена соответствующая лицензия. Однако, глупо было бы надеяться, что кому-то понадобятся мои охранные или сыскные услуги но, главное, относились ко мне отныне, как к нормальному члену общества.
   Образ жизни вел привычный, на физо подымался, как положено, ежедневно и своевременно. Марту, кстати, после жалоб на боль в ногах во время танцев, стал выгонять на совместную пробежку. Первые дни она, конечно, бурчала и ругалась, но через неделю тщательно исследовав в высоком трюмо любимое тело свое, не просто смирилась, а стала яростным поклонником здорового образа жизни, плюс оплатила годичный абонемент на трехразовое посещение плавательного бассейна. Поплавать она любила.
   Еще постоянно помогал Ваньке с выездкой оставшихся лошадей. В прошлую субботу, на самой первой весенней ярмарке, продали испанцам трех верховых и четырех вьючных. Денег подняли неслабо - сто сорок две тысячи. Почему не всех лошадей продал? Во-первых, уж очень хвалил Ванька этих полукровных кобылок, говорил, что они не хуже Ики. Во-вторых, ...да для них и оставил, для пацанов.
   Имел неосторожность сказать, что ближе к лету отправлюсь с Генрихом в Дикое поле, так после этого заколебал Ванька и меня, и маму свою многократно: хочется ему с нами, и все тут. Лично я его тогда отшил, сказал, что молод. Хотя, парнишка он настырный, трудолюбивый и шустрый, пистолетом и карабином пользуется вполне успешно, на стрельбище сам видел. Ну и с лошадьми... Даже не знаю, кто кого больше любит, он их или они его.
   С госпожой Анной, после ее лечения, встречался дважды. Первый раз - у эльфийской клиники, сразу же после лечения, где выслушал миллион благодарностей и обязательств в вечном долге и преданности, а второй - в прошлый понедельник, утром, рядом с моим домом. Подкараулила меня и сделала вид, что встреча произошла случайно, но я-то чувствовал и видел ее насквозь. Выглядела неплохо, несмотря на возраст. На узника Бухенвальда уже не смахивала, даже щеки порозовели.
   - О! Герр Пауль! Какая неожиданность, я так рада Вас видеть!
   - Здравствуйте, Анна. И называйте меня просто, Пауль. Вы отлично выглядите, такая интересная женщина!
   - Вы шутите, - смущенно опустила глаза, но автоматически поправила прическу и кокетливо повела головой.
   - Нет, не шучу. Вы действительно очень симпатичны. Давайте присядем? - показал рукой на рядом стоящую скамейку.
   Особого тепла еще не было, но весна набирала обороты, и на улице было вполне комфортно, свежо и сухо. Мы уселись, и она немного рассказала о себе, что здоровье полностью восстановилось, сейчас опять пошла на прежнее место работы, кулинаром на фабрику полуфабрикатов какого-то Мейера и жизнь потихоньку стала налаживаться.
   - Знаете, Пауль, мои мальчики с самого детства вели осознанный, взрослый образ жизни, да и детства, как такового у них не было совсем. Они пошли в моего папу, тот таким же был, целеустремленным и самостоятельным. Последние годы жили очень плохо, дети работали, как могли, за мной ухаживали, ведь я, поверьте, даже ходить не могла, а при нашей первой встрече еле за столом высидела.
   - Простите, не знал.
   - Уже не страшно. Это счастье, что вы тогда пришли. Спасли меня и мою семью.
   - Не стоит благодарностей, считайте, что я так поступил из корыстных побуждений, ваши парни в будущем отработают.
   - Не преуменьшайте своих достоинств, я знаю, из каких побуждений вы так поступили, - она серьезно на меня посмотрела, - Почему-то многие знакомые за все время моей болезни не то, что не помогли, даже в гости заходить перестали. А вы вдохнули в меня жизнь, а детям дали перспективу, и мы вам бесконечно благодарны. Ген вчера был в увольнении, прошло всего два с половиной месяца, а он так вытянулся, окреп, прямо настоящий мужчина. И все благодаря вам.
   Сидел рядом с ней и купался в ауре положительных чувств и благоприятных эмоций, но недаром она меня выловила, что-то ее беспокоило.
   - Мне лестно слышать подобные слова, Анна, но вас что-то волнует, не правда ли?
   - Да, меня волнует Иан. Он сейчас вечерами дома один, ему скучно, а с тех пор, как я вылечилась и исчезла необходимость ухода за мной, он вообще не знает, куда себя девать. Этим походом за артефактами, мне ежедневно морочит голову, а когда вы отказались взять его с собой, мучится и ходит сам не свой.
   - Правильно, мы не в скаутский культпоход собираемся, там очень даже опасно, поэтому, так и сказал, что молод он еще. Пусть еще годик побудет дома, вам чего-нибудь поможет.
   - Признаюсь, всю жизнь была самым большим противником любых похождений в Дикое поле, там погиб мой муж, отец наших детей, - она склонила голову и с минуту молчала, затем, внимательно посмотрела мне в глаза и продолжила, - Вы, наверное, знаете, что эта планета может очень сильно изменить человека. Не только внутренне, но и внешне. Встречаются даже люди, обросшие шерстью или с волчьими головами. Вот и со мной после лечения что-то случилось, но это строго между нами, не хочу, что бы об этом узнали в обществе, а довериться вам мне просто необходимо.
   - Анна, меня совсем не прельщает быть хранителем ваших семейных секретов, но если необходимо...
   - Необходимо.
   - Хорошо. Все, что вы скажете, обещаю сохранить в тайне.
   - Знаете, Пауль, с тех пор, как выздоровела, стала замечать за собой интересные вещи. Увидела нашу кошку, и откуда-то знаю, что у нее будет четверо котят - трое полосатиков, а один абсолютно белый. Увидела соседскую девочку, а перед глазами ее правая покрасневшая нога и перелом. Даже подсказала ей, что бы была внимательней на гололеде. Увидела в окно одного знакомого мужчину, и знала, что он свалится с лошади и повредит позвоночник. Так вот, все о чем я говорю, - случилось. В субботу видела супругу этого мужчины, та и рассказала о случившемся, и что эльфы позвоночник уже восстановили.
   - Действительно, интересные вещи. И как далеко вы видите?
   - Недалеко. Но глядя на своих детей, знаю точно, что рядом с вами им будет нелегко, но они будут живы и здоровы. Возьмите с собой Иана, а?
  
  
  
  
  
   Глава 3
  
  
  
  
  
   Просыпается новый день. На востоке вот-вот появится солнце и подует легкий ветерок. Пройдет совсем немного времени и следы, в виде двух дорожек, образовавшихся на ярко-зеленой весенней траве от сбитой копытами лошадей утренней росы на теле бескрайней степи, высохнут и исчезнут.
   Караван, состоящий из свежих и сытых трех верховых, в связке с вьючными, хорошо загруженными седельными сумками лошадьми, под предводительством гордого Карата, двигался за горизонт по душистому ковру из разнотравья и разноцветных больших и маленьких цветов. Умышленно растянув дистанцию, следом за мной трусил новоявленный снайпер Ген, а замыкал процессию его брательник Ванька. Я их так и называю.
   Да-да! От услуг Ника, к взаимному удовольствию, отказался, но дал задание подобрать мне участок под застройку дома. А Ваньку взял с собой, правда, три недели гонял, как сидорову козу, и на стрельбище и в поле. За эти дни он сжег столько моих патронов, сколько не держал в руках всю свою жизнь. Не скажу, что результаты мне сильно понравились, но и не огорчили. Из мальчишки будут люди.
   Ребят оснастил и вооружил нормально. Ваньке выдал швейцарские стволы: пистолет SIG P-250 и автомат SIG SARP под патрон 7,62*51, со сдвоенным коллиматорно-оптическим прицелом. А Ген получил американское оружие, он возжелал заиметь все наследие бывшего снайпера, с правом выкупа. Да пускай берет! Навесили на него, как на новогоднюю елку: крупнокалиберную снайперскую винтовку - VR1 с двумя сменными стволами под патроны калибра .338 Lapua Magnum и .505 Gibbs, пистолет-пулемет TDI Kriss Super под глоковский магазин на тридцать патронов, и оба пистолета Glock, 21-й и 30-й, компактной модели, все под 45-й калибр. Заставил тренироваться со всем этим, на протяжении недели, по несколько часов в день. Так же оба получили соответствующие разгрузки и по кехлеровскому боевому ножу. Бинокль выдал только Ваньке, а мне и Генриху с нашей оптикой, он без надобности.
   Кроме того, каждому выдал необходимые в дороге артефакты: лечебные амулеты для заживления тканей в виде пластинок на цепочке - Мясо и Кость; для очистки воды - Чистильщик; для снижения шума и звуков - Глушитель; по три Сигналки на брата, которые срабатывают при пересечении охранного периметра, а так же, Клей и Иглы, для ремонта одежды, обуви, сбруи и металлической оснастки.
   Патронов тоже не пожалел, пусть лучше останется, чем не хватит. Пистолетной девятки взяли две сотни штук, сорок пятого калибра - сто пятьдесят, винтовочных патронов, калибра 308 (дополнительно к комплектам снаряженных магазинов) - две пластиковые упаковки по пятьсот штук и всего по сотне оставшихся патронов под снайперские стволы.
   Лично для себя ничего, кроме привычных двух Глоков и 'немца', не брал. Зато у майора Здунека выцыганил полкило пластида, десяток обычных капсюль -детонаторов и кусок бикфордова шнура.
   А вот со связью плохо. Ну, не работает здесь электроника! Впрочем, применяемый в армии язык жестов, пацаны усвоили хорошо.
   Сегодняшним утром наступил восьмой день пути. Да, ровно неделю назад, с восходом солнца мы отправились в свой первый военизированный бизнес-поход.
  
  

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"